Армения, не может реализовать себя в своей мифологии

http://www.1news.az/interview/20100313113511715.html

Эксклюзивное интервью 1news.az с директором Грузинско-Европейского института (Париж), профессором Джанри Кашия
— В Кавказском регионе накопилось очень много геополитических проблем. В чём по-вашему их суть?
— Во-первых, это не новые проблемы. Поскольку в XX веке нефть была основным энергетическим ресурсом, то Азербайджан волей-неволей находился в центре внимания. Потому что Царская Россия и Англия стремились захватить эти ресурсы. И подобная проблема существовала не только в начале XX века, но существует и сегодня. Потому что геополитическая структура Кавказа довольно нестабильная. На Кавказе всё-таки присутствует ближайшая нефть к Европе. Это играет как бы роль альтернативы для остальных нефтяных регионов. Конечно, не все проблемы Кавказа, естественно, связаны с нефтью. Есть вопросы с решением собственных проблем, которые существуют в регионе. И тут надо отметить, что после распада Советского Союза из Кавказских республик успешнее всех урегулировал эти вопросы Азербайджан.
— Но ведь существует карабахская проблема?
— Да существует,  конечно, это проблема является главной проблемой Азербайджана, но с другой стороны, с юридической точки зрения, Карабах, несомненно, принадлежит именно Азербайджану также как Абхазия и т.н. Южная Осетия принадлежат Грузии.
Вопрос Нагорного-Карабаха приносит нестабильность Армении, в том смысле, что армяне сейчас себя не чувствуют комфортно и постоянно ищут, так сказать, способы как упрочить своё состояние.
Смотрите что происходит. Они требуют признания т.н. «геноцида» армян в Америке. Тут вопрос не только, скажем, внутреннего состояния армянской тематики на Кавказе, или вообще в мире, здесь очень глубокие корни. Потому что, если можно так выразиться, Армения сама по себе не является сугубо кавказской республикой.
Кроме того, сегодня, это самая слабая страна Кавказа и по ресурсам и по возможностям развития. Потому что она закрыта с одной стороны Азербайджаном, с другой стороны – Турцией, с третьей стороны – Грузией и с четвёртой стороны – Ираном. Так что она находится в определённом «мешке». Такого мешка, в принципе, нет совершенно ни у Азербайджана и, естественно,  ни у Грузии.
— Имея такое геополитическое положение, почему Армения не желает добрососедских отношений с сопредельными государствами?
— Это уже характер армянской истории. Они не могут успокоиться. Потому что мифология бытия Армении связана с определённой концепцией огромной страны. А поскольку Армения не является огромной страной, то это, естественно, создаёт армянам неудобства гео-психологического плана.
— В таком случае, как можно решить геополитические проблемы Кавказа?
— Думаю, что, во-первых, всем надо немножко повзрослеть.
— Особенно кому?
— Думаю, что повзрослеть надо Грузии и Армении. Потому что я считаю, что в современных условиях Азербайджан наиболее стабильная страна.
— Даже несмотря на Карабахскую проблему?
— Тут надо иметь в виду вопрос возвращения азербайджанских беженцев в Карабах. Конечно пока он не решится, все остальное будет второстепенным. Точно также я думаю и по поводу Абхазии и т.н. Южной Осетии. И тут тоже главное вопрос возвращения тех беженцев, которых оттуда изгнали. Если этот вопрос решится то, автоматически начнут решаться все остальные проблемы.
— А как решить вопрос непонимания проблем, существующих на Кавказе?
— Я считаю, что культура взаимоотношения Кавказских республик имеет особое значение. Подчёркиваю, Кавказских. Например, Азербайджана и Грузии. Мы имеем определённую структуру культуры, которая взаимосвязана и очень легко узнаваема друг в друге.
— В чём причина того, что у азербайджанцев и грузин всегда очень хорошие отношения, а армяне враждуют со всеми?
— Это связано с тем, что армяне живут в мифологии «Великой Армении», т.е. это определённая сфера мысли, которая крутится вокруг одного центра. Этот центр называется мифологией «Великой Армении». Когда страна не может реализовать себя в своей мифологии, у неё всегда будут претензии к действительности. Есть такое слово «установка».  Установка у армян именно только такая. Они говорят, мы – это большая страна. А в действительности Армения маленькая страна.
— Тем более, что вообще армяне не кавказский, а индоевропейский народ …
— Это правда. Армяне не кавказский народ, а индоевропейский. Хотя они давно поднялись на Кавказ, но это не делает их чисто кавказским народом. Поэтому они всегда глядят назад и за Кавказ. Потому что, то государство, о котором они мечтают, находится за пределами  Кавказа.
— Как Вы оцениваете открытие КПП «Верхний Ларс» именно для Армении? Насколько правильно в данном случае грузинское правительство поступило?
— Я же сказал, что Армения находится в мешке. С одной стороны, это понятный ход, т.к. нельзя всё время их держать взаперти, но с другой стороны считаю, что это определённая ошибка. Ни Азербайджан, ни Грузия, ничего хорошего ожидать от этого не можем. Потому что это будет лить не просто воду на мельницу, а скорее горючее, на пламя Армении, со своими претензиями.
Фридон Дочия, собкор 1news.az в Грузии

Политика США направлена на фрагментацию государств региона

http://novosti.az/analytics/20100316/43324983.html

Эксклюзивное интервью «Новости-Азербайджан» с политологом Расимом Агаевым:

— В чем сейчас заключается суть политики США на Южном Кавказе?

— Я рассматриваю нынешнюю внешнюю политику США на Кавказе, как продолжение политики неоконсерваторов в новых условиях. Она сводилась к созданию в этом регионе Большого Ближнего Востока — от Багдада до Равалпинди, куда входила бы как Турция, так и Южный Кавказ и Северный Кавказ. Но, к сожалению, для  американцев тот кризис, который сложился в мире, и то, что американцы завязли в Ираке и не могут никак развязаться с Афганистаном, данные обстоятельства внесли свои коррективы в планы США. Тем не менее, эта политика США продолжается. Она направлена на деление, фрагментацию государств региона. Мы видим попытки этой политики в отношении Турции, Афганистана, Ирана. Что касается Азербайджана и Грузии, то они уже расчленены, и при этом американцы делают вид, что ничего не произошло, и все проходит как надо, все проблемы будут урегулированы.

А если бы Южный Кавказ входил в состав России или в сферу влияния России по договоренности с США, то никаких проблем в регионе не было бы. Россия не скрывает того, что именно политика США, проводимая на Южном и далее на Северном Кавказе, является угрозой безопасности. Речь сейчас не идет о том, что американцы должны подарить Кавказ России или же совсем забросить его и уйти. Но необходим консенсус  между двумя странами по этому и подобным ему регионам.

США и ЕС пытаются развалить Турцию, будируют курдский, иракский, армянский факторы, а также внутриполитический кризис вокруг противостояния армии и властей Турции. Конституционное положение турецкой армии напоминает положение КПСС, подвергается технологически такому же обращению, как и КПСС в период перестройки. Фактически, впервые за последние четверть века турецкая армия дискредитирована в глазах общественности. Впервые со времен Ататюрка армия в Турции опирается на широкие массы мусульман. В таких условиях армия уже не в состоянии действовать теми же методами, что и раньше, когда она убирала неугодные правительства и гарантированно обеспечивала светский путь развития страны. Кроме того, сильно влияние извне, к примеру, американцев, желающих поставить Турцию на место, подчинить ее себе так, как она подчинялась США с 1945 года до 90-х годов. США также наказывают Турцию и за дрейф в сторону России. Хотя Турция после распада СССР нашла для себя огромный рынок и надежного партнера с точки зрения технологий, нефти и газа. Таким образом, можно говорить о родственном геополитическом ареале.

Фактически, речь идет о сближении северного и южного геополитических полюсов Евразии. Если этот дрейф будет продолжен, и сотрудничество Турции и России еще более укрепится, то в более широком континентальном плане мы получим совершенно новое срастание политических сил.

— Может ли это вылиться в реанимации турецкой инициативы по Пакту стабильности на Кавказе?

— При благоприятном развитии сотрудничества между Россией и Турцией могут быть реанимированы любые пакты и договора, модернизированы, приземлены.
Ведь недаром на западе сейчас стали раздаваться голоса о возможности принятия России в НАТО, так называемая франко-германская инициатива. Сейчас это кажется смешным, но в свое время мы тоже смеялись над попытками США сменить строй в СССР путем предоставления кредитов. Но что в итоге получилось, всем хорошо известно.

Фактически, это наживка, которая была заброшена со стороны некоторых сил на западе в надежде, что какие-то российские политологи и политики, типа Немцова и Каспарова, воспользуются этим и начнут выступать с позиции любви к западу и за вступление в НАТО.
А ведь помним, как еще Рогозин говорил на эту тему, что Россия просто не вместится в рамки НАТО, и как говорил Петр Великий – Россия не страна, а континент.

— Все с нетерпением ждут апреля, очередной даты «армянского геноцида» и выступления по этому поводу президента США Обамы. Каковы ваши прогнозы на этот счет?

— На мой взгляд, фигура Обамы как бы венчает собой тот процесс смены политических элит в европейском масштабе, который начался с Горбачева. То есть, когда у власти стали появляться какие-то фигляры, не очень компетентные, фундаментальные личности. Одно время Европа была просто усеяна профессионалами в политике: Вили Брандт, Гельмут Коль, Миттеран, Помпиду. Сейчас же появились такие личности, как Берлускони, Саркози, Меркель, Браун. Это не яркие и не сильные личности, без ясных и сильных идей.

Кроме этого, своими действиями они противоречат исторически сложившемуся образу жизни европейцев, их мировоззрению, политическому устройству европейских стран.
То же касается Обамы. Мне кажется, что за время своего президентства он не столько решит вопросы, имеющиеся в мире, сколько еще больше проблем оставит после себя. Единственная надежда на то, что те силы, которые привели Обаму к власти, успеют исправить ситуацию.

Поэтому я все же полагаю, что те силы, которые стоят за Обамой, прекрасно понимают, что представляют собой Армения и Турция. И на данном этапе, когда у США немало серьезных проблем, которые, так или иначе, замыкаются на Турции, как, к примеру, реализация проекта Большого Ближнего Востока, оттолкнуть от себя Турцию США не может. Сейчас в этом регионе США сталкиваются с Ираком, Ираном и Турцией – странами, кипящими негодованием к США. Поэтому, если США это так нужно, то пусть признают вымышленный геноцид армян.

Но мне все кажется, что в самый последний момент США уступят. Ведь турки уже предприняли ряд шагов, указывающих на их недовольство политикой США: отозвали посла, Эрдоган отказался ехать в США, и ряд других политических шагов. Это должно подействовать отрезвляюще на администрацию Обамы, и ей придется искать какой-то компромиссный вариант. Эти варианты не раз удавались американским президентам: Клинтону, Бушу и даже Обаме в период выборов.

Поэтому я уверен, что благоразумие все же возьмет верх. Но сам факт того, как США бесцеремонно общаются с великой нацией, каковой является турецкая нация, это насторожит многие другие государства и народы в регионе.

В аналогичном положении недавно оказался Азербайджан. Мне кажется, то, как американцы игнорируют волю азербайджанского народа, превратив страну в придаток своего влияния на Кавказе, это будет с годами все более отрезвляюще действовать на азербайджанский народ и политическую элиту. Уже сейчас заметны те изменения в настроениях азербайджанского народа и его отношение к американцам, если сравнивать с годами перестройки и первыми годами независимости.

— С чем было связано выступление французского сопредседателя Бернара Фасье относительно азербайджанской армии?

— За посредниками всегда водился такой грешок: в Ереване они говорят одно, в Баку совершенно иное. Что же касается выступления Фасье, то я его могу понять в одном – задача посредника направлена на недопущение возгорания конфликта. Поэтому они должны успокаивать общественность конфликтующих сторон.

Но вопрос именно в том, что Фасье заговорил об этом именно сейчас. С одной стороны, мы прекрасно знаем, что симпатии Франции в этом конфликте всегда были на стороне Армении.
С другой стороны, данное заявление Фасье вызвано не только желанием подыграть армянской общественности, успокоить ее, но также необдуманными выступлениями некоторых наших политиков. К примеру, наш министр обороны Сафар Абиев недавно выдал воинственное заявление, хотя задача министра обороны заключается не в том, чтобы делать политические заявления, а в подготовке армии. Подобные выступления создают фон, который прекрасно используется армянскими СМИ, педалирующими на том, что Азербайджан более воинственно настроен, чем Армения. В итоге Азербайджан негативно воспринимается мировыми СМИ.

Таким образом, Азербайджан сейчас повторяет ошибки конца 80-х годов, когда лидеры Народного фронта выступали с воинственными заявлениями в адрес армян. В результате во всем мире Азербайджан предстал как мощное, промосковское, воинственное государство, собирающееся задушить маленькую и слабую Армению.

Так и сейчас на Западе используют воинственные заявления наших чиновников для создания имиджа Азербайджана, как экономически мощного, вооруженного государства – более сильного, чем Армения. Поэтому я полагаю, что данное заявление Фасье как раз направлено на создание такого имиджа.

Анкара хочет депортировать около 100 тыс. армян-нелегалов

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1268889480

Реджеп Тайип Эрдоган жестко противостоит признанию геноцида армян в Османской империи.
Анкара может депортировать около 100 тыс. граждан Армении, нелегально находящихся на заработках в Турции. Об этом в интервью телерадиокорпорации ВВС заявил находящийся с визитом в Великобритании премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Жесткая мера в отношении армян-нелегалов вызвана реакцией турецких властей на продолжающийся процесс признания геноцида армян в Османской империи 1915 года государственными институтами ряда стран.

Турция раздражена и не скрывает возмущения тем, что 4 марта резолюцию о геноциде армян принял Комитет по внешним сношениям Палаты представителей Конгресса США, а спустя неделю – парламент Швеции. Этот вопрос готовы рассмотреть в парламентах еще нескольких европейских стран.

Турция в ответ отозвала своего посла из Стокгольма, ультимативно объявила США о вероятном ухудшении американо-турецких отношений. В том же тоне прозвучало превентивное предупреждение Анкары: страны, готовящиеся рассмотреть или признать геноцид армян, не вправе рассчитывать на тесные партнерские отношения с Турцией.

В Великобритании, согласно сообщениям турецких СМИ, Реджеп Тайип Эрдоган получил заверения в том, что Королевство не намерено рассматривать вопрос геноцида по крайней мере до вердикта армяно-турецкой подкомиссии, которая согласно швейцарским протоколам о нормализации отношений между Анкарой и Ереваном должна изучить обстоятельства и причины трагических событий 1915 года и предшествующих лет.

Комментируя этот вопрос ВВС, турецкий премьер заявил, что «Армении следует избавиться от ипотеки своей диаспоры». Этим Эрдоган еще раз подчеркнул: Анкара уверена, что за международной кампанией по признанию геноцида стоит не столько Ереван, сколько влиятельная армянская диаспора. Рассуждая об армяно-турецких отношениях, Эрдоган обвинил армянскую сторону в неискренности и нежелании реально наладить межгосударственные отношения. Нашу политику в регионе можно сформулировать лаконично: с соседями никаких проблем, сказал премьер-министр и выразил сожаление, что «протянутая турецкая рука дружбы натолкнулась на армянский кулак».

«Такого мы не потерпим… В Турции находится около 170 тысяч армян. 100 тысяч из них зарабатывают в ненавистной им Турции нелегально, и 70 тысяч являются моими согражданами. Я не обязан держать нелегалов на своей родине. Почему я должен заботиться о 100 тысячах армян, кормящихся в моей стране и проклинающих ее?» – задался в эфире ВВС вопросом Эрдоган и сам же ответил: депортировать «эрмени» нам не составит никакого труда. По его словам, страны, симпатизирующие Армении во главе с США, Францией и Россией, должны повлиять на ее линию, мешающую нормализации армяно-турецких отношений.

Жесткое заявление премьера само по себе не могло остаться незамеченным, а ряд турецких СМИ подлил масла в огонь сообщением о том, что полицейские участки готовы к спецоперации по поимке и депортации армян-нелегалов, уже якобы получили их фотографии для сличения и дело лишь за приказом. Радикально настроенные депутаты парламента Турции предложили не ограничиваться только депортацией, но и вовсе отказаться от рассмотрения швейцарских протоколов по нормализации отношений. Ситуация накалилась до такой степени, что министр иностранных дел Ахмед Давудоглу на страницах влиятельной газеты Sabah фактически дезавуировал угрозы Эрдогана: «Мы не намерены отказываться от ратификации протоколов по нормализации отношений… Если мы депортируем армян, то дадим странам, выступающим против нас, козырь. Депортация армян будет квалифицироваться как национализм, и Турция окажется в худшем положении, чем сейчас».

Несмотря на седативный тон заявления главы турецкого МИДа, в Армении сочли необходимым откликнуться на угрозы Эрдогана. Некоторые заявления свелись к тому, что премьер-министр косвенно признал геноцид 1915 года: он сказал, что в Турции сейчас осталось 70 тысяч коренных армян – так куда делись почти 2 миллиона, населявшие эту территорию каких-то 100 лет назад? Директор Института востоковедения АН Армении Рубен Сафрастян назвал заявление Эрдогана неподобающим. «Во-первых, оно не соответствует действительности. В Турции на заработках находится около 15 тысяч граждан Армении. В основном это женщины, работающие прислугами в армянских же семьях. Во-вторых, заявление Эрдогана является использованием этнического фактора для оказания давления на Армению. Турция, являясь правопреемницей Османской империи – государства, осуществившего геноцид, не должна позволять себе попытки надавить на Армению. Запугиванием и ультиматумами авторитет Турция себе точно не повысит», – сказал «НГ» Сафрастян.

Ожидалось также, что с ответным заявлением выступит официальный Ереван. Однако на момент подписания номера в печать оно не было обнародовано.

Юрий Симонян

Чего ожидать от новой региональной политики Казахстана в посткризисный период?

http://www.centrasia.ru/disc.php?st=1268889480

Чего ожидать от новой региональной политики Казахстана в посткризисный период?

Оправляясь от финансово-экономического кризиса, власти Казахстана делают ставку на развитие регионов страны. В частности, об этом говорил в своем ежегодном послании президент республики Казахстан Н.Назарбаев.

Экономическое неравенство регионов Казахстана продолжает расти, и только сглаживание диспропорций может обеспечить более благоприятные условия для дальнейшего развития страны.

Исходя из таких экономических показателей, как ВВП на душу населения, индекс промышленного производства, душевые инвестиции в основной капитал, доля самозанятых в общей численности занятого населения, уровень бедности, можно выделить 3 группы регионов в Казахстане:

· регионы-лидеры (нефтегазовые области Западного Казахстана, Астана и Алматы);

· среднеразвитые районы (территории старого промышленного освоения севера, востока, запада и центра страны);

· менее развитые районы (аграрные территории юга и севера страны).

Даже в период кризиса сырьевые регионы Казахстана оказались наиболее конкурентоспособными благодаря высокой цене на нефть.

В то же время замедлилось развитие 2 крупнейших городов страны – Астаны и Алматы. Тем не менее, несмотря на экономический спад, им удалось сохранить свои лидирующие позиции.

Гораздо сложнее пришлось среднеразвитым регионам, в число которых входят моногорода Казахстана. Из-за низкой цены на продукцию градообразующих предприятий им пришлось «потуже затянуть пояса».

Что касается отстающих аграрных регионов, то в ближайшие пять лет свое положение они будут улучшать за счет государственной программы Форсированного индустриально-инновационного развития.

