Иран: эстрада и политика антиизраилизма

Vladimir Mesamed

В связке Иран – Израиль в последние десятилетия работает в основном ассоциативный ряд ненависти и вражды. Исламская Республика давно уже декларирует лидерство в исламском мире и это дает ей право числить себя защитниками «угнетенных исламских наций», и в первую очередь «арабского народа Палестины». На практике это означает всемерную поддержку «арабского и палестинского дела» и широкомасштабное нагнетание враждебности по отношению к «экспансионистскому сионистскому захватчику». В такой плоскости антиизраилизм пронизывает все сферы жизни, им полны школьные учебники, литература, кино, песни.

Вот всего один пример, довольно свежий. Недавно одним из хитов иранской песни стало произведение под зловещим названием «Стая стервятников». Исполняющий ее молодой, но уже популярный певец Мохсен Еганэ получает тысячи лайков в Youtube. Созданный им видеоклип приковывает внимание многих зрителей в иранском сегменте интернета. В нем певец заявляет о себе как горячем защитнике палестинского народа, призывает к солидарности. Впрочем, значительная часть видеоряда, как сообщила начавшая недавно работу в эфире израильская фарсиязычная радиостанция «Паямэ Эсраиль» («Вести из Израиля») демонстрирует нечто другое: там показывают картинки боевых операций военных соединений Исламской Республики, поддерживающих правительство сирийского президента Башара Асада, демонстрируют жертвы гражданской войны, выдаваемые как жертвы расстрелов «сионистами невинных палестинцев».

Эта песня создана в полном соответствии с политикой ИРИ по всемерной и безусловной поддержке «правого дела палестинского народа». Она прославляет палестинских террористов, которые воюют во имя уничтожения Израиля всеми доступными им способами. По сути, они делают то, чем занимается «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), расправляясь с гражданским населением. Клип с этой песней горячо воспринят и официальными иранскими пропагандистскими организациями, усилиями которых в Иране широкое распространение получил новый лозунг «Даст Б-г, в течение 25 лет этих захватчиков здесь не станет!».

Вот несколько строчек этой песни, собирающей в иранском сегменте интернета сотни проклятий в адрес Израиля и желающих смерти его народу:

«Опять прилетели стаи стервятников,

Будто увидели новые трупы…

Они прилетели «во имя мира и безопасности»,

Но опять режут глотки народа.

Мир, о котором они говорят, довольно символичен,

Его олицетворяет миллион солдат».

В Иране эту песню восприняли как очевидный вклад в реализацию деятелями искусства пропагандистского лозунга «Смерть Израилю!», не теряющего своей остроты все годы после победы там Исламской революции и немедленного декларирования антиизраилизма как одного из базовых аспектов внешней политики ИРИ.

Однако не всем песня пришлась по вкусу. У многих любителей иранской песни, особенно тех, кто не живет в Иране, и не испытывает нежных чувств к исламскому режиму, «Стая стервятников» вызвала недовольство, а иранские эмигранты в американском штате Калифорния, узнав о том, что М.Еганэ приезжает в США с концертами, начали кампанию бойкота его выступлений. Учтем, что в этом американским штате значительную долю выходцев из Ирана составляют евреи, в массовом порядке покинувшие Иран в послереволюционный период под угрозой физического уничтожения.

