Что предотвратило соглашение по Идлибу

Внимание мировой общественности приковано к процессу реализации договоренности о создании демилитаризованной зоны в Идлибе.

Достигнутая между президентами Турции и России в Сочи договоренность по Идлибу помогла предотвратить крупный гуманитарный кризис на северо-западе Сирии.

Основное внимание мировой общественности в настоящий момент приковано к процессу реализации договоренности о создании демилитаризованной зоны в Идлибе, достигнутой по итогам переговоров президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и президента России Владимира Путина в Сочи.

В рамках договоренности предусмотрено создание к 15 октября демилитаризованной зоны глубиной 15-20 километров вдоль линии соприкосновения войск оппозиции и режима Башара Асада. Россия и Турция организуют патрулирование вдоль границ зоны деэскалации в Идлибе. Патрулирование будет вестись при координации сторон по обе стороны зоны деэскалации.

По данным достоверных источников, военная оппозиция, боевики «Хайат Тахрир аш-Шам», силы режима и поддерживающие их иностранные наемники сложат тяжелое вооружение в установленной заранее зоне вдоль линии соприкосновения.

После демилитаризации отряды сирийской оппозиции останутся на своих позициях в Идлибе.

Турция не будет размещать своих военных на подконтрольной силам режима территории, точно так же как российские военнослужащие не будут находиться в зоне деэскалации в Идлибе.

Кроме того, в рамках договоренности дислоцированные в зоне деэскалации оппозиционные группировки не будут атаковать подконтрольные силам режима территории и российскую военную базу Хмеймим в Лазкийе. Россия же гарантирует отсутствие любых атак сил режима Асада на позиции оппозиции в Идлибе.

В ходе встречи в Сочи президент Эрдоган также подчеркнул намерение Турции и России сотрудничать в вопросе борьбы с терроризмом в Идлибе.

Несмотря на то, что отряды сирийской оппозиции останутся на своих позициях в Идлибе, зона деэскалации будет полностью очищена от радикальных группировок.

На подконтрольной сирийскому режиму территории также будет предотвращена любая террористическая деятельность против Турции.

Эрдоган также подчеркнул, что Турция укрепит 12 наблюдательных пунктов по внутреннему периметру зоны деэскалации в Идлибе.

Эксперты считают, что сроки реализации договоренности напрямую зависят от ряда условий. Например, режим Асада и его союзники считают почти всю вооруженную оппозицию террористами. Это может замедлить процесс реализации договоренности.

Кроме того, несмотря на достигнутые в Астане договоренности, силы режима оккупировали три зоны деэскалации в Сирии. Это вызывает сомнения у сирийской оппозиции в вопросе реализации договоренности по Идлибу.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%81%D0%BE%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BF%D0%BE-%D0%B8%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B1%D1%83-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D1%82%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%BE-%D0%BA%D1%80%D1%83%D0%BF%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B3%D1%83%D0%BC%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%81-/1258277

Идлиб в ловушке российско-турецких противоречий.

© РИА Новости, Дмитрий Виноградов

Чтобы стянуть ещё большее число сил со стороны всех игроков в рамках подготовки к боям вокруг последнего оплота оппозиции в Сирии. Этого хочет Сирия, Иран, Россия, но не Турция, считает эксперт Мустафа Салах. Анкара опасается очередной волны беженцев, которая хлынет в страну после очередной эскалации конфликта. А ведь она уже приняла более 3,5 миллионов сирийцев.

 

Российско-турецкий конфликт на территории Сирии продолжается. Конфликт, жертвами которого становятся лишь сирийские мирные жители. Тем временем решение России отложить битву за Идлиб нацелено лишь на то, чтобы мобилизовать ещё большее число сил со стороны всех игроков в рамках подготовки к боям вокруг последнего оплота оппозиции в Сирии. Так, около четырех тысяч бойцов иранских отрядов и сил режима прибыли на линию огня в Идлибе, к северу от Алеппо, в рамках подготовки к нападению, которое ожидается сегодня на рассвете. Это способствовало мобилизации больших сил со стороны сирийской вооружённой оппозиции при поддержке турецких войск, которые активизировали поставки оружия оппозиции для противостояния режиму.

Командование турецкой армии попросило «Сирийскую свободную армию» направить ему подробные отчеты о своем нынешнем военном положении с точки зрения качества вооружений, численности войск и количества оружия. Все это происходит в ответ на угрозы о вторжении в провинцию, которые сирийский режим начал озвучивать некоторое время назад.

В этом контексте Мустафа Салах, исследователь из Arab Center for Research and Studies считает, что прямая трансляция официальных переговоров, состоявшихся на саммите в Тегеране, стала неожиданностью для президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, который не скрывал своего удивления по поводу умышленных действий иранской стороны в этом вопросе. Он отметил, что данная ситуация продемонстрировала желание Ирана транслировать спор между турецкой стороной и Россией в прямом эфире.

В интервью Arab Mubasher Салах также рассказал, что военная операция в Идлибе отражает намерения всех сторон. Тройка государств — Сирия, Иран и Россия — отличаются постоянным стремлением к тому, чтобы избавиться от последнего оплота сирийской оппозиции и террористических вооруженных групп, и в этом контексте необходимо учесть наличие большого количества гарантий со стороны сирийского режима, связанных с урегулированием конфликта, сдачей оружия оппозицией и ее вовлечением в политический процесс.

В свою очередь турецкая сторона стремится поддержать и укрепить положение сирийской оппозиции, в которую входят террористические организации, что обусловлено страхом турецкой стороны перед возможностью притока беженцев в страну по причине близости Идлиба к турецкой границе.

Турецкие газеты и новостные сайты передают заявления, которые приписываются одному из командиров «Сирийской свободной армии», хотя его имя не упоминается в связи с запретом на общение с прессой. «Турки пообещали нам полную военную поддержку в долговременной битве, — сказал он. — Режим и его российский союзник не смогут добиться в этой битве того, чего хотят».

«Эти поставки боеприпасов позволят продолжить сражение и гарантировать, чтобы они не закончились в этой войне на истощение», — отметил другой лидер оппозиции.

В этом контексте Анкара, которая приняла на своей территории 3,5 миллионов сирийских беженцев, предостерегла от этого наступления, опасаясь, что ещё больше сирийцев будут вынуждены бежать через границу.

Пока режим мобилизует свои войска в регионе, чтобы, начав наступление, восстановить контроль над последним районом сирийской оппозиции в стране, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган предупредил о возможной гуманитарной катастрофе и угрозах безопасности для Турции.

Российская сторона также не скрывает напряжённости, которая начала характеризовать ее отношения с Анкарой. В частности, заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков подтвердил, что существуют разногласия во мнениях между его страной и Турцией по вопросу урегулирования текущих кризисов на севере Сирии.

В своём заявлении для прессы в российской столице Рябков сообщил, что обе стороны ищут общие знаменатели и способы решения существующих проблем в северной провинции Идлиб.

Он добавил, что контакты между Анкарой и Москвой по сирийскому кризису продолжаются на всех уровнях: политическом, военном и дипломатическом. Он также отметил, что на недавно завершившемся саммите в Тегеране лидеры Турции, России и Ирана договорились продолжить диалог и переговоры между тремя столицами по ситуации в провинции Идлиб.

Представитель Турции в Совете Безопасности напомнил об этих проблемах с Москвой и сыграл на тех же струнах, упомянув гуманитарный фактор и жертвы среди гражданских лиц. В то же время российская и турецкая стороны понимают, что цели Турции в текущей эскалации направлены не на защиту гражданских лиц, а на защиту своих интересов в Сирии, а также на защиту вооруженных группировок, включая экстремистские организации, которые Анкара спонсирует.

https://inosmi.ru/politic/20180917/243243730.html

Идлиб может постичь участь Алеппо

google

Если в ближайшее время в Сирии не произойдут какие-либо экстраординарные события, то можно говорить о том, что семилетний вооруженный конфликт в этой стране вступил в свою заключительную стадию.

Режим Башара Асада сегодня при поддержке России и Ирана укрепил свои позиции на западе Сирии, а террористы PYD при поддержке США – на востоке. При этом Сирийская освободительная армия (СОА) участвовала в военных операциях ВС Турции «Оливковая ветвь» и «Щит Евфрата» на северо-западе Сирии. И только Идлиб оставался в стороне от широкомасштабных военных действий. Однако, военной операции в этом регионе Сирии, скорее всего, избежать не удастся, несмотря на все усилия Турции.

Не исключено, что Идлиб, который всегда называли зеленым из-за обилия оливковых деревьев в регионе, может постичь та же участь, что и соседний город Алеппо.

Последние события свидетельствуют о том, что у мировых держав нет единой точки зрения по вопросу будущего этого региона.

США, в частности, не поддерживают идею проведения военной операции в Идлибе, но действия Вашингтона носят, скорее, характер психологического давления, так как в Белом доме часто грозят ответить мощным ударом на применение химического оружия в Сирии.

Таким образом, военный конфликт закончится очень быстро. Не стоит забывать о том, что США лелеют мечту о разделе Сирии, так же как и в Ираке, с учетом своих интересов и интересов Израиля. (Подобные надежды США связывают также с Ираном и Турцией, о чем свидетельствуют действия Вашингтона во время попытки военного переворота в Турции 15 июля 2016 года и поддержка, оказанная Вашингтоном террористам PYD).

В то же время в планы США входит и ослабление влияния Ирана и России в этом регионе. Поэтому Вашингтон тянет время, изводя своих соперников.

Уничтожение в Идлибе террористических группировок и поддерживаемой Турцией вооруженной оппозиции сыграет на руку США. Операция режима Асада ослабит вооруженную оппозицию, контролирующую регион. Кроме того, после проведения операции режим потребует, чтобы турецкие военные покинули Сирию. Таким образом, террористы PYD получат возможность создать псевдогосударственное образование на востоке Сирии, и боевики сядут за стол переговоров лишь с Россией, Ираном и режимом Асада.

Подобный сценарий был реализован в Северном Ираке, и на повестку дня в первую очередь встанет вопрос об автономии, а потом — и о независимости.

Декан факультета политических наук Университета Мармара, профессор, доктор наук Дженгиз Томар.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BC%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B8%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B1-%D0%BC%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D1%82-%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D1%8C-%D1%83%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BF%D0%BF%D0%BE-/1252090

Tурция вопреки угрозе санкций США готовит площадку для российских С-400

google

Турция находится в процессе строительства площадки для российского ракетного комплекса, несмотря на угрозы со стороны США о санкциях в случае покупки Анкарой российских зенитно-ракетных комплексов С-400, сообщил источник телеканала CNBC.

CNBC добавляет, что месяц назад в одном из отчетов появились спутниковые снимки стартового комплекса и бункеров, расположенных в Турции. По словам источника, эта конструкция соответствует образцу российского зенитно-ракетного комплекса С-400.

В прошлом году Анкара подписала соглашение с Москвой о поставках С-400 на сумму $2,5 млрд. Это в свою очередь вызвало обеспокоенность у турецких партнеров по НАТО, которые опасаются увеличения военного присутствия Москвы в регионе, говорится в материале.

Российские ЗРК С-400, отмечает телеканал, имеют более широкий диапазон, как полагается, в отличие от американского противоракетного комплекса THAAD, а также меньшую стоимость. Турция должна получить поставки С-400 в следующем году, и, как ожидается, комплекс будет готов к использованию к 2020 году.

Американский телеканал отмечает, что ситуация развивается во время того, как в конгрессе США пытаются заблокировать поставки Турции американских истребителей F-35.

https://yenicag.ru/turciya-vopreki-ugroze-sankciy-ssha-goto/

Stratfor (США): Почему Россия и Китай активизировались в Афганистане

© Фото предоставлено пресс-службой Южного военного округа

Исламабад поворачивается в сторону Москвы, а Пекин незаметно подкрадывается к Кабулу. Американская кампания в Афганистане близится к своей 17-й годовщине, и свою роль в урегулировании наращивают Россия и Китай. Но авторы «Стрэтфора» настороженно относятся к сложившейся ситуации: геополитические трения неминуемо приведут к тому, что война в Афганистане продолжится.

Общая угроза в лице афганских приверженцев «Исламского государства» (запрещена в РФ — прим. ред.) подталкивает Пакистан и Россию к дальнейшему укреплению партнерства, пока Москва усиливает свою роль в афганском урегулировании.

Соображения национальной безопасности Пакистана диктуют поддержку любых дружественных правительств в Афганистане, пусть даже ценой ухудшения отношений с США.

В рамках усиления своего дипломатического и экономического влияния, Пекин способен ввести в Афганистан ограниченный контингент войск.