Основной целью новой региональной политики, в основе которой лежит перераспределение бюджета, является сглаживание экономического неравенства регионов. Насколько эффективной она окажется, судить сложно. Перетекание «нефтяных» денег в слаборазвитые регионы способствует, с одной стороны, восстановлению экономики региона-реципиента, а с другой, вырабатывает его зависимость от дополнительного притока доходов. Примером в данном случае являются не только аграрные регионы страны, но и столица Казахстана, которая сильно зависит от прямых инвестиций. В Астане значительна доля государственных ресурсов. В Алма-Аты, где душевые показатели инвестиций в основной капитал из всех источников были ниже на треть по сравнению со столицей, преобладают частные вложения капитала. Алма-Ата остается самой привлекательной зоной в Казахстане для притока инвестиций благодаря географическому положению и высокой плотности населения.

Процедура финансирования регионов государством не так прозрачна, как хотелось бы. Во-первых, это связано с географической отдаленностью региона (как правило, чем более отсталая область, тем более она удалена от крупнейших городов) и, следовательно, сложностью контроля передаваемых государством средств. Во-вторых, коррупция в рядах местных управленцев возрастает в связи с недостаточной оплатой бюджетных услуг. Создание аффилированных структур с участием представителей местных органов власти – явление довольно частое. В-третьих, происходят постоянные рокировки управленцев, что препятствует осуществлению динамичного развития региона. Период адаптации и работы в должности управленца длится от 0,5 до 3 лет, а потом человек уходит на новую должность. За такой короткий срок невозможно решить проблемы области.

Более ранние программы регионального развития не оказались эффективными. С начала 2000-х годов был предложен и одобрен ряд программ – Развитие Казахстана до 2020 года, 30 Корпоративных лидеров, программа вхождения в пятидесятку высокоразвитых стран мира, 5 больших дел. Кроме того, у каждого ведомства и министерства есть своя программа развития.

Концепция региональной политики Республики Казахстан на 2002-2006 гг. и сменившая ее Стратегия территориального развития Республики Казахстан до 2015 г. имеют больше различий, чем сходств. «Мы не сможем добиться форсированной диверсификации без реформы регионального развития. Поэтому нам необходимо начать формирование центров экономического роста», – именно этот лозунг прозвучал в Послании Президента народу Казахстана в 2010 г., спустя 4 года после принятия Стратегии территориального развития до 2015 г. Цитата легла в основу Стратегии до 2015 г. Развитие отсталых регионов будет осуществляться за счет регионов-лидеров, а задача остальных регионов – не отставать.

На начальном этапе посткризисного периода регионы-лидеры должны сформировать мощные зоны экономического подъема. Насколько это реально?

1. Нефтегазовые районы Западного Казахстана (Атырауская и Мангистауская области) – наиболее важные для страны регионы, способные внести большой вклад в становление экономики в посткризисный период. Доказательством является создание в Казахстане Министерства нефти и газа. Пока цена на нефть на мировых рынках остается высокой, у Казахстана есть время для решения проблем социально-экономического характера для 2 областей. Очень низкая плотность населения, неразвитость села, слабое освоение территории, за исключением побережья, недиверсифицированная промышленность – все это усугубляет положение региона при колебаниях цен на рынке углеводородного сырья. Данный регион становится уязвим не менее, чем оказавшиеся безденежными районы с преобладающими отраслями угольной и стальной промышленности. Для развития областей необходимо привлекать трудовые ресурсы.

2. Старая и новая столицы (Алма-Ата и Астана). Лидирующие позиции сохранили благодаря более модернизированной экономике и доминированию третьего сектора, преимущественно рыночного (Алма-Аты) или со значительной долей нерыночных услуг государства (Астана). Потенциал двух городов различен: Алма-Аты выигрывает за счет наличия большего числа трудовых ресурсов, развитой транспортной системы. Плотная пригородная зона обеспечивает дополнительное развитие агломерации (население Алма-атинской агломерации составляет 1,85 млн. человек, из них жители пригорода – приблизительно 500 тыс. человек). Астана проигрывает старой столице из-за отсутствия кадрового резерва, низкой плотности населения в пригородной зоне (население агломерации Астаны составляет 760 тыс. человек, из них жителей пригорода — 100 тыс. человек).

Итак, форсированное индустриально-инновационное развитие Казахстана будет связано с развитием трех регионов – нефтегазовых областей Западного Казахстана, Астаны и Алма-Аты. Ожидаемый мощный рывок должна произвести экономика крупнейшего города Казахстана и нефтегазоносные регионы при высокой цене на черное золото.

Азамат Мухамеджанов, президент Общественного объединения «ЭКОлайт»

Некорректная политика России в Грузии

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=291

Государственная мораль и этика часто становиться темой для дискуссий. Государство есть символ силы, чем и диктуется его мораль. Соответственно у силы не может быть морали, если она диктует слабым свои действия как этическую норму. Рассматривая действия России против Грузии, оппоненты Кремля осуждают его за аморальность и отклонение от норм государственной этики. Тему государственной морали и этики с Этноглобусом дискуссирует доктор философских наук, главный редактор журнала Today & Tomorrow Ильхам Мамедзаде.

-Вопрос морали и этики в политике один из самых сложных и неоднозначных. Если говорить конкретно, то без морали не бывает государства. Другой вопрос, что мораль того или иного государства может не устраивать его оппонентов, исследователей, изучающих данное государство. Естественно, мораль развитого государства отличается от морали отстающего. Фашистская Германия тоже имела мораль, возвышающую немецкую расу. Это средневековая мораль, перенесенная на почву XX века. Конечно, для современного мира она аморальна. Но когда-то было немало таких государств. В этом плане возникает вопрос. Почему одни страны развиваются, а другие нет. К примеру, Россия с одной стороны прощается со своим империализмом, с другой стороны она с ним не рассталась. Она спокойно ушла из Восточной Европы, из бывших советских республик. Но есть некоторые регионы бывшего СССР, откуда она в силу каких то экономических, политических или этнических ли причин уходить не желает. Что это означает? Я бы не очень увлекался обвинением России, а воспринимал бы ее как факт нашего геополитического пространства. Как она будет меняться — превратится ли она в современное национальное государство или останется имперским по существу? Произойдет ли это или нет, очень сложный вопрос. Речь идет о том, что Россия крупная страна не лишенная имперских черт и эти черты мы вынуждены учитывать. Те, кто критикуют Россию, или радуются ее достижениям, употребляют чисто моральные суждения, потому, что применение чисто политических понятий здесь трудно. Наверное, это говорит о том, что анализ редко бывает только политическим, когда мы говорим о современной России.

Современность государства определяется тем, насколько она принимает современные политические этические стандарты и нормы. Часто употребляем понятие международное право, которого не может быть без этических стандартов. В этом плане, может быть нынешнее международное право и есть попытка соединить определенные правовые и моральные нормы. С этой точки зрения, Россию назвать государством, которая проводит свою политику, соблюдая этические стандарты, мы не можем. Мы можем быть довольны или нет с международными нормами, этическими принципами, но мы должны считаться с ними. Говоря о международных организациях, предполагается действие согласно Западной морали и этики. Нужно признавать этот момент. Если государство воспринимает эти нормы негативно, как навязанное ему насильно, то оно будет стараться, выходить за ее рамки. Собственно Россия и пытается делать это. В конфликте с Южной Осетией, и Грузия, и Россия оказались не на высоте. Руководство Грузии показала, что она не всегда в ладу с реалиями. Больше думает, как угодить своим хозяевам, не учитывая особенности геополитического пространства, которые сложились в отношении Грузии и России. Грузия хотела использовать свое естественное право на обеспечение конституционного порядка на своей территории. Но это очень сложно сделать такому государству как Грузия. Надо долго готовиться, использовать дипломатию, учитывать политические позиции. Попытка решить вопрос с помощью силы, наверное, не совсем правильный путь. А Россия воспользовалась ситуацией ( может быть и спровоцировала грузинские власти), чтобы усилить свои позиции на Южном Кавказе.

-США дают плохой пример политики силы. Они вторглись в Афганистан, Ирак, покушаются на Иран. Значить, если есть сила, то можно игнорировать мораль и все международные нормы.

Может кому-то не нравиться то, что Соединенные Штаты решают свои политические или глобальные мировые проблемы, с помощью насилия. Но вначале Вашингтон пытается подготовить правовое, моральное одобрение для принятия им решения. По проведению военных операций в Афганистане было принято решение, за которое в СБ ООН проголосовала и Россия. Большинство мирового сообщества признавало право США на изменение ситуации в Ираке посредством военной силы. То есть момент использования силы был вторичным. Россия же не подготовила должных аргументов, которые позволили бы мировому сообществу оправдать ее действия в Грузии. Последние пол года шло обострение ситуации, Россия угрожала, что признает независимость Южной Осетии и Абхазии. Но мировое сообщество не воспринимало методы Москвы. Россия же игнорирует мнение мирового сообщества.

Международная политическая этика может нам не нравиться, но коли живем в сообществе государств, то мы должны их принимать. Не принятие и попытка обхода этих стандартов, естественно вызывает недовольство международного сообщества. Нельзя говорить, что эти стандарты плохие или хорошие. Их нужно принимать и им следовать.

-Мораль государства базируется на морали граждан. В беседе с представителями даже низкого сословия американцев или русских можно выявить у них имперское сознание. В данной войне голос государства России, представляющего своих граждан тоже звучал с имперскими амбициями.

-Это сложный вопрос. К нему трудно подходить с точки зрения истории. Современность рисует свой аналог, решение ситуаций. Империи часто разрушаются. Российская империя после крушения Советского Союза, как бы хотела перестать быть империей, но это ей не удалось. Началось движение вспять. Сейчас мы не можем сказать, что Россия империя, но элементы ее, конечно, присутствуют в политике Москвы.

Очень важно, что чья мораль, мораль какого сословия, класса или группы составляют основу имперскости. Россияне, американцы могут быть разные. Говорить об американской империи и об элементах империализма можно. З. Бзежински США расценивает как новую мировую империю. В данном случае, важно понять проводиться ли политика империализма политическими элитами. Если так, тогда граждане совершенно не задумываются над этим и передоверяют решение этого вопроса властвующим элитам. Американцы всегда считали, что внешняя политика это прерогатива президента.

Если взять Россию, то здесь ситуация несколько сложнее. Потому, что имперскость некоторых элементов ее политики, диктуется тем, что какая то большая группа России воспринимает ее только как великую державу. Великая держава в их сознании связана с империализмом, имперскостью, навязыванием другим своей правды. Там есть и позитивные элементы, например, как культурный диалог. Но это приоритет, каких то российских интересов и культуры и т.д. Получается, что российская властвующая элита иногда вынуждена идти за этим пониманием имперскости массы. Если Россия откажется от имперскости, то она вынуждена противопоставлять себя гражданам. В начале 90-х гг. прошлого века Ельцинская Россия пыталась стать национальной республикой. Путиновская Россия, в какой то мере вынуждена была больше соответствовать ожиданиям определенной толщи народа. Большинство граждан России оправдывает действия России. Считает, что Россия восстанавливает свой былой авторитет. Думаю, эта тенденция четко показала себя в событиях в Южной Осетии и Грузии. Этот реальность, которая должна учитываться. С этим придется иметь дело в ближайшие год или два.

-Какой слой общества России определяет мораль государства?

-Вопрос структуры нынешнего Российского государства один из сложных. Наверное, можно было бы сказать о российском массовом сознании, которое воспринимает Россию сильной только тогда, когда она проводит свои интересы не только в России, но и за ее пределами. Эти пределы могут достигать до Восточной части современной Европы, Кавказа, Средней Азии. Д.Медведев говорил, что Россия всегда была гарантом на Кавказе, который состоит не только из Российского Северного Кавказа. То есть президент России выступает гарантом стабильности не только в России, но и на всем Кавказе.

Так же можно сказать, что Россия гарант стабильности в Средней Азии. Этот момент говорит о том, что массовое сознание России хотела бы, что российское государство было гарантом. Государство, на мой взгляд, отвечает этому требованию.

Критики со стороны российской общественности в адрес действий властей в Грузии почти нет. 12 лет назад, во время событий в Чечне было очень много журналистов, ученых, которые говорили о необходимости предоставления чеченцам независимости. Даже было подписано Хасавюртское мирное соглашение, предоставляющее Ичкерии это право. Сейчас почти не слышно о том, что Южная Осетия и Абхазия являются частью Грузии, фактически независимого государства, которое имеет право действовать в пределах своего государство, если даже это неправильно. Государство имеет право прибегать к насилию в своем государстве, наказывать тех, кто не подчиняется закону. Этого права никто не может отнять у легитимного государства.

-Если Россия хочет быть гарантом мира и стабильности, претендует быть великой державой и хранительницей безопасности, то она должна соответствовать элементарным требованиям современной политической культуры.

-России можно предъявить большой счет или ею восхищаться. Трудно ожидать, что сегодняшняя Россия в своей культуре будет такая же, как Европа или США. У России своя своеобразная, специфическая история и культура, которая нравится не всем, кто соседствует с ней. Но бесспорно нужно признать, что у нее есть также позитивные моменты. На мой взгляд, если исходить из того, что ведь многим американская политика тоже не нравиться. Политика крупных стран всегда раздражает другие государства. Лучше уметь с ними вести прагматичную, рациональную и разумную политику.

Американцы, на мой взгляд, более рациональны и разумны, только потому, что у них не было таких коллапсов за последнее время в истории, как в России. В этом плане американская культура плавно стала глобальной культурой. Правила поведения США устанавливались на протяжении всего двадцатого века. Поэтому для многих их действия кажутся более естественными.

Российская же политика XX века была странной. Она фактически отказывалась от своих же политико-культурных моделей, устройств и т.д., что естественно вызывает определенное недоверие к ней. С другой стороны нельзя ожидать, что она так быстро измениться и примет другие стандарты. Россия не Европа, не США, в общем, то и не Азия. В ее лингвистическом аппарате есть слова, которые вполне складываются в понятие современной политической культуры. Россия заявляет, что в Южной Осетии она защищает российских миротворцев и своих граждан, которые были подвергнуты агрессии со стороны Грузии. Это не российские политические слова, они из другого современного мира.

Россия меняется. Политическая культура складывается очень долго. Ведь хорошо когда все определяет лидер. Тогда политическая культура страны есть показатель качества лидера. Если политическая культура массы диктует условия, то получается очень неоднозначная ситуация. Сложно в одночасье переходить от государственного строя, где все определяла очень маленькая группа людей, к культуре массовости. В США это происходило долго. Американцы могут идти на выборы, даже не зная о том, за кого голосуют. Власти могут организовать выборы, рассказывать и формировать политические массы. А голосуют граждане по принципу — нравится или нет ему тот или иной кандидат. Когда каждый занимается своим делом, создается благодатная ситуация. В России власти раздираются между тем, что хотят угодить массе и определенному слою общества. С другой стороны понимают, что это не совсем правильно. И не могут разобраться, как проводить сегодняшний курс. Как найти грань между сочетанием интересов элиты и интересов массы.

Российское общество не однородно. У каждого народа свои интересы и ментальность, что особенно проявляется на Северном Кавказе. Нельзя сказать, что Москва учитывает фактор этнической и религиозной ментальности в своей политике.

-Политика России на Северном Кавказе оправдала себя в событиях в Южной Осетии

и Абхазии. Северный Кавказ, который должен был быть не на стороне России, принял наступательный метод против Грузии. Российское массовое сознание очень разное.

Все говорит о том, что все северокавказские народы и русские оправдывают действия Москвы и сильную Россию воспринимают как государство, которое навязывает малым государствам, граничащими с ней свои интересы.

-Азербайджанская политическая элита в последних событиях вела себя очень умеренно, что не воспринимается горячими кавказскими умами. Официальный Баку, трезво оценивая события, счел правильным не вмешиваться в ход событий, так как не может в какой то форме повлиять или изменить положение. Это тоже политическая культура.

-Думаю, что политическое решение азербайджанских властей правильно. Из моих предыдущих суждений такой вывод и следует. В принципе Азербайджанские власти выступают за наведение конституционного порядка в любом государстве. С другой стороны реалии такие, что нельзя оправдать авантюризм в политике. На мой взгляд, в Грузии присутствуют элементы авантюризма. В этом плане мы должны радоваться, что наша власть не бросается в авантюру, ведет себя спокойно по отношению событиям на Кавказе и в мире. Выдержанная политика она всегда лучше. Мне кажется, что часто мы подменяем чистую мораль на политическую. Есть политическая мораль, и есть этика.

Государство не бывает без морали, просто она может нам не нравиться. Государственная, политическая мораль не являются общечеловеческими моральными приоритетами. На уличной драке человек защищает слабого, но когда речь идет о безопасности граждан, то государству лучше лишний раз подумать, чем принять необдуманные решения. И меньше стремиться к авантюризму.

-В Азербайджане, какой слой общества диктует свою мораль государству? Или государство диктует мораль массам. Думается, что в Азербайджане государство диктует свою мораль гражданам.

-Я тоже так думаю и не вижу в этом особых проблем. В России многие проблемы возникают, потому что не известно кто кому что диктует. В результате происходят неожиданные повороты. Мне кажется, чем меньше резких поворотов в политике, тем лучше. Главное чтобы законы менялись постепенно, а не сразу. То же самое происходит с моралью. Важно чтобы она соответствовала, каким то стандартам, которые диктуются в мире. Резкие повороты в российской политике это негативный фактор. В Азербайджане есть стабильность, что позитивно. Никто не может сказать, что стабильность это плохое явление. В этом плане многое идет от властей, это факт и с этим трудно спорить. Большинство воспринимает это нормально, значить государство существует.

-Подобную ситуацию, когда имеет место полное доверие своей судьбы президенту и правительству, некоторые наоборот расценивают как отсутствие политической культуры у азербайджанского народа. Даже политическая инертность азербайджанцев идентифицируется комплексом неполноценности.

-Не могу с этим согласиться. Подобная позиция исходит от вопиющей неграмотности. Получается что американцы, которые внешнюю политику доверяют президенту, есть рабы. Но это ведь не так. Американцев это устраивает. Каждый занимается своим делом. Дело президента управлять, дело граждан работать, заниматься своими делами. Это идеальная ситуация. Когда все хотят заниматься политикой вне зависимости от того умеют они это делать или нет, получаются разные проблемы. В начале 90-х годов прошлого века на этой почве в Азербайджане было заложено много проблем. Орды людей, которые никогда не занимались политикой, начали определять поведение государства. Для этого сначала надо минимум изучить вопрос. А президент имеет группу советников, которые занимаются этим.

Россия пытается отлучить Туркмению от Nabucco

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1268690040

Вчера в Ашхабад с двухдневным визитом прибыл министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. По официальной повестке дня, он обсудит с президентом Гурбангулы Бердымухамедовым «перспективы расширения экономических связей». Однако эксперты считают, что цель приезда российского министра – убедить туркменскую сторону в том, что проект Nabucco, предложенный ей Евросоюзом, менее перспективен, чем предложения Москвы.

Предположения экспертов не кажутся иллюзорными, если вспомнить, что подписание стратегического соглашения ЕС с Туркменией должно состояться в апреле. А влияние России на Ашхабад после газового скандала, случившегося в апреле 2008 года, уменьшилось. Россия больше не является лидером закупок голубого топлива и соответственно не может диктовать свои условия. И Москву такая ситуация не устраивает. Хотя надо признать, что ей и раньше с Ашхабадом было непросто, поскольку Туркмения в регионе всегда выделялась самостоятельной линией поведения. Сегодня Москва пытается восстановить утраченные позиции.

Пресс-служба Кремля в минувший четверг сообщила о телефонном разговоре между президентами Дмитрием Медведевым и Гурбангулы Бердымухамедовым. Главы государств обсуждали вопросы подготовки неформального саммита СНГ, который пройдет 8 мая в Москве, и вопросы двустороннего сотрудничества.

