Китай подключается к палестино-израильскому конфликту

Зеев (Владимир) Ханин

Объявленный разрыв президента США Дональда Трампа, администрация которого пришла полгода назад в Белый дом и Госдеп США, с внешнеполитическим наследием его предшественника Барака Обамы включал, как нам уже приходилось отмечать, и радикальный пересмотр курса прежней демократической администрации в сфере урегулирования конфликта Израиля с палестинскими арабами и арабским миром в целом.

Разработка нового американского плана арабо-израильского урегулирования (включая и его «палестинский» вектор), по словам нового президента США, будет завершена в течение года. Но СМИ уже сейчас, сообщая информацию об интенсивных консультациях членов команды Д. Трампа с представителями вовлеченных в ближневосточный процесс сторон, не скупятся на сплетни об основных параметрах этого плана. Равно как и об альтернативных проектах лидеров стран, которые намерены опередить американцев.

Заявка Пекина

Менее всего ожидалось, что в авангард таких инициаторов вдруг вырвется Китай. Посол этой страны в ООН Лю Цзеи заявил в последний день июля о наличии у председателя КНР Си Цзиньпина оригинального плана по разрешению палестино-израильского конфликта.

По словам Лю Цзеи, китайский проект возобновления переговоров между Иерусалимом и Рамаллой разработан по итогам дискуссий на эту тему лидеров КНР с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу, который посетил Китай в марте 2017 года с визитом в честь 25-летия установления дипломатических отношений. А также с главой ПНА Махмудом Аббасом, во время его визита в Пекин в июле сего года.

Четыре пункта плана включают приемлемое для всех решение конфликта на основе все того же сакраментального принципа «два государства для двух народов» (с объявлением Восточного Иерусалима столицей палестинского государства в «границах 1967 года») и обеспечения «стабильной, взаимной и всеобщей безопасности между сторонами». Чего, по мнению авторов плана, можно достичь путем «прекращение любых насильственных действий» (с какой стороны — не уточняется, но, вероятно, прежде всего, с арабской) и полного замораживания строительства в поселениях Иудеи и Самарии.

Инструментом для продвижения к этой цели должна, по замыслу Пекина, стать «координация международных усилий, которые позволят сторонам сделать шаги, способствующие продвижению к миру». А платформой – «посредническая система для диалога между Израилем и ПНА при активном участии китайской стороны», проведение в Китае мирной конференции и семинара в ООН для израильских и палестинских «активистов мира».

То есть, как можно заметить, оригинальности в китайском плане не слишком много. Речь идет об общих, причем достаточно расплывчато сформулированных декларациях и инструментах эпохи кризиса «ословского» процесса (ранее «мирного», а теперь именуемого «политическим»). Тех, о которые разбились как прежние американские схемы (планы Клинтона, Теннета, Митчелла, «Дорожная карта» и «проект Аннаполиса» Дж. Буша-младшего и «доктрина Обамы»), так и альтернативные варианты урегулирования, включая первые версии «арабского» или саудовского плана, и последнюю по времени Парижскую инициативу (на которую, кстати, очень похож проект, выдвинутый Китаем).

Причем разбились они по единственной причине: максимальная глубина израильских уступок ни в одном случае не достигала, и не имеет шансов достигнуть, минимальных требований руководства ПНА/ООП, по большому счету заинтересованного не столько в создании собственного, государства, сколько в бесконечной борьбе за него и освоении сопутствующих финансовых и дипломатических дивидендов.

И вряд ли этот факт является секретом для китайской стороны. Тем более что и прежний опыт имеется. Как отмечается в статье обозревателя израильского экономического издания «Глобс» Йоава Карни «Китай добрался до нашего квартала», спецпредставителя по ближневосточным делам, которого назначил Китай, в нашем регионе мало кто заметил, а большинство взвешенных заявлений китайского МИДа по поводу обстановки в регионе имели сугубо демонстративный эффект.

Так в чем же причина выдвижения Пекином сегодня этого заведомо бесперспективного проекта? Ответ, вероятно, содержится в четвертом пункте плана, представленного в ООН от имени председателя КНР. В пункте, который предусматривает инициирование проектов экономического развития региона.

Не секрет, что экономический интерес Китая к Ближнему Востоку крайне высок. В первую очередь речь идет о поставках нефти (на которые приходится более половины китайского импорта из нашего региона), экспорте продукции китайской промышленности, финансовых операциях и инвестициях в инфраструктуру. Включая амбициозный транспортный проект «Новый Шелковый путь», призванный связать сеть оборудованных сухопутных и морских маршрутов по Азии, Африке, Европе и прилегающим к ним морям, что в перспективе может усилить экономический рост и геополитический вес Китая.

Однако если в прошлом все эти интересы преимущественно исчерпывались сотрудничеством с арабскими странами и Ираном, в последние годы Пекин проявляет растущий интерес к партнерству с Израилем.

Сложный путь навстречу

Как известно, отношения Израиля с КНР развивались непросто. Их официальный аспект долгое время тормозился идеологическим противостоянием двух стран в эпоху холодной войны, поддержкой, которую Пекин оказывал ООП и иным арабским противникам еврейского государства, и антиизраильской риторикой Китая на различных международных форумах.

Лишь в начале 90-х годов, незадолго до установления полных дипломатических отношений между двумя странами (22 января 1992 года), впервые было объявлено о существовании различных схем сотрудничества между Иерусалимом и Пекином и в предшествующий период.

Старт формализации этих отношений положил официальный визит в Китай в октябре 1993 года премьер-министр Израиля И. Рабина, а импульс их развитию в самых разных сферах дали имевшие место с тех пор десятки взаимных визитов лидеров Китая и Израиля. Включая глав государств, правительств, парламентов и ключевых министерств, а также представительные делегации деловых, оборонных, академических и информационных сообществ обеих стран.

Так, в ходе визитов в Китай премьер-министр Израиля Б. Нетаниягу в 2013 году и посещения Китая в апреле 2014 года президентом Израиля Ш. Пересом была подписана новая серия договоров о сотрудничестве, обозначивших продвижение к созданию зоны свободной торговли между двумя странами.

Упомянутый новый визит Б. Нетаньяху в Китай в марте этого года перевел эти предварительные соглашения в область практических действий.

Для Китая Израиль важен прежде всего как партнер в военно-технической области и сфере передовых технологий. Уже в 80-е годы прошлого века предприятия израильского ВПК были активно вовлечены в процесс модернизации и замены находящейся на вооружении китайской армии военной техники советского производства.

Тогда же Израиль передал Китаю ноу-хау свернутого в самом Израиле по бюджетным и дипломатическим соображениям проекта создания многоцелевого истребителя «Лави» (Chengdu J-10, в китайском варианте), по многим параметрам равного или превосходящего тогдашние американские и советские аналоги.

