Турция пытается договориться с РФ по поводу курдских формирований в Африне

Одной из главных тем встречи президента России Владимира Путина и его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана в Сочи стала Сирия, где Анкара, по-видимому, хочет еще сильнее потеснить курдские вооруженные отряды в северном анклаве Африн. Это намерение вырисовывается все четче по мере устранения террористической угрозы в лице «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Впрочем, главной проблемой в Сирии в экспертной среде называют влияние Ирана, которым нужно озаботиться и России.

О переговорах с Москвой, касающихся принадлежащего курдским военным формированиям Африна, президент Турции сообщил накануне вылета в Сочи. «Мы не можем игнорировать исходящие из Африна угрозы и решительно настроены и дальше предпринимать все необходимые шаги. Мы провели с Россией переговоры о совместных действиях, – заявил Эрдоган в ходе своего выступления. – Ее позитивный подход позволит осуществить наш план в разных форматах».

При этом турецкий лидер не пояснил, о каком конкретно плане идет речь. Не исключено, что это намек на операцию в прилегающих к Африну районах, о которой неоднократно сообщала турецкая пресса. Еще 2 ноября Эрдоган заявил, что Анкара полагается на Москву в решении проблем не только Идлиба, где сохраняется влияние элементов «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ), но и Африна.

В своем заявлении накануне встречи с Путиным Эрдоган не смог обойти вниманием совместное заявление российского и американского лидеров, сделанное ими по итогам коротких встреч на саммите АТЭС во Вьетнаме. Текст подписанного после переговоров документа свидетельствовал: «Президенты согласились, что конфликт в Сирии не имеет военного решения, они подтвердили, что окончательное политическое урегулирование конфликта должно быть найдено в рамках Женевского процесса в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2254». Комментируя тезисы российско-американского заявления, турецкий лидер едко заметил: «Мне сложно понять такие заявления. Но если военное решение не является выходом из ситуации, то те, кто говорит об этом, должны вывести свои войска из Сирии». Остается под вопросом, имел ли в виду Эрдоган то, что его страна полагается на военный сценарий, если учесть, что турецкие регулярные войска находятся на сирийской территории и вряд ли собираются оттуда уходить.

В турецкой экспертной среде подчеркивают: вопросы будущего политического устройства Сирии и действий ряда курдских военных формирований остаются главными причинами той тревоги, которую испытывает турецкое руководство, глядя на южные рубежи. «Турции важно найти выход из сложившейся ситуации в Сирии, – отметил в разговоре с «НГ» турецкий политолог, доцент Университета экономики и технологий TOBB в Анкаре Тогрул Исмаил. – Но главное, что Турция видит будущее Сирии без Башара Асада, в то время как Россия придерживается иного мнения. Что касается курдских группировок, то Россия хочет сплотить вокруг себя все курдские элементы, а Турция выступает против тех групп, которых она считает террористическими организациями. В первую очередь этим пользуются США. Турецкая сторона выступает именно против тех группировок, которые связаны с «Демократическим союзом» (наиболее влиятельная партия сирийских курдов, которую считают тесно связанной с Рабочей партией Курдистана, запрещенной в Турции. – «НГ»)».

Российско-турецкие отношения по сирийскому досье определяются тем, что происходит как раз в районе Идлиба и Африна, полагают в российской экспертной среде. «Я бы не стал говорить, что стороны прошли ту черту, которая позволяла бы думать уже о послевоенном устройстве Сирии, – пояснил «НГ» руководитель отдела исследования ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов. – Мы видим попытки России пригласить к диалогу курдов на какую-либо переговорную площадку. В Турции же считают, что таким образом произойдет легитимация «Демократического союза». Мы видим, что борьба с «Хайят Тахрир аш-Шам» (коалиция, куда входят элементы «Ан-Нусры». – «НГ»), а точнее, с ядром «Аль-Каиды» (запрещена в РФ. – «НГ») внутри этой структуры, находящейся в Идлибе, отдана на откуп Турции. Во время астанинских встреч один из российских представителей заявил: «Мы надеемся на то, что Турции удастся что-то сделать». Таким образом, делается большая ставка на турецкие действия». Отметим, что Африн и Идлиб находятся по соседству.

«Курды пытаются через Россию сохранить нынешний статус-кво, – предположил Мардасов. – Турция же пытается через различные переговоры, касающиеся как сирийского, так и несирийского досье, выудить у России некоторые уступки для того, чтобы потеснить курдов в Африне. Речь не идет о полном захвате анклава, потому что там сосредоточены очень большие военные силы. Это примерно 10 тыс. человек, способных вести боевые действия – как курдов, так и отрядов Сирийской свободной армии (речь идет о некоторых фракциях этой оппозиционной структуры, сотрудничающих с курдами. – «НГ»). Это большая сила. В принципе при наиболее радикальном сценарии возможна попытка взять под контроль ряд объектов».

Аналитик убежден, что проблему Идлиба и Африна тяжело решить в рамках астанинского процесса, потому что ни в том, ни в другом районе попросту не примут наблюдателей со стороны Ирана, входящего в число гарантов сирийского перемирия наряду с Россией и Турцией. Региональную политику Тегерана, к слову, эксперт называет той проблемой, которая выходит сейчас в Сирии на первый план. «Все региональные тенденции говорят, что иранский фактор – во главе угла и что различные проиранские отряды нужно отводить для деэскалации ситуации, и как можно быстрее, иначе все это может привести к новому кризису», – полагает Мардасов. Однако понимают ли это в Москве, остается под вопросом, добавил аналитик.
Игорь Субботин
14.11.17

Источник — ng.ru

Путин и Трамп поделят Сирию

President Donald Trump meets with Russian President Vladimir Putin at the G20 Summit, Friday, July 7, 2017, in Hamburg. (AP Photo/Evan Vucci)

Переговоры о послевоенном урегулировании состоятся уже на днях

Антон Чаблин

Путин и Трамп поделят Сирию

Материал комментируют:

Михаил Рощин

На полях саммита АТЭС, который начался во Вьетнаме, американский и российский президенты обсудят «сирийский» вопрос. И совершенно неясно, смогут ли они прийти к общему знаменателю, ведь поучаствовать в послевоенном разделе Сирии стремится все больше государств.

Кто травил сирийцев ипритом

Вьетнамский саммит АТЭС, который стартовал с 5 ноября, проходит в Дананге. И, похоже, станет одним из самых обсуждаемых мероприятий в глобальной политике 2017 года. Американский президент Дональд Трамп готовится провести здесь первые в своей карьере встречи с главами Гонконга (Кэрри Лам), Южной Кореи (Мун Чжэ Ин) и Новой Зеландии (Джасинда Ардерн). Это произойдет 10−11 ноября, когда запланированы встречи глав государств.

Но, конечно, самое главное, что Трамп встретится в Дананге с Владимиром Путиным и главной темой для их обсуждения станет ситуация в Сирии. Об этом Трамп заявил в субботу, подтвердив, что ждет встречи с президентом России Владимиром Путиным во время своего азиатского турне.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сообщил, что у лидеров обеих сверхдержав будет достаточно времени, чтобы обсудить все вопросы по Ближнему Востоку.

А накопилось их немало. Достаточно напомнить, что 25 октября Россия воспользовалась своим правом вето в Совете безопасности ООН, когда здесь обсуждались полномочия международной комиссии по расследованию химических атак в Сирии. Комиссия, получившая название «Механизм совместного расследования» (Joint Investigative Mechanism), была созвана в августе 2015 года совместно ООН и Организацией по запрещению химического оружия (OPCW).

Комиссия во главе с Эдмоном Мулетом (бывший спикер парламента Гватемалы) подсчитала, что за годы гражданской войны в Сирии произошло как минимум шесть десятков химических атак.

В них использовались различные отравляющие вещества, в том числе зарин, хлор, иприт и BZ (субстанция 78). Чаще всего химатаки происходили в трех провинциях — Хама, Идлиб и Дамаск, где проходила линия соприкосновения правительственных и повстанческих войск.

Одной из самых крупных стала атака в местечке Хан-Шейхун в северной сирийской провинции Идлиб: в апреле на город совершили налет самолеты без опознавательных знаков, сбросившие бомбы с зарином. По официальным данным департамента здравоохранения Идлиба, погибли 87 человек и 557 получили отравления.

Комиссия ООН дала ясно понять, что вину за химатаку она собирается возложить на правительственные войска Башара аль-Асада. И на заседании Совбеза ООН, где обсуждался вопрос о продлении мандата комиссии до ноября 2018 года, Россия наложила вето на это решение. Будет ли продолжена работа комиссии, и на какой именно срок, до сих пор непонятно. Вероятней всего, этот вопрос и станет одним из предметов обсуждения Путина и Трампа на полях саммита АТЭС.

Кто даст $ 200 млрд. на восстановление Сирии

Продолжать ли работу спецкомиссии ООН по химическому оружию или нет — это лишь частный вопрос. Противоречия России и США в сирийском вопросе коренятся куда глубже, о чем заявил Владимир Путин в своем выступлении на дискуссионном клубе «Валдай». По его мнению, официальный Вашингтон заинтересован вовсе не в окончательной победе над терроризмом на Ближнем Востоке, а в постоянном поддержании нестабильности.

В августе New York Times опубликовали сенсационное расследование о том, что за последние четыре года ЦРУ потратило более $ 1 млрд. на прямую поддержку сирийской оппозиции… умеренной и не очень. Часть закупленного американцами оружия попали в руки террористических группировок.

Американский политолог Хуан Коул из Университета Мичигана напоминает, что многие союзники США на Ближнем Востоке с начала гражданской войны были заинтересованы в том, чтобы вытеснять так называемую умеренную оппозицию в сторону жесткого фундаментализма.