Сегодня аналогичные вопросы в Ашхабаде обсудит прибывший накануне российский министр иностранных дел Сергей Лавров. Но вряд ли он обойдет вниманием энергетические поставки. Тем более что давно подмечено, что внимание Москвы к Ашхабаду находится в прямой зависимости от судьбы проекта Nabucco: когда проект начинает продвигаться, в туркменскую столицу едут российские делегации. И в этот раз эксперты полагают, что визит Лаврова может быть связан с подвижками в реализации этого альтернативного российскому проекта.

На минувшей неделе Еврокомиссия выделила 2,3 млрд. евро на реализацию газовых и электроэнергетических проектов, из которых 200 млн. евро предназначены на строительство Nabucco. Туркмения, занимающая четвертое место в мире по запасам газа, по замыслу европейцев должна была стать основным поставщиком для этого газопровода. Соглашение между ЕС и Туркменией планируется подписать в апреле, но четким согласием туркменского лидера по этому поводу Запад еще не заручился. Правда, еще год назад Ашхабад подписал меморандум о поставках ЕС 10 млрд. куб. м в год, а «Туркменгаз» и немецкий концерн RWE подписали рамочный документ об изучении маршрута. Но это все намерения. Пока что наиболее ясное предложение Ашхабада по Nabucco сводится к следующему: хотите покупать у нас газ – забирайте его непосредственно у туркменских границ.

«Идет перетягивание каната. Можно предположить, что одна из целей визита российского министра заключается в том, что Москва пытается представить более убедительные предложения, чем это делает Европейский союз», – сказал «НГ» научный сотрудник Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.

Между тем, по мнению азербайджанского политолога Ильгара Велизаде, Nabucco по-прежнему продолжает оставаться задачей со множеством неизвестных. «Ведь Туркмения уже связала себя обязательствами по поставкам голубого топлива в значительных объемах с другими странами – Россией, Китаем и Ираном, куда в ближайшие годы и будет уходить большая часть добываемого в республике газа. Ашхабаду придется существенно повысить добычу. А сделать это возможно лишь при значительных дополнительных инвестициях, которых пока нет», – сказал Велизаде «НГ».

Виктория Панфилова

Каспий. Перспективы и новые тенденции 2010

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1268724960

После всплеска интереса к каспийской тематике в середине прошлого года, инициированного активностью России, в нынешнем 2010 году ажиотажа обсуждений статусных вопросов пока не наблюдается. На деле нерешенность правовых вопросов водоема отнюдь не мешает государствам осваивать ресурсы моря, его шельфа и биомассы. Также очевиден практический тупик переговорного процесса по конвенции, в котором оказались пять прикаспийских стран.

Трехсторонние договоренности Азербайджана, России и Казахстана, фактически поделивших между собой участки морского шельфа и четко определившие границы секторов, пока интересны лишь Туркменистану, и то с некоторыми оговорками. Что же касается Ирана, то позиция этой страны и подходы к правовым аспектам раздела Каспия кардинально противоположны тройственному соглашению, а также различается от туркменского видения.

Наступивший 2010 год может привнести некоторые новые тенденции в процесс определения статуса Каспийского моря и раздела его шельфовых и иных ресурсов. Однако ожидать саммита глав государств, намеченного согласно прежним договоренностям, в Баку и торжественного подписания согласованного текста конвенции не приходится.

На начало второй декады марта в Баку назначена очередная встреча рабочей группы по определению статуса Каспийского моря. Азербайджан, как принимающая сторона, постарается максимально использовать свое положение хозяина встречи для прямых переговоров с туркменскими и иранскими коллегами. Разговор будет проходить на уровне замминистров иностранных дел, имеющих статус полномочных представителей по каспийским переговорам. Президент Ильхам Алиев наверняка лично примет иранских переговорщиков, также как и постарается поговорить с туркменской делегацией.

На сегодняшний день рабочие группы, детально идущие по параграфам будущей конвенции, смогли согласовать лишь три четверти документа. Самые острые вопросы – определение срединной линии и координат перехода границ секторов между Казахстаном и Туркменистаном, а также Азербайджана с Туркменистаном и Ираном, остаются предметом обсуждения. Сдвинуться вперед экспертам в Баку вряд ли удастся. Политическая воля Ирана пока не располагает к компромиссам. Именно в Тегеране кроются главные нерешенные вопросы статуса моря. Иранская дипломатия своей тягучестью, и склонностью к противоречивым действиям и порой даже недоговороспособностью значительно снижает шанс заключения всеобъемлющего договора по каспийскому статусу. Туркменская сторона склонна договариваться. Ее позиция все ближе к подходам России, Казахстана и Азербайджана. Но окончательно слиться с тройкой мешает груз эмоциональных проблем, накопленных при прежнем руководстве страны.

В 2010 году основной упор будет сделан на интенсификации азербайджано-туркменского диалога. На этом фронте вполне резонны подвижки. Как в случае с Россией и Казахстаном Азербайджан склонен договариваться один на один. Позиции Баку укрепляются поддержкой Москвы и Астаны, а также прежними форматами соглашений и системе разделения водной поверхности и шельфа, существовавшей в советское время.

Ашхабад вполне определенно обижен на Баку из-за того, что в середине 90-х годов прошлого века последний самостоятельно без оглядки на соседей начал разработки нефтяных месторождений на морском шельфе. Часть из этих месторождений Туркменистан считает своими и претендует на их собственность.

Новый президент Гурбангулы Бердымухамедов проявляет больше прагматичности, чем его предшественник Туркменбаши, но, несмотря на весь позитив и адекватность отношения к каспийским вопросам, он не всегда последователен в своих действиях. С одной стороны, призывая к глубокому диалогу по статусным вопросам, он – с другой – грозит Баку международным судом. К этой же импульсивности можно отнести и недавний выговор главному переговорщику страны по каспийским переговорам. Гурбангулы Бердымухамедов пригрозил даже увольнением дипломату. С каким настроением последний приедет в Баку, остается только догадываться. Не исключено, что позиция Ашхабада претерпит некоторые ужесточения, но лишь на время для того, чтобы потом отступить, выиграв в торге относительно других смежных вопросов.

Перспективы судебного разбирательства Туркменистана и Азербайджана в Гааге или Страсбурге, безусловно, туманны и призрачны. Предполагать, что Азербайджан отступит от своих прав на блок месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли» также не приходится. АЧГ давно находится в разработке международным консорциумом, включающим в себя ведущие страны мира. Для Баку это означает полное и безоговорочное мировое признание своих прав на эту часть шельфа. Оспаривание их в международном суде не имеет никакой перспективы.

Азербайджан в переговорах с Туркменией будет стараться закрепить нынешний статус-кво, однако предложить Ашхабаду взамен что-то адекватное Баку не в состоянии. Делиться прибылью от торговли нефтью не входит в планы азербайджанцев. Туркменская сторона чувствует себя обойденной и обиженной. Ее не интересуют иные экономические преференции вне добычных проектов на шельфе Каспийского моря. Легким утешением для нее может стать лишь полный отказ Баку от притязаний на месторождение «Кяпаз» в туркменской версии именуемой как «Сердар». Азербайджан не прочь уступить в этом вопросе, поскольку ранее и так отказался от попыток соперничать с Туркменией из-за этого нефтегазового поля. Азербайджанским нефтяникам и без этого хватает точек приложения своих усилий по разработке новых перспективных площадей.

Двум странам придется договариваться между собой, и 2010 год выглядит достаточно перспективным для развития этих переговоров. Россия и Казахстан могут помочь Азербайджану в диалоге с восточным соседом, используя свои способы убеждения туркменистанцев. В частности, у Астаны есть личные интересы поскорее договориться с Ашхабадом, поскольку обе страны также пока не определили границы на Каспии. Соглашение с Туркменией полностью решит каспийский вопрос для Казахстана, причем также комфортно, как и для России.

Казахстан предлагает применить аналогичный подход для раздела месторождений нефти и газа, который стал формулой в отношениях с Россией. В спорных случаях, когда углеводородное поле находится на границе секторов, то стороны разрабатывают его совместно.

Определение морской границы казахстанского и туркменского секторов позволит выйти на общую точку соприкосновения с азербайджанским сектором, что облегчит этапы согласования линии между Баку и Ашхабадом. Все это может произойти уже в 2010 году.

Договорившаяся между собой тройка стран явно стремится к тому, чтобы Туркменистан примкнул к тройке, сделав ее четверкой, и тогда переговоры с Ираном велись бы в ином ситуационном фоне. Прежняя попытка объединиться в 2009 году была сорвана, поскольку постсоветские государства решили не искушать Иран, выступившего с резкими заявлениями по факту встречи четырех президентов в Актау.

В 2010 году попытки консолидации постсоветской четверки будут повторяться вновь и вновь. Этому будут способствовать ухудшение общей ситуации вокруг Ирана. Новая угроза санкций из-за атомной программы Тегерана значительно отвлекает внимание иранской дипломатии, кроме того Москва все больше нервирует несговорчивость и упертость иранской стороны в его противостоянии с Западом. У Москвы все меньше возможностей влиять и удерживать ситуацию в рамках удобных для Ирана. Все эти факторы неизменно рано или поздно отразятся и на каспийской сцене.

В Москве все больше склоняются к формату переговоров 4+1, поскольку нынешняя формула 3+1+1 не дает продвижения в определении статуса Каспийского моря. Для оформления процесса сближения может быть полезным и председательство Казахстана в ОБСЕ, поскольку в рамках готовящегося саммита глав государств организации можно было бы провести и четырехстороннюю встречу глав государств.

Иран опасается остаться в изоляции, однако, похоже, в этом году постсоветские страны способны сделать прорыв и отсечь иранцев от обсуждения статусных вопросов. В формате четверки стороны смогут достичь консенсуса по тексту конвенции и уже с выработанным решением выйти к Ирану с требованием признать существующий статус-кво. Ситуация, которая может сложиться к концу 2010 года может вполне напомнить времена СССР, когда между Союзом и Ираном, к примеру, не регламентировались вопросы работы на шельфе, тем не менее, азербайджанские нефтяники успешно осваивали недра Каспия.

Секторальное деление в корне не противоречит иранским позициям. Это подтверждают планы Ирана начать разведочного бурения в своем секторе Каспия. Кроме того, иранская газовая компания владеет 10% участия в азербайджанском газовом проекте «Шахдениз». Однако границы своего сектора Иран видит в ином начертании, вклинившись в сектора Азербайджана и Туркменистана с тем, чтобы общая часть акватории не оказалась меньше 20% — пятой равной части всей поверхности Каспия. Тегеран и дальше намерен отказываться от согласования границы по прежней линии, отделявшей зону ответственности бывшего СССР, стремясь расширить общую площадь своего сектора до 20%.

Предположить, что при разделе Каспия будут одновременно применяться две модели — срединной линии и равной пятой части шельфа для Ирана – сложно, но не невозможно. Фактически Тегеран может приобрести часть акватории лишь за счет Азербайджана и Туркмении. Компромисс может быть достигнут только через согласие на совместное освоение содержащихся в этой части шельфа запасов углеводородов. Большие глубины на юге Каспия, достигающие тысячи метров усложняют разработку ресурсов, соответственно увеличивают капиталоемкость работ. Вариант их совместного освоения южной тройкой – Ираном, Азербайджаном и Туркменией может стать эффективным компромиссом.

В качестве связующего звена можно рассматривать и перспективы Организации Каспийского экономического сотрудничества (ОКЭС). Россия, много рассуждавшая о потенциале этой новой структуры в прошлом году, вновь инспирирует обсуждения об ОКЭС и наверняка постарается сдвинуть фазу образования структуры в практическое оформление. Москва свободна от прямых сложностей общения с каспийскими партнерами, поскольку для себя разрешила статусные вопросы. Идея ОКЭС позволит закрепить это пространство в сфере влияния России, а также не допустить в регион иных игроков, не примыкающих к каспийскому пространству.

Отдельная проблема 2010 года – это продолжающаяся милитаризация Каспийского моря. Каждая из стран наращивает свою военную группировку на Каспии и вводит в строй все новые силы. Причем предлоги для массированного вооружения представляются самые разные, от защиты геологических ресурсов, до охраны транспортных коммуникаций и экологии.

В 2010 году пятерка прикаспийских стран и, прежде всего, Россия и Иран будут предпринимать все усилия для устранения влияния внерегиональных игроков. США будут пытаться вклиниться в Каспий через Азербайджан. Предлогом как раз выступает охрана стратегических объектов, таких как нефтегазодобывающих платформ и трубопроводных систем, проходящих по дну моря. Иных транскапийских трубопроводов в 2010 году не появится, хотя желание соединить восточный и западный берег моря присутствует у Азербайджана и Казахстана. Этому будут препятствовать жесткая позиция России и слабый интерес Азербайджана, которому предлагают вложиться в амбициозные проекты.

Резюмируя подходы сторон к определению вопросов статуса и иных сопряженных вопросов можно отметить:

1. Стороны имеют хорошую возможность продвинуться в переговорном процессе в 2010 году, поскольку не дошли до критического состояния конфликта относительно имеющихся проблем и остаются в режиме диалога.

2. Все пять стран заинтересованы в суверенном принятии решения по статусу без навязывания его со стороны международных структур или некоторых стран.

3. Азербайджан и Туркменистан при содействии Казахстана имеют возможность разрешить свои проблемы и достичь согласия относительно имеющего формата определения статуса моря на уровне тройки (что фактически будет означать создание четверки). Помимо этого может быть объявлено о создании азербайджано-туркменского СП по совместной разработке нефтегазовых структур в пограничном регионе.

4. В 2010 году окончательно может оформится четверка прикаспийских государств имеющих идентичное представление о принципах разделения моря и определения статуса Каспийского моря.

5. Иран в 2010 году может остаться в изоляции из-за своей строптивой и неуступчивой позиции относительно принципов раздела водоема.

6. Внерегиональные державы имеют шанс закрепиться на Каспии в случае ухудшения ситуации вокруг Ирана.

7. До конца 2010 года не будут продвинуты вопросы по строительству трубопроводов по дну Каспия.

8. Идея ОКЭС получит новый импульс со стороны лоббирующей новую структуру России, однако интерес к ней будет также на слабом уровне и дальше деклараций дело не сдвинется с мертвой точки. ОКЭС может стать осязаемой лишь при достижении консенсуса между всеми пятью прикаспийскими странами, либо, что может стать промежуточным действием, между постсоветской четверкой.

9. Представляется, что России в данной ситуации необходимо принять принципиальное решение – либо серьезно менять свою позицию по региональному сотрудничеству с Ираном в сторону укрепления, либо все усилия направить на реализацию идеи ОКЭС в рамках постсоветской «четверки».

Сергей Михеев – вице-президент Центра политических технологий

Армяно-азербайджано-турецкий узел

http://regnum.ru/news/1263677.html

Интервью ИА REGNUM Новости с бывшим помощником президента Азербайджана, председателем форума «Во имя Азербайджана», политологом Эльдаром Намазовым.

Некоторые российские аналитики считают, что в последнее время усилия по нормализации отношений Баку, Анкары и Еревана как бы разведены по мировым столицам. Как бы проснувшийся после зимней спячки, Париж больше занимается проблемами Нагорного Карабаха, Вашингтон — весьма своеобразно — турецко-армянскими, а Москва — азербайджано-армянскими. Насколько, на ваш взгляд, такое распределение ролей близко к реальности?

Не думаю, что существует подобное «разделение труда». Это слишком походило бы на разделы сфер влияния, против чего (по крайней мере — на Южном Кавказе), выступают все основные геополитические игроки. Например, в турецко-армянском процессе Москва по определению не может оказаться в «тени» Вашингтона, а Вашингтон вряд ли согласится на ослабление своей роли в армяно-азербайджанском урегулировании. На протяжении последних лет сопредседатели Минской группы ОБСЕ неоднократно заявляли о том, что они действуют согласованно, у них общая позиция по урегулированию и, судя по всему, пока что у нас нет оснований опровергнуть это утверждение. Тем более, что вычленять Карабах из контекста армяно-азербайджанского урегулирования и разводить их между Парижом и Москвой — мягко говоря, нереалистично. В ходе так называемого «пражского процесса», неоднократно бывали случаи, когда один из международных посредников самостоятельно совершал визит в регион конфликта (и американский, и российский, и французский сопредседатели). Как правило, в СМИ начинались поиски каких-то «подводных камней» по этому поводу, но потом все становилось на свои привычные места.

Есть ли, по-вашему, резон воспринимать перенос на неопределенное время рассмотрения в парламенте Турции протоколов по восстановлению турецко-армянских отношений как благо или зло для урегулирования азербайджано-армянского конфликта? Или, может, это событие не стоит увязывать с нагорно-карабахской проблемой?

Чтобы решить проблему или излечить болезнь есть два необходимых условия — правильный диагноз и правильная стратегия решения. К сожалению, в этом вопросе и диагноз поставлен не верный, и стратегия решения определена неверно. Никто не пытается «искусственно» увязывать нагорно-карабахский конфликт с процессом армяно-турецкого примирения. Проблема в другом. Эти две проблемы изначально связаны друг с другом политически и ментально. Армяне воевали с азербайджанцами, считая и называя их турками, а Турция закрывала свои границы с Арменией в ответ на оккупацию азербайджанских территорий. То, что мы сейчас наблюдаем, называется по-другому: попыткой искусственного разведения этих двух, изначально переплетенных тысячами нитей, взаимосвязанных проблем. Происходящее в настоящее время торможение армяно-турецкого процесса, усиление взаимного недоверия и общего скепсиса в отношении успешности этого проекта, это вовсе не козни Баку, как кто-то пытается это представить. У Баку по определению нет ресурсов для эффективного противодействия какой-то согласованной позиции Москвы, Вашингтона, Парижа, ООН, ОБСЕ, ЕС, Анкары и Еревана. Не те масштабы, не те ресурсы и возможности, чтобы так утрировать ситуацию.

Баку целых два года не может согласовать с Анкарой цены на газ и транзитные ставки, из-за этого задерживаются важные региональные проекты, откладываются на годы сроки реализации «Шах-Дениз-2» и т.д. Поэтому представить себе картину блокирования Баку совместного «евроатланто-российско-армяно-турецкого» проекта, мягко говоря, сложно. Проблема в том, что международные посредники и Ереван поставили изначально трудную, практически не реализуемую задачу — разрезать «по-живому» и без какого-то политического «наркоза» эти две взаимосвязанные проблемы. Но не получается и вряд ли получится.

Что же касается стратегии решения проблемы, то и тут совершена ошибка. Посредники правы, когда говорят, что позитивные результаты по одной из проблем могут привести к урегулированию и другой. Также правы и те, кто утверждает, что Еревану трудно провести через общественное мнение компромиссное урегулирование по обеим проблемам одновременно, надо какую-то из них сделать «локомотивом», а другую пристегнуть к общему процессу. Все это, на самом деле, резонно и правильно. Но ошибка в том, что подобным «локомотивом» может быть только карабахское урегулирование, а не наоборот. Турция не то, что не будет противостоять, а наоборот — с радостью согласится пропустить вперед карабахское урегулирование. В таком случае Анкаре намного проще будет и ратифицировать в парламенте армяно-турецкие протоколы и открыть границы с Арменией. Мне кажется, что если интерес и стремление к урегулированию этих проблем у международных посредников будет оставаться на высоком уровне и дальше, то они неизбежно придут к правильной формуле: армяно-турецкие и карбахская проблема тесно связаны между собой в узел, но начинать развязывать этот узел надо с карабахского конца, а не наоборот.

