Нихон кэйдзай (Япония): ВВС КНР устраняют слабые места, повышая надежность отечественных двигателей

© AFP 2018, Karim Sahib

Китайская компания объявила, что российский двигатель был заменен на новую китайскую силовую установку. Двигатель с изменяемым вектором тяги повышает маневренность. Руководство китайской компании с гордостью заявило, что оно совершило большой прорыв. Истребитель даже способен выполнять фигуру высшего пилотажа — «кобру», сообщает японское издание «Нихон кэйдзай».

Хисатси Нагаи (Hisatoshi Nagai)

Китайские ВВС прилагают усилия к разработке авиационных двигателей. Они пытаются устранить зависимость от российских двигателей, создав государственное предприятие по инициативе главы КНР Си Цзиньпина.

На авиасалоне в начале ноября фигуры высшего пилотажа продемонстрировал китайский истребитель с отечественным двигателем, однако в новейшем стелс-самолете до сих пор применяются российские силовые установки. Путь к становлению военно-воздушной державой непрост.

6 ноября в китайском Чжухае прошла Китайская международная авиационная и аэрокосмическая выставка. Я обернулся на рев и увидел быстро взлетающий истребитель. Держа нос перпендикулярно земле, он резко замедлился. Сложилось впечатление, что самолет завис в воздухе. Через мгновение он вернул нос параллельно земле и улетел вдаль. Эта фигура высшего пилотажа называется «кобра». Ее могут выполнять только самолеты, обладающие высокой маневренностью.

Эту фигуру продемонстрировал китайский тестовый истребитель Чэнду J-10B. За день до этого производитель, китайская компания «Эвик» (AVIC), объявила, что российский двигатель был заменен на новую отечественную силовую установку. Двигатель с изменяемым вектором тяги повышает маневренность. Руководство китайской компании с гордостью заявило, что оно совершило большой прорыв.

Посетители на Чжухайском авиасалоне

Стремительно модернизирующиеся китайские ВВС ранее полагались на силовые установки российского производства. Дело в том, что местным компаниям не хватало производственных мощностей и стабильности. Тем не менее с точки зрения безопасности было рискованно отдавать России постоянный контроль над такой жизненно важной отраслью. «Что будет, если между РФ и КНР возникнет противостояние как в советское время?», — отмечает источник в китайских военных кругах.

Си, занявший в 2012 году должность председателя Центрального военного совета, поставил цель стать военно-воздушной державой. В 2016 году за счет объединения соответствующих компаний была создана AVIC со штатом 100 тысяч человек, чтобы начать разработки отечественного двигателя, который был необходим для достижения поставленной задачи. Си даже отправил поздравительную телеграмму, в которой подчеркнул, что фундамент будущей военно-воздушной державы был заложен. Фигура «кобра», выполненная на истребителе с отечественным двигателем, стала результатом двухлетней работы. Китайские СМИ отрапортовали: «Родина вам благодарна».

Тем не менее пока рано говорить о том, что все идет как по маслу. «Уровень новейших двигателей российских истребителей пока не достигнут. Многие эксперты полагают, что новый двигатель — это всего лишь копия российского», — отмечает военный эксперт, наблюдавший за полетом китайского самолета.

На аэровыставке также примерно пять минут летал новейший стелс-истребитель J-20. Военачальник из одной азиатской страны заявил: «Два года назад, когда самолет был показан впервые, он был в воздухе только одну минуту. Сейчас заметна уверенность, что КНР готова поставить его на вооружение». Тем не менее он отметил, что серьезные изменения в характеристиках незаметны. В центре внимания находился двигатель J-20. Предполагалось, что будет установлена китайская силовая установка, однако ничего не изменилось. Двигатель, как и два года назад, российский.

Гонконгская газета даже сообщила, что тесты были неудачными. Реальная ситуация неизвестна, однако многие полагают, что до массового производства пока далеко.

Двигатели также влияют на стратегию ВМС. «На авианосец могут садиться только самолеты с двумя двигателями», — говорит представитель AVIC. Что касается истребителей с одним двигателем, то возникает большой риск в случае поломки, поэтому их сложно использовать на китайском авианосце, который представляет большую ценность. У американского палубного истребителя Ф-35 (F-35) один двигатель. Китайские отечественные двигатели надежностью не отличаются.

В октябре один китайский инженер был выслан из Бельгии в США. Его подозревают в том, что он занимался промышленным шпионажем в компании «Дженера Электрик» (General Electric). В США арестовали несколько китайских инженеров, работавших в авиационной промышленности. МИД Китая отвергает все обвинения, однако иностранные государства повышают бдительность.

Сейчас США внимательно следят за китайской стратегией технологического развития «Сделано в Китае 2025». Дело в том, что они считают, что Китай ворует американские технологии, перенаправляет их в военную сферу, что угрожает безопасности США. Говорят, что максимальный уровень опасности представляют двигатели для истребителей.

В глубине авиасалона в Чжухае собралась толпа. Заглянув, я увидел громадный плоский треугольник темно-серого цвета. Это была полномасштабная модель новейшего стелс-беспилотника CH-7, который может вести разведдеятельность и наносить удары.

В соответствии с материалами Китайской аэрокосмической научно-технической корпорации, которая ведет его разработку, максимальная скорость составляет 0,75 маха. Беспилотник гордится высокой боеспособностью: на него могут быть установлены ракеты воздух-земля, а также противокорабельные ракеты. Поскольку у него нет хвоста, радарам сложно обнаружить его, что означает его высокие стелс-характеристики. Китайские СМИ предполагают, что дальность полета CH-7 составит более десяти тысяч километров. Он может нанести удар по американской базе на Гуаме и вернуться. Первый полет запланирован на будущий год. Если беспилотник будет принят на вооружение, он будет представлять реальную угрозу для американских войск и близлежащих стран.

Китайская аэрокосмическая научно-техническая корпорация производит различные беспилотники: CH-4, CH-5 и так далее. По информации компании, она уже экспортирует подобную продукцию в более, чем десять стран. Партнеры не афишируются, однако предположительно это — страны Ближнего Востока, Африки и Азии. По информации китайских СМИ, Ирак 260 раз использовал CH-4 для нанесения ударов по позициям ИГ (организация запрещена в РФ — прим. ред). Предполагается, что в ходе гражданской войны в Йемене Объединенные Арабские Эмираты также использовали китайские беспилотники для бомбардировки шиитов.

AVIC также производит военные беспилотники. В феврале «Синьхуа» сообщило, что компания получила крупнейший за всю историю заказ из-за рубежа на «Птерозавр-2». Китайские беспилотники не только дешевые, но и на них нет экспортных ограничений, как в США. Возможно, в ближайшее время в небе будут находиться только китайские БПЛА.

Повышение функциональности. Чем ответит Япония?

Примерно два года назад в газете министерства обороны КНР была опубликована иллюстрация красивого пятнистого истребителя. По диску солнца, изображенному на хвосте, я понял, что это — «Ф-15» (F-15) военно-воздушных сил самообороны Японии.

Тогда был резонанс вокруг инцидента с «Ф-15» (F-15) и китайским военным самолетом. «Ф-15», впервые поднявшиеся в небо в 1972 году, устаревают. Я ощутил, что Китай начинает смотреть свысока на истребители сил самообороны.

В разговоре со мной японские военные отмечали: «Китайские войска не отличаются слаженным контролем», «Ими сложно управлять» и так далее. Действительно, в китайской армии много проблем: коррупция среди военачальников и так далее. Отличительная черта китайских организаций также заключается в том, что распоряжения не всегда доходят до адресата.

Между тем Китай быстро меняется. Если новейшие китайские БПЛА начнут часто появляться вблизи Японии, смогут ли на это реагировать силы самообороны? Скверная реальность все ближе.

https://inosmi.ru/military/20181206/244173866.html

Ситуация вокруг Иерусалима после принятия Трампом о признании города столицей Израиля

Спустя год после принятия президентом США Дональдом Трампом скандального решения по Иерусалиму мировое сообщество не изменило жесткую позицию по этому вопросу.

После решения Трампа от шестого декабря 2017 года США начали усиливать политику вытеснения палестинцев из Иерусалима, что сделало туманными перспективы мирного урегулирования палестино-израильского конфликта.

Мировое сообщество продолжает выступать против инициативы Трампа, которая развязывает руки Израилю.

Несмотря на политические и экономические посулы США, только Гватемала и Парагвай перенесли свои посольства в Иерусалим. Однако вскоре Парагвай заявил, что возвращает своих дипломатов в Тель-Авив.

Признав Иерусалим столицей Израиля, Трамп пошел навстречу пожеланиям израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху, при этом подорвав доверие к США, с которыми были связаны надежды на установление мира на Ближнем Востоке.

Ставя интересы США превыше всего, Трамп нарушил основные законы политического реализма. Таким образом, решение Белого дома по Иерусалиму вызвало крайне негативную реакцию мирового сообщества.

Решение Трампа по Иерусалиму положило конец мечте о мире на Ближнем Востоке и посреднической роли США на мирных переговорах.

Своим решением по Иерусалиму Трамп не только нарушил международное право, но и поставил под вопрос непрочный мир между Палестиной и Израилем.

Администрация Трампа проигнорировала предупреждения мирового сообщества о возникновении хаоса в регионе и тупике в урегулировании палестино-израильского конфликта.

После решения США по Иерусалиму власти Палестины заявили, что Вашингтон больше не является посредником на палестино-израильских мирных переговорах.

Решение США по Иерусалиму также осудил весь исламский мир, в частности Турция.

Так, участники саммита Организации исламского сотрудничества, прошедшего 13 декабря 2017 года в Стамбуле по инициативе Турции, признали Восточный Иерусалим столицей Палестины.

Кроме того, Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию, не признающую Иерусалим столицей Израиля. В поддержку резолюции, подготовленной по инициативе Турции, проголосовали 128 стран. Против резолюции выступили всего девять государств.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BC%D0%B8%D1%80-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D1%81%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%80%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D0%B0-%D0%BF%D0%BE-%D0%B8%D0%B5%D1%80%D1%83%D1%81%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BC%D1%83-/1331305

Al-Binaa (Ливан): есть ли самоизоляция в российско-американском конфликте?

© РИА Новости, Александров

Ливанское участие в решении проблемы беженцев по-прежнему обусловлено американской позицией. Официальная позиция по сирийскому кризису зависит от США. А теперь еще и громкий скандал вокруг отказа Бейрута от покупки российского оружия. Насер Кандиль на странице ливанской «Аль-Бинаа» задает вопрос, который уже у многих на устах: зачем Ливан идет против России?

Насер Кандиль (Naser Kandil)

Было понятно, что до конца 2015 года сторонники самоизоляции считали, что имеют в виду региональное измерение конфликтов, то есть до того, как Россия достигла границы Ливана и благодаря своим позициям в Сирии превратилась в региональное государство. Было также понятно, что самоизоляция в региональных конфликтах была затруднена из-за внутренних конфессиональных расколов, переплетающихся с противоречивыми региональными факторами, особенно в отношениях между Саудовской Аравией и Ираном. Однако после закрепления России в Сирии конфронтация стала российско-американской, а региональное измерение стало ее частью.

В ирано-саудовском конфликте невозможно действовать в отрыве от российско-американского противостояния. Также невозможно игнорировать израильский фактор, будь то в ирано-саудовском конфликте, в котором Саудовская Аравия и Израиль находятся на одной стороне, или в российско-американском, где Москва выступает в роли стены перед израильской агрессией, позиционируя и расширяя свои сети противовоздушной обороны в Сирии.

Никто в официальном Ливане не может утверждать, что местное правительство, которое ранее относительно успешно дистанцировалось от соперничества между Саудовской Аравией и Ираном, не предпочло саудовскую чашу весов. Стремление избежать саудовского гнева видно как на примере официальных визитов, так и в продолжающемся отказе от каких-либо позитивных инициатив в отношении Ирана, позитивных иранских инициатив по отношению к Ливану, а также участии Бейрута в антииранских санкциях. Несмотря на внимательное отношение Ирана к ливанским проблемам и безрассудное поведение Саудовской Аравии, которое достигло такой степени, что привело к задержанию ливанского премьер-министра год назад, королевство по-прежнему встречалось с хорошим отношением в свой адрес, в то время как Иран получал отказ за отказом.

В российско-американском конфликте нет влияния ливанской конфессиональной специфики или прямой отсылки к ливанским фракциям в Вашингтоне или Москве. Однако ситуация свидетельствует о том, что Ливан без объяснения причин и какой-либо политики стоит на американской стороне и неоправданно противостоит России. Официальная ливанская позиция по проблемам сирийских беженцев и сирийского кризиса продолжает формироваться под воздействием американцев, которые официально бойкотируют сирийское правительство, несмотря на наличие двух посольств между этими странами. Ливанское участие в решении проблемы беженцев по-прежнему обусловлено американской позицией. Они выступают против возвращения беженцев вне связки с политическим урегулированием, на чем настаивает и Америка, несмотря на инициативы, нацеленные на обеспечение общественной безопасности, которые не меняют ситуацию, и несмотря на инициативы президента республики и ее министра иностранных дел, которые не становятся частью официальной политики. Похоже, одна из скрытых причин блокирования создания правительства — это самоизоляция от противостояния этому вызову.

