События в Киеве повторение волнений в Египте и Турции

Вы наблюдаете за демонстрациями в Киеве, столице Украины?

Вы должны следить внимательно, по крайней мере, так же, как за событиями на площади Таксим и в парке Гези. Так же, как за демонстрациями на площади Тахрир.

Вы должны проявить не меньший интерес, чем к дискуссии, которая в течение последних нескольких недель терроризирует Турцию.

То, что произошло в Гези, уподобляли Тахриру. Можно также провести параллели между событиями в Киеве и Гези.

Обращает на себя внимание сходство как адресата реакций, так и центров, управляющих общественными мероприятиями; как применяемых в демонстрациях методов, так и используемого политического языка.

Мы наблюдаем вмешательство Запада через блуждающие вокруг нас массы, оформившиеся с целью свержения правительств с помощью общественного вызова.

В последний раз мы видели это в Стамбуле, где были собраны воедино оппозиционные структуры, недовольные действующими властями. Язык насилия был создан на основе беспокойства о деревьях (окружающей среде).

Дни, которые Стамбул пережил в тот период, стали настоящим кошмаром.

Сопереживающие окружающей среде толпы буквально разгромили все вокруг. Предпринимались попытки атаковать канцелярию премьер-министра в Стамбуле и Анкаре и даже резиденцию премьер-министра.

Проигнорировав демократические принципы, они с помощью улицы пытались свергнуть правительство и даже изменить режим.

За ними была Европа. Мобилизация улиц осуществлялась представителями некоммерческих и разведывательных организаций. Они грубо использовали всю имеющуюся в Турции зону слабости. Никчемность, несдержанность, отвращение были безграничны.

От деревьев к хунте

Сходство событий в Киеве и Таксиме очевидно. Я не преследую цель выступить в защиту украинских властей. Очень похожи аргументы, используемые против государственной власти.

Украина стала жертвой силовой борьбы между Евросоюзом и Россией. Из-за отказа руководства Украины подписать соглашение с ЕС европейские круги вывели массы на улицы. Позиция канцлера ФРГ Ангелы Меркель в ходе событий в Таксиме и заявления, сделанные ею в связи с ситуацией на Украине, идентичны.

Там есть Германия, есть Франция, есть другие европейские страны.

Это они решают, сколько осталось жить властям Украины, это они угрожают, они наказывают.

Вспомним «бархатную революцию» девятилетней давности, когда полным ходом шла реализация программ по смене режима через поддерживаемые западными силами НКО. На Украине, в Грузии, Киргизии.

Вам ничего не кажется необычным? Теперь выравнивание стран происходит не через властные инструменты, а посредством уличных движений, хотя в прошлом были иные средства: перевороты, военная и гражданская бюрократия, капитал.

С периода «бархатных революций» по настоящее время через НКО происходит мобилизация улиц. Сила, которая держится в тени, самым эффективным образом использует разведывательные организации, выводит массы на улицы и провоцирует их, акцентируя внимание на слабостях ставшей мишенью страны.

После «бархатных революций» этот метод мы наблюдали на площади Тахрир. Сначала народные массы на улицах требовали свержения египетского режима. Им это удалось. При поддержке США и западных стран режим Хосни Мубарака был свергнут. Лозунги демократии и свободы отдавались эхом на улицах Каира.

Как ни странно, спустя некоторое время те же массы вновь оказались на улицах Египта, выступая против воцарившейся демократии и свободы и открыто призывая к перевороту. Они также преуспели. Первое пришедшее к власти после демократических выборов правительство Египта было свергнуто в результате переворота. Конечно, при поддержке все тех же сил. Демократии и свободы было столько, сколько позволят те, кто управляет улицами. Если предпочтение было отдано не демократии, а хунте, значит такого позволения не было. Сейчас мы наблюдаем, как тяжело египетскому народу и как разочарованы обманутые массы.

Сходство между площадью Таксим и Киевом

На первый план на площади Таксиме также выходили лозунги о демократии и свободе. Это была попытка свергнуть правительство, избранное в результате ряда имиджевых операций. Говоря «свобода», они призывали к перевороту. Как и на площади Тахрир, когда повторяя «свобода», они приглашали к хунте.

В каждом из двух случаев гнев народных масс, на самом деле, был мобилизован во имя чужих интересов. В Турции этот проект потерпел неудачу.

Сегодня аналогичный процесс наблюдается на Украине. Лозунги, форма организации, цель, стоящие за всеми этими событиями силы, цвета, голоса – все одно и то же.

Например, захватываются общественные здания. Перекрываются дороги. Атакуются здания парламента и правительства. В митингах используется тяжелая строительная техника. В университетах отменяются экзамены. Атакуя сайты госучреждений, анонимные хакеры поддерживают демонстрантов. Проводятся мероприятия, напоминающие «ужин на земле», который мы наблюдали в Таксиме. Демонстранты устраивают ночлег в церквях. Некоторые распространяемые митингующими изображения были специально подготовлены рекламными агентствами. Некоторые аккаунты Twitter оказывают поддержку Киеву из Турции. Это напоминает сообщения со словами поддержки, которые приходили с Тахрира на Таксим. Происходит преднамеренное распространение недостоверных сведений и дезинформации. В частности, было обнаружено, что фотография с изображением разрушенного памятника Ленину относится к 2011 году. Фотографии улиц Киева сегодня и июньских акций на площади Таксим практически одинаковы.

Вам такое сходство не кажется странным?

Новое вмешательство в Турцию

Есть общественная волна, которая перемещается из страны в страну. Это проект. Там, где определенным интересам угрожает опасность, происходит мобилизация существующих в этой стране оппозиционных кругов. Происходит это через страшный погром, дискредитацию, убогий политический язык.

Полезно изучить эту сторону событий, которые в течение последних недель происходят в Турции. При необходимости используются все общественные уровни, которые можно контролировать и которыми можно управлять. Причина? Не имеет значения. Это может быть даже дерево.

Враждебный язык, который наблюдается с возникновением дискуссии о дерсхане, с этой точки зрения привлек мое внимание. Как же знакомы дискредитация, открытый вызов, гнев. Налицо явная склонность к созданию новой оппозиции.

Полагаю, что я не единственный, кто видит в выступлениях премьер-министра последних дней намеки на «внешнее вмешательство».

Внешнее вмешательство было осуществлено в Каире, что подтверждают события на площади Тахрир. Через Таксим предпринималась попытка совершить многонациональное вмешательство в Турцию, но эти планы потерпели фиаско. В такой же ситуации сегодня находится Украина.

Произойдет ли новое вмешательство в Турции? Вряд ли можно однозначно ответить «нет». Мы видели и вероятность вмешательства, и то, как оно происходит.

Оригинал публикации: Tahrir, Taksim, Kiev.. Ya dershane krizimiz?

Опубликовано: 04/12/2013

(«Yeni Safak», Турция)
Ибрахим Карагюль (İbrahim Karagül)

Источник — inosmi.ru

Мощнейший кризис легитимности в Египте

Не совсем переворот, но очень похоже

Начиная давать интервью журналисту на тему протестов 30 июня, я сказал ему: «Вы понимаете, что к тому времени как мы закончим, половина этого материала может оказаться неактуальной и устаревшей?» Оказалось, я был прав — потому что как раз в тот момент египетский министр обороны генерал ас-Сиси выступил с ультиматумом. Официальный текст документа был четким и ясным: все стороны в Египте должны урегулировать свои разногласия и откликнуться на «волю народа» в течение 48 часов. Спустя несколько минут я получил сообщение от одного высокопоставленного члена «Братьев-мусульман». Оно было очень короткое: «У нас переворот». Не совсем, но в итоге он может оказаться прав.

Некоторые в шутку называют Египет единственной страной, где о переворотах объявляют заранее. Но настоящую шутку судьба сыграла над теми, кто думал, что «Братья-мусульмане» в августе прошлого года надежно нейтрализовали вооруженные силы. В столицах западных стран и в кругах египетской интеллигенции многие полагали, что избранному на пост президента Мухаммеду Мурси удалось потеснить фельдмаршала Тантави и забрать у него из рук штурвал, назначив министром обороны «лояльного» генерала Сиси. Подозрения в отношении привязанностей Сиси были настолько велики, что многие считали его «тайным братом-мусульманином», видя в сообщениях о его религиозном консерватизме признаки исламизма. Да и внутри лагеря Мурси многие находились под сильным впечатлением от того, как президент сумел «отмахнуться» от военных.

Читайте также: Мощнейший кризис легитимности в Египте

В действительности все они ошибались. Египетская армия никогда не была и не является идеологическим институтом. Ее главная задача и цель – сохранение собственной независимости по отношению к остальным органам государства, а также обеспечение стабильности в Египте, без которой она может оказаться втянутой в хаос, и ей придется управлять десятками миллионов египтян. Именно это соображение стояло за ее действиями по смещению Хосни Мубарака в 2011 году, потому что его присутствие во власти армия воспринимала как препятствие для поддержания стабильности. Именно оно стояло за ее самовоссозданием и преобразованиями в 2012 году, когда Тантави ушел в отставку, а армия отошла от управления Египтом. Сегодня она продолжает действовать в прежнем ключе. Военные очень сильно надеялись, что Мурси докажет свою способность руководить Египтом, и ей не придется снова решать непростые проблемы управления страной из-за его провалов и неудач. Сегодняшнее заявление военных можно кратко резюмировать следующим образом: «Мы в этой неразберихе не занимали ни чью сторону, придерживаясь только своей линии, и мы недовольны тем, что вы (политическая элита) не сумели сами разобраться и навести порядок».

Это понятно. Но все равно, неясностей остается множество. Почему, например, приостановили переворот? Как отреагируют на ультиматум «Братья-мусульмане»? Что в этой ситуации может сделать Мурси? Какие шаги предпримет далее оппозиция?

Военные очень не хотят принимать меры, которые приведут к простому повтору событий последних двух с половиной лет. Поэтому их заявление не следует воспринимать как демонстрацию силы – в силе военных не следовало сомневаться никогда. Это признак того, что их первоначальный план потерпел обидную неудачу. Когда Тантави взял власть из рук Мубарака, его задача состояла в том, чтобы запустить меры переходного периода, сохранив в целости и сохранности статус армии, ее положение и выгодный для нее порядок. 1 июля этот переход закончился и начался другой — потому что первый переходный период провалился.

Также по теме: Египет — революция и общественная борьба

Прошло почти три года, и военным приходится вновь возвращаться в египетскую политику. По всей видимости, этот период был призван дать военным возможность изучить самые разные варианты взаимоотношений с «Братьями-мусульманами» и с различными политическими силами. Открытый военный переворот не привел бы армию к успеху. Напротив, это довольно рискованный сценарий, а военные хотят свести все риски к минимуму.

Эти риски связаны с возможной реакцией «Братьев-мусульман». Вполне предсказуемо главная политическая партия салафитов («Хизб ан-Нур»)осталась в стороне от политической драки, а сейчас выступает в поддержку призыва военных считаться с «требованиями народа». Однако значительная часть населения (от 15 до 20 процентов) по-прежнему держится за Мурси. Сегодня ряды сторонников Мурси состоят в основном из бескомпромиссных членов мусульманского братства, считающих вмешательство военных попыткой возродить репрессии Мубарака против «Братьев-мусульман» — или того хуже. Но повторение алжирского сценария в Египте маловероятно, поскольку до раскола стране еще очень далеко. Однако насилие со стороны организации, испытывающей давление, а также поддержка со стороны ее немногочисленных, но верных сторонников – это вещь вполне возможная, и исключать такое развитие событий никак нельзя.

Оптимальный сценарий для военных состоит в следующем. Мурси сохраняет пост президента, успокаивая тем самым готовых к насилию исламистов, но вынужденно идет на некоторые уступки, благодаря которым удастся успокоить митингующих на улицах. На прошлой неделе таких уступок могло быть довольно мало, и они были бы весьма простыми. Но чем больше уходит времени, тем более серьезными должны быть эти уступки. На этой неделе Мурси мог объявить досрочные выборы и остаться у власти вплоть до даты их проведения. Но сейчас он может столкнуться с необходимостью сформировать кабинет, который, по сути дела, оставит его без власти. Сейчас это для него лучший вариант, однако нет никаких гарантий, что протестующие на улицах согласятся сейчас даже на него.

Читайте также: Египтяне теряют доверие к президенту Мурси

В этой драме источником энергии являются именно протестующие. Но они также являются тем элементом, который можно использовать к собственной выгоде, и которым можно злоупотреблять. В целом они не подчиняются раздробленному руководству оппозиции и не испытывают к нему никаких чувств преданности, и поэтому договариваться с ними будет очень трудно.

Однако это оппозиционное руководство в предстоящие дни все же может повлиять на развитие событий. Если военные исполнят свою завуалированную угрозу и осуществят переворот, им потребуется гражданское политическое прикрытие. Лидеры организованной политической оппозиции в последние дни и даже недели не делают тайны из своей готовности к сотрудничеству с военными в целях оказания давления на президента. Возможно, сейчас они получат свой шанс.

Есть один момент, который многие не замечают: первые революционеры 2011 года. Этот революционный лагерь, который в 2011 году боролся с Мубараком, в 2012 году с военными, а в 2013-м с Мурси, по-прежнему существует в зарождающемся гражданском обществе Египта. Несмотря на участие в протестах против Мурси, политические активисты, организаторы из гражданского общества, правозащитники и журналисты разочарованы ультиматумом военных, поскольку опасаются возрождения военного правления. Похоже, что эти революционеры полны решимости продолжать свою начавшуюся 25 января 2011 года революцию, кто бы ни находился на посту президента.

Доктор Х. А. Хельер — научный сотрудник проекта по взаимоотношениям США и исламского мира, проводимого Институтом Брукингса (Brookings Institution), специалист по арабским делам и по взаимоотношениям Запада с мусульманским миром.

Оригинал публикации: Not quite a coup, but pretty much

01/07/2013

(«Foreign Policy», США)

Источник — inosmi.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1372789680

Арабские монархи настороженно наблюдают

Новый виток налаживания отношений

В политике, как известно, нет ни вечных друзей, ни вечных врагов. И ныне мы являемся свидетелями того, как, казалось бы, до недавнего времени непримиримые ближневосточные соперники — Египет и Иран — похоже, постепенно преодолевают стену непонимания в своих двусторонних отношениях после свержения в Иране в 1979 г. дружественной Египту монархии и установления «исламского правления». Последующая за этим бурная ссора конца 70-х — начала 80-х гг. прошлого века закончилась разрывом дипломатических отношений между двумя «ключевыми» государствами региона.

И вот 5 февраля впервые за последние 34 года с трехдневным визитом в Каир прибыл лидер Ирана.

Показательно, что хотя официально иранский президент Махмуд Ахмадинежад посетил египетскую столицу для участия в Х саммите Организации исламского сотрудничества, встречен он был своим коллегой из страны пирамид как лучший друг и желанный гость.

Президент АРЕ М.Мурси лично приветствовал высокого иранского гостя на постеленной на взлетно-посадочной полосе каирского аэропорта красной ковровой дорожке. Там же был выстроен почетный караул. М.Мурси и М.Ахмадинежад пожали друг другу руки и, что особо смаковали региональные СМИ, обменялись двукратным поцелуем в щеки.

После этой показательной демонстрации дружеских отношений лидеры Египта и Ирана приступили к обсуждению, пожалуй, наиболее чувствительного на сегодняшний день вопроса в отношениях между двумя странами — поиску путей преодоления нынешнего сирийского кризиса.

Впрочем, судя по всему, не только сирийский вопрос был на повестке дня во время встречи двух президентов. Очевидно, что Тегеран, пытаясь максимально сгладить противоречия по сирийской теме, налаживал мосты с Каиром и по другим вопросам. Разумеется, в первую очередь, это палестино-израильская тема. Вспомним, как накануне своего визита в египетскую столицу М.Ахмадинежад заявлял, что геополитика региона изменится, если Иран и Египет займут общую позицию по палестинскому вопросу.

История вопроса

Вне всякого сомнения, в свете периодически появляющейся угрозы нанесения израильской авиацией ударов по иранским ядерным объектам, Египет является «ключевым» государством для Ирана. И не мудрено, что высокие представители иранского внешнеполитического ведомства в последние годы регулярно заявляли о намерении открыть новую страницу в отношениях с Каиром.

Фактически сразу после египетской «революции» января-февраля 2011 г. министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи акцентировал внимание на том, что Иран и Египет являются «двумя главными столпами исламского мира», добавляя при этом, что Тегеран готов возобновить дипломатические отношения с Каиром «в любой момент», а в случае получения приглашения посетить с визитом египетскую столицу, он сам лично непременно этим воспользуется.

Еще более колоритно выразился в ходе встречи с египетской делегацией богословов, общественных и политических деятелей, посетившей Тегеран в 2011 г., президент Ирана М.Ахмадинежад, заявив, в своем стиле, что западные державы опасаются восстановления египетско-иранских отношений, а также, что сообща Египет и Иран смогут «бросить вызов сионистскому режиму». М.Ахмадинежад также отметил, что его страна готова поделиться накопленным опытом с «египетскими братьями» во всех отраслях государственного строительства.

Очевидно, что Иран сейчас будет максимально благоволить Каиру. Тем более, в Тегеране вполне обоснованно надеются, что ситуация на египетском направлении может развиться как раз в их пользу. Ведь в отличие от, скажем, Саудовской Аравии, египетские мусульмане в целом толерантны к шиизму, а исламское духовенство АРЕ признает шиитов как абсолютно допустимое религиозное течение.

Кроме того, в египетском социуме все большее распространение получают антиизраильские настроения. Уж эту тенденцию Тегеран наверняка будет «подогревать», используя, в первую очередь, палестинскую проблематику.

К тому же, для Ирана важно максимально вывести Египет из-под влияния арабских монархий Персидского залива. Разумеется, прекрасно понимают это и в упомянутых столицах Залива. Посему и стараются сыграть на опережение, используя свой главный рычаг — финансовую зависимость Каира.

Отсюда, судя по всему, и недавнее заявление премьер-министра Катара Хамада бен Джасема Ат-Тани после состоявшихся в начале января его переговоров с президентом Египта М.Мурси о том, что в ближайшие 5 лет Доха намерена инвестировать в экономику Египта $18 млрд. Кроме того, Катар обещает выделить $2,5 млрд., из которых $0,5 млрд. будет предоставлено в виде гранта, а $2 млрд. — в виде депозитов.

К тому же, у Дохи вместе с ее союзниками по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива появился и еще один серьезный повод подсуетиться. Это возможное потепление отношений между Тегераном и западням миром, в первую очередь, Вашингтоном.

Используя фактор неопределенности

В последнее время арабские монархии Персидского залива с большой настороженностью наблюдают за развитием ситуации между Ираном и Западом. И небезосновательно. В данной связи можно вспомнить и заявление вице-президента США Джо Байдена на 49-й международной Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности о готовности Белого дома встретиться с иранскими лидерами на двусторонней основе, и моментальную положительную реакцию на такое предложение со стороны главы внешнеполитического ведомства Ирана Али Акбара Салехи.

Безусловно, не прибавляет оптимизма «заливникам» и недавние решения Европейского суда общей юрисдикции о том, что Евросоюз предоставил недостаточно доказательств относительно причастности к иранской ядерной программе одного из крупнейших на Ближнем Востоке иранского банка «Садерат», а также аннулирование неделей раньше санкции в отношении другого крупнейшего банка Ирана — «Меллат».

Разумеется, все это еще далеко не показатели поворота в отношениях Иран-Запад. В конце концов, Дж.Байден в недавнем интервью французской газете Le Figaro вновь начал использовать в адрес Ирана «ястребиную» риторику. Похожую линию поведения во время упомянутой конференции избрал также и французский лидер Франсуа Олланд.

Однако бесспорным является то обстоятельство, что в канун намеченных на 26 февраля в Алма-Ате переговоров Тегерана с «шестеркой» международных посредников по проблеме иранской ядерной программы, переговорное поле между Ираном и западнями странами заметно расширилось.

Судя по всему, хитрый египетский лидер М.Мурси прочувствовал наметившееся потенциальное изменение региональных акцентов. Для страны, главной заботой которой нынче является максимальное привлечение доноров в находящуюся в катастрофическом положении египетскую экономику, намеки на потепление отношений между США и Ираном создают дополнительные опции для маневра.

А еще это способ подразнить главных спонсоров «постреволюционного» Египта – Катар и Саудовскую Аравию.

В общем, Каир полностью возвращается к своей излюбленной еще со времен Х.Мубарака внешнеполитической забаве – балансирование между «сильними мира сего». Правда, нынешний режим М.Мурси, в связи с плачевным состоянием египетской экономики, сейчас, похоже, вынужден еще и опуститься до балансирования между «ключевыми» региональными игроками – Ираном и арабскими монархиями Персидского залива.

Виталий Николаевич Билан — кандидат исторических наук, эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

14.02.2013

Источник — Новое Восточное Обозрение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1360786740

Максимальные выгоды Мохаммеда Мурси

Мохаммед Мурси стал пятым по счету президентом Египта, ознаменовав новую эру в политике. Его подход к отношениям с соседними государствами можно выразить словами «друг всем». Он старается выжать максимальную выгоду из отношений с ними, но пока не вполне ясно, для кого: своего народа, «Братьев-мусульман», Запада или даже Израиля.

