Турция пытается договориться с РФ по поводу курдских формирований в Африне

Одной из главных тем встречи президента России Владимира Путина и его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана в Сочи стала Сирия, где Анкара, по-видимому, хочет еще сильнее потеснить курдские вооруженные отряды в северном анклаве Африн. Это намерение вырисовывается все четче по мере устранения террористической угрозы в лице «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Впрочем, главной проблемой в Сирии в экспертной среде называют влияние Ирана, которым нужно озаботиться и России.

О переговорах с Москвой, касающихся принадлежащего курдским военным формированиям Африна, президент Турции сообщил накануне вылета в Сочи. «Мы не можем игнорировать исходящие из Африна угрозы и решительно настроены и дальше предпринимать все необходимые шаги. Мы провели с Россией переговоры о совместных действиях, – заявил Эрдоган в ходе своего выступления. – Ее позитивный подход позволит осуществить наш план в разных форматах».

При этом турецкий лидер не пояснил, о каком конкретно плане идет речь. Не исключено, что это намек на операцию в прилегающих к Африну районах, о которой неоднократно сообщала турецкая пресса. Еще 2 ноября Эрдоган заявил, что Анкара полагается на Москву в решении проблем не только Идлиба, где сохраняется влияние элементов «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ), но и Африна.

В своем заявлении накануне встречи с Путиным Эрдоган не смог обойти вниманием совместное заявление российского и американского лидеров, сделанное ими по итогам коротких встреч на саммите АТЭС во Вьетнаме. Текст подписанного после переговоров документа свидетельствовал: «Президенты согласились, что конфликт в Сирии не имеет военного решения, они подтвердили, что окончательное политическое урегулирование конфликта должно быть найдено в рамках Женевского процесса в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2254». Комментируя тезисы российско-американского заявления, турецкий лидер едко заметил: «Мне сложно понять такие заявления. Но если военное решение не является выходом из ситуации, то те, кто говорит об этом, должны вывести свои войска из Сирии». Остается под вопросом, имел ли в виду Эрдоган то, что его страна полагается на военный сценарий, если учесть, что турецкие регулярные войска находятся на сирийской территории и вряд ли собираются оттуда уходить.

В турецкой экспертной среде подчеркивают: вопросы будущего политического устройства Сирии и действий ряда курдских военных формирований остаются главными причинами той тревоги, которую испытывает турецкое руководство, глядя на южные рубежи. «Турции важно найти выход из сложившейся ситуации в Сирии, – отметил в разговоре с «НГ» турецкий политолог, доцент Университета экономики и технологий TOBB в Анкаре Тогрул Исмаил. – Но главное, что Турция видит будущее Сирии без Башара Асада, в то время как Россия придерживается иного мнения. Что касается курдских группировок, то Россия хочет сплотить вокруг себя все курдские элементы, а Турция выступает против тех групп, которых она считает террористическими организациями. В первую очередь этим пользуются США. Турецкая сторона выступает именно против тех группировок, которые связаны с «Демократическим союзом» (наиболее влиятельная партия сирийских курдов, которую считают тесно связанной с Рабочей партией Курдистана, запрещенной в Турции. – «НГ»)».

Российско-турецкие отношения по сирийскому досье определяются тем, что происходит как раз в районе Идлиба и Африна, полагают в российской экспертной среде. «Я бы не стал говорить, что стороны прошли ту черту, которая позволяла бы думать уже о послевоенном устройстве Сирии, – пояснил «НГ» руководитель отдела исследования ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов. – Мы видим попытки России пригласить к диалогу курдов на какую-либо переговорную площадку. В Турции же считают, что таким образом произойдет легитимация «Демократического союза». Мы видим, что борьба с «Хайят Тахрир аш-Шам» (коалиция, куда входят элементы «Ан-Нусры». – «НГ»), а точнее, с ядром «Аль-Каиды» (запрещена в РФ. – «НГ») внутри этой структуры, находящейся в Идлибе, отдана на откуп Турции. Во время астанинских встреч один из российских представителей заявил: «Мы надеемся на то, что Турции удастся что-то сделать». Таким образом, делается большая ставка на турецкие действия». Отметим, что Африн и Идлиб находятся по соседству.

«Курды пытаются через Россию сохранить нынешний статус-кво, – предположил Мардасов. – Турция же пытается через различные переговоры, касающиеся как сирийского, так и несирийского досье, выудить у России некоторые уступки для того, чтобы потеснить курдов в Африне. Речь не идет о полном захвате анклава, потому что там сосредоточены очень большие военные силы. Это примерно 10 тыс. человек, способных вести боевые действия – как курдов, так и отрядов Сирийской свободной армии (речь идет о некоторых фракциях этой оппозиционной структуры, сотрудничающих с курдами. – «НГ»). Это большая сила. В принципе при наиболее радикальном сценарии возможна попытка взять под контроль ряд объектов».

Аналитик убежден, что проблему Идлиба и Африна тяжело решить в рамках астанинского процесса, потому что ни в том, ни в другом районе попросту не примут наблюдателей со стороны Ирана, входящего в число гарантов сирийского перемирия наряду с Россией и Турцией. Региональную политику Тегерана, к слову, эксперт называет той проблемой, которая выходит сейчас в Сирии на первый план. «Все региональные тенденции говорят, что иранский фактор – во главе угла и что различные проиранские отряды нужно отводить для деэскалации ситуации, и как можно быстрее, иначе все это может привести к новому кризису», – полагает Мардасов. Однако понимают ли это в Москве, остается под вопросом, добавил аналитик.
Игорь Субботин
14.11.17

Источник — ng.ru

Путин и Трамп поделят Сирию

President Donald Trump meets with Russian President Vladimir Putin at the G20 Summit, Friday, July 7, 2017, in Hamburg. (AP Photo/Evan Vucci)

Переговоры о послевоенном урегулировании состоятся уже на днях

Антон Чаблин

Путин и Трамп поделят Сирию

Материал комментируют:

Михаил Рощин

На полях саммита АТЭС, который начался во Вьетнаме, американский и российский президенты обсудят «сирийский» вопрос. И совершенно неясно, смогут ли они прийти к общему знаменателю, ведь поучаствовать в послевоенном разделе Сирии стремится все больше государств.

