Минобороны России: Израиль бомбил российских советников

© AP Photo, Ariel Schalit

Авиаудар по сирийскому аэродрому Тифор нанесли два истребителя F-15 ВВС Израиля, утверждают в Москве. До цели долетело три ракеты, остальные пять были сбиты, российские советники при атаке не пострадали, сообщает Минобороны РФ (как пишет РИА Новости).

«Девятого апреля в период с 03.25 по 03.53 мск два самолета Ф-15 ВВС Израиля, не заходя в воздушное пространство Сирии, с территории Ливана нанесли удар восемью управляемыми ракетами по аэродрому Тифор. Подразделениями ПВО ВС САР в ходе противовоздушного боя уничтожены пять управляемых ракет», — сказано в сообщении.
Три ракеты, по данным российских военных, «достигли западной части аэродрома». «Среди российских советников в Сирии пострадавших нет», — подчеркивается в релизе.

Как информировал «Курсор», ливанский телеканал «Аль-Маядин», который является одним из рупоров «Хезболлы», также утверждает, что израильские самолеты были в небе в момент ракетного удара по авиабазе в Сирии.

https://inosmi.ru/military/20180409/241936478.html

 

Конфликт Ирана и Израиля ставит под удар американские базы

Тегеран грозит Вашингтону ракетной атакой

Израиль и Иран, которые недавно оказались на грани полномасштабной военной конфронтации в Сирии, продолжают обмен угрозами. Еврейское государство обещает, что будет и впредь жестко отвечать на действия внешних игроков в соседней стране, которые, по его мнению, могут нанести ущерб национальной безопасности. В Иране и вовсе грозят уничтожить все военные базы на Ближнем Востоке главного союзника Израиля – США.

«Мы будем реагировать на любую провокацию, продолжим защищать наши жизненно важные интересы, – заявил глава израильского Министерства обороны Авигдор Либерман. – Мы ведем себя решительно и ответственно, нет никаких ограничений, да мы и не приемлем никаких ограничений». Относительно военного инцидента, произошедшего в минувшие выходные с участием израильской, сирийской и иранской сторон, глава оборонного ведомства заметил: «Перефразируя известную поговорку, можно сказать: настало время не лаять, а кусать. Мы будем кусаться сильно, хотя, я надеюсь, нам не придется этого делать».

Отвечая на вопрос, что может стать «красной линией» для Израиля в вопросе иранского влияния в Сирии, израильский посол в РФ Гарри Корен заявил Интерфаксу: «Иранский режим вместе со своими союзниками вооружен до зубов, и если эта сторона говорит о новых военных планах против нас, то у нас нет выхода, кроме как пресечь эти планы. Каким образом? Мы готовы к самым экстремальным мерам, если понадобится. Но мы надеемся, что такой необходимости не возникнет».

В том, что Соединенные Штаты готовы поддержать Израиль, сомневаться не приходится. Представленный накануне проект бюджета Государственного департамента США на 2019 финансовый год свидетельствует, что еврейское государство должно остаться крупнейшим получателем американской военной помощи в ближайшей перспективе, по мнению Белого дома. На эту статью расходов действующая американская администрация запрашивает у Конгресса около 3,3 млрд долл. Приоритетом при этом в проекте бюджета обозначено строительство американского посольства в Иерусалиме. Ранее президент США Дональд Трамп признал древний город столицей Израиля, чем вызвал бурю негодования в мусульманском мире – даже со стороны государств, которых связывали с Вашингтоном партнерские отношения.

На фоне военной эскалации иранская сторона также заняла жесткую позицию по отношению к Израилю и его главному союзнику – США. Командующий иранской армией генерал Абдель Рахим Мусави заявил, что Исламская Республика не нуждается в советах американского руководства, которые касаются вопросов национальной безопасности. «Сегодня уже никто в мире не сомневается в том, что США – короли воров. Мы сделаем стены своего дома еще выше, чтобы вор не смог в него проникнуть», – пообещал военачальник. «Иран продолжит укреплять свою военную мощь и не будет спрашивать на это разрешения», – подчеркнул Мусави.

Заместитель главы Корпуса стражей исламской революции генерал Хоссейн Салами сделал более грозное заявление. Он напомнил, что все американские базы в регионе Ближнего Востока находятся в зоне досягаемости иранских ракет, и Исламская Республика может применить силу в том случае, если возникнет необходимость. «Например, у США есть военная база, которая находится в Бахрейне, – заявил «НГ» замдиректора Института стран СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев. – Конечно, Иран ее может достать. Или он может достать ту базу, которая находится в Катаре. Дальность стрельбы иранских ракет – это, конечно, зависит от их типа – составляет от 1,5 до 2 тыс. км. Ее хватает до Израиля, если стрелять с правильных территорий. Поэтому такая дальность позволяет наносить удары по всему Персидскому заливу, по базам США в Ираке и даже по американским военным базам в Сирии. Нетрудно догадаться, что простреливается ракетами весь Афганистан. Как правило, у иранцев ракеты мобильного типа базирования. Им может иногда требоваться перебазирование. Иными словами, такая возможность есть. Другой вопрос – насколько иранцы смогут доставить заряд в условиях наличия систем ПВО. Реализовать возможность удара в условиях, когда осуществляется противодействие, трудно. Противодействие может быть разного рода – оно может проявляться как в нанесении ударов по ракетам, которые готовятся к старту, так и в их перехвате».

Напомним, что в минувшие выходные израильские военные сообщили о ликвидации вторгшегося со стороны Сирии беспилотного летательного аппарата, который, как отмечалось, принадлежал иранской стороне. Ответом Военно-воздушных сил Израиля стал удар по военным объектам в Сирии, которые предположительно принадлежали Исламской Республике. Так, был уничтожен сам пункт контроля беспилотника. Вслед за ударом еврейского государства атака последовала со стороны сирийских ПВО: обстрелу подвергся израильский истребитель F-16. Самолет был уничтожен. В результате чего Военно-воздушные силы Израиля ударили еще по 12 объектам в Сирии.

13.02.2018
Игорь Субботин

Источник — ng.ru

Иран: эстрада и политика антиизраилизма

Vladimir Mesamed

В связке Иран – Израиль в последние десятилетия работает в основном ассоциативный ряд ненависти и вражды. Исламская Республика давно уже декларирует лидерство в исламском мире и это дает ей право числить себя защитниками «угнетенных исламских наций», и в первую очередь «арабского народа Палестины». На практике это означает всемерную поддержку «арабского и палестинского дела» и широкомасштабное нагнетание враждебности по отношению к «экспансионистскому сионистскому захватчику». В такой плоскости антиизраилизм пронизывает все сферы жизни, им полны школьные учебники, литература, кино, песни.