Восьмого октября исполнилось 100 дней со дня, когда Мохаммед Мурси приступил к обязанностям президента, 30 июня он выступил с программой «100 дней», включающей 60 пунктов, распределенных на пять групп. Это жизненно важные для населения социальные программы: борьба с преступностью, обеспечение медикаментами и продовольствием, обеспечение топливом, наведение чистоты на улицах и т. д. На фоне этих заявлений понятно, почему Мурси один из первых своих визитов предпринял в Саудовскую Аравию, за чьи нефтедоллары, Египет сможет осуществить программу.

«Все дороги ведут в Рим» — именно этой древней поговоркой можно описать настоящее состояние транспортной сети Египта, только звучать она будет немного по-другому: «Все дороги ведут в Каир». Транспортная сеть Египта нежостаточно развита, в ее работе задействовано огромное число регулировщиков из-за отсутствия транспортных знаков, мест для парковки в городах не хватает, мелкие частные СТО для быстрого ремонта и пункты питания сильно затрудняют движение.

Версия для печати Шрифт Послать другу Но с этими проблемами египетский президент вроде бы справился — большинство маленьких СТО и пунктов быстрого питания убрали с дорог, в городах установили видеонаблюдение, стали появляться знаки, парковки вблизи метро начали расчищать.

Но до решения главной проблемы далеко. Каир, как и многие города-миллионники, скован пробками. В европейских и американских мегаполисах для решения этой проблемы строят обходные автомагистрали, делают развертки дорог, навесные мосты с несколькими полосами движения. Но все это временные меры, так как число автомобилей неуклонно растет, и новые трассы оказываются так же забиты транспортом, как и их «предшественницы».

Президент пока что не выполнил свое обещание ввести ограничения на въезд грузовиков на центральные площади города, дорожно-ремонтные работы идут круглые сутки, затрудняя движение, хотя Мурси обещал, что работы будут производиться только ночью. Не создана служба предупреждения о заторах на дорогах, не решены и другие транспортные проблемы Египта — в этом направлении предстоит еще много работы.

Одна из главных внутренних проблем Египта — это антисанитария. Бытовые отходы и строительный мусор складируются возле жилых домов и на дорогах. Восемь пунктов из программы «100 дней» касались именно этой проблемы. По указанию президента была создана горячая линия для информирования о правонарушениях в этой сфере, были созданы новые рабочие места для муниципальных служащих, занимающихся уборкой улиц, а уже работающим подняли зарплату. Были организованы «дни чистоты» — аналоги наших субботников, на которых жители вывозили сотни тон мусора.

В Египте хотят снести пирамиды
В каждом квартале появился комитет граждан, занимающийся контролем за загрязнением закрепленной за ним территории. Но вскоре инициатива сошла на нет: египтяне устали от «дней чистоты», а на горячую линию уже давно никто не звонит. Как следствие, президент Египта и кабинет министров решили усилить административную ответственность за складирование мусора в неустановленных местах.

Еще одна проблема Египта — это продовольствие. В настоящее время, как и сотни лет назад, основа рациона большей части египтян — это лепешки-«баляди». Производство этого вида продукции было всегда убыточно, и поэтому государство поддерживало его производство. Рост цен на лепешки сразу приводил к массовым волнениям — ввиду этого, на сегодняшний день это направление является приоритетным для Мурси.

Надо сказать, что в этом направлении сделано действительно немало по сравнению с предшественниками Мурси, которые в основном осуществляли только дотацию отрасли. Нынешний президент Египта решил пойти другим путем, а именно — уменьшить стоимость производства лепешки. Пекарни стали переходить на природный газ, вместо ручного труда внедряется механизация. В провинции эти ноу-хау приживаются с трудом. Однако есть и положительные результаты — например, создание в провинциях народных комитетов, контролирующих работу пекарен, поощрение лучших пекарей властями, а также контроль за хищением и наказанием виновных.

Мохаммеду Мурси предстоит в продовольственной программе сделать еще многое — перевести более мощные пекарни на механизированный труд и природный газ, создать антикризисный фонд на случай непредвиденных обстоятельств.

Одним из самых популярных источников энергии для обеспечения тепла в Египте является природный газ, но его не хватает. По египетскому телевидению каждый день сообщается о задержании злоумышленников, которые либо воруют газ, либо участвуют в его перепродаже, что увеличивает цену для простых египтян. В связи с этим президент Египта, вероятно, будет ужесточать уголовную ответственность за подобные правонарушения.

Очередным камнем преткновения для Мурси является отношение населения с полицией, после того как в 2011 году полицейские встали на защиту правящего режима и участвовали в жестком подавлении демонстраций. Ввиду этого отношение у населения к полиции резко испортилось, а полицейских на улицах стало меньше в разы. Результатом стал рост преступности. Чтобы восстановить доверие к полиции, президент начал широкомасштабную кампанию в СМИ.

Ахмад аль-Бараи, заместитель председателя партии «Ад-Дустур», полагает, что Мурси поставил себя в затруднительное положение, объявив о данной программе — ведь за 100 дней практически невозможно решить множество проблем экономического и социального характера в такой большой и сложной стране, как Египет.

О нерешенности многих проблем говорит и недовольство населения политикой Мурси, что выразилось, в частности, в демонстрации недовольства в Каире в конце августа 2012 года, в которой приняли участие около 200 человек. Газета «Аль-Масри аль-яум» сообщает о том, что вышедшие на улицу люди обвиняли Мохаммеда Мурси в монополизации власти и в том, что власть в стране принадлежит лишь одной политической группе «Братья-мусульмане».

В то же время, по мнению издания «Аль-Ахрам», многие оппозиционные партии полагают, что столь краткий срок — слишком малое время для изменения ситуации в Египте, и президенту нужно дать больше времени. Не добавляют стабильности Египту и антиамериканские демонстрации в связи с выходом фильма «Невинность мусульман», а также напряженная ситуация на Синайском полуострове.

В Египте еще множество самых разных трудностей. Мохаммед Мурси на посту пока лишь 100 дней. У него еще будет время для того, чтобы изменить жизнь египтян к лучшему.

Сергей Василенков

Источник — Правда
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=134990022

Шиитское возрождение захлебывается арабской весной

 

 

 

 

Шиитское возрождение захлебывается арабской весной
Суннитские революции составили конкуренцию социально-политической идеологии религиозного меньшинства
Муктада ас-Садр пользуется авторитетом у шиитской бедноты Ирака.

Интеллектуальная и политическая активизация шиитской общины была одним из ведущих трендов последних тридцати лет на Ближнем Востоке. Ни консервативные суннитские монархии, ни светские геронтократические режимы вроде мубараковского Египта не были способны выдвинуть привлекательную идеологию, альтернативную политическому шиизму. Однако в течение последнего двадцатилетия только шиитский Иран представлял собой полноценный политический субъект, так как остальные акторы мировой политики так или иначе находились под внешним влиянием.

В настоящее время события, получившие название арабской весны, представляют собой серьезный вызов политическому и религиозному возрождению шиитов. Протестное движение суннитов в Египте, странах Магриба, Сирии, а также подъем движения «Братья-мусульмане» ставят монополию революционного шиизма в идеологическом пространстве Ближнего Востока под вопрос. Исключение составляет шиитская оппозиция в Бахрейне, выступающая против правящей суннитской династии, которую, в свою очередь, поддерживает Саудовская Аравия.

Шииты выходят из Великого Сокрытия

В шиитском исламе изначально не существует четкого разделения между духовной и светской сферами. Вся мирская жизнь верующего мусульманина, а значит, и его отношения с государством и политическими институтами должна быть (в идеале) подчинена религиозным предписаниям и нормам, изложенным в Коране, хадисах Пророка и Имамов, являющихся толкователями вероучения. При этом источником легитимности верховной власти служит институт Имамата. Основой концепции Имамата является необходимость в существовании интерпретаторов Священного Писания. Такие толкователи-Имамы обладают одновременно статусом руководителей общины (уммы). Согласно исламскому вероучению, последним Пророком, «печатью пророков», является Мухаммед. Для шиитов конец цикла пророчества (нубувват) – одновременно начало нового цикла, цикла велаята и Имамата. Совокупность духовных наставников правоверных в эту эпоху, двенадцать Имамов шиизма, называется по-арабски Авлийа Аллах, а по-персидски Дустан-э Хода – то есть «друзья», или «возлюбленные Бога».

Именно Имамы служат субъектом власти в шиитском обществе. Кульминацией шиитской богословской доктрины является учение о Махди, двенадцатом Имаме. Согласно шиитскому вероучению, сын одиннадцатого Имама Хасана аль-Аскари, по имени Мухаммед, в 940 году по христианскому летоисчислению ушел в Великое Сокрытие. Он не умер, а именно скрылся от глаз верующих, хотя наиболее благочестивые и умудренные в духовном гнозисе (ирфане) шииты могут выйти на контакт с ним. В конце времен Махди, согласно шиитским хадисам, вернется, чтобы «наполнить землю справедливостью так же, как сейчас она наполнена насилием и угнетением».

Эта теология изначально определила политизированность и повышенную социальную активность шиитов. Еще одним фактором, способствовавшим революционному настрою в шиитской общине, является угнетение и дискриминация шиитов в среде суннитского большинства. Суннитские правители Средневековья не раз подвергали репрессиям своих шиитских подданных, презрительно называя их «рафидитами» (отступниками). Такой же позиции придерживались и представители консервативного суннитского духовенства.

Оставаясь в арабском мире людьми второго сорта, шииты, особенно из богатых и знатных семей, в начале XX столетия потянулись к европейскому образованию и западным политическим теориям. Они предпочитали отдавать своих детей в колониальные учебные заведения, такие как Киннард колледж или Христианский колледж Форемана в Лахоре (Пакистан), Багдадский колледж в Ираке, Американский колледж в Тегеране или Американский университет в Бейруте. Многие представители шиитской уммы в начале-середине XX века стали искренними сторонниками модернизации и секуляризма. Кроме того, в шиитской общине появилось много представителей левых взглядов. Шииты долгое время составляли большинство в Иракской компартии, в свое время самой мощной коммунистической партии Ближнего Востока. Значительное число шиитов в Пакистане поддерживали левоцентристскую Пакистанскую Народную партию в те годы, когда ее возглавлял Зульфикар Али Бхутто, сам выходец из шиитской семьи.

Подражая суфийским тарикатам, «Хезболлах» создала собственное государство в государстве.

На первых порах шиитами была поддержана и идея арабского национализма. Проекты создания общеарабского государства внушали им надежды на появление справедливого общества, где человек будет оцениваться в зависимости от его заслуг, а не от того, кем он является – суннитом, шиитом или христианином. Активное участие представителей христианской общины в создании партии Баас (одним из ее создателей был сирийский христианин Мишель Афляк) подпитывало эти надежды. Однако последующее развитие событий разочаровало шиитов. Американский исследователь шиитской проблемы Вали Реза Наср пишет в своей книге «Шиитское возрождение» (The Shia Revival. N.Y., 2006): «Шиитские кровь, слезы и богатство, отдаваемые во имя общеарабского дела, приветствовались, но равные права при этом не были предоставлены даже в оплату за жертвенность». Примером может служить Ирак в период правления Саддама Хусейна (1978–2003), где, несмотря на светский режим, шииты вновь оказались оттесненными от власти и финансов. Шииты не были представлены в спецслужбах и элитной Республиканской гвардии. Во время ирано-иракской войны Саддам не раз называл своих шиитских соотечественников «иранскими лакеями» и проводил среди них чистки в рядах правящей партии. Беспощадным репрессиям подвергалось шиитское духовенство. В годы правления Хусейна были казнены великий аятолла Мухаммед Садык аль-Садр и два его сына, а также десять братьев и дяди аятоллы Абдул-Азиза аль-Хакима.

Аятоллы и демократия

Подобное отношение суннитских элит привело шиитов Ближнего Востока к мысли о том, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», и необходимости выработки собственной политической программы.

Первым духовным лидером, изложившим такую программу в полном объеме, был лидер иранской революции аятолла Рухолла Мусави Хомейни. Хомейни не боялся творчески использовать идеологические наработки своих предшественников: консервативного революционера Муртазы Мутаххари, консерватора Навваба Сафави и своеобразного исламского марксиста Али Шариати, отстаивавшего «красный ислам Имама Хусейна» в противовес «черному исламу» иранской династии Сефевидов. Несмотря на то что сам Шариати был раскритикован аятоллами, его взгляды повлияли на доктрину Хомейни о необходимости защиты интересов обездоленных (мостазеффин). Помимо иранских революционеров, левый тренд в шиитской общине был представлен харизматичным молодым имамом из Ливана Мусой ас-Садром (1928–1978). В двухтомнике «Наша экономика» Муса ас-Садр изложил шиитскую доктрину социальной справедливости, многие положения которой удивительно перекликались с тезисами Маркса. Ас-Садр был основателем шиитского политического движения «Амаль». В 1975 году, после начала гражданской войны в Ливане, он объявлял голодовку в знак протеста против братоубийственной бойни и призывал к примирению мусульман и христиан. В 1978 году лидер ливанских шиитов бесследно пропал в Ливии, куда приезжал просить помощи у Муаммара Каддафи. Шииты Ливана уверены, что ливийские спецслужбы ликвидировали ас-Садра. Его портреты до сих пор можно видеть в шиитских кварталах Бейрута.

Среди шиитского духовенства постепенно выкристаллизовались два проекта политического устройства, которые можно условно назвать «теократическим» и «исламско-демократическим». Первый представлен теорией велаят-э-факих, господствующей в Иране. Эта доктрина подразумевает, что верховным источником власти для шиитов является скрытый Имам – Махди, незримый духовный руководитель исламской уммы, в то время как исламское духовенство замещает Имама Махди в его отсутствие. В результате высшее исламское духовенство Ирана становится в Исламской Республике элитой, определяющей основные направления внутренней и внешней политики стран. Практическое воплощение этой концепции – своеобразное двоевластие в Исламской Республике, где светская власть дублируется властными органами, составленными из духовенства, а главой государства является религиозный верховный лидер (рахбар).

Иракские шииты после свержения Хусейна в 2003 году выдвинули свой проект, характеризующийся властью большинства. Один из его авторов – духовный лидер иракских шиитов аятолла Али аль-Систани. Этнический иранец, он сумел стать одним из наиболее популярных и влиятельных иракских политиков. Аятолла Систани, будучи полноправным членом конклава иранского высшего духовенства, разумеется, был не в восторге от американской оккупации Ирака. В то же время он увидел в свержении диктатуры Саддама Хусейна реальный шанс освободиться от суннитско-баасистского угнетения. В связи с этим он приветствовал выборы в парламент страны в декабре 2005 года по формуле «один человек – один голос». Он содействовал консолидации разрозненных шиитских группировок в рамках Объединенного Иракского Альянса и издал большое количество фетв, побуждавших иракских шиитов принять активное участие в голосовании. В одной из фетв, по информации исследователя Вали Резы Насра, содержался призыв к женщинам-шииткам «прийти к избирательным урнам, даже если их мужья будут запрещать им участие в выборах».

Помимо группы сторонников Систани, выступающих за ненасильственное участие иракских шиитов в политике, в стране существуют еще две шиитские фракции. Одну из них возглавляет харизматичный 36-летний духовный лидер Муктада ас-Садр, опирающийся на партию Садристское движение и ее вооруженное крыло «Армию Махди». Муктада ас-Садр известен как непримиримый противник американского присутствия в Ираке (его отряды не раз вступали в вооруженные столкновения с солдатами контингента США) и лидер, развивший большую социальную активность среди беднейших шиитов Ирака.

Участие шиитов в арабской протестной волне проявилось пока только в Бахрейне.

Промежуточное положение между группировками «иракского Ганди» Систани и воинствующего Муктады ас-Садра занимает Высший совет исламской революции в Ираке и его вооруженное крыло «Бригада Бадр». Признанными лидерами Высшего совета являлись братья Бакир и Абдул-Азиз аль-Хакимы. В восьмидесятые годы ХХ века они эмигрировали из Ирака в соседний Иран и осели в городе Кум. Там же была создана бригада «Бадр», принимавшая участие в ирано-иракской войне на стороне иранской армии. В настоящее время Высший совет исламской революции занимает важные позиции в иракской политической системе.

Различные религиозно-политические группы иракских шиитов объединяет приверженность к демократии (в ее специфической, исламской, версии) и неприятие иранской политической модели велаят-э-факих. Все эти движения поддерживают активные, дружественные связи с Ираном, но при этом проводят в жизнь собственную модель исламской демократии, основанную на светских политических институтах.

Похожим политическим курсом следует ливанское шиитское движение «Хезболлах». Эта партия при финансовой поддержке Ирана смогла создать структуру, которую ливанские критики называют «государством в государстве». Данная система не является ноу-хау партии, но скорее заимствована у суфийских тарикатов и духовно-рыцарских орденов Средневековья, таких как тамплиеры. Новым является применение данной системы в современных реалиях, так как при этом создается корпоративная структура, основанная на определенных идеологических принципах, в рамках государства, не имеющего фактического влияния на ее жизнедеятельность. «Хезболлах» представляет собой огромную корпорацию, чьи активы (около 2 млрд. долларов) принадлежат всей партии, а не отдельным лицам. Каждый из шиитских шейхов Ливана располагает определенным фондом, позволяющим ему оказывать социальную поддержку своей общине. Бизнесмены, связанные с «Хезболлах», отчисляют партии определенный процент от своих доходов в обмен на политическую поддержку и помощь на начальном этапе предпринимательства. Молодые ливанцы, получившие образование при поддержке «Хезболлах», затем направляются на ключевые посты в экономике страны, особенно на те, что связаны с высокими технологиями.

Большое противостояние

Одной из главных проблем, стоящих перед шиитской общиной на Ближнем Востоке, является обозначившаяся в последнее время тенденция усиления шиитско-суннитского противостояния. Представляется, что значительную роль в разжигании этого противостояния играют внешние силы, прежде всего США. Американская стратегия на данном этапе заключается в том, чтобы перенаправить легитимный протест арабских масс против диктаторских режимов в сторону межобщинного конфликта. Этот тренд заметен в Ираке, где после прихода американских войск началась шиитско-суннитская гражданская война, и в Сирии, где выступления вооруженной оппозиции против режима Башара Асада интерпретируются как борьба суннитского большинства против господства шиитов-алавитов.

Вторым фактором обострения шиитско-суннитских противоречий является соперничество Ирана и Саудовской Аравии. Влияние геополитики отчетливо прослеживается на примере прошлогодних и нынешних событий в Бахрейне, где движение шиитского большинства за демократизацию интерпретируется консервативными монархиями Персидского залива как «иранский заговор». Саудовские духовные лидеры периодически издают антишиитские фетвы. В качестве примера можно назвать обращение саудовского верховного муфтия Абдель Азиза бен Абдалла Аль Аш-Шейха, появившееся в мае 2011 года. В нем ведущий саудовский клирик назвал иранских мусульман «лицемерами и отступниками, известными своей черной историей и враждой к суннитам».

Растущая напряженность между суннитами и шиитами дает основание предположить четыре возможных сценария развития событий. Во-первых, возможно расширение суннитско-шиитских противоречий и их перерастание в полномасштабный политический, а затем и военный конфликт. Площадками такого конфликта могут стать нестабильный Ирак, где в 2005–2008 годах фактически уже имела место гражданская война между двумя общинами, а также Бахрейн, Йемен и Ливан. Это был бы самый неблагоприятный вариант развития событий.

Второй сценарий заключается в перехватывании суннитскими движениями политической инициативы. Победа партии «Братья-мусульмане» на выборах в Египте и протестное движение в Сирии, все более приобретающее религиозную окраску, могут привести к образованию надгосударственного «нового халифата». Новое образование неизбежно будет зависеть от внешних сил, враждебно настроенных к шиитам. В роли таких сил могут выступать либо консервативные монархии Персидского залива (Саудовская Аравия, Катар), либо Турция, провозгласившая курс неоосманизма. Установление саудовского господства в Сирии, являвшейся в Средневековье центром суннитского халифата Омейядов, имеет для саудитов большое символическое значение.

Третий сценарий – оптимистический для шиитов. Он реализуется в случае, если события арабской весны перекинутся на страны Аравийского полуострова. Победа шиитов в Бахрейне и в восточной провинции Саудовской Аравии эль-Хаса вкупе с шиитским доминированием в Ираке могут превратить Персидский залив в «шиитское нефтяное озеро».

В то же время альтернативой межобщинного конфликта является суннитско-шиитский диалог. Определенные надежды в плане сближения общин несет фетва, принятая в марте этого года Каирским исламским университетом Аль-Азхар. В фетве мусульманам запрещается участие в деятельности иностранных государств, направленной против Ирана. Среди части суннитского духовенства зреет убеждение в том, что основой для сотрудничества с шиитами является совместная борьба за социальную справедливость и демократизацию политического устройства.