Громкий скандал разгорается вокруг российского оружия: в то время как государство-член НАТО Турция покупает систему российских противовоздушных ракет, Ливан не осмеливается действовать, исходя из баланса интересов в сфере вооружения своей армии. Тем самым он отказывается диверсифицировать источники импортируемого оружия, как это делают все армии, включая саудовские вооружённые силы, которые ведут переговоры с Россией по поводу системы противовоздушной обороны, или египетскую армию. Обе эти страны находятся в прекрасных отношениях с США. Ливан — возможно, единственная страна в мире, решениями которой в области вооружения управляет Америка, что является признаком степени независимости политического процесса. Военные институты и их вооружение — это главные факторы независимости и суверенитета.

Важный вопрос заключается в следующем: какой интерес Ливану противостоять такой сверхдержаве, как Россия, которая стала партнером по обеспечению безопасности региона, и почему ливанские официальные лица согласны с тем, что решения суверенного государства зависят от американских приказов?

https://inosmi.ru/politic/20181206/244170019.html

Le Figaro (Франция): опасное обострение украинского конфликта

© REUTERS, Gleb Garanich

Инцидент между Россией и Украиной в Азовском море напомнил о том, что конфликт между двумя странами еще не окончен. И может вспыхнуть с новой силой в любой момент. Его нельзя назвать критическим, поскольку он обошелся без жертв и потопленных кораблей, пишет обозреватель «Фигаро» Рено Жирар. Однако войны зачастую начинаются с территориальных споров, которые впоследствии покажутся незначительными их бывшим участникам.

5 ноября, казалось бы, замороженный конфликт вновь заявил о себе. Буксир и два катера украинского военного флота вышли из Одессы на Черном море и взяли курс в Мариуполь на Азовском море. Российские пограничники силой остановили их у Керченского пролива и доставили в порт на восточной оконечности Крыма (этот украинский полуостров был аннексирован Россией в 2014 году после массово поддержавшего такой шаг референдума, который не был признан ООН). Киев и Москва обвиняют друг друга в нарушении морского права. Украинский флот напоминает, что заблаговременно предупредил российские власти о движении этой флотилии. Российская сторона утверждает, что украинские суда нарушили ее территориальные воды, пройдя слишком близко от полуострова. Только вот они не считают Крым территорией России…

Эта морская эскалация в отношениях России и Украины началась в марте 2018 года, когда крымский рыболовный траулер был задержан украинским флотом в Черном море. Сразу же после этого случая Россия ввела обязательные проверки для всех судов, которые хотят пройти в Азовское море, подчеркнув необходимость обеспечить безопасность нового моста через пролив (это произведение искусства протяженностью в 19 км было открыто Владимиром Путиным 15 мая). До строительства моста, у Крыма не было прямой сухопутной связи с Россией.

Нынешний инцидент не назвать критическим, поскольку он обошелся без жертв и потопленных кораблей. Тем не менее всего могло быть куда хуже. Он напомнил нам, как опасно пускать на самотек ситуацию с украинским конфликтом. Аннексия Крыма в марте 2014 года прошла бескровно, но две войны в Донбассе (лето 2014 года и начало зимы 2015 года) между украинской армией и пророссийскими мятежниками из Донецкой и Луганской областей (они получали поддержку в результате тайного вмешательства российских сил) унесли 10 000 жизней. Этот конфликт между православными братьями из связанных друг другом семей так же абсурден, как если бы сейчас у нас началась война между бретонцами и нормандцами. Подписанные под покровительством Франции и Германии Минские соглашения (февраль 2015 года) должны были вернуть мир в Донбасс. Тем не менее украинские власти спешили реализовать их не больше, чем российские. При этом сделка была предельно простой: амнистия и автономия мятежникам в обмен на возвращение украинской армии контроля над международной границей страны.

Как в Москве, так и в Киеве, власти, судя по всему, увязли в спирали националистической горячки. Украинцы мечтают о массированной американской военной помощи, которая позволила бы их армии молниеносно отвоевать Донбасс вроде того, чего добилась Хорватия 4 августа 1995 года, заполучив Краину и заставив бежать сербское население. Россияне же озабочены идеей дальнейшего расширения НАТО на восток. Они хотят остановить его раз и навсегда. Отрезанная украинская территория не может вступить в ряды альянса, считают они.В историческом плане, стратегическая доктрина России всегда рассматривала Украину как заслон на пути западного вторжения (поляков, шведов, французов, немцев). Россияне обвиняют Запад в несоблюдении (устного) обещания, которое дал Буш-старший Горбачеву на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе 20 ноября 1990 года в Париже: речь шла о нерасширении НАТО на страны ОВД после согласия Москвы вывести войска. Украинцы движения «Майдан» в свою очередь хотят вступления страны в НАТО и ЕС.

Накопление такой фрустрации с обеих сторон может стать взрывоопасным. Конфликт в Донбассе — это нарыв, который отравляет все международные отношения. После принятия Западом жестких санкций Россия отказывается сотрудничать с ним по другим мировым кризисам. И формирует противоестественный альянс с Китаем.

Войны зачастую начинаются с территориальных споров, которые впоследствии покажутся незначительными их бывшим участникам. Необходимо в срочном порядке созвать новое Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, чтобы обсудить острые вопросы: расширение НАТО, кибервойны, неприкосновенность границ, военные учения.

Все понимают суть возможной сделки: отказ Вашингтона от расширения НАТО и отход Москвы от старой доктрины «сфер влияния». Единственные неизвестные в этом уравнении — дата и число жертв, которое потребуется, чтобы прийти к решению.

https://inosmi.ru/politic/20181128/244107761.html

The Nation (США): война с Россией?

© РИА Новости, Алексей Куденко

Американские газеты пестрят обвинениями Трампа в сговоре с Россией, а мир тем временем приближается к новой мировой войне, предупреждает Стивен Коэн в «Нэйшн». Эти обвинения остаются недоказанными, однако ограничивают способность Трампа вести переговоры с Москвой и демонизируют Путина. А чтобы изменить политику холодной войны, нужны лидеры, отмечает Стивен Коэн.

«Война с Россией?», как и биография живого человека, — книга без конца. Ее название является не предсказанием, а предупреждением — вроде того, что покойный Гор Видал (Gore Vidal) назвал «журналистской системой оповещения». Отсюда — и вопросительный знак. Я не могу предсказывать будущее. Всеохватывающая тема книги основана не на какой-то политической повестке дня, идейности или магическом предвидении, а на фактах прошлой и сегодняшней жизни.

Сформулирую эту тему иначе: новая американо-российская холодная война более опасна, чем ее 40-летняя предшественница, которую пережил мир. Еще больше вероятность того, что она может привести — случайно или целенаправленно — к фактическому столкновению между двумя ядерными сверхдержавами. В этом заключается еще один зловещий знак. Во время прошлой холодной войны возможность ядерной катастрофы была в центре американских политических и медийных дискуссий, а также находилась на первом плане при выработке политики. А во время новой холодной войны эта возможность, похоже, зачастую не является даже проблемой.

В последние месяцы 2018 года факты и нарастающие кризисы, которые они иллюстрируют, усугубляются, особенно в американском политическом истеблишменте и СМИ, где, как я писал, новая холодная война зародилась и периодически обостряется. Рассмотрим несколько примеров — некоторые из них мало чем отличаются от политических и медийных событий в преддверии войны США в Ираке — того, как, по словам историков, великие державы, «не осознавая возможных последствий, скатились» к Первой мировой войне.

Все главные обвинения «Рашагейта» — американо-российского сговора, измены — остаются недоказанными. Но они стали центральным элементом новой холодной войны. Во всяком случае они серьезно ограничивают способность президента Дональда Трампа вести переговоры с Москвой в кризисных ситуациях и при этом способствуют еще большей демонизации президента России Владимира Путина за то, что он, как многие утверждают, лично распорядился «атаковать Америку» во время президентской кампании 2016 года. Некоторые голливудские либералы ранее опустили знак вопроса, заявив «Мы находимся в состоянии войны». В октябре 2018 года будущий номинальный глава Демократической партии Хиллари Клинтон поддержала это безрассудное утверждение, категорически заявив, что США «подверглись нападению со стороны иностранной державы», и приравняла это к «терактам 11 сентября 2001 года».

Не исключено, что ее, Клинтон, спровоцировал очередной всплеск профессиональной небрежности и нечистоплотности изданий «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times) и «Вашингтон Пост» (The Washington Post). Соответственно 20 и 23 сентября эти исключительно влиятельные газеты опубликовали статьи, иллюстрированные зловещей обличительной графикой. В них они в экстренном порядке пересказали стереотипные пропагандистские материалы о «Рашагейте», которые они усердно распространяли на протяжении почти двух лет — вместе с неоднократно повторявшимися ложными утверждениями и измышлениями, выборочной и сомнительной последовательностью событий и фактическими ошибками.

Например, о печально известном Поле Манафорте, который в 2016 году несколько месяцев был председателем предвыборного штаба Трампа, говорили, что во время своей работы в качестве лоббиста Украины при тогдашнем президенте Викторе Януковиче он действовал с «прокремлевских» позиций, хотя на самом деле он действовал в интересах Евросоюза. Опять же, генерала Майкла Флинна, опального советника Трампа по национальной безопасности, обвинили в «вызывающих тревогу» связях, хотя он не сделал ничего плохого или беспрецедентного, беседуя с представителем Кремля от имени избранного президента Трампа. Эти два издания криминализировали идею того, что, как выразилась «Нью-Йорк Таймс», «США и Россия должны искать области, представляющие взаимный интерес», некогда послужившую предпосылкой разрядки. И еще — «Нью-Йорк Таймс», уверяя читателей, что ее «специальный репортаж» — материал, в 10-ти тысячах слов которого («как нам теперь достоверно известно») было глубоко заложено соответствующее признание: «Никаких общедоступных доказательств того, что предвыборный штаб Трампа состоял в сговоре с Россией, не появилось» (упомянутые в тексте «канцелярские» уголовные обвинения и признания вины не были связаны с Россией и к «Рашагейту» были причислены «за компанию»).

Удивительно, но ни одна из этих газет не прислушалась к решительному заявлению Боба Вудворда (Bob Woodward) из «Вашингтон Пост» (который обычно считается самым авторитетным хроникером политических секретов Вашингтона), что после двух лет расследований он не нашел доказательств сговора между Трампом и Россией.

«Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост», а также другие печатные изданиями не были единственными СМИ, которые прибегали к подобным методам работы и продолжали замалчивать противоположные мнения. Ведущий распространитель заявлений о «Рашагейте» на «Си-эн-эн» (CNN) написал в «Твиттере», что американский кандидат в президенты от третьей партии «повторяет тезисы России о своем вмешательстве в выборы 2016 года и о внешней политике США». Другой видный деятель «Си-эн-эн» действовал, так сказать, более «геополитически», предупреждая, что «в Сирии только дурак принимает слова Владимира Путина всерьез», тем самым исключив американо-российское сотрудничество в этой истерзанной войной стране. Почти то же самое происходило практически каждый вечер на кабельном телеканала «Эм-эс-эн-би-си» (MSNBC).

Для большинства ведущих СМИ тема «Рашагйета», похоже, стала своего рода культовой для журналистики, которой не могут помешать ни встречные доказательства, ни анализ — а значит и все более важным фактором, способствующим новой холодной войне. Более того, то, что началось два года назад в виде жалоб на российское «вмешательство» в президентские выборы в США, к октябрю 2018 года для газеты «Нью-Йоркер» (The New Yorker) и других изданий превратилось в обвинения в том, что Кремль фактически «усадил» Дональда Трампа в президентское кресло. Убедительных доказательств, подтверждающих это возмутительное клеветническое обвинение, тоже нет — как нет и прецедентов в американской истории.

На более высоком уровне к осени 2018 года нынешние и бывшие американские чиновники высказывали в адрес Москвы практически беспрецедентные угрозы. Постпред США при НАТО Кэй Бэйли Хатчисон (Kay Bailey Hutchison) пригрозила «вывести из строя, уничтожить» все российские ракеты, которые, по ее мнению, создаются в нарушение договора 1987 года, что, несомненно, чревато ядерной войной. Министр внутренних дел Райан Зинке (Ryan Zinke) пригрозил России морской «блокадой». А постпред США при ООН Никки Хейли в очередном русофобском порыве заявила, что «ложь, обман и мошенническое поведение» стали «нормой русской культуры».

Возможно, это бредовые заявления неискушенных политических назначенцев, но после них опять неизбежно возникает вопрос: кто в Вашингтоне вырабатывал политику в отношении России — президент Трамп со своей провозглашенной политикой «сотрудничества» или кто-то другой?

Но чем, если не необузданным экстремизмом, объяснить высказывания Майкла Макфола, бывшего посла США в Москве, который сам долгое время был преподавателем политологии, экспертом по России и ведущим привилегированным комментатором? По словам Макфола, Россия стала «государством-изгоем», ее политика представляет собой «преступные действия» и «самую большую угрозу миру». Ей следовало противодействовать «превентивными санкциями, которые вступали бы в силу автоматически» — «ежедневно» в случае необходимости. Учитывая возможность введения «сокрушительных» санкций, предложенных недавно двухпартийной группой сенаторов США, это станет объявлением России перманентной войны — экономической, но все же войны.

