Турция – Иран: брак по расчету или..?

google

Ближний Восток после победы в Сирии

Когда президент США Дональд Трамп выступил с призывом к союзникам и другим странам прекратить с 4 ноября закупку нефти из Ирана (после этой даты поставки оттуда будут считаться нарушением санкций), а также объявил о введении дополнительных санкций против центрального банка Ирана, Анкара заявила, что Вашингтон «совершает ошибку», а Турция «будет придерживаться своей принципиальной позиции», поддерживая торгово-экономические и финансовые отношения с Тегераном.

В этой связи некоторые турецкие эксперты предполагали, что Анкаре удастся все же договориться с американцами, как это было в период с 2012 по 2015 год, когда ей удалось сохранить возможности для своих компаний вести бизнес с Ираном. Сегодня не получается. Однако Тегеран зафиксировал такую позицию турок. Поэтому когда США начали уже против Турции тарифные и торговые войны, то Иран осудил такую политику США, выступил с поддержкой Анкары. Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми заявил, что Тегеран «готов оказать посильную поддержку Турции в противодействии американским санкциям», подчеркнув, что две столицы могут стать «хорошими друзьями». Помимо того, Иран призвал Анкару «объединиться, чтобы дать совместный отпор общему врагу».

Правда, как «враги» в отношении друг к другу позиционируют себя лишь Тегеран и Вашингтон. Турция и США до этой черты пока еще не дошли, да и американскую политику (по сравнению с иранским направлением) в отношении Анкары санкционной в буквальном смысле не назовешь. По Турции — и не только по ней — реально пока бьют только пошлинами, хотя бьют больно. Так, Анкара занимает шестое место по объему экспорта стали в США, Трамп повысил пошлины. В итоге стала обваливаться лира, обнажились острые экономические проблемы. Но пусть американцы и недовольны внешней политикой Турции, ее сближением с Россией и Ираном, покупкой российских зенитных ракетных систем с-400. Увязка этих вопросов с намеренным вводом Вашингтоном новых пошлин носит условный характер. Просто США дают Анкаре понять, что она потеряет роль привилегированного партнера, если не будет придерживаться предлагаемых ей правил игры.

Другое дело, что использование Вашингтоном так называемых экономических репрессий и иранских санкций хронологически совпали. Однако маневренности у Турции на американском направлении по сравнению с Тегераном значительно больше. Отсюда демонстрация Анкарой возможностей активизации сотрудничества в рамках новых объединений и союзов, имея в виду, конечно, и Иран. Тем более что на этом направлении Турция, помимо России, может получить определенную поддержку и со стороны стран Европейского союза, которые не поддержали выхода США из ядерной сделки с Тегераном. Следует также сказать, что в сложившемся на сирийском направлении треугольнике Россия — Турция — Иран отношения между Анкарой и Тегераном, как странами региональными, всегда имели определенную историческую специфику.

Исторически они выступали как конкуренты, таковыми являлись и до недавнего времени. Достаточно вспомнить, пишет турецкая газета Sabah, отношение двух стран к такому феномену, как «арабская весна». Анкара тогда рассматривала ее как «стремление народов региона к демократии и свободе турецкого образца», а иранские лидеры считали своей «победой» и бросали угрозы в адрес Анкары. Последняя не оставалась в долгу, обвиняя Тегеран «в сектантской политике и стремлении» доминировать на Ближнем Востоке. В Сирии две столицы долго адаптировались друг к другу, используя посреднические усилия Москвы. Анкару и Тегеран толкала к совместному сотрудничеству американская политика, опасения, что США удастся реализовать в регионе курдский проект. Затем их сблизил катарский кризис, когда они почувствовали, что Вашингтон с опорой на Саудовскую Аравию намерен изменить региональный порядок в свою пользу.

В то же время есть моменты, на которые обращают внимание многие эксперты. Да, сближение между Турцией и Ираном обозначено наличием серьезных экономических и торговых связей. Анкара импортирует значительную часть своей энергии из Ирана — 20% газа и 30% нефти. Двусторонняя торговля между двумя странами, которая в 2016 году составляла 9,65 млрд долларов, имеет большой потенциал увеличиться до 30 млрд долларов. В то же время Турция не сжигает мосты в своих отношениях с Вашингтоном, в то время как и Тегеран до недавнего времени дискутировал относительно того, вступать ли в диалог с США по ядерной сделке, а если да, то на каких условиях. Не случайно в этой связи турецкие эксперты относят альянс Анкара — Тегеран к так называемому «ограниченному разряду», готовности к сотрудничеству «там, где интересы двух стран пересекаются».

Но принципиальная проблема как раз в том, что никто не знает, действительно ли Турция и Иран ориентированы на сохранение статус-кво на Ближнем Востоке таким, каким его привыкли видеть в недавнее время, или у них существуют собственные геополитические проекты, связанные с укреплением своей новой политической идентичности. Так что сценарии дальнейшего развития событий в альянсе Анкара — Тегеран остаются неясными. Некоторые эксперты предполагают, что Трамп в одинаковой мере, но с разными целями использует в отношении Турции и Ирана «северокорейские приемы» и будет «ассиметрично разжимать клещи» после ноябрьских выборов в Конгресс США. В свою очередь Анкара и Тегеран вместе заговорили о необходимости «продвигать многосторонние подходы ко всем вызовам через региональные организации».

Конечно, американцы понимают, что турецко-иранский суннитско-шиитский фронт может занять доминирующее положение в северной части Ближнего Востока и кардинальным образом изменить там расстановку сил. При этом эксперты из США считают, что такой союз может стать полноправным, и предлагают свои контрдоводы. Один из них: начать переговоры с Россией и признать ее доминирование в регионе, чтобы вбить клин в отношения Москвы с Анкарой и Тегераном. Или разыграть карту с Турцией как членом НАТО, выбросить на-гора исторический клубок ее противоречий с Ираном. «В настоящее время политика, проводимая Анкарой, обозначает путь, на котором будут иметь место болезненные периоды, — пишет один турецкий эксперт. — Но лучше всего перестать вращаться вокруг американской орбиты, сформировать собственную и принять другие страны на нее».

Станислав Тарасов

Источник — REGNUM

Сумеют ли РФ и Турция договориться по Идлибу

google

Анкара настоятельно просит Москву обуздать Дамаск
Юрий Паниев
Зав. отделом международной политики «Независимой газеты»

13 авг. 18

Глава МИД РФ Сергей Лавров начал двухдневный визит в Анкару. В программе визита – участие в совещании послов Турции и переговоры с коллегой Мевлютом Чавушоглу. Во вторник министры обсудят подготовку к встрече лидеров России, Турции, Германии и Франции по Сирии и ситуацию вокруг Идлиба, который угрожает стать ареной турецко-сирийского столкновения.

Выступая в понедельник на совещании турецких послов, Чавушоглу заявил, что Анкара продолжает курс на дальнейшее укрепление связей с Москвой. «Наша политика открытая и прозрачная. Она способствует защите общих интересов и достижению полезных результатов для обеих стран. В рамках этой доверительной политики мы спокойно обсуждаем с РФ наши разногласия», – пояснил он.

Ожидается, что Лавров выступит на совещании во вторник. Это будет первое подобное выступление в практике отношений России и Турции, что, как отметили в МИД РФ, свидетельствует о высокой степени взаимного доверия между главами внешнеполитических ведомств, наличии значительных областей совпадения или близости интересов обеих стран, координации позиций по ключевым международным и региональным проблемам.

В первую очередь координация касается Сирии. Ведь на России и Турции как участницах астанинского процесса лежит особая ответственность за обеспечение мира, безопасности и стабильности в этой стране. Министры рассмотрят ход подготовки к планируемой на 7 сентября в Стамбуле четырехсторонней встрече лидеров России, Турции, Германии и Франции по сирийскому урегулированию.

«За идеей саммита в Стамбуле просматривается попытка России урегулировать сирийскую проблему через использование новой ситуации. Она состоит в том, что президенты Путин и Трамп в Хельсинки, похоже, обозначили точки соприкосновения по Сирии, правда без всякого документального оформления. Речь идет о контурах компромисса в духе tacit agreement, призванного зафиксировать точки возможного согласия, которые могут стать рамками будущей открытой договоренности», – сказал в беседе с «НГ» главный научный сотрудник Института Европы РАН, востоковед Александр Шумилин.

По его мнению, между лидерами России и США существует взаимопонимание относительно предпочтительных сценариев приближения Сирии к политическому урегулированию. И зондирование сторонами тех или иных вариантов компромисса с привлечением европейских стран уже происходит. Недаром после хельсинкского саммита Лавров и начальник Генштаба РФ Валерий Герасимов посетили Германию и Францию.

«Что касается европейцев, то теперь у Москвы задача максимум – привлечь их к восстановлению Сирии. Задача минимум – содействовать возвращению беженцев в качестве первого шага Европы в реконструкции Сирии, – отметил Шумилин. – Цель стамбульского саммита – мобилизовать всех, кого можно, на то, чтобы изменить повестку дня с гражданской войны в Сирии на ее восстановление. А задача непосредственно России – выступить в роли созидателя в Сирии и найти взаимопонимание с Западом».

Турция согласна с такой позицией России, поскольку на ее территории проживает наибольшее количество сирийских беженцев – 3,5 млн, и своим присутствием они способствуют росту напряженности в стране. Однако анонсируемая президентом Башаром Асадом операция Сирийской правительственной армии в Идлибе – контролируемом Анкарой повстанческом анклаве – грозит новым потоком беженцев. Чтобы не допустить гуманитарный кризис у своих границ, Турция всеми силами стремится убедить Россию отговорить от боевых действий Асада, за которым будут стоять иранские военные и ВКС России.

