Турция отмечает 80-летие со дня смерти основателя республики Ататюрка

© РИА Новости / Алёна Палажченко

Алёна Палажченко. Турция отмечает в субботу 80-ую годовщину со дня смерти основателя Турецкой Республики генерала Мустафы Кемаля, которому народ дал имя Ататюрк – «отец турок».

Вся страна замирает в минуту молчания

Его мечты о создании на развалинах Османской империи республики, победа над иностранными интервентами в войне за независимость Турции в 1919-1923 годах, железная воля в достижении целей привели страну к триумфу – была создана не только республика, появился новый, турецкий, народ, как после революции 1917 года в России появился советский народ.

Историческая роль Ататюрка не только в том, что он сплотил народ распавшейся империи. И даже не в том, что ему удалось в кратчайшие исторические сроки провести масштабные реформы – перевести алфавит с арабской вязи на латиницу, перенести столицу из Стамбула в Анкару, в традиционной исламской стране ввести светскость, уравняв женщин в правах с мужчинами и дав им избирательное право. Главное достижение Ататюрка в том, что он сумел в условиях войны и глубочайшего политического кризиса в стране построить государство с такой сбалансированной системой сдержек и противовесов, что Турция, в отличие от СССР, успешно развивается на основе заложенных первым президентом принципов уже почти сто лет.

О том, как чтут Ататюрка в Турции, знают и россияне, приезжающие в эту страну на отдых. Портреты Ататюрка встречаются везде – от огромных плакатов величиной в многоэтажный дом до его крошечных изображений на прилавках у мелких торговцев. Каждый год 10 ноября ровно в 9.05 (время смерти Ататюрка во дворце Долмабахче в Стамбуле в 1938 году) вся Турция замирает в традиционной минуте молчания: на улицах останавливаются пешеходы, у окон своих квартир и офисов становятся по стойке смирно турецкие граждане, останавливается общественный транспорт, частные машины. Всё, что может подавать сигнал, сигналит — автомобили, корабли, поезда… На эту картину нельзя смотреть равнодушно. В этот день турецкие граждане по многолетней традиции посещают мемориальные места, связанные с Ататюрком, и число посетителей их с каждым годом только растет: в прошлом году мавзолей Ататюрка (Аныткабир) в Анкаре посетили около миллиона человек.

Живет Ататюрк и в политической жизни страны. Его портреты присутствуют на всех официальных мероприятиях, высокопоставленные иностранные гости посещают мавзолей Ататюрка. Турецкий лидер Тайип Эрдоган несколько раз в году, в частности в день национального праздника – 29 октября, традиционно возлагает цветы к могиле первого президента Турции.

В преддверии 80-летия со дня смерти Ататюрка было опубликовано обращение Эрдогана, в котором он напомнил о роли своего великого предшественника в победе в войне за независимость и создании Турецкой республики. «Наш долг – объяснить детям и молодежи значение Мустафы Кемаля. Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы продлить навсегда существование нашей республики, которую он назвал «моим самым великим творением», — отметил Эрдоган.

Традиционная минута молчания в память об Ататюрке 10 ноября

Куда идет современная Турция?

Однако в последние годы у значительной части граждан Турции возникает беспокойство из-за наступления, как они считают, на принципы Ататюрка, со стороны действующей власти. Прямые и косвенные поползновения на традиции, введенные Ататюрком, дают основания этой части турецкого общества беспокоиться по поводу уважительного отношения к наследию своего лидера. Но больше всего недовольства вызывает курс правящей Партии справедливости и развития на «умеренную исламизацию», который противоречит стремлению Ататюрка поддерживать в Турции светскую систему.

В частности, госслужащим, в том числе женщинам-военным и полицейским, недавно было разрешено носить мусульманские головные уборы, что было запрещено со времен Ататюрка. В речи Эрдогана стали встречаться обширные цитаты из Корана на арабском языке, а в официальной лексике все чаще появляются заимствованные из арабского языка слова, которые ранее по инициативе Ататюрка вытеснялись и заменялись турецкими синонимами. Стало заметно, что праздники в честь основателя Республики не такие пышные, как были раньше, а в школьной программе часы на изучение биографии и исторического наследия Ататюрка сократились. Однако эти процессы идут медленно и постепенно, очевидно, чтобы в обществе не создавалось негативного впечатления от резкого отхода от курса Ататюрка.

