Силы Асада наступают на юго-западе Сирии

Силы режима Башара Асада продолжают проводить широкомасштабную операцию в провинции Дераа на юго-западе Сирии, продвигаясь вглубь районов, подконтрольных отрядам оппозиции.

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/10582

Вашингтон отказался поддерживать оппозицию на юге Сирии

ДЕРАА

США отказались поддерживать сирийскую оппозицию в боях с силами режима Башара Асада и проиранскими группировками в провинции Дераа на юге Сирии, сообщает «Анадолу» со ссылкой на оппозиционные источники.

Противники Асада сообщили, что американцы передали им сообщение на арабском языке.

В послании представителей США, говорится: «Американскому правительству известно о ситуации в регионе. США неоднократно советовали русским и сирийскому режиму не проводить военных операций в зоне деэскалации на юго-западе Сирии. Не ожидая военного вмешательства США, принимайте решение о будущем своих семей, вооруженных группировок и о собственных интересах», — говорится в сообщении.

США, Великобритания и Иордания с 2015 года поддерживают вооруженную оппозицию на юге Сирии.

Согласно заключенным в Астане в мае 2017 года договоренностям, провинция Дераа была включена в список зон деэскалации в Сирии, но спустя два месяца лишена этого статуса и объявлена Россией и США «зоной безопасности». Вскоре после этого США прекратили помощь отрядам оппозиции в этом районе Сирии.

Несмотря на предупреждения Вашингтона, силы режима Асада и проиранские группировки ранее начали масштабную операцию в Дераа, чтобы взять под контроль весь юг Сирии.

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным ООН, в ходе конфликта погибло более 400 тысяч человек, свыше 10 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. 4,8 миллиона человек нашли убежище за пределами страны.


Мюнбич – основа «проекта» PKK в Сирии

Турецко-американские договоренности по сирийскому району Мюнбич нанесли серьезный удар по влиянию сирийского крыла террористической организации PKK в регионе.

Мюнбич имеет особое значение для YPG/PKK как ввиду своего стратегического расположения, так и в контексте экономических возможностей. Боевики YPG/PKK для укрепления своего влияния в этом районе Сирии прибегали к самым разным методам — от этнических чисток до принудительного рекрутирования молодежи.

Орудующие в иракском районе Кандиль отряды YPG, действуя по указке главарей PKK, пытались изменить этнический состав населения севера Сирии, вытесняя из региона и коренных жителей города Мюнбич, который находится в 40 километрах от турецкой границы.

По информации агентства «Анадолу», еще до начала конфликта Мюнбич считался крупным экономическим центром севера Сирии, через который проходили основные торговые пути из Ракки в Алеппо. Здесь же располагались ряд крупных промышленных предприятий и электростанция, обеспечивающая энергоснабжение близлежащих районов Сирии.

Мюнбич входит в небольшое число сирийских городов, которым многолетний вооруженный конфликт не нанес почти никакого ущерба. Именно поэтому сюда стекаются вынужденные переселенцы из других районов Сирии.

Если в 2011 году численность населения Мюнбича составляла 200 тысяч человек, то сегодня в этом городе и прилегающих населенных пунктах проживают до 600 тысяч сирийцев. 90 процентов численности населения Мюнбича составляют этнические арабы, а оставшиеся 10 процентов — курды, туркманы и черкесы.

Вскоре после начала акций протеста в Сирии в 2011 году Мюнбич перешел под контроль сирийской оппозиции. Город оставался под контролем противников Башара Асада с 17 июня 2012 до января 2014 года, когда в этот район Сирии вторглись отряды террористов ДЕАШ.

Террористы ДЕАШ орудовали в Мюнбиче до 12 августа 2016 года и были вынуждены отступить под натиском террористов YPG/PKK, заручившихся поддержкой США.

Отряды YPG/PKK вырыли вокруг Мюнбича окопы и рвы общей протяженностью 20 километров. Для сирийского крыла PKK было особенно важно, что в Мюнбиче расположено большое число промышленных предприятий, на которых можно ремонтировать военную технику.

Террористы казнили 25 мирных жителей Мюнбича, которые выступили против их действий.

Вскоре после захвата Мюнбича главари YPG/PKK объявили этот район Сирии «автономией». Кроме того, был создан Военный совет, чьи действия координируются главарями PKK.

В то же время США, обещавшие Анкаре вывод отрядов YPG/PKK из Мюнбича, впоследствии отказались от своих слов.

Благодаря дипломатическим усилиям Анкары Вашингтон был вынужден пойти на уступки и согласиться на план действий, предполагающий полный вывод террористов из Мюнбича.

Благодаря реализации совместного плана действий террористы будут зажаты между сирийским районом Мюнбич на западе и иракским районом Кандиль — на востоке.

Еще одним пунктом турецко-американского плана по Мюнбичу является возвращение оружия, переданного Пентагоном террористам. Все это в итоге ослабит позиции террористов.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BC%D1%8E%D0%BD%D0%B1%D0%B8%D1%87-%D0%BE%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B0-pkk-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1179821

Новая динамика и риски сирийского конфликта

Zohra Bensemra/Reuters

В Сирии в нынешнем году произошли важные события, в корне изменившие ход процессов в этой арабской стране.

Завершилась борьба за контроль над восточными районами Сирии между режимом Башара Асада и США.

Река Евфрат стала де-факто линией раздела между проамериканскими силами и сторонниками Асада.

В то же время режим Асада смог захватить районы в пригороде Дамаска, провинциях Хама и Хомс, которые ранее находились под контролем отрядов оппозиции.

В конечном итоге Турция провела операцию «Оливковая ветвь», очистив от террористов всю территорию сирийского района Африн. Это позволило Анкаре расширить зону контроля в Сирии от западного берега реки Евфрат и до провинции Идлиб, которую сегодня контролируют силы оппозиции.

Таким образом, в будущем любые военные действия в Сирии натолкнутся на противодействие держав, стоящих за террористами YPG или силами оппозиции.

Учитывая, что государства, задействованные в сирийском конфликте, до последнего времени избегали прямых столкновений в Сирии, стоит ожидать снижения накала напряженности в этой стране. Ведь любые новые шаги в Сирии отныне будут сопровождаться крупными потерями для сторон, которые не станут без крайней необходимости вступать в противостояние с сильным соперником.

В случае, если Турция сможет минимизировать угрозу YPG, то сотрудничество Анкары с Москвой и Тегераном потеряет смысл.

Усиление сотрудничества США и Турции может привести к росту числа попыток дестабилизации ситуации в районах севера Сирии, очищенных от террористов в рамках операции «Щит Евфрата».

В то же время террористы YPG могут компенсировать ослабление поддержки США активными контактами с Тегераном.

При этом не исключено, что США пошли на соглашение по Мюнбичу для того, чтобы выиграть время и ослабить давление Анкары по сирийскому урегулированию.

Однако если Анкара поймет, что США не пытаются предпринять реальных шагов по выдворению террористов из Мюнбича и районов Сирии, расположенных к востоку от реки Евфрат, то взаимодействие Турции с РФ и Ираном еще более усилится.

В этом случае режим Асада пересмотрит свои планы наступления на Идлиб и переключится на реализацию замыслов по захвату востока Сирии, частично контролируемого террористами YPG при поддержке США.

Ойтун Орхан, эксперт Центра стратегических исследований Ближнего Востока

Израилю это не понравится: Дараа — следующая цель войск Асада

Для ведения боевых действий выдвинулись «Силы Тигра», 4-ая механизированная дивизия и части Республиканской гвардии

Сирийские войска готовятся к операции на юго-западе Сирии в провинциях Дараа, эс-Сувейда и Кунейтра. В этом районе действуют боевики т.н. «Свободной сирийской армии», «Хайат Тахрир аш-Шам» (организация, запрещенная в России — прим.ред.) и Исламского государства (организация, запрещенная в России — прим.ред.). Со стороны официального Дамаска для ведения боевых действий выдвинулись «Силы Тигра», 4-ая механизированная дивизия и части Республиканской гвардии.

«Умеренным» боевикам в этом районе оказывают поддержку Израиль, снабжая их боеприпасами, медикаментами и осуществляя лечение джихадистов в своих больницах, США, также снабжая оружием и финансируя их обучение на территории Иордании, которая, в свою очередь, опять же поставляет исламистам вооружение. Все эти страны имеют плохие отношения с Сирией и еще более натянутые — с Ираном, который играет в Сирии значительную роль. Начало широкомасштабных боевых действий в этом районе может привести к значительной эскалации в регионе.

Израиль постарается не допустить возвращения приграничных территорий под контроль сирийского правительства. Возвращение района под контроль Дамаска они рассматривают как в том числе еще один плацдарм для Ирана. Еще острее становится вопрос Голанских высот — их контролирует Израиль, по резолюции ООН они являются оккупированной территорией, а Сирия считает частью своей провинции Кунейтра и периодически грозится вернуть высоты под свой контроль.

США проводят плановую политику по сдерживанию иранских амбиций в регионе и поддержке своего союзника — Израиля. Последние несколько месяцев циркулируют слухи, что с началом кампании на юго-западе Сирии американцы могут активизировать подконтрольных им боевиков, занимающих район ат-Танф, и начать наступление на правительственные силы. Иордания, находящаяся под влиянием США, продолжит исправно выполнять функцию надежного тыла для джихадистов, подконтрольных Соединенным Штатам.

Президент Дональд Трамп, заявивший о выходе США из иранской ядерной сделки, по-сути развязал Тегерану руки в Сирии (и не только). Однако пока вопрос о применении новых санкций к Ирану окончательно не решен, каких-то радикальных действий от персов ждать не стоит.

Источник — iarex.ru

США открывают в Сирии южный фронт

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1524113640

В Сирии готовят к открытию южный фронт
Россию беспокоят планы боевиков начать операцию в американской зоне деэскалации

В Сирии готовятся к открытию нового фронта, где в прямое противостояние могут оказаться втянуты не только Россия и США, но также Израиль и Иордания. Российский военно-дипломатический источник сообщил в четверг о планах боевиков провести на юге Сирии широкомасштабную военную операцию. Ее цель — создание под патронажем США автономного от Дамаска территориального образования со столицей в городе Деръа.