В частности, как указывает профессор Коул, Саудовская Аравия напрямую поддерживает группировку «Джейш аль-Ислам» *, которая активно действует в окрестностях Дамаска. Ее боевики организовали в 2012 году теракт, унесший жизни двух министров обороны Сирии — действующего Дауда Раджихи и бывшего Хасана ат-Туркмани.

А ведь «Джейш аль-Ислам» может стоять за химическими атаками в оазисе Восточная Гута близ Дамаска в августе 2013 года (по крайней мере, такой версии придерживается российский МИД). Отец основателя и многолетнего лидера «Джейш аль-Ислам», шейх Абдалла Аллуш, учился и живет в Саудовской Аравии.

Россия неоднократно пыталась добиться, чтобы «Джейш аль-Ислам» и еще несколько подобных группировок были признаны террористическими на уровне ООН. Однако, безуспешно. И вину за это российский МИД, естественно, также возлагает на США: заявляя об американских двойных стандартах.

Не находя общего языка с западными державами, у которых свои представления, кого в Сирии считать террористом, а кого — нет, Россия сейчас формирует собственный пул договороспособных политиков.

Представителей 33 группировок и партий пригласили в Сочи, где 18 ноября состоится саммит по сирийскому урегулированию: будут обсуждать здесь формирование переходного правительства национального единства и проведение конституционной реформы. А вот еще один важнейший вопрос, увы, пока остается «вне повестки» — это послевоенное восстановление страны. По подсчетам МВФ, оно обойдется минимум в $ 200 миллиардов. Но кто будет оплачивать восстановление Сирии и на каких условиях, до сих пор непонятно.

Асад — «друг» временный или постоянный?

Каковы же сегодня основные цели России в Сирии? Об этом «Свободная пресса» беседует с нашим постоянным экспертом, старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН Михаилом Рощиным.

«СП»: — Михаил Юрьевич, на днях на саммите в Астане, посвященном сирийскому урегулированию, было объявлено, что Россия готовится к постепенному выводу своей группировки войск из Сирии.

— Насчет вывода войск России из Сирии, я бы не стал с этим торопиться. Успехи налицо, но победу еще необходимо закрепить. Остались зоны в Сирии, контролируемые оппозицией: Идлиб, Ракка, Восточная Гута и некоторые другие.

Теперь Россия могла бы оказать содействие сирийцам в послевоенном урегулировании и примирении, а здесь работы, как мне кажется, осталось много: есть десятки тысяч погибших и перемещенных лиц. Остались разрушенные города и села. Взаимная ненависть тех, кто в течение ряда лет враждовал, тоже никуда сама собой не исчезла.

«СП»: — А ведь главная претензия США к России в «сирийском вопросе» — в том, что мы вмешались в войну не для победы над терроризмом, а чтобы поддержать режим Асада.

— Положительной стороной российского вмешательства в дела Сирии стало именно то, что удалось спасти страну от распада, сохранить светское государство, которое действительно стремится защищать интересы всех сирийцев вне зависимости от их религиозных и политических убеждений.

В результате эффективных военных усилий, прежде всего ВКС России, удалось продемонстрировать наши возможности решать сложные задачи в условиях острого вооруженного конфликта. Этот позитивный результат был замечен странами Ближнего и Среднего Востока, которые видят сегодня в нашей стране хорошего посредника в разрешении проблем, накопившихся в этом регионе.

* «Джейш аль-Ислам входит в состав группировки «Джебхат ан-Нусра», которая решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник — svpressa.ru

Турция и Россия решат судьбу курдов — исходя из их поведения

На сегодняшний день нельзя быть уверенными, что лишь что-то одно вылечит сирийский больной организм, пусть даже это что-то — самое эффективное лекарство, считает российский эксперт.

Александра Зуева.

Говоря об организации Конгресса сирийского национального диалога, следует принять во внимание его значение для международной политики, сказал Sputnik Азербайджан руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев.

Руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев
Руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев

Россия приняла решение перенести Конгресс сирийского национального диалога на более поздний срок после переговоров с Турцией. Ранее МИД России сообщал, что конгресс состоится 18 ноября в Сочи.

Понятно, отметил Мавашев, что на сегодняшний день нельзя быть уверенными, что лишь что-то одно вылечит сирийский больной организм, пусть даже это что-то и самое эффективное лекарство.

Но сегодня, по словам эксперта, именно ощутимые успехи российских Воздушно-космических сил, результаты которых наблюдались в последних стремительных антитеррористических операциях (Акербат, Дейр эз-Зор, Идлиб – более 95% территории освобождено) вкупе с заделами Астанинского процесса создали реальные предпосылки для послевоенного устройства Сирийской арабской республики.

«В действительности, речь идет о значительно более серьезных вещах — региональной безопасности», — подчеркнул он.

Действительно, ранее по официальным источникам поступала информация о потенциальных участниках Конгресса сирийского национального диалога, дате и месте проведения, сказал политолог.

Мавашев напомнил, что в числе прочих упоминался и ряд курдских организаций. Речь идет о партии «Демократический союз» (PYD), «Демократической партии Сирийского Курдистана» (SDF), а также «Курдском национальном совете».

При этом он подчеркнул, что Россия отдает себе отчет в том, что курдские силы вправе рассчитывать на участие в послевоенном устройстве страны.

«Хотя в последнее время деятельность SDF вызывала серьезные вопросы — по американским указаниям они захватывали сирийские нефтяные месторождения, к которым едва ли имеют отношение», — сказал он.

Тем не менее, по словам собеседника Sputnik, даже несмотря на это, российская сторона смотрит на все с широко раскрытыми глазами. Видимо, именно эти участники и вызвали аллергическую реакцию Анкары, если угодно это так называть, отметил эксперт.

Да, проходит глобальная работа по формированию комиссий делегаций. Это кропотливая работа. Кроме того, некоторые представители оппозиции выступили против проведения Конгресса. Это могло внести некоторые коррективы в планы, которые обусловлены как раз инклюзивностью процесса, сказал он.

«Турция точно так же заинтересована в территориальной целостности страны – мы на одних позициях. Москва и Анкара также не заинтересованы в дестабилизации у своих границ. Вместе с тем, мы ищем взаимоприемлемую формулу, имея в виду Конгресс», — сказал политолог.

Нет цели провести его любой ценой — она должна быть приемлема. Стороны демонстрируют готовность к тому, чтобы решить этот вопрос, подчеркнул он.

Мавашев также выразил убежденность в том, что курдам найдется место как в Конгрессе, так и в послевоенном устройстве. Турция, согласовав с Россией некоторые технические детали, допустит курдов до переговоров. Но это будет зависеть и от их поведения. Готовность играть самостоятельную роль и дистанцироваться от проамериканской коалиции создаст предпосылки для этого, заключил собеседник Sputnik.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/expert/20171106/412645096/sirija-rossija-kurdy-kongress-turcija-peregovory.html

В Сирии Турция теперь работает под российским руководством

Доминик Согуэл | The Christian Science Monitor

Турецкий ход в Сирии — знак того, что Россия формирует эту страну

«На протяжении большей части сирийской войны было две константы турецкой политики: поддержка оппозиционных сил, стремящихся к свержению президента Башара аль-Асада, а также опасения по поводу растущей силы курдов на севере Сирии, которых Анкара считает прямой угрозой, — рассказывает Доминик Согуэл в The Christian Science Monitor. — Однако Турция с тревогой наблюдала, как Соединенные Штаты — ее союзник по НАТО — непосредственно вооружали и все больше поддерживали сирийские курдские войска, изгоняющие так называемое «Исламское государство»* из его оплотов на севере Сирии».

«Поэтому, когда турецкая армия отправила разведчиков, а затем солдат в контролируемую оппозицией провинцию Идлиб, это вписывалось в определенную логику. Данный ход позволил турецким войскам занять позиции рядом с курдским анклавом Африн — домом группировки сирийских курдов, Партии «Демократический союз» (PYD), военизированное крыло которой вооружают Соединенные Штаты, — говорится в статье. — Вообще-то вторжение в северо-западную провинцию представляет собой существенное изменение в турецком мышлении и еще более драматичные перемены в балансе сил в Сирии».

«Ввиду примирения с сирийским союзником Россией, путь к которому был долог, турецкий ход вписывается в рамки так называемого соглашения о «деэскалации», достигнутого в мае с Россией и другим союзником Асада, Ираном, в казахской столице Астане, — говорится в статье. — Подписанный этой троицей меморандум (…) подразумевает создание четырех деэскалационных зон. Оптимисты надеются, что данный шаг поможет уменьшить враждебность, облегчить доступ к населению гуманитарным и медицинским работникам и побудит беженцев вернуться домой».

«Критики говорят, что астанинский процесс углубляет линии разрыва и вносит вклад во фрагментацию разделенной на военные зоны страны, так как каждая держава выкраивает для себя сферы влияния. В сентябре Россия, Турция и Иран распределили между собой обязанности по наблюдению за провинцией Идлиб, — указывает автор. — По майскому соглашению, до 500 турецких наблюдателей могут быть направлены в Идлиб, наряду с тем же количеством российских и иранских солдат, которые будут размещены в районах, подконтрольных сирийскому правительству и его союзникам».

«По мнению аналитиков, данное вторжение отражает осознание Турцией, что лучший путь к защите своих интересов лежит не через беседы с Вашингтоном и другими натовскими столицами, а через Москву, доминирующую дипломатическую и военную силу в Сирии», — говорится в статье.

«В связи с идлибской операцией стало ясно, что в Сирии Турция теперь работает под российским зонтом», — сказал Гонул Тол, директор-основатель Центра турецких исследований в Институте Ближнего Востока в Вашингтоне.

Президент Трамп «принял решение углубить альянс с курдами», добавляет Тол. «Турция ощущает это и встревожена, и ей некуда больше повернуться, так что она обернулась к России и Ирану».

