Россия и Турция — партнерство нового энерго-уровня

Когда Анкара и Москва в 1984 году подписали свое первое соглашение о поставках природного газа, некоторые турецкие эксперты по вопросам энергетики начали беспокоиться, что страна не сможет потребить весь тот газ, который она должна была закупить согласно взятым на себя контрактным обязательствам.

Эти страхи оказались беспочвенными, но им на смену быстро пришла обеспокоенность по поводу чрезмерной зависимости, когда испытывающая энергетический голод Турция активизировала свое сотрудничество (а также конкуренцию) с Россией в нефтяной и газовой области.

Обязательство Турции от 1984 года ежегодно закупать у Советского Союза 6 миллиардов кубометров газа вызвало панику у одного эксперта по энергетике из государственного департамента планирования, вспоминает его коллега. «Он тогда сказал: «Мы в итоге будем платить за газ, который не используем»», — заявил корреспонденту Hürriyet Daily News & Economic Review бывший специалист из этого департамента Юрдакул Игитгюден (Yurdakul Yiğitgüden).

Поставки газа начались в 1987 году. Но вместо проблем с излишками у Турции к 1996 году появилось желание и готовность подписать второе соглашение на дополнительные поставки 8 миллиардов кубометров газа в год. «В начале 90-х мы постоянно просили Россию продавать нам больше газа», — говорит Игитгюден, который также занимал пост заместителя министра энергетики. Рост спроса заставил две страны подписать в 1997 году важнейшее соглашение о строительстве «Голубого потока», цель которого заключалась в поставке дополнительных объемов природного газа по подводному трубопроводу, проложенному по дну Черного моря.

«»Голубой поток» был конкурентным ответом России на газопроводный проект Туркменистана. Была гонка с целью захвата турецкого рынка», — говорит старший аналитик Владимир Сокор (Vladimir Socor) из вашингтонского Джеймстаунского фонда (Jamestown Foundation), специализирующегося на Евразии и Китае. Это соглашение стало ошибкой для Турции, заявляет Сокор, вторя тогдашним критикам, которые заявляли, что правительство заключило невыгодную для турецких потребителей сделку. «Условия соглашения держались в тайне, но известно, что Турция платила огромную цену за природный газ», — сказал Сокор Hürriyet Daily News.

О содержании таких соглашений общественность обычно не информируется, и поэтому условия, согласованные Турцией и Россией, стали предметом многочисленных спекуляций. «В энергетических кругах существует общепринятая точка зрения, что нынешнее и предыдущие правительства на переговорах не отстояли должным образом интересы Турции», — говорит турецкий эксперт из области энергетики Недждет Памир (Necdet Pamir).

По мере наращивания поисково-разведочных работ на новых нефтегазовых месторождениях бывших советских республик, таких как Азербайджан, усиливалась и конкуренция между Турцией и Россией. Она особенно активизировалась после того, как Турция вместе с British Petroleum и азербайджанской компанией SOCAR стала акционером трубопроводной компании «Баку-Тбилиси-Джейхан» (ВТС), созданной в 2002 году. Этот 1768-километровый трубопровод, заканчивающийся на турецком средиземноморском побережье в Джейхане, был построен в 2005 году, а нефть по нему пошла годом позже. Явно демонстрируя свое недовольство стремлением Турции стать транзитным коридором для перекачки энергоресурсов, Россия весьма неприязненно отнеслась к этому трубопроводу, продолжая перевозить свою нефть танкерами через Босфор, несмотря на предупреждения Турции об опасной перегруженности этого морского пути.

Согласно официальной турецкой статистике, в 2009 году через Босфор и Дарданеллы прошло 51422 танкера. Восемьдесят процентов этих судов перевозили потенциально опасные грузы, такие как нефть и нефтепродукты, общий вес которых составил порядка 144,7 миллиона тонн. Известно, что Россия экспортирует через эти проливы около четверти своей сырой нефти.

Энергетическая диверсификация и усиление соперничества

В последнее десятилетие Турция пытается позиционировать себя как альтернативный маршрут поставок газа, поскольку растет обеспокоенность по поводу усиления зависимости Турции и Европы от России.

В попытке снизить зависимость от российского газа ЕС поддержал трубопроводный проект Nabucco, в котором Турции отводится роль ключевого связующего звена, дающего выход к газовым месторождениям Каспия и Ближнего Востока. Трубопровод этот свяжет восточную границу Турции с австрийским Баумгартеном, который является одним из важнейших узлов транспортировки газа в Центральной Европе. Он пройдет через территорию Болгарии, Румынии и Венгрии. Длина трубопровода составит 3300 километров, а годовой объем транзита – 31 миллиард кубометров. Строительство газопровода планируется завершить к 2014 году.

Этот проект стал очередным раздражителем для Москвы, которая в ответ выступила с инициативой строительства газопровода «Южный поток». Эту ветку планируется проложить по морскому дну из России в Болгарию.

«»Южный поток» это сплошной блеф. У России нет газа для заполнения этого газопровода. Нет и конкретного рынка для «Южного потока»», — говорит Сокор из Джеймстаунского фонда, считающий, что российский проект имеет целью посеять сомнения в умах инвесторов по поводу Nabucco, пользующегося поддержкой Евросоюза. «»Южный поток» предназначен для уничтожения Nabucco», — заявляет он.

