КОЕ-КТО ДО СИХ ПОР ПОЛУЧАЕТ ЗАРПЛАТУ ОТ БАКИЕВЫХ

КОЕ-КТО ДО СИХ ПОР ПОЛУЧАЕТ ЗАРПЛАТУ ОТ БАКИЕВЫХ- уверен генерал Алик ОРОЗОВ — кадровый чекист, бывший заместитель секретаря Совбеза Кыргызстана, ушедший из команды К. Бакиева в апреле 2007 года. Поговорить с профессионалом, проработавшим не один десяток лет в органах нацбезопасности, есть о чем — тем более сегодня, когда безопасность страны висит на волоске.

Корректировку в план нашей беседы внесла сама жизнь — накануне власти обнародовали запись телефонных разговоров Усена Сыдыкова — одного из тех, кто, как выяснилось, и готовил зловещие события 12-17 мая. А затем пришло известие и о его аресте.

«Сыдыков мог стоять
и за событиями в Маевке»

— На кого же работает Усен Сыдыков? На Бакиева? Или на кого-то еще…
— Только на себя — я в этом убежден. Как работал на себя и прежде… Усен Сыдыков, как помните, был одним из тех, кто привел к власти Курманбека Бакиева. Зачем? Претендовать на главный выборный пост в стране сам Сыдыков по ряду причин не мог. Бакиев же казался ему удобной фигурой, при которой можно было играть роль кукловода. Не случайно Усен Сыдыков сразу потребовал себе должность руководителя президентской администрации — ведь это ключевая должность по своей мощи и значимости. У чиновника на этой должности — в чем я лишний раз убедился, работая в Совете безопасности, — власти больше, чем у спикера и премьера. И Усен Сыдыков в тот послереволюционный период действительно стал ключевой фигурой в стране. Действовал сам, ссылаясь на президента. И сегодня Усен Сыдыков, по моему мнению, является одной из ключевых фигур, дестабилизирующих обстановку по всему Кыргызстану. Сам он в президенты не рвется, нет — по возрасту не проходит, ему уже 67 лет. Но кукловодом, серым кардиналом быть хочет.
— Вы сказали — по всему Кыргызстану. На севере республики тоже?
— Я предполагаю, что и события в Маевке не обошлись без участия Усена Сыдыкова. Уж очень знакомый почерк. В 2005 году, став руководителем администрации президента, Сыдыков откровенно и открыто привел в Бишкек с юга десятки тысяч людей, скомандовав им: «Берите землю». Поговорите с милицейскими офицерами, они вам подтвердят: когда милиция пыталась прогнать самозахватчиков, их бригадиры звонили напрямую Усену Сыдыкову: «Нам мешают». «Передай трубку», — говорил тот, и милицейский начальник слышал голос руководителя президентской администрации: «Это — решение президента». Так у Сыдыкова появилась своя «пятая колонна» в окрестностях Бишкека — со своими сотниками, тысячниками… Не исключаю, что именно эти люди заранее провели разведку в Маевке, выбрали дома, предназначенные для погромов. Вы ведь, наверное, тоже обратили внимание: погромщикам (или какой-то их части) не нужна была земля, не нужно было даже имущество маевцев. Перед ними была поставлена четкая задача — дестабилизировать обстановку. Причем именно на межнациональной почве. В этой связи сразу вспоминаются ошские события 1990 года, когда на персону Усена Сыдыкова я впервые серьезно обратил внимание.
— Вы к тем событиям имели какое-то отношение?
— Можно сказать, находился в их гуще. Я работал тогда помощником председателя КГБ республики генерала Асанкулова, и вся информация по этим событиям, все документы проходили через меня. Южане (особенно узбеки) считали главным виновником той трагедии Усена Сыдыкова, говорили, что руки у него по локоть в крови.
