Турция пытается договориться с РФ по поводу курдских формирований в Африне

Одной из главных тем встречи президента России Владимира Путина и его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана в Сочи стала Сирия, где Анкара, по-видимому, хочет еще сильнее потеснить курдские вооруженные отряды в северном анклаве Африн. Это намерение вырисовывается все четче по мере устранения террористической угрозы в лице «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Впрочем, главной проблемой в Сирии в экспертной среде называют влияние Ирана, которым нужно озаботиться и России.

О переговорах с Москвой, касающихся принадлежащего курдским военным формированиям Африна, президент Турции сообщил накануне вылета в Сочи. «Мы не можем игнорировать исходящие из Африна угрозы и решительно настроены и дальше предпринимать все необходимые шаги. Мы провели с Россией переговоры о совместных действиях, – заявил Эрдоган в ходе своего выступления. – Ее позитивный подход позволит осуществить наш план в разных форматах».

При этом турецкий лидер не пояснил, о каком конкретно плане идет речь. Не исключено, что это намек на операцию в прилегающих к Африну районах, о которой неоднократно сообщала турецкая пресса. Еще 2 ноября Эрдоган заявил, что Анкара полагается на Москву в решении проблем не только Идлиба, где сохраняется влияние элементов «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ), но и Африна.

В своем заявлении накануне встречи с Путиным Эрдоган не смог обойти вниманием совместное заявление российского и американского лидеров, сделанное ими по итогам коротких встреч на саммите АТЭС во Вьетнаме. Текст подписанного после переговоров документа свидетельствовал: «Президенты согласились, что конфликт в Сирии не имеет военного решения, они подтвердили, что окончательное политическое урегулирование конфликта должно быть найдено в рамках Женевского процесса в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2254». Комментируя тезисы российско-американского заявления, турецкий лидер едко заметил: «Мне сложно понять такие заявления. Но если военное решение не является выходом из ситуации, то те, кто говорит об этом, должны вывести свои войска из Сирии». Остается под вопросом, имел ли в виду Эрдоган то, что его страна полагается на военный сценарий, если учесть, что турецкие регулярные войска находятся на сирийской территории и вряд ли собираются оттуда уходить.

В турецкой экспертной среде подчеркивают: вопросы будущего политического устройства Сирии и действий ряда курдских военных формирований остаются главными причинами той тревоги, которую испытывает турецкое руководство, глядя на южные рубежи. «Турции важно найти выход из сложившейся ситуации в Сирии, – отметил в разговоре с «НГ» турецкий политолог, доцент Университета экономики и технологий TOBB в Анкаре Тогрул Исмаил. – Но главное, что Турция видит будущее Сирии без Башара Асада, в то время как Россия придерживается иного мнения. Что касается курдских группировок, то Россия хочет сплотить вокруг себя все курдские элементы, а Турция выступает против тех групп, которых она считает террористическими организациями. В первую очередь этим пользуются США. Турецкая сторона выступает именно против тех группировок, которые связаны с «Демократическим союзом» (наиболее влиятельная партия сирийских курдов, которую считают тесно связанной с Рабочей партией Курдистана, запрещенной в Турции. – «НГ»)».

Российско-турецкие отношения по сирийскому досье определяются тем, что происходит как раз в районе Идлиба и Африна, полагают в российской экспертной среде. «Я бы не стал говорить, что стороны прошли ту черту, которая позволяла бы думать уже о послевоенном устройстве Сирии, – пояснил «НГ» руководитель отдела исследования ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов. – Мы видим попытки России пригласить к диалогу курдов на какую-либо переговорную площадку. В Турции же считают, что таким образом произойдет легитимация «Демократического союза». Мы видим, что борьба с «Хайят Тахрир аш-Шам» (коалиция, куда входят элементы «Ан-Нусры». – «НГ»), а точнее, с ядром «Аль-Каиды» (запрещена в РФ. – «НГ») внутри этой структуры, находящейся в Идлибе, отдана на откуп Турции. Во время астанинских встреч один из российских представителей заявил: «Мы надеемся на то, что Турции удастся что-то сделать». Таким образом, делается большая ставка на турецкие действия». Отметим, что Африн и Идлиб находятся по соседству.

«Курды пытаются через Россию сохранить нынешний статус-кво, – предположил Мардасов. – Турция же пытается через различные переговоры, касающиеся как сирийского, так и несирийского досье, выудить у России некоторые уступки для того, чтобы потеснить курдов в Африне. Речь не идет о полном захвате анклава, потому что там сосредоточены очень большие военные силы. Это примерно 10 тыс. человек, способных вести боевые действия – как курдов, так и отрядов Сирийской свободной армии (речь идет о некоторых фракциях этой оппозиционной структуры, сотрудничающих с курдами. – «НГ»). Это большая сила. В принципе при наиболее радикальном сценарии возможна попытка взять под контроль ряд объектов».

Аналитик убежден, что проблему Идлиба и Африна тяжело решить в рамках астанинского процесса, потому что ни в том, ни в другом районе попросту не примут наблюдателей со стороны Ирана, входящего в число гарантов сирийского перемирия наряду с Россией и Турцией. Региональную политику Тегерана, к слову, эксперт называет той проблемой, которая выходит сейчас в Сирии на первый план. «Все региональные тенденции говорят, что иранский фактор – во главе угла и что различные проиранские отряды нужно отводить для деэскалации ситуации, и как можно быстрее, иначе все это может привести к новому кризису», – полагает Мардасов. Однако понимают ли это в Москве, остается под вопросом, добавил аналитик.
Игорь Субботин
14.11.17

Источник — ng.ru

10 ноября — день памяти Ататюрка

Ататюрка, президент Гюль заявил, что «наша страна решительно продолжает свое развитие в направлении, указанном основателем республики Турция».

Об этом передает 1news.az со ссылкой на сайт телекомпании ТРТ.

Завтра, 10 ноября, в Турции состоятся мероприятия по случаю годовщины со дня смерти великого основателя Республики Турция Мустафы Кемаля Ататюрка.

В своем послании, посвященном 71-й годовщине со дня смерти Ататюрка, президент Турции Абдулла Гюль заявил, что «наша страна решительно продолжает свое развитие в направлении, указанном основателями республики Турция».

Президент Гюль сказал, что такие качества как дальновидность, любовь к миру, компетентность в вопросах международной политики, уважение к человеческим ценностям, сделали Ататюрка одним из самых уважаемых лидеров мира.

«Несомненно, он преуспел и в том, что создал динамичный государственный строй, способный адаптироваться к современным нормам», — заявил президент Турции.

Спикер Великого Национального Собрания Турции (ВНСТ) Мехмет Али Шахин, в свою очередь, заявил, что Ататюрк со своим стремлением к укреплению мира, лидерскими способностями, идеалами и политическими предсказаниями признан одним из выдающихся государственных деятелей мира.

Шахин сказал следующее: «В дни отчаяния, полные нищеты и усталости, великий вождь турецкой нации Мустафа Кемаль Ататюрк сумел вывести свой народ на историческую арену, мобилизовав его на борьбу за независимость и свободу. Принципы и идеи Ататюрка вдохновили не только нашу нацию, но и все народы мира, ведущие борьбу за независимость».

Э.Рустамов

http://www.1news.az/news/10-noyabrya—den-pamyati-atatyurka

 

Турция и Россия решат судьбу курдов — исходя из их поведения

На сегодняшний день нельзя быть уверенными, что лишь что-то одно вылечит сирийский больной организм, пусть даже это что-то — самое эффективное лекарство, считает российский эксперт.

Александра Зуева.

Говоря об организации Конгресса сирийского национального диалога, следует принять во внимание его значение для международной политики, сказал Sputnik Азербайджан руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев.

Руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев
Руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев

Россия приняла решение перенести Конгресс сирийского национального диалога на более поздний срок после переговоров с Турцией. Ранее МИД России сообщал, что конгресс состоится 18 ноября в Сочи.

Понятно, отметил Мавашев, что на сегодняшний день нельзя быть уверенными, что лишь что-то одно вылечит сирийский больной организм, пусть даже это что-то и самое эффективное лекарство.

Но сегодня, по словам эксперта, именно ощутимые успехи российских Воздушно-космических сил, результаты которых наблюдались в последних стремительных антитеррористических операциях (Акербат, Дейр эз-Зор, Идлиб – более 95% территории освобождено) вкупе с заделами Астанинского процесса создали реальные предпосылки для послевоенного устройства Сирийской арабской республики.

«В действительности, речь идет о значительно более серьезных вещах — региональной безопасности», — подчеркнул он.

Действительно, ранее по официальным источникам поступала информация о потенциальных участниках Конгресса сирийского национального диалога, дате и месте проведения, сказал политолог.

Мавашев напомнил, что в числе прочих упоминался и ряд курдских организаций. Речь идет о партии «Демократический союз» (PYD), «Демократической партии Сирийского Курдистана» (SDF), а также «Курдском национальном совете».

При этом он подчеркнул, что Россия отдает себе отчет в том, что курдские силы вправе рассчитывать на участие в послевоенном устройстве страны.

«Хотя в последнее время деятельность SDF вызывала серьезные вопросы — по американским указаниям они захватывали сирийские нефтяные месторождения, к которым едва ли имеют отношение», — сказал он.

Тем не менее, по словам собеседника Sputnik, даже несмотря на это, российская сторона смотрит на все с широко раскрытыми глазами. Видимо, именно эти участники и вызвали аллергическую реакцию Анкары, если угодно это так называть, отметил эксперт.

Да, проходит глобальная работа по формированию комиссий делегаций. Это кропотливая работа. Кроме того, некоторые представители оппозиции выступили против проведения Конгресса. Это могло внести некоторые коррективы в планы, которые обусловлены как раз инклюзивностью процесса, сказал он.

«Турция точно так же заинтересована в территориальной целостности страны – мы на одних позициях. Москва и Анкара также не заинтересованы в дестабилизации у своих границ. Вместе с тем, мы ищем взаимоприемлемую формулу, имея в виду Конгресс», — сказал политолог.

Нет цели провести его любой ценой — она должна быть приемлема. Стороны демонстрируют готовность к тому, чтобы решить этот вопрос, подчеркнул он.

Мавашев также выразил убежденность в том, что курдам найдется место как в Конгрессе, так и в послевоенном устройстве. Турция, согласовав с Россией некоторые технические детали, допустит курдов до переговоров. Но это будет зависеть и от их поведения. Готовность играть самостоятельную роль и дистанцироваться от проамериканской коалиции создаст предпосылки для этого, заключил собеседник Sputnik.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/expert/20171106/412645096/sirija-rossija-kurdy-kongress-turcija-peregovory.html

В Сирии Турция теперь работает под российским руководством

Доминик Согуэл | The Christian Science Monitor

Турецкий ход в Сирии — знак того, что Россия формирует эту страну

«На протяжении большей части сирийской войны было две константы турецкой политики: поддержка оппозиционных сил, стремящихся к свержению президента Башара аль-Асада, а также опасения по поводу растущей силы курдов на севере Сирии, которых Анкара считает прямой угрозой, — рассказывает Доминик Согуэл в The Christian Science Monitor. — Однако Турция с тревогой наблюдала, как Соединенные Штаты — ее союзник по НАТО — непосредственно вооружали и все больше поддерживали сирийские курдские войска, изгоняющие так называемое «Исламское государство»* из его оплотов на севере Сирии».

«Поэтому, когда турецкая армия отправила разведчиков, а затем солдат в контролируемую оппозицией провинцию Идлиб, это вписывалось в определенную логику. Данный ход позволил турецким войскам занять позиции рядом с курдским анклавом Африн — домом группировки сирийских курдов, Партии «Демократический союз» (PYD), военизированное крыло которой вооружают Соединенные Штаты, — говорится в статье. — Вообще-то вторжение в северо-западную провинцию представляет собой существенное изменение в турецком мышлении и еще более драматичные перемены в балансе сил в Сирии».

«Ввиду примирения с сирийским союзником Россией, путь к которому был долог, турецкий ход вписывается в рамки так называемого соглашения о «деэскалации», достигнутого в мае с Россией и другим союзником Асада, Ираном, в казахской столице Астане, — говорится в статье. — Подписанный этой троицей меморандум (…) подразумевает создание четырех деэскалационных зон. Оптимисты надеются, что данный шаг поможет уменьшить враждебность, облегчить доступ к населению гуманитарным и медицинским работникам и побудит беженцев вернуться домой».

«Критики говорят, что астанинский процесс углубляет линии разрыва и вносит вклад во фрагментацию разделенной на военные зоны страны, так как каждая держава выкраивает для себя сферы влияния. В сентябре Россия, Турция и Иран распределили между собой обязанности по наблюдению за провинцией Идлиб, — указывает автор. — По майскому соглашению, до 500 турецких наблюдателей могут быть направлены в Идлиб, наряду с тем же количеством российских и иранских солдат, которые будут размещены в районах, подконтрольных сирийскому правительству и его союзникам».

«По мнению аналитиков, данное вторжение отражает осознание Турцией, что лучший путь к защите своих интересов лежит не через беседы с Вашингтоном и другими натовскими столицами, а через Москву, доминирующую дипломатическую и военную силу в Сирии», — говорится в статье.

«В связи с идлибской операцией стало ясно, что в Сирии Турция теперь работает под российским зонтом», — сказал Гонул Тол, директор-основатель Центра турецких исследований в Институте Ближнего Востока в Вашингтоне.

Президент Трамп «принял решение углубить альянс с курдами», добавляет Тол. «Турция ощущает это и встревожена, и ей некуда больше повернуться, так что она обернулась к России и Ирану».

«Идлибская операция вписывается в астанинский дипломатический процесс, но также и в более широкую российскую стратегию выторговывания местных перемирий в Сирии для уменьшения кровопролития и закрепления земельных приобретений, сделанных рядом сил, защищающих сирийское правительство», — полагает Согуэл.

*»Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Источник: The Christian Science Monitor

Источник — inopressa.ru

Что Киев выигрывает от ссор Эрдогана с Брюсселем, Вашингтоном и Москвой

© Пресс-служба президента Украины

«Крымский вопрос» теперь скорее объединяет две страны, а стремящаяся к повышению своего статуса в международных делах Турция довольно легко вовлекается в разного рода внешнеполитические проекты.

Максим Михайленко

Киевский визит президента Турции Реджепа Эрдогана происходил на фоне усиления напряженности в отношениях между Анкарой — с одной стороны, и Европейским Союзом, США и даже Россией — с другой. Кажется, единственными крупными мировыми игроками, с которыми Эрдоган еще не успел или не смог побить горшки, являются, пожалуй, разве что Китай и Индия, пытающиеся действовать на Большом Ближнем Востоке максимально незаметно. Другим везет меньше.
Причины и поводы
Так, синхронно с украинской поездкой, разворачивается очередной скандал между Турцией и США. На прошлой неделе в Стамбуле был задержан сотрудник консульства США, причем гражданин Турции. Турецкие власти заподозрили его в связях с местным «Эммануэлем Голдстайном» — некогда наставником и соратником Эрдогана Фетхуллой Гюленом, а ныне оппозиционным исламским проповедником, еще недавно жившим в изгнании в США и обвиняемым в организации в прошлом году военного мятежа в Турции.

