National Review (США): Новая стратегия США в Сирии помогает одержать верх над ИГИЛ

© U.S. Army / Sgt. Nicole Paese

Несмотря на то, что Трамп унаследовал сложный комплекс проблем в Сирии, американские эксперты по Ближнему Востоку самоуверенно заявляют, что у Соединенных Штатов еще есть реальная возможность изменить ситуацию в Сирии в свою пользу. Для этого просто нужна новая умелая команда дипломатов. При этом они сознательно и нагло принижают роль России, которая играет ведущую роль в урегулировании сирийского кризиса.

В ней сочетаются дипломатия, пропаганда и передовая военная доктрина.

Мэттью Бродски (Matthew Brodsky), Бассам Барабанди (Bassam Barabandi)

В то время как аспект гражданской войны в сирийском конфликте идет на спад, борьба великих держав за влияние здесь только усиливается. Создается впечатление, словно команда Трампа решила, что ее способность помогать разрешать первую проблему определяет исход последней.

С этой целью команда президента пытается выработать в Сирии подход, позволяющий обеспечить длительное поражение ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.), заморозить конфликт в любых регионах страны и возобновить мирный процесс в соответствии с резолюцией Совбеза ООН номер 2254.

Для достижения этих целей администрация полагается на комбинацию из общественной пропаганды и подковерной дипломатии, но, вероятно, важнее всего то, что они поддерживают ее с помощью передовой военной доктрины. Если последние события являются указанием на будущие результаты, у США может наконец возникнуть фундамент, на котором они смогут осуществлять свое строительство. И это плохие новости не только для России, но и для Ирана.

Первые результаты этого стратегического сдвига можно увидеть в северо-западной провинции Идлиб, которая является последним крупным оплотом повстанцев в Сирии и где проживают около 3,5 миллионов человек. Проблема Идлиба неизбежно вызывала трения в российско-иранском союзе с Турцией, у которой уже есть военные на этой территории и которая вкладывается в поддержание стабильности в регионе. Несмотря на это временное партнерство, президент Эрдоган выступает против передачи территории режиму Асада и его российским и иранским сторонникам, а также против того, чтобы позволить им без разбора бомбить население и морить его голодом, чтобы добиться его подчинения.

Но это не означает, что администрация Трампа легко найдет общий язык с несговорчивым президентом Турции. В конце концов в двусторонних отношениях между США и Турцией уже существует множество источников напряжения, и Эрдоган решительно выступает против союза США с курдами. Добавьте к этому тот факт, что президент России Владимир Путин усердно работал над тем, чтобы вывести Турцию из орбиты НАТО, и было очевидно, что достижение какого-либо положительного прогресса было далеко от цели.

Добавьте сюда вновь назначенного специального представителя Госдепартамента по взаимодействию с Сирией посла Джеймса Джеффри (James Jeffrey) и нового заместителя помощника госсекретаря по делам Ближнего Востока и специального посланника по Сирии Джоэла Рейберна (Joel Rayburn): оба отправились на Ближний Восток для консультаций с ключевыми союзниками и Турцией, прежде чем они смогли открыть свои офисы в Фогги-Боттом. Используя как рычаг отношения Америки с курдами и согласившись разобраться в длинном списке двусторонних вопросов с Эрдоганом на следующий день, Вашингтон сомкнул ряды в поддержку позиции Турции в Идлибе и записал на свой счет победу тихой американской дипломатии.

Конечно, даже успешной закулисной дипломатии с Турцией может быть недостаточно, чтобы убедить проасадовскую ось отказаться от запланированного наступления. Чтобы поддержать дипломатические усилия, США обратились к кампании по обмену сообщениями, строившейся на нескольких вершинах администрации, включая президента, советника по национальной безопасности Джона Болтона (John Bolton), посла США в ООН Никки Хейли (Nikki Haley) и посла Джеймса Джеффри (James Jeffrey). Они отказались от узкого понимания противодействия Америки использованию Асадом химического оружия в Идлибе, в пользу более сильной позиции, в рамках которой любая военная кампания, поддерживаемая режимом, рассматривается как значительная и безрассудная эскалация.

Эти действия поддерживались третьим элементом, который укрепляет эффективность «тихой» дипломатии и единообразной пропаганды и повышает доверие к ним. Это передовая военная доктрина и готовность при необходимости кинетически взаимодействовать со своими противниками. Весьма существенно, что она не ограничивалась недавними заявлениями о намерениях США остаться в Сирии, еще ее могли наблюдать собственными глазами те, кто больше всего нуждался в этом, а именно российские и иранские сторонники Асада.

Эти действия включали в себя укрепление позиций США на северо-востоке Сирии за счет как наступательных, так и оборонительных военных средств и проведение недельных учений совместно с союзниками Америки. На юге в рамках этих действий появился авианосец Эссекс, недавно прибывший в Аравийское море, на палубе которого было полно стелс-истребителей F-35B, — это первое развертывание США в ближневосточном регионе передового военного самолета-невидимки. «Наша основная миссия — кризисное реагирование», — пояснил полковник Чендлер Нелмс (Chandler Nelms), командир военного экспедиционного подразделения на борту Эссекса. Это означает, «быть в курсе происходящего и в абсолютной готовности ко всему, что нужно от нас командующему войсками на месте, пока мы здесь».

Комплексные меры администрации вынудили Асада и его российских и иранских партнеров отложить планировавшееся нападение и помогли не допустить того, что иначе вылилось бы, по словам генсека ООН Антониу Гутерреша (António Guterres), в «гуманитарный кошмар» и «кровопролитие». Иными словами, военная готовность Америки к кризису помогает предотвратить таковой, по крайней мере, на данном этапе.

Есть и другие преимущества нового подхода, укрепляющего позиции Америки. Вспомним план Путина по ослаблению позиций США на Ближнем Востоке. Лучший способ добиться этого — вывести американские войска из Сирии, что объясняет, почему российские и иранские силы снова готовятся к «пограничным операциям» и к «консолидации структур командования и управления в Восточной Сирии», как подробно описали в Институте изучения войны. Эти шаги и предупреждения призваны представлять угрозу и в конечном счете бросить вызов США и их местным союзникам.

Российский лидер понимает, что его место за столом политических переговоров определяется позицией его и его союзников на сирийском поле боя, и на данном этапе он считает, что будет лучше, если за стол с ним сядут только Асад и Иран.

У команды Трампа, однако, подготовлен другой план. При увеличении сирийской территории, находящейся под защитой Турции, с нынешних десяти до 30%, которые уже находятся под контролем США и сил союзников, почти половина земли Сирии останется за пределами влияния режима Асада. Как заявил посол Джеффри: «Асад руководит мертвым государством, где почти не осталось экономики, доступа к топливным и газовым ресурсам… и перспектив или надежд на восстановление, потому что США в рамках своей политики» работают с Европейским союзом и союзниками из стран Ближнего Востока, чтобы поддерживать эту изоляцию.

Проблемы Путина в Сирии — это не только проценты занимаемой территории и военное мастерство; он также проиграет и в мировой политике. Президент России рассчитывает на то, что его политический союз с Ираном и Турцией станет единым фронтом для международного сообщества, поскольку он формирует основу его Астанинского процесса, который, по его мнению, является ключом к закреплению его долгосрочных политических достижений. Конечно, это также балаганная попытка России, направленная на поддержание структуры власти в Сирии с Асадом во главе при сохранении позиции Путина в качестве главного арбитра Сирии. Но, укрепляя процесс под руководством ООН, который уже пользуется значительным одобрением среди союзников на Ближнем Востоке и в европейских государствах, администрация Трампа еще больше ослабляет влияние Путина на будущее Сирии.

Господин Трамп унаследовал сложный комплекс проблем в Сирии, где иранские и российские акции находились на подъеме, а американские силы — и их польза в качестве союзника — воспринимались негативно. Хорошей новостью является то, что с новой и способной командой, занимающейся сирийским вопросом, Соединенные Штаты, наконец, нашли правильное применение разнообразным рычагам, имеющимся в их распоряжении, и ведут за собой союзников, желающих разделить это бремя. Продолжая эффективно сочетать дипломатию, пропаганду и передовую военную доктрину, США могут обеспечить путь к сирийскому эндшпилю, что пойдет на пользу Америке и сирийскому народу.

https://inosmi.ru/politic/20181009/243418884.html

Почему Израиль поддерживает ИГИЛ*?