На вопрос, смогут ли Лавров и Чавушоглу договориться по Идлибу, Шумилин ответил: «В свете резкого обострения отношений Турции с США потенциал Москвы пробить свое видение ситуации в Идлибе повышается, хотя и без гарантии. Точки соприкосновения с Анкарой на этом треке есть, поскольку Москва сдвигается от полной поддержки Асада к роли посредника. Она выступает за поиск формулы долговременного перемирия в Идлибе при условии, что Турция будет подавлять активность в провинции радикальных группировок типа «Хайят Тахрир аш-Шам» – бывшей «Джебхат Ан-Нусры» (запрещена в России. – «НГ»). В случае же, если Асад начнет там военную операцию, Москве придется действовать, так как она контролирует воздушное пространство. Ведь Турция будет вынуждена защищать Идлиб и с воздуха тоже. Так что России предстоит либо предоставить коридоры для турецких самолетов, либо их сбивать, что поставит крест на отношениях с Анкарой».

Эксперт напомнил, что в случае с Израилем фактически были созданы коридоры для израильской авиации, и это вызвало крайнее недовольство Тегерана. «С одной стороны, стремление Дамаска вернуть под свой контроль оставшуюся территорию Сирии поддерживается Россией. С другой – присутствие турецких военных и риски столкновения с ними российских ВКС вынуждает приложить максимум усилий на дипломатическом фронте», – заключил он.

Источник — независимая газета

Зачем Турция будет вступать в БРИКС и почему это неизбежно?

google

Турецкий гамбит имени Эрдогана

Михаил Хазин

В любой достаточно устойчивой системе, которая существует много времени, появляются уникальные подсистемы, которые ровно под нее заточены. Классический пример — это разного рода уникальные виды организмов, которые встраивались в процессе эволюции в крайне узкие экологические ниши и могут существовать только до тех пор, пока эти ниши существуют. Эволюция уже не для них — слишком велик порог, который разделяет реальный мир и то место, в котором они находятся.

В качестве примера можно привести какие-нибудь микроорганизмы, живущие в текущих действующих вулканах, горячих ручьях. Да, у них нет конкуренции, поскольку при такой температуре больше никто жить не может, но если вдруг вулкан потухнет, то выжить у них шансов нет. Поскольку эволюционный путь перехода к нормальному энергообеспечению требует очень большого времени — а температура ручья упадет практически мгновенно. Именно так, кстати, вымерли динозавры: они слишком зависели от теплого климата. А вот млекопитающие, для которых климат был вовсе не так важен, вполне себе эволюционировали.

В экономике ситуация, в общем, похожая. Если экономика какой-то страны достаточно диверсифицирована, то, конечно, уровень жизни населения там может быть и не такой высокий, как в некоторых других странах (в том числе и потому, что поддержка диверсификации обычно требует дополнительных ресурсов), но зато если что-то случится (монументальное по своему масштабу), то страны с излишне специализированной экономикой рухнут (и чем более сильный катаклизм, тем больше стран рухнет), а вот наличие диверсификации дает ресурс, за счет которого можно не просто перестроиться под новые условия, но и даже, возможно, поучаствовать в написании новых правил.

Типичный пример специализированных стран — страны Прибалтики и, скажем, Болгария, которые были полностью ориентированы на спрос из СССР. И, соответственно, как только этот источник исчез, они рухнули, причем до состояния тотальной экономической катастрофы. Кто сегодня помнит про то, что в 70-е годы промышленность Болгарии была больше, чем Греции и Турции вместе взятых? Кто помнит про промышленный город Рига? И что этим странам делать в нынешней ситуации — совершенно непонятно, можно ли им вообще помочь, не выделяя для этого специальный ресурс.

Но есть и более крупные страны, которые стали заложниками существующей бреттон-вудской системы, построенной на долларе. И среди них есть довольно большие, например, есть серьезный вопрос, как будет по мере падения мирового спроса чувствовать себя Китай. Да и США слишком сильно подсели на наркотическую иглу долларовой эмиссии. Впрочем, сегодня не про них. Сегодня про Турцию.

Турция очень качественно встроилась в «Западную» систему разделения труда (которая после 1991 года стала мировой), получив довольно большие внешние рынки, прежде всего, в Евросоюзе. Внешние — это важно, держать высокий уровень жизни населения и развитую экономику на основе внутренних рынков Турция не может, населения недостаточно. Но вот удержать внешние рынки в случае экономических катаклизмов Турция не сможет и это стало ясно после того, как ее достаточно откровенно «кинули» в части вступления в ЕС. Вот страны Восточной Европы — да, свои в доску. А Турция — ни-ни!

И дело даже могло бы и не доходить до развала ЕС (хотя уже дошло), поскольку просто ужесточение правил экспорта турецкой продукции ставит экономику этой страны перед крайне серьезными проблемами. Ей категорически необходимы внешние рынки. И, поскольку в Турции есть серьезные национальные элиты, пусть они между собой и грызутся достаточно жестко, этот вопрос они поставили вполне серьезно.

Идей было много: от восстановления Османской империи до реинкарнации «тюркского мира», или, если хотите, Тюркского каганата. И вот тут выяснилось много нового и интересного. В части каганата проблемы начались сразу же: различные тюркские страны и территории вписаны в свои экономические структуры и довольно быстро стало понятно, что отказываться от локальных преимуществ ради «тюркской дружбы» нужно сразу, а вот преимуществу будут «когда-нибудь». Такой момент местные элиты могут и не пережить (как наши бактерии на вулкане), а потому они этой идеи и не поддержали.

Против Османской империи выступили сразу две силы. Первая — политический Ислам, который хорошо помнил свой статус в Османской империи (министерство — оно и есть министерство). А вот вторая… На тот момент, когда Турция начала будировать этот проект это было не очень понятно, зато стало понятно после брекзита. Британии нужна валютная зона и она вполне себе нацелилась на арабский мир (я об этом не так давно писал). А если говорить о совокупном ресурсе, то у Британии, все-таки, он пока повыше будет, чем у Турции. В общем, не срослось.

То есть, получается, что создать себе рынки на собственной основе не получается, старая (ЕС) трещит по всем швам, что остается? А остается Евразийский союз. Но войти в него сразу — это значит создать себе ситуацию аналогично той, которая была у тюркских стран в отношение «тюркского мира»: проигрыш от потери рынков ЕС сразу, а потенциальный выигрыш где-то вдали. Но и терпеть дольше нельзя: правила в альтернативной Западу системе, которая уже явно складывается, уже как-то, худо-бедно, пишутся, более того, судя по встрече «на Эльбе», то есть, я хотел сказать, в Хельсинки, этот процесс даже, в общем, признан, нужно срочно туда встраиваться, чтобы быть в числе учредителей. Которые получают некоторые дополнительные бонусы просто по факту своего существования.

И Турция, что характерно, придумала ход! Вполне нормальный и разумный: вступить в БРИКС! Да, это не Евразийский Союз, но уже и не НАТО. Ругать ее за это никак нельзя (Китай, Индия, Бразилия! — приличные же страны, даже с точки зрения США), демонстративный шаг сделан, можно пытаться разбираться с потенциальными бонусами. ну а следующий шаг, как понятно, вход в Евразийский Союз, но уже с некоторыми дополнительными бонусами (и как самая крупная, после России, экономика, и как первая страна, которая не была в составе СССР). Тут, правда, есть некоторые конкуренты (кто сказал Япония?), но они пока явно отстают…

Все вышесказанное, конечно, только рассуждения. Но, с учетом того, что их базовую часть я описывал еще 15 лет назад, можно заподозрить, что некая рациональная мысль в них есть. Тем более, что тогда еще не было ни БРИКСа, ни БРИКа, а была только логика. Которая и осталась.

Источник — iarex.ru

Кризис по делу пастора Бронсона, угрозы и Турция

AA

Судьба американо-турецких отношений напрямую зависит от последующих шагов американских властей.

Турция ожидает от Вашингтона принятия выгодного для обеих сторон решения, рассказал агентству «Анадолу» декан и начальника отдела международных отношений Кипрского университета им. Бахчешехира (БАУ), профессор Нуршин Атешоглу Гюней.

Профессор напомнил, что арестованному по обвинению в шпионаже и пособничестве террористическим организациям FETÖ и PKK после попытки военного переворота в Турции 15 июля американскому пастору Эндрю Крейг Бронсону грозит до 35 лет тюремного заключения.

«Учитывая серьезных предъявленных Бронсону обвинений и решительность Анкары в вопросе борьбы с такими террористическими организациями, как FETÖ и PKK, Турция не может согласиться с требованиями США об освобождении арестованного пастора, что негативно отразилось на и без того переживающих кризис американо-турецких отношениях», — сказал Гюней.

Гюней напомнил, что на минувшей неделе суд города Измир принял во внимание ходатайство адвоката о «состоянии здоровья» Бронсона и изменил меру пресечения на домашний арест.

«Общество восприняло это решение как следствие американо-турецких переговоров в рамках саммита НАТО в Брюсселе. Однако изменений в предъявленных американскому гражданину обвинениях нет», — сказал Гюней.

Как ни странно, именно в период, когда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и турецкая делегация осуществляла визит в ЮАР и начала налаживать партнерство с альтернативными хрупкому Западному блоку экономиками, Вашингтон выступил с угрозами в адрес Анкары, подчеркнул профессор.