«Идлибская операция вписывается в астанинский дипломатический процесс, но также и в более широкую российскую стратегию выторговывания местных перемирий в Сирии для уменьшения кровопролития и закрепления земельных приобретений, сделанных рядом сил, защищающих сирийское правительство», — полагает Согуэл.

*»Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Источник: The Christian Science Monitor

Источник — inopressa.ru

«Российские разведслужбы направляют флотилии нефтяных танкеров в Афганистан…»

Казначей «Талибана» рассказал о «схеме финансирования группировки Кремлем»

Британской газете The Times стало известно, что Россия «финансирует «Талибан», поставляя ему бесплатное топливо». Таким образом, утверждает издание, Москва преследует две цели: борьбу с ИГ и подрыв усилий НАТО в Афганистане, передает Афганское телеграфное агентство (АфТАГ).
«Россия спонсирует военные операции «Талибана» против НАТО в Афганистане через тайную программу отмывания прибыли от продажи топлива», — сообщает британская газета The Times, узнавшая об этом от членов исламистской группировки и афганских чиновников.
«Российские разведслужбы направляют флотилии нефтяных танкеров в Афганистан через границу с Узбекистаном в Хайратоне, — пишет Энтони Лойд в материале, озаглавленном «Россия спонсирует «Талибан»* в войне против натовских сил». — Оттуда они бесплатно доставляются подставным компаниям, действующим от имени «Талибана». За счет этой договоренности примерно 2,5 млн долларов, получаемые наличными от продажи топлива каждый месяц, направляются напрямую казначеям повстанцев».
«Россия усилила свою поддержку в последние месяцы, явно пытаясь укрепить «Талибан» против «Исламского государства»», — комментирует автор.
«Мы перепродаем топливо и распределяем деньги напрямую среди наших командиров», — рассказал изданию казначей «Талибана»* из Газни. Ему было позволено пообщаться с журналистом в рамках усилий «Талибана»* по преданию огласке своих отношений с международными покровителями в ответ на решение президента Трампа в августе направить дополнительно 3800 американских военных и новое финансирование афганскому правительству, говорится в статье.
«Мы принимает деньги от русских без охоты, но это необходимо на этом этапе нашего джихада», — цитирует газета казначея.
«Российские поставки топлива начали поступать нам 18 месяцев назад, — рассказал 23-летний казначей журналисту The Times Энтони Лойду. Статья опубликована под заголовком «Российские наличные попадают напрямую в руки главарей «Талибана»». — Поначалу это были лишь несколько танкеров, чтобы протестировать систему. Но затем количество внезапно возросло, и каждый месяц прибывало множество танкеров. Русские дают все это нам бесплатно — мы просто платим пошлину за ввоз, а затем оставляем прибыль себе».
«Большая часть топлива перепродается подставными компаниями «Талибана» бизнесменам в Кабуле, — сообщает автор. — Затем деньги переводятся через непроницаемую финансово-расчетную систему «хавала», используемую террористическими группировками и боевиками в исламском мире».
«Я занимаюсь финансами лишь нескольких командиров «Талибана»* в одном секторе в одной провинции, — рассказал также казначей. — Я перевожу им деньги, а затем отчитываюсь за их распределение. Но есть множество других таких людей, как я».
Действиям России есть два объяснения, пишет корреспондент The Times Джайлс Уиттелл в статье под заголовком «Москва хочет подорвать усилия по стабилизации Афганистана». «Москва считает неофициальный союз с «Талибаном» потенциально полезным на том основании, что враг ее врага — ее друг, — говорится в статье. — Президент Путин считает ИГИЛ угрозой российским интересам от Сирии до Владивостока. Со своей стороны, «Талибан»* рассматривает ИГИЛ в Афганистане не как союзника в восстановлении теократии, а как противника в борьбе за местную власть».
Однако автор считает, что «поставки нефти, легко преобразуемые в наличные и затем в оружие, служат более широкой цели подрыва западных усилий по поддержке Афганской национальной армии и чрезвычайно ослабленного режима президента Гани», цитирует издание https://www.inopressa.ru
«Любая тактика, которая способствует путинской стратегии глобального раздора, получает его голос, — говорится в завершение. — То, что эта тактика позволяет поменяться ролями с ЦРУ, которое отравляло жизнь российским войскам в Афганистане в 1980-е годы, сделает ее лишь еще привлекательнее для Кремля».

Источник — aftag.info

Что Киев выигрывает от ссор Эрдогана с Брюсселем, Вашингтоном и Москвой

© Пресс-служба президента Украины

«Крымский вопрос» теперь скорее объединяет две страны, а стремящаяся к повышению своего статуса в международных делах Турция довольно легко вовлекается в разного рода внешнеполитические проекты.

Максим Михайленко

Киевский визит президента Турции Реджепа Эрдогана происходил на фоне усиления напряженности в отношениях между Анкарой — с одной стороны, и Европейским Союзом, США и даже Россией — с другой. Кажется, единственными крупными мировыми игроками, с которыми Эрдоган еще не успел или не смог побить горшки, являются, пожалуй, разве что Китай и Индия, пытающиеся действовать на Большом Ближнем Востоке максимально незаметно. Другим везет меньше.
Причины и поводы
Так, синхронно с украинской поездкой, разворачивается очередной скандал между Турцией и США. На прошлой неделе в Стамбуле был задержан сотрудник консульства США, причем гражданин Турции. Турецкие власти заподозрили его в связях с местным «Эммануэлем Голдстайном» — некогда наставником и соратником Эрдогана Фетхуллой Гюленом, а ныне оппозиционным исламским проповедником, еще недавно жившим в изгнании в США и обвиняемым в организации в прошлом году военного мятежа в Турции.

Вашингтон ожидаемо осудил этот шаг как безосновательный и наносящий вред двусторонним отношениям. В американском заявлении говорится, что приостановлена выдача неиммигрантских виз во всех дипломатических учреждениях США на территории Турции. Неиммигрантские визы выдаются туристам, а также людям, приезжающим в США на лечение, по делам бизнеса, на временную работу или учебу. Не заставив себя долго ждать, в воскресенье 8 октября турецкое посольство в Вашингтоне заявило: «Недавние события вынуждают правительство Турции пересмотреть наше отношение к приверженности правительства США обеспечению безопасности турецкой миссии и ее сотрудников».
«Для того, чтобы максимально сократить количество визитов в наши дипломатические и консульские миссии в США на время процесса переоценки, мы немедленно приостановили выдачу виз гражданам США в наших дипломатических и консульских учреждениях в США». Эта мера, как сообщило посольство, касается бумажных и электронных виз, а также виз, выдаваемых на границе. Иными словами, взаимная выдача виз практически полностью прекращена.