تصویر آرشیوی — عیادت نخست وزیر اسرائیل از تروریست های زخمی شده در سوریه

Поддержка терроризма никому еще не приносила долгосрочных политических дивидендов

Михаил Ошеров

В последние дни сирийская армия готовится к освобождению юго-запада Сирии – провинций Дераа и Кунейтра. Происходит передислокация боевых частей и соединений и техники. Одновременно Сирийское правительство несколько дней назад обратилось ко всем группировкам боевиков в этих провинциях, контролирующих отдельные районы сирийской территории, с предложением о примирении или эвакуации в провинцию Идлиб.

На территории сирийских провинций Дераа и Кунейтра действует несколько группировок боевиков. В самом углу сирийской территории, на стыке границ Израиля и Иордании действует группировка «Бригады мучеников Ярмука», несколько лет назад перешедшая под знамена ИГИЛ (организация, запрещенная в России). Находясь фактически в полном окружении, эта группировка, а также другие группировки бандитов воюют друг с другом и с сирийской армией уже много лет. Данный факт позволяет сделать предположение, что они получают поддержку с территорий сопредельных государств – Израиля и Иордании.

По сообщениям СМИ известно, что в Израиле лечатся антисирийские бандиты и убийцы. Вместо экстрадиции, помещения их в лагеря для перемещенных лиц и передачи их сирийскому правительству для справедливого суда, как это положено в соответствии с международными конвенциями, Израиль лечит этих бандитов и возвращает в строй. На эти цели уже потрачено несколько десятков миллионов шекелей.

На территории оккупированных Израиле сирийских Голанских высот развернут полевой госпиталь для оказания экстренной помощи, тяжелораненых бандитов далее отправляют лечиться в израильские больницы. Израильский спецназ (это задокументировано) заходит на территорию Сирии и доставляет оттуда раненых бандитов.

Задокументированы факты нахождения у сирийских бандитов израильского продовольствия и систем связи. В некоторых бандах замечены израильские офицеры – инструкторы и офицеры связи. Известны многочисленные случаи огневой поддержки израильской артиллерии боевых действий сирийских бандитов против сирийской армии.

Израиль и Иордания вложили огромные деньги и ресурсы в боевиков всех видов и расцветок, воюющих на юго-западе Сирии. Израиль — медицину, связь, офицеров-инструкторов, снабжение. Иордания — то же самое, плюс оружие и боеприпасы. В случае наступления сирийской армии в этом регионе Сирии и освобождения сирийской территории от бандитов все усилия Израиля и Иордании по поддержке сирийских бандитов окажутся напрасными.

Так просто эти страны списывать убытки не будут. Иордания делала все это на саудовские деньги, Израиль — на свои. Возможно, что как только начнутся боевые действия на юго-западе Сирии, государство Израиль возобновит свои агрессивные действия — и артиллерийские обстрелы, и авиационные. И этот фактор нужно учитывать России и Сирии при планировании операций по освобождению юго-запада Сирии. Также, если на юго-западе Сирии будут задействованы те или иные иранские подразделения или подразделения ливанской «Хизбаллы», это также может вызвать необоснованную агрессию со стороны Израиля.

Государство Израиль и Сирийская арабская республика юридически находятся в состоянии войны. Руководители государство Израиль неоднократно совершали ракетные обстрелы и другие акты агрессии против Сирийской арабской республики под предлогом противодействия действиям Ирана в Сирии.

Сирийская арабская республика вправе приглашать и размещать на своей территории военные подразделения любых государств, и никакие, грубо говоря, хотелки руководителей государства Израиль не должны при этом как-либо учитываться. Иными словами, и ливанская «Хизбалла», и «Фатимиюн» вправе принимать участие в боевых действиях на юго-западе Сирии и впоследствии размещаться там на постоянной основе. Иран с согласия Сирии может размещать любые свои подразделения, в том числе ПВО и ракетные системы, в любой точке Сирии, в том числе в непосредственной близости к границам государства Израиль.

Кто-то должен указать руководителям государства Израиль на то, что Сирия и Иран вправе самостоятельно решать, где могут, а где не могут находиться на территории суверенной Сирии иранские подразделения. Более того, размещение на территории Сирии иранских ракетных систем в непосредственной близости к границам Израиля, — это ближайшая дорога к прекращению оккупации государством Израиль сирийских и палестинских территорий, к созданию независимого палестинского государства и к установлению всеобщего мира на Ближнем Востоке.

ИГИЛ* — организация, деятельность которой в России запрещена

Источник — iarex.ru

Американские силы убивают кремлевских наемников в битве за сирийские нефтяные месторождения

© РИА Новости, Михаил Воскресенский |

Луиз Каллагэн (Louise Callaghan)

Дело происходило в сирийской пустыне 7 февраля около 10 часов вечера. Российские наемники и проправительственное ополчение начали наступать на военную базу, которую контролировали силы, поддерживаемые США. Рядом с базой находились нефтяные месторождения, обещавшие власть и деньги любому, кто сумеет наложить на них руку.

Через три часа десятки российских боевиков были мертвы. Их скосили мощный артиллерийский огонь и воздушная бомбардировка, вызванные американским спецназом, который находился на базе.

Точное количество погибших остается неизвестным, хотя несколько западных официальных лиц, работающих в регионе, сообщили «Санди таймс» (The Sunday Times), что оно составляет от 60 до 160 человек.

Таким образом, речь идет о беспрецедентном столкновении между русскими и американцами и одном из самых гибельных эпизодов для российских бойцов за несколько десятилетий.

Спустя три года после того, как поддерживаемая США коалиция начала сражаться с ИГИЛ (организация, запрещенная в России, — прим. перев.), и спустя семь лет после начала гражданской войны восточная часть Сирии скатилась к опосредованной войне за влияние между Америкой с одной стороны и Россией совместно с ее сирийскими и иранскими союзниками — с другой.

В пустыне вокруг города Дейр-эз-Зор считающиеся наиболее успешным партнером Америки в борьбе против ИГИЛ Сирийские демократические силы (СДС), большинство в которых составляют курды, наступают с севера, а прорежимные силы — с юго-запада. Они встретились в богатой газом и нефтью долине реки Евфрат, где ИГИЛ продолжает удерживать сокращающуюся территорию.

«Все понимают, что территория означает влияние, поэтому все стараются ее захватить», — отмечает один из западных дипломатов.

«Каждый занятый сейчас клочок земли может дать лишний козырь на будущих переговорах по политическому урегулированию».

Случившееся в этом месяце дает редкую возможность пролить свет на одного из самых загадочных игроков сирийского конфликта — на «Группу Вагнера», частную военную компанию, за которой предположительно стоит Кремль.

Призрачная армия примерно из двух тысяч наемников Вагнера действует в Сирии с 2015 года. По мнению аналитиков, ее бойцов подготавливает и вооружает российское министерство обороны, чтобы они отстаивали интересы России и поддерживали сирийское правительство.
Кремль называет наемников частными военными специалистами, самостоятельно решившими участвовать в войне в Сирии. Многие из них успели повоевать на Восточной Украине.

7 февраля они и местные ополченцы под прикрытием танкового и артиллерийского огня выдвинулись против СДС в оставленной ИГИЛ «серой зоне», в которой много богатых нефтяных месторождений.

Американские самолеты-штурмовики AC-130, вертолеты «Апач» (Apache) и артиллерия ответили им с размахом, который ранее редко наблюдался в сирийском конфликте.

Об этой бойне стало известно на прошлой неделе, когда выжившие российские наемники начали предупреждать через социальные сети своих товарищей держаться подальше от Сирии. «Ни в коем случае не приезжайте сюда, — говорит чеченец из „Группы Вагнера» в голосовом сообщении, циркулирующем по социальным сетям. — Нас просто на *** истребляют каждый день».

Официальные западные источники утверждают, что погибли не менее 60 россиян. Некоторые полагают, что число погибших было ближе к 160. Москва признала гибель только пяти своих граждан.

При этом очевидно, что русские легко могли избежать катастрофы. СДС и американцы знали о концентрации прорежимных сил у базы за неделю до случившегося.

Американцы уверяют, что они предупредили российских военных по специальному каналу «для предотвращения конфликтов», который предназначен для того, чтобы силы двух стран могли избежать столкновений в боевых условиях.

За полчаса до удара курдское руководство базы заявило, что они связывались со своими российскими коллегами и просили их, чтобы наемники прекратили огонь. Русские заявили, что ничего о наемниках не знают. По словам американцев, когда удар наносился, канал связи продолжал использоваться.

