Что после Каддафи?

Политическое и военное руководство Соединенных Штатов считает, что режим Муамара Каддафи явно разваливается. Но в эти часы на повестке дня два важнейших вопроса: что станет последней каплей, способствующей уходу ливийского диктатора, и какова будет при этом роль Соединенных Штатов.

Американские официальные лица упорно ищут ответ на вопрос, как будет выглядеть переломный момент наступления повстанцев, после которого Каддафи уже не оправится и определенно не сможет заявлять, что он правит Ливией. 22 августа стало очевидно, что благодаря усилиям коалиции НАТО практически все каналы коммуникации Каддафи заблокированы и он уже не может отдавать приказы своим войскам. Официальные лица в Вашингтоне утверждают, что Каддафи как лидер прекратит существовать в течение не дней, а часов. Хотя при этом совершенно не ясно, где именно Муамар Каддафи, находится ли он в самом Триполи.

Остаются без ответа и другие ключевые вопросы: какова будет в дальнейшем роль НАТО и Соединенных Штатов; насколько быстро и смогут ливийские повстанцы (и смогут ли вообще) организовать переходный период, насколько работоспособным и эффективным будет их правительство?

Американские официальные лица 22 августа давали понять, что в отличие от таких горячих точек, как Ирак и Афганистан, содействие ливийским повстанцам идет под эгидой не США, а НАТО, и Вашингтон не хочет, чтобы его боевые части были втянуты в третью войну.

Вот как комментирует ситуацию эксперт в сфере военной разведки генерал-майор Джеймс Маркс:

– Очевидно, что сейчас внимание Соединенных Штатов сосредоточено не на устранении Каддафи, а на том, как будет обустраиваться жизнь в Ливии после ухода Каддафи – именно тогда начнется поистине трудная работа. Но американские вооруженные силы не будут участвовать – такова официальная позиция Белого дома. Хотя следует признать, что опыт американских военных в содействии мероприятиям переходного периода считается непревзойденным. Судя по всему, американские армия и морская пехота все же будут присутствовать наготове за горизонтом. Но в данный момент администрация Обамы заявляет, что не позволит присутствия американский войск в Ливии…


Президент Обама, проводящий отпуск в штате Масачусетс, в ночь на 22 августа выпустил заявление, в котором говорится, что режим Каддафи проявляет признаки коллапса и самый надежный путь прекратить кровопролитие прост: Муамар Каддафи и его режим должны признать, что их правление подошло к концу. Глава Белого дома еще раз подтвердил поддержку США Переходному национальному совету Ливии, созданному повстанцами, представитель которого на прошлой неделе официально возобновил работу посольства Ливии в Вашингтоне.

Пресс-служба президента сообщает, что он регулярно получает доклады своих помощников о развитии событий в Ливии.

Между тем, Белый дом и Госдепартамент продолжают слышать в свой адрес разнонаправленную критику: одни оппоненты называют США помощь ливийским повстанцам недостаточной; другие, напротив, считают, что Ливия, в отличие от Сирии, не имеет большого стратегического значения.

Авторы сегодняшней редакционной статьи в газете Wall Street Journal упрекают администрацию Обамы в том, что она не стала решительно поддерживать повстанцев в Ливии с самого начала полугодовой гражданской войны в этой стране. В статье, в частности, говорится: «Вся жалость в том, насколько быстрее Каддафи мог быть разгромлен, насколько меньше людей могло быть убито и насколько возросло бы влияние Соединенных Штатов если бы Америка управляла бы ситуацией более энергично с самого начала».

Газета New York Times отмечает нынешнее стремление администрации Обамы помочь Ливии встать на демократические рельсы после того, как Каддафи уйдет. Газета пишет, что помощник госсекретаря Джеффри Фелтман в минувшие выходные встречался в Бенгази с политическим руководством ливийских повстанцев и пытался убедить его в необходимости объединить все сегменты ливийского общества в предстоящий переходный период.
23.08.2011

Источник — rus.azattyk.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1314090300

Михаил Гусман: Каддафи – мой самый сложный собеседник

Новости-Азербайджан. Фарид Акберов (Москва) – для Новости-Азербайджан.

Интервью с первым заместителем генерального директора ИТАР-ТАСС, заслуженным работником культуры РФ, ведущим передачи «Формула власти» Михаилом Гусманом.

– Как один из руководителей ИТАР-ТАСС, вы считаете, социальные сети создают проблемы для традиционной деятельности информагентств?

– Я считаю, что сегодня Интернет, благодаря бурному развитию информационных технологий, бросает огромный вызов обществу. Все, что сейчас происходит в Интернете, называется русским словом «беспредел», на азербайджанском – «озбашыналыг».

Вы можете считать меня консерватором, но то, что происходит в Интернете в сфере информации, напоминает конец XIX – начало ХХ века, когда только появился автомобиль. Это была такая дорогая игрушка, номеров на машинах не было, знаков на улицах не было, правил дорожного движения тоже не было, каждый ехал, как хотел. Авто было не много, и все катались, как хотели.

Но прошло время, машин стало больше, появились первые жертвы, и люди столкнулись с необходимостью как-то это систематизировать.

То же самое в Интернете – сейчас этот беспредел, это плохо, потому что, с одной стороны, это великое достижение, великие информационные возможности. Но мне не нравится безответственность и анонимность.

Вот в традиционном агентстве вы отвечаете за то, что делаете, у вас есть гражданская, а если не дай бог понадобится, и юридическая ответственность. А в Интернете ответственности никакой, владельцы сайтов или операторы находятся в другой стране, и это в целом очень опасно.

Это тема отдельного интервью, так как на эту тему можно говорить долго. Последние события вокруг Викиликса доказали, что вот эту безнаказанность, безответственность и опасность люди еще до конца не осознали. То есть пока получают удовольствие, но не понимают опасность.

– Вы говорили, что, на ваш взгляд, в демократических странах лидеры государств – это люди выдающиеся. И только в странах с диктаторскими режимами к власти приходят «бесноватые, мини-фюреры – фигуры ничтожные и мелкие». В этом контексте и в связи с последними событиями в Ливии как бы вы оценили личность Каддафи?

– Я встречался с Каддафи, делал с ним интервью. Честно скажу, что, с одной стороны, он очень хитрый, ловкий и умелый политик. Собственно говоря, нехитрые, неловкие и неумелые политики не могут продержаться у власти больше 40 лет.

Он великолепный пиарщик, он всегда блестяще пиарил сам себя. Все эти разговоры про 40 девственниц, которые его охраняют, шатры, потом разные экзотические военные формы, тросточки, с которыми он ходил, – это одно.

С другой стороны, он, конечно, очень и очень ловкий политик. Но на меня лично, может, потому, что это было недавно, и это уже был не тот молодой Каддафи, который был когда-то «майором Каддафи», он произвел очень тягостное впечатление человека больного, подозрительного. Он плохо говорил, у него было очень болезненное лицо под тонким слоем грима.

Вообще моими собеседниками за последние 11 лет были 170 лидеров разных стран. Честно, Каддафи был самый сложный мой собеседник. Я не люблю говорить о мистике, но от него исходит какая-то черная энергия.

– Расскажите, пожалуйста, как идет подготовка ко Второму российско-азербайджанскому форуму гуманитарного сотрудничества. Ведь до осени осталось не так много времени, как кажется. Какие перспективы у форума в принципе? Какие страны могут участвовать в форуме?

– Сама идея, что Баку станет местом проведения гуманитарных форумов под патронатом двух президентов, Ильхама Алиева и Дмитрия Медведева, – это замечательно. Вообще Баку как центр гуманитарного сотрудничества, как мировой центр – это здорово. Потому что исторически Баку не только очень важная геополитическая точка, но и важная точка пересечения разного рода цивилизационных, философских течений.

Баку как город всегда был мультиконфессиональный, мультикультурный, он таким и остался.

Вот экономический форум в Давосе – это маленький город в Швейцарии, а ежегодно гуру со всего мира туда съезжаются для обмена самыми передовыми идеями в области экономики. Подобным центром мирового интеллектуального, гуманитарного развития может и должен стать Баку.

Я уверен, что форум будет ежегодным, с постоянным местопребыванием в Баку.

«Второй заход» этой осенью принципиально будет отличаться от первого, потому что представительство будет не двусторонним, а международным. На форуме 10-11 октября в Баку будут представлены высокие интеллектуалы со всего мира.

– Какие новые проекты в сфере гуманитарного сотрудничества планируется осуществить между Россией и Азербайджаном?

– Таких проектов десятки, здесь самые разные аспекты: это вопросы социокультурных, образовательных и информационных связей. Вообще, я благодарю бога, что сегодня уровень российско-азербайджанских отношений позволяет говорить, что между нашими странами, как об этом говорили и Дмитрий Медведев и Ильхам Алиев, нет нерешенных вопросов. Могут быть дискуссии, могут даже обсуждаться какие-то острые темы, но вопросов, которые были бы болезненными для отношений России и Азербайджана, – таких нет.

– В июне состоится очередной Всемирный конгресс русской прессы, ИТАР-ТАСС – один из его организаторов. Какое количество СМИ вы планируете пригласить на конгресс, и кого из представителей азербайджанских СМИ можно будет увидеть? Как вам кажется, какова основная задача подобных мероприятий?