Однако, думается, что дело не только и не столько в фиксации Эрдогана на Гюлене, сколько, с одной стороны, в неудовольствии, которое испытывает Турция по поводу американской политики в отношении курдов, критической позиции Вашингтона в отношении нынешнего турецкого правительства, а с другой — в настороженности США по поводу турецкого флирта с Россией. Но здесь возникает неувязка. Турция необходима России гораздо больше, чем Россия — Турции, уже некоторое время такой вывод может сделать даже зомбированный зритель путинского телевидения. Логистика военного присутствия россиян в Сирии, функционирование российского туристического, строительного, в заметной степени продовольственного рынков, и, что самое главное, рынок газа и перспектива транспортировки российского газа через Турцию в ЕС — всем этим Анкара не первый месяц держит Москву за горло.
Недавно считалось, что — в какой-то степени, по-видимому, испытывающий благодарность к Путину за ту или иную поддержку в ходе попытки переворота, а также пугающий НАТО угрозами то ли выхода, то ли ограничения участия, Эрдоган станет еще и покупателем российского оружия. Но такая сделка вдруг перестала складываться. 9 октября Турция объявила, что может отказаться от приобретения российских зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 в случае, если не будет достигнуто соглашение о совместном производстве. Такое заявление сделал министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в интервью газете Akşam.
По его словам, Турция испытывает потребность в закупках С-400, так как стране необходимо защищать свое воздушное пространство. «Однако, если настроенные против России страны не хотят, чтобы Турция покупала у нее С-400, то они должны предоставить нам свой вариант», — сказал турецкий министр. Москва и Анкара заключили контракт о поставке в Турцию зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 «Триумф» 12 сентября 2017 года.
Тогда же Эрдоган говорил о том, что Анкара сделала первый взнос за приобретаемые у Москвы С-400. Следующий шагом должно было стать получение кредита от России на оставшуюся сумму. Опять-таки, можно говорить о том, что России надо продавать эти системы хотя бы куда-нибудь, а это стало сложным делом после американского обстрела сирийской авиабазы Шайрат, когда «кривизна земли» помешала россиянам действовать адекватно.
Киев как сцена
Оказалось, что предыдущие поколения этих ЗРК (находящихся, в том числе, и на вооружении Украины) более надежны. В этом смысле любопытно прозвучали слова Чавушоглу о том, что если Россию не устраивает совместное производство (то есть, в том числе и передача технологий), то Турция может заключить такое соглашение и с другой страной. И на следующий день президент Эрдоган едет в Киев.
Вопрос, конечно, скользкий, но Турция — член НАТО, и как показала вторая война в Заливе, имеющий причины обижаться на своих западных союзников, по поводу интервенции в Ирак расколовшихся и не предоставивших Турции надежных гарантий защиты от контрнаступления Хусейна.
Сегодня Турция более чем активна в своем геополитическом подбрюшье — Сирии, где в ряде регионов ее армия присутствует с избытком, стремясь не допустить срастания курдских анклавов в Сирийский Курдистан. Потому что за ним логически следует Курдистан турецкий, а это конец существования Турции в ее нынешней форме. Отсюда и подчеркнутое внимание Эрдогана ко всем другим меньшинствам в стране (между прочим, такую коалицию, только в Сирии, создавали и Асады, но они и сами представители алавитского меньшинства). Что, кстати и проявилось в украинской столице в эпизоде между Эрдоганом и Мустафой Джемилевым, вступившими в дружеский диалог прямо на торжественной церемонии представления президенту Турции участников переговоров.
Продолжая эту мысль, президент Турции — и этим его вояж в Киев интересен с точки зрения дипломатической истории — именно из Украины сделал жесткие заявления в адрес России, все время надеявшейся, что ее авансы и сервильное поведение по отношению к Турции как-то смягчат или изменят турецкую позицию по Крыму. Очевидно, что для этого используется и представление о том, как именно устроена психика самого Реджепа Тайипа Эрдогана, политика автократического типа.
Но — ничего подобного не происходит, в частности потому, что Россия слишком зависима от Турции, потому что трения Турции с ЕС и США, связанные с желанием Эрдогана, чтобы Турцию воспринимали как один из мировых полюсов силы, вовсе не означают автоматически альянсов со странами-изгоями и противниками западной цивилизации. И потому, что при всем своем «султанизме» Эрдоган в первую и главную роль — партийный вождь, личность идеологизированная, а попытки уличить его в коррупции результата не имели.
Отсюда и идеальное разграничение мух и котлет — турки используют Россию там, где им удобно, но политически их позиции ничем не отличны от Запада, а вот России очень сложно как-либо использовать Турцию (иначе на авиабазе «Инджирлик» уже заправлялись бы российские бомбардировщики). Остается бороться с помидорами.
Вернемся, однако, в Киев.
Дружить «оборонками»
По словам президента Петра Порошенко, только за шесть месяцев текущего года товарооборот между Украиной и Турцией вырос почти на 20%. Значительно повысился и уровень турецких инвестиций в экономику Украины. Таким образом, Турция вошла в топ-5 торговых партнеров Украины и в топ-10 иностранных инвесторов нашу страну. Несомненно, слышать это Эрдогану было приятно, но надо понимать, что такой пассаж президента Украины — обертка для важных и системных соглашений, подписанных 9 октября в Киеве. Турецкий президент, в свою очередь, заявил, что «принимая во внимание последние события, мы решили как можно скорее вывести товарооборот на 10 миллиардов долларов». Осталось неясным, что именно имеется в виду — новая договорная база или перспективы дальнейшей изоляции РФ (Турция, отметим, не входит в систему режима санкций против России, но имеет с ней крайне запутанные торгово-экономические отношения).
Так или иначе, но объем и масштаб новых соглашений заставляет воспринимать украинско-турецкие отношения не только как успешные, но и как некую региональную подсистему, появление которой нервирует Москву (а возможно, уже и ЕС).
Так, по результатам Шестого заседания Стратегического совета высокого уровня между Украиной и Турецкой Республикой было подписано двустороннее соглашение о защите инвестиций, и изменения, которые были внесены в соглашение об избежании двойного налогообложения, предоставят дополнительный толчок двустороннему взаимодействию.
Украинская и турецкая стороны также подписали План действий по развитию двусторонних отношений между Украиной и Турцией на 2017-2019 годы (таким образом, этим направлением занимаются постоянно и под него собран соответствующий аппарат, живущий в режиме докладов).
Соглашение о взаимном содействии и защите инвестиций создает алгоритм содействия привлечению взаимных инвестиций из Турции на Украину и из Украины в Турцию, определяет механизм их взаимной защиты на территориях обоих государств, способствует справедливому и равноправному режиму инвестирования.Кроме того, подписаны межправительственные Протокол о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения и предупреждении налоговых уклонений относительно налогов на доходы и имущество, а также Имплементационный протокол о сотрудничестве в области географической информации. Скромное название этого документа не должно обманывать — того и гляди, российские конспирологические сказки об использовании навигационных приложений к смартфонам в качестве инструмента шпионажа станут былью.
Однако, в принципе, такая договоренность указывает на высокий уровень доверия между странами и способствует развития малого спутникостроения (кстати говоря, из России, напоровшись на множащиеся непреодолимые ограничения, малое спутникостроение сбежало в США).
По итогам переговоров был подписан меморандум о сотрудничестве между Дипломатической академией Украины при МИД Украины и Дипломатической академией Турецкой Республики. Иными словами, расширен канал легального обмена информацией.
Наконец, одной малозаметной строчкой: «также были подписаны контракты между украинскими и турецкими компаниями в оборонной сфере». И, похоже, это все-таки была главная причина такого позитивного визита турецкого лидера. Ведь еще с 2015 года между Украиной и Турцией развивается сотрудничество сразу в нескольких секторах военно-промышленной и авиастроительной отраслей (теперь к ним может добавиться и попытка совместного производства зенитно-ракетных комплексов, почему нет?). Можно вспомнить и о совместном самолете, и о совместном строительстве объектов космического назначения в других странах, и многих других развивающихся программах. Неудивительно, что вместо 45 минут президенты провели наедине 3 часа.
Не альянс. Пока
Любопытно, впрочем, что проект общей зоны свободной торговли за «отчетный» период несколько притормаживался (а ведь для Украины это будет третья ЗСТ с развитой страной, членом ОЭСР после Канады и ЕС). Однако, возможно, и туркам было не до этого, учитывая референдум, войну в Сирии и кризис в отношениях с Евросоюзом (по сути, отказ от старинной внешнеполитической цели — членства в ЕС). Тем не менее, о ЗСТ пошла речь на встрече между Эрдоганом и премьером Гройсманом.
Они обсудили подготовку Соглашения о зоне свободной торговли между странами. Киев и Анкара готовы активизировать работу по завершению подготовки Соглашения о зоне свободной торговли. «Об этом говорил сегодня с Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Заключенные во время заседания Стратегического Совета высокого уровня под председательством президентов Украины и Турецкой Республики соглашения о взаимной защите инвестиций и избежании двойного налогообложения — хороший сигнал для деловых кругов и бизнеса обеих стран», — написал премьер-министр. Хочется верить, что эта линия будет развиваться в соответствии с планом стратегического сотрудничества, к которому Турция относится, как видим, очень серьезно. А судя по отдалению Анкары от своих традиционных союзников — это стратегическое партнерство продолжит динамично углубляться.
Тем более, что «крымский вопрос» теперь скорее объединяет две страны, а стремящаяся к повышению своего статуса в международных делах Турция довольно легко вовлекается в разного рода внешнеполитические проекты. Так, по словам Петра Порошенко, Украина была бы очень заинтересована в увеличении представительства Турции в специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. Также в ближайшее время «особую важность будет иметь для нас поддержка нашими партнерами, в частности Турцией развертывания миротворческой миссии ООН на территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей». Поддерживающая ввод миротворцев на Донбасс Турция, как член НАТО, с одной стороны, и суверенный игрок — с другой, и впрямь привлекательный кандидат в «доминирующие участники» любых миротворческих операций на востоке Украины.
Но не забыт и Крым: Россию продолжают стигматизировать преступной аннексией. Многое делается на этом направлении между крымскотатарскими организациями и Анкарой. Президент Эрдоган, которому в последнюю очередь нужен какой-либо сепаратизм либо нападения соседних стран для «исправления исторической несправедливости», очень четко придерживается курса на поддержку территориальной целостности Украины и деоккупации Крыма. В общем и целом, встреча украинского и турецкого лидера прошла на заслуженно мажорной ноте, нельзя сказать, что кроме тривиальных инцидентов, омрачает сегодня стратегическое партнерство Украины и Турции.
Что же касается отношений Эрдогана с внутренними и внешними оппонентами, то пока что ему практически всегда удавалось побеждать. Об этом следует помнить несмотря на перманентные истерики в западных и турецких оппозиционных СМИ. А с учетом обострения подростковых комплексов у некоторых наших западных соседей, постоянное усиление южного вектора украинской внешней политики — дело не просто взаимовыгодное, но и неизбежное.

http://inosmi.ru/politic/20171011/240491183.html

 

Давление на крымских татар

В розарии за гаремом ароматы и вода, струящаяся из бесчисленных фонтанов, создают ощущение «1001 ночи».
Ханский дворец (по-татарски — «садовый дворец») несколько веков был центром государства крымских татар на полуострове, а их историческая столица, Бахчисарай, окруженная сухой равниной, по-прежнему вызывает ностальгические и романтические чувства.
Но за стенами дворца действительность гораздо менее ароматна.

Потому что тем примерно 250-300 тысячам татар, живущих в Крыму, который был аннексирован Россией в марте 2014 года, существовать при новой власти непросто.
Татары были той группой населения, которая наиболее активно выступила против оккупации — в частности, проводя многолюдные манифестации в главном городе Крыма, Симферополе.