Российский энергетический гигант «Газпром» опровергает заявления о том, что у него недостаточно газа.

Тем не менее, несмотря на обстановку соперничества, усилия по развитию сотрудничества двух стран продолжаются. Во время визита российского премьер-министра Владимира Путина в Анкару 6 августа 2009 года Турция дала «Газпрому» разрешение на проведение работ по технико-экономическому обоснованию проекта «Южный поток» и сейсмических исследований в районе его прокладки в турецкой части Черного моря. Этот шаг удивил многих, особенно сторонников Nabucco. Но решение Турции было отчасти основано на уверенности в том, что проект «Южный поток» никогда не будет реализован из-за недостатка финансирования.

Была и еще одна причина, по которой Турция дала «зеленый свет». В обмен на это разрешение Анкара, наконец, добилась от Москвы согласия на закачку нефти в турецкий трубопровод Самсун-Джейхан, который Турция считает крайне важным инструментом для снятия транспортной нагрузки на Босфор. После завершения строительства этот трубопровод свяжет терминал на Черном море в порту Самсун с терминалом в Джейхане. В итоге количество танкеров, проходящих через проливы, уменьшится на 50 процентов. Этот проект также важен для планов Турции по превращению Джейхана в транспортный узел по перекачке энергоресурсов.

Россия сняла свои возражения против этого трубопровода, который, как считает она, подрывает ее господствующее положение. Но окончательное соглашение по проекту Самсун-Джейхан пока не подписано. Из-за этого некоторые обозреватели утверждают, что Анкаре не следовало заключать в мае сделку по строительству первой в Турции атомной электростанции, помогать в сооружении которой будет Россия. В этом конкурсе Москва была единственным претендентом.

Данные соглашения, а также договор о слиянии между «Газпромом» и частной турецкой фирмой, обладающей лицензией на газоснабжение 23 городов Турции, являются часть компенсационного пакета, говорит Памир, являющийся членом турецкого национального комитета Всемирного энергетического совета (World Energy Council). Он жестко критикует энергетическую политику Турции, заявляя, что она ставит страну в зависимость от зарубежных источников поставок.

В настоящее время Турция импортирует 98 процентов потребляемого газа и около 92 процентов нефти. В 2008 году она заплатила 44,8 миллиарда долларов за нефть, нефтепродукты, природный газ и сжиженный попутный газ. По словам Памира, это непозволительная сумма.

«России предоставляются государственные льготы в обмен на сделки с избранными компаниями, о которых известно, что они принадлежат правящей партии», — заявил Памир Hürriyet Daily News.

Проект Самсун-Джейхан отдали компании, в руководстве которой работает зять премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана. Оппозиционные парламентские партии подвергли это решение острой критике.

Памир также подверг критике позицию правительства, состоящую в том, что у Турции нет своих энергетических ресурсов. Он заявил, что страна вполне может развивать солнечную и ветровую энергетику, а также строить электростанции на угле и ГЭС. Памир уверен, что энергетические отношения с Россией, которая обеспечивает две трети турецкого газового импорта, создали чрезмерно опасную зависимость Турции от одного источника поставок.

«Те, кто говорят о зависимости от России, должны понять, что и Россия зависит от Турции. Это взаимная зависимость, — заявляет Сергей Комлев, возглавляющий управление структурирования контрактов и ценообразования «Газпрома», — отношения развиваются к обоюдной выгоде сторон».

По словам Комлева, покупать газ в России для Турции вполне естественно. «В силу географических условий ей легче всего получать газ из России», — заявил он Hürriyet Daily News, добавив при этом, что газовые сделки это часть общего энергетического сотрудничества двух стран. «Турция считается самым важным клиентом «Газпрома». Она занимает второе место по объемам», — сказал Комлев.

Он отверг критику по поводу того, что Россия использует энергоресурсы в качестве инструмента политического давления. «Для нас было бы самоубийством использовать газ в качестве политического инструмента против Турции, — сказал он, — мы не против того, чтобы Турция пыталась диверсифицировать свои ресурсы».

По словам главы «Газпрома» Алексея Миллера, остальные поставщики газа в Турцию – а это Иран и Азербайджан – зачастую не в состоянии выполнять свои обязательства по поставкам в силу погодных условий. «Каждый год я получаю благодарственные письма от своих турецких коллег по поводу того, что «Газпром» в очередной раз поставил в Турцию дополнительные объемы газа – больше, чем предусмотрено нашими официальными контрактами», — говорит он.

Но поскольку из-за мирового экономического кризиса безопасность спроса начала по важности опережать безопасность предложения, страны-потребители, такие как Турция, обретают дополнительное влияние в глазах поставщиков, например, России. Такое изменение в динамике власти вполне может повлиять на исход переговоров по новому газовому соглашению, которое должно прийти на смену старому, поскольку его срок действия заканчивается в 2011 году.

Оригинал публикации: Old rivals, new partners: Russia and Turkey, tied by energy dependence

(«Hurriyet», Турция)
Барчин Инанч (BARÇIN YİNANÇ) Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1281494820