В четверг военно-дипломатический источник рассказал журналистам ТАСС, «Интерфакс» и «РИА Новости», что террористическая группировка «Джебхат ан-Нусра» в союзе с «Исламским государством» (запрещены в РФ) и «Свободной сирийской армией» собрала на юге Сирии более 12 тыс. боевиков и сотни единиц техники для атаки на правительственные силы в городах Деръа и Эль-Баас, а также прилегающих районах. Цель наступательной операции, как считает источник, создать на юге Сирии автономию под патронажем США со столицей в Деръа.

Через иорданскую границу в эту зону регулярно прибывают автоколонны якобы с гуманитарной помощью. Но какие в действительности грузы доставляется этими колоннами — никому не известно. Вся переброска так называемой гуманитарной помощи контролируется только американцами»,- сообщил источник.

Информация о возможной операции появилась еще в конце марта в Twitter Syrian Rebellion Observatory, связанном с оппозицией. Там указывалось, что создается новое оперативное командование для «планирования финальной битвы за город Деръа». Также отмечалось, что это может стать «крупнейшей операцией повстанцев с 2015 года», то есть со времени наступления в Идлибе.

О подготовке операции пишут и другие оппозиционные ресурсы, но они не упоминают в этом контексте ни «Джебхат ан-Нусру», ни «Исламское государство» (ИГ), с которым вооруженная оппозиция периодически ведет бои.

При этом газета «Аш-Шарк аль-Аусат» 16 апреля сообщила, что посольство США в Иордании предостерегло вооруженную сирийскую оппозицию на юге от любых действий, которые могут подорвать соглашение о зоне деэскалации, созданной в прошлом году в результате договоренностей между Россией, США и Иорданией. «Как государство-гарант соглашения по деэскалации, мы не хотим видеть, как режим занимает вашу землю на юге. Мы хотим, чтобы у вас сохранилось право требовать от государства свободы и справедливости. Поэтому мы просим вас проявлять полную осторожность, чтобы не дать режиму и его союзникам шанс напасть на вас и сделать с Деръа и Эль-Кунейтрой то, что было сделано с Восточной Гутой»,- цитирует заявление посольства газета. По всей видимости, имелась в виду предполагаемая химическая атака в Восточной Гуте, в организации которой Запад обвиняет президента Сирии Башара Асада.

По данным издания, в послании также говорится: если оппозиция нарушит соглашение о деэскалации, то США не смогут ее защитить, но если нарушения будут со стороны режима, то в Вашингтоне «сделают все возможное для того, чтобы остановить эти действия». Также оппозиционные сирийские СМИ утверждают, что в свою очередь Россия предостерегла Дамаск от атак на оппозицию на юге после того, как 12 марта армия «впервые после создания зон деэскалации нанесла удары по районам, контролируемым повстанцами».

Как отмечает «Аш-Шарк аль-Аусат», заявление США прозвучало в то время, когда «проправительственные силы усилились на юге». В то же время местная оппозиция надеялась, что сирийская армия после Восточной Гуты сосредоточится на возвращении под свой контроль лагеря беженцев Ярмук на юге Дамаска и окрестностей Хомса, оставив Идлиб (север Сирии) и Деръа (юг) на более поздний этап.

Вопрос с Ярмуком должен быть решен в ближайшие несколько дней. В четверг сирийская газета «Аль-Ватан» сообщила, что власти дали боевикам ИГ 48 часов на выход из этого района, который они заняли еще в 2015 году.

«Вопрос, что дальше. Асад контролирует город Деръа, но вокруг него сосредоточены силы оппозиции и там действительно сложная ситуация»,- сказал «Ъ» глава Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт РСМД Кирилл Семенов. По его данным, на юге Сирии действует «всего тысяча-полторы» боевиков «Джебхат ан-Нусры». ИГ прижато к границе с Израилем в районе Эль-Кунейтры. «На каких-то этапах «Джебхат ан-Нусра» действительно объединялась с оппозиционными отрядами, но она не играет особой роли на юге Сирии»,- пояснил господин Семенов.

В то же время эксперт подчеркнул, что участие России в операции на юге Сирии по тому же принципу, как она действовала в Восточной Гуте, может привести к ее прямому столкновению с США и Израилем и серьезно испортить отношения с Иорданией.

Кирилл Семенов отметил, что все эти страны покровительствуют местной вооруженной оппозиции, объединенной под названием «Южный фронт», и заинтересованы в создании на юге анклава, аналогичного турецкому в Идлибе, но «более светского характера». Это даст им гарантию, что в этом районе не будет отрядов «Хезболлы» и других шиитских группировок. В то же время, по мнению эксперта, в Дамаске и Тегеране заинтересованы именно в проведении операций на юге Сирии, а не в ликвидации анклавов. «Если город Деръа (столица провинции) окажется под контролем оппозиции, то это с моральной точки зрения может перечеркнуть предыдущие победы Асада. А для Ирана и «Хезболлы» важно продемонстрировать готовность вести борьбу с «сионистами», а потому выход на границы с израильскими Голанскими высотами имеет для них принципиальное значение. Ситуация очень взрывоопасна»,- подчеркнул Кирилл Семенов.

Эксперт считает, что заявления российского военно-дипломатического источника могут быть связаны с опасением начала военных действий на юге Сирии. «Это может нарушить планы по ликвидации анклавов сопротивления в Хомсе и Восточном Каламуне. С учетом вероятной внешней поддержки для «Южного фронта», это может привести к длительному противостоянию, где ни одна из сторон не сможет взять вверх. В результате на других направлениях у Асада сил не останется».

Марианна Беленькая

Источник — Коммерсант

Коим образом Турция должна вести себя в случае возможного удара США по Сирии.

© REUTERS / Omar Sanadiki

Турецкие депутаты выразили свой взгляд на то, коим образом Турция должна вести себя в случае возможного удара США по Сирии.

 У турецкой стороны вызывают серьезную обеспокоенность те события, которые происходят на сирийской территории, сказал Sputnik Turkish депутат турецкого парламента от правящей Партии справедливости и развития (ПСР), член парламентской комиссии по правам человека Мехмет Метинер, комментируя возможный удар США по Сирии, а также то, каким образом в сложившихся условиях следует вести себя Турции.

По его словам, происходящие в регионе события могут быть связаны с попытками определенных сил «нанести удар по взаимодействию России, Ирана и Турции» в Сирии. Он также отметил, что принципиальная позиция Турции заключается в необходимости ухода от власти режима Асада в Сирии, однако у турецкой стороны вызывают серьезную обеспокоенность те события, которые происходят на сирийской территории.

Судя по всему, отметил парламентарий, укрепление Россией своих позиций в Сирии, ее роль регионального игрока в составе успешного функционирующего союза с Турцией и Ираном кому-то доставляет сильное беспокойство.

Собеседник Sputnik указал на то, что здесь речь может идти о попытке подорвать работу данного формата. В связи с этим Турции необходимо проводить крайне взвешенную и обдуманную политику. По его словам, в случае осуществления американского удара турецкая сторона не станет принимать сторону ни США, ни Асада.

«Мы не враждуем с Америкой или Россией. У нас очень хорошие отношения с Россией, мы союзники с США по НАТО», — сказал он, добавив, что, таким образом, Турция не будет участвовать ни в одной инициативе, которая через призму российско-американской напряженности могла бы нанести ей вред.

По его мнению, Анкара, в первую очередь, должна принимать во внимание собственные приоритеты и делать шаги в соответствии с ними.

В свою очередь, заместитель председателя парламентской фракции ведущей оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Турции Энгин Алтай подчеркнул, что Турции необходимо выступить в качестве активиста, способствующего установлению мира в регионе.

«Мы выступаем за сохранение Турцией в регионе своего имиджа и сильных позиций. Поэтому Турция должна выступать в качестве активиста, своими действиями способствующего обеспечению мира в регионе», — сказал он.

Депутат отметил, что добиться этого невозможно, если проводить непоследовательную внешнюю политику и использовать провокационную риторику, которая часто наблюдается в заявлениях властей. По его мнению, необходимо использовать рычаги дипломатии, укреплять взаимодействие с соседними государствами в регионе.

Турция в своей региональной политике, в первую очередь, должна делать акцент на значение территориальной целостности Сирии, выступать с дипломатическими инициативами для стабилизации обстановки в регионе, подчеркнул Алтай.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/politics/20180413/414855153/turcija-amerika-vojna-sirija-otnoshenija-rossija.html

Что не так с твитом Трампа об ударе по Сирии

© AP Photo, Evan Vucci

 Рано утром в среду президент Дональд Трамп написал в «Твиттере»: «Россия обещает сбивать любые ракеты, выпущенные по Сирии. Готовься, Россия, потому что они прилетят — хорошие, новые и „умные»! Нечего сотрудничать с животным-убийцей, которое травит свой народ газом и получает от этого удовольствие!»

Вот как!

В этом твите есть много чего — и много неправильного. Давайте посчитаем допущенные оплошности.


1. «Твиттер» — это не то место, где можно объявлять о военном ударе

Да, я знаю, что «Твиттер» увеличил количество знаков для сообщений с 140 до 280. Но даже 280 знаков, наверное, недостаточно, чтобы угрожать (или, может быть, не просто угрожать?) России и Сирии ракетными ударами. И даже если бы в «Твиттере» было бы неограниченное количество символов для сообщений, разве сайт микроблогов действительно является подходящим средством для объявления военных действий против иностранной державы и одновременных насмешек в связи с этим над другой иностранной державой? (В этом абзаце — 414 символов).

Во время предвыборной кампании 2016 года Трамп громче всего критиковал Хиллари Клинтон и Барака Обаму за то, что они слишком открыты и откровенно говорят о том, как они будут задействовать наши вооруженные силы, позволяя врагу узнать о наших следующих шагах и подготовиться к ним.

«Она говорит нам, как бороться с ИГИЛ (террористической организацией, запрещенной в РФ — прим. ред.), — заявил Трамп, говоря о Клинтон во время первых дебатов с ней осенью 2016 года. — Просто зайдите на ее сайт. Она на своем сайте рассказывает вам, как бороться с ИГИЛ. Не думаю, что генералу Дугласу Макартуру это бы очень понравилось». Позже он добавил: «Вы говорите противнику обо всем, что хотите сделать».

