Турция откроет в Узбекистане два исследовательских института по вопросам религии

Комиссия Совета Высшего Образования Турции (СВО) под руководством профессора доктора Йекты Сарача начала работу по созданию в Узбекистане Международного научно-исследовательского центра имени Имама Бухари и Центра исламских исследований имени Имама Матуриди, сообщает Анадолу. О необходимости открыть такие институты, где изучались бы вопросы религии, договорились президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев во время визита узбекского лидера в Анкару.

Как передает государственное агентство Турции «Анадолу», Глава Совета Высшего Образования республики Йекта Сарач уже начал прорабатывать вопросы организации и создания инфраструктуры для будущих институтов. Чиновник вместе с делегацией от СВО в этом месяце посетит Узбекистан для более детального изучения вопроса.

Международный центр научных исследований имени Имама Бухари будет базироваться в Самарканде, в то время как Центр исламских исследований имени Имама Матуриди откроют в Ташкенте.

Напомним, во время совместной пресс-конференции лидеров Турции и Узбекистана в Анкаре Эрдоган заявил, что обе стороны пришли к решению о необходимости расширять сотрудничество во всем, что касается развития тюркско-исламской цивилизации. «Мы передали указания и инструкции по расширению совместной работы с Узбекистаном всем нашим министерствами и институтам. В свою очередь, я искренне рад тому, что Узбекистан солидарен с нами в этом вопросе. Даст Бог, создание Института Имама Бухари и Института Имама Матуриди сделает наш союз еще более крепким», — заметил турецкий президент.

Напомним, что визит Мирзиеева в Турцию состоялся 25-26 октября.

01.11.2017

Источник — fergananews.com

Узбекистан-Турция: Это любовь?

Прошедший на днях узбекско-турецкий саммит в Анкаре напоминал встречу давно не видевшихся старых друзей.

«По нашим глазам видно, как за 20-летний перерыв мы соскучились друг по другу», – отметил президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев во время совместного брифинга со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, подчеркнув при этом, что на переговорах они «понимали друг друга не с полуслова, а без слов, по взгляду».

Поездка Мирзиеева в Анкару в конце прошлой недели состоялась по инициативе Эрдогана и была первым государственным визитом узбекского президента в Турцию за последние 18 лет. На совместном брифинге лидеры двух стран пребывали в хорошем настроении. «Нас радуют осуществляемые в Узбекистане инициативы. Мы дали указание всем министерствам и [неправительственным] организациям развивать полномасштабные отношения с Узбекистаном», – сказал Эрдоган.

Во время визита Мирзиеева узбекские и турецкие компании подписали 30 документов на общую сумму $3,5 млрд. Соглашения были заключены в самых различных отраслях, включая энергетику, транспорт, текстильную промышленность, электронику, строительство и сельское хозяйство. Целью, по словам представителей властей, является увеличение двустороннего товарооборота с $1,2 млрд в 2016 году до $3-4 млрд в ближайшие годы.

Мирзиеев задал тон, перед вылетом подписав постановление об упрощении визового режима для турецких граждан. Теперь турецкие предприниматели смогут получать визы на год без приглашения, а срок обработки обращений за визой сократится до трех дней. Туристы смогут получать визы на 30 дней. Визовые проблемы были одним из крупных препятствий для развития отношений, особенно учитывая, что граждане Узбекистана могут ездить в Турцию вообще без виз.

«Наступят дни, когда между нашими дружественными и братскими народами виз не будет. Мы обязательно будем к этому стремиться», – сказал Мирзиеев репортерам в Анкаре.

Стену взаимного недоверия удалось разрушить после кончины в сентябре прошлого года президента Ислама Каримова. В качестве жеста доброй воли Эрдоган посетил его могилу в Самарканде 18 ноября, до этого публично заявив, что желает начать отношения с Узбекистаном с нового листа.

История узбекско-турецких отношений начиналась очень позитивно. Турция была первым государством, признавшим независимость Узбекистана в последние дни 1991 года. Каримов буквально через несколько дней первым из центральноазиатских лидеров нанес визит в Анкару. «Моя страна будет двигаться вперед по турецкому пути», – сказал он тогда, судя по всему, подтверждая опасения, что после развала СССР многие южные республики автоматически перейдут в орбиту Турции, с которой их сближают общие тюркские корни.