Между тем, обстановка на других фронтах новой холодной войны становилась все более чреватой началом горячей войны — особенно в Сирии. 17 сентября сирийскими ракетами был случайно сбит союзнический российский разведывательный самолет, в результате чего погибли все 15 членов экипажа. Причиной инцидента послужили маневры осуществлявших в этом районе боевые действия израильских военных самолетов с целью ввести противника в заблуждение. Реакция в Москве была показательной — и содержащей потенциальную угрозу.

Сначала Путин, у которого сложились хорошие отношения с политическим руководством Израиля, заявил, что инцидент был «цепью трагических случайных обстоятельств» в неясной боевой обстановке. Однако его собственное Министерство обороны категорически с этим не согласилось, заявив о вине Израиля. Путин быстро отступил, заняв более жесткую позицию, и в итоге пообещал направить в Сирию высокоэффективный зенитный ракетный комплекс С-300, о получении которого давно мечтали и Сирия, и Иран.

Очевидно, что Путин не был тем «агрессивным кремлевским самодержцем», каким его неустанно изображают американские СМИ. Действуя умеренно с учетом российских особенностей, он снова принял важное решение, найдя оптимальный вариант для конфликтующих групп и взвесив их интересы. В этом случае он пошел навстречу давним сторонникам жестких мер в руководстве своих силовых структур.

В результате появился еще один «сдерживающий фактор» холодной войны. Установив в Сирии С-300, Путин мог бы фактически ввести «бесполетную зону» над большими участками территории страны, которая разорена войной в немалой степени из-за присутствия нескольких иностранных держав. (Россия и Иран находятся там на законных основаниях, а Соединенные Штаты и Израиль — нет). Если это так, то это означает новую «красную черту», переходить которую или нет, придется решать Вашингтону и его союзнику Израилю. Учитывая одержимость, которой охвачены Вашингтон и СМИ, трудно быть уверенным в том, что этот сдерживающий фактор выйдет на первый план. Вполне возможно, что в соответствии со своей политикой в отношении России президент Трамп в целом склонен присоединиться к возглавляемому Москвой мирному процессу, хотя маловероятно, что вдохновленная демократами группа политиков, одержимых идеей «Рашагейта», позволит ему это сделать.

Теперь растет опасность еще на одном фронте холодной войны — новое измерение приобрела американо-российская опосредованная война «чужими руками» на Украине. Помимо гражданской войны на Донбассе, Москва и Киев создают проблемы кораблям друг друга в Азовском море, возле недавно построенного моста, соединяющего Россию с Крымом. 25 ноября это переросло в небольшой, но потенциально взрывоопасный военный конфликт на море. На Трампа оказывают давление, требуя от него помочь Киеву в эскалации морской войны — что является еще одной потенциальной «красной чертой». Здесь президент также должен вместо этого использовать влияние своей администрации в реализации давно зашедших в тупик минских мирных соглашений. Но и этот подход, похоже, исключают те, кто говорит о «Рашагейте». В их рядах до шестого октября был еще один обозреватель «Нью-Йорк Таймс» — Фрэнк Бруни (Frank Bruni), назвавший все подобные инициативы Трампа «сводничеством в пользу Путина».

Как показали эти недавние примеры угрозы войны с Россией, после пяти лет экстремизма — и впервые за насчитывающую несколько десятилетий историю холодной войны — в Вашингтоне не осталось никаких противодействующих сил. Ни выступающего за разрядку крыла Демократической или Республиканской партии, ни выступающей против холодной войны влиятельной оппозиции вообще, ни реальных общественных дебатов. Был лишь Трамп — со всей той неприязнью, которую он внушал, но даже он не напоминает стране или своей собственной партии, что президентами, которые были инициаторами серьезных моментов разрядки в XX веке, также были республиканцы — Эйзенхауэр, Никсон, Рейган. Похоже, что и это также является неприемлемым «нетрадиционным фактом».

И поэтому остается вечный вопрос — и не только для русских — что делать? Здесь, правда, есть проблеск надежды, хотя и не более чем проблеск. В августе 2018 года Институт Гэллапа провел опрос среди американцев, спросив их, какую политику в отношении России они предпочитают. Даже на фоне потока клеветнических заявлений о «Рашагейте» и русофобии, 58% респондентов ответили, что хотели бы «улучшить отношения с Россией» — в отличие от 36% участников опроса, которые предпочитали «принятие в отношении России жестких дипломатических и экономических мер».

Это напоминает нам о том, что новая холодная война, начиная с расширения НАТО на Восток и украинского кризиса 2014 года до «Рашагейта», была проектом элит. Почему после распада Советского Союза в 1991 году американские элиты в итоге выбрали холодную войну, а не партнерство с Россией? Это вопрос, ответ на который в рамках этой книги в мои планы не входит. Что же касается особой роли американской элиты из числа представителей спецслужб (которую я называю «Интелгейт»), попытки раскрыть ее в полной мере по-прежнему предпринимаются — и по-прежнему пресекаются.

Чтобы дать исчерпывающее объяснение выбора в пользу постсоветской холодной войны, потребовалось бы понять потребность американского политического истеблишмента и СМИ — в том числе идеологическую, внешнеполитическую и бюджетную — во «враге». Или же, возможно, в условиях холодной войны, которая господствовала в американо-российских отношениях более половины столетия, начиная с 1917 года, это было привычным делом. В качестве иллюстрации этого может служить то, что значительное «вмешательство» в выборы 2016 года в США со стороны Украины и Израиля не вызвало политического скандала. Во всяком случае, с тех пор, как такой подход к постсоветской России был взят на вооружение, продвигать его было несложно. Легендарный юморист Уилл Роджерс (Will Rogers) в 1930-е годы шутил: «Россия — это страна, все, что говорят о которой, является правдой». Тогда, до начала 40-летней холодной войны и появления ядерного оружия, эта шутка была смешной. А теперь — уже нет.

Каким бы ни было исчерпывающее объяснение, многие последствия, которые я проанализировал в книге «Война с Россией?» продолжают разворачиваться — и многие из них нежелательны и неблагоприятны для реальных национальных интересов Америки. Идею отхода России от Запада, ее «разворота в сторону Китая», сегодня признают и поддерживают многие ведущие московские политологи. Даже европейские союзники иногда выступают на стороне Москвы против Вашингтона. Поддерживаемое Соединенными Штатами киевское правительство до сих пор скрывает, кто на самом деле стоял за «снайперской бойней» на Майдане 2014 года, приведшей его к власти. Бессмысленные санкции США помогли Путину вернуть в страну активы, которые олигархи держали за рубежом — в 2018 году было возвращено не менее 90 миллиардов долларов. Ведущие СМИ упорно искажают смысл внешней политики Путина, называя ее политикой, «проводить которую не решался даже СССР». И когда анонимный инсайдер из Белого дома разоблачил в «Нью-Йорк Таймс» «аморальность» президента Трампа, единственная фактическая политика, которую выделил он или она, была политика в отношении России.

Я уже достаточно много писал о демонизации Путина (газета «Вашингтон Пост» даже ухитрилась назвать народную поддержку его существенного вклада в улучшение жизни в Москве «сделкой с дьяволом»), но важно отметить, что это «умопомешательство» отнюдь не носит всемирного характера. Даже корреспондент «Вашингтон Пост» признал, что «бренд Путина привлек внимание и захватил умы политиков, выступающих против истеблишмента и США, во всем мире». Один британский журналист подтвердил, что в результате «многие страны мира сейчас выбирают политику с Россией в качестве перестраховки. А американский журналист, живущий в Москве, сообщил, что «в результате бесконечной демонизации лично Путина он фактически стал „святым», превратившись в святого покровителя России».

Опять же, что можно сделать в свете всего этого? Пытаясь добиться перемен, мы в эмоциональном плане и с учетом некоторых исторических прецедентов, а также исходя их из демократических убеждений, традиционно ориентируемся на «народ», на избирателей. Но внешняя политика уже давно стала особой прерогативой элит. Для того чтобы коренным образом изменить политику холодной войны, нужны лидеры. Когда придет время, возможно, они появятся в рядах авторитетных, состоявшихся и даже крайне консервативных представителей элит, как это неожиданно произошло в середине 1980-х годов с Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым, которые стали выступать за разрядку. Но есть ли у нас время, учитывая надвигающуюся опасность войны с Россией? Виден ли на американском политическом горизонте какой-нибудь лидер, который скажет своим элитам и партии, как Горбачев: «Если не сейчас, то когда? Если не мы, то кто?»

Мы также знаем, что такие лидеры, хотя они и встроены в свои элиты и изолированы ими, слышат и читают мнения других людей, нонконформистов, которые мыслят иначе. Некогда почитавшийся американский журналист Уолтер Липпманн (Walter Lippmann) заметил: «Там, где все думают одинаково, никто особо и не думает». Эта книга — моя скромная попытка пробудить в людях желание больше думать.

https://inosmi.ru/politic/20181204/244154256.html

Washington Post (США): тираны всего мира смеются над Трампом — и над Америкой

© REUTERS, Kevin Lamarque

Автор статьи явно раздражен тем, что на саммите Большой двадцатки в Буэнос-Айресе президент Трамп не допустил грубых промахов. В качестве примера такого промаха он приводит встречу Трампа с Путиным в Хельсинки в июле, которую он комментирует в агрессивно русофобском стиле. Категоричность полностью заменяет ему здравый смысл, когда он предрекает Трампу скорую политическую смерть.

Макс Бут (Max Boot)

Если руководствоваться той шкалой, по которой обычно оценивают президента Трампа, то, возможно, в минувшие выходные он совершил свою самую успешную поездку — поездку на саммит Большой двадцатки, который состоялся в Буэнос-Айресе и который завершился в субботу, 1 декабря. Но это не потому, что он сумел достичь каких-то значимых результатов. Не сумел. Эта поездка стала успешной просто потому, что во время нее он не допустил никаких грубых промахов.

Нашумевшая сделка Трампа с лидером Китая Си Цзиньпином оказалась всего лишь соглашением о продолжении переговоров. Трамп пообещал не повышать тарифы на китайские товары в течение 90 дней, а Си пообещал покупать больше продукции американского производства, однако никакие конкретные цифры не прозвучали. Это соглашение является в той же мере обязывающим, что и обещание Северной Кореи когда-нибудь и каким-нибудь образом встать на путь денуклеаризации. Те заявления, с которыми выступили США и Китай по итогам встречи Трампа и Си доказывают, что они не смогли прийти к единому мнению даже в тех вопросах, в которых они вроде бы договорились. К примеру, в заявлении Китая нет ни слова о переговорах в течение упомянутых выше 90 дней.

Но, по крайней мере, за время этого саммита Трамп ни разу не попал в откровенно неприятную ситуацию — как, к примеру, когда он уехал со встречи стран Большой семерки в Квебеке в июне еще до ее окончания и отказался подписать коммюнике, или когда он вел себя как лакей по отношению к президенту России Владимиру Путину в Хельсинки в июле.

Трамп даже отличился в положительном смысле в Буэнос-Айресе, когда он выступил с абсолютно уместными комментариями о кончине Джорджа Буша-старшего, решив не продолжать свои споры с семьей Бушей. Когда речь идет о Трампе, никогда нельзя принимать подобную деликатность как нечто само собой разумеющееся. Если бы он повел себя так же низко и мелочно, как он повел себя после кончины Джона Маккейна (John McCain), это стало бы очередной сенсацией. Таким образом, катастрофу удалось предотвратить.

Однако Трамп не может похвастаться какими-то особыми достижениями. Если он и предпринял какие-либо действия для того, чтобы сплотить лидеров других демократических стран и убедить их выступить единым фронтом против угроз, исходящих от Китая или России, или привлечь к ответственности кронпринца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана за убийство колумниста «Вашингтон Пост» Джамаля Хашогги (Jamal Khashoggi), то этого никто не заметил. Прошло уже два месяца с тех пор, как Хашогги был убит в здании консульства Саудовской Аравии в Стамбуле, и неделя с тех пор, как Россия незаконным образом захватила украинские корабли в Керченском проливе, а виновные до сих пор не заплатили за свои преступления.

На одной из знаковых фотографий, сделанных во время саммита Большой двадцатки, Мохаммед бин Салман и Путин жмут друг другу руки и улыбаются. Эта фотография напомнила мне классическую карикатуру Дэвида Лоу (David Low), которая была опубликована после подписания пакта между нацистами и СССР в 1939 году: на ней Гитлер и Сталин делают реверансы друг перед другом, и Гитлер говорит: «Кажется, отбросы общества?» На что Сталин ему отвечает: «Кровожадный убийца рабочих, я полагаю?» Разумеется, Мохаммед бин Салман и Путин — это не Гитлер и Сталин, однако на их руках есть свежая кровь — кровь бесчисленных жертв бомбовых ударов Саудовской Аравии в Йемене и бомбовых ударов России в Сирии — и их преступления сходят им с рук потому, что Трамп не делает ничего, чтобы привлечь их к ответственности.

Отказ Трампа провести официальную встречу во время саммита Большой двадцатки вряд ли можно считать тем шагом, который привлечет внимание российского авторитарного лидера. (На самом деле, они встретились и побеседовали друг с другом во время официального обеда.) Этот отказ скорее служит сигналом слабости Америки, который подтолкнет Путина к новым нарушениям. Подобным же образом отрицание факта причастности Мохаммеда бин Салмана к убийству Хашогги сигнализирует о том, что Трамп слишком слаб, чтобы призвать своего союзника к ответственности.

