Реальна ли угроза: чем за 30 дней ответит Путин

© AP Photo, Evgeniy Maloletka

После введения военного положения украинское общество разделилось на два лагеря: тех, кто поддержал решение, и тех, кто против. Краеугольным камнем дискуссии стал вопрос: почему военное положение введено именно сейчас и действительно ли Россия, как безосновательно твердит украинская пропаганда, как никогда близка к широкомасштабному наступлению на Украину. В актуальности военных угроз разбирался «Апостроф».

Артур Гор

«Контрольный» от премьера

Первую скрипку в оркестре, аккомпанирующем военному положению, сыграл президент, заявив, что Россия резко увеличила численность своих войск на границах с Украиной.

Ситуацию накалил и начальник Генштаба Виктор Муженко. По словам генерала, на северо-восточных, восточных и южных границах Украины с РФ сконцентрировано около 300 российских танков Т-62. Кроме того, россиянами сформирована дивизия из двух танковых и двух мотопехотных полков, которая входит в восьмую общевойсковую армию РФ. Штаб этой же армии контролирует армейские корпуса на оккупированных территориях. «Мы видим системное формирование», — подчеркнул Муженко.

По информации Главного управления разведки Минобороны, российское командование на оккупированных территориях Донбасса ввело особый режим поддержания боевой готовности первого и второго армейских корпусов.

«Передовые позиции усиливаются дополнительными бронегруппами и артиллерийскими расчетами с обеспечением их двойным боекомплектом. При этом, российским военнослужащим на период действия военного положения отменили отпуска и запретили увольнения с военной службы», — отметил спикер Минобороны, полковник Дмитрий Гуцуляк.С одной стороны, власти выгодно сгущать краски, чтобы оправдать введение военного положения на фоне разговоров о переносе выборов президента. Но с другой стороны, даже сами боевики не отрицают, что силы так называемой народной милиции «проводят интенсивную боевую подготовку». Правда, террористы как-бы готовятся не к наступлению, а защите от наступления ВСУ, которое, по мнению боевиков, запланировано на декабрь.

Да и генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что Альянс провел наибольшее усиление коллективной обороны на восточных границах со времен холодной войны. А НАТО уже сложно заподозрить в намеренном нагнетании паники в угоду политическому климату в Украине.

Но интересно, что в тот же день, когда Муженко говорит о мощном усилении россиян на востоке, его подчиненный — полковник ВСУ, офицер Генштаба Виктор Шидлюх, напротив, призывает не паниковать.

«Кое-кто спекулирует и начинает разгонять панику, якобы уже на определенном направлении развернулись силы агрессора и готовы к атаке, — отметил Шидлюх в эфире одного из телеканалов. — Они всегда имели два эшелона. Первый эшелон — первый и второй армейские корпуса, которые находятся непосредственно у нас на территории, второй эшелон находится за границей (в Ростовской области РФ, — «Апостроф»). Этими подразделениями управляет южный военный округ. Только у нас намечались какие-то успехи, они вводили [на Донбасс] резервы — регулярные войска, и усиливались таким образом. Поэтому такая угроза существует всегда. Объективно. Но это не значит, что нужно разгонять панику и самолеты будут бомбить».

А контрольный «выстрел» произвел премьер-министр Владимир Гройсман, который сказал следующее: «Если ситуация нормализуется, то возможно будет рассматривать и досрочное прекращение военного положения». Так угроза эскалации конфликта есть, или ее нет?

Дело в моменте

В ответе на этот вопрос, мнения экспертов, опрошенных «Апострофом», разделились.

«Реальная угроза полномасштабной агрессии РФ, существует по всему периметру российско-украинской границы, — говорит «Апострофу» ветеран внешней разведки, генерал-лейтенант Василий Богдан. — Угроза, конечно, существовала и ранее, начиная с 2014 года. Другой вопрос, что она была под омофором гибридной агрессии. В данном же случае мы имеем факт агрессии вооруженных сил РФ против ВМС Украины. Захвачены корабли, захвачены пленные, и это уже факт — Россия может пойти и на более широкомасштабные действия. Вспомните, как гитлеровская Германия накапливала свои войска и технику накануне Отечественной войны на границах с СССР».

Но действительно ли на украинской границе скопилась критическая группировка российских сил, которых достаточно для большой войны?

«На текущий момент, и еще, подчеркиваю это, россияне не создали группировку для того, чтобы начать широкомасштабную войну, — говорит «Апострофу» экс-замначальника Генштаба ВСУ генерал-лейтенант Игорь Романенко. — Но это на текущий момент. Если этим системно заниматься, это можно сделать за несколько недель. По расчетам такая группировка должна быть от 240 тысяч военных. То есть такая, которую они создавали на учениях на наших границах в позапрошлом году. Тогда они завели в Белоруссию под видом создания общей ПВО не только средства противовоздушной обороны, но и все необходимое для сухопутных сил. Сделали склады, завели вооружение. В итоге, если посмотреть на карту, только западное направление у нас без угроз. С военной точки зрения это опасная ситуация, если вы один, а вокруг вас полукольцом стоят силы, с которыми нужно бороться».«Скопление ВС РФ на границе с Украиной наблюдается с 2014 года стабильно, — добавляет «Апострофу» военный обозреватель сайта «Информационное сопротивление» Александр Коваленко. — Они либо наращивают силы, либо идет передислокация в ходе учений. В этом нет ничего удивительного. Сейчас, обвиняя Украину в провокации в Керченском проливе, Россия должна как-то реагировать на введение военного положения в Украине. Таким образом, увеличение группировки — больше медийный и пропагандистский фактор для демонстрации реакции Кремля на «недружественные» шаги со стороны Украины».

Впрочем, начать наступление теоретически Кремль может и более мелкими силами при удачном моменте.

«Главное ввязаться, а потом уже наращивать силы, ведь есть еще военно-политические обстоятельства. Не менее пяти раз готовился захват Крыма. Но Путин его провел тогда, когда наша государственность была максимально ослаблена. А до этого был вариант с Тузлой, но там у них не получилось», — подчеркнул Игорь Романенко.

Но даже если группировка численностью в 240 тысяч штыков и соберется на российско-украинской границе, то «чтобы задействовать всю эту группировку, нужна очень веская причина, — добавляет Александр Коваленко. — Захват катеров, который преподносится как вторжение Украины в территориальные воды РФ, не может быть такой причиной».

«Поэтому на данном этапе Россия не начнет широкомасштабное наступление, — уверяет «Апостроф» экс-глава Службы внешней разведки Николай Маломуж. — Да, она собирает на границах свои вооруженные силы, направляет новый контингент. Сейчас у россиян концепция создать на западе страны мощный военно-стратегический блок с учетом перспективы противостояния с НАТО. Но начать широкомасштабное наступление сейчас нереально. На днях я вернулся с Вашингтона, где общался с руководством США, Великобритании, Германии, Франции и Китая, и они четко ориентируются, что есть модели сдерживания, и начало такой операции против Украины предполагало бы, что весь мир объединился против РФ, в том числе, и НАТО, используя военные средства».

В итоге, если на обострение по всей Украине Путин пойдет с малой вероятностью, то накачать Донбасс новыми партиями оружия и отпускников, подвинув линию фронта на востоке в свою пользу, Кремль вполне способен. Но получит ли выгоду?

«Но дело в том, что если они начнут полномасштабное наступление имеющимися силами, то столкнутся с очень серьезным сопротивлением. И пользы от этого в плане расширения территорий не будет. Успех наступления возможен только при полномасштабной поддержке РФ, а, учитывая ограниченный контингент российских войск на Донбассе, они не смогут осуществить наступление. — говорит Коваленко. — РФ не знает сейчас чего ждать от международного сообщества после инцидента в Керченском проливе. С одной стороны Европа отреагировала сдержанно, но однозначно какие-то решения будут приняты, возможно, в формате санкций, либо ограничения прохода для российских судов через международные проливы. Соответственно, нагромождать на себя дополнительные ограничения, которые явно последуют в случае обострения на Донбассе, Россия не может себе позволить».

https://inosmi.ru/politic/20181209/244187054.html

 

Нихон кэйдзай (Япония): ВВС КНР устраняют слабые места, повышая надежность отечественных двигателей

© AFP 2018, Karim Sahib

Китайская компания объявила, что российский двигатель был заменен на новую китайскую силовую установку. Двигатель с изменяемым вектором тяги повышает маневренность. Руководство китайской компании с гордостью заявило, что оно совершило большой прорыв. Истребитель даже способен выполнять фигуру высшего пилотажа — «кобру», сообщает японское издание «Нихон кэйдзай».

Хисатси Нагаи (Hisatoshi Nagai)

Китайские ВВС прилагают усилия к разработке авиационных двигателей. Они пытаются устранить зависимость от российских двигателей, создав государственное предприятие по инициативе главы КНР Си Цзиньпина.

На авиасалоне в начале ноября фигуры высшего пилотажа продемонстрировал китайский истребитель с отечественным двигателем, однако в новейшем стелс-самолете до сих пор применяются российские силовые установки. Путь к становлению военно-воздушной державой непрост.

6 ноября в китайском Чжухае прошла Китайская международная авиационная и аэрокосмическая выставка. Я обернулся на рев и увидел быстро взлетающий истребитель. Держа нос перпендикулярно земле, он резко замедлился. Сложилось впечатление, что самолет завис в воздухе. Через мгновение он вернул нос параллельно земле и улетел вдаль. Эта фигура высшего пилотажа называется «кобра». Ее могут выполнять только самолеты, обладающие высокой маневренностью.

Эту фигуру продемонстрировал китайский тестовый истребитель Чэнду J-10B. За день до этого производитель, китайская компания «Эвик» (AVIC), объявила, что российский двигатель был заменен на новую отечественную силовую установку. Двигатель с изменяемым вектором тяги повышает маневренность. Руководство китайской компании с гордостью заявило, что оно совершило большой прорыв.

Посетители на Чжухайском авиасалоне

Стремительно модернизирующиеся китайские ВВС ранее полагались на силовые установки российского производства. Дело в том, что местным компаниям не хватало производственных мощностей и стабильности. Тем не менее с точки зрения безопасности было рискованно отдавать России постоянный контроль над такой жизненно важной отраслью. «Что будет, если между РФ и КНР возникнет противостояние как в советское время?», — отмечает источник в китайских военных кругах.

Си, занявший в 2012 году должность председателя Центрального военного совета, поставил цель стать военно-воздушной державой. В 2016 году за счет объединения соответствующих компаний была создана AVIC со штатом 100 тысяч человек, чтобы начать разработки отечественного двигателя, который был необходим для достижения поставленной задачи. Си даже отправил поздравительную телеграмму, в которой подчеркнул, что фундамент будущей военно-воздушной державы был заложен. Фигура «кобра», выполненная на истребителе с отечественным двигателем, стала результатом двухлетней работы. Китайские СМИ отрапортовали: «Родина вам благодарна».

Тем не менее пока рано говорить о том, что все идет как по маслу. «Уровень новейших двигателей российских истребителей пока не достигнут. Многие эксперты полагают, что новый двигатель — это всего лишь копия российского», — отмечает военный эксперт, наблюдавший за полетом китайского самолета.

На аэровыставке также примерно пять минут летал новейший стелс-истребитель J-20. Военачальник из одной азиатской страны заявил: «Два года назад, когда самолет был показан впервые, он был в воздухе только одну минуту. Сейчас заметна уверенность, что КНР готова поставить его на вооружение». Тем не менее он отметил, что серьезные изменения в характеристиках незаметны. В центре внимания находился двигатель J-20. Предполагалось, что будет установлена китайская силовая установка, однако ничего не изменилось. Двигатель, как и два года назад, российский.

Гонконгская газета даже сообщила, что тесты были неудачными. Реальная ситуация неизвестна, однако многие полагают, что до массового производства пока далеко.

Двигатели также влияют на стратегию ВМС. «На авианосец могут садиться только самолеты с двумя двигателями», — говорит представитель AVIC. Что касается истребителей с одним двигателем, то возникает большой риск в случае поломки, поэтому их сложно использовать на китайском авианосце, который представляет большую ценность. У американского палубного истребителя Ф-35 (F-35) один двигатель. Китайские отечественные двигатели надежностью не отличаются.

В октябре один китайский инженер был выслан из Бельгии в США. Его подозревают в том, что он занимался промышленным шпионажем в компании «Дженера Электрик» (General Electric). В США арестовали несколько китайских инженеров, работавших в авиационной промышленности. МИД Китая отвергает все обвинения, однако иностранные государства повышают бдительность.

Сейчас США внимательно следят за китайской стратегией технологического развития «Сделано в Китае 2025». Дело в том, что они считают, что Китай ворует американские технологии, перенаправляет их в военную сферу, что угрожает безопасности США. Говорят, что максимальный уровень опасности представляют двигатели для истребителей.

В глубине авиасалона в Чжухае собралась толпа. Заглянув, я увидел громадный плоский треугольник темно-серого цвета. Это была полномасштабная модель новейшего стелс-беспилотника CH-7, который может вести разведдеятельность и наносить удары.

В соответствии с материалами Китайской аэрокосмической научно-технической корпорации, которая ведет его разработку, максимальная скорость составляет 0,75 маха. Беспилотник гордится высокой боеспособностью: на него могут быть установлены ракеты воздух-земля, а также противокорабельные ракеты. Поскольку у него нет хвоста, радарам сложно обнаружить его, что означает его высокие стелс-характеристики. Китайские СМИ предполагают, что дальность полета CH-7 составит более десяти тысяч километров. Он может нанести удар по американской базе на Гуаме и вернуться. Первый полет запланирован на будущий год. Если беспилотник будет принят на вооружение, он будет представлять реальную угрозу для американских войск и близлежащих стран.

Китайская аэрокосмическая научно-техническая корпорация производит различные беспилотники: CH-4, CH-5 и так далее. По информации компании, она уже экспортирует подобную продукцию в более, чем десять стран. Партнеры не афишируются, однако предположительно это — страны Ближнего Востока, Африки и Азии. По информации китайских СМИ, Ирак 260 раз использовал CH-4 для нанесения ударов по позициям ИГ (организация запрещена в РФ — прим. ред). Предполагается, что в ходе гражданской войны в Йемене Объединенные Арабские Эмираты также использовали китайские беспилотники для бомбардировки шиитов.

AVIC также производит военные беспилотники. В феврале «Синьхуа» сообщило, что компания получила крупнейший за всю историю заказ из-за рубежа на «Птерозавр-2». Китайские беспилотники не только дешевые, но и на них нет экспортных ограничений, как в США. Возможно, в ближайшее время в небе будут находиться только китайские БПЛА.

Повышение функциональности. Чем ответит Япония?

Примерно два года назад в газете министерства обороны КНР была опубликована иллюстрация красивого пятнистого истребителя. По диску солнца, изображенному на хвосте, я понял, что это — «Ф-15» (F-15) военно-воздушных сил самообороны Японии.