Вашингтон ожидаемо осудил этот шаг как безосновательный и наносящий вред двусторонним отношениям. В американском заявлении говорится, что приостановлена выдача неиммигрантских виз во всех дипломатических учреждениях США на территории Турции. Неиммигрантские визы выдаются туристам, а также людям, приезжающим в США на лечение, по делам бизнеса, на временную работу или учебу. Не заставив себя долго ждать, в воскресенье 8 октября турецкое посольство в Вашингтоне заявило: «Недавние события вынуждают правительство Турции пересмотреть наше отношение к приверженности правительства США обеспечению безопасности турецкой миссии и ее сотрудников».
«Для того, чтобы максимально сократить количество визитов в наши дипломатические и консульские миссии в США на время процесса переоценки, мы немедленно приостановили выдачу виз гражданам США в наших дипломатических и консульских учреждениях в США». Эта мера, как сообщило посольство, касается бумажных и электронных виз, а также виз, выдаваемых на границе. Иными словами, взаимная выдача виз практически полностью прекращена.

Однако, думается, что дело не только и не столько в фиксации Эрдогана на Гюлене, сколько, с одной стороны, в неудовольствии, которое испытывает Турция по поводу американской политики в отношении курдов, критической позиции Вашингтона в отношении нынешнего турецкого правительства, а с другой — в настороженности США по поводу турецкого флирта с Россией. Но здесь возникает неувязка. Турция необходима России гораздо больше, чем Россия — Турции, уже некоторое время такой вывод может сделать даже зомбированный зритель путинского телевидения. Логистика военного присутствия россиян в Сирии, функционирование российского туристического, строительного, в заметной степени продовольственного рынков, и, что самое главное, рынок газа и перспектива транспортировки российского газа через Турцию в ЕС — всем этим Анкара не первый месяц держит Москву за горло.
Недавно считалось, что — в какой-то степени, по-видимому, испытывающий благодарность к Путину за ту или иную поддержку в ходе попытки переворота, а также пугающий НАТО угрозами то ли выхода, то ли ограничения участия, Эрдоган станет еще и покупателем российского оружия. Но такая сделка вдруг перестала складываться. 9 октября Турция объявила, что может отказаться от приобретения российских зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 в случае, если не будет достигнуто соглашение о совместном производстве. Такое заявление сделал министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в интервью газете Akşam.
По его словам, Турция испытывает потребность в закупках С-400, так как стране необходимо защищать свое воздушное пространство. «Однако, если настроенные против России страны не хотят, чтобы Турция покупала у нее С-400, то они должны предоставить нам свой вариант», — сказал турецкий министр. Москва и Анкара заключили контракт о поставке в Турцию зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 «Триумф» 12 сентября 2017 года.
Тогда же Эрдоган говорил о том, что Анкара сделала первый взнос за приобретаемые у Москвы С-400. Следующий шагом должно было стать получение кредита от России на оставшуюся сумму. Опять-таки, можно говорить о том, что России надо продавать эти системы хотя бы куда-нибудь, а это стало сложным делом после американского обстрела сирийской авиабазы Шайрат, когда «кривизна земли» помешала россиянам действовать адекватно.
Киев как сцена
Оказалось, что предыдущие поколения этих ЗРК (находящихся, в том числе, и на вооружении Украины) более надежны. В этом смысле любопытно прозвучали слова Чавушоглу о том, что если Россию не устраивает совместное производство (то есть, в том числе и передача технологий), то Турция может заключить такое соглашение и с другой страной. И на следующий день президент Эрдоган едет в Киев.
Вопрос, конечно, скользкий, но Турция — член НАТО, и как показала вторая война в Заливе, имеющий причины обижаться на своих западных союзников, по поводу интервенции в Ирак расколовшихся и не предоставивших Турции надежных гарантий защиты от контрнаступления Хусейна.
Сегодня Турция более чем активна в своем геополитическом подбрюшье — Сирии, где в ряде регионов ее армия присутствует с избытком, стремясь не допустить срастания курдских анклавов в Сирийский Курдистан. Потому что за ним логически следует Курдистан турецкий, а это конец существования Турции в ее нынешней форме. Отсюда и подчеркнутое внимание Эрдогана ко всем другим меньшинствам в стране (между прочим, такую коалицию, только в Сирии, создавали и Асады, но они и сами представители алавитского меньшинства). Что, кстати и проявилось в украинской столице в эпизоде между Эрдоганом и Мустафой Джемилевым, вступившими в дружеский диалог прямо на торжественной церемонии представления президенту Турции участников переговоров.
Продолжая эту мысль, президент Турции — и этим его вояж в Киев интересен с точки зрения дипломатической истории — именно из Украины сделал жесткие заявления в адрес России, все время надеявшейся, что ее авансы и сервильное поведение по отношению к Турции как-то смягчат или изменят турецкую позицию по Крыму. Очевидно, что для этого используется и представление о том, как именно устроена психика самого Реджепа Тайипа Эрдогана, политика автократического типа.
Но — ничего подобного не происходит, в частности потому, что Россия слишком зависима от Турции, потому что трения Турции с ЕС и США, связанные с желанием Эрдогана, чтобы Турцию воспринимали как один из мировых полюсов силы, вовсе не означают автоматически альянсов со странами-изгоями и противниками западной цивилизации. И потому, что при всем своем «султанизме» Эрдоган в первую и главную роль — партийный вождь, личность идеологизированная, а попытки уличить его в коррупции результата не имели.
Отсюда и идеальное разграничение мух и котлет — турки используют Россию там, где им удобно, но политически их позиции ничем не отличны от Запада, а вот России очень сложно как-либо использовать Турцию (иначе на авиабазе «Инджирлик» уже заправлялись бы российские бомбардировщики). Остается бороться с помидорами.
Вернемся, однако, в Киев.
Дружить «оборонками»
По словам президента Петра Порошенко, только за шесть месяцев текущего года товарооборот между Украиной и Турцией вырос почти на 20%. Значительно повысился и уровень турецких инвестиций в экономику Украины. Таким образом, Турция вошла в топ-5 торговых партнеров Украины и в топ-10 иностранных инвесторов нашу страну. Несомненно, слышать это Эрдогану было приятно, но надо понимать, что такой пассаж президента Украины — обертка для важных и системных соглашений, подписанных 9 октября в Киеве. Турецкий президент, в свою очередь, заявил, что «принимая во внимание последние события, мы решили как можно скорее вывести товарооборот на 10 миллиардов долларов». Осталось неясным, что именно имеется в виду — новая договорная база или перспективы дальнейшей изоляции РФ (Турция, отметим, не входит в систему режима санкций против России, но имеет с ней крайне запутанные торгово-экономические отношения).
Так или иначе, но объем и масштаб новых соглашений заставляет воспринимать украинско-турецкие отношения не только как успешные, но и как некую региональную подсистему, появление которой нервирует Москву (а возможно, уже и ЕС).
Так, по результатам Шестого заседания Стратегического совета высокого уровня между Украиной и Турецкой Республикой было подписано двустороннее соглашение о защите инвестиций, и изменения, которые были внесены в соглашение об избежании двойного налогообложения, предоставят дополнительный толчок двустороннему взаимодействию.
Украинская и турецкая стороны также подписали План действий по развитию двусторонних отношений между Украиной и Турцией на 2017-2019 годы (таким образом, этим направлением занимаются постоянно и под него собран соответствующий аппарат, живущий в режиме докладов).
Соглашение о взаимном содействии и защите инвестиций создает алгоритм содействия привлечению взаимных инвестиций из Турции на Украину и из Украины в Турцию, определяет механизм их взаимной защиты на территориях обоих государств, способствует справедливому и равноправному режиму инвестирования.Кроме того, подписаны межправительственные Протокол о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения и предупреждении налоговых уклонений относительно налогов на доходы и имущество, а также Имплементационный протокол о сотрудничестве в области географической информации. Скромное название этого документа не должно обманывать — того и гляди, российские конспирологические сказки об использовании навигационных приложений к смартфонам в качестве инструмента шпионажа станут былью.
Однако, в принципе, такая договоренность указывает на высокий уровень доверия между странами и способствует развития малого спутникостроения (кстати говоря, из России, напоровшись на множащиеся непреодолимые ограничения, малое спутникостроение сбежало в США).
По итогам переговоров был подписан меморандум о сотрудничестве между Дипломатической академией Украины при МИД Украины и Дипломатической академией Турецкой Республики. Иными словами, расширен канал легального обмена информацией.
Наконец, одной малозаметной строчкой: «также были подписаны контракты между украинскими и турецкими компаниями в оборонной сфере». И, похоже, это все-таки была главная причина такого позитивного визита турецкого лидера. Ведь еще с 2015 года между Украиной и Турцией развивается сотрудничество сразу в нескольких секторах военно-промышленной и авиастроительной отраслей (теперь к ним может добавиться и попытка совместного производства зенитно-ракетных комплексов, почему нет?). Можно вспомнить и о совместном самолете, и о совместном строительстве объектов космического назначения в других странах, и многих других развивающихся программах. Неудивительно, что вместо 45 минут президенты провели наедине 3 часа.
Не альянс. Пока
Любопытно, впрочем, что проект общей зоны свободной торговли за «отчетный» период несколько притормаживался (а ведь для Украины это будет третья ЗСТ с развитой страной, членом ОЭСР после Канады и ЕС). Однако, возможно, и туркам было не до этого, учитывая референдум, войну в Сирии и кризис в отношениях с Евросоюзом (по сути, отказ от старинной внешнеполитической цели — членства в ЕС). Тем не менее, о ЗСТ пошла речь на встрече между Эрдоганом и премьером Гройсманом.
Они обсудили подготовку Соглашения о зоне свободной торговли между странами. Киев и Анкара готовы активизировать работу по завершению подготовки Соглашения о зоне свободной торговли. «Об этом говорил сегодня с Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Заключенные во время заседания Стратегического Совета высокого уровня под председательством президентов Украины и Турецкой Республики соглашения о взаимной защите инвестиций и избежании двойного налогообложения — хороший сигнал для деловых кругов и бизнеса обеих стран», — написал премьер-министр. Хочется верить, что эта линия будет развиваться в соответствии с планом стратегического сотрудничества, к которому Турция относится, как видим, очень серьезно. А судя по отдалению Анкары от своих традиционных союзников — это стратегическое партнерство продолжит динамично углубляться.
Тем более, что «крымский вопрос» теперь скорее объединяет две страны, а стремящаяся к повышению своего статуса в международных делах Турция довольно легко вовлекается в разного рода внешнеполитические проекты. Так, по словам Петра Порошенко, Украина была бы очень заинтересована в увеличении представительства Турции в специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. Также в ближайшее время «особую важность будет иметь для нас поддержка нашими партнерами, в частности Турцией развертывания миротворческой миссии ООН на территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей». Поддерживающая ввод миротворцев на Донбасс Турция, как член НАТО, с одной стороны, и суверенный игрок — с другой, и впрямь привлекательный кандидат в «доминирующие участники» любых миротворческих операций на востоке Украины.
Но не забыт и Крым: Россию продолжают стигматизировать преступной аннексией. Многое делается на этом направлении между крымскотатарскими организациями и Анкарой. Президент Эрдоган, которому в последнюю очередь нужен какой-либо сепаратизм либо нападения соседних стран для «исправления исторической несправедливости», очень четко придерживается курса на поддержку территориальной целостности Украины и деоккупации Крыма. В общем и целом, встреча украинского и турецкого лидера прошла на заслуженно мажорной ноте, нельзя сказать, что кроме тривиальных инцидентов, омрачает сегодня стратегическое партнерство Украины и Турции.
Что же касается отношений Эрдогана с внутренними и внешними оппонентами, то пока что ему практически всегда удавалось побеждать. Об этом следует помнить несмотря на перманентные истерики в западных и турецких оппозиционных СМИ. А с учетом обострения подростковых комплексов у некоторых наших западных соседей, постоянное усиление южного вектора украинской внешней политики — дело не просто взаимовыгодное, но и неизбежное.

