Военная база в Гюмри, как и Габалинская РЛС, не несут угрозу странам региона

К визиту президента России Дмитрия Медведева в Азербайджан известный российский политолог, президент «Ливадийского клуба» Игорь Шатров в эксклюзивном интервью  дал оценку нынешнему уровню российско-азербайджанского сотрудничества и видение того, как в России воспринимают европейский вектор внешней политики Азербайджана.

— Игорь Владимирович, через несколько дней президент России Дмитрий Медведев посетит с визитом Азербайджан. О чем будут говорить президенты, и каких результатов от переговоров стоит ожидать?

— Темы предстоящего визита не являются секретом. О них сообщил министр иностранных дел России Сергей Лавров. Это значит, что и результаты предсказуемы. На мой взгляд, сам факт такого детального раскрытия информации о ходе предстоящих переговоров говорит сам за себя. России и Азербайджану нечего скрывать, они открыты миру, наши страны с уверенностью смотрят в будущее своих отношений. Именно в такой  предсказуемости отношений и кроется их результативность. Действительно, связи между нашими странами уже долгие годы находятся в стабильно хорошем состоянии. Поэтому в ходе очередного визита в Азербайджан Дмитрия Медведева никаких революционных событий не ожидается. В том смысле, что между нашими президентами и правительствами ведется постоянный диалог, а подобные встречи на высшем уровне необходимы для того, чтобы сверить часы и закрепить наработанное, а если это требуется, придать дополнительный политический импульс экономическим отношениям, либо расставить определенные актуальные акценты. Ведь наши президенты общаются и в рамках других международных форматов, а не только в ходе официальных визитов. У них очень интенсивный режим личного общения – встречи происходят несколько  раз в год.

Дело в том, что отношения между Россией и Азербайджаном не развиваются скачкообразно, рывками, они спокойно эволюционируют, и мы можем гордиться такой стабильностью. Тем не менее, как уже сообщил Сергей Лавров, в ходе визита в Баку состоится подписание важного и долгожданного документа, который готовился не один год — Договора о государственной границе. Делимитация границы наконец-то завершена, и подписание Договора  снимет остававшиеся нерешенными вопросы, что, как следствие, позволит поднять наши связи на новый уровень. Это основная тема визита. Потому что очень важным условием в отношениях между соседними странами является отсутствие территориальных споров. В Азербайджане в силу ряда известных причин этот вопрос особо остро ощущается.

Договор о госгранице, как я уже сказал, ценен сам по себе, но, кроме того, принципы, заложенные в его основу, открывают новые возможности для торгово-экономического сотрудничества между странами. В частности, в ходе визита будет подписано и вытекающее из положений Договора Соглашение о рациональном использовании водных ресурсов реки Самур. Оно подразумевает реконструкцию автодорожного моста через реку и совместное использование ее водных ресурсов Россией и Азербайджаном.

Договор о госгранице между нашими странами важен и с точки зрения обеспечения  региональной и международной безопасности. Протяженность российско-азербайджанской сухопутной границы составляет около 350 км. Причем с российской стороны это Дагестан — регион, ситуация в котором сейчас вызывает определенное беспокойство у федерального Центра. В этой связи сотрудничество Москвы и Баку по предотвращению трансграничной международной преступности и терроризма, транзита идей радикального ислама, наркотиков и оружия является важнейшим элементом укрепления безопасности на российском Северном Кавказе и в Кавказском регионе в целом. Насколько я это вижу, по названным вопросам у президента России Дмитрия Медведева присутствует полное взаимопонимание с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Россия благодарна азербайджанской стороне за ту работу, которую она проводит на этом направлении.

Но, повторюсь, готовящиеся к подписанию документы способны дать новый импульс и торгово-экономическим отношениям между нашими странами. Именно это должно также стать зримым итогом встреч на высшем уровне в Баку. Экономические связи немного пострадали в период кризиса, и сейчас необходимо вначале их вернуть на докризисный уровень, а затем и поднять на новую ступень. В сфере экономического сотрудничества, полагаю, будет обсуждаться ход выполнения достигнутых нашими президентами в прошлом году договоренностей, в частности, в газовой и электроэнергетической отраслях.