Кронпринц выразил пренебрежение по отношению к США, продемонстрировав свои приятельские отношения с Путиным и продолжив — несмотря на все просьбы США — обсуждать возможность покупки зенитных ракетных комплексов С-400 у России. Своим поведением кронпринц также опроверг один из главных аргументов, которым Трамп объясняет свою угодливость перед Мохаммедом — противостояние Саудовской Аравии Ирану — учитывая, что Россия стала ключевым союзником Ирана. Со своей стороны, Путин высмеял Трампа, сказав, что «два маленьких катера, подаренных США Украине, не прошли через Керченский пролив». (На самом деле те корабли не были предоставлены Украине Америкой.) Тираны мира смеются над США, и Трамп спускает им это с рук.

Но, повторюсь, все могло быть гораздо хуже, как это часто бывает с Трампом. В некотором смысле чудо, которое произошло в Буэнос-Айресе, заключается не в том, что именно Трамп сказал или сделал, а в том, что он вообще способен работать — учитывая то, насколько проблемным стало его президентство. Только на прошлой неделе мы узнали, что эксперт по заговорам Джером Корси (Jerome Corsi) сообщил другу Трампа Роджеру Стоуну (Roger Stone), что русские украли электронные письма членов предвыборного штаба Хиллари Клинтон, задолго до публикации тех писем, и что Стоун сообщил об этом Трампу на следующий же после кражи день. Мы также узнали, что Трамп вел переговоры по сделке на строительство небоскреба в Москве в тот момент, когда номинация от Республиканской партии уже была у него в кармане. Доказательств сговора становится все больше — так же, как и доказательств факта препятствования правосудию. 28 ноября Трамп даже упомянул о возможном помиловании бывшего главы его предвыборного штаба и осужденного преступника Пола Манафорта (Paul Manafort).

Неудивительно, что в Буэнос-Айресе Трамп выглядел несколько рассеянным и чувствовал необходимость отменить некоторые встречи. Трамп, который даже в лучшие времена с трудом справлялся с обязанностями президента, сейчас всецело поглощен вопросом своего политического выживания, гарантировать которое уже никто не может.

https://inosmi.ru/politic/20181203/244146413.html

Турция и США нормализуют отношения до конца года

AA

Турция и США намерены нормализовать отношения до конца нынешнего года, что также способствует развитию двустороннего сотрудничества.

Отношения между двумя странами начали ухудшаться посте того, как в Вашингтоне проигнорировали требования турецкой стороны прекратить поддержку террористов YPG/PKK в Сирии и оказать содействие в борьбе с террористическим течением Фетуллаха Гюлена (FETÖ) в США.

Реакция администрации Дональда Трампа на арест в Турции американского пастора Эндрю Крейга Брансона, обвиняемого в связях с террористическими организациями, привела к кризису в отношениях между Анкарой и Вашингтоном.

Суд города Измир приговорил Брансона к 3 годам и 45 дням тюрьмы. Запрет на выезд из Турции и домашний арест пастора были отменены. Учитывая срок, который гражданин США уже провел в заключении и под домашним арестом в Турции, Брансон был освобожден из зала суда.

После этого Турция и США сняли взаимные санкции.

Еще одним шагом на пути нормализации двусторонних отношений стало начало совместного патрулирования в сирийском Мюнбиче и назначение Вашингтоном награды за любую информацию о главарях РКК.

Все это говорит о том, что к концу года на повестке дня окажется ряд вопросов, которые приведут к укреплению отношений Турции и США.

После визита Рекса Тиллерсона в Анкару в бытность его госсекретарем США в феврале нынешнего года были созданы три рабочие группы для нормализации турецко-американских отношений.

Первая встреча рабочих групп состоялась восьмого марта. Главными темами обсуждений на встрече были присутствие YPG/PKK в Сирии, борьба с FETÖ, открытие консульств, совместная борьба с РКК. Однако после кризиса в отношениях встречи больше не проводились.

По информации турецких официальных лиц, стороны намерены возобновить переговоры рабочих групп до конца года.

Турция неоднократно заявляла, что открыта для сотрудничества с США по вопросу приобретения систем противовоздушной обороны, но с учетом выполнения условий турецкой стороны.

США также готовили предложение о продаже Турции ЗРК Patriot. Власти Турции в настоящий момент ожидают, что Пентагон потребует у Конгресса США наделить его полномочиями по вопросу поставок Patriot. Пентагон также будет уполномочен обслуживать переданные Турции системы. Ожидается, что Конгресс передаст полномочия Пентагону по поставкам Patriot в декабре текущего года.

Главным шагом на пути к нормализации отношений с Анкарой является снятие Трампом ограничений на импорт из Турции.

Угрозы президента США об экономических санкциях в отношении Турции и введение пошлин на импорт стали в ответ на арест пастора Брансона также нанесли удар по турецко-американским отношениям.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D1%83%D1%8E%D1%82-%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B4%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%86%D0%B0-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0-/1311173

The National Interest (США): Россия хочет «подавить» одно из самых смертоносных американских орудий войны

© flickr.com, Best Picko

Благодаря усовершенствованным сенсорам и программному обеспечению американские дроны становятся все более автономными. Однако они всегда будут нуждаться в радиосвязи, чтобы передавать данные, полученные с сенсоров, и другую информацию на землю. И это то самое слабое место, которое Россия может использовать, пишет журналист американского «Нэшнл интерест».

The National Interest (США): Россия хочет «подавить» одно из самых смертоносных американских орудий войны

Российские вооруженные силы достигают все более заметных успехов в выведении вражеских дронов из строя. Это может обернуться серьезными проблемами для США, которые в настоящее время делают ставку на беспилотные летательные аппараты (БПЛА).

2 ноября Кремль сообщил, что в Ленинградской области расчеты новейших комплексов радиоэлектронного противодействия «Силок» подразделений радиоэлектронной борьбы (РЭБ) в ходе тренировки, в которой приняли участие 500 военнослужащих, отработали принуждение к посадке беспилотных летательных аппаратов.

«Силок» — это новейшие комплексы радиоэлектронного противодействия в длинной череде систем, которые российская армия развертывала со времен холодной войны, чтобы блокировать коммуникации противника, включая радиосвязь, которая позволяет операторам контролировать дроны, а дронам — передавать видеозаписи и другие разведданные на землю.

В ходе этих учений «неопознанные БПЛА различных модификаций осуществляли попытки вторжения в закрытое для полетов воздушное пространство», как сообщает Кремль. «Применив „Силок», военнослужащие выполнили поиск, определили координаты воздушных нарушителей и вынудили их приземлиться».

«Затем инженерно-саперные подразделения обезвредили самодельные взрывные устройства, установленные на БПЛА, а группы быстрого реагирования военной полиции провели задержания операторов, управлявших ими».

Хотя российская армия — и советская армия до нее — уже давно использует оборудование для радиоэлектронного подавления, только в октябре 2017 года Кремль представил свой первый комплекс наземного базирования, главная задача которого — выводить из строя вражеские дроны.

Россия также отправила оборудование для радиоэлектронного подавления в Сирию, чтобы защитить объекты Москвы в этой стране. Новый комплекс «Силок» был отправлен российским военным в Сирии в августе 2018 года.

Проблема дронов в Сирии стоит особенно остро. Ночью 5 января 2018 года множество маленьких БПЛА, снаряженных взрывчаткой, которыми, очевидно, управляли сирийские повстанцы, атаковали две российские военные базы на западе Сирии.

Десять дронов атаковали военно-воздушную базу Хмеймим, где находится большая часть российских военных самолетов в Сирии. Между тем три дрона атаковали российские объекты в расположенном недалеко порту Тартус. Россия вмешалась в сирийскую гражданскую войну на стороне сирийского режима осенью 2015 года.

Каждый из тех дронов нес под крыльями по 10 самодельных взрывных устройств весом по 400 граммов, о чем сообщил Кремль.

Зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С» сбил семь дронов, а российские специалисты по радиоэлектронному противодействию заставили шесть БПЛА приземлиться, вероятно, лишив их связи с операторами.

Распространение средств радиоэлектронного подавления и рост уровня мастерства России в их использовании угрожают растущему американскому флоту БПЛА. В 2011 году Иран, по всей видимости, использовал сделанный в России комплекс «Автобаза», чтобы заставить разведывательный беспилотник ВВС США RQ-170 приземлиться на границе Афганистана и Ирана. По некоторым данным, Россия провоцировала сбои в работе американских БПЛА на Украине в 2014 году.

Пентагону хорошо известно об этих рисках. Инициатива по созданию помехозащищенных беспроводных тактических сетей связи (Communications Under Extreme R.F. Spectrum Conditions) Управления перспективных научно-исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA) и другие подобные программы направлены на разработку «технологий обнаружения и распознавания сигнала, которые позволяют распознавать попытки вмешательства и подавления и адаптироваться для того, чтобы сохранять радиосвязь — даже в условиях жесткого и/или адаптивного подавления», о чем сообщил директор этой программы DARPA Джозеф Эванс (Joseph Evans).

В центре этой инициативы DARPA оказались радиосистемы, которые могут лучше обнаруживать и оценивать попытки подавления сигнала, менять частоты и обрабатывать данные более низкого качества.

Параллельно с этой инициативой ВВС США работают над алгоритмами, которые позволят дрону самостоятельно обрабатывать данные, полученные с сенсоров — к примеру, определять цели — прежде чем отправлять их посредством радиосигналов оператору на землю. «Обработка и расшифровка будет происходить на уровне сенсора, а не в каком-то центре управления где-то на земле», — сказала в августе 2018 года генерал-лейтенант Вералинн Джеймисон (VeraLinn Jamieson), заместитель главы штаба ВВС США.

Чем меньше информации дрону приходится передавать, тем более устойчивым к подавлению он становится.

Если БПЛА способен самостоятельно подниматься в воздух, выполнять задания и приземляться, он в гораздо меньшей степени нуждается в поддержании непрерывной радиосвязи с оператором. В сентябре 2018 года дрон «Рипер» (Reaper) ВВС США совершил свое первое успешное самостоятельное приземление.

Благодаря усовершенствованным сенсорам и программному обеспечению американские дроны становятся все более автономными. Однако они всегда будут нуждаться в радиосвязи, чтобы передавать данные, полученные с сенсоров, и другую информацию на землю. И это то самое слабое место, которое Россия может использовать.

Дэвид Экс — редактор блога War Is Boring. Он также является автором комиксов «Machete Squad» и «The Stan».

https://inosmi.ru/politic/20181106/243710432.html

Трамп толкает США к ядерной анархии

© РИА Новости, Алексей Никольский

Белый дом хочет выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Следующим может стать новый договор по СНВ. Расторжение этих соглашений может обернуться новой гонкой вооружений, считает один из серьезнейших американских экспертов в области контроля над вооружениями и нераспространения ядерного оружия, работавший в команде президента Барака Обамы.

Резкие заявления президента Дональда Трампа о выходе США из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) вызвали массу споров и разногласий, однако до сих пор остается неясным, что будет дальше. Ясно одно: аннулирование этого договора сделает США и их союзников (о которых Трамп, очевидно, совершенно не заботится) менее защищенными и подорвет глобальные основы нераспространения ядерного оружия.

Все может стать еще хуже. Возможный выход Америки из договора о РСМД, — который запрещает США и России иметь и развертывать ядерные и неядерные ракеты наземного базирования дальностью от 500 до 5500 километров, — указывает на то, что новый договор по сокращению наступательных вооружений (СНВ), подписанный в 2010 году, может постичь такая же участь.

В конечном счете аннулирование этих двух соглашений подольет масла в огонь новой гонки вооружений и отрицательно скажется на стабильности и предсказуемости отношений между Вашингтоном и Москвой. Последний раз, когда США и России приходилось действовать в условиях мира, в котором не существовало взаимных ограничений на ядерное оружие, был еще до 1972 года: это был мир, в котором мы чудом выжили, и в который никто в здравом уме не захотел бы вернуться.

Сторонники идеи устрашения и сдерживания при помощи ядерного оружия любят указывать на то, что именно изобретение ядерного оружия позволило сохранять мир между крупными державами после окончания Второй мировой войны. Однако именно разработка обязывающих соглашений и обязательных норм поведения в области безопасности, торговли и международных отношений — неядерного оружия — помогла США стать самой преуспевающей и защищенной страной в истории. Эти правила и нормы не только сделали США безопаснее и богаче, но и положили начало беспрецедентной эпохе глобального процветания. Сохранение этого миропорядка является ключевым национальным интересом, который теперь оказался под угрозой из-за действий администрации Трампа.

То, что Трамп пытается упразднить те нормы и правила, благодаря которым США достигли своего нынешнего уровня процветания, — это уже достаточно печально. То, что он пытается разрушить систему, которая препятствует возникновению ядерной анархии, — попросту непростительно.