«Подобные заявления американской администрации хоть и развеяли дружественную обстановку, созданную в ходе саммита НАТО в Брюсселе, однако ничуть не вызвали удивление Анкары. Турция с 1960-х годов периодически сталкивается с подобными действиями западных стран», — сказал Гюней.

По словам профессора, политические эксперты вот уже долгое время пытаются донести до американских властей, что использование в политике языка угроз и санкций, пустые, либо никогда не выполняющиеся обещания являются глупой стратегией.

«Если страна вместо реальной политики (Неужели администрация Трампа действительно хочет сближения Турции с Россией или другими противниками США? Станет ли в этом случае политика США по России успешной?) будет разбрасываться пустыми угрозами, с ней никто не будет считаться. Последний кризис в отношениях между Турцией и США доказал правдивость этих утверждений», — сказал Гюней.

Гюней отметил, что на заседании Совета национальной безопасности был выдвинут перечень условий, при которых могут быть сохранены доверительные отношения между Турцией и США.

«Иными словами, судьба американо-турецких отношений напрямую зависит от последующих действий американских властей. Естественно Турция ожидает от Вашингтона рациональной оценки ситуации, с учетом чувствительности Анкары в ряде вопросов, и принятия выгодного для обеих сторон решения. Нельзя забывать, что глупые угрозы во вред и той стороне, которая их озвучивает», — подчеркнул профессор.

Гюней напомнил, что пресс-секретарь президента Турции Ибргим Калын уже озвучил условия официальной Анкары, при которых могут быть восстановлены турецко-американские отношения.

«Спасти отношения Турции и США, вывести их на новый уровень все еще можно, если Вашингтон с пониманием отнесется к вопросам, которые вызывают обеспокоенность Анкары в плане обеспечения безопасности», — заявил Калын.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%81-%D0%BF%D0%BE-%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D1%83-%D0%BF%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B0-%D0%B1%D1%80%D0%BE%D0%BD%D1%81%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D1%83%D0%B3%D1%80%D0%BE%D0%B7%D1%8B-%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/1219868

Студенток из Туркменистана не выпускают в Турцию

google

Радио «Азатлык» стали известны новые случаи снятия с рейса пассажиров, вылетающих из Туркменистана в Турцию.

В поступившем в редакцию сообщении житель Туркменистана рассказал о ситуации, в которую попала его сестра, пытавшаяся накануне выехать в Турцию на учебу. По его словам, несмотря на наличие у девушки требуемых документов и соответствующих бумаг о поступлении в вуз, она не была допущена на рейс миграционной службой ашхабадского аэропорта.

«Моя сестра подготовила все необходимые документы для выезда в Турцию, в том числе визу, приглашение из учебного заведения, спонсорское подтверждение и на прошлой неделе вместе с родителями приехала в ашхабадский аэропорт. Но сотрудники миграционной службы, проверив документы, заявили: «Вы яшули проходите, а дочь ваша останется, — нагрубили на вопрос о причине, ответив — причин нет, проходите не то вас тоже не пустим», — сообщил обратившийся в редакцию житель Туркменистана.

По его словам, на сотрудников миграционной службы не подействовали уверения родителей студентки, обещавших незамедлительно вернуться в страну, разместив дочь в учебном заведении Турции.

«После этого родители вместе с моей сестрой отправились в Государственную миграционную службу в Ашхабаде и беседовали с руководителем, который на вопрос о причине заявил: «Это распоряжение сверху я ничего сделать не могу. Сейчас запретили молодым девушкам выезжать за рубеж учиться». И это не единственный случай», — сообщил обратившийся в редакцию туркменистанец.

Редакция с целью соблюдения конфиденциальности и безопасности своих собеседников, воздерживается от публикации имен, а также точной даты данного происшествия.

Изданию не удалось получить официальное подтверждение о сообщаемых случаях препятствования выезду граждан Туркменистана за пределы страны, а также разъяснения о причинах снятия пассажиров с международных рейсов у чиновников миграционной службы Туркменистана и сотрудников аэропорта в Ашхабаде.

Ранее корреспонденты и источники Азатлыка в Туркменистане, а также независимые медиа издания сообщали о десятках случаев препятствования выезду граждан Туркменистана за рубеж. В категорию «невыездных» в разное время попали граждане, не достигшие 40 лет, а также молодые женщины.

Предыдущий случай снятия с международного рейса студентов из Туркменистана, пытавшихся выехать на учебу в Турцию, произошел 25 июля.

Источник — CA-NEWSур

Санкции только сближают Россию, Турцию и Иран

google

Трамп проигрывает игру на Ближнем Востоке

Вашингтон по разным причинам ввел санкции против России и Ирана, а сейчас угрожает репрессиями уже Турции, своему партнеру по НАТО. При этом в российско-иранско-турецком треугольнике именно Тегеран имеет наибольший исторический стаж пребывания под санкциями.

Маховик прещений против него стал раскручиваться в 1979 году, после того как группа радикально настроенных иранских студентов захватила американское посольство в иранской столице и захватила заложников. В ответ США заморозили все авуары Ирана и хранящиеся в американских банках его золотые запасы, ввели полный запрет гражданам и компаниям Соединенных Штатов вести бизнес в Иране или участвовать в совместных предприятиях с иранскими компаниями, в том числе в нефтегазовой промышленности. Санкции грозили также компаниям третьих стран, которые нарушали условия американского эмбарго. Определенный просвет наступил лишь тогда, когда между «шестеркой» мировых держав и Тегераном была заключена ядерная сделка. С Ирана стали сниматься различные эмбарго.

Но ситуация вернулась на круги своя, когда президент США Дональд Трамп в мае этого года объявил о выходе из ядерной сделки и подписал указ о возвращении прещений. В отношении России американцы ввели разноплановые и разнопрофильные санкции после воссоединения Крыма. В последующем репрессии под теми или иными предлогами постепенно расширялись. Что касается Турции, то Вашингтон впервые открыто заговорил о введении против нее санкций после того, как появились сообщения о готовности Анкары приобрести российский зенитный ракетный комплекс С-400. Хотя это лишь вершина айсберга, поскольку проблемы в турецко-американских отношениях нарастали давно. Многое стало выплескиваться наружу, когда США начали открыто поддерживать курдов, причем не только в Сирии.

Существуют и определенные нюансы. На глобальном уровне обозначено вооруженное противостояние между США и Россией. На региональном уровне — в Сирии — Россия, США, Турция и Иран де-факто участвуют в военном конфликте. При этом Вашингтон регулярно угрожает Тегерану войной, тогда как Турция — пусть во многом и формально — остается в составе возглавляемой американцами международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В то же время Россия, США и Турция осуществляют координацию своих действий на сирийском направлении по линии военных ведомств. Есть основания предполагать, что такой же сценарий действует и во взаимоотношениях между Россией, Турцией и Ираном. В этом сложном, необычном и беспрецедентном по историческим меркам геополитическом уравнении с участием внешних «тяжеловесов», Москвы и Вашингтона, а также Анкарой и Тегераном, претендующими на особую роль на Ближнем Востоке, именно Турция становится «камнем на дороге», о который США стали постоянно спотыкаться.

Дело в том, что американцы не предлагают туркам ожидаемых ими новых решений или инициатив в развертывании политики на Ближнем Востоке, в рамках которой Анкара обнаружила бы свое «почетное» место. Истина в том, что именно российско-турецкий альянс на сирийском направлении, активное развитие торгово-экономического и военно-технического сотрудничества между двумя странами не только укрепляет, но и повышает геополитическое значение Турции в регионе. Определившийся ход событий свидетельствует о том, что при определенных обстоятельствах Москва может привести турецкое и иранское влияние в качестве аргумента в диалоге с Вашингтоном, который, по оценке многих американских экспертов, после подписания документов по иранской ядерной сделке и снятия санкций имел немалые шансы выйти с Тегераном на прямой диалог. Но Трамп решил выйти из соглашения, приступил к введению санкций, что вынуждает Иран сделать долгосрочный выбор в сторону расширения сотрудничества с Россией и Турцией. И не только на сирийском направлении.

Налицо некий промежуточный результат: американские санкции не только сближают Москву, Анкару и Тегеран, но и сужают возможности США влиять на изменение курса властей этих стран и ограничивать поле для маневров. Более того, замечает германский исследователь Кристиан фон Зоэст, санкции со стороны Вашингтона не находят абсолютной поддержки со стороны других стран, даже союзных, которые не выступают с американцами единым фронтом. По мнению другого германского эксперта Кристофера Даазе, проблема в том, что для Трампа «в первую очередь важна не внешняя политика, вопрос не в России, Турции или Иране, для него на данном этапе важны все же внутриполитические цели. Он блефует, не имея возможностей заключить секретные сделки с Москвой, Анкарой или Тегераном» без опасений спровоцировать атаку против себя в Конгрессе, и проигрывает игру на Ближнем Востоке.

Если внимательно и непредвзято посмотреть на то, что объединяет и что разделяет Россию, Турцию и Иран, то легко заметить — их вековые исторические споры. Может быть, все останется в прошлом и общие глобальные интересы перерастут и в более серьезный, стратегический формат. Условия для этого есть. Что же касается США, то, как пишет в этой связи турецкое издание Daily Sabah, «теперь лучшее, что может сделать Вашингтон, это перестать уговаривать Турцию прекратить сближение с Ираном и Россией». Если Москве, Анкаре и Тегерану удастся поддерживать стабильность в регионе в общих интересах, появится шанс добиться мира и процветания. На днях президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не только попросил принять Турцию в состав БРИКС, но и анонсировал проведение 7 сентября в Стамбуле саммита по Сирии с участием Турции, России, Франции и Германии. Американцы в Стамбул не приглашены. А сразу после того состоится встреча в астанинском формате Москва — Анкара — Тегеран.