И это им дорого обошлось. Самую мощную политическую организацию этнического меньшинства, Меджлис (организация признана экстремистской и запрещена в России — прим.ред.), запретили, ее СМИ закрыли, а татарские активисты подверглись преследованиям со стороны властей.
Большое число оппозиционно настроенных украинцев и татар были в итоге вынуждены покинуть свою землю. В основном они уехали на Украину.
«После российской оккупации десятки тысяч покинули Крым, цифры приводятся разные, от 40 до 60 тысяч», — пишет Freedom House, неправительственная организация, занимающаяся проблемами демократии, прав и свобод, в докладе, посвященном анализу ситуации.
Сенсационный судебный процесс
Одним из тех, кто решил остаться на полуострове и бороться за права меньшинства, был 60-летний Ильми Умеров, бывший мэр Бахчисарая и видный член запрещенной сейчас татарской организации Меджлис.
Он стал центральной фигурой в политическом сопротивлении оккупационным властям, и в мае 2016 года это привело к серьезным последствиям. Власти обвинили Умерова по статье о подстрекательстве к сепаратизму, в результате чего он может быть приговорен к пяти годам тюремного заключения.
Дело против известной и популярной персоны привлекло к себе на полуострове большое внимание.
«В день, когда предъявили обвинение и в нашем доме устроили обыск, несколько сотен человек собрались вокруг нашего дома, на каждое заседание приходят много людей», — рассказывает его дочь Айше Умерова в беседе с Jyllands-Posten.
У нее нет никаких иллюзий относительно исхода судебного процесса против Ильми Умерова, которого службы безопасности ФСБ даже на какое-то время поместила в психиатрическое отделение больницы.
«С самого начала говорили, что это политический заказ, так что говорить о справедливом суде бессмысленно», — говорит Айше Умерова.
«Репрессии в Крыму объясняются стремлением подавить любого инакомыслящего, любое мнение, отличающееся от того, что насаждает российская пропаганда», — считает она.
На скамье подсудимых сидят и многие другие татары, в то время как другие уже получили длительные сроки тюремного заключения в ходе судебных процессов, подвергшихся критике местных и международных правозащитных организаций.
Сталинская депортация
Жесткая политика российских властей заставляет некоторых наблюдателей проводить параллели с угнетением татар-мусульман в советский период.
Россия завоевала Крым в конце XVIII века при Екатерине Великой, постепенно татар численно потеснили русские переселенцы, ставшие самой большой группой населения на полуострове.
Советская принудительная коллективизация, борьба с политическим инакомыслием и антирелигиозные кампании привели к более острым противоречиям, кульминацией которых стала депортация татарского народа из Крыма в мае 1944 года по приказу Сталина якобы из-за сотрудничества крымских татар с немецкими оккупационными властями.
Примерно 200 тысяч человек были высланы в советскую Среднюю Азию. Условия транспортировки были ужасными. Десятки тысяч татар умерли в пути, а выжившие получили возможность вернуться на полуостров лишь во второй половине 1980-х голов.

http://inosmi.ru/politic/20170803/239968797.html

 

Российский «Газпром» продаст свои турецкие активы

Турецкий противоток

Группа «Газпрома» может продать доли в Bosphorus gas и Akfel Holding

Как стало известно «Ъ», Газпромбанк выходит из газового бизнеса в Турции, продавая свою долю в трейдере Akfel Holding, национализированном в конце 2016 года. Учитывая планы «Газпрома» продать другой свой актив в стране — Bosphorus gas, группа уже в этом году может полностью покинуть турецкий рынок. По данным «Ъ», окончательное решение об этом еще не принято. Монополия до сих пор рассматривает варианты реанимации сбытового бизнеса в Турции, несмотря на стагнацию рынка и непростые отношения с властями.

Газпромбанк (ГПБ) находится в завершающей стадии выхода из компании Promak, которой принадлежит контрольная доля (60%) в двух импортерах российского газа в Турцию — Enerco и Avrasya, рассказали «Ъ» источники, знакомые с ситуацией. Банку в Promak принадлежало 40%, остальная доля у Akfel Holding, которая в конце 2016 года была де-факто национализирована (см. «Ъ» от 12 декабря). Сумма сделки, по словам источников «Ъ», могла составить около €40 млн. В ГПБ не предоставили комментариев.

Когда ГПБ и Akfel создавали Promak в 2014 году, внеся в СП свои доли соответственно в Avrasya и Enerco, они договорились о колл-опционе, позволявшем каждой стороне выкупить долю другой в течение двух лет. Тогда представлялось наиболее вероятным, что долю турецких партнеров — контролировавшей Akfel семьи Бальтачи — выкупит российский банк. Параллельно «Газпром» вел переговоры о покупке 50% во входящей в Akfel Holding компании Akfel gas.

Как «Газпром» попал под национализацию в Турции

У Akfel gas контракт с «Газпромом» на поставку 2,25 млрд кубометров газа в год, у Enerco — на 2,5 млрд млрд кубометров, у Avrasya — на 0,5 млрд. У «Газпрома» также есть 71% акций Bosphorus gaz с контрактом на 2,5 млрд кубометров. Получив 50% в Akfel gas, «Газпром» контролировал бы около 16% турецкого рынка газа, обеспечивая при этом примерно 60% импорта газа в страну.

Но турецкий регулятор так и не согласовал сделку с Akfel gas, а в 2015 году обострение политических отношений РФ и Турции поставило под вопрос целесообразность присутствия «Газпрома» на местном рынке. В 2016 году ГПБ решил продать долю в Promak по опциону, получил разрешение регулятора и первый платеж от Akfel Holding. Но в начале декабря Akfel Holding была национализирована турецким госфондом по страхованию вкладов (TMSF) по подозрению в финансировании организации Фетхуллаха Гюлена (признана в Турции террористической). Это притормозило сделку, ее ход возобновлен только весной, говорят источники «Ъ».

Александр Медведев, зампред правления «Газпрома», 6 июня
Фактически полноценного свободного рынка газа в Турции как не было, так и нет

«Газпром» также собирается продать Bosphorus, в начале июня об этом говорил зампред правления монополии Александр Медведев. Покупателем станет местная Sen Group, которой сейчас принадлежат остальные 29% в Bosphorus. Господин Медведев объяснял, что турецкий рынок теряет привлекательность из-за ослабления лиры и регулируемых тарифов, и сослался на «непредсказуемость»: «Мы видим, какие действия предпринимаются турецкой стороной с другими частными компаниями». По словам собеседников «Ъ», важнейшим фактором стали убытки Bosphorus — около €100 млн в 2016 году.

Почему «Газпром» готовился подать иски в арбитраж к частным турецким газовым импортерам

По итогам этих сделок «Газпром» может полностью уйти с внутреннего рынка Турции, оставшись только экспортером. Такая конфигурация может усилить переговорную позицию «Газпрома» в спорах по цене на газ, поскольку компания уже не будет прямо заинтересована в сохранении рентабельности сбытового бизнеса. Сейчас «Газпром» находится в арбитраже абсолютно со всеми турецкими клиентами — как с государственной Botas, так и с частными импортерами. Но, по словам источников «Ъ», окончательное решение об уходе «Газпрома» из Турции еще не принято. Более того, в феврале была создана Gazprom Turkey Enerji A.S., учредителем которой, по словам собеседников «Ъ», выступила Gazprom Schweiz.

Компания также подала заявку на лицензию на импорт и экспорт газа. Ряд собеседников «Ъ» полагает, что компании в будущем может быть передана часть объемов газа, которые ранее покупали другие структуры «Газпрома». Другие источники «Ъ» сомневаются в этом, так как считают, что Анкара не позволит существовать компании, полностью принадлежащей «Газпрому», а монополия с подозрением отнесется к потенциальным турецким партнерам.

Проблема и в том, что турецкий рынок, еще три года назад обещавший стать вторым для «Газпрома» по объему продаж после Германии, перешел фактически к стагнации. При этом позиции газа из РФ на нем все более уязвимы, так как Турция активно работает над другими источниками, увеличивая число СПГ-терминалов, а в генерации газ сталкивается со все большей конкуренцией с углем. По оценке Гульмиры Рзаевой из Оксфордского института энергетических исследований, потребление газа в Турции будет расти весьма умеренно и с нынешнего годового объема в 48 млрд кубометров достигнет 50 млрд кубометров в год только к 2020 году.

Юрий Барсуков
28.06.17

Источник — kommersant.ru

Пожнет ли Россия в Ливии сирийские плоды?

© REUTERS, Goran Tomasevic

Вероятно, что некоторые их тех плодов, что Россия пожнет в результате своей победы в Алеппо, окажутся на востоке Ливии. Уже более года Россия укрепляет свои позиции в восточной части Ливии с целью создания дружественных ей альянсов и возвращения в этот регион. Россияне считают, что Запад, приняв резолюцию 1973, не позволившую отрядам Каддафи подавить восстание в Бенгази (в 2011 г., — прим. пер.), на самом деле преследовал цель свергнуть режим и физически устранить Муаммара Каддафи. С начала арабской весны в 2011 году, Москва ждет удобного случая, чтобы закрепиться на Средиземноморье и обойти Францию, Италию, Испанию, Британию, Германию и США. В результате выборов в Ливии в 2014 году возникло два конкурирующих правительства в Триполи (на Западе) и в Эль-Бэйде (на Востоке). Россия делает ставку на две силы: с одной стороны, на сторонников Каддафи, а с другой — на бывшую оппозицию, выступающую против салафитских движений. Возглавляют эти силы генерал Халифа Хафтар и председатель Палаты представителей Акила Салех. Тогда, как связи с американцами у генерала сохраняются и развиваются уже около 20 лет, отношения между ним и Москвой только в этом году вышли на новый уровень постоянных консультаций и встреч. Русские принимали Хафтара Москве в июне. Тогда стороны согласились, что сложности, которые не позволяют Правительству национального единства под руководством Фаиза Сараджа, двигаться в направлении успешного государственного строительства, носят фундаментальный характер.

Несмотря на таинственность, которая окружала встречи Хафтара с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром обороны Сергеем Шойгу и секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым, вполне вероятно, что обсуждались вопросы снабжения армии Хафтара российским оружием. Во время визита Хафтара в Москву в прошлом месяце (в ноябре 2016 г., — прим. пер.) он вновь встречался с вышеперечисленными лицами. В своем комментарии информационному агентству «Спутник» он заявил, что многие ливийские военные эксперты учились в России, однако в будущем, когда будет снят запрет на импорт вооружений, нам будет поступать современное оружие и в связи с этим нам потребуется помощь российских военных специалистов». Не прошло и недели с визита Хафтара, как в Москву прибыл спикер ливийского парламента Акила Салех и также встретился с Лавровым и Патрушевым. Он отрицает, что целью визита была просьба предоставить оружие. В своем комментарии для «Аль-Хаят» он рассказал о новой «дорожной карте» политического урегулирования, которая будет являться альтернативой соглашению, подписанному в Схирате в декабре 2015 г. и реализуемому правительством национального единства. Салех признал «широкое понимание» российской стороной данного вопроса. После встречи с Лавровым он отметил, что есть множество возможностей для нового развития старых российско-ливийских отношений в нефтегазовой, железнодорожной и сельскохозяйственной отраслях. «Кроме того, мы нуждаемся в восстановлении страны и подготовке армии, так как многие наши военные руководители прошли обучение в России и преимущественно знают русский язык».