Трудно сказать, было ли такое бездействие простой оплошностью российских военных, проверкой американцев на крепость обороны и готовность наносить ответные удары или знаком нарочитого безразличия к судьбе наемников.

«Разумеется, русские знали, что люди Вагнера находятся в долине Евфрата», — считает Кирилл Михайлов, аналитик «Конфликт интеллидженс тим» (Conflict Intelligence Team), изучающей российские потери в Сирии.

«Они знали, что „вагнеровцы» там, у нефтяных и газовых месторождений, и никого не волновало, что случится с этими людьми».

Официально в России частные военные компании запрещены, однако, со времен аннексии востока Украины в 2014 году (так в тексте, — прим. перев.), Кремль все чаще на них полагается.

«России были нужны высокопрофессиональные мобильные силы, потери которых можно было бы отрицать, — утверждает Михайлов. — В отличие от Украины, в боях в Сирии не участвовали наземные российские войска, и эту роль выполняла „Группа Вагнера»».

Бойцы Вагнера участвовали в обеих битвах с ИГИЛ за древний город Пальмиру, проходивших при поддержке России, а также помогали частично выбить игиловцев из Дейр-эз-Зора. Однако, как отмечают аналитики, с прошлого года «Группа Вагнера» стала вместо интересов российского государства в Сирии зачастую служить частным российским интересам.

В ее задачи, по данным аналитиков, теперь входит не только охрана нефтяных месторождений, но и их захват в коммерческих целях. Российская корпорация «Евро Полис», связанная с бизнесменом из окружения Путина Евгением Пригожиным, по слухам, получает от сирийской государственной нефтяной компании 25% нефти и газа, которые добываются на отбитой с ее помощью территории.

На нашу просьбу дать комментарий «Евро Полис» не ответила.

https://inosmi.ru/politic/20180219/241496928.html

Оказывая поддержку ДЕАШ, Запад преследует свои интересы, направленные против Турции

Проблема не в том, что террористическое течение Фетуллаха Гюлена (FETÖ) или РКК намерены развернуть на Западе активную деятельность, а в том, что страны Запада, преследующие свои интересы в Турции, разрешают им действовать на своей территории, сказал агентству «Анадолу» эксперт по безопасности Абдуллах Агар.

Говоря о недавнем скандальном инциденте на учениях НАТО в Норвегии, эксперт отметил, что проблемы между Турцией и НАТО обусловлены стратегическими проблемами в отношениях Анкары с США и европейскими странами.

По его словам, проблемы в отношениях Турции со странами НАТО появились после того, как они начали поддерживать FETÖ, PKK и PYD.

«Оказывая поддержку ДЕАШ, Запад преследует свои интересы, направленные против Турции. Это наносит серьезный ущерб отношениям Турции и стран НАТО. Активизация деятельности FETÖ, PKK и YPG связана с помощью и поддержкой, которые они получают», — сказал Агар.

По его словам, сепаратистские движения на Ближнем Востоке, в том числе в Турции, действуют под видом борьбы за свободу и демократию.

«Турция с 2011 года находится в состоянии асимметричной войны. В этой войне Турция является не промежуточной, а конечной целью. Промежуточными целями являются Ирак и Сирия», — сказал Агар.

Как только жители Ближнего Востоке смогут прийти к согласию в вопросе региональной идентичности, влияние Запада сойдет на нет, сказал эксперт.

Ранее в ходе учений НАТО Trident Javelin-2017 в Норвегии разразился скандал. Сотрудник персонала учений, выставивший президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в качестве пособника врагов НАТО, был уволен, тогда как технический персонал, участвовавший в подготовке стенда с изображением условных противников НАТО, в числе которых оказались основатель Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк и президент Эрдоган, заявил, что не знал, кто изображен на табло.

Еще еще один скандал был связан с тем, что гражданский сотрудник ВС Норвегии открыл фейковое окно под именем «Реджеп Тайип Эрдоган» во время виртуального общения, которое проходило в штабе НАТО в Норвегии. В этом окне сотрудник опубликовал сообщение о том, что «Эрдоган тесно сотрудничает с лидерами стран-врагов НАТО». Сотрудник уволен.

http://aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%87%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D1%86%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%B2-%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BC%D0%BC%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B5/980766

Внутри «оси» Анкара-Москва-Тегеран нарастают внутренние противоречия

Встречу президента России Владимира Путина с президентом Сирии Башаром Асадом, а также и встречу президентов России, Турции и Ирана, прокомментировал специально для Yenicag.Ru российский эксперт по Ближнему Востоку Игорь Панкратенко.

 

«В первую очередь хотел бы сказать, что и ход этих встреч — во всяком случае, то, что позволяют узнать о них общественности, и их интенсивность свидетельствуют о том, что события в Сирии развиваются не потому сценарию, который преподносят нам официальные масс-медиа, прежде всего — российские. Впрочем, справедливости ради замечу, что и другие СМИ в этом вопросе далеко не безгрешны.

Начнем с того, что прозвучавшие вчера на встрече Владимира Путина и Башара Асада заявления о том, что «удалось отстоять территориальную целостность и независимость » Сирии, а также о том, что «под контролем правительственных войск в находится уже сегодня более 98% территории» — вызывают лишь недоумение.

По факту, никакой целостной Сирии сейчас не существует — есть набор территорий, находящийся под контролем различных сил — от боевиков Халифата, до «умеренных», курдов, Дамаска, Хезболлы и иранских прокси. О каком контроле правительственных сил вообще можно говорить, если даже часть столицы находятся под контролем антиправительственных группировок — как это было и пять лет назад?

«Очаги сопротивления еще имеются, но они быстро тают под ударами наших Военно-космических сил и сирийских союзников», — сказал Путин вчера на встрече с президентом Чехии Милошем Земаном. Это о чем? Какие еще, кроме боевиков Халифата, очаги антиправительственного сопротивления «тают»?

Похоже, ряд политиков так и не готовы признать, что в Сирии идет полноценная гражданская война со всеми сопровождающими ее нюансами — наличием аж нескольких противоборствующих сторон, за спиной которых — иностранная поддержка. И тоже — каждый из внешних системных игроков поддерживает «своих».
Именно поэтому внутри «оси» Анкара-Москва-Тегеран нарастают внутренние противоречия, которые стороны стараются преодолеть в ходе частых встреч. Но пока — без особого успеха, поскольку в данном вопросе слишком часто возникает ситуация «лебедь, рак и щука», когда интересы каждого из участников трудно согласовать с намерениями другой стороны.

«Курдская республика Северной Сирии», дальнейшая судьба клана Асада, масштабы иранского присутствия в Сирии вообще и на Голанских высотах в частности, российское присутствие в Африне, борьба за влияние в Дамаске между Москвой и Тегераном — вот самый краткий список спорных тем, для участников «оси», и пока здесь серьезного сближения позиций не наблюдается.

А ведь есть еще и другие игроки, другая «ось» — США, Израиль, Саудовская Аравия, у которой также свои цели и задачи в сирийском конфликте. В абсолютном большинстве своем — противоречащие, мягко говоря, целям тех же Москвы и Тегерана.

Совершенно очевидно, что ось «Анкара-Москва-Тегеран» не имеет монополии на сирийское урегулирование. И никто — в первую очередь Израиль и саудиты — не намерены ей эту монополию предоставлять. Более того, им выгодно сейчас «афганизация» сирийского конфликта — поддержание ситуации «войны всех против всех», что заставит тот же Тегеран и движение Хезболла расходовать свой ресурс в бесконечных боях.

Есть и еще один момент. В последнее время много говорится о «победе над ИГИЛ» и «разгроме Халифата». Из-за того, что «Исламское государство» потеряло какие-то города. Те, кто так говорит, на мой взгляд, совершенно не понимают ни сути Халифата, ни его возможностей, ни причин, вызвавших его появление.
Из всего сказанного следует только один вывод. Встречи в Сочи — это хорошо, конечно, но их реальное влияние на сирийское урегулирование сильно преувеличено. Слишком многие внешние игроки заинтересованы в его продолжении. А значит конфликт — принимая разные формы интенсивности — продлится еще долго».

http://yenicag.ru/rossiyskiy-yekspert-ig-ne-razgromlen/

Кто в Сирии главный: что происходит в стране после ухода ИГ

Кто в Сирии главный: что происходит в стране после ухода ИГ

Военное присутствие России в Сирии заметно изменило расклад сил и помогло сирийской армии восстановить влияние в регионе

Несмотря на сделанное Россией объявление о завершении военной операции в Сирии, эксперты убеждены, что Москва по-прежнему остается арбитром во всех вопросах, которые касаются этой страны.

