Влияние урбанизации на этнокультурные процессы

Алиага Мамедли

Динамично изменяющиеся социально-исторические условия существования азербайджанского этноса оказывают серьезное воздействие на способы его жизнедеятельности. Одним из важных факторов, оказывающих значительное воздействие на этническую культуру, является процесс урбанизации [14, 54].

Среди ученых, занимающихся в той или иной мере проблемами урбанизации, существуют различные точки зрения по поводу определения этого процесса. В этом обилии мнений довольно отчетливо выделяются два направления. Первое из них, господствовавшее до недавнего времени, связано с трактовкой урбанизации как механического роста городов и городского населения, повышения его доли в стране или регионе. Однако этот показатель не является уже столь важным, для характеристики современного процесса урбанизации как в наиболее урбанизированных странах, так и в странах с низким уровнем урбанизации. По существу, в урбанизированных странах (большинство европейских стран, США, Канада, Япония), как правило, все население оказывается в сфере влияния городского образа жизни, городской культуры, новых ценностных ориентаций и т.д. Поэтому развитие урбанизации продолжается не столько вширь (вовлечение новых районов и слоев населения), сколько вглубь — по пути внутренней дифференциации [35, 34]. В то же время трудно назвать урбанизированными подавляющее большинство развивающихся стран, где вследствие демографического взрыва и миграции сельского населения в города население их растет быстрыми темпами.

Наряду с количественным толкованием урбанизации, когда в качестве объекта изучения выступала эволюция форм городского расселения, существует и другое, так называемое расширительное толкование урбанизации как многогранного социально-экономического процесса, в результате которого изменяются не только прежние формы расселения, но и социальная структура, образ жизни, тип культуры и т. п. и развивается урбанизированная культура, которая охватывает все общество, оказывая при этом существенное влияние на этническую культуру [13, 26-27]. Вызывая специфические изменения в типе культуры, урбанизация воздействует на изменения в образе жизни, социальной психологии. Таким образом, речь идет об урбанизации человека, урбанизации общества.

Для Азербайджана в последние десятилетия были характерны оба указанных направления. Увеличивались в количественном отношении размеры городов и численность их населения и в то же время происходили изменения в формах и характере деятельности азербайджанцев в различных сферах жизни. В целом если все население Азербайджана в период 1959-1999 гг. увеличилось в 2,1 раза, то за этот же период жителей городов стало больше в 2,3 раза [38, 19]. Это означает, что если в 1959 г, 47% всего населения республики жило в городах, то в 1999 г, их было уже 51%. При этом следует отметить, что значительный рост наблюдался в новых городах. На начало 1999 г. в Азербайджане насчитывалось 69 городов, из которых в 8 проживало более 50 тыс. человек, а в трех население превышало 200 тыс. чел. (Баку, Гянджа, Сумгайыт) [38, 15-17]. Наряду с количественными изменениями в структуре населения наблюдалось и становление его нового качественного состояния. Прежде всего, это касалось систем межличностных отношений, норм поведения и в целом традиционных форм жизнедеятельности. Новые условия жизни обусловливали трансформацию производственного и семейного быта, культурных потребностей и т. п. [1, 183]

Существенные изменения, которым подвергается все общество под воздействием процесса урбанизации, не обходят стороной село и культуру сельского населения. В научной литературе появилось даже выражение урбанизация села [6, 48], под которым подразумевают процесс приобщения сельского населения к городскому образу жизни, городским стандартам. Проникновение урбанистической культуры в сельские районы происходит в различных сферах- территориальной, экономической, социальной, культурной и др.

В сфере территориальной организации это связано с начавшимися со второй половины шестидесятых годов процессами концентрации сельскохозяйственного производства, с все большей специализацией отдельных регионов Азербайджана. Сейчас эти процессы характеризуются формированием сельских агломераций вокруг крупного центра местного значения с тесными связями экономического, социального и культурного характера. Достаточно привести следующие данные- если в 1939 г. в Азербайджане насчитывалось более 7,4 тыс. сельских поселений, то по переписи 1999 г. таковых было уже 4,2 тыс. [38, 12]. Сокращение сельских населенных пунктов почти в 1,8 раза произошло: во-первых, за счет исчезновения большинства временных, сезонных поселений, которые заселялись на период сельскохозяйственных работ; во-вторых, самоликвидировалась некоторая часть малых деревушек, особенно в горной части республики; в-третьих, во многих местах проводилось переселение жителей малых и неудобно расположенных деревень и поселков в центральные поселки совхозов и колхозов; в-четвертых, небольшая часть сельских населенных пунктов была преобразована в городские или слилась с ними в результате территориального роста городов. Увеличение размеров поселений и рост населения в них во многом способствовали разрушению традиционного сельского образа жизни с преобладанием физического труда невысокой квалификации, ограниченной сферой обслуживания и культурными потребностями, с развитым родственным и соседским характером общения.