Этот проект, по ряду мнений, во многом заложил основы современной военной авиапромышленности КНР. (Тогда же Китай обязался не продавать новый истребитель врагам Израиля, предоставить Израилю право использовать внедренные китайской стороной разработки израильских ученых и рассматривать Израиль в качестве полноправного партнера при продаже истребителя третьим странам).

Израильско-китайское сотрудничество в оборонной сфере быстро развивалось в следующем десятилетии, но в начале нового века было практически заморожено под давлением США. Поставки военной техники и технологий в КНР сократились до весьма скромных 10-30 млн. долларов в год.

Так, серьезный конфликт между Израилем и США возник в связи с соглашением об оборудовании израильскими системами дальнего радиолокационного обнаружения Phalcon поставляемых Китаю трех самолетов российского производства; сумма сделки оценивалась в 1 млрд. долларов. Однако в результате жесткого давления США, увидевших в этом проекте угрозу своим интересам в сфере безопасности, в июле 2000 года Израиль был вынужден отказаться от сделки, и в 2002 году выплатить Китаю 300 млн. долл. компенсации за сорванный проект.

Кризис в отношениях был преодолен лишь десятилетие спустя, когда Израиль вновь стал основным поставщиком сложных военных технологий для Китая. По данным СМИ, израильский военный экспорт в КНР уступает только российскому экспорту и имеет тенденцию к стремительному росту.

Как отмечается в отчете комиссии Конгресса США по американо-китайским отношениям, среди израильских поставок находятся электронные системы управления огнем для китайского Военно-морского флота, оптика и средства связи, крылатые ракеты и ракеты класса «воздух-воздух», БЛА, авиационные тренажеры и другое высокотехнологичное оружие и военная техника.

И все же военная сфера, которая первоначально в основном и интересовала Пекин в отношениях с Израилем, сегодня явно уступает сотрудничеству в гражданских областях. Стремление к сохранению Китаем высоких темпов экономического роста и поддержания уровня жизни почти 1,4-миллиардного населения означает необходимость реструктуризации экономики, борьбу с опустыниванием, внедрение новых технологий нефтепереработки, опреснения воды, повышения продуктивности сельского хозяйства и развития высоких технологий – то есть перемен в тех областях, где еврейское государство является глобальным игроком.

В свою очередь, КНР интересна Израилю как огромный рынок товаров, как источник стратегического сырья, а в последние годы также и масштабных инвестиций в производственную инфраструктуру еврейского государства.

Взаимный торговый оборот вырос с 30 млн долларов США в 1990 до 6 млрд в 2009 и по 11 млрд долл. в 2015 и 2016 годах. Общий объем китайских инвестиций в Израиле вырос с 50 млн долларов в 1992 г. до 11 млрд долларов в 2013 году, а из 8 млрд долларов иностранных инвестиций в экономику Израиля в 2014 году половину составили китайские вложения. Их основными объектами были венчурные фонды и израильские фирмы в сфере робототехники, биотехнологии, медоборудования, телекоммуникаций, использование солнечной энергии, ирригации и вторичного использования водных ресурсов и других областях высоких технологий. В 2015 в инвестициях наметился некоторый спад, но уже 2016 году, суммы, которые китайские корпорации вложили в израильскую экономику, в основном в венчурные компании в сфере информационной и компьютерной (кибер-) безопасности и медицинских технологий, превзошли прежние размеры.

Эти программы имеют очевидную тенденцию к развитию: так, только за три дня последнего по времени визита Биньямина Нетаниягу в Китай, сопровождавших его представители израильских компаний подписали 25 договоров на общую сумму в 2 млрд долларов.

Рекордной сделкой стало подписание в сентябре 2014 года соглашения между Израилем и китайской компанией MEC-Pan Mediterranean Engineering, выигравшей конкурс на строительство нового порта в Ашдоде со сметной стоимостью в 3,3 млрд долларов. Израиль тем самым частично решает проблему дефицита портовых мощностей и удешевления импорта. Китайская сторона видит его (как и свое возможное участие в сооружении железнодорожной магистрали из Ашдода в Эйлат на Красном море) частью упомянутого проекта «Новый Шелковый путь».

Мнения по поводу этих тенденций в израильском истеблишменте все же остаются неоднозначными: часть полагает, что отношения с Китаем де-факто являются «идеальным партнерством, почти исключающим конкуренцию экономик: израильская сконцентрирована на развитии передовых технологий, а китайская — на промышленном производстве и масштабных проектах в области инфраструктуры, что и создает состояние win-win game».

Именно эта версия развития событий доминировала в обсуждениях на экономическом форуме, собравшем порядка шестисот израильских и китайских бизнесменов, организованном во время визита Биньямина Нетаниягу в Китай в марте 2017 года, а также во время контактов членов израильской делегации с руководителями крупнейших корпораций КНР.

Критики данного подхода предлагают еще раз взвесить целесообразность передачи под китайский контроль экономических объектов стратегического значения в условиях, когда готовность Пекина поддержать Иерусалим на международной арене сильно отстает от его интереса к израильским технологиям. В свою очередь, китайская сторона вынуждена учитывать стремление Израиля гарантировать свою торгово-экономическую безопасность и защиту интеллектуальной собственности.

Так зачем Китаю нужны палестинские арабы?

Имеется и третий немаловажный вопрос. В то время как Иерусалим вынужден учитывать мнение своих стратегических партнеров – США и Индии, — испытывающих опасения по поводу китайско-израильского военного сближения, международный вес Пекина, казалось бы, позволяет ему развивать нормальное военное и гражданское сотрудничество с Израилем, не оглядываясь на третьи страны.

Тем не менее, в отличие от той же Индии, руководство которой, в свете нынешней геополитической реальности, рассматривает проблему палестинских арабов вне контекста его стратегического партнерства с Израилем, КНР продолжает солидаризироваться с позициями арабских стран и России по палестинскому вопросу и выражает желание более активного участия в палестино-израильском урегулировании. Это сильно осложняет политический диалог двух стран.

Можно назвать, как минимум, две причины, кроме экономических интересов, по которым Китай проводит эту линию. Во-первых, Китай, один из постоянных членов СБ ООН, претендует на статус одного из ведущих, а со временем – и ведущего глобального лидера, что происходит на фоне ослабления глобальной роли США в период правления администрации Барака Обамы. Это, помимо укрепления региональной гегемонии Пекина в зоне Индийского океана и Восточной Азии, требует полномасштабного политико-дипломатического присутствия на Ближнем и Среднем Востоке. А это, в свою очередь, требует заявки на символически важную в арабо-мусульманском мире роль покровителя палестинских арабов.

