Ближневосточная трещина

Ильгар Велизаде, политолог

Отношения между различными странами Ближнего Востока стали отчетливо формироваться после второй мировой войны. Появление на карте региона Израиля  определило климат региона на долгие десятилетия. Фактор Израиля стал, выражаясь языком метеорологов, одним из основных климаообразующих факторов всей ближневосточной политики. Все те тайфуны и цунами, что периодически возникали здесь напрямую были связаны с политикой самого Израиля и с политикой всех прочих стран по отношению к этой стране.Лакмусовой бумажкой внешней политики той или иной страны региона было, есть и скорее всего будет его отношение к еврейскому государству. Во враждебном и наполовину враждебном окружении Израиля было только одно государство –Турция, которое всегда держалось особняком и выстраивала с Телль-Авивом свою собственную политику.

Появлялись и исчезали блоки возникали и уходили в историю политические союзы, менялись режимы и формы правления, но неизменным оставалось турецко-израильское взаимодействие, неизменной оставалась роль этих государств в регионе. Даже две арабо-израильские войны, Кемп-Дэвид, исламская революция в Иране, ирано-иракская война, развал Советского Союза и исчезновение фактора соперничества двух свехдержав за сферы влияния в регионе, которые несомненно следует рассматривать в качестве серьезных тектонических смещений, не смогли до основания потрясти устои ближневосточной политики, как те события которые имели место  в уходящем десятилетии, и в частности турецко-израильский кризис.

События 11 сентября, военные кампании в Афганистане и Ираке, реализация американского плана Большой Ближний Восток, привели к развитию серьезнейших эндогенных процессов в странах арабо-мусульманского мира. Которые ведут к кардинальному изменению всей сложившейся за долгие годы картины.

Своеобразная демократия ближневосточного образца привела к появлению таких политических феноменов как Хамас и Хезболла, иранские реформаторы и турецкие неоисламисты. Еще в начале девяностых годов, когда не было недостатка в вольных интерпретациях развития ситуации и футуристических прогнозах, даже представить было невозможно, что у ФАТХА может появиться такой коварный, даже по меркам  палестинской политики противник как ХАМАС, а бывшие соратники аятоллы Хомейни окажутся в оппозиции режиму его преемника, балансирующего на грани коллапса. Но что было совсем невероятно представить, так это то, что в Турции придут к власти политики которых будут обвинять в покушении на основы кемалистской республики, которые окажутся сильнее генералов и не остановятся даже перед пересмотром основ конституционного устройства своей страны.

Пока единоличный хозяин положения США вершили судьбы региона строя различные политические схемы вроде Большого Ближнего Востока и не разбираясь в методах, насаждали их в нем, другие  силы – истинные хозяева над думами и чаяниями миллионов простых арабов, турок, иранцев методично и эффективно выходили на политическую авансцену, преподнося американским доктринерам все новые сюрпризы.

Даже в Ираке, который и независимым назвать уже нельзя, шиитское большинство, представляющее собой скрытую угрозу американского доминирования, сумело добиться создания парламенской коалиции и занять 159 из 325 мест. Для формирования правительства необходимо 163 голоса, т.е. им не хватило лишь несколько мест. И это при том, что выборы проходили в условиях американского военного присутствия, что называется со всеми вытекающими.

Да и к турецко-израильскому противостоянию Штаты не были готовы. Еще когда отношения между двумя странами стали накаляться американская администрация предпочла делать вид что ничего особенного не происходит, но сегодня когда накал страстей достиг своего апогея весьма слабая, а в общем то никакая реакция Вашингтона заставляет насторожиться а есть ли у Белого дома то комплексное представление о Ближневосточной Политике, некий единый подход о котором так часто предпочитают говорить американские политики.

Зато соседи по региону Иран, Сирия, Армения и все прочие внимательно следят за разворачивающимися событиями вокруг «Флотилии свободы». Каждый пытается выловить рыбку в мутной воде. Кто то пытается строить расчеты на том, что Израиль попытается использовать курдский фактор против Турции, есть те кто считает, что «геноцид армян» может стать «золотой пулей» против Турции. Между тем делаются предположения и другого свойства.

Дело в том, что в последнее время заметно интенсифицировался израильско-азербайджанский диалог. Есть немало людей, которые склонны видеть в нем попытку Израиля вбить клин между Баку и Анкарой и даже сделать ставку на Баку, как на одного из своих самых близких партнеров в исламском мире.

После соглашения между Анкарой и Бразилиа с одной стороной и Тегераном – с другой о ядерном топливе, появились даже любители поразмышлять над созданием антиизраильской коалиции. Дело в том, что Турция, Бразилия и Ливан, которые в настоящий момент являются непостоянными членами Совбеза входят в список стран, которые  не поддержали резолюцию предусматривающую самые серьезные меры в отношении Тегерана. Однако вряд ли кто рассчитывал на эффективность этого шага, ведь они не имеют права вето, и проект резолюции без труда набрал необходимые 9 из 15 голосов.

Впрочем важно не это, важно то что система региональных отношений дала трещину, расширение которой может обернуться самыми непредсказуемыми последствиями. Израильско-турецкие противоречия лишь вершина тех процессов которые зреют в недрах региональной политики, остается лишь гадать где можно ожидать нового выхода зреющих противоречий.

http://novosti.az/analytics/20100610/43435825.html