Как заявил РИА Новости Озтюрк Йылмаз, депутат парламента Турции от основной оппозиционной Народно-республиканской партии, созданной Ататюрком, налицо стремление властей направить Турцию по пути развития консервативных арабских стран, а это отход от демократии. «Система, которую хотел строить Ататюрк, — это революционные изменения, развитие, динамичность, модернизация. К сожалению, сейчас мы откатываемся назад. Особенно это проявляется в отношении женщин. Снижается их роль в обществе, растет насилие в отношении женщин, детей, а также чувствуется отступление в области образования», — сказал депутат.

По его словам, действующая власть не защищает принципы Ататюрка, поскольку ей ближе более религиозные взгляды. «В связи с этим мы наблюдаем усиление общинного подхода, хотя республика была основана прежде всего на приоритете права, перед которым все граждане должны быть равны. Укрепляется система, где главенствуют общинные отношения, однако такая система рождает секты, подобные FЕТО (организации оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого Анкара обвиняет в причастности к попытке переворота в июле 2016 года), которые потом пытаются изменить всю систему и в конце концов приводят страну к нестабильности и причиняют ей большой ущерб», — отметил Йылмаз.

Кроме того, по его словам, в Турции наблюдается разделение населения на сторонников и противников действующей власти, в то время как Ататюрк смог, наоборот, объединить нацию – именно таким образом ему удалось победить в войне за независимость. «Принимаются законы, нарушающие принципы светской жизни. Турецкое общество в целом очень уважительно относится к религии, защищает ее, у нас крепка и сильна вера. Однако это общество, которое не приемлет невежество и мракобесие, отход от тюркской культуры. Но я надеюсь, что турецкий народ будет продолжать следовать заветам Ататюрка по развитию государства на основе принципа «мир в стране – мир во всем мире», — сказал собеседник агентства.

При всем при этом, по словам депутата, Ататюрк остается в сердце турецкого народа, и речи не идет о том, что его забудут. «Потому что единственный человек, к которому можно обратиться за советом по решению сегодняшних проблем, — это Ататюрк. Наш народ никогда не забудет свою историю, свои ценности, свою аутентичность, он будет их защищать. Огромно влияние Ататюрка и в мире. Пока доминирует империалистическое мышление, и более сильные страны продолжают вмешиваться в дела других народов, на ум будет приходить Ататюрк как создатель национального государства, как борец против оккупации и лидер сопротивления», — добавил Йылмаз.

Портрет турецкого политика, первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка

Лидер, объединяющий Турцию и Россию

Как сказал РИА Новости доктор исторических наук Мехмет Перинчек (Стамбульский университет), светские принципы Ататюрка — это гарантия независимости Турции и связующая нить для всего народа. «Там, где нет светскости, возникает противостояние на религиозной почве, и нация распадается. Поэтому империалистические силы, направленные против Турции, всегда разыгрывали карту светскости в нашей стране, провоцируя отход от неё, так как в этом случае у них появлялись возможности для вмешательства», — сказал Перинчек.

По его словам, либеральная экономическая программа, которая реализуется сегодня, открыла дорогу тому, что в Турции появились международные корпорации, и ее внутренний рынок подчинен им. «Сегодня нет той Турции, которая раньше была сильна в промышленности. Вместо нее мы видим страну, зависимую от «быстрых денег». Выход из этого один: согласно принципам Ататюрка, должно развиваться национальное производство — это единственная гарантия спокойствия и независимости страны», — сказал собеседник агентства.

Президентская система, которая была введена в Турции с этого года, также идет вразрез с традициями Ататюрка, считает Перинчек. «Сам Ататюрк победил в войне за независимость вместе с парламентом. Сегодня, чтобы мобилизовать нацию для противостояния внешним силам, также нужен сильный парламент. Но он, к сожалению, превратился в нерабочий и неэффективный орган», — говорит историк.

Он считает, что значение Ататюрка для Турции и турецкого народа все больше возрастает, только эта личность может объединить разные политические силы и социальные слои, которые, в конечном счете, стремятся сохранить страну, ее независимость и безопасность. «Именно поэтому мы видим, что растут тиражи книг об Ататюрке, все больше людей посещают его мавзолей в Анкаре, а его мысли и принципы привлекают все больше внимания. Наш народ в трудные времена всегда объединяется под именем Ататюрка. Те, кто пытается стереть его из нашей истории, не имеют никакого шанса – они только сотрут из нее собственные имена. И турецкий народ рано или поздно непременно возродит принципы Ататюрка», — отметил историк.

