Иран — от санкций к войне.

28 июля этого года сенаторы Дж. Кайл (республиканец) и Б. Нелсон (демократ) встретились в Вашингтоне с участниками российско-американского «круглого стола» «Диалог США и России». Из бесед следовало, что если в отношении предстоящей ратификации российско-американского Договора СНВ-3 мнения законодателей могут разойтись, то по иранскому вопросу позиции на Капитолии едины. «Если санкции Совета Безопасности ООН не сработают, нужно военное решение», — сказал сенатор. Это была далеко не самая радикальная реакция на слово «Иран». Несколько ранее палата представителей конгресса приняла необязывающую резолюцию 1553, которую сразу же окрестили как «зеленый свет превентивному удару Израиля по Ирану». С ней в эскалации напряженности вокруг Исламской Республики Иран (ИРИ) был сделан новый заметный шаг. 16 августа экс-полпред США при ООН Джон Болтон заявил, что у Израиля остались считаные дни для удара по иранскому атомному реактору в Бушере, так как на 21 августа намечена загрузка в реактор ядерного топлива, которое должна поставить Москва. Ситуация накалена до предела. Стоит еще раз вспомнить события и детали последних событий, связанных с ИРИ, проанализировать и осмыслить сложившуюся обстановку и подумать, есть ли поводы и причины для начала очередной войны и чем все это может закончиться.

А. П. Чехов говорил: «Если в первом акте драмы на стене висит ружье, оно должно обязательно выстрелить в третьем акте». Сегодня против Ирана концент-рируются такие ресурсы военной силы и проводятся такие приготовления США и Израиля, что по законам драматургии и политтехнологий вопрос о выстреле в третьем акте, очевидно, почти предрешен. Имеется в виду не начать настоящую войну, в кризисные времена вряд ли кто-то может пойти на крупные военные расходы в целях демонстрации силы, а провести несиловую «презентацию военных возможностей»: мол, если недружественное государство не будет вести себя так, как ему велят, его ждет реальное применение военной силы. В американской администрации работают вполне реалистичные люди, которые официально выражают надежду на санкции, но не могут не понимать, что в случае с Ираном, как и в других случаях, ни санкции, ни следующий этап — военные угрозы не подействуют. Директор ЦРУ Леон Панетта в интервью телеканалу ABC News высказался определенно: на вопрос, повлияют ли санкции ООН на иранские ядерные амбиции, ответил: «Наверное, нет». А некоторые политики и политтехнологи говорят прямо — и санкции, и демонстрация военной мощи являются шагами на пути к войне. «Санкции — прекурсор для войны», — заявил еще в декабре прошлого года известный оппозиционный конгрессмен-республиканец Рон Поул. Об этом стоит задуматься всем, кто забыл, как обстояло дело с Ираком.

В России иранскому вопросу уделяется гораздо меньше внимания, чем на Западе. Очень жаль — речь идет о весьма возможной войне в самой непосредственной близости от наших границ с государством-соседом и неплохим партнером. Война может начаться в скором времени и, если она случится, затронет нашу страну очень серьезным и болезненным образом, как, впрочем, и другие государства. Опускаю известные факты нарастающей военной активности вокруг Ирана в 2010 году: небывало масштабное за последние годы постоянное курсирование авианосных, ракетоносных, подвод-ных и других крупных и средних кораблей США в Персидском заливе, военные маневры, установка средств ПРО и ПВО в Кувейте, государствах ОАЭ и др. Стоит отметить, что введенное санкциями СБ ООН право государств требовать «в случае обоснованных подозрений» досмотра иранских судов существенно повышает шансы на возникновение военного конфликта.

ДЕТАЛИ, ЗАСЛУЖИВАЮЩИЕ ОСМЫСЛЕНИЯ

—————————————-
На военную базу США на острове Диего-Гарсия завезены мощные высокоточные крылатые ракеты с тысячекилограммовыми боеголовками-пенетраторами Blu-117 для поражения специально укрепленных объектов. Такие же боеголовки предоставлены Израилю, а самолеты ВВС США приведены в состояние stand-by для выполнения задания по уничтожению в короткий срок объектов на территории Ирана. О готовности ВС Америки к боевым действиям любого масштаба против ИРИ неоднократно заявляли в последние месяцы ведущие американские военачальники.