 

А еще вот это:

Трамп: «Почему мы продолжаем трубить на весь мир, когда собираемся атаковать Сирию. Почему мы не можем просто помолчать и, если мы вообще нападаем, застать их врасплох?»

 

07:45, 29 августа 2013 г.

И это:

Трамп: «Прежде чем атаковать Сирию, президент должен получить одобрение Конгресса — и будет большой ошибкой, если он этого не сделает!»

 

02:02, 31 августа 2013 г.

Да уж…

Разве публикация твита «Готовься, Россия!» по поводу запуска «хороших, новых и „умных» ракет» — не то же самое? А то, может, и еще хуже, учитывая, что Трамп не излагает публично общую стратегию решения проблем, связанных с президентом Сирии Башаром Асадом, а скорее предварительно просматривает фактические запуски ракет?


3. Никто не знает, насколько серьезно к этому относиться

Перспектива нанесения ракетных ударов по Сирии — запуска ракет, которые Россия пообещала сбивать — это дело очень серьезное, и принять такое решение не так-то просто. Проблема в том, что никто на самом деле не знает, действительно ли Трамп решил это сделать или нет.

Был ли этот твит осознанным разрешение» на запуск ракеты? И знает ли об этом армейское начальство? Одобрило ли оно язык и стиль твита и время его публикации?

Или это был просто гневный выпад Трампа? Смотрел себе рано утром передачи по кабельному, увидел репортаж о том, что Россия собирается сбивать ракеты, направленные в сторону Сирии. И подумал: «Я им покажу»?

И твит, который он опубликовал следом — менее чем через час после твита «Готовься, Россия!» — похоже, означает последнее. «Наши отношения с Россией сейчас хуже, чем когда-либо, даже чем во времена холодной войны. Оснований для этого нет. России нужна наша помощь в экономике, что было бы очень легко сделать. Нам нужно, чтобы все страны работали вместе. Может, прекратим гонку вооружений?».

Но разве он только что не написал в «Твиттере» о России и Сирии, которым надо готовиться к тому, что в их сторону полетят ракеты?

https://inosmi.ru/politic/20180412/241966244.html

 

Минобороны России: Израиль бомбил российских советников

© AP Photo, Ariel Schalit

Авиаудар по сирийскому аэродрому Тифор нанесли два истребителя F-15 ВВС Израиля, утверждают в Москве. До цели долетело три ракеты, остальные пять были сбиты, российские советники при атаке не пострадали, сообщает Минобороны РФ (как пишет РИА Новости).

«Девятого апреля в период с 03.25 по 03.53 мск два самолета Ф-15 ВВС Израиля, не заходя в воздушное пространство Сирии, с территории Ливана нанесли удар восемью управляемыми ракетами по аэродрому Тифор. Подразделениями ПВО ВС САР в ходе противовоздушного боя уничтожены пять управляемых ракет», — сказано в сообщении.
Три ракеты, по данным российских военных, «достигли западной части аэродрома». «Среди российских советников в Сирии пострадавших нет», — подчеркивается в релизе.

Как информировал «Курсор», ливанский телеканал «Аль-Маядин», который является одним из рупоров «Хезболлы», также утверждает, что израильские самолеты были в небе в момент ракетного удара по авиабазе в Сирии.

https://inosmi.ru/military/20180409/241936478.html

 

Эрдоган и Меркель обсудили Сирию и связи Турции с ЕС

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в телефонном разговоре с канцлером Германии Ангелой Меркель обсудил ситуацию в Сирии.

Как сообщили в администрации главы Турецкого государства, в ходе телефонного разговора, состоявшегося накануне вечером, состоялся обмен мнениями по ходу операции «Оливковая ветвь» на северо-западе Сирии.

Лидеры двух стран сошлись во мнении о необходимости продолжения диалога во имя укрепления взаимовыгодного сотрудничества. Отмечена значимость совместных шагов по противодействию незаконной миграции и терроризму.

Собеседники выразили надежду на продуктивность намеченной на 26 марта в Варне встречи лидеров стран ЕС.

Эрдоган поздравил Меркель с переизбранием на пост канцлера Германии.

https://aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%8D%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD-%D0%B8-%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D1%8E-%D0%B8-%D1%81%D0%B2%D1%8F%D0%B7%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%81-%D0%B5%D1%81/1090319

Оппозиция по-разному смотрит на будущее Сирии

Оппозиция за пределами Сирии решительно выступает за политический переходный процесс без участия режима Асада

Оппозиционные группировки в Сирии и за ее пределами имеют разные точки зрения по вопросу путей урегулирования сирийского конфликта и сохранения в будущем у власти режима Башара Асада.

Оппозиция за пределами Сирии решительно выступает за политический переходный процесс без участия режима Асада. Но оппозиционные группировки в самой Сирии (Национальный координационный комитет за демократические перемены, «каирская» и «московская платформы») все еще не определились по этому вопросу, несмотря на то, что их представители подписали итоговую декларацию конференции «Эр-Рияд-2» с участием основных группировок сирийской оппозиции.

Итоговую декларацию конференции «Эр-Рияд-2» о политическом переходном процессе на основе Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года («Женева-1») и резолюции СБ ООН за №2254 также подписала Национальная коалиция сирийских революционных и оппозиционных сил (НКОРС).

Заместитель главы НКОРС Абдуррахман Мустафа считает политическое урегулирование в Сирии невозможным без переходного политического процесса.

«Национальная коалиция убеждена в том, что путь к урегулированию сирийского конфликта лежит через процесс под руководством ООН. Переходный процесс должен завершиться после парламентских и президентских выборов принятием Конституции, утвержденной по итогам референдума», — сказал Мустафа агентству «Анадолу».

Делегация вооруженной сирийской оппозиции, принявшая участие в переговорах в Астане, также считает, что путь к урегулированию сирийского конфликта лежит через реализацию Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года и резолюции СБ ООН за № 2254.

Глава правового комитета делегации вооруженной сирийской оппозиции Ясир аль-Фархан отметил, что путь к урегулированию сирийского конфликта лежит через реализацию Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года и резолюций СБ ООН за №№ 2254 и 2118, одобренных НКОРС.

По его словам, оппозиция привержена идее создания в Сирии органа управления, который будет полностью контролировать деятельность армии и полиции.

Глава комитета считает, что переходный процесс должен предусматривать возвращение в Сирию 12 миллионов сирийцев, покинувших родину, и отстранение от власти военных преступников, в том числе Башара Асада и других представителей режима.

По словам аль-Фархана, правом голоса по вопросу принятия новой Конституции Сирии обладает только сирийский народ.

http://aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%BE%D0%BF%D0%BF%D0%BE%D0%B7%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D0%BE-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D1%83-%D1%81%D0%BC%D0%BE%D1%82%D1%80%D0%B8%D1%82-%D0%BD%D0%B0-%D0%B1%D1%83%D0%B4%D1%83%D1%89%D0%B5%D0%B5-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1071773

Россия теряет контроль над северо-востоком Сирии

Намечающийся союз Вашингтона и Анкары создает угрозу «Турецкому потоку»

Попытки сирийских войск закрепиться на левом берегу Евфрата в районе Дейр-эз-Зора пока не привели к успеху. При этом велика угроза новых кровопролитных столкновений войск Башара Асада, а также российской военной группировки и подразделений частной военной компании (ЧВК) Вагнера с американцами. Об этом заявил бывший посол США в России Майкл Макфол на конференции по безопасности в Мюнхене, подчеркнувший, что американские войска «останутся в Сирии надолго, так что столкновения с русскими могут повториться».

Аналогичную позицию, но более дипломатично озвучил госсекретарь США Рекс Тиллерсон, заявивший, что его страна «бессрочно» разместит в Сирии контингент в 2 тыс. человек. Целью Тиллерсон назвал дальнейшую стабилизацию обстановки в Сирии».

Как известно, авиация США в ночь на 8 февраля нанесла удар по отрядам ЧВК Вагнера в районе завода Каноко (см. «НГ» от 16.02.18). Вашингтон явно демонстрирует, что пока в Сирии у власти остается Асад, поддерживаемый Россией, Дамаску будет трудно вернуть свои энергетические активы.

После гибели от ударов США сотрудников ЧВК власти РФ демонстрируют растерянность. Это связано не только с внутриполитической предвыборной борьбой, когда оппоненты Владимира Путина критикуют его и других руководителей РФ в сокрытии фактов, связанных с массовой гибелью российских наемников, но и с настроениями среди военного электората. В субботу в Москве прошло Общероссийское офицерское собрание, на которое приехали делегаты из многих регионов. В кулуарах шел разговор и о потерях ЧВК Вагнера. Память о погибших участники собрания почтили минутой молчания. «НГ» стало известно, что некоторые из делегатов собрания навестили в военных госпиталях Москвы раненых в Сирии бойцов ЧВК. Точной цифры не называлось, но говорилось, что их немало.

Не просматриваются четкие планы Москвы и в самой Сирии. Возникают вопросы в связи с тем, что РФ пошла на немотивированные уступки Турции. Вслед за оккупацией турецкими войсками Африна, которую Москва молчаливо вроде бы одобрила, Анкара усилила свои позиции в Идлибе.

Вчера турецкие СМИ сообщили, что Анкара закончила размещение своих наблюдательных пунктов южнее кантона Африн в зоне деэскалации (ЗД) Идлиб. Наблюдатели утверждают, что турки заняли в том числе и ЗД, которая должна находиться под протекторатом Москвы (что было согласовано в Астане). Утверждается, что территория южнее трассы М5 Алеппо–Хама, на которой должны находиться российские военные, сейчас контролируется турецкими войсками.

Создавшаяся ситуация не устраивает Дамаск. После состоявшего на прошлой неделе визита Тиллерсона в Турцию на Западе заговорили о турецко-американском альянсе в Сирии. В том числе пишут о возможности Вашингтона и Анкары разместить на севере Сирии совместный воинский контингент. Якобы такое предложение высказал глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, а американский госсекретарь это одобрил. Чавушоглу заявил, что Турция готова на совместные с США меры в регионе, если курдские Отряды народной самообороны покинут Манбидж. Американцы с этим почти согласились, и, по официальным данным, первый раунд переговоров должен состояться в середине марта. Тиллерсон отметил, что США признают право Турции защищать свои границы, но призвал Анкару воздержаться от слишком резких шагов. Но уже сегодня более половины территории Сирии находится под контролем Турции.