Во-вторых, Китай является стратегическим союзником Пакистана, среди прочего выступающего в качестве «ворот» Китая в исламский мир. Поэтому если в Нью-Дели исходят из понимания, что, вне связи с политикой Индии в отношении Израиля и палестинцев, арабский и мусульманский мир в конфликте Индии с мусульманской страной Пакистан всегда будет на стороне последнего, ситуация в которой находится Пекин, в целом иная.

И если Индия, у которой союз с Израилем и одновременно тесные отношения с Ираном, надеется стать платформой для поиска взаимопонимания между этими странами, и потому стремится вынести палестинскую тему за скобки отношений, Китай подобных надежд не имеет и палестинскую тему намерен использовать в максимально продуктивном для своих ближневосточных интересов виде.

Тем не менее, развитие масштабного сотрудничества с Китаем, равно как и другими странами Азии, сегодня для Израиля является однозначным стратегическим выбором. Поэтому предложения Китая по палестино-израильскому урегулированию в Иерусалиме вежливо выслушают, но от участия в их реализации, вероятнее всего, корректно уклонятся, не скрывая сомнений, что этого проекта имеет хоть какой-то практический смысл.

Впрочем, в Израиле не будут препятствовать желанию Китая, заработать на этом какие-то дипломатические дивиденды. И не факт, что сам Китай в этой истории интересует что-то большее.

Институт Ближнего Востока, 08.2017

Ханин В. (Зеэв), Профессор отделения общей политологии и региональной политики Университета Ариэль в Самарии, главный ученый министерства абсорбции Израиля

http://www.gazeta.rjews.net/2017/hanin114.php

«Накба» -катастрофа, исход палестинцев

Тасним Фахид (Tasnim Fahid)

Каждый год 15 мая по еврейскому календарю, ранним утром израильтяне выходят из своих домов для того, чтобы отметить национальный день оккупационного государства, или, как он наиболее известен, День независимости Израиля (йом ха-Ацмаут), провозглашенный в честь годовщины создания государства Израиль, а также принятия декларации о независимости, и, соответственно, окончания британского мандата в Палестине.
Эта годовщина, которую мы, арабы, помним под названием «Накба» (катастрофа, исход палестинцев), случившаяся в последние часы 14 мая 1948 года по григорианскому календарю.
Во время Накбы совершалась массовая резня и убийства, что в конечном итоге привело к разрушению палестинских деревень. Тысячи жителей были лишены крова и были вынуждены переселяться на новые места внутри страны или за ее пределами. Все это было сделано для того, чтобы создать еврейское государство, известное под названием Израиль, однако история его создания включает в себя события Накбы, оккупацию сионистским движением большей части палестинских территорий, а также изгнание более 750 тысяч палестинцев из страны и получение ими статуса беженцев.

Термин «Накба» также включает в себе десятки массовых убийств, зверств, геноцида, грабежа, совершенных в отношении палестинцев, а также уничтожение более чем 500 деревень, разрушение основных палестинских городов, и их превращение в новые еврейские поселения. Целью этих действий является уничтожение палестинской идентичности, для того чтобы получить право утверждать, что на этой земле никогда не проживал этот народ.

Кроме того, «Накба» также подразумевает стирание арабских географических названий и их замену на иврите, уничтожение и разрушение первоначальной природы арабских стран, с целью создания экзотического европейского природного ландшафта в арабском регионе.
Их независимость в день нашей Накбы
День ха-Ацмаут или День независимости — это государственный праздник в Израиле, который, как мы уже ранее упомянули, отмечается 5 мая по еврейскому календарю. Однако если этот день выпадает на пятницу или субботу, то празднование переносится на предыдущий четверг.
Праздничные торжества начинаются у могилы основателя израильского государства Теодора Герцля на одноименной горе в Иерусалиме. Представитель Кнессета символично зажигает огонь, а затем еще 12 огней, символизирующих «двенадцать колен Израилевых», что ознаменует начало празднования. Затем появляются факелоносцы, и начинаются военные парады, а после спортивные торжества и танцевальные церемонии.
В этот день присуждаются государственные награды, а заканчивается празднование стрельбой из пушек, количество залпов которой равно количеству лет независимости/оккупации.

Совсем недавно, начиная с 1998 года, каждый год в день ха-Ацмаут палестинцы, проживающие на внутренних территориях, начали вспоминать события «Накбы», а также поднимать лозунги и плакаты «День вашей независимости — день нашей Накбы». Тысячи палестинцев и «арабов-48» (арабы, проживающие на территории Израиля — прим. ред.) направляются в одну из разрушенных деревень, на месте которой был воздвигнут израильский город. Они устраивают шествие под названием «марш возвращения», во время которого поднимают палестинские флаги, ключи от снесенных домов. В первых рядах несут на своих плечах старейшин и пожилых людей, ставших свидетелями Накбы. Ведь именно они были насильственно изгнаны из своих домов и деревень, которые впоследствии были разрушены для того, чтобы построить на их месте сионистские учреждения, а после отправить послание бывшим жителям о том, что вопрос об их возвращении не является предметом переговоров.

 

© AP Photo, Majdi Mohammed
День «Накба» или «день катастрофы» в городе Рамалла, Палестина

В последние годы израильское правительство изо всех сил пытается препятствовать палестинцам и израильским арабам проводить 5 мая каждого года собрания в память о Накбе, потому что это событие имеет особое значение для израильского народа. Однако из-за большого количества участников, особенно представителей нынешнего поколения и детей, все попытки терпят неудачу.
Семь лет назад Израиль утвердил закон, налагающий денежные штрафы на каждое государственное учреждение, которое попытается финансировать какую-либо деятельность, связанную с памятью о «Накбе». Однако этот закон не стал преградой для палестинцев, ведь ожидалось, что представители правых сил в Кнессете потребуют расширения своей деятельности.
Марш возвращения в Аль-Кабри
Согласно еврейскому календарю 5 мая — 2 мая по григорианскому календарю. Торжества и празднования в Израиле начались во второй половине дня 1 мая (4). Ассоциация по защите прав эмигрантов и Высший комитет призывали палестинцев и арабов, проживающих на оккупированных территориях —160 тысяч палестинцев, не покинувших свою родину после создания государства Израиль и составляющих около 20% от общей численности населения этой страны — принять участия в марше возвращения в деревне Аль-Кабри, расположенной в районе Акко. Ведь именно на ее руинах был построен еврейской город, носящий такое же название.
Эмиграция деревни произошла 21 мая 1948 года после того, как сионистские силы напали, убили и уничтожили огромную часть ее жителей, другая же часть была изгнана из своей родины. Общее число пострадавших от их рук составило 6218 человек. Все дома деревни, количество которых приближалось к 1477, были полностью разрушены, а земля «изнасилована» для того, чтобы создать на ее руинах киббуц Кабри.
По данным ежедневной израильской газеты Haaretz, организаторы марша направились в полицию для того, чтобы получить необходимые для проведения этого мероприятия разрешения. Однако полиция отказалась сделать это.
Организаторы заявили, что отказ полиции выдавать разрешение был обусловлен политическими причинами, в то время как представили полиции сказали: «Этот день совпадает с празднованием дня независимости Израиля. Причины отказа — профессионального рода. Ведь в это время организовываются памятные мероприятия, а, следовательно, полиция в этот день следит за безопасностью миллионов гуляющих в Израиле».
Также представители полиции в интервью газете Haaretz добавили, что «такой марш, в котором принимают участие около 25 000 демонстрантов, требует огромных усилий со стороны полиции, а в этот день таких ресурсов нет». Марш возвращения проводился в течение последних 18 лет в тот же самый день, когда Израиль празднует день своей независимости. Ранее полиция никогда не отказывала в выдаче необходимых разрешений для его проведения по причине «полной занятости всех сотрудников полиции в обеспечении безопасности во время празднований дня независимости государства Израиль».