Станислав Тарасов

Источник — REGNUM

Сотрудничество с БРИКС – новый импульс для развития Турции

google

Участие президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в 10-м саммите лидеров стран-участниц БРИКС придаст импульс многовекторному развитию турецкой экономики и углублению торговых связей на международном уровне.

Саммит глав государств и правительств стран-участниц БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика) пройдет 25-27 июля в столице ЮАР – Йоханнесбурге.

В повестке саммита предстоящего саммита значатся вопросы сотрудничества в сфере глобальной экономики, инвестиции и финансов.

Президент Турции станет специальным гостем саммита БРИКС. Эрдоган приглашен в Йоханнесбург в качестве действующего председателя Организации Исламского сотрудничества (ОИС).

Саммит БРИКС, с участием лидеров ряда стран и крупных предпринимателей, станет для Эрдогана вторым масштабным международным мероприятием после саммита НАТО после победы на выборах 24 июня в Турции.

Девизом 10-го саммита глав государств и правительств стран-участниц БРИКС выбраны слова «БРИКС и Африка: сотрудничество для инклюзивного роста и общего процветания в ходе 4-й промышленной революции».

Как сообщает агентство «Анадолу», на долю стран-участниц БРИКС — Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика — приходится свыше 40% населения мира, а их доля в мировом ВВП превышает 20%.

Доля стран-участниц БРИКС в мировой торговле достигает 17%, они производят треть мировой промышленной продукции и половину мировой сельскохозяйственной продукции.

Объем внешней торговли стран-участниц БРИКС в минувшем году составил 5,9 триллионов долларов.

Объем внешней торговли Турции со странами БРИКС в 2017 году же составил 60,7 миллиардов долларов. Экспорт Турции в страны БРИКС в 2017 году составил 7,3 миллиардов долларов, импорт – 53,4 миллиарда долларов.

Экс-вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в одном из своих заявлений в минувшем году отмечал, что страны-участницы БРИКС создали собственный банк развития. «Для того, чтобы принять участие в проектах БРИКС, необходимо быть членом организации. В этой связи Турция рассматривает вопрос участия в БРИКС», — сказал Шимшек.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%81%D0%BE%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D1%81-%D0%B1%D1%80%D0%B8%D0%BA%D1%81-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B9-%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%81-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%8F-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8/1212239

«Северный поток-2» — удар по единству НАТО

Энергетические проекты России, в том числе газопровод «Северный поток-2», приводят к возникновению противоречий среди стран НАТО, считают западные эксперты.

По мнению эксперта по энергетике Хьюстонского университета Эда Хирса, в погоне за дешевым газом Берлин отдаляется от стратегического партнерства со странами НАТО и Балтийского региона.

Проект расширения магистрального газопровода через Балтийское море, открытие которого запланировано на 2020 год, вызывает понятную обеспокоенность у администрации Дональда Трампа, сказал эксперт.

«С точки зрения русских, газопровод – стратегическое и экономическое оружие. Россия может в будущем прекратить поставки газа в Германию и тем самым без единого выстрела парализовать экономику этой страны», — сказал Хирс.

По его словам, критическую позицию администрации Трампа по российским энергетическим проектам разделяют и многие члены американского Конгресса.

«Москва в 2014 году аннексировала Крым. В случае повторения этих событий или атаки России на одну из стран НАТО Германия не сможет своевременно отреагировать из-за энергетической зависимости. Берлин делает ставку на энергетическую безопасность, а не партнерство по НАТО», — считает Хирс.

В ответ Вашингтон стремится снизить энергозависимость европейских стран от России путем увеличения поставок сжиженного природного газа (СПГ) в Европу, в том числе Германию. Однако в настоящее время у США есть лишь один терминал по экспорту СПГ, сказал эксперт.

По данным Федеральной комиссии США по регулированию в области энергетики (FERC), из девяти проектов СПГ-терминалов в стране пять находятся на стадии строительства. Одобрения FERC ждут еще 13 проектов, которые будут поочередно реализовываться с 2019 года.

По данным Управления энергетической информации США (EIA), американский экспорт сжиженного газа в 2017 году составил 20 миллиардов кубометров, два миллиарда (10 процентов) из которых пришлись на Европу.

В то же время совладелец голландской консалтинговой компании VEROCY Сирил Виддерсховен считает, что усилия США не возымеют должного эффекта. «Рынок СПГ в Германии пока нет так развит, а поставки сниженного газа из США могут покрыть лишь небольшую часть потребностей Европы», — считает Виддерсховен.

«Энергетическая безопасность все еще остается проблемой для Европы. Усилия по диверсификации энергоресурсов не приносят плодов. Доля российского газа на рынке растет. Европа все больше зависит от Москвы», — отметил совладелец VEROCY.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%BA-2-%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80-%D0%BF%D0%BE-%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D1%83-%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%BE-/1206613

Турция получит первые С-400 до конца 2019 года


Фото: Міноборони РФ
Российская зенитная ракетная система С-400

Первые батареи С-400 будут поставлены в Турцию до конца будущего года. Об этом сказал министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на форуме NATO Engages в Брюсселе.

Решение Турции о покупке российских С-400 вызвало недовольство не только США, но и ряда других стран-партнеров Анкары по НАТО, отметил министр.

По его словам, решение Турции о покупке С-400 объясняется срочной необходимостью по защите своего воздушного пространства.

«Мы не смогли приобрести подобные системы у своих партнеров. Поэтому было принято предложение России. Турция – суверенное государство и вправе сама принимать решения», — сказал Чавушоглу.

Министр отметил, что покупка С-400 у России не означает, что Турция намерена отдалиться от НАТО.

Глава МИД сообщил, что первые системы С-400 будут поставлены в Турцию до конца будущего года.

Министр также коснулся темы необходимости усиления борьбы с терроризмом.

«Главной угрозой для стран НАТО остаются террористические организации. Страны НАТО должны принять результативные меры по борьбе с терроризмом», — сказал Чавушоглу.

По его мнению, сегодня главной задачей НАТО должно быть обеспечение стабильности стран-участниц альянса.

Турция официально сменила форму правления с парламентской на президентскую республику

google

Турция официально сменила форму правления с парламентской на президентскую республику после присяги президента Турции Реджепа Эрдогана в парламенте. Об этом сообщает агентство Anadolu.

«Реджеп Тайип Эрдоган принес присягу в качестве первого главы турецкого государства периода президентской республики. Тем самым Турция официально сменила форму правления», — передает турецкое агентство.

Во время церемонии инаугурации исполняющий обязанности главы парламента Турции Дурмуш Йылмаз передал Эрдогану удостоверение президента страны.

После инаугурации, на которую были приглашены более 20 глав государств и правительств, во вторник президент Эрдоган отправляется в свое зарубежное турне, кульминацией которого станет его участие в саммите НАТО в Брюсселе.

После принесения присяги в парламенте Эрдоган отправился в президентский дворец, где прошла еще одна церемония, посвященная изменению политического устройства страны. А уже вечером был объявлен новый сокращенный состав правительства, в котором стало на пять министров меньше, в то время как должность премьер-министра была и вовсе упразднена.

Выборы в Турции прошли 24 июня. По итогам голосования победу одержал действующий президент Реджеп Эрдоган, набрав 52,59% голосов. Согласно поправкам, внесенным в Конституцию Турции в 2017 году, президент будет наделен полномочиями распускать парламент, назначать правительство и предлагать кандидатуры на посты судей.

Источник — CA-NEWS

Турция хочет изолировать Армению и интегрировать Азербайджан при помощи новой железной дороги

Железнодорожная станция в Карсе стала важным узлом на пути между Европой и Азией. (Фото: Бредли Жардин)

Карс на крайнем востоке Турции имеет глубокую историю в качестве пограничного города. Сначала он переходил из рук в руки в войнах между Османской и Российской империями. Затем был форпостом НАТО на границе с СССР.

Но теперь город хочет стать не пунктом на разделительной линии, а соединительной точкой, превратившись в узел одного из самых амбициозных транснациональных проектов.

«Мы планируем, [что Карс] станет мостом, соединяющим Лондон и Пекин, – сказал в интервью Eurasianet.org Ахмет Арслан, министр транспорта, судоходства и связи Турции. – Для нас самый короткий путь к достижению этой цели лежит через Кавказ».

Товары по железной дороге Баку-Тбилиси-Карс (БТК) начали ходить из Казахстана в Центральную Европу с октября 2017 года. Сейчас пропускная способность дороги составляет 6,6 млн тонн грузов в год, но есть планы расширить ее до 50 млн тонн.

Идея строительства дороги родилась в 1993 году, когда Турция и Азербайджан закрыли свои границы с Арменией из-за войны за Нагорный Карабах. Сейчас поезда курсируют по этому пути длиной 846 километров, помогая перевозить товары из Лондона в Китай всего за 15 дней.

«Масштаб проекта не объясняется исключительно экономическими или геополитическими факторами, – сказал Арслан. – Мы ставим целью придать импульс развитию нашей экономики и интегрировать наши регионы выгодным для всех сторон образом».