Французский сопредседатель Бернар Фасье заявил, что если бы МГ ОБСЕ при подготовке новой версии обновленных мадридских принципов исходила из предлагаемой Азербайджаном территориальной целостности и лишь потом права нации на самоопределение, это не принесло бы результата. Более того, он вспомнил о признании независимости Косово и, перечисляя принципы нового урегулирования поставил целостность границ после права на самоопределение. Ваши комментарии

Вы знаете, очень часто местные СМИ в Ереване излагают свою «версию» заявлений сопредседателей, которые потом те опровергают. Только вчера состоялся телефонный разговор министра иностраннных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова и Бернара Фасье, в котором последний опроверг многие утверждения СМИ. «Я такого не говорил, и не мог бы сказать» — вот слова самого сопредседателя. Думаю, то же самое касается и сравнения с Косово, и порядка сочетания принципов территориальной целостности и самоопределения. Позиция сопредседателей Минской группы и президентов их стран по этим вопросам неоднократно озвучивалась, нашла свое отражение в подписанных декларациях и заявлениях. Поэтому поверить в утверждения отдельных армянских СМИ, что это позиция кардинально пересмотрена, я не могу.

Американский эксперт Heritage Foundation Ариэль Коэн в интервью ереванской газете «Жаманак», если конечно, его слова не были искажены, заявил: предварительное согласие Баку «с предложением о проведении референдума о статусе Нагорного Карабаха,.. означает, что… Карабах может отойти Армении». Неужели господин Коэн обладает большей информацией чем, скажем, глава МИД Азербайджана или видит дальше его?

Поэтапный план урегулирования основан на той философии, что вопрос окончательного статуса Нагорного Карабаха сейчас не может быть определен, это дело будущего. Поэтому кто-то с одинаковой долей вероятности может утверждать как то, что Нагорный Карабах войдет в состав Азербайджана, так и обратное.

В реальности ситуация и ее перспективы таковы: на сегодня мы имеем неразрешенные проблемы в виде оккупированных за пределами Нагорного Карабаха районов, сотни тысяч беженцев, разрушенные коммуникации, отсутствие какого-либо сотрудничества и надежных гарантий безопасности, угрозу возобновления войны и неопределенность окончательного статуса Нагорного Карабаха. Если будут приняты совместные компромиссные планы урегулирования (сперва — рамочное соглашение о базовых принципах, затем — мирный договор), если эти планы будут последовательно реализовываться на практике, то через «энное» количество лет мы получим следующую картину — оккупированные территории возвращены, беженцы, в большинстве своем, вернулись к родным очагам, восстановлены коммуникации, началось экономическое и культурное сотрудничество, практически сведена на нет угроза войны, выстроены внутренние и внешние гарантии безопасности, но окончательный статус НК остается неопределенным и для нормального существования на этот период ему предоставляется «временный статус». Может ли этот путь привести к отторжению Нагорного Карабаха от Азербайджана или его реинтеграции в Азербайджан? Дипломаты обоих сторон сейчас и бьются над некоторыми элементами базовых принципов, которые могли бы предрешить этот вопрос на данной стадии в чью-то пользу. Так как опыта и времени на размышление у них достаточно, думаю в целом им удасться сохранить философию поэтапного плана урегулирования. Иначе этот документ просто не будет подписан.

ИА REGNUM Новости: В Баку всё больше распространяется мнение, что Азербайджану нечего делать в переговорном формате МГ ОБСЕ, где его методично склоняют к полной сдаче Нагорного Карабаха и частичной — Лачинского коридора. Как, по-вашему, может ли Азербайджан уйти по-английски и начать все с более приемлемых позиций уже на других международных площадках?

Ну, во-первых, Азербайджан уже заявил о принятии «обновленных мадридских принципов», дело затягивается из-за позиции Армении. Поэтому на данный момент какого-то стремления выйти из формата Минской группы у официального Баку не чувствуется. Во-вторых, а есть ли вообще эта, более приемлемая международная площадка? Три сопредседателя Минской группы являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, действуют по мандату ООН от имени ОБСЕ, представляют главные (за исключением Китая) центры геополитических сил (США, Европа, Россия). Армения же вряд ли согласится передать мандат на урегулирование карабахской проблемы Организации Исламская Конференция, а Азербайджан — в секретариат ОДКБ…

Беседовал Рафаэль Мустафаев

Баку может в конечном итоге выиграть от решения Конгресса


http://www.1news.az/interview/20100316110044330.html

Эксклюзивное интервью 1news.az с аналитиком американского аналитического центра Stratfor (www.stratfor.com) Евгением Чаусовским

— Как бы вы прокомментировали  решение комитета по внешним связям палаты представителей Конгресса о так называемом «геноциде» армян?
— Голосование комитета по внешним связям палаты представителей не было обязательной мерой, и этот законопроект будет направлен в палату представителей для рассмотрения. Такого рода резолюции ежегодно принимаются в таких комитетах конгресса, но решение должно все же пройти через палату представителей, а как известно, администрация Барака Обамы пообещала предотвратить рассмотрение этого вопроса в Палате Представителей Конгресса СЩА.
— Может ли решение, принятое в Конгрессе, навредить турецко-американским и азербайджано-турецким отношениям?
— Это решение — чрезвычайно политизированная проблема. Турецкий министр иностранных дел Ахмет Давутоглу заявил, что голосование повредит связям между Турцией и Соединенными Штатами, и впоследствии Анкара отозвала своего посла, когда решение было  принято в  комитете Конгресса. Турция имеет огромное геополитическое значение для США, а Анкара имеет значительное влияние на ключевые вопросы, такие как война в Ираке и вопрос возрождающейся России. Хотя решение, безусловно, вредно для текущей политической ситуации между Турцией и США, но маловероятно, что это значительно повредит стратегическим отношениям между двумя странами.
Азербайджан поддерживал Турцию, осуждая голосование, и, по иронии судьбы, Баку может в конечном итоге выиграть от решения, так как голосование негативно сказывается на ходе переговоров о нормализации отношений между Турцией и Арменией, и на вопросе ратификации протоколов, которые до сих пор не ратифицированы со стороны парламентов двух стран. Хотя уже есть серьезные осложнения по протоколам, такие вопросы как азербайджанские требования по Нагорному Карабаху и вопрос признания «геноцида»,  делают еще менее вероятным сценарий, по которому протоколы будут ратифицированы Турцией.

— Для открытия границы между Арменией и Турцией США давят на Анкару. Почему США не оказывают давление на Армению для возвращения Азербайджану оккупированных территорий?

— США призвали к открытию границ не столько в своих собственных интересах, а прежде всего в ответ на усиление влияния России. В то же время Россия использует желание Турции нормализовать отношения с Арменией и опасения Азербайджана, что Турция бросит его в Нагорно-Карабахском вопросе в целях сближения со всеми этими странами.
Вашингтон считает, что это может закончиться еще большим влиянием Москвы на Кавказе. Поэтому США давят на Турцию, призывая выполнить обязательства по нормализации отношений с Арменией без решения конфликта между Арменией и Азербайджаном, даже, несмотря на то, что такая мера очень быстро может привести к эскалации напряженности в регионе.
— Как бы вы прокомментировали нынешнее состояние процесса по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта?
— Процесс урегулирования зашел в тупик, и вряд ли может получить какой-либо толчок в обозримом будущем. Просто слишком много сложных перемен, и за прошедшие несколько месяцев напряженные отношения между Арменией и Азербайджаном фактически возросли, а не уменьшились.
— Какие действия предпримут США и Россия, если Азербайджан решит восстановить территориальную целостность военным путем?
— Это сложный вопрос, особенно для России.
Главное, что мешает  Азербайджану начать войну,  так это то, что Баку знает, что любой военный конфликт не только вызовет резкую реакцию  своих традиционных союзников — Турции, Соединенных Штатов и Европы, но, вероятно также вдохновит военную реакцию России, которая считает Армению военным союзником. В настоящее время Россия хочет избежать любой ценой военного вмешательства. Она не хочет потерять  рычаги, которые приобрела в этом регионе. После войны с Грузией в 2008 году Россия знает, что еще одно региональное применение силы не только приведет к утрате авторитета на международной арене, но также нанесет значительный ущерб отношениям с Азербайджаном. Соединенные Штаты, тем временем, ориентированы на вывод своих войск из Ирака, усиление своего внимания к Афганистану и предотвращение кризиса вокруг иранской ядерной проблемы. Вряд ли США будут вмешиваться в случае возникновения конфликта, хотя, безусловно, будут задействованы политически, и это будет во многом зависеть от того, как Россия будет реагировать на вспышки военных действий в Кавказском регионе.
— Напряжение в отношениях США и Ирана повышается. Может ли дипломатический кризис перерасти в военный, и как, в таком случае, будет развиваться ситуация в нашем регионе?
— США, конечно, не хотят начинать военную операцию против Ирана в данный момент, так как это может поставить под угрозу шаткий глобальный экономический подъем, но военный удар не может быть полностью исключен. Единственным явным результатом будет то, что при таком развитии ситуации, влияние России на Кавказе будет расти безмерно, поскольку у США будет намного меньше возможностей противостоять шагам Москвы в регионе.

Эльшан Рустамов

Тень бомбы над Большим Ближним Востоком

http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1268628000

Одна из главных проблем в повестке дня мировой политики сегодня – это создание Ираном ядерного оружия. Но ясного ответа, делает ли он это, – нет. Из многочисленных докладов МАГАТЭ лишь следует, что прямые доказательства отсутствуют, хотя есть косвенные признаки, которые вызывают серьезное беспокойство. Поэтому заявление президента Ирана 2 декабря 2009 года о том, что «иранский народ самостоятельно сделает 20-процентное ядерное топливо», вызвало серьезную обеспокоенность в мире.

Специалисты высказывали разные мнения. Одни говорили, что Иран просто блефует. У него нет практических возможностей обогащать уран, и он специально нагнетает страсти, чтобы повысить ставки в переговорах с Западом. Другие – у Ирана такие возможности есть. Но из 20-процентного урана нельзя сделать полноценную атомную бомбу – для этого нужен обогащенный уран до 80–90%. А из 20-процентного урана можно сотворить лишь так называемую «грязную бомбу», хотя и она может вызвать сильное радиоактивное загрязнение. Однако, если процессу обогащения дан старт, то сегодня это может быть 20-процентный уран, а завтра 40%, потом 50% и 60% и т.д. Так и до 80% путь будет недалек.

И как бы в ответ на эти споры президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад заявил, что Иран уже произвел первую партию урана, обогащенного до 20%. «Иран теперь является ядерной державой», – объявил он на многотысячном митинге в Тегеране по случаю 31-й годовщины Исламской революции. Больше того, по его словам, Иран «может обогащать уран даже до 80-процентного уровня, но делать этого не будет, поскольку в этом нет необходимости». А МАГАТЭ подтвердило, что Иран произвел первую партию урана, обогащенного до 20%, выразив озабоченность возможной военной составляющей иранской ядерной программы.

На этом бурное развитие событий только началось, поскольку появление ядерного оружия у Ирана превратит Большой Ближний Восток в «ядерный погреб» наподобие того, как в свое время Балканы стали «пороховым погребом» Европы. И что тогда ждать – первую ядерную войну и катастрофический взрыв в этом уже взрывоопасном регионе и его ближайшем окружении?

Неудивительно поэтому, что в нынешних дискуссиях на передний план выходит возможность нанесения США или Израилем бомбовых ударов по иранским ядерным объектам. При этом идут ссылки на то, что подобная операция уже была успешно проведена в 1981 году, когда 14 израильских самолетов, беспрепятственно пролетев над Иорданией и Саудовской Аравией, разбомбили иракский ядерный центр, где находился французский реактор «Озирак».

Однако сегодня не 1981 год, а Иран – это не Ирак тех лет. И США едва ли рискнут пойти на такую акцию, хотя, как заявил начальник российского Генштаба Николай Макаров, ссылаясь на своего американского коллегу – председателя ОКНШ Майкла Маллена, у США есть план нанесения ударов по Ирану. Разумеется, у американских военных такие планы должны быть, но это вовсе не значит, что руководство страны, президент США пойдут на применение силы, поскольку Иран сможет нанести ответный удар по американским войскам в Афганистане и Ираке. Нельзя также исключать ударов Ирана по нефтяным объектам в Саудовской Аравии, ОАЭ и Кувейте. В результате «Аль-Каида» и «Талибан» восторжествуют, война против США в Ираке и Афганистане вспыхнет с новой силой. И что тогда Вашингтону, безуспешно воюющему там уже много лет, влезать еще и в третью, куда более опасную войну в Иране? Едва ли нынешний президент США решится на это. Хотя и такого развития событий полностью исключать нельзя.

А вот ударов Израиля по ядерным объектам Ирана скорее даже можно ожидать. Дело в том, что появление ядерного оружия у Ирана может означать смертельную угрозу для Израиля, который Тегеран грозится стереть с лица Земли. И тогда это уже будут не просто слова. Учитывая небольшую территорию еврейского государства, плотность его населения и жаркий климат, для этого потребуется всего одна-две атомные бомбы того типа, что были сброшены на Хиросиму и Нагасаки. А ХАМАС, «Хезболлах» да и Сирия на Голанских высотах доделают все остальное. Поэтому, по мнению многих специалистов, для Израиля будет менее опасным нанесение удара по иранским ядерным объектам, чтобы не допустить создания им ядерного оружия, чем оказаться в ситуации, когда Тегеран овладеет этим оружием. В общем, как считает российский политолог Алексей Пушков, «дело неудержимо идет к военной операции против Ирана».

И тут естественно возникает вопрос, когда может произойти такая военная операция. Ответ на него зависит от прогнозов, когда Иран сможет создать полноценное ядерное оружие. Шеф военной разведки Израиля Амос Ядлин еще в конце 2008 года заявил, что Иран уже перешагнул технический рубеж и способен теперь собрать ядерный заряд, а пока просто тянет время. Близки к этому и оценки в Вашингтоне. Директор Национальной разведки США Дэннис Блэр заявил 10 марта 2009 года, что Иран «технически способен произвести достаточно высокообогащенного урана для изготовления одного боезаряда в 2010–2015 году». А в печать проникли сообщения, что Вашингтон посетил высокопоставленный израильский чиновник (имя не называется), который поставил вопрос ребром: надо до конца 2009 года убедить Тегеран прекратить обогащение урана. После того, как истечет этот срок, Израиль может нанести удар по ядерным объектам Ирана. Тот факт, что названное время уже прошло, лишь подчеркивает остроту момента.

А вот российская разведка загадочно молчит. Во всяком случае ее оценки до сего дня в печать не проникали. Однако российские ученые-атомщики, с которыми мне удалось побеседовать в начале 2007 года, считали, что работы по созданию ядерного оружия в Иране ведутся и он сможет создать свою атомную бомбу в 2012–2017 годах.

Короче говоря, вопрос о том, способен ли Иран сделать атомную бомбу и когда, достиг критической остроты. Поэтому мировому сообществу уже сейчас нужно срочно определяться, что делать. И времени для этого осталось совсем немного.

Олег Алексеевич Гриневский — руководитель центра Европа-США Института Европы РАН, профессор МГИМО и РГГУ.

Спасательный круг для Ирана

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1268627700

Евросоюз ужесточил политику по отношению к Ирану. Вслед за США он введет против Тегерана санкции, даже если ООН не поддержит их. Запад также хочет заручиться согласием России и Китая, настроенного против санкций. Вашингтон пытается повлиять на Пекин, побуждая монархии Персидского залива заменить Иран как поставщика нефти для КНР.

Европейский союз в одностороннем порядке наложит новые санкции на Иран из-за его ядерной программы. Это произойдет, даже если Совет Безопасности ООН не достигнет согласия на сей счет. С таким заявлением выступил министр иностранных дел Финляндии Александер Стубб после встречи глав дипломатических ведомств ЕС, состоявшейся в его стране.

Стубб пояснил, что европейские страны постараются убедить Россию и Китай поддержать их в СБ ООН. Но если этого не случится, ЕС будет действовать в одностороннем порядке.

Западные государства хотят с помощью новых мер воздействия заставить Тегеран прекратить работы в ядерной области. Они считают, что ядерная программа Тегерана направлена на то, чтобы создать атомное оружие. Иран заявляет, что она преследует мирные цели.

Поворот в политике ЕС произошел после того, как президент США Барак Обама продлил еще на один год американские санкции против Ирана, наложенные еще 15 лет назад. В то же время Белый дом работает с американскими законодателями, стремясь смягчить те репрессалии, которыми они хотят наказать иностранные фирмы, поставляющие бензин и оказывающие другие услуги иранскому энергетическому сектору. Вашингтонская администрация опасается, что одобрение этих биллей помешает добиться консенсуса при обсуждении иранского вопроса в СБ ООН.

Как уже отмечала «НГ» (номер от 12.03.10), против одобрения этих биллей в Конгрессе выступила высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон. Европейские политики знают, что применение американских законов за пределами США может нанести удар по интересам тех европейских фирм, которые продолжают делать бизнес в Иране. Очевидно, решение ЕС ужесточить меры против Ирана стало итогом закулисного торга с Вашингтоном. Стороны явно готовят почву для того, чтобы попытаться сообща продавить через ООН четвертый раунд репрессалий.

Тем не менее Royal Dutch Shell, крупнейшая европейская нефтяная многонациональная корпорация, на всякий случай объявила о прекращении бизнеса с Ираном. «Мы остановили продажу бензина Ирану», – заявил ее представитель Дэвид Уильямс.

По данным агентства AFP, из пяти постоянных членов Совета Безопасности сейчас только Китай выступает против санкций. Это подтверждают и заявления китайских официальных лиц, сделанные по окончании сессии парламента в Пекине. Китайские политики продолжают говорить о том, что методы давления контрпродуктивны.

Что касается Москвы, то, как следует из заявления министра обороны США Роберта Гейтса, в Америке считают, что российская позиция ближе к позиции Запада, чем китайская. Гейтс высказался по этому поводу, находясь в Объединенных Арабских Эмиратах. Делегация Гейтса призывала нефтяных шейхов из эмиратов и правителей Саудовской Аравии повлиять на Китай, с тем чтобы он отказался от противодействия санкциям.

Страны Персидского залива – одни из главных поставщиков углеводородов в КНР. Так что Пекин не может не прислушиваться к их мнению. Судя по сообщениям западных информационных агентств, нефтяные монархии готовы пообещать Китаю восполнить недостаток нефти, если кризис вокруг Ирана обострится.

Во время переговоров шефа Пентагона в странах залива обсуждался также вопрос о продаже американского оружия – в частности, противоракетных установок. Гейтс, выступая как коммивояжер американского ВПК, убеждал партнеров быть готовыми к отражению атаки со стороны Ирана.

Однако, как отмечает Шахрам Чубин, эксперт Фонда Карнеги, Саудовская Аравия и другие государства в регионе не хотят конфронтации с Ираном. Руководители этих стран не желают, чтобы в арабском мире их считали американскими ставленниками. Поэтому они публично не одобряют санкции.

Владимир Скосырев

Откроет ли Ашхабад «газовую заслонку» в Европу?

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1268631240

Европейский Союз дал однозначно понять, что счастливая судьба (или полный крах) многострадального газового проекта «Набукко» по доставке природного газа из Центральной Азии на «старый континент» полностью зависит от Туркменистана. А точнее — от одного человека — ее президента Г. Бердымухамедова, с которым до сих пор никто в Европе не может найти хотя бы частичного взаимопонимания, но с которым в ближайщие месяцы будут вестись интенсивные переговоры.

Новый «энерго-командир» единой Европы Г. Эттингер распоряжается нынче огромными деньгами — суммой в 2,3 млрд. евро, которые выделены исключительно на энергетические проекты ЕС. Из этих денег 200 млн. евро выделено на «Набукко», но если в ближайшие месяцы энергопосланникам из Брюсселя не удастся добиться от Туркменистана внятного и понятного одобрения газовых поставок в Европу, все эти миллионы и миллиарды пролетят мимо не только Ашхабада, но и всей Центральной Азии.