Он напомнил и о роли Ататюрка в развитии российско-турецких отношений: после того, как Турция начала сотрудничать с Советской Россией и получила от нее большое количество оружия, западные оккупанты были изгнаны с турецкой территории. «Это было в истории, это действительно и для сегодняшнего дня. Когда Турция и Россия сталкивались на полях сражений, это всегда негативно сказывалось на обеих странах, а зарабатывал на этих войнах только Запад. Его основная стратегия сегодня, как и раньше, строится на стремлении стравить две наших страны. Но когда Турция и Россия сотрудничают, им удается обеспечить национальные интересы, а также мир и безопасность во всем регионе», — сказал Перинчек.

По его словам, для Ататюрка российско-турецкие отношения не были временными и основанными на прагматичности, перед смертью он завещал продолжать дружбу с СССР. «Поэтому можно сказать, что Ататюрк – лидер не только турецкого народа, но и лидер, объединяющий Россию и Турцию», — добавил историк.

Портрет Ататюрка, выложенный из камней на горе в городе Эрзинджан

РИА Новости https://ria.ru/world/20181110/1532516058.html

10 ноября — день памяти Ататюрка

Ататюрка, президент Гюль заявил, что «наша страна решительно продолжает свое развитие в направлении, указанном основателем республики Турция».

Об этом передает 1news.az со ссылкой на сайт телекомпании ТРТ.

Завтра, 10 ноября, в Турции состоятся мероприятия по случаю годовщины со дня смерти великого основателя Республики Турция Мустафы Кемаля Ататюрка.

В своем послании, посвященном 71-й годовщине со дня смерти Ататюрка, президент Турции Абдулла Гюль заявил, что «наша страна решительно продолжает свое развитие в направлении, указанном основателями республики Турция».

Президент Гюль сказал, что такие качества как дальновидность, любовь к миру, компетентность в вопросах международной политики, уважение к человеческим ценностям, сделали Ататюрка одним из самых уважаемых лидеров мира.

«Несомненно, он преуспел и в том, что создал динамичный государственный строй, способный адаптироваться к современным нормам», — заявил президент Турции.

Спикер Великого Национального Собрания Турции (ВНСТ) Мехмет Али Шахин, в свою очередь, заявил, что Ататюрк со своим стремлением к укреплению мира, лидерскими способностями, идеалами и политическими предсказаниями признан одним из выдающихся государственных деятелей мира.

Шахин сказал следующее: «В дни отчаяния, полные нищеты и усталости, великий вождь турецкой нации Мустафа Кемаль Ататюрк сумел вывести свой народ на историческую арену, мобилизовав его на борьбу за независимость и свободу. Принципы и идеи Ататюрка вдохновили не только нашу нацию, но и все народы мира, ведущие борьбу за независимость».

Э.Рустамов

http://www.1news.az/news/10-noyabrya—den-pamyati-atatyurka

 

О чем завещал Ататюрк?

Представитель газеты Hürriyet Иззет Чапа лично побеседовал с Айтунчем Алтындалом. Алтындал говорит, что имеются записи, содержащие точку зрения, мысли и взгляды Ататюрка на халифат и султанат

Вскрывать нельзя отсрочить

Дэниз Кайа, Стамбул

 

Исследователь Айтунч Алтындал заявил, что завещание Мустафы Кемаля Ататюрка, 50-летний гриф секретности которого в 1988 году был продлен еще на 25 лет, будет зачитано в ноябре текущего года.Алтындал, рассказав о том, что в завещании имеются важные пояснения относительно института халифата, считает что халифат так и не был упразднен. Что имеет в виду писатель, исследователь Алтындал, будет ли зачитано завещание «отца нации» и почему оно до сих пор не было опубликовано.

Имевший левые взгляды в прошлом, он пережил пытки, приведшие к потере одной почки; на протяжении многих лет он проживал на нелегальном положении за границей; он создал крупнейшие издательства в Швейцарии и Москве под названием Modus Vivendi, затем галерею искусств, и написал одну за другой поразительные книги. Однако его имя нередко упоминалось и в связи с различными спекуляциями. Некоторые называют его «специалистом по теориям заговора», некоторые – агентом КГБ или ЦРУ. Как бы то ни было, Айтунч Алтындал – это всемирно признанный писатель и исследователь.