Сторонники проекта заявляют, что Южный Кавказ лежит в самом сердце формирующегося Евразийского суперконтинента – огромного рынка, где проживает 65% населения Земли и залегает 75% энергоресурсов планеты.

Однако эта дорога, как и многие другие пересекающие Евразию проекты, остается недозагруженной. Работники железнодорожной станции в Карсе недавно сообщили Eurasianet.org, что на той неделе со станции ушел всего один поезд со всего пятью вагонами, нагруженными сельхозпродукцией.

Тем не менее, местные чиновники сохраняют оптимизм, считая, что дорога поможет решить некоторые проблемы региона, включая перевозку сельхозпродукции. «БТК напрямую обеспечивает работой 300 человек, – сказал Eurasianet.org губернатор провинции Карс Рами Доган. – Но мы также надеемся получить дополнительные блага путем развития торговли. Если будет на то Божья воля, торговля поможет решить наши экономические проблемы и создать дополнительные рабочие места».

Местные жители также надеются, что строящийся на окраине города логистический центр, где будет осуществляться таможенная очистка и храниться товары, поможет развитию торговли и тем самым активизирует движение по БТК. «Идущие из Центральной Азии и Китая товары будут храниться здесь, – сказал Бариш Канбаз, менеджер проекта, занятый в строительстве центра. – Все перевозимые товары будут храниться тут, а затем погружаться на поезда».

Также ожидается, что БТК окажет стимулирующее действие на растущий в городе туристический сектор. В последние годы экономическая ситуация в городе улучшается благодаря популярности железной дороги «Восточный экспресс», соединяющей Карс с Анкарой. Зимой в Карс стекаются туристы, привлекаемые озером Чилдыр и горнолыжным курортом Сарыкамыш. Снег является большой частью идентичности города: в переводе с турецкого «кар» означает «снег».

«Эта железная дорога очень важна, т.к. соединяет Азербайджан и Турцию, – сказал Доган. – Азербайджан – наш друг и союзник, и поэтому проект важен с политической точки зрения, но мы также надеемся, что она привлечет в регион больше людей, ищущих возможности для инвестиций».

К концу года по БТК должны пройти первые пассажирские поезда. По словам сторонников проекта, число пассажиров можно довести до 1 млн человек в год.

«В азербайджанских социальных сетях было много радостных комментариев, т.к. билеты на идущие по БТК пассажирские поезда будут стоить намного дешевле авиабилетов, – сказал бакинский политолог Фуад Шахбазов. – В результате пассажирские перевозки могут еще более активизировать экономическое сотрудничество между Турцией и Азербайджаном».

Но маршрут БТК определяют также и геополитические соображения. По словам Шахбазова, «12-километровая граница Нахичевани с Турцией имеет жизненно важное значение для безопасности эксклава». В 2010 году Анкара и Баку подписали Соглашение о стратегическом сотрудничестве и взаимопомощи, согласно котором Турция является гарантом безопасности эксклава.

Сейчас рассматриваются возможности для присоединения Нахичевани к сети железных дорог через Карс. Азербайджанские и турецкие официальные лица заявили, что надеются наладить сотрудничество с Ираном с целью прокладки ответвления БТК, которое пройдет через Нахичевань в Иран и Пакистан через построенную еще в советские времена и недавно восстановленную железнодорожную ветку между Нахичеванью и иранским городом Масхад. «Учитывая важность региона, мы хотим реализовать еще один проект, который свяжет Карс, Нахичевань, Иран и Пакистан», – сказал Арслан.

Но, по словам Шахбазова, с экономической точки зрения проект является неоднозначным.

«Скорее всего, железная дорога позволит Турции наводнить местный рынок Нахичевани товарами, – сказал он. – Также существует опасение, что этот железнодорожный проект не окупится [для Азербайджана]. Тем не менее, учитывая социально-экономические соображения, Азербайджан может отнестись к восстановлению ветки в Нахичевань как к приоритетному проекту».

Более того, Азербайджан предоставил капитал, который позволит воплотить в жизнь планы Карса «пробить окно» на иранский рынок. В январе Тегеран взял у Баку кредит в размере $500 млн на строительство 205-километровой железной дороги из Рашта до азербайджанской границы (известной как ветка Рашт-Астара).

Затем в марте министры иностранных дел Ирана, Турции, Грузии и Азербайджана провели первую в своем роде четырехстороннюю встречу. В заявлении по итогам заседания стороны заявили о «дальнейшем расширении сотрудничества для реализации новых проектов в целях развития транспортной инфраструктуры и расширения транзитного потенциала четырех стран […], от иранских портов Бандар-Аббас и Чабахар в Персидском заливе через ветку Рашт-Астара до железной дороги Баку-Тбилиси-Карс».

Однако во всех этих планах интеграции не фигурирует одна страна – Армения.

Турецкие официальные лица надеются, что БТК может стать рычагом давления на Ереван, способным положить конец карабахскому конфликту.

«Мы тоже хотим наладить отношения с Арменией, но сначала мы должны добиться одной важной цели – выхода Армении из Карабаха», – сказал Арслан. Он добавил, что «если Армения уйдет из Карабаха», турецко-армянская граница будет открыта и Армении будет предоставлен доступ как к БТК, так и к ветке Карс-Нахичевань.

«В конечном счете, открытие границ сулит гораздо больше выгод Армении, чем нам», – заявил Арслан.

https://russian.eurasianet.org/node/65303

Турецкая молодежь отдает дань памяти Кавказской исламской армии

Международная молодежная ассоциация Турции (UGED) и Фонд помощи молодежи Азербайджанской Республики организовали тур по маршруту продвижения легендарной Кавказской исламской армии.

В рамках тура под лозунгом «По следам Кавказской Исламской армии», приуроченного к 100-летию создания легендарной армии из Стамбула выехал автобус с 40 молодежными активистами.

Автобус проследует через Черноморский регион Турции в Батуми и Тбилиси и далее на Баку.

Координатор программы Алааддин Серхан Яман рассказал агентству «Анадолу», что Кавказская исламская армия во время Первой мировой войны приложила усилия к тому, чтобы положить конец давлению банд дашнаков, большевиков и британцев на мусульман на Кавказе.

«Мы хотим отдать дань памяти армии, которая поспешила на помощь Азербайджану в нелегкие времена»,- сказал Яман.

Заместитель главы UGED Салих Юзгенч рассказал, что молодежные активисты посетили в городе Гянджа дом, где остановился в годы войны командующий Кавказской Исламской армией Нури Паша.

«Турецкое агентство по сотрудничеству и координации (TİKA) создало в этом доме музей. Кроме того, активисты встретились с внуками Наги Бея, внесшего вклад в победы Кавказской исламской армми. Посетили места захоронения турецких воинов, погибших в борьбе за независимость Азербайджана»,- сообщил Юзгенч.

Участник программы Кадир Бекар отметил, что в рамках тура автобус с активистами пробыл в пути 32 часа, останавливаясь в турецких провинциях Болу, Самсун, Трабзон, Артвин, а также в Батуми и Тбилиси в Грузии.

«Это было очень волнующее путешествие. Ночь остались в Грузии, а дальше поехали в Азербайджан. Побывали в городе Гянджа, Гейгельском, Губинском, Шекинском, Исмаиллинском, Шамахинском и Загатальском районах»,- отметил Бекар.

Поездка завершится десятого июля.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D0%B6%D1%8C-%D0%BE%D1%82%D0%B4%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D1%8C-%D0%BF%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D0%B8-%D0%BA%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%B8/1196600

Турция — стратегически важная страна

Косово придает крайне важное значение развитию отношений с Турцией. Об этом заявил президент Косово Хашим Тачи на пресс-конференции в Приштине.

По словам Тачи, Приштина нацелена на продолжение сотрудничества между структурами Косово и Турции.

«Турция исключительно важная в стратегическом плане страна, один из ведущих членов НАТО и одно из первых государств, признавших Республику Косово», — сказал Тачи.

Глава Косово выразил надежду на дальнейшее расширение контактов между Турцией и Косово, включая организацию взаимных визитов представителей двух стран.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8-%D0%B2%D0%B0%D0%B6%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0/1190368

Эрдоган победил: что означают для России турецкие выборы?

google

Колобок — персонаж одноименной русской народной сказки — небольшой круглый хлебец. Этимологически название связано с исконно-русским словом коло, то есть «круг». Сюжет сказки прост: Колобок, испеченный старухой из последних запасов муки, убегает из дому, встречает на своем пути разных зверей: зайца, волка, медведя и лису, каждый из них хочет его съесть. Колобку удается убежать от всех, кроме лисы, которая оказалась хитрее Колобка и съела его.
Т. Н. Чернявская, К. С. Милославская, Е. Г. Ростова, О. Е. Фролова, В. И. Борисенко, Ю. А. Вьюнов, В. П. Чуднов. Россия. Большой лингвострановедческий словарь.
На досрочных президентских и парламентских выборах в Турции в воскресенье, 24 июня, в избирательные бюллетени были включены фамилии действующего президента страны Тайипа Эрдогана (от правящей Партии справедливости и развития), Мухаррема Индже (от основной оппозиционной Народно-республиканской партии), Селахаттина Демирташа (от прокурдской Партии демократии народов), Мераль Акшенер (от Хорошей партии), Темеля Карамоллаоглу (от Партии счастья) и Догу Перинчека (от партии «Родина»).