Вот всего один пример, довольно свежий. Недавно одним из хитов иранской песни стало произведение под зловещим названием «Стая стервятников». Исполняющий ее молодой, но уже популярный певец Мохсен Еганэ получает тысячи лайков в Youtube. Созданный им видеоклип приковывает внимание многих зрителей в иранском сегменте интернета. В нем певец заявляет о себе как горячем защитнике палестинского народа, призывает к солидарности. Впрочем, значительная часть видеоряда, как сообщила начавшая недавно работу в эфире израильская фарсиязычная радиостанция «Паямэ Эсраиль» («Вести из Израиля») демонстрирует нечто другое: там показывают картинки боевых операций военных соединений Исламской Республики, поддерживающих правительство сирийского президента Башара Асада, демонстрируют жертвы гражданской войны, выдаваемые как жертвы расстрелов «сионистами невинных палестинцев».

Эта песня создана в полном соответствии с политикой ИРИ по всемерной и безусловной поддержке «правого дела палестинского народа». Она прославляет палестинских террористов, которые воюют во имя уничтожения Израиля всеми доступными им способами. По сути, они делают то, чем занимается «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), расправляясь с гражданским населением. Клип с этой песней горячо воспринят и официальными иранскими пропагандистскими организациями, усилиями которых в Иране широкое распространение получил новый лозунг «Даст Б-г, в течение 25 лет этих захватчиков здесь не станет!».

Вот несколько строчек этой песни, собирающей в иранском сегменте интернета сотни проклятий в адрес Израиля и желающих смерти его народу:

«Опять прилетели стаи стервятников,

Будто увидели новые трупы…

Они прилетели «во имя мира и безопасности»,

Но опять режут глотки народа.

Мир, о котором они говорят, довольно символичен,

Его олицетворяет миллион солдат».

В Иране эту песню восприняли как очевидный вклад в реализацию деятелями искусства пропагандистского лозунга «Смерть Израилю!», не теряющего своей остроты все годы после победы там Исламской революции и немедленного декларирования антиизраилизма как одного из базовых аспектов внешней политики ИРИ.

Однако не всем песня пришлась по вкусу. У многих любителей иранской песни, особенно тех, кто не живет в Иране, и не испытывает нежных чувств к исламскому режиму, «Стая стервятников» вызвала недовольство, а иранские эмигранты в американском штате Калифорния, узнав о том, что М.Еганэ приезжает в США с концертами, начали кампанию бойкота его выступлений. Учтем, что в этом американским штате значительную долю выходцев из Ирана составляют евреи, в массовом порядке покинувшие Иран в послереволюционный период под угрозой физического уничтожения.

Сотни иранских эмигрантов, в основном – евреев, собрались в истекшую субботу 16 декабря у здания концертного зала Microsoft в Лос-Анжелесе и провели там довольно мирную демонстрацию, которая не преследовала своей целью отмену проведения концерта. Организаторами демонстрации выступили еврейско-иранские организации штата Калифорния, в том числе – ирано-американская еврейская Федерация. Ее участники не скандировали лозунги, а держали в руках плакаты, осуждавшие антисемитские проявления. Вот один из них: «Мохсен Еганэ: в его песнях призывы к насилию и ненависти». Местный еврейско-иранский активист Джордж Харуниан таким образом разъяснил СМИ причину демонстрации: «Мы хотели бы, чтобы антисемиты отказались от своего бесчеловечного поведения». Иранский интернет-сайт «Клуб молодых журналистов» процитировал газету The Los Angeles Times: «Как минимум, пять тысяч выходцев из Ирана подписали петицию, требующую отмены концерта Мохсена Еганэ». В петиции говорилось о том, что Мохсен Еганэ оскорбляет еврейские святости, действуя в рамках политики Исламской Республики Иран по уничтожению Израиля. Сам «Клуб молодых журналистов», подтверждая эту мысль, написал, что в песне М.Еганэ рефреном проходит слово «стервятник», под которым певец подразумевает израильтян. Несколько участников демонстрации в Лос-Анжелесе дали интервью радиостанции «Паямэ Эсраиль», в котором рассказали, что являются евреями, эмигрировавшими из Ирана в США после победы там Исламской революции, они любят свою родину – Иран, и отвергают любое проявление ненависти на религиозной, этнической и националистической базе. «Иранские евреи любят и искренне уважают Израиль, его культуру, как и культуру Ирана. Мы выражаем презрение тому, кто искажает действительность, делая это, вдобавок ко всему, еще и в грубой форме». Корреспондент радиостанции «Паямэ Эсраиль» передал, что демонстрация собрала несколько сотен участников, в большинстве – иранских евреев. Вначале они собрались у входа в концертный зал, но полиция попросила их отойти на некоторую дистанцию. Поскольку началась еврейская Ханука, демонстранты зажигали ханукальные свечи, пели религиозные песни.

Как написали иранские СМИ, выступление М.Еганэ в Лос-Анжелесе было как нельзя успешным. Но вглядимся в снимки, опубликованные в американских СМИ. На одном из них, снятом во время концерта с верхнего ракурса, можно разглядеть самого исполнителя с оркестром на сцене, а в зале – редкие, по 5-6 в ряду, фигурки зрителей. Однако иранские СМИ утверждают, что несмотря на массовые демонстрации иранцев Лос-Анжелеса против проведения там концерта М.Еганэ, выступление состоялось при полном аншлаге. Отметим, что опубликованные в Иране снимки сделаны таким образом, что на них видна только сцена, а виды зрительного зала просто-напросто отсутствуют.

Близкое к Корпусу стражей исламской революции (КСИР) информационное агентство «Фарс» процитировало организатора концерта М.Еганэ в Лос-Анжелесе Мохаммада Хатампура, сказавшего, что было продано 7100 билетов, что равно количеству мест в зале, где было проведено выступление. Впрочем, другие информационные источники не сообщают точного числа заранее купленных билетов, сомневаясь в названном М.Хатампуром предполагаемом числе зрителей. При этом, часть любителей иранской музыки, купивших заранее билеты на выступление певца, узнав из сообщений еврейско-иранского сообщества Лос-Анжелеса об антисемитских взглядах М.Еганэ, решили отказаться от посещения этого мероприятия буквально в последнюю минуту.

Сам певец в начале концерта выразил сожаление по поводу того, что некоторым зрителям не нравится его песня, но не было заметно, что он раскаивается из-за этого. Как написал певец в Инстаграмме, «это был один из тех вечеров, по поводу которых я мог бы сказать – не хочу, чтобы он кончался». По сообщению иранского интернет портала «Хабар online», зрители горячо приняли концерт, а зал был переполнен». Это было, написал интернет портал, несмотря на «противодействие и саботаж местных еврейских организаций выходцев из Ирана, показавших, на самом деле, сущность оккупационного режима, поработившего Аль-Кодс (арабское и персидское название Иерусалима – В.М.)». А информагентство «Фарс» подчеркнуло, что концерт состоялся вопреки «фальшивой и лживой атмосфере, созданной вокруг него дьявольскими действиями некоторых устроителей из Лос-Анжелеса».

Источник: сайт Института Ближнего Востока в Москве.