Тогда был резонанс вокруг инцидента с «Ф-15» (F-15) и китайским военным самолетом. «Ф-15», впервые поднявшиеся в небо в 1972 году, устаревают. Я ощутил, что Китай начинает смотреть свысока на истребители сил самообороны.

В разговоре со мной японские военные отмечали: «Китайские войска не отличаются слаженным контролем», «Ими сложно управлять» и так далее. Действительно, в китайской армии много проблем: коррупция среди военачальников и так далее. Отличительная черта китайских организаций также заключается в том, что распоряжения не всегда доходят до адресата.

Между тем Китай быстро меняется. Если новейшие китайские БПЛА начнут часто появляться вблизи Японии, смогут ли на это реагировать силы самообороны? Скверная реальность все ближе.

https://inosmi.ru/military/20181206/244173866.html

NZZ (Швейцария): Россия укрепляет свой южный фланг. Конфликт с Украиной — лишь один из фронтов

Россия укрепляет свой южный фланг, а конфликт с Украиной — лишь один из фронтов, уверен Маркус Акерет в «Нойе цюрхер цайтунг». Из-за инцидента с Киевом вокруг Азовского моря Россия не видит смысла в дипломатических переговорах. Кремль считает свои действия оправданными. При этом стратегические помыслы Москвы простираются от Каспийского моря до Ближнего Востока, утверждает автор.

День 22 февраля 2014 года стал поворотным пунктом в отношении России к Украине — он разделил его на «до» и «после». В тот день большинство депутатов украинского парламента, Верховной Рады, проголосовало за смещение с должности уже уехавшего из Киева президента Виктора Януковича. По мнению большинства парламентариев и, вероятно, народа после всего, что произошло за несколько дней и месяцев до этого на Майдане, он уже был не вправе оставаться во главе государства.

С точки зрения Януковича, его приближенных, а также российского руководства это был переворот, который привел в действие цепную реакцию: (хорошо организованные) беспорядки на востоке страны, переросшие в кровавую войну и повлекшие за собой отделение Донецка и Луганска от центрального украинского государства, а также утрату полуострова Крым. Все эти события стали предпосылкой для российской реакции на эскалацию конфликта в Азовском море на прошлой неделе.

Российские средства массовой информации, правительство и президент вписали выстрелы по украинским военным кораблям, задержание 24 моряков и конфискацию трех катеров в эту схему. С точки зрения Москвы, не могло быть никаких сомнений в провокационных намерениях украинцев, тут же был найден и непосредственный виновник: украинский президент Петр Порошенко, боящийся того, что его не переизберут. По мнению Москвы, этим кризисом он хотел напомнить своим предполагаемым заказчикам в Америке и Европе об Украине и отвлечь их от своего фиаско во внутренней политике.

Изображая Порошенко подручным Вашингтона, в то время как президент Путин назвал его в конце прошлой недели еще и «партией войны», с которой так или иначе нормально договориться нельзя, русские выразили свое глубокое презрение к политической борьбе на Украине.

Одновременно с этим Путин объявил об облегчении украинцам возможности для проживания в России и упрощении для них процедуры обретения гражданства — асимметричная реакция на ограничения на въезд для российских мужчин, введенные Киевом в пятницу. Многим русским и спустя 27 лет после распада Советского Союза трудно себе представить, что Украина — это независимое государство, а украинцы — самостоятельная, равная им нация.

Хотя Путин попытался принизить значение инцидента и подчеркнул нерушимую близость обоих народов, не было предпринято ни малейшей попытки разобраться в происшедшем в ходе двусторонних дипломатических переговоров. Кремль также не проявил интереса к международному посредничеству, например, в рамках предложенного немецким канцлером нормандского формата. По мнению России, ситуация настолько ясна, что никаких дебатов по этому поводу не требуется. Страна считает себя правой и готова принять за это новые санкции, точно так же как и в 2014 году.

Право и реальность

Конфронтация между русскими и украинцами в Черном и Азовском морях нагнеталась в течение нескольких месяцев, а началась она сразу после аннексии Крыма Москвой. Но разгорелся конфликт только сейчас, и произошло это на первый взгляд из-за различных правовых точек зрения, а также из-за вопроса, как вести себя в реальности, которую украинцы по понятным причинам просто не могут принять.

Одним из последствий событий весны 2014 года стало то, что сегодня Керченский пролив де-факто (но не де-юра) полностью находится под российским контролем. Договор от 2003 года, регулирующий статус Азовского моря и свободу судоходства через пролив для судов обоих государств, формально действует до сих пор. Но еще четыре года назад российский министр иностранных дел Сергей Лавров указал на то, что теперь правила прохода через пролив — исключительная прерогатива России.

До начала строительства керченского моста, которое само по себе является правонарушением, этому почти никто не придавал значения. Вероятно, и российская провокация в прошлое воскресенье не планировалась задолго. Но когда украинцы со своей стороны решили действовать, исходя не из реальности, а из договора, Россия воспользовалась этим, применив самые агрессивные методы. Сыграло роль и желание отомстить за конфискацию Украиной в марте рыболовецкого судна «Норд», капитан которого, обвиненный в нарушении пограничного режима, ждет сейчас судебного процесса. То же самое Москва вменяет теперь в вину украинским морякам.

В России эйфории по поводу происшедшего не наблюдается. Там инцидент рассматривают как игру с огнем войны, это констатируют даже некоторые проправительственные комментаторы. В Москве есть и сторонники быстрого и победоносного похода с целью обретения сухопутного коридора вдоль Азовского моря от Мариуполя до Чонгара или Мелитополя — об этом напоминает военный публицист Павел Фельгенгауэр. Но некоторые высказывают и опасение, что тогда Россию будут окончательно рассматривать как партию войны.

То, в чем Путин обвиняет Порошенко, а именно в военных провокациях с целью повышения собственной популярности, он знает по собственному опыту. Но сравнение данной ситуации с национальным восторгом, вызванным присоединением Крыма, только вводит в заблуждение. Азовское море — это не Крым, оно не является для русских желанным историческим объектом. Конфликт на востоке Украины также оказался недостаточным для возбуждения этого эйфорического настроения. А открыто объявленную войну с Украиной вообще было бы трудно объяснить внутри страны.

Кое-что происходит и на Каспийском море

У активных действий России в Азовском море есть геостратегический подтекст, они нацелены далеко за пределы только одного этого небольшого региона. Фактический контроль России над внутренним Азовским морем практически лишил Украину возможности нормального использования строящегося военно-морского порта в Бердянске. После аннексии Крыма, имеющего огромную стратегическую ценность, Россия стремится также и к контролю — или же восстановлению своего контроля — над Черным морем, что однако наталкивается на сопротивление прибрежных государств-членов НАТО.

В тени конфронтации вокруг Азовского моря находится третье море на южном фланге России — Каспийское. Оно также внутреннее, но, тем не менее, имеет большое стратегическое значение. Так, в этом году оно сыграло определенную роль в конфликте с Украиной: через Волго-Донской канал Москва переправила из Каспийского в Азовское море два военных корабля, способных к нападениям на прибрежные территории.

Россия стремится к расширению своего влияния в Каспийском море. Каспийский флот помимо прочего хорошо оснащен большими и малыми крейсерами-ракетоносцами, артиллерийскими и десантными катерами. За прошедшие месяцы там проведено несколько военных учений, официально служащих отражению террористической угрозы, но сценарии которых, по мнению экспертов, скорее подходят для вторжения на побережье Черного и Азовского морей.

В Каспийске, расположенном южнее столицы Дагестана Махачкалы, военные строят новую военно-морскую базу Каспийского флота, главный порт которого сейчас находится в Астрахани. Этот южнорусский город находится в дельте Волги, но его географическое, климатическое и стратегическое положение неудачное: он удален от морского побережья на сотню километров в северной части Каспийского моря, замерзающей зимой.

Каспийск же занимает центральное положение: в его тылу — неспокойный Северный Кавказ, на юге — Азербайджан и Иран, а напротив — казахский порт Актау. Отсюда Россия способна дотянуться до Ближнего Востока — одна крылатая ракета «Калибр» уже была выпущена в Сирию с Каспийского моря.

Защита торговых путей

Для Казахстана и Туркменистана Каспийское море — важный экспортный маршрут. Китайская инициатива «Шелковый путь» соединяет тут Среднюю Азию с государствами Южного Кавказа и Черным морем. Эти торговые пути Россия хочет контролировать. Предварительное соглашение о статусе Каспийского моря, достигнутое в середине августа, закрепляет главенствующее положение России, прежде всего в военной области: договор предусматривает, что в море могут находиться только корабли прибрежных государств. Ибо постоянно возникают слухи об американском интересе к сотрудничеству с казахами в их каспийских портах.

Еще в тридцатых годах прошлого столетия в Советском Союзе родилась идея, которая сегодня именно в России восторга не вызывает — построить канал между Каспийским и Азовским морями. Сегодня этот проект лоббируют Казахстан и Китай. Он принес бы выгоду и России, дав ей возможность перемещать военные части между Черным, Азовским и Каспийским морями. Но России пришлось бы нести экологическую нагрузку от строительства в ее южных областях, кроме того, это косвенно способствовало бы диверсификации казахских, азербайджанских, туркменских, а также китайских торговых маршрутов.

Но все это дела более или менее далекого будущего. Чем активнее Россия будет стремиться обеспечить свои интересы на Ближнем Востоке, тем большее значение будут иметь для нее южные моря. Крым — главное звено в этом процессе, а Азовское море — одно из звеньев цепи.

https://inosmi.ru/politic/20181207/244178562.html

Al-Binaa (Ливан): есть ли самоизоляция в российско-американском конфликте?

© РИА Новости, Александров

Ливанское участие в решении проблемы беженцев по-прежнему обусловлено американской позицией. Официальная позиция по сирийскому кризису зависит от США. А теперь еще и громкий скандал вокруг отказа Бейрута от покупки российского оружия. Насер Кандиль на странице ливанской «Аль-Бинаа» задает вопрос, который уже у многих на устах: зачем Ливан идет против России?

Насер Кандиль (Naser Kandil)

Было понятно, что до конца 2015 года сторонники самоизоляции считали, что имеют в виду региональное измерение конфликтов, то есть до того, как Россия достигла границы Ливана и благодаря своим позициям в Сирии превратилась в региональное государство. Было также понятно, что самоизоляция в региональных конфликтах была затруднена из-за внутренних конфессиональных расколов, переплетающихся с противоречивыми региональными факторами, особенно в отношениях между Саудовской Аравией и Ираном. Однако после закрепления России в Сирии конфронтация стала российско-американской, а региональное измерение стало ее частью.

В ирано-саудовском конфликте невозможно действовать в отрыве от российско-американского противостояния. Также невозможно игнорировать израильский фактор, будь то в ирано-саудовском конфликте, в котором Саудовская Аравия и Израиль находятся на одной стороне, или в российско-американском, где Москва выступает в роли стены перед израильской агрессией, позиционируя и расширяя свои сети противовоздушной обороны в Сирии.

Никто в официальном Ливане не может утверждать, что местное правительство, которое ранее относительно успешно дистанцировалось от соперничества между Саудовской Аравией и Ираном, не предпочло саудовскую чашу весов. Стремление избежать саудовского гнева видно как на примере официальных визитов, так и в продолжающемся отказе от каких-либо позитивных инициатив в отношении Ирана, позитивных иранских инициатив по отношению к Ливану, а также участии Бейрута в антииранских санкциях. Несмотря на внимательное отношение Ирана к ливанским проблемам и безрассудное поведение Саудовской Аравии, которое достигло такой степени, что привело к задержанию ливанского премьер-министра год назад, королевство по-прежнему встречалось с хорошим отношением в свой адрес, в то время как Иран получал отказ за отказом.

В российско-американском конфликте нет влияния ливанской конфессиональной специфики или прямой отсылки к ливанским фракциям в Вашингтоне или Москве. Однако ситуация свидетельствует о том, что Ливан без объяснения причин и какой-либо политики стоит на американской стороне и неоправданно противостоит России. Официальная ливанская позиция по проблемам сирийских беженцев и сирийского кризиса продолжает формироваться под воздействием американцев, которые официально бойкотируют сирийское правительство, несмотря на наличие двух посольств между этими странами. Ливанское участие в решении проблемы беженцев по-прежнему обусловлено американской позицией. Они выступают против возвращения беженцев вне связки с политическим урегулированием, на чем настаивает и Америка, несмотря на инициативы, нацеленные на обеспечение общественной безопасности, которые не меняют ситуацию, и несмотря на инициативы президента республики и ее министра иностранных дел, которые не становятся частью официальной политики. Похоже, одна из скрытых причин блокирования создания правительства — это самоизоляция от противостояния этому вызову.

Громкий скандал разгорается вокруг российского оружия: в то время как государство-член НАТО Турция покупает систему российских противовоздушных ракет, Ливан не осмеливается действовать, исходя из баланса интересов в сфере вооружения своей армии. Тем самым он отказывается диверсифицировать источники импортируемого оружия, как это делают все армии, включая саудовские вооружённые силы, которые ведут переговоры с Россией по поводу системы противовоздушной обороны, или египетскую армию. Обе эти страны находятся в прекрасных отношениях с США. Ливан — возможно, единственная страна в мире, решениями которой в области вооружения управляет Америка, что является признаком степени независимости политического процесса. Военные институты и их вооружение — это главные факторы независимости и суверенитета.

Важный вопрос заключается в следующем: какой интерес Ливану противостоять такой сверхдержаве, как Россия, которая стала партнером по обеспечению безопасности региона, и почему ливанские официальные лица согласны с тем, что решения суверенного государства зависят от американских приказов?

https://inosmi.ru/politic/20181206/244170019.html

Le Figaro (Франция): опасное обострение украинского конфликта

© REUTERS, Gleb Garanich

Инцидент между Россией и Украиной в Азовском море напомнил о том, что конфликт между двумя странами еще не окончен. И может вспыхнуть с новой силой в любой момент. Его нельзя назвать критическим, поскольку он обошелся без жертв и потопленных кораблей, пишет обозреватель «Фигаро» Рено Жирар. Однако войны зачастую начинаются с территориальных споров, которые впоследствии покажутся незначительными их бывшим участникам.