Известно, что Барак Обама склоняется к тому, чтобы оставить в Ираке американский воинский контингент и далее после объявленного срока их вывода в конце 2011 года, что связывается не только с ситуацией в самой Исламской Республике, но и с использованием войск на случай войны с Ираном. Те же цели может преследовать усиление группировки боевых частей в Афганистане, вывод которых по планам намечено осуществить в 2014-2015 годах. Обсуждаются варианты действий войск США в случае критических ситуаций, в частности возможности применения ядерного оружия при окружении регулярными или нерегулярными иранскими войсками американской воинской части в Иране, Ираке или Афганистане.

В июле этого года на рассмотрение профильного комитета палаты представителей конгресса США внесен законопроект 5741 о введении в стране военного призыва граждан в возрасте 18-42 лет на время войны «для зашиты великой страны в случае угрозы национальной безопасности», то есть на всякий случай — всеобщая мобилизация. Не испытывая оптимизма насчет принятия этой инициативы, обозреватели подчеркивают другое — автор законопроекта конгрессмен Ч. Рейнджел известен как человек, хорошо умеющий улавливать настроения политиков и общественности.

Сообщение о том, что в румынских Карпатах разбился израильский военный вертолет, отрабатывавший методы боевых действий в незнакомой горной местности с прицелом на реальные действия в горах Ирана, прокомментировали палестинские СМИ: энтузиасты выяснили, что среди погибших были весьма опытные израильские офицеры непоследних рангов — участники локальных войн и операций, что говорит об уровне и практическом значении учений в Карпатах.

О серьезности намерений Вашингтона и Тель-Авива свидетельствует и информация о подключении Израиля к планированию военных операций США против Ирана — по сведениям, совместная работа идет в плотном режиме.

Американские войска находятся в десяти странах, граничащих с Ираном или находящихся от него на расстоянии подскока. Это Ирак, Афганистан, Турция, Пакистан, Кувейт, Азербайджан, Армения, Саудовская Аравия, ОАЭ и Туркмения. ИРИ практически окружена войсками янки, которые, если поступит приказ, будут его выполнять. Они и сейчас работают против этой страны: лидер белуджской террористической организации «Джундулла» А. Риги был перехвачен иранской спецслужбой, когда он направлялся на американскую базу «Манас» в Киргизии на встречу со спецпредставителем США по Афганистану и Пакистану Р. Холбруком. Можно представить себе, как будет работать эта инфраструктура в случае войны, какие соглашения о сотрудничестве могут предложить подписать американцы тем же Туркмении, Армении, Азербайджану или (нельзя исключать) ОДКБ!

Ряд экспертов утверждают, что в случае нападения Израиля на Иран и подключения к конфликту США исламская солидарность с Тегераном окажется мифом — в этом направлении уже проведена соответствующая работа. А Саудовская Аравия и ОАЭ дали понять, что при необходимости будут готовы пропустить через свое воздушное пространство израильские самолеты (последовали опровержения саудовцев и представителей эмиратов, но сигнал об их позиции был дан). По информации, самолеты Тель-Авива стали садиться на саудовских аэродромах, спецслужбы двух стран поддерживают связь, хотя дипломатических отношений между Саудовской Аравией и Израилем нет.

Особый вопрос — весьма важная на случай войны позиция Анкары, отношения которой с союзником-Израилем резко ухудшились в последние годы на фоне улучшения отношений Турции (члена НАТО) с Ираном. При нынешнем раскладе турецкие власти вряд ли разрешат чьим-либо ВВС атаковать ИРИ через свое воздушное пространство. Ситуация, однако, может измениться — на днях поступил намек, что в Турции зреет государственный переворот: недовольные промусульманским курсом правительства прозападные турецкие генералы, связанные со спецслужбами США и Израиля, могут сбросить нынешних руководителей и восстановить традиционный курс страны в вопросах внешней политики и безопасности. В контексте военных приготовлений вариант госпереворота в Турецкой Республике выглядит вполне логичным.

Вопрос враждебного окружения, однако, вовсе не прост — Иран не сидит сложа руки и, подчеркивая с одной стороны — миролюбие, с другой — силу, постоянно контактирует на высшем и иных уровнях с Афганистаном, Ираком, Пакистаном, Турцией, Катаром, Оманом и Бахрейном, а также соседними странами СНГ. Много ездит по региону М. Ахмадинежад.