Арабский мир готовится к битве за Иерусалим. Решение Трампа поставило БлВосток на грань войны

Решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и перенести туда американское посольство, вероятно, подорвет посредническую миссию его советника и зятя Джареда Кушнера на Ближнем Востоке. Инициатива Белого дома уже вызвала гнев в мусульманском мире, чьи святыни расположены в городе наряду с иудейскими и христианскими. Госдепартамент предупредил все дипмиссии США о необходимости усилить меры безопасности после вступления решения в силу.

В связи с переменой в позиции США министры иностранных дел Лиги арабских государств (ЛАГ) приняли решение собраться в конце этой недели на экстренное заседание. С запросом о проведении подобной встречи в ЛАГ обратилось руководство Иордании, а также Палестинская национальная администрация.

Аналогичную встречу, посвященную теме Иерусалима, намерен провести турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган. Президент Турции направил приглашения лидерам стран Организации Исламского сотрудничества (ОИС) на чрезвычайный саммит, призвав их прийти к согласию об общих мерах в отношении возникшей ситуации. В администрации Эрдогана обратились к США с просьбой не совершать фатальную ошибку.

В Израиле приветствовали сдвиги в американской позиции. Свое мнение на этот счет высказал министр по делам разведслужб Исраэль Кац. «Мы ожидаем от международного сообщества поддержки решения Трампа», — заявил он.

Свою обеспокоенность в связи с инициативой США выразили в Кремле. «Ситуация непростая», – отметил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, напомнив, что недавно вопрос об Иерусалиме обсуждался во время телефонного разговора Владимира Путина и главы палестинской администрации Махмуда Аббаса. «Выражалась обеспокоенность ситуацией и возможным ее осложнением», – добавил пресс-секретарь. Уважать статус-кво Иерусалима в соответствии с резолюциями ООН призвал и папа Римский Франциск.

Министерство иностранных дел ФРГ, в свою очередь, дало понять, что последние события могут спровоцировать стычки в самом Иерусалиме, а также на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа. «Нельзя исключать столкновений, сопровождающихся насилием», – отмечается в сообщении германского внешнеполитического ведомства. Такой расклад предвидели и в США. Госдепартамент уже разослал американским посольствам по всему миру предупреждение о необходимости усилить меры безопасности.

«Если он (Трамп. – «НГ») выражает намерение говорить об Иерусалиме как о столице Израиля, то это «смертельный поцелуй» для решения, основанного на принципе двух государств», – заявил посланник палестинской администрации в Великобритании Мануэль Хассасян. Представитель Палестины также считает, что таким решением Белый дом «объявляет войну 1,5 млрд мусульман и сотням миллионов христиан, которые не собираются признавать полную гегемонию Израиля в городе, где расположены их святыни».

Мирный процесс, которым в последнее время активно занимался Кушнер, действительно будет подорван. Не исключено, что советнику просто не удалось убедить президента. Еще в конце ноября New York Times отмечала, что Кушнера «больше не рассматривают как основное доверенное лицо президента с неограниченным кругом обязанностей». Газета отмечала, что перемены связаны по большей части с позицией главы аппарата Белого дома Джона Келли, который склонен считать, что Кушнер – его подчиненный, а не самостоятельное лицо.

В экспертной среде, впрочем, считают, что не стоит драматизировать ситуацию. «В нынешних условиях арабский мир отреагирует на это решение без каких-либо резких движений, – заявил «НГ» старший преподаватель департамента политической науки Высшей школы экономики (ВШЭ) Григорий Лукьянов. – Будет критика, но до каких-то реальных шагов, направленных на ограничение контактов с США, на то, чтобы повлиять на ситуацию, дело не дойдет. В нынешних условиях арабо-израильский конфликт превратился в палестино-израильский. Размещение посольства в Иерусалиме в первую очередь волнует палестинские политические организации, поэтому изменение позиции США будет интерпретировано как однозначно враждебный шаг. Это в очередной раз подорвет доверие палестинцев к США как к надежному и взвешенному регулятору и медиатору отношений между Палестиной и Израилем. В связи с этим можно ожидать, что палестинцы сделают шаги по направлению к Москве и другим переговорным центрам».

Напомним, что законодательный акт о переносе американской дипмиссии в Иерусалим был одобрен американским Конгрессом еще в 1995 году. Однако, не желая предпринимать шаги, которые могли бы еще сильнее обострить ситуацию на Ближнем Востоке, Билл Клинтон, занимавший тогда пост президента, решил отложить претворение закона в жизнь. Такой же подход к статусу Иерусалима практиковали Джордж Буш-младший, а также Барак Обама.
Игорь Субботин
06.12.2017

Источник — Независимая газета

«Израиль готов протянуть руку Ирану…»

На вопросы главного редактора Экспертной трибуны «Реалист» Саркиса Цатуряна отвечает глава Совета национальной безопасности Израиля (2003-2005), заместитель начальника Генерального штаба Армии обороны Израиля (1998-1999) генерал Узи Даян

«Реалист»: Господин Даян, пользуясь случаем, поздравляем Вас и еврейский народ со столетием Декларации Бальфура, которая заложила политико-правовую основу будущего Государства Израиль. За минувший век израильтяне накопили внушительный опыт борьбы с терроризмом. В частности, Вы — один из ведущих международных специалистов в данной области. Скажите, что является первичным: борьба с террористической идеей или же с ее практическим воплощением?

Узи Даян: Во-первых, это хороший вопрос. Во-вторых, следует заниматься обеими частями данного уравнения. Но порядок должен быть следующий, если выражаться метафорически: для начала надо перебить комаров, а потом высушить болото. Руководство страны, в первую очередь, должно понимать, что речь идет о полноценной войне, а не о чем-то другом. В отличие от Европы, которая долгое время не понимала, в чем состоит угроза. Это полноценная война, и к ней надо относиться соответствующим образом.

Моя концепция борьбы с терроризмом состоит в соединении пять элементов:

1) Политические усилия как внутри страны, так и за ее пределами, что мы называем дипломатией и международными отношениями.

2) Военные усилия по физическому устранению лидеров террористов. В традиционной войне стратегия предполагает ликвидацию врагов, уничтожение их логистики и захват территорий противника.

3) Экономика, отслеживание цепочки поступления террористам денег.

4) Правовые методы борьбы. По этому случаю я хочу поделиться с Вами интересной историей. Когда я возглавлял Совет национальной безопасности Израиля и был советником премьер-министра по вопросам национальной безопасности, мною было предложено провести анализ мотивации террористов-смертников. С ними провели интервью. Мы имели дело с 23 террористами-смертниками, которые прошли всю цепочку, нажав на кнопку самоподрыва. Но по каким-то причинам взрывчатка не сработала и они попали в руки израильских служб безопасности. Когда мы проанализировали их ответы и провели расследование, оказалось, что террористов больше всего волновало будущее собственных семей после теракта. С тех пор было принято решение изменить правовое поле таким образом, чтобы можно было предпринимать меры в отношении семьи террориста, в первую очередь, разрушать их дом. И предпринимать дополнительные меры, если установлено, что семья знала о намерениях террориста или принимала участие в атаке. Мы предпринимали и другие меры, но именно эти действия позволили Израилю сдержать волну террористов-смертников. Впрочем, это не значит, что найдено универсальное противоядие терроризму, поскольку в каждом случае имеется своя специфика, которая требует уникального подхода.