 

© AP Photo, Nasser Nasser
Палестинский беженец у граффити палестинского писателя Гассан Канафани в день «Накба»

 
Юристы, представляющие интересы организации, занимающейся проведением «марша возвращения», отметили, что «решение полиции является политическим, а не профессиональным решением, поскольку в течение 18 последних лет шествие проводится в тот же день, когда и Израиль празднует свою независимость». Газета Haaretz также указала на то, что правозащитная организация «Справедливость» обратилась в полицию для того, чтобы та предоставила необходимые для проведения марша разрешения. Адвокат также подтвердил, что есть «подозрения, что отказ полиции имеет политическую подоплеку». Однако в прошлую субботу израильская полиция все же разрешила шествие в ответ на требования организаторов «марша возвращения».
Ровно в два часа дня по Иерусалиму тысячи палестинцев, проживающих на оккупированных территориях, собрались вместе и в три часа дня отправились в направлении деревни Аль-Кабри, подняв палестинские флаги, фотографии заключенных в тюрьмах сионистского врага, а также фотографии детей, заключенных в лагерях деревни Аль-Кабри, которые не смогли присутствовать в тот день на шествии. Они отстаивают свое право возвратится на родину. Демонстранты остановились в том районе, который был выбран в качестве места проведения политического и культурного фестиваля. Именно здесь организовываются различные мероприятия, упрочивающие право на возвращение и национальную идентичность.
Забастовки заключенных в израильских тюрьмах находят свое отражение в марше возвращения

В этом году годовщина Накбы совпала с объявлением голодовки отважными и заключенными в тюрьмах сионистского врага, продлившейся 16 дней, с целью защитить свои законные права на свободу и оказание сопротивления врагу.
1500 заключенных, включая Марвана Баргути, полностью отказались от каких либо укрепляющих средств, как раствор глюкозы или молочные продукты, и употребляли лишь воду и соль для того, чтобы не допустить заражения. Чтобы предотвратить распространение забастовки израильские власти запретили употребление соли. Именно поэтому, такие заключенные не могут быть забыты. Люди, принявшие участие в марше, поднимали фотографии заключенных, а также установили палатки и шатры для поддержки непоколебимости и стойкости заключенных.
Беженцы и плакаты разрушенных палестинских деревень в ходе марша возвращения
Организаторы «марша возвращения» стремились провести мероприятия в месте организации культурного и политического фестивалей, тем самым утвердить свою палестинскую идентичность, напевая палестинский национальный гимн, и вспоминая истории предков, вынужденных покинуть свою родину, а также то, что произошло накануне 14 мая 1948 года. Все эти мероприятия должны стать напоминанием детям, внукам и новым поколениям, участвующим в марше для того, чтобы в их сознании укоренился тот факт, что у них есть право на сопротивление и возвращение, и ничто не сможет заменить их палестинскую идентичность.

Дети также приняли участие в некоторых мероприятиях, поднимающих палестинское самосознание. Фотографии заключенных были подняты в шатрах фестиваля, в дополнение к возвышающимся баннерам с именами разрушенных палестинских деревень, на развалинах которых были построены израильские киббуцы. 

Следует также упомянуть об участии большого количества еврейских активистов, выступающих на стороне палестинцев и отвергающих массовые убийства палестинского народа, совершенные сионистским государством. В ходе «марша возвращения» они старались почтить память «Накбы», поэтому поднимали плакаты с надписями о поддержке прав палестинцев, а также восхищались мужеством заключенных, оказывающих сопротивление в израильских тюрьмах. Более того, они подчеркнули, что палестинцы имеют право на возвращение и сопротивление.

http://inosmi.ru/politic/20170515/239328179.html

Израиль и Палестина тесно связаны

 

Бывший премьер-министр Турции Месут Йылмаз был с визитом у ныне покойного президента Палестины Ясира Арафата в Рамалле 8 сентября 1998 года.

Тем летом соглашение о военном сотрудничестве, подписанное между Израилем и Турцией пятью годами ранее, просочилась в прессу и было использовано партиями в качестве аргумента в предвыборной гонке. В преддверии выборов Йылмаз пообещал, что если он придет к власти, то проверит соглашение и отменит его, если найдет его ориентированным на исламизацию страны. В ходе того визита турецкий журналист напомнил премьер-министру Йылмазу о его обещании и спросил, что он сделал по этому вопросу. Йылмаз был поставлен в затруднительное положение, будучи вынужденным говорить о турецко-израильском военном соглашении перед Арафатом, и не смог дать вразумительного ответа. Тогда Арафат сказал: «Если вы позволите, я хотел бы ответить на этот вопрос».

Арафат ответил от имени премьер-министра Турции и сказал в целом следующее: «Однажды палестинское государство будет создано. Тогда израильтяне поймут, что им палестинское государство нужно больше, чем самим палестинцам. Но наши страны тесно связаны. У нас каждый день будут проблемы. Нам понадобится посредник, к которому можно будет всегда обратиться. Израильтяне говорят, что США идеальный посредник. Но мы не согласны с этим, потому что США всегда принимает решения в пользу Израиля. Мы считаем идеальным посредником Египет, но Израиль не согласен с нами. На земле существует только одна страна, заслуживающая доверия и нашего, и Израиля — Турция. Поэтому мы поддерживаем хорошие отношения Турции с Израилем».