И, наконец, история с продажей Ирану С-300. Поглощенные подсчетами финансовых убытков и политических издержек или выгод российской стороны, многие наблюдатели как-то упустили из виду другой момент — необычную настойчивость израильтян, сделавших все возможное и невозможное, чтобы сделка с Ираном не состоялась. Это, как представляется, говорит о том, что ими придавалось особое значение недопущению эффективной противовоздушной защиты Ирана и ради достижения этой цели они сочли приемлемым пойти в отношениях с Москвой во все тяжкие. Ясно, что если бы нападение на Иран было всего лишь пиаровской угрозой, лоббистская атака на проект С-300 не была бы столь мощной. Надо отдать должное напористости лоббистов — так или иначе задание они выполнили.

СОВЕТЫ, К КОТОРЫМ ПРИСЛУШАЛИСЬ

—————————————-
В разделе «Политическое планирование» привлекают внимание советы Бараку Обаме интеллектуалов — известного американского политолога-международника Д. Пайпса (не путать с Р. Пайпсом), бывшего министра обороны Израиля генерала Э. Снеха, а также американского политолога Р. М. Герехта.

Еще в феврале Пайпс прямо и бесхитростно порекомендовал Обаме начать войну против Ирана примерно так же, как это сделал в Афганистане в 2001 году Дж. Буш. Пайпс уверен, что удар по иранским ядерным объектам позволит Обаме по примеру предшественника поправить свой рейтинг, преобразит политическую сцену, сплотит американцев и заставит их забыть внутренние проблемы. Выигрыши по всем направлениям!

Как бы продолжая, генерал Снех, мнение которого, хоть он и в отставке, по-прежнему имеет вес, сказал в апреле сего года, что «по практическим причинам, в отсутствие по-настоящему действенных санкций (против Ирана) Израиль не сможет ждать до конца зимы, а это означает, что ему придется действовать в сроки, близкие к выборам в конгресс (США), предрешая таким образом судьбу Обамы как президента… Военная акция Израиля против иранских ядерных объектов нанесет серьезный ущерб ядерному проекту этой страны и задержит его развитие на несколько лет. Возмездие против Израиля будет болезненным, но терпимым».

Развивает тему известный неокон Р. М. Герехт (неоконы, затихшие после поражения на выборах Дж. Буша, вновь востребованы и выдвигаются в первые ряды советчиков): «Вполне возможно, что после израильской атаки Хаменеи прибегнет к терроризму против Соединенных Штатов… Со стороны Соединенных Штатов было бы правильно ответить на это убедительной угрозой отмщения. Президент Обама может быть вынужден прибегнуть к такой угрозе сразу после неожиданного налета Израиля». Герехт как истинный неокон полностью откровенен: «Наверное, израильтяне слишком долго ждали случая ударить… Им больше нельзя терять времени… Любой налет Израиля, выводящий из строя значительную часть иранской ядерной программы, изменит внутрииранскую и ближневосточную динамику. Если Израиль не отбомбится (по Ирану), израильтяне в скором времени будут иметь дело с ситуацией, не имеющей исторических параллелей… Если в Тегеране все останется без изменений, Израилю при наилучшем сценарии придется на постоянной основе ходить по краю пропасти наподобие того, как это было во время кубинского ракетного кризиса».

Вот так — война с Ираном, который, по предположениям, разрабатывает ядерное оружие, нужна Израилю для его безопасности, спокойствия и урегулирования отношений с палестинцами и соседними государствами на израильских условиях, полезна американской администрации по внутриполитическим и другим соображениям, начать войну может Тель-Авив перед промежуточными выборами в конгресс США — «по практическим причинам». Просто и ясно.

Судя по всему, к советам прислушались: по итогам июньского 2010 года саммита «Восьмерки» в Онтарио (Канада) премьер-министр Италии С. Берлускони с энтузиазмом заявил: «Члены «Восьмерки» озабочены (иранским ядерным вопросом) и твердо верят, что Израиль, очевидно, будет реагировать в упреждающем порядке». Интересно, согласован ли с Россией тезис о «твердой вере в упреждающий удар» по Ирану, означающий фактическое одобрение войны?