http://inosmi.ru/politic/20171011/240491183.html

 

В чем Эрдоган прав

Юрген Готтшлих | Tageszeitung

В Германии сегодня вряд ли найдется политик, которого в народе так ненавидят, как президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. «И не удивительно: Эрдоган делает все для того, чтобы подливать масла в огонь антипопулярности, а критика, касающаяся его набирающей обороты склонности к тоталитарным шагам, абсолютно оправданна», — пишет Tageszeitung.

Однако, продолжает автор публикации Юрген Готтшлих, «подобный настрой ведет к упрощению реальности, а также к тому, что все заявления Эрдогана автоматически воспринимаются как ложь». Это, пишет автор, особенно заметно на примере двух тем: критики Эрдогана в отношении взаимодействия с ЕС и анализа попытки госпереворота в Турции 15 июля 2016 года.

«В ходе теледуэли с действующим главой правительства Ангелой Меркель кандидат на должность канцлера от СДПГ Мартин Шульц, подхватив настроение более 80% избирателей в Германии, заявил о том, что, став канцлером, положит конец переговорам с Турцией о вступлении в ЕС», — пишет издание.

Правда, замечает автор, внутри ЕС вряд ли получится договориться о необходимой в этом случае единой позиции по прекращению переговоров. «Кроме того, (…) как Шульц, так и Меркель демонстрируют, насколько безразличны им доводы демократической оппозиции в Турции, которая аргументированно выступает против прекращения переговоров».

«Прав Эрдоган, который утверждает, что Европа в ходе продолжающегося не одно десятилетие переговорного процесса никогда не была искренне заинтересована в сближении с Турцией и принятии ее в свои ряды. По религиозным ли, культурным или политическим причинам: Турция с ее 80 млн жителей сотрясла бы всю расстановку сил в Брюсселе. Упрек в неискренней игре против Анкары касается при этом в основном госпожи Меркель, которая, как только приняла канцлерство от своего предшественника Шредера в 2005 году, сразу начала систематически чинить препятствия переговорам с Турцией на всех уровнях», — говорится в статье.

«Второй, еще более серьезной причиной кризиса является разная оценка попытки государственного переворота в Турции в июле прошлого года. Федеральное правительство небеспочвенно обвиняет Эрдогана в использовании путча для реализации авторитарной президентской системы в стране. Но было бы неверно утверждать, что попытки переворота не было, а была лишь крупномасштабная инсценировка», — уверен журналист.

«Все говорит в пользу того, что секта вокруг Гюлена играла ведущую роль в организации путча: и в этом уверен не только Эрдоган, но и вся оппозиция, а также, по меньшей мере, 90% населения страны», — передает издание.

И когда глава разведки Германии Бруно Каль в интервью Der Spiegel категорично заявляет, что движение вокруг Гюлена всего лишь «гражданское объединение, целью которого является религиозное и светское просвещение», это свидетельствует скорее о вызывающей удивление уверенности в своей правоте. Каль либо вообще не в курсе происходящего, либо намеренно встает на сторону секты Гюлена, пишет автор.

Турецкая общественность склоняется ко второму варианту, говорится в статье. «Среди бежавших в Германию сторонников Гюлена определенно есть и те, кто не заслужил защиты. (…) Например, бывший прокурор Зекерия Оз и имам Адиль Оксюз. Турция требует их выдачи, федеральное правительство притворяется глухим».