Эрдоган побеждает на выборах главы государства с результатом 52,6% по данным обработки 99,2% бюллетеней, его основной соперник Индже набирает 30,7%, Демирташ — 8,4%, Акшенер — 7,3%, Карамоллаоглу — 0,9%, Перинчек — 0,2%.

На парламентских выборах побеждает правящая Партия справедливости и развития, которая набирает 42,5% по итогам обработки 99,6% бюллетеней, националистическая Партия национального движения набирает 11,1%. Таким образом, объединяющий их Народный альянс получает 53,6% голосов и 343 из 600 мест в парламенте.

Основная оппозиционная Народно-республиканская партия набирает 22,6%, Хорошая партия — 10,0%, Партия счастья — 1,4%, объединяющий их Национальный альянс — 34,0%. В парламент также проходит прокурдская Партия демократии народов — 11,7 % голосов.

Российский президент направил поздравительную телеграмму Эрдогану по случаю его переизбрания на пост президента Турции, а также победы Партии справедливости и развития на прошедших выборах. 25 июня, как сообщает РИА Новости, Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган в ходе телефонного разговора отметили приоритетный характер совместных проектов в энергетике — строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток».

Экспертные оценки
Леонид Ивашов
Мне довелось беседовать с представителями политической элиты Турции накануне выборов. Политики, оппозиционные Эрдогану, уже говорили о том, что ему постараются в первом туре сделать небольшое большинство, чтобы избежать второго тура. Потому что во втором туре он мог бы проиграть, когда все оппозиционеры объединились бы и, естественно, поработали на поле недовольства. А недовольных в Турции много. И поэтому предрекали, что все будет сделано, чтобы Эрдоган победил в первом туре. Так и случилось. Перевес, с одной стороны, вроде значимый: более чем на 20% голосов у Эрдогана больше, чем у представителя Народно-республиканской партии Индже. Но, тем не менее, политическая ситуация в Турции очень и очень неустойчивая. Во-первых, мы видим, что и в парламенте большинство у Эрдогана неустойчивое. Во-вторых, усилилась радикальная часть оппозиции. Если говорить о стабильности после этих выборов — я полагаю, что таковой не будет. И мы сможем увидеть, что в Турции будут более радикальные антиэрдогановские действия. Да, 24 июня многие голосовали за Эрдогана, но не соглашаясь с теми диктаторскими полномочиями, которые ему сейчас предопределены. Не все согласны и с его внешней политикой. На стороне оппозиции находится и радикальные курды, и значительная часть проамериканских избирателей. Поэтому Эрдогану будет непросто. Но в той ситуации, которая складывалась в Турции, особенно после попытки государственного переворота, наверное, эта твердая власть, опирающаяся на силу, сегодня Турции нужна.

Для России укрепление позиции Эрдогана пока выгодно, потому что он пытается проводить политику, независимую от Европы, в какой-то мере менее зависимую от США. Ну, и видим, что в геополитическом треугольнике Москва-Тегеран-Анкара он все же играет некую положительную роль. Как долго он будет держать эту позицию, пока выгодную нам, сказать сложно.

А если говорить о политическом портрете Эрдогана, то диктаторские его полномочия могут сыграть отрицательную роль как для самой Турецкой республики, так и для ее партнеров. Мы видели, что Эрдоган далеко не последователен во внешней политике, в отношениях с нами. Это и трагедии с самолетами, и провокационные действия в Сирийской Арабской республике против нашего союзника — собственно говоря, против нас. И вот это очень опасно. Наделение диктаторскими полномочиями опасно в такой ситуации, когда человек непоследователен. Сегодня одно делает, завтра — совершенно другое. Сегодня для нас главная угроза — это «Турецкий поток». Завтра американцы сработают, сыграют там достаточно мощно, оказав давление на Эрдогана, и он может изменить нынешнюю позицию. К тому же наделение диктаторскими полномочиями человека, который сегодня проводит одну политику, а завтра ее меняют каким-либо образом, опасно следующим. Представим, что на высший пост в Турции приходит человек — противник Эрдогана. А американцы будут продвигать своего — и, конечно, не Гюлена, будут готовить кого-то из военных. И вот эта наделенность беспредельными полномочиями при отсутствии каких-то страховочных механизмов позволит другому человеку развернуть курс на 180 градусов. Или же на Эрдогана каким-то образом повоздействуют, и он может кардинально изменить позицию в отношении России, в отношении того сотрудничества, которое мы сегодня наращиваем и развиваем и в вопросах Сирии, и в вопросах отношений в треугольнике России-Иран-Турция, и в отношении вопросов военной безопасности, и в экономике. В этом, как мне кажется, есть большие пока не угрозы, а риски. Риски того, что президент Турции может поменять позицию и ни парламент, ни правительство (а он является сегодня и главой правительства) ничего изменить не смогут. Ну, и плюс нажимная политика Эрдогана в отношении оппозиции. Он сейчас, после избрания, будет наращивать свои силовые усилия, чтобы и курдское движение подавить, и политическую оппозицию. Это может привести к внутреннему взрыву в самой Турции. Нам это тоже совершенно не интересно, даже в какой-то мере опасно. Нужно учитывать, что Турция — это достаточно влиятельное государство в исламском мире, и от его поведения во многом будет зависеть стабильность на нашем Кавказе, в Средней Азии. Очень непредсказуемый политик.

Смущает то, что в парламент прошла крайне националистическая Партия национального движения. И Эрдоган с таким восторгом говорит о том, как они намерены работать в союзе с этой партией. Эта партия, ее присутствие в парламенте и влияние на Эрдогана — это неизбежные осложнения в международном контексте по Крыму. Это неизбежная подпитка сепаратистских, пантюркитских настроениях в тюркоговорящих республиках Советского Союза и внутри самой РФ. Сегодня Турецкая республика является светским государством, но мы видим, что Эрдоган сделал серьезные зигзаги в пользу формирования фундаменталистского исламского государства. Есть и попытки возглавить суннитский мир против Ирана. И мы видим, что националистическая группировка, прошедшая в парламент, несет не просто национальный экстремизм, но несет и исламский радикализм во внешнюю политику, желает экспансии. Ведь турецкие националисты не просто замыкаются внутри Турции, но и имеют активные связи в республиках Средней Азии, в меньшей степени в Казахстане и Таджикистане. Но в других республиках они активно работают, имеют своих сторонников.

Я интересуюсь Крымом, в том числе встречаюсь с представителями татарского населения. Для многих крымских мусульман экономическое развитие Турции привлекательно. Особенно для бизнеса. Потому что турецкое государство создает условия для успешного развития малого и среднего предпринимательства. У нас как раз условия создаются такие, чтобы все подавить, подмять под крупные олигархические монополии. И симпатия к тому, что в Турции предпринимателю можно развиваться — условие для формирования, в том числе в Крыму, протурецкой оппозиции.

Эрдоган обнимается с нашим руководством, говорит порой правильные слова, но Крым по-прежнему не признает российским. И проводит соответственную политику по Крыму. Так что в крымском вопросе непросто будет нам с Эрдоганом. Он, с одной стороны, называет своим лучшим другом и великим человеком Путина — а, с другой стороны, те же самые слова адресует Чубарову и Джемилеву. И главное, что мы не реагируем на это. Мы как-то размениваем свою стабильность, размениваем национальные интересы на интересы того же «Газпрома». Уже скоро «Газпром» будет торговать нашим газом, а мы его будем содержать. «Турецкий поток» — это слишком рискованное мероприятие.

Есть такой щекотливый вопрос: Эрдоган и еврейское государство. Турки выступают против политики Израиля в регионе? Или на самом деле тихонько ведут одну политику с евреями? Мне представляется, что есть публичная риторика, где Эрдоган не может не осуждать какие-то действия Израиля. Это — условие совместной деятельности по ослаблению и разрушению Сирийской Арабской республики. В целом в отношениях с Израилем Эрдоган, по сути дела, действует на его стороне против палестинцев, против сирийцев и против арабов вообще. Турция с Израилем против арабов действуют согласовано. Президент Турции этого как бы не выпячивает, но чувствуется его скрытая, официально не афишируемая антиарабская политика. И это же может проявиться и по отношению к Ирану. Ну и естественно, по отношению даже и к нам. Хотя в связях с Израилем мы выплясываем почище Эрдогана. Так что мы видим согласованные турецкие действия на севере Сирии и удары Израиля по Дамаску и другим городам и военным объектам.

И я бы сказал о том, что те же Чубаров, Джемилев (вообще часть крымско-татарской элиты, которая сегодня кормится на Украине и в меньшей степени проявляется в Крыму) работают против славянского населения вместе с Израилем. Есть проект «Новая Большая Хазария» или «Новый Иерусалим». Туда включают 4 южные области и также Крым. Здесь незаконный татарский меджлис действует согласованно с сионистами. И для тех и для других очень выгодно сталкивать славянское население Украины и России, сталкивать славян внутри самой Украины, это же может проявиться и в Крыму.

Кого напоминает Эрдоган? Персонажа русской народной сказки «Колобок»: «Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел». Он так и катается между Россией и Америкой. То там истребители закупит, то у нас С-400, то строит трубопроводы, конкурирующие с российскими, тянет ветку из Азербайджана, то строит газовую трубу с нами. И так во всех областях — в сугубо политической, геополитической, геоэкономической, религиозной… Чей же Колобок?