Александр Андреевич Кузнецов — научный сотрудник Российского института стратегических исследований, вице-президент исследовательского центра «Гео-Арабика», кандидат политических наук.
16.05.2012 |
Источник — Независимая газета-Религии
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1337113020

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды. Возможно, они делают запасы.
Если у вас нет лояльности ваших граждан, возможно, вы можете арендовать ее на некоторое время. Похоже, сейчас это стало мантрой арабских режимов. По всему Ближнему Востоку и Северной Африке они забрасывают своих жителей деньгами и подарками, так же, как полицейские Хосни Мубарака обливали протестующих водой на площади Тахрир.

Правительства региона долго контролировали цены на продукты питания и ГСМ. Если вы установите внутренние цены и мировые цены вырастут, субсидии также вырастут, если даже режим ничего не делает. Цена на буханку хлеба в Египте составляла несколько центов. После того, как во всем мире повысилась цена на пшеницу, Мубарак пообещал, что цена на хлеб будет продолжать оставаться низкой, повысив объем субсидий, который сейчас составляет более 2 млрд. долларов США в год. Новое правительство вряд ли сможет нарушить его обещание.
Объем субсидий на ГСМ больше. В 2009 году в Ближнем Востоке и Северной Африке они насчитывали почти 150 млрд. долларов США. Тогда нефть стоила более 60 долларов за баррель. Сейчас цена на нефть выросла почти вдвое, так что если цена на нефть осталась бы прежней, субсидии на ГСМ повысились бы почти на 300 млрд. долларов США в год. Это составило бы 7,5% ВВП этого региона — это огромная сумма. Единственный способ предотвратить такой скачок – повысить внутренние цены на ГСМ. Но ни у одной страны, за исключением Ирана и Катара, не хватило храбрости пойти на такой риск.
Правительства не просто отсиживаются, наблюдая за ростом субсидий. Чтобы откупиться от экономического недовольства, они используют новые «подачки». Самым широко распространенным методом стало старомодное повышение заработной платы. Саудовская Аравия повышает заработную плату госслужащим на 15%. Египет, Иордания, Ливия, Оман и Сирия повышают зарплаты и льготы для госслужащих, хотя будет ли повышена на 150% зарплата ливийским госслужащим – это другой вопрос. Повышение зарплаты в Иордане и Сирии составило 0,4-0,8% от ВВП, что не столь тривиально. Помимо Муаммара Каддафи, король Бахрейна и эмир Кувейта предлагают одноразовые выплаты, чтобы люди прекратили выходить на демонстрации. Эти выплаты королевские, в Кувейте они составляют 4 тыс. долларов США на одного человека, а в Бахрейне — 2 тыс. 500 долларов США на одну семью.
Некоторые правительства ввели новые субсидии. Кувейт, к примеру, предлагает бесплатную еду каждому в течение 14 месяцев. Бахрейн заявляет, что предоставит помощь в размере 100 млн. долларов США семьям, пострадавшим от инфляции.
Другие страны усиливают схемы соцобеспечения. Иордан, Сирия, Тунис и Йемен увеличили бюджеты своих национальных программ, по которым предоставляются наличные деньги и льготы бедным. Такие программы обычно насчитывают 2% от ВВП, так что дополнительные расходы увеличивают размер таких схем на четверть. Несколько стран сократили налог на продовольствие или ГСМ, чтобы нейтрализовать повышение цен. Ливан, например, сократил акцизный налог на ГСМ на более 1% ВВП.
Но бесспорно, самые щедрые суммы тратятся или предлагаются экспортерами нефти и газа на инфраструктуру. Разумеется, прародителем таких предложений является Саудовская Аравия. Правительство говорит о повышении инвестиций на полтриллиона долларов США в дополнение к 36 млрд. долларов США в рамках плана по экономическому стимулированию. Алжир предлагает потратить 156 млрд. долларов США на новые инфраструктурные проекты в период с 2011 по 2014 гг., плюс 130 млрд. долларов США на проекты, которые уже находятся в стадии реализации. Богатый нефтью Абу-Даби заявляет о своей готовности финансировать еще больше инфраструктурных проектов в более бедных княжествах, которые составляют ОАЭ. Спикер парламента ОАЭ говорит, что фонд национального благосостояния должен выделить еще 40 млрд. долларов США на стимулирование экономики и снижение процентных ставок.

Давайте волноваться позже
Сейчас слишком рано оценивать эффект всех этих мер. Для режимов, которые принимают эти меры, самое большое значение имеют политические результаты. Но эти результаты весьма скромные. Повышение зарплаты и субсидий не спасло Мубарака. Первая реакция на огромные расходы Саудовской Аравии также вызвала презрение, если судить по интернет-сайтам. «Они все еще зациклены на старом менталитете: раздавать деньги!», — говорит один пользователь глобальной сети. С другой стороны, эти меры, возможно, выиграли время для тех режимов, так же как в Бахрейне, Иордане и Сирии.
Экономические эффекты выглядят более четкими. Большинство государств, вероятно, имеют достаточно денег, чтобы тратить их. У Саудовской Аравии, несомненно, есть деньги. Каждый раз, когда цена на баррель нефти повышается на один доллар, в казну Саудовской Аравии добавляется 3 млрд. долларов США, если подразумевать, что ввиду роста цен на нефть в этом году доход Саудовской Аравии мог составить примерно 100 млрд. долларов США. Более того, страна увеличивает производство нефти, так что она может тратить еще больше.
Положение импортеров нефти более шаткое. Они вышли из мирового финансового кризиса со значительными валютными резервами, низкой задолженностью ВВП, но с бюджетным дефицитом. Если все пойдет как надо, Египет и Тунис смогут профинансировать некоторые дополнительные расходы. Однако экономика этих стран страдает от внешнего шока ввиду потери прибыли от туристов и не защищены от падения спроса: по прогнозам, рост ВВП в Египте сократится с 5% в 2010 году до менее 4% в нынешнем году. Состояние бюджета этих стран может быстро ухудшиться.
Повсюду изменения усилят роль государства в экономике, которая и до этого была слишком существенной. Они уже отменяют скромные экономические реформы середины 2000 годов. Тогда Египет снизил тарифы на импорт, открыл свой валютный рынок, сократил налоги и бюрократизм, так что к 2007 году Египет возглавил список стран-реформаторов в отчете Всемирного Банка «Doing Business Report». Теперь он занимает в этом списке 94-е место. Саудовская Аравия также «открылась», но более осторожно. Внушительные меры по стимулированию экономики не сумеют ослабить экономическую хватку саудовских монархов.
Большинство арабских режимов борются за свое существование, в некоторых случаях, буквально. Сейчас, они больше волнуются по поводу других неотложных проблем, чем об экономических последствиях своих действий. Однако последствия неизбежны. И они, возможно, будут не самыми лучшими.

«Economist», 10 марта 2011 года
Перевод – «Zpress.kg»

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1300177800

Египетский расклад — десять кандидатов на роль национального лидера

Египетский расклад: десять кандидатов на роль национального лидера с точки зрения немецких политологов

Пытаясь определить результат парламентских выборов в Египте и будущие политические векторы страны, аналитики ФРГ одновременно квалифицируют имеющийся расклад, оценивая возможности претендентов на власть в Египте. Немецкие эксперты подразделяют их на пять групп: силовики, нобелевцы, назначенцы, молодые, гонимые.

Отчего это происходит? У каждой политической персоны есть свои преимущества и особенности, позволяющие в той или иной степени претендовать на место будущего национального лидера. Главная особенность одна: возраст. Большинство из них — на седьмом или восьмом десятке лет, за плечами политический и жизненный опыт. В этом плане вызывающий наибольшие опасения германских экспертов 67-летний ветеринар (для респектабельности его называют профессором ветеринарии) Мохаммед Бади вполне вписывается в три группы, однако сходство с ними на этом завершается.

Вторая особенность — наличие двойника, что означает возможность выбора наиболее предпочтительной персоны в данной категории.

Силовики

Первая группа: генерал-фельдмаршал Мохаммед Тантауи и вице-президент Омар Сулейман. Оба обладают реальной властью. По сути, они ровесники: Сулейману — 74, Тантауи — 75 лет. Прошли одну и ту же школу военных училищ. Однако у Сулеймана есть преимущество по части выучки: он учился в Академии им. Фрунзе в Москве и в Высшей спецшколе армии США в Форт-Брэгге. Дипломированный политолог, выпускник Каирского университета. Возглавил военную разведку в 1986 г.

Эксперты Konrad-Adenauer-Stiftung e.V. Йоханес Эрлихер и Андреас Йакобс считают Омара Сулеймана мастером политических интриг, из которых он неизменно извлекает выгоду. В Египте о нем говорят: «Его серое высокопреосвященство», подчеркивая неизменно закулисный характер его деятельности. Еще в начале сентября 2010 г., указывают они, О. Сулейман инспирировал размещение на торцевых стенах каирских домов плакатов, в которых его кандидатура недвусмысленно читалась, как «новый египетский президент». При этом арабская пресса, в том числе «Аль-Хайят» от 03.09.2010, называла его наследником политического престола.

Не будучи членом правящей партии, он умудрился снискать высокое уважение как в гражданских, так и в военных кругах. Президент поручал ему самые важные и самые щекотливые внешнеполитические миссии. В США и Западной Европе, среди лидеров Израиля и в рядах интифады (в 2000 г. помогал палестинским повстанцам) его одинаково считают заслуживающим доверия, указывают эксперты Konrad-Adenauer-Stiftung e.V. В течение долгого времени Омар Сулейман «мог быть любезно улыбающимся лицом безобразного режима в Каире», подчеркивал журнал Stern.

Спекуляции относительно возраста Сулеймана, которые еще несколько месяцев назад будоражили общественное мнение, по оценке германских аналитиков, необоснованны. Многие круги считают Сулеймана «идеальным президентом периода перехода к демократии», обладающим такими качествами, как надежность, неподверженность коррупции, прогнозируемость. За считанные часы до отставки Хосни Мубарака он получил от последнего «далеко идущие компетенции» и, не исключено, политическое завещание.

Мохаммед Тантауи, которого немецкая пресса называет «новый сильный мужчина Египта», на протяжении двадцати лет занимает должность министра обороны и главнокомандующего египетскими вооруженными силами. Председатель Высшего совета вооруженных сил с 11 февраля 2011 г.

Тантауи, бывалый армеец, прошедший школу военного атташе в Пакистане и командира президентской гвардии, считается выразителем проамериканских взглядов, поскольку известно: оснащение армии АРЕ в значительной степени зависит от американской помощи. Аналитики ФРГ предполагают в этой связи мощное заокеанское влияние на Тантауи.

Впрочем, Омара Сулеймана можно с той же долей вероятности отнести к ставленникам США. Эксперты ФРГ называют его главным представителем ЦРУ на Ближнем Востоке. У Омара Сулеймана, шефа службы безопасности страны в последние 17 лет, есть преимущество по сравнению с Тантауи: он был в последние годы ближайшим доверенным лицом Хосни Мубарака, посвященным во все его планы. Однако и Тантауи был соратником Мубарака, безропотно выполнявшим все его приказы, из-за чего в одной из депеш посла США, обнародованной Wikileaks, он был назван «пуделем Мубарака». Однако передача власти в его руки не получила широкого протеста. Это связано прежде всего с традиционно уважительным в Египте отношением к офицерам. Кроме того, у Тантауи есть то, чего нет у Сулеймана: статус национального героя Египта (участвовал в арабо-израильских войнах, а также в войне в Заливе, на стороне США). Политолог и ведущий ближневосточный обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung Маркус Бикель указывает, что по всем показателям Тантауи — гарант могущества военной элиты. Тантауи и Сулеймана отличает единодушие в ряде вопросов внутренней и внешней политики, как, к примеру, резкое неприятие «Братьев-мусульман» и их идей, и сохранение стратегического выбора в виде соблюдения мирного договора с Израилем.

Нобелевцы

Вторую группу претендентов немецкие эксперты квалифицируют как всемирно признанную. Речь идет о двух кандидатах на политическое наследие Мубарака, в равной степени наделенных титулом нобелевских лауреатов. 68-летний дипломат Мохаммед аль-Барадеи — лауреат Нобелевской премии мира (2005) и бывший генеральный директор Международного агентства по атомной энергии (1997–2009) — считается, с общенациональной точки зрения, ключевой фигурой. Немецкие эксперты называют его «носителем надежд нации», отмечая, что в 2010 г. он был удостоен награды ФРГ «Большой крест со звездой и плечевой лентой» (высший орден Германии). Известен провозглашенной им формулой: «Мое желание для будущего мира — чтобы мы наконец осознали, что мы все — одна семья».

Проецируя формулу на события в Египте, немецкие эксперты считают, что аль-Барадеи вполне способен сплотить нацию в борьбе за демократические преобразования. С момента его прибытия в Египет он старался собрать расколотые силы оппозиции в единое политическое собрание, названное «Национальное объединение перемен», причем, находя и укрепляя контакты с «Братьями-мусульманами», поскольку твердо убежден: это движение не привержено идеям насилия, а является частью египетского общества, которая должна иметь возможность политического самовыражения. У демократии нет места, указывает он в беседах с западными СМИ, отвечая на вопрос, ориентируется он на турецкую или индонезийскую модель, «свобода выражения мнений, религиозная свобода, свобода от страха и несчастий — универсальные ценности».

Ахмед Зевейл — еще один лауреат Нобелевской премии, третий по счету египтянин, получивший Нобелевскую премию за достижения в области химии (1999). Основоположник фемтохимии — новой области наук на пересечении химии, биологии и физики, которая позволяет управлять реакциями. За свои открытия удостоен специальной почтовой марки. Ныне живет в США, где провел 45 из своих 65 лет жизни. Профессор Калифорнийского технологического института. За своим политическим шансом прибыл на родину, чтобы, как он заявил в интервью европейским СМИ, поработать с другими оппозиционными политиками над конституционной реформой. О том, каковы его шансы стать египетским лидером, говорит лаконично: «Я настроен оптимистично».

Назначенцы

Третья группа претендентов — назначенцы с амбициями, как квалифицируют их эксперты ФРГ. Оба они декларируют замену «авторитарного режима Мубарака на настоящую демократию», хотя их в полной мере можно отнести к ярко выраженным продуктам этого режима.

70-летний премьер-министр Ахмед Шафик — фактически последний назначенец Хосни Мубарака. Маршал авиации. Профессиональный пилот истребителей (1996–2002) в египетских ВВС, причем успешно освоил как советскую технику (МиГ-17 и МиГ-21), так и западную (французский «Мираж-2000»). В Шестидневной войне (1967), Войне на истощение (1967–1970) и войне Судного дня (1973) Шафик служил под командованием Хосни Мубарака. Много лет, начиная с 2002-го, курировал вопросы авиации. При нем эта транспортная отрасль претерпела существенную модернизацию, если иметь в виду государственные авиалинии Egypt Air и аэропорты страны. Немецкие аналитики отмечают при этом ведущую роль Германии в модернизации авиатранспортного сообщения в АРЕ, предполагая многолетние и сохранившиеся контакты с правительственными кругами ФРГ. Ахмед Шафик включен в состав временно взявшего власть в свои руки Высшего совета вооруженных сил. По мнению немецких экспертов, в основе притязаний А. Шафика на лидерство — умелое сочетание знаний и опыта в военном мастерстве и в гражданской сфере.

Второй амбициозный претендент — весьма опытный в перечне кандидатов профессиональный дипломат Амр Муса. У него за плечами долгая и успешная карьера, в том числе в качестве посла Египта в Индии и ООН, портфель министра иностранных дел при президенте Х. Мубараке (десятилетний срок службы), назначение в 2001 г. генеральным секретарем Лиги арабских государств.

«Самый острый язык арабского мира» — так назвала его в 2002 г. Financial Times Deutschland. Это рупор 22 государств, входящих в ЛАГ, он способен многое переместить на политической сцене региона, прогнозирует европейская печать. «Через два месяца мандат генерального секретаря ЛАГ истекает, и старый лис начнет извлекать очередную порцию выгод — на этот раз от положения в своей стране, где он пользуется статусом, сравнимым с поп-звездой», — делится прогнозами Кристоф Прантнер, политический обозреватель Der Standard. Его продвижению способствует слава «мужчины, который может говорить «нет» Израилю», хлестко критиковать США. Одновременно Запад знает его как «исполнителя желаний авторитарных арабских властителей, которому нет дела до беспорядков и демократизации». Он много лет придерживается убеждения, что автократические арабские режимы можно модернизировать, не прибегая к социальным потрясениям. Эту идею он высказал на ставшей его звездным часом арабской встрече реформаторов (Тунис, 2004), когда обсуждался вопрос о вероятном изменении положения женщин, о правах человека в мусульманских странах, о праве на образование и достижении прозрачности в условиях арабской автократии.

Данный ход мыслей устраивает как властные структуры, так и религиозных лидеров и широкие массы. Этим объясняется высокая популярность «Старого лиса» в Египте и в странах Арабского Востока. Примечательно, что в ходе президентских выборов 2005 г. Амр Муса считался в неформальных опросах и интернет-блогах фаворитом на то, чтобы занять наивысшую должность в государстве, хотя он не выставлял свою кандидатуру.

Когда он появлялся на площади Ат-Тахрир в январские и февральские дни нынешнего года, молодежь приветствовала его криками: «Стань нашим президентом!» Он умело использует популистские приемы, в том числе негативное отношение в египетском обществе к Израилю. Его острая антиизраильская риторика находит отклик у большей части египтян, между тем как мыслящие слои понимают, насколько контрпродуктивны и чреваты осложнениями подобные декларации. Муса рассматривает себя как вероятную кандидатуру на будущих выборах президента в Египте. В этой связи Frankfurter Rundschau приводит его реплику: «Почему бы и нет, ведь это мое Отечество?!» В случае поражения, судя по его высказываниям, рассчитывает на портфель министра в правительстве. Очевидно, прогнозируют немецкие аналитики, второй вариант более вероятен. Пока что он декларирует «свою готовность послужить Отечеству», как отмечает Neue Zuercher Zeitung, не уточняя, на каком посту.

Молодые

Ваиль Гоним — 30-летний маркетинговый директор Google для стран Ближневосточного региона. Стал известен после запуска популярной кампании в социальной сети Facebook «Мы все — Халед Саид» в память о 28-летнем блоггере и предпринимателе, который был избит до смерти представителями органов безопасности в Александрии. В конце января В. Гоним был арестован полицейскими в штатском, около двух недель находился в заключении, где подвергался допросам, что только добавило ему славы. Его заявление о том, что он сказал своим мучителям в ответ на угрозу убийства: «Я уже готов умереть», часть немецких экспертов рассматривают как элемент юношеской запальчивости и самоотверженности, другая часть — как признак готовности к мученической смерти, что весьма одобрительно воспринимается в исламе. Гоним — автор лозунга «Египет превыше всего», который скандировала на площадях молодежь Каира. Так или иначе, он стал символической фигурой египетского протестного движения, особенно когда после освобождения расплакался в прямом телеэфире. Фактически представляет египетскую молодежь в переговорах с современной властью, на что ему через электронные СМИ выдан мандат от имени 150 тыс. соотечественников.

Профессиональный юрист, специалист в области политической истории и международного права Айман Нур назван молодым условно. Ему 46 лет. Он имеет опыт диссидента и убежденного противника режима Мубарака. Его называют последовательным оппозиционером. Он — основатель и председатель партии ?izb al-Gad («Утро»), которая создана в 2004 г. и считается либеральной.

При наличии манипуляций в ходе выборов в 2005 г. показал наилучший результат в группе политических течений, противостоящих Мубараку. Это послужило для режима важным сигналом, и власти сфабриковали судебный процесс: Нура обвинили в фальсификации документов при учреждении партии. Процесс, в результате которого Айман Нур был приговорен к пяти годам заключения, получил резкую международную критику. Политические обозреватели европейских СМИ, в том числе Der Standard, указывают, что еще в тюрьме Айман Нур пообещал участвовать в выборах 2011 г. и надеется, что на этот раз они пройдут честно, без подтасовок. Нур был освобожден досрочно, в 2009 г. по состоянию здоровья (обострение диабета и сердечно-сосудистого заболевания).

Примечательно, что ряд активистов возглавляемой им партии также координировали актуальное протестное движение последних недель через Интернет. Нур — один из наиболее последовательных сторонников решения о том, чтобы вести диалог с властью только после отставки президента Мубарака.

Гонимые

На фоне ключевых фигур, претендующих на египетский политический Олимп, персона 67-летнего профессора-ветеринара Мохаммеда Бади, нынешнего лидера «Братьев-мусульман», смотрится неоднозначно, отмечают немецкие эксперты. Лидера движения, основанного в 1928 г. и с 1954 г. находящегося под запретом, с известной долей условности может считаться противником режима Мубарака. Точно с такой же формулировкой он может быть идентифицирован как борец с режимами предыдущих президентов Египта. При Мубараке, как и при остальных правителях страны, «Братья-мусульмане» говорили об установлении исламского миропорядка. Единственное, что отличает это движение от остальных ветвей оппозиции, — противостояние, основанное на продолжительной политической биографии, и в связи с этим большое число приверженцев «Братьев-мусульман» и им сочувствующих, вначале арестованных и затем распределенных по тюрьмам страны. Счет идет на сотни заключенных, отмечают эксперты ФРГ. Таким образом, «Братья-мусульмане» предстают в общественном мнении как коллективные и многолетние мученики за идею. Идея базируется на девизе движения: «Коран — наш закон. Джихад — наш путь». Если учесть, что они хорошо организованы, несмотря на многолетний запрет на деятельность, у движения есть шанс оказаться во властных структурах Египта.