Последние высказывания Алтындала относительно завещания Ататюрка вызвали бурные споры в турецком обществе. Что же содержит в себе текст «послания», хранящегося вот уже 75 лет, послания, которое должно быть «открыто» публике в ноябре текущего года? Возможно ли возрождение халифата?
Представитель газеты Hürriyet Иззет Чапа лично побеседовал с Айтунчем Алтындалом. Алтындал говорит, что имеются записи, содержащие точку зрения, мысли и взгляды Ататюрка на халифат и султанат: «Кстати, об этом он и говорит в своем Наставлении». «Сегодня (1922 год – прим.ред.) в мире есть только три мусульманские страны. Если в будущем эта цифра увеличится до 40–50, вот тогда вопрос халифата возникнет в повестке дня», – говорит он (Ататюрк). Обратите внимание, это говорю не я, это в своем «Наставлении» говорит Ататюрк. Если называть это ложью, то я лгу со слов «Наставления». Меня больше интересует «политическое завещание» турецкого лидера. Выдержки типа «выплатить Макбуле 50 лир или Эрдалу сколько-то там лир» не касаются ни меня, ни кого-либо другого».

«Халифат может иметь влияние как раз в эти дни, когда мусульмане ссорятся друг с другом, – продолжает Алтындал. – Я обратился к международному сообществу с призывом и занимаюсь организацией конференции на эту тему. Халиф Абдулмеджид эфенди после упразднения халифата 3 марта 1924 года покинул страну и поселился в швейцарском городке Территет. Территет – это место, где проживала также императрица Сисси (Елизавета) из династии Габсбургов, убитая в Женеве в 1910 году. Как бы то ни было, через неделю после приезда  в Территет, выражая протест правительству Анкары за упразднение халифата, Меджид эфенди опубликовал политическое заявление, в котором призывал исламский мир провести конференцию на эту тему. Я уже восемь лет проживаю в Территете – это край «несчастливчиков», где в свое время жили Чайковский, Маркс, Скотт Фитцджеральд. В дату 90-летия призыва Меджида эфенди, так и оставшегося без ответа, так же как он я делаю тот же призыв из Территета», – говорит он.

По словам Алтындала, «долгожданная» конференция состоится 11 марта 2014 года, а 22 октября будет сделано официальное заявление о ее проведении. «Большое число христианских религиозных деятелей примут  в ней участие и представят свои доклады, – рассказывает писатель. – Будут и представители международной прессы. Уже проведены все  необходимые переговоры, и завершена подготовка». Алтындал, говоря о том, что вскрытие пакета завещания Ататюрка было запрещено Кенаном Эвреном, сообщает: «После 50-летнего запрета, Эврен, сказав «Народ с трудом сможет это переварить», продлил его еще на 25 лет. Ни путчисты, ни политики не имеют права задерживать огласку подобных документов, но они в состоянии поставить запрет. Во всем мире так. Даже факт осуществления ЦРУ переворота в Иране был официально опубликован только через 60 лет. А я об этом перевороте пишу и рассказываю с 1980 года. В своих статьях в журнале Süreç («Сюреч») я предупреждал турецкую общественность об этом еще 30 лет назад». На вопрос «Как повел себя премьер-министр того периода Озал, после того как Эврен запретил открытие завещания?», исследователь Айтунч Алтындал отвечает: «Я думаю, что Озал узнал об этом от Мендереса и секретного архива партии «Феллах-и Ватан», но возможно я ошибаюсь. Самое главное здесь рабочие записи Мустафы Кемаля. Если нужен халифат, то он будет установлен только поэтому, но в современной форме. Был он или не был в «Наставлениях» абсолютно неважно. Решение будут принимать мусульмане», – сказал он.

«Турецкий парламент может вернуть халифат»

«Именно Великое национальное собрание Турции может назначить халифа, – продолжает Алтындал. – В итоге халиф ушел, но халифат остался. В Законе говорится: «Халиф свергнут». Но не говорится, «халифат упразднен». Вопреки некоторым мнениям, благодаря халифату секуляризм в Турции укрепится. Я считаю, что в первую очередь нужно исследовать не французско-якобинский лаицизм, а англо-саксонский секуляризм. Говоря «государственный лаицизм», я имею в виду не лаицизм французской модели, а верю, что более действенна другая, более гражданская модель».

«Завещание Ататюрка прочитали высокопоставленные политики, такие как Эврен, Озал, Мендерес, Байар, – продолжает Алтындал. –- Думаю, что Эджевит узнал об этом после 2005 года. Некоторое время я был одним из его консультантов, и мы тогда вели крайне интересные беседы. Я делился с ним своим мнением относительно экуменизма и государственного лаицизма».