Какими бы несовершенными они ни были, соглашения по контролю над вооружениями продемонстрировали свою эффективность в противостоянии дестабилизирующим ядерным программам при относительно невысоких затратах. Расторгать такие соглашения необходимо только после тщательного анализа ситуации и только в том случае, если выход из них позволит повысить безопасность США, и если уже имеются планы по восстановлению той стабильности и безопасности, которые будут утрачены в связи с их расторжением. В своем стремлении выйти из договора о РСМД Трамп не учитывает ни одно из этих условий, и с каждым днем становится яснее, что выход из этого договора почти никак не связан с действиями России, но связан в первую очередь с действиями Китая, а также с желаниями противников этого соглашения в Белом доме. Хотя в идее о выходе из договора о РСМД есть некоторый смысл, ответственность за поиски аргументов в пользу этого шага и за объяснение того, почему США следует из него выйти, теперь лежит на тех, кто активно выступает за расторжение этого договора.

Как мы попали в такую сложную ситуацию?

В 2014 году администрация Обамы обнаружила и объявила о том, что Россия нарушает договор о РСМД, разрабатывая и развертывая небольшое количество запрещенных ракет. С тех пор американское правительство решило, что нет никакой необходимости разрабатывать собственные подобные ракеты. Вместо этого лучшей реакцией, — на которой я настаивал в период своей работы в Белом доме, — был единый ответ союзников США, который должен был заставить Россию вернуться к соблюдению условий договора, долго время служившего интересам США, их восточноазиатских партнеров и НАТО.

Аргументировать необходимость сохранения контроля над вооружениями было нелегко. В нашей работе мы постоянно сталкивались с разведданными, доказывающими факты нарушений со стороны России, и многие мои коллеги по вполне понятным причинам были поглощены проблемой незаконного вторжения и аннексии Крыма Россией в 2014 году. Кроме того, нам в администрации Обамы было крайне тяжело заручиться поддержкой большинства европейских стран, чтобы надавить на Россию в связи с ее нарушениями условий договора о РСМД. Между тем мне и членам команды президента Барака Обамы по вопросам национальной безопасности было ясно, что, если у США появится нужда в разработке и создании собственных ракетных систем с целью противостоять действиям России, у нас есть законное право сделать это, одновременно соблюдая условия договора о РСМД. В конечном счете Конгресс одобрил такую программу, в рамках которой уже ведутся исследования и разработки, хотя США продолжают соблюдать условия договора, который запрещает испытания таких систем.

После вступления в должность Трамп по большей части игнорировал тему договора о РСМД и ядерной стабильности и даже в самом начале предложил президенту России Владимиру Путину продлить срок действия нового договора по СНВ, согласно которому у России и США должно быть не более 1550 ядерных боезарядов, и срок действия которого истечет 5 февраля 2021 года, если его не продлят еще на пять лет. С тех пор не было никаких признаков того, что Трамп или какие-либо высокопоставленные чиновники его администрации пытались серьезно обсуждать с Россией вопрос о необходимости соблюдать условия договора о РСМД. Хотя в Обзоре состава и количества ядерного оружия, опубликованном Министерством обороны в 2018 году, это соглашение коротко упоминается, в нем нет никакой стратегии, позволяющей заставить Россию соблюдать этот договор. Напротив, в этом обзоре нарушения России используются для того, чтобы обосновать разработку нового поколения крылатых ракет морского базирования с ядерной боеголовкой.

Несмотря на возможность, которую они, вероятно, сами создали, чиновники администрации Трампа не предприняли никаких серьезных попыток использовать угрозу выхода из договора, чтобы заставить Россию соблюдать его условия. А с тех пор, как в апреле к администрации присоединился советник по вопросам национальной безопасности Джон Болтон, решительно выступающий против какого-либо контроля над вооружениями, ситуация стала еще хуже. Он не продемонстрировал никакой заинтересованности в том, чтобы сохранить договор или убедить союзников Вашингтона поддержать его позицию. С тех пор не было проведено ни одного заседания Совета национальной безопасности, где вопрос договора о РСМД обсуждался бы с президентом.

Если США выполнят свою угрозу и быстро выйдут из договора о РСМД, Россия продолжит создавать и развертывать ракеты промежуточной дальности, только в этом случае она будет освобождена от ограничений этого договора. Аннулирование этого договора сделает бесполезными все попытки осудить Россию или ввести против нее какие-либо санкции. Пока неясно даже, сохранят ли США законное право вводить санкции в связи с нарушениями этого договора после того, как он будет аннулирован. И вместо того, чтобы привлекать внимание международного сообщества к нарушениям Россией условия договора, подписанного в эпоху холодной войны, США сами превратятся в угрозу для ядерной стабильности.

Разумеется, ответственность за нынешнюю опасную ситуацию в ядерном вопросе лежит на обеих странах, но именно Россия выиграет в том случае, если США отдалятся от своих европейских союзников, а также в случае краха основанного на нормах миропорядка, который Вашингтон защищал более 70 лет. Путин сможет извлечь из одностороннего выхода США из договора огромную пользу.

Существуют ли веские причины для расторжения договора?

Нарушения Россией условий договора о РСМД и других соглашений по контролю над вооружениями — это вполне веская причина. Вашингтон совершенно оправданно испытывает тревогу, когда Москва нарушает условия соглашения, и когда она угрожает США или их союзникам. Однако давайте не будем обманывать себя, убеждая в том, что это и есть главная причина стремления Трампа выйти из договора о РСМД. Трамп редко предпринимал какие-либо шаги для противостояния угрозе со стороны России в адрес США и их союзников, которых он считает скорее нахлебниками, чем друзьями. Выход из договора о РСМД в первую очередь обусловлен сочетанием позиций противников соглашений о контроле над вооружениями и заинтересованностью военных в разработке новых ракет, которые можно будет противопоставить китайским ракетам.

Договор о РСМД запрещает США и России — но не Китаю — развертывать ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования. Уже некоторое время ведутся серьезные дискуссии по вопросу о том, должны ли США каким-то образом решать проблему мощного китайского арсенала ракет промежуточной дальности в том случае, если договор о РСМД канет в лету, и, если должны, то как. И в идее о том, что США следует нарастить свой военный потенциал в Азии, чтобы противостоять Китаю, есть определенный смысл. Однако пока непонятно, как системы, запрещенные этим договоров, — если США создадут и развернут их в этом регионе, — повысят военный потенциал или потенциал сдерживания в Азии и других регионах. В распоряжении США уже есть ракеты средней дальности морского и воздушного базирования, а также системы меньшей дальности, способные наносить удары по китайским объектам — не говоря уже о стратегических ядерных вооружениях. Также неясно, согласятся ли союзники Америки развернуть новые американские ракеты средней дальности — ядерные или неядерные — на своих территориях. США могут развернуть такие ракеты на острове Гуам, однако, поскольку американские бомбардировщики уже имеют возможность подниматься в воздух с этого острова, непонятно, как развернутые там ракеты наземного базирования могут существенно изменить существующий статус-кво.Разумеется, дискуссии только начинаются. Но доказывать обоснованность решения о выходе должны именно те, кто считает, что польза от развертывания таких ракет в Азии превосходит негативные последствия снятия ограничений в Европе. И в этих дискуссиях нужно уделить пристальное внимание тому, что развертывание ракет малой дальности в пределах досягаемости Китая может заставить Пекин существенно увеличить размеры или упор на его собственные ядерный и ракетный арсеналы. Вполне возможно, вместо сдерживания Китая такой шаг нарушит баланс стратегической и кризисной стабильности в Восточной Азии и заставит Китай существенно увеличить свой арсенал. Другими словами, то, что США могут развернуть ракеты средней дальности в Азии, вовсе не значит, что им следует это делать, или что они, сделав это, повысят степень своей защищенности.

Может ли новый договор о СНВ пережить Трампа?

Даже если в утверждениях о том, что договор о РСМД утратил эффективность, и есть некая доля истины, игнорировать вопрос о новом договоре о СНВ просто невозможно. Новый договор о СНВ является последним инструментом, позволяющим сдерживать рост числа американских и российских стратегических ядерных систем. Он требует проведения тщательных проверок ядерных арсеналов обеих стран. Та предсказуемость и прозрачность, которые обеспечивает это соглашение, являются ключевыми факторами для поддержания стабильности — или того, что от нее осталось, — в отношениях между этими ядерными державами.

Более того, новый договор о СНВ стал тем инструментом, который позволил Пентагону заручиться широкой поддержкой для модернизации устаревающих американских ядерных войск. Если он не будет продлен, это станет последним ударом для попыток предотвратить полномасштабную гонку ядерных вооружений между Вашингтоном и Москвой, лишит США возможности следить за изменениями в ядерных войсках России, обойдется в миллиарды долларов, которые будут потрачены на разведку, и уничтожит основу для ядерной сдержанности в глобальном масштабе. Это также уничтожит видимость двухпартийной поддержки систем контроля над ядерными вооружениями и может привести к резкому сокращению программы по модернизации американских ядерных сил, на которую, по текущим оценкам, в ближайшие 30 лет будет потрачено около 1,7 триллиона долларов.

Все указывает на то, что новый договор о СНВ канет в лету благодаря усилиям Трампа и Болтона, которые могут выйти из него еще до окончания его срока действия. Первый удар: тот факт, что этот договор подписал Обама, — с точки зрения Трампа — уже страшный грех. Второй удар: это соглашение ограничивает ядерный потенциал США — Трамп никогда не понимал целесообразность этого, а Болтона это просто раздражает, потому что он всегда выступал против любых соглашений, ограничивающих свободу действий США. Третий удар: Трамп убежден, что он — блестящий переговорщик и что, проявив жесткость, он может не только усадить Россию за стол переговоров, но и заключить более выгодную сделку, нежели Обама, Рональд Рейган и все остальные его предшественники.

Несмотря на все это, все еще остается некоторая надежда на сохранение нового договора о СНВ. В отличие от иранской ядерной сделки и от договора о РСМД, новый договор о СНВ пользуется всеобщей поддержкой со стороны военных и гражданских лидеров в Министерстве обороны и разведывательном сообществе. В преддверии подписания иранской сделки в Пентагоне оставались те, кто все еще хотел наказать Тегеран за его действия в регионе и за разработку ракет. Однако мало кто высказывался против нового договора о СНВ. Те проверки, которые он обязывает проводить в отношении России, и те средства, которые он позволяет экономить на разведке, недвусмысленно показали в 2010 году, что этот договор служит интересам национальной безопасности США. И сегодня он не утратил своей актуальности.

Два возможных варианта развития событий

К сожалению, всеобщей поддержки нового договора о СНВ может оказаться недостаточно для того, чтобы убедить Трампа. То есть перед нами два возможных варианта развития событий.

Первый вариант: Трамп расторгает новый договор о СНВ. Этот договор дает сторонам право выйти из него, руководствуясь ключевыми национальными интересами.

Выход из договора обеспечит нам опасное будущее, в котором риски просчетов будут высокими, и в котором США и Россия будут разрабатывать такие системы, которые, с их точки зрения, будут способствовать стабилизации, а на самом деле повысят риск применения ядерного оружия одной из сторон. Любой намек на то, что Россия ускоряет темпы наращивания своего ядерного потенциала, заставит США сделать то же самое. Это вам ни о чем не напоминает?

Второй вариант: Трамп потешит свое эго, договорившись о подписании нового договора, в основу которого лягут тщательные проверки и та предсказуемость, которые формируют ядро нового договора о СНВ.

Хотя Трамп, вероятно, не согласится на продление срока нового договора о СНВ в качестве услуги Путину, он может сделать это для того, чтобы продвинуть свой нарратив. Он считает себя мастером переговоров, и его новое торговое соглашение с Канадой и Мексикой доказывает, что он готов согласиться на минимальные изменения в существующих соглашениях, чтобы просто иметь возможность заявить о своей победе.

Таким образом, лучший исход — если Трамп и Путин договорятся о новом краткосрочном соглашении, которое несколько уменьшит их арсеналы, — скажем, до 1250 ядерных боезарядов — и совместят это с продлением срока действия нового договора о СНВ, который обеспечит необходимые проверки. Чтобы сделать его еще более привлекательным, России стоит назвать его Treaty on the Reduction of Ultimate Military Programs (Договор о сокращении основных военных программ), сокращенно TRUMP. Кто сможет против такого устоять?

Такой вариант развития событий не идеален. Но он гораздо предпочтительнее по сравнению с тем вариантом, при котором договор о РСМД и новый договор о СНВ прекратят свое существование, и обе страны вступят в гонку вооружений. Хотя всем должно быть понятно, что преждевременный отказ от жизнеспособных и ценных соглашений по контролю над вооружениями подрывает безопасность США и глобальные системы стабильности, вероятнее всего, эти аргументы не найдут отклика в администрации Трампа, где логика и факты редко принимаются в расчет.

Несмотря на множество попыток аннулировать их, обязывающие соглашения по контролю над вооружениями вовсе не являются пережитками эпохи холодной войны, и они до сих пор не утратили своей целесообразности. Сегодня США и их союзники нуждаются в этих соглашениях больше, чем когда-либо, — учитывая действия России и Китая. Опираясь только на ничем не ограниченную мощь Америки и оставляя эффективные и ценные инструменты воздействия за кадром, Белый дом Трампа забывает уроки истории и ведет Америку и весь мир к тем опасностям, о которых мы надеялись навсегда забыть.