Все сверхдержавы усиливают свое присутствие в Южной Азии, но особое их внимание приковано к Афганистану. Больше года назад, в августе 2017 года, Дональд Трамп обнародовал новую военную стратегию в Афганистане в надежде вывести самый затяжной из конфликтов с участием США из патового положения. Однако массированное наступление «Талибана» (запрещена в РФ — прим. ред.) на город Газни доказывает, что даже несколько тысяч американских солдат, дислоцированных в стране в рамках операций «Решительная поддержка» и «Страж свободы» не смогли перевесить чашу весов в пользу Кабула. Кроме того, министр внутренних дел Афганистана обвинил в подготовке атаки на Газни Пакистан. Это перечеркнуло все надежды на улучшение отношений, забрезжившие было после того, как афганский президент Ашраф Гани позвонил Имрану Хану поздравить того с получением портфеля премьер-министра.

Этого рецидива следовало ожидать. Судьбу афганского конфликта в значительной степени определяет Пакистан. Внешнюю политику Исламабада определяет его генеральная линия на сохранение внутреннего единства путем пресечения любой агрессии извне. Таким образом, Исламабад будет поддерживать в Кабуле любое дружественное правительство, особенно если оно признаёт спорную границу и постарается держать Индию на расстоянии, чтобы предотвратить стратегическую блокаду. В настоящий момент стратегия Пакистана строится на поддержке «Талибана», что вызывает рост противоречий между Исламабадом и Вашингтоном, ведь президент Трамп пытается убедить Пакистан отказаться от содействия боевикам. Будучи поставлен перед выбором — добиться исполнения своих стратегических целей или умиротворить США — Исламабад, не задумываясь, выберет первое.

Ситуация в целом

По мере того, как американская кампания в Афганистане близится к своей семнадцатой годовщине, свою роль в урегулировании ситуации наращивают Россия и Китай. Для США, давно пытающихся выпутаться из наиболее затяжного конфликта в своей истории, это может создать дополнительные вызовы. Особенно это касается Пакистана, чьи крепнущие связи с Москвой помогут Исламабаду и дальше выдерживать давление со стороны США.

Разворот в сторону России

В настоящее время Исламабад стоит перед выбором. Логичным ответом на ухудшение отношений с одной сверхдержавой стало бы сближение с другой. И тут на горизонте появляется Россия. И если дружба Пакистана с Китаем имеет давнишнюю историю и завязалась еще в 1963 году из взаимной неприязни к Индии, то отношения Исламабада с Россией всегда были откровенно враждебные. В ходе советско-афганской войны эта враждебность даже вылилась в опосредованный конфликт. Когда 40-я дивизия Красной армии в декабре 1979 года вторглась на территорию Афганистана, ЦРУ и спецслужбы Пакистана наладили совместные поставки оружия афганскому движению сопротивления, также известному как моджахеды. В последовавшем кровавом конфликте, растянувшемся на девять лет и ставшем последней и решающей схваткой холодной войны, Москва и Исламабад оказались по разные стороны баррикад.

Сейчас распределение ролей меняется. США отдаляются от Пакистана все дальше, делая ставку на синоцентрическое оборонное партнерство с Индией, ключевым партнером СССР в Южной Азии в годы холодной войны. Москва же охотно принимает предложения о партнерстве со стороны Исламабада. Российские интересы определяются главным образом беспокойством относительно будущего Афганистана. Появление в 2015 году ИГИЛ в Хорасане дало новую пищу опасениям Москвы, что международные террористы могут превратить территорию Афганистана в плацдарм для будущих атак по среднеазиатской периферии России. По Пакистану хорасанское крыло ИГИЛ уже ударило напрямую: группировка «Вилаят Хорасан» (филиал ИГИЛ, запрещена в РФ — прим. ред.) взяла на себя ответственность за теракт 6 июля в провинции Белуджистан, унесший жизни 149 человек и ставший вторым по кровавости за всю историю страны.

Учитывая, что отношения обоих стран с США натянутые, нет ничего удивительного, что Москва и Исламабад сближаются перед лицом угрозы со стороны ИГИЛ. Дружба России с Пакистаном крепнет по мере того, как Москва пытается закрепиться в роли посредника в Афганистане. Начиная с декабря 2016 года, Москва провела ряд конференций в надежде запустить переговоры между Кабулом и «Талибаном». И хотя представители «Талибана» ни на одну из пока так и не явились, приглашение Москвы на грядущую конференцию они все же приняли. Это можно счесть признаком того, что группировка рассчитывает повысить свой дипломатический статус и поставить себя на международной арене как серьезного политического игрока. Конференцию, изначально запланированную на 4 сентября, Москва перенесла по просьбе Гани — ссылаясь на руководящую роль Афганистана, он попросил больше времени на ее подготовку. Если у России получится свести Кабул и «Талибан» за столом переговоров, это лишь укрепит роль и влияние президента Владимира Путина в урегулировании затяжного конфликта с участием НАТО, решить который Вашингтону оказалось не под силу.

Китай подкрался незаметно

Наконец, свою роль в Афганистане укрепляет Китай. До начала войны в Афганистане Пекин был заинтересован главным образом в добыче полезных ископаемых, подписав, помимо прочего, договор суммой в три миллиарда долларов на разработку медного рудника Мес Айнак. Однако перспективы погружения Афганистана в хаос после сокращения американского военного присутствия в 2014 году пробудили Пекин. Китай начал вовлекаться в ситуацию напрямую: последовали обещания помощи и сотрудничества. Кроме того, Пекин пустил свой дипломатический авторитет на организацию переговоров между Афганистаном и Пакистаном, а также между Кабулом и «Талибаном». Наконец, Афганистан получил приглашение присоединиться к китайско-пакистанскому экономическому коридору. По слухам, обсуждалось даже создание военной базы в Ваханском коридоре. Хотя эти спекуляции Китай отрицает, крепнущее экономическое и дипломатическое влияние вполне позволит Пекину ввести ограниченный контингент в ряд театров военных действий. Учитывая основные переживания Китая, Афганистан логично было бы представить в качестве отправной точки: Кабул может стать поперек дороги проекту «Один пояс, один путь», а уйгурские боевики — воспользоваться афганской территорией для организации атак на провинцию Синьцзян.

В конечном счете, вследствие роста российского и китайского влияния Вашингтон утратит возможность склонять Исламабад к принятию своей стратегии в Афганистане. Хотя общая угроза со стороны крыла ИГИЛ в Хорасане и служит формальным поводом к объединению усилий всех вовлеченных стран, геополитические трения неминуемо приведут к тому, что война продолжится, а всякие попытки координации будут, в лучшем случае, носить временный характер.

https://inosmi.ru/politic/20180906/243175358.html

Нынешняя политика США отдаляет Турцию от Запада

google

Администрация Дональда Трампа повторяет в отношении Турции те же ошибки, что допустил Уинстон Черчилль во время Первой мировой войны в отношении Османского государства. Об этом говорится в статье американского эксперта в сфере международной политики Мартина Сифа «Повторение ошибок Черчилля: США подталкивают Турцию к сближению с ШОС», размещенной на сайте Американского фонда стратегической культуры.

Политика Вашингтона может привести к тому, что США потеряют Турцию как своего стратегического партнера, говорится в статье.

Автор материала акцентирует внимание на санкциях, введенных США в ответ на арест в Турции американского пастора Эндрю Крейга Брансона, обвиняемого в шпионаже и пособничестве террористам. Кроме того, Вашингтон повысил пошлины на ряд наименований турецкой продукции и предпринял шаги по предотвращению поставок Турции самолетов пятого поколения F-35, говорится в статье.

«В период Первой мировой войны официальный Лондон в лице Уинстона Черчилля сделал ошибочные шаги, вынудившие Стамбул сблизиться с Берлином и вступить в войну на стороне Германии», — пишет Сиф.

Автор материала напоминает, что Черчилль в свое время отказался передать Османскому государству два военных судна, построенных на британских верфях. И это при том, что Стамбул уже оплатил всю стоимость судов. Этот шаг Лондона вызвал резкое недовольство османской стороны, что привело к ее сближению с Германией и Австро-Венгрией, говорится в статье.

В результате Босфор и Дарданеллы были закрыты для судов стран Антанты, что прервало морское сообщение Великобритании и Франции с Россией. В ответ британцы открыли новый фронт в районе Чанаккале, пытаясь пробиться к Черному морю, пишет Сиф.

«Нынешняя политика США отдаляет Турцию от Запада. То есть Вашингтон наступает на те же грабли, что и Черчилль. Анкара отдаляется от НАТО и сближается с ШОС и ЕАЭС. Турция может стать частью инициатив России, противопоставляющей свою политику политике США», — говорится в материале.

Автор статьи не исключает возможности скорого заключения соглашения о свободной торговле между Анкарой и странами ЕАЭС.

«На сегодняшний день Вашингтон стремится интегрировать в НАТО такие небольшие страны, как Македония, Черногория и Грузия. В то же время Вашингтон игнорирует стратегическую значимость Турции для Средиземноморского региона и Ближнего Востока. И это при том, что Анкара является участницей НАТО уже 63 года. Не стоит забывать о том, что в случае военного конфликта с Россией все действия военного флота США в Черноморском регионе будут завязаны на Турции», — пишет Сиф.

Автор материала также указывает на снижение доверия Анкары к США и НАТО в связи с утверждениями о роли Вашингтона и альянса в попытке переворота 15 июля 2016 года в Турции. «Все больше жителей Турции не доверяют НАТО, опасаясь военно-политического блока», — пишет американский эксперт.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%8F%D1%8E%D1%82-%D0%BE%D1%88%D0%B8%D0%B1%D0%BA%D0%B8-%D1%87%D0%B5%D1%80%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D1%8F-%D0%B2-%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA-/1245718

Что стало с «Мистралями», проданными России Францией

google

Три года назад Франция отказалась передавать России вертолетоносцы «Мистраль» в связи с присоединением Крыма и ситуацией на востоке Украины. Расторгнув контракт от 2011 года стоимостью €1,2 миллиарда, Париж вернул Москве ранее поставленное оборудование и выплатил неустойку в размере €949,7 миллиона.

Вертолетоносцы были куплены Египтом. В июне 2016 года «Мистрали» отправили в Александрию. Им дали новые имена в честь бывших президентов Египта. «Владивосток» стал «Гамалем Абделем Насером», а «Севастополь» — «Анваром Садатом».

По данным СМИ, в 2018 году «Мистрали» принимали активное участие в антитеррористической операции против боевиков запрещенного в РФ «Исламского государства» на севере и в центральной части Синайского полуострова. 9 февраля они принимали участие в операции «Синай-2018» при поддержке Министерства внутренних дел Египта в дельте Нила и пустынных районах на западе Египта. В частности, с «Мистралей» были высажены специальные военно-морские подразделения для проведения операций по зачистке побережья в районе эль-Ариша.

Также вертолетоносцы задействуют для проведения различных совместных военных учений. Вертолетоносец «Гамаль Абдель Насер» участвовал в морских военных учениях совместно с подразделениями Кипра и Греции «Медуза-6», а «Анвар Садат» — в совместных учениях Франции и Египта «Клеопатра-2018» в акватории Красного моря. В ходе учений отрабатывались взаимодействие наземных, воздушных и морских сил при проведении десантных операций, совместные действия по планированию и управлению наступательными и оборонительными операциями, а также по задержанию судов при их возможном нарушении территориальных вод.

Помимо участия в совместных и антитеррористических операциях, Египет использует вертолетоносцы для охраны удаленных шельфовых месторождений газа, которые находятся на удалении более 200 километров от побережья.

https://howto-news.info/chto-stalo-s-mistralyami/?utm_medium=referral&utm_source=infox.sg&utm_campaign=exchange

HDN: Турция в ответ США на призыв отказаться от С-400 — нам надо защищать своё воздушное пространство

Reuters

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу призвал США «отказаться от языка угроз», для того чтобы решить кризис в отношениях двух стран. Как сообщает Hürriyet Daily News, комментируя предложение США отказаться от покупки С-400, для того чтобы получить F-35, Чавушоглу подчеркнул важность сделки с Россией для защиты воздушного пространства страны.

В ответ на выдвинутое американской делегацией требование отказаться от приобретения зенитно-ракетных комплексов С-400, для того чтобы получить истребители-бомбардировщики F-35, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу подчеркнул важность покупки для страны, сообщает Hürriyet Daily News.

«Нам надо защищать своё воздушное пространство. Это обязательно для нас. Они должны понять это. Могут ли США гарантировать, что продадут нам «Пэтриот»?» — приводит издание слова Чавушоглу.
Кроме того, министр сослался на международное законодательство, когда речь зашла о нежелании США передать Турции F-35, напомнив, что страны являются партнёрами по созданию бомбардировщика и ряд его комплектующих производятся именно там.
Чавушоглу также призвал США «отказаться от языка угроз», для того чтобы разрешить дипломатический кризис в отношениях двух стран.
Издание отмечает, что 27 августа парламентская делегация США прибыла с визитом в Турцию для обсуждения покупки страной российских С-400, а также поставки туда американских F-35. Глава делегации, член парламентской ассамблеи НАТО Майкл Тёрнер заявил, что Турция может обеспечить доставку себе F-35, отказавшись от российских зенитно-ракетных комплексов, передаёт Hürriyet Daily News.

Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2018-08-28/HDN-Turciya-v-otvet-SSHA

Развитие отношений с РФ — в приоритете президента Эрдогана

AA

28 августа исполняется ровно четыре года с того дня, как Реджеп Тайип Эрдоган стал президентом Турции, сообщает агентство «Анадолу».

В этот день в 2014 году Эрдоган стал 12-м по счету и в то же время первым всенародно избранным президентом Турции.

21 октября 2007 года в Турции прошел референдум по конституционной реформе, предусматривающей введение в стране прямых президентских выборов.
Поправки в Конституцию предусматривают выборы президента на срок пять лет. Ранее президента в Турции каждые семь лет избирал парламент.

24 июня 2018 года в Турции прошли досрочные парламентские и президентские выборы, на которых Реджеп Тайип Эрдоган набрал 26 миллионов 330 тысяч 823 голоса избирателей. Таким образом, Эрдоган одержал победу на выборах и стал первым главой президентской Турции.

За четыре года нахождения на посту главы государства (2014-2018 годы) Эрдоган совершил немало визитов как в провинции Турции, так и в другие страны.
За последний год глава государства совершил 30 зарубежных визитов, в том числе два раза посетил Азербайджан и два раза — Россию.
Свой первый зарубежный визит президент Эрдоган совершил в Казахстан.

В дальнейшем глава Турецкого государства также совершил визиты в такие страны, как США, Иран, Украина, Сербия, Польша, Азербайджан, Россия, Кувейт, Греция, Катар, Судан, Чад, Тунис, Франция, Ватикан, Италия, Алжир, Мавритания, Сенегал, Мали, Болгария, Узбекистан, Южная Корея, Великобритания, Босния и Герцеговина, Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК), Бельгия, ЮАР и Замбия. В большинстве своем эти визиты носили характер официальных.

Кроме того, президент Эрдоган принял участие в первом саммите Организации исламского сотрудничества (ОИС) по науке и технологиям в Казахстане и 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в США.

В ходе визита в Азербайджан президент Эрдоган принял участие в церемонии ввода в эксплуатацию железнодорожной магистрали Баку-Тбилиси-Карс, а в Россию — в трехстороннем саммите Турция-Россия-Иран, на котором обсудил с коллегами ситуацию в Сирии.

После переизбрания на пост президента Турции Эрдоган совершил первые зарубежные визиты в Азербайджан и ТРСК, после чего принял участие в саммите НАТО в Брюсселе.

Президент Турции также принял участие в 10-м саммите глав государств и правительств стран-участниц БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика) в ЮАР. Участие президента Эрдогана в саммите стало первым контактом на высоком уровне между Турцией и БРИКС.

28 июля президент Турции по завершении визита в ЮАР отбыл в Замбию. Визит Эрдогана в Замбию стал первым на уровне главы Турецкого государства.

Также в Стамбуле под председательством президента Эрдогана состоялся внеочередной саммит глав государств и правительств стран-участниц ОИС.

Важнейшим в историческом отношении зарубежным визитом Эрдогана за четыре года стал визит в Грецию.

Четвертый год президентства Реджепа Тайипа Эрдогана стал очень важным и с точки зрения реализации крупных международных проектов.

12 июня в районе Сейит Гази турецкой провинции Эскишехир состоялась церемония ввода в эксплуатацию Трансанатолийского газопровода (TANAP), по которому азербайджанский газ будет через Турцию поставляться в Европу.
В церемонии также приняли участие президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Сербии Александр Вучич, президент Украины Петр Порошенко и президент ТРСК Мустафа Акынджи.

Кроме того, Эрдоган вместе с российским коллегой Владимиром Путиным в ходе видеоконференции дал старт началу строительства АЭС «Аккую» в Турции.

На четвертый год своего президентства Эрдоган провел множество телефонных разговоров и двусторонних встреч с коллегами. Больше всего телефонных разговоров глава Турецкого государства провел с президентом России.

Помимо зарубежных визитов, Эрдоган принимал в Турции высоких гостей — глав правительств и президентов других стран. В их числе — президент Палестины Махмуд Аббас, президент России Владимир Путин, президент Венесуэлы Николас Мадуро, президент Нигерии Мохаммаду Бухари, президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, король Иордании Абдалла II, президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович, президент Гамбии Адам Бэрроу, президент Македонии Георге Иванов, президент Ирана Хасан Рухани, президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков, президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Сербии Александр Вучич.

В то же время глава Турецкого государства три раза проводил встречи с президентом России Владимиром Путиным в Турции.

Hürriyet (Турция): Поскольку Трамп не разговаривает с Эрдоганом, с ним разговаривает Путин

© РИА Новости, Владимир Песня

По мере роста дистанции между Турцией и США между Анкарой и Москвой разворачивается очень интересный диалог по серьезным вопросам безопасности. Турецкий лидер пообещал найти новых друзей и союзников. Но не только Путин, но и лидеры Германии, Франции, Ирана и Китая ведут диалог с Эрдоганом, понимая, что в отсутствие США возникает пробел, который необходимо заполнить, считает турецкое издание Hürriyet.

24 августа министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу встретился в Москве со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, а затем и с президентом России Владимиром Путиным. На встрече с президентом также присутствовали министр обороны Турции Хулуси Акар (Hulusi Akar) и руководитель Национальной разведывательной организации (MIT) Хакан Фидан (Hakan Fidan).

Это был уже второй визит Акара и Фидана в Москву за неделю. 17 августа они приехали в Москву для переговоров с министром обороны России Сергеем Шойгу и главой российской Службы внешней разведки Сергеем Нарышкиным. Нарышкин приезжал в Стамбул 13 мая и обсуждал с Фиданом совместные действия в борьбе с терроризмом и ситуацию на Ближнем Востоке. Шойгу был в Стамбуле 2 июля, накануне пятого раунда переговоров в Астане, когда Акар еще был главой Генерального штаба — министром обороны он был назначен 9 июля.

Переговоры 24 августа в Москве — это продолжение или даже попытка суммировать итоги всех предыдущих переговоров в присутствии главных дипломатов обеих стран, Лаврова и Чавушоглу. После окончания переговоров российская сторона сообщила прессе, что Шойгу представил Анкаре предложения Москвы по текущей ситуации и будущему Сирии.

За неделю с 17 по 24 августа произошли два важных инцидента с участием Турции, России и НАТО. 21 августа британские истребители «Тайфун», поднявшиеся в воздух с румынской базы «Михаил Когэлничану», расположенной недалеко от Констанцы на побережье Черного моря, перехватили два российских самолета Су-30, которые приближались к воздушному пространству НАТО. 23 августа два британских истребителя «Тайфун», поднявшиеся в воздух с той же базы, перехватили российский противолодочный самолет-амфибию Бе-12, который летел со стороны аннексированного Россией Крыма в сторону Румынии.

Министр обороны Соединенного Королевства Гэвин Уильямсон (Gavin Williamson) выступил с заявлением по этим двум инцидентам 24 августа. По сути, именно в тот момент, когда Путин принимал турецкую делегацию. Британские истребители были отправлены в Румынию в апреле прошлого года в соответствии с программой НАТО по укреплению позиций в черноморском регионе, одобренную Турцией. (Кстати, в настоящее время Лондон ведет с Анкарой переговоры по вопросу заключения прибыльных и даже стратегических сделок.)

26 августа министр обороны Ирана Амир Хатами (Amir Hatami) прибыл в Дамаск, чтобы встретиться с сирийским президентом Башаром Асадом. Недавно в ответ на требования президента Дональда Трампа немедленно покинуть Сирию — на чем также настаивает Израиль — Али Акбар Велаяти, (Ali Akbar Velayati), специальный представитель духовного лидера Ирана Али Хаменеи, заявил, что Иран будет оставаться в Сирии и Ираке столько, сколько будет нужно законным правительствам этих двух стран.Иран, Турция и Россия являются партнерами в Астанинском процессе, призванном сохранять зоны деэскалации в Сирии и поддерживать там режим прекращения огня. Одной из таких зон, играющих важную роль, является город Идлиб, расположенный недалеко от турецкой границы. Турция, которая выстроила вокруг города 12 военных наблюдательных постов, утверждает, что еще одна атака сирийских правительственных войск на этот город с целью уничтожить террористические элементы может спровоцировать новую волну миграции в Турцию. Сейчас это стало одним из главных вопросов, обсуждаемых Турцией и Россией.

Новым фактором в сирийском вопросе — фактором, который был воспринят в Анкаре со сдержанным оптимизмом, — стало назначение Джеймса Джеффри (James Jeffrey) на должность специального посланника Госдепартамента США по Сирии. Джеффри, который работал при администрациях Буша и Обамы, был послом США в Багдаде и Анкаре и работал с вопросами, касавшимися Ирана, в то время, когда он был заместителем советника по вопросам национальной безопасности.

Таким образом, переговоры турецкой делегации в Москве — это гораздо больше, чем просто приглашение Эрдогана Путину «встретиться в рыбном ресторане у Босфора». По всей видимости, это нечто более значительное, чем попытка «заставить других завидовать», как сказал Эрдоган Путину месяц назад в Южной Африке 26 августа.

Картина весьма сложная. Но есть еще одна важная деталь. Поскольку Трамп отказывается говорить с президентом Турции, с Эрдоганом будут разговаривать другие, пока не будет освобожден пастор Эндрю Брансон (Andrew Brunson), который, похоже, не слишком рад тому, что его сделали участником политических игр. Не только Путин, но и Ангела Меркель, Эммануэль Макрон, Хасан Роухани, Тамим аль-Тани (Tamim al-Thani) и Си Цзиньпин ведут диалог с Эрдоганом, понимая, что в отсутствие США возникает пробел, который необходимо заполнить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

https://inosmi.ru/politic/20180827/243095380.html

Bloomberg (США): DETER или «законопроект из ада»? Трейдеры распутывают хитросплетения российских санкций

© AP Photo, J. Scott Applewhite

Власти США обсуждают новые санкции против России. О планах ввести новые ограничения уже заявила администрация Дональда Трампа. Помимо этого на сайте Конгресса появились не менее восьми законопроектов об антироссийских санкциях. Два самых жестких касаются запрета на операции с новым суверенным долгом и на долларовые счета российских госбанков. Bloomberg анализирует предложенные поправки.

Наташа Дофф (Natasha Doff)

В этом месяце хитросплетение новых санкций США — актуальных и предлагаемых — ударило по рублю и российским облигациям, а инвесторам, у которых прибавилось работы, становится все труднее вести ее.

«Я много читаю о России, и, более того, изо всех сил пытаюсь оставаться на волне: какие санкции действуют или будут введены, и что будет предпринято в ответ на них», — написал во вторник лондонский трейдер Investec Bank Plc Джулиан Риммер в комментарии для клиентов.

Рубль упал через несколько дней после публикации одного из самых жестких законопроектов, поскольку инвесторы с опозданием усвоили его детали. Облигации российского государственного банка развития на этой неделе также просели, причем многие ожидают переход к их распродаже перед потенциальными санкциями.

Помимо действий администрации Дональда Трампа на сайте Конгресса представлено не менее восьми законопроектов о санкциях. Пока не говорится о том, может ли какое-либо из предложений Сената продвинуться в сторону принятия, но политическое давление растет.

Хотя санкции являются приоритетом, шансы принять такого рода законодательство в сентябре «незначительны» из-за плотного календаря, сказал во вторник журналистам лидер большинства в Сенате Митч Макконнелл. По словам других топ-сенаторов, какой-либо из законопроектов может быть принят осенью.

Ниже представлено руководство по наиболее важным деталям меняющихся санкций со стороны администрации, а также два основных законопроекта, которые сейчас рассматриваются в Конгрессе.

Санкции, связанные с Северной Кореей: наложены на несколько российских судоходных и других компаний, предположительно участвующих в торговле с Северной Кореей

Экономическое воздействие: ограничено включенными в список компаниями

Санкции за применение химического оружия/отравление на территории Великобритания: вводятся в два этапа, причем первый, который, как ожидается, стартует уже на этой неделе, касается предполагаемого отравления в марте нервно-паралитическим агентом бывшего российского шпиона и его дочери в Великобритании

Экономическое воздействие: первая волна лимитирована ограничениями, связанными с военными технологиями; вторая волна (возможно, последует через 90 дней — прим. автора) может включать в себя радикальные запреты на торговлю с Россией, сокращение дипломатических связей и рейсов государственных перевозчиков, таких как «Аэрофлот», хотя Трамп может отказаться от чего-либо из этого

ПРЕДЛОЖЕНИЯ КОНГРЕССА

S. 2313 (DETER Act, сокращение от Defending Elections from Threats by Establishing Redlines Act, Закон о защите выборов от угроз путем установления ограничений — прим. перев.) был представлен в январе сенаторами Крисом Ван Холленом и Марко Рубио, но в июле получил 12 новых соавторов.