«В Дамаске и турецкие войска, и американские (они удерживают всю восточную территорию страны) считают оккупационными. Но в Анкаре, как и в Вашингтоне, режим Башара Асада объявлен нелегитимным. Асад – союзник Москвы, и, вводя свои войска в Сирию, мы обязались поддерживать законную власть в стране. Получается это не слишком удачно», – отмечает член-корреспондент Академии военных наук полковник Эдуард Родюков.

«Несмотря на то что во время визита Тиллерсона в Анкару США и Турция заявили о своей приверженности сохранить территориальную целостность Сирии, их реальные действия сейчас направлены на сохранение и упрочение местечковых властей. То есть культивируют они сепаратизм, – считает военный эксперт, доктор исторических наук Владимир Попов. – В Идлибе это так называемое протурецкое оппозиционное правительство, а в Восточной Сирии – курдские силы самообороны и арабские племена, не желающие отдавать режиму Асада нефтегазовые активы».

Попов обращает внимание на то, что формирование турецко-американского военного союза в Сирии создает хорошие предпосылки для транспортировки по оккупированным территориям углеводородов с Аравийского полуострова в Турцию и далее в Европу: «Это делает почти ненужным газопровод «Турецкий поток», в котором РФ заинтересована и который стал одним из негласных мотивов ввода российской группировки в Сирию».

Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»
19.02.2018

Источник — ng.ru

Конфликт Ирана и Израиля ставит под удар американские базы

Тегеран грозит Вашингтону ракетной атакой

Израиль и Иран, которые недавно оказались на грани полномасштабной военной конфронтации в Сирии, продолжают обмен угрозами. Еврейское государство обещает, что будет и впредь жестко отвечать на действия внешних игроков в соседней стране, которые, по его мнению, могут нанести ущерб национальной безопасности. В Иране и вовсе грозят уничтожить все военные базы на Ближнем Востоке главного союзника Израиля – США.

«Мы будем реагировать на любую провокацию, продолжим защищать наши жизненно важные интересы, – заявил глава израильского Министерства обороны Авигдор Либерман. – Мы ведем себя решительно и ответственно, нет никаких ограничений, да мы и не приемлем никаких ограничений». Относительно военного инцидента, произошедшего в минувшие выходные с участием израильской, сирийской и иранской сторон, глава оборонного ведомства заметил: «Перефразируя известную поговорку, можно сказать: настало время не лаять, а кусать. Мы будем кусаться сильно, хотя, я надеюсь, нам не придется этого делать».

Отвечая на вопрос, что может стать «красной линией» для Израиля в вопросе иранского влияния в Сирии, израильский посол в РФ Гарри Корен заявил Интерфаксу: «Иранский режим вместе со своими союзниками вооружен до зубов, и если эта сторона говорит о новых военных планах против нас, то у нас нет выхода, кроме как пресечь эти планы. Каким образом? Мы готовы к самым экстремальным мерам, если понадобится. Но мы надеемся, что такой необходимости не возникнет».

В том, что Соединенные Штаты готовы поддержать Израиль, сомневаться не приходится. Представленный накануне проект бюджета Государственного департамента США на 2019 финансовый год свидетельствует, что еврейское государство должно остаться крупнейшим получателем американской военной помощи в ближайшей перспективе, по мнению Белого дома. На эту статью расходов действующая американская администрация запрашивает у Конгресса около 3,3 млрд долл. Приоритетом при этом в проекте бюджета обозначено строительство американского посольства в Иерусалиме. Ранее президент США Дональд Трамп признал древний город столицей Израиля, чем вызвал бурю негодования в мусульманском мире – даже со стороны государств, которых связывали с Вашингтоном партнерские отношения.

На фоне военной эскалации иранская сторона также заняла жесткую позицию по отношению к Израилю и его главному союзнику – США. Командующий иранской армией генерал Абдель Рахим Мусави заявил, что Исламская Республика не нуждается в советах американского руководства, которые касаются вопросов национальной безопасности. «Сегодня уже никто в мире не сомневается в том, что США – короли воров. Мы сделаем стены своего дома еще выше, чтобы вор не смог в него проникнуть», – пообещал военачальник. «Иран продолжит укреплять свою военную мощь и не будет спрашивать на это разрешения», – подчеркнул Мусави.

Заместитель главы Корпуса стражей исламской революции генерал Хоссейн Салами сделал более грозное заявление. Он напомнил, что все американские базы в регионе Ближнего Востока находятся в зоне досягаемости иранских ракет, и Исламская Республика может применить силу в том случае, если возникнет необходимость. «Например, у США есть военная база, которая находится в Бахрейне, – заявил «НГ» замдиректора Института стран СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев. – Конечно, Иран ее может достать. Или он может достать ту базу, которая находится в Катаре. Дальность стрельбы иранских ракет – это, конечно, зависит от их типа – составляет от 1,5 до 2 тыс. км. Ее хватает до Израиля, если стрелять с правильных территорий. Поэтому такая дальность позволяет наносить удары по всему Персидскому заливу, по базам США в Ираке и даже по американским военным базам в Сирии. Нетрудно догадаться, что простреливается ракетами весь Афганистан. Как правило, у иранцев ракеты мобильного типа базирования. Им может иногда требоваться перебазирование. Иными словами, такая возможность есть. Другой вопрос – насколько иранцы смогут доставить заряд в условиях наличия систем ПВО. Реализовать возможность удара в условиях, когда осуществляется противодействие, трудно. Противодействие может быть разного рода – оно может проявляться как в нанесении ударов по ракетам, которые готовятся к старту, так и в их перехвате».

Напомним, что в минувшие выходные израильские военные сообщили о ликвидации вторгшегося со стороны Сирии беспилотного летательного аппарата, который, как отмечалось, принадлежал иранской стороне. Ответом Военно-воздушных сил Израиля стал удар по военным объектам в Сирии, которые предположительно принадлежали Исламской Республике. Так, был уничтожен сам пункт контроля беспилотника. Вслед за ударом еврейского государства атака последовала со стороны сирийских ПВО: обстрелу подвергся израильский истребитель F-16. Самолет был уничтожен. В результате чего Военно-воздушные силы Израиля ударили еще по 12 объектам в Сирии.

13.02.2018
Игорь Субботин

Источник — ng.ru

Тылы «Хезболлы». Иран приближается к границам США

Проблемы безопасности в ключевых странах Ближнего Востока нарастают, несмотря на снижение до минимума угрозы со стороны «Исламского государства» (запрещенного в РФ) благодаря действиям ВКС России и их союзников в САР и возглавляемой США коалиции в Ираке. Напряженная ситуация сохраняется в Ливии, Йемене, Афганистане, Сомали и в АРЕ, Сирии и Ираке.

Нарастает противостояние Ирана и Израиля, КСА и США, в том числе в Латинской Америке, где действуют местные ячейки «Хезболлы». Настоящая статья подготовлена на основе материалов эксперта ИБВ Ю. Щегловина.

Силовая ротация

Неожиданное увольнение главы Управления общей разведки (Мухабарата) АРЕ Х. Фаузи в середине января и замена его генералом А. Камелем символизирует окончание борьбы египетских военных и глав спецслужб. Фаузи уволили по ряду причин, но отметим главную. Согласно секретному докладу посольской резидентуры ОАЭ в Каире смещение главы УОР – результат коллективной петиции президенту А. Ф. ас-Сиси главы его личной канцелярии генерала А. Камеля, министров обороны и внутренних дел С. Субхи и М. Абдель Гаффара. Суть высказанных обвинений – неспособность руководителя УОР справиться с террором на Синае.

» Операция «Синай-2018″ проводится не для искоренения терроризма, а ради демонстрации эффективности египетского руководства »

В обращении говорилось: отсутствие надлежащего уровня координации привело к резонансному теракту в мечети на Северном Синае, где погибли 305 человек. Более всего генералов обидело, что обстреляли вертолет, на котором в аэропорт «Эль-Ариша» 19 декабря 2017 года прилетели Субхи и Гаффар. Они, «между строк», обвинили бывшего коллегу в организации покушения на них через агентуру среди синайских бедуинов.

За две недели до этого Фаузи направил президенту рапорт, в котором обвинил Субхи в том, что подчиненные тому сотрудники службы военной безопасности вмешиваются в его сферу компетенции при организации борьбы с террористами на Синае и в крупных городах. Последней каплей для ас-Сиси стала информация в «Нью-Йорк таймс» о том, что ряд высокопоставленных офицеров Мухабарата в частных беседах поддерживали решение Д. Трампа о переносе посольства США в Иерусалим. Тогда египетские власти объявили о расследовании и об отсутствии подтверждения этого. На деле же указанные американским изданием факты оказались достоверными, что дало повод египетскому президенту обвинить Фаузи в том, что он плохо контролирует сотрудников.

Ас-Сиси заподозрил главу Мухабарата в организации компрометирующей комбинации накануне выборов. Этим воспользовался Камель, в последнее время значительно усиливший позиции во властной иерархии. Сначала он как глава канцелярии президента подмял под себя весь комплекс неформальной дипломатии договоренностей по деликатным вопросам с зарубежными партнерами. В частности, он несколько раз в 2017 году совершал вояжи в Рим на переговоры с итальянскими коллегами о ливийском досье. Затем на фоне борьбы между основными силовиками убедил ас-Сиси создать надзорное суперведомство, которое контролировало бы и Мухабарат, и армию. В августе 2017-го была создана National Security Organisation, подчиненная напрямую президенту. Теперь он стал еще и главой Мухабарата. При этом, по мнению экспертов из ОАЭ, успокаиваться министрам обороны и внутренних дел рано. Скорее всего следующими в ходе ротации в иерархии спецслужб будут они. Сейчас обсуждается назначение главой военного ведомства двоюродного брата президента, начальника Генштаба М. Хегази.

Что до Гаффара, того давно обвиняют в некомпетентности. Так, резидентура ЦРУ США в Каире несколько раз жаловалась президенту на блокирование министром внутренних дел их инициатив и замораживание каналов обмена информацией. Организованные Гаффаром постоянные проверки личного состава на предмет инфильтрации сторонников «Братьев-мусульман» сорвали деятельность МВД в борьбе с террором.