Кто травил сирийцев ипритом

Вьетнамский саммит АТЭС, который стартовал с 5 ноября, проходит в Дананге. И, похоже, станет одним из самых обсуждаемых мероприятий в глобальной политике 2017 года. Американский президент Дональд Трамп готовится провести здесь первые в своей карьере встречи с главами Гонконга (Кэрри Лам), Южной Кореи (Мун Чжэ Ин) и Новой Зеландии (Джасинда Ардерн). Это произойдет 10−11 ноября, когда запланированы встречи глав государств.

Но, конечно, самое главное, что Трамп встретится в Дананге с Владимиром Путиным и главной темой для их обсуждения станет ситуация в Сирии. Об этом Трамп заявил в субботу, подтвердив, что ждет встречи с президентом России Владимиром Путиным во время своего азиатского турне.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сообщил, что у лидеров обеих сверхдержав будет достаточно времени, чтобы обсудить все вопросы по Ближнему Востоку.

А накопилось их немало. Достаточно напомнить, что 25 октября Россия воспользовалась своим правом вето в Совете безопасности ООН, когда здесь обсуждались полномочия международной комиссии по расследованию химических атак в Сирии. Комиссия, получившая название «Механизм совместного расследования» (Joint Investigative Mechanism), была созвана в августе 2015 года совместно ООН и Организацией по запрещению химического оружия (OPCW).

Комиссия во главе с Эдмоном Мулетом (бывший спикер парламента Гватемалы) подсчитала, что за годы гражданской войны в Сирии произошло как минимум шесть десятков химических атак.

В них использовались различные отравляющие вещества, в том числе зарин, хлор, иприт и BZ (субстанция 78). Чаще всего химатаки происходили в трех провинциях — Хама, Идлиб и Дамаск, где проходила линия соприкосновения правительственных и повстанческих войск.

Одной из самых крупных стала атака в местечке Хан-Шейхун в северной сирийской провинции Идлиб: в апреле на город совершили налет самолеты без опознавательных знаков, сбросившие бомбы с зарином. По официальным данным департамента здравоохранения Идлиба, погибли 87 человек и 557 получили отравления.

Комиссия ООН дала ясно понять, что вину за химатаку она собирается возложить на правительственные войска Башара аль-Асада. И на заседании Совбеза ООН, где обсуждался вопрос о продлении мандата комиссии до ноября 2018 года, Россия наложила вето на это решение. Будет ли продолжена работа комиссии, и на какой именно срок, до сих пор непонятно. Вероятней всего, этот вопрос и станет одним из предметов обсуждения Путина и Трампа на полях саммита АТЭС.

Кто даст $ 200 млрд. на восстановление Сирии

Продолжать ли работу спецкомиссии ООН по химическому оружию или нет — это лишь частный вопрос. Противоречия России и США в сирийском вопросе коренятся куда глубже, о чем заявил Владимир Путин в своем выступлении на дискуссионном клубе «Валдай». По его мнению, официальный Вашингтон заинтересован вовсе не в окончательной победе над терроризмом на Ближнем Востоке, а в постоянном поддержании нестабильности.

В августе New York Times опубликовали сенсационное расследование о том, что за последние четыре года ЦРУ потратило более $ 1 млрд. на прямую поддержку сирийской оппозиции… умеренной и не очень. Часть закупленного американцами оружия попали в руки террористических группировок.

Американский политолог Хуан Коул из Университета Мичигана напоминает, что многие союзники США на Ближнем Востоке с начала гражданской войны были заинтересованы в том, чтобы вытеснять так называемую умеренную оппозицию в сторону жесткого фундаментализма.

В частности, как указывает профессор Коул, Саудовская Аравия напрямую поддерживает группировку «Джейш аль-Ислам» *, которая активно действует в окрестностях Дамаска. Ее боевики организовали в 2012 году теракт, унесший жизни двух министров обороны Сирии — действующего Дауда Раджихи и бывшего Хасана ат-Туркмани.

А ведь «Джейш аль-Ислам» может стоять за химическими атаками в оазисе Восточная Гута близ Дамаска в августе 2013 года (по крайней мере, такой версии придерживается российский МИД). Отец основателя и многолетнего лидера «Джейш аль-Ислам», шейх Абдалла Аллуш, учился и живет в Саудовской Аравии.

Россия неоднократно пыталась добиться, чтобы «Джейш аль-Ислам» и еще несколько подобных группировок были признаны террористическими на уровне ООН. Однако, безуспешно. И вину за это российский МИД, естественно, также возлагает на США: заявляя об американских двойных стандартах.

Не находя общего языка с западными державами, у которых свои представления, кого в Сирии считать террористом, а кого — нет, Россия сейчас формирует собственный пул договороспособных политиков.

Представителей 33 группировок и партий пригласили в Сочи, где 18 ноября состоится саммит по сирийскому урегулированию: будут обсуждать здесь формирование переходного правительства национального единства и проведение конституционной реформы. А вот еще один важнейший вопрос, увы, пока остается «вне повестки» — это послевоенное восстановление страны. По подсчетам МВФ, оно обойдется минимум в $ 200 миллиардов. Но кто будет оплачивать восстановление Сирии и на каких условиях, до сих пор непонятно.

Асад — «друг» временный или постоянный?

Каковы же сегодня основные цели России в Сирии? Об этом «Свободная пресса» беседует с нашим постоянным экспертом, старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН Михаилом Рощиным.

«СП»: — Михаил Юрьевич, на днях на саммите в Астане, посвященном сирийскому урегулированию, было объявлено, что Россия готовится к постепенному выводу своей группировки войск из Сирии.