Ключевые положения: ограничения на операции с ведущими государственными банками, включая запрет на корреспондентские счета, бан активов крупных энергетических компаний, таких как «Газпром» и «Роснефть», а также военных компаний, запрет на операции с новым суверенным долгом.

Условия: санкции вступят в силу только в том случае, если американские спецслужбы обнаружат, что Россия вмешалась в предстоящие в США выборы

Перспективы принятия: в последние недели появились признаки того, что сенаторы могут попытаться смягчить самые жесткие предложения, чтобы ограничить ущерб. Председатель комитета Сената по международным делам Боб Коркер из Теннесси, общаясь с журналистами на прошлой неделе, пошутил, что первоначальный законопроект рискует нанести России больший ущерб, чем «тактическое ядерное оружие», и сказал, что ожидает изменений, чтобы гарантировать серьезный законопроект.

S. 3336 был назван одним из его авторов «Биллем из ада» и поколебал российские рынки, когда был представлен Конгрессу в начале этого месяца двухпартийной группой из шести законодателей во главе с сенаторами Линдси Грэмом и Бобом Менендесом.

Ключевые положения: запрет на сделки с новым суверенным долгом, блокирование сделок по всей американской собственности крупных государственных российских банков, санкции против политиков и олигархов, которые «содействуют незаконной и коррупционной деятельности» от имени президента России Владимира Путина, ограничения на инвестиции в крупные энергетические проекты за пределами России, поддерживаемые или контролируемые правительством или государственными предприятиями

Условия: ограничения вступят в силу после принятия закона

Перспективы принятия: план пользуется поддержкой обеих партий, но слушания еще не запланированы.

https://inosmi.ru/politic/20180824/243079448.html

Берлин и Москва сотрудничают в противовес Вашингтону

AA

На фоне сегодняшней встречи канцлера Германии Ангелы Меркель с президентом России Владимиром Путиным в Бранденбурге, политики и эксперты активно обсуждают тему российско-германского взаимодействия в экономической и политической сферах.

Несмотря на недовольство США, Берлин не отказался от поддержки проекта «Северный поток-2» и эта тема значится в повестке дня переговоров Меркель и Путина. Кроме того, планируется обмен мнениями по Украине и Сирии.

Не секрет, что одним из приоритетов российско-германского сотрудничества остается торговля энергоресурсами. Согласно показателям 2016 года Германия закупила у России 50 миллиардов кубометров газа, став самым крупным экспортером российского «голубого топлива».

Недовольство проектом трубопровода «Северный поток», совокупная мощность двух ниток которого достигнет 55 миллиардов кубометров газа в год, проявляют как Украина, так и ряд стран Восточной Европы и Прибалтики.

На фоне кризиса на востоке Украины и аннексии Крыма, Москва стремится максимально снизить объем транзита газа через трубопроводную сеть Украины в Европу. На это и был сделан расчет, когда в 2015 году Россия объявила о проекте «Северный поток-2». Ориентировочная стоимость проекта трубопровода по дну Балтийского моря составляет 10 миллиардов евро.

Реализацией проекта «Северный поток — 2» занимается проектная компания Nord Stream 2 AG. Акционером компании является «Газпром».

Компания Nord Stream2 ранее сообщила о том, что в рамках реализации проекта «Северный поток-2» на территории Германии начался технологический процесс. Процесс заключается в подготовке к прокладке первых труб в немецких территориальных водах в районе города Грайфсвальд (федеральная земля Мекленбург – Передняя Померания). К работе приступило судно-трубоукладчик «Castoro 10».

В апреле 2017 года Nord Stream 2 AG подписала с компаниями ENGIE, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall соглашения о финансировании проекта газопровода «Северный поток — 2». Пять европейских компаний предоставят долгосрочное финансирование в объеме 50 процентов от общей стоимости проекта.

Президент США Дональд Трамп на июльском саммите НАТО в Брюсселе выражал открытое недовольство позицией Берлина. По словам главы Белого дома, Германия хочет быть «защищена от России», продолжая приобретать российские газ и нефть и «отдавая миллиарды».

«Это крайне прискорбно, что Германия заключает газовую сделку с Россией. Мы защищаем Германию, мы защищаем Францию, мы защищаем все эти страны, а между тем ряд государств заключает соглашение с Россией на строительство газопровода. Мы должны защищать вас, а вы отдаете миллиарды долларов в сундуки России. Германия находится у них в заложниках», — заявил президент США.

В ответ пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что заявил, что власти Соединённых Штатов пытаются заставить Европу покупать американский сжиженный газ. Он считает противостояние США постройке газопровода «Северный поток — 2» проявлением недобросовестной конкуренции.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BB%D0%B8%D0%BD-%D0%B8-%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B0-%D1%81%D0%BE%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%B2-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%81-%D0%B2%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D1%82%D0%BE%D0%BD%D1%83/1234994

«Каспийский монстр» превращается в «Спасателя»: Россия собирается расправить свои крылья в Арктике

© РИА Новости, Сергей Мамонтов

Недавно в конструкторском бюро имени Р.Е.Алексеева объявили о намерении возобновить разработку и производство крупногабаритных воздушных экранопланов нового поколения «Спасатель», а также об их будущем размещении в районе Северного полюса.

Русские питают особые чувства к экранопланам: разработанный ими в середине прошлого века крупногабаритный экраноплан проводил многократные летные испытания в районе Каспийского моря; тогда он вызвал сенсацию в странах Запада, а страны НАТО даже прозвали его «Каспийским монстром». Однако вслед за развалом Советского Союза и окончанием холодной войны нужда в ракетных платформах для запуска сверхзвуковых противокорабельных ракет отпала, да и к тому же Россия была не в состоянии обслуживать все эти огромные устройства, поэтому множество экранопланов встали на якорь и начали медленно покрываться ржавчиной.

Таинственный летательный аппарат, поднятый «рукой Бога»

Вероятно, многие читатели пришли на этом моменте в замешательство, что это вообще за «экраноплан»? В таком случае, нам было бы неплохо заполнить этот информационный пробел.

В термине «экраноплан» под словом «экран» подразумевается экранный эффект, то есть эффект увеличения аэродинамических свойств и значительный рост подъемной силы самолета при уменьшении сопротивления крыльев самолета в процессе взлета, посадки и полета на низкой высоте. Во время этого процесса летательный аппарат выглядит так, как будто его мягко приподнимает какая-то неведомая сила — по этой причине, экранный эффект также шутливо называют «рукой Бога».

Экраноплан-десантный А-90 «Орленок»

Экранопланы обычно способны летать на расстоянии нескольких метров от земли или водной поверхности, по своей скорости приближаясь к самолетам. По грузоподъемности же они равны военным судам, а себестоимость перевозок у экранопланов намного меньше, чем у самолетов. Стало быть, ныне разрабатываемый российской стороной экраноплан нового типа «Спасатель» обладает еще более поразительными свойствами?

«Спасатель» будет спроектирован на основе классического советского экраноплана «Лунь». Он будет иметь длину 93 метра и размах крыла в 71 метр. Экраноплан будет оборудован колесным шасси и будет иметь возможность совершать взлет и посадку на ледяной поверхности. Наряду с этим, воздушное судно будет располагать особой воздушной подушкой, благодаря чему сможет скользить по поверхности моря и по промерзшему грунту. Летательный аппарат сможет оказывать содействие Северному и Тихоокеанскому флотам в формировании спасательных подразделений, которые будут заниматься поставкой продовольствия воинским частям, находящимся в отдаленных труднодоступных районах. Из-за своей исключительной пригодности использования в полярных районах, экраноплан «Спасатель» также прозвали «Арктическим чудищем».

Помимо всего прочего, «Спасатель» будет использовать стелс-технологии и технологии искусственного интеллекта, в нем будет размещена сверхпроводящая электрическая двигательная установка, способная поглощать шумы и заглушать радиоволны, инфракрасные волны, свет, звук, электромагнитные волны и прочие физические сигналы. Наряду с этим, он будет оснащен передовыми системами вооружения, которые в значительной степени повысят его стелс-характеристики, маневренность и способность проникновения к цели (преодоления системы противовоздушной обороны).

Российская армия на высшем уровне заявляла, что проходимость экраноплана будет превышать проходимость обычного корабля на воздушной подушке и что он идеально подходит для выполнения задач транспортировки и перевозки товаров через море. Его скорость значительно превысит скорость обычного военного корабля. При полете над морем экраноплан становится невозможно обнаружить с помощью радаров, при этом он становится недосягаем для таких видов вооружения, как наземные и подводные мины и торпеды. В настоящее время Россия уже включила в государственную программу вооружения работу по разработке и производству 600-тонного экраноплана нового типа.

Возможно, он станет «большим смертельным оружием», благодаря которому Россия подчинит себе Арктику

Несмотря на то, что по заявлениям России экраноплан «Спасатель» будет в основном применяться лишь для спасательных операций и оказания помощи в водах северного полюса, среди деловых кругов все же распространено мнение, что данная модель экраноплана сыграет важную роль в покорении Россией арктического региона.

Во-первых, из-за неблагоприятных климатических условий в арктических районах, в случае попадания кораблем в опасное положение обычные самолеты и корабли с трудом смогли бы добраться до места происшествия. «Спасатель» же легко способен выполнить быструю спасательную операцию в районе Северного ледовитого океана. В огромном корпусе «Спасателя» будут не только места для пассажиров — в него также будут установлены операционная комната и больничная койка, благодаря чему он будет выполнять функцию подвижного полярного госпиталя. Мобильный госпиталь также обладает существенной ценностью в повышении боеспособности и сохранении целости боевых частей.

Во-вторых, согласно требованиям военно-морских сил РФ, новая модель экраноплана будет иметь дальность полета в несколько тысяч километров; он сможет переносить не менее пятисот солдат в полном комплекте вооружения при максимальной скорости в 550 км/ч. Специалист по российской армии Александр Мозговой заявил, что возращение экранопланов в боевой строй вооруженных сил РФ — очень значимое событие, поскольку их экономичность и приспособляемость к арктическим условиям поможет в значительной степени уменьшить транспортные издержки Воздушно-комических сил России в регионе.

Центральное конструкторское бюро имени Р. Е. Алексеева, в котором был произведен на свет «Каспийский монстр», будет также отвечать за разработку и производство «Спасателя». По предварительным расчетам, прототип «Спасателя» будет готов к 2020 году, а в период с 2020 по 2023 он будет подвергаться разнообразным проверкам и летным испытаниям. По предварительным данным, к 2025 году «Спасатель» войдет в эксплуатацию вооруженных сил РФ, что поспособствует продвижению российского доминирования в Арктике.

Таким образом, пусть даже у россиян в карманах совершенно пусто, они все равно затянут потуже пояса и в первую очередь решат вопрос вооружения, с целью получить еще одно преимущество (помимо географического) в новом раунде арктического противостояния.

https://inosmi.ru/military/20180815/242977482.html?utm_source=adfox_flite_625411&utm_medium=banner&utm_content=2630611&utm_campaign=adfox_site-campaign_41589-63265&ues=1

Сумеют ли РФ и Турция договориться по Идлибу

google

Анкара настоятельно просит Москву обуздать Дамаск
Юрий Паниев
Зав. отделом международной политики «Независимой газеты»

13 авг. 18

Глава МИД РФ Сергей Лавров начал двухдневный визит в Анкару. В программе визита – участие в совещании послов Турции и переговоры с коллегой Мевлютом Чавушоглу. Во вторник министры обсудят подготовку к встрече лидеров России, Турции, Германии и Франции по Сирии и ситуацию вокруг Идлиба, который угрожает стать ареной турецко-сирийского столкновения.

Выступая в понедельник на совещании турецких послов, Чавушоглу заявил, что Анкара продолжает курс на дальнейшее укрепление связей с Москвой. «Наша политика открытая и прозрачная. Она способствует защите общих интересов и достижению полезных результатов для обеих стран. В рамках этой доверительной политики мы спокойно обсуждаем с РФ наши разногласия», – пояснил он.

Ожидается, что Лавров выступит на совещании во вторник. Это будет первое подобное выступление в практике отношений России и Турции, что, как отметили в МИД РФ, свидетельствует о высокой степени взаимного доверия между главами внешнеполитических ведомств, наличии значительных областей совпадения или близости интересов обеих стран, координации позиций по ключевым международным и региональным проблемам.

В первую очередь координация касается Сирии. Ведь на России и Турции как участницах астанинского процесса лежит особая ответственность за обеспечение мира, безопасности и стабильности в этой стране. Министры рассмотрят ход подготовки к планируемой на 7 сентября в Стамбуле четырехсторонней встрече лидеров России, Турции, Германии и Франции по сирийскому урегулированию.

«За идеей саммита в Стамбуле просматривается попытка России урегулировать сирийскую проблему через использование новой ситуации. Она состоит в том, что президенты Путин и Трамп в Хельсинки, похоже, обозначили точки соприкосновения по Сирии, правда без всякого документального оформления. Речь идет о контурах компромисса в духе tacit agreement, призванного зафиксировать точки возможного согласия, которые могут стать рамками будущей открытой договоренности», – сказал в беседе с «НГ» главный научный сотрудник Института Европы РАН, востоковед Александр Шумилин.