Наметилась активизация франко-египетского сотрудничества в сфере безопасности. Глава французской DGSE Б. Эми 22 января посетил Каир, где встречался с Камелем. Обсуждались положение в Ливии и интенсификация сотрудничества там между французами и египтянами с подключением эмиратовцев в поддержке Х. Хафтара на юге страны и борьбе с исламистами в Дерне. В том числе направлением в Ливию по линии французской DRM (Direction du Renseignement Militaire) спецназа и вертолетного крыла. Обсуждалось также увеличение поставок военной техники и аппаратуры для перехвата и мониторинга радиоэфира фирмы Nexa Technologies. По оценке, данной в ОАЭ, Франция готовит условия для превращения в основного партнера АРЕ в ВТС на фоне остановки прямой военной помощи Каиру американцами

Антитеррор в песках Синая

Евгений Сатановский

Начавшаяся в АРЕ всеобъемлющая операция «Синай-2018» проводится на севере и в центре Синая, в дельте Нила и в пустыне на западе страны «с целью уничтожения очагов терроризма и криминальных банд». В ней участвуют полевые армейские подразделения, полицейские, пограничники, ВВС и ВМС. Мобилизовано максимум сил и средств, включая подразделение Unit 888, которое до сего времени в операциях против террористов не использовали, поскольку оно предназначено для диверсий в тылу врага. От прошедших ранее мероприятий это отличается тем, что зачистка экстремистов проводится одновременно в нескольких стратегических регионах, где укрываются боевики: в первую очередь на Синае и на пустынных территориях центральной части страны.

Хотя операции будут в значительной степени сосредоточены на Синайском полуострове, заявленная цель состоит в том, чтобы искоренить террористические опорные пункты по всему Египту, прежде всего в Западной пустыне (где силовикам противостоят джихадистские группировки, связанные, по официальной версии, с «Аль-Каидой») и в дельте Нила (там действует «Хасм»). На деле идет борьба с одним и тем же противником, пусть в разных ипостасях. У этих групп один источник поддержки – прокатарское подполье «Братьев-мусульман». «Хасм» создали для городской герильи, а бандгруппы в Западной пустыне и на Синае – для сельской. Это классическая тактика катарцев по «разделению труда». «Братья-мусульмане» как структура и политическая партия выводятся в мирные форматы протестов, что позволяет сохранить их в международном правовом поле, а террор отдают специально созданным салафитским группам типа «Бейт Ансар аль-Макдис» или «Хасм».

В конце ноября 2017-го президент АРЕ после крупнейшего теракта в суфийской мечети на Северном Синае дал силовикам три месяца для восстановления безопасности в регионе. Срок истекает к марту, за три недели до президентских выборов. Военный успех операции важен для ас-Сиси, поскольку вопрос безопасности наряду с экономикой для него ключевой. Отсюда выбор в пользу этой операции, судя по масштабам освещения в СМИ проводимой не с целью искоренения терроризма, а ради демонстрации эффективности руководства. Одновременно предпринимается попытка минимизировать возможные теракты в период голосования. Политическая сфера на выборах президентом Египта зачищена, пришла очередь безопасности.

Подкрепление для Африна

В конце января оппозиционная коалиция «Силы демократической Сирии» (СДС), которую поддерживают США, заявила о намерении направить подкрепление в Африн, где действует турецкая армия. Туда прибыли порядка двух тысяч бойцов из Манбиджа и Хасеке через подконтрольную сирийским правительственным силам территорию. Колонна прошла организованно, не боясь налетов авиации турок. Часть курдских отрядов представляют Рабочую партию Курдистана и прибыли из иракского Синджара. Анкара несколько раз в 2017 году шантажировала Багдад угрозой проведения операции в этом районе, но Иран взял его под опеку. Решение об этом принимал лично командующий спецподразделением «Кудс» иранского КСИР К. Сулеймани. Тогда для предотвращения турецкой агрессии в Синджар вошли отряды шиитской иракской милиции «Аль-Хашд аш-Шааби» и курдов-езидов.

Эксперты полагают, что переброска подкрепления в Африн стала совместной операцией Ирана, РФ и САР как ответ Анкаре на сбитый российский самолет. Это подтверждается тем, что по линии соприкосновения сирийских правительственных сил с административной границей кантона Африн после гибели штурмовика Су-25 было дислоцировано несколько групп ПВО на базе «Панцирей», что свело к нулю рейды турецкой авиации в Африне. Турецкие ВВС испытывают дефицит боеприпасов и топлива, так что дополнительное давление в виде размещения «сирийских ПВО» сработало: турки боятся ответа в отношении своей авиации. Причем не сколько со стороны сирийцев, сколько от ПЗРК курдов.

Насколько можно судить, Анкара сигнал услышала: отсюда затишье в боевой активности, усиление антиамериканской риторики и заявление о том, что турки пойдут на Идлиб. Кульминацией «борьбы нервов» станет очередной раунд переговоров в Астане. Каким там будет представительство протурецких делегатов и какие последуют итоги – продемонстрирует, готовы ли турки начать искоренение «Джебхат ан-Нусры» в Идлибе и влиять в нужном ключе на подконтрольные им группы. Другими словами, закончилось ли противостояние между Анкарой и Тегераном и Дамаском, проявившееся после начала наступления армии САР и ВКС РФ в Идлибе и Восточной Гуте.

Кровь иракской войны

ВС Ирака начали наведение порядка на севере страны. Идет зачистка нефтеносных районов близ города Туз-Хурмату в провинции Салах-эд-Дин. Руководство Ирака ведет подготовку перед началом транспортировки сырья из провинции Киркук на НПЗ в иранский Керманшах.

По данным шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», в северных иракских провинциях могут скрываться от 200 до 500 боевиков ИГ и «Ар-Райят аль-Бейда» («Белые знамена»). Операция проходит при участии авиакрыла и восьми бригад из бойцов «Аль-Хашд аш-Шааби», иракской армии и спецназа федеральной полиции. Иракским федералам удалось установить контроль над пятью нефтяными скважинами и обезвредить несколько десятков СВУ.

Группировка «Белые знамена» появилась в конце 2017 года и очень усилилась именно в районе Туз-Хурмату. После неудачного референдума в Иракском Курдистане, последовавшей за этим зачистки Киркука и ухода оттуда курдских пешмерга образовался вакуум власти. Этим воспользовались местные элементы, не примыкавшие на тот момент ни к одной из сил или дезертировавшие из иракской армии, ИГ и пешмерга. На территории Киркука всегда проживало множество суннитов, шиитов и курдов, и создание «Белых знамен» стало инициативой местного арабско-суннитского и курдского сообществ в попытке воспользоваться ситуацией и обогатиться в том числе рэкетом операторов нефтяных скважин. Кроме них образовалось несколько подобных банд. Пришла пора нейтрализовать эту вольницу. «Белые знамена» выдвигаются в сообщениях на первый план из-за их численности в 500–600 бойцов.

Интерес иракских федералов к этой банде связан с ее агрессивностью: с начала года группа ответственна за большинство случаев мародерства, грабежей, нападений на грузовые автокараваны и киднеппинга для получения выкупа. Она не имеет отношения ни к одному из существующих в Сирии и Ираке центров силы. Активность федерального центра в Киркуке обусловлена необходимостью обеспечить стабильность, бесперебойность нефтедобычи и экспорта углеводородов. «Белые знамена» стали угрожать нефтяной инфраструктуре, поэтому в Багдаде и Тегеране подписали им приговор. Без «нефтяного фактора» эта и другие банды могли бы действовать еще долго.

Нефтяные ресурсы полей Восточного Туз-Хурмату обрели стратегическое значение. С закрытием экспортного нефтепровода в Турцию и консультациями между Багдадом и Эрбилем о совместном использовании инфраструктуры для экспорта нефти в Киркуке федеральное иракское правительство пошло на подписание однолетнего соглашения с Ираном о нефтяных свопах. Ирак планирует доставить от 30 тысяч до 60 тысяч баррелей в день из Киркука в иранский Керманшах в автоцистернах. Но каждая может перевозить от 150 до 300 баррелей. Если Ирак достигнет половины показателя добычи в 30 тысяч баррелей в сутки, то придется отправлять от 75 до 100 караванов каждый день. Присутствие на их маршрутах неуправляемых банд увеличивало издержки и риски срыва поставок. Отсюда решимость Багдада и Тегерана навести порядок.

В планах Багдада – серьезно нарастить добычу и переработку нефти в этом районе. Миннефти Ирака заключило соглашение с местной компанией о строительстве НПЗ в провинции Киркук стоимостью 500 миллионов долларов. Согласно договоренности его мощность составит 70 тысяч баррелей в сутки. Обсуждаются с Ираном и планы строительства трубопровода. Нефтяные залежи в Киркуке считаются одними из крупнейших в мире и оцениваются приблизительно в 13 миллиардов баррелей или порядка 12 процентов общего объема запасов нефти в Ираке. Ранее специалисты Миннефти Ирака говорили о планах нарастить объем производства в Киркуке до миллиона баррелей в сутки.

Ливанцы надевают сомбреро

Латинская Америка, казалось бы, не имеет отношения к Ближнему Востоку. На фоне введения США дополнительных санкций против КСИР и связанных с ним структур американские эксперты проанализировали вероятность атаки «стражей» и спящих ячеек «Хезболлы» с южноамериканского направления. Там с начала 80-х годов тыловая база операций ливанской «Хезболлы». За это время создана разветвленная сеть финансовой и материально-технической поддержки, которую использовали для организации терактов в Аргентине в 90-е. В теракте 1992 года против израильского посольства в Буэнос-Айресе погибли 29 человек и 242 получили ранения. При взрыве в 1994-м в здании Ассоциации еврейской общины Аргентины в Буэнос-Айресе погибли 85 и ранены более 300 человек. С тех пор «Хезболла» отошла от террористической деятельности и сконцентрировалась на установлении контроля над местным и международным криминалом. Организация активно вовлечена в оборот наркотиков, главным образом кокаина и героина. До недавнего времени это касалось ливанской долины Бекаа, крупного центра выращивания мака, марихуаны, а также производства героина из сырья, поступающего из Афганистана и «Золотого треугольника» ЮВА, что приносит миллиард долларов в год. Большая часть гашиша и героина из долины Бекаа прибывает в Европу, где «Хезболла» создала сеть контрабанды, угона автомобилей и торговли контрафактом. С недавних пор аналогичная деятельность ведется и в Америке. Сегодня ячейки «Хезболлы» присутствуют в приграничье Парагвая, Аргентины и Бразилии, где зарабатывают десятки миллионов долларов в год на легальной и незаконной коммерческой деятельности, в основном торговле контрафактом. Появились данные о кооперации оперативников «Хезболлы» и латиноамериканских наркокартелей при контрабанде кокаина в Европу. Отмечено появление шиитских молельных центров в Перу. Власти Венесуэлы поддерживают с руководством «Хезболлы» официальные отношения. Деятельности США по выявлению и нейтрализации ячеек организации в Латинской Америки препятствует то, что ни одна страна континента не признает ее террористической.