5 ноября, казалось бы, замороженный конфликт вновь заявил о себе. Буксир и два катера украинского военного флота вышли из Одессы на Черном море и взяли курс в Мариуполь на Азовском море. Российские пограничники силой остановили их у Керченского пролива и доставили в порт на восточной оконечности Крыма (этот украинский полуостров был аннексирован Россией в 2014 году после массово поддержавшего такой шаг референдума, который не был признан ООН). Киев и Москва обвиняют друг друга в нарушении морского права. Украинский флот напоминает, что заблаговременно предупредил российские власти о движении этой флотилии. Российская сторона утверждает, что украинские суда нарушили ее территориальные воды, пройдя слишком близко от полуострова. Только вот они не считают Крым территорией России…

Эта морская эскалация в отношениях России и Украины началась в марте 2018 года, когда крымский рыболовный траулер был задержан украинским флотом в Черном море. Сразу же после этого случая Россия ввела обязательные проверки для всех судов, которые хотят пройти в Азовское море, подчеркнув необходимость обеспечить безопасность нового моста через пролив (это произведение искусства протяженностью в 19 км было открыто Владимиром Путиным 15 мая). До строительства моста, у Крыма не было прямой сухопутной связи с Россией.

Нынешний инцидент не назвать критическим, поскольку он обошелся без жертв и потопленных кораблей. Тем не менее всего могло быть куда хуже. Он напомнил нам, как опасно пускать на самотек ситуацию с украинским конфликтом. Аннексия Крыма в марте 2014 года прошла бескровно, но две войны в Донбассе (лето 2014 года и начало зимы 2015 года) между украинской армией и пророссийскими мятежниками из Донецкой и Луганской областей (они получали поддержку в результате тайного вмешательства российских сил) унесли 10 000 жизней. Этот конфликт между православными братьями из связанных друг другом семей так же абсурден, как если бы сейчас у нас началась война между бретонцами и нормандцами. Подписанные под покровительством Франции и Германии Минские соглашения (февраль 2015 года) должны были вернуть мир в Донбасс. Тем не менее украинские власти спешили реализовать их не больше, чем российские. При этом сделка была предельно простой: амнистия и автономия мятежникам в обмен на возвращение украинской армии контроля над международной границей страны.

Как в Москве, так и в Киеве, власти, судя по всему, увязли в спирали националистической горячки. Украинцы мечтают о массированной американской военной помощи, которая позволила бы их армии молниеносно отвоевать Донбасс вроде того, чего добилась Хорватия 4 августа 1995 года, заполучив Краину и заставив бежать сербское население. Россияне же озабочены идеей дальнейшего расширения НАТО на восток. Они хотят остановить его раз и навсегда. Отрезанная украинская территория не может вступить в ряды альянса, считают они.В историческом плане, стратегическая доктрина России всегда рассматривала Украину как заслон на пути западного вторжения (поляков, шведов, французов, немцев). Россияне обвиняют Запад в несоблюдении (устного) обещания, которое дал Буш-старший Горбачеву на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе 20 ноября 1990 года в Париже: речь шла о нерасширении НАТО на страны ОВД после согласия Москвы вывести войска. Украинцы движения «Майдан» в свою очередь хотят вступления страны в НАТО и ЕС.

Накопление такой фрустрации с обеих сторон может стать взрывоопасным. Конфликт в Донбассе — это нарыв, который отравляет все международные отношения. После принятия Западом жестких санкций Россия отказывается сотрудничать с ним по другим мировым кризисам. И формирует противоестественный альянс с Китаем.

Войны зачастую начинаются с территориальных споров, которые впоследствии покажутся незначительными их бывшим участникам. Необходимо в срочном порядке созвать новое Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, чтобы обсудить острые вопросы: расширение НАТО, кибервойны, неприкосновенность границ, военные учения.

Все понимают суть возможной сделки: отказ Вашингтона от расширения НАТО и отход Москвы от старой доктрины «сфер влияния». Единственные неизвестные в этом уравнении — дата и число жертв, которое потребуется, чтобы прийти к решению.

https://inosmi.ru/politic/20181128/244107761.html

The Nation (США): война с Россией?

© РИА Новости, Алексей Куденко

Американские газеты пестрят обвинениями Трампа в сговоре с Россией, а мир тем временем приближается к новой мировой войне, предупреждает Стивен Коэн в «Нэйшн». Эти обвинения остаются недоказанными, однако ограничивают способность Трампа вести переговоры с Москвой и демонизируют Путина. А чтобы изменить политику холодной войны, нужны лидеры, отмечает Стивен Коэн.

«Война с Россией?», как и биография живого человека, — книга без конца. Ее название является не предсказанием, а предупреждением — вроде того, что покойный Гор Видал (Gore Vidal) назвал «журналистской системой оповещения». Отсюда — и вопросительный знак. Я не могу предсказывать будущее. Всеохватывающая тема книги основана не на какой-то политической повестке дня, идейности или магическом предвидении, а на фактах прошлой и сегодняшней жизни.

Сформулирую эту тему иначе: новая американо-российская холодная война более опасна, чем ее 40-летняя предшественница, которую пережил мир. Еще больше вероятность того, что она может привести — случайно или целенаправленно — к фактическому столкновению между двумя ядерными сверхдержавами. В этом заключается еще один зловещий знак. Во время прошлой холодной войны возможность ядерной катастрофы была в центре американских политических и медийных дискуссий, а также находилась на первом плане при выработке политики. А во время новой холодной войны эта возможность, похоже, зачастую не является даже проблемой.

В последние месяцы 2018 года факты и нарастающие кризисы, которые они иллюстрируют, усугубляются, особенно в американском политическом истеблишменте и СМИ, где, как я писал, новая холодная война зародилась и периодически обостряется. Рассмотрим несколько примеров — некоторые из них мало чем отличаются от политических и медийных событий в преддверии войны США в Ираке — того, как, по словам историков, великие державы, «не осознавая возможных последствий, скатились» к Первой мировой войне.

Все главные обвинения «Рашагейта» — американо-российского сговора, измены — остаются недоказанными. Но они стали центральным элементом новой холодной войны. Во всяком случае они серьезно ограничивают способность президента Дональда Трампа вести переговоры с Москвой в кризисных ситуациях и при этом способствуют еще большей демонизации президента России Владимира Путина за то, что он, как многие утверждают, лично распорядился «атаковать Америку» во время президентской кампании 2016 года. Некоторые голливудские либералы ранее опустили знак вопроса, заявив «Мы находимся в состоянии войны». В октябре 2018 года будущий номинальный глава Демократической партии Хиллари Клинтон поддержала это безрассудное утверждение, категорически заявив, что США «подверглись нападению со стороны иностранной державы», и приравняла это к «терактам 11 сентября 2001 года».

Не исключено, что ее, Клинтон, спровоцировал очередной всплеск профессиональной небрежности и нечистоплотности изданий «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times) и «Вашингтон Пост» (The Washington Post). Соответственно 20 и 23 сентября эти исключительно влиятельные газеты опубликовали статьи, иллюстрированные зловещей обличительной графикой. В них они в экстренном порядке пересказали стереотипные пропагандистские материалы о «Рашагейте», которые они усердно распространяли на протяжении почти двух лет — вместе с неоднократно повторявшимися ложными утверждениями и измышлениями, выборочной и сомнительной последовательностью событий и фактическими ошибками.

Например, о печально известном Поле Манафорте, который в 2016 году несколько месяцев был председателем предвыборного штаба Трампа, говорили, что во время своей работы в качестве лоббиста Украины при тогдашнем президенте Викторе Януковиче он действовал с «прокремлевских» позиций, хотя на самом деле он действовал в интересах Евросоюза. Опять же, генерала Майкла Флинна, опального советника Трампа по национальной безопасности, обвинили в «вызывающих тревогу» связях, хотя он не сделал ничего плохого или беспрецедентного, беседуя с представителем Кремля от имени избранного президента Трампа. Эти два издания криминализировали идею того, что, как выразилась «Нью-Йорк Таймс», «США и Россия должны искать области, представляющие взаимный интерес», некогда послужившую предпосылкой разрядки. И еще — «Нью-Йорк Таймс», уверяя читателей, что ее «специальный репортаж» — материал, в 10-ти тысячах слов которого («как нам теперь достоверно известно») было глубоко заложено соответствующее признание: «Никаких общедоступных доказательств того, что предвыборный штаб Трампа состоял в сговоре с Россией, не появилось» (упомянутые в тексте «канцелярские» уголовные обвинения и признания вины не были связаны с Россией и к «Рашагейту» были причислены «за компанию»).

Удивительно, но ни одна из этих газет не прислушалась к решительному заявлению Боба Вудворда (Bob Woodward) из «Вашингтон Пост» (который обычно считается самым авторитетным хроникером политических секретов Вашингтона), что после двух лет расследований он не нашел доказательств сговора между Трампом и Россией.

«Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост», а также другие печатные изданиями не были единственными СМИ, которые прибегали к подобным методам работы и продолжали замалчивать противоположные мнения. Ведущий распространитель заявлений о «Рашагейте» на «Си-эн-эн» (CNN) написал в «Твиттере», что американский кандидат в президенты от третьей партии «повторяет тезисы России о своем вмешательстве в выборы 2016 года и о внешней политике США». Другой видный деятель «Си-эн-эн» действовал, так сказать, более «геополитически», предупреждая, что «в Сирии только дурак принимает слова Владимира Путина всерьез», тем самым исключив американо-российское сотрудничество в этой истерзанной войной стране. Почти то же самое происходило практически каждый вечер на кабельном телеканала «Эм-эс-эн-би-си» (MSNBC).

Для большинства ведущих СМИ тема «Рашагйета», похоже, стала своего рода культовой для журналистики, которой не могут помешать ни встречные доказательства, ни анализ — а значит и все более важным фактором, способствующим новой холодной войне. Более того, то, что началось два года назад в виде жалоб на российское «вмешательство» в президентские выборы в США, к октябрю 2018 года для газеты «Нью-Йоркер» (The New Yorker) и других изданий превратилось в обвинения в том, что Кремль фактически «усадил» Дональда Трампа в президентское кресло. Убедительных доказательств, подтверждающих это возмутительное клеветническое обвинение, тоже нет — как нет и прецедентов в американской истории.

На более высоком уровне к осени 2018 года нынешние и бывшие американские чиновники высказывали в адрес Москвы практически беспрецедентные угрозы. Постпред США при НАТО Кэй Бэйли Хатчисон (Kay Bailey Hutchison) пригрозила «вывести из строя, уничтожить» все российские ракеты, которые, по ее мнению, создаются в нарушение договора 1987 года, что, несомненно, чревато ядерной войной. Министр внутренних дел Райан Зинке (Ryan Zinke) пригрозил России морской «блокадой». А постпред США при ООН Никки Хейли в очередном русофобском порыве заявила, что «ложь, обман и мошенническое поведение» стали «нормой русской культуры».

Возможно, это бредовые заявления неискушенных политических назначенцев, но после них опять неизбежно возникает вопрос: кто в Вашингтоне вырабатывал политику в отношении России — президент Трамп со своей провозглашенной политикой «сотрудничества» или кто-то другой?

Но чем, если не необузданным экстремизмом, объяснить высказывания Майкла Макфола, бывшего посла США в Москве, который сам долгое время был преподавателем политологии, экспертом по России и ведущим привилегированным комментатором? По словам Макфола, Россия стала «государством-изгоем», ее политика представляет собой «преступные действия» и «самую большую угрозу миру». Ей следовало противодействовать «превентивными санкциями, которые вступали бы в силу автоматически» — «ежедневно» в случае необходимости. Учитывая возможность введения «сокрушительных» санкций, предложенных недавно двухпартийной группой сенаторов США, это станет объявлением России перманентной войны — экономической, но все же войны.

Между тем, обстановка на других фронтах новой холодной войны становилась все более чреватой началом горячей войны — особенно в Сирии. 17 сентября сирийскими ракетами был случайно сбит союзнический российский разведывательный самолет, в результате чего погибли все 15 членов экипажа. Причиной инцидента послужили маневры осуществлявших в этом районе боевые действия израильских военных самолетов с целью ввести противника в заблуждение. Реакция в Москве была показательной — и содержащей потенциальную угрозу.

Сначала Путин, у которого сложились хорошие отношения с политическим руководством Израиля, заявил, что инцидент был «цепью трагических случайных обстоятельств» в неясной боевой обстановке. Однако его собственное Министерство обороны категорически с этим не согласилось, заявив о вине Израиля. Путин быстро отступил, заняв более жесткую позицию, и в итоге пообещал направить в Сирию высокоэффективный зенитный ракетный комплекс С-300, о получении которого давно мечтали и Сирия, и Иран.

Очевидно, что Путин не был тем «агрессивным кремлевским самодержцем», каким его неустанно изображают американские СМИ. Действуя умеренно с учетом российских особенностей, он снова принял важное решение, найдя оптимальный вариант для конфликтующих групп и взвесив их интересы. В этом случае он пошел навстречу давним сторонникам жестких мер в руководстве своих силовых структур.

В результате появился еще один «сдерживающий фактор» холодной войны. Установив в Сирии С-300, Путин мог бы фактически ввести «бесполетную зону» над большими участками территории страны, которая разорена войной в немалой степени из-за присутствия нескольких иностранных держав. (Россия и Иран находятся там на законных основаниях, а Соединенные Штаты и Израиль — нет). Если это так, то это означает новую «красную черту», переходить которую или нет, придется решать Вашингтону и его союзнику Израилю. Учитывая одержимость, которой охвачены Вашингтон и СМИ, трудно быть уверенным в том, что этот сдерживающий фактор выйдет на первый план. Вполне возможно, что в соответствии со своей политикой в отношении России президент Трамп в целом склонен присоединиться к возглавляемому Москвой мирному процессу, хотя маловероятно, что вдохновленная демократами группа политиков, одержимых идеей «Рашагейта», позволит ему это сделать.

Теперь растет опасность еще на одном фронте холодной войны — новое измерение приобрела американо-российская опосредованная война «чужими руками» на Украине. Помимо гражданской войны на Донбассе, Москва и Киев создают проблемы кораблям друг друга в Азовском море, возле недавно построенного моста, соединяющего Россию с Крымом. 25 ноября это переросло в небольшой, но потенциально взрывоопасный военный конфликт на море. На Трампа оказывают давление, требуя от него помочь Киеву в эскалации морской войны — что является еще одной потенциальной «красной чертой». Здесь президент также должен вместо этого использовать влияние своей администрации в реализации давно зашедших в тупик минских мирных соглашений. Но и этот подход, похоже, исключают те, кто говорит о «Рашагейте». В их рядах до шестого октября был еще один обозреватель «Нью-Йорк Таймс» — Фрэнк Бруни (Frank Bruni), назвавший все подобные инициативы Трампа «сводничеством в пользу Путина».

Как показали эти недавние примеры угрозы войны с Россией, после пяти лет экстремизма — и впервые за насчитывающую несколько десятилетий историю холодной войны — в Вашингтоне не осталось никаких противодействующих сил. Ни выступающего за разрядку крыла Демократической или Республиканской партии, ни выступающей против холодной войны влиятельной оппозиции вообще, ни реальных общественных дебатов. Был лишь Трамп — со всей той неприязнью, которую он внушал, но даже он не напоминает стране или своей собственной партии, что президентами, которые были инициаторами серьезных моментов разрядки в XX веке, также были республиканцы — Эйзенхауэр, Никсон, Рейган. Похоже, что и это также является неприемлемым «нетрадиционным фактом».