— Насчет вывода войск России из Сирии, я бы не стал с этим торопиться. Успехи налицо, но победу еще необходимо закрепить. Остались зоны в Сирии, контролируемые оппозицией: Идлиб, Ракка, Восточная Гута и некоторые другие.

Теперь Россия могла бы оказать содействие сирийцам в послевоенном урегулировании и примирении, а здесь работы, как мне кажется, осталось много: есть десятки тысяч погибших и перемещенных лиц. Остались разрушенные города и села. Взаимная ненависть тех, кто в течение ряда лет враждовал, тоже никуда сама собой не исчезла.

«СП»: — А ведь главная претензия США к России в «сирийском вопросе» — в том, что мы вмешались в войну не для победы над терроризмом, а чтобы поддержать режим Асада.

— Положительной стороной российского вмешательства в дела Сирии стало именно то, что удалось спасти страну от распада, сохранить светское государство, которое действительно стремится защищать интересы всех сирийцев вне зависимости от их религиозных и политических убеждений.

В результате эффективных военных усилий, прежде всего ВКС России, удалось продемонстрировать наши возможности решать сложные задачи в условиях острого вооруженного конфликта. Этот позитивный результат был замечен странами Ближнего и Среднего Востока, которые видят сегодня в нашей стране хорошего посредника в разрешении проблем, накопившихся в этом регионе.

* «Джейш аль-Ислам входит в состав группировки «Джебхат ан-Нусра», которая решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник — svpressa.ru

В Сирии Турция теперь работает под российским руководством

Доминик Согуэл | The Christian Science Monitor

Турецкий ход в Сирии — знак того, что Россия формирует эту страну

«На протяжении большей части сирийской войны было две константы турецкой политики: поддержка оппозиционных сил, стремящихся к свержению президента Башара аль-Асада, а также опасения по поводу растущей силы курдов на севере Сирии, которых Анкара считает прямой угрозой, — рассказывает Доминик Согуэл в The Christian Science Monitor. — Однако Турция с тревогой наблюдала, как Соединенные Штаты — ее союзник по НАТО — непосредственно вооружали и все больше поддерживали сирийские курдские войска, изгоняющие так называемое «Исламское государство»* из его оплотов на севере Сирии».

«Поэтому, когда турецкая армия отправила разведчиков, а затем солдат в контролируемую оппозицией провинцию Идлиб, это вписывалось в определенную логику. Данный ход позволил турецким войскам занять позиции рядом с курдским анклавом Африн — домом группировки сирийских курдов, Партии «Демократический союз» (PYD), военизированное крыло которой вооружают Соединенные Штаты, — говорится в статье. — Вообще-то вторжение в северо-западную провинцию представляет собой существенное изменение в турецком мышлении и еще более драматичные перемены в балансе сил в Сирии».

«Ввиду примирения с сирийским союзником Россией, путь к которому был долог, турецкий ход вписывается в рамки так называемого соглашения о «деэскалации», достигнутого в мае с Россией и другим союзником Асада, Ираном, в казахской столице Астане, — говорится в статье. — Подписанный этой троицей меморандум (…) подразумевает создание четырех деэскалационных зон. Оптимисты надеются, что данный шаг поможет уменьшить враждебность, облегчить доступ к населению гуманитарным и медицинским работникам и побудит беженцев вернуться домой».

«Критики говорят, что астанинский процесс углубляет линии разрыва и вносит вклад во фрагментацию разделенной на военные зоны страны, так как каждая держава выкраивает для себя сферы влияния. В сентябре Россия, Турция и Иран распределили между собой обязанности по наблюдению за провинцией Идлиб, — указывает автор. — По майскому соглашению, до 500 турецких наблюдателей могут быть направлены в Идлиб, наряду с тем же количеством российских и иранских солдат, которые будут размещены в районах, подконтрольных сирийскому правительству и его союзникам».

«По мнению аналитиков, данное вторжение отражает осознание Турцией, что лучший путь к защите своих интересов лежит не через беседы с Вашингтоном и другими натовскими столицами, а через Москву, доминирующую дипломатическую и военную силу в Сирии», — говорится в статье.

«В связи с идлибской операцией стало ясно, что в Сирии Турция теперь работает под российским зонтом», — сказал Гонул Тол, директор-основатель Центра турецких исследований в Институте Ближнего Востока в Вашингтоне.

Президент Трамп «принял решение углубить альянс с курдами», добавляет Тол. «Турция ощущает это и встревожена, и ей некуда больше повернуться, так что она обернулась к России и Ирану».

«Идлибская операция вписывается в астанинский дипломатический процесс, но также и в более широкую российскую стратегию выторговывания местных перемирий в Сирии для уменьшения кровопролития и закрепления земельных приобретений, сделанных рядом сил, защищающих сирийское правительство», — полагает Согуэл.

*»Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Источник: The Christian Science Monitor

Источник — inopressa.ru

Почему Сирия продолжает привлекать джихадистов из Германии

В Ракке одержана победа над ИГИЛ*, однако ответвления «Аль-Каиды»* продолжают незаконно поставлять боевиков со всей Европы в Сирию. Die Welt удалось посмотреть фильм, в котором рассказывается об изощренной системе контрабанды людей.

«Несколько мужчин в возрасте от 20 до 30 лет, как дети, смеясь, плещутся в воде. Все они — боевики европейского батальона, входящего в состав группировки «Хайат Тахрир аш-Шам»* (Hai»at Tahrir al-Scham, HTS)», — говорится в статье.

Эта сцена была снята у небольшого озера недалеко от Идлиба. Сирийский оператор Салим аль-Омар стал первым, кому боевики разрешили открыто снимать себя. Обычно члены сирийского ответвления террористической группировки «Аль-Каиды»* избегают внимания общественности.