На треке информационно-психологической войны в середине лета оказалось некоторое затишье — и в связи с летними каникулами, и в связи с тем, что в США и Европе демонизация Ирана и его президента М. Ахмадинежада уже состоялась. Особых усилий здесь не требуется — электронные и печатные СМИ свое дело сделали: образ врага сформирован, население Запада к вооруженному конфликту с Ираном психологически подготовлено. Однако мейнстрим и летом не дремлет — в августе выпущен и раскручен голливудский документальный фильм «Отсчет до нуля» (Countdown to Zero) о ядерном разоружении. По мнению экспертов, фильм — мастерский, актуальный агитпроп с сильным зрительным рядом и весьма авторитетными «говорящими головами» — президентами, госсекретарями и
т. д. Основная идея: иметь ядерное оружие — это очень плохо, когда оно в руках Северной Кореи и особенно Ирана, который назван «наконечником копья» и главной проблемой, требующей решения.

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

На фоне реальных приготовлений к войне, которая может привести к апокалипсису, по крайней мере региональному, споры по поводу наличия или отсутствия у Ирана военной ядерной программы кажутся просто неадекватными. В течение 8 лет МАГАТЭ сомневается, выполняет ли ИРИ свои обязательства по ДНЯО и другим нераспространенческим соглашениям. За это время администрации и США, и Израиля несколько раз собирались бомбить Иран. В отношениях Тегерана и МАГАТЭ в 2008 году появились проблески, сомнения агентства вроде бы были разрешены, но вскоре оказалось — нет, не разрешены. Обе стороны упорствуют: Иран утверждает, что он дал МАГАТЭ ответы на все вопросы, о чем есть совместный документ, МАГАТЭ утверждает, что ответы Ирана не снимают сомнений. И пока ведется чиновно-бюрократическая переписка, от которой устали все, формальная нерешенность проблемы используется обвинителями для обоснования военно-политических приготовлений по технологиям «Ирак-2003».

Иранцы — непростые партнеры. Они могли бы быть менее жесткими, более энергичными и инициативными в отстаивании своей позиции. С другой стороны, если у них нет бомбы и они, как неоднократно заявлялось, не собираются ее создавать, что можно сделать, если МАГАТЭ не верит ни объяснениям, ни результатам визитов своих инспекторов? Похоже, что в отношении Ирана установлена «презумпция виновности»: докажи, что у тебя нет того, что мы искали и не нашли, докажи, что ты действительно не хочешь делать того, чего, как ты говоришь, не хочешь делать, но мы полагаем, что хочешь, говорят Тегерану. Ведь если бы у сторон в споре или третьих государств, заинтересованных в прояснении истины, была политическая воля, вопрос был бы давно решен. Можно было бы принять, например, предложение Ирана о процедуре рассмотрения претензий, создать группу авторитетных независимых «ядерных мудрецов» с участием бывших генеральных директоров агентства и т. д. — возможностей, если захотеть, достаточно.

Хочу подчеркнуть: вряд ли стоит смотреть на МАГАТЭ как на священную корову. Работать в ней, как и в других международных организациях, непросто — и генеральные директора, и чиновники, и инспектора подвергаются мощному давлению государств, желающих получить от ооновской структуры обоснование своей политики. Именно это давление, на мой взгляд, объясняет тупиковость ситуации. Если Тегеран неуступчив, МАГАТЭ с его ресурсами могла бы предложить развязки, но, как видно, агентство ориентируют в другом направлении и оно упорствует не менее чем Иран. То, что это реальность, показывают интервью и материалы бывших руководителей и сотрудников МАГАТЭ.

Остроту и без того накаленной ситуации добавляет миф об «угрозе Ахмадинежада». В 2005 году президент Ирана произнес фразу: «Имам (Хомейни) сказал, что режим, оккупирующий Кодс (Иерусалим), должен исчезнуть с исторической сцены (сцены времен)», что было переведено как угроза самого Ахмадинежада «стереть с карты мира государство Израиль», истолковано как агрессивные устремления Ирана и спроецировано на иранскую ядерную программу. В искаженном виде эта фраза и сегодня используется в дискурсах, в том числе российскими политиками и экспертами. В 2009 году в Нью-Йорке на встрече с американскими политологами и журналистами во время сессии ГА ООН М. Ахмадинежад дал пояснения, что слова Хомейни следует переводить и толковать не как призыв к уничтожению государства Израиль, а как то, что режим, который не может обеспечить справедливого решения палестинского вопроса, должен уйти с политической сцены. Вариант не из мягких, но все же не угроза стереть силой государство с лица земли: речь идет о смене режима, а это в последнее время вообще стало обычным понятием в международном обиходе. Ведь кто только не говорил о смене режима в Иране! Отмечая продолжающееся хождение неверного перевода, нельзя не сказать, что Тегеран мог бы давно принять меры по разъяснению высказывания президента и минимизации серьезного политического ущерба.