Что сделала Россия в Сирии с 2015 года?

Неожиданная встреча Владимира Путина и Башара Асада, прошедшая в Сочи 20 ноября, зеркально повторяет такую же встречу в 2015 году, сразу после того, как Россия вмешалась в военный конфликт в Сирии.

Тогда картина конфликта была совсем иной. В стране продолжалась гражданская война, сирийская армия отступала под натиском «Исламского государства» (ИГ, террористическая группировка, запрещенная в России и других странах), чьи боевики захватывали все более обширные территории страны.

На стороне различных мятежных группировок явно или скрыто выступали иностранные государства — страны Персидского залива и США.

Эксперты сходятся на том, что вмешательство России существенно изменило расстановку сил.

Благодаря ему правительственным войскам удалось вернуть под свой контроль Алеппо и другие важные города, захваченные исламистами. Одновременно Сирийские демократические силы (СДС), куда входят в основном курды, при поддержке США отбили Ракку и северо-восток Сирии.

Под контролем ИГ осталась только провинция Идлиб.

Эти достижения укрепили положение Асада, выглядевшее прежде довольно шатким, таким образом военное вмешательство России имеет и политические последствия.

Зачем России Сирия?

Как объясняет обозреватель Арабской службы Би-би-си Эдгар Джаллад, Россия вмешалась в конфликт по нескольким причинам. Но главная из них — защита своих интересов в регионе.

«Россия пытается расширить зону своего влияния. При этом Сирия оставалась одним из последних бастионов России на Ближнем Востоке. Остальные страны находились под влиянием США. Россия вложилась в конфликт, и эти инвестиции оправдались: она вернула свое влияние», — говорит Джаллад.

Российские военные уходят, но остаются

«До полной победы над терроризмом, конечно, еще очень далеко. Но, что касается нашей совместной работы по борьбе с террористами на территории Сирии, эта военная операция действительно завершается», — сказал Путин на встрече с Асадом в Сочи.

При этом из его заявления не следует, что Россия полностью сворачивает военное присутствие в регионе. За ней остаются военные базы, что дает возможность российским военным вмешаться в любой момент, если Асаду понадобится помощь.

По словам Джаллада, Путин чувствует себя абсолютным хозяином положения.

Его заявление — это скорее сигнал о том, что теперь заинтересованные стороны должны переходить к обсуждению политических процессов и Россия видит себя их активным участником.

Как и когда будет решаться судьба Сирии?

США окончательно отстранились от всех решений по Сирии и делегировали эти полномочия России, говорит профессор Джилберт Ачкар из Школы изучения стран Востока и Африки Лондонского университета.

В среду в Сочи проходят трехсторонние переговоры между Владимиром Путиным и президентами Турции и Ирана — Реджепом Тайипом Эрдоганом и Хасаном Роухани. Основная тема беседы — сирийский вопрос.

В начале декабря там же пройдет Конгресс национального диалога Сирии, где будет обсуждаться дальнейшие действия всех заинтересованных сторон.

По прогнозам профессора Ачкара, главной темой форума в Сочи станет соглашение о том, что все иностранные силы, пришедшие в Сирию после 2011 года, должны будут покинуть страну. Таким образом, в Сирии останутся только российские военные базы.

Что происходит с внутренней политикой в стране?

Изначально сирийскую оппозицию представляли отдельные разрозненные группы, часто конфликтующие между собой.

Высший комитет по переговорам от сирийской оппозиции, который поддерживала Саудовская Аравия, занимал жесткую позицию, считая, что Асад должен покинуть свой пост.

Менее радикальными были так называемые Московская и Каирская группы.

На прошлой неделе стало известно, что сразу несколько высокопоставленных руководителей Высшего комитета, включая главу организации Рияда Хиджаба, покинули свои посты.

По словам некоторых руководителей, причиной их решения стало давление со стороны международного сообщества. От оппозиции ждут, что она не станет выступать против Асада и позволит ему сохранить свой пост.

22-23 ноября представители трех оппозиционных сил встречаются в Эр-Рияде. Основная задача этих переговоров — объединить оппозицию. Российские наблюдатели также будут присутствовать на встрече.

Как говорит профессор Ачкар, новая сила должна быть достаточно гибкой, чтобы не противостоять Асаду и позволить ему сохранить пост как минимум на переходный период.

Что касается самих сирийцев, то, по словам Джаллада, их устроит любое решение, которое позволит положить конец кровопролитию и восстановить прежний ход жизни.

«Сирийцы так устали от войны, что они просто ждут любого решения, которое позволит им вернуться домой, восстановить экономику и инфрастурктуру», — говорит он.

Чего хотят основные игроки?

«У Вашингтона нет особого интереса к Сирии как к зоне влияния. Он готов оставить ее России. Однако с одним условием: Иран должен покинуть Сирию и вывести свои войска», — говорит профессор Ачкар.

«Еще до того, как стать президентом, Трамп заявлял, что он не будет препятствовать действиям России в Сирии и Асад вполне устроит его как президент Сирии. Даже администрация Обамы дала зеленый свет российскому вмешательству в конфликт», — продолжает он.

Остальные игроки, по словам эксперта, могут только следовать этому решению. Саудовская Аравия, например, не станет идти наперекор Вашингтону, несмотря на то, что выступала за отставку Асада и была против того, чтобы Россия вмешивалась в конфликт. Турция и Иран также координируют свои действия с Россией.

Еще одна заинтересованная сторона — Израиль. Он, как объясняют эксперты, пытается добиться от России гарантий, что влияние Ирана в Сирии будет ограничено.

После того, как СДС отбила Ракку у ИГ, курдские силы при поддержке США контролируют северо-восток Сирии. В их руках в том числе находятся нефтяные месторождения, что может стать важным козырем при переговорах.

Курды все еще рассчитывают на то, что смогут получить автономию. Однако против этого выступает Турция, которая пытается помешать участию СДС в сочинских переговорах.

«Игроки могут быть согласны или не согласны с Россией, но все признают, что Россия поменяла ситуацию и с ней нельзя не считаться», — заключает Эдгар Джаллад.

Источник — BBC

Почему Сирия продолжает привлекать джихадистов из Германии

В Ракке одержана победа над ИГИЛ*, однако ответвления «Аль-Каиды»* продолжают незаконно поставлять боевиков со всей Европы в Сирию. Die Welt удалось посмотреть фильм, в котором рассказывается об изощренной системе контрабанды людей.

«Несколько мужчин в возрасте от 20 до 30 лет, как дети, смеясь, плещутся в воде. Все они — боевики европейского батальона, входящего в состав группировки «Хайат Тахрир аш-Шам»* (Hai»at Tahrir al-Scham, HTS)», — говорится в статье.

Эта сцена была снята у небольшого озера недалеко от Идлиба. Сирийский оператор Салим аль-Омар стал первым, кому боевики разрешили открыто снимать себя. Обычно члены сирийского ответвления террористической группировки «Аль-Каиды»* избегают внимания общественности.

«Особо тщательно оберегаемой тайной всегда были иностранцы, входящие в ряды HTS*. В течение нескольких недель аль-Омар сопровождал европейских джихадистов — выходцев из таких стран, как Франция, Бельгия, Голландия, Британия и Германия. Видеоматериал до сих пор не был обнародован. (…) Он — доказательство того, что радикальные исламисты (…) продолжают проникать через Турцию в Сирию», — передает Die Welt, журналистам которого удалось посмотреть документальный фильм.

«С момента начала революции в соседней Сирии более шести лет назад Турция пропустила через свою границу десятки тысяч экстремистов. Большинство из них примкнули к ИГИЛ*. Поддавшись международному давлению, Анкара усилила контроль над своими внешними границами», — замечает автор публикации Альфред Хакенсбергер.

Но, несмотря на возведенную вдоль границы стену, иностранные экстремисты продолжают просачиваться через Турцию в Сирию — об этом свидетельствуют и заявления самих боевиков в фильме аль-Омара.

«Большинство боевиков впервые оказались перед объективом телекамеры, — продолжает журналист. — Как, например, Абу Ханифа, 24-летний немец палестинского происхождения».

«Я здесь, чтобы помогать людям», — говорит молодой мужчина, родившийся во Франкфурте. Он сражается на стороне радикальной исламистской группировки HTS* с 2014 года и намерен остаться в ее рядах.