«Особо тщательно оберегаемой тайной всегда были иностранцы, входящие в ряды HTS*. В течение нескольких недель аль-Омар сопровождал европейских джихадистов — выходцев из таких стран, как Франция, Бельгия, Голландия, Британия и Германия. Видеоматериал до сих пор не был обнародован. (…) Он — доказательство того, что радикальные исламисты (…) продолжают проникать через Турцию в Сирию», — передает Die Welt, журналистам которого удалось посмотреть документальный фильм.

«С момента начала революции в соседней Сирии более шести лет назад Турция пропустила через свою границу десятки тысяч экстремистов. Большинство из них примкнули к ИГИЛ*. Поддавшись международному давлению, Анкара усилила контроль над своими внешними границами», — замечает автор публикации Альфред Хакенсбергер.

Но, несмотря на возведенную вдоль границы стену, иностранные экстремисты продолжают просачиваться через Турцию в Сирию — об этом свидетельствуют и заявления самих боевиков в фильме аль-Омара.

«Большинство боевиков впервые оказались перед объективом телекамеры, — продолжает журналист. — Как, например, Абу Ханифа, 24-летний немец палестинского происхождения».

«Я здесь, чтобы помогать людям», — говорит молодой мужчина, родившийся во Франкфурте. Он сражается на стороне радикальной исламистской группировки HTS* с 2014 года и намерен остаться в ее рядах.

«Другие боевики примкнули к организации несколько месяцев или недель назад. Среди них — 24-летний бельгиец, называющий себя Абу Хундалла, и его ровесник француз Абу аль-Баара. Оба были незаконно переправлены через границу вместе с женами и детьми», — пишет автор.

«За переброску новых боевиков в европейском батальоне отвечает некто Мутассим. Ему 28 лет, он француз тунисского происхождения», — повествует автор. «Он вербует новых джихадистов в Европе и доставляет их в Сирию», — рассказывает аль-Омар.

По словам сирийского оператора, он ничего не слышал о так называемых туннелях на турецко-сирийской границе, несмотря на то, что слухи о них ходят уже несколько лет. «Конечно, туннели существуют — в тех местах, где стену никак не обойти», — говорит Хуссейн, занимающийся контрабандой людей.

«Туннели — тщательно оберегаемая тайна, и их использование, по словам Хуссейна, стоит очень дорого — 2500 долларов для одной семьи». Есть туннели, предназначенные только для VIP-персон: шейхов, а также для транспортировки боеприпасов и технического оснащения, доставляемого в Сирию», — удалось узнать Die Welt.

«В августе рядом с границей вдруг все изменилось», — рассказывает аль-Омар. Он тогда хотел во что бы то ни стало попасть в Сирию. «Я предлагал разным контрабандистам много денег, но никто не хотел переправлять меня», — рассказывает он. За этими разительными переменами стоит наступательная операция в провинции Идлиб.

«Анкара хочет сформировать там зоны деэскалации. Соответствующие соглашения были достигнуты в казахской Астане между Россией, Ираном и Турцией», — напоминает автор.

«Теперь границу патрулируют усиленные отряды турецких военных, оснащенных приборами ночного видения и датчиками движения», — поясняет аль-Омар. Турция опасается акций возмездия и готовится соответствующим образом. «Дело в том, что зоны деэскалации могут привести к конфронтации с HTS*, под контролем которой находится значительная часть провинции Идлиб», — говорится в статье.

«До сих пор ни Турция, ни HTS* не демонстрировали заинтересованности в открытом конфликте. В день начала «серьезного наступления в Идлибе», обозначенного Анкарой, турецкая военная техника вошла для переговоров на территорию Сирии в сопровождении боевиков HTS*. За кулисами, по всей видимости, уже давно происходит коммуникация между Анкарой и HTS*. Об этом сообщают и сирийские активисты из Идлиба», — замечает в заключение автор.

*»Исламское государство» (ИГИЛ), «Аль-Каида», «Хайат Тахрир аш-Шам» — террористические группировки, запрещенные в РФ.

19 октября 2017 г.

Альфред Хакенсбергер | Die Welt

Источник — inopressa.ru

Асад отвоевывает нефть.

http://www.centrasia.ru

Сирийская армия одержала победу, которая может ускорить решение одной из главных военных задач, стоящих сейчас перед Дамаском и Москвой,- по снятию блокады с осажденного «Исламским государством» города Дейр-эз-Зор. Верные президенту Башару Асаду силы захватили Хамиму — населенный пункт в сирийской пустыне на стыке провинций Хомс и Дейр-эз-Зор. Захват этого оазиса может стать переломным моментом в битве за Дейр-эз-Зор, который с 2014 года находится в осаде. Его освобождение позволит Дамаску не только одержать психологическую победу, но и вернуть под свой контроль богатые природные ресурсы одноименной провинции, где расположены все еще контролируемые «Исламским государством» месторождения нефти и газа.

Взяв Хамиму, правительственные войска лишили отряды «Исламского государства» (ИГ; запрещено в России) важного опорного пункта и вышли на оперативный простор. Намечающийся прорыв фронта на этом участке позволит им продвинуться к иракской границе и зайти с юга в тыл отрядам, более трех лет осаждающим провинциальный центр Дейр-эз-Зор в 420 км от Дамаска.

Параллельно с наступлением сирийских войск свой вклад в операцию против ИГ внесли и российские ВКС. Как сообщило в понедельник Минобороны РФ, авиация уничтожила крупную колонну исламистов — более 20 автомобилей высокой проходимости с минометами и боеприпасами, бронетехнику, включавшую танки, а также более 200 боевиков, которые пытались нанести контрудар по сирийским войскам, продвигающимся к Дейр-эз-Зору.

Изменению стратегической обстановки в пользу Дамаска способствовала новая тактика, взятая на вооружение правительственными силами при участии российских советников — окружение группировок ИГ в пустынных районах к западу от Дейр-эз-Зора и взятие в котлы тех отрядов, которые не успели отступить. Как сообщил начальник главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил России генерал-полковник Сергей Рудской, в результате этих действий сирийская армия уже в ближайшее время освободит город Акербат. Кроме того, в последние дни ей удалось создать очередное кольцо окружения боевиков восточнее Итрии.