В числе кандидатов оппозиционеров германские аналитики выделяют 56-летнего Нагиба Савириса, который принадлежит к наиболее состоятельной семье в Египте. Его много лет включает в свой список Forbes среди самых богатых людей мира. Предприниматель сделал состояние в 2,5 млрд долларов на мобильной связи. Особый интерес немецких СМИ к Нагибу Савирису связан с тем, что он окончил в Каире немецкую школу (Deutsche Evangelische Oberschule) и продолжил обучение в Швейцарской высшей технической школе Цюриха, самом престижном вузе страны. Он отмечает: «Немцы научили меня дисциплинировать мышление. А вместе с этим пришли пунктуальность, точность, настойчивость». По его мнению, именно эти качества помогли ему стать обладателем капитала в 2,5 млрд долларов. Н. Савирис не сообщает, какую часть доходов он готов тратить на решение социальных проблем. Но если принять во внимание привитый ему в Западной Европе немецкий менталитет, то немалую. Причем независимо от того, станет он национальным лидером Египта или нет.

Персона Савириса довольно проблемная. Он принадлежит к коптам, что создает определенное настроение у египетского истеблишмента. Копты, или египетские христиане, представляющие все ветви конфессии, составляют, по разным оценкам, 6–10% населения страны, т. е. примерно от 5 до 8 млн человек. В любом случае, по сравнению с 90–94% мусульман цифра несоизмеримая. По оценке профессора Махмуда Зазука, ведущего эксперта-теолога Каирского университета с признаками немецкого менталитета (диплом Мюнхенского университета, женат на немке), копты выключены из жизни систематическими актами насилия со стороны мусульман, ежедневной дискриминацией, жизнью в гетто и заняты тем, что собирают пропитание и одежду на мусорных свалках. Неслучайно фильм швейцарского телевидения, премьера которого состоялась осенью 2010 г., назван «Menschen zweiter Klasse» («Люди второго сорта»).

Примечательно, что копты, как и «Братья-мусульмане», не играли практически никакой роли в политической жизни Египта. В случае с «Братьями-мусульманами» протяженность официального запрета составляет 56 лет, коптов же, за редким исключением, которое составляют несколько богатейших семейств страны (Савирис, Муса, Стино), не допускают к общественной жизни на протяжении последних 40 лет.

Будучи одинаково гонимыми, «Братья-мусульмане» и коптская община в Египте — символ поиска традиционного и неустойчивого религиозного равновесия. Оно обозначено вначале радикальным насилием со стороны исламистов (поджоги коптских церквей с молящимися внутри — Заказик, 1948; Свейс, 1952), затем периодом осуждения «Братьями-мусульманами» фанатиков, продолжавших в заданном «Братьями» стиле нападать на коптские церкви. В непростой истории отношений были случаи, когда «Братья-мусульмане» обвиняли коптов в том, что они — «пятая колонна» (1997), им отказывали в праве занимать пост президента страны (2007), были и другие моменты, поддерживавшие обстановку недоверия. Сами копты придерживаются разных точек зрения. Одни считают, что приход к власти «Братьев-мусульман» вызовет волну беженцев из числа имущих слоев, а беднейшие будут подвергаться репрессиям и насильственно обращаться в ислам. Другие подчеркивают несерьезность подобных страхов и призывают к диалогу.

Фактически Мохаммед Бади и Нагиб Савирис — антиподы. Их объединяет с известной степенью условности статус преследуемых официальным египетским обществом. Но есть существенное различие. Если для Бади, как для представителя политического ислама, характерна декларация исключительности (признание единственной модели миропонимания путем насаждения исламских норм), то Савирису свойственно признание демократических норм и достижений мировой цивилизации. Воинственности радикальных установок, предполагающих насилие и уголовно-базарный жаргон в политическом споре, противостоит готовность к компромиссам и европейская выучка — эрудиция, приличные манеры, готовность к компромиссам и лоск.

Вопрос об обладании капиталами имеет особое измерение. Миллиардам Савириса, появившимся в одной из наиболее благополучных египетских семей на стартовом капитале в сфере высоких технологий, противостоят миллиарды представителей и спонсоров «Братьев-мусульман». Напомним, что многие из членов движения, которые скрылись от преследований Анвара Садата за границей, сколотили состояние и вернулись после его смерти в Египет, где начали инвестирование накопленного капитала в собственные предприятия. Эксперты ФРГ насчитывают сегодня 18 семей подобных предпринимателей, которые фактически контролируют основные сферы египетской экономики. Современное финансовое состояние их не обнародовано, однако известно, что в конце 1980-х годов все контролируемые «Братьями-мусульманами» фирмы располагали внутри страны и за границей совокупным капиталом 10–15 млрд долларов.

* * *

Немецкие эксперты оценивают реальные шансы кандидатов — как очевидных ставленников прежнего режима, так и оппозиционеров. Последних больше. Кто в конечном итоге займет президентское кресло из числа оппозиционеров — упомянутые популист Амр Муса, либерал Айман Нур, консерватор Мохаммед Бади или менее известные персоны: писатель-сатирик Алаа аль-Асвани, лидер партии националистов-либералов «Новый Вафд» Саид аль-Бадави, и займет ли вообще, пока не очень понятно. Однако германские эксперты не исключают вероятности того, что кто-то из них вполне может получить министерские портфели.

Использованы данные tagesschau, Zeit, Deutschlandradio, Al-Masry Al-Youm, Forbes.com LLC, The Global Muslim Brotherhood Daily Report

И.С. Берг

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298444760

Кемп–Девидское соглашение под угрозой

Гюльнара Инандж.

События на Среднем Востоке и в Северной Африке охватывают весь регион Персидского Залива и Ближний Восток. Свержение действующих властей может изменить внутреннюю и внешнюю политику этих стран, что в первую очередь поставит Израиль в сложное положение. Ситуацию в регионе и ее возможное влияние на безопасность Израиля в интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует заместитель главного редактора крупного русскоязычного израильского ресурса IzRus.co.il, политолог Александр Гольденштейн (Alexander Goldenshtein):

— События на Ближнем Востоке поставили в первую очередь Израиль в сложную ситуацию. Какую долю опасности получает Израиль от радикальных правительственных изменений в соседних государствах?

— Если события в Тунисе мало влияют на Израиль, то нестабильность в соседнем Египте заставляет Еврейское государство быть начеку. У Египта очень мощная армия, и в случае прихода к власти радикалов, которые разорвут мирный договор с Израилем, вся эта мощь может обратиться против нас. В Египте много голодных, бедных и темных людей – эти массы легко попадают под влияние радикальных элементов, и готовы на все. Ведь им, по сути, нечего терять.

— Уход Хосни Мубарака в Египте придал стимул палестинцам, которые требуют снятия блокады сектора Газы. Могут ли воспользоваться этой ситуацией соседи Израиля для возвращения ситуации до Кемп-Девидского соглашения?

— Палестинцы требуют снять блокаду уже не первый год. Однако пока в Газе правят фундаменталисты, выкормыши Ирана, громогласно заявляющие о необходимости уничтожения Израиля, то их требования не будут выполнены. Воспользуются ли этим египтяне? Вряд ли. Ведь им не нужны арабы Газы. Новому египетскому правительству надо будет думать о том, как прокормить миллионы собственных бедняков, так что лишняя обуза им ни к чему. Возможно ли, что блокада Газы станет для них удобным поводом разругаться с Израилем? Этого, к сожалению, отрицать нельзя.

— Временное военное руководство Египта неоднократно уверяет, что соглашения и договора, подписанные ранее, останутся в силе. Но это обещание кажется хрупким, так как еще далеко до воцарения стабильности в Египте.

— Ситуация в Египте настолько непонятна и неоднозначна, что прогнозировать не могут и сами египтяне. В Израиле очень надеются, что до разрыва мирного договора дело не дойдет.

— Радикальные силы в лице Хамас и Хезбалла уже находятся у власти в Палестине и Ливане. Думается, что свое место в руководстве страны могут занять также «Братья-мусульмане». По мнению отдельных экспертов, эта организация отличается своей умеренностью.

— «Братья-мусульмане» умеренны, по сравнению с «Аль-Каидой» или талибами, но не по сравнению с нормальным светским режимом. Впрочем, на данный момент они не хотят власти. Прежде всего, сил не хватает. Да и кому нужна головная боль в виде десятков миллионов бедняков, которые после изгнания Мубарака ждут чуда.

— На примере Турции, где к власти пришли умеренные мусульмане, и их длительное правление показало, что страна не повернула в сторону построения религиозного государства. Анкара строит прагматичные отношения и с Западом и с Востоком. Не смотря на пиар заявления Эрдогана против Израиля, Турция остается стратегическим партнером Израиля.

— Прагматизм Эрдогана мне кажется весьма спорным. Это сейчас его хвалит иранский истеблишмент, а что будет потом? Турция – одна из пяти исламских держав, наряду с Египтом, Ираном, Пакистаном и Саудовской Аравией. Сила Анкары была в ее европейской ориентации. Теперь же, немало насолив европейцам и Израилю, она начинает наступать на пятки Ирану, не исключена борьба за лидерство между ними. Так что, время покажет, правильно ли ведет себя Эрдоган.

— Каким окажется влияние протестных волн в Магрибе на Иран – власти переиграют ситуацию в свою пользу или народные волнения, имевшие место после президентских выборов 2010 г., получают новый импульс? Может ли иранский режим расшататься и пасть, как это было в Тунисе и Египте?

— В случае Ирана похожий сюжет вряд ли возможен. Прежде всего, один из катализаторов волнений в Тунисе и Египте – телеканал «Аль-Джазира» – не опасен аятоллам, ведь он вещает на арабском. Большинство персов просто не понимают арабский язык, так что «подстегивать» иранскую молодежь не получится. СМИ в Иране контролируются куда жестче, чем в Тунисе и Египте, так что власти могут довольно легко отрубить доступ к Facebook или другим социальным сетям, которые играли важную роль в предыдущих восстаниях. Кроме того, в Иране аятолла Хаменеи имеет статус полубога. Простые люди могут свергнуть президента или премьер-министра, но пойдут ли они против высшего духовенства? Ответ очевиден – нет. Важно отметить, что в Тегеране на улицы выходят студенты и просвещенные люди, а «толпа», которая и была той сносящей все на своем пути волной в Тунисе и Египте, к ним пока не присоединяется.

— Параллельно с митингами на Ближнем Востоке и Египте правительства Соединенных Штатов и Великобритании, позднее Израиля предостерегли своих граждан от посещения Азербайджан по причине якобы существующей опасности для их жизни. Даже посольство Израиля приостановило свою работу на несколько дней…

— Официальная причина закрытия посольства – техническая. МИД Израиля отказывается говорить на эту тему, я общался с самыми высокопоставленными чиновниками, и они предпочитают придерживаться этой линии. Впрочем, Азербайджан граничит с Турцией и Ираном, которые относятся к еврейскому государству с открытой неприязнью. Возможно, есть какие-то точечные предупреждения о группах, намеревающихся устроить теракт…

— Из Египта прозвучало заявление с обвинениями о попытке Ирана и «Хезболлах» разжечь регион…

-Это не в первый раз. Впрочем, «Хезболлах» ничего разжечь не может, это иранская креатура, кормящаяся за счет аятолл. То, что Тегеран играет в свои игры на Ближнем Востоке, не секрет. В Иордании, Египте, Кувейте и Саудовской Аравии аятолл боятся больше, чем всех «страшных» сионистов, вместе взятых.

Источник- http://novosti.az/analytics/20110217/43639899.html

Тень от Египетского Сфинкса…

Поперву очень притягательным представлялось назвать данный материал как-нибудь поэффектней, например — «Страсти Египетские», однако на сегодняшний день такой заголовок уже имеют десятки, если не сотни самых различных публикаций. Тысячи обозревателей и политологов во всем мире ныне пытаются осмыслить и обобщить уроки революции произошедшей на наших глазах в Стране Пирамид. Сказано по данному поводу многое и потому трудно добавить что-нибудь особо значимое, оригинальное.
Однако попытаться стоит.

Пусть это прозвучит диссонансом в хоре нынешних либералов, (ах, да здравствует египетская народная революция!) но мне лично в некоторой степени и по-своему даже жалко покинувшего свой пост Хосни Мубарака.
В прошлом боевой летчик, он на протяжении тридцати (или сколько там?) лет удерживал свою страну в жесткой покорности и в то же время не дал ей свернуть на тропу религиозного радикализма, сохранял мир в столь взрывоопасном регионе. Возможно, мечтал о том, чтобы переадресовать свою власть по наследству, но не вышло…
Но ведь не отдал же приказа армии расстрелять демонстрантов на площади Тахрир!
Говорите, что Хосни Сайидович какие-то тридцать миллиардов долларов в заграничных тайниках припрятал?
Э-э, друзья мои, придет, надеюсь, то время, когда мы узнаем о том, сколько наворовали отдельные центрально-азиатские диктаторы вместе с их семействами, тогда, глядишь, и волосы дыбом встанут у вас на голове! Вспомните потом бедного Мубарашку, еще и совсем мелким жуликом он вам покажется!

Если бы такой «диктатор», как Муборак правил в любой из центрально-азиатских республик, то ему за проявление подобной мягкости полагалось, как выражался один из героев Владимира Войновича, «заднее место целовать»!
Разве дедушка Хосни позволял у себя в стране выгонять городской люд и детей малых на уборку тонковолокнистого египетского хлопка?
«Рабство египетское» — оно в наши дни совсем на других меридианах укоренилось.
Разве он по нескольку раз в году повышал зарплату госслужащим и пенсии, да так, чтобы каждое такое «повышение» немедленно оборачивалось практическим понижением? И к тому же инфляция в возглавляемым им государстве за последние годы не превышала 7% годовых. О таком совершенстве финансовой системы некоторым правителям только мечтать приходится.
Ответьте мне на еще один вопрос – диплом, какого университета больше котируется во всем мире – Каирского или, к примеру, Ташкентского? То-то и оно!

Мог ли Мубарак даже в мыслях представить себе возможность введения в стране таких «пластиковых карточек», на которые можно что-то приобрести лишь кое-где, да еще и только порой?
И многое, многое другое.
Жалеть Мубарака, конечно, может быть и не стоит, но при этом следует помнить о том, что данный режим был уже давно и фатально обреченным на падение, хотя бы по причине солидного возраста самого президента. Годом раньше, годом позже – нет особой разницы. Как вам, такая ассоциация?

Чем все это, там у них, закончится? Поживем – увидим.
Произошедшую революцию фактически совершил средний класс, а также интеллигенция, студенческая молодежь, то есть вполне нормальные люди, стремящиеся к улучшению жизни в своей стране. В меньшей степени – «братья-мусульмане», запрещенная в стране партия.
Сумеют ли они, эти «братья», теперь забрать власть в свои руки? «Революции делают идеалисты, а пользуются ее плодами прагматики», — так, кажется, сказано.
Исключать, конечно, подобную вероятность не стоит, но…
Любым радикальным режимам вольготно живется лишь в тех странах, где в избытке имеются полезные ископаемые. Нефть нужна всем и ее, как не говори, будут все равно покупать. А что есть у Египта? Ну-ка?
По большому счету главными источниками дохода являются лишь Суэцкий канал и международный туризм.
Если к власти, в конце концов, придут мусульманские радикалы, то они наверняка введут режим выборочного пропуска судов через канал, и это напрямую ударит по экономике страны, возможно, что тем самым может стать поводом для военного конфликта. А про туризм и говорить не стоит, захиреет он сразу же и прости-прощай доходы от сказочного Шарм-эль-Шейха, а также от посещений пирамид Гизы.
Так что пока у египтян еще остается хоть и призрачная, но надежда на то, что сам народ благоразумно выберет для себя путь светского развития.

Упадет ли тень «Сфинкса египетского» на республики Центральной Азии? Сфинкса, как символа тайны происхождения стихийных восстаний.
Объективных причин для этого предостаточно. Несменяемость власти, тотальная коррупция, резкое расслоение населения на нищих и миллионеров, отсутствие справедливых выборов и неподкупных судов, жестокое подавление оппозиции, et cetera, et cetera…
Поводов для возникновения стихийных народных бунтов, подобных тунисскому и египетскому, может образоваться также не мало. Необходимо только, чтобы в нужное время и в нужном месте совпали множественные субъективные факторы. А сие является лишь функцией от времени – не сегодня, так завтра; не завтра – так послезавтра. Но произойти должно непременно. Ибо ни один еще диктаторский режим за всю историю человечества не просуществовал вечно. В современном же мире такое вполне может ударить молнией в каждую любую минуту, причем неожиданно для всех.
Случается ведь так, что даже Бирнамский лес идет на Дунсинанский холм!

Теперь давайте пойдем, как говорится, «от противного» или «reductio ad absurdum».
Что должны непосредственно предпринять диктаторские режимы Центральной Азии для того, чтобы предотвратить в своих странах стихийные народные бунты?
Самое простое и правильное – это пойти на определенные уступки и смягчения. Вот в этом-то и заключается парадокс. Диктаторские режимы, даже внутренне осознавая необходимость уступок угнетенному населению, не могут пойти ни на что подобное! Представьте себе, что в том же Узбекистане завтра будет объявлена …. «свобода слова», и не фиктивная, а взаправдашняя.
И все, …. и схлопнется власть Каримова в исторически кратчайшие сроки.

Лазарь Каганович как-то очень удачно выразился: «У каждой аварии на производстве есть конкретные фамилия, имя и отчество». Так и в нашем случае, перефразируя «железного наркома» можно уверенно заявить – за каждой возможной уступкой народу стоят ее, такой уступки, реальные противники, причем каждый со своей конкретной фамилией, а также именем и отчеством!
Попробуйте-ка внести предложение о том, чтобы дехкане на законной основе отныне могли свободно вывозить выращенные ими же фрукты и овощи за пределы республики.
Ну? Знаете сколько тут же появиться противников данной новации, причем на самом высоком государственном уровне? При желании всех их можно назвать поименно.
И пойдет ли на такое искренний приверженец рыночной экономики Ислам Каримов? Да ни за что! Потому как – «рука руку моет»!
Потому остается им, властям, только одно – продолжать еще больше закручивать гайки, прекрасно осознавая при этом всю пагубность возможных последствий! Такова внутренняя сущность любого диктаторского режим, он как бы сам пожирает себя, хотя того и не желает.

И потому еще полагаю, что все в республиках ЦА продолжится тем, что будет еще более ужесточен контроль над возможными массовыми скоплениями народа. Это в первую очередь — рынки, футбольные матчи и пятничные моления верующих. Подавить очаг возможного мятежа в самом его зародыше, не дать всколыхнуться волне недовольства и растечься ей по всей округе. Дело это, скажу я вам, очень даже сложное. За всем не уследишь, никаких полицейских и агентурных сил, хоть ты тут тресни, не хватит. Раньше или позже, но все равно где-нибудь, да полыхнет. Сегодня у вас, завтра у нас.

Египетскую революцию не зря называют «фейсбучной». Начал ее фактически некто Ваэль Гоним, молодой парень, служащий в Google. Именно он стал первым посредством Facebook рассылать свои воззвания сначала всем своим знакомым, а от них его призывы быстро, в геометрической прогрессии разошлись по всей стране и вывели народ на улицы и площади.
Для властей это было куда как неприятно и непонятно. Где центр восстания? Где засели главари бунтовщиков, чтобы их можно было немедленно свинтить и посадить в кутузку? Они всюду и в то же время — нигде!

Вот потому-то, считаю, что нынешние власти того же Узбекистана теперь резко ужесточат контроль над коммуникативными средствами передачи информации. В республике Facebook и подобные ему социальные сети пока еще не получили широкого распространения, но и за редкими их абонентами будет установлен неусыпный контроль. Чуть что, сразу ту сеть вырубить, а самих информаторов изолировать!
То же самое, наверняка, будет предпринято и против владельцев мобильных телефонов, всех – на строгий учет! И пеленговать, подслушивать, выявлять…

Эй, милиция! Все — на базар! На футбольные матчи! На десять болельщиков – чтобы был один переодетый мент или эсэнбэшник! Пусть все слушают, а чуть что, так поднимают тревогу! И в мечетях пусть они тоже молятся вместе со всеми, но тайно, не выдавая своей сущности! Увеличит троекратно, приказываю, количество сексотов-стукачей во всех махаллях!
Кстати, уже начались гонения на пользователей прокси-серверами в Интернет-кафе.
Куда, отвечай, лазил? На какой сайт заглядывал? В первый раз, так и быть, предупреждаем, но если впредь попробуешь, то…
Бедный, бедный дедушка Хосни, ему такое, поди ж, и не снилось. Вот и поплатился.

Но в конечном итоге все равно не углядят доблестные органы, где-то, да профукают они разгорающуюся искру.
Для ментовского успеха в подобном необходим Берия, но не Иноятов.
Постараются власти, конечно же, и усилить проправительственную пропаганду. Только где таких возьмешь сегодня, вменяемых пропагаторов?! Основная их масса натурально туповата и бесталанна, а те, кто еще чего-то бы, да смог, в смысле прославления режима, попрятались по углам, не желают связываться с таким безнадежным делом, как прославление рабства. На одном же Владимире Владимировиче Парамонове далеко не уедешь. Слишком уж заумно он пишет. Народу надо все объяснять на доступном ему языке, типа – мы все уже скоро придем к Великому Будущему под мудрым руководством и никаких гвоздей! Кто в этом сомневается, тот против нас и против Нашего Президента!

Что же касается Узбекистана, то в нем все может произойти несколько иначе, если нынешний его президент отойдет внезапно от власти, так сказать «естественным путем» или же просто уберется из страны куда-нибудь к чертовой матери.
Но, боюсь, что основательной заварушки даже при таком исходе, как не прискорбно, не избежать.

Очень жаль, что в Узбекистане нет настоящей армии, возглавляемой решительными генералами, которые могли бы в определенный момент сказать различным силам, рвущимся к власти:
— Брэк, ребята! Разойтись по своим углам! Мы распускаем правительство, парламент и отменяем действующую Конституцию. Вот вам срок – полгода. Формируйте свои новые партии, пишите их программы, предлагайте свои решению по выходу из создавшегося тупика.
А в указанный срок – милости просим пожаловать на свободные выборы. Пусть победит сильнейший, тот, который будет поддержан большинством граждан!
Пока же, работайте и не балуйте, а то не поздоровится вам!

Только нет в «солнечной республике» таких генералов, — честных, решительных, справедливых, коим интересы Родины были бы превыше всего.
Эх, эх…
Ядгор Норбутаев

Источник — Сайт Ядгора Норбутаева
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1297719480

Мубарака сверг не Запад, а египетский народ

Гюльнара Инандж.


Эксклюзивное интервью агентства Новости-Азербайджан с доцентом кафедры международных отношений Университета Чанкыры, Турция, кандидатом политических наук Реха Йылмазом ( Reha YILMAZ), прокомментировавшим ситуацию в Египте.
— События в Тунисе, начавшиеся в новом году, особо острый характер приняли в Египте. Но, бесспорно, почва для столь радикальных изменений готовилась долго. Какие внутренние и внешние геополитические импульсы стали катализатором событий?

— Перевороты были всю историю человечества. Можно привести множество примеров — от древнего Египта, тюркских государств, французской революции, большевистского в России и иранского переворотов.
Вникая в корни этого социально-политического, общественного процесса, на первом месте стоит недовольство общества жизненными условиями.
Экономические, управленческие причины или борьба за независимость лежали в основе этих событий.
В тунисских событиях людей вывели на улицы трудные жизненные условия, насилие правящих кругов и борьба за свободу.
Избегая легкого пути перекладывания причин событий на внешние силы, нужно видеть внутренние причины, повлиявшие на созревание и нарастание волнений.
Жизненные условия в Египте и Йемене схожи с Тунисом. Тунис стал примером народам, которые живут при схожих властях. Народы региона увидели в себе силу свергнуть режимы, годами подавляющие их, и добиться избрания властей, соответствующих их воле. Это и есть причина возникновения и продолжения волнений в регионе, в частности, в Египте.
— В случае с Тунисом, Йеменом и Египтом, не только столица, но и регионы стран, все слои населения протестуют против диктатуры. Местные власти отдалились от народа, не учитывают этнопсихологию своего народа, его взрывной характер, его проблемы.
— Особенности диктатур заключаются в том, что свой народ они видят как источник своей власти. Подобные режимы проводят разные испытания на народе, закрывают свои уши на их голоса, так как считают, что народный глас, требования народа ослабят их власть. На протяжении всей истории это было общим законом диктатур. Они не хотят видеть и не видят отсталость и гнев общества. Потому, что вокруг них образовался толстый слой, отдаляющий их от собственного народа и мешающий видеть происходящее в стране. В результате скопившийся гнев взрывается, погубив власть имущих и их окружение.
— Успех тунисцев и египтян насторожил многие правления не только на Ближнем Востоке, но и в других частях мира. Следует ли ожидать распространения революционного волнения?
— Не думаю, что процессы будут иметь продолжение и перекинутся в другие страны. Потому что после этой волны диктаторы Востока попытаются предпринять необходимые меры, предоставляя обществу больше свободы, возможность заработать или иные более сильные меры предосторожности.
— А что может произойти в Сирии – в стране так называемой «оси зла»?
— Сирия предприняла все меры безопасности против возможных народных волнений. Отдельно руководство страны в своих заявлениях обещает народу улучшение экономического положения. Последнее время Сирия, сближаясь с Турцией, взяла путь открытости, и народ пользуется благами этого сближения, что рождает симпатию народа к властям. С другой стороны в Сирии нет влиятельной оппозиции, как в Египте. Поэтому не вижу возможным повторения подобных волнений в Сирии.
— В Иране также оппозиция намерена поддержать египтян, что в дальнейшем повернется в сторону своих властей.
-Иран для США — символический враг. Даже в самый разгар напряженных отношений между странами стали известны глубокие связи между США и Ираном, раскрытые скандальными Ирангейт (İrangate)и Вотергейт (Watergate).
То есть Вашингтон никогда не уничтожит Иран. Для американского оружейного, нефтяного и финансового лобби всегда необходим даже пусть вообразимый враг, и в настоящее время самый реальный враг — это Иран.
Поэтому для укрепления американской экономики необходимо усиление, развитие и угроза странам региона со стороны этого так называемого врага.
Насколько соседние страны будут бояться Ирана, настолько они будут нуждаться в США, рассматривая их как силу, готовую прийти на помощь в ту или иную страну, при этом размещая там свои военные базы, получая экономические дивиденды. Спрашивается, почему Соединенным Штатам уничтожать такого врага?
Последние события в Магрибе произошли против воли США. Опоздавшие и ублажающие обе стороны конфликта заявления открыто подтверждают это. Если вспомнить поведение США в цветных переворотах, совершенных под лидерством Вашингтона, это проявляется четко.
— Несомненно, ослабление власти, почти безвластие в Тунисе, воцарение идентичного политического безволия в Египте перманентно отразится по всему Ближнему Востоку, что ознаменуется ростом терроризма, формированием новых бесконтрольных вооруженных групп, перегруппировкой ориентации Аль-Каиды, Хезболлах и др. вооруженных радикальных организаций. То есть, есть мнение, что именно диктатура сдерживает расползание терроризма в стране. ..
— Очень важно сохранение безопасности после переворота. Поэтому всем силам, совершившим переворот, нужно действовать совместно и за короткий срок создать переходное правительство, и получив поддержку армии, контролировать всю страну.
В обратном случае неопределенность создаст благодатное пространство для передвижения международных террористических организаций. Но нельзя сравнивать Ирак с Египтом или Тунисом. В Ираке происходило противостояние против США и их союзников. По этой причине эти террористические организации получали поддержку народа. В Египте и Тунисе народ выступает против собственных правителей, соответственно названные террористические организации не получат возможность свободного действия в народе. Также невозможна поддержка народа.
— Насколько велика возможность захвата власти в Египте радикалами?
— Эти опасения вброшены произраильскими СМИ и диктатурой Мубарака. Потому что один хитрой политикой пытается вывести из строя сильную оппозицию, а другой добиться продолжения связывающего руки и ноги Египта Кемп-Девидского соглашения.
Самое интересное, что с этой точки зрения Мубарак и Израиль стоят в одном ряду. Спрашивается, насколько вы знаете «Братьев-мусульман», и откуда пришла мысль о враждебности и радикализме этой организации? Человек — враг того, чего не знает. Все усиленно подключаемся к кампании чернения «Братьев – мусульман». Если говорим о демократии, то она есть для одних, и ее нет для других, придерживающихся исламского сознания? Если демократия — свобода совести, мышления, то почему за людьми, принявшими исламское сознание как образ жизни, не признаем это право.
Если это право выбора и право быть избранным, то почему оно не применяется к голосам избирателей и желанию быть избранным? Ответы на эти вопросы приведут нас к более правильным результатам.
— Запад и Израиль поддерживали президента Египта Хосни Мубарака. Но тем временем на арену вышли Аль-Барадеи и другие. Может ли Аль-Барадеи убедить Израиль, Запад и египетский народ в том, что он может заменить Мубарака ?
— В настоящий момент египетская оппозиция, в том числе «Братья-мусульмане», объединились вокруг Аль-Барадеи. Как показывают события, после отстранения Мубарака от власти во главе временного правительства может встать Эль-Барадеи.
Эль-Барадеи — очень важный шанс для Египта. Опыт работы в западных организациях может сделать его лидером, способным привести в страну западную культуру демократии.
Это важно с точки зрения сохранения стабильности в регионе, в то же время можно обойти опасность прихода к власти «Братьев-мусульман». Но Мубарака сверг не Аль-Барадеи, а египетский народ.
— Оппоненты Эрдогана после событий на Среднем Востоке в своих антиправительственных выступлениях премьер-министра начали сравнивать с солтаном. Очевидно для того, чтобы направить внимание противников Эрдогана к последним событиям в регионе и использовать ситуацию для смещения с поста правительства нынешнего президента.
— Эти амбиции считаю комичными, свидетельствующими о незнании турецких реалий, последней точки, к которой пришла нынешняя Турция. Это не что иное, как давление на успешное правление страной уже долгие годы партией с исламскими и демократическими ценностями. Если спросить, от кого же взяли пример активные участники переворотов в этих странах, то ответ будет таким — «Турция и ее премьер-министр Раджап Таййып Эрдоган».
Турция, успешно реализуя синтез исламских и демократических ценностей, дала массам Ближнего Востока смелость. Нужно видеть эту реальность.
Реалии могут не соответствовать нашим мечтам, но они реальность наших дней.
В ответ на вызов Республиканской народной партии (CHP) людей на площади, общественность обратилась в суд с обвинением о противоречии этого призыва законам страны.
Отдельно, кроме малочисленных людей, никто не последовал за этим призывом. Это свидетельствует о довольстве турецкого народа своей жизнью.
— В Казахстане пройдут досрочные президентские выборы. Связаны ли последние действия президента Н.Назарбаева с событиями на Среднем Востоке и настороженностью о возможности перемещения революционных процессов в Центральную Азию?
— Средняя Азия переживает три разных периода. Диктатуры, власти, смещенные волей народов, и власти, нацеленные на воцарение поэтапной культуры демократии. Казахстан относится к третьей группе. Казахстан – страна Средней Азии, обещающая демократическое будущее. Там проводится умная политика, думаю, что и в дальнейшем она будет иметь продолжение.
Но демократия не происходит сразу. Нужно время. Другой пример, Киргизия. Здесь пытаются ввести демократию и предотвратить диктатуризацию властей. Думаю, что эта страна в дальнейшем столкнется еще со многими проблемами. Нужно действовать терпеливо. Думаю, что такие страны, как Узбекистан и Туркменистан не соответствуют демократическому правлению. Общественный строй пока не соответствует демократическому строю. Не думаю, что в этих странах он придет в необходимое соответствие в скором времени.

источник — http://novosti.az/analytics/20110212/43636511.html

США и их союзники тратят огромные деньги на войны ради установления демократии в Ираке и Афганистане…

Следующий шаг египетской оппозиции

«Во времена моей молодости в Каире мы говорили о своих политических взглядах разве что шепотом и только с друзьями, которым очень доверяли», — так начинает свою статью в The New York Times Мухаммед аль-Барадеи, в прошлом глава МАГАТЭ, а ныне один из лидеров египетской оппозиции. Прошло полвека, но египтяне по-прежнему лишены большей части свобод, страна бедная, отсталая, почти 30% жителей неграмотны. Некоторые западные союзники считают режим Мубарака «стабильным». «Но на деле это бомба с часовым механизмом и питомник радикализма», — пишет автор.

Революция в Тунисе внушила египтянам, что перемены возможны. Молодые лидеры египетской оппозиции слишком умны, чтобы согласиться на половинчатые решения, — их устроит только полное упразднение старого режима, считает аль-Барадеи.

«Многие, особенно на Западе, купились на байку режима Мубарака, будто при демократии Египет погрузится в хаос или переродится в религиозное государство, аннулирует хрупкий мирный договор с Израилем и станет относиться к Западу враждебно», — пишет автор. Но, по его мнению, египетский народ не столь легковерен.

США и их союзники тратят огромные деньги на войны ради установления демократии в Ираке и Афганистане, напоминает политик. «И теперь, когда каирская молодежь, все оружие которой — Facebook и убежденность в своей правоте, вывела на улицы миллионы людей, чтобы потребовать подлинной демократии в Египте, было бы абсурдно по-прежнему молчаливо поддерживать режим, утративший доверие собственных граждан», — пишет аль-Барадеи.

Режим Мубарака должен мирно и упорядоченно передать власть другому, убежден он. Необходимо распустить нынешний парламент и отменить действующую конституцию, «заменить ее временной конституцией, президентским советом из трех человек и временным правительством национального единства». В президентском совете нужен представитель армии, дабы обеспечить преемственность и стабильность в переходный период. Задача президентского совета и временного правительства — составить проект демократической конституции, который будет вынесен на референдум, и провести свободные и справедливые президентские и парламентские выборы.

Свободный, демократический, миролюбивый Египет станет оплотом стабильности на Ближнем Востоке и уважаемым партнером для международного сообщества, заключает аль-Барадеи.

Мухаммед аль-Барадеи | The New York Times

Источник — Инопресса
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1297411560

США и Израиль решают, кого привести на место Мубарака

Роман Темников.

Сейчас вся американская администрация вместе с Израилем будут ломать голову, как сменить диктаторскую власть в Египте на более гибкую, податливую, чтобы египетскому народу легче дышалось, и он лучше относился бы к США, сказал политолог-арабист Вафа Гулузаде.

«Мубарак 30 лет просидел диктатором только потому, что американцы его на этот пост посадили и все эти годы поддерживали. Сейчас, опоздавшие его вовремя сменить американцы оказались в затруднительном положении. Во-первых, как его сменить: взять, и пинком под зад выкинуть? Так он в ответ им такой викиликс в Интернете выложит, он столько знает нелицеприятных для США фактов по палестинской проблеме, по арабо-израильским отношениям, по политике США на Ближнем Востоке и т.д. С другой стороны, взять и пристрелить тоже не получается – все-таки союзник 30 летней давности, который сослужил США и Израилю огромную службу», — заявил Гулузаде.

По его словам, эта служба Мубарака выражается в том, что невозможно услышать в Египте ни одного пропалестинского лозунга, хотя в любой другой мусульманской стране говорят: «Свободу Палестине».

«До недавних событий в Египте даже не было слышно религиозных лозунгов. Это все заслуга Мубарака. За 30 лет своего правления он все задушил. Поэтому он дорог американцам, и они хотят, чтобы он ушел с честью и достоинством, а не был вышвырнут из своего дворца озверевшей толпой, которую он довел до предела. В результате американцы решили, что он останется во главе страны до сентября, а далее американцы вновь будут ломать голову по причине того, что Мубарак довел талантливый египетский народ до такого состояния, когда не осталось ни одного лидера. В результате американцам пришлось за бороду вытаскивать Барадеи, не имеющего никакого отношения к политическим процессам. Его притащили в Египет, а он ничего не понимает – ни бэ, ни мэ, ни ку-ка-ре-ку, так как 25 лет жил в Европе и занимался МАГАТЭ», — отметил Гулузаде.

Политолог считает, что американцы хотели сменить Мубарака раньше, но немного опоздали, так как его смел египетский народ.

«Теперь возникает опасность того, что к власти в Египте придет очень популярная, как в Египте, так и на всем Ближнем Востоке, организация «Братья-мусульмане». Но она не радикальная организация, как заблуждается большинство людей. Это мусульманская организация, состоящая из большого числа интеллигенции, но у нее есть радикальное крыло. Обратите внимание на то, как тактично ведет себя эта организация в ходе всех событий в Египте. Они давно уже могли перехватить инициативу и повести за собой народ, то есть могли бы обострить эти события, но ничего такого не предпринимают. Они делают ставку на законный путь прихода к власти в Египте в будущем», — продолжил Гулузаде.

Вместе с тем политолог уверен, что кто бы ни пришел сейчас к власти на место Мубарака – это не имеет никакого значения, так как не станет реализацией надежд египетского народа.

«Дело в том, что народ Египта хочет власти. Мне иногда кажется, что я сквозь гомон арабской толпы в Египте слышу старые советские лозунги: «Вся власть советам» или «Вся власть рабочим и крестьянским депутатам». Но в Египте нет ни советов, ни рабочих и крестьянских депутатов. А США и Израиль никогда не допустят того, чтобы власть в Египте перешла к народу. Единственное что может стать, так это то, что египетский народ может начать чуть лучше жить. Там будет больше демократии, больше прав и свобод. Это только на пользу США. Они сейчас по всему Ближнему Востоку будут выступать как апологет демократии и улучшения жизни восточных народов. Так как все диктаторские режимы уже исчерпали себя», — подчеркнул Гулузаде.

Политолог считает, что благодаря миру, установленному США между Египтом и Израилем в Кемп-Дэвиде, это вызвало ненависть всех арабов к США, Израилю и Египту.

«В итоге, как предатель египетского народа, был убит Энвер Саадат. Последнего сменил ставленник США – Мубарак, продолживший дело Саадата: сепаратизм по отношению ко всем остальным арабским странам и полное сотрудничество с Израилем. В результате сотрудничества Египта и Израиля по решению палестинской проблемы мы имеем ноль», — подчеркнул Гулузаде.

По мнению арабиста, США и Израиль постараются сохранить прежнее отношение нового руководства Египта к палестинской проблеме, так как иначе невозможно.

«США и Израиль хотят заставить весь арабский мир признать еврейский народ. Арабский мир не признает еврейский народ и не признает Израиль, как государство еврейского народа. Они признают только Палестину, как арабскую территорию, оккупированную Израилем при помощи США. Такое положение вещей не устраивает Израиль и США, и они стремятся его поменять, а для этого нужен Египет. Последний во всю старался при Мубараке. Это сама большая арабская страна с населением свыше 80 миллионов человек, самая образованная, самая интеллектуальная, но доведенная своим руководством до нищеты. Социальные проблемы были настолько кричащими, что люди уже потеряли контроль над собой», — резюмировал Гулузаде.

источник:http://novosti.az/analytics/20110208/43632844.html

Турция — косвенная причина революционных волнений на Ближнем Востоке


Гюльнара Инандж


В эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан директор Евразийского центра исследований и практики, преподаватель кафедры истории Университета экономики и Технологии Анкары (Турция) Ихсан Чомак (Ihsan Comak) ответил на вопросы по ситуации на Ближнем Востоке:- События, разворачивающиеся в Тунисе и Египте, не являются цветными революциями.

Они не поддерживаются ни США, ни другими силами. Конечно, после начала этих событий определенные силы могут пожелать использовать и управлять ими. Но фактом начала этих движений является недовольство граждан своими режимами. Могу сказать, что последние сто лет права человека и демократия не достигли этого региона.

Когда другие народы мира вкушают плоды демократии, народы этого региона живут в бедности и под давлением, что стало двигателем общественного протеста и возрождения.

Народы региона хотят демократии, свободы и благоденствия.

Тунис стал примером для возможности свержения неудовлетворяющих свой народ властей. Волнения очень быстро перебросились в другие страны региона. Не следует искать каких-то закулисных манипуляторов событий. Очень много таких примеров в истории. Например, в 1830 и 1848 гг. известны революционные волнения, начатые во Франции, и в скором времени перекинувшиеся во всю Европу. Европейские народы, живущие в идентичных притеснениях, беря пример Французской революции, тоже где-то совершили революцию, где-то добились свержения режима. Молодежные движения 1968 г. в Европе тоже тому пример.

— Могут ли эти революционные события перекинуться в Турцию?

— Нет, они не могут охватить Турцию. В Турции действует демократический режим. Каждый может единолично или организациями протестовать и критиковать любые власти.

Политическая система в Турции с каждым днем преобразовывается к лучшему. Нет такой темы, которую нельзя было бы обсуждать. Нет запретных тем… По этой причине любой вопрос исчезает, не превращаясь в напряжение. Нынешние власти преобразуют многие вещи без требования народа. Это весьма важно.

— Какое влияние имеет Турция на принявшие региональный характер протесты?