Алтындал: «Завещание Ататюрка зачитают в ноябре» *

 Айтунч Алтындал – это всемирно признанный писатель и исследователь.

– Вы длительное время жили за границей на нелегальном положении. Что заставило вас сбежать в чужие края?

– В период после 12 сентября  (дата военного путча) в связи с моей книгой стихов «Партизан»  я был осужден сроком на 7,5 лет, за оскорбление армии…

– Сбегая за границу, как я знаю, вы придерживались левых взглядов, но затем в ваш адрес выдвигались  самые разные утверждения…

– Что только не говорили!.. Догу Перинчек назвал меня агентом КГБ. Затем Советский Союз развалился, и я «стал агентом ЦРУ». Сейчас меня «повысили» до агента МОССАД. Также называли сотрудником МИТ… Хорошо, что я вовремя научился не реагировать на все это.

– Вы говорите: «Если завещание Ататюрка будет открыто, то всех ждет потрясение». Что есть такого важного, что может вызвать потрясение в этот период, когда исламские страны выцарапывают друг другу глаза?

– Сначала мне нужно пояснить еще раз то, что я уже доказываю на протяжении последних 33 лет. Я говорю, что есть записи Ататюрка, в которых отражены некоторые его мысли и взгляды на халифат и султанат. Кстати, об этом он и говорит в «Наставлении».

– В «Наставлении» есть текст, или часть текста, которую мы не понимаем?

– «Сегодня (1922 год – прим.ред.) в мире есть только три мусульманские страны. Если в будущем эта цифра увеличится до 40–50, вот тогда вопрос халифата возникнет в повестке дня», – говорит он (Ататюрк). Обратите внимание, это говорю не я, это в своем «Наставлении» говорит Ататюрк. Если называть это ложью, то я лгу со слов «Наставления». Меня больше интересует «политическое завещание» турецкого лидера. Выдержки типа «выплатить Макбуле 50 лир или Эрдалу сколько-то там лир» не касаются ни меня, ни кого-либо другого.

– Что же скрыто в завещании, что могло бы изменить современный мир?

– Халифат может иметь влияние как раз в эти дни, когда мусульмане ссорятся друг с другом. Я как раз обратился к международному сообществу с призывом и занимаюсь организацией конференции на эту тему.

– Где вы планируете провести эту конференцию?

Прежде чем дать ответ на этот вопрос, разреши мне приоткрыть одну из страниц истории. Халиф Абдулмеджид эфенди, после упразднения халифата 3 марта 1924 года, покинул страну и поселился в швейцарском местечке Территет. Территет, это место, где проживала также императрица Сисси (Елизавета) из династии Габсбургов, убитая при покушении в Женеве в 1910 году. Как бы то ни было, через неделю после приезда  в Территет, выражая протест правительству Анкары за упразднение халифата, Меджид эфенди опубликовал политическое заявление, в котором призывал исламский мир провести конференцию на тему халифата.

Я уже восемь лет проживаю в Территете. Это край «несчастливчиков», где в свое время жили Чайковский, Маркс, Скотт Фитцджеральд… А сейчас давайте вернемся к ответу на вопрос. В дату 90-летия призыва Меджида эфенди, так и оставшегося без ответа, так же как он, я делаю тот же призыв из Территета.

– Когда будет проведена конференция?

– Конференция состоится 11 марта 2014 года, а 22 октября будет сделано официальное заявление о ее проведении. Большое число христианских религиозных деятелей примут  в ней участие и сделают сообщения. Будут и представители международной прессы. Уже проведены все  необходимые переговоры, и завершена подготовка.

– Мы столько об этом говорим, но я спрошу вновь – так о каком халифате идет речь?

– Поверь, это тема для отдельного разговора… Для меня халифат это секулярный (светский) союз. Я многие годы писал об этом, все разъяснял. О халифате нет упоминаний ни в Коране, ни в хадисах. Это религиозный институт, созданный только лишь с политической целью.

– Почему никто из нас до сих пор ничего не знает о содержании завещания, которое предусматривалось обнародовать через 50 лет после его написания?

– Потому что после 50-летнего запрета, Эврен, сказав «Народ с трудом сможет это переварить», продлил его еще на 25 лет.

– Имеют ли право путчисты или политики задерживать вскрытие пакета завещания?

