Что было в Азербайджане? Имитация митингов или бег на короткое расстояние

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн информационно-аналитического центра «Этноглобус» (www.ethnoglobus.az), редактор русского раздела американо-турецкого ресурса www.turkishforum.co.uk.

После массовых волнений и революций, начатых на Магрибе, перебросившиеся на Средний и Ближний Восток эксперты начали искать ответ на вопрос «отразятся ли эти события на Южном Кавказе»? И вот и в Азербайджане группа граждан, в частности оппозиционные партии изъявили желание провести митинги.

После отказа властей предоставления для проведения митингов оппозиции площади перед кинотеатром «Тебриз» около метро Кара Караева, организаторы решили выйти с протестами на центральную часть города Баку — Площадь Фонтанов, расположенный на улице Низами, в народе известного с дореволюционным названием как Торговая.

Напомним, что 11 марта в нескольких центральных частях столицы небольшие группы молодежи провели первую несанкционированную акцию. Несколько молодых людей были задержаны, несколько активистов арестованы.

Прослеживая сообщения, переданные из места событий местными СМИ можно было наблюдать несоответствие действительности, точнее, желание выдать желаемое за действительное.

Присутствуя от 13-00 до 16-30 в центральных частях Баку и следуя за происходящими нами была замечена иная картина. На происходящее 12 марта в городе Баку мы представляем свой угол взгляда, отличный не, имеющих место в местных и зарубежных СМИ.

12 марта в 14- 00 в центральных улицах Баку был назначен несанкционированный митинг оппозиции. В 12 часов уже полиция контролировала улицы от станции метро Ичеришехер до станции 28 мая. В 13-00 на Площади Фонтанов, что был указан точкой сбора митингующих, начали собираться журналисты. К 14-00 напротив кафе Макдональдс начали звучать первые лозунги группы людей, состоящих из не более 50 человек, среди которых были в основном люди старшего поколения и около десяти молодых людей.

Сразу полиция и журналисты стремились к толпе. Полиция из группы 4-х человек задержали несколько протестующих и посадили в патрульные полицейские автомобили.

Заметим, что один автобус и патрульные машины стояли у входа в Крепость у Гоша Гала Гапысы. Но малое количество митингующих и задержанных сняла необходимость использования автобусов, назначенных для перевоза задержанных.

Здесь нужно заметит, что место, где проводился митинг людное, по всей площади торговые точки и рестораны, много отдыхающих, что происходящее сразу привлекло внимание зевак и прохожих. Многие прохожие стояли вокруг и снимали на камеры телефонов происходящее, то же самое происходило по всему пути передвижения митингующих, полиции и журналистов.

Полицейские читали мораль молодым митингующим.

С 2003 года действия полиции во время митингов отличается корректностью и сдержанностью. Это результат тренингов и нежелания властей встать в облике грубого нарушителя прав человека перед международными организациями. Власти сразу после арабских событий приняли все предупредительные меры, они больше опасаются не митингов которые играют роль инструмента для сброса накопившейся энергии у отдельной группы и будут иметь слабый и бездейственный характер. Официальный Баку больше обеспокоен возможности провокаций и террора, что и является одним из причин проведения строгих мер безопасности. Нет агрессии, презрения у полиции в отношении протестующим, что имело место в 90-е годы. Также наблюдалось, что не было команды задерживать всех подряд, так как многие наиболее активные манифестанты просто увозились подальше от места проведения акций, чем изолировались их воздействие на соратников. Даже в одном случае полиция не стала догонять вырвавшегося из их рук манифестанта. Полиция за эти годы уже узнает в лицо митингующих и журналистов.