Стоя у могилы Арафата в Мукатаа в среду, я вспомнил его слова, свидетелем которых я стал несколько лет назад. Я был одним из журналистов, сопровождавших президента Союза торговых палат и товарных бирж Турции (TOBB) Рифата Хисарджиклыоглу, который прилетел в регион, чтобы подписать соглашение о создании Иерусалимского арбитражного центра (ИАЦ). ИАЦ был запланирован в качестве арбитражного органа, в который палестинские бизнесмены, которые проводят около 80 процентов от их торговых отношений с внешним миром через израильские компании, могут обратиться в случае возникновения споров (и наоборот). Руководящий комитет состоит из трех израильтян и трех палестинцев в качестве членов. После того как израильтяне и палестинцы не смогли прийти к соглашению относительно президента ИАЦ, они предложили Рифату Хисарджиклыоглу выступить в качестве президента, поскольку он заслужил доверие обеих сторон.

Во время церемонии подписания Хисарджиклыоглу подчеркнул очень важный факт: «Сегодня предприниматели не следуют за политиками и дипломатами. Скорее, предприниматели ведут их. Позвольте мне закончить: если израильские и палестинские бизнесмены могут собраться вместе и предложить турецкому бизнесмену председательствовать в арбитраже, то эта модель также будет принята политиками и дипломатами. У меня нет непреодолимой склонности предполагать, что каждый конфликт должен быть урегулирован через посредничество Турции. Вместо этого я хочу сказать, что если есть конфликт, и если Турция может что-то сделать, чтобы разрешить его, то Турция должна сделать это».

Недавно Израиль принес извинения за произошедшее в 2010 году нападение на «Флотилию свободы», доставлявшую гуманитарную помощь в сектор Газа, в результате которого погибло девять турок. Во время нашего визита, который последовал за официальными извинениями Израиля, я заметил, что израильские бизнесмены были рады видеть возвращение двусторонних отношений в нужное русло. Конечно же, наши туроператоры, которые привыкли видеть израильских туристов своими постоянными клиентами, должно быть, чувствовали такую же радость и объявили этот год годом восстановления. Этот энтузиазм предпринимателей также должен распространиться на политиков и дипломатов. Визит нашего премьер-министра в Газу следует рассматривать как возможность для инициации сближения между ХАМАС и ФАТХ, возможность убедить ХАМАС признать государство Израиль, положить конец террору, а также решимость взять на себя инициативу в переговорах между Израилем и Палестиной. Это было бы самой большой пользой, которую мы можем принести палестинцам в целом и ХАМАС в частности.

Я не придаю большого значения турецко-израильским отношениям только потому, что это могло бы стать полезным для палестинцев. Признавая важность этих отношений, я не игнорирую ту печальную истину, что израильская оккупация палестинских территорий продолжается. Пока длится оккупация, мы будем негодовать и критиковать Израиль. Но это раздражение не дает нам права закрывать глаза на позиции «арбитража и посредничества», определенные для Турции. Мы не можем избегать своих обязанностей только потому, что у нас есть проблемы.

Керим Балджи | ZAMAN
http://mk-turkey.ru/blog/kerim-balci/2013/04/05/turciya-drug-izrailya-radi-palestiny.html

Арабские монархи настороженно наблюдают

Новый виток налаживания отношений

В политике, как известно, нет ни вечных друзей, ни вечных врагов. И ныне мы являемся свидетелями того, как, казалось бы, до недавнего времени непримиримые ближневосточные соперники — Египет и Иран — похоже, постепенно преодолевают стену непонимания в своих двусторонних отношениях после свержения в Иране в 1979 г. дружественной Египту монархии и установления «исламского правления». Последующая за этим бурная ссора конца 70-х — начала 80-х гг. прошлого века закончилась разрывом дипломатических отношений между двумя «ключевыми» государствами региона.

И вот 5 февраля впервые за последние 34 года с трехдневным визитом в Каир прибыл лидер Ирана.

Показательно, что хотя официально иранский президент Махмуд Ахмадинежад посетил египетскую столицу для участия в Х саммите Организации исламского сотрудничества, встречен он был своим коллегой из страны пирамид как лучший друг и желанный гость.

Президент АРЕ М.Мурси лично приветствовал высокого иранского гостя на постеленной на взлетно-посадочной полосе каирского аэропорта красной ковровой дорожке. Там же был выстроен почетный караул. М.Мурси и М.Ахмадинежад пожали друг другу руки и, что особо смаковали региональные СМИ, обменялись двукратным поцелуем в щеки.

После этой показательной демонстрации дружеских отношений лидеры Египта и Ирана приступили к обсуждению, пожалуй, наиболее чувствительного на сегодняшний день вопроса в отношениях между двумя странами — поиску путей преодоления нынешнего сирийского кризиса.

Впрочем, судя по всему, не только сирийский вопрос был на повестке дня во время встречи двух президентов. Очевидно, что Тегеран, пытаясь максимально сгладить противоречия по сирийской теме, налаживал мосты с Каиром и по другим вопросам. Разумеется, в первую очередь, это палестино-израильская тема. Вспомним, как накануне своего визита в египетскую столицу М.Ахмадинежад заявлял, что геополитика региона изменится, если Иран и Египет займут общую позицию по палестинскому вопросу.

История вопроса

Вне всякого сомнения, в свете периодически появляющейся угрозы нанесения израильской авиацией ударов по иранским ядерным объектам, Египет является «ключевым» государством для Ирана. И не мудрено, что высокие представители иранского внешнеполитического ведомства в последние годы регулярно заявляли о намерении открыть новую страницу в отношениях с Каиром.

Фактически сразу после египетской «революции» января-февраля 2011 г. министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи акцентировал внимание на том, что Иран и Египет являются «двумя главными столпами исламского мира», добавляя при этом, что Тегеран готов возобновить дипломатические отношения с Каиром «в любой момент», а в случае получения приглашения посетить с визитом египетскую столицу, он сам лично непременно этим воспользуется.

Еще более колоритно выразился в ходе встречи с египетской делегацией богословов, общественных и политических деятелей, посетившей Тегеран в 2011 г., президент Ирана М.Ахмадинежад, заявив, в своем стиле, что западные державы опасаются восстановления египетско-иранских отношений, а также, что сообща Египет и Иран смогут «бросить вызов сионистскому режиму». М.Ахмадинежад также отметил, что его страна готова поделиться накопленным опытом с «египетскими братьями» во всех отраслях государственного строительства.

Очевидно, что Иран сейчас будет максимально благоволить Каиру. Тем более, в Тегеране вполне обоснованно надеются, что ситуация на египетском направлении может развиться как раз в их пользу. Ведь в отличие от, скажем, Саудовской Аравии, египетские мусульмане в целом толерантны к шиизму, а исламское духовенство АРЕ признает шиитов как абсолютно допустимое религиозное течение.