Единая Европа определила для себя 43 энергетических проекта, в которые она намерена инвестировать, и суть большей части которых — добиться собственной энергонезависимости путем сокрашения поставок из России и получения их с других рынков — прежде всего из Центральной Азии.

Подобное желание европейцев как можно плотнее «прислониться» к газовым и нефтяным трубам Центральной Азии находит вроде бы полное понимание среди руководства стран региона, в частности тех, кто этими самыми столь желанными в Европе энергоресурсами располагает — Казахстана, Туркменистана и Узбекистана. Однако если с нефтяными поставками вроде бы все для европейцев складывается неплохо, то с поставками природного газа «игры в трубопроводы» по-прежнему — и что главное- безрезультатно продолжаются.

Уже на протяжении нескольких лет идет виртуальная «газовая торговля» между Европой и странами Каспия. Туркменистан и Азербайджан, на газ которых европейцы и надеются, обвиняют Брюссель в «полной несерьезности» проекта без вложения в него миллиардов евро (пока их только обещают инвестировать, но, как известно, гладко было на бумаге…) Со своей стороны руководство Евросоюза винит в задержке осушествления проекта первое лицо Туркменистана, которое ни «да», ни «нет» не говорит, а только по-восточному приветливо улыбается без отдачи «командирской отмашки» на начало работ по трубе «Набукко».

При этом обе стороны пытаются не только выиграть для себя лишние миллиарды газо-кубометров и инвестиционных евро, но и прокачать по «дипломатическим трубам» свои региональные интересы. Туркменистан не намерен «зацикливаться» только на Европе, и при любом раскладе будет развивать газовые поставки в направлении Китая, Ирана, и что пока все еще неизбежно — России.

Европе же от Туркменистана нужен как минимум контракт на 30 лет на поставки газа, и только на такую длительную перспективу Брюссель станет собирать требуемые для «Набукко» почти 8 млрд. евро. Замечу, что теоретически что в Европе, что в Соединенных Штатах понимают суть центральноазиатской политики так называемой «многовекторности», когда в партнеры берутся все те, от кого можно что-то существенное получить (инвестиции, современные технологии, дипломатическую поддержку, и наконец — военную «крышу»).

Но вот на практике ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне понять все эти «кивания в разные стороны» президентов стран центральноазиатского региона не могут. В итоге только в этом месяце в Ашхабад с «газово-разъяснительными миссиями» наведывались спец-посланники Госдепартамента США, энергокомиссии Евросоюза, министры ведущих европейских стран, целью которых было только одно: еще раз попытаться добиться от Г. Бердымухамедова четкой и недвусмысленнйо поддержки проекта «Набукко» (желательно, закрепленной на гербовом бланке с печатью), чтобы под это уже выбивать заложенные в бюджете ЕС миллиарды евро.

А между тем все эти вояжи высокопоставленных американцев и европейцев не внесли не только ясности в вопрос о начале работ по «Набукко», но и сделали ситуацию вокруг центральноазитаских энергопоставок еще более запутанной. На словах Г. Бердымухамедов вроде бы проект прокладки газовой трубы в сторону Европы поддерживает. Вот только прокладывать ее непонятно куда, по чьей территории, и соответственно — под какие денежные и политические гарантии.

Под Каспием на обозримую перспективу труба пока явно не «напрашивается»: море Каспийское остается все еще неподеленным, Иран никаких работ на Каспии по такой трубе вести не позволит, да и нынешние межгосударственные отношения Туркменистана и Азербайджана пока вовсе даже не сопутствуют газовому сотрудничеству.

Из области отвлеченной от реалий фантастики выглядит и предложение Туркменистана поставлять газ в Европу в обход Азербайджана — через Иран, Армению, и далее на Турцию и порты Средиземного моря. Соединенные Штаты никаких обходных труб ни европейцам, ни всем остальным прокладывать не позволят, да и сам вопрос о возможности нанесения военного удара со стороны США по Ирану за осуществление им ядерной программы, между прочим, никто с повестки дня не снимал.

Есть еще вариант поставлять туркменский газ в Европу через Россию (поскольку Ашхабад продает весь свой экспортируемый газ на границе). Но Евросоюз как раз и борется за то, чтобы от России и ее газовой политики зависеть по минимуму: ведь какая разница, поставки какого газа в случае возникновения «непредвиденных обстоятельств» Россия сможет европейцам перекрывать — собственного или поступившего из Туркменистана?

Ничего не решила до сих пор единая Европа и в своих отношениях с Турцией, через территорию которой центральноазиатский газ должен будет попадать в Европу. Турки уже сегодня выдвигают весьма невыигрышные для ЕС условия транзита газа, плюс для Анкары любые отношения с Брюсселем — это прежде всего обсуждение вопроса о членстве Турции в Евросоюзе, а уж потом — экономические и трубопроводные «заморочки».

В результате руководство Евросоюза дало понять, что если к началу лета от Ашхабада не будут получены гарантии на уровне первого лица страны о поставках газа в Европу, те самые миллиарды евро, которые выделены под «большую энергетику» континента будут перенаправлены на другие проекты и регионы (Северная Африка, Ирак, страны Персидского залива).

А в этой ситуации многое может потерять не только по-прежнему сидящий на «нескольких стульях» Туркменистан, но и весь центральноазиатский регион. Ведь инвестиции в развитие энергетики Центральной Азии — это фактически единственный до сих пор сектор экономики, куда Запад готов вкладывать сереьзные суммы. Поэтому на данном этапе позицией Ашхабада будет решаться не только дальнейшая судьба проекта «Набукко», но и развития всей энергетической сферы Центральной Азии.

Юрий Сигов, из Вашингтона, специально для СA-News

Участники проекта NABUCCO вновь активизируются

http://novosti.az/analytics/20100311/43319023.html

Мамед Эфендиев

Турция придала NABUCCO реальные черты: Азербайджан, Ирак и Туркменистан будут поставщиками, пишут западные СМИ.

В 2010 году будет принято окончательное решение по финансированию и строительству газопровода NABUCCO, сообщает пресс-служба германской компании RWE. В настоящее время активно ведутся обсуждения между партнерами по проекту и финансовыми институтами, параллельно с подготовкой к экспертизе по оценке экологического и социального влияния проекта. В этом году члены консорциума NABUCCO должны принять окончательное решение по финансированию и строительству газопровода. Ожидается, что строительство начнется в 2011 году. Первые поставки газа из Каспия в Турцию и Европу должны начаться к 2014-2015 годам.

Председатель правления германской энергетической компании RWE Dea Томас Раппун уверен, что подписанием контракта на разработку месторождения «Нахчыван» присутствие его компании в Азербайджане не ограничится. «Подписанный 10 марта в Баку меморандум о разработке газового месторождения «Нахчыван» — это первый шаг на пути активной деятельности компании в Азербайджане. Мы намерены постепенно наращивать свою деятельность в стране», — сказал он. «Компания нацелена на обеспечение энергобезопасности Европы. Углеводороды из Азербайджана и Туркменистана могут стать вкладом в газовые поставки для стран Восточной и Западной Европы», подчеркнул он.

RWE приветствует решение парламента Турции о ратификации соглашения по постройке газопровода NABUCCO. По словам директора по поставкам и торговле RWE Штефана Юдиша, Турция всегда поддерживала строительство NABUCCO. «Этот вотум доверия в парламенте однозначно дает понять Европе, странам Каспийского региона и Ближнего Востока, что Турция безоговорочно поддерживает поставленную цель достижения большей свободы выбора, безопасности поставок и конкуренции на газовом рынке». «Ни один из потенциальных проектов по строительству газопровода в южном коридоре еще не получал транзитных прав от Турции. Благодаря ратификации межправительственного соглашения NABUCCO получил эти права. Ключевые поставщики — Азербайджан и Туркменистан — теперь имеют все необходимые права для заключения договоров по поставке газа в рамках проекта NABUCCO», отметил он.

RWE полагает, что Турция извлечет значительные выгоды, благодаря своему активному участию в NABUCCO. Она не просто укрепит свои уже значимые позиции на транзитном энергетическом рынке — теперь газ от новых поставщиков, таких как Азербайджан, Туркменистан и Ирак, а также прямой выход на прибыльные европейские рынки сбыта повысят ликвидность газовых рынков Турции и Европы. Недавние соглашения, подписанные между Турцией и Россией, не препятствуют осуществлению проекта NABUCCO, — скорее наоборот обеспечивают больший выбор в отношении безопасности поставок.

В то же время российская «Независимая газета» пишет, что Баку повременит с Nabucco: Азербайджан увеличил поставки «Газпрому». Действительно, Госнефтекомпания Азербайджана (ГНКАР) в 2 раза увеличила поставки газа в Россию, доведя его суточный объем до 3 миллионов кубометров. А глава российского газового холдинга Алексей Миллер заявил, что «Газпром» и в дальнейшем готов принимать весь газ, который предоставит Азербайджан.

Но при этом газета утверждает, что Баку, уходя от односторонней зависимости в поставках, расширяет их географию за счет арабских стран. Решение ГНКАР увеличить поставки газа в Россию в текущем году до 1 миллиарда кубометров, а в 2011 году довести его объем до 2 миллиардов кубометров преследует чисто экономические цели. Дело в том, что, располагая свободными объемами газа, Баку заинтересован в его доставке на европейские рынки в рамках NABUCCO. Но волокита вокруг реализации этого проекта вынудила ГНКАР пересмотреть свои планы и предложить газ реальным покупателям.

Сегодня Баку продает свой газ Турции, Грузии, России. В ближайшие месяцы начнутся коммерческие поставки в Иран. Наряду с этим ведутся успешные переговоры с Сирией по продаже этой стране 1 миллиарда кубометров газа в год. Недавно переговоры по этому вопросу провел в Дамаске министр промышленности и энергетики Натик Алиев. По его словам, экспорт газа из Азербайджана в Сирию будет осуществляться по трубопроводу, который пройдет по территории Турции. Транспортируемый по нему азербайджанский газ в последующие годы будет экспортироваться и в другие арабские государства. В этих целях предусмотрено создание совместной компании, которая будет продавать не только газ, но и нефть.  «Сирия и Турция намерены объединить свои газовые сети, и это создает нам хорошее условие для сотрудничества с Сирией», – подчеркнул Алиев.

Эксперты отмечают, что столь гибкая газовая политика Азербайджана дает определенные плоды и подстегивает участников проекта NABUCCO ускорить переговорный процесс. Об этом свидетельствует и подписанный недавно в Баку между ГНКАР и RWE меморандум о взаимопонимании по перспективной морской газовой структуре «Нахчыван», запасы которой, по мнению специалистов ГНКАР, прогнозируются в размере 300 миллиардов кубометров газа и 40 миллионов тонн газоконденсата.

А ведь концерн RWE является одним из 6 акционеров проекта NABUCCO, призванного транспортировать газ из Каспийского региона и с Ближнего Востока в страны ЕС. И по информации RWE Supply & Trading, компания обсуждает с ГНКАР возможные поставки газа, добытого в рамках второй стадии разработки газоконденсатного месторождения Шах-Дениз, по трубопроводу NABUCCO. По оценкам RWE, к 2014–2015 годам Азербайджан будет располагать 16 миллиардами кубометров газа для экспорта.

NABUCCO — это проект газопровода, который должен соединить Каспийский регион и Ближний Восток с Турцией, Болгарией, Румынией, Венгрией, Австрией и другими европейскими странами в 2014-2015 годы. Акционерами консорциума NABUCCO являются RWE (Германия), OMV (Австрия), BOTAS (Турция), Transgaz (Румыния), Bulgarian Energy Holding (Болгария) и MOL (Венгрия).

Экономическая и идеологическая диверсия

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=243

Джаби Барамов,

кандидат исторических наук

(Неизвестные страницы истории Азербайджанской нефтедобывающей промышленности)

Азербайджан считается родиной как сухопутной, так и морской нефтедобычи. Впервые в мировой практике в результате многолетних научно-практических изысканий азербайджанских ученых и инженеров 7 ноября 1949 г. забил фонтан из скважины N1 с суточным дебитом в 100 т. в каспийском нефтеносном районе Нефтяные камни. После столь многообещающего начала, 11 декабря 1949 г. Совет министров СССР принял постановление Об усилении мер по разведке и сдаче в эксплуатацию морских нефтяных месторождений Азербайджанской ССР, согласно которому при Министерстве нефтяной промышленности СССР было создано главное управление по разработке морских месторождений и Объединение морской нефти Азербайджана, на которые и была возложена подготовка нефтяных месторождений азербайджанского сектора Каспия к эксплуатации. Это оказалось делом отнюдь не легким, ибо руководство империи с ее командно-административной системой и его прислужники – армяно-дашнакские лидеры не были заинтересованы в экономическом усилении мусульманских республик и, в первую очередь, Азербайджана.

Как известно, в послевоенный период в снабжении нефтепродуктами военно-промышленного комплекса СССР стали проявляться существенные трудности. После победы в войне 1941-1945 гг., добытой во многом благодаря бакинской нефти, потребовалось открытие дополнительных ресурсов энергоносителей для восстановления разрушенного войной и для создания новых отраслей экономики в ряде регионов и в том числе в Азербайджане. Хотя вплоть до середины 50-х годов Азербайджан оставался главным центром нефтедобычи в СССР, он уже не справлялся с покрытием значительно возросших нужд на нефтепродукты. Следует учесть, что в годы войны Азербайджан обеспечивал до 85-90% нужд фронта во всех видах нефтепродуктов и поэтому вынес на себе тягчайшее бремя войны.i В годы войны разведочные и буровые работы по сути были прерваны, часть квалифицированных кадров ушла на фронт, вследствие чего на суше значительных месторождений открыто не было. Разведка нефтяных залежей Каспия, с одной стороны, была направлена на покрытие обострившегося в послевоенные годы в стране энергетического дефицита, а с другой — на преодоление устойчивой тенденции к снижению добычи, наблюдавшейся на сухопутных месторождениях. Таким образом, покорение каспийской нефти и возникновение новой подотрасли нефтяной промышленности республики были объективной необходимостью, однако этот процесс наталкивался на ожесточенное сопротивление врагов азербайджанского народа в лице замаскировавшихся под коммунистической личиной армянских шовинистов и их покровителей в центральном руководстве страны. Игнорируя научно-обоснованные прогнозы азербайджанских нефтяников о больших экономических перспективах каспийских морских месторождений, эти силы развернули широкую активность на всех уровнях с целью недопущения реализации этих планов.

29 июля 1954 г. в Баку было проведено совещание активистов нефтяной промышленности республики, в котором участвовал бывший министр нефтяной промышленности СССР H.Байбаков. Совещание было посвящено обсуждению постановления Совета министров СССР от 9 июля 1954 г. «О мерах по дальнейшему развитию нефтяной промышленности».ii Главный геолог объединения Азнефть Б.Бабазаде в своем выступлении, посвященном проблемам развития азербайджанской нефтяной индустрии, остановился на преднамеренных помехах делу сдачи в эксплуатацию морских нефтяных месторождений. Он отметил, что еще в 1948 г., накануне сдачи каспийских месторождений референт министра нефтяной промышленности СССР Хелквист – тогда главный геолог Азнефти- во время беседы с Б.Бабазаде у себя в кабинете предложил ему отказаться от идеи разработки морских месторождений, заявив: «Hа море ничего нет, и я говорил это уже давно. Давай напишем товарищу министру Байбакову письмо, что нужно приостановить работы на море, потому что там ничего нет». Б.Бабазаде, хорошо знавший о наличии на Каспии богатейших месторождений, решительно отверг это предложение и отметил, что запасы нефти на Каспии не только не уступают апшеронским, но и превосходят их. Б.Бабазаде указал, что Хелквист всячески убеждал первого секретаря ЦК КП Азербайджанской ССР М.Багирова о том, что главные месторождения нефти находятся в районах Гянджи и Шамахи, но успеха не достиг. Однако позже, работая референтом министерства нефтяной промышленности СССР, он сумел убедить министра H.Байбакова в правильности своей теории. Хелквист и стоявшее за ним армянское лобби в качестве аргументов своей точки зрения приводили неуклонное снижение нефтедобычи на суше после 1951 г. и выявление новых месторождений на западе республики. Они утверждали, что снижение объемов добычи дорого обходится республике и в результате нефтяная промышленность превращается в неэффективную отрасль экономики.

Выступивший на совещании H.Байбаков стал доказывать, что ассигнования в 10,2 млрд. руб., выделенные в 1948-1953 гг. на цели капитального строительства в нефтяной промышленности Азербайджана, явились неоправданным расточительством, ставшим результатом дружбы между М.Багировым и И.Сталиным. Якобы М.Багиров в собственных карьеристских целях неоднократно выбивал у Сталина большие суммы под предлогом увеличения темпов нефтедобычи, что, по словам H.Байбакова, свидетельствует об антигосударственной деятельности М.Багирова, своими действиями нанесшего государству значительный экономический ущерб.iii

Известно, что М.Багиров руководил Азербайджаном в 30-50-е годы прошлого века. Его правление в нашей истории характеризуется как период трагический и противоречивый. Однако вряд ли логично представлять стремление руководителя получить у центрального правительства средства на развитие нефтяной промышленности как антигосударственный акт. Необоснованность подобных суждений очевидна. Архивные документы того времени свидетельствуют о том, что создание и развитие в послевоенном Азербайджане новых перспективных отраслей экономики всерьез беспокоила армянско-дашнакские элементы, нашедшие приют в центральном руководстве под крылышком А.Микояна.

Не сумев помешать началу разработки крупных нефтяных месторождений на Каспии в 1948-1949 гг., это армянское лобби принялось всячески убеждать членов правительства СССР в экономической неэффективности и бесперспективности нефтяной промышленности Азербайджана и, в особенности, разработки месторождений на Каспии. При этом они особенно напирали, в первую очередь, на якобы, непомерно высокую себестоимость каспийской нефти по сравнению с дешевой нефтью из месторождений, сданных в эксплуатацию в первой половине 50-х гг. в восточных районах СССР. Однако все эти «аргументы» не выдерживали никакой научной критики. Известно, что нефть, добываемая в Азербайджане, и в том числе со дна относящегося к нему сектора Каспия, по своим химическим характеристикам и производитель­ности значительно отличается от татарской, башкирской, поволжской и др. Так, если в азербайджанской нефти содержание серы не превышает 0,3%, то в составе нефти из перечисленных регионов она составляет 2-5%. Вплоть до конца 50-х годов во всех отраслях металлургии СССР использовались высококачественные топливо и масла, изготовленные только из азербайджанской нефти. Только в 1956 г. из Азербайджана было отправлено на металлургические предприятия других регионов СССР 2177 тыс. тонн низкосерного мазута.iv Другим красноречивым свидетельством высокого качества и экономической эффективности азербайджанской нефти может служить крайне низкая себестоимость производимого из нее бензина. Так, в 50-е годы стоимость автобензина марки 95/130 в Баку составляла 820 руб., в Hовоуфимске – 1158 руб., авиабензина 91/115 в Баку – 520 руб., в Грозном – 890 руб.v Несмотря на все эти очевидные факты, наши недоброжелатели не оставляли попыток подорвать экономику Азербайджана, нанести ущерб нашему народу. Hа вышеуказанном совещании в Баку, несмотря на убедительные аргументы азербайджанских нефтяников, было объявлено о том, что в соответствии с постановлением «О мерах по дальнейшему развитию нефтяной промышленности» основные капиталовложения в азербайджанскую нефтяную индустрию в 1955 г. сокращены в 2,2 раза и составили 700 млн.руб, а Азербайджан включен в список экономически бесперспективных нефтяных районов.