Турция после развала Советского Союза долго искала и по сей день ищет свою геополитическую идею. Мы прекрасно помним: когда рухнул СССР, тут же появилась карта-проект Большого Турана. Мне довелось разговаривать на эту тему и с президентом Казахстана, и с президентом Узбекистана. Турция еще до Эрдогана стала как бы собирать весь тюркский мир под себя. И проект Большого Турана был где-то привлекательным и для турков, и для ряда постсоветских стран. Затем наступило разочарование в самой Турции, потому что все советские республики оказались бедными, если не нищими. И Турция не могла справится с их обеспечением, тем более что там, как и в России, пришли к власти элиты, у которых не было других целей, кроме как набить карманы и куда-то рвануть. И в самой Турции в обществе наступило разочарование этим проектом, и в тюркоязычных бывших советских республиках. Президент Узбекистана И. А. Каримов говорил о том, что турки имели в виду не просто сотрудничество — обучение, например, военных. Ислам Абгуганиевич осознал, что в Турции готовят оппозицию против него, против правящего режима, с осуждением советского периода жизни. И у тюркских республик Советского Союза наступило некое охлаждение к Турции.

Не удалась попытка у турков пролезть и на русский север. Ведь они даже чукчей считали «своими», включали в «пан-проект». Я видел календарь, который раздавал начальник турецкого Генштаба, где наши малые народы севера уже включались в зону влияния Турции.

Попытка войти в ЕС, стать светским европейским государством (а как проламывали эту идею!) тоже не удалась. И вот сегодня Эрдоган мечется. С одной стороны, хочет, чтобы Турция стала лидером исламского мира, но силенок не хватает. С другой стороны, происходил зондаж намерения вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества, стать лидером Евразийского пространства. Так что, наверное, Эрдогана можно понять. Он попытался играть самостоятельно вне Европы, играть без американцев, тем более, что он прекрасно понимает, кто организовывал государственный переворот против него, пытается играть в России… Это попытка создать условия для независимой внешней политики, но вряд ли в этом мире у него что-то получится. Тем более при таких диктаторских полномочиях очень велик соблазн — как у недругов Эрдогана внутри самой Турции, так у внешних оппонентов турецкой независимости — просто политически убрать Эрдогана и привести своего ставленника. Так что эпоха переворотов не закончилась. Разжигать внутренний конфликт, доводя его до ситуации гражданской войны, на Западе и в США особенно не разучились. Есть силы в исламском мире, которых можно натравить на турок, если те откажутся от американского патроната. Так что рисков достаточно много, поэтому Эрдоган и маневрирует, поэтому мечется. И здесь мы можем только сказать: дай Бог, чтобы он держал хотя бы частичную независимость, некую отстраненность от подконтрольности со стороны США и НАТО.

25.06.18

Источник — завтра

Вашингтон отказался поддерживать оппозицию на юге Сирии

ДЕРАА

США отказались поддерживать сирийскую оппозицию в боях с силами режима Башара Асада и проиранскими группировками в провинции Дераа на юге Сирии, сообщает «Анадолу» со ссылкой на оппозиционные источники.

Противники Асада сообщили, что американцы передали им сообщение на арабском языке.

В послании представителей США, говорится: «Американскому правительству известно о ситуации в регионе. США неоднократно советовали русским и сирийскому режиму не проводить военных операций в зоне деэскалации на юго-западе Сирии. Не ожидая военного вмешательства США, принимайте решение о будущем своих семей, вооруженных группировок и о собственных интересах», — говорится в сообщении.

США, Великобритания и Иордания с 2015 года поддерживают вооруженную оппозицию на юге Сирии.

Согласно заключенным в Астане в мае 2017 года договоренностям, провинция Дераа была включена в список зон деэскалации в Сирии, но спустя два месяца лишена этого статуса и объявлена Россией и США «зоной безопасности». Вскоре после этого США прекратили помощь отрядам оппозиции в этом районе Сирии.

Несмотря на предупреждения Вашингтона, силы режима Асада и проиранские группировки ранее начали масштабную операцию в Дераа, чтобы взять под контроль весь юг Сирии.

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным ООН, в ходе конфликта погибло более 400 тысяч человек, свыше 10 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. 4,8 миллиона человек нашли убежище за пределами страны.


Мюнбич – основа «проекта» PKK в Сирии

Турецко-американские договоренности по сирийскому району Мюнбич нанесли серьезный удар по влиянию сирийского крыла террористической организации PKK в регионе.

Мюнбич имеет особое значение для YPG/PKK как ввиду своего стратегического расположения, так и в контексте экономических возможностей. Боевики YPG/PKK для укрепления своего влияния в этом районе Сирии прибегали к самым разным методам — от этнических чисток до принудительного рекрутирования молодежи.

Орудующие в иракском районе Кандиль отряды YPG, действуя по указке главарей PKK, пытались изменить этнический состав населения севера Сирии, вытесняя из региона и коренных жителей города Мюнбич, который находится в 40 километрах от турецкой границы.

По информации агентства «Анадолу», еще до начала конфликта Мюнбич считался крупным экономическим центром севера Сирии, через который проходили основные торговые пути из Ракки в Алеппо. Здесь же располагались ряд крупных промышленных предприятий и электростанция, обеспечивающая энергоснабжение близлежащих районов Сирии.

Мюнбич входит в небольшое число сирийских городов, которым многолетний вооруженный конфликт не нанес почти никакого ущерба. Именно поэтому сюда стекаются вынужденные переселенцы из других районов Сирии.

Если в 2011 году численность населения Мюнбича составляла 200 тысяч человек, то сегодня в этом городе и прилегающих населенных пунктах проживают до 600 тысяч сирийцев. 90 процентов численности населения Мюнбича составляют этнические арабы, а оставшиеся 10 процентов — курды, туркманы и черкесы.

Вскоре после начала акций протеста в Сирии в 2011 году Мюнбич перешел под контроль сирийской оппозиции. Город оставался под контролем противников Башара Асада с 17 июня 2012 до января 2014 года, когда в этот район Сирии вторглись отряды террористов ДЕАШ.

Террористы ДЕАШ орудовали в Мюнбиче до 12 августа 2016 года и были вынуждены отступить под натиском террористов YPG/PKK, заручившихся поддержкой США.

Отряды YPG/PKK вырыли вокруг Мюнбича окопы и рвы общей протяженностью 20 километров. Для сирийского крыла PKK было особенно важно, что в Мюнбиче расположено большое число промышленных предприятий, на которых можно ремонтировать военную технику.

Террористы казнили 25 мирных жителей Мюнбича, которые выступили против их действий.

Вскоре после захвата Мюнбича главари YPG/PKK объявили этот район Сирии «автономией». Кроме того, был создан Военный совет, чьи действия координируются главарями PKK.

В то же время США, обещавшие Анкаре вывод отрядов YPG/PKK из Мюнбича, впоследствии отказались от своих слов.

Благодаря дипломатическим усилиям Анкары Вашингтон был вынужден пойти на уступки и согласиться на план действий, предполагающий полный вывод террористов из Мюнбича.

Благодаря реализации совместного плана действий террористы будут зажаты между сирийским районом Мюнбич на западе и иракским районом Кандиль — на востоке.

Еще одним пунктом турецко-американского плана по Мюнбичу является возвращение оружия, переданного Пентагоном террористам. Все это в итоге ослабит позиции террористов.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BC%D1%8E%D0%BD%D0%B1%D0%B8%D1%87-%D0%BE%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B0-pkk-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1179821

Иран в самом центре ближневосточной игры

http://www.myshared.ru

Khorasan, Иран

Как убежден посол ОАЭ в Москве, Россия сможет «повлиять на Иран», дабы он прекратил «вмешательство в жизнь арабских государств».

По сообщениям «Русия аль-Яум», Маадед Хареб Аль-Хейили, посол ОАЭ в России, отвечая на вопрос о роли Москвы в урегулировании гражданского конфликта в Йемене, заявил следующее: «Страны Арабской коалиции и отстраненное правительство Йемена будут приветствовать любые шаги по йеменскому урегулированию, пока они находятся в соответствии с Резолюцией ООН и 2216 и решениями конференции Национального диалога».

Утверждая, что Россия в данной связи может оказаться весьма влиятельной силой, дипломат подчеркнул: «Надеюсь, что Россия при этом окажет влияние и на соседний Иран, чтобы он, наконец, прекратил свое вмешательство во внутренние дела арабских государств, поскольку Иран, помимо Сирии, постоянно вмешивается в происходящее в Ираке, Кувейте, Саудовской Аравии, Йемене, и даже в Мавритании и Алжире».

Посол Объединенных Арабских Эмиратов в России также заявил: «Еще мы надеемся, что Иран также откажется от своей «революционной» внешней политики и распространения в регионе своих дестабилизирующих «революционных» идей, и начнет вести себя как государство, а не как «революционер»».

Более того, дипломат призвал Иран относиться с уважением к национальному суверенитету соседних стран, что, по его словам, пойдет на пользу самому же Ирану, странам региона, а также послужит укреплению стабильности и безопасности во всем мире.

Как отметила ИА «Исна», данные утверждения арабского дипломата прозвучали несмотря на то, что официальные лица Исламской Республики Иран постоянно подчеркивают — Исламская Республика не осуществляет никакого «вмешательства» во внутренние дела арабских государств, а, напротив, выступает за скорейшее мирное урегулирование в тех странах, где имеется нестабильность, в частности, в Йемене и Сирии.

При этом хотелось бы напомнить, что ни о каком «военном присутствии» Ирана в некоторых арабских странах речь не идет — имеет место только присутствие военных советников, которое осуществляется с согласия законных правительств этих стран, и целью которого является содействие правительствам в борьбе с терроризмом. И официальные лица Ирана не раз об этом говорили.