На этом фоне победа русских в Сирии может стать стимулом для восстановления российского влияния в Ливии и реализации мечты о воссоздании военного порта в Средиземноморье. В этом контексте Москва подтвердила намерение выполнить обязательства по договорам, подписанным до 2011 года, а также соблюдать и новые договоренности.

Помимо Москвы Хафтара также поддерживает Париж, придерживающийся схожего стиля в отношениях с ним. Разные французские источники подтверждают, что французские власти поддерживают войска Хафтара авиацией, снабжают его разведданными и готовят специалистов для его армии. На другой стороне ливийской арены находятся западные лидеры, поддержавшие правительство Сараджа и аффилированные с ним силы, как «Баньян Аль-Марсус», в битве за Сирт против ИГИЛ. В период между августом и декабрем американцы нанесли 470 ударов по позициям ИГИЛ в Сирте по официальному запросу признанного ими и международным сообществом правительства.

Все это означает, что схиратские соглашения не способствуют разрешению конфликта легитимности власти. Помимо правительства Абдаллы Ат-Тани и Халифы Аль-Гави, слабого Всеобщего национального конгресса (в Триполи) и Палаты представителей (в Тобруке), конфликт между которыми не ослабевает, существует также и множество других вооруженных групп. Что касается наиболее влиятельных игроков, то это в первую очередь сторонники Каддафи, которые все чаще стали появляться на побережье. Кроме того, на юге вновь разгорелся конфликт в Себхе между племенами каддафа и авляд сулейман. Удивительно то, что эти племенные и политические расколы могут взорвать ситуацию в любое время. Поэтому первый шаг на пути формирования новой политической системы согласно схиратским соглашениям является объединение военных институтов и институтов безопасности, чтобы не оставить правительство национального единства без возможности исполнять соглашение. Второй шаг состоит в изъятии всего оружия у отрядов милиции и объединение их в составе единой государственной структуры.

Любой сценарий повлияет на стабильность и безопасность в странах региона: война в Ливии продолжит дестабилизировать обстановку в Северной Африке и создавать благоприятную среду для распространения в регионе террористических групп. Колебания крупнейших западных стран также оказывают влияние на ситуацию. Понятно, что политика Дональда Трампа будет отличаться от проводимой Обамой и госсекретарем Хиллари Клинтон, потерпевшей фиаско в Ливии — что и стало одной из причин ее поражения на выборах. Поэтому маловероятно, что США сделает ставку на организации политического ислама в Северной Африке и, в частности, в Ливии. Скорее они будут искать общие точки соприкосновения и работать над реализацией схиратских соглашений и вовлекать все стороны — сторонников и противников Каддафи — в решение проблем.

http://inosmi.ru/politic/20170104/238482436.html

Оригинал публикации: هل تُـحصَّل روسيا في ليبيا بعض ثمار انتصارها في سورية؟

 

Украине нужно быть внимательным

photo_89212Хотелось бы подчеркнуть, что Украина проводила свои военные учения не  в Крыму, а возле Крыма, а именно на юге Украины. Я специально прочитал пресс-релиз руководства сухопутных войск Украины, там нет слова Крым. Там говорится о юге Украины. Проблема в том, что мы сейчас находимся в периоде смены власти в США, где одна администрация отходит, а другая еще не пришла. Пользуясь этим переходным явлением, россияне пытаются придумать какой-нибудь повод, чтобы провести маленькую (с минимальными для себя потерями), но успешную в плане победы войнушку, чтобы еще что-то оттяпать от Украины. Вот в этом главная проблема.

Как сообщает Eurasia Diary, с таким заявлением выступил украинский дипломат, председатель правления Общественной организации «Европейское движение Украины», директор Координационного бюро европейской и евро-атлантической интеграции в 2008-10 годах, Вадим Трюхан, комментируя  целесообразность украинских военных учений возле Крыма.

«А вот насколько целесообразны были эти учения, то я бы подумал на месте нашего руководства. Проводить их возможно и нужно было, но с четко обозначенными зонами учения. Нужно было заявить, что они будут не в Крыму, а в южных областях Украины, пригласить международных наблюдателей, в том числе послов, чтобы общественность видела, что там происходит. Тогда России было бы тяжелее использовать этот факт, как повод для провокации военных действий», — считает эксперт.

«Но что Россия уже сделала  — ввела новейшие зенитно-ракетные комплексы «Антей» в  Крым. Видите, это уже показывает, что они используют любой повод для того, чтобы еще больше усилить свою военную мощь на границах с Украиной. По разным подсчетам, до 120 тыс. военных сейчас на границах с Украиной. Это не говоря про Крым. В Крыму все время происходит военное наращивание. Мы должны быть готовы к тому, что, используя любой повод, ни этот так другой, где-то может прорвать. Вот в такой ситуации страна живет. Не будем готовы, можем потерять еще какую-нибудь территорию, будем готовы — отобьемся. А вот, что говорят военные, когда говоришь с ними в неформальной обстановке, между 2014 годом и сейчас —  это небо и земля, несмотря на огромную кучу проблем, которые еще остались. У военных хотя бы есть понятие, как противостоять врагу. В 2014 году это был хаос, когда набирали людей без медицинских справок, всех подряд, чтобы хоть как-то закрыть где-то дырки. Я сам этим летом проходил медкомиссию и удивился, насколько профессионально все происходит. В 2014 нас  всех рассаживали в актовом зале и всем записали «здоров». У нас сердце кровью обливалось, но ничего нельзя было сделать: был указ сделать все быстро. Сейчас ситуация в войсках абсолютно другая», — в заключении добавил Трюхан.

http://eurasiadiary.ru/news/specialist-view/89212-

Под прицел санкций ЕС в первую очередь попадет сирийский режим

syria-mapУжесточение воздействия на власти России, Сирии и Ирана в ответ на кризис в Алеппо стали главной темой встречи глав МИД стран ЕС в Люксембурге. Они собрались после похожих переговоров в Лондоне, где были высказаны мнения в пользу введения новых санкций в отношении официального Дамаска и Москвы. Запад уверен, что на российскую сторону нужно оказывать большее давление – для урегулирования гуманитарного кризиса в этом сирийском городе.

За запретительные меры в отношении России активно высказываются Германия, Великобритания и Швеция, которые считают, что мирное население Алеппо гибнет из-за российских бомбардировок. «Я считаю, что самое мощное оружие, которое мы имеем на данный момент, – это наша способность заставить президента Путина и россиян почувствовать последствия того, что они делают», – заявил глава британского Форин офиса Борис Джонсон. В то же время министр не испытывает иллюзий по поводу эффективности таких мер. «Я бы не стал делать вид, что эти предложения дадут волшебное решение этой ужасной бойни, потому что реальная ответственность лежит на тех, кто это совершает, – на режиме Асада и его кукловодах в виде русских и иранцев», – приводит Guardian его слова.

По мнению Джонсона, изменить ситуацию военным путем будет чрезвычайно трудно. «Мягко говоря, у большинства европейских стран нет политического аппетита, чтобы принимать такое решение в настоящее время», – заявил руководитель британского дипведомства, комментируя военное вмешательство. Джонсон также называл «очень значительным» событием отказ Путина ехать во Францию 19 октября. «Они начинают чувствовать давление, и важно продолжать его оказывать», – пояснил журналистам Джонсон. Его американский коллега Джон Керри заявил накануне в Лондоне, что «дополнительные санкции рассматриваются», не уточнив, кто может стать их объектом. Пока, по словам Керри, у американской администрации нет конкретного решения по запретительным мерам.

А вот глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер незадолго до встречи в Люксембурге заявил, что санкции не смогут предотвратить гуманитарный кризис в Алеппо. «Я не вижу, как санкции с возможным долгосрочным эффектом должны способствовать улучшению снабжения гражданских лиц, – отметил министр. – Я не единственный, кто в данном случае довольно скептически относится к ним». Его поддержал и министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн, который заявил, что запретительные меры не заставят Россию отказаться от своей логики поведения. «Есть и другие меры», – добавил глава дипведомства.

Несмотря на то что для введения санкций Запад еще не предпринял конкретных шагов, в российском МИДе уже заявили о возможной ответной реакции. «Без ответа любые враждебные действия в отношении России не остаются», – заявил замглавы МИД РФ Сергей Рябков, добавив, что российская сторона не раз предупреждала Запад об асимметричных ответах на санкции. По словам дипломата, Америка должна воспринимать ситуацию в Сирии реалистично, а «не тешить себя иллюзорными надеждами, что, прикрикнув, замахнувшись или продемонстрировав приемы, которым не должно быть места в межгосударственном общении, они добьются искомой цели».

Пока что возобновленный диалог Москвы и Вашингтона по Сирии продолжается. Формат лозаннской встречи, которая собрала в минувшую субботу глав дипведомств России, США и семи региональных государств, был продолжен на этой неделе, однако уже на экспертном уровне. Об этом сообщил источник «НГ» в МИД РФ.

«Непохоже, что у западных властей есть много вариантов введения новых санкций в отношении России или асадовского режима в Сирии, – заявил «НГ» аналитик Ближневосточного центра Карнеги Изид Сайиг. – Последний уже находится под обширными двусторонними санкциями, введенными США, ЕС, а также Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива, которые обновляются в рутинном порядке. Однако новые санкции против России поднимают несколько проблем, одна из которых заключается в том, что ЕС и такие страны, как Германия в частности, имеют довольно тесные торговые и экономические связи с Россией. Им приходится балансировать между необходимостью противостоять российской политике в Сирии и соблюдать собственные интересы».