Принятие указанного постановления привело к сокращению в республике нефтедобычи по сравнению с предыдущим годом в 2,2 раза, а разведочного бурения – в 4,4 раза.vi Однако, несмотря на столь резкое снижение капиталовложений, план производства нефти на 1955 год был сохранен на прежнем уровне. Это был тяжелый удар по нефтяной промышленности и, в целом, по экономике Азербайджана; таким путем руководство империи, для которого наша страна была всего лишь окраинной колонией, осуществило часть чаяний своих армянских прислужников. Последние же, воодушевленные этим успехом, утроили свои старания с тем, чтобы любым путем доказать своим хозяевам полную экономическую несостоятельность нефтяной промышленности Азербайджана и добиться ее окончательной ликвидации. С этой целью в конце 1956 г. зам.председателя Госплана СССР Мкртычян обратился к председателю комитета партийного контроля H.Швернику с письмом, в котором доказывалась экономическая неэффективность и убыточность, якобы, для страны нефтяной промышленности Азербайджана и, в первую очередь, морской нефтедобычи на Каспии.vii Однако H.Шверник, связавшись с тогдашним руководителем Азербайджана И.Мустафаевым, разобрался в истинном положении вещей. В феврале 1957 г. И.Мустафаев написал и лично отвез H.Швернику письмо, написанное на 13 страницах, в котором убедительно доказывалась экономическая эффективность нефтяной промышленности Азербайджана и каспийских нефтяных месторождений. Экземпляр письма хранится сегодня в Государственном Центральном Архиве Политических Партий и Общественных Движений. Впоследствии академик И.Мустафаев вспоминал, что он побывал с этим письмом на приеме у H.Хрущева и заявил ему, что в Госплане разработан план экономической диверсии против СССР, о чем он уже обратился в Комитет Партийного Контроля при ЦК КПСС. После этого высшее руководство страны приняло оперативные меры, в результате саботаж был своевременно пресечен.

Таким образом, благодаря своевременному вмешательству руководства республики нефтяная индустрия и, в целом, экономика Азербайджана были частично выведены из-под очередного удара. И все же армянские диверсанты сумели добиться своего – в 1957 г. отечественная нефтяная индустрия была лишена ежегодных ассигнований на буровые работы, разведочное бурение и на добываемую нефть (из расчета 10 руб. за тонну).

Несмотря на все происки и деструктивную деятельность армянского лобби и его покровителей – имперских лидеров, азербайджанские нефтяники впервые в мировой практике сумели начать промышленную эксплуатацию богатейших месторождений на дне Каспия. Во время встречи с участниками консорциума по контракту века 25 января 1995 г. Президент Азербайджанской Республики Гейдар Алиев сказал — В результате напряженного труда и больших усилий азербайджанских ученых, инженеров, геологов, нефтяников, нефтяных мастеров уже более 45 лет как на Каспийском море добывается нефть.viii Благодаря напряженной и всесторонней подготовительной работе выявлены и сданы в эксплуатацию нефтяные залежи Гюргян-море, Гум адасы, Глиняный и Гарадаг-море.ix На всемирно известном морском месторождении Нефтяные камни в 110 км от Баку с 1949 г. по 1960 г. добыто 45 млн. т. нефти, а за минувшие 48 лет – 422 млн.т.x Почему же так старательно мешали открытию и освоению этих месторождений, эксплуатация которого первоначально планировалась на 25-летний срок, но которое служило огромной империи без малого 42 года? Конечно, теперь ответить на этот вопрос куда легче, чем в прежние годы, ибо Азербайджан теперь – независимое государство. Как отметил глава нашей страны Г.Алиев на той же встрече —Азербайджанский народ, азербайджанское государство стали полными хозяевами своих богатств. Все это создало возможность независимому азербайджанскому государству для независимого, по собственному усмотрению, использования нефтяных месторождений… Переговоры, проводимые в течение более чем трех лет с крупнейшими нефтяными компаниями мира для эксплуатации нефтяных залежей, постоянно находились в центре внимания Азербайджана и, можно сказать, всего мира… В некоторых кругах международной общественности были силы, которые чрезвычайно недоброжелательно относились к этому делу. Были могущественные силы, которые на различных уровнях и направлениях чинили препятствия подготовке и подписанию этого контракта. Hо конструктивная деятельность независимого государства Азербайджанской Республики, наше, основанное на здоровых началах, сотрудничество с нефтяными компаниями зарубежных стран позволили устранить все эти помехи…xi Если внимательно вчитаться в эти строки, ответ на вышеприведенный вопрос станет значительно проще. Ибо отсюда явствует, что силы, мешающие азербайджанскому государству распоряжаться своими богатствами и поднимать экономику, не остались в прошлом, они существуют и в наши дни. Главная цель их как тогда, так и сейчас – лишить Азербайджан возможности экономического развития, государственной независимости. Однако все их усилия сведены на нет дальновидной политикой президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева.

20 сентября 1994 г. был подписан контракт между ГНКАР и крупнейшими нефтяными компаниями США, России, Турции, Саудовской Аравии, Великобритании и Норвегии.xii Этот документ, вошедший в историю под именем Контракта века, подтвердил тот факт, что независимый Азербайджан стал полновластным хозяином своих богатств. За первой ласточкой последовали и другие: за прошедший период ГНКАР подписал более 20 контрактов по освоению месторождений в азербайджанском секторе Каспия и крупнейшими компаниями США, России, Турции, Великобритании, Франции, Италии, Ирана, Саудовской Аравии и Японии. Все эти контракты выполняются.

К сожалению, в Российской Федерации есть определенные силы, которых такое положение дел явно не устраивает. Они делают все, чтобы воспрепятствовать неуклонному развитию плодотворного сотрудничества Азербайджана с зарубежными странами в деле освоения его нефтяных богатств. Все эти Hуйкины, Барсеговы, Миграняны, Суриковы и прочие, выступая на различных радио- и телеканалах, на страницах печати, в агрессивном и шовинистическом тоне всячески пытаются очернить и дискредитировать независимый политический курс азербайджанского государства и, прежде всего, нефтяную стратегию Президента Г.Алиева. Статьи Ю.Барсегова О миротворческом потенциале США в армяно-азербайджанском конфликте и О двойном стандарте, опубликованные в Независимой газете яркое тому свидетельство.xiii Судя по всему, имперские силы не могут смириться с утратой земель и богатств, которые они за последние столетия привыкли считать своей собственностью. Так, сразу после заключения в сентябре 1994 г. Контракта века МИД России выступил со специальным заявлением о его непризнании. Руководство этой страны, которое приводило в качестве предлога нерешенность вопроса о статусе Каспия, ныне устами некоторых своих представителей заявляет о возможности применения силы в случае реализации Контракта века. В этом плане характерен подготовленный в Институте оборонных исследований при Генеральном Штабе Министерства обороны Российской Федерации документ, озаглавленный- Концептуальные правила стратегии противодействия основным внешним угрозам национальной безопасности Российской Федерации. Авторы сего документа открыто провозглашают, что важной задачей является недопущение реализации каспийского нефтяного контракта в его нынешнем виде, для чего предлагается и комплекс мероприятий, а именно: 1) блокирование азербайджанского сектора Каспия, и даже всей его постсоветской части, до окончательного определения статуса водоема; 2) с целью недопущения деятельности зарубежных нефтяных компаний; 3) препятствия прямому выходу из основной территории Азербайджана в Турцию; 4) давление на Баку посредством угрозы армянского наступления на Гянджу и Евлах и т.д.xiv

Как видим, традиционно антитурецская и антитюркская ориентация правящих кругов России, восходящая еще ко временам Петра I, живет и здравствует. Милитаристские круги соседней державы для реализации своих агрессивных замыслов в 1993-1996 гг. безвозмездно поставили Армении современных вооружений на сумму в 1 млрд. долларов США.xv Однако последовательная и целенаправленная политика по утверждению нашей страны на международной арене, проводимая президентом Гейдаром Алиевым, неизбежно приведет эти агрессивные поползновения к закономерному краху. Об этом говорят результаты успешной внешней политики, проводимой главой азербайджанского государства за последние десять лет.

i ГАППОДАР, ф. 2, оп. 282, д. ХХI л. 95-108.

ii Там же.

iii Там же, д. 11, л. 125-126.

iv Там же.

v Там же.

vi Там же, л. 125.

vii Там же, д. 21, л. 95.

viii Азербайджан, 26 января 1995.

ix

x Амиров А. Морские нефтяники – лауреаты Ленинской премии. Баку, 1961, с. 11-13.

xi Первая Международная конференция по истории нефтяной промышленности Азербайджана. 7 июля 1996 г. Баку, 1997.

xii Азербайджан, 26 января 1995.

xiii Азербайджан, 24 сентября 1994.

xiv Журнал Капитал. Баку, 1997, №3, с. 17.

xv Независимая газета, 15 марта 1997.

Когда Баку начнет «отвязываться» от Анкары?


Источник

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1268459100

Станислав Тарасов
Известный американский эксперт по России и Евразии американского фонда Heritage, уроженец СССР, Ариэль Коэн выступил с любопытным заявлением. По его словам, даже если вся Палата представителей Конгресса США проголосует против принятия резолюции по геноциду армян в 1915 году, «пропасть между Турцией и США увеличится». Правда, Анкару вроде бы заверяют в том, что Белый Дом будет пытаться блокировать дальнейшее прохождение этого документа. Такое уже бывало в 2007 году, когда президент Джордж Буш почти сразу наложил свое вето, дабы «не осложнять американо-турецкие отношения».

Что касается действий нынешнего президента Барака Обамы, то он все же медлит, не решается на более активные действия. По сообщению того же Коэна, в настоящее время резолюцию по геноциду поддерживают 117 американских конгрессменов и 13 сенаторов. Несмотря на это, констатирует американский эксперт, «сложно заранее говорить о результатах». В свою очередь азербайджанский политолог Араз Ализаде отмечает, что «позиции армянского лобби в Конгрессе США и его комитете по внешним отношениям намного сильней, чем в администрации президента». Поэтому главная интрига заключается в том, использует ли президент США слово «геноцид» в своем ежегодном послании 24 апреля.

В этой связи нельзя исключать того, что Вашингтон может использовать резолюцию в своих геостратегических интересах. «В отличие от предыдущих лет, на этот раз председатель Комитета Говард Берман наверняка не подвергался давлению со стороны администрации Обамы», — пишет The Jamestown Foundation. — Вашингтон сам явился автором принятия резолюции, чтобы получить возможность разыграть козырную карту в вопросе нормализации армяно-турецких отношений». Многое в дальнейшем ходе событий определится в случае посещения с визитом США главой правительства Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. В рамках участия в саммите по ядерной энергии, намеченного на 12-14 апреля, он может встретиться с президентом Бараком Обамой. Но это пока нет факт. Во всяком случае, после того, как парламент Швеции признал Геноцид армян, глава турецкого правительства отменил запланированный визит в эту страну и отозвал в Анкару посла Турции в Швеции Чергюна Корутурка. Кстати, шведский документ расширяет «этническую панораму геноцида», поскольку упоминает не только армян, но и ассирийцев, понтийских греков и кельтов.

Если же возвращаться к американской резолюции, то она еще долго будет держать турок в подвешенном состоянии. принципе Белый Дом может не мешать процедуре обсуждения резолюции в Конгрессе и только на завершающем этапе воспользоваться своим правом вето. И то при определенных условиях. Конечно, самый простой ответ на причины нынешнего осложнения в турецко- американских отношениях заключается в констатации факта возросшей и результативной активности армянских, греческих и еврейских лоббистов в США. Но не это — главное. Второстепенным является и то обстоятельство, при котором, как считает азербайджанский политолог Араз Ализаде, «внешние силы оказывают давление на Анкару с целью заставить ее ратифицировать Цюрихские протоколы».

Действительно с этим процессом на Западе связывают возможности «размораживания» карабахского конфликта. Пока же в регионе сохраняется прежний статус — кво, который потенциально может оставаться таковым еще на протяжении нескольких лет. Просто в результате многоходовых политико-дипломатических комбинаций эпицентр интриги перемещен на иное направление. Ариэль Коэн считает, что » Турция отдалилась от США и Запада и чертит траекторию возвращения к своим неоосманским и исламским корням» и что «поезд уже отошел от станции».

Действительно, поезд ушел отошел, но если у него шанс прибыть, на пример, в Закавказье на станцию Баку? Дело в том, что на Западе турецкий режим Гюля -Эрдогана квалифицируют как исламистский. В глазах обывателей этот образ рождает картинки нового турецкого халифата. Положение усугубляется еще и тем обстоятельством, что в условиях противостояния Гюля -Эрдогана с традиционно сильной турецкой кастой, политические симпатии в мире начинают автоматически перетягиваться на сторону военных — кемалистов. Потому, что Анкара при правлении Гюля- Эрдогана не скрывает своего желания изменить существующие форматы взаимоотношений с Западом в целом, и в рамках НАТО, в частности. Точнее, она отказывается от функции быть только » сторожевым псом» на Ближнем Востоке и стремится выстраивать новые отношения, как с соседями, так и со всем миром. Причем правящая Партия справедливости и развития не выступает за прямое установление теократии, позиционирует себя как умеренно консервативную, ориентированную на западные ценности силу. Но Запад отторгает социал-демократию турецкого исламского образца. В следствии этого на горизонте перед стратегическим партнерством Анкара — Баку стали вырисовываться контуры международной изоляции. Это сейчас большая проблема для турецких политиков, которые — в чем убедился сам автор во время встречи с ними в Стамбуле — с одной стороны, считают Азербайджан важнейшим партнером в Закавказье, и в то время видят в нем главную помеху в процессе нормализации отношений с Арменией. Более того, они не уверены, что имеющий огромные интересы на Западе Азербайджан пойдет дальше вместе с » турецкими исламистами». Поэтому нельзя исключать того, что в скором времени Баку начнет сам » отвязываться» от союза с Анкарой. Во всяком случае, сам факт отсутствия до сих пор американского посла в Азербайджане оценивается экспертами как одно из средств западного давления на Азербайджан с целью вынудить его к дрейфу на указанном направлении.

И еще один кажущийся парадокс: именно с так называемыми правящими исламистами в Турции Россия выходит на уровень стратегического партнерства. Стороны заявили о готовности в ближайшее время отказаться от визового режима, довести в ближайшие годы товарооборот до 100 миллиардов долларов, совместно осуществлять энергетические проекты. На конец мая — начало июня намечен первый государственный визит президента РФ Дмитрия Медведева в Анкару. В Турции к этому событию готовятся с особенной тщательностью.

«Афганская карта» для Ахмадинеджада


источник

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1268341920

А.Шакур

Накануне возможных ударов по Ирану президент ИРИ пытается сделать предметом торга ситуаци в Афганистане

Обсуждение нового проекта санкций в кулуарах СБ ООН все еще продолжается. Но пока эксперты вяло прогнозируют, удастся ли СБ ООН принять решение о «болезненных» и «парализующих» санкциях или же все закончится очередными «символическими мерами», информагентства распространили очередное сенсационное сообщение: судя по всему, Персидский залив еще на шаг приблизился к новой войне. Как сообщает информационное агентство «Курсор» со ссылкой на постпреда Израиля при ООН Габриэлу Шалев, в ходе беседы с иностранными журналистами Шалев заявила, что время, выделенное Ирану, подходит к концу, и остается два выбора, один хуже другого: либо Тегерану позволят разработать ядерное оружие, либо ядерные объекты страны подвергнутся атаке, отмечает агентство. Израильский дипломат выразила надежду, что санкции и дипломатические шаги все же помогут, подчеркнув, что израильская разведка пристально следит за развитием событий на иранских реакторах. «Мы знаем, что иранская ядерная программа подходит к концу. И хотим подчеркнуть, что Иран угрожает не только нам, а всему миру», — заключила израильский посол в ООН, которую цитирует «Курсор», сообщает «Интерфакс».

Как указывают многие эксперты, если вспомнить, сколько раз президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад обещал «стереть Израиль с карты мира», что по вполне понятным причинам ядерные приготовления ИРИ в Израиле воспринимают как непосредственную угрозу собственному существованию.

Конечно, имеет право на существование версия, что таким образом Израиль просто подталкивает мировое сообщество к более действенным мерам и санкциям. Но, как указывают российские «Ведомости», «в возможность принятия таких санкций израильский дипломат верит мало, указывая на позицию Китая и России. Премьер Израиля Беньямин Нетаньяху на переговорах в Москве в феврале настаивал на парализующих санкциях. Но во вторник министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что санкции не должны создавать проблем для гражданского населения. А МИД Китая на прошлой неделе выразил приверженность дипломатическому (без санкций) решению иранского кризиса.» Плюс ко всему, продолжают «Ведомости», «The New York Times отмечает, что военный удар по Ирану активно обсуждается США и Израилем, что подтверждают участившиеся контакты между высокопоставленными военными и политиками стран. В Вашингтоне во вторник начальник генштаба армии Израиля Габи Ашкенази подтвердил, что военное решение рассматривается. В тот же день в Иерусалиме вице-президент США Джозеф Байден выразил решимость США не допустить появления ядерного оружия у Ирана. Еще в июле 2009 г. Байден признал право Израиля на любое самостоятельное решение в отношении Ирана. О наличии у США собственных сценариев военного развития в регионе в январе сообщил начальник штаба центрального командования США генерал Дэвид Петреус.»

В Иране пока что эти «утечки» оставили без комментариев. Однако президент страны Махмуд Ахмадинеджад отправился в те же дни с визитом в Афганистан, где провел переговоры с президентом этой страны Хамидом Карзаем. И, как того и следовало ожидать, выступил с целой серией громких заявлений. Еще перед отлетом в Кабул в тегеранском аэропорту он заявил: «Иран всегда находился рядом с афганским народом в трудные времена, связанные с вмешательством иностранных государств», а «афганский вопрос» невозможно урегулировать без участия региональных государств.

Как указывают источники в Кабуле, визит ранее планировался на 8 марта. Однако в эти дни Афганистан посещал министр обороны США Роберт Гейтс, и визитеры предпочли «не пересекаться».

Тем не менее в заочную полемику с главой Пентагона, единственным чиновником, назначенным еще Джорджем Бушем-младшим и сохранившим свой пост после избрания Барака Обамы, Нежад все-таки вступил. Как уточняют СМИ, Р.Гейтс отметил «назойливость» иранского президента, заявив, что «Афганистан должен иметь хорошие отношения со своими соседями, но и соседи должны вести честную игру с правительством Х.Карзая». «Я полагаю, что они сами (США) ведут двойную игру в Афганистане, — грозился в ответ М.Ахмадинеджад. — Они сами создали террористов и теперь говорят, что борются с террористами».

Возникал ли на переговорах вопрос о показаниях А. Риги, захваченного лидера «Джундалла», суннитской группировки, действующей в иранском Белуджистане, о том, что он якобы проходил подготовку на американской базе ВВС в Баграме, СМИ не уточняют. Не говоря о том, что Хамид Карзай вряд ли пожелает ввязываться в американо-иранские споры вообще и в интригу вокруг «Джундаллы», в частности. Более того, в Тегеране, судя по всему, и сами осознают, что «выбитым» показаниям Риги цена невелика, и в качестве козыря на переговорах их лучше не использовать: Карзай в конце концов может знать наверняка, что никаких боевиков «Джундалла» в Баграме не готовит.