«Другие боевики примкнули к организации несколько месяцев или недель назад. Среди них — 24-летний бельгиец, называющий себя Абу Хундалла, и его ровесник француз Абу аль-Баара. Оба были незаконно переправлены через границу вместе с женами и детьми», — пишет автор.

«За переброску новых боевиков в европейском батальоне отвечает некто Мутассим. Ему 28 лет, он француз тунисского происхождения», — повествует автор. «Он вербует новых джихадистов в Европе и доставляет их в Сирию», — рассказывает аль-Омар.

По словам сирийского оператора, он ничего не слышал о так называемых туннелях на турецко-сирийской границе, несмотря на то, что слухи о них ходят уже несколько лет. «Конечно, туннели существуют — в тех местах, где стену никак не обойти», — говорит Хуссейн, занимающийся контрабандой людей.

«Туннели — тщательно оберегаемая тайна, и их использование, по словам Хуссейна, стоит очень дорого — 2500 долларов для одной семьи». Есть туннели, предназначенные только для VIP-персон: шейхов, а также для транспортировки боеприпасов и технического оснащения, доставляемого в Сирию», — удалось узнать Die Welt.

«В августе рядом с границей вдруг все изменилось», — рассказывает аль-Омар. Он тогда хотел во что бы то ни стало попасть в Сирию. «Я предлагал разным контрабандистам много денег, но никто не хотел переправлять меня», — рассказывает он. За этими разительными переменами стоит наступательная операция в провинции Идлиб.

«Анкара хочет сформировать там зоны деэскалации. Соответствующие соглашения были достигнуты в казахской Астане между Россией, Ираном и Турцией», — напоминает автор.

«Теперь границу патрулируют усиленные отряды турецких военных, оснащенных приборами ночного видения и датчиками движения», — поясняет аль-Омар. Турция опасается акций возмездия и готовится соответствующим образом. «Дело в том, что зоны деэскалации могут привести к конфронтации с HTS*, под контролем которой находится значительная часть провинции Идлиб», — говорится в статье.

«До сих пор ни Турция, ни HTS* не демонстрировали заинтересованности в открытом конфликте. В день начала «серьезного наступления в Идлибе», обозначенного Анкарой, турецкая военная техника вошла для переговоров на территорию Сирии в сопровождении боевиков HTS*. За кулисами, по всей видимости, уже давно происходит коммуникация между Анкарой и HTS*. Об этом сообщают и сирийские активисты из Идлиба», — замечает в заключение автор.

*»Исламское государство» (ИГИЛ), «Аль-Каида», «Хайат Тахрир аш-Шам» — террористические группировки, запрещенные в РФ.

19 октября 2017 г.

Альфред Хакенсбергер | Die Welt

Источник — inopressa.ru

Куда делись тысячи боевиков ИГИЛ и их семьи?

Так называемое Исламское государство (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.) потеряло почти все территории, которые контролировала в Ираке и Сирии. Похоже, что многие вооруженные исламисты при этом просто испарились.

В последние месяцы и недели мы постоянно получаем сообщения об оплотах ИГИЛ, которые падают один за другим: Мосул, Талль-Афар, Дейр-эз-Зор. Мы слышали и читали о количестве боевиков ИГИЛ, находившихся в этих городах, когда начиналось наступление. Мы слышали о том, что многие боевики ИГИЛ в Ираке и Сирии погибли в боях или были казнены, что кто-то сдался, кто-то был взят в плен, что кто-то спрятался среди гражданского населения, а кто-то вернулся на родину. Но точных цифр почти нет. Единственное, о чем можно говорить наверняка, так это о том, что многим удалось уйти — это касается и членов семей боевиков. И где они сейчас?

Когда в августе началось сражение за Талль-Афар к востоку от Мосула, большинство предполагало, что на то, чтобы отвоевать город у террористов ИГИЛ, уйдут недели. Но все заняло всего лишь пару-тройку дней. Хорошо информированный иракский источник сказал в беседе с Dagbladet, что между иракской армией и ИГИЛ было заключено соглашение: боевики должны были оставить город, получая взамен свободу передвижения. Якобы, неустановленное количество членов ИГИЛ со своими семьями бежали на запад, в Сирию.

Американская разведывательная служба ЦРУ в сентябре 2014 года предположила, что в Ираке и Сирии у ИГИЛ более 50 тысяч боевиков. Другие организации предполагали, что цифра эта вдвое выше. Один курдский лидер считал, что боевиков 200 тысяч.

Что же касается наемников, то комитет по безопасности и обороне национального собрания Ирака утверждал в августе, что только в Ираке их было 30 тысяч, в том числе 8 тысяч из Европы и 6 тысяч из Туниса. По утверждениям комитета, 28 тысяч были убиты. Разумеется, ни одну из приведенных выше цифр проверить нельзя, особенно преувеличенными кажутся цифры потерь. Потому что: где же на поле брани в Ираке трупы 28 тысяч боевиков ИГИЛ?

В декабре прошлого года американские вооруженные силы говорили о 50 тысячах убитых боевиков ИГИЛ в Ираке и Сирии в 2015 и 2016 гг. И опять: эти цифры проверить сложно.

По данным американских властей, до апреля этого года в Сирии были убиты от 25 до 30 тысяч иностранных наемников, но точно так же, как и в случае Ирака: где в таком случае все эти трупы? Координатор ЕС по вопросам борьбы с терроризмом Жиль де Кершов (Giles de Kerchove) заявил 9 августа, что в Сирии и Ираке прошли подготовку 5 тысяч европейских боевиков, и что треть их вернулись домой. Если это верно, то можно спросить себя, имеют ли страны ЕС представление о том, кто это, если не считать тех, кто был арестован сразу после возвращения на родину.

Две сестры-сомалийки с норвежскими паспортами, главные действующие лица в книге Осне Сейерстад (Åsne Seierstad), заслужившей высокую похвалу критиков, — в числе «исчезнувших с экранов радаров». Они поступили, как многие другие: вышли замуж за боевиков ИГИЛ и родили детей. Сестры находились в «столице» ИГИЛ Ракке, но их семья с 2014 года ничего о них не слышала. В российских республиках Чечня, Дагестан и Ингушетия, подавляющее большинство жителей которых — мусульмане, некоторые матери занимаются тем, что пытаются выяснить, где же их дочери, которые в свое время тоже вышли замуж за боевиков ИГИЛ.

Возможно, ни они, ни другие, кого интересует, где же ИГИЛовцы, ответа не получат никогда.
Dagbladet, Норвегия
Ян-Эрик Смильден (Jan-Erik Smilden)
Оригинал публикации: Hvor er tusenvis av IS-krigere og familiene deres blitt av?
Опубликовано 11/10/2017

Источник — inosmi.ru

Нефть ИГИЛ попадает в Италию: финансовая полиция расследует «корабли-призраки»

Джулиано Фоскини и Фабио Тоначчи | La Repubblica

Нефть из нефтяных скважин ИГИЛ* могла попасть в Италию, сообщают Джулиано Фоскини и Фабио Тоначчи в итальянской газете La Repubblica. То, что до сих пор было чуть более чем подозрением, правдоподобной, но весьма нелегко подтверждаемой следственной версией, постепенно крепнет и даже попало в засекреченный отчет Специального управления валютной полиции при финансовой полиции, датируемый февралем 2017 года, касательно исламского терроризма. «Можно полагать, что импорт нефти с территорий, контролируемых террористическими организациями, имеет в качестве конечных пунктов основные итальянские нефтеперерабатывающие заводы», — цитируют авторы документ.

По каким маршрутам следуют контрабандисты? — задаются вопросом авторы. «Первый ответ можно обнаружить в 60 милях к югу от Мальты, — говорится далее. — На этом отрезке международных вод случается, что нефтяные танкеры, вышедшие из Турции или России, и лихтеры-цистерны, отчалившие тайком из Ливии, исчезают на несколько часов. Их как будто засасывает Бермудский треугольник посреди Средиземного моря». На самом деле, объясняют журналисты, они сообща отключают бортовые транспондеры, которые делают их отслеживаемыми, затем лихтеры приближаются и переливают нелегальную нефть в большие цистерны. «После окончания этой операции впотьмах они отдаляются и на безопасном расстоянии вновь включают спутниковое устройство, — рассказывают авторы. — Они появляются на мониторе, когда уже возвращаются в Ливию, а материнский корабль продолжает плыть по маршруту в сторону портов Сицилии, центрально-северной Италии, Марселя».