По мнению эксперта, изменений следует ждать уже от новой президентской администрации США. «Нет никакой перспективы достижения перемирия в Сирии до тех пор, пока не окончатся президентские выборы в США, или до тех пор, пока новая американская администрация не определится со своей внешней политикой, – отметил Сайиг. – Это произойдет весной 2017 года. Но даже тогда мирное соглашение может быть достигнуто только путем прямого диалога между США и Россией. Дипломатические переговоры в Лозанне или где-то еще – это лишь формальное явление, которое может быть использовано для объявления российско-американской сделки».

Другой эксперт пояснил, что власти некоторых европейских стран все чаще рассматривают проблемы через призму ценностей, а не выгоды. «Ангела Меркель все больше и больше руководствуется политикой ценностей, – отметил в разговоре с «НГ» немецкий политолог Александр Рар. – Если канцлер уговорит других членов ЕС следовать этой линии, то санкции против РФ могут быть приняты. С другой стороны, есть другие страны ЕС, для которых политика интересов стоит выше политики ценностей. Они хотели бы уменьшить даже украинские санкции и вернуться к экономической кооперации».

По словам аналитика, возможный антироссийский пакет санкций подорвет принципы глобальной экономической системы. «Доверие исчезнет, – заявил Рар. – Каждая страна – Россия, Китай, Индия, Бразилия – будет понимать, что в любой момент Европа и США могут ввести санкции против нее, если она преследует свои геополитические интересы. Это подмена всей системы мировой организации».

Если говорить о недавней истории, то двусторонние санкции со стороны США в отношении сирийского режима были введены еще в 2004 году – за вмешательство в политическую и военную жизнь Ливана. Затем последовала целая серия персональных и экономических запретительных мер в 2010 и 2011 годах – по официальным формулировкам, за поддержку терроризма, коррупцию, дестабилизацию ситуации в Ираке и Ливане. Подобные шаги были предприняты и Евросоюзом. В 2011 году поводом для возмущения западных стран стало подавление оппозиционных выступлений в арабской стране, которые и послужили причиной гражданского кровопролития.
18.10.2016

Источник — ng.ru

Россия — «неадекватна», а Иран? Туркмения начала конфликт на Каспии

Туркмения обвинила Россию в неадекватности и промолчала об Иране: Ашхабад открыл «газовые» карты
Взаимный интерес Европы и Туркмении в энергетической сфере сегодня выглядит естественным и обоснованным — как экономически, так и коммерчески. Об этом, как передает корреспондент ИА REGNUM, говорится в официальном заявлении МИД Туркмении.

В ней отмечается, что в мае 2008 года, между Туркменией и Европейским Союзом был подписан Меморандум о сотрудничестве в энергетической сфере. С этого времени на регулярной основе стали проводиться туркмено-европейские встречи на различных уровнях, создана специальная рабочая группа на уровне руководителей энергетических агентств. Логическим результатом данного процесса стало утверждение 12 сентября нынешнего года Европейским Союзом мандата Еврокомиссии на ведение переговоров о строительстве Транскаспийского газопровода. «Этим событием, по сути, дан старт переговорному процессу, с участием заинтересованных сторон, по выработке документа, в котором будут четко определены принципиальные положения, связанные с поставками природного газа из Каспийского региона в Европу. Идет нормальный, цивилизованный процесс сотрудничества между суверенными и равноправными субъектами энергетического рынка. Это, однако, вызывает неадекватную реакцию со стороны некоторых официальных лиц и ряда средств массовой информации России. Так, в частности, заявляется о якобы имеющихся экологических рисках при строительстве и будущем функционировании трубопровода по дну Каспийского моря. Аргумент избитый, из разряда «дежурных» и используемых до оскомины часто — к месту и не к месту. Всем известно, что гарантия экологической безопасности в современном мире является непременным и основополагающим условием любого инфраструктурного проекта, в том числе трубопроводного — будь то по дну Каспийского, Балтийского, Черного или какого-то другого моря. Сегодня ни один серьезный инвестор попросту не станет участвовать в проекте, не обеспеченным необходимыми гарантиями с точки зрения экологии. И Туркмения неоднократно, в первую очередь на самом высоком уровне, заявляла о том, что при строительстве Транскаспийского трубопровода будут соблюдены все соответствующие международные стандарты. То же самое подчеркивают и наши европейские партнеры», — отмечается в документе туркменского внешнеполитического ведомства.

По мнению официального Ашхабада, еще один «аргумент», призванный посеять сомнения в законности строительства Транскаспийского трубопровода — неурегулированность правового статуса Каспийского моря. «Здесь нужно отметить, что правовой статус водоема обсуждается уже почти два десятилетия. Что не мешает прибрежным государствам в течение всего этого времени самостоятельно осуществлять различные виды деятельности на Каспии — судоходство, рыболовство, добычу полезных ископаемых и т. д. Одновременно прикаспийские государства выстраивают схемы двустороннего и многостороннего взаимодействия в тех или иных сферах, заключают соответствующие договора и соглашения. До настоящего времени никто не считал такие действия нелегитимными и не пытался ограничивать их по причине отсутствия документа о правовом статусе Каспия. В этой связи возникает вопрос: почему же Туркмения, будучи суверенным государством, не может вместе со своим партнером — таким же суверенным прикаспийским государством — приступить к реализации взаимовыгодного трубопроводного проекта? Строительство Транскаспийского трубопровода — это суверенное право государств, по участкам дна которых он будет проходить, и потому этот проект может осуществляться только с согласия этих государств и не нуждается в получении каких-либо дополнительных «разрешений», — считает МИД Туркмении.

В заявлении подчеркивается, что «на этом фоне вызывает недоумение избранная российскими официальными структурами позиция в отношении сближения Туркмении с Европейским Союзом в энергетической сфере. Тем более, что речь идет о государстве, связанном с Россией историческими узами дружбы и стратегического партнерства».

«И потому в данном случае обращает на себя внимание даже не сама аргументация, слабость которой очевидна, а контрпродуктивная постановка вопроса, направленная на искажение сути и содержания энергетической политики Туркмении. Туркмения неоднократно заявляла, что категорически выступает против политизации трубопроводных проектов. Осуществление Транскаспийского маршрута диктуется не политической конъюнктурой, не желанием ущемить чьи-то интересы, а объективными потребностями экономического развития страны, реальными взаимными выгодами для всех участников проекта, обоснованными оценками собственной ресурсной базы. Экспорт энергоносителей в европейском направлении — один из приоритетов международной стратегии Туркмении, и значение Транскаспийского проекта в этом контексте является ключевым. Работа с европейскими партнерами идет в деловом и конструктивном ключе, и она будет продолжена. Что же касается возникающих в этой связи вопросов, то Туркмения готова к их прямому и открытому обсуждению со всеми заинтересованными сторонами на основе взаимного уважения, ответственности и непредвзятой оценки современных тенденций мирового развития», — заключается в документе МИД Туркмении.

Напомним, что 12 сентября решением Совета ЕС утвержден мандат Еврокомиссии на трехсторонние переговоры ЕС-Туркменистан-Азербайджан по подписанию юридически обязывающего соглашения в целях реализации проекта Транскаспийского газопровода.

Как уже сообщало ИА REGNUM, 13 сентября МИД РФ официальный представитель МИД России Александр Лукашевич, комментируя вопрос строительства Транскаспийского газопровода, заявил: «Как известно, государства «каспийской пятерки» договорились о том, что все основные вопросы деятельности в Каспийском море решаются только самими прибрежными странами. Этот принцип закреплен в политически обязывающей Декларации, подписанной 16 октября 2007 г. главами прикаспийских государств по итогам Второго каспийского саммита в Тегеране. Он подтвержден и в Совместном заявлении президентов по итогам Третьего каспийского саммита в Баку 18 ноября 2010 г.. Очевидно, что планы прокладки магистрального транскаспийского трубопровода в замкнутом водоеме с повышенной сейсмической активностью и большой тектоникой дна относятся как раз к такого рода вопросам. Данное решение принято без учета реально существующей сегодня международно-правовой и геополитической ситуации в Каспийском бассейне. Последствия строительства и эксплуатации ТКГ, тем более любой аварии на нем, как считает Лукашевич, могут затронуть все прибрежные государства, а не только те, чьи берега он свяжет. Решения по столь масштабным проектам должны приниматься при участии всех прикаспийских государств. Рассчитываем, что Совет Евросоюза с должным вниманием отнесется к позиции России и других государств-участников «каспийской пятерки» и воздержится от действий, не согласованных в соответствующем формате»,- подчеркнул он. Представитель МИД также выразил удивление тем, что Евросоюз планирует осуществить подобного рода проект на Каспии, к берегам которого ни одно из государств Евросоюза не выходит.

Стоит отметить, что против реализации проекта строительства газопровода по дну Каспийского моря между Туркменией и Азербайджаном публично выступает Иран. В свою очередь Казахстан, еще одно государство «пятерки», пока официальной позиции на сей счет не высказывал, хотя по мнению экспертов, осознает перспективу подключения в качестве поставщика газа.