– У них нет такого права, но они в состоянии поставить запрет. Во всем мире так. Даже факт осуществления ЦРУ переворота в Иране был официально опубликован только через 60 лет. А я об этом перевороте пишу и рассказываю с 1980 года. В своих статьях в журнале Süreç я предупреждал турецкую общественность об этом еще 30 лет назад.
– Может, к запрету их подтолкнул страх того, что вместе с халифатом может вернуться и шариат?

– В этой стране (Турции – прим.ред.)  всегда старались поддерживать страх перед «возвращением шариата». Кроме того, для запугивания бедного турецкого народа придумали страшилки типа «Коммунизм наступит в марте этого года» или «Лаицизм уходит». Это все чепуха, придуманная CHP (Республиканская народная партия в Турции). 

– Вы говорите, что в ноябре этого года заканчивается 25-летний срок продления запрета. Как вы считаете, запрет продлят или наше общество уже готово его прочитать?
– Думаю, в этот раз завещание будет зачитано народу.

– И при желании парламент может вернуть халифат…

– Именно Великое национальное собрание Турции назначает халифа или уполномоченного. Ведь в итоге халиф ушел, но халифат-то остался. В Законе, изданном в связи с этим, говорится: «Халиф свергнут». Но не говорится, «халифат упразднен».

– Если, как вы говорите, в завещании речь идет о халифате, уйдет ли лаицизм?

– Вопреки некоторым мнениям, благодаря халифату секуляризм в Турции укрепится. Я считаю, что в первую очередь нужно исследовать не французско-якобинский лаицизм, но англо-саксонский секуляризм. Говоря «государственный лаицизм», я имею в виду не лаицизм французской модели, а верю, что более действенна другая, более гражданская и светская модель.

– Кто уже смог ознакомиться с текстом завещания Ататюрка?

– Высокопоставленные политики, такие как Эврен, Озал, Мендерес, Байар, или читали, или видели завещание.

– По-вашему, Ататюрк уже в те времена предвидел увеличение в будущем  количества исламских стран, не так ли?

– Именно предвидел. И это доказательство тому, каким сведущим стратегом он был. Исламский мир сегодня должен «встряхнуться». Посмотрите, сегодня в ООН мусульмански страны просто не видно.

– А разве в ООН нет большого количества мусульманских стран?

– Есть ровно 71 страна, но все они «пустой звук». Они не могут вынести даже одного решения. Вы только подумайте, весь арабский мир, несмотря на все свои деньги, не смог создать хотя бы одно «малюсенькое» и независимое палестинское государство. И вот поэтому в последние три месяца как минимум 400 тысяч мусульман из различных стран мира призывают к халифату. И я уверен, что через несколько месяцев тысячи станут уже миллионами.

– Сможет ли система халифата, созданная исламскими странами,  предотвратить  терроризм в мире?

– Сам терроризм нет, но сможет затормозить деятельность извращенных течений. Потому что терроризм не имеет религии, это идеологическое течение. Аль-Каида, Талибан или Хезболла – это не исламские, но идеологические организации.

– Вы говорите, что халифат может быть «оживлен» в виде организации, с ротацией между исламскими странами.  А по силам ли исламским странам такая «зрелость»? Возможно ли создание новых проблем для получения в свои руки  этой власти?
– Хороший вопрос, на который сложно ответить. Наша тема и спор как раз на тему «Каким должен быть халифат?». Ведь глупые «размышления» относительно возврата или невозврата халифата в наш век уже не актуальны.

– Ататюрк написал завещание за два месяца до своей смерти и хотел, чтобы его вскрыли через 50 лет. Как мог Аднан Мендерес в 1958 году знать о завещании, которое должно было быть вскрыто в 1988 году?

– Мендерес был сильным лидером. Он пришел из недр партии СНР. Возможно, узнал от Джеляла Байара, или от бывшего сотрудника спецслужб Рефика Коралтана.

– Мы, турецкий народ, об этом ничего не знаем, а английские спецслужбы знают о завещании Ататюрка. По-вашему, кто мог «продать» эту информацию?

– Аморфная масса, называемая турецким народом, не знает правды о многих исторических событиях. Когда я писал, что «ЦРУ в 1980-ых годах из Анкары организовало перевороты в Иране и Ираке, а сын президента Рузвельта Кермит Рузвельт руководил секретными операциями из Турции», турецкий народ сказал: «Это невозможно». Но тогда он не знал и того, что даже зарплату сотрудникам МИД платили ЦРУ.

– Давайте вернемся к завещанию… Может ли быть в этом тексте упоминание о Мусуле и Киркуке, которые прежде рассматривались в границах пакта Мисак-и Милли.