«Эта система является предметом крупного расследования финансовой полиции под руководством прокуратуры Сицилии, — говорится в статье. — Были выявлены брокерские итальянские и мальтийские фирмы, которые, хотя и недавно появились, уже зарабатывают миллионы евро, организуя транспортную логистику и продавая ливийскую и арабскую нефть крупным мировым компаниям. Они являются посредниками и, по мнению следователей, занимаются «отмыванием» всей контрабандной цепи при помощи поддельных сопроводительных документов». Газета рассказывает, что сотрудники финансовой полиции взяли образцы со складов некоторых итальянских нефтеперерабатывающих заводов и обнаружили, что они содержали нефть, добытую в Ливии и Сирии, в большем количестве по сравнению с тем, о котором заявляли документы на груз.

В отчете финансовой полиции также говорится о турецком маршруте. «Джихадистские группы перевозят нефть в грузовиках на границу с Турцией, где брокеры и трейдеры ее покупают, расплачиваясь наличными», — цитируют авторы документ. Далее груз отправляется по морю или по суше, в последнем случае следуя маршрутом, от которого, как кажется, отказались в последние месяцы.

Как неоднократно объяснял национальный прокурор по борьбе с мафией Франко Роберти, существуют «две потенциальные точки соприкосновения» между «исламским терроризмом и организованной преступностью»: наркотики и нефть, напоминают журналисты. «Ряд расследований в Венеции и Апулии показали заинтересованность мафии в черном золоте, согласно типичной схеме, — пишет газета. — Они создают липовые фирмы за рубежом, указывая в качестве вида деятельности продажу бензина; получают поддельную аккредитацию обычных экспортеров; продают напрямую руководителям заправок по заниженным ценам; затем сразу же закрывают фирму».

«Доход ИГИЛ* от продажи нефти вблизи места производства, — говорится в отчете финансовой полиции, на который ссылается газета, — составляет примерно 20-35 долларов за баррель, отсюда посредники могут потом дойти до цен при продаже, равных 60-100 долларам. И завышенная оценка нынешнего производства остается примерно на уровне 50 тыс. баррелей в день». «Это миллион евро в день, — комментируют в заключение авторы. — Последнее сокровище ИГИЛ*».

*»Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Источник: La Repubblica

Источник — inopressa.ru

ИГИЛ – ничего святого, ничего человеческого. Только бизнес

Об ИГИЛ написано много. Но нет самого главного – в чём были ошибки аналитиков и политологов, оценивающих эту международную террористическую организацию.

Очевидно, что международная оценка деятельности Аль-Каиды, а затем ИГИЛ несколько лет выстраивалась на ошибочном подходе. Не последнюю роль сыграли профессионалы PR, работающие на экстремистов, и запустивших общественное мнение по нужному им направлению. Было навязано мнение, что ИГИЛ – это стихийное сборище фанатичных безумцев. Этот подход был ошибочным с самого начала, и он принёс те самые результаты, которые получил цивилизованный мир.

Да, это жестокие убийцы – и в ИГИЛ сегодня со всего мира стекаются садисты, изуверы и попросту психически ненормальные люди, чтобы реализовать свои мизантропические наклонности. Да, это военные преступники. Но руководят ими никак не безумцы.

Все действия этой террористической организации на протяжении последних лет выстраивались в строгой последовательности. Главная стратегическая цель – создание так называемого «халифата». Затем – захват территории (на сегодня около 70 процентов Сирии) и создание устойчивых финансовых (о чём более подробно ниже).

Ошибочной была и оценка действий ИГИЛ как подразделения «Аль-Каиды». Это имело место, но закончилось ещё в 2008 году. ИГИЛ стараниями спецслужб США стал самостоятельной международной террористической организацией нового типа. После уничтожения США иракской государственности под предлогом поиска несуществующего химического оружия и казни президента страны, произошло то, что и нужно было ожидать – и профессиональные военные, и сторонники Саддама из правоохранительных и гражданских структур разгромленного Ирака, многие из которых – члены Партии арабского социалистического возрождения (БААС), перешли в ИГИЛ. На той же стороне оказались «Армия людей Накшбандийского Ордена», «Джамаат Ансар аль-Ислам», «Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар» …

Один из самых значимых и независимых интеллектуалов современности, профессор лингвистики Массачусетского технологического института Ноам Хомский (Avram Noam Chomsky) в интервью изданию «Jacobin» замечательно точно высказался по этому поводу: «ИГИЛ и общее распространение радикального ислама являются естественным результатом того, как Вашингтон долбил своей кувалдой по хрупкому иракскому обществу…. Американцы повторяют политику Великобритании прошлого века, поддерживавшей радикальный ислам в пику светскому национализму, который оба государства рассматривали как наибольшую угрозу для своего доминирования и контроля. Худшая террористическая кампания в мире на сегодняшний день – та, которой управляют из Вашингтона. Это – кампания глобальных убийств. Террористической кампании такого масштаба ещё никогда не было».

Другой серьёзной ошибкой аналитиков, оторванных от реалий Востока, было утверждение, что ИГИЛ «поддерживается местным мусульманским населением». «Поддержка местного населения» организуется достаточно просто и эффективно: заходят в дом люди с оружием и забирают мужчин воевать на своей стороне. Идейные споры заканчиваются расстрелом во дворе. Каких-либо «предпочтений» в виде отбора по конфессиональному признаку здесь нет – как погибали христиане, так погибали и погибают мусульмане, причём последних погибло во много раз больше.

ИГИЛ далёк от ислама, как вообще от любых авраамических религий, в которых главным постулатом является любовь в ближнему; эта террористическая, псевдоисламистская организация представляет собой всё, что угодно – кроме ислама. Те, кто подвергается «промывке мозгов» на очень хорошем уровне, и едут в Сирию и в Ирак «спасать веру», убеждаются в этом уже непосредственно в момент приезда. Никакой другой роли, кроме как «пушечного мяса» в бессовестных играх международного бизнеса, им не отводится.

Очевидно, что США в заигрываниях с ИГИЛ, как и много раз до Ирака и Сирии, запустили известный механизм «управляемого хаоса», который и сейчас вполне управляем, но уже не только (и не столько) правительством США. Точно также пестовался Усама бен Ладен, которого потом пришлось уничтожать на территории независимого Пакистана американскому спецназу. Думаю, Грэм Фуллер (Graham E. Fuller), бывший заместитель Национального совета по разведке (National Intelligence Council) и главный резидент подразделения ЦРУ в Кабуле, был совершенно искренен, когда говорил, что «США не планировали создавать ИГИЛ, но деструктивное вмешательство на Ближнем Востоке и война в Ираке были главными причинами рождения ИГИЛ». Даже бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр в интервью американской телекомпании CNN признал, что вторжение вооружённых сил США и их союзников стало одной из главных причин последующего появления на свет террористической организации «Исламское государство». А бывший госсекретарь и возможный кандидат в президенты США Хиллари Клинтон в своей книге «Hard Choices» («Тяжёлый выбор») подробно рассказывает, что посетила 112 стран и обсудила с их лидерами идею создания и помощи ИГИЛ…

Как говорится, теперь знаем, кого благодарить.

В результате ИГИЛ претендует «всего лишь» на мировое господство, в первую очередь во всех странах, где проживают мусульмане – в Палестине, в Израиле, в Ливане, в Азербайджане и в России.

Что касается Хиллари Клинтон, понятно, что госсекретарь приложила все силы для отработки аванса, выданного в 2009 году Нобелевским комитетом Бараку Обаме в виде премии и медали с формулировкой «за огромные усилия по укреплению международной дипломатии и сотрудничества между народами» … Теперь, видимо, очередь премии «за ИГИЛ». С нынешними подходами нобелевского комитета эта перспектива может, того и гляди, перейти из разряда невесёлой шутки в реальную плоскость…

Для бесперебойного функционирования террористической организации придуманы хитроумные устойчивые схемы, потенциально достойные «нобелевки» и по экономике.

По исследованиям FATF (англ. Financial Action Task Force on Money Laundering), межправительственной организации, занимающейся выработкой мировых стандартов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, годовой «доход» ИГИЛ уже составил более $1 млрд. Кстати, именно  аналитики FATF заявляли о необходимости срочного введения комплексных мер экономической блокады ИГИЛ: отслеживание транзакций, адресные финансовые санкции, наблюдение за черным рынком нефти, пресечение спонсирования террористов рядовыми гражданами через социальные сети.