Особое корректное отношение наблюдается к последним, они не мешают им работать, но при этом отказываются отвечать на их вопросы. Журналисты почему — то особо назойливо интересуются людьми находящиеся рядом с полицией и одетые в гражданскую одежду. Нами не были замечены использование дубинок при задерживании протестующих. Митингующие не шли на конфликт с полицией, только было сопротивление при задерживании, которые насильно вталкивались в патрульные машины. Процесс работы полицейских наблюдали люди в гражданской одежде и заместитель начальника Сабаельской районной полиции Камал Велишев, который был одет в униформу и давал команду. Журналисты указали на одного персону в гражданской одежде, который 11 марта с удовольствием приказывал задерживать девушек из среды митингующих. Полиция, тот же К.Велишев не был особо склонен к аресту молодых митингующих, возраст которых колебался от школьников до первокурсников. Замначальника общался с ними, шутил, читая им мораль, призывал их учиться, заниматься спортом. По своему молодому темпераменту сопротивление задержанию оказывали молодые митингующие, сразу все путались под ногами полицейских, чтобы помещать им затащить очередного активиста в патрульную машину. Молодежи удавалось вырваться из рук нескольких полицейских схвативших их, даже выйти из патрульной машины, не успевшей отъехать (в каждую патрульную машину сажали одного задержанного и машина сразу отъезжала) и исчезнуть в толпе. Таких молодых ребят, убежавших из рук полиции, потом удалось вновь наблюдать среди митингующих. Полиция, построив цепь по всей ширине улицы, очищаля ее от прохожих, среди которых терялись митингующие. При этом отсутствовала грубая брань или иное хамство, напористая цепь полицейских выталкивала людей при этом опасности быть задавленном. Оказываясь несколько раз перед подобной цепью (имея при себе только брикет журналиста) показав удостоверение, мне давалась возможность для продолжения работы. В районе метро Сахил молодые протестующие вышли на Бульвар, часть продолжала выкрикивать лозунги в узких улицах. Тесное расположение домов и узость улиц усиливала выкрики и создавалось впечатление массовости митингующих. Очевидно, поэтому у Кукольного театра на Бульваре появился отряд из 20-ти человек Полиции быстрого реагирования экипированные в бронеодежду. Они расположились у дороги напротив Бульвара, но не получили команду действия — просто уже не было вокруг ни одного митингующего. Примерно через полчаса они получили команду сбора и вновь заняли свои места в автобусах. Молодежь шумно бегает по центру города Молодежь подключилась к акциям примерно около 14-30 и по мере своей динамике и энергии начала устраивать пробег по улице Низами к метро Сахиль и далее на Бульвар. По нашим данным, полученным от разных источников, накануне на стенах школ города Баку склеивались листовки призыва к митингам. По некоторым информациям митингующим раздавались деньги для участия на митингах, о чем утверждали полицейские, вызванные на разгон несанкционированного митинга. Нам пока не удалось выяснить эти подробности, но среди молодежи можно было видеть 13-15 летних мальчишек. Максимальный возраст молодых людей достигал чуть больше двадцати. Ими руководила группа в возрасте тридцати лет, трое таких нам удалось наблюдать. Они остались довольны действиями молодых, заметив, что второй наплыв митинга, задействованная молодыми удалась лучше. Молодежь была в основном городская, порой одетая в ультрамодную одежду. Среди наблюдающих митинг можно было увидеть 30 летнего человека с бородой, что кроме остального в его внешнем психологическом облике говорил о его принадлежности к верующим мусульманам. Далее его выступление, заметим, что не религиозного характера собрало вокруг него журналистов и зевак, а еще чуть позже он оказался среди задержанных полицией.
Пришедшие на митинг сливаются среди прохожих, по несколько человек собираются и начинают выкрикивать лозунги. К тому же они или отказываются о своей принадлежности к протестующим или наблюдают со стороны. На бульваре, куда пробежала группа молодых митингующих, в общем состоящих около 100 человек (это максимальное и думается завышенное количество людей, насчитанных на месте акции, где собираются очень много граждан) нами удалось наблюдать задержание одного человека в возрасте примерно 40 лет. Его можно было видит на Площади Фонтанов. Но когда его задерживали, на Бульваре он, сопротивляясь, говорил, что он не имеет отношение к митингующим. Как и последние годы, количество журналистов и полиции насчитывается больше митингующих. И весь митинг превращается в бега — почему-то митингующие бегают от полиции, полиция и журналисты за ними. Порой манифестанты, за которыми происходит гонка, состоят из 2-3 человек.
Журналисты-митингующие?!
Полиция жаловалась на отсутствие у отдельных журналистов опознавательных жилетов и брикетов журналиста. Когда я спросила одного из таких взрослого человека, которого мне представили как журналиста где его журналистское удостоверение на поверхности одежды для опознавания полицейскими. Он толком ничего и не ответил. Со слов полицейских среди журналистов есть те, которые руководят митингующими. Журналисты, вступающие в передряги с полицейскими, вмешивающиеся в задержание митингующих наблюдалось в открытую и ранее, сейчас просто поменялись лица, появились новые более молодые персоны. В прошлых митингах наблюдалось спекуляция журналистов выполнением своего профессионального долга, которые кроме всего также присоединялись к митингующим скандируя лозунги. На сей раз, нами не был зафиксирован подобный случай, но как понимается специально не используются опознавательные атрибуты журналиста, чтобы оказаться среди арестованных. Когда полицейские затаскивали в машину очередного протестующего журналисты кричали, что он журналист и пытались его высвободить. Была группа молодых журналистов с поведением не соответствующей журналисткой этике, которые не скрывали свою профессию, наоборот, спекулируя на этом, бранились и даже пытались вступить в драку с полицией. Нужно отметить, что отсутствие профессионализма, личных качеств усиливается атмосферой и командой полученной от своего руководства отдельных СМИ. Помниться на подобных митингах летом прошлого года журналисты искатели сенсаций просили митингующих позиционировать перед камерой выкрикивая лозунги, чтобы те могли снять фотографии для своих изданий. Полицейские то и дело повторяли журналистам: «Не втягивайте нас в провокацию», что по нашим наблюдениям имело место со стороны в том и митингующих. Происходили весьма занятные и непонятные вещи. Например, кто-то ударил журналиста, а потом пустился в бег и спрятался в одном из ресторанов. За ним гналась и полиция и сами журналисты, последние при этом, позволив человеку скрыться, особо указывая на провокационность его действия. Общество наблюдает За все 2 с половиной часа пробежки митингующих, полиции и журналистов по самым центральным улицам столицы реакция граждан почти не было. Были отдельные недовольства выставленному кордону полиции, предложению обойти данную улицу. Граждане иногда недоумевали запрету проведения митингов. «У нас же демократия, почему запрещают митинги и арестовывают», говорили они. Беги митингующих, полиции и журналистов сопровождали дети, любопытная молодежь, последние старались, находясь в гуще событий все-таки не быть в эпицентре. Работники учреждений, любопытно наблюдающие из магазинов и ресторанов ни какой реакции на происходящее не демонстрировали, а порой для безопасности закрывали учреждение изнутри. Призывы митингующих к прохожим присоединиться к ним оставались без какой либо реакции.