5) Сознание общества, которое формируется под воздействием СМИ, сохранение привычного образа жизни. Ни в коем случае нельзя позволять террористам влиять на образ жизни общества. Небольшой пример из практики. Однажды в Тель-Авиве террорист-смертник подорвал автобус, в результате чего погибли 10 человек. Это очень серьезные потери. Тогда ко мне обратился руководитель местного театра за советом, отменять запланированный спектакль или нет. Я ответил ему: «Террористы должны быть убиты, мы же должны продолжать жить. Я рекомендую Вам не отменять спектакль». Люди должны жить после теракта так, как они жили до него.

Обозначенные пять пунктов, если их соединить в единый кулак, позволяют эффективно противостоять террористам. Разумеется, терроризм не испарится в одночасье, но зато можно будет существенно повлиять на положение дел.

«Реалист»: Поясните, пожалуйста, что Вы понимаете под дипломатическими методами борьбы с терроризмом?

Узи Даян: Прежде чем ответить на Ваш вопрос, позволю себе несколько ремарок. Цель борьбы с терроризмом состоит в том, что мы не оставляем им ключ к будущему. Если оставить атаку без ответа, ключ будет у них в руках. В этой связи важный момент – единство общества. Разумеется, большинство террористических организаций не спонсируются государствами и не требуют дипломатических усилий. Тем не менее иллюстрацией того, как дипломатию можно применять, служит ситуация с террористами ХАМАС. С ним Израиль не должен иметь никаких контактов. Но можно применить дипломатический прессинг как в отношениях с Палестинской автономией, так и в отношениях с теми странами, которые финансово поддерживают автономию с требованием прервать взаимодействие с ХАМАС. Мы руководствуемся в данном случае арабской мудростью, которая гласит: «Не обнимай змею. Если же ты ее обнял, то не удивляйся последствиям». Те, кто поддерживают террористов, будут находится под израильским дипломатическим давлением.

Другой пример – ситуация с Ираном, который поддерживает такого рода организации. Если Тегеран получит ядерное оружие, то старые проблемы Ближнего Востока не будут решены. Кроме того, мы получим новую проблему в виде иранского ядерного зонтика, которым будут пользоваться террористы. С дипломатической точки зрения Израиль пытается воздействовать на страны, способные влиять на Иран. Напомню, в 2001 году я, будучи советником премьер-министра Ариэля Шарона в области национальной безопасности, готовил его визит в Москву, первую встречу с президентом Владимиром Путиным. Тогда в Вашингтоне сменилась администрация. К власти пришел Джордж Буш-младший. Кондолиза Райс была назначена советником по национальной безопасности. Мы предупреждали обе стороны, что Иран планирует обзавестись ядерным оружием. Теперь же, когда Биньямин Нетаньяху встречается с Путиным, вопрос иранской ядерной программы по-прежнему является главным на повестке дня. К этому добавились попытки Ирана обосноваться в Сирии, превратить ее в плацдарм для атак против Израиля.

«Реалист»: Как Израиль оценивает итоги поездки короля Саудовской Аравии в Москву и визит президента России в Тегеран?

Узи Даян: Мы призываем Саудовскую Аравию участвовать в региональной игре. До последней войны на Ближнем Востоке деление региона осуществлялось по следующему принципу: с одной стороны – Израиль, а с другой – арабские страны, водораздел проходил по линии евреи-мусульмане. В настоящее время ситуация изменилась. Не потому, что саудовцы вдруг полюбили израильтян. А потому, что изменились интересы: Израиль, Саудовская Аравия, Иордания, Египет и монархии Персидского залива не хотят изменения status quo. В их интересы не входит получение Ираном первой в истории «шиитской» ядерной бомбы.

К примеру, если говорить о ситуации в Сирии, Саудовская Аравии стремится потеснить позиции Ирана в большей степени, чем Израиль. Однако по сравнению с Израилем, который в состоянии побороть любую угрозу, саудовцы слабы, они имеют множество болевых точек внутри королевства. Там сильны позиции «Братьев-мусульман». Не случайно в терактах 11 сентября 2001 года принимали участие 19 подданных Саудовской Аравии. Поэтому отношения Израиля и Саудовской Аравии — негласный альянс, который по понятным причинам официально не признается Эр-Риядом. Но неформально мы достигли согласия по ряду вопросов и сотрудничаем.

Что касается поездки Путина в Тегеран, то с израильской точки зрения это действительно проблема. 15 лет назад мы встречались с президентом России, потом общались с главой МИД Игорем Ивановым и министром обороны Сергеем Ивановым. Израиль предупреждал, что Иран стремится получить ядерное оружие, призывал предпринять меры. Параллельно мы обратились и к Соединенным Штатам. Реакция Вашингтона и Москвы была разной. Американцы спросили меня, сколько Ирану потребуется лет, чтобы обзавестись атомной бомбой. Я ответил им, что точных сроков нет, но речь может идти о 10 годах. Тогда они сказали мне, что еще очень рано говорить об этом, мол вопрос несрочный и может подождать. Это и есть американский подход. Иногда такой подход заканчивается тем, что становится слишком поздно.

Москва согласилась с нашим анализом по Ирану. Позицию Кремля обозначил Сергей Иванов, который ответил нам, что иранская ядерная программа не является приоритетом внешней политики России. Что до него на повестке стоят отношения России с Китаем, Европой, США и другие вопросы. Мол Иран находится на 6 месте в порядке приоритетов. Была высказана еще одна мысль, что Израиль должен позитивно относится к укреплению отношений России и Ирана, поскольку в таком случае у Москвы появятся больше возможностей убедить Тегеран отказаться от создания ядерного оружия.

В ответ Израиль сказал США и России, двум нашим союзникам, что они совершают ошибку, поскольку их подход облегчает Ирану возможности обзавестись атомной бомбой. Сейчас проблема усугубилась – США под руководством Барака Обамы совершили ошибку в отношении к Северной Корее, показав Ирану, что можно продвигаться в направлении создания ядерного оружия, и за это ему ничего не будет.

Москве и Вашингтону мы разъяснили, что в случае, если Тегеран продолжит свои начинания в области нуклеаризации, в условиях, когда Россия, США и в некоторой степени Китай сидят сложа руки, у Израиля есть военный вариант решения проблемы. Израиль не обладает возможностями вести продолжительную войну (3-4 месяца) с Ираном, которые имеются у России и США, но мы в состоянии осуществить точечные операции. И если у нас не останется другого выхода, то эти операции могут быть осуществлены. Понятно, что это не тот случай, когда угрожают незаряженным пистолетом.