«Зекерия Оз с 2008 по 2012 год, будучи прокурором, по поручению секты Гюлена и к радости Эрдогана посредством состряпанных обвинений последовательно бросал за решетку ни в чем не повинных критиков правительства, в том числе журналистов».

Близкий к Гюлену имам Адиль Оксюз, по некоторым данным, раздавал в ночь путча поручения Гюлена путчистам и сбежал за границу, передает издание.

«Вставать открыто на защиту секты Гюлена, как сделал Каль — наверняка с ведома канцлера, — это снабжать благодатной почвой теории заговора, суть которых сводится к тому, что именно немцы и американцы стоят за путчем», — резюмирует автор.

Источник: Tageszeitung

Источник — inopressa.ru

Тема независимой Черкесии, также поддерживается влиятельными черкесами в Турции.

Гюльнара Инандж,  директор Международного онлайн информационно-аналитического центра «Этноглобус» (ethnoglobus.az). (Баку, Азербайджан).

Черкесская тема на мировой политической арене появилась после развала Советского Союза. На данной стадии развития черкесский национализм не агрессивен и не переходит в военную плоскость. Черкесские организации в самой России, также как диаспора и их покровители, пока пытаются сделать данный вопрос предметом интереса международных правозащитных организаций. Официально черкесская диаспора находится под патронажем европейский и международных организаций. Неофициально США, некоторые страны Европы, Израиль и Турция являются катализатором черкесского национализма. Заинтересованность Израиля в черкесском вопросе требует отдельного анализа. Политическую же окраску черкесская тема приобретает в России и Турции.

Пока Турция разбирается с курдской проблемой, против нее вьется черкесская паутина. Так как черкесы не имеют территориальных претензий к Турции, в данном случае речь может идти о политических спекуляциях вокруг нарушения этнических прав, с целью торпедировать просьбу Турции о вступлении в ЕС. Это развязывает руки Анкаре и превращает её в игрока в черкесском вопросе. До российского завоевания черкесы находились в составе Османской Империи. А принадлежность к суннитскому толку Ислама позволяло им легко адаптироваться и занимать высокие посты, чувствовать себя комфортно. Этот процесс имеет продолжение в современной Турции.

Этот фактор позволяет Анкаре активно участвовать в черкесском вопросе. Тема независимой Черкесии, также поддерживается влиятельными черкесами в Турции. После развала Советского Союза этнические черкесы начали появляться на Северном Кавказе в составе бизнес-структур, НПО и учебных заведений, в том числе и в республиках, где проживают адыги. Укрепление Турции в своих бывших исторических владениях, может усилить черкесский сепаратизм и подготовить почву для вытеснения Москвы с Северного Кавказа. Подпитка черкесского национализма – один из элементов плана откола Северного Кавказа от России. Поэтому Россия запрещала въезд в страну для турецких бизнесменов и их участие в региональном бизнесе, выдворяла с Северного Кавказа турецких предпринимателей (в основном это этнические черкесы), закрывала турецкие лицеи. Но тот факт, что черкесский национализм стал предметом манипуляций на Западе, и активность Израиля в этом вопросе, вынудили Москву дать волю действиям Турции, как менее, на её взгляд, агрессивного игрока.

Кроме того, Россия надеялась нейтрализовать черкесские амбиции о независимости путём признания Абхазии. Это, действительно, немного убавило пыл, но полного отказа не произошло. Одновременно Кремлю удалось внести раздор в черкесскую диаспору в вопросе независимости. Факт признания независимости Абхазии усилил разногласия, так как часть черкесов в России и в диаспоре считают, что черкесы, проживающие на территории России, должны иметь свою автономию, к которой они требуют присоединить исконные черкесские земли, ныне находящиеся в пределах других кавказских республик и областей. Ближневосточные события, находящися на переднем плане политической сцены, затмевают черкесскую тему, которая, на данный момент, все еще находится на начальной стадии своего развития.

Черкесский вопрос начнет оказывать серьезное влияние на Россию чуть позднее. Американские эксперты, предсказывающие потрясения на Юге России после Зимних Олимпийских Игр, вероятно, имеют в виду рост черкесского национализма, сопровождающегося сепаратизмом. Народы, не имеющие своей государственности, подвержены внешним влияниям и манипуляциям, их этнические чувства оголены. Они культивируют и мифологизируют героические фрагменты своей истории. Кавказские народы предпочитают не открываться миру, а жить обособленно. Отсутствие исторического опыта государственности чревато повторением тех проблем, с которыми регион столкнулся во время чеченских войн в конце прошлого века.

Подробнее см.: http://www.apn.ru/publications/article31062.htm

Российский «Газпром» продаст свои турецкие активы

Турецкий противоток

Группа «Газпрома» может продать доли в Bosphorus gas и Akfel Holding

Как стало известно «Ъ», Газпромбанк выходит из газового бизнеса в Турции, продавая свою долю в трейдере Akfel Holding, национализированном в конце 2016 года. Учитывая планы «Газпрома» продать другой свой актив в стране — Bosphorus gas, группа уже в этом году может полностью покинуть турецкий рынок. По данным «Ъ», окончательное решение об этом еще не принято. Монополия до сих пор рассматривает варианты реанимации сбытового бизнеса в Турции, несмотря на стагнацию рынка и непростые отношения с властями.

Газпромбанк (ГПБ) находится в завершающей стадии выхода из компании Promak, которой принадлежит контрольная доля (60%) в двух импортерах российского газа в Турцию — Enerco и Avrasya, рассказали «Ъ» источники, знакомые с ситуацией. Банку в Promak принадлежало 40%, остальная доля у Akfel Holding, которая в конце 2016 года была де-факто национализирована (см. «Ъ» от 12 декабря). Сумма сделки, по словам источников «Ъ», могла составить около €40 млн. В ГПБ не предоставили комментариев.

Когда ГПБ и Akfel создавали Promak в 2014 году, внеся в СП свои доли соответственно в Avrasya и Enerco, они договорились о колл-опционе, позволявшем каждой стороне выкупить долю другой в течение двух лет. Тогда представлялось наиболее вероятным, что долю турецких партнеров — контролировавшей Akfel семьи Бальтачи — выкупит российский банк. Параллельно «Газпром» вел переговоры о покупке 50% во входящей в Akfel Holding компании Akfel gas.

Как «Газпром» попал под национализацию в Турции

У Akfel gas контракт с «Газпромом» на поставку 2,25 млрд кубометров газа в год, у Enerco — на 2,5 млрд млрд кубометров, у Avrasya — на 0,5 млрд. У «Газпрома» также есть 71% акций Bosphorus gaz с контрактом на 2,5 млрд кубометров. Получив 50% в Akfel gas, «Газпром» контролировал бы около 16% турецкого рынка газа, обеспечивая при этом примерно 60% импорта газа в страну.

Но турецкий регулятор так и не согласовал сделку с Akfel gas, а в 2015 году обострение политических отношений РФ и Турции поставило под вопрос целесообразность присутствия «Газпрома» на местном рынке. В 2016 году ГПБ решил продать долю в Promak по опциону, получил разрешение регулятора и первый платеж от Akfel Holding. Но в начале декабря Akfel Holding была национализирована турецким госфондом по страхованию вкладов (TMSF) по подозрению в финансировании организации Фетхуллаха Гюлена (признана в Турции террористической). Это притормозило сделку, ее ход возобновлен только весной, говорят источники «Ъ».