Турецкая модель нравилась Каримову по причине ее светскости, а также в связи с возможностью получения турецкой финансовой помощи. В первый год независимости Турция предоставила Узбекистану 2 млн тонн зерна и ссуду в $590 млн сроком на три года.

Но эйфория скоро закончилась. Когда Мухаммад Солих, оппонент и главный конкурент Каримова на президентских выборах 1991 года, бежал из страны, он сначала получил убежище в Норвегии, а затем поселился в Турции, где скрылся от уголовного преследования. Анкара отвергала обращения Ташкента по поводу его депортации, вызвав у узбекской стороны подозрения, что Турция предпочитает этого пантюркистского политика коммунистическому аппаратчику Каримову.

Последний раз Каримов посетил Турцию в 1999 году. В 2003 году Эрдоган, занимавший тогда пост премьер-министра, нанес ответный визит.

Отношения полностью испортились в 2011 году, когда узбекские власти выдворили из страны турецкие компании, включая владельцев гипермаркета «Туркуаз» и сети супермаркетов «Демир». Годом позже по узбекскому телевидению показали критическую передачу, в которой заявлялось, что турецкие предприниматели уклонялись от уплаты налогов и открывали нелегальные фабрики, где рабочие получали крайне низкую зарплату и трудились в тяжелых условиях. В Узбекистане даже запретили турецкие мыльные оперы. Дошло до того, что из-за показа турецких сериалов узбекские власти прекратили трансляцию по местному кабельному телевидению российского телеканала «Домашний».

«Каримов сильно разочаровался в Турции. Из-за охладевших отношений с Турцией даже притормозили переход на латиницу, – сказал политолог Рафаэль Саттаров. – Более того, силовая элита [в Узбекистане], выдавливавшая турецких инвесторов, подлила масла в огонь. Они представили это развитие событий в качестве борьбы между различными силами, стремящимися дестабилизировать Узбекистан. Турция восприняла это как пощечину».

Приход Мирзиеева к власти практически сразу привел к потеплению в двусторонних отношениях. Торговый оборот с Турцией за первые девять месяцев 2017 года вырос почти на треть. Турецкие предприятия зарегистрировали 20 компаний в Узбекистане, а еще 53 получили разрешения на создание местных представительств. Мирзиеев также предпринял некоторые предварительные шаги относительно предоставления компенсаций владельцам турецких супермаркетов «Туркуаз» и «Демир». Подряд на строительство делового центра «Ташкент-Сити» был присужден турецкой компании Tabanlıoğlu Architects. Узбекские СМИ снова начали регулярно говорить о Турции. Одна местная телевизионная станция даже начала трансляцию популярной турецкой мыльной оперы «Черная любовь».

Узбекские СМИ активно освещали государственный визит Мирзиеева в Турцию. Когда узбекский лидер наблюдал за военным парадом, традиционно организуемым в рамках государственных визитов, он поприветствовал солдат турецкими словами «мераба аскер» («мое приветствие солдатам»). Видео этого момента, который многие истолковали как очередное проявление оттепели в отношениях, стало сенсацией в узбекских социальных сетях.

Но некоторые аналитики несколько настороженно относятся к оттепели, особенно в связи с тем, что в последние годы Турция постепенно лишилась своей светской сущности и обрела больше мусульманскую идентичность. «Меня лично беспокоит то, как развиваются отношения с Эрдоганом, поскольку он будет использовать это в качестве возможности для продвижения своей религиозной и политической повестки в Узбекистане. Это может привести к укреплению политического ислама в Узбекистане», – сказал живущий за границей узбекский политолог Пулат Ахунов.

Но Саттаров считает, что у Мирзиеева особо нет выбора, и он будет привлекать инвесторов, откуда только сможет. «Мирзиеев нуждается в большом экономическом росте, чтобы обеспечить стабильность своего режима. Он не скрывает, что хочет войти в историю как реформатор, значительно повысивший уровень жизни узбекистанцев», – сказал Саттаров.

Понедельник, 30 октября, 2017

Источник — russian.eurasianet.org