Официальный представитель МИД Ирана Бехрам Касэми несколько дней назад решительно осудил действия так называемой «Международной коалиции», которые действительно являются вмешательством во внутренние дела, — в частности, это воздушные и морские обстрелы порта Йемена Аль-Хадида. При этом представитель МИДа выразил обеспокоенность ухудшающейся гуманитарной ситуацией на территории Йемена.

В иранском МИДе не раз отмечалось то, что йеменский конфликт не имеет военного решения, а те страны, которые осуществляют там военную агрессию, должны ее немедленно прекратить. Подобные действия являются преступлением против человечности и подрывают все усилия, направленные на политическое урегулирование конфликта, а также лишь усложняют ситуацию в стране.

Представитель МИД Ирана Бехрам Касэми, ранее, также затрагивая происходящее в последнее время в Йемене и напомнив о продолжающейся жестокой иностранной интервенции против страны, что уже привело к экономической блокаде, разрушению инфраструктуры, массовым убийствам, выразил также надежду на то, что все политические организации, группы, партии и течения прекратят внутренние конфликты, проявят солидарность перед лицом зарубежной агрессии и сформируют единый национальный фронт.

Касэми, выразив свое сожаление относительно ожесточения конфликта в прошедшие дни, призвал стороны проявить сдержанность, и выразил надежду на то, что все внутренние противоречия и конфликты будут разрешены путем политического диалога, и таким образом, будет ликвидирована почва для разного рода козней, которые плетут внешние враги народа Йемена.

Относительно проблемы вооруженной поддержки Йемена, в чем неоднократно обвиняется Иран последнее время, Касэми заявил, что подобные подозрения — ни что иное, как провокационные слухи и клевета. Никакой подобной «помощи» оказывать стране, которая находится в блокаде, просто нет возможности. Но даже если подобные попытки (поставок оружия) имели бы место, Иран проявил бы достаточно смелости, чтобы заявить об этом открыто. Оружие, которое сейчас находится в руках населения страны, — это то, что досталось в наследство из арсеналов, которые были созданы и накоплены предыдущими политическими режимами. Сегодня мы видим то, что Йемен и его народ, для защиты от внешней агрессии и ради собственной безопасности использует все доставшиеся ему ресурсы, в том числе и военную технику, и это совершенно естественно.

Источник — Иносми

Турция сказала: «Дальше!» — в парламент прошли пять партий

Vatan, Турция

На выборах 24 июня Турция отдала предпочтение в пользу «продолжения» прежнего курса. По итогам выборов, ставших ареной борьбы предвыборных блоков, первое место занял «Народный альянс», при этом право пройти в первый парламент, который будет создан при президентской системе правления, заслужили пять партий.

Всего в выборах приняли участие семь партий в составе альянсов и три партии вне блоков. Партия справедливости и развития (ПСР), Партия националистического движения (ПНД) и Партия великого единства вели предвыборную борьбу в рамках «Народного союза», а Республиканская народная партия (РНП), Хорошая партия, Партия благополучия и Демократическая партия — в составе «Национального альянса». Демократическая партия народов (ДПН), партия «Дело свободы» и партия «Родина» самостоятельно участвовали в предвыборной гонке.

ПСР потеряла голоса

По итогам вчерашнего голосования ПСР заняла первое место, но по сравнению с выборами 1 ноября 2015 года потеряла около 7% голосов. Согласно неофициальным результатам, ПСР, набрав 42,5% голосов, получила 293 места в парламенте. На выборах 1 ноября 2015 года ПСР при 49,5% голосов получила 317 кресел в парламенте.

ПНД сохранила голоса

А ПНД в значительной степени сохранила голоса и стала силой, определившей исход выборов. Именно благодаря результатам ПНД «Народный альянс» получил большинство в парламенте. В общей сложности этот блок набрал 53,58% голосов. Этому альянсу, который обошел Реджепа Эрдогана, набравшего 52,6% голосов на президентских выборах, отдали предпочтение около 26 миллионов избирателей. ПНД, во многом сохранив число голосов, полученных на выборах 1 ноября 2015 года (11,9%), в этот раз набрала 11,16% и заработала 49 депутатских кресел.

А голоса РНП тают по сравнению с результатами, полученными на выборах 1 ноября 2015 года. РНП, которая набрала 22,71% голосов и отправит в парламент 146 своих депутатов, в 2015 году получила 25,32% голосов.

ДПН легко преодолела барьер

Один из вопросов, к которым было приковано большое внимание на вчерашних выборах, заключался в том, преодолеет ли ДПН процентный барьер для прохождения в парламент. В результате ДПН при 11,57% голосов получила 67 мест в парламенте. По итогам выборов 1 ноября 2015 года ДПН, набрав 10,76% голосов, отправила в парламент 59 своих депутатов.

И за Путина «проголосовали»

При подсчете голосов в районе Манавгат (Анталья) был обнаружен бюллетень, в котором голос был отдан в пользу президента Российской Федерации Владимира Путина. На нем от руки была написана фамилия Путина и поставлен штамп со словом «evet» («да»). Бюллетень был признан недействительным.

По итогам голосования за рубежом тоже победил Эрдоган

За рубежом правом голоса воспользовались более трех миллионов человек в 60 странах и 123 представительствах. К полуночи было подсчитано 59,3% бюллетеней, и по итогам голосования за рубежом Эрдоган тоже оказался на первом месте при 59,57% голосов. Мухаррем Индже (Muharrem Ince, кандидат в президенты Турции от РНП — прим. пер.) набрал 25,81% голосов, Мерал Акшенер (Meral Aksener, кандидат в президенты Турции от «Хорошей партии» — прим. пер.) — 3,17%, Селахаттин Демирташ (Selahattin Demirtas, кандидат в президенты Турции от ДПН — прим. пер.) — 10,6%. В Египте на момент подсчета половины бюллетеней Эрдоган набрал 56,6%, Индже — 33,2%. В Финляндии на первом месте расположился Демирташ (43,7%), на втором — Эрдоган (32,1%). В Саудовской Аравии, согласно первым итогам, Индже оказался на первом месте (62,1%), Эрдоган получил 35,3% голосов. Для проведения голосования за рубежом было задействовано около восьми тысяч человек.

Источник — Иносми

Казармы Рами в Стамбуле превратят в огромную библиотеку

В исторических артиллерийских казармах Рами в Стамбуле открывается самая большая в Турции публичная библиотека.

После завершения работ по реставрации здания казарм, которые ведет Министерство культуры и туризма Турции, в распоряжении читателей окажутся миллионы книг.

Агентство «Анадолу» засняло с высоты птичьего полета казармы Рами, которые расположены на территории площадью 220 тысяч квадратных метров. Библиотека в здании исторических казарм станет одним из главных культурных центров Стамбула.

Глава Управления культуры и туризма Стамбула Джошкун Йылмаз сообщил агентству «Анадолу», что огромная библиотека станет одним из наиболее популярных мест турецкого мегаполиса.

«Казармы Рами в скором времени превратятся в самую крупную библиотеку Турции, где будут представлены книги на разные темы. На первом этапе в библиотеке будет храниться семь миллионов книг, но в будущем их число возрастет», — сказал Йылмаз.

По его словам, комплекс будет функционировать не только как библиотека: в нем будут и выставочные залы, и музей книг, и другие объекты.

«Многие коллекционеры смогут разместить свои коллекции в этом комплексе. Комплекс станет для них своего рода офисом, где они смогут работать над своими коллекциями. Их коллекциями также смогут воспользоваться ученые во время проведения исследований», — сказал Йылмаз.

Исторические артиллерийские казармы Рами построены после 1780-х годов. Казармы также можно назвать одним из наиболее важных исторических памятников военной архитектуры Турции.

Во времена султана Махмуда II в казармах Рами размещалось командование его армии. До 1980 года это здание использовалось в качестве казарм.

https://www.aa.com.tr/ru/t%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%80%D0%BC%D1%8B-%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%B8-%D0%B2-%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BC%D0%B1%D1%83%D0%BB%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%8F%D1%82-%D0%B2-%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%BD%D1%83%D1%8E-%D0%B1%D0%B8%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BE%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%83-/1176856

Эксперт: Турция не переходит «красную черту» в отношениях с НАТО и США

Turkish diplomats slam NATO for ‘trying to dictate terms’ of Ankara’s foreign policy
Turkish and NATO flags © Fatih Saribas / Reuters

Дивизионы С-400 Турция готова не просто использовать как довод, но и как военную силу, считает заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Плеханова.

Реджеп Тайип Эрдоган продолжает вести независимую внешнюю политику и демонстрирует Соединенным Штатам и НАТО, что его позиция самостоятельная и довольно решительная, и он не переходит «красную черту» в отношениях с ними, заявил радио Sputnik военный эксперт, заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Плеханова Андрей Кошкин.Анкара готова использовать российские зенитные ракетные комплексы С-400 при необходимости, заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, сообщает газета Hurriyet Daily News. «Мы не просто закупим С-400 и разместим их на складе. В случае необходимости мы будем их использовать» — отметил турецкий лидер.

«Пока, как мы видим, Эрдоган не переходит «красную черту» в отношениях с НАТО и США, но он предупреждает, что бы к этой «красной черте» ни НАТО, ни США не приближались в отношениях с Турцией», — отметил Кошкин.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/radio/20180614/415777221/Turtsiya-krasnuyu-chertu-NATO-SSHA.html