Разгром окруженных отрядов резко ухудшит положение ИГ на подступах к Дейр-эз-Зору. Судя по всему, снятие осады с этого города теперь лишь вопрос времени. Для Дамаска это станет важной психологической победой.

Битва за Дейр-эз-Зор — один из самых драматичных эпизодов сирийской войны. Напомним, еще недавно, в январе этого года, ситуация в провинции Дейр-эз-Зор для правительственных войск была критической. Тогда отряды ИГ развернули массированное наступление на город. Им удалось рассечь пополам оборонявшую Дейр-эз-Зор группировку и заметно ее обескровить. Впрочем, благодаря ударам российских ВКС и переброске по воздуху подкреплений правительственным силам удалось стабилизировать положение. После этого, несмотря на все усилия, боевики ИГ так и не смогли существенно продвинуться на этом участке фронта.

Еще один определяющий фактор в сражении за Дейр-эз-Зор — богатые природные ресурсы провинции, где расположены главные сирийские месторождения углеводородов, до войны составлявшие основу нефтегазовой отрасли экономики. Восстановление контроля над ними позволит Дамаску получить важный источник пополнения бюджета.

«Цена вопроса — это не только расширение зоны влияния сирийского правительства, учитывая, что Дейр-эз-Зор, как и столица самопровозглашенного «Исламского государства» Ракка — два стратегических центра, находящихся в одном регионе. Из Дейр-эз-Зора идут как зарубежные, так и внутрисирийские поставки нефти, которые все еще контролирует ИГ»,- пояснил «Ъ» профессор факультета истории, политологии и права РГГУ Григорий Косач.

По словам эксперта, учитывая значение Дейр-эз-Зора, сирийской армии принципиально важно закрепить за собой ключевые позиции в этой провинции, опередив своих номинальных союзников — воюющие против ИГ проиранские силы, которые также заинтересованы в установлении контроля над богатым углеводородами стратегическим регионом.

На протяжении последних месяцев контролируемые Тегераном шиитские формирования и подразделения ливанской группировки «Хезболла», дислоцированные на юге Сирии, также пытались вести свое наступление на позиции ИГ в Дейр-эз-Зоре. Контроль над этим районом позволил бы Тегерану проложить «шиитский коридор», идущий из Ирана через Ирак в Сирию, и одновременно ограничить влияние Дамаска. Однако такой сценарий не устраивает президента Асада, стремящегося сохранить за собой лавры главного триумфатора в борьбе с ИГ.

«Учитывая собственные интересы Тегерана, не совпадающие с интересами Дамаска, мы наблюдаем конкуренцию между воюющими против ИГ силами, которая проявляется и в идущем параллельно штурме Ракки. Сирийская армия, действующая при поддержке ВКС России, в этой борьбе далеко не единственная сторона»,- заявил «Ъ» Григорий Косач.

На фоне наступления на Дейр-эз-Зор остается неясным, какая из воюющих в Сирии коалиций в итоге установит контроль над провинцией Ракка и находящейся в ней одноименной столицей самопровозглашенного халифата, откуда исламистов пытаются выбить поддерживаемые США курдские отряды и группы умеренной сирийской оппозиции.

Максим Юсин, Сергей Строкань, Георгий Степанов

Источник — Коммерсант

Что происходит в Эль-Бабе?

Вслед за новым наступлением, начатым вооруженными силами Турции совместно со Свободной сирийской армией (ССА) с целью взятия города Эль-Баб, вслед за отправкой Трампом главы ЦРУ в Анкару после телефонных переговоров с президентом Эрдоганом и на фоне сообщений о гибели турецких военных Эль-Баб снова стал важным пунктом повестки дня.

Если не считать Хатай и территории между Килисом и Каркамышем, районы по ту сторону турецко-сирийской границы во многом перешли под контроль сирийских курдов. Между Азазом, который находится напротив Килиса, и Джераблусом, что напротив Каркамыша, господствовала ИГ (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.). Запад утверждал, что именно благодаря доминированию в этом регионе ИГ могла совершить теракт в любой стране мира. Кроме того, речь шла о том, что отсюда совершались атаки в направлении Килиса. Турция начала операцию «Щит Евфрата» как из соображений безопасности, так и для того, чтобы помешать Партии «Демократический союз» (PYD), связанной с террористической организацией Рабочая партия Курдистана (РПК), объединить районы Африн и Кобани.

Как продвигается операция?

ВС Турции и ССА быстро удалось отбросить ИГ от границы. Но по мере того, как операция стала отдаляться от границ Турции, продвижение вперед несколько замедлилось. Немаловажную роль в этом сыграло давление, которое администрация Обамы оказывала в последние дни на Турцию, запрещая заходить «дальше, чем на 20 километров от границы», а также отсутствие поддержки со стороны авиации коалиции. Когда позади остались 170 дней операции, ВС Турции/ССА подошли к Эль-Бабу. К этому моменту мы, к сожалению, потеряли 64 военных.

Почему Эль-Баб важен?

Эль-Баб, который находится в 30 километрах от Турции, — последнее крупное сосредоточение ИГ в северной Сирии. Коалиция во главе с США считает, что если отнять у ИГ Ракку в Сирии и Мосул в Ираке, квазигосударственная структура этой организации рухнет. Через Эль-Баб проходят дороги, ведущие из Алеппо в Манбидж и Ракку. Турция настаивает на необходимости очистить Эль-Баб от ИГ для обеспечения безопасности региона, который она желает сделать «безопасной зоной».

Во вторник вечером поступили сообщения о том, что ВС Турции/ССА снова контролируют высоту Шейх Акил, с которой открывается вид на Эль-Баб с высоты около 500 метров, а также здание больницы. Если посмотреть на карту, эта территория — своего рода вход в Эль-Баб с запада. А район, что находится у подножия этой высоты, изобилует улицами, напоминая лабиринт. Приходят новости об ожесточенных столкновениях в этом регионе.