Мы не собирается завтра начинать войну. Однако России и США следует принять политические, экономические и юридические санкции против Ирана, которые вынудят его отказаться от программ по созданию ядерного оружия. Любое развитие событий, которое не идет в этом русле, создает серьезную проблему. Есть ли у Вас более веселые вопросы? (улыбается)

«Реалист»: ХАМАС и ФАТХ по-прежнему противостоят друг другу. Каким Израиль видит будущее отношений с палестинцами в данном контексте?

Узи Даян: Палестинская автономия (ПА) не является другом Израиля, и ведет себя не так, как рассчитывали мы. При этом нельзя сказать, что автономия абсолютно не борется с террором. Правильнее было бы сказать, что она борется с теми террористами, которые угрожают ей, палестинской администрации. Наше разочарование вызывает тот факт, что ФАТХ не противостоит боевикам, которые выступают против Израиля. В этой ситуации надо решить, что делать с Палестинской автономией, учитывая наш договор с ПА, который поддерживается Соединенными Штатами и другими представителями международного сообщества.

Лично мое мнение относительно палестинской политики Израиля состоит в следующем. Годами нас пытались убедить в том, что решение палестинского вопроса избавит Ближний Восток от всех проблем, стабилизирует регион и позволит установить мир. Я всегда считал подобные утверждения глупостями. Два ключевых понятия, которые касаются отношений с палестинцами: первое – терроризм, второе – демография. И выше я высказал свою позицию о том, как с ним бороться. В этом отношении есть большая разница, поскольку евреи на уровне общины не поддерживают терроризм, а палестинцы и ХАМАС прибегают к террору. Хотя убийство Ицхака Рабина было, например, проявлением еврейского террора. Что касается палестинской администрации, то формально она не является террористическим объединением, но закрывает глаза на террор.

В 2001 году у меня была рабочая встреча с премьер-министром Шароном. Когда глава правительства спросил, о чем мы будем говорить, я сказал, что у меня на повестке четыре вопроса. Он ответил: «К черту повестку. Мне сказали, что в Совете национальной безопасности ты занимаешься демографией. С чего это вдруг?». Тут мне захотелось накричать на Шарона, но я сдержался, поскольку кричать на премьер-министра – не принято, и стал объяснять ему, какое значение имеет вопрос демографии в сохранении еврейского демократического государства, что это неотделимо от национальной безопасности.

Тогда (в 2001 году – «Реалист») между Средиземным морем и рекой Иордан проживало 10,5 млн человек. А по оценке демографов, в 2020 году в данной зоне будут проживать 14 — 14,5 млн человек, только 50% из которых будут евреями. На эти данные Шарон спросил, почему я считаю только палестинцев, а не учитываю 60 млн египтян. Я ответил, что надо учитывать все население Эрец-Исраэль, если наша цель состоит в сохранении еврейского демократического государства. Поскольку рано или поздно будет поставлен вопрос о введении принципа «один человек – один голос», их попытаются включить в список голосующих. Это означает, что еврейское большинство будет утрачено. Поэтому нужно будет их как-то отделить. Шарону, конечно, такой вариант тоже не понравился. Премьер-министр спросил: «Значит ты собираешься заниматься и демографией, и границами?». Я ответил утвердительно.

В этом и заключается израильская дилемма. С одной стороны, гарантировать отсутствие угрозы безопасности для наших детей, а с другой, – не дать им стать частью государственной машины, чтобы в будущем сохранить еврейское демократическое государство.

Если разные способы и методы. Моя позиция состоит из четырех пунктов:

1) Иерусалим должен остаться под абсолютным израильским суверенитетом на неделимой основе.

2) Отказ палестинцам в праве на возвращение.

3) Долина Иордана остается в руках Израиля как восточная граница.

4) Палестинцы могут получить автономию. Я не считаю, что израильтяне должны вернуться в Рамаллу, Шхем и заниматься там управлением палестинцами.

Возникает вопрос, готовы ли палестинцы принять такой вариант или нет. Ели готовы, то пусть принимают, если не готовы, как это имеет место сейчас, то Израиль будет и далее сохранять нынешнее положение дел, что отвечает нашим долгосрочным интересам. Время работает на нас – палестинцы слабеют, а израильтяне усиливаются. Впрочем, слабеют не только палестинцы, но и Сирия, Египет и Иордания. Посмотрите, что произошло с этими странами за последние двадцать лет. Сохранение нынешней ситуации нам на руку.

Теперь что касается моментальных шагов. Я возглавляю группу, которая называется «Национальная безопасность Израиля». Мы с коллегами призываем незамедлительно аннексировать долину Иордана, включить ее в состав Израиля, не дожидаясь каких-либо будущих шагов в урегулировании.

Не может быть и речи о ликвидации еврейских поселений, будь то просто поселения или большие блоки. В Газу было переселено 7 тысяч человек, на территории Иудеи и Самарии речь идет о 400 тысячах человек. Никто не собирается их оттуда выводить. Мой план по долине Иордана не требует согласия палестинской стороны. Если они согласны, то хорошо, если нет – мы все равно будем следовать интересам нашего государства. Другое дело, что внутри Израиля необходимо абсолютное согласие по данному вопросу. Такого рода консенсус облегчит реализацию намеченного плана.

По опросам общественного мнения, 80% израильтян готовы на территориальные уступки в обмен на гарантированный мир. 75% израильтян не верят, что это возможно, не верят, что с палестинцами можно заключить такого рода договор. И они правы. Мы должны действовать именно так, как это выгодно нам. Даже если речь идет об односторонних действиях. Поэтому надо отказаться от иллюзий о мире, когда десятилетия назад Шимон Перес нам рассказывал о «новом Ближнем Востоке». Да, мы имеем дело с новым Ближним Востоком, который не имеет ничего общего с мирными процессом. Вместо него мы получили умерший мирный процесс.

«Реалист»: 30 октября с.г. была запущена железная дорога «Баку-Тбилиси-Карс», новая ветка китайского «Шелкового пути». Спустя несколько дней участились атаки на иранских пограничников в провинции Западный Азербайджан, а также было совершено нападение на друзскую общину в Сирии, расположенную на границе с Израилем. Не кажется ли Вам, что эти события – часть плана по дестабилизации Ирана и Сирии, который может негативно сказаться на национальной безопасности Израиля?

Узи Даян: Я не вижу связи между обозначенными Ваши фактами. Мне кажется подобная версия конспирологической (улыбается). Хотя сегодня Турция действительно является проблемой. И это понимают в Вашингтоне, Москве и в других столицах, кроме самой Анкары. Что касается инфраструктурных проектов, то их строительство через Турцию или любую другую страну мы считаем нормальным и не видим здесь никаких проблем.

Проблема состоит не в самой железной дороге, которая может способствовать туризму и торговле, а в том, чтобы она не использовалась в целях поддержки терроризма. Если это объекты и материалы, которые помогают террористам, то это, конечно, плохо. Например, Россия развивает энергетические проекты, строит коммуникации и торговые артерии. Мы понимаем, что это соответствует интересам Москвы и не видим никаких проблем, относимся с уважением к подобным планам.