В условиях урбанизации важнейшим аспектом происходящих изменений в культуре является процесс интеграции в культуру этноса элементов общемировой индустриально-городской культуры. Этот процесс происходит в основном по двум направлениям — как за счет модернизации собственной культуры, так и восприятия инонациональных культурных элементов.

Рассматривая тенденции и перспективы влияния урбанизационных процессов в Азербайджане на этническую культуру, необходимо отметить, что здесь налицо двойственность и противоречивость. С одной стороны, эти процессы способствуют консолидации этнической культуры, стиранию различий между регионами страны и, наконец, формируют унифицированную, урбанизированную этническую культуру азербайджанского народа. С другой стороны, эти же процессы разрушают традиционный уклад жизни, выступавший в качестве хранителя доиндустриальных этнических норм, особенностей и специфики каждого историко-культурного района страны.

Другим не менее важным фактором, также влияющим на этническую культуру, является миграция. Азербайджан за последние годы столкнулся с интенсивными миграционными процессами. При чем, если в 20-е – 60-е годы прошлого столетия для Азербайджана была больше характерна иммиграция, то за последние годы значительно усилились эмиграционные тенденции. Так, согласно данным этносоциологических исследований, 53,5% опрошенных респондентов в сельских регионах страны сообщали о том, что среди их родственников есть мигрировавшие за пределы Азербайджана. При этом 79,2% из этих респондентов называли основной причиной отъезда своих родственников желание улучшения своего материального положения. Перемещение части населения с одного места жительства на другое, помимо демографических и экономических, имеет и этнокультурные последствия. Оказываясь в иной социально-культурной и этнической среде, люди проходят длительный процесс адаптации, в результате которого происходит взаимопроникновение определенных форм жизнедеятельности местного и пришлого населения [22, 201-202].

По направленности, характеру и причинам миграции обычно выделяются внутренние и внешние, внутриэтнические и межэтнические, социально-экономические и военно-политические и т. д. Под внутренними понимается перемещение населения внутри одной страны, в частности Азербайджана, в основном в направлении село — город. Как уже отмечалось, этот вид миграции во многом способствовал росту городского населения страны. В особенности это касается таких городов, как Сумгайыт, Али-Байрамлы (ныне Ширван), Мингячевир [1, 59].

Интенсивный отток трудовых ресурсов из сельской местности, наблюдаемый в последние десятилетия, прежде всего наиболее образованной и трудоспособной части населения, в города создал значительные экономические и социальные проблемы не только для села, но и для города. Очевидно, что основная причина избыточной миграции сельского населения в города страны и за ее пределы – существующие социально-экономические и культурно-бытовые различия между городом и деревней. В связи с этим следует отметить, что одним из обобщающих показателей воздействия различных факторов на миграционное поведение сельского населения следует считать степень его удовлетворенности состоянием экономической, социальной и культурно-бытовой сферы жизнедеятельности в местах проживания. Согласно данным этносоциологических опросов в сельских регионах страны (октябрь 2007 г.), не удовлетворены существующими возможностями трудоустройства 83% респондентов, не довольны бытовыми условиями 67.7% респондентов, культурной жизнью – 61.5%.

На характер миграции сельских жителей Азербайджана в город значительное влияние продолжают оказывать земляческие и родственные связи и отношения. Как правило, к ранее прибывшим в город землякам приезжают родственники и знакомые, используя их опыт, приобретенные навыки и контакты, и тоже закрепляются в городе. Так образуется канал миграции, действующий как бы по принципу цепной реакции.

Значительное число сельских мигрантов за последние годы обосновалось в Баку, Гяндже и других крупных городах. В результате подобной миграционной подвижности сельского населения в городах создалась противоречивая ситуация совмещения городских форм жизнедеятельности и сохранившегося у большинства новоявленных горожан сельского бытового уклада. При этом значительное ослабление сельско-общинного социального контроля обусловливало постепенное сужение сферы действия традиционных норм поведения.