В последние годы «Хезболла» активизировалась в Центральной Америке и Мексике. При этом мексиканские власти не обладают контрразведывательным потенциалом для работы в этом направлении да и не считают такое противодействие приоритетом правоохранительной системы. Ливанцы легко адаптируются в Мексике, женятся на местных и принимают испанские имена. В стране большая и влиятельная ливанская община христиан-маронитов, но и шииты здесь за последние десятилетия усилили присутствие и влияние. Они составляют примерно половину от всей численности ливанской диаспоры в Мексике. «Хезболла» и иранцы основали несколько исламских центров в мексиканских городах Торреон, Чихуахуа и Монтеррей, молельни в приграничных с США районах и по ту сторону границы. По данным американских экспертов, эта сеть используется для координации трансграничной деятельности контрабандистов и боевиков.

Американцы указывают, что служащие таможенных и пограничных органов США не в состоянии идентифицировать и отличить этнического ливанца от мексиканца, что облегчает приезжим инфильтрацию на американскую территорию. Хотя шиитская община в Мексике малочисленна, географическое положение этой страны и либеральный погранрежим делают ее одной из главных площадок для оседания оперативников «Хезболлы» и организации там «спящих ячеек». КСИР и «Хезболла» периодически демонстрируют организацию наблюдения за целями США в странах Южной Америки. Они показывают американцам свои возможности при совершении терактов в случае необходимости, но до самих терактов дело может дойти только при прямом военном конфликте США и Ирана.

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

№ 6 (719) за 13 февраля 2018

Источник — vpk-news.ru

Россия и Персидский залив: непрямая стратегия

Абделла ибн Карим Аль-Аттият (Abdella ibn Karim Al-Attiyat)

Ветер напряженности идет с Востока на Запад, достигая новых арен. Причиной тому является вакуум, возникший в результате упадка старого колониализма и тот факт, что сегодняшняя международная система с дипломатической и стратегической точек зрения зиждется на двух полюсах — России и США. Эти две державы могут осуществлять военное вмешательство в любой точке мира и влиять на процесс урегулирования конфликтов. Необходимо более внимательно взглянуть на цели американского и российского присутствия на сирийской арене и учесть явное соперничество между этими двумя центрами силы на Ближнем Востоке, где конкуренция приняла серьёзный оборот и близка к тому, чтобы стать причиной провала концепции политической разрядки.

Это происходит в свете усиления роли России в результате неудовлетворенности нынешним международным порядком и ее усилий по восстановлению своего международного статуса. «Арабская весна» подтолкнула Москву вмешаться, чтобы предотвратить попытку Запада разжечь «российскую весну» по образцу цветных революций в соседних странах. Российская экспансия в южном направлении не является чем-то новым, но она развивается все больше и больше, в то время, как на юге распространяется шиитское влияние.

Этот фактор достаточно значим, чтобы обратить внимание сегодня, как и в прошлом, на юг (Персидский залив), поскольку Иран и Турция, в связи с их географическим положением имеют главное значение для Москвы.

Поскольку на протяжении истории российская политика по отношению к своим соседям основывалась на оказании давления и угрожающих политических манёврах, это привело к тому, что в течение последних двух столетий страна вела около 12 войн с Турцией, а также трижды вторгалась в Иран. Российские интересы не сильно изменились после распада Советского Союза, и страна продолжала следовать политике участия в конфликтах на Ближнем Востоке, однако при всём этом она извлекла уроки из поражения в Афганистане и падения своих союзников в регионе. Россия поняла, что альянсы в этом регионе по своей природе изменчивы и здесь нет постоянных союзников или врагов. Это понимание подтолкнуло ее расширить сеть региональных отношений, чтобы она включала большинство стран Ближнего Востока и региональных негосударственных субъектов.

К тому же Москва преподала Соединенным Штатам и другим западным странам урок, как совершать военные интервенции, когда ей удалось укрепить власть Асада в Сирии, обеспечить свои интересы при помощи союзников (Иран) и воспользоваться в этих целях их вооруженными отрядами. Эти меры представляют собой новое явление, совершенно отличное от того, что мы знали о России на протяжении прошедших трех десятков лет. Эти шаги позволили российскому государству укрепить военное влияние непосредственно на севере Персидского залива и распространить его на соседние с ним страны на фоне регионального климата, в котором сегодня царят хаос и нестабильность.

Это привело к расколу внутри широкого пояса арабских государств. Большая часть этих потрясений становится темой публикаций в западных СМИ, в то время как некоторые из них, как, например, события в Иране, явно угрожают политической ситуации в регионе Персидского залива в целом. Во всех случаях Россия остаётся в выигрыше, поддерживая все изменения, которые могут произойти в регионе, бурление в котором открывает для России новые возможности и подталкивает ее ими воспользоваться. Российские политики сосредоточены на том, что Персидский залив близок к российским границам. Они также указывают на то, что не могут бездействовать перед тем, что происходит вокруг этого региона. Они доказали Америке и Европе, что в этой части мира не могут идти переговоры.

Помимо этого, следуя подобной непрямой стратегии, они устанавливают баланс между различными видами силы в опасных регионах, находящихся между миром и войной. Такого величия можно достичь в подходящий момент, не идя при этом ни на какие риски. Этой стратегии невозможно противостоять, не только по причине ее непрямого характера, но и потому, что правдоподобия скорой ответной реакции недостаточно.

 

Абделла ибн Карим Аль-Аттият — член регионального совета, генерал-майор

http://inosmi.ru/politic/20180205/241361117.html

Внешне привлекательная идея Кремля по мирному урегулированию сирийского кризиса оказалась трудно реализуемой.

Внешне привлекательная идея Кремля собрать в Сочи как можно больше делегаций сирийцев на переговоры по мирному урегулированию сирийского кризиса на деле оказалась трудно реализуемой. Инициативу В.В.Путина на корню загубили нынешние «друзья» и партнеры России в регионе – новоявленный турецкий султан Эрдоган и духовный лидер ИРИ аятолла Хаменеи. Каждый из них пропустил через фильтр своих эгоистических интересов список приглашенных на этот форум и, соответственно, убрал неугодные Анкаре и Тегерану (Дамаску) делегации. Исключив участие в сочинской встрече курдскую Партию демократического союза (ПДС), которая вынесла на себе основную тяжесть борьбы с террористами ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра», Турция, Иран с его марионетками в Дамаске еще раз показали, что они не только не хотят видеть курдов за столом переговоров, но и по-прежнему не считают их равноправными гражданами Сирии.

При этом попытки Анкары и Тегерана как-то оправдаться и прикрыться вкраплением отдельных лояльных им курдов по национальности в ту или иную делегацию оппозиции или правительства Сирии ни в коей мере не компенсируют огромный ущерб от изоляции ПДС. Эрдоган при этом ведет себя все более нагло и разнузданно. Его войска не только оккупировали значительную территорию на севере Сирии без какого-либо разрешения Дамаска или санкции ООН, но при этом турецкие военные планомерно убивают сирийцев-этнических курдов. Якобы, эти сирийцы близки идеологически турецкой Рабочей партии Курдистана (РПК) и поэтому их можно безнаказанно обстреливать и уничтожать из танков и артиллерии. В последнее время Анкара угрожает вторгнуться в сирийскую провинцию Африн, где также проживают курды, и навести там свой оккупационный «порядок». Мировое сообщество и Москва закрывают глаза на эти факты нарушения суверенитета Сирии и геноцида по отношению к местному населению. Очевидно, здесь срабатывает известное изречение одного из исторических деятелей прошлого века: «Сукин сын, но свой сукин сын».

Помимо ПДС в Сочи по разным причинам не приедут другие представители антиасадовских и антииранских партий и движений (эр-риядская, каирская группы), а также многие лидеры вооруженной оппозиции и полевые командиры. Они считают главными террористами в Сирии режим Асада, ливанскую шиитскую группировку «Хизбаллу» и КСИР Ирана и в качестве предварительного условия для участия в переговорах требуют отставки Асада. Дамаск, в свою очередь, объявил предателями и террористами курдов и непримиримую арабо-суннитскую оппозицию и заявил о своей готовности разоружить их силой. Успешные действия ВКС РФ против ИГИЛ (запрещена в России) и помощь иностранной шиитской коалиции заметно укрепили позиции Асада и теперь в его окружении вновь набирает силу «партия войны». Арабо-алавитская верхушка и функционеры партии Баас готовы продолжить гражданскую войну при поддержке Тегерана до последнего сирийца. Реваншистские настроения у «ястребов» в Дамаске все усиливаются. Одновременно турецкие, иранские и сирийские спецслужбы на скорую руку лепят свои «карманные» партии, которым отводится роль марионеток на переговорах в Сочи. Особое усердие при этом проявляют сирийские спецслужбы.

Таким образом, еще не начавшись, сама сочинская встреча и ее ожидаемые результаты оказались под большим вопросом. Ясно, что турецкие и иранские посредники далеко не лучшие медиаторы в сирийском переговорном процессе и каждый из них «тянет одеяло» будущей Сирии на себя. Главной целью для них остается посадить со временем в Дамаске свое марионеточное правительство или хотя бы сохранить завоеванные на сегодня в этой стране плацдармы и анклавы. При этом они едины в проведении своей антикурдской и в целом антисирийской политики. Аргумент Анкары и Тегерана в борьбе с сирийскими курдами прост: задавив на корню курдское национальное движение в Сирии, удастся предотвратить борьбу турецких и иранских курдских меньшинств за свои законные права и свободы.

