Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (31 июля – 6 августа 2017 года)

Г Б. Макгурк. По его словам, США будут открыты для достижения новых договоренностей по урегулированию ситуации в Сирии, если такая возможность представится.

По оценке российского МИД, процесс создания зон деэскалации в Сирии позволил значительно снизить уровень напряженности и сковать террористическую активность.

Тем временем в ряде провинций Сирии продолжаются боевые действия правительственных войск и союзных им сил с вооруженными формированиями террористических и экстремистских группировок. Бойцы сирийской армии и отряды ополченцев вошли в оставленный боевиками ИГ город Эс-Сухна, расположенный в провинции Хомс в 70 км к северо-востоку от Пальмиры. Этот город был важнейшим укрепленным пунктом джихадистов на автодороге, соединяющей Пальмиру и Дейр эз-Зор. Взятие Эс-Сухны считается важным этапом для правительственных сил на пути к отвоеванию города Дейр-эз-Зор. На минувшей неделе правительственные войска продолжали наступление против сил боевиков ИГ вдоль южного берега реки Евфрат. Бои велись также в районе Дамаска, в провинциях Хама, Дейр-эз-Зор, Эс-Сувейда, Алеппо и Латакия.

Преимущественно курдские формирования Сил демократической Сирии при массированной поддержке авиации западной коалиции во главе с США вытеснили боевиков ИГ примерно из половины территории города Ракка. По информации командования ВС США, в Ракке действуют порядка 2 тыс. боевиков ИГ. Сообщается, что авиаудары коалиции приводят к гибели большого числа мирных жителей Ракки и провинции Дейр эз-Зор.

США и Россия разделяют общую заинтересованность в борьбе с терроризмом, включая ИГ, заявил 1 августа глава американской дипломатии Р. Тиллерсон. Он подчеркнул, что речь идет, в том числе, и о борьбе с террористами на территории Сирии. По словам Тиллерсона, Вашингтон открыт для обсуждения с Москвой последовательности шагов, необходимых для преодоления конфликта в Сирии. При этом он подчеркнул, что США выступают за сохранение «единой, а не разделенной Сирии» выработку в этой стране новой конституции, проведение «свободных и справедливых выборов», и появление «нового руководства». «И наше мнение по-прежнему заключается в том, что у режима Асада нет роли в будущем управлении Сирией». Р. Тиллерсон также утверждал, что поддержка Россией правительства в Дамаске во главе с Асадом является «неприемлемой», а силы Ирана и связанные с ними группировки должны покинуть территорию Сирии. Госсекретарь отметил, что США поддерживают формат межсирийских переговоров в Женеве, однако считают, что условий для проведения нового раунда диалога о будущем сирийской власти пока нет.

Международное сообщество не станет оказывать помощь Сирии в реконструкции, пока у власти находится нынешний президент страны Б. Асад, заявил 5 августа спецпредставитель президента США в коалиции против «Исламского государства» Б. Макгурк. Американский дипломат сообщил, что, по мнению МВФ, Сирии на реконструкцию понадобится более 2 млрд долларов.

Россия рассчитывает на продолжение контактов с США по Сирии в военной и политической сфере, заявил 6 августа министр иностранных дел России С. Лавров по итогам встречи с госсекретарем США Р. Тиллерсоном в Маниле.

Турция намерена возобновить и расширить зону проведения военной операции «Щит Евфрата» на севере Сирии, заявил 5 августа глава турецкого государства Р. Т. Эрдоган.

В Ливане 2 августа завершился вывод боевиков «Джебхат ан-Нусры» из горного района Арсаль у ливано-сирийской границы. 1116 боевиков вместе со своими родственниками (всего 7,8 тыс. человек) были вывезены в населенный пункт Флита на сирийской территории, откуда они перебрасываются в провинцию Идлиб на севере САР, находящуюся под контролем бандформирований. Тем самым завершилась операция отрядов союзной сирийскому правительству ливанской «Хизбаллы» по разгрому бандформирований террористов, проводившаяся с 21 июля.

Тем временем ливанская армия 5 и 6 августа нанесла огневые удары по укреплениям, командным пунктам и базам террористов ИГ в окрестностях городов Рас-Баальбек и Эль-Каа на границе с Сирией. Ожидается, что в ближайшее время ВС Ливана начнут войсковую операцию против террористов. Ливанская армия достаточно вооружена и опытна для самостоятельной операции по освобождению пограничных с Сирией горных районов от боевиков ИГ, заявил 5 августа лидер «Хизбаллы» Х. Насралла. По его словам, командование ливанской армии медлит с началом основной фазы операции против ИГ «из-за политических решений в стране». Со своей стороны, командование ВС Ливана опровергло сообщения о том, что операция против боевиков ИГ в районе ливано-сирийской границе будет проводиться при взаимодействии с сирийскими войсками и силами «Хизбаллы».

Катар отвергает условия для диалога по выходу из кризиса, изложенные в заявлении глав МИД бойкотирующих эмират стран, по итогам недавней встречи в Манаме, сообщил 31 июля министр иностранных дел Катара М. Аль Тани. Кроме того, Катар подал жалобу во Всемирную торговую организацию в связи с торговой блокадой со стороны арабской «четверки», так как она нарушает правила ВТО. В то же время власти эмирата готовы к диалогу с бойкотирующими его арабскими государствами при условии уважения суверенитета страны, заявил 2 августа эмира Катара Тамим Аль Тани.

Турция и Катар проводят на территории эмирата совместные учения, в которых принимают участие более 250 турецких военнослужащих и не менее 30 единиц бронетехники, а также корабли ВМС двух стран.

Катар подписал 2 августа контракт на приобретение у Италии семи кораблей для национальных ВМС на сумму 5,91 млрд долларов. Заказ Катара предполагает строительство 4 корветов, корабля-амфибии и 2 патрульных кораблей, а также последующее их обслуживание на протяжении 15 лет.

2 августа Высший военный совет Турции принял решение назначить новых командующих Сухопутными войсками, ВВС и ВМС, а президент страны Р. Т. Эрдоган утвердил предложенные кандидатуры. Командующим Сухопутными войсками стал бригадный генерал Я. Гюлер, командующим ВВС — генерал-лейтенант Х. Кючюкакъюз, командующим ВМС — адмирал А. Озбал. Перестановки в армии, как отметил премьер-министр Турции Б. Йылдырым, обусловлены тем, что Анкара намерена усилить борьбу с террористическими группировками на своих южных границах.

Командующий Ливийской национальной армии маршал Х. Хафтар отдал 2 августа приказ ВМС и ВВС страны противодействовать морским кораблям, входящим в территориальные воды Ливии. Исключение сделано только «для торговых судов, которым разрешено швартоваться в ливийских портах». Распоряжение Хафтара последовало после того, как итальянский парламент одобрил совместную с Ливией миссию с участием кораблей ВМС Италии по борьбе с незаконной перевозкой людей. Предполагается, что на первом этапе миссия будет состоять из двух кораблей. Заявлено, что в задачи этой миссии входит техническая поддержка в выявлении незаконных перевозчиков мигрантов в Сицилийском проливе. 2 августа Палата представителей (международно признанный ливийский парламент), заседающая в Тобруке, обвинила Рим в нарушении суверенитета страны и обратилась в Совбез ООН с просьбой указать итальянской стороне на необходимость соблюдения международного законодательства. В то же время правительство Италии считает «не заслуживающими доверия» предписываемые Хафтару заявления об обстреле кораблей, входящих в территориальные воды Ливии.

Национальное собрание Пакистана 1 августа большинством голосов поддержало назначение экс-министра нефти и природных ресурсов Ш. Х. Аббаси новым премьер-министром страны. Аббаси будет занимать пост временно – около полутора месяцев, — пока в парламент страны в ходе довыборов не изберется преемник отставленного премьера Н. Шарифа, его младший брат Шахбаз Шариф. Такая схема передачи власти была согласована руководством правящей в стране партии – Пакистанской мусульманской лиги (Н) и одобрена лично Н. Шарифом. Сам Ш. Шариф в настоящее время является главой правительства провинции Пенджаб. Чтобы иметь возможность стать премьер-министром, он должен получить мандат депутата Национального собрания. 4 августа новое правительство Пакистана, возглавляемое Ш. Х. Аббаси, приняло присягу и официально начало свою работу.

Власти Ирана обвинили США в нарушении положений ядерной сделки с ведущими мировыми державами (2015г.) из-за введенных 18 июля в отношении Тегерана американских санкций. Кроме того, американская администрация продолжает дебатировать вопрос о том, выходить или нет из этого соглашения с Ираном, сообщил 1 августа госсекретарь США Р. Тиллерсон. По его словам, президент Д. Трамп ясно сигнализировал о своей «неудовлетворенности» ядерным соглашением с ИРИ. 2 августа Д. Трамп подписал принятый Конгрессом США закон, предусматривающий ужесточение односторонних американских санкций в отношении России, Ирана и КНДР.

Президент Ирана Х. Роухани 5 августа официально вступил в должность главы исполнительной власти страны. На церемонии инаугурации присутствовали делегации из 100 иностранных государств, в том числе из Великобритании, ФРГ, Франции и России. В своей речи при вступлении в должность Роухани заявил, что Иран не станет нарушать ядерное соглашение, но ответит на его нарушения со стороны США. Он назвал это соглашение и последующее снятие эмбарго с ИРИ одним из главных достижений действующего правительства.

Правительственные силы Ирака 1 августа начали операцию против террористов ИГ в районе Талль-Афара к северо-западу от Мосула. Этот город и прилегающая к нему местность считается одним из наиболее крупных оплотов джихадистов на севере Ирака после освобождения Мосула. В операции задействованы около 40 тыс. бойцов регулярной армии, федеральной полиции и антитеррористические подразделения.

По информации СМИ, в Джидде было совершено покушение на жизнь наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана. Убить наследника престола планировал один из саудовских принцев. Сообщается, что покушавшийся арестован. Сам принц Мухаммед бен Салман не пострадал.

 

Приложение

 

 

О вооруженных силах Туниса

 

 

Правительство Туниса, учитывая ограниченные людские, экономические и военные возможности страны, стремится решать имеющиеся проблемы и конфликтные ситуации, порой возникающие в отношениях с соседними государствами, политическими методами, путем диалога, чтобы не допустить эскалации напряженности при решении спорных межгосударственных вопросов, а тем более решать их силовыми методами. Военно-доктринальные установки тунисского руководства носят сугубо оборонительный характер. Тунис никогда не стремился и не стремится к созданию крупных и мощных ВС, а в случае внешнего нападения или его угрозы рассчитывает на помощь со стороны Запада, прежде всего США и Франции. В то же время Тунис не идет на подписание с ними формальных договоров о совместной обороне.

На сегодняшний день основную внешнюю угрозу безопасности республики, которая требует использования военной силы, представляют вооруженные экстремистские и террористические исламистские группировки, действующие как в соседних с Тунисом странах, так и на территории республики. Так, повышенного внимания требует нестабильная обстановка в Ливии, особенно деятельность в этой стране различных вооруженных группировок. Неспокойная обстановка сохраняется и на границе с Алжиром. Отметим также, что в период после революции 2011г. произошло возрастание роли армии в деле обеспечения внутренней безопасности и стабильности в стране.

На сегодняшний день вооруженные силы Туниса состоят из сухопутных войск, ВВС и ВМС. Они насчитывают 35,8 тыс. человек. Большая часть личного состава армии (23,4 тыс. человек) представлена военнослужащими, проходящими службу по призыву (12 месяцев). Военный бюджет страны в 2015 г. составил 620 млн долларов или 1,42% от ВВП. В Тунисе также имеется национальная гвардия МВД (12 тыс. человек).

Верховным главнокомандующим ВС Туниса является президент республики. Министерство национальной обороны возглавляет гражданское лицо. МНО осуществляет общее руководство армией, отвечает за вопросы ее строительства и использования, боеготовность, комплектование личным составом, подготовку резервных компонентов, материально-техническое обеспечение и закупку вооружений. В военно-административном отношении территория республики разделена на четыре военных округа: Тунис, Бизерта, Сфакс и Сахара.

Сухопутные войска (27 тыс. чел.) являются основным видом вооруженных сил. В их боевом составе имеется пять бригад (механизированных – 3, спецназа — 1, верблюжьей кавалерии «Сахара» — 1) и инженерный полк. Большинство частей дислоцировано вблизи крупных городов, а бригада «Сахара» размещена в приграничном районе на юге страны. На вооружении состоит 84 средних танка М60, 48 легких танков SK-105 «Кирасир», 115 артиллерийских орудий, 139 минометов, 635 ПУ ПТУР, 26 ЗРК ближнего действия «Чапарэл», 60 ПЗРК, до 400 БТР и 72 боевые бронированные машины. Вооружение и военная техника представлены американскими, французскими, итальянскими, китайскими, австрийскими, шведскими, югославскими и британскими образцами.

Сухопутные войска подготовлены главным образом к ведению оборонительных действий ограниченного характера по прикрытию отдельных участков государственной границы. В последние годы армия часто привлекается для проведения контртеррористических операций. Требует улучшения качество управления войсками, организация тыла и МТО. Имеются проблемы с техобслуживанием и ремонтом техники. Недостаточно высоким является уровень подготовки лиц, проходящих службу по призыву. На сухопутные войска возложены также задачи противовоздушной обороны страны. Однако имеющиеся средства ПВО обладают очень ограниченными возможностями. Существующая сеть РЛС не позволяет эффективно контролировать воздушное пространство страны.

На вооружении ВВС (4,0 тыс. человек) имеется 10 истребителей-бомбардировщиков F-5 и 3 учебно-боевых самолета этого типа. Кроме того, имеется 56 учебных самолетов, из которых 22 могут использоваться в качестве легких штурмовиков. Также на вооружении состоят 25 военно-транспортных самолетов, 6 боевых, 24 разведывательно-ударных и 83 многоцелевых и транспортных вертолетов. Авиатехника представлена американскими, чешскими, итальянскими и французскими образцами. Тунисские ВВС находятся в полной зависимости от иностранной помощи в вопросах технического обслуживания и ремонта авиационной техники.

Корабельный состав ВМС (4,8 тыс. чел.) представлен примерно 40 боевыми катерами, в том числе тремя ракетными. Также имеется 5 вспомогательных судов. В оперативном подчинении флота находится Береговая охрана МВД (30 патрульных катеров). Главная база ВМС – Бизерта. Для оказания содействия флоту из состава ВВС выделено 18 вертолетов, способных решать поисково-спасательные и противолодочные задачи. Корабельный состав представлен французскими, немецкими, итальянскими, китайскими и американскими катерами. Главной задачей ВМС является патрулирование прибрежных вод с целью пресечения нелегальной иммиграции и противодействия терроризму.

Главный партнер Туниса в военной сфере – США. Тунисские вооруженные силы в значительной степени оснащены американской техникой. США оказывают содействие в подготовке кадров ТНА, поставляют вооружение и военную технику. Тесные военные связи поддерживаются с Францией и Италией, другими странами НАТО, которые поставляют вооружение и военную технику, оказывают содействие в подготовке кадров.

В 2014 г. США поставили тунисским военным автомашины «Хамммер», дизельные генераторы и бронежилеты на сумму 60 млн долларов. На следующий год из США поступили 52 автомашины «Хамви» и патрульный катер. В 2016 г. был подписан контракт на поставку на поставку новой партии беспилотников «Скан Игл» для тунисского спецназа. В январе 2017г. начались поставки 13 РЛС для мониторинга обстановки на морском побережье Туниса. Отметим, что программа размещения РЛС вдоль сухопутных и морских границ республики (в первую очередь с Ливией) является приоритетной для тунисского правительства «в рамках борьбы с незаконной миграцией, инфильтрацией террористов и особенно контрабандой». В феврале 2017г. ВС Туниса приняли первые шесть из 24 заказанных в США легких разведывательно-ударных вертолетов Bell OH-58D. Получают развитие военно-технические связи с Турцией. Так, в июне 2017г. тунисская армия получила первые колесные бронемашины с усиленной противоминной защитой типа Edjer Yalçin (всего заказано 70 машин).

На всем протяжении истории независимого Туниса армия не играла роли в политической жизни государства, но являлась инструментом, который власти при необходимости использовали для наведения порядка и поддержания стабильности в стране.

После смены режима в 2011 г. Тунисская национальная армия (ТНА) стала той силой, которая сумела остановить разрастание беспорядков и стабилизировать ситуацию в стране. В последующем армия, оставаясь «вне политики», неоднократно привлекалась для решения задач по поддержанию порядка. ТНА «расценивается новыми светскими властями страны как основной гарант сохранения стабильности и противодействия угрозам исламистской экспансии как из-за рубежа, так собственно, и изнутри». Так, в июне 2017 г. по декрету президента республики территория примерно 20 жизненно важных объектов инфраструктуры и топливно-энергетического комплекса получили статус закрытых военных зон. Это решение было принято после того, как в апреле-мае с. г. по южным провинциям республики прокатилась волна протестных выступлений, участники которых требовали предоставления им работы и проведения экономических реформ, направленных, прежде всего, на улучшение уровня жизни и решения проблемы безработицы в наиболее депрессивных регионах страны. В ходе массовых акций манифестанты неоднократно проникали на территорию объектов газо- и нефтедобычи, препятствуя их работе. В результате многодневных блокирований производства власти Туниса были вынуждены привлечь к охране объектов армию.

Многие политики в стране опасаются повторения тунисскими военными «египетского опыта». Вместе с тем подчеркнем, что, тунисские военные вряд ли пойдут по пути египетских коллег и не станут брать власть в республике в свои руки.

Тунисская армия регулярно проводит в северо-западных районах страны вблизи границы с Алжиром войсковые операции против вооруженных отрядов экстремистских исламистских группировок. Аналогичные операции проводятся и у границы с Ливией. Руководство Туниса отдало распоряжение о создании буферных зон на юге республики на границах с Алжиром и Ливией в целях борьбы с терроризмом и контрабандой оружия. На границе с Ливией в 2016 г. завершено строительство системы заграждений длиной 220 км.

Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (31 июля – 6 августа 2017 года)

Тунисцам было непросто дойти до настоящих дней

Мы посчитали — «Ей пришел конец», и, конечно, скорбели. По сути, у нас были основания так полагать. В конце концов, более года мы могли слышать ее имя только в новостях, где упоминалось слово «смерть». Какое счастье, что мы заблуждались!

Если вкратце, все это — об «арабской весне», движении пробуждения народов Ближнего Востока. Недавно мир ощутил ее новое дыхание из Туниса, места ее рождения. Благодаря новорожденной, напоминающей розовощекого ребенка, конституции она доказала, что продолжает жить. Причем конституции, которую можно считать одной из самых либеральных, справедливых и светских в мире…

Как и следовало ожидать, тунисцам было непросто дойти до настоящих дней. Исламисты, либералы, женщины, мужчины — все жители Туниса в течение двух лет вели продолжительные споры по каждой статье конституции. 2013-й стал годом, когда напряженность достигла пика. Произошло два крупных политических убийства. Убийство одного из светских лидеров Брахми в июле прошлого года незамедлительно после переворота в Египте в доли секунды подвело страну к краю пропасти, шокировав не только Тунис, но и весь мир.

Улицы Туниса несколько недель скандировали лозунги, призывающие правящую партию «Ан-Нахда» к отставке, а вооруженные силы — к перевороту. В те дни в этой колонке я тоже поднимал вопрос: «На очереди — Тунис?», полагая, что после Египта эта страна тоже может быть вовлечена в хаос. Блуждая по улицам Туниса после совершения молитвы в мечети с богатой историей «Джами аз-Зейтуна», я был искренне встревожен судьбой людей этой прекрасной страны, где мне воочию посчастливилось наблюдать привязанность, которую они испытывают к Турции. К счастью, благодаря своему умению приходить к согласию тунисцы сделали мои страхи беспочвенными.

Новая конституция была одобрена 200 из 216 депутатов в парламенте. Этот результат — показатель превосходной степени достижения согласия. Я с радостью наблюдал, как тунисские лидеры, представляющие разные идеологии, после голосования в парламенте, взявшись за руки, демонстрируют знак победы. Но не скрою, глядя, как, обнимая друг друга, парламентарии разных партий разделяют энтузиазм по поводу принятия новой конституции, я испытывал зависть и одновременно стыд за свою страну.

Тунис — это государство Мохаммеда Буазизи, который своей акцией в 2010 году пробудил высоко витавший в облаках регион. Думаю, что и эта хорошая новость также способна дать народам региона надежду. Тунис показал, что продемонстрированный им дух согласия является панацеей для давней проблемы региона.

Теперь важно внимательно наблюдать за эффектом, который создаст в регионе, и прежде всего в Египте, эта вакцина, ныне введенная Тунисом в кровеносные сосуды арабских народов. До 3 июля прошлого года Египет был попутчиком Туниса. После переворота египтяне вдруг обнаружили себя в центре еще более глубокого, чем в прежние дни диктатуры, бесчестия. Пусть и оказывая давление, Мубарак, по крайней мере, был способен создавать среду доверия. А маршалу Ас-Сиси это не удалось. Видимо, он верил (и продолжает верить) в то, что он сможет остановить время в Египте, не отрывая листы календаря.

Ежедневно египтяне, даже ценой собственной жизни, пытаются объяснить ему, что он глубоко заблуждается. Он намерен баллотироваться в президенты, но даже сторонники переворота уже сейчас покидают его со словами: «Ты на ложном пути».

В сложной ситуации оказываются новые саженцы переворота, такие как Шейх Тайиб, исламский университет Аль-Азхара. Вот уже несколько месяцев его воспитанники сотрясают стены университета лозунгами «мы не хотим шейха-путчиста» и вступают в столкновения с полицией. Ситуация арабских лидеров, спонсировавших переворот, выглядит далеко не лучше. Один из ведущих религиозных деятелей арабской географии Шейх Кардави накануне обрушился на них с критикой: «Ас-Сиси с помощью ваших миллиардов долларов проливает кровь мусульман, довольно, наконец, довольно!»

Таким образом, для всеобщего блага Египту следует встать на путь, по которому уверенно продвигается вперед Тунис. Если тунисцы смогли прийти к согласию, то египтяне тоже могут договориться. Достаточного того, чтобы Ас-Сиси и те, кто толкает его на этот путь, осознали, что время нельзя остановить игнорированием листов календаря. Очевидно, продолжение следует…

Оригинал публикации: Tunus aşısı

30/01/2014
(«Haberturk», Турция)
Озджан Тикит (Özcan Tikit)

Источник — ИноСМИ

Тунис не ужился с новой властью. В стране возобновились протесты

Тунисский город Сиди-Бу-Саид, колыбель «арабской весны», вновь стоит на пороге революции. Демонстранты, возмущенные политикой правительства, вступили в бой с полицией. Тунисцы протестуют против новых властей — исламистов из партии «Ан-Нахда». Страна, положившая начало волне революций в арабском мире, похоже, вступает в полосу новых потрясений. Между тем именно Тунис до последнего времени считался удачным примером перехода от диктатуры к демократии: революция там прошла почти бескровно, а состоявшиеся затем парламентские выборы признаны вполне демократическими.

Центром нового движения протеста стал тот самый город Сиди-Бу-Саид, где началось восстание против президента Зин аль-Абидина бен Али, приведшее к его свержению 14 января прошлого года. Тогда поводом к выступлениям стало самосожжение уличного торговца Мохаммеда Буазизи, у которого власти конфисковали товар. На сей раз явного повода не было, но глубинные причины недовольства остались те же: нерешенные социальные проблемы и нищета большинства населения.

После бегства бен Али и крушения его режима многим тунисцам казалось, что положение быстро улучшится: в страну вернутся миллиарды долларов, похищенных семьей президента, коррупция уменьшится, правительство возглавят компетентные люди, способные вытянуть экономику из кризиса. Но революционные иллюзии быстро рассеялись. И быстрее всего — именно у жителей Сиди-Бу-Саида.

Столкновения с полицией переросли в настоящие бои. Демонстранты забрасывали стражей порядка камнями, те в ответ применяли слезоточивый газ, пластиковые пули и задерживали самых активных «бунтовщиков». Власти утверждают, что за выступлениями жителей Сиди-Бу-Саида стоят лидеры оппозиционных партий, которые хотят превратить город в оплот борьбы с правительством. И предпосылки для этого есть: на парламентских выборах, прошедших в октябре прошлого года, исламистская партия «Ан-Нахда» показала в Сиди-Бу-Саиде один из самых слабых результатов по стране.

Впрочем, у властей хватает проблем и без оппозиции. Профсоюзы призывают провести уже на этой неделе всеобщую забастовку. Пресса обвиняет «Ан-Нахду» в стремлении превратить Тунис в исламское государство, что противоречит ее предвыборным обещаниям. Многие иностранцы отказались от поездок в нестабильную страну — доходы от туризма за год сократились на 40%, что нанесло ощутимый удар по госбюджету.

Нет единства и внутри правящей коалиции, которая включает с себя «Ан-Нахду» и две левоцентристские партии. За последние полтора месяца в правительстве произошли две знаковые отставки. Вначале с поста министра, отвечавшего за административные реформы, со скандалом ушел Мохаммед Аббу — он обвинил власти в нежелании бороться с коррупцией. А затем примеру господина Аббу последовал министр финансов Хусин Димасси. Его возмутили неоправданные «популистские» расходы в расчете на то, чтобы купить лояльность тех или иных групп населения в преддверие новых выборов, намеченных на следующий год.

Кроме того, господин Димасси осудил повышенное внимание властей к бывшим политзаключенным-исламистам, отбывавшим сроки во времена бен Али. Сегодня одним выплачивают щедрые компенсации за счет государства, других назначают на важные посты в правительстве.

Технократы, остающиеся в кабинете министров, чувствуют себя все менее комфортно: они обвиняют лидера «Ан-Нахды» Рашида Ганнуши в стремлении играть роль серого кардинала и определять политику правительства, в том числе кадровую. Эксперты все чаще сравнивают господина Ганнуши с бен Али, притом что официальных постов в государстве лидер исламистов пока не занимает.

Максим Юсин

Газета «Коммерсантъ», №148/П (4933), 13.08.2012

Источник — kommersant.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1344836940

Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (13-19 февраля 2012 года)

 

 

 

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связа-ны с Сирией и Ираном. Генеральная Ассамблея ООН подавляющим боль-шинством голосов 16 февраля приняла предложенную Египтом резолюцию «Положение в Сирийской Арабской Республике», в которой осуждаются «продолжающиеся массовые и систематические нарушения сирийскими властями права человека», но при этом не говорится о насилии, совершаемом сирийской вооруженной оппозицией. Россия и Китай проголосовали против этого документа. Иран на прошедшей неделе объявил о новых значительных достижениях в деле реализации национальной ядерной программы.

Не снижается напряженность обстановки в Сирии. В различных районах страны продолжаются боевые действия между правительственной армией и силами вооруженной оппозиции. Как и прежде, наиболее масштабное и ожесточенное вооруженное противостояние имеет место в городах Хомс, Хама и прилегающих к ним районам в центральной части САР, в северо-западной провинции Идлиб и южной провинции Деръа. На прошедшей неделе боевики оппозиции предприняли попытки овладеть городами Идлиб и Деръа, но были отбиты правительственными войсками. Продолжаются, хотя и с меньшей интенсивностью, бои в некоторых пригородах Дамаска. 18 февраля два корабля ВМС Ирана прибыли в сирийский порт Тартус. Ирак принял решение усилить охрану границы с САР (603 км) с целью воспрепятствовать контрабанде оружия и переходу боевиков в соседнюю страну. 17 и 18 февраля оппозиция провела в некоторых городах страны (Дамаск, Алеппо, Дер-эз-Зор и др.) демонстрации с требованиями отставки президента САР Б. Асада. Ранее, 16 февраля Б. Асад сообщил, что на 26 февраля назначен обще-национальный референдум по принятию новой конституции страны. По словам Б. Асада, руководство САР «следует по пути реформ в соответствии с четким временным графиком», в то время как действия оппозиции и ее зарубежных покровителей преследуют цель разделить страну. Координационные комитеты оппозиция призвали население бойкотировать конституционный референдум.

Важной задачей разведывательных ведомств США в настоящее время является сбор информации о действиях властей САР в отношении оппозиции. Кроме того, американская разведка следит за деятельностью «Аль-Каиды» в Сирии. БПЛА ВС США совершают полеты над территорией САР с целью контроля за перемещениями правительственных войск, ведется перехват радиопереговоров сирийской армии. США используют ИСЗ и другие технические средства наблюдения для того, чтобы предотвратить расхищение химического и биологического оружия противниками Б. Асада или представителями исламистских групп. В то же время в Пентагоне признали, что пока никаких подозрительных передвижений вблизи хранилищ оружия замечено не было. Американские военные считают, что сирийские власти делают все возможное, чтобы защитить ОМП от попадания в руки противников правящего режима. По оценке главы Разведуправления МО (РУМО) США генерала Р. Бэрджесса, «после 10 месяцев волнений режим и оппозиция в Сирии пришли к патовой ситуации. Однако режим остается единым. Несмотря на случаи дезертирства и перехода на сторону вооруженной оппозиции, сирийская армия в целом по-прежнему является жизнеспособной, единой и эффек-тивной силой». Причем оппозиционному Сирийскому национальному совету (СНС) «еще только предстоит превратиться в ясную или единую альтернативу режиму Асада». По словам генерала, СНС до сих пор «был не в состоянии объединить сирийцев вокруг стратегии свержения режима» в Дамаске.

Продолжается международное политическое давление на сирийское руководство, которое осуществляют главным образом ряд арабских стран и ведущие государства Запада. Именно они добились принятия Генассамблеей ООН резолюции с осуждением действий властей САР, хотя этот документ и не имеет обязательной силы. Активно, но пока безрезультатно обсуждается вопрос о направлении в Сирию международных миротворческих сил. 19 февраля своего посла из Дамаска отозвал Египет. Сирию посетил зам. главы МИД КНР Чжей Цзюнь, имевший встречу с президентом Б. Асадом. По итогам своего визита китайский представитель заявил, что Пекин «поддерживает процесс реформ в Сирии и связанные с ним важные шаги», выступает против военной интервенции в САР и реализации сценария силовой смены политического режима. Россия подтвердила, что «насилие в Сирии должно быть прекращено всеми сторонами, а необходимые решения могут быть найдены только в результате ведомого самими сирийцами и открытого для всех политического процесса».

На прошедшей неделе Иран объявил о новых достижениях в деле реализации национальной ядерной программы. В частности, было сообщено об изготовлении стержней из урана, обогащенного до 20 процентов, для исследовательского реактора в Тегеране и введении в строй новых, более современных каскад центрифуг для обогащения урана на объектах в Куме и Натанзе. В то же время США предполагают, что заявления о реализации новых ядерных проектов скорее связаны с внутриполитической ситуацией в ИРИ, чем с конкретными техническими достижениями, и представляют собой попытку отвлечь внимание от последствий санкций для иранской экономики. По мнению главы РУМО США генерала Р. Берджесса, в Тегеране не собираются сами начинать или провоцировать вооруженный конфликт в регионе. Вместе с тем, Иран «может перекрыть Ормузский пролив — по крайней мере, временно», и «нанести ракетный удар по силам США и их союзникам в регионе, если подвергнется нападению». Кроме того, Иран «может предпринять попытку использовать по всему миру работающие на него террористи-ческие элементы». Глава Пентагона Л. Панетта считает, что Иран пока не принимал решение о том, чтобы приступить к производству ядерного ору-жия. Власти США ввели санкции в отношении министерства информации /безопасности/ ИРИ, т. к. «эта ключевая разведывательная организация поддерживает террористические группировки». Иран 19 февраля объявил о прекращении поставок нефти британским и французским компаниям.

Тегеран подтвердил готовность к скорейшему возобновлению переговоров по иранскому «ядерному досье» и к конструктивному сотрудничеству с Евросоюзом. Об этом говорится в послании секретаря Высшего совета национальной безопасности ИРИ С. Джалили, направленном Верховному представителю ЕС по иностранным делам и политики безопасности К. Эштон. Госсекретарь США Х. Клинтон и К. Эштон 17 февраля выразили «осторожный оптимизм» по поводу возможности возобновления переговоров с Ираном о его ядерной программе.

На минувшей неделе Израиль обвинил Иран и поддерживаемую Тегераном ливанскую группировку «Хизбалла» в попытках организации и совершении терактов против израильских диппредставительств в Индии, Грузии и Таиланде, что иранцы категорически отвергают.

В столице Пакистана Исламабаде на минувшей неделе прошла третья с 2009 г. встреча президентов Афганистана Х. Карзая, Ирана М. Ахмадинежада и Пакистана А. А. Зардари. Главы соседних стран обсудили вопросы региональной безопасности, борьбы с терроризмом и возможности расширения экономического сотрудничества. А. А. Зардари заявил, что Пакистан не позволит давлению со стороны западных стран сказаться на ирано-пакистанских отношениях и полностью поддержит ИРИ в случае агрессии со стороны других государств. Пакистанский президент также подчеркнул важность, которую в Исламабаде придают совместному с Ираном проекту строительства газопровода, что позволит ежедневно поставлять 21,5 млн кубометров иранского газа в Пакистан.

Правительство Пакистана временно разрешило поставки через территорию страны пищевых продуктов для войск НАТО в Афганистане. Об этом сообщил министр обороны Пакистана А. Мухтар. Разрешение на перевозку грузов будет действовать в течение ограниченного периода времени и касается исключительно транзита скоропортящихся продуктов.

16 февраля президент Афганистана Х. Карзай заявил, что власти страны вместе с представителями США принимают участие в предварительном переговорном процессе с движением «Талибан». Кроме того, правительство Афганистана передало администрации Б. Обамы свои предложения и рекомендации по переговорам о примирении с талибами. 18 февраля Х. Карзай встретился в Пакистане со священнослужителем, тесно связанным с талибами, М. С. Хаком. В то же время представитель «Талибана» отметил, что движение не собиралось и не собирается вести никаких переговоров с афганскими властями, т. к. считает Х. Карзая «иностранной марионеткой и человеком, не способным самостоятельно принимать решения».

Власти Египта 19 февраля объявили, что новый президент страны будет избран до конца июня с. г.

Руководство Партии свободы и справедливости (политическое крыло «Братьев-мусульман») заявило, что если США пойдут на сворачивание финансовой помощи Каиру, то Египет пересмотрит мирный договор с Израилем. По словам лидера партии М. Мурси, военная помощь является частью мирного договора Египта с Израилем, гарантом которого выступают США. В то же время Вашингтоне подчеркнули, что рассматривают военную помощь АРЕ как «инвестицию в безопасность и стабильность не только Египта, но и всего региона, особенно Израиля», а с принятием решений, ведущих к свертыванию этой помощи, спешки пока нет.

Ливия 17 февраля отметила первую годовщину начала восстания против режима М. Каддафи. Однако в стране до сих пор отсутствует стабильность. По заявлению правозащитной организации «Международная амнистия», «вооруженные группы боевиков угрожают безопасности и стабильности в Ливии», а многочисленные вооруженные отряды бывших повстанцев, сражавшихся против М. Каддафи, превратились в уголовные банды, действующие в основном на западе страны. Тем временем бывшие высокопоставленные лица из окружения Каддафи, бежавшие из Ливии, создают для борьбы с новой властью. «Общенациональное ливийское народное движение».

На фоне ухудшения отношений Израиля и Кипра с Турцией происходит израильско-кипрское сближение, вызванное как общими экономическими интересами в связи с обнаружением на их шельфе огромных запасов природного газа, так и заинтересованностью двух стран в развитии сотрудничества в сфере безопасности. 16 февраля Кипр с визитом посетил премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху. На переговорах с президентом Кипра Д. Христофиасом обсуждалось сотрудничество в энергетике, сельском хозяйстве, здравоохранении. Был подписан договор о сотрудничестве в спасательных операциях. Д. Христофиас заявил, что сотрудничество Кипра и Израиля не направлено против третьих стран.

В Бахрейне на прошедшей неделе проходили массовые демонстрации шиитской оппозиции против политики правящей в стране суннитской династии Аль Халифа. Акции протеста сопровождались жесткими столкновениями с полицией. Демонстрации были приурочены к первой годовщине шиитского восстания в феврале 2011 г.

Судан и Южный Судан при посредничестве Африканского союза договорились завершить в течение трех месяцев демаркацию границы между двумя государствами. К настоящему времени стороны уже согласовали около 90 проц линии прохождения границы, но спорными остаются пять участков и территорий.

В Кувейте завершено формирование нового правительства. Как и предполагалось, его возглавил шейх Дж. аль-Мубарак ас-Сабах. Министром обороны назначен бывший глава генштаба ВС эмирата шейх А. аль-Халед ас-Сабах. Свои посты сохранили глава МВД А. аль-Хумуд ас-Сабах и министр финансов М. аш-Шимали.

17 февраля революционный совет палестинского движения ФАТХ принял решение выдвинуть кандидатуру М. Аббаса на пост главы Палестинской национальной администрации на второй срок на предстоящих в мае 2012 г. выборах. Аббас занял этот пост в 2005 г. Ранее 76-летний М. Аббас неоднократно заявлял, что не собирается баллотироваться на новый срок.

Приложение

О мароккано-алжирских отношениях

Марокко и Алжир являются крупнейшими странами Арабского Ма-гриба, и от состояния отношений между ними во многом зависит общее положение дел в этом регионе. Два государства традиционно соперничают за лидерство в северо-западной части Африки, кроме того, между ними до настоящего времени не урегулированы территориально-пограничные проблемы. Все это делает мароккано-алжирские отношения сложными, способствует их периодическому обострению. С середины 1970-х гг. главным камнем преткновения между Марокко и Алжиром является проблема Западной Сахары. В 1975 г. переговоры между Марокко, Мавританией, Алжиром и Испанией о будущем этой испанской колонии не привели к достижению взаимоприемлемой договоренности. В ноябре 1975 г. Испания, Марокко и Мавритания подписали соглашение о передаче власти в Западной Сахаре с 26 февраля 1976 г. временной мароккано-мавританской администрации. С другой стороны, поддерживаемый Алжиром Фронт ПОЛИСАРИО (Народный фронт освобождения Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро, образован в 1973 г.), объявил 27 февраля 1976 г. о создании Сахарской Арабской Демократи-ческой Республики (САДР).

В Рабате оккупацию Западной Сахары объясняли тем, что это территория является исконно марокканской землей. В то же время Алжир не выдвигал претензий на Западную Сахару, а свою помощь, в т. ч. военную, Фронту ПОЛИСАРИО объяснял необходимостью оказания поддержки праву западносахарцев на самоопределение. За всем этим отчетливо просматривалось желание АНДР не допустить усиления Марокко за счет присоединения к королевству богатой природными ресурсами и занимающей важное стратегическое положение территории. Кроме того, алжирцы были убеждены, что после захвата Сахары Марокко попытается поглотить Мавританию, а затем возобновит претензии на территории Западного Алжира. Поэтому АНДР любой ценой хотела пресечь марокканскую экспансию и, добившись утверждения в Западной Сахаре дружественного правительства, получить кратчайший выход к побережью Атлантического океана. В условиях усиливавшихся политических и экономических трудностей в конце 1980-х гг. Алжир приостановил помощь Фронту ПОЛИСАРИО, но руководящие органы САДР и военные формирования Фронта (до 6 тыс. чел.) продолжают размещаться на алжирской территории в районе Тиндуф вблизи стыка границ АНДР, Марокко, Мавритании и Западной Сахары. Война в Западной Сахаре завершилась в сентябре 1991 г., когда при посредничестве ООН Марокко и Фронт ПОЛИСАРИО достигли договоренности о прекращении огня.

До настоящего времени участники конфликта не достигли успехов в решении практических вопросов о будущем статусе сахарской территории и регулярно обвиняют друг друга в создании препятствий на пути ее решения. Рабат обвиняет Алжир в оказании помощи сепаратистам из Фронта ПОЛИСАРИО. Марокко заявляет, что предоставление Западной Сахаре статуса широкой автономии в составе королевства является единственным путем решения вопроса, т. к. территориальная целостность страны, включая сахарские территории, «не подлежит обсуждению». Жесткость позиции Рабата по сахарской проблеме обусловлена тем, что от ее решения во многом зависит устойчивость королевского режима, т. к. в стране существует консенсус всех политических сил по решению проблемы «восстановления исторических границ Марокко». Вместе с тем, все острее встает вопрос о том, насколько целесообразен избранный курс: присоединение Западной Сахары и эксплуатация ее природных богатств не только не принесли стране процветания, но и стали очень тяжёлым бременем для Марокко, поскольку истощают силы королевства в плане экономическом, политическом и в вопросах безопасности.

Алжир считает, что судьбу сахарской территории должен решить референдум с участием ее коренного населения. Алжирцы поддерживают идею переговоров между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО «без выдвижения предварительных условий», но с учетом возможности реализации права сахарцев на самоопределение. Кроме того, алжирское руководство настаивает на том, чтобы западносахарская проблема была вынесена за рамки двусторонних отношений с Марокко, т. к. ее решение является делом ООН. В целом неурегулированность ситуации вокруг Западной Сахары сохраняет потенциальную опасность для стабильности в Северо-Западной Африке.

Марокканская военная доктрина определяет в качестве наиболее вероятного противника Алжир, а алжирская — Марокко. Между двумя странами периодически разворачивается гонка вооружений. Так, после подписания Алжиром в 2006 г. соглашений с Россией о закупке крупных партий вооружений Марокко заключило США контракт на поставку истребителей F-16, а во Франции были заказаны новые корабли для королевских ВМС.

В то же время история мароккано-алжирских отношений показывает, что руководители обоих государств не стремятся резко обострять ситуацию, а тем более доводить ее до взрывоопасного состояния. В Рабате и Алжире неоднократно заявляли о «невозможности какой-либо войны между двумя братскими странами», но при этом алжирцы отмечают, что «война — это тот выбор, к которому прибегнет Алжир только в одном случае – при нарушении его границ, унаследованных от эпохи колонизации». В настоящее время проблема окончательной демаркации границ между двумя странами не является столь острой, как пытаются представить некоторые аналитики. Марокко и Алжир подписали соглашения по этому вопросу, но они не были ратифи-цированы марокканским парламентом.

Марокко и Алжир регулярно заявляют о необходимости нормализации двусторонних отношений и периодически предпринимают шаги в этом направлении, однако этот процесс идет очень трудно, со сбоями. Так, в 2004 г. Марокко аннулировало визовый режим для граждан Алжира, который был введен марокканскими властями в 1994 г. после того, как был совершен теракт против иностранных туристов в Марракеше. В 2006 г. Алжир сделал ответный шаг в этом вопросе, но не стал открывать сухопутную границу с Марокко, закрытую в 1994 г. Марокко призывает к открытию сухопутных границ между двумя странами. Алжир не отрицает, что он также стремится к этому по гуманитарным, политическим и экономическим соображениям. Однако Алжир хочет, чтобы этот шаг произошел в рамках урегулирования всего комплекса двусторонних отношений. Причем алжирцы выступают против иностранного участия в деле нормализации отношений с Марокко.

События в Ливии в 2011 г. привели к очередному осложнению в дву-сторонних отношениях. Марокко обвинило Алжир в предоставлении наем-ников и оружия режиму М. Каддафи, что Алжир отрицал.

У Алжира и Марокко имеются важные совместные интересы, прежде всего экономические. Так, через марокканскую территорию проходит газопровод Алжир — Западная Европа, в успешной работе которого заинтересованы оба государства. Две страны совместно участвуют в различных международных проектах, в т. ч. военно-политической направленности. В первую очередь, это относится к Евро-Средиземноморскому сотрудничеству. Так, Марокко и Алжир участвуют в группе «5 + 5» (5 стран Магриба + Испания, Италия, Мальта, Португалия и Франция).

В последнее время отмечается определенное улучшение в мароккано-алжирских отношениях. В январе 2012 г. Алжир с официальным визитом посетил глава МИД Марокко С. Д. аль-Османи. И хотя этот визит не привел к заметным практическим результатам, сам его факт рассматривается как позитивный шаг, способствующий сближению между двумя странами после долгих лет напряженности. Новый премьер-министр Марокко А. Бенкиран заявил, что диалог с Алжиром является единственным путем решения проблемы Западной Сахары, но одновременно подтвердил приверженность правительства «защите территориальной целостности» королевства. В Алжире также заявляют о необходимости «искренности и взаимного доверия между соседями». Позитивные подвижки в мароккано-алжирских отношениях позволили провести 18 февраля в Рабате первую за долгие годы встречу глав внешнеполитических ведомств стран-членов Союза арабского Магриба (САМ) – Алжира, Мавритании, Марокко, Ливии и Туниса. Сообщается и о возможном созыве саммита САМ до конца 2012 г.

По мнению экспертов, «обе стороны едины во мнении, что необходимо преодолеть трудности, мешающие нормализации отношений двух стран, такие, как проблема Западной Сахары, и сосредоточиться на развитии двусторонних экономических отношений, а также на возрождении идеи объединения стран Магриба, которая находится в застывшем состоянии. Алжир и Марокко хорошо понимают важность сотрудничества ради стабильности региона Магриба, ради укрепления и развития экономических отношений между странами этого региона». Вместе с тем, учитывая тяжелый груз сложных проблем в двусторонних отношениях, процесс их налаживания будет трудным, длительным и не прямолинейным.

источник — Институт Ближнего Востока

Тунис снова на грани революции: беспорядки вспыхнули на родине «арабской весны»

В Тунисе вспыхнули массовые беспорядки вскоре после объявления результатов голосования в Национальную учредительный совет (НУС). Выборы в стране состоялись 23 октября, и победу в них, согласно опубликованным накануне данным, одержала умеренная исламистская партия «Ан-Нахда» («Возрождение»). С этим не согласились жители города Сиди-Бу-Зид, где в основном поддерживают партию «Народный список».

Лидером «Народного списка» является уроженец этого города и бизнесмен Хашми Хаадми. Демонстранты закидали камнями штаб-квартиру местной администрации, а неизвестные обстреляли штаб-квартиру партии «Ан-Нахда». Полиция в ответ применила слезоточивый газ и произвела предупредительные выстрелы в воздух. В целях предотвращения дальнейших беспорядков в городе этой ночью будет введен комендантский час с семи вечера до пяти утра.

Лидер «Ан-Нахда» Рашид Ганнуши призвал погромщиков успокоиться. Всю ответственность за произошедшее он возложил на сторонников свергнутого экс-президента страны Зин аль-Абидина бен Али.

Стоит отметить, что Сиди-Бу-Зид является родиной так называемой «арабской революции». Именно здесь 18 декабря 2010 года произвел акт самосожжения торговец Мохаммед Буазизи, протестовавший против действий полиции. Вскоре после этого по стране начались народные волнения, которые привели к отставке и бегству из страны президента Зин аль-Абидина бен Али. Затем революции начались в Египте и Ливии, где также привели к краху действовавших там режимов.

Согласно подведенным в ночь на пятницу итогам, партия «Ан-Нахда» получила 90 из 217 мест в НУС, их ближайший преследователь партия «Конгресс за республику» ограничится 30 местами. Поздравить победителя поспешил Евросоюз в лице главы дипломатии Кэтрин Эштон и еврокомиссар по расширению и политике добрососедства Штефан Фюле.

«Мы приветствуем кандидатов и партии, принявшие участие в демократическом процессе. Мы также поздравляем партию «Ан-Нахда», получившую самый высокий процент голосов», — говорится в их совместном заявлении. Там же сообщалось, что ЕС окажет новым властям Туниса политическую и финансовую поддержку, пишет «Российская газета».

Тем временем, победители уже начали вести переговоры с другими партиями о формировании коалиционного правительства в стране. Об этом заявил председатель политбюро партии «Ан-Нахда» Хамади Джебали. По его словам, основным приоритетом нового правительства станет возрождение экономической сферы Туниса, передает ИТАР-ТАСС.

Национальный совет должен будет опередить будущее устройство страны, принять новую конституцию и порядок формирования законодательной и исполнительной власти. Депутатам также предстоит выбрать нового временного главу государства. Все эти политические процессы, вероятнее всего, займут не менее года.

Источник — newsru.com
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1319834880

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды. Возможно, они делают запасы.
Если у вас нет лояльности ваших граждан, возможно, вы можете арендовать ее на некоторое время. Похоже, сейчас это стало мантрой арабских режимов. По всему Ближнему Востоку и Северной Африке они забрасывают своих жителей деньгами и подарками, так же, как полицейские Хосни Мубарака обливали протестующих водой на площади Тахрир.

Правительства региона долго контролировали цены на продукты питания и ГСМ. Если вы установите внутренние цены и мировые цены вырастут, субсидии также вырастут, если даже режим ничего не делает. Цена на буханку хлеба в Египте составляла несколько центов. После того, как во всем мире повысилась цена на пшеницу, Мубарак пообещал, что цена на хлеб будет продолжать оставаться низкой, повысив объем субсидий, который сейчас составляет более 2 млрд. долларов США в год. Новое правительство вряд ли сможет нарушить его обещание.
Объем субсидий на ГСМ больше. В 2009 году в Ближнем Востоке и Северной Африке они насчитывали почти 150 млрд. долларов США. Тогда нефть стоила более 60 долларов за баррель. Сейчас цена на нефть выросла почти вдвое, так что если цена на нефть осталась бы прежней, субсидии на ГСМ повысились бы почти на 300 млрд. долларов США в год. Это составило бы 7,5% ВВП этого региона — это огромная сумма. Единственный способ предотвратить такой скачок – повысить внутренние цены на ГСМ. Но ни у одной страны, за исключением Ирана и Катара, не хватило храбрости пойти на такой риск.
Правительства не просто отсиживаются, наблюдая за ростом субсидий. Чтобы откупиться от экономического недовольства, они используют новые «подачки». Самым широко распространенным методом стало старомодное повышение заработной платы. Саудовская Аравия повышает заработную плату госслужащим на 15%. Египет, Иордания, Ливия, Оман и Сирия повышают зарплаты и льготы для госслужащих, хотя будет ли повышена на 150% зарплата ливийским госслужащим – это другой вопрос. Повышение зарплаты в Иордане и Сирии составило 0,4-0,8% от ВВП, что не столь тривиально. Помимо Муаммара Каддафи, король Бахрейна и эмир Кувейта предлагают одноразовые выплаты, чтобы люди прекратили выходить на демонстрации. Эти выплаты королевские, в Кувейте они составляют 4 тыс. долларов США на одного человека, а в Бахрейне — 2 тыс. 500 долларов США на одну семью.
Некоторые правительства ввели новые субсидии. Кувейт, к примеру, предлагает бесплатную еду каждому в течение 14 месяцев. Бахрейн заявляет, что предоставит помощь в размере 100 млн. долларов США семьям, пострадавшим от инфляции.
Другие страны усиливают схемы соцобеспечения. Иордан, Сирия, Тунис и Йемен увеличили бюджеты своих национальных программ, по которым предоставляются наличные деньги и льготы бедным. Такие программы обычно насчитывают 2% от ВВП, так что дополнительные расходы увеличивают размер таких схем на четверть. Несколько стран сократили налог на продовольствие или ГСМ, чтобы нейтрализовать повышение цен. Ливан, например, сократил акцизный налог на ГСМ на более 1% ВВП.
Но бесспорно, самые щедрые суммы тратятся или предлагаются экспортерами нефти и газа на инфраструктуру. Разумеется, прародителем таких предложений является Саудовская Аравия. Правительство говорит о повышении инвестиций на полтриллиона долларов США в дополнение к 36 млрд. долларов США в рамках плана по экономическому стимулированию. Алжир предлагает потратить 156 млрд. долларов США на новые инфраструктурные проекты в период с 2011 по 2014 гг., плюс 130 млрд. долларов США на проекты, которые уже находятся в стадии реализации. Богатый нефтью Абу-Даби заявляет о своей готовности финансировать еще больше инфраструктурных проектов в более бедных княжествах, которые составляют ОАЭ. Спикер парламента ОАЭ говорит, что фонд национального благосостояния должен выделить еще 40 млрд. долларов США на стимулирование экономики и снижение процентных ставок.

Давайте волноваться позже
Сейчас слишком рано оценивать эффект всех этих мер. Для режимов, которые принимают эти меры, самое большое значение имеют политические результаты. Но эти результаты весьма скромные. Повышение зарплаты и субсидий не спасло Мубарака. Первая реакция на огромные расходы Саудовской Аравии также вызвала презрение, если судить по интернет-сайтам. «Они все еще зациклены на старом менталитете: раздавать деньги!», — говорит один пользователь глобальной сети. С другой стороны, эти меры, возможно, выиграли время для тех режимов, так же как в Бахрейне, Иордане и Сирии.
Экономические эффекты выглядят более четкими. Большинство государств, вероятно, имеют достаточно денег, чтобы тратить их. У Саудовской Аравии, несомненно, есть деньги. Каждый раз, когда цена на баррель нефти повышается на один доллар, в казну Саудовской Аравии добавляется 3 млрд. долларов США, если подразумевать, что ввиду роста цен на нефть в этом году доход Саудовской Аравии мог составить примерно 100 млрд. долларов США. Более того, страна увеличивает производство нефти, так что она может тратить еще больше.
Положение импортеров нефти более шаткое. Они вышли из мирового финансового кризиса со значительными валютными резервами, низкой задолженностью ВВП, но с бюджетным дефицитом. Если все пойдет как надо, Египет и Тунис смогут профинансировать некоторые дополнительные расходы. Однако экономика этих стран страдает от внешнего шока ввиду потери прибыли от туристов и не защищены от падения спроса: по прогнозам, рост ВВП в Египте сократится с 5% в 2010 году до менее 4% в нынешнем году. Состояние бюджета этих стран может быстро ухудшиться.
Повсюду изменения усилят роль государства в экономике, которая и до этого была слишком существенной. Они уже отменяют скромные экономические реформы середины 2000 годов. Тогда Египет снизил тарифы на импорт, открыл свой валютный рынок, сократил налоги и бюрократизм, так что к 2007 году Египет возглавил список стран-реформаторов в отчете Всемирного Банка «Doing Business Report». Теперь он занимает в этом списке 94-е место. Саудовская Аравия также «открылась», но более осторожно. Внушительные меры по стимулированию экономики не сумеют ослабить экономическую хватку саудовских монархов.
Большинство арабских режимов борются за свое существование, в некоторых случаях, буквально. Сейчас, они больше волнуются по поводу других неотложных проблем, чем об экономических последствиях своих действий. Однако последствия неизбежны. И они, возможно, будут не самыми лучшими.

«Economist», 10 марта 2011 года
Перевод – «Zpress.kg»

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1300177800

Как Европа может помочь успеху революций на Ближнем Востоке

Все революции имеют свои собственные траектории, и любая попытка поместить то, что происходит на Ближнем Востоке, в контекст происходившего раньше, лишь убедит нас в таком выводе.

Тем не менее, у истории есть несколько полезных уроков. Первый — когда случаются революции, приходится терпеть беспорядки. Ни одна революция не переходит аккуратно и четко с улиц к мирному и стабильному новому мироустройству. Американская революция так и не упорядочилась до 1787 года — а в реальности до 1865. Франция вышла из эпохи высоких идеалов 1789 года и перешла к Царству террора, а потом к бонапартизму. После 1989 года вторая революция в России быстро перешла из стадии рыночного либерализма к клановому кумовскому капитализму и потом к узаконенному авторитаризму. Попутно сочувствующие, находившиеся вне революционного поля, впадали в уныние. Уильям Вордсворт поспешил во Францию («Блаженством было просто жить тогда»), но потом осудил милитаристский разворот революции и закончил на позиции ворчащего сельского консерватора.

Всем необходимо набраться терпения. На Ближнем Востоке мы имеем дело с чем-то новым. Мы знали, что думать о старых структурах власти на Ближнем Востоке, колеблющихся между полюсами автократии и исламизма. Но сейчас нам придется договариваться с новым источником силы: молодыми людьми, при помощи технологий связанными друг с другом и с внешним миром, чьи безысходность, бессилие и разочарованность по своей природе носят принципиально экономический характер, а не религиозный, антиколониалистский или националистский (по крайней мере, не в том смысле, чтобы желать выйти на улицу и кого-нибудь избить).

И хотя мы не можем знать, как эта новая сила самоорганизуется, или же кто захочет вобрать ее в себя, но экономическая природа этого недовольства ободряет. Если бы это был старомодный националистический мятеж, риск того, что он вскоре вступит в конфликт с интересами других стран был бы значительно больше. Но экономические реформы могут быть начаты (или ускорены) на Ближнем Востоке без того, чтобы этот процесс дестабилизировал отношения с другими странами.

Урок второй — стоит помнить о том, что лидеры конечно играют роль, но учреждения и институты важней. Некоторые из наиболее успешных примеров переходов к демократии в современное время — Испания, Индонезия — позволяют говорить о том, что у них не было очевидного харизматичного лидера. Но все успешные революции имеют институциональные структуры, которые дают возможность созреть основным установлениям. Порой это могут быть политические партии — как Африканский национальный союз в ЮАР или исторические социалистические партии в Испании и Португалии. Иногда это организованные, но неформальные группы, как например выступавшие в поддержку «Хартии 77» в Чехословакии. Иногда эту роль берет на себя религиозная группа, как это сделала церковь в Польше.

Когда институциональной структуры нет, революция идет неправильно или ее ход могут оседлать узкие группы, использующие ее в своих интересах, как это было в России после 1989 года. В Египте очевидно сильными структурами сейчас являются армия и «Братья-мусульмане». Они выражают все правильные мысли, но они придерживаются собственных программы действий и у них есть интересы, которые они будут защищать. А вот новая энергия молодых менее организованна, или, по крайней мере, менее организованна в том смысле, который делает более простым принятие на себя государственной власти.

И урок третий — если они хотят преуспеть и внести вклад в региональную и глобальную стабильность, революционные государства надо приветствовать в международных клубах. В случае европейских переходов от автократии в 1970-х и 1990-х поразительно, насколько важным оказалось обещание членства в ЕС и НАТО. Когда такого предложения не поступает извне, события могут пойти неверным путем. Существует убедительная теория, что большой ошибкой Запада, сделанной в 1990-х, было недопущение России к участию в международных институциональных механизмах.

Так что стоит спросить: что за предложение подобного рода может быть сделано постреволюционным государствам на Ближнем Востоке? И на Европе здесь лежит особая ответственность. Европейский Союз — самый близкий сосед арабского Ближнего Востока и естественный рынок для него. (В 2009 году объем торговли Египта с Европейским Союзом более чем в три раза превышал таковой с Соединенными Штатами). Если вы тунисец, алжирец или марокканец, вы хотите эмигрировать в Париж, а не в Питтсбург. Это футбольные общества, а не бейсбольные.

По правде говоря, для Европы оказалось очень трудным сделать широкий жест своим мусульманским соседям. Она колеблется по поводу членства в Евросоюзе для Турции. И закрывает свои двери для иммигрантов. Но три года назад президент Франции Николя Саркози высоко оценил выгоды, которыми обернулось бы появление средиземноморского сообщества, связывающего север с югом. Как многие из его идей, эта была несколько грандиозной, и на данный момент вызвала незначительный отклик в остальном Европейском Союзе. Но это не означает, что она была неправильной.

Оригинал публикации: How Europe Can Help the Revolutions in the Middle East Succeed

(«Time», США)
Майкл Эллиотт (Michael Elliott)

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298237940

Кемп–Девидское соглашение под угрозой

Гюльнара Инандж.

События на Среднем Востоке и в Северной Африке охватывают весь регион Персидского Залива и Ближний Восток. Свержение действующих властей может изменить внутреннюю и внешнюю политику этих стран, что в первую очередь поставит Израиль в сложное положение. Ситуацию в регионе и ее возможное влияние на безопасность Израиля в интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует заместитель главного редактора крупного русскоязычного израильского ресурса IzRus.co.il, политолог Александр Гольденштейн (Alexander Goldenshtein):

— События на Ближнем Востоке поставили в первую очередь Израиль в сложную ситуацию. Какую долю опасности получает Израиль от радикальных правительственных изменений в соседних государствах?

— Если события в Тунисе мало влияют на Израиль, то нестабильность в соседнем Египте заставляет Еврейское государство быть начеку. У Египта очень мощная армия, и в случае прихода к власти радикалов, которые разорвут мирный договор с Израилем, вся эта мощь может обратиться против нас. В Египте много голодных, бедных и темных людей – эти массы легко попадают под влияние радикальных элементов, и готовы на все. Ведь им, по сути, нечего терять.

— Уход Хосни Мубарака в Египте придал стимул палестинцам, которые требуют снятия блокады сектора Газы. Могут ли воспользоваться этой ситуацией соседи Израиля для возвращения ситуации до Кемп-Девидского соглашения?

— Палестинцы требуют снять блокаду уже не первый год. Однако пока в Газе правят фундаменталисты, выкормыши Ирана, громогласно заявляющие о необходимости уничтожения Израиля, то их требования не будут выполнены. Воспользуются ли этим египтяне? Вряд ли. Ведь им не нужны арабы Газы. Новому египетскому правительству надо будет думать о том, как прокормить миллионы собственных бедняков, так что лишняя обуза им ни к чему. Возможно ли, что блокада Газы станет для них удобным поводом разругаться с Израилем? Этого, к сожалению, отрицать нельзя.

— Временное военное руководство Египта неоднократно уверяет, что соглашения и договора, подписанные ранее, останутся в силе. Но это обещание кажется хрупким, так как еще далеко до воцарения стабильности в Египте.

— Ситуация в Египте настолько непонятна и неоднозначна, что прогнозировать не могут и сами египтяне. В Израиле очень надеются, что до разрыва мирного договора дело не дойдет.

— Радикальные силы в лице Хамас и Хезбалла уже находятся у власти в Палестине и Ливане. Думается, что свое место в руководстве страны могут занять также «Братья-мусульмане». По мнению отдельных экспертов, эта организация отличается своей умеренностью.

— «Братья-мусульмане» умеренны, по сравнению с «Аль-Каидой» или талибами, но не по сравнению с нормальным светским режимом. Впрочем, на данный момент они не хотят власти. Прежде всего, сил не хватает. Да и кому нужна головная боль в виде десятков миллионов бедняков, которые после изгнания Мубарака ждут чуда.

— На примере Турции, где к власти пришли умеренные мусульмане, и их длительное правление показало, что страна не повернула в сторону построения религиозного государства. Анкара строит прагматичные отношения и с Западом и с Востоком. Не смотря на пиар заявления Эрдогана против Израиля, Турция остается стратегическим партнером Израиля.

— Прагматизм Эрдогана мне кажется весьма спорным. Это сейчас его хвалит иранский истеблишмент, а что будет потом? Турция – одна из пяти исламских держав, наряду с Египтом, Ираном, Пакистаном и Саудовской Аравией. Сила Анкары была в ее европейской ориентации. Теперь же, немало насолив европейцам и Израилю, она начинает наступать на пятки Ирану, не исключена борьба за лидерство между ними. Так что, время покажет, правильно ли ведет себя Эрдоган.

— Каким окажется влияние протестных волн в Магрибе на Иран – власти переиграют ситуацию в свою пользу или народные волнения, имевшие место после президентских выборов 2010 г., получают новый импульс? Может ли иранский режим расшататься и пасть, как это было в Тунисе и Египте?

— В случае Ирана похожий сюжет вряд ли возможен. Прежде всего, один из катализаторов волнений в Тунисе и Египте – телеканал «Аль-Джазира» – не опасен аятоллам, ведь он вещает на арабском. Большинство персов просто не понимают арабский язык, так что «подстегивать» иранскую молодежь не получится. СМИ в Иране контролируются куда жестче, чем в Тунисе и Египте, так что власти могут довольно легко отрубить доступ к Facebook или другим социальным сетям, которые играли важную роль в предыдущих восстаниях. Кроме того, в Иране аятолла Хаменеи имеет статус полубога. Простые люди могут свергнуть президента или премьер-министра, но пойдут ли они против высшего духовенства? Ответ очевиден – нет. Важно отметить, что в Тегеране на улицы выходят студенты и просвещенные люди, а «толпа», которая и была той сносящей все на своем пути волной в Тунисе и Египте, к ним пока не присоединяется.

— Параллельно с митингами на Ближнем Востоке и Египте правительства Соединенных Штатов и Великобритании, позднее Израиля предостерегли своих граждан от посещения Азербайджан по причине якобы существующей опасности для их жизни. Даже посольство Израиля приостановило свою работу на несколько дней…

— Официальная причина закрытия посольства – техническая. МИД Израиля отказывается говорить на эту тему, я общался с самыми высокопоставленными чиновниками, и они предпочитают придерживаться этой линии. Впрочем, Азербайджан граничит с Турцией и Ираном, которые относятся к еврейскому государству с открытой неприязнью. Возможно, есть какие-то точечные предупреждения о группах, намеревающихся устроить теракт…

— Из Египта прозвучало заявление с обвинениями о попытке Ирана и «Хезболлах» разжечь регион…

-Это не в первый раз. Впрочем, «Хезболлах» ничего разжечь не может, это иранская креатура, кормящаяся за счет аятолл. То, что Тегеран играет в свои игры на Ближнем Востоке, не секрет. В Иордании, Египте, Кувейте и Саудовской Аравии аятолл боятся больше, чем всех «страшных» сионистов, вместе взятых.

Источник- http://novosti.az/analytics/20110217/43639899.html

Мубарака сверг не Запад, а египетский народ

Гюльнара Инандж.


Эксклюзивное интервью агентства Новости-Азербайджан с доцентом кафедры международных отношений Университета Чанкыры, Турция, кандидатом политических наук Реха Йылмазом ( Reha YILMAZ), прокомментировавшим ситуацию в Египте.
— События в Тунисе, начавшиеся в новом году, особо острый характер приняли в Египте. Но, бесспорно, почва для столь радикальных изменений готовилась долго. Какие внутренние и внешние геополитические импульсы стали катализатором событий?

— Перевороты были всю историю человечества. Можно привести множество примеров — от древнего Египта, тюркских государств, французской революции, большевистского в России и иранского переворотов.
Вникая в корни этого социально-политического, общественного процесса, на первом месте стоит недовольство общества жизненными условиями.
Экономические, управленческие причины или борьба за независимость лежали в основе этих событий.
В тунисских событиях людей вывели на улицы трудные жизненные условия, насилие правящих кругов и борьба за свободу.
Избегая легкого пути перекладывания причин событий на внешние силы, нужно видеть внутренние причины, повлиявшие на созревание и нарастание волнений.
Жизненные условия в Египте и Йемене схожи с Тунисом. Тунис стал примером народам, которые живут при схожих властях. Народы региона увидели в себе силу свергнуть режимы, годами подавляющие их, и добиться избрания властей, соответствующих их воле. Это и есть причина возникновения и продолжения волнений в регионе, в частности, в Египте.
— В случае с Тунисом, Йеменом и Египтом, не только столица, но и регионы стран, все слои населения протестуют против диктатуры. Местные власти отдалились от народа, не учитывают этнопсихологию своего народа, его взрывной характер, его проблемы.
— Особенности диктатур заключаются в том, что свой народ они видят как источник своей власти. Подобные режимы проводят разные испытания на народе, закрывают свои уши на их голоса, так как считают, что народный глас, требования народа ослабят их власть. На протяжении всей истории это было общим законом диктатур. Они не хотят видеть и не видят отсталость и гнев общества. Потому, что вокруг них образовался толстый слой, отдаляющий их от собственного народа и мешающий видеть происходящее в стране. В результате скопившийся гнев взрывается, погубив власть имущих и их окружение.
— Успех тунисцев и египтян насторожил многие правления не только на Ближнем Востоке, но и в других частях мира. Следует ли ожидать распространения революционного волнения?
— Не думаю, что процессы будут иметь продолжение и перекинутся в другие страны. Потому что после этой волны диктаторы Востока попытаются предпринять необходимые меры, предоставляя обществу больше свободы, возможность заработать или иные более сильные меры предосторожности.
— А что может произойти в Сирии – в стране так называемой «оси зла»?
— Сирия предприняла все меры безопасности против возможных народных волнений. Отдельно руководство страны в своих заявлениях обещает народу улучшение экономического положения. Последнее время Сирия, сближаясь с Турцией, взяла путь открытости, и народ пользуется благами этого сближения, что рождает симпатию народа к властям. С другой стороны в Сирии нет влиятельной оппозиции, как в Египте. Поэтому не вижу возможным повторения подобных волнений в Сирии.
— В Иране также оппозиция намерена поддержать египтян, что в дальнейшем повернется в сторону своих властей.
-Иран для США — символический враг. Даже в самый разгар напряженных отношений между странами стали известны глубокие связи между США и Ираном, раскрытые скандальными Ирангейт (İrangate)и Вотергейт (Watergate).
То есть Вашингтон никогда не уничтожит Иран. Для американского оружейного, нефтяного и финансового лобби всегда необходим даже пусть вообразимый враг, и в настоящее время самый реальный враг — это Иран.
Поэтому для укрепления американской экономики необходимо усиление, развитие и угроза странам региона со стороны этого так называемого врага.
Насколько соседние страны будут бояться Ирана, настолько они будут нуждаться в США, рассматривая их как силу, готовую прийти на помощь в ту или иную страну, при этом размещая там свои военные базы, получая экономические дивиденды. Спрашивается, почему Соединенным Штатам уничтожать такого врага?
Последние события в Магрибе произошли против воли США. Опоздавшие и ублажающие обе стороны конфликта заявления открыто подтверждают это. Если вспомнить поведение США в цветных переворотах, совершенных под лидерством Вашингтона, это проявляется четко.
— Несомненно, ослабление власти, почти безвластие в Тунисе, воцарение идентичного политического безволия в Египте перманентно отразится по всему Ближнему Востоку, что ознаменуется ростом терроризма, формированием новых бесконтрольных вооруженных групп, перегруппировкой ориентации Аль-Каиды, Хезболлах и др. вооруженных радикальных организаций. То есть, есть мнение, что именно диктатура сдерживает расползание терроризма в стране. ..
— Очень важно сохранение безопасности после переворота. Поэтому всем силам, совершившим переворот, нужно действовать совместно и за короткий срок создать переходное правительство, и получив поддержку армии, контролировать всю страну.
В обратном случае неопределенность создаст благодатное пространство для передвижения международных террористических организаций. Но нельзя сравнивать Ирак с Египтом или Тунисом. В Ираке происходило противостояние против США и их союзников. По этой причине эти террористические организации получали поддержку народа. В Египте и Тунисе народ выступает против собственных правителей, соответственно названные террористические организации не получат возможность свободного действия в народе. Также невозможна поддержка народа.
— Насколько велика возможность захвата власти в Египте радикалами?
— Эти опасения вброшены произраильскими СМИ и диктатурой Мубарака. Потому что один хитрой политикой пытается вывести из строя сильную оппозицию, а другой добиться продолжения связывающего руки и ноги Египта Кемп-Девидского соглашения.
Самое интересное, что с этой точки зрения Мубарак и Израиль стоят в одном ряду. Спрашивается, насколько вы знаете «Братьев-мусульман», и откуда пришла мысль о враждебности и радикализме этой организации? Человек — враг того, чего не знает. Все усиленно подключаемся к кампании чернения «Братьев – мусульман». Если говорим о демократии, то она есть для одних, и ее нет для других, придерживающихся исламского сознания? Если демократия — свобода совести, мышления, то почему за людьми, принявшими исламское сознание как образ жизни, не признаем это право.
Если это право выбора и право быть избранным, то почему оно не применяется к голосам избирателей и желанию быть избранным? Ответы на эти вопросы приведут нас к более правильным результатам.
— Запад и Израиль поддерживали президента Египта Хосни Мубарака. Но тем временем на арену вышли Аль-Барадеи и другие. Может ли Аль-Барадеи убедить Израиль, Запад и египетский народ в том, что он может заменить Мубарака ?
— В настоящий момент египетская оппозиция, в том числе «Братья-мусульмане», объединились вокруг Аль-Барадеи. Как показывают события, после отстранения Мубарака от власти во главе временного правительства может встать Эль-Барадеи.
Эль-Барадеи — очень важный шанс для Египта. Опыт работы в западных организациях может сделать его лидером, способным привести в страну западную культуру демократии.
Это важно с точки зрения сохранения стабильности в регионе, в то же время можно обойти опасность прихода к власти «Братьев-мусульман». Но Мубарака сверг не Аль-Барадеи, а египетский народ.
— Оппоненты Эрдогана после событий на Среднем Востоке в своих антиправительственных выступлениях премьер-министра начали сравнивать с солтаном. Очевидно для того, чтобы направить внимание противников Эрдогана к последним событиям в регионе и использовать ситуацию для смещения с поста правительства нынешнего президента.
— Эти амбиции считаю комичными, свидетельствующими о незнании турецких реалий, последней точки, к которой пришла нынешняя Турция. Это не что иное, как давление на успешное правление страной уже долгие годы партией с исламскими и демократическими ценностями. Если спросить, от кого же взяли пример активные участники переворотов в этих странах, то ответ будет таким — «Турция и ее премьер-министр Раджап Таййып Эрдоган».
Турция, успешно реализуя синтез исламских и демократических ценностей, дала массам Ближнего Востока смелость. Нужно видеть эту реальность.
Реалии могут не соответствовать нашим мечтам, но они реальность наших дней.
В ответ на вызов Республиканской народной партии (CHP) людей на площади, общественность обратилась в суд с обвинением о противоречии этого призыва законам страны.
Отдельно, кроме малочисленных людей, никто не последовал за этим призывом. Это свидетельствует о довольстве турецкого народа своей жизнью.
— В Казахстане пройдут досрочные президентские выборы. Связаны ли последние действия президента Н.Назарбаева с событиями на Среднем Востоке и настороженностью о возможности перемещения революционных процессов в Центральную Азию?
— Средняя Азия переживает три разных периода. Диктатуры, власти, смещенные волей народов, и власти, нацеленные на воцарение поэтапной культуры демократии. Казахстан относится к третьей группе. Казахстан – страна Средней Азии, обещающая демократическое будущее. Там проводится умная политика, думаю, что и в дальнейшем она будет иметь продолжение.
Но демократия не происходит сразу. Нужно время. Другой пример, Киргизия. Здесь пытаются ввести демократию и предотвратить диктатуризацию властей. Думаю, что эта страна в дальнейшем столкнется еще со многими проблемами. Нужно действовать терпеливо. Думаю, что такие страны, как Узбекистан и Туркменистан не соответствуют демократическому правлению. Общественный строй пока не соответствует демократическому строю. Не думаю, что в этих странах он придет в необходимое соответствие в скором времени.

источник — http://novosti.az/analytics/20110212/43636511.html

США и их союзники тратят огромные деньги на войны ради установления демократии в Ираке и Афганистане…

Следующий шаг египетской оппозиции

«Во времена моей молодости в Каире мы говорили о своих политических взглядах разве что шепотом и только с друзьями, которым очень доверяли», — так начинает свою статью в The New York Times Мухаммед аль-Барадеи, в прошлом глава МАГАТЭ, а ныне один из лидеров египетской оппозиции. Прошло полвека, но египтяне по-прежнему лишены большей части свобод, страна бедная, отсталая, почти 30% жителей неграмотны. Некоторые западные союзники считают режим Мубарака «стабильным». «Но на деле это бомба с часовым механизмом и питомник радикализма», — пишет автор.

Революция в Тунисе внушила египтянам, что перемены возможны. Молодые лидеры египетской оппозиции слишком умны, чтобы согласиться на половинчатые решения, — их устроит только полное упразднение старого режима, считает аль-Барадеи.

«Многие, особенно на Западе, купились на байку режима Мубарака, будто при демократии Египет погрузится в хаос или переродится в религиозное государство, аннулирует хрупкий мирный договор с Израилем и станет относиться к Западу враждебно», — пишет автор. Но, по его мнению, египетский народ не столь легковерен.

США и их союзники тратят огромные деньги на войны ради установления демократии в Ираке и Афганистане, напоминает политик. «И теперь, когда каирская молодежь, все оружие которой — Facebook и убежденность в своей правоте, вывела на улицы миллионы людей, чтобы потребовать подлинной демократии в Египте, было бы абсурдно по-прежнему молчаливо поддерживать режим, утративший доверие собственных граждан», — пишет аль-Барадеи.

Режим Мубарака должен мирно и упорядоченно передать власть другому, убежден он. Необходимо распустить нынешний парламент и отменить действующую конституцию, «заменить ее временной конституцией, президентским советом из трех человек и временным правительством национального единства». В президентском совете нужен представитель армии, дабы обеспечить преемственность и стабильность в переходный период. Задача президентского совета и временного правительства — составить проект демократической конституции, который будет вынесен на референдум, и провести свободные и справедливые президентские и парламентские выборы.

Свободный, демократический, миролюбивый Египет станет оплотом стабильности на Ближнем Востоке и уважаемым партнером для международного сообщества, заключает аль-Барадеи.

Мухаммед аль-Барадеи | The New York Times

Источник — Инопресса
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1297411560

США и Израиль решают, кого привести на место Мубарака

Роман Темников.

Сейчас вся американская администрация вместе с Израилем будут ломать голову, как сменить диктаторскую власть в Египте на более гибкую, податливую, чтобы египетскому народу легче дышалось, и он лучше относился бы к США, сказал политолог-арабист Вафа Гулузаде.

«Мубарак 30 лет просидел диктатором только потому, что американцы его на этот пост посадили и все эти годы поддерживали. Сейчас, опоздавшие его вовремя сменить американцы оказались в затруднительном положении. Во-первых, как его сменить: взять, и пинком под зад выкинуть? Так он в ответ им такой викиликс в Интернете выложит, он столько знает нелицеприятных для США фактов по палестинской проблеме, по арабо-израильским отношениям, по политике США на Ближнем Востоке и т.д. С другой стороны, взять и пристрелить тоже не получается – все-таки союзник 30 летней давности, который сослужил США и Израилю огромную службу», — заявил Гулузаде.

По его словам, эта служба Мубарака выражается в том, что невозможно услышать в Египте ни одного пропалестинского лозунга, хотя в любой другой мусульманской стране говорят: «Свободу Палестине».

«До недавних событий в Египте даже не было слышно религиозных лозунгов. Это все заслуга Мубарака. За 30 лет своего правления он все задушил. Поэтому он дорог американцам, и они хотят, чтобы он ушел с честью и достоинством, а не был вышвырнут из своего дворца озверевшей толпой, которую он довел до предела. В результате американцы решили, что он останется во главе страны до сентября, а далее американцы вновь будут ломать голову по причине того, что Мубарак довел талантливый египетский народ до такого состояния, когда не осталось ни одного лидера. В результате американцам пришлось за бороду вытаскивать Барадеи, не имеющего никакого отношения к политическим процессам. Его притащили в Египет, а он ничего не понимает – ни бэ, ни мэ, ни ку-ка-ре-ку, так как 25 лет жил в Европе и занимался МАГАТЭ», — отметил Гулузаде.

Политолог считает, что американцы хотели сменить Мубарака раньше, но немного опоздали, так как его смел египетский народ.

«Теперь возникает опасность того, что к власти в Египте придет очень популярная, как в Египте, так и на всем Ближнем Востоке, организация «Братья-мусульмане». Но она не радикальная организация, как заблуждается большинство людей. Это мусульманская организация, состоящая из большого числа интеллигенции, но у нее есть радикальное крыло. Обратите внимание на то, как тактично ведет себя эта организация в ходе всех событий в Египте. Они давно уже могли перехватить инициативу и повести за собой народ, то есть могли бы обострить эти события, но ничего такого не предпринимают. Они делают ставку на законный путь прихода к власти в Египте в будущем», — продолжил Гулузаде.

Вместе с тем политолог уверен, что кто бы ни пришел сейчас к власти на место Мубарака – это не имеет никакого значения, так как не станет реализацией надежд египетского народа.

«Дело в том, что народ Египта хочет власти. Мне иногда кажется, что я сквозь гомон арабской толпы в Египте слышу старые советские лозунги: «Вся власть советам» или «Вся власть рабочим и крестьянским депутатам». Но в Египте нет ни советов, ни рабочих и крестьянских депутатов. А США и Израиль никогда не допустят того, чтобы власть в Египте перешла к народу. Единственное что может стать, так это то, что египетский народ может начать чуть лучше жить. Там будет больше демократии, больше прав и свобод. Это только на пользу США. Они сейчас по всему Ближнему Востоку будут выступать как апологет демократии и улучшения жизни восточных народов. Так как все диктаторские режимы уже исчерпали себя», — подчеркнул Гулузаде.

Политолог считает, что благодаря миру, установленному США между Египтом и Израилем в Кемп-Дэвиде, это вызвало ненависть всех арабов к США, Израилю и Египту.

«В итоге, как предатель египетского народа, был убит Энвер Саадат. Последнего сменил ставленник США – Мубарак, продолживший дело Саадата: сепаратизм по отношению ко всем остальным арабским странам и полное сотрудничество с Израилем. В результате сотрудничества Египта и Израиля по решению палестинской проблемы мы имеем ноль», — подчеркнул Гулузаде.

По мнению арабиста, США и Израиль постараются сохранить прежнее отношение нового руководства Египта к палестинской проблеме, так как иначе невозможно.

«США и Израиль хотят заставить весь арабский мир признать еврейский народ. Арабский мир не признает еврейский народ и не признает Израиль, как государство еврейского народа. Они признают только Палестину, как арабскую территорию, оккупированную Израилем при помощи США. Такое положение вещей не устраивает Израиль и США, и они стремятся его поменять, а для этого нужен Египет. Последний во всю старался при Мубараке. Это сама большая арабская страна с населением свыше 80 миллионов человек, самая образованная, самая интеллектуальная, но доведенная своим руководством до нищеты. Социальные проблемы были настолько кричащими, что люди уже потеряли контроль над собой», — резюмировал Гулузаде.

источник:http://novosti.az/analytics/20110208/43632844.html

Турция — косвенная причина революционных волнений на Ближнем Востоке


Гюльнара Инандж


В эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан директор Евразийского центра исследований и практики, преподаватель кафедры истории Университета экономики и Технологии Анкары (Турция) Ихсан Чомак (Ihsan Comak) ответил на вопросы по ситуации на Ближнем Востоке:- События, разворачивающиеся в Тунисе и Египте, не являются цветными революциями.

Они не поддерживаются ни США, ни другими силами. Конечно, после начала этих событий определенные силы могут пожелать использовать и управлять ими. Но фактом начала этих движений является недовольство граждан своими режимами. Могу сказать, что последние сто лет права человека и демократия не достигли этого региона.

Когда другие народы мира вкушают плоды демократии, народы этого региона живут в бедности и под давлением, что стало двигателем общественного протеста и возрождения.

Народы региона хотят демократии, свободы и благоденствия.

Тунис стал примером для возможности свержения неудовлетворяющих свой народ властей. Волнения очень быстро перебросились в другие страны региона. Не следует искать каких-то закулисных манипуляторов событий. Очень много таких примеров в истории. Например, в 1830 и 1848 гг. известны революционные волнения, начатые во Франции, и в скором времени перекинувшиеся во всю Европу. Европейские народы, живущие в идентичных притеснениях, беря пример Французской революции, тоже где-то совершили революцию, где-то добились свержения режима. Молодежные движения 1968 г. в Европе тоже тому пример.

— Могут ли эти революционные события перекинуться в Турцию?

— Нет, они не могут охватить Турцию. В Турции действует демократический режим. Каждый может единолично или организациями протестовать и критиковать любые власти.

Политическая система в Турции с каждым днем преобразовывается к лучшему. Нет такой темы, которую нельзя было бы обсуждать. Нет запретных тем… По этой причине любой вопрос исчезает, не превращаясь в напряжение. Нынешние власти преобразуют многие вещи без требования народа. Это весьма важно.

— Какое влияние имеет Турция на принявшие региональный характер протесты?

— Турция в принципе напрямую или косвенно не вмешивается во внутренние дела других государств. Но в этих событиях Турция имеет разного рода влияние. Последние годы Турция стала укрепляющимся, богатеющим государством с быстро развивавшейся экономикой. С другой стороны, в регионе появилась государство, крепко стоящее на своих ногах, время от времени резко противостоящее западной политике. Турция стала популярной в странах региона. Народы региона просто начали задаваться вопросом: «Почему мы не становимся странами — такими богатыми, демократичными, как Турция», «Почему мы не такие, как Турция». С другой стороны, в турецких сериалах, демонстрирующихся от Средней Азии до Северной Африки, показывается свободная и обеспеченная жизнь в Турции. Поэтому народы региона сравнивают свою жизнь с турецкими реалиями. Коротко говоря, ежедневно улучшающиеся жизненные условия в Турции демонстрируют им, что их убогое и бесправное общество не является велением судьбы, они понимают, что по вине их лидеров они впали это убогое состояние.

То есть, косвенно, сама того не желая, Турция стала причиной революционных волнений в регионе. Турция стала передовиком изменений в своем регионе.

— Как можно расценить позицию США в этих событиях?

— На словах Соединенные Штаты вошли в Ирак для внедрения в эту страну мира и стабильности. Проект Большой Ближний Восток ставил цель распространения демократии в регионе. Но этот проект был предан забвению. На самом деле Вашингтон по сей день не сделал ничего для прихода демократии на Ближний Восток. В действительности, демократия никогда не была настоящей целью США. На первом месте стоит безопасность США и Израиля. Для Белого Дома не важно, кто придет к власти в Египте. Важен его взгляд на Израиль. В этом смысле заявления США о «демократии» считаю не искренними. Если бы не развернулись эти события, США не хотели бы изменений на Ближнем Востоке.

— Определенную роль в революционных процессах на Ближнем Востоке, безусловно, играют современные технологии и виртуальные социальные сети, не так ли?

— Действительно, это так. Нельзя отрицать роль телефона и интернета в этих событиях.

Люди, лишенные свобод в настоящем мире, ищут ее в виртуальном мире. Мысли, мнения быстро распространяются в виртуальной сети. Очень быстро посредством СМС меседжей распространяется информация о каком-то митинге. Было бы правильным, если бы лидеры региона вместо запрета входа в Интернет изменили бы себя.


— Могут ли исламские радикалы «Братья мусульмане» прийти к власти в Египте?

— В таких странах, как Тунис и Египет, в дальнейшем возможен приход к власти не радикалов и диктатур, а демократических режимов.

Даже если после определенного времени правления люди, пришедшие к власти, прокатятся к радикализму и диктатуре, то они вновь будут свергнуты народными протестами. Народ уже нашел путь избавления от неугодных ему людей и правлений.

Он постоянно будет прибегать к нему.

— Какие изменения ожидают страны региона? Можно ли надеяться на демократизацию Ближнего Востока?

— Предполагаю, что постепенно страны региона станут более демократичными. Лидеры регионы серьезно напуганы. Чтобы не потерять свою власть, они или дадут народу больше демократии и благ, или попрощаются с властью. Протестные волнения в Тунисе, далее в Египте, стали началом крупных изменений в регионе. Бедность и бесправие народы Ближнего Востока уже не станут воспринимать как судьбу, и будут бороться. А это поведет за собой крупные изменения. На Ближнем Востоке изменятся социальная, экономическая, политическая жизнь. Надеюсь, что все процессы будут иметь позитивное завершение.

— 5 февраля Анкару посетил командующий вооруженных сил США по Ближнему Востоку и Африке. Считаете ли вероятным, что США намереваются при осложнении ситуации ввести войска в Египет, а может быть совместно с Турцией? Ведь с уходом Мубарака Израиль столкнется с новой геополитической ситуацией в регионе.

— Отправка совместных турецко–американских военных куда-либо в ближайшее время даже не может быть темой обсуждения. Думаю, этот визит произошел по другим причинам. Очень слаба вероятность введения американских войск в Египет.

Больше присутствует вероятность столкновений между Израилем и Египтом.

С уходом Мубарака, несомненно, Израиль окажется в сложной ситуации.

Вероятность прихода к власти «Братьев мусульман» единовластно слаба, но они войдут в состав коалиционного правительства. В таком случае новое правительство может изменить свою позицию к Газе, что может привести к нарушению Кемп-Девидского соглашения, и Израиль потеряет свою безопасность в египетском крыле.

Что может сделать Израиль в таком случае? Вероятнее всего, предпримет более агрессивную политику против Египта и Палестины. Кажется очень сложной возможность воцарения мира и стабильности в регионе.

источник : http://novosti.az/analytics/20110208/43633151.html

Для постсоветского пространства происходящие события в Египте и Тунисе наиболее опасны

Роман Темников.
Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с известным российским политологом, вице-президентом Центра стратегических исследований Григорием Трофимчуком.

— Как известно, последние несколько лет в сфере урегулирования карабахского конфликта прошли под эгидой активного российского посредничества. Буквально недавно прошла очередная встреча глав МИД Азербайджана и Армении в Москве, которая закончилась ничем. Годы активного российского посредничества так и не привели к прорыву в урегулировании конфликта. С чем это связано?- С тем, что Россия находится в гораздо более сложной ситуации, чем внешние наблюдатели за развитием карабахской темы, которые готовы объявить, что «Москва не справляется». По сути, Москву до сих пор заставляют выбирать: так всё-таки она «за Армению» или она «за Азербайджан». При этом выбора для России в этой вилке нет и быть не может. С другой стороны, проблема заключается в том, что дипломаты не в состоянии решить задачу такого уровня, так как у них в головах с рождения, с дипломатической академии, забита установка, что простых решений в таких сложных вопросах быть не может, что «простота опасна». Это является основополагающей ошибкой, ведь именно простые, чёткие и сравнительно легко реализуемые решения способны сдвинуть проблему с места. Просто никто из академиков таких решений придумать не в состоянии; придумать простое и эффективное решение способны единицы, которые как раз и близко не допущены к урегулированию данного конфликта. Сложные решения – это гарантированное запутывание вопроса, бесконечный спор историков, и в итоге война.

На днях мы проводили в Москве видеомост по итогам трёхсторонней встречи глав внешнеполитических ведомств России, Армении и Азербайджана. В ходе дискуссии я, опосредованно, предложил заведующему отделом политического анализа и информационного обеспечения Администрации Президента Азербайджана Эльнуру Асланову провести узкий экспертный семинар по информационным войнам вокруг карабахской проблематики. Отдельное аналогичное предложение было сделано соответствующим структурам Армении. На этих семинарах как раз и можно найти реальные и достаточно простые решения, которые регулируются не войной. Только туда нельзя пускать историков, дипломатов и академиков – с ними не будет никакой подвижки, пусть собираются отдельно и рассказывают друг другу о том, кому 10 000 лет назад принадлежала та или иная территория.

— Стоит ли ожидать в этом году каких-то важных шагов, подписания хотя бы рамочного договора по урегулированию карабахского конфликта?

— Могу дать прогноз, что в этом году разнообразных документов по урегулированию конфликта будет подписано не меньше, чем в прошлом. В них будут содержаться давно известные правильные фразы. Основа проблемы по-прежнему состоит в том, чтобы отдавать или не отдавать Азербайджану его территории – в первую очередь находящиеся вокруг Карабаха.

Могу сказать, что это сделать сложно не потому, что этого не хочет Ереван, а потому, что никакая отдельная республика внутри бывшего СССР не сможет сохранить свою целостность в исходном виде. Здесь работают не интересы Москвы, Еревана или Вашингтона, а фундаментальные законы истории, связанные со стандартной схемой распада империй. Бывшее советское пространство будут постепенно расчленять иные, посторонние силы.

Взгляните на Таджикистан, который без войны отдаёт кусок своей земли Китаю. Сможет ли Азербайджан переломить такие глобальные уклады, даже если ему кто-то будет активно в этом помогать? Скажу больше: главный вопрос состоит не в том, чтобы что-то вернуть, а в том, чтобы удержать то, что имеешь, приложив для этого максимум усилий. Однако мы все, включая Россию, наивно этого недооцениваем.

— Грузинская сторона надеется на принятие Сенатом США резолюции по «оккупации части территории Грузии Россией». Насколько возможно принятие данной резолюции? И как эта резолюция может повлиять на урегулирование конфликтов на территории Грузии?

— Грузия находится в тисках тех же самых законов, по которым надо удерживать то, что имеешь в данный момент. У неё, помимо прочего, есть Аджария, армянские и азербайджанские анклавы и т.п., где также надо вести ежедневную интеграционную работу. Запад не слишком активно вмешивался в события начала августа 2008 года только потому, что хотел получить долгоиграющий механизм воздействия на Россию. Резолюция по поводу оккупации – идеальный инструмент, которым пока непонятно как пользоваться, чтобы не девальвировать его раньше времени. В конце концов, впереди Сочи-2014 и много чего ещё.

Сама по себе резолюция на конфликт повлиять не может. Более того, если Абхазия и Южная Осетия начнут вдруг какие-то переговоры с Тбилиси (допустим, уже при другом президенте Грузии), то США будут первыми, кто признает эти республики оптом или в розницу. До тех пор, пока Абхазия и Южная Осетия, заявившие о суверенности, не получили официально установленные международные буквенные коды – как, например, AZ (Азербайджан), AM (Армения), GE (Грузия) – ситуация вокруг них будет оставаться сырой и опасной. Кстати, то же самое можно сказать и по Карабаху: его реальная независимость и присвоение каких-нибудь латинских литер, типа КВ, навсегда отсечёт данную территорию от притязаний на неё со стороны Еревана или Баку.

— Недавно жуткий теракт имел место в «Домодедово». С чем был связан этот теракт: местная активизация боевиков, заказ Запада на дестабилизацию обстановки в России или что-то другое? Что, по-вашему, необходимо предпринять для предотвращения подобных терактов в будущем?

— Прошу заметить, что даже в Карабахе нет взрывов, хотя внешне конфликт мало чем отличается от ситуации в Палестине. В США также спокойно. Нет взрывов ни в Белоруссии, ни в Армении, ни в Азербайджане. Видимо, только на Россию на данный момент есть специальный глобальный «заказ», поэтому она вошла в список самых взрываемых стран мира. Обезопаситься от терактов в рыночном государстве, где всё продаётся и покупается, нельзя. Есть конкретные рецепты, которые можно реализовывать при абсолютной практической невозможности смены либерально-демократической модели и пресечения атак внешних влиятельных сил.

Мы говорили об этом в Москве на только что прошедшем круглом столе «Роль гражданского общества в противодействии терроризму». Некоторые из конкретных пунктов: сохранение в российском обществе того, что объединяет, а не разъединяет на пустом месте. В частности, необходимо удалить религию из политической жизни страны, необходимо резко сократить количество консультативных структур при Президенте РФ, которые простых советов не дают, но бюджетные деньги получают исправно. Кстати, на один только перстень из сокровищ арестованного недавно сотрудника аппарата СНГ генерала Бокова можно провести несколько важных международных мероприятий. Необходимо также создание Альтернативного экспертного совета – прямого моста между Президентом РФ и креативными технологами страны, куда вошла бы не оппозиция, не любители поговорить ни о чём, а те единицы, которые способны на большее.

И ещё необходимо быть элементарно хитрее: если даже на самом деле теракт совершил боевик с Северного Кавказа, то через прессу надо широко объявить: кавказцев там не было, вся информация об этом – провокация против России. Если российское население будут и дальше восстанавливать против кавказцев по этой прекрасно работающей схеме, то Северный Кавказ рано или поздно будет отделён от Москвы без войны. Проблема в том, что Россия слишком линейно и предсказуемо реагирует на то, что ей засовывают в спицы.

— Сейчас всё внимание приковано к событиям в арабских странах Северной Африки и Ближнего Востока. С чем связана новая волна цветных революций? Почему США инициировали эту волну?

— Это не цветные революции, цветные названия всем надоели. Когда появились очередные журналистские «находки»: жасминовая революция (Тунис), финиковая революция (Египет), стало скучно. Это совсем другой расклад: мусульманский мир готов дать Западу ответ в совершенно ином измерении. Если всё пойдёт по начавшемуся сценарию, антиамериканских очагов на карте станет в два раза больше, но ответить им так же, как в своё время Америка ответила Ираку и Афганистану, уже не получится.

Не думаю, что США сами спровоцировали глобальную дестабилизацию, которая не поддаётся тотальному контролю, в принципе, и при этом может сдетонировать в любую сторону. Возможно, США рассчитывали на некую тактическую ротацию действующих там президентов и на появление новых лояльных фигур (типа замены Мубарака на Омара Сулеймана), но выпущенные из запечатанного сосуда братья-мусульмане и их партнёры скучать им уже не дадут.

— Стоит ли ожидать расширения этой волны дальше — на другие страны Северной Африки и Ближнего Востока? Докатится ли эта волна до постсоветского пространства — стран Кавказа и Центральной Азии?

— Для постсоветского пространства происходящие события и такая живая «реклама» наиболее опасны, так как аналогичные демократические системы, где власть десятилетиями не переходит в чужие руки, присутствуют здесь в большом количестве. Постсоветские режимы, проклявшие бывших коммунистических вождей за то, что те до самой смерти сидели на своих постах, пошла намного дальше них. Об этом все знают, все это прекрасно видят, поэтому рано или поздно молчание толпы чем-то закончится.

— Что необходимо предпринять, чтобы предотвратить распространение этой волны?

— Могу подсказать один из выходов из создавшегося положения: Центральная Азия, к примеру, исторически не имеет никакого отношения к западному формату политической власти. Поэтому если бы какой-то из президентов центрально-азиатской республики пошёл на то, чтобы его страна приняла формат «султаната», «эмирата» или чего-то подобного, претензий к руководству со стороны населения и оппозиции стало бы по определению меньше. Но если ты называешь себя «демократическим президентом», так дай через 4-5 лет порулить своему соотечественнику, который имеет на это точно такие же права и хочет самореализоваться. Отрытый, откровенный, циничный обман – вот от чего, в конце концов, звереет масса, и уровень жизни, как причина восстания, стоит здесь не на первом месте.

Вопрос только в том, какая из постсоветских стран будет выбрана нашими недоброжелателями для удара. Не стоит забывать, что далеко не всё в мире решается цветными революциями, мы слишком зациклились на этой яркой картинке. Прямые убийства глав государств (как это было в своё время с Кеннеди) – особо опасная угроза именно для глав нестабильного постсоветского пространства. Очень странно и очень хорошо, что до сих пор здесь это никак не реализовано.

http://novosti.az/analytics/20110207/43632017.html

Время протестов в арабском мире — оценки западных политиков и экспертов

Как известно, многотысячные демонстрации с требованиями радикальных политических реформ прошли в последние недели в регионе Ближнего Востока и севера Африки. Они охватили Тунис, Египет, Алжир, Ливан, Иорданию, Йемен.

Стремительно нарастающую в арабском мире ситуацию называют положением на вулкане, эффектом «домино» и другими эпитетами. Есть и более торжественно звучащие. К примеру, о том, сколь важное значение имеет декабрь 2010-го — январь 2011-го для судеб Туниса, где состоялась «жасминовая революция», говорит заголовок интервью в Le Monde специалиста по французской революции Жана Тулара «1789 год тунисской революции». Начинается новый исторический отсчет в биографии страны, говорит Ж.Тулар. Традиционные ценности европейской демократии, включая свободу общественного мнения, перенесены на север Африки. Профессор Марко Шеллер из Института арабистики и исламских исследований при Университете Мюнстера называет происходящее в Тунисе историческим шансом для народа страны, жаждущего демократических преобразований.

В любом случае, современная ситуация в регионе – значительная веха в политическом мышлении арабского мира, осознавшего на массовом уровне необходимость кардинальных перемен в общественно-хозяйственном устройстве.

Масштаб народных волнений различен: от десятков тысяч человек в Каире до 15 тысяч человек в Сане и нескольких тысяч в Хартуме. «Это будет марш миллионов»,- заявили накануне всеобщей забастовки ее египетские инициаторы, которые указали, что она начнется с массовой акции в центре Каира.

Число жертв также различно. К примеру, говоря о стране с самым многочисленным населением — Египте, к которому приковано главное внимание мира, эксперты называли к утру 1 февраля с.г., по разным источникам, от 100 до 150 убитых.

Однако западные аналитики отмечают ряд сходных причин, породивших народный бунт, подобно пожару, переметнувшемуся через несколько соседних государственных границ. Прежде всего, это растущее влияние тоталитарных режимов в мусульманских странах, и, как следствие, недостижимость реальных демократических свобод, тотальная нищета, коррупция на всех уровнях.

Стремительно растущие цены на продовольствие вынудило правительство Иордании формировать за счет высоких субсидий специальный продуктовый пакет стоимостью 225 млн долларов, чтобы обеспечить доступность основных продуктов питания. Однако иорданским демонстрантам этого недостаточно. Они скандируют: «Наше правительство — это банда воров». Хотя королю Абдалле рано паковать чемодан, чтобы вслед за тунисским президентом Бен Али спасаться бегством, однако он вынужден прислушиваться к требованию демонстрантов — значительно урезать права монарха. Иордания еще не кипит, но она дрожит в преддверии закипания, констатирует французский аналитик Георг Мальбрун. Главный ответ, который ожидается от правителя, близкого к Западу, состоит в его заверении о том, что он инициирует «настоящий бой» против коррупции — бедствия, которое стало особенно заметно в правительстве и в его окружении в последние годы.

Кошмарной называет ситуацию с продовольствием в Судане бывший координатор ООН по Южному Судану немецкий эксперт Петер Шуманн. В частности, он отмечает одно из последних распоряжений президента О.аль-Башира о 30-процентном росте цен на основные продукты питания в стране с поголовной нищетой и глобальной гуманитарной катастрофой.

В государствах региона практически повсюду царит безработица и отсутствие перспектив для всех слоев населения, прежде всего, для молодежи. Эксперты отмечают: в Египте больше трети населения младше 15 лет, в Алжире — чуть более четверти. В Иордании средний возраст — менее 21 года, а средний йеменец и вовсе моложе 18.

«Мубарак никоим образом не противодействует массовой безработице, которая особенно сильно унижает человека с высшим образованием и в целом молодых людей, которые составляют одну треть египетского общества», говорит известный немецко-французский эксперт по Ближнему Востоку, почетный профессор Ruhr-Universitаеt Bochum Петер Шолль-Латур, который более полувека занимается изучением проблем в регионе. Эти проблемы действительно застарелые, и тем отчетливей обозначают демонстранты стремление к демократическим переменам. Рупрехт Поленц, эксперт по Ближнему Востоку в бундестаге от христианских демократов, выступая 27 января с.г. перед парламентариями, высказал убежденность, что нынешнее положение в Тунисе создает основы стабильной демократии. Требования митингующих конкретны: покончить с коррупцией и подавлением свободы слова. «Тунисцы хотят решать сами, кто должен править. И мы поддерживаем это требование о правовом государстве и демократии», — указал он.

Согласно прогнозу марокканского политолога, профессора философии Университета Рабата Мохамеда Сабила, следом за участниками тунисской «жасминовой революции» и их собратьями в Алжире, последует очередь Марокко. Эти страны роднит не только география, но и общее колониальное прошлое, родственный менталитет, единое движение сопротивления, характерное для 40-х гг. прошлого века, сходный временной отрезок обретения независимости (50-60-е гг). Характеризуя три страны Магриба, эксперт отметил в качестве ядра преобразований наличие грамотной студенческой молодежи, способной оценить причины бедственного положения народов и осознающей необходимость реформ в политической и экономической сфере.

Ситуацию, которая не способна была сама собой измениться, аналитики ФРГ и других стран Европы объясняют рядом сходных причин. Одна из главных — продолжительное нахождение у власти политических лидеров в регионе, в связи с чем сформирована коррумпированная система с управленческим ядром в правительстве стран. Так, президент Египта Хосни Мубарак, — 30 лет у власти, президент Йемена Али Абдалла Салех – 32 года, президент Туниса Зина Абидина Бен Али — 23 года.

Западные эксперты, прогнозируя ситуацию в названном регионе, указывают, в частности, на ряд вероятных угроз.

Первая из них — опасность прихода к власти исламских фундаменталистов и готовность пока существующих властных структур противостоять такому развитию событий.

«Темные надежды исламских боевиков, некогда убивших Садата, вновь витают в мечетях и переулках Каира», — пишет Sunday Times. Немецкие политики отмечают тенденцию растущего влияния радикалов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Говоря, в частности, о Египте, эксперт парламентской фракции ХДС/ХСС по вопросам внешней политики Филипп Мисфельдер указывает: сейчас вопрос в том, какую выгоду из протестного движения смогут извлечь «Братья-мусульмане» или другие исламистские течения, чтобы направить страну в русло собственных устремлений. В частности, известно, что из тюрем Каира и других городов Египта единомышленниками были освобождены более 30 активистов запрещенной в Египте исламистской партии «Братья-мусульмане», в том числе несколько ее лидеров, арестованных незадолго до начала всенародного движения протеста.

Исламисты, которые преследовались авторитарными режимами на Ближнем Востоке, получают шанс расправить крылья и «показать себя во всей радикальной красе». Развивая тему, глава фракции «зеленых» в бундестаге Юрген Триттин считает, что шансы захвата власти исламистами тем меньше, «чем скорее Египет найдет путь к демократии, экономическому развитию и честному правительству». Впрочем, Соня Хегази, вице-директор берлинского центра по изучению ислама (Zentrum Moderner Orient), считает, что не стоит преувеличивать степень радикализации «Братьев-мусульман». Считаю, что они весьма умеренны в настроениях, говорит она, особенно, «если сравнивать движение с 1970-ми годами и последними двадцатью, эта разница особенно заметна».

Вторая угроза – выход на политическую арену сил оппозиции, а они, как известно, весьма неоднородны и не всегда конструктивны.

Именно оппозиция Египта призвала граждан начать всеобщую бессрочную забастовку, цель которой — отставка президента Египта Хосни Мубарака. Оппозицию представляет экс-глава МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадеи, который объявил, что оппозиционные движения делегировали ему соответствующие полномочия. Однако насколько устойчивым окажется его положение в стране, где ставку привыкли делать исключительно на штыки, покажет время.

Тысячи жителей Туниса приветствовали возвращение из европейского изгнания Рашида Ганнуши, лидера исламистской партии, запрещенной 22 года назад. Наблюдатели, выразившие опасения, что прибытие Ганнуши означает рост исламистских настроений, были им заверены: он придерживается умеренных взглядов и не намерен участвовать в предстоящих через полгода президентских выборах. В Судане, к примеру, среди задержанных оказался лидер исламистской оппозиции Хасан ат-Тураби, который призывал сограждан к восстанию по примеру Туниса.

Третья угроза – дальнейший рост народных волнений в регионе.

Продолжающиеся беспорядки в Египте вызывают резонанс во всем мире. И, прежде всего, в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Президент Башар Асад надеется не допустить подобного в Сирии, он заявил о своей готовности проводить политические реформы. В интервью The Wall Street Journal, он отметил, что происходящее на Ближнем Востоке должно заставить лидеров арабских стран пересмотреть подход к государственному управлению, а протесты говорят о начале «новой эры» в истории Ближнего Востока, правда, принесет ли она новый хаос или воцарится мир в обществе, пока неясно. В любом случае, развитие событий играет на руку президенту Сирии: сейчас, когда в Ливане премьер-министром стал выдвиженец «Хизбаллы» Наджиб Микати, сменивший Саада Харири, «Хизбалла» получает возможность стать решающей политической силой в стране. Нет сомнений в том, что это радикальное движение поможет Сирии возобновить влияние на Ливан. Очевидно, что драматические события в исламском мире развиваются по принципу цепной реакции и трудно сказать, какое развитие они могут получить в странах региона, особенно в тех, где население смешанное, христиано-мусульманское.

Вместе с тем западные политики и эксперты указывают на ряд причин, которые объективно затрудняют дальнейшее прогнозирование ситуации в названных странах.

Первая причина – непредсказуемость противостояния власти и общества. Отсутствие прогноза связано с усилением военной составляющей и подавлением источников объективной информации.

Президент Мубарак, понимая, что может рассчитывать только на поддержку военных, объявил о возвращении поста вице-президента, упраздненного 30 лет назад и ныне переданного главе разведки генерал-лейтенанту Омару Сулейману, которого сами силовики называют главой ЦРУ на Ближнем Востоке. Это назначение, как и заявление президента Египта о роспуске правительства, воспринято как серия политических маневров. Кроме того, власти объявили о закрытии бюро катарского спутникового телеканала «Аль-Джазира», который, по мнению официального Каира, «провокационно и необъективно» освещал происходящее в Египте. Таким образом, отозвав лицензию на вещание телеканала в стране и лишив аккредитации всех его журналистов, о чем объявил министр информации Анас аль-Фики, президент и его окружение лишают объективной информации граждан собственной страны и других государств.

Согласие на переговоры с манифестантами Хосни Мубарак сочетал с рядом приказов армии Египта, которая поддерживает главу государства. Военные, которые вплоть до воскресенья сохраняли нейтралитет и не вмешивались в столкновения демонстрантов с полицией, в минувший понедельник взяли под свой контроль все крупные города страны. Введены усиленное патрулирование, время действия комендантского часа, по нарушителям которого разрешено вести огонь на поражение. Таким образом «марш миллионов», намеченный на вторник, 1 февраля с.г., может привести к многочисленным жертвам. В качестве ответа на силовое решение проблемы демонстрантами взята штурмом и сожжена штаб-квартира правящей Национал-демократической партии в Каире.

Вторая причина – усиление криминогенной обстановки.

Тогда как на площадях демонстранты борются за демократические свободы, хозяевами улиц становятся мародеры. Население, организующее отряды самообороны, нередко проигрывает в схватках с грабителями. Структуры МВД, традиционно ассоциирующиеся с взятками, оказались в поле внимания демонстрантов. Поэтому в Каире полицейские побыстрее избавлялись от формы и разбегались. Между тем, в Каире, Александрии, Суэце банды мародеров и представителей радикальных группировок подвергли разграблению полицейские участки, где завладели оружием, а затем принялись громить супермаркеты, банки, ювелирные магазины, правительственные учреждения, дома богатых граждан, продуктовые магазины.

Тысячи уголовников, которые получили свободу в результате скоординированных действий заключенных и бандитов, пришедших им на помощь, также включились в вооруженный разбой. Только из тюрьмы Абу-Сабель близ Каира удалось вырваться на свободу около 6 тыс. заключенным. Массовые побеги из мест заключения отмечены в Александрии, Асуане, Даманхуре, Вади-Натрун. В Эль-Файюме, расположенном в ста километрах от столицы, из заключения вырвались около 5 тыс. уголовников. По словам директора Египетского национального музея, вандалы пробрались в здание через чердачное помещение и уничтожили две мумии. О всплеске насилия уголовного элемента рассказал в одной из программ ARD директор Немецкой школы в Каире Йорг Армбрустер, организовавший вместе с другими сотрудниками охрану детей до момента их переправки в ФРГ. Эксперты отмечают, что армия взялась за зачистку городов от бандитов и мародеров, расстреливая их прямо на улицах.

Третья причина – обилие кандидатов на должность президента.

Президент Хосни Мубарак, посетивший главный штаб вооруженных сил, где провел серию консультаций с Омаром Сулейманом, а также министром обороны Мухаммедом Хусейном Тантауи, начальником генштаба Сами аль-Ананом и другими высокопоставленными военными, окончательно закрепил договоренность о будущем распределении полномочий после подавления протестов. Эксперты считают, что президента вынудили пойти на серьезные уступки военным, в числе планов которых – проведение карательных операций, грозящих новым кровопролитием.

При развитии событий с нарастающим числом жертв вполне вероятно смещение Хосни Мубарака и приход к власти кого-то из генералов, не исключено того же Омара Сулеймана. «Ситуация пока неясна, — высказывает мнение Петер Шолль-Латур. – Армия и спецслужбы, без сомнения, будут подавлять беспорядки с присущей им жестокостью. Военные же будут решать вопрос о преемнике, которым может стать как Мубарак, так и его сын президента Гамаль или генерал Сулейман. В любом случае, кто бы ни пришел к власти, он должен понимать, что самая большая опасность Египту исходит от радикал-исламистского движения».

Однако в Египте появились и другие претенденты на пост лидера нации. Уже 28 января, то есть через три дня после начала массовых выступлений противников режима, в Египте появился новый лидер — бывший гендиректор МАГАТЭ Мухаммед эль-Барадей, который вернулся на родину и намерен возглавить политические преобразования в стране.

Данные расклады в значительной степени отвечали бы интересам США и Евросоюза, которые озабочены сохранением преемственности внешнеполитического курса Египта — лидера арабского мира, стоящего на умеренных позициях. Именно при Мубараке Каир стал самым надежным союзником Вашингтона в арабском мире. Поэтому западный мир склонен не акцентировать внимание на том, что именно в его период правления в стране расцвела коррупция, основным символом которой стала семья Мубарака: состояние только супругов западные эксперты оценивают в 25 млрд фунтов.

Чтобы избежать трагического сценария в Египте, ведущие политики Старого Света обещают Египту помощь в деле демократизации. Свою озабоченность ситуацией и поддержку надежд египтян на справедливое и лучшее будущее высказали в совместном заявлении от 20 января с.г. президент Франции Саркози, канцлер ФРГ Меркель и премьер-министр Великобритании Кэмерон. Министр иностранных дел Германии Вестервелле призвал президента Мубарака начать диалог с оппозицией и демонстрантами. Ситуация в Египте и других государствах региона стала одной из тем визита канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Израиль и германо-израильских правительственных консультаций, прошедших в понедельник, 31 января. Накануне, в воскресенье, канцлер Меркель в телефонном разговоре с президентом Мубараком в очередной раз призвала власти Египта не применять насилие в отношении мирных демонстрантов и обеспечить в стране свободу собраний и информации. Меркель выразила надежду, что новое правительство Египта решительно займется реформами, а также пойдет на диалог с участниками протестов. «Мы готовы оказать Египту кратко-, средне- и долгосрочную помощь», — заявила верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон на встрече глав МИД стран-членов Европейского союза в Брюсселе в понедельник, 31 января. По ее словам, Евросоюз поможет Египту при условии «открытого и серьезного диалога с оппозиционными партиями и всеми сегментами гражданского общества».

Что собой будет представлять демократия в арабском формате, не способен ясно сказать ни один политик и эксперт.

Европейская пресса полна предположений на этот счет. В статье «Расцвет демократии или рождение нового Ирана?» Mail on Sunday рассуждает о том, что Египет может повторить судьбу Исламской республики, где революция обернулась созданием «средневековой теократии». Пока, как отмечает Die Welt, в Египте хаос и анархия усиливаются. Причем, действиями не только преступных банд и мародеров, но и сил безопасности. Такое наблюдалось и в Тунисе. Поэтому гражданское население вынуждено брать инициативу в собственные руки. Угрожает ли арабскому миру огромный пожар? – на этот вопрос П.Шолль-Латур дает следующую последовательность крушения режимов в арабском мире: «Повсеместное закипание заметно всюду. Сначала крушение режима в Тунисе. Для этого используются те же исламские боевые группы, которые совершают новые удары в Алжире. В Йемене грозят правительству восставших племена и экс-марксисты на юге. В Ливане мощную попытку вооружения совершает экстремистская «Хизбалла», который приходит во властные структуры на палестинских территориях».

События в регионе особым образом влияют на ситуацию в Израиле. Frankfurter Rundschau отмечает: если прежде дефицит демократии в арабских странах считался главным препятствием на пути к заключению мира на Ближнем Востоке, теперь, когда египтяне выступили с требованиями свободы, достоинства и справедливости, Израиль испугался. Мир с Каиром не приводил израильтян в восторг, однако оставался стабильным, поскольку на Мубарака можно было положиться. До сих пор, подчеркивает Шолль-Латур, Египет при Мубараке считался, «по меньшей мере, стабилизирующим фактором, который противостоял палестинцам». Теперь появилась угроза развала даже этого варианта партнерства с арабским миром, которое надо спасать. На этом фоне не кажется неправдоподобным сообщение телеканала Al-Jazeera об израильских поставках Египту средств для разгона демонстраций: водометов и слезоточивого газа. Беспорядки в странах Ближнего Востока и на севере Африки весьма серьезно могут отразиться на положении Израиля и в целом на мирном процессе на Ближнем Востоке. При радикальной смене курса Египтом положение на Ниле может изменить всю ближневосточную картину. По мнению П.Шолль-Латура, Израиль в тупиковом положении: «С севера угроза «Хизбаллы» при поддержке Ирана. Если на юге к этому присоединится радикально-исламистский режим, положение станет в высшей степени угрожающим».

Использованы данные Die Welt, Qantara, Bild, Deusche Welle, BBC, Die Presse, tagesschau, Deutschlandradio, Le Figaro, официального сайта А.Меркель, сайта бундестага.

И.С.Берг

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296800520

Стратегия «братьев-мусульман» в Египте и Иордании

Король Иордании Абдалла II решил распустить правительство и приказал сформировать новый кабинет. Очевидно, что то, что это происходит именно сейчас, не случайно – хашемитская монархия в Иордании наблюдает за развитием событий в Египте. Это не обязательно говорит об эффекте домино в регионе, и на самом деле, сравнивая ситуацию в Египте и положение в Иордании, необходимо учитывать очень важные факторы.

Иордания обращается со своей оппозицией совсем иначе, чем это делало египетское правительство. Правительство Иордании применяет к оппозиции более мягкий подход. Политическое крыло «Братьев-мусульман», Фронт исламского действия, признается в Иордании в качестве легитимной политической организации, хотя Фронт все еще борется за адекватное представительство в парламенте.

После парламентских выборов ноября прошлого года напряженность в Иордании действительно возросла. Политическое крыло «братьев-мусульман» яростно выступало против проведения этих выборов, а также против избирательного закона, который, по их мнению, отдает предпочтение промонархическим сельским районам Иордании. С того момента группа требует снижения цен на продукты и топливо и изменения избирательного закона, они проводят массовые демонстрации и мирные сидячие забастовки.

Не стоит забывать, что они не требуют смены режима, в отличие от ситуации в Египте. Сейчас политическое крыло «братьев-мусульман» видит для себя открывшиеся возможности, и по сути они пытаются воспользоваться текущей ситуацией для удовлетворения своих политических требований. Правительство Иордании уже объявило о плане субсидий на 452 миллиона долларов с целью снизить цены на продовольствие, на топливо, для повышения пенсий – по сути это делается для того, чтобы уладить разногласия с оппозицией. Иными словами, это не переломная точка, как в Тунисе или Египте, это скорее правительство пытается сохранить власть, идя на компромисс с целью предотвратить эскалацию конфликта.

Ситуация, которую создает Иордания, идя на уступки, может привести к серьезным последствиям за пределами страны, в особенности если события в Иордании воспринимать как успех исламистской организации, которая смогла вынудить такой режим как хашемитская монархия пойти у себя на поводу. Это может не только вдохновить на те же действия молодые оппозиционные группировки в других странах, но и подстегнуть египетских «братьев-мусульман».

Сейчас египетские «братья-мусульмане» ведут очень осторожную игру. Я думаю, они очень хорошо осознают, что романтизм революции на улицах может завянуть – чем дольше люди будут выходить на улицы без регулярных поставок еды, без обеспеченной безопасности, и, что самое важное, без результатов. Уже ясно, что Мубарак в ближайшее время уходить не намерен, а «братья-мусульмане» должны поддерживать градус на улицах прямо сейчас. Они не хотят, чтобы люди стали рассуждать таким образом – «я уже 30 лет мечтаю об уходе Мубарака, я не могу ждать еще 8 месяцев до сентябрьских выборов». С другой стороны, «братья-мусульмане» хорошо осознают негативные ассоциации со своим исламистким ярлыком и по этой причине пытаются заполучить на свою сторону некоторых светских лидеров, например, Мохаммеда эль-Барадеи, которому, может быть, недостает поддержки, но он, по крайне мере, светский лидер, которого люди могут представить находящимся у власти, пока «братья-мусульмане» работают над политическим шансом, которого они ждали в течение нескольких десятилетий.

Оригинал публикации: Dispatch: The Muslim Brotherhood»s Strategies in Egypt and Jordan

Опубликовано: («Stratfor», США)
Рива Бхалла (Reva Bhalla )

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296707280

Эль-Барадеи — человек, который станет президентом Египта

«The Independent»: Мохаммед Эль-Барадеи — человек, который станет президентом
Человек момента? Конечно, это Мухаммед Эль-Барадеи, человек из народа, но у меня по этому поводу есть сомнения. Он не претендует на это, конечно, но сидя в своем саду на кресле у невероятно синего, но небольшого бассейна, иногда он кажется — даже в своей кепке — как очень дружелюбный и умный мышонок в очках. Ему не понравится такое описание, но этот мышонок, я подозреваю, с очень острыми зубами.

Это просто восхищение анализировать больших мышей, которые работали в Белом доме и Государственном департаменте США. Помните, как на следующий день они заявили, и все мы слышали, что они «следят за развитием ситуации». На второй день, госсекретарь США Клинтон заявила: «Мы оцениваем ситуацию как стабильную», вчера также было смешно, когда Клинтон сказала, что «мы в течение 30 лет призывали президента Египта Мубарака идти в этом направлении, но он отступил», а как же вы еще собираетесь просить его ввести демократические реформы? Затем Клинтон говорила о» законных желаниях египетского народа «и теперь они говорят о «плавном переходе власти» … Я думаю, что они знают о том, что дни Мубарака сочтены.
Для сведения, Эль-Барадеи, который является лауреатом Нобелевской премии мира, экс- глава ООН по атомной энергии, и т.д. и т.п. и тот, кто кусает нашего дорогого лидера. «Вчера, я слышал, как Камерон заявил, что «демократия это не выборы, а структурный элемент». Ну, все знают про это. Но как вы будете говорить о построении судебной системы, гражданского общества. Как вы будете говорить об этих «составляющих» под диктатурой? Вы либо гражданское общество, либо нет».

Иногда, речь Эль-Барадеи звучит слишком обнадеживающе. Он согласен с тем, что лучшие управленцы Египта были сосланы, умышленно, конечно. Недавно выступая перед студентами в Гарварде, он обнаружил, что 15 египтян находятся в числе Гарвардского совета.

«Я сказал им: если вы вернетесь, то вы сможете руководить в Египте». Но это не так просто. Поскольку Эль-Барадеи признает: «Это старая история, которая заканчивается: «Мубарак друг Израиля, и мы считаем, что изменение приведет враждебному к Израилю правительство, и оно станет в стиле Ирана «velayeh-fakhi» [руководство верховного религиозного лидера]. Я говорю, что это походит на «реальность». Вы должны избавиться от этой «реальности»- от «Мусульманского братства» и автоматической враждебности по отношению к Израилю. Фактом является то, что прочный мир может быть только между демократическими государствами, а не между диктаторами и, если вы хотите прочного мира, будь то демократия или диктатура в Египте, чувства людей в регионе не изменится».

Когда Египет проиграл войну 1967 года, Эль-Барадеи писал, что «солдаты воюют, потому что они защищают то, что хотят сохранить. Но за что боролись египетские солдаты в войне 1967 года? Не было того, к чему стоило возвращаться. Так что они убежали». Насер, великий человек считает, что он был худшим из египетских диктаторов, «он даже национализировал продуктовые магазины», но путь диктатуры шел до сегодняшнего дня. Еще несколько месяцев назад он не мог себе представить того, что произойдет. А теперь я смотрю на людей, и они вновь обрели уверенность в себе, они свободны. Это было похоже на скороварку».

Он говорит о лицемерии, диктатуре, уголовных должностных преступлениях, темных делах египетских служб безопасности, и о высокой лояльности египетской армии к народу. Нет, он не хочет быть президентом, но, когда я спросил его, сможет ли он взять переходное председательство на себя до справедливых выборов, естественно, я получил традиционный ответ. «Если будет согласие всех людей, то я думают, что я могу сделать это для них … Я сделаю это».
«Все это будет продолжаться, пока вы не начнете улучшение положения палестинцев, пока вы не пересмотрите политику в регионе. У нас есть странные отношения, которые вы называете миром, но вы не можете даже опубликовать здесь израильской книги и наоборот, к примеру. Если вы действительно хотите мира, да, мир может быть прочным с демократией, но и у вас есть ответственность, которая заключается в рассмотрении сбалансированных отношений, в частности по вопросу о Палестине, Ираке, Афганистане, что будет у вас, то и будет иметь арабский мир, который будет относиться дружески по отношению к Западу».

Эль-Барадеи на удивление мягок, когда он говорит о Мубараке. Последний раз он видел его два года назад. «Я видел его, когда вернулся из миссии ООН или отдыха. Я всегда получал теплый прием от него. Это были очень теплые отношения. Мы общались тет-а-тет, только мы, и никаких формальностей. Я говорил ему, что я думаю о той или иной проблеме, что можно сделать. Он действительно не имел советников, которые имели мужество говорить ему правду».

Много хорошего сделали советы Эль-Барадеи. Он возмущен поджогами и грабежами. Когда я спросил, стояли ли государственной службы безопасности за поджогами, которые были использованы Мубараком, Обамой и Клинтон, чтобы «отметить» тех, кто хотят, чтобы уход Мубарака был с насилием, мышь показала свои зубы. «Они [полицейские] были, а мы только сейчас услышали о документах, которые показывают, что некоторые из этих офицеров силовых структур снимали военную форму и шли на грабежи. И все они говорят, что им был отдан приказ режимом или министерством внутренних дел если угодно. И если это так, то это самое зловещее преступное деяние. Мы должны убедиться в этом. Но наверняка, многие из этих бандитов и мародеров являются отчасти тайной полицией».

И вдруг, блестя глазами за очками, мышь стала тигром. «Когда режим отказывается полностью от полиции на улицах Каира, когда бандиты являются частью тайной полиции, которые пытаются создать впечатление, что без Мубарака страна погрузится в хаос, это преступное деяние. Кто-то должен нести ответственность. И теперь, как вы можете слышать на улицах, люди не говорят о том, что Мубарак должен уйти, теперь они говорят, что он должен предстать перед судом. Если он хочет спасти свою шкуру, ему лучше покинуть страну».

Боже мой, эти зубы остры.

Мухаммед Эль-Барадеи — оппонент Мубарака

* Мухаммед Эль-Барадеи родился в Каире и начал юридическую карьеру, присоединившись к Международному агентству по атомной энергетике в 1980-х годах, и стал главой органа Организации Объединенных Наций в 1997 году.
* Он был откровенен в связи с отсутствием доказательств оружия массового уничтожения в Ираке до американского вторжения в 2003 году, что и возмутило администрацию Джорджа Буша. Присуждена Нобелевская премия мира и председательство в МАГАТЭ в 2005 году
* Секретная ядерная программа в Иране была раскрыта, когда он был главой МАГАТЭ. Тегеран всегда утверждал, что программа носит мирный характер.
* 68-летний Эль-Барадеи, стал в открытую оппозицию против президента Хосни Мубарака по возвращению в Египет в феврале 2010 года и завоевал широкую поддержку среди молодежи и среднего класса.
* В июне прошлого года он призвал своих сторонников присоединиться к кампании по изменению конституции, которая позволит демократическую последовательность.
* Эль-Барадеи оказывал давление на Соединенные Штаты, чтобы те поддержали уход Мубарака в отставку в выходные дни, заявив «время поддержки диктатора» должна закончиться. Он отверг призыв США для Мубарака принять радикальные реформы в ответ на массовые протесты.
* официальные СМИ пытаются высмеивать Эль-Барадеи, говоря, что он ничего не знает о Египте, и не имеет политического опыта.

Интервью Роберта Фиск а и Мохаммеда Эль-Барадеи,
«The Independent»,
1 февраля 2011 года,
Перевод –

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296545640

Иран и последние события в Египте

События последних дней в Египте, где решается судьба стоящего уже 30 лет у власти режима президента Хосни Мубарака, вызывает пристальное внимание в Иране. Две страны, во многом определяющие расклад сил на Ближнем Востоке, до сих пор не имеют дипломатических отношений и по сути находятся в состоянии политической конфронтации. Несколько раз — в 2004 г. во время правления реформистского президента С.М.Хатами, и в 2008. – уже при нынешнем неоконсервативном президенте М.Ахмадинежаде, Тегеран и Каир реализизовывали реальное продвижение по пути установления дипломатических отношений. Ровно три года назад состоялся визит в Каир тогдашнего спикера иранского парламента Голам-Али Хаддада Аделя. Тегеранская праворадикальная газета «Джомхурийе эслами» писала тогда, что восстановление двусторонних отношений с Египтом положительно скажется на помощи «идеалам палестинского освобождения». Однако тогда ничего реального достигнуто не было.

При этом, Египет остается единственной арабской страной, до сих пор не имеющей полноценного диалога с Ираном. Дипломатические отношения были разорваны как реакция Тегерана на подписание мирного договора между Египтом и Израилем, хотя Тегеран понимал все минусы разрыва связей с влиятельнейшей страной арабского мира. Дополнительным аргументом, подвигнувшим его на столь решительный шаг, явилось то, что именно Египет предоставил последнему шаху Мохаммаду-Резе Пехлеви политическое убежище и отказался выдать его иранским исламистам для суда. В мае 1979 г., через три месяца после победы в Иране исламской революции, ирано-египетские отношения были прекращены, а в Иране в течение многих лет любое упоминание об этой стране сопровождалось бранью. Ирано-иракская война, в которой Египет, имевший для арабов реноме старшего брата, не только безоговорочно поддержал Саддама Хусейна, но и оказал ему значительную военную помощь, добавила жесткости в ирано-египетское противостояние.

Многие годы иранская пропаганда однозначно квалифицировала Египет в качестве предателя дела арабской нации. Нынешний президент страны Хосни Мубарак получил в иранской прессе титул «современного фараона». Вплоть до недавних пор иранские власти помогали египетским исламистам создавать нелегальные экстремистские группировки. Однако с течением времени в Иране все более осознавали необходимость прямого политического диалога с крупнейшей страной арабского мира. К этому подталкивала и растущая изоляция Ирана в ближневосточном регионе, где практически ни с одной из стран Арабского Востока, кроме, пожалуй, Сирии, Иран не имеет достаточно конструктивных отношений, потребность в которых он, несомненно, испытывает, учитывая постоянно декларируемые клерикальным руководством страны планы на лидерство в исламском мире и стремление стать реальной региональной сверхдержавой. В начале 1990 гг. появился важный фактор, способствующий ирано-египетскому сближению – израильско-турецкое сотрудничество в сфере обороны и безопасности. Именно оно и подвигло Египет в начале 1998 г. официально обосновать необходимость военного партнерства с Ираном в качестве своеобразного противовеса стратегическому турецко-израильскому альянсу. Но только через два с половиной года, летом 2000 г., состоялся первый прямой контакт президентов двух стран Хосни Мубарака и Сейеда Мохаммада Хатами. Он явился подлинным прорывом, знаменовав переход к новому этапу во взаимоотношениях двух авторитетных региональных стран. Однако стратегические подходы двух стран по узловым ближневосточным проблемам во многом не совпадали, хотя в случае ирано-египетского сближения геополитический климат в регионе мог бы претерпеть серьезные изменения. Отметим, что сам факт постановки вопроса о примирении недавних недругов показывает, что иранский политико-религиозный истеблишмент пытается проявлять гибкость, без которой его существование не может быть успешным. Восстановление отношений Ирана с Египтом означало бы, что Тегеран принимает ближневосточный мирный процесс как факт нынешней ситуации, преодолевая изжившую себя зашоренность.

Однако в Каире не раз заявляли о том, что восстановление отношений с Ираном следует увязать с вопросом о борьбе с исламским экстремизмом. Там ждут от Тегерана готовности к более диверсифицированному сотрудничеству в сфере борьбы с террором и исламским экстремизмом. Это подразумевает передачу Египту боевиков «Аль-Каиды», а также активистов и функционеров египетских исламских экстремистских организаций, нашедших в Иране гарантированное убежище.

Есть дополнительная важная причина, которая стопорит ирано-египетское сближение. Выступая на специальных слушаниях по этой проблеме, член Комиссии по международным отношениям и безопасности иранского парламента Реза Хаджи-Бабаи озвучил точку зрения многих иранских политиков, считающих, что действительной причиной является беспрецедентный нажим, оказываемый на Каир со стороны США и Израиля. Однако такое мнение опровергла израильская газета «The Jerusalem Post», процитировавшая мнение МИДа своей страны о том, что возобновление египетско-иранских отношений может оказать благоприятное воздействие на ситуацию в Ближневосточном регионе в двух важных аспектах. Во-первых, Египет может в определенной мере нейтрализовать деструктивный потенциал Тегерана в вопросе урегулирования главной региональной проблемы. Кроме того, не следует недооценивать то влияние, которое может оказать на Иран готовность Египта серьезно противодействовать исламскому экстремизму. Тем не менее, несмотря на предпринятые во время президентской каденции Хатами политические усилия, реального продвижения в направлении установления дипломатических отношений с Египтом не получилось, а в последние месяцы отношения стали еще более жесткими.

Политические круги Тегерана убеждены, что со сменой нынешнего режима в Каире отношения двух стран обретут новое наполнение. Именно этим объясняется настрой иранских СМИ. В течение нескольких последних дней египетские события стали основными темами иранской прессы, как «бумажной», так и электронной, радио, телевидения. Новостные каналы иранского ТВ непрерывно показывают видеокадры хроники массовых манифестаций, кровопролитных столкновений демонстрантов с полицией на улицах и площадях египетских городов. Все участники передач – аналитики, корреспонденты, комментаторы – высказываются с протестных позиций, считая исход событий предрешенным, а власть президента Хосни Мубарака – поверженной. Основная идея такова: в Египте развитие событий движется по сценарию иранской исламской революции, в Каире происходит то же самое, что было в Тегеране в феврале 1979 г. А сам Египет не сегодня-завтра станет дружественной Ирану исламской республикой, где падет последний фараон. Вот как заявил в интервью прессе Джавад Лариджани, известный в стране политический деятель, брат спикера иранского парламента Али Лариджани: » Это народное восстание сметает находящуюся у власти в Египте диктатуру и мы это приветствуем». Пресс-секретарь иранского МИДа Рамин Мехманпараст, собравший в субботу пресс-конференцию, заявил, что власти страны должны подобающим образом ответить на справедливые требования народа и отказаться от применения силы при разгоне демонстрантов. Такое обращение высокого иранского чиновника вызывает вопрос: правомочно ли иранское правительство, перманентно использующее войска и спецформирования полиции при разгоне демонстраций, имеющим своим следствие как человеческие жертвы, так и сотни раненых, требовать гуманного обращения в подобных случаях в других странах? Группа студентов-басиджей (членов военизированных формирований) провела в тот же день демонстрацию у здания Бюро интересов Египта в Иране с требованием к египетским властям выполнить законные требования участников демонстраций и всего египетского народа.

Вот несколько заголовков иранских СМИ последних двух дней: 29 января: информагентство «Мехр»:»Пробил последний час Мубарака». Газета «Джамэ Джам» – официальный орган иранского радио и ТВ: «Всеобщий исламский призыв в стране фараонов». Одна из немногих в Иране оппозиционных газет «Эттемад» – «Гнев арабов продолжается». Популярная в Иране вечерняя газета «Кейхан»: «Всеобщий гнев в Египте. Остается один шаг до падения режима». Ультраконсервативная газета «Ресалат»: «Формируется новая политическая реальность на Ближнем Востоке: исламская ось». Газета «Мардомсалари» – «Грозная поступь народа в Египте». Газета «Кейхан» поместила аналитическую статью своего главного редактора Хоссейна Шариатмадари под красноречивым заголовком «Мубарака ждет незавидная судьба». Весь арабский мир восстает против авторитарных правителей, волна народного гнева охватила Тунис, Алжир, Йемен, Иорданию, приближается к другим странам, где попираются права народа, — пишет «Кейхан». Газета «Эбтекар» уточняет: «Возможно, эти революционные события запоздали. Но, рано или поздно, они свершаются, и в этом – веление времени». Издание «Мир экономики»: «В Египте все явственнее ощущается запах революции». Газета «Джомхурийе эслами» в своей передовой статье сообщила, что Египет находтся всего в одном шаге от революции и предрекла подобную судьбу для многих стран арабского мира, в том числе – в зоне Персидского залив: «И туда, сметая все на своем пути, приближается революционный смерч. Он радикально изменит ситуацию, придав ей подлинно исламской звучание».

Такой же настрой иранских СМИ продолжился и 30 января. Информагентство «Фарс» предварило репортаж о студенческих демонстрациях у здания Бюро интересов Египта в Тегеране следующим броским заголовком: » Призываем народ Египта быть бдительным перед приходом к власти аль-Барадеи». Интернет портал Rajanews задается вопросом, не означает ли предполагаемый приход к власти бывшего Генерального директора МАГАТЭ ослабление позиций ислама в Египте. Газета «Джомхурийе эслами:» Египетский диктатор готовится бежать из страны». «Кейхан» – «Народ говорит «нет» египетскому фараону. Должен смениться режим, а не правительство!». Газета «Иран» – орган государственного агентства печати ИРНА – «Режим Мубарака на грани свержения». Все это, однако, показывает лишь желаемый для Тегерана поворот египетских событий. Насколько он реален покажут события ближайших дней.

30.01.2011
В.И.Месамед

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296538800

Из Египта хлынет «исламский революционный отряд»?


Пять наивных вопросов о том, чем чреваты для нашей страны и всего мира волнения в Египте

Всю последнюю неделю мир нервно наблюдает за народными волнениями в Египте, которые на каком-то этапе переросли в погромы с человеческими жертвами.

Все началось с вполне мирных демонстраций: люди требовали отставки действующего правительства и 82-летнего президента Хосни Мубарака. Он, считают египтяне, явно засиделся — Мубарак правит страной аж с 1981 года. Египет между тем разъедает коррупция, требуются экономические преобразования. Одним из вдохновителей демонстрантов называют весьма уважаемого в Египте нобелевского лауреата, лидера оппозиции Мохаммеда аль-Барадеи.

Акции протеста почти одновременно вспыхнули в Каире, Александрии, Суэце и других крупных городах — революционно настроенная молодежь координировала свои действия с помощью социальных сетей в Интернете. Полиция принялась жестко подавлять народные выступления — водометами и слезоточивым газом. Разъяренные толпы ответили симметрично: полицейских разве что не разрывали на части. Не справляясь с ситуацией, власти ввели в города армейские подразделения, которые принялись в буквальном смысле отстреливать мародеров и агрессивно настроенных против представителей власти граждан.

На момент подписания этого номера было известно о 150 погибших. В городах сожжено сотни машин и разгромлены магазины. Мародеры-вандалы даже пытались зачем-то уничтожить экспонаты национального музея в Каире: восстановлению не подлежат две мумии фараонов…

Между тем президент Мубарак, на всякий случай переехав из опасной столицы в свою зимнюю резиденуию в Шарм-эль-Шейх, пытается демонстрировать лояльность к митингующим. Мубарак распустил правительство и ввел должность вице-президента, на которую назначил генерала Омара Сулеймана, возглавлявшего до этого египетскую Службу общей разведки. Сулейман (между прочим, выпускник Военной академии имени М. В. Фрунзе) пользуется авторитетом среди силовиков — именно их поддержкой пытается заручиться Мубарак. Между тем эксперты считают, что дни его президентства сочтены…

Об истоках революции в Египте и ее последствиях для России и всего мира, мы расспросили президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского.

1. Почему Израиль поддерживает Мубарака, а США — нет?

— Причина проста. Израильтяне прекрасно понимают, что лучше иметь недемократичный, но стабильный режим, чем демократичный, но нестабильный. Если демократия устанавливается эволюционным путем — то замечательно, а если революционным — то спасибо, не надо. А вот президент Обама этого, видимо, не понимает. В свое время Джимми Картер (39-й президент США, находился у власти в 1977-1981 гг. — Прим. ред.) запретил шаху подавлять силой революционный народ и получил исламскую революцию в Иране. Потом Рейган своими руками создал Аль-Каиду, похоронив режим вполне стабильного и предсказуемого Наджибуллы (президент Афганистана в1986-1992 гг., в 1996-м казнен талибами — Прим. ред.). Затем Клинтон привел к власти талибов и Арафата в Палестину, Буш разгромил жутковатого, но достаточно предсказуемого Саддама… Обама продолжает эту линию с Мубараком. Но израильтянам в этом регионе жить, поэтому они понимают, что эти эксперименты плохи.

2. Какие есть варианты развития событий?

— Вариант номер один. Либо Омар Сулейман какое-то время держит власть с Мубараком, либо без него.

Вариант номер два. Революция побеждает, армия не подчиняется действующим властям, не стреляет в революционный народ. А дальше — все то, что происходит с революциями в мусульманских странах, как например это было в Иране. Не исключено, что на каком-то этапе Аль-Барадеи (лидер египетской оппозиции — Прим. ред.) будет использован как Петрушка в шапито, для того, чтобы продемонстрировать западу, что в Египте есть не только исламисты. После чего его уберут. А затем власть возьмут мусульмане с тем или другим уровнем жесткости внутреннего режима. Куда этот режим эволюционирует — мы сейчас не знаем. Во Франции все началось плясками под Бастилией, а кончилось гильотинами Робеспьера и войнами Наполеона. Здесь тоже возможны войны: с Суданом, с Израилем…

3. Вспыхнут ли революции в других странах региона?

— Сто процентов! Можно спорить, что рухнет первым. Я бы поставил на Йемен.
(В числе «взрывоопасных» стран некоторые эксперты также называют Ливию и Сирию — Прим. ред.)

4. Коснется ли это «братьев-мусульман» Турции?

— В Турции свои собственные исламисты пришли к власти. Турция вполне стабильна. Ее события в Египте коснутся, но не более, чем опосредовано. Никаких бунтов и революций уж точно не будет.

5. Чем это аукнется России?

— К нам может вернуться огромная масса студентов университета Аль-Асхар в Каире. К слову, именно там обучалась половина идеологов Аль-Каиды. Считайте, что у вас большой исламский революционный отряд идет дорезать российский муфтият и радикализировать Поволжье, Северный Кавказ. Кроме того, пойдет поток беженцев, некоторые из них могут стать проводниками радикального ислама.

Андрей РЯБЦЕВ — 31.01.2011

Источник — Комсомольская правда
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296541680

Тунис даст пример не только странам Магриба

Гюльнара Инандж

• Сразу с началом нового года один за другим страны Магриба Тунис, Египет, затем Йемен хлестнули революционные волны. Конечно, назвать спонтанной крупномасштабные волнения, охватившие все крупные города и регионы этих нельзя. Бесспорно, почва для столь радикальных изменений готовилась долго. Какие внутренние и внешние геополитические развороты присутствуют в тунисских событиях?
Революционные события, захлестнувшие страны Магриба, в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует редактор крупнейшего сайта http://www.centrasia.ru/ , эксперт по международным вопросам Виталий Хлюпин.

— Из своих туристических впечатлений двухлетней давности могу отметить, что Тунис производил впечатление едва ли не самой стабильной страны не только в Магрибе, но и во всем арабо-мусульманском мире. А главное – уровень социальной напряженности и противоречий не сравнить с Египетским или Ливанским. Причем, значительная часть населения, пожалуй большинство, с симпатией и уважением отзывались о действующем лидере бен Али. Стремительная эскалация конфликта, и именно в форме «восстания масс», а не обычного для тех мест военного переворота, доказывает, что ситуация в подобных, якобы, стабильных восточных патриархально-наследственных «демократиях» может развиваться совершенно реактивно и без какого-либо мощного толчка, без разницы – извне или изнутри. Да, экономическая ситуация ухудшалась, да, росли цены, да, бронзовел и наглел семейный клан правителя, но где этого нет? Я согласен и не согласен с тезисом, что нынешний взрыв зрел долго. Поясню, протестный потенциал накапливался, но не факт, что какие-либо внутри- и внешне-политические силы готовили свержение режима в такой «уличной форме». Скорее это прорвалась наружу растущая арабская пассионарность, стихия толпы и народного гнева. Безусловно, подогретая исламской и демократической оппозицией, но не более чем. Политологам пора теоретически и практически изучать феномен революций нового типа – «восстания восточной толпы». Похожие явления были присущи средневековью – «соляные», «медные» и прочие бунты в той же Московии, но, казалось, никак не современному обществу. История выдала любопытный кульбит.
— Буквально вслед за Тунисом начались выступления против власти в Египте и Йемене. Тунисские ли события стали катализатором неповиновения в соседних странах?
— Арабо-мусульманский мир гораздо в большей степени чувствует свою общность, чем европейские, христианские страны. Здесь все очень взаимосвязано. Да, Тунис дал пример и Йемену, и Египту, и другим странам.
— Политическая активность горожан естественна в условиях современных технологий. Как можно расценить проявление политической активности и оппонирование против властей почти у всех слоев населения?
— Жестко делить восточное общество на крестьян, горожан и интеллигентов, как в Европе, нельзя, слишком сильны не профессиональные, а иные системы социальных связей – семейно-родственные, клановые, региональные и т.п. Плюс – фактор городского рынка, где всегда присутствует сельская стихия. Недовольство режимом охватило все общество, это не крестьянские или городские бунты. Ядро «восставшей толпы» — молодежь, сельская, люмпенизированная, городская, и даже вполне благополучные с виду учащиеся школ и лицеев. Все они – в едином строю камнеметчиков.
— И в Тунисе, и в Египте население протестует против диктатуры, многолетнего единоличного правления страной одной семьи. Можно сказать, местные власти не учитывают этнопсихологию своего народа, забывая, что за восточным долготерпением приходит взрыв.
— В восточных обществах появляется новый тренд, примерно, как в конце 60-х в Западной Европе, молодежь неожиданно порвала с буржуазными ценностями и резко подалась в «сексуальную революцию», в «хиппи», в левых радикалов и Парижскую весну 1968 года. Это была культурная, ментальная подвижка. Европейская молодежь восстала против старых порядков и бузила на улицах во всех возможных видах и формах. Сейчас, похоже, настает время арабской молодой волны. Старые, полупрогнившие режимы, погрязшие в бессменных и безальтернативных – кумовстве и коррупции — естественным образом аккумулируют на себя все потоки ненависти. Почему первым пал Тунис – на мой взгляд, не столько из-за собственно социальных противоречий, как в результате мягкости самого режима, который явно упустил «улицу» в первые, решающие дни «молодого бунта». Бен Али слишком расслабился и расслабил силовые структуры, в других похожих странах столь мягкий сценарий вряд ли пройдет малой кровью.
— Являются ли события в Тунисе и Египте частью построения демократического Большого Ближнего Востока? То есть, не являются ли эти события очередными революциями Запада?
— Нет, Запад может подстрекать и подкармливать, провоцировать и подогревать ориентированные на себя части элиты, но не управлять стихией бунта. К подлинной демократии эти процессы не имеют никакого отношения. Тем более что результатом подобной революционной смены элит окажется только замена одной правящей династии или родоплеменной группировки на другую, может только чуть более симпатичную.
— Ожидать ли восстание в Сирии вслед за Египтом, Йеменом, или у вас другие предположения?
— В Египте, Сирии, Ливане, Алжире – без разницы. Природа режима там везде одинаковая, и сценарий развития будет, полагаю, похожим.
— Несомненно, ослабление власти, почти безвластие в Тунисе, воцарение идентичного политического безволия в Египте перманентно отразится по всему Ближнему Востоку, что ознаменуется ростом терроризма, формированием новых бесконтрольных вооруженных групп, перегруппировка Аль-Каиды, Хезболлах и др. вооруженных радикальных организаций. То есть, именно диктатура сдерживала расползание терроризма в этих странах? К чему приведет уход этих властей?
— Я не думаю, что следует ожидать именно «погружения в хаос» по типу иракского или сомалийского. На мой взгляд, все таки совсем пессимистического развития событий не будет, и дело закончится не всемирной исламской революцией, как ожидали многие аналитики в конце 70-х, после иранской революции аятолл, а банальным основанием новых демократических династий, чуть более симпатичных, не таких откровенно самодурных, как сейчас.
— Вероятно, Запад, в частности США, не способные расправиться с Ираном, решили заняться соседними странами, чем сужают кольцо вокруг главного врага?
— Я не думаю, что Западу это выгодно. Даже кратковременный хаос в арабских нефтемонархиях чреват экономическими последствиями для самого Запада. Поэтому там умеют дружить и находить общий язык и интересы и с Каддафи, и с Туркменбаши Вторым, и с Исламом Каримовым Первым. Западу нужна стабильность и покой нефтекачалок. Окружать Иран поясом хаоса – это игра с огнем. Реальные прагматики этого не допустят.
— Может ли Турция оказаться очередной страной волнений?
— Может, несколько больший налет «европейскости» лишь скорлупа, внутри — пусть не арабский, но похожий менталитет. Другое дело – в Турции традиционно сильны армия и спецслужбы, и я считаю, что они постараются быстро и жестко подавить «тунисский синдром» в зародыше первых уличных толп.
— По мнению экспертов, волна прокатится и в Центральную Азию.
— Абсолютно согласен с этим тезисом. На мой взгляд, наиболее слабые звенья центразийской цепи – это Таджикистан, Узбекистан и итак полуанархическая Киргизия.

источник — http://novosti.az/analytics/20110129/43626963.html

Бунт по-арабски. Тунис и Египет сотрясают митинги и погромы. Йемен и Алжир — следующие?

Против демонстрантов полиция Египта применяет водометы
Тунис и Египет сотрясают митинги и погромы. Йемен и Алжир — следующие?
Беспорядки в Тунисе и Египте, приведшие к жертвам и — в случае Туниса — к революции (подробнее), могут не ограничиться этими двумя странами. Временное правительство Туниса может быть сметено непрекращающимися акциями протеста. В Египте продолжаются стычки демонстрантов с полицией, число раненых и арестованных растет. В столице Йемена Сане в четверг прошли массовые демонстрации, собравшие более 16 тысяч человек, под лозунгом «Посмотри, что сделал народ Туниса. Народ Йемена сильнее» и с требованиями сменить президента, правящего уже 32 года. Там, правда, пока обходится без столкновений. Неспокойно и в Алжире.

По прогнозам экспертов, волна народного негодования может захлестнуть и другие арабские страны, где правители засиделись на своих тронах. И как изменится после этого ситуация на Ближнем Востоке, предсказать сложно. Ведь полувоенные режимы поддерживали относительный порядок и спокойствие внутри своих стран. Межгосударственные проблемы и конфликты, которых там море, тоже решались за столом переговоров. Теперь же на волне народного гнева к власти рвутся исламисты, причем весьма агрессивные. И если те же власти Египта не смогут обуздать своих бунтовщиков, нельзя исключать, что заполыхает весь регион…

Никита КРАСНИКОВ

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА

«Кажется, я в военном городе»

Россиянка стала свидетелем беспорядков в Каире

Анастасия, студентка факультета мировой политики Высшей школы экономики, поехала к друзьям в Каир пару недель назад. Из-за погромов в центре Каира Настя сидит дома и выходит только в кафе поблизости. По ее словам, происходящее намного масштабнее и опаснее, чем передают СМИ. Вот что она рассказала «КП»:

— Здесь страшно, по ТВ постоянно показывают, что творят демонстранты. Они бьют и переворачивают машины, полиция поливает их водой, травит слезоточивым газом и даже открывала огонь. В митингах участвуют абсолютно разные люди, бедные и богатые, студенты и даже женщины. Местные каналы сообщают, что на улицы Каира вышли 30 — 50 тысяч человек и около 12 — 15 тысяч в Александрии.

Город переполнен полицейскими, ездят бронеавтомобили с мигалками, в которых сидят солдаты. На площадях такие машины стоят по 5 — 6 в ряд. Ощущение, что ты в военном городе.

Власти заблокировали доступ к Фейсбуку и Твиттеру. Местные жители рассказывают, что все началось именно с Фейсбука. Кто-то просто создал группу, где предложил устроить революцию. Может быть, это была шутка. Но неожиданно группа выросла до двух миллионов человек.

Говорят, инициатива пошла из низов. Более образованные египтяне идеологически поддерживают повстанцев, но думают, что никакие волнения не заставят президента уйти. В пятницу будет пик демонстраций, потому что все мусульмане пойдут в мечети и обязательно устроят какой-нибудь взрыв.

Я живу на окраине Каира, здесь столкновений нет, но бронемашины просто угнетают. Про демонстрантов показывают везде, причем не только Каир, но и Тунис. Местные уверены, что оппозиционные настроения начались в Тунисе и перекинулись на Египет. Ведь в обеих странах народ недоволен президентами. Мубарака ненавидит вся семья, в которой я живу.

Вчера мы ездили в Каир-тауэр, с этой башни открывается вид на деловой центр Каира, где происходят волнения. Но в торговый центр не попали — туда приближались демонстранты. Обратные билеты в Москву у меня на субботу, надеюсь, выберусь отсюда нормально.

Анастасия ФОМИЧЕВА, Евгений ЛУКЬЯНИЦА

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Алексей ВАСИЛЬЕВ, директор Института Африки РАН: «В Каире все решится в ближайшие два дня»

— Многие опасаются эффекта домино в арабских государствах. Но против Мубарака не выдвигали обвинения в коррупции. Больше шансов, что он удержится. Есть общие проблемы: бедность, безработица, стремление к подобию западных гражданских свобод. Не ясно, кто возьмет власть. Решающими будут эти два дня. Для России беспорядки чреваты в экономическом плане. У нас серьезная торговля, это излюбленная страна у наших туристов. Хотя есть пример Таиланда, когда в столице была чуть ли не война, а на курортах тишь.

Елена ЧИНКОВА
Источник — Комсомольская правда
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296194640