Сотни иранских эмигрантов, в основном – евреев, собрались в истекшую субботу 16 декабря у здания концертного зала Microsoft в Лос-Анжелесе и провели там довольно мирную демонстрацию, которая не преследовала своей целью отмену проведения концерта. Организаторами демонстрации выступили еврейско-иранские организации штата Калифорния, в том числе – ирано-американская еврейская Федерация. Ее участники не скандировали лозунги, а держали в руках плакаты, осуждавшие антисемитские проявления. Вот один из них: «Мохсен Еганэ: в его песнях призывы к насилию и ненависти». Местный еврейско-иранский активист Джордж Харуниан таким образом разъяснил СМИ причину демонстрации: «Мы хотели бы, чтобы антисемиты отказались от своего бесчеловечного поведения». Иранский интернет-сайт «Клуб молодых журналистов» процитировал газету The Los Angeles Times: «Как минимум, пять тысяч выходцев из Ирана подписали петицию, требующую отмены концерта Мохсена Еганэ». В петиции говорилось о том, что Мохсен Еганэ оскорбляет еврейские святости, действуя в рамках политики Исламской Республики Иран по уничтожению Израиля. Сам «Клуб молодых журналистов», подтверждая эту мысль, написал, что в песне М.Еганэ рефреном проходит слово «стервятник», под которым певец подразумевает израильтян. Несколько участников демонстрации в Лос-Анжелесе дали интервью радиостанции «Паямэ Эсраиль», в котором рассказали, что являются евреями, эмигрировавшими из Ирана в США после победы там Исламской революции, они любят свою родину – Иран, и отвергают любое проявление ненависти на религиозной, этнической и националистической базе. «Иранские евреи любят и искренне уважают Израиль, его культуру, как и культуру Ирана. Мы выражаем презрение тому, кто искажает действительность, делая это, вдобавок ко всему, еще и в грубой форме». Корреспондент радиостанции «Паямэ Эсраиль» передал, что демонстрация собрала несколько сотен участников, в большинстве – иранских евреев. Вначале они собрались у входа в концертный зал, но полиция попросила их отойти на некоторую дистанцию. Поскольку началась еврейская Ханука, демонстранты зажигали ханукальные свечи, пели религиозные песни.

Как написали иранские СМИ, выступление М.Еганэ в Лос-Анжелесе было как нельзя успешным. Но вглядимся в снимки, опубликованные в американских СМИ. На одном из них, снятом во время концерта с верхнего ракурса, можно разглядеть самого исполнителя с оркестром на сцене, а в зале – редкие, по 5-6 в ряду, фигурки зрителей. Однако иранские СМИ утверждают, что несмотря на массовые демонстрации иранцев Лос-Анжелеса против проведения там концерта М.Еганэ, выступление состоялось при полном аншлаге. Отметим, что опубликованные в Иране снимки сделаны таким образом, что на них видна только сцена, а виды зрительного зала просто-напросто отсутствуют.

Близкое к Корпусу стражей исламской революции (КСИР) информационное агентство «Фарс» процитировало организатора концерта М.Еганэ в Лос-Анжелесе Мохаммада Хатампура, сказавшего, что было продано 7100 билетов, что равно количеству мест в зале, где было проведено выступление. Впрочем, другие информационные источники не сообщают точного числа заранее купленных билетов, сомневаясь в названном М.Хатампуром предполагаемом числе зрителей. При этом, часть любителей иранской музыки, купивших заранее билеты на выступление певца, узнав из сообщений еврейско-иранского сообщества Лос-Анжелеса об антисемитских взглядах М.Еганэ, решили отказаться от посещения этого мероприятия буквально в последнюю минуту.

Сам певец в начале концерта выразил сожаление по поводу того, что некоторым зрителям не нравится его песня, но не было заметно, что он раскаивается из-за этого. Как написал певец в Инстаграмме, «это был один из тех вечеров, по поводу которых я мог бы сказать – не хочу, чтобы он кончался». По сообщению иранского интернет портала «Хабар online», зрители горячо приняли концерт, а зал был переполнен». Это было, написал интернет портал, несмотря на «противодействие и саботаж местных еврейских организаций выходцев из Ирана, показавших, на самом деле, сущность оккупационного режима, поработившего Аль-Кодс (арабское и персидское название Иерусалима – В.М.)». А информагентство «Фарс» подчеркнуло, что концерт состоялся вопреки «фальшивой и лживой атмосфере, созданной вокруг него дьявольскими действиями некоторых устроителей из Лос-Анжелеса».

Источник: сайт Института Ближнего Востока в Москве.

Визит Ю.Амано в Тегеран свидетельствует о поддержке СВПД со стороны МАГАТЭ

Месамед Владимир И.(Израиль)


Несколько дней назад состоялся очередной визит в Тегеран генерального директора Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Юкиа Амано. Департамент информации МАГАТЭ объявил накануне его приезда, что тема режима инспекции иранских атомных объектов и контроля выполнения подписанных в июле 2015 г. в Вене договоренностей по иранской атомной программе — СВПД — станет основной во время визита Ю.Амано в Тегеран. Пресс-секретарь иранского МИДа Бахрам Касеми охарактеризовал этот визит главы МАГАТЭ в Тегеран как очередную встречу с иранскими лидерами в плане обмена мнениями по реализации СВПД и состоянии сотрудничества ИРИ с этой специализированной структурой ООН. По словам Б.Касеми, визит Ю.Амано в Тегеран свидетельствует о поддержке СВПД со стороны МАГАТЭ, ибо он прошел в ситуации, когда США позволяют себе делать «безответственные и неприемлемые заявления» по поводу СВПД. «При этом, мы хотим отметить, что генеральный директор МАГАТЭ постоянно заявляет о верности Ирана взятым на себя обязательствам, вытекающим из венских договоренностей».