 

Эксперт по Ближнему Востоку Иванов Станислав Михайлович

 

Кто в Сирии главный: что происходит в стране после ухода ИГ

Кто в Сирии главный: что происходит в стране после ухода ИГ

Военное присутствие России в Сирии заметно изменило расклад сил и помогло сирийской армии восстановить влияние в регионе

Несмотря на сделанное Россией объявление о завершении военной операции в Сирии, эксперты убеждены, что Москва по-прежнему остается арбитром во всех вопросах, которые касаются этой страны.

Что сделала Россия в Сирии с 2015 года?

Неожиданная встреча Владимира Путина и Башара Асада, прошедшая в Сочи 20 ноября, зеркально повторяет такую же встречу в 2015 году, сразу после того, как Россия вмешалась в военный конфликт в Сирии.

Тогда картина конфликта была совсем иной. В стране продолжалась гражданская война, сирийская армия отступала под натиском «Исламского государства» (ИГ, террористическая группировка, запрещенная в России и других странах), чьи боевики захватывали все более обширные территории страны.

На стороне различных мятежных группировок явно или скрыто выступали иностранные государства — страны Персидского залива и США.

Эксперты сходятся на том, что вмешательство России существенно изменило расстановку сил.

Благодаря ему правительственным войскам удалось вернуть под свой контроль Алеппо и другие важные города, захваченные исламистами. Одновременно Сирийские демократические силы (СДС), куда входят в основном курды, при поддержке США отбили Ракку и северо-восток Сирии.

Под контролем ИГ осталась только провинция Идлиб.

Эти достижения укрепили положение Асада, выглядевшее прежде довольно шатким, таким образом военное вмешательство России имеет и политические последствия.

Зачем России Сирия?

Как объясняет обозреватель Арабской службы Би-би-си Эдгар Джаллад, Россия вмешалась в конфликт по нескольким причинам. Но главная из них — защита своих интересов в регионе.

«Россия пытается расширить зону своего влияния. При этом Сирия оставалась одним из последних бастионов России на Ближнем Востоке. Остальные страны находились под влиянием США. Россия вложилась в конфликт, и эти инвестиции оправдались: она вернула свое влияние», — говорит Джаллад.

Российские военные уходят, но остаются

«До полной победы над терроризмом, конечно, еще очень далеко. Но, что касается нашей совместной работы по борьбе с террористами на территории Сирии, эта военная операция действительно завершается», — сказал Путин на встрече с Асадом в Сочи.

При этом из его заявления не следует, что Россия полностью сворачивает военное присутствие в регионе. За ней остаются военные базы, что дает возможность российским военным вмешаться в любой момент, если Асаду понадобится помощь.

По словам Джаллада, Путин чувствует себя абсолютным хозяином положения.

Его заявление — это скорее сигнал о том, что теперь заинтересованные стороны должны переходить к обсуждению политических процессов и Россия видит себя их активным участником.

Как и когда будет решаться судьба Сирии?

США окончательно отстранились от всех решений по Сирии и делегировали эти полномочия России, говорит профессор Джилберт Ачкар из Школы изучения стран Востока и Африки Лондонского университета.

В среду в Сочи проходят трехсторонние переговоры между Владимиром Путиным и президентами Турции и Ирана — Реджепом Тайипом Эрдоганом и Хасаном Роухани. Основная тема беседы — сирийский вопрос.

В начале декабря там же пройдет Конгресс национального диалога Сирии, где будет обсуждаться дальнейшие действия всех заинтересованных сторон.

По прогнозам профессора Ачкара, главной темой форума в Сочи станет соглашение о том, что все иностранные силы, пришедшие в Сирию после 2011 года, должны будут покинуть страну. Таким образом, в Сирии останутся только российские военные базы.

Что происходит с внутренней политикой в стране?

Изначально сирийскую оппозицию представляли отдельные разрозненные группы, часто конфликтующие между собой.

Высший комитет по переговорам от сирийской оппозиции, который поддерживала Саудовская Аравия, занимал жесткую позицию, считая, что Асад должен покинуть свой пост.

Менее радикальными были так называемые Московская и Каирская группы.

На прошлой неделе стало известно, что сразу несколько высокопоставленных руководителей Высшего комитета, включая главу организации Рияда Хиджаба, покинули свои посты.

По словам некоторых руководителей, причиной их решения стало давление со стороны международного сообщества. От оппозиции ждут, что она не станет выступать против Асада и позволит ему сохранить свой пост.

22-23 ноября представители трех оппозиционных сил встречаются в Эр-Рияде. Основная задача этих переговоров — объединить оппозицию. Российские наблюдатели также будут присутствовать на встрече.

Как говорит профессор Ачкар, новая сила должна быть достаточно гибкой, чтобы не противостоять Асаду и позволить ему сохранить пост как минимум на переходный период.

Что касается самих сирийцев, то, по словам Джаллада, их устроит любое решение, которое позволит положить конец кровопролитию и восстановить прежний ход жизни.

«Сирийцы так устали от войны, что они просто ждут любого решения, которое позволит им вернуться домой, восстановить экономику и инфрастурктуру», — говорит он.

Чего хотят основные игроки?

«У Вашингтона нет особого интереса к Сирии как к зоне влияния. Он готов оставить ее России. Однако с одним условием: Иран должен покинуть Сирию и вывести свои войска», — говорит профессор Ачкар.

«Еще до того, как стать президентом, Трамп заявлял, что он не будет препятствовать действиям России в Сирии и Асад вполне устроит его как президент Сирии. Даже администрация Обамы дала зеленый свет российскому вмешательству в конфликт», — продолжает он.

Остальные игроки, по словам эксперта, могут только следовать этому решению. Саудовская Аравия, например, не станет идти наперекор Вашингтону, несмотря на то, что выступала за отставку Асада и была против того, чтобы Россия вмешивалась в конфликт. Турция и Иран также координируют свои действия с Россией.

Еще одна заинтересованная сторона — Израиль. Он, как объясняют эксперты, пытается добиться от России гарантий, что влияние Ирана в Сирии будет ограничено.

После того, как СДС отбила Ракку у ИГ, курдские силы при поддержке США контролируют северо-восток Сирии. В их руках в том числе находятся нефтяные месторождения, что может стать важным козырем при переговорах.

Курды все еще рассчитывают на то, что смогут получить автономию. Однако против этого выступает Турция, которая пытается помешать участию СДС в сочинских переговорах.

«Игроки могут быть согласны или не согласны с Россией, но все признают, что Россия поменяла ситуацию и с ней нельзя не считаться», — заключает Эдгар Джаллад.

Источник — BBC

Как изменила война Сирию

Вооруженный конфликт, спровоцированный «арабской весной», не только унес жизни сотни тысяч людей, но и практически полностью разрушил экономику страны

Масштабные антиправительственные акции против президента Сирии Башара Асада, начавшиеся весной 2011 года, к осени того же года переросли в вооруженный конфликт.

За годы противостояния между сторонниками Асада, представителями умеренной сирийской оппозиции и исламскими террористическими группировками погибли почти более 500 тысяч человек, более 100 тысяч считаются пропавшими без вести. Нанесен колоссальный ущерб экономике страны.

Сирия до и после начала боевых действий

Читать далее: https://ru.sputniknewslv.com/infographics/20171114/6430746/kak-izmenilas-sirija.html

Турция пытается договориться с РФ по поводу курдских формирований в Африне

Одной из главных тем встречи президента России Владимира Путина и его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана в Сочи стала Сирия, где Анкара, по-видимому, хочет еще сильнее потеснить курдские вооруженные отряды в северном анклаве Африн. Это намерение вырисовывается все четче по мере устранения террористической угрозы в лице «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Впрочем, главной проблемой в Сирии в экспертной среде называют влияние Ирана, которым нужно озаботиться и России.

О переговорах с Москвой, касающихся принадлежащего курдским военным формированиям Африна, президент Турции сообщил накануне вылета в Сочи. «Мы не можем игнорировать исходящие из Африна угрозы и решительно настроены и дальше предпринимать все необходимые шаги. Мы провели с Россией переговоры о совместных действиях, – заявил Эрдоган в ходе своего выступления. – Ее позитивный подход позволит осуществить наш план в разных форматах».

При этом турецкий лидер не пояснил, о каком конкретно плане идет речь. Не исключено, что это намек на операцию в прилегающих к Африну районах, о которой неоднократно сообщала турецкая пресса. Еще 2 ноября Эрдоган заявил, что Анкара полагается на Москву в решении проблем не только Идлиба, где сохраняется влияние элементов «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ), но и Африна.

В своем заявлении накануне встречи с Путиным Эрдоган не смог обойти вниманием совместное заявление российского и американского лидеров, сделанное ими по итогам коротких встреч на саммите АТЭС во Вьетнаме. Текст подписанного после переговоров документа свидетельствовал: «Президенты согласились, что конфликт в Сирии не имеет военного решения, они подтвердили, что окончательное политическое урегулирование конфликта должно быть найдено в рамках Женевского процесса в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2254». Комментируя тезисы российско-американского заявления, турецкий лидер едко заметил: «Мне сложно понять такие заявления. Но если военное решение не является выходом из ситуации, то те, кто говорит об этом, должны вывести свои войска из Сирии». Остается под вопросом, имел ли в виду Эрдоган то, что его страна полагается на военный сценарий, если учесть, что турецкие регулярные войска находятся на сирийской территории и вряд ли собираются оттуда уходить.

В турецкой экспертной среде подчеркивают: вопросы будущего политического устройства Сирии и действий ряда курдских военных формирований остаются главными причинами той тревоги, которую испытывает турецкое руководство, глядя на южные рубежи. «Турции важно найти выход из сложившейся ситуации в Сирии, – отметил в разговоре с «НГ» турецкий политолог, доцент Университета экономики и технологий TOBB в Анкаре Тогрул Исмаил. – Но главное, что Турция видит будущее Сирии без Башара Асада, в то время как Россия придерживается иного мнения. Что касается курдских группировок, то Россия хочет сплотить вокруг себя все курдские элементы, а Турция выступает против тех групп, которых она считает террористическими организациями. В первую очередь этим пользуются США. Турецкая сторона выступает именно против тех группировок, которые связаны с «Демократическим союзом» (наиболее влиятельная партия сирийских курдов, которую считают тесно связанной с Рабочей партией Курдистана, запрещенной в Турции. – «НГ»)».