Кроме того, в египетском социуме все большее распространение получают антиизраильские настроения. Уж эту тенденцию Тегеран наверняка будет «подогревать», используя, в первую очередь, палестинскую проблематику.

К тому же, для Ирана важно максимально вывести Египет из-под влияния арабских монархий Персидского залива. Разумеется, прекрасно понимают это и в упомянутых столицах Залива. Посему и стараются сыграть на опережение, используя свой главный рычаг — финансовую зависимость Каира.

Отсюда, судя по всему, и недавнее заявление премьер-министра Катара Хамада бен Джасема Ат-Тани после состоявшихся в начале января его переговоров с президентом Египта М.Мурси о том, что в ближайшие 5 лет Доха намерена инвестировать в экономику Египта $18 млрд. Кроме того, Катар обещает выделить $2,5 млрд., из которых $0,5 млрд. будет предоставлено в виде гранта, а $2 млрд. — в виде депозитов.

К тому же, у Дохи вместе с ее союзниками по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива появился и еще один серьезный повод подсуетиться. Это возможное потепление отношений между Тегераном и западням миром, в первую очередь, Вашингтоном.

Используя фактор неопределенности

В последнее время арабские монархии Персидского залива с большой настороженностью наблюдают за развитием ситуации между Ираном и Западом. И небезосновательно. В данной связи можно вспомнить и заявление вице-президента США Джо Байдена на 49-й международной Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности о готовности Белого дома встретиться с иранскими лидерами на двусторонней основе, и моментальную положительную реакцию на такое предложение со стороны главы внешнеполитического ведомства Ирана Али Акбара Салехи.

Безусловно, не прибавляет оптимизма «заливникам» и недавние решения Европейского суда общей юрисдикции о том, что Евросоюз предоставил недостаточно доказательств относительно причастности к иранской ядерной программе одного из крупнейших на Ближнем Востоке иранского банка «Садерат», а также аннулирование неделей раньше санкции в отношении другого крупнейшего банка Ирана — «Меллат».

Разумеется, все это еще далеко не показатели поворота в отношениях Иран-Запад. В конце концов, Дж.Байден в недавнем интервью французской газете Le Figaro вновь начал использовать в адрес Ирана «ястребиную» риторику. Похожую линию поведения во время упомянутой конференции избрал также и французский лидер Франсуа Олланд.

Однако бесспорным является то обстоятельство, что в канун намеченных на 26 февраля в Алма-Ате переговоров Тегерана с «шестеркой» международных посредников по проблеме иранской ядерной программы, переговорное поле между Ираном и западнями странами заметно расширилось.

Судя по всему, хитрый египетский лидер М.Мурси прочувствовал наметившееся потенциальное изменение региональных акцентов. Для страны, главной заботой которой нынче является максимальное привлечение доноров в находящуюся в катастрофическом положении египетскую экономику, намеки на потепление отношений между США и Ираном создают дополнительные опции для маневра.

А еще это способ подразнить главных спонсоров «постреволюционного» Египта – Катар и Саудовскую Аравию.

В общем, Каир полностью возвращается к своей излюбленной еще со времен Х.Мубарака внешнеполитической забаве – балансирование между «сильними мира сего». Правда, нынешний режим М.Мурси, в связи с плачевным состоянием египетской экономики, сейчас, похоже, вынужден еще и опуститься до балансирования между «ключевыми» региональными игроками – Ираном и арабскими монархиями Персидского залива.

Виталий Николаевич Билан — кандидат исторических наук, эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

14.02.2013

Источник — Новое Восточное Обозрение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360786740

Cтатус Гудса стержень разрешения палестино-израильского конфликта

 

 

Гюльнара Инандж

 

Сердце различных религий, духовная жемчужина человечества Гудс оказался в эпицентре палестино-израильского конфликта. О месте Гудса в разрешении палестино-израильского конфликта и статусе города в международном праве в интервью для http://www.turkishnews.com говорит посол Государства Палестина в Азербайджане Насер Абдул Карим (Nasser  Əbdül Kəriim) .

 

-Какое значение для палестинцев имеет Гудс?

 

-Гудс является столбом экономики, политики, культуры, наследия, религии для палестинского народа. Гудс является короной всех палестинских земель.

 

Освобождение Гудса является важным условием разрешения палестино-израильского конфликта.

 

Весь мир осознает международную значимость Гудса. Осознается религиозная роль Гудса для иудеев, христиан и мусульман. Также очень важно наследие Гудса для всего мира. Первые 13 лет возникновения Ислама Гудс являлся алтарем для мусульман.

 

Сейчас Гудс, наряду с Каабой и Мадиной является третьим священным городом для мусульман. Отсюда пророк Мухаммед вознесся на небо. В Гудсе также находятся святыни христиан и иудеев.

 

-Какой статус для Гудса признает Палестина?

 

-Согласно международному праву Израиль должен освободить оккупированный Гудс, а восточный Гудс должен стать столицей Палестины.

 

Все страны, кроме Израиля признают резолюцию ООН об оккупации Гудса. Палестинское государство тоже требует освобождение этой территории от оккупации.

 

Для мирного разрешения конфликта Израиль должен освободить восточный Гудс. Эту позицию кроме премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху и министра иностранных дел А.Либермана признают все посредники, международные организации, даже некоторые израильские политики.

 

 

 

 

— Учитывается ли статус Гудса в обращении в ООН о признании государственной независимости Палестины?

 

-Естественно, статус восточного Гудса и признание независимости Палестины выносятся на обсуждение ООН параллельно.

С момента начала конфликта в 1967 г.  и  начала переговорного процесса в 1993 г. всегда освобождение восточного Гудса всегда было темой обсуждения.

 

Со времен возникновения Ислама и позже между иудеями и мусульманами не было раздора. Эта проблема возникла позднее.

 

-Вопрос Гудса, также празднование «Дня Гудса» отдельными мусульманскими странами используется для политической манипуляции.

 

— Мы одобряем проведение мусульманскими странами «Дня Гудса». Но для палестинцев каждый день является «Днем Гудса». Гудс наша душа. Любое мероприятие, ознаменованное Гудсом, пропагандирует проблему в мире.

Но мы против политизации Гудса и использования для отдельных целей. Палестина поддерживает  определение статуса Гудса в рамках резолюций ООН.

 

-Поддерживают ли Азербайджан и Израиль друг друга в нагорно-карабахском и палестино-израильском конфликте?

 

— Во время визита в Азербайджан президента Палестины Махмуда Аббаса президент Азербайджана Ильхам Алиев поддержал необходимость освобождения Израилем восточного Гудса и ее объявление столицей Палестины.

Это для нас очень важно. Палестина поддерживает усердие  Азербайджана разрешение нагорно-карабахского конфликта мирным путем в рамках международного законодательства и в соответствии резолюций ООН.