— Турция в принципе напрямую или косвенно не вмешивается во внутренние дела других государств. Но в этих событиях Турция имеет разного рода влияние. Последние годы Турция стала укрепляющимся, богатеющим государством с быстро развивавшейся экономикой. С другой стороны, в регионе появилась государство, крепко стоящее на своих ногах, время от времени резко противостоящее западной политике. Турция стала популярной в странах региона. Народы региона просто начали задаваться вопросом: «Почему мы не становимся странами — такими богатыми, демократичными, как Турция», «Почему мы не такие, как Турция». С другой стороны, в турецких сериалах, демонстрирующихся от Средней Азии до Северной Африки, показывается свободная и обеспеченная жизнь в Турции. Поэтому народы региона сравнивают свою жизнь с турецкими реалиями. Коротко говоря, ежедневно улучшающиеся жизненные условия в Турции демонстрируют им, что их убогое и бесправное общество не является велением судьбы, они понимают, что по вине их лидеров они впали это убогое состояние.

То есть, косвенно, сама того не желая, Турция стала причиной революционных волнений в регионе. Турция стала передовиком изменений в своем регионе.

— Как можно расценить позицию США в этих событиях?

— На словах Соединенные Штаты вошли в Ирак для внедрения в эту страну мира и стабильности. Проект Большой Ближний Восток ставил цель распространения демократии в регионе. Но этот проект был предан забвению. На самом деле Вашингтон по сей день не сделал ничего для прихода демократии на Ближний Восток. В действительности, демократия никогда не была настоящей целью США. На первом месте стоит безопасность США и Израиля. Для Белого Дома не важно, кто придет к власти в Египте. Важен его взгляд на Израиль. В этом смысле заявления США о «демократии» считаю не искренними. Если бы не развернулись эти события, США не хотели бы изменений на Ближнем Востоке.

— Определенную роль в революционных процессах на Ближнем Востоке, безусловно, играют современные технологии и виртуальные социальные сети, не так ли?

— Действительно, это так. Нельзя отрицать роль телефона и интернета в этих событиях.

Люди, лишенные свобод в настоящем мире, ищут ее в виртуальном мире. Мысли, мнения быстро распространяются в виртуальной сети. Очень быстро посредством СМС меседжей распространяется информация о каком-то митинге. Было бы правильным, если бы лидеры региона вместо запрета входа в Интернет изменили бы себя.


— Могут ли исламские радикалы «Братья мусульмане» прийти к власти в Египте?

— В таких странах, как Тунис и Египет, в дальнейшем возможен приход к власти не радикалов и диктатур, а демократических режимов.

Даже если после определенного времени правления люди, пришедшие к власти, прокатятся к радикализму и диктатуре, то они вновь будут свергнуты народными протестами. Народ уже нашел путь избавления от неугодных ему людей и правлений.

Он постоянно будет прибегать к нему.

— Какие изменения ожидают страны региона? Можно ли надеяться на демократизацию Ближнего Востока?

— Предполагаю, что постепенно страны региона станут более демократичными. Лидеры регионы серьезно напуганы. Чтобы не потерять свою власть, они или дадут народу больше демократии и благ, или попрощаются с властью. Протестные волнения в Тунисе, далее в Египте, стали началом крупных изменений в регионе. Бедность и бесправие народы Ближнего Востока уже не станут воспринимать как судьбу, и будут бороться. А это поведет за собой крупные изменения. На Ближнем Востоке изменятся социальная, экономическая, политическая жизнь. Надеюсь, что все процессы будут иметь позитивное завершение.

— 5 февраля Анкару посетил командующий вооруженных сил США по Ближнему Востоку и Африке. Считаете ли вероятным, что США намереваются при осложнении ситуации ввести войска в Египет, а может быть совместно с Турцией? Ведь с уходом Мубарака Израиль столкнется с новой геополитической ситуацией в регионе.

— Отправка совместных турецко–американских военных куда-либо в ближайшее время даже не может быть темой обсуждения. Думаю, этот визит произошел по другим причинам. Очень слаба вероятность введения американских войск в Египет.

Больше присутствует вероятность столкновений между Израилем и Египтом.

С уходом Мубарака, несомненно, Израиль окажется в сложной ситуации.

Вероятность прихода к власти «Братьев мусульман» единовластно слаба, но они войдут в состав коалиционного правительства. В таком случае новое правительство может изменить свою позицию к Газе, что может привести к нарушению Кемп-Девидского соглашения, и Израиль потеряет свою безопасность в египетском крыле.

Что может сделать Израиль в таком случае? Вероятнее всего, предпримет более агрессивную политику против Египта и Палестины. Кажется очень сложной возможность воцарения мира и стабильности в регионе.

источник : http://novosti.az/analytics/20110208/43633151.html

Для постсоветского пространства происходящие события в Египте и Тунисе наиболее опасны

Роман Темников.
Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с известным российским политологом, вице-президентом Центра стратегических исследований Григорием Трофимчуком.

— Как известно, последние несколько лет в сфере урегулирования карабахского конфликта прошли под эгидой активного российского посредничества. Буквально недавно прошла очередная встреча глав МИД Азербайджана и Армении в Москве, которая закончилась ничем. Годы активного российского посредничества так и не привели к прорыву в урегулировании конфликта. С чем это связано?- С тем, что Россия находится в гораздо более сложной ситуации, чем внешние наблюдатели за развитием карабахской темы, которые готовы объявить, что «Москва не справляется». По сути, Москву до сих пор заставляют выбирать: так всё-таки она «за Армению» или она «за Азербайджан». При этом выбора для России в этой вилке нет и быть не может. С другой стороны, проблема заключается в том, что дипломаты не в состоянии решить задачу такого уровня, так как у них в головах с рождения, с дипломатической академии, забита установка, что простых решений в таких сложных вопросах быть не может, что «простота опасна». Это является основополагающей ошибкой, ведь именно простые, чёткие и сравнительно легко реализуемые решения способны сдвинуть проблему с места. Просто никто из академиков таких решений придумать не в состоянии; придумать простое и эффективное решение способны единицы, которые как раз и близко не допущены к урегулированию данного конфликта. Сложные решения – это гарантированное запутывание вопроса, бесконечный спор историков, и в итоге война.

На днях мы проводили в Москве видеомост по итогам трёхсторонней встречи глав внешнеполитических ведомств России, Армении и Азербайджана. В ходе дискуссии я, опосредованно, предложил заведующему отделом политического анализа и информационного обеспечения Администрации Президента Азербайджана Эльнуру Асланову провести узкий экспертный семинар по информационным войнам вокруг карабахской проблематики. Отдельное аналогичное предложение было сделано соответствующим структурам Армении. На этих семинарах как раз и можно найти реальные и достаточно простые решения, которые регулируются не войной. Только туда нельзя пускать историков, дипломатов и академиков – с ними не будет никакой подвижки, пусть собираются отдельно и рассказывают друг другу о том, кому 10 000 лет назад принадлежала та или иная территория.

— Стоит ли ожидать в этом году каких-то важных шагов, подписания хотя бы рамочного договора по урегулированию карабахского конфликта?

— Могу дать прогноз, что в этом году разнообразных документов по урегулированию конфликта будет подписано не меньше, чем в прошлом. В них будут содержаться давно известные правильные фразы. Основа проблемы по-прежнему состоит в том, чтобы отдавать или не отдавать Азербайджану его территории – в первую очередь находящиеся вокруг Карабаха.

Могу сказать, что это сделать сложно не потому, что этого не хочет Ереван, а потому, что никакая отдельная республика внутри бывшего СССР не сможет сохранить свою целостность в исходном виде. Здесь работают не интересы Москвы, Еревана или Вашингтона, а фундаментальные законы истории, связанные со стандартной схемой распада империй. Бывшее советское пространство будут постепенно расчленять иные, посторонние силы.

Взгляните на Таджикистан, который без войны отдаёт кусок своей земли Китаю. Сможет ли Азербайджан переломить такие глобальные уклады, даже если ему кто-то будет активно в этом помогать? Скажу больше: главный вопрос состоит не в том, чтобы что-то вернуть, а в том, чтобы удержать то, что имеешь, приложив для этого максимум усилий. Однако мы все, включая Россию, наивно этого недооцениваем.

— Грузинская сторона надеется на принятие Сенатом США резолюции по «оккупации части территории Грузии Россией». Насколько возможно принятие данной резолюции? И как эта резолюция может повлиять на урегулирование конфликтов на территории Грузии?

— Грузия находится в тисках тех же самых законов, по которым надо удерживать то, что имеешь в данный момент. У неё, помимо прочего, есть Аджария, армянские и азербайджанские анклавы и т.п., где также надо вести ежедневную интеграционную работу. Запад не слишком активно вмешивался в события начала августа 2008 года только потому, что хотел получить долгоиграющий механизм воздействия на Россию. Резолюция по поводу оккупации – идеальный инструмент, которым пока непонятно как пользоваться, чтобы не девальвировать его раньше времени. В конце концов, впереди Сочи-2014 и много чего ещё.

Сама по себе резолюция на конфликт повлиять не может. Более того, если Абхазия и Южная Осетия начнут вдруг какие-то переговоры с Тбилиси (допустим, уже при другом президенте Грузии), то США будут первыми, кто признает эти республики оптом или в розницу. До тех пор, пока Абхазия и Южная Осетия, заявившие о суверенности, не получили официально установленные международные буквенные коды – как, например, AZ (Азербайджан), AM (Армения), GE (Грузия) – ситуация вокруг них будет оставаться сырой и опасной. Кстати, то же самое можно сказать и по Карабаху: его реальная независимость и присвоение каких-нибудь латинских литер, типа КВ, навсегда отсечёт данную территорию от притязаний на неё со стороны Еревана или Баку.

— Недавно жуткий теракт имел место в «Домодедово». С чем был связан этот теракт: местная активизация боевиков, заказ Запада на дестабилизацию обстановки в России или что-то другое? Что, по-вашему, необходимо предпринять для предотвращения подобных терактов в будущем?

— Прошу заметить, что даже в Карабахе нет взрывов, хотя внешне конфликт мало чем отличается от ситуации в Палестине. В США также спокойно. Нет взрывов ни в Белоруссии, ни в Армении, ни в Азербайджане. Видимо, только на Россию на данный момент есть специальный глобальный «заказ», поэтому она вошла в список самых взрываемых стран мира. Обезопаситься от терактов в рыночном государстве, где всё продаётся и покупается, нельзя. Есть конкретные рецепты, которые можно реализовывать при абсолютной практической невозможности смены либерально-демократической модели и пресечения атак внешних влиятельных сил.

Мы говорили об этом в Москве на только что прошедшем круглом столе «Роль гражданского общества в противодействии терроризму». Некоторые из конкретных пунктов: сохранение в российском обществе того, что объединяет, а не разъединяет на пустом месте. В частности, необходимо удалить религию из политической жизни страны, необходимо резко сократить количество консультативных структур при Президенте РФ, которые простых советов не дают, но бюджетные деньги получают исправно. Кстати, на один только перстень из сокровищ арестованного недавно сотрудника аппарата СНГ генерала Бокова можно провести несколько важных международных мероприятий. Необходимо также создание Альтернативного экспертного совета – прямого моста между Президентом РФ и креативными технологами страны, куда вошла бы не оппозиция, не любители поговорить ни о чём, а те единицы, которые способны на большее.

И ещё необходимо быть элементарно хитрее: если даже на самом деле теракт совершил боевик с Северного Кавказа, то через прессу надо широко объявить: кавказцев там не было, вся информация об этом – провокация против России. Если российское население будут и дальше восстанавливать против кавказцев по этой прекрасно работающей схеме, то Северный Кавказ рано или поздно будет отделён от Москвы без войны. Проблема в том, что Россия слишком линейно и предсказуемо реагирует на то, что ей засовывают в спицы.

— Сейчас всё внимание приковано к событиям в арабских странах Северной Африки и Ближнего Востока. С чем связана новая волна цветных революций? Почему США инициировали эту волну?

— Это не цветные революции, цветные названия всем надоели. Когда появились очередные журналистские «находки»: жасминовая революция (Тунис), финиковая революция (Египет), стало скучно. Это совсем другой расклад: мусульманский мир готов дать Западу ответ в совершенно ином измерении. Если всё пойдёт по начавшемуся сценарию, антиамериканских очагов на карте станет в два раза больше, но ответить им так же, как в своё время Америка ответила Ираку и Афганистану, уже не получится.

Не думаю, что США сами спровоцировали глобальную дестабилизацию, которая не поддаётся тотальному контролю, в принципе, и при этом может сдетонировать в любую сторону. Возможно, США рассчитывали на некую тактическую ротацию действующих там президентов и на появление новых лояльных фигур (типа замены Мубарака на Омара Сулеймана), но выпущенные из запечатанного сосуда братья-мусульмане и их партнёры скучать им уже не дадут.

— Стоит ли ожидать расширения этой волны дальше — на другие страны Северной Африки и Ближнего Востока? Докатится ли эта волна до постсоветского пространства — стран Кавказа и Центральной Азии?

— Для постсоветского пространства происходящие события и такая живая «реклама» наиболее опасны, так как аналогичные демократические системы, где власть десятилетиями не переходит в чужие руки, присутствуют здесь в большом количестве. Постсоветские режимы, проклявшие бывших коммунистических вождей за то, что те до самой смерти сидели на своих постах, пошла намного дальше них. Об этом все знают, все это прекрасно видят, поэтому рано или поздно молчание толпы чем-то закончится.

— Что необходимо предпринять, чтобы предотвратить распространение этой волны?

— Могу подсказать один из выходов из создавшегося положения: Центральная Азия, к примеру, исторически не имеет никакого отношения к западному формату политической власти. Поэтому если бы какой-то из президентов центрально-азиатской республики пошёл на то, чтобы его страна приняла формат «султаната», «эмирата» или чего-то подобного, претензий к руководству со стороны населения и оппозиции стало бы по определению меньше. Но если ты называешь себя «демократическим президентом», так дай через 4-5 лет порулить своему соотечественнику, который имеет на это точно такие же права и хочет самореализоваться. Отрытый, откровенный, циничный обман – вот от чего, в конце концов, звереет масса, и уровень жизни, как причина восстания, стоит здесь не на первом месте.

Вопрос только в том, какая из постсоветских стран будет выбрана нашими недоброжелателями для удара. Не стоит забывать, что далеко не всё в мире решается цветными революциями, мы слишком зациклились на этой яркой картинке. Прямые убийства глав государств (как это было в своё время с Кеннеди) – особо опасная угроза именно для глав нестабильного постсоветского пространства. Очень странно и очень хорошо, что до сих пор здесь это никак не реализовано.

http://novosti.az/analytics/20110207/43632017.html

Египет докручивает переворот. Истекает ультиматум оппозиции Хосни Мубараку

Правящий режим Египта вчера продемонстрировал, что у него тоже есть сторонники

Вчера сторонники президента Египта Хосни Мубарака впервые показали оппозиции свою силу. В центре Каира тысячи активистов правящей Национально-демократической партии устроили настоящее побоище с антиправительственными манифестантами, есть погибшие и раненые. Хотя некоторые оппозиционные партии вчера пошли на диалог с режимом, люди на улице настроены решительно. Сегодня, когда истекает ультиматум президенту — уйти в отставку и покинуть страну,- манифестанты после утренней молитвы намерены свергнуть режим Хосни Мубарака.

Сторонники правящего режима Египта, пожалуй, впервые с начала кризиса заявили о себе в полную силу. Десятки тысяч египтян, желающих вступиться за «горячо любимого президента Мубарака», еще накануне стали стекаться в столицу с периферии. Многие приезжали на лошадях и верблюдах. Отдельные стычки между сторонниками и противниками режима начались в Каире еще поздним вечером в среду. Однако кульминации взаимная ненависть достигла вчера.

Ранним утром во время молитвы на площадь Тахрир, ставшую своеобразным центром сбора оппозиции, ворвались несколько тысяч сторонников Хосни Мубарака. Одновременно по оппозиционерам был открыт огонь из автоматического оружия с крыш ближайших зданий. В результате побоища погибли восемь человек, несколько сотен было ранено. В конце концов в дело вмешалась армия, которая разделила противоборствующие стороны с помощью бронетехники, выставив между ними коридор шириной около 100 метров.

Днем пропрезидентские активисты практически блокировали Тахрир, не пропуская туда машины с продовольствием и водой для оппозиционеров. Забаррикадировавшиеся на площади вчера весь день взывали к единомышленникам выйти на улицы и помочь «защитить революцию». Однако прозвучавшее в ночь на среду заявление президента Мубарака о готовности уйти с поста главы государства в сентябре достигло своей цели — оппозиция оказалась расколота. Многие участники антиправительственных выступлений посчитали дело сделанным и разошлись по домам. Кроме того, ряд оппозиционных движений вчера начали диалог о национальном примирении с вице-президентом Омаром Сулейманом и премьером Ахмедом Шафиком.

По мнению экспертов, власти, сменив тактику, явно перехватывают инициативу. Так, вчера утром премьер Шафик выразил сожаление в связи с гибелью оппозиционеров, пообещал провести расследование и наказать виновных. Но главное — он от имени властей извинился за случившееся, что совершенно нетипично для арабских авторитарных режимов. Более того, власти продемонстрировали готовность начать борьбу с коррупцией, как того требовали манифестанты. Вечером генпрокуратура Египта запретила покидать пределы страны целому ряду бывших членов правительства, отправленного в отставку в конце прошлой недели, а также некоторым лидерам правящей партии. До завершения официального расследования заморожены их счета в банках Египта. Наконец, в эфире государственного телевидения вице-президент Сулейман заверил, что 46-летний сын Хосни Мубарака Гамаль не будет участвовать в сентябрьских выборах главы государства.

Впрочем, наиболее радикальная оппозиция сдаваться пока не собирается. «Мы дали Мубараку срок до пятницы,- напомнил вчера экс-глава МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадей.- У него остались считаные часы (чтобы уйти.- «Ъ»)». Оппоненты режима вчера вели активную агитацию, через СМИ призывая людей выйти в пятницу на площадь Тахрир, помолиться и маршем пройти до резиденции президента, чтобы заставить его «выполнить волю народа» и уйти в отставку.

По свидетельству очевидцев, о накалившейся до предела обстановке свидетельствует и тот факт, что впервые с начала кризиса здание резиденции президента Египта в пригороде Каира Гелиополисе обнесено несколькими рядами колючей проволоки, а на въездах в комплекс расставлена бронетехника. Как уверяют местные СМИ, на территории расположенного по соседству спортивного клуба «Гелиополис» разместилось еще не менее 60 танков, которые могут оказать поддержку охране президентского комплекса, если оппозиция двинется на дворец. Как отмечают эксперты, речь идет не об армейских подразделениях, а о республиканской гвардии — эти части считаются абсолютно преданными президенту и будут защищать его до конца.

Впрочем, возможно, что в Каире гвардии не придется проявлять свою храбрость и преданность. По данным арабских СМИ, сам Хосни Мубарак находится вовсе не в столице, а с самого начала кризиса проживает в своей зимней резиденции в Шарм-эш-Шейхе. При необходимости в Каир его якобы доставляют вертолетом, но в городе глава государства не задерживается и сразу после переговоров возвращается на Красное море.

Александр Реутов

Источник — Газета «Коммерсантъ»
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296799620

Время протестов в арабском мире — оценки западных политиков и экспертов

Как известно, многотысячные демонстрации с требованиями радикальных политических реформ прошли в последние недели в регионе Ближнего Востока и севера Африки. Они охватили Тунис, Египет, Алжир, Ливан, Иорданию, Йемен.

Стремительно нарастающую в арабском мире ситуацию называют положением на вулкане, эффектом «домино» и другими эпитетами. Есть и более торжественно звучащие. К примеру, о том, сколь важное значение имеет декабрь 2010-го — январь 2011-го для судеб Туниса, где состоялась «жасминовая революция», говорит заголовок интервью в Le Monde специалиста по французской революции Жана Тулара «1789 год тунисской революции». Начинается новый исторический отсчет в биографии страны, говорит Ж.Тулар. Традиционные ценности европейской демократии, включая свободу общественного мнения, перенесены на север Африки. Профессор Марко Шеллер из Института арабистики и исламских исследований при Университете Мюнстера называет происходящее в Тунисе историческим шансом для народа страны, жаждущего демократических преобразований.

В любом случае, современная ситуация в регионе – значительная веха в политическом мышлении арабского мира, осознавшего на массовом уровне необходимость кардинальных перемен в общественно-хозяйственном устройстве.

Масштаб народных волнений различен: от десятков тысяч человек в Каире до 15 тысяч человек в Сане и нескольких тысяч в Хартуме. «Это будет марш миллионов»,- заявили накануне всеобщей забастовки ее египетские инициаторы, которые указали, что она начнется с массовой акции в центре Каира.

Число жертв также различно. К примеру, говоря о стране с самым многочисленным населением — Египте, к которому приковано главное внимание мира, эксперты называли к утру 1 февраля с.г., по разным источникам, от 100 до 150 убитых.

Однако западные аналитики отмечают ряд сходных причин, породивших народный бунт, подобно пожару, переметнувшемуся через несколько соседних государственных границ. Прежде всего, это растущее влияние тоталитарных режимов в мусульманских странах, и, как следствие, недостижимость реальных демократических свобод, тотальная нищета, коррупция на всех уровнях.