– Мы ожидаем, что будет более 300 участников из более 60 стран, пройдет конгресс в Одессе и Киеве (Украина). Будут обсуждаться традиционные вопросы, но один из важнейших – как выжить, ведь русскоязычная пресса в других, кроме России, государствах, – это пресса меньшинства населения. Как выживать прессе меньшинства экономически? Это большой и сложный вопрос.

Азербайджанские русскоязычные СМИ традиционно широко принимают участие в конгрессе, представлены практически все медиа, которые изъявили желание.

– Вы автор популярного проекта «Формула власти». У вас гостях были и общенациональный лидер Гейдар Алиев и нынешний президент Ильхам Алиев, между прочим, два раза. Это что, землячество? И вообще, каково ваше впечатление от этих бесед?

– Не преувеличиваю, но одним из самых ответственных эпизодов всей моей жизни было интервью с Гейдаром Алиевым. Я просил у Гейдара Алиевича на интервью полчаса. Мы встретились. Вдруг он поднял голову и сказал мне: «Ты просил полчаса, а уже прошло два». И мы поговорили еще полтора часа после этого!

Потом для меня возникла большая проблема: наша программа шла 26 минут, и вот как 3,5 часа уместить в эфире? Первое, что я сделал, – пошел и упал на колени перед руководителям телеканала. Я сказал им: «Давайте сделаем в два раза больше, ну хотя бы час». Больше было невозможно. И дальше я буквально как ювелир вырезал паузы, какие-то междометия, чтобы сохранилась наша беседа с Гейдаром Алиевичем.

Я очень горд тем, что получилась, на мой взгляд, очень важная и интересная передача.

Я был рад встречам и с Ильхамом Гейдаровичем. Мы с ним первый раз встретились вскоре после того, как он стал президентом. У нас был очень интересный, откровенный разговор. Вторая встреча была относительно недавно, и это был уже совершенно другой человек. Президент, за плечами которого уже несколько лет управления страной. На экране было видно, что это человек, который хорошо понимает нужды своего народа, нужды своей страны, и который стратегически видит развитие Азербайджана. Я видел, как Ильхам Алиев просто устремлен в будущее, и это то, что помогает Азербайджану достигать успехов.

– Кто будет в ближайшем будущем гостем «Формулы власти»?

– У меня во вторник в Нью-Йорке интервью с генсеком ООН Пан Ги Муном, а уже в среду интервью с гендиректором ЮНЕСКО Ириной Боковой. И Аллах гойса (русск. «дай бог» – Ф.А.), в мае я должен сделать интервью с президентом Пакистана Асифом Али Зердари, который приедет в Россию. Потом – с президентом Австрии Гайнтсом Фишером. Их и увидят зрители передачи.

Реквием по Востоку

Политическая элита арабского мира вначале утратила чувство перемен, а позже и власть

В свое время Вольфганг Амадей Моцарт сочинил реквием, который мало кто знает, но его название уже длительное время не сходит с полос СМИ. Имя реквиему – «Дни гнева».
Учитывая приверженность американских политтехнологов давать своим кампаниям звучные названия, можно предположить, что и эта операция не стала исключением. Как известно, антиправительственные манифестации охватили целый ряд стран региона, среди которых Тунис, Египет, Йемен, Ливия, Алжир, Иордания, Ирак, Бахрейн и Марокко. Катализатором внутриполитических процессов, происходящих в странах региона, стала поддержка повстанцев со стороны международного сообщества, которое, нарушая международное право, стало вмешиваться во внутренние дела суверенного государства. В свою очередь военные операции сил СБ ООН придали дополнительный импульс.