 

Между Палестиной и Азербайджаном существуют братские отношения. Азербайджан уже получил поддержку Организации Исламской Конференции  в нагорно-карабахском конфликте.

 

Оба конфликта разрешаются в рамках международного права. Это и делает схожим наши конфликты. Но, применение международного права одному конфликту, а игнорирование  в другом есть свидетельство неискренности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мнение Армении для Израиля не очень важно

Гюльнара ИНАНДЖ
Израиль на данном этапе своего развития зажат в тисках неопределенности в связи с событиями в арабских странах. Нервозно на умонастроения политических кругов страны действуют и попытки пробить принятие Палестинской Автономии в ООН. Чего ожидает израильское общество в свете непростых процессов и как все происходящее может сказаться на отношениях Тель-Авива с Баку. Своими видениями по этим трендам поделился с корреспондентом «Зеркалу» независимый израильский эксперт Петр Люкимсон.

— В ходе визита в Баку министр инфраструктур Израиля Узи Ландау обсудил с азербайджанской стороной вопрос принятия Палестины в ООН. Как вы думаете, это было связано с тем, чтобы повлиять на позицию официального Баку в этом вопросе?

— В принципе, похоже, палестинцы сами поняли, что даже если ООН признает Палестинское государство (ПГ) в одностороннем порядке, этот шаг не принесет им никаких выгод, а, напротив, сильно осложнит их положение. Немногие, к примеру, знают, что никаких признанных границ 1967 года не существует, а существует «линия перемирия 1967 года», по которой Газа принадлежит Египту, а Иудея и Самария Иордании. Таким образом, даже если создать ПГ в «границах 1967 года», оно не будет иметь единого территориального пространства. Вопрос о признании ПГ уже снят с повестки дня СБ ООН, и не знаю, вернется ли он в ближайшем будущем в повестку Генеральной Ассамблеи. Понятно, что Ассамблея может проголосовать за признание ПГ, так как там у арабских стран и их союзников такое большинство, что они победят, даже если захотят принять резолюцию, что Земля — плоская. В этой ситуации Израилю важно было получить поддержку «морального большинства», т.е. стран, поддерживающих «ценности западной цивилизации» (я не люблю этот термин, но мы все понимаем, что имеется в виду). Конечно, хотелось бы, чтобы к этому «большинству» присоединился Азербайджан. Вместе с тем в Израиле прекрасно понимают, какой была бы в этом случае реакция исламского мира, всю сложность положения, в котором могла бы оказаться ваша страна, и потому не очень этого от Азербайджана и ждут. Даже воздержаться при таком голосовании было бы для Азербайджана шагом мужества.

— Более десяти лет Израиль и еврейское лобби работает над укреплением позиций Азербайджана на Кавказе, каспийском и ближневосточном регионах. Поэтому заявление, сделанное У.Ландау в ходе встречи с президентом Азербайджана И.Алиевым — «Израилю нужен сильный Азербайджан» только частично направлено на оказание влияния на общественное сознание.
Как бы вы охарактеризовали роль Азербайджана в названных регионах?

— Мне трудно охарактеризовать роль Азербайджана в этих регионах, но я прекрасно знаю, какое место он занимает во внешней политике Израиля. С точки зрения экономического и военного сотрудничества Азербайджан сейчас вторая для Израиля страна на постсоветском пространстве после России. Не случайно наши министры так к вам зачастили. С точки зрения политического сотрудничества — одна из первых. Нам и в самом деле нужен сильный, независимый и процветающий Азербайджан. Не ради Азербайджана, а для нас, как одна из главных плотин на пути исламского фундаментализма, как модель «толерантного ислама», как возможный союзник в нашем противостоянии с Ираном. Поэтому связям с Баку сегодня в Израиле уделяется первостепенное значение.

— Азербайджану сложно справляться со своей задачей как одного из ведущих игроков в региональной политике в присутствии Ирана и его приоритетов. Что вы думаете о перспективе раздвигания границ влияния?

— Знаете, один из героев Бабеля говорит, что Господь Бог не любит евреев — ведь если бы Он их любил, то дал бы им землю не на треклятом Ближнем Востоке, а где-нибудь в Швейцарии, где живут одни французы и едят швейцарский сыр. Мы живем в ситуации, которую не сами создали. Будем надеяться, что Бог нас все-таки любит, и соответствовать своей роли именно в той ситуации, в которой оказались. Полагаю, что и Азербайджан вынужден закладывать платформу для укрепления своих позиций в регионе.

— С другой стороны, именно по причине роста геополитического влияния Азербайджана Израиль не может оказывать давление на Турцию в вопросе «армянского геноцида» и курдского сепаратизма. Ваш комментарий…

— Израиль считает, что Баку проводит свою политику, пусть и с оглядкой на Анкару, но не считая себя ее вассалом. Однако и израильские дипломаты, и израильские политики всегда подчеркивали, что не собираются разыгрывать карту армянского геноцида, так как эта проблема, которую армяне и турки должны решить без постороннего вмешательства — так же, как без такого же вмешательства должны решить свою проблему Израиль и палестинцы. Что касается «курдской карты», то ее розыгрыш возможен, но лишь в крайнем случае — если Турция продолжит выдвигать беспочвенные обвинения в адрес Израиля в совершении военных преступлений по отношению к палестинцам.

— Для Израиля очень важно мнение также Армении, которая находится в дружеских отношениях с Палестиной и арабским миром. Именно это и есть одна из причин подталкивания еврейского государства к активным контактам с Ереваном, не так ли?

— Мнение Армении для Израиля как раз не очень важно. Наши связи с этой страной, в отличие от Азербайджана, находятся в зачаточном состоянии. Другое дело, что Армения может предложить торг: мы вам — наш голос в ООН, а вы нам — отказ от поставок новейших видов вооружения Азербайджану. Не думаю, что Израиль на это пойдет, хотя зарекаться ни от чего нельзя.

— Также радикальное изменение ситуации в арабских странах толкает Израиль к более тесным отношениям со странами, которые не имеют для Тель-Авива никакого стратегического значения, например как Армения. Вы с этим согласны?

— А что Израилю может дать союз с Арменией? Ничего! Это несопоставимо с укреплением отношений с Кипром, Грецией, Румынией и Болгарией в качестве противовеса кризису с Турцией.

— Что повлияло на продвижение вопроса принятия Палестинской автономии в ООН даже вопреки протестам такой супердержавы, как США?

— Прием ПА в ЮНЕСКО создает для Израиля определенные трудности, но это еще не означает поэтапного принятия Палестины в ООН. Сами палестинцы настаивают на таком варианте, то есть просят предоставить им статус наблюдателя, но такого решения, насколько мне известно, пока нет. Вот будет — тогда поговорим.