Внешние миграции предполагают передвижение групп населения между государствами. В этом отношении для Азербайджана в последние десятилетия было характерно в основном отрицательное сальдо, поскольку выезд из страны постоянно превышал въезд. Такое положение определялось, прежде всего, возникшим избытком трудовых ресурсов, особенно в сельской местности. Так, если в целом по СССР показатель уровня миграционной подвижности за период 1970-1979 гг. увеличился в 1,35 раза, то у азербайджанцев — в 2-3 раза. Только в России еще до провозглашения независимости численность азербайджанцев за период 1979-1989 гг. увеличилась более чем в 2 раза, а, учитывая, что за этот же период азербайджанское население СССР выросло на 24%, можно прийти к выводу о больших масштабах миграции из страны [29]. В последовавшие после провозглашения независимости годы масштабы миграции из страны еще больше возросли. По данным общероссийской переписи населения 2002 года только численность азербайджанцев, граждан Российской Федерации составила более 620 тыс. человек [23], что в чуть ли не в 20 раз больше, чем по переписи 1989 года. Согласно же неофициальным данным численность азербайджанцев только в Российской Федерации колеблется в пределах 1,5 – 2 млн. человек. Учитывая, что подавляющее большинство мигрантов из страны — мужчины, нетрудно предположить значительный урон демографической структуре населения, а также таким показателям, как брачность, рождаемость и т. д., что, в свою очередь, обусловливает определенные изменения в этнической культуре, в частности в нормах поведения. Вследствие половой диспропорции нарушается брачная структура населения, часть женщин остается вне брака, что ведет к ухудшению демографической ситуации, особенно в сельских районах. Так, для примера можно привести такой показатель, как число детей, рожденных вне брака, что исторически было редким явлением для Азербайджана и выходило за пределы поведенческих норм в традиционном азербайджанском обществе. Согласно данным Госкомстата, в 2004 году рост числа таких детей, по сравнению с 1990 годом составил 5,5 раза. При этом если в городах этот рост составил 3,5 раза, то в селах число таких детей возросло в 9,1 раза. [37, 52].

Существенное воздействие на состояние этнической культуры оказывают перемещения населения, имеющие внутри этнический характер. При этом имеются в виду миграции представителей азербайджанского этноса в страну из-за рубежа. Каждая из этих групп азербайджанцев, сформировавшись на определенной территории в локальную общность, имеет свои особенности быта, материальной и духовной культуры. Оседая на новом месте жительства, мигранты, приспосабливаясь к новой среде, вносят в нее специфические особенности своей группы, что инициирует появление новых форм и элементов в этнической культуре азербайджанцев.

Что касается межэтнических миграций, а именно перемещения в Азербайджан и из него групп инонационального населения, то следует отметить хронологическую удаленность двух противоположно направленных тенденций. Если для первых десятилетий советской власти, а также послевоенного времени была характерна активная миграция в страну русских, украинцев и представителей других народов СССР, что во многом было связано со строительством новых индустриальных центров, а в целом ассимиляторской политикой советского режима, то после восстановления независимости мы наблюдаем совершенно иную картину. Наметился рост миграционного оттока представителей неазербайджанского населения, обусловленный социально-экономическими и культурными проблемами.

В последние годы Азербайджан столкнулся с проблемой вынужденной миграции, связанной с агрессией со стороны Армении. Более 200 тыс. азербайджанцев вынуждено было переселиться в страну из-за угрозы насилия и убийств. Кроме того, сотни тысяч людей вынуждены были покинуть свои земли, оккупированные армянскими вооруженными силами. Переселяясь на новые места, эти люди оставляли не только свою историческую территорию, но и привычную природную и социально-культурную среду, а также определенный уклад жизни. Вынужденная смена места жительства влечет за собой и значительные изменения в мироощущении переселенцев, традиционных формах поведения и общения и, в конечном счете, способствует существенным структурным трансформациям в этнической культуре.

Подавляющее большинство беженцев являются сельскими жителями. Для размещенных в городах беженцев это создает трудности для нахождения постоянной работы. В то же время, данная категория беженцев, особенно размещенная в Баку и его пригородах, обладает большими возможностями для добывания средств к существованию посредством случайных заработков. Для беженцев размещенных в сельской местности основными источниками существования остаются пособия и всякого рода гуманитарная помощь. В связи с аграрной реформой и повсеместным созданием фермерских хозяйств, у них появляются возможности для работы в этих хозяйствах в качестве наемных рабочих. При этом неизбежно будет возникать проблема социальной защиты и соблюдения прав нанимаемых работников.