В результате атаки, которую, как сообщается, случайно совершила Россия, погибли трое наших военных.

Вот уже почти три недели армия сирийского режима и помогающие ей боевики проводят операции в отношении Эль-Баба с юга. Расстояние между ВС Турции и силами режима сократилось до трех километров. На днях премьер-министр Йылдырым отметил, что во избежание возможных неприятных инцидентов турецкая сторона находится в постоянном контакте с Россией. И спустя всего один день после этого заявления в Эль-Бабе в результате атаки российской авиации погибли трое наших военных. Когда глава ЦРУ Майк Помпео (Mike Pompeo) прибыл в Анкару, турецкое правительство пыталось пролить свет на эту атаку.

А если режим Асада возьмет Эль-Баб?

Во вчерашнем номере газеты The New York Times отмечалось, что Эль-Баб стал своего рода геостратегическим испытанием. Россия, которая здесь является сторонником режима и в последнее время сотрудничает и с Турцией, выходит на передний план как принимающий решения игрок. Источник, беседовавший с NYT, предположил, что на переговорах в Астане Россия потребовала, чтобы регион, в котором находятся объекты, обеспечивающие водоснабжение Эль-Баба, взяли под контроль лояльные режиму силы. Согласится ли сирийская оппозиция на такое разделение?

После Эль-Баба цель — Ракка

Это сценарий, на котором настаивает Турция. Ожидается, что после Эль-Баба сирийская оппозиция при поддержке ВС Турции проведет операции в районе Манбиджа и Ракки. Согласно газете The Washington Post, в плане «А», который обсуждался при администрации Обамы, участвовала Турция. Но поскольку его не сочли убедительным, на повестке дня в качестве плана «Б» возникла идея вооружения сирийских курдов. Здесь из-за возражений Турции план администрации Обамы в отношении Ракки был передан администрации Трампа.

Трамп примет план, не принятый Обамой?

Администрация Трампа, которой не нравится план Обамы, дала Пентагону 30 дней для подготовки новых альтернатив. В числе тем, которые должны были обсуждаться с главой ЦРУ Помпео, прибывшим минувшим днем в Анкару, были Эль-Баб и Ракка. Тот факт, что Турция, которая выступает против взятия Ракки Отрядами народной самообороны (YPG), твердо выражает свои опасения по поводу вооружения сирийских курдов и, к тому же, взамен предлагает убедительный план, может обеспечить возможность возвращения к сценарию «А». Но «Демократические силы Сирии» (SDG), главным элементом которых являются YPG, имеют не менее 30 тысяч бойцов. В то же время США, передав SDG бронированные машины, продолжают это сотрудничество.

Срок, который был отведен на операции в Мосуле и Ракке, Пентагон урезал до шести месяцев. Вопрос заключается в следующем: выделит ли Пентагон, рассматривая SDG в качестве организованного партнера на поле боя, время на создание новой военной силы? Может ли быть разработан план по Сирии без участия России? Во всяком случае, идеальной борьба с ИГ была бы в том случае, если бы стороны в Сирии объединили свои силы, не дожидаясь окончательного решения, и спасли свою страну при поддержке коалиции.

Нильгюн Текфидан Гюмюш (Nilgün Tekfidan Gümüş)
Hürriyet, Турция

11.02.2017

Источник — inosmi.ru

Под прицел санкций ЕС в первую очередь попадет сирийский режим

syria-mapУжесточение воздействия на власти России, Сирии и Ирана в ответ на кризис в Алеппо стали главной темой встречи глав МИД стран ЕС в Люксембурге. Они собрались после похожих переговоров в Лондоне, где были высказаны мнения в пользу введения новых санкций в отношении официального Дамаска и Москвы. Запад уверен, что на российскую сторону нужно оказывать большее давление – для урегулирования гуманитарного кризиса в этом сирийском городе.

За запретительные меры в отношении России активно высказываются Германия, Великобритания и Швеция, которые считают, что мирное население Алеппо гибнет из-за российских бомбардировок. «Я считаю, что самое мощное оружие, которое мы имеем на данный момент, – это наша способность заставить президента Путина и россиян почувствовать последствия того, что они делают», – заявил глава британского Форин офиса Борис Джонсон. В то же время министр не испытывает иллюзий по поводу эффективности таких мер. «Я бы не стал делать вид, что эти предложения дадут волшебное решение этой ужасной бойни, потому что реальная ответственность лежит на тех, кто это совершает, – на режиме Асада и его кукловодах в виде русских и иранцев», – приводит Guardian его слова.

По мнению Джонсона, изменить ситуацию военным путем будет чрезвычайно трудно. «Мягко говоря, у большинства европейских стран нет политического аппетита, чтобы принимать такое решение в настоящее время», – заявил руководитель британского дипведомства, комментируя военное вмешательство. Джонсон также называл «очень значительным» событием отказ Путина ехать во Францию 19 октября. «Они начинают чувствовать давление, и важно продолжать его оказывать», – пояснил журналистам Джонсон. Его американский коллега Джон Керри заявил накануне в Лондоне, что «дополнительные санкции рассматриваются», не уточнив, кто может стать их объектом. Пока, по словам Керри, у американской администрации нет конкретного решения по запретительным мерам.

А вот глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер незадолго до встречи в Люксембурге заявил, что санкции не смогут предотвратить гуманитарный кризис в Алеппо. «Я не вижу, как санкции с возможным долгосрочным эффектом должны способствовать улучшению снабжения гражданских лиц, – отметил министр. – Я не единственный, кто в данном случае довольно скептически относится к ним». Его поддержал и министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн, который заявил, что запретительные меры не заставят Россию отказаться от своей логики поведения. «Есть и другие меры», – добавил глава дипведомства.