— ХАМАС и ФАТХ пришли к согласию в вопросе о вступлении Палестины в ООН. Повлияет ли это на ускорение принятия Палестины в членство в ООН?

— Если ХАМАС и ФАТХ создадут правительство национального единства, это повлечет за собой немедленное прекращение Палестинской автономии американской и, возможно, европейской помощи. А без этой помощи ПА не сможет просуществовать и трех месяцев. Ее правительство объявит в таком случае о самороспуске. Израиль просчитал все возможные варианты развития событий при таком сценарии, и у нас есть план на каждый вариант.

— Арабские волнения одно за другим укрепляют позиции исламистов и сужают кольцо вокруг Израиля. В подобной ситуации какую роль сыграет признание независимости Палестины и признание ее в ООН для Израиля и налаживания фактически с нуля отношений с арабским миром?

— Именно неопределенность ситуации в арабском мире и возможность усиления в нем исламистов делает возможность создания ПГ особенно опасной для Израиля. Если в этих странах победят исламисты, то они вполне могут использовать ПГ как плацдарм для нападения на Израиль. А если говорить о «границах 1967 года», то ширина израильской территории от этой границы до моря составит 15 км. Это — четверть часа на машине и двадцать минут на танке. Надеюсь, теперь понятно, почему эта граница для нас неприемлема.

— Спасибо за интервью.

— Спасибо и вам.

http://www.zerkalo.az/2011-11-26/politics/25022-izrail-palestina-azerbaijan

Посол Палестины в Азербайджане: «Мы ожидаем поддержки Азербайджана в палестинском вопросе»

Интервью 1news.az с Чрезвычайным и Полномочным Послом Палестины в Азербайджане Насером Абдель Каримом.

— 23 сентября Председатель Палестинской национальной автономии Махмуд Аббас подаст заявку на членство Палестины в ООН. Какие у вас ожидания?

— Махмуд Аббас отправит генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну обращение для принятия Палестины в Организацию Объединенных Наций в качестве полноправного государства. Однако это еще не будет означать признания Палестины в качестве независимого государства. Хотя, хочу отметить, что 127 стран, представленных в ООН, уже признали Палестину как независимое государство.

Обращение будет представлено Совету Безопасности ООН и, возможно, что США воспользуются своим правом вето по поводу этой заявки. Мы, в свою очередь, не желаем, чтобы было использовано вето против нашего обращения.

Почему Палестина обращается в Совет Безопасности ООН? Палестина хочет исполнения со стороны ООН принятых ею же резолюций. В свое время в ООН было принято решение о создании двух государств — Израиля и Палестины. Палестина имеет полное право наравне со своими партнерами подняться на уровень выше и быть представленной в ООН в качестве государства. Этот шаг откроет новые возможности для Палестины. Наше государство начнет сотрудничество со всем миром.

— Поступало ли какое-либо предложение со стороны Израиля, с целью предотвращения данного сценария?

— Переговоры между Израилем и Палестиной ведутся уже 20 лет. Но в то время, когда Израиль находится под руководством нынешнего премьер-министра Биньямина Нетаньяху, они фактически зашли в тупик. Какого-либо прогресса в мирных переговорах попросту нет. Мы обращаемся в ООН, так как нет каких-либо продвижений в мирном процессе. За последние 20 лет на территориях, где мы собираемся построить государство, Израилем были размещены 550 000 своих граждан. На данный момент Израиль не выступает с каким-либо новым предложением.

Принимая во внимание несерьезность проводимых мирных переговоров, мы имеем право обратиться в ООН.

Наше обращение в ООН не означает приостановку мирного процесса, наоборот, оно направлено на его усиление. Если Израиль на самом деле является сторонником мирного процесса, то он в действительности должен поддержать полноправное членство Палестины в ООН, для того чтобы обе стороны, как два государства, продолжили мирный процесс. Но на самом деле мы видим совсем другое отношение израильской стороны к этому вопросу.

Это не только наше мнение, об этом говорят и сами израильские оппозиционные политики. Оппозиционные силы в Израиле заявляют, что «если Израиль — сторонник мирного процесса и придерживается этого направления, то давайте признаем независимость Палестины и после этого продолжим переговоры».

В то же время надо понимать, что полноправное членство Палестины в ООН, в действительности, не решит всех проблем – с водой, беженцами и т.д., которые на сегодняшний день имеются в государстве.

— Чего вы ожидаете от Азербайджана?

— В первую очередь мы ожидаем поддержки Азербайджана в палестинском вопросе. Азербайджан всегда высказывал свою позицию в отношении справедливого призыва народа Палестины. Мы уверены, что Азербайджан поддержит нас и в ООН.

— Между Израилем и Турцией на данный момент возникли напряженные отношения. Как вы считаете, может ли это повлиять на весь регион?

— Отношения между Израилем и Турцией ухудшаются. Если мы примем во внимание, что Турция на Ближнем востоке — одна из самых сильных стран, и что ранее эти два государства были дружественными, то нынешнее ухудшение отношений окажет влияние на регион.

Нынешнее правительство Израиля во главе с Биньямином Нетаньяху выступает с идеологических позиций. Ради интересов своей партии ставит под вопрос интересы всего государства. Достижение мира с палестинцами принесет выгоду не только всему региону, но и самому народу Израиля. К сожалению, вместо этого Израиль выступает с более радикальной позиции.

Во времена бывшего правительства Израиля мы были близки к миру, но из-за некоторых политических процессов мирное соглашение не было достигнуто.

— Ваше отношение к урегулированию армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта? Как вы думаете, насколько важна мусульманская солидарность в этом вопросе?

— Палестина поддерживает справедливую позицию Азербайджана. Об этом мы услышали и во время визита Махмуда Аббаса в Азербайджан. Махмуд Аббас во время встречи с Президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым отметил необходимость исполнения 4-х резолюций Совета Безопасности ООН по поводу возвращения вынужденных переселенцев в свои дома и восстановления территориальной целостности Азербайджана.

Организация Исламского Сотрудничества (ОИС) также принимала решения в поддержку территориальной целостности Азербайджана.

— Какие направления сотрудничества можно развивать между Палестиной и Азербайджаном?

— Наше посольство открылось недавно, и я — первый посол в этой стране. В настоящее время между нами существуют политические связи. Наряду с этим мы намерены развивать культурные, экономические отношения и т.д.

— Что бы вы еще добавили?

— Мы обращаемся ко всем людям, выступающим за мир, демократию и свободу, с просьбой поддержать обращение Палестины в ООН и положительно отнестись к этой инициативе. Если мы хотим мирного процесса, то должны выступить за существование двух государств.

Эльшан Рустамов