Стремительно растущие цены на продовольствие вынудило правительство Иордании формировать за счет высоких субсидий специальный продуктовый пакет стоимостью 225 млн долларов, чтобы обеспечить доступность основных продуктов питания. Однако иорданским демонстрантам этого недостаточно. Они скандируют: «Наше правительство — это банда воров». Хотя королю Абдалле рано паковать чемодан, чтобы вслед за тунисским президентом Бен Али спасаться бегством, однако он вынужден прислушиваться к требованию демонстрантов — значительно урезать права монарха. Иордания еще не кипит, но она дрожит в преддверии закипания, констатирует французский аналитик Георг Мальбрун. Главный ответ, который ожидается от правителя, близкого к Западу, состоит в его заверении о том, что он инициирует «настоящий бой» против коррупции — бедствия, которое стало особенно заметно в правительстве и в его окружении в последние годы.

Кошмарной называет ситуацию с продовольствием в Судане бывший координатор ООН по Южному Судану немецкий эксперт Петер Шуманн. В частности, он отмечает одно из последних распоряжений президента О.аль-Башира о 30-процентном росте цен на основные продукты питания в стране с поголовной нищетой и глобальной гуманитарной катастрофой.

В государствах региона практически повсюду царит безработица и отсутствие перспектив для всех слоев населения, прежде всего, для молодежи. Эксперты отмечают: в Египте больше трети населения младше 15 лет, в Алжире — чуть более четверти. В Иордании средний возраст — менее 21 года, а средний йеменец и вовсе моложе 18.

«Мубарак никоим образом не противодействует массовой безработице, которая особенно сильно унижает человека с высшим образованием и в целом молодых людей, которые составляют одну треть египетского общества», говорит известный немецко-французский эксперт по Ближнему Востоку, почетный профессор Ruhr-Universitаеt Bochum Петер Шолль-Латур, который более полувека занимается изучением проблем в регионе. Эти проблемы действительно застарелые, и тем отчетливей обозначают демонстранты стремление к демократическим переменам. Рупрехт Поленц, эксперт по Ближнему Востоку в бундестаге от христианских демократов, выступая 27 января с.г. перед парламентариями, высказал убежденность, что нынешнее положение в Тунисе создает основы стабильной демократии. Требования митингующих конкретны: покончить с коррупцией и подавлением свободы слова. «Тунисцы хотят решать сами, кто должен править. И мы поддерживаем это требование о правовом государстве и демократии», — указал он.

Согласно прогнозу марокканского политолога, профессора философии Университета Рабата Мохамеда Сабила, следом за участниками тунисской «жасминовой революции» и их собратьями в Алжире, последует очередь Марокко. Эти страны роднит не только география, но и общее колониальное прошлое, родственный менталитет, единое движение сопротивления, характерное для 40-х гг. прошлого века, сходный временной отрезок обретения независимости (50-60-е гг). Характеризуя три страны Магриба, эксперт отметил в качестве ядра преобразований наличие грамотной студенческой молодежи, способной оценить причины бедственного положения народов и осознающей необходимость реформ в политической и экономической сфере.

Ситуацию, которая не способна была сама собой измениться, аналитики ФРГ и других стран Европы объясняют рядом сходных причин. Одна из главных — продолжительное нахождение у власти политических лидеров в регионе, в связи с чем сформирована коррумпированная система с управленческим ядром в правительстве стран. Так, президент Египта Хосни Мубарак, — 30 лет у власти, президент Йемена Али Абдалла Салех – 32 года, президент Туниса Зина Абидина Бен Али — 23 года.

Западные эксперты, прогнозируя ситуацию в названном регионе, указывают, в частности, на ряд вероятных угроз.

Первая из них — опасность прихода к власти исламских фундаменталистов и готовность пока существующих властных структур противостоять такому развитию событий.

«Темные надежды исламских боевиков, некогда убивших Садата, вновь витают в мечетях и переулках Каира», — пишет Sunday Times. Немецкие политики отмечают тенденцию растущего влияния радикалов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Говоря, в частности, о Египте, эксперт парламентской фракции ХДС/ХСС по вопросам внешней политики Филипп Мисфельдер указывает: сейчас вопрос в том, какую выгоду из протестного движения смогут извлечь «Братья-мусульмане» или другие исламистские течения, чтобы направить страну в русло собственных устремлений. В частности, известно, что из тюрем Каира и других городов Египта единомышленниками были освобождены более 30 активистов запрещенной в Египте исламистской партии «Братья-мусульмане», в том числе несколько ее лидеров, арестованных незадолго до начала всенародного движения протеста.

Исламисты, которые преследовались авторитарными режимами на Ближнем Востоке, получают шанс расправить крылья и «показать себя во всей радикальной красе». Развивая тему, глава фракции «зеленых» в бундестаге Юрген Триттин считает, что шансы захвата власти исламистами тем меньше, «чем скорее Египет найдет путь к демократии, экономическому развитию и честному правительству». Впрочем, Соня Хегази, вице-директор берлинского центра по изучению ислама (Zentrum Moderner Orient), считает, что не стоит преувеличивать степень радикализации «Братьев-мусульман». Считаю, что они весьма умеренны в настроениях, говорит она, особенно, «если сравнивать движение с 1970-ми годами и последними двадцатью, эта разница особенно заметна».

Вторая угроза – выход на политическую арену сил оппозиции, а они, как известно, весьма неоднородны и не всегда конструктивны.

Именно оппозиция Египта призвала граждан начать всеобщую бессрочную забастовку, цель которой — отставка президента Египта Хосни Мубарака. Оппозицию представляет экс-глава МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадеи, который объявил, что оппозиционные движения делегировали ему соответствующие полномочия. Однако насколько устойчивым окажется его положение в стране, где ставку привыкли делать исключительно на штыки, покажет время.

Тысячи жителей Туниса приветствовали возвращение из европейского изгнания Рашида Ганнуши, лидера исламистской партии, запрещенной 22 года назад. Наблюдатели, выразившие опасения, что прибытие Ганнуши означает рост исламистских настроений, были им заверены: он придерживается умеренных взглядов и не намерен участвовать в предстоящих через полгода президентских выборах. В Судане, к примеру, среди задержанных оказался лидер исламистской оппозиции Хасан ат-Тураби, который призывал сограждан к восстанию по примеру Туниса.

Третья угроза – дальнейший рост народных волнений в регионе.

Продолжающиеся беспорядки в Египте вызывают резонанс во всем мире. И, прежде всего, в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Президент Башар Асад надеется не допустить подобного в Сирии, он заявил о своей готовности проводить политические реформы. В интервью The Wall Street Journal, он отметил, что происходящее на Ближнем Востоке должно заставить лидеров арабских стран пересмотреть подход к государственному управлению, а протесты говорят о начале «новой эры» в истории Ближнего Востока, правда, принесет ли она новый хаос или воцарится мир в обществе, пока неясно. В любом случае, развитие событий играет на руку президенту Сирии: сейчас, когда в Ливане премьер-министром стал выдвиженец «Хизбаллы» Наджиб Микати, сменивший Саада Харири, «Хизбалла» получает возможность стать решающей политической силой в стране. Нет сомнений в том, что это радикальное движение поможет Сирии возобновить влияние на Ливан. Очевидно, что драматические события в исламском мире развиваются по принципу цепной реакции и трудно сказать, какое развитие они могут получить в странах региона, особенно в тех, где население смешанное, христиано-мусульманское.

Вместе с тем западные политики и эксперты указывают на ряд причин, которые объективно затрудняют дальнейшее прогнозирование ситуации в названных странах.

Первая причина – непредсказуемость противостояния власти и общества. Отсутствие прогноза связано с усилением военной составляющей и подавлением источников объективной информации.

Президент Мубарак, понимая, что может рассчитывать только на поддержку военных, объявил о возвращении поста вице-президента, упраздненного 30 лет назад и ныне переданного главе разведки генерал-лейтенанту Омару Сулейману, которого сами силовики называют главой ЦРУ на Ближнем Востоке. Это назначение, как и заявление президента Египта о роспуске правительства, воспринято как серия политических маневров. Кроме того, власти объявили о закрытии бюро катарского спутникового телеканала «Аль-Джазира», который, по мнению официального Каира, «провокационно и необъективно» освещал происходящее в Египте. Таким образом, отозвав лицензию на вещание телеканала в стране и лишив аккредитации всех его журналистов, о чем объявил министр информации Анас аль-Фики, президент и его окружение лишают объективной информации граждан собственной страны и других государств.

Согласие на переговоры с манифестантами Хосни Мубарак сочетал с рядом приказов армии Египта, которая поддерживает главу государства. Военные, которые вплоть до воскресенья сохраняли нейтралитет и не вмешивались в столкновения демонстрантов с полицией, в минувший понедельник взяли под свой контроль все крупные города страны. Введены усиленное патрулирование, время действия комендантского часа, по нарушителям которого разрешено вести огонь на поражение. Таким образом «марш миллионов», намеченный на вторник, 1 февраля с.г., может привести к многочисленным жертвам. В качестве ответа на силовое решение проблемы демонстрантами взята штурмом и сожжена штаб-квартира правящей Национал-демократической партии в Каире.

Вторая причина – усиление криминогенной обстановки.

Тогда как на площадях демонстранты борются за демократические свободы, хозяевами улиц становятся мародеры. Население, организующее отряды самообороны, нередко проигрывает в схватках с грабителями. Структуры МВД, традиционно ассоциирующиеся с взятками, оказались в поле внимания демонстрантов. Поэтому в Каире полицейские побыстрее избавлялись от формы и разбегались. Между тем, в Каире, Александрии, Суэце банды мародеров и представителей радикальных группировок подвергли разграблению полицейские участки, где завладели оружием, а затем принялись громить супермаркеты, банки, ювелирные магазины, правительственные учреждения, дома богатых граждан, продуктовые магазины.

Тысячи уголовников, которые получили свободу в результате скоординированных действий заключенных и бандитов, пришедших им на помощь, также включились в вооруженный разбой. Только из тюрьмы Абу-Сабель близ Каира удалось вырваться на свободу около 6 тыс. заключенным. Массовые побеги из мест заключения отмечены в Александрии, Асуане, Даманхуре, Вади-Натрун. В Эль-Файюме, расположенном в ста километрах от столицы, из заключения вырвались около 5 тыс. уголовников. По словам директора Египетского национального музея, вандалы пробрались в здание через чердачное помещение и уничтожили две мумии. О всплеске насилия уголовного элемента рассказал в одной из программ ARD директор Немецкой школы в Каире Йорг Армбрустер, организовавший вместе с другими сотрудниками охрану детей до момента их переправки в ФРГ. Эксперты отмечают, что армия взялась за зачистку городов от бандитов и мародеров, расстреливая их прямо на улицах.

Третья причина – обилие кандидатов на должность президента.

Президент Хосни Мубарак, посетивший главный штаб вооруженных сил, где провел серию консультаций с Омаром Сулейманом, а также министром обороны Мухаммедом Хусейном Тантауи, начальником генштаба Сами аль-Ананом и другими высокопоставленными военными, окончательно закрепил договоренность о будущем распределении полномочий после подавления протестов. Эксперты считают, что президента вынудили пойти на серьезные уступки военным, в числе планов которых – проведение карательных операций, грозящих новым кровопролитием.

При развитии событий с нарастающим числом жертв вполне вероятно смещение Хосни Мубарака и приход к власти кого-то из генералов, не исключено того же Омара Сулеймана. «Ситуация пока неясна, — высказывает мнение Петер Шолль-Латур. – Армия и спецслужбы, без сомнения, будут подавлять беспорядки с присущей им жестокостью. Военные же будут решать вопрос о преемнике, которым может стать как Мубарак, так и его сын президента Гамаль или генерал Сулейман. В любом случае, кто бы ни пришел к власти, он должен понимать, что самая большая опасность Египту исходит от радикал-исламистского движения».

Однако в Египте появились и другие претенденты на пост лидера нации. Уже 28 января, то есть через три дня после начала массовых выступлений противников режима, в Египте появился новый лидер — бывший гендиректор МАГАТЭ Мухаммед эль-Барадей, который вернулся на родину и намерен возглавить политические преобразования в стране.

Данные расклады в значительной степени отвечали бы интересам США и Евросоюза, которые озабочены сохранением преемственности внешнеполитического курса Египта — лидера арабского мира, стоящего на умеренных позициях. Именно при Мубараке Каир стал самым надежным союзником Вашингтона в арабском мире. Поэтому западный мир склонен не акцентировать внимание на том, что именно в его период правления в стране расцвела коррупция, основным символом которой стала семья Мубарака: состояние только супругов западные эксперты оценивают в 25 млрд фунтов.

Чтобы избежать трагического сценария в Египте, ведущие политики Старого Света обещают Египту помощь в деле демократизации. Свою озабоченность ситуацией и поддержку надежд египтян на справедливое и лучшее будущее высказали в совместном заявлении от 20 января с.г. президент Франции Саркози, канцлер ФРГ Меркель и премьер-министр Великобритании Кэмерон. Министр иностранных дел Германии Вестервелле призвал президента Мубарака начать диалог с оппозицией и демонстрантами. Ситуация в Египте и других государствах региона стала одной из тем визита канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Израиль и германо-израильских правительственных консультаций, прошедших в понедельник, 31 января. Накануне, в воскресенье, канцлер Меркель в телефонном разговоре с президентом Мубараком в очередной раз призвала власти Египта не применять насилие в отношении мирных демонстрантов и обеспечить в стране свободу собраний и информации. Меркель выразила надежду, что новое правительство Египта решительно займется реформами, а также пойдет на диалог с участниками протестов. «Мы готовы оказать Египту кратко-, средне- и долгосрочную помощь», — заявила верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон на встрече глав МИД стран-членов Европейского союза в Брюсселе в понедельник, 31 января. По ее словам, Евросоюз поможет Египту при условии «открытого и серьезного диалога с оппозиционными партиями и всеми сегментами гражданского общества».

Что собой будет представлять демократия в арабском формате, не способен ясно сказать ни один политик и эксперт.

Европейская пресса полна предположений на этот счет. В статье «Расцвет демократии или рождение нового Ирана?» Mail on Sunday рассуждает о том, что Египет может повторить судьбу Исламской республики, где революция обернулась созданием «средневековой теократии». Пока, как отмечает Die Welt, в Египте хаос и анархия усиливаются. Причем, действиями не только преступных банд и мародеров, но и сил безопасности. Такое наблюдалось и в Тунисе. Поэтому гражданское население вынуждено брать инициативу в собственные руки. Угрожает ли арабскому миру огромный пожар? – на этот вопрос П.Шолль-Латур дает следующую последовательность крушения режимов в арабском мире: «Повсеместное закипание заметно всюду. Сначала крушение режима в Тунисе. Для этого используются те же исламские боевые группы, которые совершают новые удары в Алжире. В Йемене грозят правительству восставших племена и экс-марксисты на юге. В Ливане мощную попытку вооружения совершает экстремистская «Хизбалла», который приходит во властные структуры на палестинских территориях».

События в регионе особым образом влияют на ситуацию в Израиле. Frankfurter Rundschau отмечает: если прежде дефицит демократии в арабских странах считался главным препятствием на пути к заключению мира на Ближнем Востоке, теперь, когда египтяне выступили с требованиями свободы, достоинства и справедливости, Израиль испугался. Мир с Каиром не приводил израильтян в восторг, однако оставался стабильным, поскольку на Мубарака можно было положиться. До сих пор, подчеркивает Шолль-Латур, Египет при Мубараке считался, «по меньшей мере, стабилизирующим фактором, который противостоял палестинцам». Теперь появилась угроза развала даже этого варианта партнерства с арабским миром, которое надо спасать. На этом фоне не кажется неправдоподобным сообщение телеканала Al-Jazeera об израильских поставках Египту средств для разгона демонстраций: водометов и слезоточивого газа. Беспорядки в странах Ближнего Востока и на севере Африки весьма серьезно могут отразиться на положении Израиля и в целом на мирном процессе на Ближнем Востоке. При радикальной смене курса Египтом положение на Ниле может изменить всю ближневосточную картину. По мнению П.Шолль-Латура, Израиль в тупиковом положении: «С севера угроза «Хизбаллы» при поддержке Ирана. Если на юге к этому присоединится радикально-исламистский режим, положение станет в высшей степени угрожающим».

Использованы данные Die Welt, Qantara, Bild, Deusche Welle, BBC, Die Presse, tagesschau, Deutschlandradio, Le Figaro, официального сайта А.Меркель, сайта бундестага.

И.С.Берг

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296800520

Стратегия «братьев-мусульман» в Египте и Иордании

Король Иордании Абдалла II решил распустить правительство и приказал сформировать новый кабинет. Очевидно, что то, что это происходит именно сейчас, не случайно – хашемитская монархия в Иордании наблюдает за развитием событий в Египте. Это не обязательно говорит об эффекте домино в регионе, и на самом деле, сравнивая ситуацию в Египте и положение в Иордании, необходимо учитывать очень важные факторы.

Иордания обращается со своей оппозицией совсем иначе, чем это делало египетское правительство. Правительство Иордании применяет к оппозиции более мягкий подход. Политическое крыло «Братьев-мусульман», Фронт исламского действия, признается в Иордании в качестве легитимной политической организации, хотя Фронт все еще борется за адекватное представительство в парламенте.

После парламентских выборов ноября прошлого года напряженность в Иордании действительно возросла. Политическое крыло «братьев-мусульман» яростно выступало против проведения этих выборов, а также против избирательного закона, который, по их мнению, отдает предпочтение промонархическим сельским районам Иордании. С того момента группа требует снижения цен на продукты и топливо и изменения избирательного закона, они проводят массовые демонстрации и мирные сидячие забастовки.

Не стоит забывать, что они не требуют смены режима, в отличие от ситуации в Египте. Сейчас политическое крыло «братьев-мусульман» видит для себя открывшиеся возможности, и по сути они пытаются воспользоваться текущей ситуацией для удовлетворения своих политических требований. Правительство Иордании уже объявило о плане субсидий на 452 миллиона долларов с целью снизить цены на продовольствие, на топливо, для повышения пенсий – по сути это делается для того, чтобы уладить разногласия с оппозицией. Иными словами, это не переломная точка, как в Тунисе или Египте, это скорее правительство пытается сохранить власть, идя на компромисс с целью предотвратить эскалацию конфликта.

Ситуация, которую создает Иордания, идя на уступки, может привести к серьезным последствиям за пределами страны, в особенности если события в Иордании воспринимать как успех исламистской организации, которая смогла вынудить такой режим как хашемитская монархия пойти у себя на поводу. Это может не только вдохновить на те же действия молодые оппозиционные группировки в других странах, но и подстегнуть египетских «братьев-мусульман».

Сейчас египетские «братья-мусульмане» ведут очень осторожную игру. Я думаю, они очень хорошо осознают, что романтизм революции на улицах может завянуть – чем дольше люди будут выходить на улицы без регулярных поставок еды, без обеспеченной безопасности, и, что самое важное, без результатов. Уже ясно, что Мубарак в ближайшее время уходить не намерен, а «братья-мусульмане» должны поддерживать градус на улицах прямо сейчас. Они не хотят, чтобы люди стали рассуждать таким образом – «я уже 30 лет мечтаю об уходе Мубарака, я не могу ждать еще 8 месяцев до сентябрьских выборов». С другой стороны, «братья-мусульмане» хорошо осознают негативные ассоциации со своим исламистким ярлыком и по этой причине пытаются заполучить на свою сторону некоторых светских лидеров, например, Мохаммеда эль-Барадеи, которому, может быть, недостает поддержки, но он, по крайне мере, светский лидер, которого люди могут представить находящимся у власти, пока «братья-мусульмане» работают над политическим шансом, которого они ждали в течение нескольких десятилетий.

Оригинал публикации: Dispatch: The Muslim Brotherhood»s Strategies in Egypt and Jordan

Опубликовано: («Stratfor», США)
Рива Бхалла (Reva Bhalla )

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296707280

Эль-Барадеи — человек, который станет президентом Египта

«The Independent»: Мохаммед Эль-Барадеи — человек, который станет президентом
Человек момента? Конечно, это Мухаммед Эль-Барадеи, человек из народа, но у меня по этому поводу есть сомнения. Он не претендует на это, конечно, но сидя в своем саду на кресле у невероятно синего, но небольшого бассейна, иногда он кажется — даже в своей кепке — как очень дружелюбный и умный мышонок в очках. Ему не понравится такое описание, но этот мышонок, я подозреваю, с очень острыми зубами.

Это просто восхищение анализировать больших мышей, которые работали в Белом доме и Государственном департаменте США. Помните, как на следующий день они заявили, и все мы слышали, что они «следят за развитием ситуации». На второй день, госсекретарь США Клинтон заявила: «Мы оцениваем ситуацию как стабильную», вчера также было смешно, когда Клинтон сказала, что «мы в течение 30 лет призывали президента Египта Мубарака идти в этом направлении, но он отступил», а как же вы еще собираетесь просить его ввести демократические реформы? Затем Клинтон говорила о» законных желаниях египетского народа «и теперь они говорят о «плавном переходе власти» … Я думаю, что они знают о том, что дни Мубарака сочтены.
Для сведения, Эль-Барадеи, который является лауреатом Нобелевской премии мира, экс- глава ООН по атомной энергии, и т.д. и т.п. и тот, кто кусает нашего дорогого лидера. «Вчера, я слышал, как Камерон заявил, что «демократия это не выборы, а структурный элемент». Ну, все знают про это. Но как вы будете говорить о построении судебной системы, гражданского общества. Как вы будете говорить об этих «составляющих» под диктатурой? Вы либо гражданское общество, либо нет».