Джон Вольфсталь — директор Группы по ядерному кризису. Он был специальным помощником президента Барака Обамы и старшим директором по контролю над вооружениями и нераспространению в Совете национальной безопасности.

https://inosmi.ru/politic/20181102/243672787.html

Les Yeux du Monde (Франция): почему второй холодной войны не будет

© РИА Новости, Юрий Куйдин

После заявления президента США Дональда Трампа о намерении выйти из договора РСМД перспектива новой холодной войны вновь укрепляет позиции среди политиков и СМИ. Но это ошибочный взгляд, утверждает Фабьен Эрбер на сайте «Лезьё дю Монд». Да, у России и Европы складываются сложные отношения, однако новой холодной войны не будет просто потому, что Европа — больше не центр мира.

Фабьен Эрбер (Fabien Herbert)

После заявления президента США Дональда Трампа о намерении выйти из договора РСМД, который подписали Америка и СССР в 1987 году, перспектива новой холодной войны после украинского кризиса 2014 года, судя по всему, вновь укрепляет позиции среди политиков и СМИ. Как бы то ни было, это ошибочный взгляд. Хотя в наше время хватает неопределенностей, в данном случае ни о чем подобном речи не идет. Между Россий и Западом не будет новой холодной войны, и тому есть множество причин: от ослабления России и доминирования Китая до новых мировых реалий, которые больше не приемлют старую «блоковую» логику. Упоминание этого периода недавней истории становится для некоторых способом уцепиться за отжившие свое доктрины, а не думать о стоящих перед нами насущных задачах. Поэтому, давайте развенчаем эту теорию.

Отношения Запада и России

Возвращение к размышлениям о холодной войне связано главным образом с событиями на Украине в 2014 году, в частности с аннексией Крыма Российской Федерацией. Борьба за влияние между Россией и Западом реальна, однако она не вписывается в логику холодной войны (1947-1991). Суть последней заключалась в противостоянии двух блоков в Европе и мире. Первый составляли США и члены НАТО, второй — СССР и страны ОВД. Если оставаться в границах Европы, как могли бы выглядеть два этих блока? НАТО все еще существует, однако ей не противостоит никакой другой блок. Что касается России, она серьезно изолирована в сфере европейской политики.

Кто мог бы стать ее союзником, что необходимо знать, если мы проецируем себя на новую холодную войну? Турция, член НАТО? Нет. Белоруссия под управлением жесткого Александра Лукашенко? Хотя Минск и является союзником Москвы, украинский кризис стал для него поводом для сближения с ЕС. Но разве можно всерьез противопоставлять европейский блок и ось Россия-Белоруссия?

Конечно, военные возможности и обширная территория России могут создать иллюзию равновесия двух сил. Но чаша экономических весов серьезно склоняется в сторону европейцев, а от идеи симметричности сил России и остальной Европы нужно избавляться. Стоит также добавить военную мощь США и их бюджет, в десять раз превышающий российский. Таким образом, нельзя говорить о равном соперничестве России и Запада, которое раньше и было источником холодной войны. Ядерный вопрос, который вновь вышел на первый план с подачи Дональда Трампа, не должен вводить нас в заблуждение. Хотя риск гонки ядерных вооружений с Россией на самом деле существует, она лишь подтвердит логику ядерного сдерживания. Об этом говорил сам президент Путин: «В нашей концепции применения ядерного оружия нет превентивного удара. Наша концепция — это ответ на встречный удар».

Если все государства будут следовать этому принципу, у нас не будет права на эту страшную ядерную войну. Более того, в отличие от холодной войны, сейчас большее беспокойство вызывают ядерные театры действий за пределами Европы, будь то индийско-пакистанский конфликт, северокорейский кризис или ближневосточные маневры Израиля, Ирана и Саудовской Аравии.

Концепция равновесия сил и идеологии больше не актуальна

Да, Россия бросает вызов Европе и ставит под сомнение принципы мира, сформированные на континенте после распада СССР. Она отправляет шпионов в Великобританию, Нидерланды, Швецию и другие страны. Россия вновь обрела силу и может создать серьезные помехи, но на этом все. Она могла бы бросить вызов по отдельности Франции, Германии и Великобритании, но не трем государствам и остальным европейским странам вместе взятым. Особенно если добавить сюда США, что отмечают все, кто говорят о новой холодной войне.

Наконец, представление о противостоянии консервативной России и прогрессивной Европы, как в прошлом это было с коммунизмом и капитализмом, тоже не соответствует действительности, поскольку в самом ЕС польское и венгерское правительства проявляют не меньший консерватизм, чем Москва. Кроме того, именно этим странам свойственен самый ярко выраженный в Европе антироссийский настрой… К тому же, несмотря на российское националистическое движение, следует обратить внимание на такие слова президента Владимира Путина: «Изначально закладывалось толерантное отношение между всеми формирующими это государство нациями и представителями различных религий. Это основа существования России. (…) А если мы будем выпячивать такой пещерный национализм вперед, поливать грязью представителей других этносов, мы развалим страну».Такое заявление может вызвать легкое недоумение в Европе, однако оно отражает ключевую реалию России, которая в первую очередь представляет собой федерацию, как и США. Следовательно, идея о том, что западный мультикультурализм в корне противоречит российскому национализму, не соответствует действительности. Критики могут поднять вопрос о российской поддержке ультраправых движений. Мы же возразим, что речь идет о геополитическом, а не идеологическом шаге. Доказательством тому служит тот факт, что мы и сами поддерживали враждебные Москве националистические движения в России и на Украине. Если нам, европейцам, можно использовать не соответствующие нашим ценностям силы, то и россиянам тоже. Вопреки частым утверждениям Россия и ее руководство не заинтересованы в триумфе ультранационалистов в стране. Это поставило бы под угрозу союз, который представляет собой Россия, точно так же, как это обстоит и на Западе.

Таким образом, нынешние отношения сложны для понимания. Кстати говоря, именно поэтому современному периоду истории так непросто дать определение. В этом плане стоит признать правоту слов Буало о том, что все хорошо понятное произносится четко. Сейчас же у нас нет ни понимания, ни четкости в том, что касается новой фазы истории. Да, у России и Европы складываются сложные, даже конфликтные отношения, однако новой холодной войны не будет просто потому, что Европа — больше не центр мира. Она все еще остается важным мировым центром, но ей составляют конкуренцию Китай, Индия и их соседи. Поэтому не будем ошибочно использовать отжившее свое мышление в только что начавшемся XXI веке, поскольку за оценочными ошибками зачастую идут стратегические.

https://inosmi.ru/politic/20181101/243661591.html

Forbes (США): санкции Трампа против Ирана стали большой победой для русских

© РИА Новости, Алексей Дружинин

Автор делового журнала заинтересовался вопросом: кому больше всех выгодны американские санкции против Ирана? Саудовской Аравии? Израилю? Или Объединенным Арабским Эмиратам? Нет. Наибольшую выгоду они приносят России, считает автор. Ослабляя Иран, санкции дают возможность России сбалансировать нефтяные рынки и усиливать свое геополитическое влияние.

Питер Фолькмар (Peter Volkmar)

— Ослабляя Иран, санкции дают возможность России сбалансировать нефтяные рынки.

— Лишь объединив усилия с Россией в конце 2016 года, ОПЕК сумела добиться сокращения добычи странами-членами и поднять цены на нефть.

Кому больше всех выгодны американские санкции против Ирана? Саудовской Аравии? Израилю? Или Объединенным Арабским Эмиратам?

Нет. Наибольшую выгоду они приносят России. Ослабляя Иран, санкции дают возможность России сбалансировать нефтяные рынки.

Дело в том, что ОПЕК нужны крупные нефтедобытчики, помогающие Саудовской Аравии вводить квоты на добычу нефти. Сейчас, когда Иран оттеснили на обочину, Эр-Рияд не сумеет в одиночку убедить более мелких производителей сократить добычу, а стреноженная ОПЕК не сможет подчинять мировой рынок нефти своей воле. Разве что Саудовской Аравии удастся добиться содействия со стороны другого крупного производителя — России или Ирана.

Как я отмечал ранее, ключевые члены ОПЕК, следующие за Саудовской Аравией, оказались не в состоянии поддерживать квоты на поставки и контролировать цены после того, как в 2014 году США стали наращивать добычу сланцевой нефти, ослабив тем самым доминирующее положение ОПЕК на рынке. Лишь объединив усилия с Россией в конце 2016 года, ОПЕК сумела добиться сокращения добычи странами-членами и поднять цены на нефть.

Меняющиеся экономические реалии, заставившие ОПЕК броситься в объятия России, дали Москве существенные геополитические преимущества и сделали ее новым ключевым звеном нефтяного картеля. Отмечая данный факт, саудовский министр энергетики Халид аль-Фалих (Khalid al-Falih) заявил российскому агентству ТАСС: «Мы доказали самим себе, что можем работать с Россией и поддерживать баланс на рынках независимо от того, дефицит там или перепроизводство».

Моя модель из теории игр показывает, что поскольку себестоимость добычи в Иране исключительно низка, он может стать для саудовцев хорошим партнером в ценовых войнах. Это значит, что зависимость ОПЕК от России легко может перейти на Иран. Освобожденный от санкций Иран укрепит внутренние переговорные возможности ОПЕК. Такие переговорные возможности нужны для того, чтобы держать в узде мелких производителей типа Катара.

Когда картель в 2015 году отказался от квот, возможностей диктовать свои условия у него было мало. Но когда в 2017 году вступил в силу договор о квотах с Россией, ОПЕК укрепила свои переговорные возможности.

В результате Россия уже полтора года занимает командные высоты и прочные геополитические позиции, заявляя: сотрудничайте с нами, а иначе картель развалится. Но эти позиции ослабнут, если Иран выпустят со скамейки штрафников.

Согласно моей модели, Иран может дать ОПЕК значительные внутренние переговорные возможности для ограничения добычи и повышения мировых цен, причем без привлечения Москвы. В таком случае Россия сможет действовать независимо, добывая столько нефти, сколько ей нужно.

Мои аналитические выкладки указывают на то, что ОПЕК сможет получать высокую дифференциальную ренту, сотрудничая как с Ираном, так и с Россией. Это неожиданный результат, потому что мощность добычи у Ирана в два раза меньше, чем у России.

Но у Ирана себестоимость добычи настолько низка (9 долларов за баррель против российских 19 долларов), что он в состоянии вести жестокую ценовую войну и все равно получать прибыль. Тегеран вполне может пригрозить членам ОПЕК опасными для них низкими ценами, если те станут манипулировать квотами.

В 2016 году ОПЕК сделала для Ирана исключение, освободив его от квот, потому что ему надо было оправиться после экономических санкций, введенных из-за его ядерной программы. Иран быстро восстановил объемы добычи, доведя ее с 2,8 до 3,8 миллиона баррелей в день.

Таким образом, Иран вполне мог занять место России в соглашении от 2017 год, если бы не американские санкции, которые начнут действовать с 5 ноября, препятствуя выходу Тегерана на мировой рынок нефти.

Непреднамеренные последствия от жестких антииранских санкций продолжают накапливаться. В рамках соглашения с ОПЕК Россия более года добывает нефти на 300 тысяч баррелей в день меньше. Мы наблюдаем за тем, как крепнут связи между бывшим врагами по холодной войне Саудовской Аравией и Россией, и как Москва усиливает свое геополитическое влияние.

Да, Израиль и ОАЭ рады тому, что экономика их стратегического соперника оказалась закованной в кандалы, но оставшийся после Ирана вакуум власти заполняет Россия.

Эти события вызывают неожиданные перемены, с которыми американской внешней политике придется иметь дело на протяжении многих лет. Если для Трампа важнее всего сбить цены прямо сейчас, до промежуточных выборов, то ослабление антииранских санкций может стать для него оптимальным путем к победе.

https://inosmi.ru/politic/20181101/243654750.html

Война в Афганистане обострилась при Трампе

AA

Несмотря на соглашение о безопасности, подписанное США и Афганистаном в 2014 году, после прихода к власти Дональда Трампа конфликт в этой стране обострился еще больше.

Спустя короткое время после терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке США отправили свои войска в Афганистан.

На сегодняшний день операция в Афганистане обошлась США более чем в один триллион долларов.

В 2014 году (во время президентства Барака Обамы) Кабул и Вашингтон подписали соглашение о безопасности, в соответствии с которым на территории Афганистана могли оставаться около 10 тысяч американских военнослужащих.

Однако, несмотря на это, после прихода к власти Дональда Трампа конфликт в Афганистане обострился еще больше.

Согласно докладу Миссии ООН по содействию Афганистану (UNAMA), помимо военных потерь в этой стране, растут потери и среди гражданского населения.

В январе-июне 2018 года в Афганистане погибли 1692 мирных жителя, что в разы превышает показатели последних 10 лет, говорится в докладе.

Пресс-секретарь миссии США «Решительная поддержка» (Resolute Support) в Афганистане Кнут Петерс сказал агентству «Анадолу», что на сегодняшний день судьба Афганистана важна для 41 страны, в том числе Турции. «Все эти страны нацелены на то, чтобы не позволить превратить Афганистан в место, где террористы, прибывшие из-за рубежа, будут чувствовать себя в безопасности», — отметил пресс-секретарь.

Седьмого октября 2001 года началась операция США в Афганистане, получившая название «Несокрушимая свобода». Вашингтон анонсировал ее как ответ на террористические атаки 11 сентября.