Если проанализировать сложившуюся ситуацию, то вырисовывается занимательная картина. Прежде всего, если рассматривать временной фактор, то все события начали активно развиваться с начала 2011 года. При этом еще в прошлом году многие страны Ближнего Востока казались оплотом стабильности, а их дальнейшие шаги можно было прогнозировать. Достаточно вспомнить выборы в парламент Египта, на которых победила правящая Национально-демократическая партия.
Заслуживает внимания и география возникновения и распространения акций протеста. Ближний Восток и Северная Африка. С начала года восемь стран – Египет, Тунис, Марокко, Ливия, Иран, Йемен, Бахрейн и Алжир – стали своеобразной дугой нестабильности, повлияв на мировую экономику и политический расклад сил в мире.
По методам организации акций протеста нужно отметить, что народные волнения никогда ранее не распространялись практически одновременно на столь обширную территорию. И, судя по хронологии развития событий в странах региона, становится очевидным, что все они срежиссированы одной группой, которая, не мудрствуя, стала проводить все под одну «кальку».
По типу проявления протестов можно с большой долей уверенности говорить фактически о государственных переворотах, начинающихся как демократические выступления и заканчивающихся вооруженными столкновениями с органами правопорядка и правительственными войсками.
Как и прогнозировалось, сложившуюся ситуацию стали использовать в своих интересах экстремистские группировки. Так, 26 марта йеменский город Джаар захватили 30 боевиков «Аль-Каеды». Во время нападения члены группировки разграбили местный оружейный завод, на территории которого впоследствии прозвучали взрывы, унесшие человеческие жизни.
Интересно проанализировать список лидеров стран, где произошли народные волнения. Как видно из таблицы, фактически все главы государств фокусных стран находятся продолжительное, если не сказать длительное, время на руководящей должности. И если экс-президент Египта находился у власти практически 30 лет (с 1981-го по февраль 2011 года), то президент Ливии Муамар Каддафи правит страной уже 42 года.
Однако не срок нахождения у власти становится определяющим фактором, а чувство перемен, которое утратили лидеры. Тот же Каддафи, как и 40 лет назад, продолжал бряцать оружием. И это в XXI столетии, когда решающим фактором развития страны и общества выступает не насилие и страх, а знания и человеческий капитал. Мубарак, хоть и остается «тяжеловесом» Ближнего Востока, несмотря на события в его стране, он все-таки крупный политик ХХ века, который не уловил перемен в окружающем мире и в самом Египте. «Эпоха застоя» в кулуарах власти быстро передалась в общество, а оно хотело увидеть перед собой новые горизонты развития.
Восток изменился, а лидеры этого не заметили. Если бы политические элиты генерировали новые цели и идеи, представили своему населению проект обновленного арабского мира, где есть место социальной справедливости, новые перспективы развития, а не ограничивались уже сложившимся положением статус-кво, то, возможно, им удалось бы избежать тех волнений, которые прокатились по Северной Африке и Аравийскому полуострову. Кстати, именно этой задачи добивались в наднациональной Организации Исламская конференция (ОИК) – модернизации обществ с тем, чтобы они стали конкурентоспособными, видя в этом залог стабильности и процветания. Поэтому броское советское слово «прозаседавшиеся» можно смело отнести на счет политического истеблишмента Востока.
Сама атмосфера дежавю позволила «режиссерам» волнений в странах Арабского региона с легкостью «обновить кровь», сместить уже засидевшихся лидеров, которые не только стали неконтролируемыми, но и мало прогнозируемыми в своих поступках. Не составляет труда предположить, что на смену старым лидерам будут поставлены относительно молодые, более сговорчивые и менее амбициозные руководители, которые в ближайшие 5–7 лет смогут выполнять «пожелания» своего ставленника, способного при случае и похвалить отличившихся, и сместить неугодных.
Привлекает к себе внимание и группа организаторов массовых акций протестов. Практически во всех странах региона основными зачинщиками беспорядков являются организации религиозной направленности – шиитского и суннитского толка. Так, в Тунисе радикальные исламисты своими решительными действиями стали одними из активных устроителей акций протеста. Одной из активных в данном случае является известная в арабском мире и не только религиозно-политическая ассоциация «Братья-мусульмане». Организация протестов в Египте также является заслугой данного объединения, которое активно действует (под разными названиями) в других мусульманских странах. Как правило, «Братья-мусульмане» выступают в оппозиции к правящим режимам вплоть до участия в вооруженной борьбе против правительства (в частности, в Сирии в период правления Хафеза Асада). В некоторых странах (Иордания, Кувейт) «Братья-мусульмане» ведут легальную политическую деятельность. В Йемене и Иордании среди организаторов митингов также отмечается немало радикалов.
Это в свою очередь может означать только одно – стабилизация ситуации будет носить краткосрочный характер, учитывая, что две ветви одной религии, сталкиваясь на политической арене в борьбе за власть, могут привести к новым очагам напряженности.
Дополнительно отметим, что, планируя акции протеста, организаторы осознанно стали выбирать культовые сооружения и мечети. При этом основная работа по «сплочению единомышленников» проводилась в пятницу. И это вполне логично, так как именно в мечетях собирается большая часть населения, а если это происходит в пятницу, когда практически все население собирается на салят аль-джума, то явка людей и их внимание обеспечено. Поэтому становится очевидным, почему акции протеста начинались после пятничной молитвы.
Обращает на себя внимание деятельность в регионе известного радикального исламского движения «Хизбалла». Так, руководитель организации Хасан Насралла призвал к «продолжению революций в Бахрейне, Йемене и Ливии» и пообещал, что «Хизбалла» придет братским народам на помощь. Но и здесь существуют вопросы. Так, оказывая поддержку оппозиционерам, выступающим против руководства стран арабского мира, «Хизбалла» одновременно оказывает помощь правящей власти Сирии, направляя свои действия против повстанцев. Конечно, в данном случае можно учитывать тот факт, что на стороне мятежников находится известная ливанская партия «Движение за будущее», которая является противником «Хизбаллы». Но и здесь больше вопросов, чем ответов, связанных с тем, кто помогает принять правильное решение лидеру «Хизбаллы».
Также интересна позиция улемов Йемена (сословие мусульманских богословов и законоведов), которые активно включились в общественно-политическую жизнь страны. Так, глава совета улемов шейх Абдель Маджид аз-Зиндани выдвинул «дорожную карту» по выходу из политического кризиса, в основе которой лежит мирная передача власти в течение года.
Не страдают разнообразием и требования, которые выдвигали организаторы беспорядков. Так, если их сравнивать, то в большинстве случаев они носили политический характер. Лишь в некоторых странах региона требования протестующих начинались с решения социальных вопросов, но в последующем и они перерастали в политические. Из политических требований наиболее распространенными были смена режима, конституционные реформы, отставка руководства страны (президент, премьер-министр), правительства и проведение демократических выборов. Так, в Алжире демонстранты скандировали получивший популярность в Тунисе лозунг: «Требуем полной смены режима!» На улицы Аммана вышли около 10 тысяч сторонников оппозиции, которые призвали к проведению «серьезных конституционных преобразований».
Из социально-экономических требований чаще всех звучал призыв к повышению уровня жизни, снижению бедности, решению вопросов безработицы. Так, йеменские демонстранты несли плакаты с надписями «Долой разрыв между чудовищной бедностью и богатством!».
Отдельным пунктом можно выделить требования усиления борьбы с коррупцией, уход от практики назначения на руководящие посты своих родственников, представителей своего рода. Так, в Иордании и Йемене одними из популярных были лозунги: «Предайте коррупционеров суду», «Хватит коррупции!».
Интересно содержание лозунгов, с которыми демонстранты выходили на акции протеста. Большой резонанс получило требование поставить под контроль общества поток финансов, полученных от продажи энергоресурсов, в т.ч. нефти. Так, например, один из митингов, прошедших в столице Ирака, проходил под лозунгом «Где миллиарды, принадлежащие народу?». В городе Басре звучали уже другие лозунги: «Куда идут деньги от продажи нефти?».
Также есть и другие специфические черты в организации акций протеста. Так, во многих арабских странах протесты были организованы с помощью Интернета – социальной сети Facebook и массовых рассылок SMS-сообщений по мобильным телефонам. При этом отмечается, что SMS рассылались не изнутри стран, а из-за границы. В этом случае организаторы учли, что в самих странах действуют правительственные структуры, оснащенные техническими средствами контроля за подобными SMS-сообщениями.
Власти Сирии еще в 20-х числах января ограничили доступ к социальным сетям, опасаясь массовых беспорядков, произошедших в Египте. При этом в одном из интервью президент Сирии Башар Асад в интервью газете The Wall Street Journal настаивал, что это делается ради блага населения, которое еще не доросло до таких вольностей, как свободная пресса и нецензурируемый Интернет. Отметим, что практически каждый четвертый египтянин или тунисец – пользователь Интернета. Каждый шестнадцатый – пользователь Facebook или Twitter.
Впрочем, похожие попытки интернет-мобилизации в Сирии, Ливии или Иране возымели гораздо меньший эффект. В данном случае сказалась активизация государственной машины цензуры, которая успела поставить фильтры на пути организаторов массовых акций протеста.
Другой вопрос – кто распространил это нововведение в странах арабского мира, ведь до этого акции протеста проходили по так называемому «классическому» варианту. Впрочем, и здесь все очевидно: эффективность массовых акций, организованных с помощью SMS стала заметна в Испании, когда тысячи людей собрались на антиправительственные митинги после взрывов в Мадриде, массовые протесты на Филиппинах в 2001 году, в 2004 году десятки тысяч демонстрантов прошли по улицам Манхэттена, выражая протест против политики администрации президента Джорджа Буша за день до открытия в Нью-Йорке предвыборного съезда правящей Республиканской партии США.
Особый размах организация митингов, шествий и др. акций протеста с помощью SMS получила в США. Для многих социально активных граждан уже стало обычным делом, получая SMS, принимать участие в разного рода акциях. Организаторами даже был разработан пользующийся популярностью ресурс TxtMob.com, созданный для распространения и получения информации об акциях протеста, при условии если вы зарегистрировались, указав номер своего мобильного телефона и адрес электронной почты для рассылки.
Но самое интересное заключается в том, что массовые акции протеста проходили в странах с одной религией, но с разными правящими режимами. Так, если в Ливии и Сирии правят национал-социалистические режимы, то в других странах господствовала либерально-демократическая модель с выраженными признаками автократии. При этом практически весь Магриб и Ближний Восток представляют собой прозападные диктатуры. В разное время созданные не без помощи западных стран и США, они были призваны вначале обеспечить заслон распространявшемуся влиянию тогда еще могущественного СССР, а после него – сдерживать ислам.
И если с первой задачей режимы справились, то вторая цель не была достигнута. Мало того, в странах воцарились жесткие режимы, которые стали самостоятельно проводить свою политику, зачастую идущую вразрез с интересами их ставленников. Вследствие чего мы и оказались свидетелями демонтажа политических режимов в отдельных странах, которые в нашем случае принимают характер «снежного кома».
Сегодня на смену одних режимов в странах Магриба и Ближнего Востока идут западные модели, которые, по задумке «режиссеров», будут соответствовать демократическим стандартам и общечеловеческим ценностям. Вместе с тем, принимая во внимание, что инициативу во многих странах, охваченных массовыми волнениями, постепенно берут религиозные объединения, можно предположить, что не все, что сейчас делается в регионе, соответствует тому, что задумывалось.
Тем более что история уже знает подобные примеры. Это победа на выборах в Палестинской автономии радикальной организации «Хамас», после чего западные СМИ быстро вспомнили приход к власти в Германии НСДПА во главе с А. Гитлером. Впрочем, сомнения вызваны не только историческими параллелями, но и тем фактом, что для появления устойчивой демократии западного образца требуются не только механическая процедура выборов, но и социальный фундамент. Каким бы ни был режим, хорошим или плохим, он покоится на вере и доверии населения, а это комплекс ценностей и уровень политической культуры. Ведь, как показал пример с «Хамасом», палестинцы видели в этой организации выразителя своих интересов и предали анафеме лояльную Западу администрацию Палестинской национальной автономии во главе с М. Аббасом. Кстати, политический кризис, вызванный теми выборами, до сих пор не преодолен, а сам Аббас фактически нелегитимно находится у власти в ПНА, хотя срок его полномочий давно истек.

Олег СИДОРОВ, Алматы
31.03.2011

Источник — Литер
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1301558460

Мировые сценарии для Ливии

Роман Темников.

Исходя из того, что сделал Каддафи в своей стране, он теперь должен погибнуть, как герой, с оружием в руках, сказал в эксклюзивном интервью Новости-Азербайджан известный политолог, арабист Зардушт Ализаде.

«События в Тунисе и Египте быстро завершились, так как там сама правящая элита отказалась поддерживать президентов и фактически изгнала их из страны, и теперь в этих странах стоит ожидать проведение некоторых реформ. А в Ливии ситуация стала развиваться не по тому сценарию, что предполагал Запад. То есть, Каддафи не только оказал сопротивление повстанцам, но и, перейдя в контрнаступление, начал одерживать победы. В этой ситуации страны Запада протащили через СБ ООН резолюцию о создании над Ливией зоны, запретной для полетов, а затем начали бомбить ливийские вооруженные силы, их базы, объекты ПВО, потом уже боевую технику, объекты Каддафи (в том числе и его дворец) и даже госпитали. Президент Обама на днях уже заявил, что не исключается поставка оружия повстанцам, которые все еще значатся на Западе в качестве мирного населения, но вооруженного автоматами, пулеметами и бронетехникой», — заявил Ализаде.

По его словам, российский Генштаб уже заявил о том, что на Западе разрабатывается план наземной операции в Ливии в апреле, если повстанцы опять не добьются победы.

«Кстати, уверен, что НАТО тоже не хотело проводить операцию, но им выкрутили руки и заставили американцы. В последний момент к операции присоединилась и Турция. В Анкаре поняли, что Запад уже серьезно начал воевать против Каддафи, а силы последнего несравнимы с силами НАТО, следовательно, свержение Каддафи неизбежно. А тут следует учитывать тот факт, что в Ливии насчитывается 25 миллиардов долларов турецких инвестиций, турецкий бизнес широко представлен в Ливии. Эрдоган понял, что если он не присоединится к победителям, то Запад запросто может лишить турецкий бизнес всех преференций в Ливии. В частности, ливийскую нефть уже прибрали к рукам. Катар сделали контрагентом по продаже ливийской нефти. Теперь Каддафи предлагают покинуть Ливию и найти убежище в какой-нибудь центральноафриканской республике. События в Ливии закончатся тем же, чем в Ираке. То есть, в Ираке нет демократии, но есть терроризм. То же ожидает Ливию. Ливийская нефть, как и иракская, будет принадлежать Западу», — отметил Ализаде.

Прогнозируя развитие событий в других странах, политолог считает, что в Марокко революция исключается, так как король там очень популярен, проводит реформистскую политику, и если какие-то недовольства среди населения и имеются, то они направлены на отдельные частности, а не целиком против правящего режима.