Начиналось все, опять же, с земли, которую стала просить кыргызская молодежь. Усен Сыдыков — в то время 1-й секретарь Ошского обкома партии и одновременно председатель областного совета — им сказал: «Выбирайте сами». Они выбрали поле по соседству с узбекским селом, стали делить на нем участки, забивать колышки. Возмутились узбеки: «Мы здесь выпасаем скот». Власти не отреагировали. Тогда, сказали узбеки, давайте землю и нам — у нас тоже есть дети, тоже надо строиться. Им власти отказали. А Сыдыков сказал представителям кыргызской молодежи: «Десять тысяч человек собрать можете? Собирайте и берите землю». Те так и поступили. Начались стычки. Когда власти поняли, что обстановка накаляется, опомнились, решили дать самозахватчикам землю в другом месте. Но поздно — те уже успели «благословение» на строительство получить: лошадь зарезали, кровью землю окропили, «омин» сделали. Никуда, говорят, теперь отсюда не уйдем.
4 июня 1990 года узбеки собрались огромной толпой и пошли поле освобождать. Между ними и кыргызами стеной встала милиция. И чтобы остановить толпу, открыла огонь. Были убиты шестеро узбеков. Их взбудораженные соплеменники понесли трупы по улицам Оша. По пути перевернули несколько автомашин, подожгли троллейбус. Среди кыргызского населения распространились слухи, дошедшие до отдаленных районов: Ош горит, полгорода разгромлено, узбеки якобы насилуют кыргызских девушек… Население в эти слухи поверило, пошло спасать Ош. И по пути разгромило город Узген, населенный преимущественно узбеками. Вот во что вылились те давние действия Усена Сыдыкова. Не случайно, как я слышал, даже президент Ислам Каримов считает, что именно он спровоцировал те события.
— Тогда ведь шло мощное расследование, приезжали следователи из Москвы. Почему же Усена Сыдыкова не привлекли к ответственности?
— Его, как мог, спасал Абсамат Масалиев — тогдашний первый секретарь ЦК компартии. От него кто только не требовал: убери Сыдыкова! Но он держал его до последнего, пока сам у власти оставался.
— Чем тогда руководствовался Усен Сыдыков, раздавая землю и провоцируя межнациональные столкновения?
— Затрудняюсь ответить однозначно. Быть может, тоже амбициями, стремлением удержаться у власти любой ценой… Такая вот роковая личность.
— Думаете, за всеми последними захватами земель вокруг Бишкека стоит тоже Усен Сыдыков?
— За всеми — вряд ли. Вообще, проблема самозахватчиков не так проста, как кажется на первый взгляд. Среди них есть и наемники, а есть и в самом деле отчаявшиеся люди — пример которым подала сама власть. Южнее Бишкека есть водозабор — охраняемая зона. Строить там что-либо категорически запрещено. Максим Бакиев, наплевав на запрет, эту землю в ущелье натуральным образом захватил и построил 66 особняков для продажи толстосумам. Каждый — стоимостью в миллион долларов…
Или взять все эти непонятные застройки в центре Бишкека. Почему деловой центр столицы, «сити», превращается в спальный район, куда ни посмотри — везде элитные жилые многоэтажки? Эти участки тоже захвачены — бывшими чиновниками и членами их семей.
Иссык-кульский курорт «Аврора», отданный на откуп Марату Бакиеву, — возле корпуса осталась лишь узенькая тропинка. Многолетние сосны, ели — все уничтожено. На их месте тоже выросли особняки. И сколько еще таких рейдерских захватов было! Вот с кого брали пример и мародеры — деклассированные элементы, для которых телевизор или компьютер — недостижимая мечта.
Бедняки — это основное «пушечное мясо» тех, кто пытается дестабилизировать обстановку в Кыргызстане. Разве кто-то из них откажется помитинговать-побузить «за Бакиева» или за кого-то еще, если ему предложат тысячу сомов в день?
В селах — нищета страшная, люди на одном чае с лепешками сидят.
И спокойствия в стране не будет, пока на свободе остаются люди, раздающие деньги.
И пока работают каналы финансирования.
Одними патрулями события, подобные маевским, пресечь невозможно. Здесь нельзя действовать только милицейскими методами. Зачинщиков ищут среди тех, кто громче всех кричит, и их хватают. А настоящие зачинщики — самые тихие люди. Чтобы нейтрализовать их, должны работать спецслужбы — своими специфическими методами.

«Спецслужбы долго зачищали
— от профессионалов».