Впрочем, все эти меры, хотя и вполне доступные тем странам, которые контролируют международные цифровые, рыночные и платёжные системы (достаточно вспомнить систему глобального контроля за киберпространством «Эшелон» американского АНБ или же европейскую сеть межбанковских платежей SWIFT), так и не были ни единого раза (!) применены на практике. Вопрос «почему?» достаточно очевидно подвисает при этом в воздухе.

Кроме того, мероприятия эти никогда не принесут эффекта, пока существует обман на государственном уровне. К примеру, в полном соответствии с бандитскими «законами», предпоследний «министр финансов» ИГИЛ Абу Джавар ас-Сабауи, широким жестом «простив» всем свои долги, бежал не куда-либо, а в США, предварительно переведя туда же 14 миллионов (только официальных!) долларов.

Какие финансовые операции между США и ИГИЛ проходили через «беженца» – теперь это знают только спецслужбы США и крайне ограниченный круг в руководстве «халифата». И вновь вопрос, почему в США не перехватываются маршруты заработанных на крови денег, звучит риторически …

Ещё в прошлом году, на Мировом конгрессе нефтяных компаний в Москве, было прямо сказано, что нефть, украденную ИГИЛ в Сирии, предлагают ExxonMobil Corporation (США) и Aramco (Саудовская Аравия). При этом покупателями этой нефти называют …. Израиль и даже европейские страны! То есть экстремисты, объявившие еврейское государство одной из своих целей, подлежащих полному уничтожению, и Израиль, практикующий абсолютное и полное уничтожение террористов прямо по месту жительства, ведут взаимовыгодную торговлю! А страны ЕС, которые сегодня просто негодуют по поводу ИГИЛ, также не могут устоять перед нефтью, которую бандиты продают по бросовым ценам, иногда в два-три раза ниже мировой. Об этом ещё в сентябре 2014 года во время отчёта в Комитете по иностранным делам Европейского парламента заявил не кто-нибудь, а посол ЕС в Ираке Яна Хибаскова. Думаю, никому не нужно объяснять, на что идут деньги за нефть; здесь точно «нефть пахнет кровью» …

Идеологи ИГИЛ вообще творчески подошли к бесперебойному пополнению бандитского «общака». В арсенале игиловских «экономистов» – все «налоги» и «сборы», популярные среди бандитов и рэкетиров: плата за проезд по определённой дороге, «таможенная пошлина» на каждый грузовик, пересекающий контрольно-пропускные пункты. Местными творческими находками можно считать налог на разграбление археологических памятников и налог (а точнее – дань) за защиту несуннитских (и даже – «не вполне правильных» суннитских!) общин. Кроме этого – крупные «поступления» от захвата как частных финансовых учреждений, так и филиалов государственного Центрального банка Ирака. Только разграбление филиала ЦБ в Мосуле принесло экстремистам почти полмиллиарда долларов. Кроме этого, новые «правители» ввели совершенно экзотический и абсолютно бандитский по сути «налог» на каждого клиента того или иного банка – с формулировкой «за безопасность».

Но всё это – мелочи по сравнению с тем, что ИГИЛ получает от операций с нефтью и с газом. Именно нефть является главным источником поступлений для террористов. Планомерные действия привели к захвату и установлению контроля над месторождениями, нефтеперерабатывающими заводами, нефтепроводами в Сирии и в Ираке. Только один завод в городе Байджи прокачивает 30 процентов всей иракской нефти.

Доходы от реализации, по самым скромным оценкам, составляют от одного до трёх миллионов долларов в день. Даже Дэвид Коэн (David Cohen), бывший замминистра финансов США по вопросам терроризма и финансовой разведки, а ныне – заместителя директор ЦРУ откровенно признаётся: «Они (т.е. игиловцы) накапливают богатства небывалыми темпами».

При этом любители придумывать санкции в отношении России почему-то не торопятся с санкциями в отношении транспортировки и продажи энергоресурсов экстремистами. Вот почему-то танкер, который вёз на продажу нефть других сепаратистов, из Бенгази, был блестяще и мгновенно перехвачен ВМС США. Или ИГИЛ использует какие-то «невидимые» корабли?..  Проблема, видимо, всё-таки не с глазами, а с совестью.

Точно так же, как и нефтью, ИГИЛ практически безнаказанно торгует газом – почти на $500 млн в год. Кроме этого, игиловцы прибрали к рукам добычу фосфатов, производство и продажу цемента, серной и фосфорной кислоты. Фактически монополизированы на захваченных территориях продажа пшеницы и ячменя, производство хлеба. Особый источник дохода – похищение людей. Популярный «товар» на этом варварском рынке – представители христианских общин Востока. Впрочем, и исповедующие мусульманство точно так же представляют «коммерческий интерес». То есть речь идёт о чём угодно, только не об исламе. По большому счёту, сделать что-либо худшее для позиционирования мусульманства и мусульман во всём мире, чем сделано ИГИЛ, просто невозможно …

Не менее интересно, как же именно боевики смогли решить проблему перевода больших денежных средств. Ведь многомиллионные суммы по карманам не распихаешь и караваном не перевезёшь.

Так вот, пока спецслужбы Европы и США, как заявляется, лихорадочно (но от этого, увы, ничуть не более успешно) ищут спецсчета и банки, обслуживающие транзакции ИГИЛ, «пустынные финансисты» (очевидно, изучившие все тонкости непростого банковского дела во время долгих караванных переходов) благополучно проводят операции на крупные суммы в международных платёжных системах, да так неуловимо, что сами хозяева и основатели этих межбанковских коммуникаций ничего с этим поделать не могут. На Востоке успешно работает одна из древнейших в мире систем «перечисления» денег – «хавалА». Здесь веками всё основано на круговой поруке и существуют самая жёсткая ответственность. Фактического перемещения денег не происходит, всё строится на скрытых финансовых системах, когда «гонец» в одном конце мира получает согласие на перевод определённых и немалых средств. Другой «гонец» в том же Ираке или в Сирии доставляет из секретных личных фондов необходимую сумму. Скорость такая, что никакому Western Union не снилась; сделки происходят мгновенно и в абсолютно закрытом режиме. Считается, что по миру действуют около пяти тысяч пунктов тайного оборота финансовых средств, в том числе, и в виде драгметаллов. Только малая часть их деятельности, которую можно проследить по сопутствующим официальным транзакциям, исчисляется до 250 миллиардов долларов ежегодно. Кстати, уже много десятилетий в мировой аналитике обсуждается использование этой неформальной расчётно-финансовой системы самими американскими и израильскими спецслужбами, поэтому вопрос «неприкосновенности» хавалы отпадает сам собой.

Ошибочным была и предположение, что ИГИЛ рано или поздно самоуничтожится: практика ИГИЛ в корне отличается от практики «Аль-Каиды». ИГИЛ скорее копирует практику движения «Хамас», создавая, хоть и по-своему, органы управления. К этому добавляются перечисленные выше финансовые потоки, что только укрепляет позиции ИГИЛ. Так что даже предполагать «самоуничтожение» ИГИЛ – безответственная демагогия.

Пожалуй, самую адекватную и верную оценку этой организации впервые дали в России. Только целенаправленные, жёсткие действия могут остановить создание крупнейшего в современной истории террористического формирования. По сложившейся ситуации, у России просто не было других путей, как отправить боевую авиацию в Сирию. НЕВОЗМОЖНО вести какие-либо переговоры с теми, кто считает всех, кроме самих себя, недочеловеками. Нет ни одной точки соприкосновения, где можно было найти общий язык – человеческая жизнь (любая, в том числе и любого из нас) для ИГИЛ просто ничего не стоит. Неоспоримо и то, что именно Россия не бросает друзей и не торгует с бандитами.

В заключение хотелось бы привести цитату уже упоминавшегося в этой публикации Наома Хомского, который говорил о том, что терроризм ошибочно считать «политикой слабых». Это политика врагов, но врагов сильных. Врагов, с которыми невозможно вести мирные переговоры.