Иран не собирается стирать Израиль с карты мира, у него нет ни ядерного оружия, ни намерения создавать его, заявляет Ахмадинежад. Его не слышат и не хотят слышать. Однако даже если бы у Ирана появилась бомба, вряд ли ей нашлось бы применение — такой акт с военной точки зрения был бы самоубийственным прежде всего для самого Ирана (ответные действия Израиля, США, НАТО). Кроме того, от ядерной бомбардировки пострадали бы не только израильтяне, но и палестинцы, ливанцы, сирийцы и иорданцы. Та же картина, только с другой географией, возникнет, если будет применен реальный ядерный арсенал Израиля. Распространенный тезис о том, что, мол, ИРИ хочет обрести ядерное оружие для того, чтобы удерживать Тель-Авив от силовых акций против палестинцев и его соседей, тоже лукавство. Но тогда зачем угрожать абсолютно нелегитимными с международно-правовой точки зрения упреждающими ударами по ядерным и военным объектам Ирана и готовиться к крупной войне? Не это ли серьезная угроза международному миру и безопасности?

ЕСТЬ ЛИ ПОВОД ДЛЯ ВОЙНЫ?

Комментируя заявления о том, что Тегеран может иметь намерения создать ядерное оружие, бывший генеральный директор МАГАТЭ Х. Бликс заметил, что такого оружия у Ирана нет, а предполагаемое намерение не повод для бомбардировок. Ветеран МАГАТЭ попал в точку: в картине недостает, казалось бы, небольшого, но важного элемента — конкретного события как законного повода к войне. «Ядерная программа Ирана» такого повода определенно не дает.

В этой ситуации эксперты не исключают применения многократно опробованного выхода из положения — false flag attack: «нападение под чужим флагом» или провокация, следы которой должны столь же «убедительно», как это было в случае с найденным в развалинах Торгового центра в Нью-Йорке после теракта 11 сентября 2001 года слегка обгоревшим паспортом террориста из «Аль-Каиды», указать на виновника в новом контексте — на Иран.

Аналитик У. Тарпли пишет, что «возможность нового подстроенного инцидента вроде столкновения в Тонкинском заливе или теракта «под чужим флагом»… вина за который была бы возложена на Иран или его союзников, резко возрастает». Тарпли напоминает об эпизоде с шестью «потерявшимися» ядерными боеголовками, которые в августе 2007-го без чьего-либо ведома были загружены в самолет ВВС США на одной базе и перевезены через всю Америку на другую так, что об этом никто не знал (операция «неформальных помощников» вице-президента
Р. Чейни). Акция проходила незадолго до авианалета израильских ВВС на Сирию и имела целью доставить на Ближний Восток ядерный заряд, который мог бы быть использован в ходе «нападения под чужим флагом» — иранским («месть за Сирию»), после чего последовал бы удар по иранским ядерным объектам и скорее всего началась бы большая война. Тогда она не состоялась — группа экспертов, в числе которых был и Тарпли, «обнаружила пропажу» и 24-25 августа 2007 года опубликовала нашумевшее «Кеннебанкпортское предупреждение», после которого дальнейшие передвижения боеголовок стали невозможными.

Повторится ли такое сегодня? Не хочу сказать, что спецслужбы США или Израиля будут организовывать «нападение под чужим флагом»: этим могут заняться квалифицированные общественники-энтузиасты, желающие подтолкнуть лидеров своих стран к решительным действиям. Не исключено, что добровольцы уже действуют. Впрочем, это, вероятно, и не понадобится — в накаленной атмосфере в регионе, особенно в Персидском заливе, может по недоразумению произойти крупный роковой инцидент и тогда развитие событий будет трудно остановить. По имеющейся информации, в ряде случаев в связи с возникавшими в Заливе практическими проблемами имели место контакты между командирами кораблей американских и иранских ВВС, общение было вполне корректным. Однако если будет отдан боевой приказ, от морской дружбы не останется и следа.