При этом понятно и другое. Отношение к происходящему в Афганистане у иранских властей всегда было двойственным. С одной стороны, здесь не забыли, как жестоко талибы расправились с сотрудниками иранского консульства в Мазари-Шарифе. К тому же Иран с самого начала поддерживал в Афганистане Ахмадшаха Масуда. Отношения же Ирана с бенладеновской «Аль-Гаэдой» никто по-настоящему не исследовал. Тем не менее известно, что с ныне покойным главарем «Хезболлах» Имадом Мугние, действовавшим под плотной опекой Тегерана, Бен Ладен знаком с середины восьмидесятых. А прибывший накануне 11 сентября 2001 года в Баку иранский высокопоставленный перебежчик рассказывал здесь сотрудникам посольства США о встрече высокопоставленных эмиссаров «Аль-Гаэды» и влиятельных персон из иранского истэблишмента, где обсуждался масштабный теракт в США летом или в начале осени того же 2001 года. Так или иначе, убийство Ахмадшаха Масуда, теракт 11 сентября, вторжение в Афганистан сил коалиции и падение режима талибов поставили Тегеран перед непростым выбором. Талибы, конечно, были неприятными соседями, но вот укрепление в соседнем Афганистане позиций США Тегерану уж точно не нравится. Так или иначе, Иран предпочел взять паузу и воздержался даже от участия в лондонской конференции по Афганистану, собравшей представителей 60 стран. Но теперь, накануне возможной войны с США, в Тегеране не просто стремятся укрепить свои позиции в Афганистане — здесь явно намерены разыграть «афганскую карту» против США. Другое дело, что остается открытым вопрос, какими силами здесь может располагать Махмуд Ахмадинеджад.

Миролюбие, глобальное мышление и толерантность Азербайджана

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=567

Гюльнара Инандж,

директор Международного онлайн информационно-аналитического центра Этноглобус

Президент Азербайджана Ильхам Алиев на открытии 6 ноября 2009 г. в Баку международной конференции Межрелигиозный диалог- от взаимопонимания к совместному сотрудничеству, приуроченной 60-летию со дня рождения председателя Управления мусульман Кавказа шейх уль-ислама Аллахшукюра Пашазаде и 30-летию его деятельности на этом посту заявил, что в Азербайджане никогда не было и, уверен, не будет никаких конфликтов и противостояний на национальной и религиозной почве. В Азербайджане все народы, представители всех религий живут как одна семья.

Уверенность президента страны в мирном сосуществовании религиозных и этнических пластов азербайджанского общества носит не декларативный характер, а наполнена фактурой культурной толерантности и терпимости азербайджанской нации, большая часть ответственности которого лежит на азербайджанских тюрках.

Исторически многочисленные тюрки-азери, взявшие на себя ответственность государственного строительства, не ущемляли соседствующие с ними этнические и религиозные меньшинства, предоставляя им возможность свободного проживания, вероисповедания и деятельности на территории нашей общей родины.

Культура миролюбивости тюрков-азери позволяла их правителям мудростью избегать кровопролитных войн, создавать мирную обстановку для процветания экономики, культуры государства и его подданных. Это еще более привязывала аборигенные народы к своим землям, привлекало разных этносов в Азербайджан. История свидетельствует фактами совместного участия всех народов Азербайджана в военных действиях против оккупантов, когда война становилась неизбежностью.

Благоприятные условия для сохранения религиозных и этнических корней позволило появлению в XIX веке в Азербайджане православных русских, украинцев, греков, немцев лютеран, поляков католиков, евреев ашкенази (Европейских евреев). Немцы, русские, евреи создавали в нашей стране свои колонии, не сталкиваясь притеснениями, не находясь в конфликте с титульным этносом.

Уникальность толерантства Азербайджана заключалось в том, что малочисленные народы могли создавать свои анклавы или слиться в общество, представляясь на разных уровнях общественно-политической, культурной, социально-экономической жизни государства. При этом они сохраняли религиозный, этнокультурный пласт своих народов в полиэтническом обществе. Показательным фактом этому является сохранение по сей день религиозного и этнокультурного сознания представителей одних из 26-ти племен Кавказской Албании малочисленного удинского этноса.

Ассимиляция большей части христиан удин армянской апостольской церковью произошла по причине ее присоединения XIX в. Эчмиадзину. Армянская церковь полностью присвоила реликвии Албанской церкви, ее историю, пытаясь лишить их исторической памяти. Особо нужно заметить, что этот процесс происходил без участия азербайджанских тюрков и доминирующей исламской религии. Наоборот, как указывают западные этнографы, выживание столь малочисленного этноса как удины в подверженных активным процессам ассимиляции низменных территориях является уникальным фактом. В практике сохранение этнического и религиозного сознания у малочисленных народов наблюдается в островных и горных условиях, изолированных от контактов остальным миром.

Мирное соседство не только разных мировых религий, но и внутрирелигиозных течений христианства, ислама и иудаизма позволяло им легко адаптироваться и найти свою нишу в полирелигиозном азербайджанском обществе. В годы религиозных репрессий, ярого антисемитизма еврейская община не подвергалась огнениям, синагоги сохранили свое существование в Азербайджане. Убегая от религиозных репрессий, имевших место в XIX веке в Германии, раскольники немецкой лютеранской церкви создали в Азербайджане самую крупную на Кавказе колонию. Даже естественные процессы ассимиляции не стерли этническую память татов, которые считают себя азербайджанцами и частью азербайджанской культуры. Этой пример можно употребить также к религиозным меньшинствам.

Важным элементом сохранения этнической памяти служило и то, что культура тюрков-азери не приветствовала спрашивание национальной и религиозной принадлежности соседствующих с ними людей. Порой сосед не знал этнические корни своего соседа, если конечно он не отличался ярыми расовыми признаками. При этом с древних времен к именам представителей этнических меньшинств и топонимам добавлялись приставки этничности в примере, как лезги Хасан, курд Ахмед, тат Гулу, село Татлар, Кюрдляр, Араблар и т.п. Но они не имели оскорбительный, унизительный оттенок, что в свою очередь не разрушало доверительное отношение между народами, не замыкали их в свои этнические квартиры, позволяли стать составной частью азербайджанского социума. В итоге представители разных этносов участвовали в строительстве нашей общей родины-Азербайджана.

Искренность одна из важных элементов во взаимоотношениях мусульман тюрков-азери с представителями других этносов и религий. Искренность порождает доверие малого этноса, малочисленной религиозной общины к более крупному этносу и религиозному большинству, населяющих государство их совместного проживания. В мечетях можно наблюдать молящихся рядом суннитов и шиитов, среди прихожан церквей и синагог увидеть азербайджанцев, в мусульманских святынях Азербайджана христиан и иудей…

При этом им не приходиться в опаске скрывать свое вероисповедание. Конечно, происходят горячие споры, дискуссии вокруг превосходства той или иной религии и народа между отдельными группами, но это отдельная тема, где в большинстве случаях превалируют личностные обиды и комплексы.

Главное, они не приводят к агрессии, взаимной ненависти и нарушению внутренней устойчивости среди граждан. Ментальность тюрков-азери воссоединивший в едино кавказскую, персидскую, тюркскую психологию и этнокультуру под воздействием исторических событий сформировала специфически уникальный ареал для совместного существования различных культур.

Государствообразущее мышление и созидательность азербайджанских тюрков на разных этапах истории подталкивало наших предков строительству свого государства.

Тюрки-азери при формировании своего государства, осознавали обязательства народа взявшего на себя ответственность создания государства, перед всеми этносами, проживающими в пределах его границ. Доверию соседствующих этносов своей судьбы азербайджанским тюркам базировалась на искренности, открытости и взаимном обогащении.

Азербайджанским тюркам не приходилось и не приходится присваивать чужие культуры, историю, территории для самоутверждения в том или ином современном миропорядке. В итоге культура миролюбивости, открытости, терпимости многочисленных тюрков-азери оставляла свои отпечатки в ментальности народов веками проживающих рядом.

Тем временем, исторически тюрки-азери не отталкивали соседствующие культуры и религии, не пытались их насильственно ассимилировать, обменивались культурами, создавая специфичную и богатую этнокультуру. Этот фактор позволял Азербайджану в разных периодах истории превратиться в культурный и религиозный центр региона, азербайджанскому языку быть межнациональным языком в огромной географии от Ирана, до Кавказа и Средней Азии.

Азербайджанские мыслители, ученые, поэты становились путеводителем новых идей, идеологий, мыслей, которые объединяли не только азербайджанских тюрков. Глобальное мышление, выход за рамки геополитического, этнокультурного пространства, впитывание разных духовных ценностей легко адаптировала плоды творений тюрков-азери – Низами Гянджеви, Мухаммед Физули, Насираддин Туси, Имадеддин Насими и других многочисленных великих личностей для восприятия различных народов региона. В произведениях азербайджанских мыслителей пропагандирующих общечеловеческие ценности каждый народ может найти созвучие с этнокультурой, духовностью своего этноса.

Базисом для материалов азербайджанских мыслителей, превратившихся в богатство мировой культуры, служила исторически сформировавшаяся этнокультура, философия, психология тюрков-азери. Пропуская мировые процессы, через призму этнокультурного сознания, обогащая их общемировыми философскими и духовными ценностями, эти гении становились частью мировой культуры. Замыкаясь в своем узком этнокультурном доме, нельзя претендовать на признание статуса человека мира. Глобальность, общечеловечность идей и мыслей стирает этничность, превращая личности в компонент общечеловеческой культуры.

Резюмируя вышесказанное можно сказать, что судьба не случайно вновь предоставила современному Азербайджану возможность стать в эпицентре региональных геополитических, экономических, культурных и религиозных процессов. Азербайджанское государство, опираясь на человеческий фактор – азербайджанский народ, объединивший в себе все этносы нашей страны, вновь принимает историческую ответственность и продолжает оставаться примером толерантности и терпимости.

Новые геостратегические маневры на Кавказе

Источник

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=413

Гюльнара Инандж,

директор Международного онлайн информационно-аналитического центра Этноглобус

Грузино-армянские отношения, в начале августа от скрытых трений резко перешедшие в открытую конфронтацию, не случайны и берут свои истоки от исторических претензий армян на грузинские земли.

Все годы экспансии азербайджанских земель армянских националистов не покидало желание присвоить армянонаселеный регион Грузии Самсхе – Джавахетию.

Для грузинских властей не было секретом, что Армения и армянство не прекращали поддержку Джавахкского сепаратизма, ведя среди армян региона антигрузинскую политику. Укрепление позиций грузинского государства в этом пропитанном сепаратизмом регионе с приходом к власти М.Саакашвили приняло более конкретные очертания, которое проявлялось периодическими операциями силовых структур и арестов сепаратистов в Джавахетии. До последнего времени Армения на официальном уровне дистанцировалась от требований джавахкских армян, оставляя себе закулисную роль.

Официальные лица Грузии до прошлого года не признавали, что опасность периодически вспыхивающих сепаратистских настроений может создать прецедент отторжения Джавахетии от Грузии. Но потеря Абхазии и Южной Осетии продемонстрировала, что Запад не будет отвоевывать насильственно отторгнутые территории даже для своих стратегических партнеров, а ограничится только бессмысленными заявлениями и отказом их признания.

Итак, 2 сентября армянские СМИ сообщили о продвижении грузинских пограничников вглубь армянских территорий на участке села Бавра Ширакской области Армении со стороны армяно-грузинской границы в районе Самсхе-Джавахетии. Напомним, что это уже вторая подобная информация. Первая оккупация армянских земель Грузией якобы происходила в июне этого года. Эта спорная часть рубежа между Грузией и Арменией является темой обсуждения делимитации государственной границы между двумя странами.

Споры вокруг Верхнего Лори (Ахалкалаки) между Грузией и Арменией начались после вывода турецких войск из этого региона в результате поражения Османской империи в первой мировой войне. В 1918 году (5.12 1918 – 31.12.1918) возник армяно-грузинский конфликт из-за требования Армении передать ей населенные преимущественно армянами Ахалкалакский и Борчалинский уезды Тифлисской губернии.

В январе 1919 на конференции в Тифлисе было достигнуто соглашение, по которому до решения Верховным советом Антанты вопроса о границах между Грузией и Арменией северная часть Борчалинского уезда передавалась Грузии, южная Армении, а средняя объявлялась нейтральной зоной и административно подчинялась английскому генерал-губернатору.

Армянские историки считают, что после армяно-грузинской войны 1918 года не было подписано ни одного договора между Арменией и Грузией о государственной границе. На Парижской мирной конференции, в результате арбитражного решения президента США от 22 ноября 1920 г., было принято решение о передаче территорий, населенных этническими армянами Армении, грузинами — Грузии, татарами – Азербайджану (azg.am).

Поэтому, как утверждают армяне, Джавахетия согласно международному праву является частью Армении.

Но сейчас не Армения, а якобы Грузия оккупирует спорные территории. Удивительно, что не только армянская политика, отличающаяся своей истеричностью, на агрессию своих территорий ответила несвойственным ей молчанием, но и Грузия, обвиненная во вторжение в Армению, не торопилась давать опровержение.

Только 4 сентября советник президента Грузии Ван Байбурд опроверг эту информацию, 5 сентября с подобным заявлением выступила Служба национальной безопасности Армении.

Тем временем на пограничном участке грузино-турецкой границы произошел инцидент между грузинскими военными, завершившийся гибелью троих пограничников. Несколько дней грузинские СМИ сообщали, что инцидент произошел на грузино-армянской границе, что привело к напряженности в обществе.

На фоне молчания официальных лиц в связи с захватом армянских земель заявление, сделанное президентом Армении Сержем Саргсяном относительно желаний Еревана о положении джавахских армян, взбудоражило армянскую общественность.

Мы должны приложить серьезные усилия для оказания возможного содействия армянству Грузии. Логика нашей политики, проводимой в отношении Джавахка, в содержательном плане должна вытекать из принципа Интеграция без ассимиляции. Думаю, что шаги по признанию в Грузии армянского региональным языком, обеспечению регистрации Армянской Апостольской церкви, сохранению армянских исторических памятников в Грузии будет лишь способствовать укреплению армяно-грузинской дружбы, углублению атмосферы взаимного доверия. Во всех этих вопросах мы должны быть деликатны, но последовательны и принципиальны,- передает слова армянского президента агентство NEWS.am.

Этим официальный Ереван подтвердил большую часть требований джавахкцев и дал толчок сепаратизму.

Так как информация об оккупации грузинских пограничников армянских территорий распространяется не впервые, она порождает домыслы. Первое — вторжение все-таки было, второе – информация была заведомо подброшена Ереваном и силами, заинтересованными в напряженности в данной географии для изучения общественного мнения и международной реакция. Впрочем, эти версии взаимосвязаны между собой.

Так как вторая дезинформация об убийстве трех грузинских военных армянскими пограничниками шла от грузинской стороны, то получается, что действительно план небольшой приграничной конфронтации, обговоренная сторонами, существовал.

Очевидно, одним силам, подталкивающим к армяно-грузинскому столкновению, хотелось выяснить реакцию России, которая должна защитить своего стратегического партнера и члена ОДКБ, на чьей территории находятся российские военные базы, другим создать максимальные условия для усиления военной силы на Кавказе.

Прошлогодние августовские военные действия продемонстрировали, что Соединенные Штаты на прямую конфронтацию с Москвой не пойдут. Если вопреки всему Тбилиси согласился вторично играть в американские игры, то М.Саакашвили получил гарантию неприкосновенности территориальной целостности в случае вооруженного столкновения.

Обратим внимание на тот факт, что все это происходит в момент активизации армяно-турецких переговоров и когда специально на первый план выносится потеря стратегического коммуникационного значения Грузии в случае открытия границ между Турцией и Арменией. Эти дискуссии вытеснили с международной переговорной сцены на второе место разрешение Нагорно-Карабахского конфликта, стадия урегулирования которого немного ранее воздвигалась чуть не на этап завершения. Именно сейчас все внимание вдруг обострилось на том, что армяно-турецкое дипломатическое перемирие противоречит интересам Грузии. Якобы Тбилиси пытается получить какие-то гарантии, что ее коммуникации не потеряют свою политическую значимость.

Безусловно, сценаристы мирового порядка способны рассчитать несколько шагов вперед, поэтому им изначально не могло быть неизвестно о последствиях открытия армяно-турецких границ. Поэтому внезапное упоминание об этом сейчас, говорит об определенных скрытых целях.

С учетом информационных маневр в мировой практике можно сказать, что грузино-армянский географический отрезок на данный момент играет абстрагирующий характер.

Приведем еще одно совпадение — одновременно с вышеназванными событиями Грузия, захватывая турецкие корабли, движущиеся из Турции в Абхазию, создала непредсказуемую напряженную ситуацию на грузинской акватории Черного моря. Это позволяет России укрепить свою военную флотилию на черноморской акватории, используя абхазские воды. После признания Абхазии Москва получила де-факто право открывать военные базы и укреплять военную морскую флотилию этой непризнанной республики для защиты от грузинской агрессии. Признанием Абхазии и Южной Осетии Россия создала буферную зону вокруг своих границ от продвижения НАТО на Восток.

Одной из причин прошлогодней российско-грузинской войны являлась борьба за Черное море. Принятием в НАТО новых членов из стран черноморского бассейна североатлантический альянс приблизился к границам России, что вынуждает последнюю расширить свое морское пространство. Без абхазских морских границ у России на Черном море остается только небольшой порт Новороссийск, и уступка Абхазии означает потерю влияния на Кавказе.

Россия укрепляет также турецкий фланг. В прошлом году распространилась информация о намерениях России открыть военную базу в граничащем с Турцией Ноямберянском районе Армении.

Тем временем, американская система ПРО, размещение которой в Восточной Европе вызывает возмущение России, может оказаться в какой-то другой близкой к российским рубежам географии, в том числе на Южном Кавказе. Это есть часть попыток Запада вытеснить Россию из Кавказа.

Кроме того, Запад старается добиться участия европейских голубых касок в зоне южно-кавказских конфликтов, чему препятствует Россия, намереваясь оставить региональные конфликты под своим контролем. Но миротворческая миссия Москвы для Грузии завершилась потерей Абхазии и Южной Осетии. Следовательно сейчас Запад ставит цель доказать неспособность России быть посредником на Южном Кавказе.

В таких условиях в августе прошлого года Москва, осознавая, что ее втягивают в военную акцию с Грузией, сама спровоцировала выгодную для себя ситуацию.

Не столь важно, кто же первым пошел ва-банк — Россия или США, важно то, что борьба за Кавказ великих держав, под завесой сверхсил, переходит на военную плоскость. Первая попытка произошла в прошлом году в Абхазии и Южной Осетии. Сейчас она переходит через Джавахетию к Армении. Третьей попытки, очевидно, следует ожидать на нагорно-карабахском фронте.

Армянские эксперты заявляют, что якобы вялотекущая инерция агрессии на грузино-армянской границе направлена на возобновление военного конфликта на армяно-азербайджанском фронте, которая может завершиться победой Армении. Конечно, если действительно Москва и Вашингтон закроют глаза на освобождение Азербайджаном своих оккупированных земель, то здесь победа, безусловно, будет за азербайджанской армией, а Армении представится возможность без потери лица отдать оккупированные вокруг Нагорного Карабаха районы.

Здесь следует упомянуть, что экономический кризис, по мнению международных экспертов, завершается. Значит, начинаются новые ставки, которые через Среднюю Азию выводят на Китай. Соответственно, Кавказ приступает к новому этапу геополитических интересов.

Источник —http://www.1news.az/84/20090912013042700.html

Трагедия века- Ходжалинский геноцид

Источник

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=526

Мурадова Алмаз,

кандидат исторических наук,

Иманов Рафтар,

кандидат исторических наук, доцент.

В истории нашего народа Ходжалинский геноцид стал одной из скорбных и трагических страниц. В своем Обращении к азербайджанскому народу в связи с десятой годовщиной Ходжалинского геноцида Президент Азербайджанской Республики Гейдар Алиев отмечал- Этот жестокий и безжалостный акт геноцида вошел в историю человечества как один из самых страшных массовых террористических актов (Бакинский рабочий, 26 февраля 2002 г.).