«В Алжире ситуация сложнее. Там высок уровень безработицы, сильная поляризация в обществе. Население там предпринимало уже неоднократные попытки устроить митинги, но власти быстро все подавили, а активисты не пользуются большой поддержкой среди народных масс, так как у всех в памяти только недавно завершившаяся в стране гражданская война, приведшая к многочисленным жертвам. В Йемене борьба все еще продолжается, но Салех уже идет на некоторые уступки, отказавшись выдвигаться на следующих президентских выборах, и не выдвигать собственного сына и, более того, он даже пообещал введение парламентской формы правления в стране. Саудовская Аравия, Оман, Кувейт, Катар, ОАЭ – богатые страны, где власть крепко сидит и никаких изменений не будет. В Иордании король обучался в Великобритании, он прозападно мыслящий человек, и как только начались первые волнения в Тунисе, он отправил в отставку все правительство и сформировал новое с представителями оппозиции, и начал вести диалог с оппозицией. Поэтому смены власти там не будет», — подчеркнул Ализаде.

Что касается событий в Сирии, то там волнения начались с города Дергаа, где местные сунниты сразу же придали выступлениям религиозный оттенок.

«В итоге забеспокоились шииты, христиане-друзы. Как следствие, Башир Асад, помимо расстрелов демонстрантов, отправил в отставку правительство, пытается провести реформы. Несмотря на это, все-таки Асада могут свергнуть. Тут всем ясно, что это может быть выгодно только США и Израилю, так как именно Сирия является одной из тех стран, противостоящих американо-израильским планам по претворению в жизнь своих геополитических проектов. По итогам свержения Асада, в Сирии приведут к власти нового более покладистого президента, разорвут связи Сирии и Ирана, добьются прекращения поддержки Сирией антиизраильских группировок – Хезболлах и ХАМАС», — продолжил Ализаде.

Продолжая давать оценку развитию событий в других странах, политолог отметил, что в Ираке были попытки свергнуть нынешнюю власть, но за Малики стоит вся коррумпированная властная элита и американские войска.

«В Иране оппозицию подавили, активистов посадили, и там тоже власть выглядит крепкой. Пакистан итак все время кипит. Там перманентно происходят революции, перевороты, убийства, теракты. Для Пакистана именно нестабильность является как бы константой. В Турции очень мощные республиканские традиции, выборы, проходящие без фальсификаций. Армию уже достаточно нейтрализовали, и власть Эрдогана очень популярна. Поэтому, если не будет прямого вмешательства во внутренние дела Турции посредством курдского вопроса, то никаких проблем для правящего режима не будет. Он крепок и правит страной достаточно демократично», — сказал Ализаде.

Коснувшись возможности развития событий аналогичных в арабских странах на постсоветском пространстве, политолог выразил уверенность в одном – пока в этом регионе очень сильны позиции России, то правящим в этих странах режимам ничто не угрожает, так как Россия не позволит эти режимы сместить.

«Несмотря на то, что режимы в странах Центральной Азии – авторитарные, и в странах в принципе отсутствует демократия, но сами режимы крепкие. За исключением Киргизии – это единственное слабое звено Центральной Азии. Но и там ищут возможности для национального консенсуса. Что касается Азербайджана и Армении, тут я тоже не ожидаю никаких революций. Дело в том, что на страже этих авторитарных режимов также стоит Россия. Демократические реформы в Азербайджане и Армении невозможны, так как на их пути стоит редут под названием Карабах. Поэтому, пока не будет урегулирован этот конфликт, никаких изменений ожидать не стоит. Но даже если армянской оппозиции удастся свергнуть нынешнего президента Саргсяна, и к власти придет Тер-Петросян, это также ничего не привнесет в урегулирование карабахского конфликта», — резюмировал Ализаде.

Политолог Ильгар Мамедов, в свою очередь полагает, что революции возможны в любой из арабских стран, так как данные революции никто не планировал, ими никто не управляет.

«Революции вызваны исключительно лишь процессами, протекавшими в арабском мире в социально-экономической сфере на протяжении последних десятилетий. Во всех этих странах за это время возник средний класс, который хочет жить иначе. Сейчас арабы пересматривают ту роль, которую они играют в мире, свое будущее. Поэтому, я полагаю, что даже в тех странах, где уже произошли революции – Тунис и Египет, на этом может не закончиться, и возможны новые революции. Конкретнее говоря, я предполагаю революционные события даже в богатых арабских странах, таких, как Саудовская Аравия и Бахрейн, где есть острые социальные противоречия. Но такие мелкие нефтяные страны, как Катар, ОАЭ, Кувейт и Оман могут остаться в стороне от революционной волны», — сказал Мамедов.

Касаясь ситуации вокруг Ливии, политолог подчеркнул, что не бомбить Каддафи было бы преступлением в моральном смысле, вследствие деградации этого режима и его кровожадности.

«Решение об атаке на военные объекты режима Каддафи абсолютно оправдано, но необходимо лучше поработать над стратегией выхода из этой операции.

Безусловно, дальнейшее будущее этой страны зависит от самого ливийского народа. Если Ливия, как целостное государство не состоятельно, то этого государства не будет», — заявил Мамедов.

Относительно Ирана и Пакистана политолог уверен, что волнения там не реальны, так как в этих странах политическая и экономическая ситуация выглядит иначе, чем в арабских странах – в обеих странах есть элементы функционирующей демократии.

«Вполне возможно перекидывание арабских событий на постсоветское пространство, в частности, в регионы Центральной Азии и Южного Кавказа. Хотя наши страны мало себя ассоциируют с арабским миром, но определенные схожие черты все же имеются. Я бы даже сказал, что политическая система в Азербайджане и Казахстане больше соответствует политической системе в арабских странах, нежели политическая система в Иране и Пакистане. Вполне вероятно, что люди в наших странах будут больше отождествлять себя с тем, что происходит в арабских странах. К примеру, активизация оппозиции уже наблюдается в Армении. Что касается Грузии, то она себя во время обезопасила от такого рода событий. Дело в том, что Саакашвили зорко углядел основную причину бедствий в стране, и решительно взялся за борьбу с коррупцией. В итоге, коррупция в Грузии фактически сведена на нет. Поэтому в Грузии повторение таких событий исключается. А в Азербайджане и Армении данные события вполне вероятны. Если правящий режим в Азербайджане будет реформировать политическую систему, то сломается, а если не будет, то тоже сломается. Вопрос лишь времени», — резюмировал Мамедов.

источник -http://novosti.az/analytics/20110331/43666333.html

Каддафи загнали в угол. Удары коалиции лишили ливийскую армию превосходства над оппозицией

Вчера западные страны продолжили наносить удары по целям на территории Ливии, чтобы остановить наступление войск, верных режиму, на контролируемые оппозицией города и заставить Муаммара Каддафи пойти на уступки. По заявлениям американских военных, за два дня налетов силы международной коалиции нанесли серьезный ущерб ливийской ПВО, а также уничтожили десятки единиц бронетехники.

«Не отмечено активности в воздухе, и мы не засекли никакой работы радаров на тех объектах ПВО, которые подверглись атаке», – сказал вице-адмирал Уильям Гортни. По словам военачальника, силы коалиции не ведут охоту за Каддафи. Однако министр обороны Великобритании Лиам Фокс не исключил, что ливийский лидер может стать одной из целей, если при этом не будет угрозы для жизней гражданских лиц.

СМИ отмечают, что в ходе второй волны ударов на территории резиденции Каддафи в Триполи было уничтожено здание командного пункта, а местонахождение самого вождя ливийской революции неизвестно. Накануне он призвал своих сторонников организовать многотысячный мирный «зеленый марш» на оплот оппозиции – Бенгази, чтобы восстановить единство нации и сорвать планы агрессоров по расчленению Ливии. По сведениям оппозиции, во время бомбежек был тяжело ранен один из сыновей Каддафи – Хамис. Впрочем, официальный Триполи опроверг эту информацию.

Помимо объектов ПВО массированным налетам подвергались также правительственные войска, окружившие Бенгази.

Американские военные предупредили, что любые наземные силы, которые приблизятся к повстанческим отрядам, будут уничтожены.

Под ударами авиации союзников ливийские войска, пытавшиеся несколько дней назад захватить Бенгази, в понедельник отступили к Адждабии. По данным французской Figaro, на дороге, соединяющей Бенгази с Адждабией, можно увидеть десятки подбитых танков.

При этом, хотя силы Каддафи и отступили, они не прекращают вести бои против сил оппозиции. В свою очередь, вооруженные сторонники оппозиции постепенно собираются на подступах к Адждабии. Не исключено, что они попытаются отбить город. Ранее сообщалось, что вчера продолжалась операция против оппозиционеров в Мисурате.

Между тем, по сообщениям ливийского государственного телевидения, в результате налетов погибли 64 и были ранены 150 человек. Однако глава Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майкл Маллен заявил, что коалиция пока не получила доказательств гибели мирных жителей от бомб союзников.

Дорога между Бенгази и Адждабией забита разбомбленной бронетехникой правительственных войск.
Сообщения из Ливии уже вызвали озабоченность генсека Лиги арабских государств (ЛАГ) Амра Мусы, который подверг критике массированные удары как выходящие за рамки резолюции СБ ООН и заявил, что проведет по этому поводу экстренную встречу ЛАГ.

Тем временем к силам коалиции присоединились военные из Испании, Бельгии, Дании и Катара, который стал первой арабской страной, направившей свои силы для участия в операции против Каддафи. Второй, вероятно, станет Иордания. Накануне президент США Барак Обама позвонил иорданскому монарху, чтобы напомнить о важности широкого международного участия в ливийской кампании.

На этом фоне министр иностранных дел РФ Сергей Лавров отправился с визитами в Египет и Алжир, чтобы обсудить с соседями Ливии перспективы преодоления нынешнего кризиса и влияние на регион происходящих в нем изменений.

Глава российского МИДа намерен выяснить, какие шаги арабский мир намерен предпринять в связи с гражданской войной в Ливии. Примечательно, что Египет и Алжир, как и Россия, выступали против иностранного вмешательства в дела Ливии.

Другая цель поездки Лаврова – знакомство с новым руководством Египта, а также с потенциальными претендентами на президентское кресло. Вчера в Каире он встретился с генсеком ЛАГ Амром Мусой, бывшим директором МАГАТЭ Мохаммедом Эль-Барадеи и с временным президентом страны Мухаммедом Хусейном Тантави.

На переговорах с министром иностранных дел АРЕ Набилем аль-Араби Лавров также обсудил тему возвращения российских туристов на египетские курорты. Напомним, Каир добивается скорейшей отмены рекомендации российских властей к гражданам РФ отказаться от поездок на Красное море.

Сегодня Сергей Лавров прибыл в Алжир, где, как ожидается, он обсудит помимо региональных проблем вопросы двустороннего военно-технического сотрудничества России и Алжира.

2011-03-22 / Николай Сурков

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1300742040

Ливия: неустойчивое равновесие

А.А.Быстров

Нынешнюю ситуацию в Ливии называют «патовой». Это безусловно справедливо, но только в очень краткосрочной перспективе. Действительно установился некий силовой паритет, когда противоборствующие стороны в целом удерживают занятые ими города. По большому счету сейчас из того объема информации, который приходит из страны, довольно сложно понять расстановку сил. Особенно с учетом того, что данные в большинстве своем основываются на словах очевидцев и представителей противоборствующих сил, а значит сильно ангажированы по определению.

Сейчас совершенно четко можно сказать, что лояльные М.Каддафи силы контролируют столицу и его родной город Сирт. Одновременно под их контролем остались основные базы ВВС. Очевидцы утверждают, что ситуация в столице спокойная, если не считать демонстрации 4 марта, которую силы полиции очень быстро рассеяли. Основной центр оппозиции – Бенгази, а также ряд портовых городов. Идут бои с переменным успехом за города Брега, Рас Лануф и Эз-Завия. Причем Эз-Завию, судя по всему проправительственные силы, все-таки взяли по контроль, поскольку имеются подтвержденные данные о гибели в боях фактически всех высших командиров оппозиции в этом городе. Это можно констатировать с большей долей уверенности, как и то, что линии фронта как таковой в наличии не имеется, а в вышеперечисленных городах имеются очаги сопротивления обеих сторон. Налицо гражданская война со всеми ее ужасами. Теперь необходимо разобраться с тактикой противоборствующих сторон. Ливийской армии как таковой более не существует, есть отряды вооруженных оппозиционеров с одной стороны и лояльные М.Каддафи силы — с другой.

Тактика правительственных сил сейчас следующая. Каддафи накапливает силы для решительного наступления на Бенгази. Собственно бои в пятницу свидетельствуют об этом со всей убедительностью, поскольку речь идет о захвате опорных пунктов, без которого говорить о наступлении на оплот оппозиции не приходится. Об этом же говорят авианалеты лояльных М.Каддафи сил на склады амуниции и боеприпасов в Аджабии и Рас Лануфе. В Бенгази также 4 марта были совершены подрывы складов боеприпасов. То есть, лояльные ливийскому руководству силы широко используют диверсионные методы войны, что подразумевает наличие подполья в том же Бенгази. Подполья, конечно, условного, так как в той неразберихе и организационной сумятице, которая сейчас имеет место в штабе оппозиции, говорить о какой-то вдумчивой работе по поиску сторонников М.Каддафи, а тем паче о пресечении их тайной подрывной деятельности не приходится. Но факт остается фактом. М.Каддафи старается максимально ослабить противника путем лишения его запасов вооружения и боеприпасов. Это говорит только о подготовке наступательных операций.

Оппозиция при этом явно испытывает организационные сложности с комплектованием своих вооруженных сил. Ей приходится сейчас воевать фактически на два фронта, отсутствует единое централизованное командование, каждый отряд сражается самостоятельно в своем родном городе, нет общей стратегии дальнейшей борьбы. На ее стороне пока безусловная поддержка мирового сообщества и международная изоляция нынешнего ливийского руководства. Абсолютно при этом непонятна позиция туарегов (а их 158 племен), которые пока хранят нейтралитет. Эмиссары с обеих сторон активно сейчас обрабатывают племенную верхушку, но на стороне М.Каддафи в этом случае есть преимущество: наличие финансов. Финансовые поступления оппозиции сейчас в основном формируются за счет пожертвований ливийской эмиграции. Кстати, такое быстрое изготовление и распространение флагов «королевской» Ливии на первом этапе волнений – заслуга именно эмиграции. Теперь остается понять, какая часть из собранных ими средств является ее собственными деньгами. Представляется, что этот канал сейчас начинает использоваться и другими структурами, типа ЦРУ США.

Теперь о составе противоборствующих сил. Основную часть лояльных М.Каддафи сил (около 80%) в настоящее время составляют африканские наемники. Причем идет тенденция к наращиванию их числа. 4 марта границу пересекло несколько сот боевиков из Мали. Это представители кочевых племен, которые используют в качестве средств передвижения джипы с установленными на них тяжелыми пулеметами. Как показывает практика, это наиболее эффективное оружие в ливийских условиях. На стороне Каддафи воюют также наемники из суданского ДСР, а также представители племени загава из Чада. Самолеты ливийских ВВС, после отказа летчиков участвовать в гражданской войне, начали, по некоторым данным, пилотировать сирийцы. Такое соглашение было достигнуто между Б.Асадом и М.Каддафи еще в самом начале волнений. Более того, поначалу Дамаск готов был предоставить боевые самолеты вместе с экипажами, но позже было решено, что в настоящее время более целесообразно использовать «отставных» сирийских пилотов.

Таким образом, необходимо констатировать, что Триполи в настоящее время концентрирует силы для развития наступательных операций. При этом они делают упор, в отличие от оппозиции, на «обстрелянных» бойцов, не имеющих никаких предрассудков и внутриливийских симпатий и антипатий. Отсутствие боевого опыта у оппонентов М.Каддафи — это их «ахиллесова пята», о чем свидетельствует и количество жертв и раненных в результате боев. Те же Бенгази и Брега начинают испытывать серьезный дефицит медикаментов и койко-мест. У Триполи проблемы другого рода: потерян контроль над 80% нефтяных полей; ливийские финансовые зарубежные авуары заморожены. В нынешней ситуации это жизненно важно по двум причинам. Лишившись подпитки топливом, Триполи начнет неизбежно терять преимущество в тяжелых видах вооружения и авиации. Одновременно наемники не будут воевать задаром. Пока деньги (и судя по всему немалые) у М.Каддафи имеются, отсюда подпитка иностранными наемниками. Но среди стратегических целей Триполи самая приоритетная — это возвращение под свой контроль нефтеперерабатывающих заводов и источников добычи углеводородов. Сейчас именно на этих направлениях и развернуться основные бои. Второе – боеприпасы. Их необходимо пополнять, а для этого необходимо отбивать склады вооружений, захваченные оппозицией, или, как минимум, их уничтожать. Это вторая основная стратегическая задача. По мере их успешного или не очень решения можно будет делать выводы о наступлении на Бенгази. Таким образом, необходимо сделать вывод о том, что интенсивность боевых действий в среднесрочной перспективе будет возрастать. Причем в отличие от оппозиции в действиях Триполи просматривается более уверенное организационное начало.

Главный вопрос: будут ли в этих условиях входить в Ливию американские и натовские войска. Автор считает, что нет. Информация о концентрации их сил в приграничных районах Средиземного моря рассчитана сейчас больше на М.Каддафи. Единственно, что они сейчас могут делать (и делают) – это снабжать повстанцев продовольствием и медикаментами. Ну и наращивать дипломатический прессинг. Говорить о вторжении можно будет только в том случае, если угроза взятия Бенгази лояльными М.Каддафи войсками будет реальной. Но до этого очень далеко.

Также далеко и до объявления воздушного пространства над Ливией «бесполетной зоной». По убеждению руководства НАТО, такое развитие ситуации возможно только при наличии мандата ООН. Как впрочем, и сам факт интервенции должен проходить «под зонтиком» этой организации. А вот с этим будут вопросы, поскольку одно дело единодушно осудить режим М.Каддафи за расстрел мирных демонстраций, а другое дело – санкционировать силовое вторжение. Заявление в этой связи президента США Б.Обамы «о международной нелегитимности» режима М.Каддафи спорны, так как в этом случае придется признать недействительными все сделки в нефтяной сфере между его режимом и западными нефтяными компаниями. Собственно по этой причине позиция ЕС в этом вопросе сдержанная, в связи с чем отсутствуют очень резкие заявления. Если брать международный аспект, то речь идет о противодействии легитимного и международно признанного режима вооруженному мятежу. Вопрос сейчас стоит именно так, хочется кому-нибудь это или нет. Создавать на примере М.Каддафи опасный прецедент не хотят ни в ЛАГ, ни в Афросоюзе. И в этой связи его поддержка со стороны этих организаций будет нарастать.

источник — http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/05-03-11.htm

WikiLeaks о семейных тайнах клана Каддафи

В 2009 году западные СМИ сообщили, что Саиф аль-Ислам Каддафи (Seif al-Islam el-Qaddafi), сын ливийского лидера полковника Муаммара Каддафи, заплатил Мэрайе Кэри (Mariah Carey) миллион долларов только за то, что она спела четыре песни на новогоднем празднестве на острове Сен-Бартельми в Карибском море.

Как сообщает американская дипломатическая депеша, отправленная из ливийской столицы Триполи, Саиф в ответ разразился возмущенным опровержением, заявив через газету, которую он контролирует, что расточительность проявил его брат Муатассим (Muatassim), советник ливийского лидера по национальной безопасности.

Также именно Муатассим, как указывается в депеше, потребовал в 2008 году у главы ливийской национальной нефтяной корпорации 1,2 миллиарда долларов, предположительно, на создание собственных вооруженных формирований. Это позволило бы ему встать наравне с третьим братом – Хамисом (Khamis), командующим ливийским спецназом, который «фактически выполняет функции службы охраны режима».

Дипломатические телеграммы, опубликованные WikiLeaks, наглядно описывают расточительство, необузданный непотизм и внутрисемейную вражду, характерные для клана Каддафи, который ведет сейчас кровопролитную борьбу за сохранение своей власти над Ливией. Одна из депеш, датированная 2006 годом, называет ливийскую правящую семью «Qadhafi Incorporated» (Госдепартамент предпочитает писать эту фамилию именно так – через q и dh).

Слухи об очередных выходках членов клана, доходившие до ливийцев, несмотря на плотный контроль полковника Каддафи над СМИ, усугубили общественное недовольство, которое недавно привело к взрыву. Напряженность между детьми Каддафи также может сыграть свою роль на фоне воцарившегося в богатой нефтью африканской стране хаоса.

Судя по депешам, дети стареющего Каддафи борются друг с другом – в частности три его сына вступили в борьбу за доходы от новой франшизы Coca-Cola, — несмотря на то, что он о них неплохо позаботился. «Все дети и фавориты Каддафи, предположительно, получают часть доходов Национальной нефтяной компании и ее дочерних предприятий», — говорится в одной из телеграмм, тоже датированной 2006 годом.

По мнению автора другой телеграммы, отправленной год назад, распространяющиеся скандалы лишили клан популярности и «обеспечили местных наблюдателей достаточным количеством грязи для ливийской «мыльной оперы»». Муатассим повторил в прошлом году свою новогоднюю вечеринку на Сен-Бартельми, на сей раз пригласив выступить поп-певцов Бейонсе (Beyoncé) и Ашера (Usher). Неназванный «политический обозреватель из Триполи» сообщил американским дипломатам, что «пьянство и экстравагантное поведение Муатассима раздражают многих местных жителей, считающих, что он нарушает благочестие и смущает народ».

Между тем, еще одному брату – Ганнибалу (Hannibal) – пришлось спешно покинуть Лондон после того, как его обвинили в избиении своей жены Алин (Aline). В дело пришлось вмешаться дочери Каддафи Айше (Ayesha), которая, как сообщается в депеше, прибыла в Лондон, «несмотря на многомесячную беременность», и вместе со второй женой полковника Сафийей (Safiya), матерью шести из его восьми детей, «уговорила Алин заявить полиции, что это был «несчастный случай», а не избиение».

Саиф, второй сын президента, в отличие от беспутных братьев «своевременно устранился от местных дел», предпочитая в свободное время охотиться в Новой Зеландии. Его филантропический Международный фонд Каддафи по благотворительности и развитию (Qaddafi International Charity and Development Foundation) послал сотни тонн помощи на опустошенный землетрясением Гаити. Его считали вероятным претендентом на роль наследника.

В той же телеграмме 2010 года говорилось, что молодые ливийцы называют Саифа «надеждой завтрашней Ливии». Люди за двадцать заявляли, что хотят быть такими, как он, и что он подходящий человек, чтобы править страной. Они говорили о нем как об образованном и культурном человеке, который, в отличие о своих братьев, хочет для Ливии лучшего будущего.

Так было раньше. Теперь молодые демонстранты на улицах требуют устранения от власти всей семьи Каддафи, и именно Саиф выступил в понедельник в час ночи по телевидению, заявив, что Ливии грозят гражданская война и «реки крови», если люди не встанут на сторону его отца.

Что касается самого 68-летнего полковника Каддафи, телеграммы рисуют поразительный портрет ипохондрика, который боится летать над водой и часто постится по понедельникам и четвергам. По данным депеш, он ярый поклонник лошадиных бегов и фламенко и как-то добавил к длинному списку титулов, которыми он сам себя наградил, титул «короля культуры». Дипломаты также пишут, что его повсюду сопровождает «роскошная блондинка», возглавляющая его отряд украинских медсестер.

Когда в 2003 году полковник Каддафи отказался от планов по созданию оружия массового уничтожения, многие американские официальные лица начали хвалить его за готовность сотрудничать. Посетивший Ливию в 2009 году в составе делегации Конгресса независимый сенатор от Коннектикута Джозеф Либерман (Joseph I. Lieberman) заявил лидеру и его советнику по национальной безопасности Муатассиму – тому самому любителю вечеринок, — что Ливия — «важный союзник по войне с терроризмом», добавив, что наличие общих врагов иногда помогает друзьям стать ближе.

Перед состоявшимся в 2008 году визитом в Ливию Кондолизы Райс, которая стала первым госсекретарем США, посетившим страну с 1953 года, американское посольство в Триполи попыталось подчеркнуть положительные стороны ливийского лидера. Да, полковник Каддафи «славится непредсказуемым поведением» и «предпочитает избегать зрительного контакта», а во время общения с ним могут возникнуть «долгие, неуютные периоды молчания», предупреждали дипломаты г-жу Райс. Зато он «ненасытно поглощает новости», писали они, и выдвигает оригинальные идеи – например, он предлагал разрешить израильско-палестинский конфликт, создав новое единое государство «Изратину».

«Он – самопровозглашенный интеллектуал и философ, — говорилось в адресованной г-же Райс депеше, — который уже не первый год предвкушает возможность поделиться с Вами своими взглядами на мировые проблемы».

Оригинал публикации: WikiLeaks Cables Detail Qaddafi Family’s Exploits

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298528400

Муамара Каддафи валят из страны. Его режим сыпется на глазах

Даже приблизительное количество погибших в ходе бурных событий в Ливии пока неизвестно, но, скорее всего, счет уже идет на тысячи

Революция в Ливии вчера докатилась до столицы и сразу переросла в гражданскую войну. Утром оппозиционеры подожгли здание парламента и штурмовали телецентр. А вечером режим Муамара Каддафи решил потопить восстание в крови: восставших расстреливали из пулеметов и танковых орудий, удар по ним нанесли ливийские ВВС. Однако бойня в Триполи вряд ли спасет Муамара Каддафи — на сторону восставших перешли многие армейские части, о необходимости отставки полковника заявили лидеры крупнейших племен. Начавшийся развал страны ставит под угрозу проекты в Ливии иностранных компаний, в том числе РЖД, «Татнефти», «Рособоронэкспорта» и «Газпрома». В этих условиях президент РФ Дмитрий Медведев поручил им срочно готовить своих сотрудников к эвакуации.

«Ливию зальют реки крови»
Ситуация в Ливии, неделю назад казавшейся островком стабильности посреди захлестнувшей Ближний Восток волны «цветных» революций, вчера обострилась до предела. В 19.00 по местному времени (в Москве было 20.00) все госканалы стали монотонно передавать одну и ту же новость: вооруженные силы Ливии начали операцию против «террористов и саботажников». Граждан призывали помогать спецслужбам искать врагов страны, а в качестве воодушевляющего примера показывали кадры с центральной столичной площади Сахат аль-Хадра, где якобы проходили массовые акции в поддержку национального лидера Муамара Каддафи. Впрочем, это была та же съемка, которую ливийские каналы крутили последние пять дней.

Тем временем, по данным Al Jazeera, в Триполи уже вовсю шла кровавая бойня — удары по демонстрантам наносили не только спецподразделения, но и вертолеты боевой авиации. Затем телеканал сообщил, что ливийские ВВС бомбят отдельные районы города. Понять, сколько людей погибло, было невозможно. Вечером в Ливии отрубили все каналы связи, причем не только интернет и мобильную связь, но и обычный телефон. Все попытки «Ъ» связаться с абонентами в Триполи и других ливийских городах оказались безуспешными.

Волнения в столице начались еще в ночь на понедельник, когда до Триполи дошли вести о том, что второй в стране город Бенгази перешел в руки восставших (см. вчерашний «Ъ»). Тысячи человек немедленно вышли на улицы и начали поджигать машины, громить полицейские участки, а к утру восставшие попытались захватить штаб-квартиры центральных телеканалов Al Jamahiriya 2 и Al Shababia. Штурм с трудом отбил спецназ, пустив в ход слезоточивый газ и огнестрельное оружие — жертвами утренних столкновений, по данным Al Jazeera, стали свыше 60 человек. Демонстранты напоследок подожгли многие учреждения, включая здания правительства и национального собрания, а затем отступили за пределы центра города в окраинные районы, откуда разбежались полицейские.

Под утро государственные каналы передали сообщение о том, что руководство страны выступит с важным обращением к нации. Однако на экранах телевизоров появился не сам Муамар Каддафи, а его 38-летний сын Сейф-уль-Ислам, выглядевший крайне взволнованным. Прежде всего он заявил, что все слухи о бегстве отца в Венесуэлу — ложь (к вечеру эту информацию вновь обнародовал глава МИД Великобритании Уильям Хейг, однако Каракас все отрицал). Не объяснив отсутствия Каддафи-старшего, Сейф-уль-Ислам пригрозил, что режим готов бороться с бунтовщиками «до последнего патрона». Покончив с угрозами, он стал обещать реформы, прежде всего принятие конституции (страна живет без основного закона, руководствуясь «Зеленой книгой» Муамара Каддафи). Под конец Сейф-уль-Ислам с тревогой в голосе заявил: «Ливия находится на перепутье. Сегодня появился исламский эмират в Эль-Бейда (первый город, который захватили повстанцы.- «Ъ»). Завтра будет 15 таких эмиратов. Мы не можем допустить, чтобы страна была разорвана на части и стала лакомым куском для иностранцев. В случае гражданской войны Ливию зальют реки крови».

К вечеру вторая часть его пророчества начала сбываться.

«Пусть проваливает из страны»
Впрочем, несмотря на отчаянную акцию ливийских силовиков в Триполи, вчера начала сбываться и первая часть предупреждения Сейфа-уль-Ислама — о скором распаде страны. К вечеру режим Муамара Каддафи надежно контролировал лишь центр Триполи. Хотя связь со страной прервалась, информация, поступавшая из Ливии в течение дня, свидетельствует о том, что региональные власти начали устанавливать контроль над своими территориями и дожидаться исхода противостояния в столице. Восток же страны, прежде всего область Киренаика, полностью оказался в руках восставших.

То, что режим уже не контролирует ситуацию в стране, стало понятно после выступлений лидеров крупнейших племен, на которые делится арабо-берберское население Ливии (свыше 97% жителей),- именно племенная идентичность является определяющей для многих ливийцев. «Брат (Муамар Каддафи.- «Ъ») должен проваливать из страны. Хотя какой он теперь брат?!» — заявил в эфире Al Jazeera Акрам аль-Варфалли — лидер крупнейшего в стране племени варфалла (к нему принадлежат около 1 млн человек из 6,5-миллионного населения). Глава другого крупного племени — зувайя — шейх Фарадж аль-Зувай был еще более резок: «Режим должен немедленно прекратить насилие, иначе мы в 24 часа перекроем экспорт нефти на Запад».

Все годы, что он находился у власти, Муамар Каддафи умело играл на противоречиях племен. Основой режима были выходцы из его собственного племени — каддафа, именно они занимали ключевые посты в правительстве, армии и полиции, а также составляли костяк элитных спецподразделений. Другие крупные племена также представлены в войсках, а в местах компактного проживания контролируют гарнизоны. За 41 год своего правления ливийский лидер пережил несколько неудачных переворотов, которые организовывали племенные группировки внутри армии. Именно поэтому он старался не допускать другие племена в элитные рода войск, прежде всего в ВВС. Судя по решительным действиям ливийских летчиков, расстреливавших столичных жителей, эта стратегия принесла свои плоды.

Тем не менее за пределами столицы армейские части, не укомплектованные представителями племени каддафа, похоже, перестают подчиняться приказам Триполи. Как показали события в Бенгази, они даже переходят на сторону восставших вместе с танками. Этим объясняется и огромное количество наемников из Чада, которых ливийский лидер, судя по многочисленным свидетельствам, рекрутировал на свою защиту.

В этих условиях Муамару Каддафи остается рассчитывать только на сплоченность своих сторонников. Однако их ряды вчера начали таять. Свои посты в знак протеста против действий властей начали один за другим оставлять ливийские послы (к моменту подписания номера в печать в отставку ушли главы дипмиссий в Индии, Великобритании, Бангладеш, Индонезии и Польше), сложил полномочия и глава минюста Мустафа Абдельджалиль, объяснивший свой шаг «жестокостью режима».

Единства нет и в семье самого Муамара Каддафи, который вчера так и не появился на телеэкранах и, возможно, уже не управляет действиями режима. Среди семерых сыновей господина Каддафи уже не первый год идет схватка за право стать преемником отца. Наиболее реальным претендентом пока выглядит старший сын от второй жены ливийского лидера Сафии Фаркаш — выступавший по телевизору 38-летний Сейф-уль-Ислам. Вечером, когда авиация бомбила Триполи, государственные каналы передавали, что именно он возглавит комиссию по расследованию событий. Доподлинно известно одно — отношения между всеми братьями крайне непростые, что вряд ли добавляет режиму их отца стабильности.

Эвакуация
В условиях острого кризиса Ливию начали спешно покидать все иностранные компании, прежде всего международные нефтяные гиганты, пришедшие в страну после 2006 года, когда Муамар Каддафи помирился с Западом и с Триполи были сняты санкции. Первой о намерении вывезти своих сотрудников объявила британская BP, к вечеру с подобными заявлениями выступили большинство работающих в стране компаний, а также посольства США и многих стран Евросоюза.

Ближе к вечеру президент РФ Дмитрий Медведев поручил главе МЧС Сергею Шойгу и главе РЖД Владимиру Якунину проработать возможность эвакуации из Ливии россиян. Но еще до этого о подготовке к эвакуации своих сотрудников заявили РЖД и «Газпром». По данным российской железнодорожной монополии, сейчас в Ливии находится 204 сотрудника, которые трудятся над реализацией заключенного в 2008 году контракта на сумму €2,2 млрд по строительству железнодорожной ветки Сирт-Бенгази протяженностью 550 км. В компании «Ъ» рассказали, что в Ливию уже отправилась группа специалистов, чтобы оценить на месте степень угрозы и подготовить персонал к эвакуации. «Если такая угроза есть, мы будем их эвакуировать, оставляя там всю имеющуюся технику»,- говорит источник «Ъ». Еще большие интересы в Ливии имеет «Газпром», владеющий лицензиями на разработку участков N 19 и N 64, а в декабре 2007 года при обмене активами с BASF получивший 49% в блоках С96 и С97. На прошлой неделе глава «Газпрома» Алексей Миллер подписал в Риме соглашение с ENI, по которому российская монополия за $178 млн получила половину доли итальянцев в месторождении Elephant (всего россияне получат 16,5%). Сделка должна быть одобрена ливийскими властями. Правда, кто будет ее одобрять, непонятно. Из крупных компаний в Ливии также работают «Татнефть» (имеет четыре лицензионных участка в бассейнах Гадамес и Сирт) и «Технопромэкспорт», проложивший в стране 615 км ЛЭП и планирующий реализовывать проекты по развитию энергетической инфраструктуры.

Высокопоставленный источник в Минобороны РФ вчера также подтвердил «Ъ», что в Ливии находится и российский военный персонал. Военно-техническое сотрудничество Москвы и Триполи было реанимировано несколько лет тому назад. Россияне занялись, в частности, ремонтом и модернизацией советской техники, которая в больших количествах поставлялась в эту страну. Кроме того, Ливия сформировала крупный портфель заказов на новые образцы российских вооружений на сумму $2 млрд, который, впрочем, так и не успел реализоваться в конкретные контракты. Источник в Минобороны не стал уточнять, в каких еще охваченных в последнее время волнениями арабских странах (Тунис, Йемен, Египет) находятся прикомандированные офицеры из России, но сказал, что ни по одной из них Генштаб не получал пока от политического руководства страны указаний о приостановке военного или военно-технического сотрудничества. «Если такие указания поступят, то они, конечно, будут выполнены»,- подчеркнул собеседник «Ъ».

Какое будущее ждет российские проекты после весьма вероятного падения Муамара Каддафи, в компаниях пока обсуждать отказываются. «С нынешним правительством у компании складывались нормальные рабочие отношения,- вздыхает собеседник «Ъ» в РЖД.- Как будут решаться вопросы в случае победы оппозиции, мы не знаем».

Александр Габуев, Александр Панченко

___________________________

Изгой ливийской революции
// Владимир Жириновский ждет Муамара Каддафи в Москве

Газета «Коммерсантъ» № 31 (4572) от 22.02.2011

Лидер ливийской революции Муамар Каддафи может стать третьим главой государства, свергнутым вслед за президентами Туниса и Египта волной революций на Ближнем Востоке. До вчерашнего дня эксперты упорно отказывались верить в его скорую отставку, уповая на всесилие верных ему сил безопасности, однако последние события в Ливии сделали уход полковника Каддафи, правившего страной более 40 лет, делом ближайшего будущего.

Первое подтверждение того, что над ливийским лидером сгущаются тучи, появилось вчера утром, когда с обращением к нации выступил по телевидению его сын Сейф-уль-Ислам, до последнего времени считавшийся его преемником. Это обращение, в котором сын опроверг слухи о бегстве отца в Венесуэлу, лишь усилило подозрения, что в условиях острого противостояния, перешедшего вчера в кровопролитные бои на улицах ливийской столицы, режим Каддафи перешел на осадное положение.

Примечательно, что еще до вчерашнего дня эксперты упорно отказывались рассматривать возможность скорой отставки Муамара Каддафи, уповая на всесилие верных ему сил безопасности. Этой осторожности в немалой степени способствовал сам полковник Каддафи, за десятилетия правления создавший миф о собственной несменяемости и непотопляемости.