— Усена Сыдыкова они все-таки поймали. Почему же не могут поймать остальных смутьянов?
— Да, задержание Усена Сыдыкова — первая удачная операция ГСНБ. Молодцы, что тут еще скажешь!.. Но, как мне представляется, в этом — больше заслуга «технарей», тех, кто организовал и провел прослушивание телефонных разговоров. Техника, которой в свое время обзавелись Бакиевы для слежки за оппозицией, теперь сработала против них самих. Но заметьте: эту операцию ГСНБ начала проводить в самый последний момент, когда выступления противников временного правительства уже начались. А профессиональные оперативники должны были знать заранее, когда и где они начнутся и кто будет их организовывать. И действовать на опережение. Спецслужбы должны работать, исходя из конкретных угроз. Скажем, криминальные группировки — это «подопечные» милиции. Но если их активность разрастается до таких размеров, что может взорвать страну изнутри, то по ним должны в первую очередь работать органы национальной безопасности.
Почему не могут нейтрализовать остальных, вы спрашиваете? Здесь — целый клубок причин. За 19 лет суверенитета Кыргызстана в органах нацбезопасности сменилось 12 руководителей — и среди них не было ни одного чекиста-профессионала. Ни одного! И все эти годы происходила депрофессионализация спецслужбы. При одном Калыке Иманкулове из СНБ ушли 300 офицеров, за плечами которых — учеба, опыт, навыки. Их место заняли те, кто умеет грабить и приносить деньги — я их называю «алдаярами». Небезызвестного Алдаяра Исманкулова, как помните, задерживали с поличным. Но затем восстановили на работе, даже повысив в должности. Что хорошо умеют делать «алдаяры» — так это расправляться с неугодными режиму людьми. Сжигать их в «Лексусах», ломать руки и ноги, выбрасывать из окон…
— Но ведь при Бакиеве спецслужбы могли любого из-под земли достать. Почему же сейчас не могут?
— Знаете, какую зарплату положили классным операм-чекистам? По 8 тысяч сомов, как дворникам. А Марат Бакиев, фактически руководивший ГСНБ, доплачивал некоторым сотрудникам из своего кармана — в долларах. И сколотил из них по сути свой личный отряд. Не исключаю, что выплата этих зарплат продолжается до сих пор. Ряд должностных лиц (не буду сейчас называть их имена) по-прежнему, я уверен, работает на Бакиевых. Это, кстати, признал сам и.о. председателя ГСНБ Душебаев: днем сотрудники правоохранительных органов братьев Бакиевых ищут, а ночью тащат им продукты. Эти люди сидят на оперативных совещаниях и узнают обо всех планах спецслужбы. Стоит ли удивляться, что и Бакиевы узнают о готовящихся операциях еще до их начала?
С соблюдением секретности у нас всегда были проблемы. Хорошо помню, как в начале 90-х, работая начальником управления Госкомитета национальной безопасности по Ошской области, я направлял президенту Акаеву через председателя ГКНБ Бакаева уникальную информацию стратегической важности. На своей записке указал: «Строго конфиденциально, по прочтении — сжечь». А потом узнаю — этот документ гуляет по всему Дому правительства… Акаев, как мне рассказывали те, кто с ним работал, мог секретный документ просто выбросить в урну, мог засунуть в стопку прочих, общедоступных бумаг…
Так легкомысленно относились высшие должностные лица к плодам очень трудной работы спецслужб.
Честно говоря, сомневаюсь, что сейчас относятся иначе.
— А где сейчас может находиться Жаныш Бакиев? Правда ли, что, как сказал генерал Душебаев, курсирует где-то между Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном?
— Если так, то это тоже характеризует состояние наших органов нацбезопасности, а заодно и Пограничной службы. Как бы мы ни ругали Лукашенко, но посмотрите — он дает своим спецслужбам команду: «Чтобы завтра Бакиев был в Минске!». И ее четко исполняют, хотя препятствий много — надо «коридор пробить», надо еще много чего сделать… А что будет, если, скажем, Атамбаев даст такую команду: «Чтобы завтра Жаныш был здесь!»? Операция развалится на полпути…
По моим же данным, Жаныш Бакиев находится где-то в Хороге, в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана. Его туда вывезли наркобароны.