Ответ на вопрос «Почему граждане не подключаются к митингам»? есть череда ответов.
1.Большая часть населения в разной мере трудоустроено или имеет место дохода.
2.Постепенное улучшение благосостояния населения.
3. Благоустройство страны.
4.При претензии к действующим властям или не видят ей альтернативу.
5. Отсутствие цели или улучшение благосостояния не связано со сменой власти.
6. Страх перед воцарением хаоса и возвращение безвластия 90-х гг.
7. Отсутствие доверия к оппозиции.
8.Отсутствие гражданской позиции.
9. Постоянное общение главы государства с гражданами.
10. Отсутствие критического уровня для возникновения сопротивления в этнопсихологии азербайджанцев.
11. Отсутствие у оппозиции и др. оппонирующих властям сил тактики и методики работы с общественным мнением, неумение влиять на массы и управлять им.
12. Правовая неграмотность общества.
13. Внедрение законов, пусть пока медленных препятствующих взяточничеству и коррупции. (Один пример, штрафы водители должны платить не инспектору ГАИ, а кредитной картой или в банке.)

На вопрос «чем не довольны граждане»? также следует череда ответов.
1.Произвол коррупции среди низкого и среднего уровня чиновников, с которым приходится сталкиваться большей части населения.
2.Манипуляция их проблемами, по причине их не знания своих прав и обязательств. 3.Собственническое, высокомерное отношение к населению особенно в районных и сельских местностях главами администраций.
3.Низкий уровень пенсии и заработной платы у государственных служащих.
4.Бездействие законов.
5. Пренебрежение жалобами граждан на местах.
6.Из них недовольство среднего и малого предпринимательства монополией и службами соприкосновения их деятельности занимает отдельное место.

Последние совещание главы государства, где было особо отмечено коррупция, монополия и пренебрежение законами и призыв граждан быть активными и принять гражданскую позицию в отношении негативных проявлений в разных отраслях государства тоже заняло свое место в обществе. Также повышение пенсий и пособий с января немного удовлетворила их получателей. Последние аресты, предотвращение искусственного повышения цен на продукты питания, связанные с ростом цен на энергоресурсы получила положительную оценку среди малоимущих слоев населения. Эти с первого взгляда малые движения стали стимулизаторами возрастания позитивной энергии в азербайджанском обществе. Заметим, что Stratfor в своем первом отчете о возможности трансфера арабских волнений в Азербайджан указал на отсутствие возможности социальных волнений в нашей стране. