Решение Трампа о признание Иерусалима столицей еврейского государства мотивировано только внутриамериканской повесткой.

Интервью журналиста портала Yencicag.Ru  Ниджата Гаджиева с Алексеем Синицыным, главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:

Н. Гаджиев: — Недавно президент США признал Иерусалим столицей Израиля, что вызвало крайне жесткую реакцию со стороны Ирана и Турции. Более того, решение американского лидера осудили все страны Организации Исламского Сотрудничества на своем форуме в Анкаре.

Как вы считаете, к чему приведет столь неожиданное решение Дональда Трампа?

А. Синицын: — История, как мудро заметил Гегель, повторяется дважды: один раз в виде трагедии, другой — в виде фарса. Сегодня многие сравнивают демарш Трампа с «Декларацией Бальфура 1917 года», до сих пор проклинаемой всем арабским миром. Речь идет о письме министра иностранных дел Великобритании Артура Бальфура к лорду Ротшильду, тогдашнему лидеру сионизма. Глава Форин-оффис сообщил Ротшильду о том, что Великобритания одобряет «создание в Палестине национального очага для еврейского народа».

Это был первый шаг к возникновению современного Израиля и перманентного арабо-израильского конфликта. Это историческое решение англичан было обосновано многими факторами. Например, стремлением побудить еврейскую общину США оказать давление на американское правительство с целью вступить в Первую мировую войну на стороне Антанты. А решение Трампа о признание Иерусалима столицей еврейского государства мотивировано только внутриамериканской повесткой.

Думаю, президенту очень было нужно отвлечь общественность США от поисков «русского следа» в собственной избирательной кампании, особенно дела Майкла Флинна, которого теперь связывают не только с Москвой, но и с Анкарой. Он якобы должен был получить 15 миллионов долларов на лоббирование интересов Турции, что совершенно недопустимо для советника президента по национальной безопасности, кем генерал Флинн тогда числился.

Но каких-то тектонических потрясений на Ближнем Востоке я не жду. И не думаю, что разгорится третья палестинская интифада. Иран может попортить израильтянам нервы через Хизбаллу, но он не может претендовать на лидерство в арабском суннитском мире. Тоже самое касается и Турции, хотя бы в силу этнических и исторических проблем.

Ну, а богатые арабские монархии, несмотря на все междоусобные трения, не могут не считаться с Дональдом Трампом, с подачи которого они назначили для себя врагом номер один не Израиль, а шиитский Иран.

Н. Гаджиев: — Вы тоже считаете, что между саудитами, их креатурой и Израилем налажено тайное сотрудничество, направленное против Тегерана?

А. Синицын: — Это же очевидно. Приведу только один пример.  На днях в Йемене, недалеко от Саны, в результате налета саудовской авиации погиб вместе с группой повстанцев-хуситов один из главных иранских экспертов по ракетам Хуссейн Хашрауи. Он был специалистом по тяжелым ракетам и экспериментировал с различными типами модернизированных СКАДов, которые остались у хуситов с времен войны между Северным и Южным Йеменом.

Как объяснить этот военный успех саудовских ракетчиков, которые всегда стреляли, как говорится, «в белый свет, как в копеечку»? Кто-то навел их на цель. Наверное, те, кто годами вел подлинную охоту за головами иранских физиков-ядерщиков.

Н. Гаджиев:  — Только что завершился визит Путина в ближневосточные государства, а именно в Сирию, Турцию и Египет. Как вы считаете, какие цели ставил российский президент в ходе этой череды саммитов с лидерами трех важнейших стран, в чьей политике явно прослеживаются антиамериканские тенденции?

А. Синицын: — Я процитирую передовую статью в The New York Times, авторы которой, Нил Макфаркуар и Энн Барнард, не без основания считают, что «Путин вихрем пролетел по Ближнему Востоку, посетив за один день Сирию, Египет и Турцию, и это турне продемонстрировало: российское влияние в регионе растет, а роль США продолжает сокращаться». Цели, конечно, в каждой стране были разные, но в глобальном контексте — это были похороны «арабской весны» и планов переформатирования Ближнего Востока по американским лекалам.

В Сирии было объявлено, что ИГИЛ окончательно разгромлено, причем, как заметили западные коллеги, «международная коалиция во главе с США, которая наносит авиаудары по позициям террористов с 2014 года, упомянута не была». И в Вашингтоне, и в Брюсселе поспешили объявить о своем несогласии с тем, что военный конфликт в Сирии завершен. И это правда. Сирийские проправительственные силы сейчас ведут бои в районе Голанских высот против Тахрир аш-Шам, т.е. против нусритов, и делают это весьма успешно. Однако, в любом случае, ясно — Сирия сохраняется как целостное, светское государство, что и продемонстрировал визит Путина.

Со своим турецким коллегой Путин, безусловно, обсуждал курдскую тематику. Западная пресса пишет о том, что «инициированный Россией Конгресс народов Сирии постоянно откладывается — вполне вероятно, в том числе из-за отказа Эрдогана видеть за столом переговоров курдов». Это действительно так, но это проблема решаема — курды должны удовлетвориться достаточно широкой автономией внутри сирийского государства. А это значит, что окончательно утихомирится и курдский анклав в самой Турции.

Но я бы особенно выделил  саммит в Египте. Все арабские СМИ акцентируют внимание на том, что «Путин пообещал кредит в размере 25 млрд долларов, чтобы построить первую египетскую атомную электростанцию». Такие подарки с барского плеча не делают.

Я не сомневаюсь, что детализированы и одобрены все статьи соглашения между Москвой и Каиром, которое предусматривает совместное использование воздушного пространства и военно-воздушных баз. Я думаю, что теперь официальный Каир не будет опровергать слухи о создании российской военной базы в Мерса-Матрухе на северо-западе Египта. Кстати, там уже находятся российские специалисты.

Таким образом, российские ракеты на авианосителях могут с юго-запада взять под контроль европейский позиционный район американской системы ПРО, а это куда серьезнее, чем два десятка американских танков в польских или литовских лесах.

Н. Гаджиев:  — В СМИ прошла информация о том, что США согласны на то, чтобы Асад оставался у власти до конца президентского срока. Насколько эта информация соответствует действительности и насколько данный процесс возможен?

А. Синицын: — Ну, об этом мы пока знаем только от милой дамы Робин Райт, журналиста  The New Yorker, которая, правда, ссылается на неназванных «американских и европейских официальных лиц». Но я склонен ей верить, потому что она приводит довольно профессиональную аргументацию, объясняя отступление Трампа от прежней позиции США по судьбе Асада.

Действительно, «Дамаск в настоящее время контролирует большую часть территории, которую американские аналитики именуют «полезной Сирией». Группировки сирийской оппозиции, которым оказывают поддержку США, действовали неэффективно. У оппозиции так и не появилось руководство, которое могло бы сделаться жизнеспособной альтернативой Асаду».

Если источники Райт надежны, то, значит, американцы в самом деле отказываются от плана «Гражданская война 2.0.» между Дамаском и Раджавой, т.е. Сирийским Курдистаном. Впрочем, эта война все равно не разразится, даже если  подобный план уже был бы утвержден в Пентагоне. Расклад сил на сирийском театре военных действий кардинально изменился с осени 2015 года.

Впрочем, не удивлюсь, если американцы на официальном уровне опровергнут информацию  The New Yorker. Но дело не в информации, а в политической конкретике. А она такова — на Ближнем Востоке развернулся процесс стабилизации светских национальных правительств и этот регион на пути к выходу из перманентного хаоса, в который он погрузился с началом американской операции «Иракская свобода» почти пятнадцать лет назад.

Аналитический отдел

 

http://www.net-fax.org/index.php?article=news_1453