Отношения с Турцией обещали многое, но они не реализовались. В свое время я был среди тех, кто рассматривал Турцию как физический мост Израиля в Европу, призывал к максимальному сближению Израиля и Турции. Однако турецкий народ выбрал Эрдогана, и создается впечатление, что они своим выбором довольны. Отношения с Турцией у нас не являются вражескими, мы не исключаем их развития, поскольку у Израиля достаточно врагов. Мы не собирается наживать себе еще одного в лице Анкары.

Самая плохая стратегическая ситуация на Ближнем Востоке сложилась бы в том случае, если бы возникло непрерывное «кольцо» «Братьев-мусульман» из Турции через Сирию и Иорданию к Египту. И поскольку в Турции фактически «Братья-мусульмане» пока берут верх, мы не видим изменений в будущем. По крайней мере, мы хотим изолировать Турцию от других стран, которые могут попасть под влияние «братьев». Поэтому мы поддержали приход к власти в Египте Ас-Сиси и не поддержали Мурси. Поэтому Израиль препятствует связям Турции с ХАМАС в Газе. Достаточно того, что есть проблема в самой Турции, не надо ее расширять.

В завершении ответа на Ваш вопрос про коммуникации отмечу, что Израиль решил три стратегические проблемы, которые могли испортить нам будущее.

Первое – демографическая проблема. В 2048 году в Израиле будут проживать 15 млн евреев. Арабская демография внутри Израиля падает, а еврейская – растет. И это произойдет не вследствие запретительных мер, а в силу поощрения образования среди арабских женщин. Есть четкая корреляция между улучшением образовательного уровня женщин и снижением уровня рождаемости. В Израиле не нужно предпринимать никаких усилий, чтобы увеличивать демографию среди евреев. Это в диаспоре есть нужда в создании специальных условий, в Израиле же рост происходит сам по себе, достаточно просто жить на родине.

Второе – проблема нехватки воды. Это не значит, что в Израиле чудесным образом появились новые источники воды. Есть два способа, которые мы развили – опреснение и повторное использование, регенерация. С точки зрения регенерации Израиль занимает первое место в мире, 86% воды используется повторно. На втором месте – Австралия с 41%. Вопрос стал сугубо экономическим.

Третье – проблема энергозависимости. Через 2-3 года мы обретем энергетическую независимость, когда с израильского морского шельфа начнет поступать газ. До обнаружения собственных запасов газа, Израиль тратил до 5% ВВП на закупку энергоносителей за рубежом.

Возвращаясь к инфраструктурному строительству на Ближнем Востоке, если бы не региональная война, Турция могла бы сыграть ключевую роль в обеспечении водой, поскольку она обладает большими возобновляемыми запасами пресной воды. Количество воды, которая в Турции каждый день просто уходит в море, могло бы решить проблему нехватки воды в Сирии и Иордании, например. Иордания сегодня страдает от засухи. В Аммане вода поступает домохозяйствам только четвертую часть суток. Не хватает даже соленой воды. Причем самый короткий путь ее доставки – с побережья Израиля (г. Ашкелон). Турция могла быть сыграть здесь ключевую роль, если бы захотела.

Мы не занимаемся теоретическими построениями из серии «кто против кого», а занимаемся самими собой. Израиль решил свои внутренние проблемы. Остались только внешние вызовы. Что касается расширенного Ближнего Востока, то там огромное количество проблем. Самая главная из них – сирийское урегулирование, которое даже если закончится каким-то решением, все равно на следующий день придется решать судьбу 7-8 млн беженцев, разбросанных по региону. Разрушены дома, инфраструктура, целые города. Я сомневаюсь в том, что США, Россия и Китай сумеют выделить на эти нужды достаточное количество средств.

Израиль сконцентрирован на решении своих внутренних экономических задач. Экономика у нас развивается такими темпами, что иногда даже не верится. Безработица на уровне менее 4%, что считается здоровым показателем. ВВП $42 тыс. на человека. У палестинцев, например, данный показатель колеблется на уровне $900-1200 на душу населения. Наша цель – сконцентрироваться на своем укреплении, в том числе и решать вопрос неравномерного перераспределения доходов в обществе.

«Реалист»: Давид Бен-Гурион в свое время заявлял, что союзниками Израиля могут быть неарабские страны. Однако сегодня мы наблюдаем сближение Тель-Авива и Эр-Рияда. Не кажется ли Вам такая тенденция опасной для Израиля, особенно после того, как Саудовская Аравия «выкупила» у Египта острова Тиран и Санафир, расположенные на выходе из залива Акаба?

Узи Даян: Бен-Гурион еще говорил: «Неважно, что будут другие думать окружающие о евреях, важно то, что будет делает еврей». Он действительно придерживался такой позиции. Но с тех пор многое изменилось. Будь Бен-Гурион сегодня с нами, он был бы очень удовлетворен ситуацией. Израиль добился внушительных показателей в области экономики, заключил мирные договоры с Египтом и Иорданией, заставил другие страны считаться с собственными интересами, в том числе и Саудовскую Аравию.

А что касается как раз неарабских стран, то Израиль готов протянуть руку Ирану. Проблема с Ираном не в том, что мы не хотим. Этого не хочет Иран, который видит в Израиле врага. Хотя с израильской точки зрения нам нечего делить с Ираном. У нас нет общих границ, вокруг которых можно спорить. У нас нет конфликта интересов вокруг каких-то вопросов. Поэтому мы со своей стороны концентрируемся на том, чего можем добиться: укрепляем себя, занимаемся безопасностью собственных границ, договариваемся с теми, кто готов договариваться, а кто не готов и представляет террористическую угрозу, тот получает соответствующий отпор.

Узи Даян – израильский генерал, глава Совета национальной безопасности Израиля (2003-2005); заместитель начальника Генерального штаба Армии обороны Израиля (1998-1999); командующий Центральным военным округом Израиля (1996-1998); начальник управления планирования Армии обороны Израиля (1993-1996); специально для Экспертной трибуны «Реалист»

Экспертная трибуна «Реалист» напоминает, что генерал Даян прибыл в Россию при содействии Фонда поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки ради участия в конференции по безопасности в Махачкале, организованной Министерством печати и информации Республики Дагестан.

Москва, 20.11.2017,

Источник — realtribune.ru

Заговор против Ирана?

Алексей Романов, специально для Iran.ru

На днях  Би-Би-Си  распространила сообщение о том, что якобы Иран создает военный лагерь на объекте Вооруженных сил Сирии в городке Аль-Кисва, в 12 км южнее Дамаска. Британцы даже распространили некие спутниковые снимки этих иранских военных построек и транспортных средств. Что-то вроде казарм и гаражей. Правда, на них никак не видно, что эти постройки и автомашины являются иранскими или сирийскими, и вообще не понятно, является ли все это военным объектом. Но строится предположение, что данный объект – это  некая транзитная база  снабжения Ираном отрядов «Хезболлы» в Ливане. Утверждается, что в этом месте дислоцированы до 500 военных из Исламской Республики Иран (ИРИ), и возможно шиитские бойцы из Афганистана и Пакистана. Зато израильский премьер-министр Биньямин Нетаньху сразу же заявил, что Израиль «не допустит этого», то есть иранского военного присутствия вблизи сирийской границы с Израилем.