ПОДЛИННАЯ ПРИЧИНА ДЛЯ НАЧАЛА БИТВЫ

Последний вопрос — реальная причина приготовлений к войне. С высокой степенью вероятности это традиционный фактор — финансовый интерес. Речь идет не о заработках корпораций ВПК или компаний, обслуживающих войну, — уровень и параметры интереса высших финансовых кругов несравненно более масштабны. В обстановке продолжающегося кризиса и перспектив новых финансовых осложнений, которые могут угрожать доллару как мировой валюте, серьезный конфликт в Персидском заливе, то есть война с Ираном с повышением цены на нефть (называются уровни до 300 и более долларов за баррель), вызовет астрономический рост спроса на доллар как основное средство расчетов за энергоресурсы, что позволит поглотить непомерно выросшую массу денежных знаков, ценных бумаг и деривативов, выпущенных в предкризисные и кризисные годы, и спасти в очередной раз мировую валюту и всю систему финансовых и политических взаимосвязей. А пока идет война, можно сделать следующие шаги в строительстве «нового мирового порядка», в частности окончательно узаконить пытки и упреждающие и превентивные удары. Сценарий с упреждающим ударом Израиля, ответным ударом Ирана, вовлечением в конфликт США и союзников и затяжной войны в районе Залива и других частях света, таким образом, изначально встроен в схему выхода из финансово-экономического кризиса. Мне кажется, что эти оценки достаточно реалистично указывают на подлинную причину раскрутки «иранского ядерного досье» и начавшихся приготовлений к войне с Ираном.

ОСТАНОВИТЬ КАТАСТРОФУ ЕЩЕ МОЖНО

В опубликованном 4 августа письме руководителей американской НПО «Профессиональные ветераны разведки за здравый смысл» (Veteran Intelligence Professionals for Sanity) на имя Барака Обамы говорится следующее: «Мы пишем с целью предупредить вас, что, возможно, Израиль нападет на Иран уже в этом месяце. Это может привести к более масштабной войне. Израильские лидеры рассчитывают, что коль скоро завяжется война, с вашей стороны будет просто невозможным сделать что-либо иное, кроме как оказать решительную поддержку Израилю вне зависимости от того, каким образом началась эта война, и в этих целях направить (в район боевых действий) неограниченное количество американских войск и вооружений. Расширение войны может в конечном итоге привести к разрушению государства Израиль… Вряд ли когда-либо ставки могут быть выше, чем сейчас. Если спустить с поводков псов войны, это будет иметь огромные последствия… И если США втянутся в войну, спровоцированную Израилем, нет абсолютно никаких гарантий, что все хорошо кончится… Мы не испытываем никакого удовлетворения от того, что в свое время оказались правы по Ираку… А сейчас мы полагаем, что можем оказаться правыми еще по одной грядущей катастрофе, связанной с Ираном, насчет которой уже другой президент, то есть вы, не получает правильных советов от узкого круга своих советников. Они, вероятно, говорят вам, что поскольку вы приватно посоветовали премьер-министру (Израиля) Нетаньяху не нападать на Иран, то он и не станет делать этого. Эти разговоры, однако, могут быть проявлением известной склонности говорить президенту то, что, как они полагают, он хочет услышать. Устройте советникам испытание, скажите им, что, по мнению других людей, они, советники, смертельно ошибаются насчет Нетаньяху. Во всем этом деле есть один позитив — это вы, потому что вы и только вы можете не допустить нападения Израиля на Иран».

Итак, ход событий и их последствия, в том числе для России, — в руках Барака Обамы? Если так, то надеяться на позитив вряд ли стоит — факты не дают оснований для надежд. Но может, попробовать облегчить неагрессивному по природе Обаме нелегкое бремя решений, укрепить его в нежелании брать ответственность за назревающую войну? Помочь сойти с поезда, следующего по маршруту Санкции — Война, предложить другой маршрут? Возможность такая, безусловно, есть. А может быть, это уже нереально: отказаться от купленных билетов нельзя, остановок в пути не будет и поезд поедет только туда, куда приведут хорошо уложенные рельсы?

Дмитрий РЮРИКОВ, ведущий научный сотрудник Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИДа РФ, посол РФ

Источник — Военно-промышленный курьер
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1282769280