Ну и конечно, на переговорах невозможно обойти гуманитарную сферу, которая всегда была широко представлена в отношениях России и Азербайджана. Это не удивительно. Исторически сложилось, что русская диаспора в Азербайджане и азербайджанская диаспора в России являются весомыми факторами, влияющими на межгосударственные отношения. В центре обсуждения президентов, как сообщил глава российского МИДа, будут вопросы проведения в сентябре 2011 года в Баку II Международного гуманитарного форума. Это мероприятие имеет все шансы превратиться из форума двухстороннего, российско-азербайджанского, каким оно было в текущем году, в авторитетную международную гуманитарную площадку, которой не хватает региону.

— Президенты, наверное, не ограничатся обсуждением проблем двухстороннего сотрудничества. Вероятно, будут затронуты и другие темы, такие, как последствия для Азербайджана достигнутых между Россией и Арменией договоренностей о продлении срока аренды российской военной базы в армянском Гюмри. Некоторые наблюдатели связывают этот вопрос с ситуацией вокруг Нагорного Карабаха.

—  Уверен, что Россия не намерена оказывать военную поддержку Армении силами расквартированных в Гюмри войск в случае возобновления активных боевых действий на линии разделения. Такой вывод следует из любого официального заявления президента Дмитрия Медведева на тему нагорно-карабахского урегулирования. Не знаю, где и когда можно было услышать что-то иное. Российский президент – юрист по образованию, и он весьма аккуратен и юридически точен в высказываниях. И когда он говорит об обязательствах по защите Армении от внешней агрессии, которые возникают у России в результате двухсторонних договоренностей или в рамках взаимодействия в формате ОДКБ, мы должны помнить о том, что территория Нагорного Карабаха не является территорией Армении. При этом важно: данный постулат не подвергается сомнению и в Армении! Я думаю, бесконечные разговоры о российской угрозе могут инициировать только провокаторы, которые не заинтересованы в урегулировании проблемы.

Военная база в Гюмри имеет стратегическое назначение и, на мой взгляд, не может быть использована в локальных конфликтах. В то же время Москва, конечно, рассчитывает на понимание своей  позиции официальным Баку и подразумевает в своих расчетах невозможность попытки военного разрешения территориального спора ни с какой стороны. При самом худшем развитии событий – возобновлении вооруженной стадии армяно-азербайджанского противостояния – военное участие России в урегулировании возможно только на основе международных договоренностей и в составе международных миротворческих сил.

Вообще уже давно ни у кого не вызывает сомнения принадлежность данных территорий. И полагаю, что рано или поздно страны, вовлеченные в переговорный процесс, приступят к обсуждению технических вопросов. Думаю, что взвешенная последовательная позиция, которую занимает Азербайджан, те усилия, которые предпринимают его дипломатические службы, неправительственные организации, в итоге станут образцом деятельности по разрешению подобных конфликтов. Последствия признания Косово стали холодным душем для всего мирового сообщества. Опасность спровоцировать своими необдуманными шагами нежелательные процессы в других регионах планеты сейчас велика как никогда. Не сомневаюсь, что подходы к разрешению подобного рода проблем в скором времени будут пересмотрены и изменены, потому что прежние нормы и правила бесповоротно устарели. Они не учитывают изменившуюся международную конъюнктуру, давно уже отличную от той, которая складывалась в мире после окончания Второй мировой войны. Играть сейчас по правилам, написанным в середине прошлого века, все равно, что в эпоху Интернета и мобильной связи передавать послания от главы государства главе другой страны с посыльным на лошадях в запечатанном сургучом конверте. Это не смешно. Это опасно. Пока твой посланник доскачет из пункта А в пункт Б, ситуация в мире может измениться на прямо противоположную.