Израильские и американские фантазии  

Параллельно в некоторых западных соцсетях распространены снимки легендарного иранского генерала КСИР Касема Сулеймани, сделанные будто бы в Дейр-эз-Зоре сразу же после его освобождения от ИГ (ИГИЛ). При этом делается вывод о том, что Иран хочет надолго закрепиться в военном плане в Сирии. При этом отмечается, что иранское военное присутствие замечено в 50 км от Голанских высот, которые в свое время были оккупированы, а затем незаконно аннексированы Израилем у Сирийской Арабской Республики (САР). При этом распространяются сообщения и о том, что Иран намерен создать в Сирии военно-морскую базу, на которой, помимо надводных кораблей, будут находиться и подводные лодки ИРИ прямо в непосредственной близости от израильского побережья.

Сами израильтяне утверждают, что иранцы создают некие заводские мощности для производства ракет класса «земля-земля» в Сирии и Ливане для ударов по израильской территории. При этом замалчивается факт, что сам Израиль неоднократно наносил воздушные удары по сирийским позициям, а также по позициям «Хезболлы» в САР, причем именно там, где ливанские шииты воюют с ИГ и другими террористическими группировками. То есть Тель-Авив, де-факто, помогал военным путем вооруженной антиасадовской оппозиции. При этом ряд израильских источников утверждает, что вопрос иранского военного присутствия вблизи израильских границ ставился перед министром обороны Сергеем Шойгу во время его недавнего визита в Тель-Авив, а президент России обсуждал его в Тегеране 1 ноября во время встречи с иранским президентом Хасаном Роухани.

В этой связи нельзя обойти стороной заявление представителя американского Госдепа 11 ноября сего года,  после согласования российско-американского заявления по Сирии, в котором говорится, что «Россия обязалась помочь уходу иранских и проиранских сил с юго-запада Сирии». Так он прокомментировал, подписанный 8 ноября трехсторонний меморандум России, США и Иордании.

По его словам, для США это важно, «поскольку присутствие иностранных комбатантов подрывает прекращение огня и угрожает Израилю и Иордании». Меморандум «отражает приверженность США, России и Иордании исключению присутствия несирийских, иностранных сил. Это включает иранские силы, поддерживаемое Ираном ополчение, например ливанскую «Хезболлу», и иностранных джихадистов, работающих с «Джабхат ан-Нусрой» и другими экстремистскими группами в юго-западном районе Сирии», — сказал он. «По последнему пункту, русские согласились работать с сирийским режимом над тем, чтобы удалить поддерживаемые Ираном силы с территории, контролируемой оппозицией, а также от границы с Иорданией и с (оккупированных Израилем — прим. автора) Голанских высот», — заявил представитель Госдепа.

Как говорится, комментарии излишни. Пределам фантазий израильтян и госдеповцев  нет границ. Иначе как иначе расценить рассуждения об иранских подводных лодках и готовности Москвы убрать из Сирии иранские войска. Каким образом? Воевать с Тегераном? Да без частей КСИР Дамаск не продержится и 2 месяцев, а то и меньше. А военные базы РФ в Тартусе и Хмеймиме вслед за этим тоже канут в небытие.

Израиль допустил утечку о переговорах

Но самое интересное в том, что пришло 11 ноября из Израиля.  Корреспондент 10-го канала Израильского ТВ хорошо информированный Барак Равид сообщает в Твиттере следующее. В российско-американо-иорданскомсоглашении имеется пункт, в соответствии с которым США, РФ и Иордания обязуются удалить все иранские силы из региона. Соединенные Штаты, Россия и Иордания подписали окончательный вариант соглашения о прекращении огня на юге Сирии, в рамках которого запланировано создание буферной зоны на границе между Сирией и Израилем.  Равид, ранее работавший в весьма солидной газете «Гаарец», в течение последних месяцев неоднократно писал о ситуации на юге Сирии и позиции Израиля по вопросу неэффективности зоны деэскалации в этом районе. В августе он утверждал, что тема соглашения о деэскалации на юге Сирии была главной на переговорах Биньямина Нетаньяху и Владимира Путина в Москве.

Незадолго до того, Барак Равид со ссылкой на израильских чиновников и западных дипломатов писал в «Гаарец», что представители Израиля в начале июля провели серию секретных переговоров с представителями России и США, на которых обсуждались условия прекращения огня в Сирии и создание южных «зон деэскалации» в этой стране. Переговоры проходили в Иордании и Европе за несколько дней до того, как Москва и Вашингтон объявили о достижении соглашения об условиях перемирия в Сирии. На этих встречах, представители Израиля обосновали свои возражения по поводу этого соглашения, отметив тот факт, что Россия и США не говорят о необходимости вывода из Сирии иранских вооруженных сил. В переговорах, с израильской стороны участвовали высокопоставленные представители МИД, министерства обороны, внешней разведки «Моссад» и Армии обороны Израиля. Американскую переговорную группу возглавляли спецпредставители президента США по Сирии Майкл Ратни и Бретт Макгерк. Руководителем российской команды был спецпосланник президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев.

Немного фактов

В публикации «Гаарец» было сказано, что россияне и американцы делали акцент на действиях, направленных на уничтожение «Исламского государства» и стабилизацию ситуации в Сирии. Представители Израиля же настаивали на том, что нужно рассматривать это соглашение в долгосрочной перспективе, учитывая степень влияния Ирана на ситуацию в Сирии после окончания гражданской войны. Израильтяне на переговорах подчеркивали, что следует не только говорить о недопустимости присутствия иранских сил (КСИР, шиитского ополчения и ливанской «Хезболлы») в непосредственной близости от израильских границ, но и о том, чтобы после войны их не было на всей остальной территории Сирии.

После официального объявления об условиях соглашения о перемирии в Сирии, руководство Израиля выразило разочарование по поводу того, что «иранский фактор» не был учтен в достаточной степени в этом документе. 16 июля, выступая на пресс-конференции в Париже после встречи с президентом Франции, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху назвал «очень плохим»  соглашение о создании зоны деэскалации на юге Сирии, так как оно делает, по сути, легитимным присутствие иранских военных в этом регионе. Барак Равид тогда публиковал  комментарий со ссылкой на высокопоставленного израильского чиновника, о том, что речь идет не только об отправке иранских военных советников в Сирию, а о направлении  в эту страну значительного военного контингента, а также о создании в Сирии баз иранских ВВС и ВМС.

16 июля Нетаньяху обсуждал тему «южной зоны деэскалации» и в целом соглашения о прекращении огня в Сирии с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном. И тут уместно напомнить, что соглашение о прекращении огня в Сирии было согласовано на встречах президента России Владимира Путина и президента США Дональда Трампа в Гамбурге. Формально, соглашение о прекращении огня в Сирии вступило в силу 9 июля, в 12:00 по местному времени. Оно распространяется на провинции Дераа, Кунейтра и Суэйда, включая территории, примыкающие к израильской и иорданской границам.