Несмотря на то что для введения санкций Запад еще не предпринял конкретных шагов, в российском МИДе уже заявили о возможной ответной реакции. «Без ответа любые враждебные действия в отношении России не остаются», – заявил замглавы МИД РФ Сергей Рябков, добавив, что российская сторона не раз предупреждала Запад об асимметричных ответах на санкции. По словам дипломата, Америка должна воспринимать ситуацию в Сирии реалистично, а «не тешить себя иллюзорными надеждами, что, прикрикнув, замахнувшись или продемонстрировав приемы, которым не должно быть места в межгосударственном общении, они добьются искомой цели».

Пока что возобновленный диалог Москвы и Вашингтона по Сирии продолжается. Формат лозаннской встречи, которая собрала в минувшую субботу глав дипведомств России, США и семи региональных государств, был продолжен на этой неделе, однако уже на экспертном уровне. Об этом сообщил источник «НГ» в МИД РФ.

«Непохоже, что у западных властей есть много вариантов введения новых санкций в отношении России или асадовского режима в Сирии, – заявил «НГ» аналитик Ближневосточного центра Карнеги Изид Сайиг. – Последний уже находится под обширными двусторонними санкциями, введенными США, ЕС, а также Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива, которые обновляются в рутинном порядке. Однако новые санкции против России поднимают несколько проблем, одна из которых заключается в том, что ЕС и такие страны, как Германия в частности, имеют довольно тесные торговые и экономические связи с Россией. Им приходится балансировать между необходимостью противостоять российской политике в Сирии и соблюдать собственные интересы».

По мнению эксперта, изменений следует ждать уже от новой президентской администрации США. «Нет никакой перспективы достижения перемирия в Сирии до тех пор, пока не окончатся президентские выборы в США, или до тех пор, пока новая американская администрация не определится со своей внешней политикой, – отметил Сайиг. – Это произойдет весной 2017 года. Но даже тогда мирное соглашение может быть достигнуто только путем прямого диалога между США и Россией. Дипломатические переговоры в Лозанне или где-то еще – это лишь формальное явление, которое может быть использовано для объявления российско-американской сделки».

Другой эксперт пояснил, что власти некоторых европейских стран все чаще рассматривают проблемы через призму ценностей, а не выгоды. «Ангела Меркель все больше и больше руководствуется политикой ценностей, – отметил в разговоре с «НГ» немецкий политолог Александр Рар. – Если канцлер уговорит других членов ЕС следовать этой линии, то санкции против РФ могут быть приняты. С другой стороны, есть другие страны ЕС, для которых политика интересов стоит выше политики ценностей. Они хотели бы уменьшить даже украинские санкции и вернуться к экономической кооперации».

По словам аналитика, возможный антироссийский пакет санкций подорвет принципы глобальной экономической системы. «Доверие исчезнет, – заявил Рар. – Каждая страна – Россия, Китай, Индия, Бразилия – будет понимать, что в любой момент Европа и США могут ввести санкции против нее, если она преследует свои геополитические интересы. Это подмена всей системы мировой организации».

Если говорить о недавней истории, то двусторонние санкции со стороны США в отношении сирийского режима были введены еще в 2004 году – за вмешательство в политическую и военную жизнь Ливана. Затем последовала целая серия персональных и экономических запретительных мер в 2010 и 2011 годах – по официальным формулировкам, за поддержку терроризма, коррупцию, дестабилизацию ситуации в Ираке и Ливане. Подобные шаги были предприняты и Евросоюзом. В 2011 году поводом для возмущения западных стран стало подавление оппозиционных выступлений в арабской стране, которые и послужили причиной гражданского кровопролития.
18.10.2016

Источник — ng.ru

«Новая Сирия» — еще одна Ливия

 

 

 

 

 

Сирийские события могут действительно изменить политическую карту региона, если в ближайшее время не будет достигнута действительная договоренность о прекращении огня между правительственными войсками президента Аль-Асада и мятежниками, именуемыми на Западе «демократической оппозицией». Оставим в стороне очередное заблуждение США о «демократической оппозиции» в арабских странах – ее нет, и не может быть по определению. Если же называть вещи своими именами, то США и союзникам явно нужна еще одна гражданская война, помимо ливийской.

Про Афганистан уже как-то все забыли – не до него сейчас, однако именно с Афганистана и началась вся эта история, приведшая к «арабской весне» и хаосу на Ближнем Востоке. Нефть нужна любой ценой и никому нет никакого дела до страны, в которой живут арабы. Грубо говоря, весь Ближний Восток – просто огромный резервуар, территория, желательно с послушными правителями, наподобие королевской фамилии Саудитов. Тем не менее, не все получается так, как хочется США и простой пример этому – неудачная миссия Кофи Аннана.

Следует отметить, что Аннан уже один раз потерпел неудачу в урегулировании конфликтов – на Кипре и кажется то же самое повторяется в Сирии. Даже несмотря на то, что спецпредставитель ООН и ЛАГ посетил также Иран, где на пресс-конференции с главой иранского МИД в Тегеране заявил, что сирийское руководство предоставило ему гарантии по соблюдению плана прекращения огня. Аннан выразил надежду, что уже с завтрашнего дня ситуация в Сирии начнет улучшаться. Министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи подчеркнул, что нужно позволить сирийскому правительству провести обещанные реформы. Салехи также подчеркнул, что предложенный Аннаном с целью урегулирования сирийского вопроса пакет из 6 пунктов был принят и властями Сирии. При этом министр добавил, что Иран выступает против внешнего вмешательства во внутриполитические развития событий в Сирии. Вместе с тем, Али Акбар Салехи с удовлетворением отметил, что Кофи Аннан в рамках своей посреднической миссии не поднял вопрос о смене власти в Сирии.