Между тем прошло уже 17 лет, и нет никакой надежды на стабилизацию ситуации в Афганистане. За прошедшие годы в Афганистане погибли 217 тысяч человек — военных и гражданских лиц.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0-%D0%B2-%D0%B0%D1%84%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B5-%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%8C-%D0%BF%D1%80%D0%B8-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D0%B5-/1275772

Канада не изменит свою позицию в переговорах по НАФТА

regnum

Президент США Дональд Трамп продолжает предпринимать усилия по пересмотру Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА). Мексика уже достигла договоренности с Вашингтоном. Так почему же премьер-министр Канады Джастин Трюдо продолжает топтаться на месте? Канаду нельзя отнести к странам, которые известны своей решимостью в отстаивании своих позиций, пишет Дрю Фаган в статье для издания The New York Times.

 

Канада и США не могут достигнуть договоренности относительно механизма урегулирования торговых споров. На самом деле механизм урегулирования торговых споров важен для Канады не только в рамках НАФТА, этот механизм занимает центральное положение в видении Канадой своих отношений с южным соседом. Интересно, как Канаде — 10-й по величине экономике в мире — удалось добиться равных переговоров с США?

Между Соединенными Штатами и Канадой и раньше случались торговые споры. В 1994 году между двумя странами возникли разногласия из-за торговли свиньями, недавно противоречия возникли в торговле суперкаландрированной глянцевой бумагой. Оба случая рассматривались в рамках механизма по урегулированию торговых споров с участием международных групп, который был создан в результате переговоров между Канадой и США в 1986 году. Затем этот механизм вошел в НАФТА.

Канада яростно отстаивала правила работы механизма по урегулированию торговых споров в ходе первоначальных торговых переговоров в 1986 году. Тогда США потребовали, чтобы все торговые споры рассматривались американскими судами. Бывший премьер-министр Канады Брайан Малруни отказался пойти на уступки США по данному вопросу. В итоге Вашингтон все же согласился на условия Канады, ограничив тем самым свои собственные полномочия.

«Окей, мы согласны на ваше предложение по механизму урегулирования торговых споров, будь оно проклято», — заявил канадской стороне тогдашний министр финансов США Джеймс Бейкер.

Сторонам удалось достигнуть компромисса. США и Канада согласились на создание двухуровневой системы урегулирования торговых споров: сначала споры должны рассматриваться национальными судами, при этом обе страны имели возможность обратиться к двусторонней комиссии по урегулированию торговых споров с участием представителей из Канады и США.

Теперь Трамп хочет ликвидировать достигнутый ранее компромисс с Канадой относительно механизма урегулирования торговых споров и предоставить национальным судам первое и последнее слово при рассмотрении торговых споров. В практическом плане это довольно незначительное изменение: система урегулирования торговых споров работает исправно, причем всегда можно заручиться поддержкой Всемирной торговой организации (ВТО), которая обладает собственной комиссией по рассмотрению торговых споров.

Помимо разногласий относительно механизма урегулирования торговых споров, США также сталкиваются с попытками Канады защитить свое культурное наследие. Поскольку первоначальная торговая сделка включала в себя защиту того, что Канада считает важнейшими элементами своего культурного наследия, Оттава настаивает на том, чтобы такая защита была обеспечена в рамках любой новой сделки. Вашингтон, очевидно, с этим не согласен.

Другими словами, торговые переговоры между Соединенными Штатами и Канадой осложняются тем, что обе стороны придерживаются двух принципиально разных подходов. С точки зрения США, Оттава слишком много внимания уделяет мелким деталям, а с точки зрения Канады, мистер Трамп намерен подорвать ранее установленные механизмы защиты.

Читайте также: The Hill: Иран может подорвать производство нефти у своих соседей?

Торговые переговоры следовало бы сосредоточить на расширении совместного сотрудничества в эпоху цифровых технологий и уточнить способы защиты интеллектуальной собственности. Кажется, что обе стороны не рассматривают данные вопросы в качестве приоритетных.

Если 30 лет назад бывший премьер-министр Канады Малруни намеревался расширить торговые отношения с Соединенными Штатами, то нынешний премьер-министр Трюдо в качестве приоритетной задачи видит диверсификацию международной торговли Канады. От кого Оттава стремится снизить свою зависимость, диверсифицируя свою международную торговлю? Для граждан Канады ответ на этот вопрос является очевидным.

Максим Исаев

Подробности: https://regnum.ru/news/economy/2488366.html
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

Россия использует военные учения, чтобы показать зубы Западу и повилять хвостом Китаю

© РИА Новости, Михаил Климентьев

Прежде Россия позиционировала свои военные учения как инструмент сдерживания, направленный не против НАТО, а против Китая — гигантского соседа России — и на то были веские причины. Но теперь Москва и Пекин преодолели взаимное недоверие, и их отношения стали быстро укрепляться, чему во многом способствовали западные санкции против России.

Масштабные военные учения России в Восточной Сибири, которые завершаются завтра, 17 сентября, — это недвусмысленный сигнал о том, что она готова к войне и что она знает, как эту войну вести. Однако, по мнению западных экспертов в области обороны и безопасности, эти учения также являются свидетельством ее слабости.

Военные учения, в которых приняли участие 3 тысячи китайских военнослужащих, вызвали серьезную тревогу в связи с перспективой того, что Москва может объединиться с коммунистическим Китаем, создав антизападную ось.

«Они говорят нам: если вы продолжите делать из нас изгоев, мы объединимся с Китаем, и вы не сможете нас одолеть, — отметил генерал сэр Ричард Бэрронс (Richard Barrons), бывший командующий Объединенных вооруженных сил Великобритании. — Они говорят нам: не связывайтесь с нами».

Эти военные учения, в которых было задействовано несколько тысяч самолетов и танков, стали самыми масштабными с 1981 года. Они представляют собой часть кампании Владимира Путина по восстановлению за Россией статуса великой державы.

Однако слабая экономика России, сравнимая по своим объемам с экономикой Италии, подрывает грандиозные планы Путина, а учитывая резкое охлаждение в отношениях Москвы и Запада в связи с отравлением в Солсбери, в этой попытке Кремля продемонстрировать свою военную мощь ощущается элемент блефа и пустого хвастовства.

«Россия знает, что она проиграет, если Запад мобилизуется против нее, — добавил Бэрронс. — Они чувствуют угрозу и свою слабость. Однако они мастерски умеют вести гибридную войну и сеять раздор в наших рядах».

По его словам, официальные данные о количестве задействованных военнослужащих сильно преувеличены. «Если бы им понадобилось перемещать такое количество военных по стране, это создало бы массу серьезных проблем, а мы этого не наблюдаем».

Эксперт по вопросам безопасности Марк Галеотти (Mark Galeotti) отметил, что учения «Восток-2018» представляют собой воплощение «дипломатии тяжелой артиллерии». «Россия отчаянно пытается продемонстрировать Америке то, до какой степени она является великой военной державой, — сказал он. — Подобно зверю, у которого шерсть встает дыбом и которое скалит зубы, оказавшись лицом к лицу с хищником, она хочет выглядеть как можно более угрожающе».

В рамках этих учений на прошлой неделе были проведены ракетные испытания и были продемонстрированы танки и тяжелое оружие — вполне возможно, это было сделано специально для Дональда Трампа, который завидует московским военным парадам.

Прежде Россия позиционировала свои военные учения как инструмент сдерживания, направленный не против НАТО, а против Китая — гигантского соседа России — и на то были веские причины.

«Китай смотрит на обширные, богатые природными ресурсами территории Сибири так, как собака смотрит на сочный стейк», — сказал Джеймс Ставридис (James Stavridis), американский адмирал в отставке и бывший командующий силами НАТО.

Но теперь Москва и Пекин преодолели взаимное недоверие, и их отношения стали быстро укрепляться, чему во многом способствовали западные санкции, введенные против России после аннексии Крыма в 2014 году, а также торговая война Америки с Китаем.

Пока в Восточной Сибири проходили военные учения «Восток-2018», Путин и его китайский коллега Си Цзиньпин встретились за икрой и рюмкой водки в рамках Восточного экономического форума во Владивостоке. Путин пообещал, что поворот России к Азии позволит обогатить слабо населенный восток России.

Китай — это одна из немногих богатых стран, способных показать поддержку российским банкам и компаниям, попавшим под санкции.

Выступая перед началом одного из маневров на учениях, российский лидер заявил, что он готов к «созидательному сотрудничеству со всеми странами, которые в этом заинтересованы», и выразил надежду на долгосрочные «братские» отношения между Россией и Китаем.

Путин заявил, что Россия и Китай вместе воевали во Второй мировой войне, поэтому они снова могут стать союзниками.

Китайская сторона подчеркнула, что новые отношения с Россией — это способ бросить вызов господству Америки в мире.

«Объединение этих двух стран, особенно учитывая природные ресурсы России и промышленный потенциал Китая, неизбежно выльется в очень серьезный вызов для Запада», — сказал Джонатан Холслаг (Jonathan Holslag), профессор в области международной политики из Брюссельского свободного университета.

Однако пока партнерство между крупнейшей страной мира по площади территорий и крупнейшей страной мира по численности населения больше напоминает брак по расчету — единственной значимой экономической сделкой, о которой было объявлено на форуме во Владивостоке, стало соглашение между китайским гигантом в области электронной торговли и российским суверенным фондом благосостояния.

Между тем Китай, который вот уже несколько десятилетий не принимал участия в боевых кампаниях, может извлечь больше пользы из военных учений, чем закаленная в боях Россия.

«Вооруженные силы Китая многочисленны и амбициозны, — отметил Бэрронс. — Но у них нет никакого боевого опыта. И это является их слабым местом». Вне всяких сомнений, они постараются многому научиться у своих новых друзей.

Tурция вопреки угрозе санкций США готовит площадку для российских С-400

google

Турция находится в процессе строительства площадки для российского ракетного комплекса, несмотря на угрозы со стороны США о санкциях в случае покупки Анкарой российских зенитно-ракетных комплексов С-400, сообщил источник телеканала CNBC.

CNBC добавляет, что месяц назад в одном из отчетов появились спутниковые снимки стартового комплекса и бункеров, расположенных в Турции. По словам источника, эта конструкция соответствует образцу российского зенитно-ракетного комплекса С-400.

В прошлом году Анкара подписала соглашение с Москвой о поставках С-400 на сумму $2,5 млрд. Это в свою очередь вызвало обеспокоенность у турецких партнеров по НАТО, которые опасаются увеличения военного присутствия Москвы в регионе, говорится в материале.

Российские ЗРК С-400, отмечает телеканал, имеют более широкий диапазон, как полагается, в отличие от американского противоракетного комплекса THAAD, а также меньшую стоимость. Турция должна получить поставки С-400 в следующем году, и, как ожидается, комплекс будет готов к использованию к 2020 году.

Американский телеканал отмечает, что ситуация развивается во время того, как в конгрессе США пытаются заблокировать поставки Турции американских истребителей F-35.

https://yenicag.ru/turciya-vopreki-ugroze-sankciy-ssha-goto/

Нынешняя политика США отдаляет Турцию от Запада

google

Администрация Дональда Трампа повторяет в отношении Турции те же ошибки, что допустил Уинстон Черчилль во время Первой мировой войны в отношении Османского государства. Об этом говорится в статье американского эксперта в сфере международной политики Мартина Сифа «Повторение ошибок Черчилля: США подталкивают Турцию к сближению с ШОС», размещенной на сайте Американского фонда стратегической культуры.

Политика Вашингтона может привести к тому, что США потеряют Турцию как своего стратегического партнера, говорится в статье.

Автор материала акцентирует внимание на санкциях, введенных США в ответ на арест в Турции американского пастора Эндрю Крейга Брансона, обвиняемого в шпионаже и пособничестве террористам. Кроме того, Вашингтон повысил пошлины на ряд наименований турецкой продукции и предпринял шаги по предотвращению поставок Турции самолетов пятого поколения F-35, говорится в статье.

«В период Первой мировой войны официальный Лондон в лице Уинстона Черчилля сделал ошибочные шаги, вынудившие Стамбул сблизиться с Берлином и вступить в войну на стороне Германии», — пишет Сиф.

Автор материала напоминает, что Черчилль в свое время отказался передать Османскому государству два военных судна, построенных на британских верфях. И это при том, что Стамбул уже оплатил всю стоимость судов. Этот шаг Лондона вызвал резкое недовольство османской стороны, что привело к ее сближению с Германией и Австро-Венгрией, говорится в статье.

В результате Босфор и Дарданеллы были закрыты для судов стран Антанты, что прервало морское сообщение Великобритании и Франции с Россией. В ответ британцы открыли новый фронт в районе Чанаккале, пытаясь пробиться к Черному морю, пишет Сиф.

«Нынешняя политика США отдаляет Турцию от Запада. То есть Вашингтон наступает на те же грабли, что и Черчилль. Анкара отдаляется от НАТО и сближается с ШОС и ЕАЭС. Турция может стать частью инициатив России, противопоставляющей свою политику политике США», — говорится в материале.

Автор статьи не исключает возможности скорого заключения соглашения о свободной торговле между Анкарой и странами ЕАЭС.