«Жаныш контролировал наркотрафик.
А может, контролирует до сих пор…».

— Бакиевы связаны еще и с наркомафией?
— В России, кстати, об этом знали давно. Очень показательный факт. Депутат Госдумы Семен Багдасаров, выступая 9 апреля на пленарном заседании, прямо сказал: «За последние годы при нахождении у власти Курманбека Бакиева при активном участии его сына Максима Бакиева, тесно связанного с международной наркомафией, нашей стране был нанесен ущерб значительно больший, чем от фашистского режима Саакашвили». Депутат пояснил, что порядка 70 процентов всех наркотиков поступает в Россию через территорию Кыргызстана. «Но вместо заслона Бакиев недавно принял решение о ликвидации агентства по борьбе с наркомафией, в результате чего количество поступающих в Россию наркотиков увеличилось на порядок», — добавил Багдасаров. Российский депутат, на мой взгляд, ошибся лишь в одном — упомянув Максима вместо Жаныша. Насколько мне известно, ликвидировать АКН была именно его, Жаныша, идея. Чтобы получить полный контроль над наркотрафиком. Полную монополию. Жаныш ведь не брезговал ничем. Даже чтобы получить лицензию на использование скутеров на Иссык-Куле, их владельцам приходилось получить «добро» в… Службе госохраны, возглавляемой им. Разумеется, не даром — по моим данным, за 5 тысяч долларов. А тут такая кормушка открылась!

Орозов Алик Карыбаевич, 59 лет. Родился в Алайском районе Ошской области. Окончил исторический факультет КГУ, Высшие курсы КГБ СССР, Высшие курсы повышения квалификации при Краснознаменном институте КГБ им. Ю. Андропова (специальность — разведподготовка), высшие курсы при Академии Федеральной пограничной службы РФ, курсы подготовки военных дипломатов при Академии МИД РФ.
В органах госбезопасности — более 20 лет. Прошел путь от младшего оперуполномоченного до начальника областного управления. В 1994-99 годах служил в Группе российских пограничных войск в Кыргызстане: сначала погранпредставителем на кыргызско-китайском участке границы, затем — начальником службы собственной безопасности ГПВ РФ. Затем работал заведующим отделом по делам обороны и правоохранительных органов аппарата правительства КР и заместителем секретаря Совета безопасности. С этого поста в апреле 2007 года ушел в отставку по собственному желанию в знак несогласия с политикой К.Бакиева.
Лидер Демократического объединенного союза (ДОС), созданного весной 2008 года отставными офицерами силовых структур.

Жаныш давно уже подбирался к контролю над госграницей. В мае 2006 года, когда через границу в Кадамжайский район прорвались боевики из Таджикистана, я работал заместителем секретаря Совбеза. Побывав на месте инцидента и разобравшись в его причинах, я пришел к выводу: Пограничную службу нужно срочно выделять из СНБ (при которой она тогда состояла) в самостоятельное ведомство. И убедил в этом тогдашнего руководителя администрации президента Мыктыбека Абдылдаева. Он попросил подготовить обоснование для президента. Готовим. Вдруг приходит Жаныш Бакиев, тогда работавший заместителем председателя СНБ. «Слышал, — говорит, — что погранслужбу решили отделять. Не надо этого делать». Ни одного убедительного аргумента я от него не услышал и с ним не согласился. Тогда он стал торговаться, просить, чтобы, выделив погранохрану, ему оставили хотя бы пограничный контроль (самую, между прочим, кормушку!). Я сказал, что такого не может быть в принципе. Он тогда стал намекать: мол, я — брат президента, со мной лучше дружить. Но я уперся… Лишь потом мне стал до конца понятен его интерес к границе. И, в частности, к маршрутам наркотрафика. Он все равно получил над ними контроль — через своих ставленников.
— А сейчас эти маршруты действуют?
— Не могу этого исключать… А вы представляете, что такое наркотики, что это за деньги? Целую армию можно вооружить. Вот вам еще один источник финансирования беспорядков. И пока наркотрафик не будет полностью перекрыт, спокойствия в стране не будет.

«Срочно разобраться с кадрами!
Пока не поздно…».