– Конечно. Все историки соглашаются с тем, что Мусул и Киркук находились в границах Мисак-и Милли. Вопрос халифата в первую очередь противоречит интересам Израиля. Еще на прошлой неделе один из военных израильских чинов сказал: «Причина свержения Мурси в Египте заключается в поднятии вопроса халифата».

Может ли премьер-министр стать халифом?

– Представим себе, что институт халифата возродился. В таком случае, кто становится халифом? Премьер-министр Турецкой Республики?

– Премьер-министр не будет халифом, пусть никто не возлагает на то больших надежд. Потому что институт халифата находится в духовной собственности парламента. Полномочия и обязанности халифата принадлежат парламенту, а не одному лицу. Что касается премьер-министра, он и до моих заявлений занимался этим вопросом.

Алтындал: «Завещание Ататюрка зачитают в ноябре»

– Вы заявляете: «В Турции, особенно с начала 20 века, практически все сотрудничавшие с Западом – масоны». Как по-вашему, есть ли масонская рука в задержке вскрытия пакета завещания? Говорили, что Ататюрка «убили, отравив», а его доктором был масон.

– В своей книге «Братство розы и креста» я дал имена всех масонов, руководивших в свое время Турцией. Присутствует ли их рука в данных примерах, я не знаю. Но врачом Ататюрка был известный специалист, член семьи, которую я очень хорошо знаю. Он только лишь подписал заключение, и все.

 * Выдержки из интервью Иззета Чапы 

  с Айтунчем Алтындалом (газета Hürriyet)

Между Ататюрком и Сталиным. Турция дрейфует от тюркизма к панисламизму

В Турции с визитом находится заместитель министра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов. Он намерен провести политические консультации со своими турецкими коллегами. Араза Азимова считают одной из наиболее грамотных специалистов в дипломатическом ведомстве Азербайджана, поскольку он является также и спецпредставителем президента Ильхама Алиева по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Поэтому логично предполагать, что Азимов информирует Анкару не только об итогах состоявшегося на днях в Сочи саммита Медведев — Алиев — Саргсян, но о некоторых достигнутых договоренностях, которые пока остаются неизвестными. То, что в Сочи обсуждались определенные детали ситуации, складывающейся на Ближнем Востоке в результате нынешних арабских потрясений в целом, и их возможное влияние на карабахское урегулирование, в частности, почти не вызывает сомнений. К тому же визит Азимова в Турцию приходится на момент, когда Москва готовится принять главу турецкого правительства Реджепа Тайипа Эрдогана, а на вторую половину марта намечен визит в Турцию госсекретаря США Хиллари Клинтон. И в первом и во втором случаях, помимо общих вопросов, безусловно, будет обсуждаться и проблема карабахского урегулирования, хотя в свете происходящих в арабском мире потрясений эта проблема приобретает периферийный характер.

Прежде всего, это связано с новыми элементами американской политики на Ближнем Востоке. По сообщению газеты The Washington Post, администрация Барака Обамы готовится к тому, что власть в ряде государств этого региона перейдет все же в руки исламистских правительств, что может привнести в американскую политику «больше религиозных аспектов». В этом смысле крен политики Турции в сторону налаживания отношений с исламским миром — «на основе общих ценностей» — вписывается в складывающийся политический ландшафт. Полагаем, не случайно Анкара в качестве главного катализатора в процессе демонтажа кемализма использовала нежелание ЕС принять ее в свои ряды. На этом направлении Турция, ощущая историческую бесперспективность своей полноценной интеграции в общеевропейское пространство, использовала позицию ЕС и в качестве «прикрытия» для переосмысливания себя как независимой региональной державы с качественно новой идеологией. Более того, позиция Турции приобретает новое качество еще и потому, что ей удалось сформироваться в качестве регионального «центра энергетики», выступить в роли страны-транзитера для российских и азербайджанских энергоресурсов в Европу. Плюс к этому — бурное развитие торгово-экономических, политических отношений, сотрудничества в сфере энергетики с соседним Ираном, геополитическое значение которого на Ближнем Востоке также заметно растет в силу заметного ослабления внешнеполитической активности Саудовской Аравии.

В результате на Ближнем Востоке стали совпадать тактические интересы Анкары, Москвы и Тегерана. Что касается стратегии, то, по некоторым данным, в ходе недавнего визита президента Турции Абдуллы Гюля в Иран, стороны наметили раздел региона на сферы влияния после ухода войск США из Ирака и вывода основного международного военного контингента из Афганистана.

Таким образом, фактически завершается процесс восстановления в регионе традиционной исторической матрицы (Османская империя — Турция / Персия — Иран), что в будущем будет предопределять контуры новой внешней политики Турции, России и Ирана. Выступая в конце января на заседании Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) президент Турции Абдулла Гюль следующим образом обозначил позицию своей страны: «Турция развивает отношения с окружающими ее странами в соответствии с особенностями своего геополитического и геостратегического положения на тех же основаниях, на которых Великобритания проводит активную политику в рамках Содружества, а Франция возрождает исторические связи с государствами Северной Африки». То есть Турция, заявляя о своих правах на влияние в пределах границ бывшей Османской империи, относит все же «союзный» Азербайджан к зоне исторического влияния Ирана и России. Исходя из этого, она стала постепенно стимулировать малозаметный для экспертов процесс в сторону формирования сообщества на основе принципов ислама, а не так называемой «тюркской солидарности», что сковывает ее маневры на Ближнем Востоке. Напомним, что во времена Османской империи на первое место выводились идеи панисламизма, после младотурецкой революции 1905-1908 годов главным лозунгом Стамбула являлся пантюркизм — что предопределило во многом развал империи — затем появился тюркизм образца Кемаля Ататюрка.

Это означает, что Азербайджан, считающийся пока связующим и чуть ли не лидирующим звеном в огромном тюркском мире, начинает выпадать из турецкой геополитической схемы. Это почти в точности напоминает контуры сталинского сценария, который первоначально готовил формирование «Социалистического Турана», объединяющего в единое государство турок бывшей Османской империи и тюрок бывшей Российской империи. Лишь после того, как Мустафа Кемаль отказался от предлагаемого большевиками проекта, все тот же Сталин реанимировал термин «Азербайджан» и стал выставлять «временную социалистическую республику» в качестве «лидера всего тюркского мира» с прицелом на будущие действия в отношении Турции.

Кстати, в пределах этой сталинской парадигмы выстраивал свои отношения с Турцией уже современный независимый Азербайджан. Теперь наоборот, ему приходится иметь дело с новоявленными имперскими стилем мышления и действиями Анкары, ведь «империализм» Анкары предполагает неизбежность нормализации отношений Турции с Арменией. Кстати, на наш взгляд, новая турецкая доктрина наиболее ярко была изложена в статье «За риторикой «одна нация — два государства» скрываются напряженность и непонимание», опубликованной в турецкой газете Hurriyet. «Перемены в турецком обществе в последние несколько лет, а не внешнее давление, расчистили путь для турецко-армянского сближения, — констатирует газета. — Армянский вопрос стал для Турции не просто делом внешней политики, но и вопросом примирения со своей собственной многонациональной и мультикультурной историей, проблемой национальной идентичности. Азербайджанцы были бы мудрее, если бы отказались от ожиданий, что политика Турции в отношении Армении будет определяться интересами Азербайджана. В то время как две страны имеют много общего в языке и в культуре, у азербайджанцев присутствует свое собственное самосознание с сильным иранским, российским, европейским и кавказским наследиями».

Можно предполагать, что в новых условиях на первые позиции в турецкой политике в Закавказье будет выходить проблема ратификации цюрихских документов, предусматривающих нормализацию отношений с Арменией. Неслучайно, как сообщает турецкая газета Today»s Zaman, в ходе предстоящего визита в Турцию Хиллари Клинтон в один ряд для обсуждения встроены следующие вопросы: события на Ближнем Востоке, ядерная программа Ирана, турецко-израильские отношения и процесс нормализации армяно-турецких отношений.

Азербайджану предстоит сложный выбор: либо начать приспосабливаться к интересам Турции, внедрять новую исламскую идеологию, либо сохранять себя в качестве светского государства. Тогда необходимо быть готовым к тому, что протестные настроения электората станут под давлением Турции и Ирана приобретать исламскую окраску. Но как бы то ни было, Азербайджану первоначально предстоит по-настоящему осознать, что эпоха, когда Турция руководствовалась в своей внешней политике общими языковыми ценностями, уходит в прошлое, а в образующийся зазор между «общим тюркизмом» и новоявленной «мусульманской солидарностью» активно прорывается армянский вопрос.

Удастся ли замминистра иностранных дел Азербайджана Аразу Азимову изменить такой ход событий в ходе переговоров в Турции? Вряд ли.

Российский политолог Станислав Тарасов

Источник — ИА REGNUM
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299670620