Российские СМИ отмечают, что Еврокомиссия сделала крупную ставку на Транскаспийский проект. Всего 200 км подводной трубы между Туркменией и Азербайджаном принципиально меняют расклад в сфере ресурсного обеспечения «Южного коридора», по которому газ из каспийского региона планируется поставлять в Европу через Грузию и Турцию. Для этого консорциум во главе с ВР построил газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум для транспортировки газа с месторождения «Шах-Дениз» на шельфе Каспия. В 2017-2018 годах здесь планируется начать добычу. Но ресурсов там немного — проектный уровень добычи 16 млрд кубометров газа в год, из которых 6 млрд кубометров собирается покупать по долгосрочным контрактам Турция. Остается всего 10 млрд кубометров излишка. Притом, что с турецкой территории в ЕС предлагается три газопровода — NABUCCO, ITGI и TAP — общей проектной мощностью около 50 млрд кубометров. Более того, главный для Брюсселя проект NABUCCO спроектирован на 31 млрд кубометров газа в год. Проблему для ЕС может решить подключение к проекту Туркмении. Страна добывает около 60 млрд кубометров в год и заявляет об огромных успехах в геологоразведке. В частности, на прошлой неделе Ашхабад объявил об увеличении минимальных извлекаемых ресурсов газа на месторождении «Южный Йолотен» на востоке страны c 4 до 13 трлн кубометров, а максимальные с 12 до 21 трлн. Но для того, чтобы подключить их к «Южному коридору», нужно пересечь Каспий. Президент Австрии Хайнц Фишер, который на прошлой неделе совершил турне по маршруту Баку-Ашхабад, на встрече с президентом Туркмении Гурбангулы Бердымухамедовым признал наличие проблем, но выразил уверенность: «Мы преодолеем все препятствия за счет определенных усилий.

19.10.2011

Источник — ИА REGNUM
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1319086740

Евразийский союз и новая миссия Путина

 

 

 

 

< p>Гюльнара Мамедзаде,

Гендиректор АМИ «Новости-Азербайджан»

В своей недавно опубликованной статье «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня» премьер-министр и без пяти минут президент РФ Владимир Путин обозначил стратегический вектор внешнеполитических инициатив России на ближайшее десятилетие и главную цель своих двух последующих (исключая форс-мажор) президентских сроков.

Владимир Владимирович на пороге нового витка своей государственной и политической карьеры совершил, выверив время, три знаковых шага:

— четко обозначил свои позиции в качестве безоговорочного лидера страны, причем на предусмотренную долгосрочную перспективу,

— известил мировое сообщество о своих грандиозных планах по созданию Евразийского союза (ЕАС)

— и ненавязчиво закрепил данный успех в день своего рождения, вызвав по популярности «сенсацию в твиттере» — как пишет The Wall Street Journal.

Тема Путина в мировых СМИ столь популярна, что вряд ли нуждается в каких-либо дополнительных комментариях, но заявка ВВП на реализацию глобального проекта – Евразийского союза, по своей сути уже дала старт работе общественного мнения в заданном направлении.

Только первая неделя со дня публикации программной статьи ВВП изрядно оживила широкий общественный фон, выявила колоссальный срез весьма противоречивых мнений, смыслов и целей, определяющих характер будущего процесса формирования ЕАС, учитывая риски и дивиденды, как отдельных стран, так и данного пространства в целом.

Почему Путин?

Путь Путина, взошедшего на олимп российской власти ровно 12 лет назад, практически не прерывался, его роль и влияние, как государственного лидера, и не только на судьбу России, лишь укреплялась, включая некую трансформацию в последние четыре года.

Успех политического процесса от «президента Путина-2000-2008» к «президенту Путину – 2012-2024» — это стратегический долгосрочный расчет мастера власти Владимира Владимировича, согласованный с его соратником и преемником еще в 2008 году.

На предстоящем этапе ( 2012 – 2024 г.г.) по идее достигает кульминации судьбоносная роль Путина в истории государства как такового, и влиянии предпринятых им действий на судьбы народов, и не только России, на конкретных людей, на их настоящее и будущее.

Масштаб политических горизонтов Путина, независимо от объективных и субъективных подходов, позволяет на данном этапе ставить вопрос о роли личности в истории и его особой исторической миссии.

Завершается первый двенадцатилетний цикл пребывания Путина у власти. Его историческая миссия на первом этапе президентского срока (2000 – 2008 г.г.) – собрать и «поднять Россию с колен» — как обычно трактуют последствия распада Советской империи сами россияне, в теории своей выполнена, но на практике оставляет не только позитивные результаты.

Россия заметно усилила свои позиции на внешнеполитическом направлении, предпринимаются небезуспешные попытки возвращения утраченных сфер влияния в геополитическом раскладе. Наращивается энергетический фактор, как фундамент будущего экономического благосостояния и инструмент политического влияния. Формируются здоровые патриотические силы в российском обществе.

Но также процветают и фантастически обогащаются элиты, все больше отрываясь от народа. Поражают масштабы коррупции, социальной несправедливости. Наблюдается неравномерное развитие центра и периферии, упадок в социуме, поражающий духовность великой страны (подобные проблемы в той или иной мере характерны для всего постсоветского пространства, но это тема другой статьи).

Страна огромная, проблем много, но это те вопросы, от решения которых зависит совокупный результат второго двенадцатилетнего срока пребывания Владимира Путина на посту президента России.

От успехов РФ на внутреннем уровне не в последней степени зависит и степень стремления потенциальных в перспективе участников так называемого Евразийского союза составить взаимовыгодное партнерство с таким центром стабильности и благосостояния, которым в принципе может стать Россия при благоприятном соединении воли и возможностей.

Путин обладает достаточным системным ресурсом власти и капитала, чтобы позволить России, не взирая на внешнее и внутреннее сопротивление, выйти на новый уровень развития и оказать аналогичное влияние на соседние страны, разделяющие в той или иной мере судьбу и путь России. Пока степень привлекательности России по ряду параметров оставляет желать лучшего.

Как безусловный лидер Путин состоялся, вопрос следующий — какой след оставит этот государственный деятель в истории своего народа?

У Путина еще есть время, и такие качества, как ответственность и дальновидность, чтобы в будущих учебниках истории не оказаться в одном ряду с главными политическими фигурами советского периода.

Будет ли проявлена политическая воля и адекватность переменам?

Интеграция в Евразии: к новой модели без старых методов
Вопрос первый: как следует понимать предложенную Путиным модель Евразийского союза и почему данный союз не следует рассматривать как попытку воссоздания СССР?
Здесь, наверное, следует доверять здравому смыслу российского лидера, который в силу своего опыта и политического чутья прекрасно понимает, что в современных условиях возврат к советскому прошлому, все негативные последствия которого еще до сих пор не изжиты, практически не возможен. Эта модель безвозвратно канула в историю под воздействием новых глобализационных трендов.
Следующий вариант сравнения — модель Европейского Союза, в принципе, взятая за основу, но, как отмечает сам В.Путин, требует учета ошибок и усовершенствования.
Таким образом, можно надеяться, что по идее Евразийский союз – принципиально новая интеграционная модель, дающая шанс ЕАС стать одним из глобальных мировых центров, на внешнем направлении уравновешивающим позиции Китая, США и ЕС, на внутреннем – дающим шанс не только элитам, но и широким массам воспользоваться преимуществами интеграции.
Эта модель полностью укладывается в глобальный амбициозный проект России на окончательное закрепление сфер влияния в ключевых регионах, нанизанных на интеграционную ось, включая Центральную Азию, Кавказ, Каспий и северный блок постсоветских республик.
Не взирая на существующие сегодня все «за» и «против», этот Союз имеет шанс состояться, прежде всего, потому, что в эпоху набирающей ускорение глобализации выживут и выиграют с наименьшими потерями лишь командные игроки.
Но пока понимание этого нюанса отсутствует у большинства постсоветских элит, успешно пожинающих плоды независимости. Толкнуть их в объятия Союза, способного гарантировать им жизнестойкость, могут события, аналогичные потрясениям «арабской весны», или перспективы решения застарелых конфликтов.
Более восприимчивыми могут выглядеть подходы в странах, не столь обремененных природными богатствами или неспособных самостоятельно выйти из тех или иных кризисных ситуаций.
И, наконец, в числе первых фундамент Союза составят страны, чьи цели и задачи, в том числе интеграционного характера, определенным образом совпадают с интересами России.
Поэтому процесс формирования Евразийского союза, в матрице которого уже функционируют его составляющие в виде региональных альянсов – СНГ, ЕЭП, Таможенный союз и др., будет рассчитан, как минимум, на три этапа.
И если первые два этапа пройдут успешно, с точки зрения наполнения потенциала и первых успехов ЕАС, то в перспективе нельзя исключать, что интерес к данному формату проявят даже страны, например, Грузия, находящиеся сегодня в оппозиции к России и ее инициативам.
Вопрос следующий: какие факторы могут обеспечить привлекательность Евразийского союза для его потенциальных участников?
В своей статье В. Путин подробно обозначил основные рычаги экономической интеграции, не только через призму межгосударственных контактов, но и отдельных предпринимателей, конкретных людей, включая упрощение таможенных, налоговых и прочих процедур.
Это серьезные стимулы горизонтальной интеграции, которым Россия ранее не уделяла должного внимания, сохраняя приоритеты лишь в сфере межгосударственных контактов, но держа на периферии интересы обществ, как самой России, так и сопредельных стран.
Вовлеченность в процессы интеграции более широких масс, которые и являются основным фундаментом любого Союза, способно обеспечить успех многим начинаниям, в том числе в формировании интегрированного гуманитарного, информационного пространства.
России на этом ответственном этапе также важно продемонстрировать способность к переменам, начиная с внутренних реалий, и культивировать в обществе Идею сплоченного многонационального государства.
И еще один нюанс из практики: за последнее время Россией озвучено значительное количество прогрессивных интеграционных инициатив, но на стадии реализации нередко имеют место серьезные недоработки, обусловленные использованием методов, унаследованных с советских времен.
Таким образом, новые идеи требуют новых подходов и новых исполнителей, а также контроль над исполнением, учитывая способности отжившего сопротивляться всему, идущему на смену.
Об этом в своей статье упомянул и сам Владимир Владимирович: «Мы объективно подошли к тому, чтобы серьезно модернизировать принципы нашего партнерства — как в СНГ, так и в других региональных объединениях».
http://novosti.az/expert/20111010/296446701.html