И поэтому остается вечный вопрос — и не только для русских — что делать? Здесь, правда, есть проблеск надежды, хотя и не более чем проблеск. В августе 2018 года Институт Гэллапа провел опрос среди американцев, спросив их, какую политику в отношении России они предпочитают. Даже на фоне потока клеветнических заявлений о «Рашагейте» и русофобии, 58% респондентов ответили, что хотели бы «улучшить отношения с Россией» — в отличие от 36% участников опроса, которые предпочитали «принятие в отношении России жестких дипломатических и экономических мер».

Это напоминает нам о том, что новая холодная война, начиная с расширения НАТО на Восток и украинского кризиса 2014 года до «Рашагейта», была проектом элит. Почему после распада Советского Союза в 1991 году американские элиты в итоге выбрали холодную войну, а не партнерство с Россией? Это вопрос, ответ на который в рамках этой книги в мои планы не входит. Что же касается особой роли американской элиты из числа представителей спецслужб (которую я называю «Интелгейт»), попытки раскрыть ее в полной мере по-прежнему предпринимаются — и по-прежнему пресекаются.

Чтобы дать исчерпывающее объяснение выбора в пользу постсоветской холодной войны, потребовалось бы понять потребность американского политического истеблишмента и СМИ — в том числе идеологическую, внешнеполитическую и бюджетную — во «враге». Или же, возможно, в условиях холодной войны, которая господствовала в американо-российских отношениях более половины столетия, начиная с 1917 года, это было привычным делом. В качестве иллюстрации этого может служить то, что значительное «вмешательство» в выборы 2016 года в США со стороны Украины и Израиля не вызвало политического скандала. Во всяком случае, с тех пор, как такой подход к постсоветской России был взят на вооружение, продвигать его было несложно. Легендарный юморист Уилл Роджерс (Will Rogers) в 1930-е годы шутил: «Россия — это страна, все, что говорят о которой, является правдой». Тогда, до начала 40-летней холодной войны и появления ядерного оружия, эта шутка была смешной. А теперь — уже нет.

Каким бы ни было исчерпывающее объяснение, многие последствия, которые я проанализировал в книге «Война с Россией?» продолжают разворачиваться — и многие из них нежелательны и неблагоприятны для реальных национальных интересов Америки. Идею отхода России от Запада, ее «разворота в сторону Китая», сегодня признают и поддерживают многие ведущие московские политологи. Даже европейские союзники иногда выступают на стороне Москвы против Вашингтона. Поддерживаемое Соединенными Штатами киевское правительство до сих пор скрывает, кто на самом деле стоял за «снайперской бойней» на Майдане 2014 года, приведшей его к власти. Бессмысленные санкции США помогли Путину вернуть в страну активы, которые олигархи держали за рубежом — в 2018 году было возвращено не менее 90 миллиардов долларов. Ведущие СМИ упорно искажают смысл внешней политики Путина, называя ее политикой, «проводить которую не решался даже СССР». И когда анонимный инсайдер из Белого дома разоблачил в «Нью-Йорк Таймс» «аморальность» президента Трампа, единственная фактическая политика, которую выделил он или она, была политика в отношении России.

Я уже достаточно много писал о демонизации Путина (газета «Вашингтон Пост» даже ухитрилась назвать народную поддержку его существенного вклада в улучшение жизни в Москве «сделкой с дьяволом»), но важно отметить, что это «умопомешательство» отнюдь не носит всемирного характера. Даже корреспондент «Вашингтон Пост» признал, что «бренд Путина привлек внимание и захватил умы политиков, выступающих против истеблишмента и США, во всем мире». Один британский журналист подтвердил, что в результате «многие страны мира сейчас выбирают политику с Россией в качестве перестраховки. А американский журналист, живущий в Москве, сообщил, что «в результате бесконечной демонизации лично Путина он фактически стал „святым», превратившись в святого покровителя России».

Опять же, что можно сделать в свете всего этого? Пытаясь добиться перемен, мы в эмоциональном плане и с учетом некоторых исторических прецедентов, а также исходя их из демократических убеждений, традиционно ориентируемся на «народ», на избирателей. Но внешняя политика уже давно стала особой прерогативой элит. Для того чтобы коренным образом изменить политику холодной войны, нужны лидеры. Когда придет время, возможно, они появятся в рядах авторитетных, состоявшихся и даже крайне консервативных представителей элит, как это неожиданно произошло в середине 1980-х годов с Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым, которые стали выступать за разрядку. Но есть ли у нас время, учитывая надвигающуюся опасность войны с Россией? Виден ли на американском политическом горизонте какой-нибудь лидер, который скажет своим элитам и партии, как Горбачев: «Если не сейчас, то когда? Если не мы, то кто?»

Мы также знаем, что такие лидеры, хотя они и встроены в свои элиты и изолированы ими, слышат и читают мнения других людей, нонконформистов, которые мыслят иначе. Некогда почитавшийся американский журналист Уолтер Липпманн (Walter Lippmann) заметил: «Там, где все думают одинаково, никто особо и не думает». Эта книга — моя скромная попытка пробудить в людях желание больше думать.

https://inosmi.ru/politic/20181204/244154256.html

Россия была моим сугубо личным интересом. А теперь все проявляют к ней внимание

© AP Photo, Ivan Sekretarev

Россия в последнее время постоянно присутствует в новостях. Вы, наверное, сами могли в этом убедиться. Она вторглась на Украину, ее олимпийская команда сидела на допинге, она вмешивалась в американские выборы и, судя по всему, организовала утечку смертельного нервно-паралитического вещества в сельской местности Англии. Кроме того, она каким-то образом околдовала нашего горделивого в целом президента Дональда Трампа, что заставило его отбросить осторожность и договориться о проведении в этом месяце встречи один на один с президентом Владимиром Путиным в Хельсинки, Финляндия.

Для таких людей, как я, которые пишут и размышляют о России большую часть своей жизни, последние несколько лет стали странным опытом. Я, как и все остальные люди, читаю новости и прихожу в ужас. Затем я посещаю Россию и обнаруживаю несовпадения, приводящие меня в замешательство.

Я родился в Москве в 1975 году, то есть тогда, когда еще существовал Советский Союз, а в Соединенные Штаты я приехал с моей семьей, когда мне было шесть лет. Мы поселились в районе Бостона у друзей из России, у Мошкевичей. Затем с помощью некоторых благотворительных организаций мы получили возможность арендовать собственное жилье.

Мои родители любили русскую культуру — литературу, русские фильмы — но они не любили Россию, по крайней мере ту Россию, какой она была в то время. А вот Америку они любили — за ее свободу и изобилие. Наши знакомые рассказывали историю советского иммигранта, который расплакался, когда в первый раз увидел американский супермаркет и его поражающее воображение изобилие. Они рассказывали эту историю не для того, чтобы посмеяться над иммигрантом; они рассказывали ее потому, что сами чувствовали то же самое. Как может в одном месте быть такое большое количество разных марок майонеза? Так много различных фруктов? Так много разных воздушных хлопьев для детей?

Что касается меня, то я хотел вписаться в это общество. Месяц за месяцем, год за годом я избавлялся от своей русскости; подобно Чехову, сказавшему нечто похожее о своем рабском происхождении, я выдавливал из себя каплю за каплей свою русскость. Мои родители ушли, и все закончилось. Мы стали американцами. Моя мама умерла от рака, когда я был в выпускном классе средней школы. Она была литературным критиком, специалистом по русской литературе. В нашей семье она сильнее всех была связана с Россией. Ее смерть без труда могла бы разорвать все наши связи с Россией, но вместо этого в моем случае произошло обратное.

На первом курсе университета я решил посещать лекции по русской истории и литературе, и сделал я это для того, чтобы сохранить с ней какую-то связь. Я собирался позаниматься этим в течение одного семестра, а затем пойти дальше. Это было начало 1990-х годов, как раз во время развала Советского Союза; и поэтому получить место для участия в семинаре по русской истории и литературе было не так сложно.

Но вместо того чтобы идти дальше, я остался. Неожиданно для себя я на первом курсе направился в Россию по линии студенческих обменов. А после окончания университета я начал писать о русской культуре, политике и переводить русские тексты.
Казалось, я пришел слишком поздно. К тому времени, когда я начал писать о России, эра Бориса Ельцина бесславным образом завершилась, а сам г-н Ельцин был заменен серым упырем по имени Владимир Путин. Интерес к России снизился, а затем и вообще сошел на нет. В течение многих лет единственный надежный способ продать статью о России состоял в том, чтобы сфокусировать свое внимание на ком-то, кто был убит или арестован, или нужно было найти какой-нибудь другой креативный путь, чтобы подчеркнуть, насколько зловещим является г-н Путин.

Я помню, как один редактор в 2009 году спросил меня по электронной почте: насколько можно верить сообщениям о том, что г-н Путин больше ценит Достоевского, а не Толстого? Я был ошеломлен. Быстрый поиск в «Гугле» показал, что какой-то отчаявшийся коллега опубликовал статью о запущенном состоянии усадьбы Толстого в Ясной поляне, что, несомненно, представляет собой результат какого-то гнусного путинского заговора.

А в 2014 году российские силы оккупировали Крым. Интерес к России резко вырос. После выборов 2016 года он еще больше увеличился. Это вызывало гнетущее ощущение. Ощущение было гнетущим, поскольку российская агрессия на Украине стала причиной гибели тысяч людей; а еще оно было гнетущим по другой причине: теперь Россия неизбежно окажется в числе парий среди наций, она замкнется в «крепости под названием «Россия» и будет бояться окружающего ее мира.

Я был также огорчен новостными сообщениями в Соединенных Штатах, особенно после выборов. В них полностью игнорировалась длинная история американского вмешательства во внутренние дела очень и очень многих государств, включая саму Россию. Частично это было связано с совершенно понятным гневом, вызванным ролью России, какой бы незначительной она ни была, в избрании Трампа; однако большая часть разговоров о России грозила привести к отказу от выяснения всех остальных причин избрания г-на Трампа.

Что касается меня — человека, наблюдающего за событиями в России, — то это было хорошо для бизнеса. В университете, где я преподаю, я получил зеленый свет на формирование новой группы по изучению России, и студенты стали ко мне записываться. Этого не случилось бы несколько лет назад. Но почему же у меня так нехорошо на душе из-за всего происходящего?

Возможно, причина проста: поскольку я жил в России, я знаю, насколько сложна эта страна. Жить в России — не значит, что тебя непрерывно арестовывают, пытают и убивают. Люди живут своей жизнью. Они покупают продукты питания, заглядывают в свои телефоны, ходят на свидания, женятся и выходят замуж. Утром они идут на работу, ищут место для стоянки, пытаются попасть в спортзал. Они рассказывают анекдоты. Но в это же время действительно каких-то людей арестовывают, некоторых подвергают пыткам, а кого-то убивают.

Прошлой весной в Москве я постоянно испытывал когнитивный диссонанс. До этого я в течение нескольких лет не приезжал в Россию, и поэтому был удивлен произошедшими переменами. Появилось много новых станций метро: с 2009 года в российской столице было открыто более 20 новых станций подземки. В тот же период в Нью-Йорке с большой помпой было открыто три новых станции. В Москве появилось много новых кафе, небольших ресторанов с доступными ценами, и от посетителей там отбоя нет. Никто не сможет перепутать Москву с Парижем, но тем не менее российскую столицу трудно будет узнать человеку, перенесенному туда, скажем, из 1998 года.

Но стоит только включить телевизор, как все меняется: тотальная паранойя по поводу бомбардировщиков НАТО, агрессивные и необоснованные аргументы из области геополитики, плохие фильмы о Второй мировой войне. Политическая атмосфера отравлена. Г-н Путин будет находиться на посту президента еще в течение шести лет, и он убедил себя и свое окружение в том, что страна развалится в случае его ухода. Россия вступила в новый мрачный период своей истории, и конца ему пока не видно.

Но если мы что-то и смогли понять за последние полтора года президентства Трампа, так это то, что люди не живут постоянно в политической атмосфере, и даже не находятся там большую часть времени. Возможно, это происходит в Фейсбуке и в Твиттере или во время просмотра новостей на кабельных телеканалах. Однако в остальное время большая часть людей имеет возможность заниматься другими делами. Это необязательно хорошо, а в чрезвычайных ситуациях это плохо. Но чрезвычайные ситуации не могут продолжаться все время — даже в Америке г-н Трампа и даже в России г-на Путина. Существует много других аспектов российской жизни, российской мысли и даже российской политики, которые не находятся под присмотром Владимира Путина.

Так что же может сказать об этой стране человек, который давно наблюдает за тем, что там происходит? Мне кажется, это можно сравнить вот с чем: какая-то малоизвестная, но любимая вами группа становится знаменитой из-за глупого поступка — например, из-за разрушения гостиничного номера. В данном случае гостиничный номер — это послевоенный глобальный порядок. Но я не знаю. У меня действительно была любимая малоизвестная группа. Россия была ближе всех к тому, чтобы проявлять по отношению к ней подобного рода сугубо личный интерес. Мне очень нравились ее ранние альбомы — «Поздний социализм», «Перестройка», «Деиндустриализация», — но сегодня все их слушают.

Кит Гессен — писатель. Недавно вышел в свет его роман «Ужасная страна» (A Terrible Country).

https://inosmi.ru/social/20180709/242705898.html?utm_source=adfox_flite_628449&utm_medium=banner&utm_content=2593952&utm_campaign=adfox_site-campaign_41589-63265&ues=1

Bloomberg (США): ни Путин, ни Порошенко не хотят полномасштабной войны на Украине

© РИА Новости, Алексей Мальгавко

В полномасштабной войне не заинтересован ни российский президент Владимир Путин, ни украинский лидер Петр Порошенко. Реальный конфликт с участием регулярных российских войск приведет к масштабным жертвам, а это не добавит Путину и Порошенко популярности. Они будут продолжать поддерживать тлеющий конфликт, используя в качестве оружия пропаганду, пишет Леонид Бершидский в «Блумберге».

Драматические события, развернувшиеся в воскресенье в Керченском проливе, где российские войска захватили три украинских военно-морских судна, свидетельствуют о решимости Кремля держаться за трофеи, полученные в результате своей агрессии против Украины, и нарушать свои международные обязательства. Они также показывают, на что готов пойти президент Украины Петр Порошенко, чтобы остаться у власти.

Конфликт назревал с апреля — за месяц до открытия через Керченский пролив между материковой частью России и аннексированным Крымом нового моста протяженностью около 19 километров. Этим проектом стоимостью 3,4 миллиарда долларов Кремль намеревался продемонстрировать незыблемость присоединения полуострова. Он также обеспечил возможность осуществлять поставки в Крым по маршруту, не проходящему по территории Украины.