По его мнению, между лидерами России и США существует взаимопонимание относительно предпочтительных сценариев приближения Сирии к политическому урегулированию. И зондирование сторонами тех или иных вариантов компромисса с привлечением европейских стран уже происходит. Недаром после хельсинкского саммита Лавров и начальник Генштаба РФ Валерий Герасимов посетили Германию и Францию.

«Что касается европейцев, то теперь у Москвы задача максимум – привлечь их к восстановлению Сирии. Задача минимум – содействовать возвращению беженцев в качестве первого шага Европы в реконструкции Сирии, – отметил Шумилин. – Цель стамбульского саммита – мобилизовать всех, кого можно, на то, чтобы изменить повестку дня с гражданской войны в Сирии на ее восстановление. А задача непосредственно России – выступить в роли созидателя в Сирии и найти взаимопонимание с Западом».

Турция согласна с такой позицией России, поскольку на ее территории проживает наибольшее количество сирийских беженцев – 3,5 млн, и своим присутствием они способствуют росту напряженности в стране. Однако анонсируемая президентом Башаром Асадом операция Сирийской правительственной армии в Идлибе – контролируемом Анкарой повстанческом анклаве – грозит новым потоком беженцев. Чтобы не допустить гуманитарный кризис у своих границ, Турция всеми силами стремится убедить Россию отговорить от боевых действий Асада, за которым будут стоять иранские военные и ВКС России.

На вопрос, смогут ли Лавров и Чавушоглу договориться по Идлибу, Шумилин ответил: «В свете резкого обострения отношений Турции с США потенциал Москвы пробить свое видение ситуации в Идлибе повышается, хотя и без гарантии. Точки соприкосновения с Анкарой на этом треке есть, поскольку Москва сдвигается от полной поддержки Асада к роли посредника. Она выступает за поиск формулы долговременного перемирия в Идлибе при условии, что Турция будет подавлять активность в провинции радикальных группировок типа «Хайят Тахрир аш-Шам» – бывшей «Джебхат Ан-Нусры» (запрещена в России. – «НГ»). В случае же, если Асад начнет там военную операцию, Москве придется действовать, так как она контролирует воздушное пространство. Ведь Турция будет вынуждена защищать Идлиб и с воздуха тоже. Так что России предстоит либо предоставить коридоры для турецких самолетов, либо их сбивать, что поставит крест на отношениях с Анкарой».

Эксперт напомнил, что в случае с Израилем фактически были созданы коридоры для израильской авиации, и это вызвало крайнее недовольство Тегерана. «С одной стороны, стремление Дамаска вернуть под свой контроль оставшуюся территорию Сирии поддерживается Россией. С другой – присутствие турецких военных и риски столкновения с ними российских ВКС вынуждает приложить максимум усилий на дипломатическом фронте», – заключил он.

Источник — независимая газета

Российские эксперты: Армения фактически превращается в скрытого союзника НАТО

Олег Белозеров

Между Москвой и Ереваном разгорелся публичный спор, поводами для которого стали сразу два события – одно ожидаемое, другое – внезапное. В среду в Грузии, на бывшей советской и российской военной базе Вазиани начались маневры под эгидой НАТО, в которых принимает участие и Армения. А в конце прошлой недели в Ереване попал под суд генсек ОДКБ генерал Юрий Хачатуров. Его чуть было не взяли под стражу, но все же отпустили под залог.

Учения партнеров и стран НАТО «Достойный партнер» проходят в Грузии вот уже в четвертый раз. В этом году на них собрались 1300 грузинских и 1170 американских военных, а также 500 военных из 11 других стран, среди которых, однако, лишь Армения входит одновременно в другой, враждебный для НАТО военный союз – ОДКБ. Американцы привезли с собой танки «Абрамс», бронетранспортеры «Страйкер», боевые машины пехоты «Брэдли» и ударные вертолеты «Апач». Их целью названа отработка навыков оборонительных и наступательных операций на Южном Кавказе.

Накануне учений Минобороны Армении выпустило длинное заявление, составленное явно в оправдательном духе. Во-первых, как бы извинялся перед союзниками по ОДКБ представитель Минобороны, приглашение на учения поступило формально не от НАТО, а от Минобороны Грузии. Во-вторых, на них отправилось всего-навсего четыре офицера, которые будут заниматься только штабной работой. Для сравнения, напомнил армянский представитель, год назад, во время правления прежнего лидера страны Сержа Саргсяна, на аналогичные маневры было направлено 40 человек, причем это были медики – в составе полевого госпиталя.

Тем не менее, оба шага Еревана вызвали явный гнев в Москве, о чем ранее ясно дал понять глава МИДа России Сергей Лавров. Впервые за многие десятилетия он выступил с резким выпадом в адрес новых армянских властей. Очевидно, что Россия требует от нового лидера страны Никола Пашиняна отказа от прозападного курса и однозначного соблюдения союзнических обязательств по ОДКБ.

407198067.jpg«Очень чувствуется, что в Ереване хотят, с одной стороны, не потерять связь с Россией и в то же время все время показывать свою лояльность Западу, – заявил по этому поводу порталу «Москва ­– Баку» доцент кафедры политологии и социологии РЭУ имени Плеханова, член Экспертного совета «Офицеров России» Александр Перенджиев. – Честно говоря, эти заявления министерства обороны Армении мне напоминают сюжеты так называемого армянского радио. Мол, мы поехали не в натовских учениях участвовать, а по приглашению Тбилиси. Но ведь очевидно, что это по сути маневры Североатлантического альянса, вопросов нет».

На его взгляд, маневры аналогичны по сути другим учениям – «Проворный дух», проведенным в Грузии в прошлом году, в сентябре, на полигоне Орфоло в области Самцхе-Джавахети. Но если официальной целью нынешних маневров «Достойный партнер» считается миротворческая миссия, что сценарий «Проворного духа» был совершенно явно посвящен отработке возвращения Южной Осетии и Абхазии под контроль Тбилиси.

«То есть получается, что офицеры Армении, пусть даже и в ходе штабных, а не полевых учений, будут участвовать в разработке этих планов. Как тогда нам делиться информацией, касающейся этих территорий, с армянской стороной? Россия их признает как отдельные государства, объявила о том, что взяла под защиту эти республики и любое агрессивное поведение в их отношении Москва пообещала пресекать. Выходит, наш самый верный союзник на Южном Кавказе фактически превращается если не во врага, то в скрытого союзника НАТО и Грузии, которые стремятся вернуть эти территории под власть Тбилиси», – недоумевает Перенджиев.

Несерьезными назвал объяснения армянского Минобороны и главный редактор издания «Национальная оборона», руководитель Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко. «Участие в таких учениях – это очередной не совсем дружественный жест в адрес Москвы, – сказал он порталу «Москва–Баку». – Как я уже не раз подчеркивал, страны ОДКБ должны уделять силы и внимание обеспечению безопасности на своей территории. Разумеется, это выбор Еревана. Но раз ты союзник, то следуй своим союзническим обещаниям». Коротченко также напоминает про официальный курс Грузии на вступление в НАТО, поэтому, на его взгляд, принимать приглашение этой страны на учения для участников ОДКБ все равно недопустимо.

vitaly-arkov.jpgОснователь и владелец экспертно-аналитического портала PolitRUS.com Виталий Арьков иронизирует над армянским военным ведомством. «Со стороны Еревана это смотрится как попытка завуалированно извиняться перед Москвой. А мы меньше отправили, чем год назад отправлял Саргсян. Это попытка прикрыть, на самом деле, активно начатую работу по сближению с Западом и с НАТО. Но, надо сказать, что эта работа может быть вынужденной. В этом виновата сама армянская элита, которая когда-то, как собственно, и российская, свои накопления, капиталы размещала на Западе», – сказал политолог порталу «Москва – Баку».

Именно это обстоятельство, по мнению Арькова, лежит в подоплеке нынешних «метаний» ереванских лидеров между Западом и Россией, именно поэтому они теперь так «уязвимы». «Это капиталы зачастую коррупционного происхождения. На Западе учатся их дети, живут их семьи. Поэтому они вынуждены прислушиваться к рекомендациям с Запада. Плюс: на них влияет мощное армянского лобби», – пояснил эксперт.

По мнению Арькова, Ереван все еще пытается усидеть на двух стульях сразу. «Хотя Пашинян и ездит в Россию с визитами, заверяя, что сохраняет лояльность, но по данным из его окружения известно, что Пашинян взял курс на Запад. Он, похоже, слуга даже не двух, а нескольких господ. Ранее, будучи оппозиционным политиком, он выступал всегда четко, следуя определенной линии, – отметил эксперт. – А теперь он делает взаимоисключающие заявления иногда с разницей в несколько дней. То обнимается с американцами, то с нами».

Масла в огонь ссоры Еревана и Москвы подлил и арест генсека ОДКБ Юрия Хачатурова, которого, правда, судьи сразу отпустили под залог.

«Хачатуров – гражданин своей страны. Он обязан отвечать, если совершил уголовное преступление, даже если вдруг он оказался в наднациональных структурах, вроде ОДКБ, – признает Александр Перенджиев. – Но тут встает другой вопрос. Как нам тут выстраивать коллективную безопасность, если генсека ОДКБ берут под стражу? Получается, наша безопасность , в том, что касается Южного Кавказа трещит по швам».

Российский эксперт не исключает, что под видом «наведения порядка» внутри Армении преследуется цель разрушения всей системы безопасности ОДКБ в Закавказье, и на самом деле арест Хачатурова был инициирован Западом.

Армения могла бы соблюсти процедуру, сохранив репутацию ОДКБ, и сначала отозвать Хачатурова с поста генсека, предложив ему на смену другого политика, а уже затем отправлять генерала на скамью подсудимых. Однако Ереван повел себя иначе, устроив межгосударственный скандал. Похоже, именно этим и был вызван гнев Сергея Лаврова.

http://moscow-baku.ru/news/politics/rossiyskie_eksperty_armeniya_fakticheski_prevrashchaetsya_v_skrytogo_soyuznika_nato_/

Без войны: Россия решает судьбу Израиля

© AP Photo, David Cohen/Flash90 via AP

Мухаммед Балут, Валид Шарара (Muhammed Balut, Walid Sharara)

Израильтяне демонстрируют пределы своей способности маневрировать в Сирии без России. Битва за сирийский юг предоставила Тель-Авиву возможность проверить на прочность договорённости в сфере обороны и безопасности. Они имели силу до тех пор, пока сирийская армия при массивной поддержке российской авиации не вернулась на демаркационную линию между освобождённой и оккупированной частями Голанских высот после отсутствия на этой территории в течение пяти лет.

Заявление о том, что принадлежащий Сирии самолет Су-22 был сбит, поскольку вторгся в воздушное пространство оккупированных Голанских высот на расстояние, двух километров, не может скрыть тот факт, что Израиль потерпел неудачу в обеспечении безопасности северной границы, не прибегая к помощи России, даже если это сопровождается политическим умыслом, так как совпало с визитом министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Израиль. Не может оно также отвлечь внимание от провала переговоров насчет новых правил взаимодействия, которые Россия пытается навязать на сирийском юге и в регионе в целом, после возвращения сирийской армии к границам соглашения от мая 1974 года.

Израильтяне оказались в трудном положении, поскольку столкнулись с резким сокращением пространства для манёвра в области обороны, безопасности и политики в Сирии, что вынуждает их прибегнуть к помощи России, чтобы та позволила им наносить воздушные удары по КСИР в Сирии. Тем самым Тель-Авив предоставляет российской стороне возможность свободно действовать в отношении израильских требований касательно иранского присутствия в Сирии в обмен на уход с линии разъединения. Ситуация для израильтян усугубляется тем, что «Праща Давида», а именно система противоракетной обороны страны разрушила надежды, которые израильский Генштаб и военная промышленность возлагали на то, чтобы заполнить пробелы в «Железном куполе».

Система «Праща Давида», поражающая ракеты средней дальности от 40 до 300 километров, завершает собой трехступенчатую систему противоракетной обороны, в которой Patriot играют роль перехватчика ракет малой дальности, а комплекс «Хец» — ракет большой дальности. Однако израильтян постигла неудача два дня назад, когда пара сирийских ракет SS-21 («Точка»), испытали «Пращу Давида» на сирийском юге, не нарушая разделительных линий на оккупированных Голанах. Продвинутая израильская система не смогла нанести удар по цели, поскольку обе ракеты самоликвидировались ещё до того, как ее достигли, после чего оказалось, что никакой угрозы не было.

Проверка системы «Праща Давида» заставила Израиль увидеть новую стратегическую реальность. За последние несколько недель в российско-американских отношениях произошло много событий, которые превратили российский вариант в необходимое Израилю «зло». В Хельсинки было достигнуто взаимопонимание между президентом России Владимиром Путиным и президентом США Дональдом Трампом. Нет необходимости говорить о том, что такое произошло в умах израильтян. Дело в том, что они видят, как американский президент склоняет голову перед своим российским коллегой (и потенциальным противником) и соглашается со всем, что тот сказал по сирийскому вопросу и израильской безопасности во время пресс-конференции, которую обе стороны провели после саммита в Хельсинки. Выводы, которые сегодня являются очевидными для всех, сводятся к тому, что Россию невозможно игнорировать, тем более, что Соединенные Штаты как главный союзник Израиля сами приняли российский вариант урегулирования в Сирии и согласились с российской позицией в отношении израильской безопасности и роли Израиля в этой стране.

Хуже всего то, что не наблюдается никаких признаков сворачивания тенденции по сближению между двумя державами в ближайшие недели, а может быть, и месяцы. Напротив, Трамп продолжает противостояние, которое сегодня развернулось в администрации США с американским истеблишментом, в отношении его политики на российском направлении. Что ожидает Израиль от предстоящей встречи в Вашингтоне между Путиным и Трампом, если она состоится, — это ещё большее сближение позиций двух президентов по многим вопросам, включая, разумеется, сирийский конфликт, и утверждение договорённостей, достигнутых в Хельсинки.

В последние недели военная ситуация на сирийской арене помогла обрисовать картину относительно возможных вариантов действия для Израиля, который уже не способен начать войну против «иранской угрозы» в то время, когда сирийская армия продвигается к линии разъединения на Голанских высотах. Она также сделала очевидной неспособность стратегий, не предполагающих применение военной силы, разрушить инфраструктуру оси сопротивления, созданную в условиях сирийской войны, несмотря на десятки нападений, которые совершались на данные объекты в течение не менее пяти лет. Требования сдерживать Иран в Сирии уже недостаточно для обеспечения безопасности Израиля. Неудивительно, что израильтяне запротестовали против предложения российского министра иностранных дел Сергея Лаврова об удалении иранских войск и «Хезболлы» на расстояние 100 километров от границы с Голанами, поскольку на самом деле это не отвечает требованиям Израиля в области безопасности, обеспечить которую с его точки зрения невозможно, прежде не уничтожив ракетные силы противника. При этом Тель-Авив осознает, что у него нет возможности получить лучшее предложение или навязать свои условия и изменить правила взаимодействия на Голанских высотах.

Россия не может зайти слишком далеко, соглашаясь на уступки на юге Сирии. Как сказал Путин в Хельсинки, безопасность Израиля будет обеспечена путем возвращения сирийской армии на линию разъединения и исполнения резолюции 338 (что означает также исполнение резолюции 242 и вывод Израиля с арабских территорий, оккупированных в 1967 году). Такое требование кажется странным в свете краха системы Персидского залива перед Израилем и далеким от инициатив короля Абдаллы. Разумеется, Путин не хочет ограничивать роль Ирана в Сирии по временным причинам, а также в связи с продолжением военных операций, которые обязывают силы оси сопротивления взаимодействовать с российской авиацией в зонах, где продолжается конфликт. Боевые действия ожидаются также на востоке и севере страны, прежде чем наступит время, для того чтобы игроки начали делить Сирию на зоны влияния, как считают некоторые.

Есть и другие стратегические соображения, которые связаны с тем, что Россия нуждается в иранском союзнике и помощи других небольших сил. И эта потребность существует не только в Сирии, но и на более широких фронтах конфронтации с Соединенными Штатами. Не один раз в интервью президент Башар Асад заявлял о своем отказе от политики «сдерживания» Ирана в Сирии или ограничения его роли. Это препятствует тому, чтобы Россия зашла слишком далеко в заключении компромиссов, тем более, что присутствие Ирана в Сирии представляется необходимым, чтобы обеспечить как можно большую независимость сирийского режима в отношении союзников, так чтобы сирийцы не оказались в ситуации, когда у них остался лишь один союзник — Россия, которая сможет навязать им свои условия на фоне участившихся разговоров о политическом урегулировании.

 

Что представляет собой проблему для израильской безопасности, это не продвижение 80 тысяч бойцов оси сопротивления, согласно израильской статистике, а то, что они могут применить ракетные пусковые установки, переданные Сирии или производящиеся в этой стране, представляя угрозу для Израиля. Они могут перехватывать ракеты средней и большой дальности, и предложение Сергея Лаврова, которое он сделал Тель-Авиву, ничего не меняет в данной ситуации. За годы сирийской войны ось сопротивления, согласно заявлениям Израиля, не прекращала строительство и расширение сети ракет, которые способствовали созданию режима сдерживания между сопротивлением и израильской армией. Очевидно, что расширение системы ПРО в Сирии, как минимум, является попыткой распространить этот режим на территорию оккупированных сирийских Голан, включая ливанскую, палестинскую границу и на расстояние 78 километров от нее, а также на расстояние 74 километров от линии, отделяющий освобождённые Голаны от оккупированной их части, чтобы в конечном итоге достичь ливанской Накуры в сирийско-иорданской долине Ярмук.

Кажется, что прибегнуть к российскому варианту необходимо, чтобы выиграть время в отсутствии возможности реализовать военный сценарий, после того как он частично превратился в ракетную войну. В это время и перед лицом открытия внутреннего фронта Израиль пытается изменить сложившуюся ситуацию, восстановив свою систему противоракетной обороны. Как сообщила газета «Едиот Ахронот», небольшой кабинет министров, занимающихся вопросами израильской безопасности, утвердил беспрецедентный проект в истории сионистского очага, цель которого — модернизировать вооружение своей армии, в первую очередь ее ракетный арсенал. Объём финансирования составляет тридцать миллиардов долларов. Для того, чтобы утвердить этот проект, премьер-министр Биньямин Нетаньяху за последние месяцы несколько раз втайне встречался с министром финансов Моше Кахлоном, министром обороны Авигдором Либерманом, начальником Генштаба Гади Айзенкотом, наиболее видными чиновниками Совета национальной безопасности, а также рядом руководителей оборонных институтов.

И поскольку война — это уже не «правая рука» Израиля, как это часто бывало раньше, сегодня у него есть только Владимир Путин и «горькое» российское предложение.

https://inosmi.ru/politic/20180731/242851304.html

Россия избавилась от 84% американских казначейских облигаций. Что это значит?

© РИА Новости, Григорий Сысоев

Мэтт Иган (Matt Egan)

Россия быстро распродает основную часть своих запасов американских долговых обязательств. С марта по май объем американских казначейских облигаций в собственности России сократился на 81 миллиард долларов, что составляет 84% от общего количества таких авуаров.

Внезапный сброс ценных бумаг способствовал краткосрочному скачку ставок американских казначейских обязательств, что напугало рынок. Доходность казначейских облигаций сроком в десять лет в апреле составила три процента, и это произошло впервые с 2014 года.

Это также породило волну догадок и предположений о мотивах Москвы. Возможно, Россия просто решила диверсифицировать свой портфель ценных бумаг, о чем не раз заявлял ее Центробанк. А может, она стремится отомстить Вашингтону за те удушающие санкции, которые он ввел против алюминиевой компании «Русал».

«Особой тревоги нет»

Так или иначе, дебатов о долгосрочных последствиях ведется совсем немного. Сброс Россией американских облигаций не ослабил возможности Америки по заимствованию денег.

Дело в том, что инвесторы и особенно страховщики жизни и пенсионные фонды, которые обслуживают стареющее поколение «беби бума», всеми силами стремятся к получению фиксированного дохода. И ставки казначейских обязательств быстро опустились ниже трех процентов, потому что спрос на облигации продолжает расти.

Ограниченные последствия от российских продаж вполне логичны. Не Россия является ведущим кредитором Соединенных Штатов. Главный кредитор Америки — это Китай.

Хотя в ноябре 2017 года объем купленных Россией американских ценных бумаг достиг пика в 105,7 миллиарда долларов, эта страна занимает лишь 15-е место среди иностранных держателей долговых обязательств США. Китай владеет американским облигациями в объеме 1,2 триллиона долларов, что примерно в 10 раз больше, чем у России.

«Особой тревоги это не вызывает», — заявил главный стратег по фиксированным доходам из компании «Дженни Кэпитал» (Janney Capital) Гай Ле Бас (Guy LeBas). Старший аналитик по Евразии из консалтинговой фирмы «Стратфор» (Stratfor) Юджин Чаусовски (Eugene Chausovsky) согласен с такой точкой зрения. По его словам, отказ России от американских долговых обязательств «не имеет особого значения». «Если бы такой распродажей начал заниматься Китай, картина была бы совершенно иной», — сказал он.

Новые данные по иностранным владельцам американских казначейских облигаций должны быть опубликованы 15 августа.

Россия дала совершенно невинный ответ на вопрос о продаже облигаций казначейства. «В последние годы мы увеличили долю золота, почти в 10 раз за 10 лет. Поэтому мы диверсифицируем всю структуру валют», — заявила в этом месяце государственным средствам массовой информации глава российского Центробанка Эльвира Набиуллина. Она добавила, что Россия оценивает «все риски: финансовые, экономические и геополитические».

Удушающие санкции против «Русала»

Безусловно, геополитическая напряженность между США и Россией усилилась примерно в то время, когда начался ускоренный процесс продажи казначейских облигаций. В апреле администрация Трампа ввела жесткие санкции против алюминиевой компании «Русал», которую создал один из ближайших союзников Владимира Путина. Этими мерами США первоначально запретили американцам и гражданам других стран заниматься бизнесом с «Русалом», который производит семь процентов всего алюминия в мире. После этих новостей цены на алюминий резко подскочили.

«Российский экспорт был по сути дела парализован. Это намного более суровые санкции, чем все те, что вводились против России прежде, — сказал аналитик Джейсон Буш (Jason Bush), работающий в консалтинговой фирме „Юрейжиа Груп» (Eurasia Group). — Одна из гипотез состоит в том, что Россия решила отомстить США за введенные против нее санкции».

Если это так, то ущерб оказался незначительным с учетом подъема на американском рынке казначейских облигаций. Администрация Трампа недавно заявила, что она думает о снятии санкций против «Русала».

Другая теория гласит, что Москва опасается дальнейших санкций со стороны Америки, которая может заморозить или даже арестовать средства, потраченные на приобретение американских ценных бумаг. «Возможно, Россия бросилась к выходу, дабы избежать этой угрозы. Это наиболее вероятный аргумент», — сказал Джейсон.

По мнению аналитиков, скорее всего, российский Центробанк решил отказаться от американских облигаций из-за политического давления со стороны Кремля и из экономических соображений.

«Экономическая атака» на Америку

Такие действия России выводят на передний план давнюю обеспокоенность относительно того, что важный кредитор Америки может нанести ей ущерб, продав имеющиеся у него авуары. Эта тревога усиливается на фоне роста дефицита федерального бюджета и продолжающейся торговой войны с Китаем.

Но аналитики сомневаются в обоснованности этой тревоги. Китаю будет очень трудно мгновенно избавиться от такого объема облигаций, и его собственный инвестиционный портфель значительно потеряет в цене в результате пожарной распродажи.

«Идея использовать авуары в иностранной валюте в качестве оружия для осуществления экономической атаки на Соединенные Штаты, скорее всего, нанесет существенный вред самому нападающему», — сказал Ле Бас.

Но есть и более серьезная опасность. Она заключается в том, что Китай или какая-то другая страна начнет отказываться от американских долговых обязательств, постепенно сокращая закупки казначейских облигаций и дожидаясь сроков погашения.

«Такая постепенность окажет долговременное воздействие на Соединенные Штаты. Но это должна быть очень терпеливая политика, и она вряд ли выдаст себя раньше времени», — сказал председатель совета директоров компании «Камберленд Эдвайзорс» (Cumberland Advisors) Дэвид Коток (David Kotok).

https://inosmi.ru/economic/20180731/242870342.html

Санкции только сближают Россию, Турцию и Иран

google

Трамп проигрывает игру на Ближнем Востоке

Вашингтон по разным причинам ввел санкции против России и Ирана, а сейчас угрожает репрессиями уже Турции, своему партнеру по НАТО. При этом в российско-иранско-турецком треугольнике именно Тегеран имеет наибольший исторический стаж пребывания под санкциями.

Маховик прещений против него стал раскручиваться в 1979 году, после того как группа радикально настроенных иранских студентов захватила американское посольство в иранской столице и захватила заложников. В ответ США заморозили все авуары Ирана и хранящиеся в американских банках его золотые запасы, ввели полный запрет гражданам и компаниям Соединенных Штатов вести бизнес в Иране или участвовать в совместных предприятиях с иранскими компаниями, в том числе в нефтегазовой промышленности. Санкции грозили также компаниям третьих стран, которые нарушали условия американского эмбарго. Определенный просвет наступил лишь тогда, когда между «шестеркой» мировых держав и Тегераном была заключена ядерная сделка. С Ирана стали сниматься различные эмбарго.

Но ситуация вернулась на круги своя, когда президент США Дональд Трамп в мае этого года объявил о выходе из ядерной сделки и подписал указ о возвращении прещений. В отношении России американцы ввели разноплановые и разнопрофильные санкции после воссоединения Крыма. В последующем репрессии под теми или иными предлогами постепенно расширялись. Что касается Турции, то Вашингтон впервые открыто заговорил о введении против нее санкций после того, как появились сообщения о готовности Анкары приобрести российский зенитный ракетный комплекс С-400. Хотя это лишь вершина айсберга, поскольку проблемы в турецко-американских отношениях нарастали давно. Многое стало выплескиваться наружу, когда США начали открыто поддерживать курдов, причем не только в Сирии.

Существуют и определенные нюансы. На глобальном уровне обозначено вооруженное противостояние между США и Россией. На региональном уровне — в Сирии — Россия, США, Турция и Иран де-факто участвуют в военном конфликте. При этом Вашингтон регулярно угрожает Тегерану войной, тогда как Турция — пусть во многом и формально — остается в составе возглавляемой американцами международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В то же время Россия, США и Турция осуществляют координацию своих действий на сирийском направлении по линии военных ведомств. Есть основания предполагать, что такой же сценарий действует и во взаимоотношениях между Россией, Турцией и Ираном. В этом сложном, необычном и беспрецедентном по историческим меркам геополитическом уравнении с участием внешних «тяжеловесов», Москвы и Вашингтона, а также Анкарой и Тегераном, претендующими на особую роль на Ближнем Востоке, именно Турция становится «камнем на дороге», о который США стали постоянно спотыкаться.

Дело в том, что американцы не предлагают туркам ожидаемых ими новых решений или инициатив в развертывании политики на Ближнем Востоке, в рамках которой Анкара обнаружила бы свое «почетное» место. Истина в том, что именно российско-турецкий альянс на сирийском направлении, активное развитие торгово-экономического и военно-технического сотрудничества между двумя странами не только укрепляет, но и повышает геополитическое значение Турции в регионе. Определившийся ход событий свидетельствует о том, что при определенных обстоятельствах Москва может привести турецкое и иранское влияние в качестве аргумента в диалоге с Вашингтоном, который, по оценке многих американских экспертов, после подписания документов по иранской ядерной сделке и снятия санкций имел немалые шансы выйти с Тегераном на прямой диалог. Но Трамп решил выйти из соглашения, приступил к введению санкций, что вынуждает Иран сделать долгосрочный выбор в сторону расширения сотрудничества с Россией и Турцией. И не только на сирийском направлении.

Налицо некий промежуточный результат: американские санкции не только сближают Москву, Анкару и Тегеран, но и сужают возможности США влиять на изменение курса властей этих стран и ограничивать поле для маневров. Более того, замечает германский исследователь Кристиан фон Зоэст, санкции со стороны Вашингтона не находят абсолютной поддержки со стороны других стран, даже союзных, которые не выступают с американцами единым фронтом. По мнению другого германского эксперта Кристофера Даазе, проблема в том, что для Трампа «в первую очередь важна не внешняя политика, вопрос не в России, Турции или Иране, для него на данном этапе важны все же внутриполитические цели. Он блефует, не имея возможностей заключить секретные сделки с Москвой, Анкарой или Тегераном» без опасений спровоцировать атаку против себя в Конгрессе, и проигрывает игру на Ближнем Востоке.

Если внимательно и непредвзято посмотреть на то, что объединяет и что разделяет Россию, Турцию и Иран, то легко заметить — их вековые исторические споры. Может быть, все останется в прошлом и общие глобальные интересы перерастут и в более серьезный, стратегический формат. Условия для этого есть. Что же касается США, то, как пишет в этой связи турецкое издание Daily Sabah, «теперь лучшее, что может сделать Вашингтон, это перестать уговаривать Турцию прекратить сближение с Ираном и Россией». Если Москве, Анкаре и Тегерану удастся поддерживать стабильность в регионе в общих интересах, появится шанс добиться мира и процветания. На днях президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не только попросил принять Турцию в состав БРИКС, но и анонсировал проведение 7 сентября в Стамбуле саммита по Сирии с участием Турции, России, Франции и Германии. Американцы в Стамбул не приглашены. А сразу после того состоится встреча в астанинском формате Москва — Анкара — Тегеран.

Станислав Тарасов

Источник — REGNUM

«Северный поток-2» — удар по единству НАТО

Энергетические проекты России, в том числе газопровод «Северный поток-2», приводят к возникновению противоречий среди стран НАТО, считают западные эксперты.

По мнению эксперта по энергетике Хьюстонского университета Эда Хирса, в погоне за дешевым газом Берлин отдаляется от стратегического партнерства со странами НАТО и Балтийского региона.

Проект расширения магистрального газопровода через Балтийское море, открытие которого запланировано на 2020 год, вызывает понятную обеспокоенность у администрации Дональда Трампа, сказал эксперт.

«С точки зрения русских, газопровод – стратегическое и экономическое оружие. Россия может в будущем прекратить поставки газа в Германию и тем самым без единого выстрела парализовать экономику этой страны», — сказал Хирс.

По его словам, критическую позицию администрации Трампа по российским энергетическим проектам разделяют и многие члены американского Конгресса.

«Москва в 2014 году аннексировала Крым. В случае повторения этих событий или атаки России на одну из стран НАТО Германия не сможет своевременно отреагировать из-за энергетической зависимости. Берлин делает ставку на энергетическую безопасность, а не партнерство по НАТО», — считает Хирс.

В ответ Вашингтон стремится снизить энергозависимость европейских стран от России путем увеличения поставок сжиженного природного газа (СПГ) в Европу, в том числе Германию. Однако в настоящее время у США есть лишь один терминал по экспорту СПГ, сказал эксперт.

По данным Федеральной комиссии США по регулированию в области энергетики (FERC), из девяти проектов СПГ-терминалов в стране пять находятся на стадии строительства. Одобрения FERC ждут еще 13 проектов, которые будут поочередно реализовываться с 2019 года.

По данным Управления энергетической информации США (EIA), американский экспорт сжиженного газа в 2017 году составил 20 миллиардов кубометров, два миллиарда (10 процентов) из которых пришлись на Европу.

В то же время совладелец голландской консалтинговой компании VEROCY Сирил Виддерсховен считает, что усилия США не возымеют должного эффекта. «Рынок СПГ в Германии пока нет так развит, а поставки сниженного газа из США могут покрыть лишь небольшую часть потребностей Европы», — считает Виддерсховен.

«Энергетическая безопасность все еще остается проблемой для Европы. Усилия по диверсификации энергоресурсов не приносят плодов. Доля российского газа на рынке растет. Европа все больше зависит от Москвы», — отметил совладелец VEROCY.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%BA-2-%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80-%D0%BF%D0%BE-%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D1%83-%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%BE-/1206613

Почему Россия и Запад застряли в состоянии неопределенности

© Sputnik / Vladimir Sergeev

Бесплодная двойственность
Почему Россия и Запад застряли в состоянии неопределенности

Иван Сафранчук
кандидат политических наук, доцент кафедры мировых политических процессов факультета политологии МГИМО (У) МИД России.

Резюме: Многие склонны представлять существующие отношения с западными странами как «новую нормальность» или даже как исторически естественные. Но отношения сейчас не такие, каких желали Россия и Запад. Они вообще не результат целенаправленной деятельности, а итог того, что не получилось с каждой стороны.

Отношения России с Западом вполне поддаются описанию, но их сложно охарактеризовать и выделить структурные элементы, составляющие их основу. Текущие события настолько динамичны, увлекательны и многовариантны, что может создаться впечатление, будто никакой базы в том, что происходит, нет вовсе. Но это не совсем так. Сформировалась модель отношений, дающая довольно обширный политический простор, который ограничен широкими, но жесткими рамками возможного.

Не холодная война

Характеристика российско-американских отношений как новой холодной войны небезосновательна, но содержательно неверна и создает контекст, вводящий в заблуждение.

Небезосновательна она потому, что на поздних стадиях, в 70-е и 80-е гг. прошлого века, холодная война (чьей оригинальной сущностью было столкновение экзистенционально несовместимых общественно-политических систем, в котором надо было победить без большой войны) де-факто превратилась в бесконечное геополитическое противоборство профессиональных сообществ военных, разведчиков и дипломатов. Все они были готовы использовать в своих интересах любую мировую проблему или региональный конфликт. В таком виде холодная война в основном и запечатлелась в памяти политиков конца XX столетия. Теперь же любое обострение геополитической конкуренции и военного соперничества великих держав стали называть возвращением холодной войны.

Однако главным в холодной войне того периода была все же не геополитическая форма, а идейная сущность. Две системы вступали в открытую конфронтацию и переформатировали под себя региональные конфликты либо «мирно сосуществовали», но в любом случае каждая из них была уверена в собственном моральном и историческом превосходстве. Игра шла на выбывание.

Сейчас Россия и Запад ведут много споров, в той или иной степени имеющих ценностную основу. Разрыв в ценностях трудно отрицать. Причем он имеет место не только между Россией, с одной стороны, и США и Европой, с другой, но и между Европой и США. А все мы вместе составляем ценностный контраст с поднимающимися азиатскими державами. Ценности влияют на то, как организованы и управляются общества, то есть на внутренние дела. Внутренняя политика, завязанная на ценностные системы, воздействует на внешнюю, на методы и средства, которыми страны пытаются повысить уровень своей конкурентоспособности в мире. Поэтому не лишены смысла заявления западных деятелей о том, что за проблемами в отношениях с Россией стоят ценности. Также обоснована и следующая формулировка из Стратегии национальной безопасности Российской Федерации: «Конкуренция между государствами все в большей степени охватывает ценности и модели общественного развития, человеческий, научный и технологический потенциалы» (впервые появившись в документе 2009 г., в немного другой формулировке, это положение вошло в Стратегию 2015 г., действующую в настоящее время).

Но признание наличия этой цепочки (ценности – внутренние дела – внешняя политика) и значения ценностей для внутренней и внешней политики (содержательно наши позиции имеют корни в наших ценностях и поэтому представляются нам правильными и обоснованными) само по себе не означает экзистенционального соперничества общественно-политических систем. В этом смысле холодной войны между Россией и Западом сейчас нет.

Константа и переменные российской внешней политики

Представление о том, что Россия – важный мировой игрок, является неотъемлемой частью российского политического самосознания. Это и чувство в душе (оно вековое и передается из поколения в поколение), и сознание в голове (которое не может не сформироваться при получении образования). Данная константа остается даже с исчезновением страны (а за XX век такое случалось дважды). Более того, в периоды слабости она даже усиливается. И в начале 1990-х гг., в сложнейший период внутренних неурядиц, когда государство пребывало в глубочайшем социально-экономическом кризисе, у российской власти сохранялось представление о собственной державе как о важном мировом игроке. Борис Ельцин, как и его первый министр иностранных дел Андрей Козырев, отнюдь не собирались превращать Россию в «банановую республику».

Конечно, в российской элите шли споры о том, что же такое «достойное место», которое Российская Федерация должна занимать в мире. Но все хотели примерно одного и того же: чтобы с Россией не разговаривали с позиции силы, не диктовали ей условия, чтобы с ней считались при урегулировании мировых проблем и учитывали ее практические интересы при решении частных вопросов. В общем, как бы ни была организована международная система, Россия должна быть среди тех, кто определяет, какой ей быть, и поддерживает ее функционирование. Однако представления о том, каким же образом России оказаться на таком «достойном месте», как получить или занять его, различались очень сильно.

Как ни покажется парадоксальным сейчас, в контексте того времени, в конце 1980-х и начале 1990-х гг., нахождение этого самого достойного места виделось посредством отказа от излишней самостоятельности. «Сами по себе» было равнозначно противопоставлению себя всем развитым странам и добровольной изоляции от них своего внутреннего пространства, а это служило причиной экономического отставания. Российские власти хотели отказаться от подобной самостоятельности и реинтегрироваться в Запад, где Россия столетиями была одной из ведущих держав. Вот как это характеризовал первый российский президент: «Мы возвращаемся туда, где были всегда, – в Антанту, если хотите, в союз с западными державами» (Ельцин Б.Н. Записки президента. Москва, 1994). Россия больше не хотела быть «сама по себе», она хотела быть «одной из» (но одной из держав первого ряда).

Не Ельцин и Козырев навязали стране ту внешнеполитическую программу. Скорее наоборот: она отражала превалировавшие тогда общественные настроения в пользу избавления от советских союзных институтов и их повестки дня (одновременно со списанием на них всех проблем). Настроения неплохо выражены опять же в мемуарах Ельцина: союзным ведомствам «всегда было начхать на судьбу России. Россия их интересовала только как поставщик сырья, рабочей силы, пушечного мяса и как главный имперский «магнит», к которому можно «притянуть» все, вплоть до Кубы. Везде и всюду навязать свои порядки!». Но внешнеполитическую доктрину, предусматривавшую отказ от излишней самостоятельности (которая отождествлялась с изоляцией и чрезмерным бременем) во имя возвращения себе исторически нормальной мировой позиции (то есть места одной из ведущих держав), возможно было воплотить в жизнь только в одном случае. А именно: если бы ее приняло не только руководство России, но и западные политики, и более того – если бы Москве подыграли. Ни того ни другого не случилось.

