Ирак, Ливия: суверенитет и нефть

Ирак, Ливия: суверенитет и нефть

АЛЕКСЕЙ БАЛИЕВ

Перекройка политической карты Ближнего Востока, начатая Соединенными Штатами, предполагает ликвидацию территориальной целостности Ирака, Ливии, Сирии. Не в последнюю очередь это обусловлено стремлением к установлению контроля над нефтегазовыми ресурсами этих стран, а также маршрутами транспортировки нефти и газа, как действующими, так и запроектированными.

В рамках этого сценария Иракский Курдистан уже не первый год наращивает «самостоятельный» нефтеэкспорт в Турцию и далее. В том числе это поставки нефти в США. Правда, на севере Ирака (в Иракском Курдистане) работают и российские нефтегазовые компании, но они работают в основном через Багдад. В отличие от них действующие там западные и турецкие компании (их более десятка) предпочитают договариваться с Эрбилем. Об этом заявил автору Чрезвычайный и Полномочный посол Ирака в Российской Федерации Хайдар Мансур Хади. «Правительство Ирака, – отметил посол, – в конце сентября с. г. решило направить войска в североиракский регион для укрепления суверенитета и целостности нашей страны. Известен растущий интерес инофирм к нефтегазовым ресурсам и трубопроводной сети Северного Ирака, но центральное правительство призывает мировое сообщество развивать связи с этим регионом только через Багдад. Именно таким принципом руководствуются российские компании».

Что касается Турции, то она официально выступает против отделения северного Ирака, но наибольший объем нефтеэкспорта оттуда поступает в Турцию по трубопроводам, частично проходящим через Сирию, и, как правило, без согласования с иракским правительством. Общий объем экспорта нефти в Турцию из Иракского Курдистана доходит до 900 тыс. баррелей в сутки.

Багдад пытается изменить ситуацию. Как уточнил Х.М. Хади, «в ходе недавней встречи правительственных делегаций Ирака и Турции иракская сторона призвала Турцию отказаться от ввоза и транзита североиракской нефти без согласования с иракскими властями». Однако будет ли Турция следовать этой договоренности, пока не ясно.

Экспорт нефти из северного Ирака – в основном в обход иракского правительства – осуществляется почти 10 лет. Курдский сепаратизм в Ираке подпитывается растущим интересом ряда стран и компаний к нефтегазовым ресурсам и к экспортной инфраструктуре региона. С учетом этих факторов, говорит посол Хади, «17%-ю долю отчислений Курдской автономии из ее нефтеэкспортных доходов в бюджет Ирака правительство Ирака считает недостаточной». В то же время, по словам посла, «российские «Газпром нефть», «Роснефть» и другие, работающие или планирующие работать здесь, учитывают позицию иракского руководства в отношении северного региона нашей страны и позицию России, выступающей за территориальную целостность Ирака. Иракское правительство не против иностранного участия в освоении нефтегазовых недр Курдской автономии: главное, чтобы эти проекты не нарушали суверенитета и целостности Ирака».

Нефть северного Ирака обеспечивает примерно 15% внутреннего нефтепотребления Турции. Причем Анкара и Эрбиль в начале 2013 года согласовали (на неограниченный срок!) «самостоятельный» экспорт североиракской нефти в Турцию в объеме минимум 400 тыс. баррелей в сутки. И уже в том же 2013 году Иракский Курдистан получил от этих поставок почти 3 млрд. долл. Так что экспортные нефтепроводы из Иракского Курдистана, проложенные западными компаниями во второй половине 1940-х годов и позже не к средиземноморским терминалам Турции, Сирии и Ливана, пригодились.

Что же касается позиции российского бизнеса в отношении Северного Ирака, она соответствует позиции российского государства. Так, «реализация проектов на территории Иракского Курдистана перспективна и для «Газпром нефти», об этом в начале октября заявил гендиректор ее дочерней компании Gazprom Neft Middle East Сергей Петров. «Газпром нефть» – пока единственная компания РФ, добывающая нефть на севере Ирака (с 2015 года). Добыча осуществляется на блоке Гармиан из скважины Саркала-1. В конце февраля 2016 г. года «Газпром нефть» приняла операторство этим блоком от своего партнера – канадской Western Zagros. Что касается перспектив «Роснефти» в Ираке, то ее правление в конце сентября с. г. сообщило, что компания «может профинансировать строительство в ближайшие годы газопровода – до 30 млрд. кубометров в год – из Иракского Курдистана через Турцию в Европу.

Схожий сценарий Запад осуществляет и в отношении Ливии. О планах конца 1940-х годов разделить ее по «нефтегазовому» принципу (план предусматривал протекторат Великобритании в Киренаике, США в Триполитании и Франции в Феццане) рассказал автору бригадный генерал Ливийской национальной армии (ЛНА) Ахмад аль-Мисмари. По его словам, «Исламское государство» (ИГ) и его союзники в Ливии получают оружие из ряда стран НАТО. В Ливии присутствуют спецподразделения этих натовских стран, но они не препятствуют доступу сепаратистов и ИГ к ливийской нефти, экспортным нефтепроводам и нефтетерминалам. Все это создает в Ливии экономический хаос.

«В Ливии, – говорит генерал аль-Мисмари, – усиливается борьба за колоссальные нефтегазовые ресурсы страны. Районы залегания, добычи и экспорта этих ресурсов – арена борьбы между различными группировками, пользующимися внешней поддержкой, особенно со стороны Италии, Катара, Турции, соседних Судана и Чада».

ЛНА, по словам аль-Мисмари, контролирует месторождения и нефтегазовые терминалы в восточной и частично в центральной Ливии. Однако нефтегазовую продукцию «многие страны или их компании зачастую покупают у сепаратистских или террористических групп». При этом генерал подчеркивает: «Политика России, в отличие от многих стран, исходила и исходит из принципа государственного суверенитета и территориальной целостности Ливии. Поэтому мы выступаем за более широкое привлечение России к решению вопросов сохранения единства нашей страны и ее экономического восстановления».

На сегодняшний день ситуация в Ливии и перспективы ее развития не внушают оптимизма. Так, по оценке директора Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василия Кузнецова, «выстроить государство в Ливии после 2011 года не получилось и до сих пор не получается». Эксперт поясняет: «Ныне в Ливии несколько центров силы. Один – международно признанное правительство национального согласия во главе с премьером Фаизом Сараджем в Триполи. Другой – избранная в 2014 году ливийцами Палата представителей, т. е. парламент в Тобруке (восточноливийская Киренаика. – Ред.). С парламентом связана Ливийская национальная армия во главе с маршалом Халифой Хафтаром. И есть город Мисурата, связанный отчасти с Триполи». Кроме этого, имеется «еще огромное количество племен, этноменьшинства. И много оружия. А власти нет». Потому неудивительно, что в таких условиях «происходит уничтожение любых государственных институтов, а насилие становится основным фактором политической жизни».

Ливия, как и Ирак, остается одним из центров осуществляемого Западом передела мира. Россия в этих условиях – едва ли не единственная среди крупных держав, поддерживающих государственный суверенитет и территориальную целостность стран, разрываемых Западом на части. И не только на Арабском Востоке.

Источник — Фонд Стратегической Культуры

 

Путин ведет силовую игру в Ливии

Линкольн Пигмен, Кайл Ортон | Foreign Policy

«Ливия, раздираемая нестабильностью и насилием с 2011 года, вновь становится горячей точкой на геополитической карте», — пишут журналист Линкольн Пигмен и эксперт Центра борьбы с радикализацией и терроризмом (Великобритания) Кайл Ортон в статье для Foreign Policy. С учетом того, что за контроль над страной сражаются противоборствующие силы, главными из которых являются Правительство национального единства (ПНЕ), поддерживаемое ООН, и ливийская национальная армия (ЛНА), иностранные державы начали занимать стороны в конфликте, принимающем международный масштаб. У западных наблюдателей особую озабоченность вызывает растущее вмешательство России, крупного союзника командующего ЛНА Халифы Хафтара, отмечают авторы.

Вслед за российским военным вмешательством в Сирии роль Москвы в гражданской войне в Ливии может показаться, на первый взгляд, чем-то вроде дежавю. И снова кажется, что Кремль способствует консолидации власти пророссийским региональным диктатором и созданию «полумесяца российского влияния» на Ближнем Востоке. Как и президент Сирии Асад, Хафтар часто позиционирует себя оплотом против воинствующего экстремизма в Ливии, говорится в статье.

«Однако фактическая стратегия России не предполагает бомбардировок Ливии, чтобы заставить ее признать своим лидером «человека Москвы». Намерения России в Ливии в гораздо большей степени предполагают сотрудничество с международным сообществом, хотя и не в ущерб собственным национальным интересам», — отмечают авторы.

«Не вызывает никаких сомнений то, что Россия сделала ставку на Хафтара», — пишут авторы. Его неоднократно принимали в Москве как иностранного лидера, уже находящегося на своем посту.

Москва напечатала ливийские динары на сумму около 3 млрд долларов от имени Центрального банка Ливии, подконтрольного Хафтару, и отправила российских специалистов для ремонта и обновления военной техники ЛНА, которая почти полностью базируется на советском арсенале, говорится в статье.

«Россия рассчитывает добиться трех преимуществ от поддержки Хафтара. Во-первых, Москва надеется, что Хафтар, в конечном итоге, получит достаточную политическую власть, чтобы дать России почетную привилегию заключения экономических сделок, что компенсирует ее финансовые потери: 150 млн долларов прибыли от строительных проектов, 3 млрд долларов — от контракта с РЖД, до 3,5 млрд долларов от энергетических сделок и не менее 4 млрд долларов от продажи оружия, — произошедшие по причине падения ливийского диктатора Муаммара Каддафи», — рассуждают авторы.

«Во-вторых, Россия ожидает от Хафтара помощи в укреплении своего военного положения на Средиземном море, что позволит Москве распространить свое влияние у берегов Европы и усилить позиции на Ближнем Востоке и в Северной Африке. В 2008 году Каддафи начал обсуждать вопрос о российских военно-морских базах в Ливии. Хотя ни одна из них не была, в конечном итоге, сдана в аренду, российские чиновники вернулись к этой идее, обсудив с Хафтаром возможность открытия базы вблизи Бенгази», — говорится в статье.

Наконец, Россия ищет политическую выгоду от способности урегулировать региональные кризисы. С учетом этой цели со стороны России было бы слишком рискованно полагаться исключительно на Хафтара, чья способность установить контроль над всей страной все еще вызывает сомнения, отмечают авторы. Именно с этим они связывают готовность России сотрудничать в ООН с международным сообществом по Ливии и поддержку крайне невыгодного для Хафтара эмбарго на ввоз оружия в страну.

«России может быть выгоднее коалиционное правительство в Ливии с Хафтаром в качестве главы вооруженных сил, чем правительство, полностью контролируемое Хафтаром. Первое будет означать, в какой-то мере, политическое примирение между основными конфликтующими сторонами в государстве и, таким образом, достаточную стабильность, гарантирующую долгосрочные экономические инвестиции и строительство военных объектов, которых добивается Россия, не опасаясь, что это все может быть внезапно потеряно, как после падения Каддафи», — полагают авторы.

«В конечном счете, главная отдача от инвестиций в Ливию, которой ожидает Россия, — это не база и не контракт. Это способность обосновать одну из центральных идей, о которых она говорит миру и своим гражданам все последние годы: то, что сломали США, может починить Россия», — заключают Пигмен и Ортон.

Источник: Foreign Policy

Источник — inopressa.ru

Что происходит в Ливии?

Кризис в Персидском заливе вследствие конфликта Катара и КСА, ОАЭ, АРЕ с их союзниками, спровоцированный администрацией США, получившей сверхкрупные оборонные заказы от обеих сторон и ставшей после этого нейтральным арбитром, ситуация в Сирии и Ираке, приближающаяся смена высшей власти в Алжире и нарастающее противостояние в странах Африканского Рога отвлекли СМИ от событий в Ливии.

Между тем они развиваются, затрагивая не только многих региональных игроков, но и США, и страны ЕС. Рассмотрим события, происходящие в этой стране, опираясь на материалы эксперта ИБВ А. Быстрова.

Деньги за бочку

» Разброд в позициях иностранных игроков – одна из основных причин пребывания Ливии в силовом и властном вакууме »

Палата представителей Ливии – парламент, заседающий на востоке страны, – заявила о выходе из договоренностей о формировании единой Национальной нефтяной корпорации (ННК) и передаче ей нефтяных портов. Решение принято парламентским комитетом по энергетике. Ранее аналогичное постановление было вынесено временным правительством А. Абдуррахмана ат-Тани. Парламентарии призывают армию передать контроль над терминалами структуре, подчиняющейся властям на востоке. Напомним, что 3 марта «нефтяной полумесяц» (побережье залива Сирт) подвергся массированной атаке формирований «Бригад обороны Бенгази» (БОБ). Эта группировка образована летом 2016 года для противостояния лояльной восточным властям Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием фельдмаршала Х. Хафтара. Боевикам удалось захватить на побережье Средиземного моря крупнейшие в стране нефтеналивные терминалы – Рас-Лануф и Эс-Сидр.

Накануне решения палаты ЛНА предприняла контратаку и выбила радикалов из портов. Они под охраной армии, командование не определилось, кому их передать. ННК под руководством М. Саналлы базируется в Триполи. Ей армия передала терминалы, установив над ними контроль в сентябре 2016 года. Параллельная структура, подчиняющаяся восточным властям и вошедшая в единую ННК, существует в Бенгази. Таким образом, Тобрук пошел на ответный удар по триполитанскому и мисуратовскому кланам, поскольку суть межплеменных столкновений там сводится к контролю над нефтяными месторождениями и экспортом черного золота.

«Бригады обороны Бенгази» созданы на катарские деньги при материально-технической поддержке мисуратовцев для отпора силам Хафтара, поскольку сами мисуратовцы воевать с армией Тобрука тогда не хотели. Их действия не встречали сопротивления премьер-министра правительства национального согласия (ПНС) Ф. Сараджа, препятствовавшего попыткам монополизировать нефтедобывающую отрасль под контролем Хафтара. Этим же объясняется согласие Сараджа на вооруженное противостояние лояльных ему местных племен тубу и мисуратовских волонтеров экспансии Хафтара в Феццане. Здесь мы наблюдаем борьбу Парижа и Рима за гарантии бизнесу в нефтяной отрасли Ливии французским или итальянским компаниям.

Еще одним шагом Сараджа против монополии Хафтара в контроле над нефтяными авуарами было сосредоточение экспортных операций в ННК под руководством Саналлы. Попытки Тобрука запустить экспорт через «бенгазийскую» ННК успеха не имели: на международных площадках была официально аккредитована триполитанская ННК. Тобрук старается положить этому конец, но пока с неясным результатом. Правда, период примирения Саналлы и Сараджа прошел, и каждый начал играть свою игру. Премьер старается сосредоточить экспортные потоки в своих руках. Декрет Тобрука свидетельствует, что он решил вмешаться в этот спор.

Отметим заключение 13 июня промежуточного соглашения с компанией «Винтерсхалл» (ФРГ) о возобновлении нефте- и газодобычи в Ливии. Оно может усилить позиции Сараджа. Ливия вышла в мае на уровень 160 тысяч баррелей в сутки, а сейчас уже 830 тысяч баррелей. Соглашение позволяет немцам приступить к добыче и отгрузке нефти без подготовки на принадлежащих им участках НК96 и НК97, а также увеличить производство на месторождениях, которые используют такую же инфраструктуру, прежде всего на «Абу Аффитель», оператором которого является Mellitah Oil & Gas, где добывается 70 тысяч баррелей. Это позволяет Ливии выйти на суточную добычу в миллион баррелей нефти в ближайшие месяцы.

Борьба на лоскутном одеяле
Халифа Хафтар. Фото: ytimg.com

«Винтерсхалл», действующая на ливийском рынке с 1956 года, спорит с ННК о налогах. ННК, ссылаясь на ужесточение налогового соглашения с «Винтерсхалл» от 2010 года, говорит о миллиарде долларов убытка вследствие их неуплаты. Немцы ссылаются на решение ливийского правительства о льготном налогообложении, которое предусматривалось старым концессионным соглашением, с учетом отмены постановлений бывшего ливийского режима. Сарадж здесь выступил на стороне немцев, подписав соглашение с ними в обход претензий ННК. Для этого он в марте инициировал указ президентского совета о роспуске Министерства топлива и энергетики Ливии и передаче большей части полномочий ведомства в ведение национальных ливийских компаний и части иностранных корпораций.

Это вызвало резкую реакцию Саналлы, утверждающего, что Сарадж создал кабинету и себе условия для выхода на сепаратные соглашения о разделе продукции со всеми крупными игроками рынка. Саналла отрезал доступ «Винтерсхалл» к экспортному трубопроводу, вынуждая закрыть производство. Он считает, что прерогатива на заключение контрактов должна принадлежать независимому органу, что переводит эту сферу из политического пространства в экономическое. Все это осложняет планы правительства увеличить добычу и экспорт нефти. Эксперты полагают, что такое положение дел вынудит глав ПНС и ННК к компромиссу. Но судя по всему, Тобрук активно работает над созданием альтернативных инструментов добычи и экспорта углеводородов.

Ливийские лебедь, рак и щука

ЛНА ведет в Бенгази борьбу против экстремистов, среди которых боевики «Исламского государства» (ИГ) и формирований, связанных с «Аль-Каидой» (обе организации запрещены в России). С середины ноября 2016 года армия вела наступление на западные кварталы и вытесняет экстремистов из оплотов на севере. Официально Бенгази освобожден от исламистов полгода назад, если верить заявлениям Хафтара, что, как выясняется, не соответствует действительности. Так же или почти так обстоит дело с контролем над остальными территориями Ливии. Победные реляции местных политиков об освобождении районов в надежде получить от внешних спонсоров очередную помощь основываются, как правило, на том, что им удалось договориться с конкретным племенем. Но шейхи меняют точку зрения в зависимости от того, кто больше платит за лояльность. Единственный инструмент, влияющий на их долговременную позицию, – перспектива физического уничтожения большей части племени.

Именно так произошло в Феццане, где после массированных бомбардировок ВВС Хафтара (точнее, самолетами ВВС ОАЭ, которые пилотировались американскими наемниками) населенных пунктов племени тубу их шейхи задумались о правильности поддержки итальянского плана по Римскому соглашению и оппозиции Тобруку. Но самолетов мало, племен много, из этого исходит первая причина нестабильности в Ливии. Это неспособность ни одной из сил нанести решающее военное поражение оппонентам в силу лоскутного племенного одеяла и переменчивости в политических пристрастиях шейхов.

Вторая причина – слабость спонсоров политических и клановых сил в Ливии. Сегодня существует несколько внешних игроков, действующих в этой стране разнонаправлено. Альянс ОАЭ – АРЕ и до последнего времени Франция делают ставку на вооруженные силы Тобрука, то есть на Хафтара. Отметим, что солидный уровень материально-технического снабжения этих формирований (ЧВК «Блэкуотерс», штурмовики ВВС ОАЭ, египетский и французский спецназы, закупки оружия и боеприпасов за деньги ОАЭ в Белоруссии) оказался недостаточным для силового доминирования и политической монополии Хафтара не только в Ливии, но и на востоке страны (вспомним «исламистский оазис» в Дерне) и в регионе «нефтяного полумесяца».

Причина в слабости военных возможностей Хафтара, а также нежелании его зарубежных покровителей открыто участвовать в боевых действиях, втягиваться в конфликт с непредсказуемыми последствиями. Операции французских и египетских спецназовцев разовые, а чтобы контролировать шейхов, необходимо постоянное вооруженное давление с непосредственным участием спонсоров Хафтара. Оборотная сторона этого – возмущение международной общественности и пятно на репутации Тобрука как агента внешнего вмешательства, что подрывает его легитимность в глазах населения.

Впрочем, противоборствующие стороны в Ливии сохраняют боевой потенциал за счет поддержки спонсоров, а лозунг «Ливийцы не потерпят иностранного вмешательства» запустили катарцы, чтобы уберечь союзников – мисуратовские и триполитанские кланы от поражения в случае масштабной иностранной интервенции. Это второй центр силы в Ливии, который также очень конъюнктурен. Но ни у Катара, ни у его союзников нет сил и возможностей участвовать в военных действиях на стороне лояльных им групп.

Третий центр силы – правительство национального согласия Сараджа, не обладающее военным потенциалом, но имеющее международное признание и пользующееся поддержкой Рима. Последний визит в середине июня Сараджа и человека «номер два» в его президентском совете А. Майтыги в Брюссель продемонстрировал это. Помимо приема у главы МИДа Италии А. Альфано, через лоббистов Рима в Брюсселе – координатора международной деятельности ЕС Ф. Могерини и президента парламента ЕС А. Таджани были организованы встречи Сараджа с генсеком НАТО Й. Столтенбергом и президентом Еврокомиссии Ж.-К. Юнкером. Этот вояж надо расценивать как демонстрацию поддержки Брюсселя лично Сараджу и возглавляемой им структуры в противовес Тобруку и Хафтару. Разброд в позициях иностранных игроков (в ЕС между итальянцами и французами) – одна из основных причин пребывания Ливии в силовом и властном вакууме.

В «дорожной карте» не все

В середине июля Сарадж предложил новую «дорожную карту» для выхода из кризиса. План включает проведение всеобщих президентских и парламентских выборов в марте 2018 года, объявление о прекращении всех военных действий за исключением борьбы с терроризмом, а также проект формирования совместных комитетов палаты представителей (однопалатный парламент) и Государственного совета для начала интеграции разобщенных госучреждений. Планируются создание Высшего совета национального примирения, изучение механизма введения правосудия переходного периода, репараций и общей амнистии, а также создание комитетов по примирению между городами.

Напомним, что по итогам переговоров 2 мая в Абу-Даби между Сараджем и командующим Ливийской национальной армией Хафтаром были достигнуты договоренности об общенациональных органах власти и силовых структурах. Для их окончательного оформления планируется создать рабочие группы, а после подписания подготовленного ими соглашения в шестимесячный срок провести президентские и парламентские выборы. При этом Сарадж старается позиционировать себя и кабинет министров как посреднический нейтральный орган, находящийся над схваткой. Отряды, которые с оговорками официально являются «вооруженными силами правительства национального согласия» (мисуратовские бригады и триполитанские «Братья-мусульмане»), объявляются Сараджем неким «фронтом», к которому он не имеет отношения, но может организовать с ними переговорный процесс.

Это встревожило полевых командиров из Мисураты, которые не нашли для себя места в формирующейся структуре власти. Они опасаются изоляции в случае укрепления альянса между Хафтаром и Сараджем, что выглядит тревожным на фоне сократившейся поддержки Мисурате от Турции и Катара, которые отвлечены на кризис в ССАГПЗ. В Мисурате нет единого фронта. Часть полевых командиров ищет компромисса с Хафтаром, другая настроена воевать. Их тревожат контакты Хафтара с американцами. 12 июля он был принят послом США в Ливии П. Бодде и командующим силами Африкома Т. Валдхаусом, что может означать: Вашингтон склоняется к поддержке Хафтара. Мисуратовцы же надеялись на американский нейтралитет, поскольку именно их бригады под руководством военных инструкторов и при поддержке ВВС США в свое время освобождали Сирт от сторонников ИГ.

2 июля начальник Генштаба ВС АРЕ М. Хегази встречался с делегацией из Мисураты. Обсуждалась организация прямых консультаций между мисуратовцами и Хафтаром. Египтяне пытаются размыть катарско-турецкий фронт на востоке Ливии для укрепления позиций Хафтара. Они используют ту часть элиты Мисураты, которая к компромиссу готова. Многое зависит от позиции мисуратовцев в ходе столкновений между силами Хафтара и его противниками. Если Мисурата поддержит их авиацией, это будет означать победу крыла, которое оппонирует диалогу с Тобруком.

Наследие Каддафи

В Триполитании и Киренаике освобождение в начале июня бойцами клана зинтан сына Каддафи С. аль-Ислама стимулировало борьбу за симпатии племен основных конкурентов на власть в Ливии. Речь о привлечении на свою сторону сил, которые можно считать прокаддафистскими. С другой стороны, претендентам на власть нельзя дать ему возможности стать центром силы, претендующей на объединение ливийцев. Освобождение С. аль-Ислама – предпосылка к созданию системы коммуникации с «каддафистами» на предмет альянса в борьбе за власть и получение доступа к финансовым авуарам Каддафи за границей. Со вторым сложно: возвращение денег – отдаленная перспектива. Но привлечение на свою сторону вооруженных милиций племен – вопрос принципиальный и срочный.

Сын Полковника то ли проживает под домашним арестом в Зинтане, то ли вместе с дядей под охраной в Эль-Бейда в Киренаике, где находится дом его матери С. Фаркаш. Он стоял у истоков программы (2007–2010 годы) бывшего ливийского лидера по освобождению, реабилитации и возвращению в общество вожаков и боевиков, ассоциированных с «Аль-Каидой». Это прежде всего руководители Ливийской боевой группы (ЛБГ) А. Бельхадж, С. ас-Саади и Х. аль-Шариф, имеющие сегодня несколько сотен сторонников. Сам Бельхадж после последних боев в Триполи бежал в Турцию, но влияние в столичном регионе сохранил. Он крупный бизнесмен в логистической и банковской сферах и готов к диалогу о компромиссе с верхушкой клана зинтан через С. аль-Ислама. И Бельхадж в случае реальных перспектив диалога выйдет из-под влияния Катара.

Еще один его вероятный партнер по переговорам – связанный с Тобруком лидер «либерального крыла» в Ливии М. Джебриль, бывший в свое время протеже аль-Ислама. Преимущество сына Каддафи в том, что он осведомлен о секретах всех этих деятелей. С другой стороны, он непопулярен у тубу в Феццане. Отношения его с туарегами лучше, но аль-Ислам вряд ли забыл о том, что туареги передали его клану зинтан в 2011 году. Да и большая часть исламистов до конца сыну бывшего ливийского лидера не верит. Так что речи о возвращении его во власть не идет, нужны только его знания и посредничество.

Сарадж и Хафтар активизировались на поле племенной дипломатии. Первый начал проводить назначения в военный блок своего правительства, стараясь выдвинуть на должности представителей конкретных племен, что обеспечивает ему их лояльность. При этом тубу в Феццане начинают выходить из-под контроля главы правительства, грозя разорвать Римское соглашение о создании с туарегами и племенем ауляд сулейман «пограничной гвардии». И если это произойдет, то будет поражением не столько Сараджа, сколько Рима.

Хафтар начал помимо обработки тубу консультации с племенной верхушкой тархуни, основного поставщика кадров в армию и силовые структуры до свержения ливийского лидера. Еще один сын Каддафи Хамис рассматривал некогда вариант перехода со своей 32-й бригадой на территорию тархуни и организации там оплота сопротивления. Они контролируют несколько районов Триполи и столичного региона, что делает их незаменимыми союзниками в установлении контроля над столицей. Если тархуни признают главенство Хафтара, он получит сильную опору.

Видный триполитанский полевой командир Х. Таджури, силы которого – основная боевая поддержка Сараджа в Триполи, также начал проявлять активность в контактах с «бывшими». Его отряды освобождали во время боев столичную тюрьму, которую охраняли исламисты Х. аль-Шарифа, где находился ряд VIP-персон прежнего режима. Они переведены на виллы в зоне штаб-квартиры Таджури в Триполи. 12 июня на разговении во время Рамадана – ифтара Таджури устроил ужин в гостинице «Рэдиссон-блю», где присутствовали помимо прочих С. Каддафи, экс-премьер-министр А. Зейд Дорда и бывший шеф спецслужб А. Сеннуси. Полевой командир старается установить контакты с представителями племен каддафа, чариани и меграхи, к которым те принадлежат. Эти маневры ускорились после встреч Хафтара и Сараджа и их договоренности об альянсе, что свидетельствует о том, что Таджури, чьи отряды сыграли основную роль в освобождении Триполи от сил исламиста Х. аль-Гвейля, начал свою игру в борьбе за власть.

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

Опубликовано в выпуске № 28 (692) за 26 июля 2017

Источник — ВПК
Постоянный адрес

Добыча нефти в Ливии почти удвоилась за полугодие, угрожая сделке России и ОПЕК

Ливия собирается в июле нарастить добычу нефти до 1 млн баррелей в сутки, что почти вдвое превышает уровень начала года. Такой быстрый рост добычи ставит под вопрос выполнение соглашения между ОПЕК, куда входит Ливия, и Россией по стабилизации баланса на рынке.

Объем добычи нефти в Ливии приблизился к уровню 1 млн баррелей в сутки (б/c), заявил в интервью «РИА Новости» глава правящего в Триполи правительства национального согласия Файез Саррадж. При этом в конце прошлого года Ливия добывала примерно 570 тыс. б/с. «Мы достигли значительных успехов в повышении добычи нефти. Когда мы прибыли в Триполи — в марте 2016 года, она составляла менее 300 тыс. б/c. Сейчас мы приблизились к добыче 1 млн б/c»,- заявил господин Саррадж. Глава совета директоров Национальной нефтяной компании Ливии Мустафа Саналла заявил несколько дней назад, что страна намерена выйти на добычу 1 млн б/с к концу июля с 830 тыс. б/с в июне. А к концу года ливийское правительство надеется довести добычу до 1,25 млн б/с. До начала вооруженного конфликта в 2011 году Ливия добывала около 1,6 млн б/с нефти.

Как глава Минэнерго оценивает вероятность продления сделки о сокращении добычи

Ливия входит в ОПЕК, а страны картеля в ноябре прошлого года договорились с Россией и еще рядом нефтедобывающих стран о сокращении добычи для стабилизации рынка и увеличения цен на нефть. Страны ОПЕК совокупно обещали сократить добычу до 32,5 млн б/с — на 1,2 млн б/с. Тогда как страны вне ОПЕК обещали снизить добычу примерно на 550 тыс. б/с, из которых 300 тыс. б/с должна была обеспечить Россия. В мае сделку продлили до марта 2018 года. При этом Ливия, как и Нигерия, не имеет квоту в рамках сделки из-за того, что добыча там и так сократилась из-за вооруженных столкновений.

Однако в последние два месяца добыча ОПЕК серьезно увеличивается — в июне она выросла на 340 тыс. б/c по сравнению с маем, до 32,611 млн б/c. Основной прирост пришелся именно на Ливию и Нигерию (плюс 224 тыс. б/с за месяц). Хотя формально эти страны не обязаны соблюдать ограничения, их действия подрывают позицию ОПЕК по сокращению добычи. По данным Международного энергетического агентства, страны ОПЕК в июне исполняли соглашение о снижении добычи лишь на 78% против 95% в мае. При этом страны вне ОПЕК соблюдали сделку на 82% против 74% в мае. На этом фоне цены на нефть опустились в конце июня до минимальных отметок в этом году — ниже $50 за баррель.

Такие результаты ставят участников сделки по сокращению добычи перед выбором: либо предпринять новые шаги по снижению добычи, компенсировав прирост в Ливии и Нигерии, либо признать неудачу пакта и постепенно выходить из существующих договоренностей. Возможные решения будут обсуждаться в Санкт-Петербурге 24 июля на заседании мониторингового комитета сделки, куда пригласили министров нефти Нигерии и Ливии.

Наталья Брагина
17.07.17

Источник — kommersant.ru

Пожнет ли Россия в Ливии сирийские плоды?

© REUTERS, Goran Tomasevic

Вероятно, что некоторые их тех плодов, что Россия пожнет в результате своей победы в Алеппо, окажутся на востоке Ливии. Уже более года Россия укрепляет свои позиции в восточной части Ливии с целью создания дружественных ей альянсов и возвращения в этот регион. Россияне считают, что Запад, приняв резолюцию 1973, не позволившую отрядам Каддафи подавить восстание в Бенгази (в 2011 г., — прим. пер.), на самом деле преследовал цель свергнуть режим и физически устранить Муаммара Каддафи. С начала арабской весны в 2011 году, Москва ждет удобного случая, чтобы закрепиться на Средиземноморье и обойти Францию, Италию, Испанию, Британию, Германию и США. В результате выборов в Ливии в 2014 году возникло два конкурирующих правительства в Триполи (на Западе) и в Эль-Бэйде (на Востоке). Россия делает ставку на две силы: с одной стороны, на сторонников Каддафи, а с другой — на бывшую оппозицию, выступающую против салафитских движений. Возглавляют эти силы генерал Халифа Хафтар и председатель Палаты представителей Акила Салех. Тогда, как связи с американцами у генерала сохраняются и развиваются уже около 20 лет, отношения между ним и Москвой только в этом году вышли на новый уровень постоянных консультаций и встреч. Русские принимали Хафтара Москве в июне. Тогда стороны согласились, что сложности, которые не позволяют Правительству национального единства под руководством Фаиза Сараджа, двигаться в направлении успешного государственного строительства, носят фундаментальный характер.

Несмотря на таинственность, которая окружала встречи Хафтара с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром обороны Сергеем Шойгу и секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым, вполне вероятно, что обсуждались вопросы снабжения армии Хафтара российским оружием. Во время визита Хафтара в Москву в прошлом месяце (в ноябре 2016 г., — прим. пер.) он вновь встречался с вышеперечисленными лицами. В своем комментарии информационному агентству «Спутник» он заявил, что многие ливийские военные эксперты учились в России, однако в будущем, когда будет снят запрет на импорт вооружений, нам будет поступать современное оружие и в связи с этим нам потребуется помощь российских военных специалистов». Не прошло и недели с визита Хафтара, как в Москву прибыл спикер ливийского парламента Акила Салех и также встретился с Лавровым и Патрушевым. Он отрицает, что целью визита была просьба предоставить оружие. В своем комментарии для «Аль-Хаят» он рассказал о новой «дорожной карте» политического урегулирования, которая будет являться альтернативой соглашению, подписанному в Схирате в декабре 2015 г. и реализуемому правительством национального единства. Салех признал «широкое понимание» российской стороной данного вопроса. После встречи с Лавровым он отметил, что есть множество возможностей для нового развития старых российско-ливийских отношений в нефтегазовой, железнодорожной и сельскохозяйственной отраслях. «Кроме того, мы нуждаемся в восстановлении страны и подготовке армии, так как многие наши военные руководители прошли обучение в России и преимущественно знают русский язык».

На этом фоне победа русских в Сирии может стать стимулом для восстановления российского влияния в Ливии и реализации мечты о воссоздании военного порта в Средиземноморье. В этом контексте Москва подтвердила намерение выполнить обязательства по договорам, подписанным до 2011 года, а также соблюдать и новые договоренности.

Помимо Москвы Хафтара также поддерживает Париж, придерживающийся схожего стиля в отношениях с ним. Разные французские источники подтверждают, что французские власти поддерживают войска Хафтара авиацией, снабжают его разведданными и готовят специалистов для его армии. На другой стороне ливийской арены находятся западные лидеры, поддержавшие правительство Сараджа и аффилированные с ним силы, как «Баньян Аль-Марсус», в битве за Сирт против ИГИЛ. В период между августом и декабрем американцы нанесли 470 ударов по позициям ИГИЛ в Сирте по официальному запросу признанного ими и международным сообществом правительства.

Все это означает, что схиратские соглашения не способствуют разрешению конфликта легитимности власти. Помимо правительства Абдаллы Ат-Тани и Халифы Аль-Гави, слабого Всеобщего национального конгресса (в Триполи) и Палаты представителей (в Тобруке), конфликт между которыми не ослабевает, существует также и множество других вооруженных групп. Что касается наиболее влиятельных игроков, то это в первую очередь сторонники Каддафи, которые все чаще стали появляться на побережье. Кроме того, на юге вновь разгорелся конфликт в Себхе между племенами каддафа и авляд сулейман. Удивительно то, что эти племенные и политические расколы могут взорвать ситуацию в любое время. Поэтому первый шаг на пути формирования новой политической системы согласно схиратским соглашениям является объединение военных институтов и институтов безопасности, чтобы не оставить правительство национального единства без возможности исполнять соглашение. Второй шаг состоит в изъятии всего оружия у отрядов милиции и объединение их в составе единой государственной структуры.

Любой сценарий повлияет на стабильность и безопасность в странах региона: война в Ливии продолжит дестабилизировать обстановку в Северной Африке и создавать благоприятную среду для распространения в регионе террористических групп. Колебания крупнейших западных стран также оказывают влияние на ситуацию. Понятно, что политика Дональда Трампа будет отличаться от проводимой Обамой и госсекретарем Хиллари Клинтон, потерпевшей фиаско в Ливии — что и стало одной из причин ее поражения на выборах. Поэтому маловероятно, что США сделает ставку на организации политического ислама в Северной Африке и, в частности, в Ливии. Скорее они будут искать общие точки соприкосновения и работать над реализацией схиратских соглашений и вовлекать все стороны — сторонников и противников Каддафи — в решение проблем.

http://inosmi.ru/politic/20170104/238482436.html

Оригинал публикации: هل تُـحصَّل روسيا في ليبيا بعض ثمار انتصارها في سورية؟

 

Арабские монархи настороженно наблюдают

Новый виток налаживания отношений

В политике, как известно, нет ни вечных друзей, ни вечных врагов. И ныне мы являемся свидетелями того, как, казалось бы, до недавнего времени непримиримые ближневосточные соперники — Египет и Иран — похоже, постепенно преодолевают стену непонимания в своих двусторонних отношениях после свержения в Иране в 1979 г. дружественной Египту монархии и установления «исламского правления». Последующая за этим бурная ссора конца 70-х — начала 80-х гг. прошлого века закончилась разрывом дипломатических отношений между двумя «ключевыми» государствами региона.

И вот 5 февраля впервые за последние 34 года с трехдневным визитом в Каир прибыл лидер Ирана.

Показательно, что хотя официально иранский президент Махмуд Ахмадинежад посетил египетскую столицу для участия в Х саммите Организации исламского сотрудничества, встречен он был своим коллегой из страны пирамид как лучший друг и желанный гость.

Президент АРЕ М.Мурси лично приветствовал высокого иранского гостя на постеленной на взлетно-посадочной полосе каирского аэропорта красной ковровой дорожке. Там же был выстроен почетный караул. М.Мурси и М.Ахмадинежад пожали друг другу руки и, что особо смаковали региональные СМИ, обменялись двукратным поцелуем в щеки.

После этой показательной демонстрации дружеских отношений лидеры Египта и Ирана приступили к обсуждению, пожалуй, наиболее чувствительного на сегодняшний день вопроса в отношениях между двумя странами — поиску путей преодоления нынешнего сирийского кризиса.

Впрочем, судя по всему, не только сирийский вопрос был на повестке дня во время встречи двух президентов. Очевидно, что Тегеран, пытаясь максимально сгладить противоречия по сирийской теме, налаживал мосты с Каиром и по другим вопросам. Разумеется, в первую очередь, это палестино-израильская тема. Вспомним, как накануне своего визита в египетскую столицу М.Ахмадинежад заявлял, что геополитика региона изменится, если Иран и Египет займут общую позицию по палестинскому вопросу.

История вопроса

Вне всякого сомнения, в свете периодически появляющейся угрозы нанесения израильской авиацией ударов по иранским ядерным объектам, Египет является «ключевым» государством для Ирана. И не мудрено, что высокие представители иранского внешнеполитического ведомства в последние годы регулярно заявляли о намерении открыть новую страницу в отношениях с Каиром.

Фактически сразу после египетской «революции» января-февраля 2011 г. министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи акцентировал внимание на том, что Иран и Египет являются «двумя главными столпами исламского мира», добавляя при этом, что Тегеран готов возобновить дипломатические отношения с Каиром «в любой момент», а в случае получения приглашения посетить с визитом египетскую столицу, он сам лично непременно этим воспользуется.

Еще более колоритно выразился в ходе встречи с египетской делегацией богословов, общественных и политических деятелей, посетившей Тегеран в 2011 г., президент Ирана М.Ахмадинежад, заявив, в своем стиле, что западные державы опасаются восстановления египетско-иранских отношений, а также, что сообща Египет и Иран смогут «бросить вызов сионистскому режиму». М.Ахмадинежад также отметил, что его страна готова поделиться накопленным опытом с «египетскими братьями» во всех отраслях государственного строительства.

Очевидно, что Иран сейчас будет максимально благоволить Каиру. Тем более, в Тегеране вполне обоснованно надеются, что ситуация на египетском направлении может развиться как раз в их пользу. Ведь в отличие от, скажем, Саудовской Аравии, египетские мусульмане в целом толерантны к шиизму, а исламское духовенство АРЕ признает шиитов как абсолютно допустимое религиозное течение.

Кроме того, в египетском социуме все большее распространение получают антиизраильские настроения. Уж эту тенденцию Тегеран наверняка будет «подогревать», используя, в первую очередь, палестинскую проблематику.

К тому же, для Ирана важно максимально вывести Египет из-под влияния арабских монархий Персидского залива. Разумеется, прекрасно понимают это и в упомянутых столицах Залива. Посему и стараются сыграть на опережение, используя свой главный рычаг — финансовую зависимость Каира.

Отсюда, судя по всему, и недавнее заявление премьер-министра Катара Хамада бен Джасема Ат-Тани после состоявшихся в начале января его переговоров с президентом Египта М.Мурси о том, что в ближайшие 5 лет Доха намерена инвестировать в экономику Египта $18 млрд. Кроме того, Катар обещает выделить $2,5 млрд., из которых $0,5 млрд. будет предоставлено в виде гранта, а $2 млрд. — в виде депозитов.

К тому же, у Дохи вместе с ее союзниками по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива появился и еще один серьезный повод подсуетиться. Это возможное потепление отношений между Тегераном и западням миром, в первую очередь, Вашингтоном.

Используя фактор неопределенности

В последнее время арабские монархии Персидского залива с большой настороженностью наблюдают за развитием ситуации между Ираном и Западом. И небезосновательно. В данной связи можно вспомнить и заявление вице-президента США Джо Байдена на 49-й международной Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности о готовности Белого дома встретиться с иранскими лидерами на двусторонней основе, и моментальную положительную реакцию на такое предложение со стороны главы внешнеполитического ведомства Ирана Али Акбара Салехи.

Безусловно, не прибавляет оптимизма «заливникам» и недавние решения Европейского суда общей юрисдикции о том, что Евросоюз предоставил недостаточно доказательств относительно причастности к иранской ядерной программе одного из крупнейших на Ближнем Востоке иранского банка «Садерат», а также аннулирование неделей раньше санкции в отношении другого крупнейшего банка Ирана — «Меллат».

Разумеется, все это еще далеко не показатели поворота в отношениях Иран-Запад. В конце концов, Дж.Байден в недавнем интервью французской газете Le Figaro вновь начал использовать в адрес Ирана «ястребиную» риторику. Похожую линию поведения во время упомянутой конференции избрал также и французский лидер Франсуа Олланд.

Однако бесспорным является то обстоятельство, что в канун намеченных на 26 февраля в Алма-Ате переговоров Тегерана с «шестеркой» международных посредников по проблеме иранской ядерной программы, переговорное поле между Ираном и западнями странами заметно расширилось.

Судя по всему, хитрый египетский лидер М.Мурси прочувствовал наметившееся потенциальное изменение региональных акцентов. Для страны, главной заботой которой нынче является максимальное привлечение доноров в находящуюся в катастрофическом положении египетскую экономику, намеки на потепление отношений между США и Ираном создают дополнительные опции для маневра.

А еще это способ подразнить главных спонсоров «постреволюционного» Египта – Катар и Саудовскую Аравию.

В общем, Каир полностью возвращается к своей излюбленной еще со времен Х.Мубарака внешнеполитической забаве – балансирование между «сильними мира сего». Правда, нынешний режим М.Мурси, в связи с плачевным состоянием египетской экономики, сейчас, похоже, вынужден еще и опуститься до балансирования между «ключевыми» региональными игроками – Ираном и арабскими монархиями Персидского залива.

Виталий Николаевич Билан — кандидат исторических наук, эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

14.02.2013

Источник — Новое Восточное Обозрение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360786740

«Новая Сирия» — еще одна Ливия

 

 

 

 

 

Сирийские события могут действительно изменить политическую карту региона, если в ближайшее время не будет достигнута действительная договоренность о прекращении огня между правительственными войсками президента Аль-Асада и мятежниками, именуемыми на Западе «демократической оппозицией». Оставим в стороне очередное заблуждение США о «демократической оппозиции» в арабских странах – ее нет, и не может быть по определению. Если же называть вещи своими именами, то США и союзникам явно нужна еще одна гражданская война, помимо ливийской.

Про Афганистан уже как-то все забыли – не до него сейчас, однако именно с Афганистана и началась вся эта история, приведшая к «арабской весне» и хаосу на Ближнем Востоке. Нефть нужна любой ценой и никому нет никакого дела до страны, в которой живут арабы. Грубо говоря, весь Ближний Восток – просто огромный резервуар, территория, желательно с послушными правителями, наподобие королевской фамилии Саудитов. Тем не менее, не все получается так, как хочется США и простой пример этому – неудачная миссия Кофи Аннана.

Следует отметить, что Аннан уже один раз потерпел неудачу в урегулировании конфликтов – на Кипре и кажется то же самое повторяется в Сирии. Даже несмотря на то, что спецпредставитель ООН и ЛАГ посетил также Иран, где на пресс-конференции с главой иранского МИД в Тегеране заявил, что сирийское руководство предоставило ему гарантии по соблюдению плана прекращения огня. Аннан выразил надежду, что уже с завтрашнего дня ситуация в Сирии начнет улучшаться. Министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи подчеркнул, что нужно позволить сирийскому правительству провести обещанные реформы. Салехи также подчеркнул, что предложенный Аннаном с целью урегулирования сирийского вопроса пакет из 6 пунктов был принят и властями Сирии. При этом министр добавил, что Иран выступает против внешнего вмешательства во внутриполитические развития событий в Сирии. Вместе с тем, Али Акбар Салехи с удовлетворением отметил, что Кофи Аннан в рамках своей посреднической миссии не поднял вопрос о смене власти в Сирии.

Но вот именно этого и хотят США. Госсекретарь Хиллари Клинтон, обвинив Россию в том, что именно благодаря ей, «режим Асада до сих пор держится», однако заверила, что президенту Сирии осталось немного времени. Получается, что Кофи Аннан не оправдал «доверия»…

Особо надо отметить и обострившиеся отношения между Ираном и Турцией по сирийскому вопросу. Как сообщает IRNA, комиссия Меджлиса по безопасности и внешней политике обсудила этот вопрос с министром иностранных дел. По мнению бывшего посла Ирана в Пакистане Мир-Махмуда Мусави, отношения Ирана и Турции могут достигнуть кризисной ситуации. Мусави подчеркнул крайнюю противоположность позиций Тегерана и Анкары по вопросу Сирии и сказал, что в связи с этим имеющиеся в двусторонних отношениях противоречия никогда не будут устранены. Анкара чуть ли не с удовольствием предоставляет трибуну Сирийскому национальному совету (СНС), отказывая при этом законному правительству. Созвав пресс-конференцию в Стамбуле, глава СНС Бархан Гальюн заявил, что режим Асада не сдержал свои обещания и не соблюдает международные соглашения. «Сирийский народ обязательно достигнет своих целей. Будет создана новая Сирия»,- сказал он. «Новая Сирия» это явно аналогичное «новой Ливии»?

Между тем, Турция продолжает нагнетать обстановку вокруг Сирии и последним поводом для турецких заявлений о «кризисном сценарии» урегулирования, то есть введения турецких войск в Сирию в случае неудачи плана Кофи Аннана послужила ситуация с лагерями беженцев в приграничных районах Турции. По словам сирийского общественного деятеля доктора Али Салима Асада, лагеря беженцев на территории Турции создавались с двойной целью. «Действительно, в лагеря Килиса и Хатая убегали жители сирийских районов Джиср-эш-Шугур, Идлиб. Вместе с беженцами туда бежали боевики оппозиции. Впоследствии лагеря беженцев в Турции стали базами боевиков «Свободной сирийской армии». В лагерях беженцев сидит все руководство ССА, там находится резиденция самого «командующего» — Рийада Асада. Именно из лагерей беженцев идет оперативное управление действиями боевиков на всей территории Сирии. Естественно, что Турция оказывает боевикам оппозиции всестороннюю помощь и поддержку», — сказал Асад, пишут СМИ.

Что касается боевых действий, то, по его словам, Турция их вела в Сирии и раньше. Но это были секретные операции турецких спецслужб. В рамках этих операций создавались базы боевиков, каналы поставки оружия, логистика, убежища, госпитали и так далее. Когда правительственные войска переходят в наступление, Турция помогает укрыться боевикам ССА на своей территории, в специально оборудованных убежищах. Там боевики лечат свои раны, проходят переформирование и снова готовятся к вторжению в Сирию. В Сирии об этом знают. Но на прямое вторжение Турция сейчас не решится. Конечно же, ситуация может поменяться и гражданская война в Сирии приобретет новый охват и новые очертания. Правительственные войска могут ослабнуть, ослабнет влияние правительства Сирии на состояние внутренних дел. Если такое произойдет, то Турция вполне может ввести свои войска на территорию страны. Но сейчас сирийская армия не так слаба, как кажется на первый взгляд. Переиграть точно по нотам ливийский сценарий в Сирии у Турции не получится.

9 апреля руководство «Свободной сирийской армии» сообщило турецким СМИ, что армия Сирии незаконно вошла в турецкий район Килис и обстреляла там лагерь беженцев. МИД Турции подтвердил акт обстрела и сообщил подробности. Сирийским военным удалось оттеснить боевиков к турецкому району Килис. Боевики слились с колонной беженцев, направлявшихся по гуманитарному коридору в сторону Турции. Перестрелка не умолкала. Боевые действия перекинулись на территорию турецкого лагеря сирийских беженцев. Беженцы оказались под огнем, погибло двое мирных сирийцев и переводчик, гражданин Турции. Об инциденте было срочно сообщено Реджепу Эрдогану, который сейчас находится в Китае. Турецкий премьер выразил возмущение действиями Дамаска и произнес: «Естественно, мы примем необходимые меры. Турецкая сторона незамедлительно прореагирует так же, как реагируют в таких случаях другие страны, в соответствии с нормами международного права», — заявил Эрдоган.

В свою очередь, лидер турецкой оппозиционной партии «Счастье» Мустафа Камалак обвинил Запад в том, что он втягивает Турцию в войну с Сирией, чтобы потом расчленить ее. Он напомнил, что точно такая участь постигла Османскую империю после Первой мировой войны, после которой были начаты шаги по созданию Государства Израиль. «Запад намерен расширить Израиль за счет турецких земель», — подчеркнул Камалак.

Что касается основных игроков, то ЕС пока не планирует проведение каких-либо военных операций в Сирии, заявил во вторник пресс-секретарь Кэтрин Эштон Майкл Мэнн. «На данный момент ничего не предусмотрено в военном смысле. С нашей стороны на данный момент мы продолжаем настоятельно призывать господина Асада прекратить насилие, следовать плану Кофи Ананна, чьи усилия по поиску мирного разрешения кризиса мы поддерживаем», — заявил он журналистам в Брюсселе.

Предположим худший вариант: Турция решает начать военные операции на территории Сирии, Иран выступает с поддержкой Башара Асада, флот США в Персидском заливе готов нанести удар по нефтяным терминалам, Израиль давно готов к войне и ждет просто повода, который уже дала Турция. Что за всем этим последует представить несложно – локальная война, грозящая перерасти в региональную. Победителей в этой войне не будет, а Запад еще долго будет разбираться с последствиями им же породившего хаоса. Есть правда нейтральный вариант – оставить Сирию в покое и пусть она сама разбирается со своими мятежниками, которые не выполняют договоренности. Но главное в этом варианте – нейтрализовать Турцию. И, конечно, оставить в покое Иран с его ядерной программой и перестать искать там биологическое оружие. К сожалению, этот сценарий СШа и Европу явно не устраивает и поэтому надо ждать «кризисного развития» ситуации, что нежелательно для всех, кроме, повторимся, Турции, США и в некоторой степени ЕС.

26.04.2012
Карине Тер-Саакян,
Источник — Iran.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=133545С

Ситуация в Ливии: февраль 2012 г.

 

 

 

В.В.Куделев

17 февраля бывшие повстанцы отметили первую годовщину начала вооруженного восстания против режима Муамара Каддафи. Центром торжеств стал город Бенгази, откуда стартовало восстание. Как с сожалением констатировала в этой связи правозащитная организация «Международная амнистия» /МА/, надежды ливийцев на новую Ливию «оказались похоронены» нарушениями прав человека, совершенными различными группировками бывших повстанцев в атмосфере «полной безнаказанности». С этой оценкой можно только согласиться, хотя она сделана достаточно политизированной организацией – в Ливии царит анархия, и ответственность за нее несут те, кто свергал прежний, пусть и одиозный, режим.

2 февраля министр юстиции Ливии Али Х`Мида Ашур в очередной раз /сколько их было раньше – никто не считал/ заявил, что его ведомство проведет расследование по случаям пыток в ливийских тюрьмах. Об этих случаях, ставших «повсеместными», раз за разом сигнализируют международные правозащитные организации. «Эти обвинения относятся к тюрьмам, которые не находятся под нашим контролем», — признал он в ходе передачи его ведомству тюрьмы Айн-Зара в пригороде Триполи, которую раньше контролировала одна из бригад повстанцев. Он при этом не уточнил, сколько тюрем контролирует министерство юстиции, а сколько – не контролирует, равно как в чьем ведении находятся последние.

По данным ООН, в ведении различных бригад бывших повстанцев находятся многочисленные тайные места заключения, в которых погибают тысячи узников. Как отметил министр юстиции, его ведомство вместе с министерствами обороны и внутренних дел сформировало специальную комиссию, призванную способствовать передаче всех этих учреждений в ведение минюста.

При режиме Каддафи тюрьма Айн-Зара служила местом изоляции политзаключенных. Сейчас там в ожидании суда находятся около 1500 человек из числа тех ливийцев и иностранцев, которые воевали за Каддафи.

По данным неправительственных организаций, в настоящее время в ведении «революционеров» находятся до 60 тюрем, в которых содержатся около 8,5 тыс.заключенных. они же отмечают, что до сих пор новые ливийские власти не организовали ни одного судебного процесса над теми, кто сделал пытки в Ливии повсеместными.

3 февраля международная правозащитная организация «Хьюман Райтс Уотч» сигнализировала о гибели в застенках одной из бригад бывших повстанцев посла прежнего режима в Париже Омара Бребеша. Он провел в тюрьме всего сутки и, возможно, умер под пытками. Подтверждение тому – данные вскрытия и посмертные фотографии, свидетельствующие, что у него вырывали ногти на пальцах ног.

62-летний бывший дипломат был арестован 19 января с.г. бойцами печально известной Зинтанской бригады, контролирующей в настоящее время значительную часть Триполи, и более того, постоянно участвующей в боестолкновениях с другими бригадами с целью расширения своих «владений». С 2004 по 2008 гг. он занимал пост атташе по вопросам культуры в посольстве Ливии в Париже, затем несколько месяцев временно исполнял обязанности посла. Во время восстания он работал в центральном аппарате МИД. После победы повстанцев остался в этом же ведомстве в качестве юристконсульта.

5 февраля в Ливии стартовал первый судебный процесс над сторонниками лидера прежнего режима. Перед военным трибуналом в Бенгази предстали 41 человек. Всем им предъявлено обвинение в «заговоре против ливийской революции, создании преступного сообщества с целью совершения преступлений, попытке организации побега заключенных из тюрьмы». Процесс проходит при самых жестких мерах безопасности. Коллектив защиты сразу после начала процесса оспорил право военного трибунала заниматься этим делом, поскольку в большинстве случаев речь идет о гражданских лицах, арестованных в Бенгази бывшими повстанцами в конце июля прошлого года в ходе очередной кампании охоты на «ведьм». Уже 22 февраля военный трибунал признал себя некомпетентным по этому делу.

Кроме преследований бывших сторонников Каддафи «революционеры» занялись гонениями по отношению к этническим меньшинствам. Подобная практика вынудила 17 февраля главу МИД Франции Алена Жюппе призвать новые ливийские власти «защитить права этнических меньшинств в условиях, когда насилие и злоупотребления царят в этой стране». Интересно, о чем он думал раньше? Еще один радетель прав человека – Лондон – заявил 16 февраля о намерении принять международный коллоквиум по проблеме прав человека в Ливии.

2 февраля глава Переходного национального совета /ПНС/Мустафа Абдель Джалиль дал понять, каким он видит будущее своей страны. В интервью французской газете «Фигаро» он заверил, что в Ливии «будет править умеренный ислам». «Исламисты мешали Ливии еще до того, как они начали мешать Западу. Именно умеренный ислам будет править в этой стране. 90 процентов ливийцев исповедуют умеренный ислам, остальные 5 процентов – либералы, еще 5 процентов – экстремисты» — утверждал он. «Я уверен в будущем Ливии, несмотря на проблемы, которые создают сторонники бывшего режима и те, кто недавно прибыл в страну. Выборы состоятся в предусмотренные сроки», — заявил он. По его оценке, право быть избранным в ходе предстоящих выборов потеряли «не более 2 тысяч человек из числа сторонников прежнего режима». Глава ПНС заметил, что лично он не будет баллотироваться на избрание на высший государственный пост и удовлетворится ролью «примирителя».

Точная дата выборов пока неизвестна, однако ПНС уверяет, что они пройдут в июне с.г.

Однако «новую» Ливию вряд ли ожидает спокойное будущее. Как заявил 11 февраля в телефонном интервью для телеканала «Аль-Арабия» находящийся в Нигере сын Муамара Каддафи – Саади, он в ближайшее время вернется в страну. При этом он утверждал /и он абсолютно прав/, что большинство ливийцев не удовлетворено существующей ситуацией, поскольку ими «руководит банда». По оценке Саади, в Ливии расширяется новое повстанческое движение, считающее своим противником ПНС. Он же пообещал, что в случае его возвращения в Ливию он не будет мстить своим бывшим противникам.

38-летний Саади укрылся в Нигере в августе 2011 г. Несмотря на требования ПНС, эта страна отказывается выдавать его Ливии «по гуманитарным причинам».

Инцидент, происшедший 11 февраля в Бенгази, фактически дезавуировал заявление лидера ПНС от 2 февраля. В тот день бойцы одной из бригад, находящейся под контролем исламистов, разрушили мемориал бывшего египетского президента и «отца» арабского национализма Гамаля Абдель Насера. Этот мемориал был возведен при режиме Каддафи, также немало поэксплуатировавшем идеи арабского национализма.

Исламистские бригады стали угрожать и соседям Ливии. 1 – 2 февраля в районе тунисского города Сфакс произошло боестолкновение тунисикх сил безопасности с вооруженными лицами, вторгшимися в Тунис из Ливии. 13 февраля в Тунисе было объявлено, что это боестолкновение спровоцировали «действующие в Ливии группы, которые близки к «Аль-Каиде». На месте боестолкновения тунисцы обнаружили 34 автомата Калашникова и боеприпасы, которые, по всей видимости, перевозились в Тунис.

Относительно новым явлением для современной Ливии стали вспыхнувшие 13 февраля на юго-востоке страны в районе г.Куфра бои между вооруженными формированиями племен зувайя и тубу. Они привели к гибели свыше 130 человек, поскольку стороны использовали не только легкое стрелковое оружие, но и РПГ, а также крупнокалиберные зенитные пулеметы. Известно, что первое из племен пользуется поддержкой ПНС, второе – более темнокожее — традиционно презиралось в Ливии, поскольку его ветви также проживают в соседних Нигере и Чаде. 24 февраля в Куфру вошли армейские подразделения.

22 февраля бывший премьер-министр Ливии Махмуд Джибрил объявил о создании предвыборной коалиции из более чем 40 партий и 200 общественных организаций, выступающих за умеренный ислам в Ливии. К ней присоединились представители меньшинств — берберов, туарегов и племени тубу. Глава этой коалиции должен быть избран 12 марта в Бенгази. Джибрила нередко представляют как лидера ливийских либералов, и он, пожалуй, один из немногих ливийских политиков, на которого можно рассчитывать.

2 февраля все точки над i относительно того, что потерял российский оборонно-промышленный комплекс из-за событий в Ливии, расставил глава «Рособоронэкспорта» Анатолий Исайкин. По его данным, упущенная выгода этого предприятия в этой североафриканской стране составила около 4 млрд долларов. «У нас были заключены контракты на 2 млрд долларов. На такую же сумму могли быть заключены новые контракты, — сообщил он. – Таким образом, из-за ведения эмбарго мы потеряли около 4 млрд долларов».

Говоря о перспективах военно-технического сотрудничества с Ливией, Исайкин сообщил: «После отмены эмбарго мы выйдем на переговоры с новыми властями этой страны, и только потом можно будет сказать, будут ли выполняться заключенные контракты, будут ли заключаться новые. Особых иллюзий мы не питаем, поскольку стране надо восстанавливаться, но такие переговоры мы планируем».

http://iimes.ru/rus/stat/2012/13-03-12a.htm

Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (13-19 февраля 2012 года)

 

 

 

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связа-ны с Сирией и Ираном. Генеральная Ассамблея ООН подавляющим боль-шинством голосов 16 февраля приняла предложенную Египтом резолюцию «Положение в Сирийской Арабской Республике», в которой осуждаются «продолжающиеся массовые и систематические нарушения сирийскими властями права человека», но при этом не говорится о насилии, совершаемом сирийской вооруженной оппозицией. Россия и Китай проголосовали против этого документа. Иран на прошедшей неделе объявил о новых значительных достижениях в деле реализации национальной ядерной программы.

Не снижается напряженность обстановки в Сирии. В различных районах страны продолжаются боевые действия между правительственной армией и силами вооруженной оппозиции. Как и прежде, наиболее масштабное и ожесточенное вооруженное противостояние имеет место в городах Хомс, Хама и прилегающих к ним районам в центральной части САР, в северо-западной провинции Идлиб и южной провинции Деръа. На прошедшей неделе боевики оппозиции предприняли попытки овладеть городами Идлиб и Деръа, но были отбиты правительственными войсками. Продолжаются, хотя и с меньшей интенсивностью, бои в некоторых пригородах Дамаска. 18 февраля два корабля ВМС Ирана прибыли в сирийский порт Тартус. Ирак принял решение усилить охрану границы с САР (603 км) с целью воспрепятствовать контрабанде оружия и переходу боевиков в соседнюю страну. 17 и 18 февраля оппозиция провела в некоторых городах страны (Дамаск, Алеппо, Дер-эз-Зор и др.) демонстрации с требованиями отставки президента САР Б. Асада. Ранее, 16 февраля Б. Асад сообщил, что на 26 февраля назначен обще-национальный референдум по принятию новой конституции страны. По словам Б. Асада, руководство САР «следует по пути реформ в соответствии с четким временным графиком», в то время как действия оппозиции и ее зарубежных покровителей преследуют цель разделить страну. Координационные комитеты оппозиция призвали население бойкотировать конституционный референдум.

Важной задачей разведывательных ведомств США в настоящее время является сбор информации о действиях властей САР в отношении оппозиции. Кроме того, американская разведка следит за деятельностью «Аль-Каиды» в Сирии. БПЛА ВС США совершают полеты над территорией САР с целью контроля за перемещениями правительственных войск, ведется перехват радиопереговоров сирийской армии. США используют ИСЗ и другие технические средства наблюдения для того, чтобы предотвратить расхищение химического и биологического оружия противниками Б. Асада или представителями исламистских групп. В то же время в Пентагоне признали, что пока никаких подозрительных передвижений вблизи хранилищ оружия замечено не было. Американские военные считают, что сирийские власти делают все возможное, чтобы защитить ОМП от попадания в руки противников правящего режима. По оценке главы Разведуправления МО (РУМО) США генерала Р. Бэрджесса, «после 10 месяцев волнений режим и оппозиция в Сирии пришли к патовой ситуации. Однако режим остается единым. Несмотря на случаи дезертирства и перехода на сторону вооруженной оппозиции, сирийская армия в целом по-прежнему является жизнеспособной, единой и эффек-тивной силой». Причем оппозиционному Сирийскому национальному совету (СНС) «еще только предстоит превратиться в ясную или единую альтернативу режиму Асада». По словам генерала, СНС до сих пор «был не в состоянии объединить сирийцев вокруг стратегии свержения режима» в Дамаске.

Продолжается международное политическое давление на сирийское руководство, которое осуществляют главным образом ряд арабских стран и ведущие государства Запада. Именно они добились принятия Генассамблеей ООН резолюции с осуждением действий властей САР, хотя этот документ и не имеет обязательной силы. Активно, но пока безрезультатно обсуждается вопрос о направлении в Сирию международных миротворческих сил. 19 февраля своего посла из Дамаска отозвал Египет. Сирию посетил зам. главы МИД КНР Чжей Цзюнь, имевший встречу с президентом Б. Асадом. По итогам своего визита китайский представитель заявил, что Пекин «поддерживает процесс реформ в Сирии и связанные с ним важные шаги», выступает против военной интервенции в САР и реализации сценария силовой смены политического режима. Россия подтвердила, что «насилие в Сирии должно быть прекращено всеми сторонами, а необходимые решения могут быть найдены только в результате ведомого самими сирийцами и открытого для всех политического процесса».

На прошедшей неделе Иран объявил о новых достижениях в деле реализации национальной ядерной программы. В частности, было сообщено об изготовлении стержней из урана, обогащенного до 20 процентов, для исследовательского реактора в Тегеране и введении в строй новых, более современных каскад центрифуг для обогащения урана на объектах в Куме и Натанзе. В то же время США предполагают, что заявления о реализации новых ядерных проектов скорее связаны с внутриполитической ситуацией в ИРИ, чем с конкретными техническими достижениями, и представляют собой попытку отвлечь внимание от последствий санкций для иранской экономики. По мнению главы РУМО США генерала Р. Берджесса, в Тегеране не собираются сами начинать или провоцировать вооруженный конфликт в регионе. Вместе с тем, Иран «может перекрыть Ормузский пролив — по крайней мере, временно», и «нанести ракетный удар по силам США и их союзникам в регионе, если подвергнется нападению». Кроме того, Иран «может предпринять попытку использовать по всему миру работающие на него террористи-ческие элементы». Глава Пентагона Л. Панетта считает, что Иран пока не принимал решение о том, чтобы приступить к производству ядерного ору-жия. Власти США ввели санкции в отношении министерства информации /безопасности/ ИРИ, т. к. «эта ключевая разведывательная организация поддерживает террористические группировки». Иран 19 февраля объявил о прекращении поставок нефти британским и французским компаниям.

Тегеран подтвердил готовность к скорейшему возобновлению переговоров по иранскому «ядерному досье» и к конструктивному сотрудничеству с Евросоюзом. Об этом говорится в послании секретаря Высшего совета национальной безопасности ИРИ С. Джалили, направленном Верховному представителю ЕС по иностранным делам и политики безопасности К. Эштон. Госсекретарь США Х. Клинтон и К. Эштон 17 февраля выразили «осторожный оптимизм» по поводу возможности возобновления переговоров с Ираном о его ядерной программе.

На минувшей неделе Израиль обвинил Иран и поддерживаемую Тегераном ливанскую группировку «Хизбалла» в попытках организации и совершении терактов против израильских диппредставительств в Индии, Грузии и Таиланде, что иранцы категорически отвергают.

В столице Пакистана Исламабаде на минувшей неделе прошла третья с 2009 г. встреча президентов Афганистана Х. Карзая, Ирана М. Ахмадинежада и Пакистана А. А. Зардари. Главы соседних стран обсудили вопросы региональной безопасности, борьбы с терроризмом и возможности расширения экономического сотрудничества. А. А. Зардари заявил, что Пакистан не позволит давлению со стороны западных стран сказаться на ирано-пакистанских отношениях и полностью поддержит ИРИ в случае агрессии со стороны других государств. Пакистанский президент также подчеркнул важность, которую в Исламабаде придают совместному с Ираном проекту строительства газопровода, что позволит ежедневно поставлять 21,5 млн кубометров иранского газа в Пакистан.

Правительство Пакистана временно разрешило поставки через территорию страны пищевых продуктов для войск НАТО в Афганистане. Об этом сообщил министр обороны Пакистана А. Мухтар. Разрешение на перевозку грузов будет действовать в течение ограниченного периода времени и касается исключительно транзита скоропортящихся продуктов.

16 февраля президент Афганистана Х. Карзай заявил, что власти страны вместе с представителями США принимают участие в предварительном переговорном процессе с движением «Талибан». Кроме того, правительство Афганистана передало администрации Б. Обамы свои предложения и рекомендации по переговорам о примирении с талибами. 18 февраля Х. Карзай встретился в Пакистане со священнослужителем, тесно связанным с талибами, М. С. Хаком. В то же время представитель «Талибана» отметил, что движение не собиралось и не собирается вести никаких переговоров с афганскими властями, т. к. считает Х. Карзая «иностранной марионеткой и человеком, не способным самостоятельно принимать решения».

Власти Египта 19 февраля объявили, что новый президент страны будет избран до конца июня с. г.

Руководство Партии свободы и справедливости (политическое крыло «Братьев-мусульман») заявило, что если США пойдут на сворачивание финансовой помощи Каиру, то Египет пересмотрит мирный договор с Израилем. По словам лидера партии М. Мурси, военная помощь является частью мирного договора Египта с Израилем, гарантом которого выступают США. В то же время Вашингтоне подчеркнули, что рассматривают военную помощь АРЕ как «инвестицию в безопасность и стабильность не только Египта, но и всего региона, особенно Израиля», а с принятием решений, ведущих к свертыванию этой помощи, спешки пока нет.

Ливия 17 февраля отметила первую годовщину начала восстания против режима М. Каддафи. Однако в стране до сих пор отсутствует стабильность. По заявлению правозащитной организации «Международная амнистия», «вооруженные группы боевиков угрожают безопасности и стабильности в Ливии», а многочисленные вооруженные отряды бывших повстанцев, сражавшихся против М. Каддафи, превратились в уголовные банды, действующие в основном на западе страны. Тем временем бывшие высокопоставленные лица из окружения Каддафи, бежавшие из Ливии, создают для борьбы с новой властью. «Общенациональное ливийское народное движение».

На фоне ухудшения отношений Израиля и Кипра с Турцией происходит израильско-кипрское сближение, вызванное как общими экономическими интересами в связи с обнаружением на их шельфе огромных запасов природного газа, так и заинтересованностью двух стран в развитии сотрудничества в сфере безопасности. 16 февраля Кипр с визитом посетил премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху. На переговорах с президентом Кипра Д. Христофиасом обсуждалось сотрудничество в энергетике, сельском хозяйстве, здравоохранении. Был подписан договор о сотрудничестве в спасательных операциях. Д. Христофиас заявил, что сотрудничество Кипра и Израиля не направлено против третьих стран.

В Бахрейне на прошедшей неделе проходили массовые демонстрации шиитской оппозиции против политики правящей в стране суннитской династии Аль Халифа. Акции протеста сопровождались жесткими столкновениями с полицией. Демонстрации были приурочены к первой годовщине шиитского восстания в феврале 2011 г.

Судан и Южный Судан при посредничестве Африканского союза договорились завершить в течение трех месяцев демаркацию границы между двумя государствами. К настоящему времени стороны уже согласовали около 90 проц линии прохождения границы, но спорными остаются пять участков и территорий.

В Кувейте завершено формирование нового правительства. Как и предполагалось, его возглавил шейх Дж. аль-Мубарак ас-Сабах. Министром обороны назначен бывший глава генштаба ВС эмирата шейх А. аль-Халед ас-Сабах. Свои посты сохранили глава МВД А. аль-Хумуд ас-Сабах и министр финансов М. аш-Шимали.

17 февраля революционный совет палестинского движения ФАТХ принял решение выдвинуть кандидатуру М. Аббаса на пост главы Палестинской национальной администрации на второй срок на предстоящих в мае 2012 г. выборах. Аббас занял этот пост в 2005 г. Ранее 76-летний М. Аббас неоднократно заявлял, что не собирается баллотироваться на новый срок.

Приложение

О мароккано-алжирских отношениях

Марокко и Алжир являются крупнейшими странами Арабского Ма-гриба, и от состояния отношений между ними во многом зависит общее положение дел в этом регионе. Два государства традиционно соперничают за лидерство в северо-западной части Африки, кроме того, между ними до настоящего времени не урегулированы территориально-пограничные проблемы. Все это делает мароккано-алжирские отношения сложными, способствует их периодическому обострению. С середины 1970-х гг. главным камнем преткновения между Марокко и Алжиром является проблема Западной Сахары. В 1975 г. переговоры между Марокко, Мавританией, Алжиром и Испанией о будущем этой испанской колонии не привели к достижению взаимоприемлемой договоренности. В ноябре 1975 г. Испания, Марокко и Мавритания подписали соглашение о передаче власти в Западной Сахаре с 26 февраля 1976 г. временной мароккано-мавританской администрации. С другой стороны, поддерживаемый Алжиром Фронт ПОЛИСАРИО (Народный фронт освобождения Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро, образован в 1973 г.), объявил 27 февраля 1976 г. о создании Сахарской Арабской Демократи-ческой Республики (САДР).

В Рабате оккупацию Западной Сахары объясняли тем, что это территория является исконно марокканской землей. В то же время Алжир не выдвигал претензий на Западную Сахару, а свою помощь, в т. ч. военную, Фронту ПОЛИСАРИО объяснял необходимостью оказания поддержки праву западносахарцев на самоопределение. За всем этим отчетливо просматривалось желание АНДР не допустить усиления Марокко за счет присоединения к королевству богатой природными ресурсами и занимающей важное стратегическое положение территории. Кроме того, алжирцы были убеждены, что после захвата Сахары Марокко попытается поглотить Мавританию, а затем возобновит претензии на территории Западного Алжира. Поэтому АНДР любой ценой хотела пресечь марокканскую экспансию и, добившись утверждения в Западной Сахаре дружественного правительства, получить кратчайший выход к побережью Атлантического океана. В условиях усиливавшихся политических и экономических трудностей в конце 1980-х гг. Алжир приостановил помощь Фронту ПОЛИСАРИО, но руководящие органы САДР и военные формирования Фронта (до 6 тыс. чел.) продолжают размещаться на алжирской территории в районе Тиндуф вблизи стыка границ АНДР, Марокко, Мавритании и Западной Сахары. Война в Западной Сахаре завершилась в сентябре 1991 г., когда при посредничестве ООН Марокко и Фронт ПОЛИСАРИО достигли договоренности о прекращении огня.

До настоящего времени участники конфликта не достигли успехов в решении практических вопросов о будущем статусе сахарской территории и регулярно обвиняют друг друга в создании препятствий на пути ее решения. Рабат обвиняет Алжир в оказании помощи сепаратистам из Фронта ПОЛИСАРИО. Марокко заявляет, что предоставление Западной Сахаре статуса широкой автономии в составе королевства является единственным путем решения вопроса, т. к. территориальная целостность страны, включая сахарские территории, «не подлежит обсуждению». Жесткость позиции Рабата по сахарской проблеме обусловлена тем, что от ее решения во многом зависит устойчивость королевского режима, т. к. в стране существует консенсус всех политических сил по решению проблемы «восстановления исторических границ Марокко». Вместе с тем, все острее встает вопрос о том, насколько целесообразен избранный курс: присоединение Западной Сахары и эксплуатация ее природных богатств не только не принесли стране процветания, но и стали очень тяжёлым бременем для Марокко, поскольку истощают силы королевства в плане экономическом, политическом и в вопросах безопасности.

Алжир считает, что судьбу сахарской территории должен решить референдум с участием ее коренного населения. Алжирцы поддерживают идею переговоров между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО «без выдвижения предварительных условий», но с учетом возможности реализации права сахарцев на самоопределение. Кроме того, алжирское руководство настаивает на том, чтобы западносахарская проблема была вынесена за рамки двусторонних отношений с Марокко, т. к. ее решение является делом ООН. В целом неурегулированность ситуации вокруг Западной Сахары сохраняет потенциальную опасность для стабильности в Северо-Западной Африке.

Марокканская военная доктрина определяет в качестве наиболее вероятного противника Алжир, а алжирская — Марокко. Между двумя странами периодически разворачивается гонка вооружений. Так, после подписания Алжиром в 2006 г. соглашений с Россией о закупке крупных партий вооружений Марокко заключило США контракт на поставку истребителей F-16, а во Франции были заказаны новые корабли для королевских ВМС.

В то же время история мароккано-алжирских отношений показывает, что руководители обоих государств не стремятся резко обострять ситуацию, а тем более доводить ее до взрывоопасного состояния. В Рабате и Алжире неоднократно заявляли о «невозможности какой-либо войны между двумя братскими странами», но при этом алжирцы отмечают, что «война — это тот выбор, к которому прибегнет Алжир только в одном случае – при нарушении его границ, унаследованных от эпохи колонизации». В настоящее время проблема окончательной демаркации границ между двумя странами не является столь острой, как пытаются представить некоторые аналитики. Марокко и Алжир подписали соглашения по этому вопросу, но они не были ратифи-цированы марокканским парламентом.

Марокко и Алжир регулярно заявляют о необходимости нормализации двусторонних отношений и периодически предпринимают шаги в этом направлении, однако этот процесс идет очень трудно, со сбоями. Так, в 2004 г. Марокко аннулировало визовый режим для граждан Алжира, который был введен марокканскими властями в 1994 г. после того, как был совершен теракт против иностранных туристов в Марракеше. В 2006 г. Алжир сделал ответный шаг в этом вопросе, но не стал открывать сухопутную границу с Марокко, закрытую в 1994 г. Марокко призывает к открытию сухопутных границ между двумя странами. Алжир не отрицает, что он также стремится к этому по гуманитарным, политическим и экономическим соображениям. Однако Алжир хочет, чтобы этот шаг произошел в рамках урегулирования всего комплекса двусторонних отношений. Причем алжирцы выступают против иностранного участия в деле нормализации отношений с Марокко.

События в Ливии в 2011 г. привели к очередному осложнению в дву-сторонних отношениях. Марокко обвинило Алжир в предоставлении наем-ников и оружия режиму М. Каддафи, что Алжир отрицал.

У Алжира и Марокко имеются важные совместные интересы, прежде всего экономические. Так, через марокканскую территорию проходит газопровод Алжир — Западная Европа, в успешной работе которого заинтересованы оба государства. Две страны совместно участвуют в различных международных проектах, в т. ч. военно-политической направленности. В первую очередь, это относится к Евро-Средиземноморскому сотрудничеству. Так, Марокко и Алжир участвуют в группе «5 + 5» (5 стран Магриба + Испания, Италия, Мальта, Португалия и Франция).

В последнее время отмечается определенное улучшение в мароккано-алжирских отношениях. В январе 2012 г. Алжир с официальным визитом посетил глава МИД Марокко С. Д. аль-Османи. И хотя этот визит не привел к заметным практическим результатам, сам его факт рассматривается как позитивный шаг, способствующий сближению между двумя странами после долгих лет напряженности. Новый премьер-министр Марокко А. Бенкиран заявил, что диалог с Алжиром является единственным путем решения проблемы Западной Сахары, но одновременно подтвердил приверженность правительства «защите территориальной целостности» королевства. В Алжире также заявляют о необходимости «искренности и взаимного доверия между соседями». Позитивные подвижки в мароккано-алжирских отношениях позволили провести 18 февраля в Рабате первую за долгие годы встречу глав внешнеполитических ведомств стран-членов Союза арабского Магриба (САМ) – Алжира, Мавритании, Марокко, Ливии и Туниса. Сообщается и о возможном созыве саммита САМ до конца 2012 г.

По мнению экспертов, «обе стороны едины во мнении, что необходимо преодолеть трудности, мешающие нормализации отношений двух стран, такие, как проблема Западной Сахары, и сосредоточиться на развитии двусторонних экономических отношений, а также на возрождении идеи объединения стран Магриба, которая находится в застывшем состоянии. Алжир и Марокко хорошо понимают важность сотрудничества ради стабильности региона Магриба, ради укрепления и развития экономических отношений между странами этого региона». Вместе с тем, учитывая тяжелый груз сложных проблем в двусторонних отношениях, процесс их налаживания будет трудным, длительным и не прямолинейным.

источник — Институт Ближнего Востока

Почему НАТО проиграла в Ливии?

Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен считает, что он выиграл войну в Ливии. Во всяком случае, он назвал операцию альянса одной из самых успешных в его истории – значит, речь идет о победе.

Расмуссен заклинает реальность. Выиграть современную войну невозможно. Она проигрывается в момент объявления. Именно поэтому войну никто уже не объявляет. Она просто начинается под другим, эвфемистическим обозначением («операция», «принуждение к миру» и проч.), а войной ее станут звать впоследствии, причем чаще всего неофициально. Умберто Эко в начале 90-х призывал интеллигенцию табуировать войну – так вот, на уровне официального языка войны уже не существует.

В Ливии НАТО вела современную во всех смыслах войну, в которой демонстрация метода не менее значима, чем цель.

«Идея благопристойной войны, благопристойной бомбы или же умной ракеты, равно как и сама эта война, задуманная как технологическая экстраполяция разума, — все это верный признак безумия, вроде тех стеклянных колпаков или мыльных пузырей на головах некоторых персонажей Босха, которые обозначают отсутствие разума», — писал Жан Бодрийяр опять же в начале 90-х.

В конце августа, когда повстанцы взяли Триполи, Фог Расмуссен в интервью французскому изданию Le Journal du Dimanche объяснял, что операция НАТО оказалась «очень успешной», потому что авиация альянса совершила около 22 тысяч вылетов, поразила около 5 тысяч объектов, и по ее вине не погиб ни один мирный житель.

Благопристойная бомба, гуманитарное бомбометание, попытка показать, что война ведется по правилам. Война как система слов и жестов табуирована. Всякому, кто берется нарушить это табу, недостаточно нарисовать портрет врага-людоеда. Он накладывает на себя такое количество обязательств и ограничений, что война выхолащивается.

Победа в выхолощенной войне – это не разорванный на улице полковник Каддафи, не казненный Саддам и не изгнанные талибы. Точнее, все это необходимое, но не достаточное условие победы. Нужно последовательно придерживаться этике новой войны. Чем меньше война похожа на войну, тем лучше. Впрочем, этика тянет ее в бесконечность, и налицо снова необходимое, но недостаточное условие победы.

Что совершенно невозможно, так это продемонстрировать этичность своей войны, ее правильность. Если ты начал войну, то общественное сознание видит в тебе нарушителя запрета. Оно спросит с тебя по гамбургскому счету. Оно заранее заточено на то, что ты мерзавец, и даже если твой враг – король негодяев, именно ему будет предоставлено первое слово, когда нужно будет определить, убивал ты мирных жителей или нет. Потом слово возьмешь ты, тебя выслушают, чтобы не поверить.

Невозможно выиграть современную войну. Она ведется на информационном поле, и здесь интерпретация тех, кто считает, что ты мерзавец, будет опережать твою собственную и формировать отношение к тому, чем ты занят. СМИ и правозащитники разрушат создаваемый тобой образ справедливой и этически чистой войны.

С тех пор, как началась операция НАТО в Ливии, о мирных жертвах бомбардировок мы слышали чуть ли не каждый день. Слова Фога Расмуссена о том, что жертв среди гражданского населения нет, звучат попросту неправдоподобно.

Телевидение, пресса в целом ответственны за то, что мы сомневаемся в «благопристойности» натовских бомбардировок. Они ответственны за то, что классический, мифический финал злого властелина стал кровавым реалити-шоу. Они будут ответственны за то, что никакой западной демократии в Ливии не получится – мы просто узнаем, услышим, прочитаем о том, что там происходит. Можно выиграть войну у Каддафи, нельзя выиграть ее у СМИ.

Кому-то могли почудиться здесь интонации Юлии Латыниной, клеймящей либералов и правозащитников за отстаивание прав Лернейской гидры и осуждение Геракла. Однако, констатируя поражение НАТО и Расмуссена (а оно неизбежно!), я вовсе не склонен видеть в нем закат западной цивилизации.

Война, в которой невозможно победить, дискредитирует саму идею войны как инструмента решения проблемы.

Войны будут проигрываться либо как неэтичные, либо как безрезультатные. Если бы в Ливии сложилась патовая ситуация из-за нежелания НАТО выйти за те или иные рамки, кампания была бы признана этичной, но из-за этого смехотворной в силу своей бесполезности.

Всякий раз, когда войны будут обнажать свою бессмысленность, у цивилизации будет появляться новый стимул для поиска иных решений.

Андерс Фог Расмуссен возглавляет организацию, которая будет проигрывать всегда – не потому, что она плоха, а потому, что такова ее цивилизационная роль.
2011-10-29 / Станислав Минин, обозреватель при главном редакторе НГ

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1319867940

Что после Каддафи?

Политическое и военное руководство Соединенных Штатов считает, что режим Муамара Каддафи явно разваливается. Но в эти часы на повестке дня два важнейших вопроса: что станет последней каплей, способствующей уходу ливийского диктатора, и какова будет при этом роль Соединенных Штатов.

Американские официальные лица упорно ищут ответ на вопрос, как будет выглядеть переломный момент наступления повстанцев, после которого Каддафи уже не оправится и определенно не сможет заявлять, что он правит Ливией. 22 августа стало очевидно, что благодаря усилиям коалиции НАТО практически все каналы коммуникации Каддафи заблокированы и он уже не может отдавать приказы своим войскам. Официальные лица в Вашингтоне утверждают, что Каддафи как лидер прекратит существовать в течение не дней, а часов. Хотя при этом совершенно не ясно, где именно Муамар Каддафи, находится ли он в самом Триполи.

Остаются без ответа и другие ключевые вопросы: какова будет в дальнейшем роль НАТО и Соединенных Штатов; насколько быстро и смогут ливийские повстанцы (и смогут ли вообще) организовать переходный период, насколько работоспособным и эффективным будет их правительство?

Американские официальные лица 22 августа давали понять, что в отличие от таких горячих точек, как Ирак и Афганистан, содействие ливийским повстанцам идет под эгидой не США, а НАТО, и Вашингтон не хочет, чтобы его боевые части были втянуты в третью войну.

Вот как комментирует ситуацию эксперт в сфере военной разведки генерал-майор Джеймс Маркс:

– Очевидно, что сейчас внимание Соединенных Штатов сосредоточено не на устранении Каддафи, а на том, как будет обустраиваться жизнь в Ливии после ухода Каддафи – именно тогда начнется поистине трудная работа. Но американские вооруженные силы не будут участвовать – такова официальная позиция Белого дома. Хотя следует признать, что опыт американских военных в содействии мероприятиям переходного периода считается непревзойденным. Судя по всему, американские армия и морская пехота все же будут присутствовать наготове за горизонтом. Но в данный момент администрация Обамы заявляет, что не позволит присутствия американский войск в Ливии…


Президент Обама, проводящий отпуск в штате Масачусетс, в ночь на 22 августа выпустил заявление, в котором говорится, что режим Каддафи проявляет признаки коллапса и самый надежный путь прекратить кровопролитие прост: Муамар Каддафи и его режим должны признать, что их правление подошло к концу. Глава Белого дома еще раз подтвердил поддержку США Переходному национальному совету Ливии, созданному повстанцами, представитель которого на прошлой неделе официально возобновил работу посольства Ливии в Вашингтоне.

Пресс-служба президента сообщает, что он регулярно получает доклады своих помощников о развитии событий в Ливии.

Между тем, Белый дом и Госдепартамент продолжают слышать в свой адрес разнонаправленную критику: одни оппоненты называют США помощь ливийским повстанцам недостаточной; другие, напротив, считают, что Ливия, в отличие от Сирии, не имеет большого стратегического значения.

Авторы сегодняшней редакционной статьи в газете Wall Street Journal упрекают администрацию Обамы в том, что она не стала решительно поддерживать повстанцев в Ливии с самого начала полугодовой гражданской войны в этой стране. В статье, в частности, говорится: «Вся жалость в том, насколько быстрее Каддафи мог быть разгромлен, насколько меньше людей могло быть убито и насколько возросло бы влияние Соединенных Штатов если бы Америка управляла бы ситуацией более энергично с самого начала».

Газета New York Times отмечает нынешнее стремление администрации Обамы помочь Ливии встать на демократические рельсы после того, как Каддафи уйдет. Газета пишет, что помощник госсекретаря Джеффри Фелтман в минувшие выходные встречался в Бенгази с политическим руководством ливийских повстанцев и пытался убедить его в необходимости объединить все сегменты ливийского общества в предстоящий переходный период.
23.08.2011

Источник — rus.azattyk.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1314090300

Михаил Гусман: Каддафи – мой самый сложный собеседник

Новости-Азербайджан. Фарид Акберов (Москва) – для Новости-Азербайджан.

Интервью с первым заместителем генерального директора ИТАР-ТАСС, заслуженным работником культуры РФ, ведущим передачи «Формула власти» Михаилом Гусманом.

– Как один из руководителей ИТАР-ТАСС, вы считаете, социальные сети создают проблемы для традиционной деятельности информагентств?

– Я считаю, что сегодня Интернет, благодаря бурному развитию информационных технологий, бросает огромный вызов обществу. Все, что сейчас происходит в Интернете, называется русским словом «беспредел», на азербайджанском – «озбашыналыг».

Вы можете считать меня консерватором, но то, что происходит в Интернете в сфере информации, напоминает конец XIX – начало ХХ века, когда только появился автомобиль. Это была такая дорогая игрушка, номеров на машинах не было, знаков на улицах не было, правил дорожного движения тоже не было, каждый ехал, как хотел. Авто было не много, и все катались, как хотели.

Но прошло время, машин стало больше, появились первые жертвы, и люди столкнулись с необходимостью как-то это систематизировать.

То же самое в Интернете – сейчас этот беспредел, это плохо, потому что, с одной стороны, это великое достижение, великие информационные возможности. Но мне не нравится безответственность и анонимность.

Вот в традиционном агентстве вы отвечаете за то, что делаете, у вас есть гражданская, а если не дай бог понадобится, и юридическая ответственность. А в Интернете ответственности никакой, владельцы сайтов или операторы находятся в другой стране, и это в целом очень опасно.

Это тема отдельного интервью, так как на эту тему можно говорить долго. Последние события вокруг Викиликса доказали, что вот эту безнаказанность, безответственность и опасность люди еще до конца не осознали. То есть пока получают удовольствие, но не понимают опасность.

– Вы говорили, что, на ваш взгляд, в демократических странах лидеры государств – это люди выдающиеся. И только в странах с диктаторскими режимами к власти приходят «бесноватые, мини-фюреры – фигуры ничтожные и мелкие». В этом контексте и в связи с последними событиями в Ливии как бы вы оценили личность Каддафи?

– Я встречался с Каддафи, делал с ним интервью. Честно скажу, что, с одной стороны, он очень хитрый, ловкий и умелый политик. Собственно говоря, нехитрые, неловкие и неумелые политики не могут продержаться у власти больше 40 лет.

Он великолепный пиарщик, он всегда блестяще пиарил сам себя. Все эти разговоры про 40 девственниц, которые его охраняют, шатры, потом разные экзотические военные формы, тросточки, с которыми он ходил, – это одно.

С другой стороны, он, конечно, очень и очень ловкий политик. Но на меня лично, может, потому, что это было недавно, и это уже был не тот молодой Каддафи, который был когда-то «майором Каддафи», он произвел очень тягостное впечатление человека больного, подозрительного. Он плохо говорил, у него было очень болезненное лицо под тонким слоем грима.

Вообще моими собеседниками за последние 11 лет были 170 лидеров разных стран. Честно, Каддафи был самый сложный мой собеседник. Я не люблю говорить о мистике, но от него исходит какая-то черная энергия.

– Расскажите, пожалуйста, как идет подготовка ко Второму российско-азербайджанскому форуму гуманитарного сотрудничества. Ведь до осени осталось не так много времени, как кажется. Какие перспективы у форума в принципе? Какие страны могут участвовать в форуме?

– Сама идея, что Баку станет местом проведения гуманитарных форумов под патронатом двух президентов, Ильхама Алиева и Дмитрия Медведева, – это замечательно. Вообще Баку как центр гуманитарного сотрудничества, как мировой центр – это здорово. Потому что исторически Баку не только очень важная геополитическая точка, но и важная точка пересечения разного рода цивилизационных, философских течений.

Баку как город всегда был мультиконфессиональный, мультикультурный, он таким и остался.

Вот экономический форум в Давосе – это маленький город в Швейцарии, а ежегодно гуру со всего мира туда съезжаются для обмена самыми передовыми идеями в области экономики. Подобным центром мирового интеллектуального, гуманитарного развития может и должен стать Баку.

Я уверен, что форум будет ежегодным, с постоянным местопребыванием в Баку.

«Второй заход» этой осенью принципиально будет отличаться от первого, потому что представительство будет не двусторонним, а международным. На форуме 10-11 октября в Баку будут представлены высокие интеллектуалы со всего мира.

– Какие новые проекты в сфере гуманитарного сотрудничества планируется осуществить между Россией и Азербайджаном?

– Таких проектов десятки, здесь самые разные аспекты: это вопросы социокультурных, образовательных и информационных связей. Вообще, я благодарю бога, что сегодня уровень российско-азербайджанских отношений позволяет говорить, что между нашими странами, как об этом говорили и Дмитрий Медведев и Ильхам Алиев, нет нерешенных вопросов. Могут быть дискуссии, могут даже обсуждаться какие-то острые темы, но вопросов, которые были бы болезненными для отношений России и Азербайджана, – таких нет.

– В июне состоится очередной Всемирный конгресс русской прессы, ИТАР-ТАСС – один из его организаторов. Какое количество СМИ вы планируете пригласить на конгресс, и кого из представителей азербайджанских СМИ можно будет увидеть? Как вам кажется, какова основная задача подобных мероприятий?

– Мы ожидаем, что будет более 300 участников из более 60 стран, пройдет конгресс в Одессе и Киеве (Украина). Будут обсуждаться традиционные вопросы, но один из важнейших – как выжить, ведь русскоязычная пресса в других, кроме России, государствах, – это пресса меньшинства населения. Как выживать прессе меньшинства экономически? Это большой и сложный вопрос.

Азербайджанские русскоязычные СМИ традиционно широко принимают участие в конгрессе, представлены практически все медиа, которые изъявили желание.

– Вы автор популярного проекта «Формула власти». У вас гостях были и общенациональный лидер Гейдар Алиев и нынешний президент Ильхам Алиев, между прочим, два раза. Это что, землячество? И вообще, каково ваше впечатление от этих бесед?

– Не преувеличиваю, но одним из самых ответственных эпизодов всей моей жизни было интервью с Гейдаром Алиевым. Я просил у Гейдара Алиевича на интервью полчаса. Мы встретились. Вдруг он поднял голову и сказал мне: «Ты просил полчаса, а уже прошло два». И мы поговорили еще полтора часа после этого!

Потом для меня возникла большая проблема: наша программа шла 26 минут, и вот как 3,5 часа уместить в эфире? Первое, что я сделал, – пошел и упал на колени перед руководителям телеканала. Я сказал им: «Давайте сделаем в два раза больше, ну хотя бы час». Больше было невозможно. И дальше я буквально как ювелир вырезал паузы, какие-то междометия, чтобы сохранилась наша беседа с Гейдаром Алиевичем.

Я очень горд тем, что получилась, на мой взгляд, очень важная и интересная передача.

Я был рад встречам и с Ильхамом Гейдаровичем. Мы с ним первый раз встретились вскоре после того, как он стал президентом. У нас был очень интересный, откровенный разговор. Вторая встреча была относительно недавно, и это был уже совершенно другой человек. Президент, за плечами которого уже несколько лет управления страной. На экране было видно, что это человек, который хорошо понимает нужды своего народа, нужды своей страны, и который стратегически видит развитие Азербайджана. Я видел, как Ильхам Алиев просто устремлен в будущее, и это то, что помогает Азербайджану достигать успехов.

– Кто будет в ближайшем будущем гостем «Формулы власти»?

– У меня во вторник в Нью-Йорке интервью с генсеком ООН Пан Ги Муном, а уже в среду интервью с гендиректором ЮНЕСКО Ириной Боковой. И Аллах гойса (русск. «дай бог» – Ф.А.), в мае я должен сделать интервью с президентом Пакистана Асифом Али Зердари, который приедет в Россию. Потом – с президентом Австрии Гайнтсом Фишером. Их и увидят зрители передачи.

Мировые сценарии для Ливии

Роман Темников.

Исходя из того, что сделал Каддафи в своей стране, он теперь должен погибнуть, как герой, с оружием в руках, сказал в эксклюзивном интервью Новости-Азербайджан известный политолог, арабист Зардушт Ализаде.

«События в Тунисе и Египте быстро завершились, так как там сама правящая элита отказалась поддерживать президентов и фактически изгнала их из страны, и теперь в этих странах стоит ожидать проведение некоторых реформ. А в Ливии ситуация стала развиваться не по тому сценарию, что предполагал Запад. То есть, Каддафи не только оказал сопротивление повстанцам, но и, перейдя в контрнаступление, начал одерживать победы. В этой ситуации страны Запада протащили через СБ ООН резолюцию о создании над Ливией зоны, запретной для полетов, а затем начали бомбить ливийские вооруженные силы, их базы, объекты ПВО, потом уже боевую технику, объекты Каддафи (в том числе и его дворец) и даже госпитали. Президент Обама на днях уже заявил, что не исключается поставка оружия повстанцам, которые все еще значатся на Западе в качестве мирного населения, но вооруженного автоматами, пулеметами и бронетехникой», — заявил Ализаде.

По его словам, российский Генштаб уже заявил о том, что на Западе разрабатывается план наземной операции в Ливии в апреле, если повстанцы опять не добьются победы.

«Кстати, уверен, что НАТО тоже не хотело проводить операцию, но им выкрутили руки и заставили американцы. В последний момент к операции присоединилась и Турция. В Анкаре поняли, что Запад уже серьезно начал воевать против Каддафи, а силы последнего несравнимы с силами НАТО, следовательно, свержение Каддафи неизбежно. А тут следует учитывать тот факт, что в Ливии насчитывается 25 миллиардов долларов турецких инвестиций, турецкий бизнес широко представлен в Ливии. Эрдоган понял, что если он не присоединится к победителям, то Запад запросто может лишить турецкий бизнес всех преференций в Ливии. В частности, ливийскую нефть уже прибрали к рукам. Катар сделали контрагентом по продаже ливийской нефти. Теперь Каддафи предлагают покинуть Ливию и найти убежище в какой-нибудь центральноафриканской республике. События в Ливии закончатся тем же, чем в Ираке. То есть, в Ираке нет демократии, но есть терроризм. То же ожидает Ливию. Ливийская нефть, как и иракская, будет принадлежать Западу», — отметил Ализаде.

Прогнозируя развитие событий в других странах, политолог считает, что в Марокко революция исключается, так как король там очень популярен, проводит реформистскую политику, и если какие-то недовольства среди населения и имеются, то они направлены на отдельные частности, а не целиком против правящего режима.

«В Алжире ситуация сложнее. Там высок уровень безработицы, сильная поляризация в обществе. Население там предпринимало уже неоднократные попытки устроить митинги, но власти быстро все подавили, а активисты не пользуются большой поддержкой среди народных масс, так как у всех в памяти только недавно завершившаяся в стране гражданская война, приведшая к многочисленным жертвам. В Йемене борьба все еще продолжается, но Салех уже идет на некоторые уступки, отказавшись выдвигаться на следующих президентских выборах, и не выдвигать собственного сына и, более того, он даже пообещал введение парламентской формы правления в стране. Саудовская Аравия, Оман, Кувейт, Катар, ОАЭ – богатые страны, где власть крепко сидит и никаких изменений не будет. В Иордании король обучался в Великобритании, он прозападно мыслящий человек, и как только начались первые волнения в Тунисе, он отправил в отставку все правительство и сформировал новое с представителями оппозиции, и начал вести диалог с оппозицией. Поэтому смены власти там не будет», — подчеркнул Ализаде.

Что касается событий в Сирии, то там волнения начались с города Дергаа, где местные сунниты сразу же придали выступлениям религиозный оттенок.

«В итоге забеспокоились шииты, христиане-друзы. Как следствие, Башир Асад, помимо расстрелов демонстрантов, отправил в отставку правительство, пытается провести реформы. Несмотря на это, все-таки Асада могут свергнуть. Тут всем ясно, что это может быть выгодно только США и Израилю, так как именно Сирия является одной из тех стран, противостоящих американо-израильским планам по претворению в жизнь своих геополитических проектов. По итогам свержения Асада, в Сирии приведут к власти нового более покладистого президента, разорвут связи Сирии и Ирана, добьются прекращения поддержки Сирией антиизраильских группировок – Хезболлах и ХАМАС», — продолжил Ализаде.

Продолжая давать оценку развитию событий в других странах, политолог отметил, что в Ираке были попытки свергнуть нынешнюю власть, но за Малики стоит вся коррумпированная властная элита и американские войска.

«В Иране оппозицию подавили, активистов посадили, и там тоже власть выглядит крепкой. Пакистан итак все время кипит. Там перманентно происходят революции, перевороты, убийства, теракты. Для Пакистана именно нестабильность является как бы константой. В Турции очень мощные республиканские традиции, выборы, проходящие без фальсификаций. Армию уже достаточно нейтрализовали, и власть Эрдогана очень популярна. Поэтому, если не будет прямого вмешательства во внутренние дела Турции посредством курдского вопроса, то никаких проблем для правящего режима не будет. Он крепок и правит страной достаточно демократично», — сказал Ализаде.

Коснувшись возможности развития событий аналогичных в арабских странах на постсоветском пространстве, политолог выразил уверенность в одном – пока в этом регионе очень сильны позиции России, то правящим в этих странах режимам ничто не угрожает, так как Россия не позволит эти режимы сместить.

«Несмотря на то, что режимы в странах Центральной Азии – авторитарные, и в странах в принципе отсутствует демократия, но сами режимы крепкие. За исключением Киргизии – это единственное слабое звено Центральной Азии. Но и там ищут возможности для национального консенсуса. Что касается Азербайджана и Армении, тут я тоже не ожидаю никаких революций. Дело в том, что на страже этих авторитарных режимов также стоит Россия. Демократические реформы в Азербайджане и Армении невозможны, так как на их пути стоит редут под названием Карабах. Поэтому, пока не будет урегулирован этот конфликт, никаких изменений ожидать не стоит. Но даже если армянской оппозиции удастся свергнуть нынешнего президента Саргсяна, и к власти придет Тер-Петросян, это также ничего не привнесет в урегулирование карабахского конфликта», — резюмировал Ализаде.

Политолог Ильгар Мамедов, в свою очередь полагает, что революции возможны в любой из арабских стран, так как данные революции никто не планировал, ими никто не управляет.

«Революции вызваны исключительно лишь процессами, протекавшими в арабском мире в социально-экономической сфере на протяжении последних десятилетий. Во всех этих странах за это время возник средний класс, который хочет жить иначе. Сейчас арабы пересматривают ту роль, которую они играют в мире, свое будущее. Поэтому, я полагаю, что даже в тех странах, где уже произошли революции – Тунис и Египет, на этом может не закончиться, и возможны новые революции. Конкретнее говоря, я предполагаю революционные события даже в богатых арабских странах, таких, как Саудовская Аравия и Бахрейн, где есть острые социальные противоречия. Но такие мелкие нефтяные страны, как Катар, ОАЭ, Кувейт и Оман могут остаться в стороне от революционной волны», — сказал Мамедов.

Касаясь ситуации вокруг Ливии, политолог подчеркнул, что не бомбить Каддафи было бы преступлением в моральном смысле, вследствие деградации этого режима и его кровожадности.

«Решение об атаке на военные объекты режима Каддафи абсолютно оправдано, но необходимо лучше поработать над стратегией выхода из этой операции.

Безусловно, дальнейшее будущее этой страны зависит от самого ливийского народа. Если Ливия, как целостное государство не состоятельно, то этого государства не будет», — заявил Мамедов.

Относительно Ирана и Пакистана политолог уверен, что волнения там не реальны, так как в этих странах политическая и экономическая ситуация выглядит иначе, чем в арабских странах – в обеих странах есть элементы функционирующей демократии.

«Вполне возможно перекидывание арабских событий на постсоветское пространство, в частности, в регионы Центральной Азии и Южного Кавказа. Хотя наши страны мало себя ассоциируют с арабским миром, но определенные схожие черты все же имеются. Я бы даже сказал, что политическая система в Азербайджане и Казахстане больше соответствует политической системе в арабских странах, нежели политическая система в Иране и Пакистане. Вполне вероятно, что люди в наших странах будут больше отождествлять себя с тем, что происходит в арабских странах. К примеру, активизация оппозиции уже наблюдается в Армении. Что касается Грузии, то она себя во время обезопасила от такого рода событий. Дело в том, что Саакашвили зорко углядел основную причину бедствий в стране, и решительно взялся за борьбу с коррупцией. В итоге, коррупция в Грузии фактически сведена на нет. Поэтому в Грузии повторение таких событий исключается. А в Азербайджане и Армении данные события вполне вероятны. Если правящий режим в Азербайджане будет реформировать политическую систему, то сломается, а если не будет, то тоже сломается. Вопрос лишь времени», — резюмировал Мамедов.

источник -http://novosti.az/analytics/20110331/43666333.html

Каддафи загнали в угол. Удары коалиции лишили ливийскую армию превосходства над оппозицией

Вчера западные страны продолжили наносить удары по целям на территории Ливии, чтобы остановить наступление войск, верных режиму, на контролируемые оппозицией города и заставить Муаммара Каддафи пойти на уступки. По заявлениям американских военных, за два дня налетов силы международной коалиции нанесли серьезный ущерб ливийской ПВО, а также уничтожили десятки единиц бронетехники.

«Не отмечено активности в воздухе, и мы не засекли никакой работы радаров на тех объектах ПВО, которые подверглись атаке», – сказал вице-адмирал Уильям Гортни. По словам военачальника, силы коалиции не ведут охоту за Каддафи. Однако министр обороны Великобритании Лиам Фокс не исключил, что ливийский лидер может стать одной из целей, если при этом не будет угрозы для жизней гражданских лиц.

СМИ отмечают, что в ходе второй волны ударов на территории резиденции Каддафи в Триполи было уничтожено здание командного пункта, а местонахождение самого вождя ливийской революции неизвестно. Накануне он призвал своих сторонников организовать многотысячный мирный «зеленый марш» на оплот оппозиции – Бенгази, чтобы восстановить единство нации и сорвать планы агрессоров по расчленению Ливии. По сведениям оппозиции, во время бомбежек был тяжело ранен один из сыновей Каддафи – Хамис. Впрочем, официальный Триполи опроверг эту информацию.

Помимо объектов ПВО массированным налетам подвергались также правительственные войска, окружившие Бенгази.

Американские военные предупредили, что любые наземные силы, которые приблизятся к повстанческим отрядам, будут уничтожены.

Под ударами авиации союзников ливийские войска, пытавшиеся несколько дней назад захватить Бенгази, в понедельник отступили к Адждабии. По данным французской Figaro, на дороге, соединяющей Бенгази с Адждабией, можно увидеть десятки подбитых танков.

При этом, хотя силы Каддафи и отступили, они не прекращают вести бои против сил оппозиции. В свою очередь, вооруженные сторонники оппозиции постепенно собираются на подступах к Адждабии. Не исключено, что они попытаются отбить город. Ранее сообщалось, что вчера продолжалась операция против оппозиционеров в Мисурате.

Между тем, по сообщениям ливийского государственного телевидения, в результате налетов погибли 64 и были ранены 150 человек. Однако глава Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майкл Маллен заявил, что коалиция пока не получила доказательств гибели мирных жителей от бомб союзников.

Дорога между Бенгази и Адждабией забита разбомбленной бронетехникой правительственных войск.
Сообщения из Ливии уже вызвали озабоченность генсека Лиги арабских государств (ЛАГ) Амра Мусы, который подверг критике массированные удары как выходящие за рамки резолюции СБ ООН и заявил, что проведет по этому поводу экстренную встречу ЛАГ.

Тем временем к силам коалиции присоединились военные из Испании, Бельгии, Дании и Катара, который стал первой арабской страной, направившей свои силы для участия в операции против Каддафи. Второй, вероятно, станет Иордания. Накануне президент США Барак Обама позвонил иорданскому монарху, чтобы напомнить о важности широкого международного участия в ливийской кампании.

На этом фоне министр иностранных дел РФ Сергей Лавров отправился с визитами в Египет и Алжир, чтобы обсудить с соседями Ливии перспективы преодоления нынешнего кризиса и влияние на регион происходящих в нем изменений.

Глава российского МИДа намерен выяснить, какие шаги арабский мир намерен предпринять в связи с гражданской войной в Ливии. Примечательно, что Египет и Алжир, как и Россия, выступали против иностранного вмешательства в дела Ливии.

Другая цель поездки Лаврова – знакомство с новым руководством Египта, а также с потенциальными претендентами на президентское кресло. Вчера в Каире он встретился с генсеком ЛАГ Амром Мусой, бывшим директором МАГАТЭ Мохаммедом Эль-Барадеи и с временным президентом страны Мухаммедом Хусейном Тантави.

На переговорах с министром иностранных дел АРЕ Набилем аль-Араби Лавров также обсудил тему возвращения российских туристов на египетские курорты. Напомним, Каир добивается скорейшей отмены рекомендации российских властей к гражданам РФ отказаться от поездок на Красное море.

Сегодня Сергей Лавров прибыл в Алжир, где, как ожидается, он обсудит помимо региональных проблем вопросы двустороннего военно-технического сотрудничества России и Алжира.

2011-03-22 / Николай Сурков

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1300742040

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды. Возможно, они делают запасы.
Если у вас нет лояльности ваших граждан, возможно, вы можете арендовать ее на некоторое время. Похоже, сейчас это стало мантрой арабских режимов. По всему Ближнему Востоку и Северной Африке они забрасывают своих жителей деньгами и подарками, так же, как полицейские Хосни Мубарака обливали протестующих водой на площади Тахрир.

Правительства региона долго контролировали цены на продукты питания и ГСМ. Если вы установите внутренние цены и мировые цены вырастут, субсидии также вырастут, если даже режим ничего не делает. Цена на буханку хлеба в Египте составляла несколько центов. После того, как во всем мире повысилась цена на пшеницу, Мубарак пообещал, что цена на хлеб будет продолжать оставаться низкой, повысив объем субсидий, который сейчас составляет более 2 млрд. долларов США в год. Новое правительство вряд ли сможет нарушить его обещание.
Объем субсидий на ГСМ больше. В 2009 году в Ближнем Востоке и Северной Африке они насчитывали почти 150 млрд. долларов США. Тогда нефть стоила более 60 долларов за баррель. Сейчас цена на нефть выросла почти вдвое, так что если цена на нефть осталась бы прежней, субсидии на ГСМ повысились бы почти на 300 млрд. долларов США в год. Это составило бы 7,5% ВВП этого региона — это огромная сумма. Единственный способ предотвратить такой скачок – повысить внутренние цены на ГСМ. Но ни у одной страны, за исключением Ирана и Катара, не хватило храбрости пойти на такой риск.
Правительства не просто отсиживаются, наблюдая за ростом субсидий. Чтобы откупиться от экономического недовольства, они используют новые «подачки». Самым широко распространенным методом стало старомодное повышение заработной платы. Саудовская Аравия повышает заработную плату госслужащим на 15%. Египет, Иордания, Ливия, Оман и Сирия повышают зарплаты и льготы для госслужащих, хотя будет ли повышена на 150% зарплата ливийским госслужащим – это другой вопрос. Повышение зарплаты в Иордане и Сирии составило 0,4-0,8% от ВВП, что не столь тривиально. Помимо Муаммара Каддафи, король Бахрейна и эмир Кувейта предлагают одноразовые выплаты, чтобы люди прекратили выходить на демонстрации. Эти выплаты королевские, в Кувейте они составляют 4 тыс. долларов США на одного человека, а в Бахрейне — 2 тыс. 500 долларов США на одну семью.
Некоторые правительства ввели новые субсидии. Кувейт, к примеру, предлагает бесплатную еду каждому в течение 14 месяцев. Бахрейн заявляет, что предоставит помощь в размере 100 млн. долларов США семьям, пострадавшим от инфляции.
Другие страны усиливают схемы соцобеспечения. Иордан, Сирия, Тунис и Йемен увеличили бюджеты своих национальных программ, по которым предоставляются наличные деньги и льготы бедным. Такие программы обычно насчитывают 2% от ВВП, так что дополнительные расходы увеличивают размер таких схем на четверть. Несколько стран сократили налог на продовольствие или ГСМ, чтобы нейтрализовать повышение цен. Ливан, например, сократил акцизный налог на ГСМ на более 1% ВВП.
Но бесспорно, самые щедрые суммы тратятся или предлагаются экспортерами нефти и газа на инфраструктуру. Разумеется, прародителем таких предложений является Саудовская Аравия. Правительство говорит о повышении инвестиций на полтриллиона долларов США в дополнение к 36 млрд. долларов США в рамках плана по экономическому стимулированию. Алжир предлагает потратить 156 млрд. долларов США на новые инфраструктурные проекты в период с 2011 по 2014 гг., плюс 130 млрд. долларов США на проекты, которые уже находятся в стадии реализации. Богатый нефтью Абу-Даби заявляет о своей готовности финансировать еще больше инфраструктурных проектов в более бедных княжествах, которые составляют ОАЭ. Спикер парламента ОАЭ говорит, что фонд национального благосостояния должен выделить еще 40 млрд. долларов США на стимулирование экономики и снижение процентных ставок.

Давайте волноваться позже
Сейчас слишком рано оценивать эффект всех этих мер. Для режимов, которые принимают эти меры, самое большое значение имеют политические результаты. Но эти результаты весьма скромные. Повышение зарплаты и субсидий не спасло Мубарака. Первая реакция на огромные расходы Саудовской Аравии также вызвала презрение, если судить по интернет-сайтам. «Они все еще зациклены на старом менталитете: раздавать деньги!», — говорит один пользователь глобальной сети. С другой стороны, эти меры, возможно, выиграли время для тех режимов, так же как в Бахрейне, Иордане и Сирии.
Экономические эффекты выглядят более четкими. Большинство государств, вероятно, имеют достаточно денег, чтобы тратить их. У Саудовской Аравии, несомненно, есть деньги. Каждый раз, когда цена на баррель нефти повышается на один доллар, в казну Саудовской Аравии добавляется 3 млрд. долларов США, если подразумевать, что ввиду роста цен на нефть в этом году доход Саудовской Аравии мог составить примерно 100 млрд. долларов США. Более того, страна увеличивает производство нефти, так что она может тратить еще больше.
Положение импортеров нефти более шаткое. Они вышли из мирового финансового кризиса со значительными валютными резервами, низкой задолженностью ВВП, но с бюджетным дефицитом. Если все пойдет как надо, Египет и Тунис смогут профинансировать некоторые дополнительные расходы. Однако экономика этих стран страдает от внешнего шока ввиду потери прибыли от туристов и не защищены от падения спроса: по прогнозам, рост ВВП в Египте сократится с 5% в 2010 году до менее 4% в нынешнем году. Состояние бюджета этих стран может быстро ухудшиться.
Повсюду изменения усилят роль государства в экономике, которая и до этого была слишком существенной. Они уже отменяют скромные экономические реформы середины 2000 годов. Тогда Египет снизил тарифы на импорт, открыл свой валютный рынок, сократил налоги и бюрократизм, так что к 2007 году Египет возглавил список стран-реформаторов в отчете Всемирного Банка «Doing Business Report». Теперь он занимает в этом списке 94-е место. Саудовская Аравия также «открылась», но более осторожно. Внушительные меры по стимулированию экономики не сумеют ослабить экономическую хватку саудовских монархов.
Большинство арабских режимов борются за свое существование, в некоторых случаях, буквально. Сейчас, они больше волнуются по поводу других неотложных проблем, чем об экономических последствиях своих действий. Однако последствия неизбежны. И они, возможно, будут не самыми лучшими.

«Economist», 10 марта 2011 года
Перевод – «Zpress.kg»

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1300177800

Горящая Ливия — приз для Китая?

В Ливии практически началась гражданская война, власти активно защищают свои позиции. Тем временем нестабильность в этой стране привела к повышению цен на нефть, что обострило конкуренцию главных энергетических импортеров в регионе — Китая и США.
Между тем, по мнению Ариэля Коэна, ведущего эксперта фонда «Наследие» по России, Евразии и международной энергетической политике, все эти события в будущем приведут к соревнованию между Китаем и Россией за Центральную Азию. В таком соревновании выиграет Китай, уверен американский эксперт

— Господин Коэн, насколько такой сценарий развития нынешних событий на Ближнем Востоке был ожидаем или неожидан для Соединенных Штатов Америки?
— События на Ближнем Востоке были полным сюрпризом как для Вашингтона, так и для самих режимов. Они говорят о том, что разведки, дипломатические службы были не готовы к правильной оценке взрывного потенциала нестабильности, потому что спецслужбы зачастую дают ту информацию, которую хотят услышать в правительстве.
И у дипломатов, и у американского разведсообщества не хватало на местах потенциала агентурных сетей. Меня это не удивляет, потому что американская разведка полагается на местные силы безопасности.
— А как Вы считаете, почему часть российских аналитиков и, я думаю, вообще российская сторона очень настойчиво говорит о том, что за всеми этими событиями на Ближнем Востоке опять видится рука Запада?
— Российская сторона говорит это по двум причинам. Первая — потому что они пытаются оправдать недовольство у себя дома. И, кстати, это не только российская позиция. Почти все постсоветские страны пытаются списать недовольство у себя дома на «происки врагов» и тем самым из людей, имеющих реальные политические претензии и жалобы, делают агентов иностранных разведок. Это еще при Сталине практиковалось. Правда, тогда даже совсем невинных бросали в ГУЛАГ как японских или польских шпионов.
Второй момент — это паранойя, которая осталась еще с Советского Союза, подпитываемая некоторыми профессиональными антиамериканскими пропагандистами. Мы их часто видим «в ящике», но «если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно», то есть кто-то этим рупорам платит, кто-то вставляет в сетку вещания.
С одной стороны — это пережиток, оставшийся с советских времен, а с другой — это попытка создать образ внешнего врага для того, чтобы сплотить вокруг себя население. Кроме того, это попытка облить черной краской всех политических противников.
— Выходит, что реальной «перезагрузки» отношений между Россией и США не произошло? И холодная война, по сути, продолжается?
— Со времен Горбачева люди забывают, какой бывает та, настоящая холодная война. Сегодня это уже не та холодная война, когда друг на друга были нацелены ракеты с ядерными боеголовками и кризисом, который разразился во время кубинских событий 1962 года. До такой степени, что война могла начаться практически в течение двух-трех часов, одна политическая ошибка могла привести к запуску ракет.
Такого нет.
Но есть глубокое недоверие и геополитическое соревнование.
Говорить о том, что Америке выгодны события на Ближнем Востоке, может либо человек, катастрофически не разбирающийся в происходящем в экономике и геополитике, либо человек, сугубо заангажированный.
Потому что Америка зависит от нефти, и Америка — импортер нефти. Повышение цен на нефть, которое продолжается из-за событий на Ближнем Востоке, очень плохо для роста американской экономики. Ведь она только сейчас со скрипом стала выходить из кризиса.
Америка потеряла уже своего близкого союзника там — Хосни Мубарака. У Америки проблемы в Бахрейне и Омане. В Бахрейне стоит пятый американский флот. И последний момент — вся эта катавасия выгодна Ирану. Иран — это сегодня главный региональный конкурент Соединенных Штатов в Персидском заливе и на Ближнем Востоке.
— И по поводу перезагрузки, которую обе стороны торжественно презентовали в прошлом году…
— Перезагрузка могла двигаться, только пока Обама шел на односторонние уступки, и она покупается только ценой односторонних уступок.
Соглашение СНВ по ракетам — это уступки Америки по отношению к России. Прекращение или ослабление американского присутствия в Средней Азии, на Кавказе, Украине — это односторонние уступки. Перезагрузка реально дала для Америки и НАТО канал снабжения на Афганистан, но это опять же в интересах России.
Есть односторонние уступки. И есть совпадение интересов. Совпадение интересов — это Афганистан.

Война и мир на Ближнем Востоке
— Ощущается ли на Ближнем Востоке соперничество между США и Китаем как главными мировыми импортерами энергоресурсов, и как оно, на Ваш взгляд, будет дальше развиваться?

— Есть соперничество между США и Китаем в Тихоокеанском регионе. Чем больше растет экономическая мощь Китая, тем больше у него ресурсов для укрепления военной мощи. Когда укрепляется военная мощь, то, соответственно, начинаются трения вокруг Тайваня, Южко-Китайского моря. Китай недостаточно давит на Северную Корею, чтобы она держала себя в рамках, не развивала ядерную программу. Но Северная Корея оттягивает на себя внимание США, развязывает Китаю руки в других регионах.
По океанской периферии от Кореи до Филиппин у Пекина уже есть какие-то трения с Вашингтоном. Программа вооружения Китая говорит о том, что он хочет усиливать свою военно-морскую и военно-воздушную мощь.
В долгосрочном измерении экономический рост Китая приведет и к росту совокупной государственной мощи. И когда это произойдет, начнутся трения и с Россией (и Россия это понимает), будут трения и в Центральной Азии, потому что на Центральную Азию претендуют как Пекин, так и Москва. Будет соревнование между Китаем и Россией в Центральной Азии. В таком соревновании выиграет, конечно, Китай.

Ботагоз Сейдахметова
11.03.2011

Источник — Новое поколение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299966420

Ливия: неустойчивое равновесие

А.А.Быстров

Нынешнюю ситуацию в Ливии называют «патовой». Это безусловно справедливо, но только в очень краткосрочной перспективе. Действительно установился некий силовой паритет, когда противоборствующие стороны в целом удерживают занятые ими города. По большому счету сейчас из того объема информации, который приходит из страны, довольно сложно понять расстановку сил. Особенно с учетом того, что данные в большинстве своем основываются на словах очевидцев и представителей противоборствующих сил, а значит сильно ангажированы по определению.

Сейчас совершенно четко можно сказать, что лояльные М.Каддафи силы контролируют столицу и его родной город Сирт. Одновременно под их контролем остались основные базы ВВС. Очевидцы утверждают, что ситуация в столице спокойная, если не считать демонстрации 4 марта, которую силы полиции очень быстро рассеяли. Основной центр оппозиции – Бенгази, а также ряд портовых городов. Идут бои с переменным успехом за города Брега, Рас Лануф и Эз-Завия. Причем Эз-Завию, судя по всему проправительственные силы, все-таки взяли по контроль, поскольку имеются подтвержденные данные о гибели в боях фактически всех высших командиров оппозиции в этом городе. Это можно констатировать с большей долей уверенности, как и то, что линии фронта как таковой в наличии не имеется, а в вышеперечисленных городах имеются очаги сопротивления обеих сторон. Налицо гражданская война со всеми ее ужасами. Теперь необходимо разобраться с тактикой противоборствующих сторон. Ливийской армии как таковой более не существует, есть отряды вооруженных оппозиционеров с одной стороны и лояльные М.Каддафи силы — с другой.

Тактика правительственных сил сейчас следующая. Каддафи накапливает силы для решительного наступления на Бенгази. Собственно бои в пятницу свидетельствуют об этом со всей убедительностью, поскольку речь идет о захвате опорных пунктов, без которого говорить о наступлении на оплот оппозиции не приходится. Об этом же говорят авианалеты лояльных М.Каддафи сил на склады амуниции и боеприпасов в Аджабии и Рас Лануфе. В Бенгази также 4 марта были совершены подрывы складов боеприпасов. То есть, лояльные ливийскому руководству силы широко используют диверсионные методы войны, что подразумевает наличие подполья в том же Бенгази. Подполья, конечно, условного, так как в той неразберихе и организационной сумятице, которая сейчас имеет место в штабе оппозиции, говорить о какой-то вдумчивой работе по поиску сторонников М.Каддафи, а тем паче о пресечении их тайной подрывной деятельности не приходится. Но факт остается фактом. М.Каддафи старается максимально ослабить противника путем лишения его запасов вооружения и боеприпасов. Это говорит только о подготовке наступательных операций.

Оппозиция при этом явно испытывает организационные сложности с комплектованием своих вооруженных сил. Ей приходится сейчас воевать фактически на два фронта, отсутствует единое централизованное командование, каждый отряд сражается самостоятельно в своем родном городе, нет общей стратегии дальнейшей борьбы. На ее стороне пока безусловная поддержка мирового сообщества и международная изоляция нынешнего ливийского руководства. Абсолютно при этом непонятна позиция туарегов (а их 158 племен), которые пока хранят нейтралитет. Эмиссары с обеих сторон активно сейчас обрабатывают племенную верхушку, но на стороне М.Каддафи в этом случае есть преимущество: наличие финансов. Финансовые поступления оппозиции сейчас в основном формируются за счет пожертвований ливийской эмиграции. Кстати, такое быстрое изготовление и распространение флагов «королевской» Ливии на первом этапе волнений – заслуга именно эмиграции. Теперь остается понять, какая часть из собранных ими средств является ее собственными деньгами. Представляется, что этот канал сейчас начинает использоваться и другими структурами, типа ЦРУ США.

Теперь о составе противоборствующих сил. Основную часть лояльных М.Каддафи сил (около 80%) в настоящее время составляют африканские наемники. Причем идет тенденция к наращиванию их числа. 4 марта границу пересекло несколько сот боевиков из Мали. Это представители кочевых племен, которые используют в качестве средств передвижения джипы с установленными на них тяжелыми пулеметами. Как показывает практика, это наиболее эффективное оружие в ливийских условиях. На стороне Каддафи воюют также наемники из суданского ДСР, а также представители племени загава из Чада. Самолеты ливийских ВВС, после отказа летчиков участвовать в гражданской войне, начали, по некоторым данным, пилотировать сирийцы. Такое соглашение было достигнуто между Б.Асадом и М.Каддафи еще в самом начале волнений. Более того, поначалу Дамаск готов был предоставить боевые самолеты вместе с экипажами, но позже было решено, что в настоящее время более целесообразно использовать «отставных» сирийских пилотов.

Таким образом, необходимо констатировать, что Триполи в настоящее время концентрирует силы для развития наступательных операций. При этом они делают упор, в отличие от оппозиции, на «обстрелянных» бойцов, не имеющих никаких предрассудков и внутриливийских симпатий и антипатий. Отсутствие боевого опыта у оппонентов М.Каддафи — это их «ахиллесова пята», о чем свидетельствует и количество жертв и раненных в результате боев. Те же Бенгази и Брега начинают испытывать серьезный дефицит медикаментов и койко-мест. У Триполи проблемы другого рода: потерян контроль над 80% нефтяных полей; ливийские финансовые зарубежные авуары заморожены. В нынешней ситуации это жизненно важно по двум причинам. Лишившись подпитки топливом, Триполи начнет неизбежно терять преимущество в тяжелых видах вооружения и авиации. Одновременно наемники не будут воевать задаром. Пока деньги (и судя по всему немалые) у М.Каддафи имеются, отсюда подпитка иностранными наемниками. Но среди стратегических целей Триполи самая приоритетная — это возвращение под свой контроль нефтеперерабатывающих заводов и источников добычи углеводородов. Сейчас именно на этих направлениях и развернуться основные бои. Второе – боеприпасы. Их необходимо пополнять, а для этого необходимо отбивать склады вооружений, захваченные оппозицией, или, как минимум, их уничтожать. Это вторая основная стратегическая задача. По мере их успешного или не очень решения можно будет делать выводы о наступлении на Бенгази. Таким образом, необходимо сделать вывод о том, что интенсивность боевых действий в среднесрочной перспективе будет возрастать. Причем в отличие от оппозиции в действиях Триполи просматривается более уверенное организационное начало.

Главный вопрос: будут ли в этих условиях входить в Ливию американские и натовские войска. Автор считает, что нет. Информация о концентрации их сил в приграничных районах Средиземного моря рассчитана сейчас больше на М.Каддафи. Единственно, что они сейчас могут делать (и делают) – это снабжать повстанцев продовольствием и медикаментами. Ну и наращивать дипломатический прессинг. Говорить о вторжении можно будет только в том случае, если угроза взятия Бенгази лояльными М.Каддафи войсками будет реальной. Но до этого очень далеко.

Также далеко и до объявления воздушного пространства над Ливией «бесполетной зоной». По убеждению руководства НАТО, такое развитие ситуации возможно только при наличии мандата ООН. Как впрочем, и сам факт интервенции должен проходить «под зонтиком» этой организации. А вот с этим будут вопросы, поскольку одно дело единодушно осудить режим М.Каддафи за расстрел мирных демонстраций, а другое дело – санкционировать силовое вторжение. Заявление в этой связи президента США Б.Обамы «о международной нелегитимности» режима М.Каддафи спорны, так как в этом случае придется признать недействительными все сделки в нефтяной сфере между его режимом и западными нефтяными компаниями. Собственно по этой причине позиция ЕС в этом вопросе сдержанная, в связи с чем отсутствуют очень резкие заявления. Если брать международный аспект, то речь идет о противодействии легитимного и международно признанного режима вооруженному мятежу. Вопрос сейчас стоит именно так, хочется кому-нибудь это или нет. Создавать на примере М.Каддафи опасный прецедент не хотят ни в ЛАГ, ни в Афросоюзе. И в этой связи его поддержка со стороны этих организаций будет нарастать.

источник — http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/05-03-11.htm

WikiLeaks о семейных тайнах клана Каддафи

В 2009 году западные СМИ сообщили, что Саиф аль-Ислам Каддафи (Seif al-Islam el-Qaddafi), сын ливийского лидера полковника Муаммара Каддафи, заплатил Мэрайе Кэри (Mariah Carey) миллион долларов только за то, что она спела четыре песни на новогоднем празднестве на острове Сен-Бартельми в Карибском море.

Как сообщает американская дипломатическая депеша, отправленная из ливийской столицы Триполи, Саиф в ответ разразился возмущенным опровержением, заявив через газету, которую он контролирует, что расточительность проявил его брат Муатассим (Muatassim), советник ливийского лидера по национальной безопасности.

Также именно Муатассим, как указывается в депеше, потребовал в 2008 году у главы ливийской национальной нефтяной корпорации 1,2 миллиарда долларов, предположительно, на создание собственных вооруженных формирований. Это позволило бы ему встать наравне с третьим братом – Хамисом (Khamis), командующим ливийским спецназом, который «фактически выполняет функции службы охраны режима».

Дипломатические телеграммы, опубликованные WikiLeaks, наглядно описывают расточительство, необузданный непотизм и внутрисемейную вражду, характерные для клана Каддафи, который ведет сейчас кровопролитную борьбу за сохранение своей власти над Ливией. Одна из депеш, датированная 2006 годом, называет ливийскую правящую семью «Qadhafi Incorporated» (Госдепартамент предпочитает писать эту фамилию именно так – через q и dh).

Слухи об очередных выходках членов клана, доходившие до ливийцев, несмотря на плотный контроль полковника Каддафи над СМИ, усугубили общественное недовольство, которое недавно привело к взрыву. Напряженность между детьми Каддафи также может сыграть свою роль на фоне воцарившегося в богатой нефтью африканской стране хаоса.

Судя по депешам, дети стареющего Каддафи борются друг с другом – в частности три его сына вступили в борьбу за доходы от новой франшизы Coca-Cola, — несмотря на то, что он о них неплохо позаботился. «Все дети и фавориты Каддафи, предположительно, получают часть доходов Национальной нефтяной компании и ее дочерних предприятий», — говорится в одной из телеграмм, тоже датированной 2006 годом.

По мнению автора другой телеграммы, отправленной год назад, распространяющиеся скандалы лишили клан популярности и «обеспечили местных наблюдателей достаточным количеством грязи для ливийской «мыльной оперы»». Муатассим повторил в прошлом году свою новогоднюю вечеринку на Сен-Бартельми, на сей раз пригласив выступить поп-певцов Бейонсе (Beyoncé) и Ашера (Usher). Неназванный «политический обозреватель из Триполи» сообщил американским дипломатам, что «пьянство и экстравагантное поведение Муатассима раздражают многих местных жителей, считающих, что он нарушает благочестие и смущает народ».

Между тем, еще одному брату – Ганнибалу (Hannibal) – пришлось спешно покинуть Лондон после того, как его обвинили в избиении своей жены Алин (Aline). В дело пришлось вмешаться дочери Каддафи Айше (Ayesha), которая, как сообщается в депеше, прибыла в Лондон, «несмотря на многомесячную беременность», и вместе со второй женой полковника Сафийей (Safiya), матерью шести из его восьми детей, «уговорила Алин заявить полиции, что это был «несчастный случай», а не избиение».

Саиф, второй сын президента, в отличие от беспутных братьев «своевременно устранился от местных дел», предпочитая в свободное время охотиться в Новой Зеландии. Его филантропический Международный фонд Каддафи по благотворительности и развитию (Qaddafi International Charity and Development Foundation) послал сотни тонн помощи на опустошенный землетрясением Гаити. Его считали вероятным претендентом на роль наследника.

В той же телеграмме 2010 года говорилось, что молодые ливийцы называют Саифа «надеждой завтрашней Ливии». Люди за двадцать заявляли, что хотят быть такими, как он, и что он подходящий человек, чтобы править страной. Они говорили о нем как об образованном и культурном человеке, который, в отличие о своих братьев, хочет для Ливии лучшего будущего.

Так было раньше. Теперь молодые демонстранты на улицах требуют устранения от власти всей семьи Каддафи, и именно Саиф выступил в понедельник в час ночи по телевидению, заявив, что Ливии грозят гражданская война и «реки крови», если люди не встанут на сторону его отца.

Что касается самого 68-летнего полковника Каддафи, телеграммы рисуют поразительный портрет ипохондрика, который боится летать над водой и часто постится по понедельникам и четвергам. По данным депеш, он ярый поклонник лошадиных бегов и фламенко и как-то добавил к длинному списку титулов, которыми он сам себя наградил, титул «короля культуры». Дипломаты также пишут, что его повсюду сопровождает «роскошная блондинка», возглавляющая его отряд украинских медсестер.

Когда в 2003 году полковник Каддафи отказался от планов по созданию оружия массового уничтожения, многие американские официальные лица начали хвалить его за готовность сотрудничать. Посетивший Ливию в 2009 году в составе делегации Конгресса независимый сенатор от Коннектикута Джозеф Либерман (Joseph I. Lieberman) заявил лидеру и его советнику по национальной безопасности Муатассиму – тому самому любителю вечеринок, — что Ливия — «важный союзник по войне с терроризмом», добавив, что наличие общих врагов иногда помогает друзьям стать ближе.

Перед состоявшимся в 2008 году визитом в Ливию Кондолизы Райс, которая стала первым госсекретарем США, посетившим страну с 1953 года, американское посольство в Триполи попыталось подчеркнуть положительные стороны ливийского лидера. Да, полковник Каддафи «славится непредсказуемым поведением» и «предпочитает избегать зрительного контакта», а во время общения с ним могут возникнуть «долгие, неуютные периоды молчания», предупреждали дипломаты г-жу Райс. Зато он «ненасытно поглощает новости», писали они, и выдвигает оригинальные идеи – например, он предлагал разрешить израильско-палестинский конфликт, создав новое единое государство «Изратину».

«Он – самопровозглашенный интеллектуал и философ, — говорилось в адресованной г-же Райс депеше, — который уже не первый год предвкушает возможность поделиться с Вами своими взглядами на мировые проблемы».

Оригинал публикации: WikiLeaks Cables Detail Qaddafi Family’s Exploits

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298528400

Муамара Каддафи валят из страны. Его режим сыпется на глазах

Даже приблизительное количество погибших в ходе бурных событий в Ливии пока неизвестно, но, скорее всего, счет уже идет на тысячи

Революция в Ливии вчера докатилась до столицы и сразу переросла в гражданскую войну. Утром оппозиционеры подожгли здание парламента и штурмовали телецентр. А вечером режим Муамара Каддафи решил потопить восстание в крови: восставших расстреливали из пулеметов и танковых орудий, удар по ним нанесли ливийские ВВС. Однако бойня в Триполи вряд ли спасет Муамара Каддафи — на сторону восставших перешли многие армейские части, о необходимости отставки полковника заявили лидеры крупнейших племен. Начавшийся развал страны ставит под угрозу проекты в Ливии иностранных компаний, в том числе РЖД, «Татнефти», «Рособоронэкспорта» и «Газпрома». В этих условиях президент РФ Дмитрий Медведев поручил им срочно готовить своих сотрудников к эвакуации.

«Ливию зальют реки крови»
Ситуация в Ливии, неделю назад казавшейся островком стабильности посреди захлестнувшей Ближний Восток волны «цветных» революций, вчера обострилась до предела. В 19.00 по местному времени (в Москве было 20.00) все госканалы стали монотонно передавать одну и ту же новость: вооруженные силы Ливии начали операцию против «террористов и саботажников». Граждан призывали помогать спецслужбам искать врагов страны, а в качестве воодушевляющего примера показывали кадры с центральной столичной площади Сахат аль-Хадра, где якобы проходили массовые акции в поддержку национального лидера Муамара Каддафи. Впрочем, это была та же съемка, которую ливийские каналы крутили последние пять дней.

Тем временем, по данным Al Jazeera, в Триполи уже вовсю шла кровавая бойня — удары по демонстрантам наносили не только спецподразделения, но и вертолеты боевой авиации. Затем телеканал сообщил, что ливийские ВВС бомбят отдельные районы города. Понять, сколько людей погибло, было невозможно. Вечером в Ливии отрубили все каналы связи, причем не только интернет и мобильную связь, но и обычный телефон. Все попытки «Ъ» связаться с абонентами в Триполи и других ливийских городах оказались безуспешными.

Волнения в столице начались еще в ночь на понедельник, когда до Триполи дошли вести о том, что второй в стране город Бенгази перешел в руки восставших (см. вчерашний «Ъ»). Тысячи человек немедленно вышли на улицы и начали поджигать машины, громить полицейские участки, а к утру восставшие попытались захватить штаб-квартиры центральных телеканалов Al Jamahiriya 2 и Al Shababia. Штурм с трудом отбил спецназ, пустив в ход слезоточивый газ и огнестрельное оружие — жертвами утренних столкновений, по данным Al Jazeera, стали свыше 60 человек. Демонстранты напоследок подожгли многие учреждения, включая здания правительства и национального собрания, а затем отступили за пределы центра города в окраинные районы, откуда разбежались полицейские.

Под утро государственные каналы передали сообщение о том, что руководство страны выступит с важным обращением к нации. Однако на экранах телевизоров появился не сам Муамар Каддафи, а его 38-летний сын Сейф-уль-Ислам, выглядевший крайне взволнованным. Прежде всего он заявил, что все слухи о бегстве отца в Венесуэлу — ложь (к вечеру эту информацию вновь обнародовал глава МИД Великобритании Уильям Хейг, однако Каракас все отрицал). Не объяснив отсутствия Каддафи-старшего, Сейф-уль-Ислам пригрозил, что режим готов бороться с бунтовщиками «до последнего патрона». Покончив с угрозами, он стал обещать реформы, прежде всего принятие конституции (страна живет без основного закона, руководствуясь «Зеленой книгой» Муамара Каддафи). Под конец Сейф-уль-Ислам с тревогой в голосе заявил: «Ливия находится на перепутье. Сегодня появился исламский эмират в Эль-Бейда (первый город, который захватили повстанцы.- «Ъ»). Завтра будет 15 таких эмиратов. Мы не можем допустить, чтобы страна была разорвана на части и стала лакомым куском для иностранцев. В случае гражданской войны Ливию зальют реки крови».

К вечеру вторая часть его пророчества начала сбываться.

«Пусть проваливает из страны»
Впрочем, несмотря на отчаянную акцию ливийских силовиков в Триполи, вчера начала сбываться и первая часть предупреждения Сейфа-уль-Ислама — о скором распаде страны. К вечеру режим Муамара Каддафи надежно контролировал лишь центр Триполи. Хотя связь со страной прервалась, информация, поступавшая из Ливии в течение дня, свидетельствует о том, что региональные власти начали устанавливать контроль над своими территориями и дожидаться исхода противостояния в столице. Восток же страны, прежде всего область Киренаика, полностью оказался в руках восставших.

То, что режим уже не контролирует ситуацию в стране, стало понятно после выступлений лидеров крупнейших племен, на которые делится арабо-берберское население Ливии (свыше 97% жителей),- именно племенная идентичность является определяющей для многих ливийцев. «Брат (Муамар Каддафи.- «Ъ») должен проваливать из страны. Хотя какой он теперь брат?!» — заявил в эфире Al Jazeera Акрам аль-Варфалли — лидер крупнейшего в стране племени варфалла (к нему принадлежат около 1 млн человек из 6,5-миллионного населения). Глава другого крупного племени — зувайя — шейх Фарадж аль-Зувай был еще более резок: «Режим должен немедленно прекратить насилие, иначе мы в 24 часа перекроем экспорт нефти на Запад».

Все годы, что он находился у власти, Муамар Каддафи умело играл на противоречиях племен. Основой режима были выходцы из его собственного племени — каддафа, именно они занимали ключевые посты в правительстве, армии и полиции, а также составляли костяк элитных спецподразделений. Другие крупные племена также представлены в войсках, а в местах компактного проживания контролируют гарнизоны. За 41 год своего правления ливийский лидер пережил несколько неудачных переворотов, которые организовывали племенные группировки внутри армии. Именно поэтому он старался не допускать другие племена в элитные рода войск, прежде всего в ВВС. Судя по решительным действиям ливийских летчиков, расстреливавших столичных жителей, эта стратегия принесла свои плоды.

Тем не менее за пределами столицы армейские части, не укомплектованные представителями племени каддафа, похоже, перестают подчиняться приказам Триполи. Как показали события в Бенгази, они даже переходят на сторону восставших вместе с танками. Этим объясняется и огромное количество наемников из Чада, которых ливийский лидер, судя по многочисленным свидетельствам, рекрутировал на свою защиту.

В этих условиях Муамару Каддафи остается рассчитывать только на сплоченность своих сторонников. Однако их ряды вчера начали таять. Свои посты в знак протеста против действий властей начали один за другим оставлять ливийские послы (к моменту подписания номера в печать в отставку ушли главы дипмиссий в Индии, Великобритании, Бангладеш, Индонезии и Польше), сложил полномочия и глава минюста Мустафа Абдельджалиль, объяснивший свой шаг «жестокостью режима».

Единства нет и в семье самого Муамара Каддафи, который вчера так и не появился на телеэкранах и, возможно, уже не управляет действиями режима. Среди семерых сыновей господина Каддафи уже не первый год идет схватка за право стать преемником отца. Наиболее реальным претендентом пока выглядит старший сын от второй жены ливийского лидера Сафии Фаркаш — выступавший по телевизору 38-летний Сейф-уль-Ислам. Вечером, когда авиация бомбила Триполи, государственные каналы передавали, что именно он возглавит комиссию по расследованию событий. Доподлинно известно одно — отношения между всеми братьями крайне непростые, что вряд ли добавляет режиму их отца стабильности.

Эвакуация
В условиях острого кризиса Ливию начали спешно покидать все иностранные компании, прежде всего международные нефтяные гиганты, пришедшие в страну после 2006 года, когда Муамар Каддафи помирился с Западом и с Триполи были сняты санкции. Первой о намерении вывезти своих сотрудников объявила британская BP, к вечеру с подобными заявлениями выступили большинство работающих в стране компаний, а также посольства США и многих стран Евросоюза.

Ближе к вечеру президент РФ Дмитрий Медведев поручил главе МЧС Сергею Шойгу и главе РЖД Владимиру Якунину проработать возможность эвакуации из Ливии россиян. Но еще до этого о подготовке к эвакуации своих сотрудников заявили РЖД и «Газпром». По данным российской железнодорожной монополии, сейчас в Ливии находится 204 сотрудника, которые трудятся над реализацией заключенного в 2008 году контракта на сумму €2,2 млрд по строительству железнодорожной ветки Сирт-Бенгази протяженностью 550 км. В компании «Ъ» рассказали, что в Ливию уже отправилась группа специалистов, чтобы оценить на месте степень угрозы и подготовить персонал к эвакуации. «Если такая угроза есть, мы будем их эвакуировать, оставляя там всю имеющуюся технику»,- говорит источник «Ъ». Еще большие интересы в Ливии имеет «Газпром», владеющий лицензиями на разработку участков N 19 и N 64, а в декабре 2007 года при обмене активами с BASF получивший 49% в блоках С96 и С97. На прошлой неделе глава «Газпрома» Алексей Миллер подписал в Риме соглашение с ENI, по которому российская монополия за $178 млн получила половину доли итальянцев в месторождении Elephant (всего россияне получат 16,5%). Сделка должна быть одобрена ливийскими властями. Правда, кто будет ее одобрять, непонятно. Из крупных компаний в Ливии также работают «Татнефть» (имеет четыре лицензионных участка в бассейнах Гадамес и Сирт) и «Технопромэкспорт», проложивший в стране 615 км ЛЭП и планирующий реализовывать проекты по развитию энергетической инфраструктуры.

Высокопоставленный источник в Минобороны РФ вчера также подтвердил «Ъ», что в Ливии находится и российский военный персонал. Военно-техническое сотрудничество Москвы и Триполи было реанимировано несколько лет тому назад. Россияне занялись, в частности, ремонтом и модернизацией советской техники, которая в больших количествах поставлялась в эту страну. Кроме того, Ливия сформировала крупный портфель заказов на новые образцы российских вооружений на сумму $2 млрд, который, впрочем, так и не успел реализоваться в конкретные контракты. Источник в Минобороны не стал уточнять, в каких еще охваченных в последнее время волнениями арабских странах (Тунис, Йемен, Египет) находятся прикомандированные офицеры из России, но сказал, что ни по одной из них Генштаб не получал пока от политического руководства страны указаний о приостановке военного или военно-технического сотрудничества. «Если такие указания поступят, то они, конечно, будут выполнены»,- подчеркнул собеседник «Ъ».

Какое будущее ждет российские проекты после весьма вероятного падения Муамара Каддафи, в компаниях пока обсуждать отказываются. «С нынешним правительством у компании складывались нормальные рабочие отношения,- вздыхает собеседник «Ъ» в РЖД.- Как будут решаться вопросы в случае победы оппозиции, мы не знаем».

Александр Габуев, Александр Панченко

___________________________

Изгой ливийской революции
// Владимир Жириновский ждет Муамара Каддафи в Москве

Газета «Коммерсантъ» № 31 (4572) от 22.02.2011

Лидер ливийской революции Муамар Каддафи может стать третьим главой государства, свергнутым вслед за президентами Туниса и Египта волной революций на Ближнем Востоке. До вчерашнего дня эксперты упорно отказывались верить в его скорую отставку, уповая на всесилие верных ему сил безопасности, однако последние события в Ливии сделали уход полковника Каддафи, правившего страной более 40 лет, делом ближайшего будущего.

Первое подтверждение того, что над ливийским лидером сгущаются тучи, появилось вчера утром, когда с обращением к нации выступил по телевидению его сын Сейф-уль-Ислам, до последнего времени считавшийся его преемником. Это обращение, в котором сын опроверг слухи о бегстве отца в Венесуэлу, лишь усилило подозрения, что в условиях острого противостояния, перешедшего вчера в кровопролитные бои на улицах ливийской столицы, режим Каддафи перешел на осадное положение.

Примечательно, что еще до вчерашнего дня эксперты упорно отказывались рассматривать возможность скорой отставки Муамара Каддафи, уповая на всесилие верных ему сил безопасности. Этой осторожности в немалой степени способствовал сам полковник Каддафи, за десятилетия правления создавший миф о собственной несменяемости и непотопляемости.

Среди авторитарных политиков, пришедших к власти в разгар эпохи холодной войны и сохранивших ее до конца первого десятилетия XXI века, Муамар Каддафи, не являющийся ни президентом, ни премьером (его официальный титул — лидер ливийской революции), занимает уникальную нишу. Сын пастуха-бедуина, пришедший в политику из армии, в сентябре 1969 года Муамар Каддафи во главе созданной им организации «Свободные офицеры» поднял восстание против власти ливийского короля Идриса, которое привело к быстрому падению монархии, эмиграции короля и переходу власти в руки возглавляемого Каддафи совета революционного командования.

Эта головокружительная победа укрепила его веру в предначертанную ему особую историческую миссию. Все последующие годы своего правления (более 40 лет) Муамар Каддафи посвятил тому, чтобы доказать, что Ливия — «самая свободная и счастливая страна на Земле», а он — не только великий политик, но и мыслитель, превзошедший знаменитых философов всех времен и народов. Взгляды Каддафи, изложенные в его главном труде «Зеленой книге»,- причудливый коктейль из научного социализма, ислама, теорий арабских националистов и русских анархистов.

Главное ноу-хау Каддафи — это концепция суверенной Ливии как «демократии нового типа», которую он противопоставил «гнилым демократиям» Запада. Согласно его теории, Ливийская Джамахирия — это государство, где революционные массы якобы сами осуществляют руководство страной через народные комитеты (по-арабски «джамахир» — «народ») под мудрым руководством лидера нации и без какого-либо влияния извне. При этом ливийский лидер неоднократно с гордостью подчеркивал, что джамахирия — его собственное изобретение, до которого не додумались в других странах региона. Еще одно «выдающееся изобретение» Каддафи — упразднение конституции (сегодня Ливия, в отличие от других стран, не имеет основного закона).

На международной арене Муамар Каддафи долгие годы вел борьбу с Западом и был одним из мировых изгоев, при этом до последнего времени выступая идеологом и лидером объединения Африканского континента (в 2009 году на саммите Африканского союза Муамар Каддафи был избран его председателем).

Между тем его отношения с Западом, начинавшиеся с враждебности, претерпели серьезную эволюцию в духе Realpolitik. В 1986 году президент Рейган, называвший его «бешеным псом Ближнего Востока», отдал приказ бомбить Триполи, а спустя два года агенты Каддафи взорвали в небе над шотландским городом Локерби американский самолет с 270 пассажирами на борту («дело Локерби»). Однако после падения в Ираке режима Саддама Хусейна Каддафи публично осудил международный терроризм, открыл двери в страну инспекторам ООН, продемонстрировав, где и как в свое время пытался создавать оружие массового уничтожения. В ответ госдеп США в период правления Джорджа Буша-младшего реабилитировал ливийского лидера, назвав его «личностью, обладающей индивидуальностью и опытом». А в последние годы в гости к Муамару Каддафи в страну, сказочно богатую углеводородами, зачастили европейские лидеры, включая Сильвио Берлускони и Тони Блэра.

Первым российским президентом, посетившим Ливию с «историческим визитом», стал в апреле 2008 года Владимир Путин. А в ноябре 2009 года с ответным визитом в Москве после почти 25-летнего перерыва побывал Муамар Каддафи, которого принимали премьер Путин и президент Медведев. Походный шатер лидера ливийской революции, который он использует в качестве резиденции в зарубежных поездках, был установлен в Тайницком саду Кремля, а над шатром развевалось зеленое знамя Ливийской Джамахирии. «Чтобы бедуины раскинули свою палатку в Кремле — это у нас вообще впервые в истории. Это говорит о том, что мы становимся все ближе и ближе друг к другу»,- заявил тогда господин Путин. На концерте в Государственном Кремлевском дворце, где побывали господа Путин и Каддафи, пела Мирей Матье, также побывавшая в шатре Муамара Каддафи.

Особую симпатию к ливийскому лидеру всегда испытывал Владимир Жириновский. Так, в 1993 году, находясь в Грозном на праздновании очередной годовщины объявления независимости Чечни от России, господин Жириновский на банкете заявил, что «в мире есть трое настоящих мужчин — Джохар Дудаев, Муамар Каддафи и Владимир Жириновский».

Вчера господин Жириновский призвал старого знакомого «отказаться от бесплодных попыток подавить народную волю» и поселиться в России. «Я предлагаю вам переехать в Москву на постоянное место жительства, приглашаю искренне — как дорогого гостя»,- обратился Владимир Жириновский к Муамару Каддафи.

Сергей Строкань

№ 31 (4572) от 22.02.2011

Источник — Газета «Коммерсантъ»
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298351640

Как Европа может помочь успеху революций на Ближнем Востоке

Все революции имеют свои собственные траектории, и любая попытка поместить то, что происходит на Ближнем Востоке, в контекст происходившего раньше, лишь убедит нас в таком выводе.

Тем не менее, у истории есть несколько полезных уроков. Первый — когда случаются революции, приходится терпеть беспорядки. Ни одна революция не переходит аккуратно и четко с улиц к мирному и стабильному новому мироустройству. Американская революция так и не упорядочилась до 1787 года — а в реальности до 1865. Франция вышла из эпохи высоких идеалов 1789 года и перешла к Царству террора, а потом к бонапартизму. После 1989 года вторая революция в России быстро перешла из стадии рыночного либерализма к клановому кумовскому капитализму и потом к узаконенному авторитаризму. Попутно сочувствующие, находившиеся вне революционного поля, впадали в уныние. Уильям Вордсворт поспешил во Францию («Блаженством было просто жить тогда»), но потом осудил милитаристский разворот революции и закончил на позиции ворчащего сельского консерватора.

Всем необходимо набраться терпения. На Ближнем Востоке мы имеем дело с чем-то новым. Мы знали, что думать о старых структурах власти на Ближнем Востоке, колеблющихся между полюсами автократии и исламизма. Но сейчас нам придется договариваться с новым источником силы: молодыми людьми, при помощи технологий связанными друг с другом и с внешним миром, чьи безысходность, бессилие и разочарованность по своей природе носят принципиально экономический характер, а не религиозный, антиколониалистский или националистский (по крайней мере, не в том смысле, чтобы желать выйти на улицу и кого-нибудь избить).

И хотя мы не можем знать, как эта новая сила самоорганизуется, или же кто захочет вобрать ее в себя, но экономическая природа этого недовольства ободряет. Если бы это был старомодный националистический мятеж, риск того, что он вскоре вступит в конфликт с интересами других стран был бы значительно больше. Но экономические реформы могут быть начаты (или ускорены) на Ближнем Востоке без того, чтобы этот процесс дестабилизировал отношения с другими странами.

Урок второй — стоит помнить о том, что лидеры конечно играют роль, но учреждения и институты важней. Некоторые из наиболее успешных примеров переходов к демократии в современное время — Испания, Индонезия — позволяют говорить о том, что у них не было очевидного харизматичного лидера. Но все успешные революции имеют институциональные структуры, которые дают возможность созреть основным установлениям. Порой это могут быть политические партии — как Африканский национальный союз в ЮАР или исторические социалистические партии в Испании и Португалии. Иногда это организованные, но неформальные группы, как например выступавшие в поддержку «Хартии 77» в Чехословакии. Иногда эту роль берет на себя религиозная группа, как это сделала церковь в Польше.

Когда институциональной структуры нет, революция идет неправильно или ее ход могут оседлать узкие группы, использующие ее в своих интересах, как это было в России после 1989 года. В Египте очевидно сильными структурами сейчас являются армия и «Братья-мусульмане». Они выражают все правильные мысли, но они придерживаются собственных программы действий и у них есть интересы, которые они будут защищать. А вот новая энергия молодых менее организованна, или, по крайней мере, менее организованна в том смысле, который делает более простым принятие на себя государственной власти.

И урок третий — если они хотят преуспеть и внести вклад в региональную и глобальную стабильность, революционные государства надо приветствовать в международных клубах. В случае европейских переходов от автократии в 1970-х и 1990-х поразительно, насколько важным оказалось обещание членства в ЕС и НАТО. Когда такого предложения не поступает извне, события могут пойти неверным путем. Существует убедительная теория, что большой ошибкой Запада, сделанной в 1990-х, было недопущение России к участию в международных институциональных механизмах.

Так что стоит спросить: что за предложение подобного рода может быть сделано постреволюционным государствам на Ближнем Востоке? И на Европе здесь лежит особая ответственность. Европейский Союз — самый близкий сосед арабского Ближнего Востока и естественный рынок для него. (В 2009 году объем торговли Египта с Европейским Союзом более чем в три раза превышал таковой с Соединенными Штатами). Если вы тунисец, алжирец или марокканец, вы хотите эмигрировать в Париж, а не в Питтсбург. Это футбольные общества, а не бейсбольные.

По правде говоря, для Европы оказалось очень трудным сделать широкий жест своим мусульманским соседям. Она колеблется по поводу членства в Евросоюзе для Турции. И закрывает свои двери для иммигрантов. Но три года назад президент Франции Николя Саркози высоко оценил выгоды, которыми обернулось бы появление средиземноморского сообщества, связывающего север с югом. Как многие из его идей, эта была несколько грандиозной, и на данный момент вызвала незначительный отклик в остальном Европейском Союзе. Но это не означает, что она была неправильной.

Оригинал публикации: How Europe Can Help the Revolutions in the Middle East Succeed

(«Time», США)
Майкл Эллиотт (Michael Elliott)

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298237940