 

Сафа Керимов, политолог, журналист-международник

США возвращаются в Мосул

Нефть растет, вынуждая золото упасть до $1.240 за тройскую унцию. Еще 2 февраля золото стоило $1.275. Нефть берет инициативу в свои руки: Brent достигает отметки $59,18 за баррель, а WTI поднимается до $52,63 за баррель. Что же определяет суть этой ценовой алхимии? У аналитиков есть одно объяснение — дальнейшее сокращение числа буровых установок в США. Портал «Вести Финанс» со ссылкой на американскую нефтесервисную компанию Baker Hughes отмечает, что в январе число действовавших в мире нефтяных и газовых буровых установок составило 3.309 штук против 3.570 в декабре 2014 г. и 3.598 в январе 2014 г. Количество буровых установок, расположенных на суше, составило в январе 2.939 штук, что на 232 установки меньше, чем в прошлом месяце. Число установок, предназначенных для бурения на шельфе, в январе в сравнении с декабрем сократилось на 29 до 370 штук. На территории США число установок в прошлом месяце упало на 199 относительно декабря 2014 г. до 1.683 штук. Ближний Восток демонстрирует противоположную динамику: количество установок увеличилось до 415 в январе 2015 г. против 403 в декабре 2014 г.

Цифры говорят сами за себя. Саудовская Аравия продолжает душить нефтепром США. Наряду с этим, Эр-Рияд предпринимает ценовое наступление на Пекин. Как отмечает Bloomberg, государственная Saudi Aramco предоставляет КНР самую большую скидку за последние 14 лет — $2,3 за баррель. Королевство пытается вернуть утраченные за 2014 г. позиции на китайском рынке, где Россия демонстрирует уверенный рост. Китай представляет собой настоящую сокровищницу. По данным Международного энергетического агентства, КНР заняла в 2014 г. второе место (после США) в мире по импорту сырой нефти.

Передел мирового рынка углеводородов продолжается. Начиная с 2011 г. глобальный политический порядок сопровождают масштабные изменения, которые по своему охвату не уступают 1945 г. Судите сами. Единого Ирака больше нет: боевики «Исламского государства» превратили название этого государства в историко-культурное понятие, также как и Сирию. На обломках этих стран восстает Курдистан, который de facto получил международное признание. И это только начало. Тель-Авив и Вашингтон возлагают на Эрбиль большие надежды по сдерживанию Багдада, Дамаска, Тегерана и Анкары. Скрепя сердце, Турция и Иран поддерживают курдов в борьбе с ИГ: они понимают, что завтра гнев «Пешмерга» может быть обращен против них. У турок и иранцев не так много вариантов: если Курдистан для них — угроза, то последователи полумифического «Халифа» — угроза вдвойне. В международных делах все относительно. За последние недели множатся прогнозы о том, что своими действиями «Исламское государство» может повысить цены на нефть. Едва ли Иран будет возражать против этого, не так ли? Если попытаться заглянуть за кулисы этой игры, то в самом сложном положении оказывается арабская нация. На наших глазах рассыпается Йемен, некогда служивший колыбелью арабского образа жизни и кочевой культуры, о чем с таким трепетом писал в 1921 г. британский разведчик Лоуренс Аравийский. Ирония истории: во время Первой мировой войны Великобритания использовала арабское восстание для передела османских владений, а теперь итоги «арабской весны» пытается обратить себе на пользу Америка.

Сменились лишь действующие лица. Роль Османской империи ныне играет Турция, которая поддерживает таран государственных институтов в Сирии, не задумываясь о том, что в политике действует закон всемирного тяготения: не стоит желать своему оппоненту смерти — все возвращается. Хотя дело здесь не только в Анкаре. Ливанский телеканал Al-Mayadeen подчеркивает, что разведывательные службы США, Франции, Израиля, Турции, а также стран Персидского залива создают на юге Сирии новый фронт террористов численностью 60 тыс. человек для «подготовки к большой войне против сирийского режима». Уточняется, что около 10 тыс. боевиков нового фронта завершили подготовку на территории лагеря «Ярмук» в Иордании и ожидают переброски в район сирийского города Дераа на юго-западе Сирии. Странная логика у властей Иордании. Как можно готовить тех, кто будет потом заживо сжигать твоих солдат? Источники ИА REGNUM в Тегеране, близкие к Корпусу стражей исламской революции, сообщают, что фронт будет состоять из примерно 37 бригад под общим командованием одного из лидеров исламистов — ливанца З. Харири. Оснащение и вооружение боевиков будет осуществляться Саудовской Аравией и Иорданией. Спецслужбы Израиля и Турции займутся снабжением разведданными и логистикой. Что не сделаешь для свержения «кровавого режима» Асада, не так ли?

Однако сирийский политолог, кандидат исторических наук Х. Салум, прибывший из Дамаска несколько дней назад, не видит причин для беспокойства. «Главное — не допустить объединения террористического фронта, создаваемого на юге страны с „Исламским государством», которое орудует на севере Сирии. Армия Б. Асада сумеет сдерживать обе группировки при условии, если они не сольются в единый военный кулак», — сообщил Салум в интервью ИА REGNUM. Говоря о сирийском урегулировании, политолог особую роль отводит королю Иордании Абдалле II, «имеющему тесные контакты с Саудовской Аравией, Израилем, Соединенными Штатами, а также с Сирией, против которой и ведет войну антиасадовская коалиция во главе с Вашингтоном, Тель-Авивом и Эр-Риядом». Как отмечает Салум, «казнь иорданского летчика М. Касасбеха ставит короля Абдаллу II в затруднительное положение: с одной стороны, глава государства вынужден жестко ответить на убийство серией авиаударов по позициям боевиков ИГ, что было предсказуемо; а с другой стороны, общественное мнение вынуждает монарха начать наземную операцию против террористов, что лишает Амман гибкости в диалоге с Дамаском».

Америка активно перетягивает Иорданию в стан врагов сирийского президента, увеличивая финансовую помощь для Аммана. 8 февраля коалиция докладывает об успехах: командующий ВВС Иордании М. Джубур с гордостью сообщает о ликвидации 7 тыс. боевиков ИГ в Сирии и Ираке за последние недели. Наряду с Иорданией, в авиаударах участвуют истребители Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и Бахрейна, не говоря уже о странах Евросоюза, которые без колебаний вступили в войну. Огневую мощь демонстрирует и президент Египта А. Ас-Сиси, уничтоживший в первых числах февраля 27 боевиков на Синае. Канада и Австралия также участвуют в войне против ИГ. Оттава предпочла отличиться, направив в зону боевых действий военных советников для иракской армии. Даже Япония, чья Конституция провозглашает отказ от войн как средства достижения целей в мировой политике, думает об участии в войне против ИГ. Смогла бы Америка и ее региональные союзники создать подобную коалицию без угрозы со стороны «халифата»? Ответ очевиден — никогда. Военный кулак становится сильным только в тот момент, когда враг бросает вызов цивилизации. Дипломатия Вашингтона обратила безжалостные казни «Исламского государства» себе на пользу. Эти действия — «политическое джиу-джитсу», которое позволяет играть на поле противника, используя его силу. Сенатор Дж. Маккейн может быть доволен: его многочисленные «визиты» в Сирию и встречи с главарем ИГ аль-Багдади дали эффект.

На этом сюрпризы не заканчиваются. 6 февраля президент США Б. Обама обнародовал Стратегию национальной безопасности 2015 г., в которой «противостояние российской агрессии на Украине» ставится в один ряд с борьбой против «Исламского государства» и вирусом Эбола. Эту наглость и умышленную подмену понятий следовало ожидать. Даже американские эксперты из Foreign Policy призывают своих читателей не ждать чего-то серьезного от внешнеполитических документов администрации Обамы. Чего уж тут говорить? Суть послания видна между строк. Белый дом использует ИГ в качестве инструмента, с помощью которого создается широкая международная коалиция для передела богатств Ближнего и Среднего Востока. Америка планирует вернуться в Ирак, передает телеканал CNN. Для этой цели Обама запросил у Конгресса право на применение вооруженных сил в Мосуле (северный Ирак). Центральное командование США планирует начать операцию уже в апреле. Запахло нефтью.

Ближний Восток и мировой рынок нефти уже не ждут перемен — источник изменений заложен в них самих. Ввод войск в Мосул решит для Америки как минимум две задачи: 1. Повысит цены на нефть, предотвратив банкротство американского нефтепрома; 2. Поддержит Эрбиль в деле провозглашения независимости. М. Барзани готовит референдум, который изменит не только судьбу Ирака, но и Турции. США ему помогут. Саудовская Аравия почувствовала неладное, делая ставку на стальную стену вдоль границы с Ираком. Эр-Рияду нужно успеть со стройкой к прибытию войск Вашингтона. Восточное гостеприимство парализовано страхом. «Исламское государство» отрабатывает вложенные средства.

Саркис Цатурян — редактор Восточной редакции ИА REGNUM

Источник — regnum.ru