Победители в холодной войне поняли новую внешнюю политику Кремля не как обретение Россией своего исторического «я», а как отказ от него. С их точки зрения, они вели себя даже благородно и не добивали поверженного врага. Были готовы поставить слабую Россию где-то рядом, но, конечно, не в один ряд с собой. И это очень быстро стало заметно. Попытавшись «выйти к своим», Россия обнаружила, что от нее на самом деле ждут символической и практической «сдачи оружия» (на почетных, с западной точки зрения, политических условиях), и отказалась это делать. Что привело ко всеобщему замешательству и взаимному недовольству.

Профессионалы-реалисты под идейным лидерством Евгения Примакова пытались спасти ситуацию. Они заняли глухую оборону по линии международного права («правила игры», в написании которых принимали участие советские-российские дипломаты, учитывали базовые интересы России, и по ним Россия не могла проиграть), а также сформулировали концепцию многополярности. При этом Россия не переходила на позиции «сама по себе», это был еще один вариант, как стать «одной из»: Москва отстаивала свои интересы, но стремилась к сотрудничеству и договоренностям.

Тем не менее с Западом не смог основательно договориться ни считавшийся прозападным и уступчивым либералом Козырев, ни реалист и жесткий переговорщик Примаков. В таких условиях не оставалось ничего другого, как признать: «Не оправдались некоторые расчеты, связанные с формированием новых равноправных, взаимовыгодных, партнерских отношений России с окружающим миром» (Концепция внешней политики, 2000 г.). Россия не только не добилась достойного места в мире, но и, как заявил Владимир Путин (накануне того, как стать и.о. президента), «пожалуй, впервые за последние 200–300 лет она стоит перед лицом реальной опасности оказаться во втором, а то и в третьем эшелоне государств мира» (Путин В.В. Россия на рубеже тысячелетий // Независимая газета, 30.12.1999).

Исторически сложившееся самосознание не позволяло добровольно это принять. В России вовсю говорили о том, что в период, когда она была слаба, западные страны воспользовались этим, дабы оказывать существенное влияние на российские внутренние дела (политические и экономические), ее внешнюю политику, более того – привыкли это делать и строят такой мировой порядок, в котором для России не предусматривалось достойного места и права голоса. Но, признавая, что Запад сознательно использует российскую слабость и стремится к уменьшению ее роли в мире, Москва сохраняла иммунитет к противопоставлению себя развитым государствам (что было почти эквивалентом изоляции) и конфронтации с ними. В Концепции 1997 г. говорилось: отсутствие конфронтации с западными странами «открывает принципиально новые возможности мобилизации ресурсов для решения внутренних проблем страны». И хотя в редакции 2000 г. это положение из документа исчезло, ту же мысль, и даже еще четче, выразил Путин: «Несмотря на все трудности и промахи, мы вышли на магистральный путь, которым идет все человечество. Только этот путь, как убедительно свидетельствует мировой опыт, открывает реальную перспективу динамичного роста экономики и повышения уровня жизни народа. Альтернативы ему нет» (В.В. Путин. Россия на рубеже тысячелетий // Независимая газета, 30.12.2001).

Подтвердив решительное «нет» изоляции, российские власти также признали, что отказ от самостоятельности, которая позже была осмыслена как «реальный суверенитет» (Кокошин А.А. Реальный суверенитет. Москва, 2006), не только не обеспечивает достойного места в мире, а, ровно наоборот, толкает Россию в «мировую массовку». Тем самым российские власти разделили понятия «самостоятельность» (реальный суверенитет) и «изоляция», объединение которых лежало в основе внешнеполитической доктрины Ельцина–Козырева.

Новым вариантом обретения достойного места в мире посчитали внутреннее укрепление: если слабую Россию не пустили на Запад, то сильная сама туда войдет (но без «скандала», а как уважаемый партнер), это станет фактом, который не получится игнорировать. Таким образом, Россия встала на путь возвращения утраченных позиций посредством внутреннего укрепления. Попытка добиться достойного места в мире через сокращение того, что не нравилось западным партнерам – самостоятельности и силы, – сменилась программой приобретения такого места за счет расширения возможностей через наращивание и того, и другого.

Затянувшаяся двойственность как модель отношений

Даже притом что Путин всячески подчеркивал неконфронтационнность своей доктрины (Россия давала понять, что она «не против всех» и «не сама по себе», а по-прежнему хочет быть «одной из»), у западных политиков не могло не появиться чувства тревоги – а не станет ли это новым реваншизмом. В отношении Запада к России возникала и все 2000-е гг. сохранялась двойственность.

Экономический рост и интеграция страны в мировую экономику давали возможность зарабатывать в России. Она больше не была «бедным родственником», а стала полезным, пусть и сложным, партнером. К тому же мир бурлил, и плюралистическое начало в нем росло. Переход США к односторонним действиям при Джордже Буше-младшем обострил международные противоречия. Порядка в мире становилось меньше, но и проамериканского единомыслия тоже. Соединенные Штаты ослабили идейный контроль над традиционными союзниками. По мере того как развивающиеся государства богатели, росло их самосознание. Все выглядело так, что мир не только объективно становится полицентричным, но и расширяется признание этого, что должно было дать полицентричности дополнительный импульс. Финансово-экономический кризис 2008 г. подтвердил и стимулировал тренд относительного ослабления традиционных мировых лидеров, что побуждало их лояльнее относиться к возвышающимся державам и искать среди них партнеров. Все эти перемены были в целом благоприятны для российской внешней политики, так как не способствовали конфронтации западных стран с Россией. Наоборот, росла заинтересованность в ней как самой исторически и культурно близкой к Западу из возвышающихся держав.

Но вместе с тем на Западе с подозрением смотрели на то, как по мере решения наиболее острых внутренних проблем в условиях экономического роста, превышающего среднемировой, в России крепла воля к самостоятельности в международных делах. Крах Советского Союза интерпретировался уже не как освобождение от пут коммунизма и избавление от «имперского бремени», а как крупнейшая геополитическая катастрофа XX века. Из Концепции внешней политики-2008 исчез присутствовавший в документе 2000 г. тезис об объективной ограниченности ресурсов российской внешней политики. Теперь говорилось, что укрепление международных позиций России и успешное продвижение ее интересов «требуют задействования всех имеющихся в распоряжении государства финансово-экономических рычагов и адекватного ресурсного обеспечения внешней политики». Вместе с утверждением, что Россия преодолела постсоветские трудности и крепко встала на ноги, это звучало как готовность заплатить любую цену за внешнюю политику. А произошедший через месяц после публикации документа кавказский кризис был понят Западом как способность поднимать ставки не только в смысле денег. Страх перед все более амбициозной Россией нарастал.

Двойственность присутствовала и в позиции России. Стремясь к равноправному сотрудничеству с Западом, российские власти одновременно в той или иной степени поощряли антизападные, особенно антиамериканские, настроения и в обществе, и в элите. Если в западной двойственности были «страх и заинтересованность», то в российской – «заинтересованность и отрицание почти всего западного». У каждой из сторон это порождало противоречивую политику. Западные заинтересованность и страх обосновывали, соответственно, практические программы сотрудничества с Россией и ее сдерживания. Российские заинтересованность и отрицание – сотрудничество и все большую самостоятельность в мировых делах.

Эта неоднозначность и противоречивость опирались на мощный исторический фундамент, но в современных условиях не были комфортны ни для России, ни для Запада.

Тем не менее обе стороны поначалу не увидели серьезной проблемы. На Западе одни жалели, что не добили Россию в начале 1990-х гг., а другие – что упустили шанс интегрировать слабую страну, когда она была готова от многого отказаться ради этого. И тем не менее все осознавали, что те исторические варианты уже пройдены и надо что-то решать в настоящем; выбор выглядел трудным, но не невозможным. Россия с пониманием и терпением относилась к западным страхам (хотя и считала их необоснованными по сути, а по форме – зачастую искусственно нагнетаемыми для тактических политических игр) и была готова дать время, чтобы свыкнуться с ее возвышением. У Москвы были основания ожидать, что Запад все-таки сделает выбор, причем в пользу сотрудничества, пусть и не так быстро, как хотелось бы.

Но двойственность затягивалась, и в конечном счете приобрела новое качество. В конце прошлого и в начале нынешнего десятилетия выяснилось, что Запад не способен не только на то, чтобы отодвинуть в сторону свои страхи и сделать выбор в пользу сотрудничества с Россией, но не может сделать и противоположный выбор – в пользу только сдерживания. В 2008-м и особенно в 2014 г. могло показаться, что западный мир готов поставить крест на сотрудничестве и перейти к политике исключительно сдерживания. Но в обоих случаях Запад, наращивая усилия по сдерживанию России, от сотрудничества не отказывался.

В результате затянувшаяся уже примерно на 15 лет двойственность перестала восприниматься на Западе как нечто временное. Если в прошлом десятилетии там присутствовали настроения в пользу того, чтобы сделать какой-то выбор, то к концу текущего десятилетия сочетание сотрудничества и сдерживания (относительно недавно представлявшееся неестественным) переформулировано в стратегию, а отстаивавшие тактику сотрудничества и сдерживания специалисты переходят от споров между собой к выработке вариантов их сочетания в единой стратегии. В России тоже сочли приемлемым сочетание готовности к сотрудничеству со все большей самостоятельностью в мировых делах. Страна переходит на позиции «сама по себе» (а не «одна из»), но без полной изоляции.

На будущее: преодоление двойственности и переход к дуализму?

Переосмысление противоречивых политик в единые стратегии происходит во многом потому, что по мере затягивания двойственности в отношениях России и Запада усугублялись споры и противоречия, множились цепочки действий и противодействий, и все вместе формировало контекст событий, в котором к настоящему времени текущее вытеснило что-то более базовое. Распутать такие цепочки действий и противодействий или остановить их дальнейшее разрастание сейчас вряд ли возможно.

Описанный характер связей России и Запада – не просто реальность, но такая реальность, которая, обозначая рамки возможного для наших действий в связи с тем, что происходит, сама не может измениться вследствие каких-то событий. Никакие мировые тенденции (даже такие, по поводу которых мнения и интересы могут совпасть) не дадут в ближайшее время достаточного импульса для выхода из состояния двойственности.

Такая устойчивая реальность толкает не только к ее принятию, но и к осмыслению существующих отношений как «нормальности» или даже как исторически естественных, мол, веками было примерно так. Если такое возобладает с обеих сторон, то двойственность (противоречивость) преобразуется в дуализм (сосуществование двух независимых, равноправных и несводимых друг к другу начал), отношения станут более устойчивыми и спокойными. (Справедливости ради необходимо заметить, что сегодняшняя ситуация – не воплощение пожеланий сторон и вообще не результат целенаправленной деятельности, а итог того, что не получилось ни у России, ни у Запада.)

Сейчас может показаться, что мы уже подходим к тому, чтобы водвориться в подобное состояние, но это не так. Во-первых, Россия и западные страны, будучи близки к фактическому балансу сил, не могут его зафиксировать в силу эмоций и внутриполитического давления. Поэтому спираль эскалации, вероятнее всего, будет раскручиваться. Во-вторых, даже если удастся закрепить баланс и отказаться от попыток резко его изменить, Запад будет понимать такое положение вещей как вынужденное и потому временное.

Дело не только в том, что многие на Западе сомневаются в способности России долго поддерживать свои амбиции материально. Второе обстоятельство – восприятие российской политики до предела персонифицировано (и не без оснований, так как роль Владимира Путина, действительно, огромна). Насколько российский президент и страна сейчас отождествляются, настолько же в будущем возникнет желание сделать обратное. Иными словами, с точки зрения Запада, любые договоренности с Москвой времен Путина должны будут пройти проверку временем. Запад в полной мере смирится с дуализмом, только когда Россия докажет, что та же внешняя политика, воля к ей проведению и готовность обеспечивать курс материальными ресурсами сохраняется после ухода нынешнего президента. Таким образом, преобразование нынешних отношений в устойчивую модель возможно (но не гарантировано) разве что в среднесрочной перспективе. Пока же они будут подвержены кризисам, а поддержание связей в относительно безопасном состоянии будет требовать постоянных усилий и ресурсов.

В заключении стоит с сожалением отметить, что Россия и Запад, видимо, упустили историческую возможность, которая существовала последние десять лет. Автор этих строк называл ее моделью отношений «без, но не против» (друг без друга, но не друг против друга), коллеги определили примерно то же самое как «отстраненность вместо конфронтации» (Алексей Миллер, Федор Лукьянов. Отстраненность вместо конфронтации: постевропейская Россия в поисках самодостаточности, 2017). Россия и Запад так и не смогли оставить друг друга в покое.

Источник — Россия в глобальной политике