Среди авторитарных политиков, пришедших к власти в разгар эпохи холодной войны и сохранивших ее до конца первого десятилетия XXI века, Муамар Каддафи, не являющийся ни президентом, ни премьером (его официальный титул — лидер ливийской революции), занимает уникальную нишу. Сын пастуха-бедуина, пришедший в политику из армии, в сентябре 1969 года Муамар Каддафи во главе созданной им организации «Свободные офицеры» поднял восстание против власти ливийского короля Идриса, которое привело к быстрому падению монархии, эмиграции короля и переходу власти в руки возглавляемого Каддафи совета революционного командования.

Эта головокружительная победа укрепила его веру в предначертанную ему особую историческую миссию. Все последующие годы своего правления (более 40 лет) Муамар Каддафи посвятил тому, чтобы доказать, что Ливия — «самая свободная и счастливая страна на Земле», а он — не только великий политик, но и мыслитель, превзошедший знаменитых философов всех времен и народов. Взгляды Каддафи, изложенные в его главном труде «Зеленой книге»,- причудливый коктейль из научного социализма, ислама, теорий арабских националистов и русских анархистов.

Главное ноу-хау Каддафи — это концепция суверенной Ливии как «демократии нового типа», которую он противопоставил «гнилым демократиям» Запада. Согласно его теории, Ливийская Джамахирия — это государство, где революционные массы якобы сами осуществляют руководство страной через народные комитеты (по-арабски «джамахир» — «народ») под мудрым руководством лидера нации и без какого-либо влияния извне. При этом ливийский лидер неоднократно с гордостью подчеркивал, что джамахирия — его собственное изобретение, до которого не додумались в других странах региона. Еще одно «выдающееся изобретение» Каддафи — упразднение конституции (сегодня Ливия, в отличие от других стран, не имеет основного закона).

На международной арене Муамар Каддафи долгие годы вел борьбу с Западом и был одним из мировых изгоев, при этом до последнего времени выступая идеологом и лидером объединения Африканского континента (в 2009 году на саммите Африканского союза Муамар Каддафи был избран его председателем).

Между тем его отношения с Западом, начинавшиеся с враждебности, претерпели серьезную эволюцию в духе Realpolitik. В 1986 году президент Рейган, называвший его «бешеным псом Ближнего Востока», отдал приказ бомбить Триполи, а спустя два года агенты Каддафи взорвали в небе над шотландским городом Локерби американский самолет с 270 пассажирами на борту («дело Локерби»). Однако после падения в Ираке режима Саддама Хусейна Каддафи публично осудил международный терроризм, открыл двери в страну инспекторам ООН, продемонстрировав, где и как в свое время пытался создавать оружие массового уничтожения. В ответ госдеп США в период правления Джорджа Буша-младшего реабилитировал ливийского лидера, назвав его «личностью, обладающей индивидуальностью и опытом». А в последние годы в гости к Муамару Каддафи в страну, сказочно богатую углеводородами, зачастили европейские лидеры, включая Сильвио Берлускони и Тони Блэра.

Первым российским президентом, посетившим Ливию с «историческим визитом», стал в апреле 2008 года Владимир Путин. А в ноябре 2009 года с ответным визитом в Москве после почти 25-летнего перерыва побывал Муамар Каддафи, которого принимали премьер Путин и президент Медведев. Походный шатер лидера ливийской революции, который он использует в качестве резиденции в зарубежных поездках, был установлен в Тайницком саду Кремля, а над шатром развевалось зеленое знамя Ливийской Джамахирии. «Чтобы бедуины раскинули свою палатку в Кремле — это у нас вообще впервые в истории. Это говорит о том, что мы становимся все ближе и ближе друг к другу»,- заявил тогда господин Путин. На концерте в Государственном Кремлевском дворце, где побывали господа Путин и Каддафи, пела Мирей Матье, также побывавшая в шатре Муамара Каддафи.

Особую симпатию к ливийскому лидеру всегда испытывал Владимир Жириновский. Так, в 1993 году, находясь в Грозном на праздновании очередной годовщины объявления независимости Чечни от России, господин Жириновский на банкете заявил, что «в мире есть трое настоящих мужчин — Джохар Дудаев, Муамар Каддафи и Владимир Жириновский».

Вчера господин Жириновский призвал старого знакомого «отказаться от бесплодных попыток подавить народную волю» и поселиться в России. «Я предлагаю вам переехать в Москву на постоянное место жительства, приглашаю искренне — как дорогого гостя»,- обратился Владимир Жириновский к Муамару Каддафи.

Сергей Строкань

№ 31 (4572) от 22.02.2011

Источник — Газета «Коммерсантъ»
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298351640

Как Европа может помочь успеху революций на Ближнем Востоке

Все революции имеют свои собственные траектории, и любая попытка поместить то, что происходит на Ближнем Востоке, в контекст происходившего раньше, лишь убедит нас в таком выводе.

Тем не менее, у истории есть несколько полезных уроков. Первый — когда случаются революции, приходится терпеть беспорядки. Ни одна революция не переходит аккуратно и четко с улиц к мирному и стабильному новому мироустройству. Американская революция так и не упорядочилась до 1787 года — а в реальности до 1865. Франция вышла из эпохи высоких идеалов 1789 года и перешла к Царству террора, а потом к бонапартизму. После 1989 года вторая революция в России быстро перешла из стадии рыночного либерализма к клановому кумовскому капитализму и потом к узаконенному авторитаризму. Попутно сочувствующие, находившиеся вне революционного поля, впадали в уныние. Уильям Вордсворт поспешил во Францию («Блаженством было просто жить тогда»), но потом осудил милитаристский разворот революции и закончил на позиции ворчащего сельского консерватора.

Всем необходимо набраться терпения. На Ближнем Востоке мы имеем дело с чем-то новым. Мы знали, что думать о старых структурах власти на Ближнем Востоке, колеблющихся между полюсами автократии и исламизма. Но сейчас нам придется договариваться с новым источником силы: молодыми людьми, при помощи технологий связанными друг с другом и с внешним миром, чьи безысходность, бессилие и разочарованность по своей природе носят принципиально экономический характер, а не религиозный, антиколониалистский или националистский (по крайней мере, не в том смысле, чтобы желать выйти на улицу и кого-нибудь избить).

И хотя мы не можем знать, как эта новая сила самоорганизуется, или же кто захочет вобрать ее в себя, но экономическая природа этого недовольства ободряет. Если бы это был старомодный националистический мятеж, риск того, что он вскоре вступит в конфликт с интересами других стран был бы значительно больше. Но экономические реформы могут быть начаты (или ускорены) на Ближнем Востоке без того, чтобы этот процесс дестабилизировал отношения с другими странами.

Урок второй — стоит помнить о том, что лидеры конечно играют роль, но учреждения и институты важней. Некоторые из наиболее успешных примеров переходов к демократии в современное время — Испания, Индонезия — позволяют говорить о том, что у них не было очевидного харизматичного лидера. Но все успешные революции имеют институциональные структуры, которые дают возможность созреть основным установлениям. Порой это могут быть политические партии — как Африканский национальный союз в ЮАР или исторические социалистические партии в Испании и Португалии. Иногда это организованные, но неформальные группы, как например выступавшие в поддержку «Хартии 77» в Чехословакии. Иногда эту роль берет на себя религиозная группа, как это сделала церковь в Польше.

Когда институциональной структуры нет, революция идет неправильно или ее ход могут оседлать узкие группы, использующие ее в своих интересах, как это было в России после 1989 года. В Египте очевидно сильными структурами сейчас являются армия и «Братья-мусульмане». Они выражают все правильные мысли, но они придерживаются собственных программы действий и у них есть интересы, которые они будут защищать. А вот новая энергия молодых менее организованна, или, по крайней мере, менее организованна в том смысле, который делает более простым принятие на себя государственной власти.

И урок третий — если они хотят преуспеть и внести вклад в региональную и глобальную стабильность, революционные государства надо приветствовать в международных клубах. В случае европейских переходов от автократии в 1970-х и 1990-х поразительно, насколько важным оказалось обещание членства в ЕС и НАТО. Когда такого предложения не поступает извне, события могут пойти неверным путем. Существует убедительная теория, что большой ошибкой Запада, сделанной в 1990-х, было недопущение России к участию в международных институциональных механизмах.

Так что стоит спросить: что за предложение подобного рода может быть сделано постреволюционным государствам на Ближнем Востоке? И на Европе здесь лежит особая ответственность. Европейский Союз — самый близкий сосед арабского Ближнего Востока и естественный рынок для него. (В 2009 году объем торговли Египта с Европейским Союзом более чем в три раза превышал таковой с Соединенными Штатами). Если вы тунисец, алжирец или марокканец, вы хотите эмигрировать в Париж, а не в Питтсбург. Это футбольные общества, а не бейсбольные.

По правде говоря, для Европы оказалось очень трудным сделать широкий жест своим мусульманским соседям. Она колеблется по поводу членства в Евросоюзе для Турции. И закрывает свои двери для иммигрантов. Но три года назад президент Франции Николя Саркози высоко оценил выгоды, которыми обернулось бы появление средиземноморского сообщества, связывающего север с югом. Как многие из его идей, эта была несколько грандиозной, и на данный момент вызвала незначительный отклик в остальном Европейском Союзе. Но это не означает, что она была неправильной.

Оригинал публикации: How Europe Can Help the Revolutions in the Middle East Succeed

(«Time», США)
Майкл Эллиотт (Michael Elliott)

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298237940