Но вот именно этого и хотят США. Госсекретарь Хиллари Клинтон, обвинив Россию в том, что именно благодаря ей, «режим Асада до сих пор держится», однако заверила, что президенту Сирии осталось немного времени. Получается, что Кофи Аннан не оправдал «доверия»…

Особо надо отметить и обострившиеся отношения между Ираном и Турцией по сирийскому вопросу. Как сообщает IRNA, комиссия Меджлиса по безопасности и внешней политике обсудила этот вопрос с министром иностранных дел. По мнению бывшего посла Ирана в Пакистане Мир-Махмуда Мусави, отношения Ирана и Турции могут достигнуть кризисной ситуации. Мусави подчеркнул крайнюю противоположность позиций Тегерана и Анкары по вопросу Сирии и сказал, что в связи с этим имеющиеся в двусторонних отношениях противоречия никогда не будут устранены. Анкара чуть ли не с удовольствием предоставляет трибуну Сирийскому национальному совету (СНС), отказывая при этом законному правительству. Созвав пресс-конференцию в Стамбуле, глава СНС Бархан Гальюн заявил, что режим Асада не сдержал свои обещания и не соблюдает международные соглашения. «Сирийский народ обязательно достигнет своих целей. Будет создана новая Сирия»,- сказал он. «Новая Сирия» это явно аналогичное «новой Ливии»?

Между тем, Турция продолжает нагнетать обстановку вокруг Сирии и последним поводом для турецких заявлений о «кризисном сценарии» урегулирования, то есть введения турецких войск в Сирию в случае неудачи плана Кофи Аннана послужила ситуация с лагерями беженцев в приграничных районах Турции. По словам сирийского общественного деятеля доктора Али Салима Асада, лагеря беженцев на территории Турции создавались с двойной целью. «Действительно, в лагеря Килиса и Хатая убегали жители сирийских районов Джиср-эш-Шугур, Идлиб. Вместе с беженцами туда бежали боевики оппозиции. Впоследствии лагеря беженцев в Турции стали базами боевиков «Свободной сирийской армии». В лагерях беженцев сидит все руководство ССА, там находится резиденция самого «командующего» — Рийада Асада. Именно из лагерей беженцев идет оперативное управление действиями боевиков на всей территории Сирии. Естественно, что Турция оказывает боевикам оппозиции всестороннюю помощь и поддержку», — сказал Асад, пишут СМИ.

Что касается боевых действий, то, по его словам, Турция их вела в Сирии и раньше. Но это были секретные операции турецких спецслужб. В рамках этих операций создавались базы боевиков, каналы поставки оружия, логистика, убежища, госпитали и так далее. Когда правительственные войска переходят в наступление, Турция помогает укрыться боевикам ССА на своей территории, в специально оборудованных убежищах. Там боевики лечат свои раны, проходят переформирование и снова готовятся к вторжению в Сирию. В Сирии об этом знают. Но на прямое вторжение Турция сейчас не решится. Конечно же, ситуация может поменяться и гражданская война в Сирии приобретет новый охват и новые очертания. Правительственные войска могут ослабнуть, ослабнет влияние правительства Сирии на состояние внутренних дел. Если такое произойдет, то Турция вполне может ввести свои войска на территорию страны. Но сейчас сирийская армия не так слаба, как кажется на первый взгляд. Переиграть точно по нотам ливийский сценарий в Сирии у Турции не получится.

9 апреля руководство «Свободной сирийской армии» сообщило турецким СМИ, что армия Сирии незаконно вошла в турецкий район Килис и обстреляла там лагерь беженцев. МИД Турции подтвердил акт обстрела и сообщил подробности. Сирийским военным удалось оттеснить боевиков к турецкому району Килис. Боевики слились с колонной беженцев, направлявшихся по гуманитарному коридору в сторону Турции. Перестрелка не умолкала. Боевые действия перекинулись на территорию турецкого лагеря сирийских беженцев. Беженцы оказались под огнем, погибло двое мирных сирийцев и переводчик, гражданин Турции. Об инциденте было срочно сообщено Реджепу Эрдогану, который сейчас находится в Китае. Турецкий премьер выразил возмущение действиями Дамаска и произнес: «Естественно, мы примем необходимые меры. Турецкая сторона незамедлительно прореагирует так же, как реагируют в таких случаях другие страны, в соответствии с нормами международного права», — заявил Эрдоган.

В свою очередь, лидер турецкой оппозиционной партии «Счастье» Мустафа Камалак обвинил Запад в том, что он втягивает Турцию в войну с Сирией, чтобы потом расчленить ее. Он напомнил, что точно такая участь постигла Османскую империю после Первой мировой войны, после которой были начаты шаги по созданию Государства Израиль. «Запад намерен расширить Израиль за счет турецких земель», — подчеркнул Камалак.

Что касается основных игроков, то ЕС пока не планирует проведение каких-либо военных операций в Сирии, заявил во вторник пресс-секретарь Кэтрин Эштон Майкл Мэнн. «На данный момент ничего не предусмотрено в военном смысле. С нашей стороны на данный момент мы продолжаем настоятельно призывать господина Асада прекратить насилие, следовать плану Кофи Ананна, чьи усилия по поиску мирного разрешения кризиса мы поддерживаем», — заявил он журналистам в Брюсселе.

Предположим худший вариант: Турция решает начать военные операции на территории Сирии, Иран выступает с поддержкой Башара Асада, флот США в Персидском заливе готов нанести удар по нефтяным терминалам, Израиль давно готов к войне и ждет просто повода, который уже дала Турция. Что за всем этим последует представить несложно – локальная война, грозящая перерасти в региональную. Победителей в этой войне не будет, а Запад еще долго будет разбираться с последствиями им же породившего хаоса. Есть правда нейтральный вариант – оставить Сирию в покое и пусть она сама разбирается со своими мятежниками, которые не выполняют договоренности. Но главное в этом варианте – нейтрализовать Турцию. И, конечно, оставить в покое Иран с его ядерной программой и перестать искать там биологическое оружие. К сожалению, этот сценарий СШа и Европу явно не устраивает и поэтому надо ждать «кризисного развития» ситуации, что нежелательно для всех, кроме, повторимся, Турции, США и в некоторой степени ЕС.

26.04.2012
Карине Тер-Саакян,
Источник — Iran.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=133545С