— И здесь опять приходится возвращаться к работе спецслужб…
— И к кадровой политике вообще. У меня складывается впечатление, что люди во временном правительстве не видят разницы между спецслужбами и правоохранительными органами, между Министерством обороны и Пограничной службой. Это видно по подбору кадров, по тому, что на самые ключевые должности, призванные обеспечивать безопасность страны, по-прежнему не хотят ставить профессионалов. Роза Отунбаева как-то рассказывала: когда после революции 2005 года она работала министром иностранных дел, ей позвонил руководитель президентской администрации Усен Сыдыков и потребовал назначить послом в Китай его зятя. Роза Исаковна отказалась: «А он что, китаевед? Он ведь вообще не дипломат». Тогда Сыдыков попросил назначить брата зятя генконсулом в Эмираты. Отунбаева опять уперлась. «Так для чего же мы тогда революцию делали?!» — возмущенно воскликнул Усен Сыдыков.
— Временное правительство наступает на те же грабли…
— Вот именно. Лично у меня не укладывается в голове, — как можно за революционные заслуги награждать должностью? Ну объявите активного революционера народным героем, ну дайте ему орден «Манаса», выделите ему квартиру, даже памятник поставьте… Но на должностях должны работать профессионалы! Сейчас же в стране — охлократия, чиновников выбирает толпа. Результат — одним из губернаторов стал… бывший шофер — никаких других занятий в его биографии не обнаружилось. Одним из акимов избран человек с судимостью…
Может ли что-то сделать временное правительство? Может. Должна работать кадровая служба. Ладно, пусть народ предлагает кандидата на должность. Но мы его проверим. Если найдем грязные пятна в биографии или отсутствие какого-либо опыта — предъявим народу: вы хотите, чтобы такой человек вами управлял? Вы не думаете о том, каких он дров наломает?
Говорят — милиция деморализована. А почему? Потому, что милиционеры не доверяют своим командирам — особенно среднего звена. Думаю, нужно временно забыть про военное единоначалие и дать возможность милиционерам выбирать этих командиров из своей среды. Ошибки, уверен, не будет, они выберут действительно авторитетных. Знаете, как в русской армии во время Первой мировой войны награждали Георгиевскими крестами? Давали, допустим, на роту несколько крестов: «Распределяйте сами». И распределяли — совершенно справедливо: все ведь знали, кто на самом деле лучше всех воюет. Таким же образом нужно поступать и в гражданских госучреждениях. Сам коллектив выберет наиболее достойного руководителя. И недовольства действиями временного правительства, а значит, и хаоса станет гораздо меньше.
— Не могу вас, генерала, не спросить: существует ли какой-то генеральский заговор — о котором, не стесняясь в выражениях, уже заговорил и Алмазбек Атамбаев?
— Да нет, думаю, никакого заговора. Да, военные люди сейчас много встречаются, хотят, может быть, даже объединиться. Но не для того, чтобы свергать временное правительство. А для того, чтобы предотвратить хаос и сползание страны к гражданской войне. Они по большому счету хотят помочь временному правительству, они патриоты и беспокоятся за судьбу страны. А их не хотят допустить к реальной работе: «Без вас справимся». Это — в лучшем случае. В худшем — лепят из них образ врага, выдавливают по сути в лагерь противника. Только потому, что генералы критикуют временное правительство. Критикуют — значит, свергнуть хотят — такая, видно, кое у кого логика. Зачем придумывать себе мифических врагов, неужели мало реальных?!
— Кстати, о врагах. Как считаете, последние события снизили угрозу гражданской войны в Кыргызстане? Не придется ли вводить в страну войска ОДКБ?
— Да, сами же «бакиевцы» последней своей вылазкой нанесли по себе очень ощутимый удар и, сами того не желая, помогли временному правительству. Смертельный ли этот удар? Посмотрим. Ситуация в стране, как видите, по-прежнему непредсказуемая. И быстро меняющаяся. Ближайшие дни уже прояснят перспективу. И тогда можно будет поговорить о роли ОДКБ в стабилизации обстановки в Кыргызстане. И еще о многом другом…
интервью вел Вадим НОЧЕВКИН

Источник — Газета Дело №…
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1274678400