Возвращаясь к теме военно-технического сотрудничества России со странами Южного Кавказа, хочу напомнить о том, что на территории Азербайджана также находится стратегический военный объект, который арендует Российская Федерация. Это Габалинская РЛС. Представляет ли она угрозу для Армении? Нет! Считаю, что в той же мере и военное присутствие РФ в Армении не представляет угрозу для Азербайджана. Россия строго придерживается мандата Минской группы ОБСЕ и своей роли сопредседателя на переговорах. Азербайджанское руководство, кстати, занимает по вопросу Гюмри спокойную конструктивную  позицию. Даже больше. Напомню, что в начале августа Кабинет министров Азербайджана совершил шаг доброй воли, списав долг Габалинской РЛС перед энергетиками в размере почти 18 млн. долларов. Задолженность образовалась, как известно, еще до 1992 года, то есть до подписания договора об аренде. Тем не менее, эта проблема технического характера омрачала отношения. Как известно, в 2012 году истекает срок аренды объекта. Думаю, что вопрос пролонгации будет также обсуждаться нашими президентами. Поэтому я бы не стал обращать внимание на попытки ангажированных экспертов спровоцировать на пустом месте конфронтацию, если у высшего руководства наших стран присутствует консенсус по этим вопросам.

— Каким вам видится будущее российско-азербайджанских отношений? Как в России относятся к участию Азербайджана в программе «Восточное партнерство», других европейских и евроатлантических проектах?

— Межгосударственные отношения в полной мере можно считать дружественными, когда по большинству внешнеполитических вопросов у стран присутствует общая или схожая позиция. Это в полной мере относится к сложившимся между Россией и Азербайджаном отношениям, которые можно без каких-либо оговорок назвать отношениями стратегического партнерства. Наличие взаимопонимания по большинству вопросов позволяет нашим странам развивать сотрудничество по всем направлениям – политическому, экономическому, военно-техническому, гуманитарному. Россию и Азербайджан роднит одно общее кредо – последовательность, предсказуемость внешней политики, особенно на оси наших двухсторонних отношений. Поэтому качественное содержание отношений между нашими странами, степень дружбы не зависит от фамилий президентов, возглавляющих оба государства. Гейдар Алиев, Владимир Путин, Дмитрий Медведев, Ильхам Алиев являлись и являются в данном случае исполнителями воли наших народов, которые отношения между нашими странами иными, кроме как добрососедскими, представить не могут.

Азербайджан – региональная держава, связывающая Южный Кавказ в единое целое. На мой взгляд, формат «Восточного партнерства» узок для Азербайджана. Из всей линейки стран, так или иначе задействованных в проектах «Восточного партнерства» (Азербайджан, Грузия, Армения, Молдова, Украина, Беларусь), Азербайджан – единственный экономически сильный и – главное! – политически предсказуемый игрок, который не меняет курс своего движения на протяжении уже многих лет. (Даже Украина в данном случае проигрывает, так как она уже несколько раз за последние годы резко меняла свой внешнеполитический курс). Азербайджан давно перерос такие эрзац-проекты, как «Восточное партнерство». Я думаю, в России поняли бы стремление Азербайджана вступить в ЕС и даже приветствовали бы такую перспективу. Да и ЕС много получил бы от членства Азербайджана. Однако нынешняя конъюнктура, как известно, не предполагает такого развития событий. В ЕС сейчас не лучшие времена, связанные отчасти и с безудержным расширением союза на Восток, поэтому программа расширения приостановлена для всех, кроме балканских стран. При этом некоторые из вступивших в последние годы в ЕС стран явно были меньше готовы к стандартам Евросоюза, чем Азербайджан. Но, думаю, не стоит переживать по этому поводу. Грамотная политика руководства Азербайджана подкрепила естественные позитивные факторы (географическое положение страны, наличие энергетических ресурсов) реальными экономическими успехами. Азербайджан обречен на  роль локомотива Южного Кавказа, ведущего игрока Каспийского региона, что делает его не объектом, а влиятельным актором международной политики. Это всегда учитывали в России!

http://novosti.az/analytics/20100830/43520257.html