Александр Медведев, зампред правления «Газпрома», 6 июня
Фактически полноценного свободного рынка газа в Турции как не было, так и нет

«Газпром» также собирается продать Bosphorus, в начале июня об этом говорил зампред правления монополии Александр Медведев. Покупателем станет местная Sen Group, которой сейчас принадлежат остальные 29% в Bosphorus. Господин Медведев объяснял, что турецкий рынок теряет привлекательность из-за ослабления лиры и регулируемых тарифов, и сослался на «непредсказуемость»: «Мы видим, какие действия предпринимаются турецкой стороной с другими частными компаниями». По словам собеседников «Ъ», важнейшим фактором стали убытки Bosphorus — около €100 млн в 2016 году.

Почему «Газпром» готовился подать иски в арбитраж к частным турецким газовым импортерам

По итогам этих сделок «Газпром» может полностью уйти с внутреннего рынка Турции, оставшись только экспортером. Такая конфигурация может усилить переговорную позицию «Газпрома» в спорах по цене на газ, поскольку компания уже не будет прямо заинтересована в сохранении рентабельности сбытового бизнеса. Сейчас «Газпром» находится в арбитраже абсолютно со всеми турецкими клиентами — как с государственной Botas, так и с частными импортерами. Но, по словам источников «Ъ», окончательное решение об уходе «Газпрома» из Турции еще не принято. Более того, в феврале была создана Gazprom Turkey Enerji A.S., учредителем которой, по словам собеседников «Ъ», выступила Gazprom Schweiz.

Компания также подала заявку на лицензию на импорт и экспорт газа. Ряд собеседников «Ъ» полагает, что компании в будущем может быть передана часть объемов газа, которые ранее покупали другие структуры «Газпрома». Другие источники «Ъ» сомневаются в этом, так как считают, что Анкара не позволит существовать компании, полностью принадлежащей «Газпрому», а монополия с подозрением отнесется к потенциальным турецким партнерам.

Проблема и в том, что турецкий рынок, еще три года назад обещавший стать вторым для «Газпрома» по объему продаж после Германии, перешел фактически к стагнации. При этом позиции газа из РФ на нем все более уязвимы, так как Турция активно работает над другими источниками, увеличивая число СПГ-терминалов, а в генерации газ сталкивается со все большей конкуренцией с углем. По оценке Гульмиры Рзаевой из Оксфордского института энергетических исследований, потребление газа в Турции будет расти весьма умеренно и с нынешнего годового объема в 48 млрд кубометров достигнет 50 млрд кубометров в год только к 2020 году.

Юрий Барсуков
28.06.17

Источник — kommersant.ru

Катар аукнул – в Турции откликнулись?

Ариф Асалыоглу

Катар, состоящий в близких отношениях с Турцией, обвиняют в связях с терроризмом. Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) разорвали дипломатические отношения с Дохой, обвиняя страну в поддержке террора. Следом за ними прекратили отношения Мальдивы в Индийском океане, ближневосточный Йемен и африканская Ливия. Как же повлияют эти изменения на Турцию и ее президента Реджепа Тайипа Эрдогана?

На протяжении долгого времени между Катаром и Эрдоганом наблюдалась тесная взаимосвязь. Встречи проходили примерно раз в месяц. По причине таких крепких отношений Эрдоган назвал Катар своим стратегическим партнером. Новостной сайт Middle East Monitor опубликовал данные о том, что после попытки государственного переворота 15 июня 2016 года Доха отправила 150 своих военных для охраны турецкого президента. А 23 марта 2017 года американский политолог Майкл Рубин, ранее отвечавший в Пентагоне за ряд ближневосточных стран, написал в своем блоге на Твиттере следующее: «Реджеп Эрдоган близок к своему концу. Интересно, он думает, мы не знаем, где он прячет сворованные деньги? Интересно, когда Эрдоган не сможет расплатиться катарскими деньгами, сколько на самом деле человек последует за ним?»

Эта дата очень важна и вот почему. 23 марта в США въехал заместитель генерального директора Turkiye Halk Bank Мехмет Хакан Атилла. Преследуемый по пятам ФБР, он был задержан в аэропорту 27 марта на пути в Турцию, а на следующий день суд санкционировал его арест. Turkiye Halk Bank считается одним из крупнейших государственных банков Турции. Атиллу обвинили в сговоре с целью отмывания средств через финансовую систему США в интересах Ирана и иранских компаний, сообщал Bloomberg. В ответ вице-премьер Турции Мехмет Шимшек заявил, что банк «не нарушал национальное и международное законодательство, он не действовал вопреки санкционной политике ООН. За этим банком и всей банковской сферой Турции стоит правительство».

Но Майкл Рубин — это эксперт, располагающий надежными источниками в Турции… Я подозреваю, что он знал о том, что Атилла будет задержан американскими правоохранительными органами, и потому опубликовал свой пост. Причем, Рубин написал, что после ареста Атиллы следующим арестованным может стать Билал Эрдоган, бизнесмен и сын президента Турции… Так что на отсутствие Реджепа Эрдогана как представителя Турции на мусульманском саммите против терроризма в столице Саудовской Аравии, на котором присутствовали главы исламских государств и президент США Дональд Трамп, можно взглянуть и с этой стороны. Вспомните также о том, что Вашингтон в Сирии ранее выбрал не Анкару, сражающуюся с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а курдов, Отряд народной самообороны (YPG), связанный с курдской партией «Демократический союз» (PYD).

Будет ли Турция вмешиваться в катарские дела? Существует соглашение о военном сотрудничестве, подписанных между Дохой и Анкарой, предусматривающее создание турецкой военной базы в Катаре. Оно было заключено 19 декабря 2014 года. Турецкие солдаты теоретически способны вмешиваться в кризисные ситуации, которые могут возникнуть в регионе. И в пользу Дохи. Вместе с тем, эмир Катара и катарские государственные институты в связи с обвинениями в поддержке терроризма могут сделать заявления, ставящие Турцию и Эрдогана в трудное положение. Например, уже сейчас стали распространяться непроверенные утверждения о том, что якобы обнаружена переписка посла ОАЭ с израильскими представителями (подчеркнем еще раз, далеко не факт, что она подлинная), из которой будто бы следует, что ОАЭ имеет причастность к провалившейся попытке государственного переворота в Турции в июле 2016 года.

В условиях всеобщего недоверия, охватившего ныне Ближний Восток, и накаленной атмосферы, важно избежать вспышки огня, способной выжечь целые регионы. Анкаре придется реагировать на серьезные вызовы. Тем временем министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, комментируя катарский кризис, заявил, что нынешняя ситуация вызывает огорчение и призвал к «продолжению диалога».

Ариф Асалыоглу

Источник — regnum.ru

При содействии Ватикана армяне стали распространять лжедокументы

roma_PapaПри содействии Ватикана армяне стали распространять лжедокументы и лжеисторию о существовании «Великой Армении», заявил Report научный сотрудник Института прав человека Национальной академии наук Азербайджана (НАНА), историк Ризван Гусейнов, комментируя недавнее заявление Папы Римского Франциска о признании так называемого «геноцида армян».
«Армянский вопрос истоки свои берет из Ватикана. В рамках политики католической церкви, а конкретно в XVI — XVII вв. и в начале XVIII века был создан своего рода план якобы воссоздания Армении, территории которой охватывали Османскую Турцию и Сефевидский Азербайджан. Тогда Ватиканом была придумана концепция для фальсификации древних источников Азербайджана», — заявил Р.Гусейнов.
Он отметил, что католическая церковь поддержала создание так называемого общества «мхитаристов» во главе с неким Мхитаром, которому руководством острова Сен-Лазар была представлена церковь и большое количество рукописей, на основе которых они сфабриковали нынешнюю концепцию так называемой «Великой Армении».