Иногда, речь Эль-Барадеи звучит слишком обнадеживающе. Он согласен с тем, что лучшие управленцы Египта были сосланы, умышленно, конечно. Недавно выступая перед студентами в Гарварде, он обнаружил, что 15 египтян находятся в числе Гарвардского совета.

«Я сказал им: если вы вернетесь, то вы сможете руководить в Египте». Но это не так просто. Поскольку Эль-Барадеи признает: «Это старая история, которая заканчивается: «Мубарак друг Израиля, и мы считаем, что изменение приведет враждебному к Израилю правительство, и оно станет в стиле Ирана «velayeh-fakhi» [руководство верховного религиозного лидера]. Я говорю, что это походит на «реальность». Вы должны избавиться от этой «реальности»- от «Мусульманского братства» и автоматической враждебности по отношению к Израилю. Фактом является то, что прочный мир может быть только между демократическими государствами, а не между диктаторами и, если вы хотите прочного мира, будь то демократия или диктатура в Египте, чувства людей в регионе не изменится».

Когда Египет проиграл войну 1967 года, Эль-Барадеи писал, что «солдаты воюют, потому что они защищают то, что хотят сохранить. Но за что боролись египетские солдаты в войне 1967 года? Не было того, к чему стоило возвращаться. Так что они убежали». Насер, великий человек считает, что он был худшим из египетских диктаторов, «он даже национализировал продуктовые магазины», но путь диктатуры шел до сегодняшнего дня. Еще несколько месяцев назад он не мог себе представить того, что произойдет. А теперь я смотрю на людей, и они вновь обрели уверенность в себе, они свободны. Это было похоже на скороварку».

Он говорит о лицемерии, диктатуре, уголовных должностных преступлениях, темных делах египетских служб безопасности, и о высокой лояльности египетской армии к народу. Нет, он не хочет быть президентом, но, когда я спросил его, сможет ли он взять переходное председательство на себя до справедливых выборов, естественно, я получил традиционный ответ. «Если будет согласие всех людей, то я думают, что я могу сделать это для них … Я сделаю это».
«Все это будет продолжаться, пока вы не начнете улучшение положения палестинцев, пока вы не пересмотрите политику в регионе. У нас есть странные отношения, которые вы называете миром, но вы не можете даже опубликовать здесь израильской книги и наоборот, к примеру. Если вы действительно хотите мира, да, мир может быть прочным с демократией, но и у вас есть ответственность, которая заключается в рассмотрении сбалансированных отношений, в частности по вопросу о Палестине, Ираке, Афганистане, что будет у вас, то и будет иметь арабский мир, который будет относиться дружески по отношению к Западу».

Эль-Барадеи на удивление мягок, когда он говорит о Мубараке. Последний раз он видел его два года назад. «Я видел его, когда вернулся из миссии ООН или отдыха. Я всегда получал теплый прием от него. Это были очень теплые отношения. Мы общались тет-а-тет, только мы, и никаких формальностей. Я говорил ему, что я думаю о той или иной проблеме, что можно сделать. Он действительно не имел советников, которые имели мужество говорить ему правду».

Много хорошего сделали советы Эль-Барадеи. Он возмущен поджогами и грабежами. Когда я спросил, стояли ли государственной службы безопасности за поджогами, которые были использованы Мубараком, Обамой и Клинтон, чтобы «отметить» тех, кто хотят, чтобы уход Мубарака был с насилием, мышь показала свои зубы. «Они [полицейские] были, а мы только сейчас услышали о документах, которые показывают, что некоторые из этих офицеров силовых структур снимали военную форму и шли на грабежи. И все они говорят, что им был отдан приказ режимом или министерством внутренних дел если угодно. И если это так, то это самое зловещее преступное деяние. Мы должны убедиться в этом. Но наверняка, многие из этих бандитов и мародеров являются отчасти тайной полицией».

И вдруг, блестя глазами за очками, мышь стала тигром. «Когда режим отказывается полностью от полиции на улицах Каира, когда бандиты являются частью тайной полиции, которые пытаются создать впечатление, что без Мубарака страна погрузится в хаос, это преступное деяние. Кто-то должен нести ответственность. И теперь, как вы можете слышать на улицах, люди не говорят о том, что Мубарак должен уйти, теперь они говорят, что он должен предстать перед судом. Если он хочет спасти свою шкуру, ему лучше покинуть страну».

Боже мой, эти зубы остры.

Мухаммед Эль-Барадеи — оппонент Мубарака

* Мухаммед Эль-Барадеи родился в Каире и начал юридическую карьеру, присоединившись к Международному агентству по атомной энергетике в 1980-х годах, и стал главой органа Организации Объединенных Наций в 1997 году.
* Он был откровенен в связи с отсутствием доказательств оружия массового уничтожения в Ираке до американского вторжения в 2003 году, что и возмутило администрацию Джорджа Буша. Присуждена Нобелевская премия мира и председательство в МАГАТЭ в 2005 году
* Секретная ядерная программа в Иране была раскрыта, когда он был главой МАГАТЭ. Тегеран всегда утверждал, что программа носит мирный характер.
* 68-летний Эль-Барадеи, стал в открытую оппозицию против президента Хосни Мубарака по возвращению в Египет в феврале 2010 года и завоевал широкую поддержку среди молодежи и среднего класса.
* В июне прошлого года он призвал своих сторонников присоединиться к кампании по изменению конституции, которая позволит демократическую последовательность.
* Эль-Барадеи оказывал давление на Соединенные Штаты, чтобы те поддержали уход Мубарака в отставку в выходные дни, заявив «время поддержки диктатора» должна закончиться. Он отверг призыв США для Мубарака принять радикальные реформы в ответ на массовые протесты.
* официальные СМИ пытаются высмеивать Эль-Барадеи, говоря, что он ничего не знает о Египте, и не имеет политического опыта.

Интервью Роберта Фиск а и Мохаммеда Эль-Барадеи,
«The Independent»,
1 февраля 2011 года,
Перевод –

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296545640

Иран и последние события в Египте

События последних дней в Египте, где решается судьба стоящего уже 30 лет у власти режима президента Хосни Мубарака, вызывает пристальное внимание в Иране. Две страны, во многом определяющие расклад сил на Ближнем Востоке, до сих пор не имеют дипломатических отношений и по сути находятся в состоянии политической конфронтации. Несколько раз — в 2004 г. во время правления реформистского президента С.М.Хатами, и в 2008. – уже при нынешнем неоконсервативном президенте М.Ахмадинежаде, Тегеран и Каир реализизовывали реальное продвижение по пути установления дипломатических отношений. Ровно три года назад состоялся визит в Каир тогдашнего спикера иранского парламента Голам-Али Хаддада Аделя. Тегеранская праворадикальная газета «Джомхурийе эслами» писала тогда, что восстановление двусторонних отношений с Египтом положительно скажется на помощи «идеалам палестинского освобождения». Однако тогда ничего реального достигнуто не было.

При этом, Египет остается единственной арабской страной, до сих пор не имеющей полноценного диалога с Ираном. Дипломатические отношения были разорваны как реакция Тегерана на подписание мирного договора между Египтом и Израилем, хотя Тегеран понимал все минусы разрыва связей с влиятельнейшей страной арабского мира. Дополнительным аргументом, подвигнувшим его на столь решительный шаг, явилось то, что именно Египет предоставил последнему шаху Мохаммаду-Резе Пехлеви политическое убежище и отказался выдать его иранским исламистам для суда. В мае 1979 г., через три месяца после победы в Иране исламской революции, ирано-египетские отношения были прекращены, а в Иране в течение многих лет любое упоминание об этой стране сопровождалось бранью. Ирано-иракская война, в которой Египет, имевший для арабов реноме старшего брата, не только безоговорочно поддержал Саддама Хусейна, но и оказал ему значительную военную помощь, добавила жесткости в ирано-египетское противостояние.

Многие годы иранская пропаганда однозначно квалифицировала Египет в качестве предателя дела арабской нации. Нынешний президент страны Хосни Мубарак получил в иранской прессе титул «современного фараона». Вплоть до недавних пор иранские власти помогали египетским исламистам создавать нелегальные экстремистские группировки. Однако с течением времени в Иране все более осознавали необходимость прямого политического диалога с крупнейшей страной арабского мира. К этому подталкивала и растущая изоляция Ирана в ближневосточном регионе, где практически ни с одной из стран Арабского Востока, кроме, пожалуй, Сирии, Иран не имеет достаточно конструктивных отношений, потребность в которых он, несомненно, испытывает, учитывая постоянно декларируемые клерикальным руководством страны планы на лидерство в исламском мире и стремление стать реальной региональной сверхдержавой. В начале 1990 гг. появился важный фактор, способствующий ирано-египетскому сближению – израильско-турецкое сотрудничество в сфере обороны и безопасности. Именно оно и подвигло Египет в начале 1998 г. официально обосновать необходимость военного партнерства с Ираном в качестве своеобразного противовеса стратегическому турецко-израильскому альянсу. Но только через два с половиной года, летом 2000 г., состоялся первый прямой контакт президентов двух стран Хосни Мубарака и Сейеда Мохаммада Хатами. Он явился подлинным прорывом, знаменовав переход к новому этапу во взаимоотношениях двух авторитетных региональных стран. Однако стратегические подходы двух стран по узловым ближневосточным проблемам во многом не совпадали, хотя в случае ирано-египетского сближения геополитический климат в регионе мог бы претерпеть серьезные изменения. Отметим, что сам факт постановки вопроса о примирении недавних недругов показывает, что иранский политико-религиозный истеблишмент пытается проявлять гибкость, без которой его существование не может быть успешным. Восстановление отношений Ирана с Египтом означало бы, что Тегеран принимает ближневосточный мирный процесс как факт нынешней ситуации, преодолевая изжившую себя зашоренность.

Однако в Каире не раз заявляли о том, что восстановление отношений с Ираном следует увязать с вопросом о борьбе с исламским экстремизмом. Там ждут от Тегерана готовности к более диверсифицированному сотрудничеству в сфере борьбы с террором и исламским экстремизмом. Это подразумевает передачу Египту боевиков «Аль-Каиды», а также активистов и функционеров египетских исламских экстремистских организаций, нашедших в Иране гарантированное убежище.

Есть дополнительная важная причина, которая стопорит ирано-египетское сближение. Выступая на специальных слушаниях по этой проблеме, член Комиссии по международным отношениям и безопасности иранского парламента Реза Хаджи-Бабаи озвучил точку зрения многих иранских политиков, считающих, что действительной причиной является беспрецедентный нажим, оказываемый на Каир со стороны США и Израиля. Однако такое мнение опровергла израильская газета «The Jerusalem Post», процитировавшая мнение МИДа своей страны о том, что возобновление египетско-иранских отношений может оказать благоприятное воздействие на ситуацию в Ближневосточном регионе в двух важных аспектах. Во-первых, Египет может в определенной мере нейтрализовать деструктивный потенциал Тегерана в вопросе урегулирования главной региональной проблемы. Кроме того, не следует недооценивать то влияние, которое может оказать на Иран готовность Египта серьезно противодействовать исламскому экстремизму. Тем не менее, несмотря на предпринятые во время президентской каденции Хатами политические усилия, реального продвижения в направлении установления дипломатических отношений с Египтом не получилось, а в последние месяцы отношения стали еще более жесткими.

Политические круги Тегерана убеждены, что со сменой нынешнего режима в Каире отношения двух стран обретут новое наполнение. Именно этим объясняется настрой иранских СМИ. В течение нескольких последних дней египетские события стали основными темами иранской прессы, как «бумажной», так и электронной, радио, телевидения. Новостные каналы иранского ТВ непрерывно показывают видеокадры хроники массовых манифестаций, кровопролитных столкновений демонстрантов с полицией на улицах и площадях египетских городов. Все участники передач – аналитики, корреспонденты, комментаторы – высказываются с протестных позиций, считая исход событий предрешенным, а власть президента Хосни Мубарака – поверженной. Основная идея такова: в Египте развитие событий движется по сценарию иранской исламской революции, в Каире происходит то же самое, что было в Тегеране в феврале 1979 г. А сам Египет не сегодня-завтра станет дружественной Ирану исламской республикой, где падет последний фараон. Вот как заявил в интервью прессе Джавад Лариджани, известный в стране политический деятель, брат спикера иранского парламента Али Лариджани: » Это народное восстание сметает находящуюся у власти в Египте диктатуру и мы это приветствуем». Пресс-секретарь иранского МИДа Рамин Мехманпараст, собравший в субботу пресс-конференцию, заявил, что власти страны должны подобающим образом ответить на справедливые требования народа и отказаться от применения силы при разгоне демонстрантов. Такое обращение высокого иранского чиновника вызывает вопрос: правомочно ли иранское правительство, перманентно использующее войска и спецформирования полиции при разгоне демонстраций, имеющим своим следствие как человеческие жертвы, так и сотни раненых, требовать гуманного обращения в подобных случаях в других странах? Группа студентов-басиджей (членов военизированных формирований) провела в тот же день демонстрацию у здания Бюро интересов Египта в Иране с требованием к египетским властям выполнить законные требования участников демонстраций и всего египетского народа.

Вот несколько заголовков иранских СМИ последних двух дней: 29 января: информагентство «Мехр»:»Пробил последний час Мубарака». Газета «Джамэ Джам» – официальный орган иранского радио и ТВ: «Всеобщий исламский призыв в стране фараонов». Одна из немногих в Иране оппозиционных газет «Эттемад» – «Гнев арабов продолжается». Популярная в Иране вечерняя газета «Кейхан»: «Всеобщий гнев в Египте. Остается один шаг до падения режима». Ультраконсервативная газета «Ресалат»: «Формируется новая политическая реальность на Ближнем Востоке: исламская ось». Газета «Мардомсалари» – «Грозная поступь народа в Египте». Газета «Кейхан» поместила аналитическую статью своего главного редактора Хоссейна Шариатмадари под красноречивым заголовком «Мубарака ждет незавидная судьба». Весь арабский мир восстает против авторитарных правителей, волна народного гнева охватила Тунис, Алжир, Йемен, Иорданию, приближается к другим странам, где попираются права народа, — пишет «Кейхан». Газета «Эбтекар» уточняет: «Возможно, эти революционные события запоздали. Но, рано или поздно, они свершаются, и в этом – веление времени». Издание «Мир экономики»: «В Египте все явственнее ощущается запах революции». Газета «Джомхурийе эслами» в своей передовой статье сообщила, что Египет находтся всего в одном шаге от революции и предрекла подобную судьбу для многих стран арабского мира, в том числе – в зоне Персидского залив: «И туда, сметая все на своем пути, приближается революционный смерч. Он радикально изменит ситуацию, придав ей подлинно исламской звучание».

Такой же настрой иранских СМИ продолжился и 30 января. Информагентство «Фарс» предварило репортаж о студенческих демонстрациях у здания Бюро интересов Египта в Тегеране следующим броским заголовком: » Призываем народ Египта быть бдительным перед приходом к власти аль-Барадеи». Интернет портал Rajanews задается вопросом, не означает ли предполагаемый приход к власти бывшего Генерального директора МАГАТЭ ослабление позиций ислама в Египте. Газета «Джомхурийе эслами:» Египетский диктатор готовится бежать из страны». «Кейхан» – «Народ говорит «нет» египетскому фараону. Должен смениться режим, а не правительство!». Газета «Иран» – орган государственного агентства печати ИРНА – «Режим Мубарака на грани свержения». Все это, однако, показывает лишь желаемый для Тегерана поворот египетских событий. Насколько он реален покажут события ближайших дней.

30.01.2011
В.И.Месамед

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296538800

Из Египта хлынет «исламский революционный отряд»?


Пять наивных вопросов о том, чем чреваты для нашей страны и всего мира волнения в Египте

Всю последнюю неделю мир нервно наблюдает за народными волнениями в Египте, которые на каком-то этапе переросли в погромы с человеческими жертвами.

Все началось с вполне мирных демонстраций: люди требовали отставки действующего правительства и 82-летнего президента Хосни Мубарака. Он, считают египтяне, явно засиделся — Мубарак правит страной аж с 1981 года. Египет между тем разъедает коррупция, требуются экономические преобразования. Одним из вдохновителей демонстрантов называют весьма уважаемого в Египте нобелевского лауреата, лидера оппозиции Мохаммеда аль-Барадеи.

Акции протеста почти одновременно вспыхнули в Каире, Александрии, Суэце и других крупных городах — революционно настроенная молодежь координировала свои действия с помощью социальных сетей в Интернете. Полиция принялась жестко подавлять народные выступления — водометами и слезоточивым газом. Разъяренные толпы ответили симметрично: полицейских разве что не разрывали на части. Не справляясь с ситуацией, власти ввели в города армейские подразделения, которые принялись в буквальном смысле отстреливать мародеров и агрессивно настроенных против представителей власти граждан.

На момент подписания этого номера было известно о 150 погибших. В городах сожжено сотни машин и разгромлены магазины. Мародеры-вандалы даже пытались зачем-то уничтожить экспонаты национального музея в Каире: восстановлению не подлежат две мумии фараонов…

Между тем президент Мубарак, на всякий случай переехав из опасной столицы в свою зимнюю резиденуию в Шарм-эль-Шейх, пытается демонстрировать лояльность к митингующим. Мубарак распустил правительство и ввел должность вице-президента, на которую назначил генерала Омара Сулеймана, возглавлявшего до этого египетскую Службу общей разведки. Сулейман (между прочим, выпускник Военной академии имени М. В. Фрунзе) пользуется авторитетом среди силовиков — именно их поддержкой пытается заручиться Мубарак. Между тем эксперты считают, что дни его президентства сочтены…

Об истоках революции в Египте и ее последствиях для России и всего мира, мы расспросили президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского.

1. Почему Израиль поддерживает Мубарака, а США — нет?

— Причина проста. Израильтяне прекрасно понимают, что лучше иметь недемократичный, но стабильный режим, чем демократичный, но нестабильный. Если демократия устанавливается эволюционным путем — то замечательно, а если революционным — то спасибо, не надо. А вот президент Обама этого, видимо, не понимает. В свое время Джимми Картер (39-й президент США, находился у власти в 1977-1981 гг. — Прим. ред.) запретил шаху подавлять силой революционный народ и получил исламскую революцию в Иране. Потом Рейган своими руками создал Аль-Каиду, похоронив режим вполне стабильного и предсказуемого Наджибуллы (президент Афганистана в1986-1992 гг., в 1996-м казнен талибами — Прим. ред.). Затем Клинтон привел к власти талибов и Арафата в Палестину, Буш разгромил жутковатого, но достаточно предсказуемого Саддама… Обама продолжает эту линию с Мубараком. Но израильтянам в этом регионе жить, поэтому они понимают, что эти эксперименты плохи.

2. Какие есть варианты развития событий?

— Вариант номер один. Либо Омар Сулейман какое-то время держит власть с Мубараком, либо без него.

Вариант номер два. Революция побеждает, армия не подчиняется действующим властям, не стреляет в революционный народ. А дальше — все то, что происходит с революциями в мусульманских странах, как например это было в Иране. Не исключено, что на каком-то этапе Аль-Барадеи (лидер египетской оппозиции — Прим. ред.) будет использован как Петрушка в шапито, для того, чтобы продемонстрировать западу, что в Египте есть не только исламисты. После чего его уберут. А затем власть возьмут мусульмане с тем или другим уровнем жесткости внутреннего режима. Куда этот режим эволюционирует — мы сейчас не знаем. Во Франции все началось плясками под Бастилией, а кончилось гильотинами Робеспьера и войнами Наполеона. Здесь тоже возможны войны: с Суданом, с Израилем…

3. Вспыхнут ли революции в других странах региона?

— Сто процентов! Можно спорить, что рухнет первым. Я бы поставил на Йемен.
(В числе «взрывоопасных» стран некоторые эксперты также называют Ливию и Сирию — Прим. ред.)

4. Коснется ли это «братьев-мусульман» Турции?

— В Турции свои собственные исламисты пришли к власти. Турция вполне стабильна. Ее события в Египте коснутся, но не более, чем опосредовано. Никаких бунтов и революций уж точно не будет.

5. Чем это аукнется России?

— К нам может вернуться огромная масса студентов университета Аль-Асхар в Каире. К слову, именно там обучалась половина идеологов Аль-Каиды. Считайте, что у вас большой исламский революционный отряд идет дорезать российский муфтият и радикализировать Поволжье, Северный Кавказ. Кроме того, пойдет поток беженцев, некоторые из них могут стать проводниками радикального ислама.

Андрей РЯБЦЕВ — 31.01.2011

Источник — Комсомольская правда
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296541680