Договор между сторонниками и противниками режима Башара Асада был заключен при посредничестве России, США и Иордании. 7 июля министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что с американским руководством достигнуто взаимопонимание по соглашению о перемирии на юго-западе Сирии. Конкретные границы зон деэскалации были определены в ходе совещания российско-американо-иорданской экспертной группы. В соответствии с договоренностью, на означенной территории с 12:00 9 июля вступил в силу режим прекращения огня. Безопасность на юго-западе страны обеспечивает российская военная полиция при взаимодействии с вооруженными силами США и Иордании», – говорится в нем.

                                   Договоренность в Гамбурге не устроила Израиль

8 июля, на пресс-конференции по итогам саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге, президент России Владимир Путин подтвердил, что позиция руководства США стала более прагматичной. Результатом переговоров Владимир Путин назвал договоренность по южной зоне деэскалации. Речь идет об условиях соглашения о прекращении огня на территории около границ с Израилем и Иорданией, в том числе в районе Дераа. «К этой работе была подключена Иордания, некоторые другие страны региона. Мы провели консультации с Израилем и будем еще проводить эти консультации в ближайшее время», – сообщил тогда президент РФ.

«Самое главное заключается в том, – и мы это подтвердили, в том числе, кстати говоря, и в документах об образовании вот этой зоны на юге с выходом на иорданскую границу и с выходом на примыкающие Голанские высоты, – самое главное – обеспечить в конечном итоге территориальную целостность Сирии, с тем чтобы вот эти зоны деэскалации были прообразом таких территорий, которые смогли бы и между собой сотрудничать, и с официальным Дамаском», – резюмировал тогда президент РФ.

6 июля, накануне начала саммита G20 в Гамбурге, Владимир Путин беседовал по телефону с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Канцелярия главы правительства Израиля не комментировала этот телефонный разговор. При этом в окружении Нетаньяху дали понять, что премьер-министр недоволен текстом соглашения о прекращения огня в Сирии, так как он не учитывает интересы Израиля.

В общих чертах, схема урегулирования предполагала: сохранение власти Башара Асада, согласие на создание «зон безопасности» (зон деэскалации) по варианту, предложенному Россией и ее союзниками, сотрудничество с Москвой и согласие на присутствие российских войск в Сирии. При этом, как утверждалось в публикации «The Daily Beast», главной целью станет победа над «Исламским государством», а промежуточной задачей – возобновление координации действий российских и американских военных в Сирии, во избежание случайных столкновений. 6 июля госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что Вашингтон готов изучить возможность создания совместных с Россией бесполетных зон в Сирии и других механизмов для обеспечения стабильности.

В заявлении главы Госдепартамента было сказано: «Соединенные Штаты готовы рассмотреть возможность создания совместных с Россией механизмов для обеспечения стабильности, включая бесполетные зоны, наблюдателей на земле за соблюдением соглашения о прекращении огня, а также скоординированные доставки гуманитарной помощи». На этом фоне израильская газета «Гаарец» написала о том, что в Иерусалиме настаивают на том, чтобы «зоны деэскалации» на юге Сирии, около границ Израиля и Иордании, контролировались американскими военными. В руководстве Израиля ранее неоднократно подчеркивали недопустимость присутствия в этих районов вооруженных сил Ирана или ливанской «Хезболлы». 9 июля министр обороны Израиля Авигдор Либерман так прокомментировал вступление в силу соглашения о прекращении огня в Сирии: «Израиль сохраняет полную свободу действия – вопреки договоренностями между Трампом и Путиным. Мы будем делать все, что сочтем необходимым».

Вопрос о том, кем будет обеспечиваться соблюдение режима прекращения огня в южной «зоне деэскалации» в Сирии, тогда остался открытым. Американские военные на сегодняшний день присутствуют на иорданско-сирийской границе, но на границе Израиля и Сирии их нет. Здесь действуют миротворцы из контингента сил ООН по наблюдению за разъединением на Голанских высотах (UNDOF), у которых нет ни вооружений, ни мотивации для обеспечения режима прекращения огня, не говоря о том, что подобные функции не входят в их обязанности. На юго-западе Сирии, помимо регулярной сирийской армии и ливанской «Хезболлы», действуют многочисленные оппозиционные группировки, не подчиняющиеся единому командованию.

Где же правда?

Пока что, видимо, нужно верить тому, что говорится в совместном росийско-американском документе от 11 ноября, а именно: меморандум «подкрепляет успех инициативы о прекращении огня, включая сокращение и в конечном счете удаление иностранных сили иностранных боевиков из данного района в целях обеспечения более прочного мира». Контроль за соблюдением договоренности по прекращению огня будет продолжать осуществлять Амманский мониторинговый центр с участием экспертов России, Иордании и США. То есть речь идет о выводе иранских войск и «Хезболлы». И это похоже на правду. Ведь еще до саммита «G-20» в Дананге, Москва заявила о намерении вывести своих военных из САР, за исключением  баз в Тартусе и Хмеймиме. И это при том, что до сих пор с ИГ и другими отрядами вооруженной оппозиции еще не покончено. При том, что курды из СДС с участием американских военных советников отняли у Асада нефтяные и газовые месторождения на северо-востоке. Вот только Тегеран забыли спросить, а собирается ли он выводить свои войска из Сирии? Равно как и «Хезболлу».

Зато в последние дни мир наблюдает за тем, как саудовский наследный принц раздувает антииранскую истерию и в Эр-Рияде, говоря о готовности начать войну против Ирана и «Хезболы» в Сирии и Ливане. Судя по последним данным, саудовцы даже арестовали ливанского премьер-министра Саада Харири во время его визита в Королевство, чтобы спровоцировать войну и толкнуть Израиль на вторжение в Южный Ливан и нанести удары по объектам ядерной инфраструктуры на территории ИРИ.

                                                           ******

Была ли отставка Харири добровольной или вынужденной? Говорят, когда самолет Харири приземлился в аэропорту Эр-Рияда, в королевском дворце уже заканчивали печатать его письмо об отставке, но факт остается фактом: в Ливане начинается новая эра. Примечательно, что по следам этого драматического события, Саудовская Аравия и Израиль обнародовали практически одинаковые заявления, обвинив Иран в попытке превратить Ливан в своего сателлита. Сегодня многое указывает на то, что это является одним из звеньев цепи, которая начинается во дворце наследного принца и, де-факто, правителя КСА  Мухаммада Бин Салмана, и тянется по всему Ближнему Востоку. Пока же хочется верить, что в Израиле возобладает разум, и Тель-Авив не ввяжется в авантюру саудовского принца, который ради своих амбиций готов ввергнуть регион в тотальный хаос, куда будут вовлечены не только соседние с Сирией страны, включая Иран и Турцию, но и глобальные игроки в лице России и США.

http://www.iran.ru/news/analytics/107499/Zagovor_protiv_Irana