Эта же тональность присутствовала на встрече гендиректора МАГАТЭ 29 октября с президентом ИРИ Хасаном Роухани. Х.Роухани охарактеризовал Агентство как главную и конечную инстанцию, подтверждающую выполнение Ираном своих обязательств по СВПД. По словам иранского президента, МАГАТЭ должно всегда держать нейтралитет, ставя в основу своей деятельности профессиональные, а не политические критерии. На сегодня сотрудничество ИРИ с МАГАТЭ оценивается в Тегеране сугубо положительно. «Надеемся, что на основе опыта сотрудничества МАГАТЭ с Ираном, достигнутого за последние годы, Агентство выдаст окончательное заключение о мирном характере иранской атомной программы». Иранский президент подтвердил верность своей страны СВПД и отметил, что Иран не будет первой страной, покинувшей это многосторонний договор. По его словам, ни Иран, ни МАГАТЭ не допустят заявлений, ставящих своей целью свести на нет значение венских договоренностей. Речь, разумеется шла о заявлениях американского президента Д.Трампа, «последовательно пытающегося принизить значение СВПД. Это совсем не в пользу региональной стабильности и безопасности. Для противодействия этому обе стороны должны укреплять обоюдно полезное сотрудничество». Как написало иранское информагентство ИСНА, солидаризируясь с иранским президентом, глава МАГАТЭ охарактеризовал СВПД как «очень хорошее соглашение», и подтвердил, что Иран верен всем своим обязательствам, вытекающим из СВПД.

Все ли, однако, так однозначно? Всего несколькими неделями ранее, Ю.Амано в интервью Reuters утверждал, что все не так беспроблемно, и возможности МАГАТЭ в части инспекции «по одному из пунктов СВПД ограничены». При этом он вновь делал акцент на том, что по всем прочим компонентам СВПД инспекции проводятся досконально и Иран выполняет взятые на себя обязательства. По словам Ю.Амано, он бы приветствовал, если бы все подписанты венских договоренностей на специальной комиссии поговорили о проблемных пунктах СВПД, а полная транспарентность могла бы способствовать лишь прогрессу реализации этого документа.

В этой связи интересно отметить, что 28 октября одновременно с визитом в Тегеран Ю.Амано, пресс-секретарь Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камалванди в интервью информагентству Гостелерадио ИРИ заявил, что отныне инспекция иранских военных объектов проводиться не будет. По словам Б.Камалванди, инспекция военных объектов просто неправомочна, она может вызвать несогласие у многих внутри Ирана. В этом интервью он назвал опубликованное агентством Reuters заявление Ю.Амано пропагандистским и подтвердил, что требования МАГАТЭ на инспекцию атомных объектов не должны касаться не только военных объектов, но и всех прочих, не связанных с атомными процессами.

Попробуем прояснить существо вопроса. Как известно, хотя Иран подписал в июле 2015 г. СВПД, однако этот документ до сих пор подвергается жесткой критике со стороны духовного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи и его ближайшего окружения, считающего и неоднократно озвучивавшего свое мнение о том, что СВПД учитывает лишь интересы Запада, а для Ирана невыгоден. Противоположного мнения, как известно, придерживается нынешнее руководство США, постоянно заявляющее, что венские договоренности выгодны лишь Ирану и создают лишь ему односторонние преимущества. Главным недостатком СВПД американский президент как раз и считает то, что документ не создает стабильный механизм проведения инспекций со стороны инспекторов МАГАТЭ. Совет управляющих МАГАТЭ – высший коллективный орган этой международной структуры еще в середине декабря 2015 г. на своем специальном заседании на основании доклада генерального директора Агентства закрыл досье возможного военного компонента иранской ядерной программы. Однако до сих пор нынешние критики СВПД утверждают, что принятие такого решения вряд ли можно было считать правомерным, ибо по проблемам наличия у иранского атомного проекта военной составляющей до сих пор имеются вопросы, которые и составляют часть выдвигаемых президентом Д.Трампом претензий к СВПД. Об этом заявляли и высокопоставленные функционеры МАГАТЭ. Так, экс-заместитель генерального директора МАГАТЭ Оле Хайнонен в интервью фарсиязычному радио «Фарда» утверждал, что закрытие военного досье иранской ядерной программы не было проведено надлежащим образом, и решение по этому вопросу можно характеризовать как по сути своей политическое, оставившее без удовлетворения многие профессиональные вопросы. «Совет управляющих МАГАТЭ волен принимать любые решения, которые ему заблагорассудится. Так было сделано на этот раз, вопреки обычному порядку работы Агентства».

Вернемся, однако, к заявлению Б.Камалванди, который в уже цитированном выше интервью информагентству Гостелерадио ИРИ затронул и опубликованное накануне визита Ю.Амано в Тегеран письмо 13 американских сенаторов, которое он определил как «напрасные усилия» в плане нагнетания обстановки в международной плоскости, «недостойные внимания». В этом письме, адресованном 13 сенаторами-республиканцами американскому представителю в ООН Ники Хейли, законодатели потребовали инспекции иранских военных объектов со стороны МАГАТЭ и ужесточения проверки истинного положения дел в вопросе выполнения ИРИ своих обязательств по реализации СВПД между Ираном и шестью мировыми державами-посредниками. В письме одновременно выражается озабоченность существующим положением в сфере инспекций иранских атомных объектов со стороны МАГАТЭ в свете выполнения СВПД. Как следует из письма, во время подписания СВПД тогдашний американский президент Б.Обама обещал, что в рамках этого соглашения инспекторы МАГАТЭ смогут проводить инспекции любых вызывающих их подозрение объектов в любой точке Ирана. На деле, однако, такого не происходит. «Заявление иранцев о том, что инспекторы МАГАТЭ не смогут более попасть н военные объекты, — говорится в письме, — доказывает , что режим посещения подозрительных с точки зрения МАГАТЭ объектов не соблюдается». Без этого, утверждают авторы письма, невозможно составить полноценную картину нынешнего состояния реализации иранской ядерной программы на тех условиях, которые определены СВПД. Вот почему они потребовали от Ники Хейли обратить внимание на проблему контроля именно этого аспекта. Реагируя на новые коллизии, касающиеся возможностей инспекции «подозрительных» объектов в Иране, американский Конгресс должен до середины декабря текущего года выработать свое мнение по поводу возможного продления в прежних объемах антииранских санкций, что способно поставить под вопрос само будущее СВПД. Речь идее о статье 83 СВПД с тремя подпунктами, где говорится о проектировании и производстве техники двойного назначения, имеющей выход на производство ядерного оружия.

В упомянутом выше интервью информагентство Reuters спросило генерального директора МАГАТЭ, могут ли инспекции специалистов его структуры контролировать подобную деятельность. На это Ю.Амано ответил, что в рамках инспекций МАГАТЭ такие возможности «ограничены». Однако возникает вопрос, почему вообще у инспекторов МАГАТЭ есть необходимость тщательного обследования ряда объектов в Иране. Дело в том, что в Иране имеется несколько объектов ядерной инфраструктуры, по поводу которых имеются предположения, что внося их в число военных объектов, иранцы пытаются закрыть вход на них инспекторам. Это касается объекта Парчин, Натанз и других, где, как думают критики СВПД, тайно ведутся работы по развитию военного компонента иранской ядерной программы.

Почему же, находясь в Тегеране, Ю.Амано не затронул эти вопросы в беседе с президентом Х.Роухани? Вместо этого, на состоявшейся по завершении визита совместной с директором Организации по атомной энергии Ирана Али-Акбаром Салехи пресс-конференции, Ю.Амано попросил всех участников СВПД выполнять свои обязательства по венским договоренностям. Более того, уже после своего визита в Тегеран, выступая 30 октября на Международной конференции по атомной энергии в Абу-Даби, Ю.Амано, как написало иранское информагентство «Фарс», вновь заявил, что Иран верен своим обязательствам по ядерному соглашению, а инспекторы МАГАТЭ не сталкиваются ни с какими трудностями при выполнении своей миссии в ИРИ. «Это было главной темой моих переговоров в Тегеран». Можно ли после всего этого ожидать объективности в очередном докладе МАГАТЭ?

Источник: Сайт Московского Института Ближнего Востока.