Мост был построен без учета украинского судоходства в двух портах Азовского моря — Мариуполе и Бердянске. Высота его центральной арки составляет всего 33 метра, из-за чего под ним не могут проходить более ста судов, которые регулярно причаливали в этих портах. На долю этих судов приходятся перевозки, обеспечивающие около 9% экспорта украинского зерна.

По вполне понятным причинам мост на Украине популярностью не пользуется, а Москва чрезмерно подозрительна относительно диверсий со стороны Украины. Российская береговая охрана задерживает в основном украинские торговые суда и проводит тщательные проверки, которые Украина и Евросоюз считают агрессивными действиями и даже частичной блокадой.

Более того, эти проверки незаконны. В 2003 году Россия и Украина договорились о свободном судоходстве, которым пользуются суда обеих стран при прохождении через Керченский пролив и Азовское море. Россия утверждает, что проверки обоснованы и вызваны соображениями безопасности, и по продолжительности осмотры, как правило, не превышают трех часов — хотя некоторые из них продолжаются сутками.

Рост напряженности произошел в воскресенье, когда Украина попыталась перебросить три судна ВМС из Одессы, находящейся на берегу Черного моря, в Мариуполь. Оказалось, что российские власти не желают пропускать военные корабли, даже небольшие. Как сообщили в ВМС Украины, несмотря на то, что Украина предупредила Россию о приближении судов, российская береговая охрана протаранила один из кораблей и задержала все три, при этом было ранено шесть украинских моряков. Россия также перекрыла проход под мостом Керченского пролива контейнеровозом и направила к месту событий военные самолеты.

Реакция Украины была решительной. Она созвала на понедельник заседание Совета Безопасности ООН, требуя ввести против России дополнительные санкции. Министр иностранных дел Павел Климкин предупредил, что Россия, вполне вероятно, планирует «дальнейшие акты агрессии». А Совет национальной безопасности и обороны Украины предложил ввести военное положение сроком на 60 суток, чего Украина никогда не делала — ни при аннексии Крыма, ни во время нескольких крупных сражений на востоке страны. Порошенко поддержал это решение, и украинский парламент, вероятно, его одобрит.

Формально теперь существует основание для введения военного положения, которого не было во время самых кровавых боев. Россия отрицает свою причастность к этим боевым действиям на востоке Украины, как это было и во время аннексии Крыма — до того, как она признала отправку туда своих войск. Однако теперь российские войска открыто атаковали украинские корабли в нарушение договора. И теперь не будет преувеличением считать это вооруженной агрессией.

Правда, Россия сразу же отметила, что эскалация выгодна Порошенко и отвечает его интересам внутри страны. Заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин назвал перемещение украинских военных кораблей «провокацией». «На этом фоне Порошенко, видимо, проще разворачивать свою предвыборную кампанию», — сказал Карасин.

Президентские выборы назначены на 31 марта. Но их нельзя будет проводить в условиях военного положения в стране, однако если оно будет введено лишь на 60 суток, голосование может состояться, как и планировалось. Помощник Порошенко Юрий Бирюков написал в «Фейсбуке» в воскресенье, что откладывать выборы администрация не планирует.

Порошенко не может вести борьбу на основе экономических достижений. Спустя пять лет после «революции достоинства» Украина является беднейшей европейской страной, экономика которой застряла на уровне ниже дореволюционного, и никакого прорыва в обозримом будущем не предвидится, если ее и дальше будут эксплуатировать олигархи и коррумпированные чиновники. Не идут на пользу президенту и недавние скандалы (в этом месяце высокопоставленный чиновник сбежал за границу после того, как появились доказательства того, что он брал взятки). Вместо того чтобы демонстрировать свои успехи в выводе Украины из сферы влияния России, он демонстрирует свой патриотизм. Его предвыборный лозунг — «Армия, язык, вера». Это на удивление жесткая националистическая повестка для кондитерского магната, который до недавнего времени активно вел бизнес с Россией. Согласно последним опросам, эта стратегия не работает. В электоральном президентском рейтинге Порошенко уступает бывшему премьеру-популисту Юлии Тимошенко и комику, актеру и продюсеру Владимиру Зеленскому. Выступление против России непосредственно перед выборами может повысить шансы главнокомандующего. Примечательны сроки проведения морского рейда и плана введения военного положения.

С другой стороны, президент России Владимир Путин, который теряет поддержку у себя в стране из-за непопулярных шагов, таких как повышение пенсионного возраста, также не против эскалации, чтобы отчасти возродить патриотические настроения, вызванные присоединением Крыма. Находясь в одном помещении, Путин и Порошенко не могут скрыть взаимной неприязни, но в том, что касается бряцания оружием без какой-либо военной или стратегической цели, они — естественные союзники.

Однако в полномасштабной войне ни тот, ни другой не заинтересованы. «Официальный» конфликт с участием регулярных войск России будет означать резкий рост числа погибших — а это мощное средство, отрезвляющее в вопросе подстрекательской риторики. Оба лидера будут поддерживать тлеющий конфликт под грохот пропагандистских орудий, но они будут проявлять осмотрительность, чтобы не довести до столкновения, подобного российско-грузинской войне 2008 года.

Правда, учитывая вероятные месяцы балансирования на грани войны, возможны чрезвычайные происшествия. Возможны и более жесткие западные санкции против России, которая в ситуации, которая для ее перспектив так же опасна, как и для Украины, не хочет уступать ни на йоту.

https://inosmi.ru/politic/20181127/244096111.html

 

Al-Ghad (Иордания): в новой книге представлена полная картина современной истории России

© РИА Новости, Владимир Вяткин

Что обычный араб знает о России? Это страна льда с ядерным оружием и коммунистическим прошлым, которая способна бросить вызов Америке. Но теперь благодаря книге офтальмолога Басема Аз-Зааби «Россия от революции к революции: историческая головоломка» арабы узнают гораздо больше. Например, о падении царской России в руки масонства и жестоком заговоре Запада против России.

 

Что обычный араб знает о России и ее современной истории? Возможно, он не знает о ней ничего, кроме того, что это страна льда, а также ядерное государство с коммунистическим прошлым, государство, которое бросает вызов Америке и Западу в целом. Наверняка, он также знает российских лидеров: Ленина, Сталина и Путина. Тем не менее, недавно опубликованная издателями в Аммане книга Самера Аль-Аси из Палестины под названием «Россия от революции к революции: историческая головоломка», пытается на 185 страницах представить полную картину современной истории России. Страна, которая была основана десять столетий назад и занимает седьмую часть суши, на протяжении веков не играла большой роли в мировой истории. Однако после своей первой революции, произошедшей почти столетие назад, она превратилась из феодального государства в крупную индустриальную, ядерную державу.

Однако история России двигалась не в одном лишь направлении, и не успел наступить ХХ век, как в этом государстве произошли драматические изменения. Второе крупнейшее потрясение в российской истории в результате распада Советского Союза и создания Российской Федерации стало загадкой для всего мира.

Писатель и исследователь Басем Аз-Зааби указывает на то, что рассматриваемая книга представляет собой нейтральное повествование о двух переломных периодах в истории России (1917-2017 гг.), исследование, которое затрагивает самые важные аспекты социальной и политической жизни российского общества и предоставляет огромное количество той информации, что игнорируется в официальных публикациях. Без неё картина была бы неполной: это и масонство, и роль евреев в российской истории. Книга является панорамным рассказом, написанным в интересном литературном стиле. Исследователь добавляет, что это непредвзятая книга, в ней нет идеологической, партийной и другой ангажированности, что позволяет читателю получить полное представление о причинах и факторах подъема и краха государства, его очередного возрождения и о роли личности в этих процессах.

Это важная и увлекательная книга, которая привлечёт внимание каждого ученого или любого другого читателя, заинтересованного в современной истории России — не только советской, но и истории президентства Владимира Путина. Это блестящее и глубокое повествование об исторических событиях и фактах, которые автор изучил во время учебы и работы в Москве и выделил в ходе критической оценки важных документов и новой информации.

В этой книге читатель ознакомится с биографией некоторых личностей, правивших царской Россией до коммунистической революции в 1917 году, а также информацию и ранее не опубликованные на арабском исторические факты, например о падении царской России в руки масонства. Книга также проливает свет на подозрения в отношении основателя советского государства Владимира Ленина как агента Германской империи!

На презентации книги профессор Саид Канаан, руководитель Центра палестинских исследований, отметил: «Несмотря на внимание автора к роли личности в истории, он никогда не забывает о важности международной политики и факторов, которые имели большое влияние на ход событий, особенно в эпоху президентства Бориса Ельцина. Он не забывает, что человек пишет историю в своём неустанном движении к лучшему». Он добавил: «Возможно, именно авторское понимание роли личности в истории побуждает нас читать его увлекательное и подробное описание событий, начиная с создания Советского Союза и заканчивая его крахом. Возможно, один из главных уроков этой книги состоит в том, что, несмотря на жестокий заговор западных держав, особенно Соединенных Штатов, против России и других государств мира, неизбежно возникнет новый порядок, где не будет места для господства какой-либо одной нации, и вместо этого будет установлен баланс между рядом крупных государств».

Что касается автора, то в своем предисловии к книге он делает ремарку по поводу ее названия и пишет, что несмотря на все стратегические военные уступки в эпоху Горбачева и Ельцина, Россия, вне всякого сомнения, остаётся государством, которое наряду с Соединенными Штатами обладает мощным ядерным арсеналом. В 1990-х годах Россия, возможно, была ослаблена и утратила своё влияние после распада Советского Союза, однако все же оставалась важным государством среди других наций. Тем не менее, он приходит к выводу, что Россия не является страной ни третьего, ни второго, ни первого мира! Не является она и частью четвертого мира! Именно в этом и заключается головоломка. Сильная Россия — это головоломка, но слабая Россия — не меньшая загадка!

Следует отметить, что Самер Сидки Аль-Аси родился в Палестине, Наблусе, в 1954 году, и является специалистом в сфере глазной хирургии, имеет докторскую степень в данной области, которую защитил в московском институте «Микрохирургия глаза» имени академика С.Н. Фёдорова, и считается одним из пионеров в области хирургической коррекции близорукости и хирургии роговицы.

Он опубликовал множество медицинских научных статей, является участником многих местных и международных научных конференций, бывшим членом руководящего органа Совета Ближнего Востока и Африки в области коррекции близорукости и катаракты, а также бывшим преподавателем Московского государственного медико-стоматологического университета имени А.И. Евдокимова и руководителем арабского регионального совета по глазной медицине. Кроме того, он занимал должность Генерального секретаря Арабской ассоциации офтальмологов и председателя Палестинской ассоциации офтальмологов на двух сессиях (2007-2011 годы).

Является автором более 120 политических статей в палестинских газетах и одной книги (2011).

https://inosmi.ru/social/20181126/244077675.html

В Москве прошел День культуры Турции

22 ноября в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) прошел День культуры Турции.

Организаторами мероприятия выступили РГГУ и Институт имени Юнуса Эмре в Москве.

В программе приняли участие посол Турции в Москве Хусейн Дириёз, ректор РГГУ Ефим Пивовар, проректор Вера Заботкина, директор Института Юнуса Эмре в Москве Омер Озкан, директор Российско-турецкого учебно-научного Центра Дмитрий Васильев, учащиеся вуза.

Студенты рассказали интересные факты из истории Турции и разыграли сценки из жизни Ходжи Насреддина. Были исполнены турецкие танцы и песни, прозвучали стихи турецких поэтов.

Также в рамках мероприятия состоялась презентация турецкого изобразительного искусства «Эбру».

В своей речи на мероприятии Омер Озкан отметил, что в российских университетах работает множество специалистов в области тюркологии, функционируют факультеты тюркологии.

По его словам, День культуры Турции является одним из мероприятий, направленных на развитие связей между двумя странами. «Каждое событие, связанное с Турцией и турецкой культурой, встречается в России с большим интересом. В 2019 году пройдет перекрестный год культуры и туризма России и Турции. По этому случаю нами запланирован ряд мероприятий»,-сказал Озкан.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2-%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BB-%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%8C-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D1%8B-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8/1318991

Отношения Турции и России находятся на высоком уровне

AA

Турцию в 2017 году посетили 4,7 миллиона российских туристов. Об этом сказал посол России в Турции Алексей Ерхов на форуме в Анкаре, посвященном турецко-российским отношениям.

В форуме также приняли участие пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын, глава Института российских исследований (RUSEN) Салих Йылмаз и другие.

Ерхов напомнил, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент России Владимир Путин в нынешнем году встречались шесть раз, что, по его словам, свидетельствует о высоком уровне отношений двух стран.

Посол также напомнил, что две страны совместно реализуют такие стратегические проекты, как строительство газопровода «Турецкий поток» и первой АЭС в Турции «Аккую».

«Турецко-российское сотрудничество в сирийском вопросе привело к серьезным положительным сдвигам», — сказал Ерхов.

Глава RUSEN, профессор Салих Йылмаз отметил, что Турция и Россия должны сотрудничать по проблемам Карабаха, Крыма и Кипра.

По его словам, для Турции отношения с ЕС отошли на второй план, при этом отношения с Россией приобрели важное значение.

Член Совета безопасности и внешних связей при президенте Турции Исмаил Сафи отметил, что Турция и Россия являются значимыми силами в регионе.

«Влияние турок и русских в этом регионе сильнее влияния европейцев», — сказал Сафи.

Член совета также напомнил о совместных проектах Турции и России.

«Сегодня мы можем сказать, что отношения Турции и России находятся на высоком уровне. Связи Турции и России развиваются и углубляются», — сказал Сафи.

По его словам, Турция и Россия не является соперниками, а, наоборот, дополняют друг друга.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D1%85%D0%BE%D0%B4%D1%8F%D1%82%D1%81%D1%8F-%D0%BD%D0%B0-%D0%B2%D1%8B%D1%81%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D0%BC-%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B5/1318460

Эльшад Мамедов: импортозависимость от российского газа в Европе критическая

google

Еще долгие годы Россия будет являться основным поставщиком энергоресурсов в Европу, считает доктор экономических наук Эльшад Мамедов.

Реализация «Турецкого потока» должна быть оценена как констатация безусловной мощи России как ключевой газовой державы в мире, заявил Sputnik Азербайджан профессор государственного экономического университета (UNEC), доктор экономических наук, профессор Эльшад Мамедов.

Газопровод «Турецкий поток» может пройти через Болгарию, Сербию, Венгрию и Словакию. Ожидается, что в Болгарию и Сербию газ пойдет с 2020 года, в Венгрию — с 2021-го и в Словакию — во второй половине 2022-го.

«Реализация газовой стратегии еще раз демонстрирует, что Россия является незаменимой с точки зрения поставок энергоносителей внешнеторговым партнерам, в частности Европейскому Союзу», — отметил Мамедов.

Проект предполагает строительство через Черное море газопровода, который состоит из двух ниток мощностью по 15,75 миллиарда кубометров каждая. Первая предназначена для поставок газа турецким потребителям, вторая — в страны Южной и Юго-Восточной Европы.

Читать далее: https://az.sputniknews.ru/radio/20181122/418032290/Ekonomist-o-Turetskom-potoke-eto-konstatatsiya-bezuslovnoy-moschi-Rossii.html

Al-Mayadeen (Ливан): Нетаньяху без гроша в кармане после встречи Путина в Париже

© РИА Новости, Алексей Никольский

Глава правительства Израиля вместе со своими разведывательными службами не знает, как действовать в отношениях с президентом России, который очень спокоен и не выражает своих чувств. В то же время Путин способен отреагировать на любые действия: например, разместить С-300 в Сирии. И теперь даже Ф-35 не спасет Израиль, считает автор ливанского «Аль-Маядин».

Махмуд Шауман (Mahmood Shauman)

Израильская вещательная корпорация дала российскому отказу от встречи объяснение, которое очень близко реальному положению дел. Она отметила, что Россия все еще сердится на Израиль за то, что тот стал причиной крушения российского самолета, который израильские истребители использовали в качестве прикрытия, когда атаковали объекты в Сирии 17 октября. Во-первых, Израиль проводил операцию в зоне ответственности России, во-вторых, израильские силы сообщили о своем маневре российским военнослужащим всего за несколько минут до их начала, и в-третьих, они совершили трюк, в ходе которого пилоты израильских истребителей использовали российский самолет в качестве прикрытия во время возвращения назад.

Помощник президента России Владимира Путина принёс Тель-Авиву извинения за то, что встреча с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху во время их пребывания в Париже по случаю международного празднования столетия окончания Первой мировой войны не состоялась.

Израиль искал фальшивые объяснения, чтобы придать нейтральный характер этим сообщениям через министра по делам Иерусалима, вопросам защиты окружающей среды и культурного наследия Израиля и сопредседателя Российско-израильской межправительственной комиссии. Он заявил, что отмена встречи, которая позволила бы урегулировать последствия израильской операции связана с просьбой не проводить параллельные мероприятия в кулуарах празднования окончания войны, и что повестка дня парижских торжеств 11 ноября не дала возможности для проведения двусторонней встречи между президентом России Владимиром Путиным и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху.

Израильская вещательная корпорация дала российскому отказу от встречи объяснение, которое очень близко к нынешней реальности. Она отметила, что Россия все еще сердится на Израиль за то, что тот стал причиной крушения российского самолета, который израильские истребители использовали в качестве прикрытия, когда атаковали объекты в Сирии 17 октября, что привело к гибели 15 российских военнослужащих. Во-первых, Израиль проводил операцию в зоне ответственности России, во-вторых, израильские силы сообщили об этом российским военнослужащим всего за несколько минут до начала атак, и в-третьих, они совершили трюк, в ходе которого пилоты израильских истребителей использовали российский самолет в качестве прикрытия во время возвращения назад.

Кроме того, Москва проявляет недовольство в связи с активностью Нетаньяху в ряде восточноевропейских стран, в том числе противостоящих России, во время участия в форуме «Крайова» в болгарском городе Варна и встречи со своим болгарским коллегой Бойко Борисовым, президентом Сербии Александром Вучичем, премьер-министром Греции Алексисом Ципрасом, а также премьер-министром Румынии Вироикой Дэнчилэ.

Глава правительства Израиля вместе со своими разведывательными службами не знает, как действовать в отношениях с президентом России Владимиром Путиным, который очень спокоен и не выражает своих чувств. Однако в то же время он способен отреагировать на любые действия, которые могут показаться ему оскорбительными, самым главным примером чего стали недавние шаги русских в Сирии, которые заключались в поставке российской системы противоракетной обороны С-300, несмотря на возражения со стороны Израиля и США. Они рассматривали данный шаг как опасную эскалацию, однако не предприняли никаких действий, которые помешали бы поставке системы, так что после завершения работы российских специалистов приведение системы в боевую готовность означает конец любым действиям Израиля в сирийском воздушном пространстве.

В эффективности данной системы на сирийской арене сомнений нет. Особенно на фоне заявлений члена Комитета по внешней политике и обороне в израильском Кнессете Ксении Светловой о том, что израильские истребители не инициировали боевые действия против Сирии с момента получения Дамаском системы противоракетной обороны С-300, и что российский комплекс изменил баланс в регионе.

Хотя очевидно, что израильские заявления теряют свою ценность и лишь отражают характер риторики, господствующей среди израильских должностных лиц, министр по делам Иерусалима Зеэв Элькин угрожал нанести удар по С-300 в Сирии. Он выразил надежду, что российские специалисты не будут вмешиваться, чтобы защитить эту систему, если Израиль будет вынужден ударить по ней, чтобы никто не напал на них и не пострадал.

Однако военные данные и аналитические отчёты подтверждают, что Израиль не способен пойти на такой риск, даже если будет полагаться на новейшее оружие — американский истребитель Ф-35 (F-35). В частности, по данным российских средств массовой информации, специализирующихся на военных делах, система С-300 оснащена сложной системой радаров, которая может определять наиболее опасную цель среди нескольких угроз, а центр командования и управления может изменить курс ракеты после ее запуска с платформы, чтобы попасть в цель, которая отличается от цели, заданной при ее запуске, и тем самым может сбивать эти истребители.

https://inosmi.ru/politic/20181122/244062606.html

Neue Zürcher Zeitung (Швейцария): российский газ превращает Турцию в европейский хаб, и общность интересов Москвы и Анкары укрепляется

© РИА Новости, Михаил Климентьев

Русские проложили газопровод в Турцию по дну Черного моря быстрее, чем ожидалось. Однако «Турецкий поток» — не просто газопровод, пишет «Нойе цюрхер». Турция — второй по величине покупатель российского газа в Европе, причем она не боится зависимости от России. А вместе с будущим «Северным потоком — 2» «Турецкий поток» избавит Европу от рисков украинского транзита.

Андреас Эрнст (Andreas Ernst)

Русские проложили газопровод в Турцию по дну Черного моря быстрее, чем ожидалось. Однако «Турецкий поток» — не только газопровод. Это еще и символ общих интересов.

Это было настоящее шоу, когда трубоукладчик «Пиониринг спирит» (Pioneering Spirit) длиной почти полкилометра и шириной 124 м медленно продвигался по Босфору. Как говорят, самый большой корабль в мире со всеми своими надстройками похож на небольшой город. Прежде чем подойти к поселку Кыйыкёй во Фракии, он проложил газопровод длиной 1800 км по дну Черного моря. В конце 2019 года от Анапы на северо-восточном берегу Черного моря до поселка Кыйыкёй на западе впервые пойдет газ. Как только будет запущена вторая нитка, «Турецкий поток» начнет ежегодно поставлять в Турцию 31,5 миллиарда кубометров российского газа. По «Голубому потоку» ежегодно осуществляются поставки 16 миллиардов кубометров. Укладкой труб занималась зарегистрированная в Швейцарии компания «Олл сис груп» (All Seas Group). Благодаря хорошей координации работы по укладке трубопровода до противоположного берега были завершены на месяц раньше, отмечает компания «Турк стрим» (Turk Stream).

Ведущую роль в проекте играет Газпром. Он хочет использовать одну нитку для поставок на турецкий рынок, а вторую — для поставок в страны ЕС. Пройдет ли вторая нитка через Болгарию, Сербию и Венгрию в Австрию или же через Грецию в Италию, пока не решено.

Замена «Южному потоку»

В любом случае новый проект стал заменой заблокированного из-за ЕС проекта газопровода «Южный поток». С его помощью Россия в начале 2010-х годов планировала совместно с европейскими партнерами поставлять газ по дну Черного моря и через Балканы в Центральную Европу. Но европейское сопротивление усилилось после аннексии Крыма Россией, и в декабре 2014 года Газпром капитулировал.

ЕС требовал от России принять положения так называемого Третьего энергетического пакета, согласно которому, одна и та же компания не может быть одновременно и оператором трубопровода, и поставщиком газа. На обе роли претендовал Газпром, российская сторона приводила аргументы, напоминая, что договоры заключались до введения новых правил, которые не могут действовать задним числом. ЕС придерживался жесткой позиции, несмотря на протесты итальянских (Eni), французских (EdF) и немецких (BASF) партнеров. И страны Балкан, предвкушающие будущие транзитные пошлины, были разочарованы. Но все же проект похоронили.

«Турецкий поток» и «Южный поток»

Некоторое время спустя Владимир Путин возродил проект в виде «Турецкого потока», имя которому разрешено было выбрать Эрдогану. Облик трубопровода также изменился. На этот раз Москва хочет осуществлять поставки только до внешних границ ЕС, а способ забора газа оставить на усмотрение европейской стороны. Вопрос, что из этого выйдет, пока остается открытым. Газпром ведет переговоры с европейскими партнерами об участке трубопровода между Грецией и Италией.

Турция как газовый хаб

Турция несказанно рада новому газопроводу. Несмотря на экономический кризис, ее энергетический голод растет. В 2017 году потребление газа в стране составило 53,5 миллиардов кубометров, что на 20% выше, чем в предыдущем году. Но турки хотят не только потреблять газ, но и направлять его дальше и распределять. Эрдоган поставил себе цель сделать из Турции важный газовый хаб в Европе.

Турция является вторым по величине после Германии покупателем российского газа. Однако Анкара не боится слишком сильной зависимости от Москвы. Благодаря своему расположению она также является рынком сбыта для иранского и азербайджанского газа и, кроме того, покупает СПГ из Алжира и Нигерии.

Россия при помощи «Турецкого потока» преследует не только экономические, но и стратегические цели. Она ослабляет Киев, поскольку систематически отрезает Украину от своих трубопроводов, лишая ее роли страны-транзитера. Когда будет запущен трубопровод «Северный поток — 2», по которому российский газ пойдет через Балтийское море в Германию, Москва еще на один шаг приблизится к своей цели. В 2017 году через Украину осуществлялись поставки 80 миллиардов кубометров. Этот объем в обозримом будущем может пойти по морскому дну на севере и юге страны.

Новая общность интересов

«Турецкий поток» представляет собой также и символ заново открытой общности интересов между Россией и Турцией. В Аккую на побережье Средиземного моря русские строят первую АЭС в Турции, а турецкая армия хочет закупать российские системы С-400. И в Сирии обе державы проводят прагматичное сотрудничество со схожими интересами.

https://inosmi.ru/politic/20181122/244063326.html

Визит Путина в Турцию активизирует сотрудничество

google

Президент России Владимир Путин 19 ноября посетит Турцию, и этот визит станет четвертым по счету с сентября 2017 года.

Основной целью визита Путина в Турцию, несомненно, является участие в церемонии, приуроченной к завершению строительства морского участка газопровода «Турецкий поток». Об этом сказал преподаватель исторического факультета стамбульского Университета искусств им. Мимара Синана, профессор Ильяс Кемальоглу.

По его словам, главы Турции и России придают большое значение этому проекту.

Россия планирует поставлять свой газ на европейский рынок по газопроводу «Турецкий поток», чтобы избавиться тем самым от зависимости от транзита через Украину, сказал эксперт.

При этом Москва, несмотря на давление США, сумеет сохранить зависимость европейских стран от российского газа, уверен профессор.

«Проект имеет немаловажное значение и для Турции. В первую очередь следует отметить, что потребности Турции в природном газе ежегодно растут. Несмотря на поиск альтернативных источников поставок энергоносителей, российский газ продолжает превалировать в турецком импорте голубого топлива», — сказал Кемальоглу.

По его мнению, ежедневно ужесточаемые санкции против Ирана только усиливают значимость российского газа для Турции.

«Несмотря на то, что США временно освободили Турцию от соблюдения нефтяных санкций против Ирана, благодаря реализации проекта «Турецкий поток» Анкара, несомненно, усилит свои позиции и сможет противостоять возможному давлению со стороны США», — сказал Кемальоглу.

Кроме того, в связи с продолжением и изменением масштабов конфликта между Россией и Украиной реализация проекта имеет большое значение не только для России и Турции, но и европейских стран, отметил эксперт.

«Интересно, что в самом начале почти ни одно европейское государство не стремилось принять участие в реализации проекта, поскольку не верило в то, что это возможно [из-за давления США]), — подчеркнул Кемальоглу.

По его словам, интерес европейских стран к «Турецкому потоку» растет в связи с его близким завершением и ростом вероятности отказа Москвы от западного маршрута транспортировки газа (через Украину).

Проект «Турецкий поток» предполагает строительство газопровода через Черное море до европейской части Турции и далее — к границе с Грецией. Длина морской части трубы составляет около 930 километров, сухопутного участка по турецкой территории — 180 километров. Первая нитка трубопровода предназначена для поставок газа на турецкий рынок, вторая — на рынки стран Южной и Юго-Восточной Европы.

Мощность прокачки каждой нитки составит 15,75 миллиарда кубометров газа в год.

По оценкам российской стороны, строительство газопровода «Турецкий поток» обойдется в семь миллиардов евро. В соответствии с графиком, первые поставки газа запланированы на конец 2019 года. Морской участок газопровода строила компания South Stream Transport B.V.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%82-%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%B2-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8E-%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%80%D1%83%D0%B5%D1%82-%D1%81%D0%BE%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-/1315208

Bloomberg (США): международная изоляция Путина вредит его планам развития России

© AFP 2018, Mladen Antonov

Автор «Блумберг» считает, что Россия не может ускорить свой экономический рост и одновременно строить баррикады, ограждающие ее от последствий будущих экономических санкций США. Но как объяснить то, что поступления в бюджет России превысили запланированные показатели, а правительство страны увеличило резервные фонды?

Анна Андрианова

— В третьем квартале рост ВВП снизился с 1,9 до 1,3%.

— Угроза санкций вынуждает Россию увеличивать финансовые резервы.

Президенту Владимиру Путину становится ясно, что Россия не может ускорить свой экономический рост и одновременно строить баррикады, ограждающие ее от последствий будущих экономических санкций США.

Политическое руководство страны успешно обеспечило ему последнее, сократив расходы, ужесточив кредитно-денежную политику и направив дополнительные доходы от продажи нефти в резервные фонды. Но опубликованные во вторник данные показывают, что все это делается за счет экономического роста.

«Рост должен быть выше, но они готовятся к полной финансовой изоляции, — сказала внештатный научный сотрудник брюссельского исследовательского института Брейгеля Элина Рыбакова. — Сейчас они вообще не рассчитывают на внешние заимствования».

В третьем квартале рост экономики составил всего 1,3%, в то время как в предыдущие три месяца он был равен 1,9%. Об этом сообщила федеральная статистическая служба, сославшись на предварительные оценки. Опрошенные агентством «Блумберг» экономисты оценили показатели роста в 1,4%. После мартовских выборов Путин пообещал ускорить рост, который должен был превысить среднемировые показатели в 3,7%.

Путинское обещание ускорить экономический рост оказалось невыполненным, потому что Вашингтон все сильнее затягивает санкционную удавку на фоне расследования предполагаемого вмешательства в выборы. Услышав предложения конгресса, среди которых есть идея ограничить суверенный долг и осуществить жесткие действия против государственных банков, российское руководство, все еще ликвидирующее последствия введенных в апреле карательных санкций, решило принять чрезвычайные меры предосторожности.

Благодаря таким мерам Россия сегодня лучше защищена от внешних потрясений, чем в 2014 году, когда были введены первые американские санкции. Рост доходов от продажи нефти в этом году сделал Россию единственным крупным развивающимся рынком, где налицо бюджетный профицит и активное сальдо текущего платежного баланса, сказала Рыбакова.

Однако это бремя переложили на плечи потребителей, которым приходится выдерживать основную нагрузку от роста инфляции, вызванной 15-процентным падением курса рубля в этом году по причине неопределенности ситуации из-за санкций. А увеличение НДС в 2019 году с целью финансирования расходов еще больше обострит обстановку.

Такой консервативный подход подвергается критике за то, что он препятствует росту без всякой на то необходимости. Политика Министерства финансов, которое откладывает дополнительные доходы от продажи нефти на черный день, весьма полезна для бюджета, однако экономика при этом лишается «огромного ресурса», как выразился во вторник на конференции главный экономист государственного Внешэкономбанка Андрей Клепач.

Министерство экономики заявляет, что притоку инвестиций с июля по конец сентября препятствовало ослабление валюты и усиление неопределенности. Глава Центробанка Эльвира Набиуллина сказала на прошлой неделе репортерам, что ее задача состоит в том, чтобы не допускать «серьезное внешнее давление», сдерживающее рост в России.

Что говорят наши экономисты…

«Санкции тормозят инвестиции и производительность. Очередное геополитическое потрясение в начале 2019 года может привести к сокращению экономики, потому что повышение инфляции уже ударило по спросу».

— Скотт Джонсон (Scott Johnson), издание «Блумберг Экономикс» (Bloomberg Economics)

В сентябре Центробанк впервые с 2014 года поднял проценты по займам, что может навредить экономике. Набиуллина заявила на прошлой неделе, что «временное» повышение ставок не должно вызывать озабоченность. Из-за этого многие предположили, что в декабре будет еще одно повышение.

«Цены на нефть по-прежнему довольно высоки, как и добыча нефти в России, и тем не менее, экономика не может обеспечить рост, превышающий 1-2%, — написал Тимоти Эш (Timothy Ash), работающий стратегом в лондонской фирме по управлению активами „БлюБэй» (BlueBay). — Откровенно говоря, если бы санкции были неэффективны, российская экономика показывала бы намного лучшие результаты».

В подготовке статьи участвовала Зоя Шилова.

https://inosmi.ru/economic/20181114/243948306.html

Феникс (Китай): эти земли далеко от России, но близко к Китаю – неужели Китай навсегда их потерял?

© РИА Новости, Александр Лыскин

Россия располагает самой большой по площади территорией в мире, однако на ней проживают всего лишь 146 миллионов человек. Таким образом, это уже не просто «малонаселенная территория», ее без преувеличения можно назвать «безлюдной», как сообщает агентство «Феникс». «Эти огромные земли фактически находятся далеко от России, но близко к Китаю. Неужели Китай навсегда их потерял?»

 

Россия располагает самой большой по площади территорией в мире — она больше всей Европы, больше вместе взятых Бразилии и Австралии. В мире нет страны, которая могла бы сравниться с Россией по обширности территорий и разнообразию природных ресурсов. Однако на такой гигантской площади проживают всего лишь 146 миллионов человек, плотность населения в РФ составляет 9 человек на 1 кв.км. Пусть она огромна и богата ресурсами, удивительно то, что три четверти населения страны проживают на четверти ее территории — в европейской части. Тем временем в колоссальном Дальневосточном регионе есть еще неизведанные человеком места.

Площадь Сибири составляет 13 миллионов кв. км, Дальневосточный регион располагается в центральной и восточной ее части, общая его площадь достигает 6,216 миллионов кв.км, то есть почти половину Сибири и треть России. Население Дальнего Востока составляет 6,32 миллиона человек, а значит плотность населения — 1 человек на 1 кв.км. Таким образом, это уже не просто «малонаселенная территория», ее без преувеличения можно назвать «безлюдной». Эти огромные земли фактически находятся далеко от России, но близко к Китаю. Неужели Китай навсегда их потерял?

Климат на части территории российского Дальнего Востока очень суров, большая часть земель непригодна для проживания (кроме участка вдоль реки Амур). Именно по этой причине средние зарплаты в этом регионе на 50-60% выше, чем в общем по стране.

Жители Дальнего Востока называют европейскую части России «материком», а свою родину шутливо зовут «одиноким островом». Дальний Восток чувствует себя анклавом, в основном потому, что две части страны разделяет огромная Сибирь.

https://inosmi.ru/politic/20181107/243739038.html

The National Interest (США): Россия хочет «подавить» одно из самых смертоносных американских орудий войны

© flickr.com, Best Picko

Благодаря усовершенствованным сенсорам и программному обеспечению американские дроны становятся все более автономными. Однако они всегда будут нуждаться в радиосвязи, чтобы передавать данные, полученные с сенсоров, и другую информацию на землю. И это то самое слабое место, которое Россия может использовать, пишет журналист американского «Нэшнл интерест».

The National Interest (США): Россия хочет «подавить» одно из самых смертоносных американских орудий войны

Российские вооруженные силы достигают все более заметных успехов в выведении вражеских дронов из строя. Это может обернуться серьезными проблемами для США, которые в настоящее время делают ставку на беспилотные летательные аппараты (БПЛА).

2 ноября Кремль сообщил, что в Ленинградской области расчеты новейших комплексов радиоэлектронного противодействия «Силок» подразделений радиоэлектронной борьбы (РЭБ) в ходе тренировки, в которой приняли участие 500 военнослужащих, отработали принуждение к посадке беспилотных летательных аппаратов.

«Силок» — это новейшие комплексы радиоэлектронного противодействия в длинной череде систем, которые российская армия развертывала со времен холодной войны, чтобы блокировать коммуникации противника, включая радиосвязь, которая позволяет операторам контролировать дроны, а дронам — передавать видеозаписи и другие разведданные на землю.

В ходе этих учений «неопознанные БПЛА различных модификаций осуществляли попытки вторжения в закрытое для полетов воздушное пространство», как сообщает Кремль. «Применив „Силок», военнослужащие выполнили поиск, определили координаты воздушных нарушителей и вынудили их приземлиться».

«Затем инженерно-саперные подразделения обезвредили самодельные взрывные устройства, установленные на БПЛА, а группы быстрого реагирования военной полиции провели задержания операторов, управлявших ими».

Хотя российская армия — и советская армия до нее — уже давно использует оборудование для радиоэлектронного подавления, только в октябре 2017 года Кремль представил свой первый комплекс наземного базирования, главная задача которого — выводить из строя вражеские дроны.

Россия также отправила оборудование для радиоэлектронного подавления в Сирию, чтобы защитить объекты Москвы в этой стране. Новый комплекс «Силок» был отправлен российским военным в Сирии в августе 2018 года.

Проблема дронов в Сирии стоит особенно остро. Ночью 5 января 2018 года множество маленьких БПЛА, снаряженных взрывчаткой, которыми, очевидно, управляли сирийские повстанцы, атаковали две российские военные базы на западе Сирии.

Десять дронов атаковали военно-воздушную базу Хмеймим, где находится большая часть российских военных самолетов в Сирии. Между тем три дрона атаковали российские объекты в расположенном недалеко порту Тартус. Россия вмешалась в сирийскую гражданскую войну на стороне сирийского режима осенью 2015 года.

Каждый из тех дронов нес под крыльями по 10 самодельных взрывных устройств весом по 400 граммов, о чем сообщил Кремль.

Зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С» сбил семь дронов, а российские специалисты по радиоэлектронному противодействию заставили шесть БПЛА приземлиться, вероятно, лишив их связи с операторами.

Распространение средств радиоэлектронного подавления и рост уровня мастерства России в их использовании угрожают растущему американскому флоту БПЛА. В 2011 году Иран, по всей видимости, использовал сделанный в России комплекс «Автобаза», чтобы заставить разведывательный беспилотник ВВС США RQ-170 приземлиться на границе Афганистана и Ирана. По некоторым данным, Россия провоцировала сбои в работе американских БПЛА на Украине в 2014 году.

Пентагону хорошо известно об этих рисках. Инициатива по созданию помехозащищенных беспроводных тактических сетей связи (Communications Under Extreme R.F. Spectrum Conditions) Управления перспективных научно-исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA) и другие подобные программы направлены на разработку «технологий обнаружения и распознавания сигнала, которые позволяют распознавать попытки вмешательства и подавления и адаптироваться для того, чтобы сохранять радиосвязь — даже в условиях жесткого и/или адаптивного подавления», о чем сообщил директор этой программы DARPA Джозеф Эванс (Joseph Evans).

В центре этой инициативы DARPA оказались радиосистемы, которые могут лучше обнаруживать и оценивать попытки подавления сигнала, менять частоты и обрабатывать данные более низкого качества.

Параллельно с этой инициативой ВВС США работают над алгоритмами, которые позволят дрону самостоятельно обрабатывать данные, полученные с сенсоров — к примеру, определять цели — прежде чем отправлять их посредством радиосигналов оператору на землю. «Обработка и расшифровка будет происходить на уровне сенсора, а не в каком-то центре управления где-то на земле», — сказала в августе 2018 года генерал-лейтенант Вералинн Джеймисон (VeraLinn Jamieson), заместитель главы штаба ВВС США.

Чем меньше информации дрону приходится передавать, тем более устойчивым к подавлению он становится.

Если БПЛА способен самостоятельно подниматься в воздух, выполнять задания и приземляться, он в гораздо меньшей степени нуждается в поддержании непрерывной радиосвязи с оператором. В сентябре 2018 года дрон «Рипер» (Reaper) ВВС США совершил свое первое успешное самостоятельное приземление.

Благодаря усовершенствованным сенсорам и программному обеспечению американские дроны становятся все более автономными. Однако они всегда будут нуждаться в радиосвязи, чтобы передавать данные, полученные с сенсоров, и другую информацию на землю. И это то самое слабое место, которое Россия может использовать.

Дэвид Экс — редактор блога War Is Boring. Он также является автором комиксов «Machete Squad» и «The Stan».

https://inosmi.ru/politic/20181106/243710432.html

Российский дипломат назвал секрет успеха РФ и Турции в Сирии

google

Россия и Турция при урегулировании сирийского конфликта учитывают не только собственные интересы, но и интересы региона, и самой Сирии, и именно этим обусловлены их успехи в этой стране. Об этом сказал в интервью агентству «Анадолу» президент Российского совета по международным делам, министр иностранных дел РФ в 1998-2004 годах Игорь Иванов.

По его словам, учёт интересов всех игроков — отличительная черта российско-турецкого подхода, которая позволила остановить кровопролитие в Сирии и значительно продвинуться в деле мирного урегулирования.

«Россия и Турция демонстрируют именно такой подход, который учитывает долгосрочные национальные интересы сторон, которые могут не во всём совпадать, но в то же время приводят эти национальные интересы в соответствие с интересами стабильности в Сирии и в регионе Ближнего Востока», — сказал Иванов.

Если этому примеру смогут последовать и другие страны, региональные и внерегиональные, то в перспективе можно рассчитывать на то, что сирийский конфликт будет урегулирован, и разрешение сирийского конфликта станет важным элементом урегулирования ситуации на Ближнем Востоке, сказал дипломат.

«Нельзя забывать, что при всей важности и сложности сирийского конфликта это — не единственный конфликт в регионе. Весь регион погружён в глубокий конфликт, который начался не с Сирии, а Сирия оказалась вовлечённой в него. Решая проблему Сирии, мы должны думать о том, что это часть регионального конфликта, а, соответственно, она должна быть решена в контексте регионального урегулирования», — сказал Иванов.

Глава совета также предложил в дальнейшем использовать опыт урегулирования в Сирии при решении других ближневосточных проблем.

«Чем успешнее мы будем сотрудничать с Турцией, другими странами и на практике показывать, какие решения возможны в таких сложных ситуациях, тем больше мы будем рассчитывать на то, что сможем и в дальнейшем также успешно сотрудничать в урегулировании в других точках этого сложного региона», — считает Иванов.

Кроме того, работа России и Турции по Сирии показывает, что неразрешимых противоречий не бывает, отметил дипломат.

По его словам, за короткий срок Россия и Турция продемонстрировали, что если руководствоваться более высокими интересами и при наличии политической воли руководителей двух стран, можно добиваться очень серьёзных результатов. «И это — не декларации политические, мы демонстрируем это на практике», — сказал Иванов.

Помимо тесного сотрудничества в Сирии, Россия и Турция одновременно расширяют двустороннее сотрудничество в самых различных областях, сказал глава совета.

«Важно, чтобы этот процесс продолжался, и я уверен, что так оно и будет», — подытожил Иванов.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B4%D0%B8%D0%BF%D0%BB%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%82-%D0%BD%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D0%B0%D0%BB-%D1%81%D0%B5%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%82-%D1%83%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%85%D0%B0-%D1%80%D1%84-%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1303153

Трамп толкает США к ядерной анархии

© РИА Новости, Алексей Никольский

Белый дом хочет выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Следующим может стать новый договор по СНВ. Расторжение этих соглашений может обернуться новой гонкой вооружений, считает один из серьезнейших американских экспертов в области контроля над вооружениями и нераспространения ядерного оружия, работавший в команде президента Барака Обамы.

Резкие заявления президента Дональда Трампа о выходе США из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) вызвали массу споров и разногласий, однако до сих пор остается неясным, что будет дальше. Ясно одно: аннулирование этого договора сделает США и их союзников (о которых Трамп, очевидно, совершенно не заботится) менее защищенными и подорвет глобальные основы нераспространения ядерного оружия.

Все может стать еще хуже. Возможный выход Америки из договора о РСМД, — который запрещает США и России иметь и развертывать ядерные и неядерные ракеты наземного базирования дальностью от 500 до 5500 километров, — указывает на то, что новый договор по сокращению наступательных вооружений (СНВ), подписанный в 2010 году, может постичь такая же участь.

В конечном счете аннулирование этих двух соглашений подольет масла в огонь новой гонки вооружений и отрицательно скажется на стабильности и предсказуемости отношений между Вашингтоном и Москвой. Последний раз, когда США и России приходилось действовать в условиях мира, в котором не существовало взаимных ограничений на ядерное оружие, был еще до 1972 года: это был мир, в котором мы чудом выжили, и в который никто в здравом уме не захотел бы вернуться.

Сторонники идеи устрашения и сдерживания при помощи ядерного оружия любят указывать на то, что именно изобретение ядерного оружия позволило сохранять мир между крупными державами после окончания Второй мировой войны. Однако именно разработка обязывающих соглашений и обязательных норм поведения в области безопасности, торговли и международных отношений — неядерного оружия — помогла США стать самой преуспевающей и защищенной страной в истории. Эти правила и нормы не только сделали США безопаснее и богаче, но и положили начало беспрецедентной эпохе глобального процветания. Сохранение этого миропорядка является ключевым национальным интересом, который теперь оказался под угрозой из-за действий администрации Трампа.

То, что Трамп пытается упразднить те нормы и правила, благодаря которым США достигли своего нынешнего уровня процветания, — это уже достаточно печально. То, что он пытается разрушить систему, которая препятствует возникновению ядерной анархии, — попросту непростительно.

Какими бы несовершенными они ни были, соглашения по контролю над вооружениями продемонстрировали свою эффективность в противостоянии дестабилизирующим ядерным программам при относительно невысоких затратах. Расторгать такие соглашения необходимо только после тщательного анализа ситуации и только в том случае, если выход из них позволит повысить безопасность США, и если уже имеются планы по восстановлению той стабильности и безопасности, которые будут утрачены в связи с их расторжением. В своем стремлении выйти из договора о РСМД Трамп не учитывает ни одно из этих условий, и с каждым днем становится яснее, что выход из этого договора почти никак не связан с действиями России, но связан в первую очередь с действиями Китая, а также с желаниями противников этого соглашения в Белом доме. Хотя в идее о выходе из договора о РСМД есть некоторый смысл, ответственность за поиски аргументов в пользу этого шага и за объяснение того, почему США следует из него выйти, теперь лежит на тех, кто активно выступает за расторжение этого договора.

Как мы попали в такую сложную ситуацию?

В 2014 году администрация Обамы обнаружила и объявила о том, что Россия нарушает договор о РСМД, разрабатывая и развертывая небольшое количество запрещенных ракет. С тех пор американское правительство решило, что нет никакой необходимости разрабатывать собственные подобные ракеты. Вместо этого лучшей реакцией, — на которой я настаивал в период своей работы в Белом доме, — был единый ответ союзников США, который должен был заставить Россию вернуться к соблюдению условий договора, долго время служившего интересам США, их восточноазиатских партнеров и НАТО.

Аргументировать необходимость сохранения контроля над вооружениями было нелегко. В нашей работе мы постоянно сталкивались с разведданными, доказывающими факты нарушений со стороны России, и многие мои коллеги по вполне понятным причинам были поглощены проблемой незаконного вторжения и аннексии Крыма Россией в 2014 году. Кроме того, нам в администрации Обамы было крайне тяжело заручиться поддержкой большинства европейских стран, чтобы надавить на Россию в связи с ее нарушениями условий договора о РСМД. Между тем мне и членам команды президента Барака Обамы по вопросам национальной безопасности было ясно, что, если у США появится нужда в разработке и создании собственных ракетных систем с целью противостоять действиям России, у нас есть законное право сделать это, одновременно соблюдая условия договора о РСМД. В конечном счете Конгресс одобрил такую программу, в рамках которой уже ведутся исследования и разработки, хотя США продолжают соблюдать условия договора, который запрещает испытания таких систем.

После вступления в должность Трамп по большей части игнорировал тему договора о РСМД и ядерной стабильности и даже в самом начале предложил президенту России Владимиру Путину продлить срок действия нового договора по СНВ, согласно которому у России и США должно быть не более 1550 ядерных боезарядов, и срок действия которого истечет 5 февраля 2021 года, если его не продлят еще на пять лет. С тех пор не было никаких признаков того, что Трамп или какие-либо высокопоставленные чиновники его администрации пытались серьезно обсуждать с Россией вопрос о необходимости соблюдать условия договора о РСМД. Хотя в Обзоре состава и количества ядерного оружия, опубликованном Министерством обороны в 2018 году, это соглашение коротко упоминается, в нем нет никакой стратегии, позволяющей заставить Россию соблюдать этот договор. Напротив, в этом обзоре нарушения России используются для того, чтобы обосновать разработку нового поколения крылатых ракет морского базирования с ядерной боеголовкой.

Несмотря на возможность, которую они, вероятно, сами создали, чиновники администрации Трампа не предприняли никаких серьезных попыток использовать угрозу выхода из договора, чтобы заставить Россию соблюдать его условия. А с тех пор, как в апреле к администрации присоединился советник по вопросам национальной безопасности Джон Болтон, решительно выступающий против какого-либо контроля над вооружениями, ситуация стала еще хуже. Он не продемонстрировал никакой заинтересованности в том, чтобы сохранить договор или убедить союзников Вашингтона поддержать его позицию. С тех пор не было проведено ни одного заседания Совета национальной безопасности, где вопрос договора о РСМД обсуждался бы с президентом.

Если США выполнят свою угрозу и быстро выйдут из договора о РСМД, Россия продолжит создавать и развертывать ракеты промежуточной дальности, только в этом случае она будет освобождена от ограничений этого договора. Аннулирование этого договора сделает бесполезными все попытки осудить Россию или ввести против нее какие-либо санкции. Пока неясно даже, сохранят ли США законное право вводить санкции в связи с нарушениями этого договора после того, как он будет аннулирован. И вместо того, чтобы привлекать внимание международного сообщества к нарушениям Россией условия договора, подписанного в эпоху холодной войны, США сами превратятся в угрозу для ядерной стабильности.

Разумеется, ответственность за нынешнюю опасную ситуацию в ядерном вопросе лежит на обеих странах, но именно Россия выиграет в том случае, если США отдалятся от своих европейских союзников, а также в случае краха основанного на нормах миропорядка, который Вашингтон защищал более 70 лет. Путин сможет извлечь из одностороннего выхода США из договора огромную пользу.

Существуют ли веские причины для расторжения договора?

Нарушения Россией условий договора о РСМД и других соглашений по контролю над вооружениями — это вполне веская причина. Вашингтон совершенно оправданно испытывает тревогу, когда Москва нарушает условия соглашения, и когда она угрожает США или их союзникам. Однако давайте не будем обманывать себя, убеждая в том, что это и есть главная причина стремления Трампа выйти из договора о РСМД. Трамп редко предпринимал какие-либо шаги для противостояния угрозе со стороны России в адрес США и их союзников, которых он считает скорее нахлебниками, чем друзьями. Выход из договора о РСМД в первую очередь обусловлен сочетанием позиций противников соглашений о контроле над вооружениями и заинтересованностью военных в разработке новых ракет, которые можно будет противопоставить китайским ракетам.

Договор о РСМД запрещает США и России — но не Китаю — развертывать ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования. Уже некоторое время ведутся серьезные дискуссии по вопросу о том, должны ли США каким-то образом решать проблему мощного китайского арсенала ракет промежуточной дальности в том случае, если договор о РСМД канет в лету, и, если должны, то как. И в идее о том, что США следует нарастить свой военный потенциал в Азии, чтобы противостоять Китаю, есть определенный смысл. Однако пока непонятно, как системы, запрещенные этим договоров, — если США создадут и развернут их в этом регионе, — повысят военный потенциал или потенциал сдерживания в Азии и других регионах. В распоряжении США уже есть ракеты средней дальности морского и воздушного базирования, а также системы меньшей дальности, способные наносить удары по китайским объектам — не говоря уже о стратегических ядерных вооружениях. Также неясно, согласятся ли союзники Америки развернуть новые американские ракеты средней дальности — ядерные или неядерные — на своих территориях. США могут развернуть такие ракеты на острове Гуам, однако, поскольку американские бомбардировщики уже имеют возможность подниматься в воздух с этого острова, непонятно, как развернутые там ракеты наземного базирования могут существенно изменить существующий статус-кво.Разумеется, дискуссии только начинаются. Но доказывать обоснованность решения о выходе должны именно те, кто считает, что польза от развертывания таких ракет в Азии превосходит негативные последствия снятия ограничений в Европе. И в этих дискуссиях нужно уделить пристальное внимание тому, что развертывание ракет малой дальности в пределах досягаемости Китая может заставить Пекин существенно увеличить размеры или упор на его собственные ядерный и ракетный арсеналы. Вполне возможно, вместо сдерживания Китая такой шаг нарушит баланс стратегической и кризисной стабильности в Восточной Азии и заставит Китай существенно увеличить свой арсенал. Другими словами, то, что США могут развернуть ракеты средней дальности в Азии, вовсе не значит, что им следует это делать, или что они, сделав это, повысят степень своей защищенности.

Может ли новый договор о СНВ пережить Трампа?

Даже если в утверждениях о том, что договор о РСМД утратил эффективность, и есть некая доля истины, игнорировать вопрос о новом договоре о СНВ просто невозможно. Новый договор о СНВ является последним инструментом, позволяющим сдерживать рост числа американских и российских стратегических ядерных систем. Он требует проведения тщательных проверок ядерных арсеналов обеих стран. Та предсказуемость и прозрачность, которые обеспечивает это соглашение, являются ключевыми факторами для поддержания стабильности — или того, что от нее осталось, — в отношениях между этими ядерными державами.

Более того, новый договор о СНВ стал тем инструментом, который позволил Пентагону заручиться широкой поддержкой для модернизации устаревающих американских ядерных войск. Если он не будет продлен, это станет последним ударом для попыток предотвратить полномасштабную гонку ядерных вооружений между Вашингтоном и Москвой, лишит США возможности следить за изменениями в ядерных войсках России, обойдется в миллиарды долларов, которые будут потрачены на разведку, и уничтожит основу для ядерной сдержанности в глобальном масштабе. Это также уничтожит видимость двухпартийной поддержки систем контроля над ядерными вооружениями и может привести к резкому сокращению программы по модернизации американских ядерных сил, на которую, по текущим оценкам, в ближайшие 30 лет будет потрачено около 1,7 триллиона долларов.

Все указывает на то, что новый договор о СНВ канет в лету благодаря усилиям Трампа и Болтона, которые могут выйти из него еще до окончания его срока действия. Первый удар: тот факт, что этот договор подписал Обама, — с точки зрения Трампа — уже страшный грех. Второй удар: это соглашение ограничивает ядерный потенциал США — Трамп никогда не понимал целесообразность этого, а Болтона это просто раздражает, потому что он всегда выступал против любых соглашений, ограничивающих свободу действий США. Третий удар: Трамп убежден, что он — блестящий переговорщик и что, проявив жесткость, он может не только усадить Россию за стол переговоров, но и заключить более выгодную сделку, нежели Обама, Рональд Рейган и все остальные его предшественники.

Несмотря на все это, все еще остается некоторая надежда на сохранение нового договора о СНВ. В отличие от иранской ядерной сделки и от договора о РСМД, новый договор о СНВ пользуется всеобщей поддержкой со стороны военных и гражданских лидеров в Министерстве обороны и разведывательном сообществе. В преддверии подписания иранской сделки в Пентагоне оставались те, кто все еще хотел наказать Тегеран за его действия в регионе и за разработку ракет. Однако мало кто высказывался против нового договора о СНВ. Те проверки, которые он обязывает проводить в отношении России, и те средства, которые он позволяет экономить на разведке, недвусмысленно показали в 2010 году, что этот договор служит интересам национальной безопасности США. И сегодня он не утратил своей актуальности.

Два возможных варианта развития событий

К сожалению, всеобщей поддержки нового договора о СНВ может оказаться недостаточно для того, чтобы убедить Трампа. То есть перед нами два возможных варианта развития событий.

Первый вариант: Трамп расторгает новый договор о СНВ. Этот договор дает сторонам право выйти из него, руководствуясь ключевыми национальными интересами.

Выход из договора обеспечит нам опасное будущее, в котором риски просчетов будут высокими, и в котором США и Россия будут разрабатывать такие системы, которые, с их точки зрения, будут способствовать стабилизации, а на самом деле повысят риск применения ядерного оружия одной из сторон. Любой намек на то, что Россия ускоряет темпы наращивания своего ядерного потенциала, заставит США сделать то же самое. Это вам ни о чем не напоминает?

Второй вариант: Трамп потешит свое эго, договорившись о подписании нового договора, в основу которого лягут тщательные проверки и та предсказуемость, которые формируют ядро нового договора о СНВ.

Хотя Трамп, вероятно, не согласится на продление срока нового договора о СНВ в качестве услуги Путину, он может сделать это для того, чтобы продвинуть свой нарратив. Он считает себя мастером переговоров, и его новое торговое соглашение с Канадой и Мексикой доказывает, что он готов согласиться на минимальные изменения в существующих соглашениях, чтобы просто иметь возможность заявить о своей победе.

Таким образом, лучший исход — если Трамп и Путин договорятся о новом краткосрочном соглашении, которое несколько уменьшит их арсеналы, — скажем, до 1250 ядерных боезарядов — и совместят это с продлением срока действия нового договора о СНВ, который обеспечит необходимые проверки. Чтобы сделать его еще более привлекательным, России стоит назвать его Treaty on the Reduction of Ultimate Military Programs (Договор о сокращении основных военных программ), сокращенно TRUMP. Кто сможет против такого устоять?

Такой вариант развития событий не идеален. Но он гораздо предпочтительнее по сравнению с тем вариантом, при котором договор о РСМД и новый договор о СНВ прекратят свое существование, и обе страны вступят в гонку вооружений. Хотя всем должно быть понятно, что преждевременный отказ от жизнеспособных и ценных соглашений по контролю над вооружениями подрывает безопасность США и глобальные системы стабильности, вероятнее всего, эти аргументы не найдут отклика в администрации Трампа, где логика и факты редко принимаются в расчет.

Несмотря на множество попыток аннулировать их, обязывающие соглашения по контролю над вооружениями вовсе не являются пережитками эпохи холодной войны, и они до сих пор не утратили своей целесообразности. Сегодня США и их союзники нуждаются в этих соглашениях больше, чем когда-либо, — учитывая действия России и Китая. Опираясь только на ничем не ограниченную мощь Америки и оставляя эффективные и ценные инструменты воздействия за кадром, Белый дом Трампа забывает уроки истории и ведет Америку и весь мир к тем опасностям, о которых мы надеялись навсегда забыть.

Джон Вольфсталь — директор Группы по ядерному кризису. Он был специальным помощником президента Барака Обамы и старшим директором по контролю над вооружениями и нераспространению в Совете национальной безопасности.

https://inosmi.ru/politic/20181102/243672787.html