На протяжении двухсот лет армянские шовинисты-националисты периодически осуществляли против нашего народа политику этнической чистки и геноцида. Наш народ подвергался гонению, его изгоняли от родных очагов, превращали в беженцев и переселенцев, и все это сопровождалось массовыми погромами. Политика вытеснения азербайджанцев с их историко-этнических земель продолжалась и в советское время. В 1948-1953 годах из Армении были депортированы 150 тыс. азербайджанцев и размещены в низменной зоне Азербайджана – Кура-Араксинской низменности. В 1988 г. более 250 тыс. азербайджанцев были полностью выселены из Армении, в итоге Армения превратилась в моноэтническое государство. Начатые в 1988 г. события в Нагорном Карабахе, являвшиеся непосредственно еще одним шагом на пути осуществления армянскими идеологами бредовой идеи создания Великой Армении от моря до моря, привели к разрушению сел и поселков, убийству десятков тысяч невинных людей, изгнанию сотен тысяч наших соотечественников из своих историко-этнических территорий.

Не считаясь ни с какими международными нормами, армянские националисты пытаются присоединить Нагорный Карабах к Армении. Во имя этой авантюры армяне идут на любые подлости и злодеяния. Так произошла трагедия ХХ века – Ходжалинский геноцид, ставший результатом этой преступной и агрессивной армянской политики. Ходжалинский геноцид стоит в одном ряду с такими чудовищными трагедиями века как Хатынь, Хиросима, Нагасаки, Сонгми.

В ночь на 26 февраля 1992 г. вооруженные силы Армении, поддерживаемые 366-м советским мотострелковым полком, совершили в азербайджанском городе Ходжалы, где проживало около семи тысяч азербайджанского населения, акт геноцида. Во время наступления в городе оставалось около трех тысяч жителей. До этого времени город Ходжалы уже более четырех месяцев был осажден армянскими вооруженными подразделениями и находился в блокаде. Жители нуждались в медицинском обслуживании и продовольствии – в городе было много больных, раненных, стариков, женщин и детей. Город остался без защиты лицом к лицу с вооруженным до зубов безжалостным врагом. В телеграмме, отправленной еще 17 декабря 1991-го года президенту республики главой Ходжалинской исполнительной власти Эльманом Мамедовым отмечалось — Считаю для себя долгом осведомить Вас, что азербайджанские поселения, подвергаясь совместным нападениям армян и русских военных, оккупируются. Чтобы открыть коридор между Степанакертом (Ханкенди) и Аскераном армяне готовы использовать любые средства. Многочисленные налеты армянских вертолетов являются тому свидетельством. Потому, убедительно прошу Вас, не откладывая ни на минуту принять серьезные меры по защите Ходжалы… Мы ждем от вас скорейшей помощи (Голос Ходжалы, 26 февраля 1999 г.). Ситуация вокруг Ходжалы и прилегающих к нему районах все более накалялась. В письме прокурора города Ходжалы, адресованном Президенту, отмечалась безысходность сложившегося положения — У нас все на исходе. Ни одно из предприятий, школ, учреждений, колхозы не работают. Для оказания скорой помощи и проведения хирургических операций нет никаких условий. Срочно помогите нам (Н.Йагублу. Ходжалинская резня. Баку, 1992, стр.10). Положение в регионе все более ухудшалось, запасы продуктов были на исходе, среди населения начинался голод. Жажда власти, политические споры и разногласия затрудняли проведение срочных мероприятий в этом направлении.

Эвакуация мирного населения была возможна только двумя путями — один – воздушным путем, другой – через коридор Ходжалы-Агдам, но ни один из этих вариантов не был использован. Операция открытия коридора, атаковав Аскеран, проведенная правительством, закончилась безуспешно.

Начав примерно с 23 часов вечера, Ходжалы подвергся беспощадному ракетному обстрелу. В первую очередь была уничтожена казарма и основные оборонные посты. Таким было начало самой большой трагедии ХХ столетия.

Сотни людей было зверски убито. В ту ужасную ночь армяне не пощадили ни детей, ни стариков, ни женщин. Город был полностью сожжен. Те, кому удалось вырваться из окружения, были зверски истреблены ар­мянами на дорогах. Остальные погибли трагически, замерзнув в лесах. (Н.Йагублу. Ходжалинская резня. Баку, 1992, стр.10).

Отца младшей внучки Хазангюль – жительницы Ходжалы Антиги Таваккюль сожгли живым только потому, что он не повторил вместе со старшей дочерью слова, которые требовали армяне — Эти места – часть Великой Армении (Газета Халг гезети, 18 ноября 1992 г.). Сария Талыбова, воочию видевшая зверства армян, рассказывала — Нас привели на армянское кладбище — 4 турков-месхетинцев и 3 азербайджанцев убили над могилами армян. Им отрезали головы. Затем привели еще 2 азербайджанцев и выкололи им глаза (Газета Азербайджан, 11 ноября 1992 г.).

В официальном письме Ходжалинского городского прокурора Атакишиева говорится о горьких последствиях Ходжалинской трагедии (Газета Sеhер, 27 февраля 1992 г.). В результате очередного геноцида, учиненного армянами против азербайджанского народа, были уничтожены 613 человек, 1275 человек из числа мирных жителей были взяты в заложники. По сей день неизвестна судьба 150 из них. В результате трагедии 1000 мирных жителей, получив пулевые ранения различной степени, стали инвалидами. Было убито 106 женщин, 83 малолетних ребенка, 70 пожилых, стариков. 76 человек, ставших инвалидами, были юноши и девушки, не достигшие совершеннолетия (Бакинский рабочий, 30 марта 2002 г.). Над живыми и трупами были совершены чудовищные надругательства – их скальпировали, отрезали головы и другие части тела, выкалывали глаза детям, распарывали животы беременным женщинам. Вопреки всем международным нормам, армянские вооруженные силы обращались с пленными бесчеловечно. Они нарушили все статьи Женевских конвенций, протоколов, истребляя мирных жителей, перекрывая им пути к отступлению. Во время нападения в Ходжалы были применены патроны 5,45 калибра, химическое и бактериологическое оружие массового поражения.

В результате этого военно-политического преступления 8 семей было полностью уничтожено, 25 детей потеряли обоих родителей, а 130 детей – одного из родителей, 56 человек, ставших шехидами, с особой жестокостью и беспощадностью были сожжены живыми (Бакинский рабочий, 26 февраля 2002 г.).

На глазах у всего мира в конце ХХ века многострадальные армяне учинили над мирными жителями зверства, не имеющие аналога в истории.

Одним из первых, распространивших правду о чудовищных злодеяниях, совершенных армянами в Ходжалы, был телеоператор Центрального телевидения Чингиз Мустафаев, убитый впоследствии армянами. Он снимал эти кадры по горячим следам событий и оставил нам бесценные документы, разоблачающие армянских бандитов. Вместе с ним, правду о Ходжалинских событиях поведали и иностранные тележурналисты. Известный турецкий журналист Ирфан Сапмаз писал —Я вместе с храбрым журналистом Агаси Мамедовым первыми написали об этих событиях в газете Хуррийет. Приехав в Турцию, мы выступили по центральному телевидению и довели до сведения эти события мировой общественности (Ирфан Сапмаз. На трапезе волков – Азербайджан. Баку, 1997, стр.36). В те дни Турция предприняла все попытки довести эти события до мировой общественности. Министр иностранных дел Хикмет Четин настойчиво требовал у ОБСЕ дать политическую оценку Ходжалинской трагедии и требовал осудить поступок Армении. Для доведения до мировой общественности более полной информации со всех стран были приглашены официальные делегаты и журналисты. Представители действующих в республике в то время зарубежных информационных агентств были отвезены в Ходжалинский регион.

В марте 1992 г. в газете Халг гезети были опубликованы статьи корреспондента турецкой газеты Миллийет по Азербайджану – Карабах сегодня в крови, Турки шокированы. В них приводились материалы членов комиссии по правам человека Великого Национального Собрания Турции, побывавших в течение недели в Карабахе — Только в Агдамской мечети мы увидели привезенных 247 трупов. Мы имели беседу с сотнями свидетелей. Все говорили о том, что Ходжалы сначала был разрушен танками, а затем армянами были совершены массовые убийства (Газета Халг гезети 26 марта 1998 г.).

После появления видеокассет о зверствах армян агентство Про-Армения со ссылкой на, якобы французскую журналистку Флоренс Девид назвало эти кадры фальшивкой. Но скоро Ф.Девид в письме агентству категорически опровергла приписываемые ей высказывания (Бакинский рабочий, 26 января 2002 г.).

Ходжалинскую трагедию подробно описал также писатель из Санкт-Петербурга Ю.Помпеев (Кровавый омут Карабаха. Баку, 1992 г.).

Наш народ, руководствуясь конвенцией Предупреждение и наказание преступления геноцида от 9 декабря 1948 г., имеет все основания и права возбудить иск против Армянской республики в Международном суде ООН. Мир должен знать участников этого преступления, так как оно направлено не только против азербайджанского народа, но и против всего цивилизованного мира. Вот их имена – Роберт Кочарян, Сейран Оганян, Левон Тер-Петросян, полковник Зарвигоров и другие. Все они, виновные в совершении геноцида, должны предстать перед международным судом.

В Обращении ходжалинских беженцев к Организации Объединенных Наций, Совету Европы и Организации Безопасности и Сотрудничества в Европе отмечается — Вот уже десять лет мы, ходжалинцы, пребывающие в положении беженцев, с болью в сердце и в то же время с большой надеждой обращаемся ко всем миролюбивым народам планеты, к международным организациям. Просим вас не оставаться безразличными к горю, постигшему нас в результате армянской военной агрессии. Мы не верим в то, что достаточно авторитетные международные организации мира, какими являются ООН, СЕ и ОБСЕ, миролюбивые могущественные страны не могут заставить такое агрессивное государство, как Армения, диктующее сообществу свою волю, соблюдать справедливость и дисциплину!

Мы выражаем уверенность в том, что мировое сообщество осудит военную агрессию Армянского государства против Азербайджана, будет содействовать обеспечению территориальной целостности Азербайджана, возвращению более миллиона беженцев к родным очагам, мирному урегулированию в контексте историко-политического (нагорно-карабахского) конфликта (Бакинский рабочий, 26 февраля 2002 г.).

Нельзя оставлять зло безнаказанным. Военная агрессия Армении должна быть осуждена мировым сообществом. Поэтому сегодня нашей главной задачей является необходимость довести до государств, парламентов мира правду о ходжалинском геноциде, о злодеяниях армян на нашей земле, добиться признания всего этого, как акта подлинного геноцида, международной политико-правовой оценки этой трагедии. Это наш долг перед памятью героев и шехидов Ходжалы. Мы обязаны довести это дело до конца и добиться у мировой общественности признания акта геноцида, совершенного армянами в Ходжалы, в Нагорном Карабахе в целом. Если мы не сделаем это сегодня, завтра армяне начнут претендовать и заявлять свои права на другие земли Азербайджана. Дашнакствующие армяне всегда алчно зарились на земли своих соседей. Такие попытки уже предпринимаются армянами, так как их действия остались безнаказанными. Надо спешить, завтра будет поздно.

Национальная академия наук азербайджана институт истории им. А.Бакиханова

Исторические факты

о деяниях армян на азербайджанской земле

БакуЭльм – 2003

Расправа с либеральной прессой в Иране

Источник

http://www.iimes.ru/rus/stat/2010/09-03-10a.htm

В.И.Месамед

Иранские власти продолжают искоренять те средства массовой информации, которые в условиях жесточайшей цензуры допускают критику правящего исламского режима. При этом из уст руководителей исламской республики постоянно звучат утверждения о том, что иранские СМИ пользуются максимальной свободой выражения. Именно так охарактеризовал условия работы СМИ президент М.Ахмадинежад, выступая на пресс-конференции 1 марта нынешнего года. По иронии судьбы, именно в тот день Комитет по контролю над деятельностью СМИ, работающий под эгидой Министерства культуры и исламской ориентации, вынес постановлении о прекращении издания газеты «Эттемад», являющейся органом партии «Эттемаде мелли» ( Национальное доверие), руководимой экс-спикером иранского парламента и одним из лидеров послевыборной оппозиции Мехди Карруби, и еженедельника «Ирандохт», которым руководили супруга М.Карруби Фатеме и его сын Мохаммад Хоссейн. Одновременно было решено изъять лицензию на издание газеты «Сина». Иранские юристы опубликовали анонимное заявление, где выражено мнение, что даже исходя из драконовского Закона о прессе, действующего ныне в Иране, нет достаточных оснований для вынесения такого решения. За менее чем пять лет нахождения у власти нынешнего президента М.Ахмадинежада, в Иране закрыты десятки изданий, позволявших себе выступать с критикой проводимой им внутренней и внешней политики. По статистике, опубликованной одной из либеральных газет осенью прошлого года, со времени начала каденции Ахмадинежада перестали выходить 180 наименований газет различной периодичности, журналов, интернетсайтов. Инициатива исходила от правительственных органов, в первую очередь – Комитета по контролю над деятельностью СМИ. Именно при М.Ахмадинежаде, который стал рекордсменом по акциям негативного свойства, наступление на прессу приняло беспрецедентный характер. Лишь за месяцы, минувшие после июньских президентских выборов, в стране перестали выходить 8 крупных изданий национального уровня, и множество провинциальных, последовательно критиковавших многочисленные фальсификации, допущенные при подготовке и проведении голосования. Это – такие пользовавшиеся доверием читателя газеты как «Сэдайе адолат», Калемейе сабз», Фарханге ашти», «Тахлиле руз» и другие, чьи публикации стали их смертным приговором.

Закрыв эти газеты, правительство М.Ахмадинежада рассчитывает притушить голоса инакомыслия, сбавить огонь критики, ставшей особенно острой после июньских фальсификаций. Вспомним историю с закрытием газеты «Эттемаде мелли». Постановление о ее закрытии было выпущено еще в середине августа прошлого года. Ее главный редактор выразил надежду, что это не навсегда и выпуск в ближайшие дни будет возобновлен. Однако в Иране прекращение выпуска либеральных средств массовой информации почти никогда не носит временного характера. В те же дни был закрыт и интернет сайт «Моудже сабз» («Зеленая волна»), Причина просматривалась достаточно четко: это нужно было для изоляции одного из его самых непримиримых оппонентов и жестких и последовательных критиков июньских президентских выборов, экс-спикера парламента ходжат-оль-эслама Мехди Карруби. Закрытые тогда издания были трибуной невиданных ранее в Иране разоблачений действий властей по разгону демонстраций лета 2009 г., участники которых были брошены в тюрьмы и подверглись там жестоким избиениям и пыткам. «Эттемаде мелли» была, пожалуй, самым последовательным критиком не только последних выборов, но и всего президентства М.Ахмадинежада. Когда в середине августа Карруби подвергся за свою деятельность нападкам в пятничных намазах со стороны высшей мусульманской элиты, он обещал ответить властям через газету «Эттемаде мелли». Состоявшееся закрытие газеты лишило его этой возможности, власти не отважились применить репрессии к Карруби, вместо него был арестован и брошен в тюрьму шеф-редактор издания Мохаммад Кучаи. Эстафету закрытой газеты продолжил интернетсайт Sahamnews. Вскоре, как это уже не раз бывало в последние годы, «Эттемаде мелли» продолжила выпускаться, сменив название на «Эттемад». История иранских СМИ последних десятилетий имеет много таких примеров. Так, на рубеже нынешнего века власти ИРИ закрыли либеральную газету «Джамее». Однако ее издатели получили лицензию на издание новой газеты «Тус». Работать туда перешли все журналисты опального издания. Увы, «Тус» издавался всего несколько месяцев и разделил судьбу своего предшественника. После закрытия максимально острой на язык и знаменитой своими расследованиями газеты «Салам» ее руководитель Аббас Абди объявил о начале деятельности другого издания — «Бахар», куда он позвал всех либеральных журналистов, временно оказавшихся не у дел.

Однако вернемся в наши дни. Противостояние прессы оппозиционного направления и властей продолжается. С прошлого года настали трудные дни для других оппозиционных изданий, связанных с протестным движением – «Калеме» и рядом интернет-сайтов. Летом их закрыли, причем одновременно с этим в тюрьмы были брошены самые непримиримые их сотрудники, много сделавшие для того, чтобы граждане страны узнали правду о том, путем каких махинаций Ахмадинежад прошел на вторую президентскую каденцию. Много претензий имелось у властей к газете «Калемейе сабз», выходившей всего 4 недели под редакцией другого признанного лидера послевыборной оппозиции, экс- премьера ИРИ в годы ирано-иранской войны Мир-Хоссейна Мусави. Сразу после июньских выборов газета подробно и последовательно информировала читателей о том, что в стране не утихают акции несогласных с итогами выборов, требующих пересчета голосов или проведения новых выборов. Она же обратила внимание на то, что итогам выборов оппонируют и ряд высокопоставленных консерваторов, сделав вывод о том, что затея с фальсификацией выборов обернулась для исламской республики обострением внутриполитической борьбы и политическим кризисом. «Калемейе сабз» опубликовала и выдержки из пространного доклада, подготовленного избирательным штабом Мусави, где были проанализированы подробности многочисленных нарушений в ходе выборов 12 июня.

Доклад доказал беспрецедентное использованию административного ресурса в предвыборной пропаганде, причем это совершалось «открыто, нагло и в невиданных масштабах». В нем было приведено множество фактов протежирования со стороны президента. Например, он продвигал своих людей на должности, тем или иным образом связанные с избирательным процессом. Для этого в период до начала избирательной кампании Ахмадинежад произвел коренное изменение губернаторского корпуса. Многие выдвиженцы на посты губернаторов провинций являлись ветеранами Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и других силовых структур, где Ахмадинежад имеет серьезные позиции. Накануне последних выборов 25 губернаторов провинций были бывшими военными. Разумеется, они связаны с президентом корпоративными связями, что накладывает на него определенные обязательства и создает круговую поруку. В докладе было много и других фактов, несомненно порочащих главу исполнительной власти. С Мусави при его авторитете было трудно расправиться. Тогда власти, вымещая злобу, арестовали и осудили на длительное тюремное заключение другого руководителя газеты — Хоссейна Бехешти. Статистика такова: всего в тюрьмах ИРИ томятся сейчас более 70 журналистов и руководителей СМИ, что превращает Иран в крупнейшую темницу представителей одной из самых опасных профессий в мире. Естественно, это не конечная статистика, потому что нужно принять во внимание высказывание Ахмада Тавакколи — одного из лидеров консервативного большинства в парламенте, который, обращаясь к президенту, информировал его о том, что в течение февраля Комитет по надзору над деятельностью СМИ вынес предупреждение в адрес 21 ежедневной газеты и одного еженедельника. Это – первая стадия, после которой обычно следуют более жесткие меры, вплоть до закрытия.

Возможности для применения таких мер создают действующие в Иране Законы о печати. За 30 лет исламского правления они принимались несколько раз. Закон 1979 г. создавал массу ограничений в деятельности СМИ. Он не позволял публиковать материала антиисламского направления, ограничивал критику исламских авторитетов, государственной политики. Протесты журналистов привели к закрытию большинства левых и либеральных изданий. В середине 1980-х гг. вступил в силу новый Закон, действующий с некоторыми поправками до настоящего времени. СМИ перешли под контроль Министерства культуры и исламской ориентации. Хотя формально Закон отменил цензуру печати, но министерство получило право контролировать размещение материалов и пропорциональность их подачи в каждом номере. На деле это означает контроль информационных потоков, что по сути ничем не отличается от рутинной цензуры. Это дает возможность правительству при помощи Комитета по контролю над деятельностью СМИ и специального трибунала по вопросам прессы закрывать все издания, позволяющие себе критику власти и наказывать тех журналистов, которые в них работают.