«Под эгидой Ватикана эти лжедокументы и лжеистория стали распространяться в странах Европы, и затем стали одним из катализаторов «армянского национал-освободительного движения» в XIX — начале XX вв.», — заявил историк, добавив, что Ватикан ничего все равно не добьется, кроме как раздора и противостояния.
Р.Гусейнов особо подчеркнул, что сегодня, в отличии от Ватикана, Запад и его лидеры мягко дают понять армянской стороне, что так называемый «геноцид» не имел места, избегая употребления этого термина.
Он выразил мнение, что в данном случае Ватикан пытается спровоцировать Турцию на какие-либо жесткие меры для нагнетания напряженности между мусульманским и христианскими мирами.
«В этом контексте ни один армянский ученый или политик не отозвался на призыв Турции приехать в турецкие архивы и поработать с ними. Когда я в ходе посещения этих архивов поинтересовался  вопросом о наличии материалов о пресловутом «геноциде армян», турецкие коллеги четко дали понять, что, фактически, факт «геноцида» не подтверждается ни одним серьезным документом ни в одном архиве мира и нигде не фиксировано», — сказал сотрудник института.
Р.Гусейнов добавил, что сам Ватикан имеет в своей истории много темных пятен, в том числе и деятельность инквизиции в средние века, крестовые походы и «массовые акции геноцида» в Латинской Америке среди местного населения от рук конкистадоров.
«Как может церковь, которая имеет столько пятен в своей истории, говорить что-то о процессах, в которых мягко говоря ничего не смыслит?! Поэтому получается так, что нет ни одной толики правды в словах Папы Римского, который часто ратует за межрелигиозный культурный диалог, за единение различных народов и представителей различных вер. В реальности он делает все для того, чтобы осложнить ситуацию, в том числе между Турцией и армянством», — резюмировал историк.

Эрдоган отверг демократию?

Подобно Иосифу Сталину, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган винит во всех проблемах страны «внутренних и внешних врагов». На днях глава государства назвал сторонников Фетхуллаха Гюлена агентами израильской разведки Моссад. «Позор тем, кто не видит, что они («параллельное государство») сотрудничают с Моссадом», — заявил Эрдоган на заседании Ассоциации промышленников и бизнесменов в Стамбуле. Раньше Эрдоган утверждал, что Гюлен является «агентом ЦРУ и работает против национальных интересов страны». Не будем сейчас дискутировать о разнице между Моссадом и ЦРУ. Отметим другое. В период холодной войны внешняя политика Турции находилась (вплоть до 1980-х гг.) под давлением, имела то статус фигуранта, то — запасного игрока. На повестке дня у дипломатов было посещение Кипра, районов Эгейского моря, материка. Странным было то, что при таком узком охвате территориальной деятельности политика страны была пассивной, напоминала картину, на которой слепой ведет слепого. Турция тогда не шла на риск, она бездействовала, представляя собой страну третьего мира.

После прекращения холодной войны в 1989 г. премьер-министр, а затем и президент Тургут Озал сделал шаг вперед, оживив внешнюю политику Турции. Страна пыталась выбрать себе место в мире, раздумывая между неоосманизмом и «отходом от Запада». Смерть Озала в разгаре этих серьезных дискуссий, а затем и приход к власти президента Сулеймана Демиреля и коалиционного правительства, членами которого стали Тансу Чилер, Месут Йылмаз, Эрбакан и Бахчели, сконцентрировали все внимание на внутреннюю политику. В тот момент у Турции фактически не было внешней политики. 11 августа 2001 г. Реджеп Тайип Эрдоган и Абдуллах Гюль образовали Партию справедливости и развития (ПСР), придя к власти два года спустя. Так начался новый этап в международной политике Турции.

ПСР способствовала созданию новых явлений во внешней политике. В ход пошли аргументы социальных генов, религия, история, культура и язык народа. Потом родилась дипломатическая концепция «нулевых проблем» или «ритмичной дипломатии». Турция вначале следила за событиями на Балканах, а затем ее взор обратился к Ближнему Востоку. Громкие заявления о «миссии» Турции быстро насторожили страны региона. Не пройдя даже инкубационный период западной демократии, Анкара выступила в качестве «главного идеолога» Ближнего Востока. Из-за того, что у Турции не было шансов стать его лидером, произошел ожидаемый многими экспертами «срыв».

Сегодня в законодательство страны вносятся изменения, противоречащие демократическим ценностям и свободам, преследуются журналисты, которые объективно освещают события политической жизни. А после вспыхнувшего в декабре 2013 г. крупнейшего в новейшей истории страны коррупционного скандала начались кадровые чистки в полиции и органах судебной власти. Председатель Народно-республиканской партии Акиф Хамзачеби был вынужден выступить в защиту полицейских, проводивших расследование: «Это операция по уничтожению (досл. „сведению на нет, обнулению» ) всех причастных к антикоррупционному расследованию 17 и 25 декабря. Нет никаких сомнений по этому поводу. Вначале они пытались „обнулить» (свести на нет) деньги, потом судебную систему, а сейчас добрались и до полиции. В период с 17 по 25 декабря мы узнали о самом крупном в истории Турецкой Республики коррупционном скандале. Четверо из министров и их семьи оказались замешанными в коррупционном скандале. Фотографии, запечатлевшие факт их причастности к разбирательству, предстали перед общественностью». Затем на скорую руку сменили руководство полиции, в которой не осталось комиссаров, подчиняющихся распоряжениям прокурора. Следующим шагом стало внесение парламентом изменений в закон «О Высшем совете прокуроров и судей», что позволило передать власти такой универсальный принцип, как «гарант судейства».

Таким образом, независимость и объективность судебной системы поставлены под вопрос. По оценке авторитетных турецких экспертов и даже некоторых бывших членов правительства, «страна стоит на пороге серьезного экономического и политического кризиса». Экс-министр культуры Эртугрул Гюнай утверждает, что «в партии есть много несогласных», а министр Али Бабаджан открыто признал ошибки: «К сожалению, мы не смогли внедрить демократию должного уровня». ПСР, получившая власть от народа, который связывал с ней большие надежды, развернула масштабную операцию по уничтожению общественного движения, против своих же избирателей. Что будет дальше?

Ариф Асалыоглу — турецкий публицист, специально для ИА REGNUM

Источник — regnum.ru

Азербайджан, Турция и Казахстан являются лидерами тюркской интеграции

Матанат Насибова.

Сравнительно недавно в Анкаре состоялось мероприятие, посвященное 20-летию независимости тюркских республик бывшего СССР при участии президента Турции Абдуллы Гюля, а в последней декаде октября текущего года в Астане ожидается саммит тюрко-язычных государств, сообщил в интервью АМИ Новости-Азербайджан, политолог Ильгар Велизаде.

— В чем идея предстоящего саммита?

— Начиная с 1992 года по сегодняшний день это уже 11-ый по счету саммит тюркоязычных государств, на котором предстоит обсуждение важных вопросов и проблем тюркской интеграции, в частности — вопросам укрепления экономического сотрудничества между странами-участницами.

Если вспомнить, то в начале 90-х годов после развала СССР в странах постсоветского пространства активно шел процесс этнической самоидентификации, в связи с чем каждая страна старалась возвращаться к своим этно-культурном истокам, реанимируя забытые прежде традиции и праздники. Прежде эти процессы пресекались на корню, и теперь целая группа стран, имеющих общие исторические корни, пытались как-то скоординировать эти процессы в рамках единого региона.

Инициатором и катализатором этого процесса стала Турция, которая выступила за объединение тюркских стран. С учетом того, что турецкая модель государства была интересна для новых независимых государств, Турция стала движущей силой тюркской интеграции. Однако наряду с тюркской идентичностью все эти страны имели и общую исламскую идентичность. И данным обстоятельством активно воспользовался Иран, также пропагандируя свою модель государственности, привлекательную для влиятельных религиозных групп и движений оппозиционного толка в странах Центральной Азии и Азербайджане.

Такое развитие событий приводило к заочной дуэли между Тегераном и Анкарой, в которой бесспорно выиграла последняя, поскольку этнический фактор был более превалирующим, а новые политические элиты не захотели брать за основу иранскую модель государства. Таким образом, турецкая светская государственная модель оказалась предпочтительнее. В этом собственно и причина зарождения тюркского единства. Со временем политические интересы участников тюркской интеграции стали более активно выходить на первый план, и, как оказывалось, они не совсем совпадали с интересами собственно Турции. Поэтому позже контуры тюркского единства и процессы тюркской интеграции стали постепенно меняться. Если сравнивать их с началом 90-х годов, то можно сказать однозначно, что на сегодняшний день они значительно поменялись. Тем не менее, и по сей день тюркские государства пытаются выстроить какую – то единую модель, или единую схему поведения. Поэтому можно сказать, что основной задачей форума является определение единого вектора развития процесса тюркской интеграции в изменившихся условиях. В этих условиях становится более актуальным сосредоточение на реализации конкретных направлений сотрудничества. Среди них наиболее актуальным является экономическая интеграция.

Надо сказать, что и сама Турция изменилась за эти двадцать лет. Если раньше у Азербайджана, Туркменистана, Казахстана, Узбекистана было не достаточно своих финансовых ресурсов, экономических возможностей, то сегодня каждая из этих стран является самодостаточным государством, каждая имеет свой политический вес, и, соответственно, представление о своем месте в тюркском единстве. Сейчас уже бесспорная роль одного лидера не признается, и можно говорить о многовекторности этого процесса. Несмотря на то, что сама Турция по-прежнему играет заметную роль в данном проекте, имеются региональные центры силы, у которых свое отношение к интеграционному процессу, и которые также стараются продвигать свои принципиальные позиции.

– Какие именно?

— Допустим, в Центральной Азии, Казахстан является бесспорным лидером всего Центрально-Азиатского региона, и в этом случае, мы можем говорить о возможной двухполюсности тюркской интеграции. Это значит, что Анкара представляет собой западный полюс тюркской интеграции, в то время как Астана представляет восточный полюс.

При всем этом Астана является инициатором многих процессов в Центрально- Азиатском регионе и многих процессов тюркского сотрудничества. Например, идея межпарламентской ассамблеи тюркоязычных государств была выдвинута президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и активно поддержана Турцией, Азербайджаном и Кыргызстаном. То есть тюркские страны сами являются инициатором многих процессов в тюркском пространстве, особенно Астана и Анкара, которые выступают в качестве активных членов тюркского объединения.

— А какая роль отведена Баку?

— Баку выступает в середине этой самой связки, в качестве связующего звена между западной и восточной частью тюркского объединения. Здесь важно знать, что Азербайджан, Туркменистан и Турция относятся к западной группе тюркских народов, точнее к кыпчагам, а казахи, узбеки, киргизы относятся к восточной части тюркских народов, то есть к огузам.

Азербайджан — как страна прикаспийская находится на стыке ареалов проживания западной и восточной ветвей тюркского этноса. Поэтому без преувеличения можно сказать, что сегодня три страны Турция, Казахстан и Азербайджан являются двигателями тюркской интеграции.

— Вы отметили активность в этом процессе и со стороны Туркменистана. В чем она проявляется?

— Туркменистан в этом процессе действительно заметно усилил свои позиции, хотя до сравнительно недавнего времени он держался в стороне от этих процессов. Сегодня все мы имеем возможность наблюдать, как Туркменистан расширяет свое политическое поле деятельности, становясь активным участником и тюркского интеграционного процесса. Об этом свидетельствуют встречи и договоренности на уровне официальных лиц Туркменистана и стран – участниц объединения.

— Пока мы наблюдаем, как позиции стран все больше сходятся в единой энергетической плоскости сотрудничества, в частности, в вопросе присоединения к Транскаспийскому газопроводу…

— Это стало намного очевиднее после того, как спецпредставитель ЕС сделал официальное предложение Казахстану принять участие в проекте Набукко и присоединиться к Транскаспийскому трубопроводу. В этом вопросе из стран региона кровно заинтересованной стороной является и Турция, поскольку она же является страной транзитером.

В свою очередь Азербайджан также связывает большие надежды с развитием транспортного коридора и поддерживает идею транскаспийского трубопровода. Поэтому предложение ЕС о присоединении Казахстана к этому проекту является солидной основой для развития энергетического сотрудничества между тюркскими странами.

В свою очередь если Казахстан присоединится к транскаспийскому газопроводу и даст свое принципиальное согласие на его реализацию, то у Азербайджана появится возможность осуществлять свои газовые поставки в Китай. Поэтому взаимодействие между Анкарой, Астаной и Баку является принципиальным. В связи с чем можно утверждать, что сегодня происходит формирование нового геополитического пространства с конкретными экономическими и политическими контурами.

— Что вы можете сказать о культурном сотрудничестве…

— В рамках политической организации действует еще и гуманитарная организация «Тюрксой» со штаб квартирой в Анкаре. «Тюрксой» в рамках своей деятельности выдвинул конкретные проекты, в частности, создание общетюркской энциклопедии, работу над единым алфавитом. Я хочу сказать, что это все очень важные идеологические моменты в работе объединения.

Насколько мне известно, есть планы относительно создания антологоии тюркской литературы, где будут помещены труды писателей, поэтов из всех тюркских стран. Кстати, среди участниц Тюрксой есть и тюркоязычные республики Российской Федерации — Татарстан, Башкортостан и даже Якутия.

Это говорит о том, что развитие гуманитарного сотрудничества в рамках тюркской интеграции архи важно, в связи с чем акцент на гуманитарное сотрудничество практически не уступает по значимости проектам политического значения.

Турция разрешила «Газпрому» провести геологоразведку в Черном море

Схема "Южного потока" в акватории Черного моря. Изображение с сайта south-stream.info

Турция разрешила России проводить геологоразведочные работы в своей экономической зоне в Черном море в рамках реализации проекта «Южный поток». Об этом президент Турции Абдулла Гюль в телефонном разговоре сообщил своему российскому коллеге Дмитрию Медведеву, сообщает пресс-служба Кремля.

Гюль заявил, что турецкое правительство приняло все необходимые решения о выдаче разрешений на проведение геолого-разведочных работ для строительства газопровода. В ответ Медведев выразил благодарность и заявил, что это решение послужит дальнейшему укреплению стратегического характера российско-турецких отношений.

Турция дала предварительное согласие на строительство «Южного потока» в своих территориальных водах 6 августа 2009 года. Соответствующее соглашение было подписано премьер-министрами двух стран Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом. В обмен российская сторона поддержала проект «Самсун-Джейхан» — строительство нефтепровода, по которому топливо будет транспортироваться между турецкими портами Самсун на Черном море и Джейхан на Средиземном.

Предполагается, что после того, как Турция дала согласие на сотрудничество, «Южный поток» сможет пройти в обход Украины и, соответственно, поставки газа в Европу не будут зависеть от этой страны. Трубопровод должен связать Россию с Болгарией, Сербией, Венгрией, Словенией и Австрией, а также Грецией и Италией. Проект был разработан совместно «Газпромом» и итальянской корпорацией ENI в 2007 году.

Основным конкурентом «Южного потока» является газопровод Nabucco, который должен связать Среднюю Азию со странами Центральной Европы. В этом проекте также участвует Турция

http://www.lenta.ru/news/2009/10/19/turkey/, 19.10.2009