Российско-турецкие отношения по сирийскому досье определяются тем, что происходит как раз в районе Идлиба и Африна, полагают в российской экспертной среде. «Я бы не стал говорить, что стороны прошли ту черту, которая позволяла бы думать уже о послевоенном устройстве Сирии, – пояснил «НГ» руководитель отдела исследования ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов. – Мы видим попытки России пригласить к диалогу курдов на какую-либо переговорную площадку. В Турции же считают, что таким образом произойдет легитимация «Демократического союза». Мы видим, что борьба с «Хайят Тахрир аш-Шам» (коалиция, куда входят элементы «Ан-Нусры». – «НГ»), а точнее, с ядром «Аль-Каиды» (запрещена в РФ. – «НГ») внутри этой структуры, находящейся в Идлибе, отдана на откуп Турции. Во время астанинских встреч один из российских представителей заявил: «Мы надеемся на то, что Турции удастся что-то сделать». Таким образом, делается большая ставка на турецкие действия». Отметим, что Африн и Идлиб находятся по соседству.

«Курды пытаются через Россию сохранить нынешний статус-кво, – предположил Мардасов. – Турция же пытается через различные переговоры, касающиеся как сирийского, так и несирийского досье, выудить у России некоторые уступки для того, чтобы потеснить курдов в Африне. Речь не идет о полном захвате анклава, потому что там сосредоточены очень большие военные силы. Это примерно 10 тыс. человек, способных вести боевые действия – как курдов, так и отрядов Сирийской свободной армии (речь идет о некоторых фракциях этой оппозиционной структуры, сотрудничающих с курдами. – «НГ»). Это большая сила. В принципе при наиболее радикальном сценарии возможна попытка взять под контроль ряд объектов».

Аналитик убежден, что проблему Идлиба и Африна тяжело решить в рамках астанинского процесса, потому что ни в том, ни в другом районе попросту не примут наблюдателей со стороны Ирана, входящего в число гарантов сирийского перемирия наряду с Россией и Турцией. Региональную политику Тегерана, к слову, эксперт называет той проблемой, которая выходит сейчас в Сирии на первый план. «Все региональные тенденции говорят, что иранский фактор – во главе угла и что различные проиранские отряды нужно отводить для деэскалации ситуации, и как можно быстрее, иначе все это может привести к новому кризису», – полагает Мардасов. Однако понимают ли это в Москве, остается под вопросом, добавил аналитик.
Игорь Субботин
14.11.17

Источник — ng.ru

Путин и Трамп поделят Сирию

President Donald Trump meets with Russian President Vladimir Putin at the G20 Summit, Friday, July 7, 2017, in Hamburg. (AP Photo/Evan Vucci)

Переговоры о послевоенном урегулировании состоятся уже на днях

Антон Чаблин

Путин и Трамп поделят Сирию

Материал комментируют:

Михаил Рощин

На полях саммита АТЭС, который начался во Вьетнаме, американский и российский президенты обсудят «сирийский» вопрос. И совершенно неясно, смогут ли они прийти к общему знаменателю, ведь поучаствовать в послевоенном разделе Сирии стремится все больше государств.

Кто травил сирийцев ипритом

Вьетнамский саммит АТЭС, который стартовал с 5 ноября, проходит в Дананге. И, похоже, станет одним из самых обсуждаемых мероприятий в глобальной политике 2017 года. Американский президент Дональд Трамп готовится провести здесь первые в своей карьере встречи с главами Гонконга (Кэрри Лам), Южной Кореи (Мун Чжэ Ин) и Новой Зеландии (Джасинда Ардерн). Это произойдет 10−11 ноября, когда запланированы встречи глав государств.

Но, конечно, самое главное, что Трамп встретится в Дананге с Владимиром Путиным и главной темой для их обсуждения станет ситуация в Сирии. Об этом Трамп заявил в субботу, подтвердив, что ждет встречи с президентом России Владимиром Путиным во время своего азиатского турне.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сообщил, что у лидеров обеих сверхдержав будет достаточно времени, чтобы обсудить все вопросы по Ближнему Востоку.

А накопилось их немало. Достаточно напомнить, что 25 октября Россия воспользовалась своим правом вето в Совете безопасности ООН, когда здесь обсуждались полномочия международной комиссии по расследованию химических атак в Сирии. Комиссия, получившая название «Механизм совместного расследования» (Joint Investigative Mechanism), была созвана в августе 2015 года совместно ООН и Организацией по запрещению химического оружия (OPCW).

Комиссия во главе с Эдмоном Мулетом (бывший спикер парламента Гватемалы) подсчитала, что за годы гражданской войны в Сирии произошло как минимум шесть десятков химических атак.

В них использовались различные отравляющие вещества, в том числе зарин, хлор, иприт и BZ (субстанция 78). Чаще всего химатаки происходили в трех провинциях — Хама, Идлиб и Дамаск, где проходила линия соприкосновения правительственных и повстанческих войск.

Одной из самых крупных стала атака в местечке Хан-Шейхун в северной сирийской провинции Идлиб: в апреле на город совершили налет самолеты без опознавательных знаков, сбросившие бомбы с зарином. По официальным данным департамента здравоохранения Идлиба, погибли 87 человек и 557 получили отравления.

Комиссия ООН дала ясно понять, что вину за химатаку она собирается возложить на правительственные войска Башара аль-Асада. И на заседании Совбеза ООН, где обсуждался вопрос о продлении мандата комиссии до ноября 2018 года, Россия наложила вето на это решение. Будет ли продолжена работа комиссии, и на какой именно срок, до сих пор непонятно. Вероятней всего, этот вопрос и станет одним из предметов обсуждения Путина и Трампа на полях саммита АТЭС.

Кто даст $ 200 млрд. на восстановление Сирии

Продолжать ли работу спецкомиссии ООН по химическому оружию или нет — это лишь частный вопрос. Противоречия России и США в сирийском вопросе коренятся куда глубже, о чем заявил Владимир Путин в своем выступлении на дискуссионном клубе «Валдай». По его мнению, официальный Вашингтон заинтересован вовсе не в окончательной победе над терроризмом на Ближнем Востоке, а в постоянном поддержании нестабильности.

В августе New York Times опубликовали сенсационное расследование о том, что за последние четыре года ЦРУ потратило более $ 1 млрд. на прямую поддержку сирийской оппозиции… умеренной и не очень. Часть закупленного американцами оружия попали в руки террористических группировок.

Американский политолог Хуан Коул из Университета Мичигана напоминает, что многие союзники США на Ближнем Востоке с начала гражданской войны были заинтересованы в том, чтобы вытеснять так называемую умеренную оппозицию в сторону жесткого фундаментализма.

В частности, как указывает профессор Коул, Саудовская Аравия напрямую поддерживает группировку «Джейш аль-Ислам» *, которая активно действует в окрестностях Дамаска. Ее боевики организовали в 2012 году теракт, унесший жизни двух министров обороны Сирии — действующего Дауда Раджихи и бывшего Хасана ат-Туркмани.

А ведь «Джейш аль-Ислам» может стоять за химическими атаками в оазисе Восточная Гута близ Дамаска в августе 2013 года (по крайней мере, такой версии придерживается российский МИД). Отец основателя и многолетнего лидера «Джейш аль-Ислам», шейх Абдалла Аллуш, учился и живет в Саудовской Аравии.

Россия неоднократно пыталась добиться, чтобы «Джейш аль-Ислам» и еще несколько подобных группировок были признаны террористическими на уровне ООН. Однако, безуспешно. И вину за это российский МИД, естественно, также возлагает на США: заявляя об американских двойных стандартах.

Не находя общего языка с западными державами, у которых свои представления, кого в Сирии считать террористом, а кого — нет, Россия сейчас формирует собственный пул договороспособных политиков.

Представителей 33 группировок и партий пригласили в Сочи, где 18 ноября состоится саммит по сирийскому урегулированию: будут обсуждать здесь формирование переходного правительства национального единства и проведение конституционной реформы. А вот еще один важнейший вопрос, увы, пока остается «вне повестки» — это послевоенное восстановление страны. По подсчетам МВФ, оно обойдется минимум в $ 200 миллиардов. Но кто будет оплачивать восстановление Сирии и на каких условиях, до сих пор непонятно.

Асад — «друг» временный или постоянный?

Каковы же сегодня основные цели России в Сирии? Об этом «Свободная пресса» беседует с нашим постоянным экспертом, старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН Михаилом Рощиным.

«СП»: — Михаил Юрьевич, на днях на саммите в Астане, посвященном сирийскому урегулированию, было объявлено, что Россия готовится к постепенному выводу своей группировки войск из Сирии.

— Насчет вывода войск России из Сирии, я бы не стал с этим торопиться. Успехи налицо, но победу еще необходимо закрепить. Остались зоны в Сирии, контролируемые оппозицией: Идлиб, Ракка, Восточная Гута и некоторые другие.

Теперь Россия могла бы оказать содействие сирийцам в послевоенном урегулировании и примирении, а здесь работы, как мне кажется, осталось много: есть десятки тысяч погибших и перемещенных лиц. Остались разрушенные города и села. Взаимная ненависть тех, кто в течение ряда лет враждовал, тоже никуда сама собой не исчезла.

«СП»: — А ведь главная претензия США к России в «сирийском вопросе» — в том, что мы вмешались в войну не для победы над терроризмом, а чтобы поддержать режим Асада.

— Положительной стороной российского вмешательства в дела Сирии стало именно то, что удалось спасти страну от распада, сохранить светское государство, которое действительно стремится защищать интересы всех сирийцев вне зависимости от их религиозных и политических убеждений.

В результате эффективных военных усилий, прежде всего ВКС России, удалось продемонстрировать наши возможности решать сложные задачи в условиях острого вооруженного конфликта. Этот позитивный результат был замечен странами Ближнего и Среднего Востока, которые видят сегодня в нашей стране хорошего посредника в разрешении проблем, накопившихся в этом регионе.

* «Джейш аль-Ислам входит в состав группировки «Джебхат ан-Нусра», которая решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник — svpressa.ru