Положение беженца или вынужденного переселенца ограничивает возможности для полноценного доступа и к образованию. Во многих палаточных лагерях отсутствуют школы. В местах дислокации вынужденных переселенцев, где организованы школы, уровень преподавания остается на низком уровне. Часть детей вообще не посещают школы, поскольку заняты добыванием средств к существованию. Таким образом, определенная часть молодого поколения азербайджанцев вступают в стадию совершеннолетия, имея низкий образовательный и культурный уровень. Вступая в трудоспособный возраст, дети вынужденных переселенцев не имеют условий для профессиональной подготовки и, таким образом, пополняют ряды безработных. Это обстоятельство создает угрозу их люмпенизации, что является питательной почвой для всякого рода криминальных структур и радикальных организаций.

Хотя условия жизни для всех беженцев остаются тяжелыми, существует определенная дифференциация между отдельными их группами. Первая волна беженцев из Армении ввиду продолжительного времени пребывания на территории Азербайджана более других групп продвинулась в адаптационных процессах. Значительная часть вынужденных переселенцев из Нагорного Карабаха и других оккупированных территорий, продолжают проживать в общежитиях, палаточных лагерях, неприспособленных помещениях, что создает сложности для адаптации. В последние годы правительством страны предпринимаются активные шаги по строительству благоустроенных поселков для вынужденных переселенцев, что создает благоприятные условия для их социальной и культурной адаптации к новым условиях проживания.

Каждый из регионов Азербайджана обладает своеобразием материальной и духовной культуры. Синтез этих особенностей в целом и составляет этническую культуру азербайджанцев. Особенности в культуре жителей карабахской зоны составляют неотъемлемую часть культуры азербайджанского этноса. Вырванные из привычной культурно-географической среды, беженцы и вынужденные переселенцы постепенно теряют историко-культурную самобытность. Утрата этого пласта традиционной культуры ввиду определенных жизненных условий его носителей несет в себе угрозу невосполнимого урона всей азербайджанской культуре.

Примечания

1. Аббасов А.А. Образ жизни в новых городах Азербайджана. Баку. 1987.

2. Аббасов А. Ислам в современном Азербайджане: образы и реалии / Азербайджан и Россия: общества и государства. М. 2001.

3. Аббасов А. Ислам в современном Азербайджане- образы и реалии / Азербайджан и Россия- общества и государства. М. 2001; Юнусов А. Ислам в Азербайджане. Баку, 2004 и др.

4. Арутюнов С.А. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие. М. 1989.

5. Балаев А. Особенности политики азербайджанского правительства в национально-языковой сфере после обретения независимости / Актуальные проблемы этносоциологических исследований в Азербайджане. Баку 2007.

6. Беленький В., Польский С. Урбанизация села и мобильность населения / Рост городов и система расселения. М. 1975.

7. Гаджизаде Х. Новая идентичность для нового Азербайджана // http:\\www.comminique.se\cac\journal\12.1997.

8. Губогло М.Н. Современные этноязыковые процессы в СССР. М.1984.

9. Губогло М.Н. Язык и этническая мобилизация / Семинар Этнический фактор в федерализации России 18 января 2000 г. http://kominarod.narod.ru/articles/articles14.html

10. Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М. 1967.

11. Данилевич И.В. Дискуссия Национальный вопрос- опыт социал-демократии // Политические исследования, 1991, №2.

12. Ерасов Б. Глобализация подрывает жизнеспособность незападных цивилизационных структур // Независимая газета, 2001, 14 марта.

13. Карлов В.В. О воздействии процессов урбанизации на этническую структуру / Этнокультурные процессы в современном мире. Элиста. 1981.

14. Карлов В.В. Введение в этнографию народов СССР. Стадиальные закономерности и локально-исторические особенности этнокультурных процессов. 1920-1980-е годы. Ч.2. М: 1992.

15. Кессиди Ф. Глобализация и культурная идентичность // Русский Журнал. www.russ.ru/politics/20021223-kes.html

16. Кешкюль, 1891, №22.

17. Кулиев Э. Социально-философские аспекты влияния глобализации на молодежь Азербайджана // Кавказ&Глобализация. 2007, том 1 (5).