«На сегодняшний день Вашингтон стремится интегрировать в НАТО такие небольшие страны, как Македония, Черногория и Грузия. В то же время Вашингтон игнорирует стратегическую значимость Турции для Средиземноморского региона и Ближнего Востока. И это при том, что Анкара является участницей НАТО уже 63 года. Не стоит забывать о том, что в случае военного конфликта с Россией все действия военного флота США в Черноморском регионе будут завязаны на Турции», — пишет Сиф.

Автор материала также указывает на снижение доверия Анкары к США и НАТО в связи с утверждениями о роли Вашингтона и альянса в попытке переворота 15 июля 2016 года в Турции. «Все больше жителей Турции не доверяют НАТО, опасаясь военно-политического блока», — пишет американский эксперт.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%8F%D1%8E%D1%82-%D0%BE%D1%88%D0%B8%D0%B1%D0%BA%D0%B8-%D1%87%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F-%D0%B2-%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA-/1245718

Эрдоган: Следует освободить международную торговлю от засилья доллара

google

У Турции и Киргизии есть много возможностей для сотрудничества, которые следует использовать во благо двух стран. Об этом говорится в статье президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, опубликованной в киргизской газете «Эркин Тоо» в преддверии его визита в республику, передаёт сегодня турецкое государственное информагентство Anadolu.

Эрдоган уверен, что потенциал, мощь и связи стран тюркского мира должны быть конвертированы в эффективное экономическое сотрудничество. «В период, когда планируются стратегические шаги по освобождению международной торговли от засилья доллара, мы должны продемонстрировать решимость к эффективному сотрудничеству», — отмечается в статье.
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2018/08/31/erdogan-sleduet-osvobodit-mezhdunarodnuyu-torgovlyu-ot-zasilya-dollara

HDN: Турция в ответ США на призыв отказаться от С-400 — нам надо защищать своё воздушное пространство

Reuters

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу призвал США «отказаться от языка угроз», для того чтобы решить кризис в отношениях двух стран. Как сообщает Hürriyet Daily News, комментируя предложение США отказаться от покупки С-400, для того чтобы получить F-35, Чавушоглу подчеркнул важность сделки с Россией для защиты воздушного пространства страны.

В ответ на выдвинутое американской делегацией требование отказаться от приобретения зенитно-ракетных комплексов С-400, для того чтобы получить истребители-бомбардировщики F-35, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу подчеркнул важность покупки для страны, сообщает Hürriyet Daily News.

«Нам надо защищать своё воздушное пространство. Это обязательно для нас. Они должны понять это. Могут ли США гарантировать, что продадут нам «Пэтриот»?» — приводит издание слова Чавушоглу.
Кроме того, министр сослался на международное законодательство, когда речь зашла о нежелании США передать Турции F-35, напомнив, что страны являются партнёрами по созданию бомбардировщика и ряд его комплектующих производятся именно там.
Чавушоглу также призвал США «отказаться от языка угроз», для того чтобы разрешить дипломатический кризис в отношениях двух стран.
Издание отмечает, что 27 августа парламентская делегация США прибыла с визитом в Турцию для обсуждения покупки страной российских С-400, а также поставки туда американских F-35. Глава делегации, член парламентской ассамблеи НАТО Майкл Тёрнер заявил, что Турция может обеспечить доставку себе F-35, отказавшись от российских зенитно-ракетных комплексов, передаёт Hürriyet Daily News.

Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2018-08-28/HDN-Turciya-v-otvet-SSHA

Hürriyet (Турция): Поскольку Трамп не разговаривает с Эрдоганом, с ним разговаривает Путин

© РИА Новости, Владимир Песня

По мере роста дистанции между Турцией и США между Анкарой и Москвой разворачивается очень интересный диалог по серьезным вопросам безопасности. Турецкий лидер пообещал найти новых друзей и союзников. Но не только Путин, но и лидеры Германии, Франции, Ирана и Китая ведут диалог с Эрдоганом, понимая, что в отсутствие США возникает пробел, который необходимо заполнить, считает турецкое издание Hürriyet.

24 августа министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу встретился в Москве со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, а затем и с президентом России Владимиром Путиным. На встрече с президентом также присутствовали министр обороны Турции Хулуси Акар (Hulusi Akar) и руководитель Национальной разведывательной организации (MIT) Хакан Фидан (Hakan Fidan).

Это был уже второй визит Акара и Фидана в Москву за неделю. 17 августа они приехали в Москву для переговоров с министром обороны России Сергеем Шойгу и главой российской Службы внешней разведки Сергеем Нарышкиным. Нарышкин приезжал в Стамбул 13 мая и обсуждал с Фиданом совместные действия в борьбе с терроризмом и ситуацию на Ближнем Востоке. Шойгу был в Стамбуле 2 июля, накануне пятого раунда переговоров в Астане, когда Акар еще был главой Генерального штаба — министром обороны он был назначен 9 июля.

Переговоры 24 августа в Москве — это продолжение или даже попытка суммировать итоги всех предыдущих переговоров в присутствии главных дипломатов обеих стран, Лаврова и Чавушоглу. После окончания переговоров российская сторона сообщила прессе, что Шойгу представил Анкаре предложения Москвы по текущей ситуации и будущему Сирии.

За неделю с 17 по 24 августа произошли два важных инцидента с участием Турции, России и НАТО. 21 августа британские истребители «Тайфун», поднявшиеся в воздух с румынской базы «Михаил Когэлничану», расположенной недалеко от Констанцы на побережье Черного моря, перехватили два российских самолета Су-30, которые приближались к воздушному пространству НАТО. 23 августа два британских истребителя «Тайфун», поднявшиеся в воздух с той же базы, перехватили российский противолодочный самолет-амфибию Бе-12, который летел со стороны аннексированного Россией Крыма в сторону Румынии.

Министр обороны Соединенного Королевства Гэвин Уильямсон (Gavin Williamson) выступил с заявлением по этим двум инцидентам 24 августа. По сути, именно в тот момент, когда Путин принимал турецкую делегацию. Британские истребители были отправлены в Румынию в апреле прошлого года в соответствии с программой НАТО по укреплению позиций в черноморском регионе, одобренную Турцией. (Кстати, в настоящее время Лондон ведет с Анкарой переговоры по вопросу заключения прибыльных и даже стратегических сделок.)

26 августа министр обороны Ирана Амир Хатами (Amir Hatami) прибыл в Дамаск, чтобы встретиться с сирийским президентом Башаром Асадом. Недавно в ответ на требования президента Дональда Трампа немедленно покинуть Сирию — на чем также настаивает Израиль — Али Акбар Велаяти, (Ali Akbar Velayati), специальный представитель духовного лидера Ирана Али Хаменеи, заявил, что Иран будет оставаться в Сирии и Ираке столько, сколько будет нужно законным правительствам этих двух стран.Иран, Турция и Россия являются партнерами в Астанинском процессе, призванном сохранять зоны деэскалации в Сирии и поддерживать там режим прекращения огня. Одной из таких зон, играющих важную роль, является город Идлиб, расположенный недалеко от турецкой границы. Турция, которая выстроила вокруг города 12 военных наблюдательных постов, утверждает, что еще одна атака сирийских правительственных войск на этот город с целью уничтожить террористические элементы может спровоцировать новую волну миграции в Турцию. Сейчас это стало одним из главных вопросов, обсуждаемых Турцией и Россией.

Новым фактором в сирийском вопросе — фактором, который был воспринят в Анкаре со сдержанным оптимизмом, — стало назначение Джеймса Джеффри (James Jeffrey) на должность специального посланника Госдепартамента США по Сирии. Джеффри, который работал при администрациях Буша и Обамы, был послом США в Багдаде и Анкаре и работал с вопросами, касавшимися Ирана, в то время, когда он был заместителем советника по вопросам национальной безопасности.

Таким образом, переговоры турецкой делегации в Москве — это гораздо больше, чем просто приглашение Эрдогана Путину «встретиться в рыбном ресторане у Босфора». По всей видимости, это нечто более значительное, чем попытка «заставить других завидовать», как сказал Эрдоган Путину месяц назад в Южной Африке 26 августа.

Картина весьма сложная. Но есть еще одна важная деталь. Поскольку Трамп отказывается говорить с президентом Турции, с Эрдоганом будут разговаривать другие, пока не будет освобожден пастор Эндрю Брансон (Andrew Brunson), который, похоже, не слишком рад тому, что его сделали участником политических игр. Не только Путин, но и Ангела Меркель, Эммануэль Макрон, Хасан Роухани, Тамим аль-Тани (Tamim al-Thani) и Си Цзиньпин ведут диалог с Эрдоганом, понимая, что в отсутствие США возникает пробел, который необходимо заполнить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

https://inosmi.ru/politic/20180827/243095380.html

Bloomberg (США): DETER или «законопроект из ада»? Трейдеры распутывают хитросплетения российских санкций

© AP Photo, J. Scott Applewhite

Власти США обсуждают новые санкции против России. О планах ввести новые ограничения уже заявила администрация Дональда Трампа. Помимо этого на сайте Конгресса появились не менее восьми законопроектов об антироссийских санкциях. Два самых жестких касаются запрета на операции с новым суверенным долгом и на долларовые счета российских госбанков. Bloomberg анализирует предложенные поправки.

Наташа Дофф (Natasha Doff)

В этом месяце хитросплетение новых санкций США — актуальных и предлагаемых — ударило по рублю и российским облигациям, а инвесторам, у которых прибавилось работы, становится все труднее вести ее.

«Я много читаю о России, и, более того, изо всех сил пытаюсь оставаться на волне: какие санкции действуют или будут введены, и что будет предпринято в ответ на них», — написал во вторник лондонский трейдер Investec Bank Plc Джулиан Риммер в комментарии для клиентов.

Рубль упал через несколько дней после публикации одного из самых жестких законопроектов, поскольку инвесторы с опозданием усвоили его детали. Облигации российского государственного банка развития на этой неделе также просели, причем многие ожидают переход к их распродаже перед потенциальными санкциями.

Помимо действий администрации Дональда Трампа на сайте Конгресса представлено не менее восьми законопроектов о санкциях. Пока не говорится о том, может ли какое-либо из предложений Сената продвинуться в сторону принятия, но политическое давление растет.

Хотя санкции являются приоритетом, шансы принять такого рода законодательство в сентябре «незначительны» из-за плотного календаря, сказал во вторник журналистам лидер большинства в Сенате Митч Макконнелл. По словам других топ-сенаторов, какой-либо из законопроектов может быть принят осенью.

Ниже представлено руководство по наиболее важным деталям меняющихся санкций со стороны администрации, а также два основных законопроекта, которые сейчас рассматриваются в Конгрессе.

Санкции, связанные с Северной Кореей: наложены на несколько российских судоходных и других компаний, предположительно участвующих в торговле с Северной Кореей

Экономическое воздействие: ограничено включенными в список компаниями

Санкции за применение химического оружия/отравление на территории Великобритания: вводятся в два этапа, причем первый, который, как ожидается, стартует уже на этой неделе, касается предполагаемого отравления в марте нервно-паралитическим агентом бывшего российского шпиона и его дочери в Великобритании

Экономическое воздействие: первая волна лимитирована ограничениями, связанными с военными технологиями; вторая волна (возможно, последует через 90 дней — прим. автора) может включать в себя радикальные запреты на торговлю с Россией, сокращение дипломатических связей и рейсов государственных перевозчиков, таких как «Аэрофлот», хотя Трамп может отказаться от чего-либо из этого

ПРЕДЛОЖЕНИЯ КОНГРЕССА

S. 2313 (DETER Act, сокращение от Defending Elections from Threats by Establishing Redlines Act, Закон о защите выборов от угроз путем установления ограничений — прим. перев.) был представлен в январе сенаторами Крисом Ван Холленом и Марко Рубио, но в июле получил 12 новых соавторов.

Ключевые положения: ограничения на операции с ведущими государственными банками, включая запрет на корреспондентские счета, бан активов крупных энергетических компаний, таких как «Газпром» и «Роснефть», а также военных компаний, запрет на операции с новым суверенным долгом.

Условия: санкции вступят в силу только в том случае, если американские спецслужбы обнаружат, что Россия вмешалась в предстоящие в США выборы

Перспективы принятия: в последние недели появились признаки того, что сенаторы могут попытаться смягчить самые жесткие предложения, чтобы ограничить ущерб. Председатель комитета Сената по международным делам Боб Коркер из Теннесси, общаясь с журналистами на прошлой неделе, пошутил, что первоначальный законопроект рискует нанести России больший ущерб, чем «тактическое ядерное оружие», и сказал, что ожидает изменений, чтобы гарантировать серьезный законопроект.

S. 3336 был назван одним из его авторов «Биллем из ада» и поколебал российские рынки, когда был представлен Конгрессу в начале этого месяца двухпартийной группой из шести законодателей во главе с сенаторами Линдси Грэмом и Бобом Менендесом.

Ключевые положения: запрет на сделки с новым суверенным долгом, блокирование сделок по всей американской собственности крупных государственных российских банков, санкции против политиков и олигархов, которые «содействуют незаконной и коррупционной деятельности» от имени президента России Владимира Путина, ограничения на инвестиции в крупные энергетические проекты за пределами России, поддерживаемые или контролируемые правительством или государственными предприятиями

Условия: ограничения вступят в силу после принятия закона

Перспективы принятия: план пользуется поддержкой обеих партий, но слушания еще не запланированы.

https://inosmi.ru/politic/20180824/243079448.html