18. Лурье С. Метаморфозы традиционного сознания. (Опыт разработки теоретических основ этнопсихологии и их применения к анализу исторического и этнографического материала). СПб. 1994.

19. Маккихен И., Кэмпбелл Р. Межнациональные конфликты в Советской Армии // Социологические исследования, 1992, №1.

20. Малашенко А. Мусульманский мир СНГ. М. 1996.

21. Мамедов А. О социологическом изучении бытования традиционной культуры в азербайджанском селе / Труды научной конференции, посвященной Дню восстановления Азербайджанской государственности. Баку, 1991.

22. Моисеенко В.М. Внутренняя миграция. М. 2001.

23.Общероссийская перепись населения 2002 года. www.gks.ru/PEREPIS/t5.htm

24. Полонский А. Ислам в контексте общественной жизни современного Азербайджана // http://his.1september.ru/articlef.php?ID=199902802

25. Пужоль Ж. Глобализация и самобытность // Журнал Казанский федералист 2002, №1. www.kazanfed.ru

26. Сатаров М. О пережитках ислама. Баку. 1967.

27. Смит М. Память об утратах и азербайджанское общество / Азербайджан и Россия- общества и государства. М: 2001. http://www.sakharov-center.ru/publications/azrus/az_010.htm

28. Современные этнические процессы в СССР. М: 1977; Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. М: 1981; Куличенко М.И. Нация и социальный прогресс. М: 1983; Социально-культурный облик советских наций (по материалам социологического исследования). М: 1986 и др.

29. Субботина И.А. Миграции и изменение национального состава населения союзных республик / Расы и народы, 1986, вып.15.

30. Франция глазами французских социологов. М. 1990.

31. Чистов К.В. Традиционные и вторичные формы культуры / Расы и народы. 1975, вып.5.

32. Эванс-Придчард Э.Э. Нуэры. М. 1985.

33. Юнусов А. Азербайджан в постсоветский период- проблемы и возможные пути развития. // Мировая экономика и международные отношения, 2002, №1; Гулиев Г. Архетипы азери- лики менталитета. Баку: 2002; Sidikov B. New or Traditional? Clans‘, Regional Groupings, and State in Post-Soviet Azerbaijan. – Berliner Osteuropa Info, 2003.

34. Цит. по книге- Юнусов А. Ислам в Азербайджане. Баку. 2004.

35. Яницкий О.Н. Социальные аспекты урбанизации в условиях НТР / Проблемы современной урбанизации. М., 1972

36. Azərbaycan Respublikasında İnsan İnkişafı Haqqında Hesabat. 2003. UNDP Azerbaijan, 2004.

37. Azərbaycanda ailələr (statistik məcmuə) / Azərbaycan Respublikası Dövlət statistika komitəsi. Bakı. 2005.

38. Azərbaycan Respublikası əhalisinin siyahıya alınması. 1999-cu il. 1 hissə. Bakı. 2000.

39. Nesibli N. Azerbaycanda milli kimlik sorumu // Avrasiya dosyasi. Ilkbahar 2001 Fasikul. 23. Cilt 7, sayi 1.

40. Rəsulzadə M.Ə. Öyrədən bir müsibət // Odlar yurdu, 1927, 27 aprel , №3.

41. Eisenstadt S. N. Tradition, Change, and Modernity. New York, Sydney, Toronto: John Wiley, 1973; Shils E. Centre and Periphery / The Logic of Personal Knowledge. Essays. London, Ronthedge and Kegen Paul, 1961.

42. Eisenstadt S. N. Tradition, Change, and Modernity. New York, Sydney, Toronto: John Wiley, 1973.

43. Featherstoune M. Global Culture/ Global Culture. Nationalism, Globalization and Modernity. L. Sage, 1990.

44. Robertson R. Globalization- Social Theory and Global Culture. L., Sage, 1992.

45. Ocampo K.A., Bernal M.E., Knight G.P., Gender, race, and ethnicity: the sequencing of social constancies / Ethnic identity: Formation and transmission among Hispanics and other minorities. Albany- State University of New York, 1993.

46. De Vos, G. Role of Ethnicity in Social History / Ethnic Identity. Cultural Continuities and Change. Palo Alto, Calif. Mayfield Publishing Company, 1973.

47. Young Yun Kim. Communication and Cross-Cultural Adaptation. An Interpretative Theory. Clarendon – Philadelphia, Multilingual Matters, 1988.

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=690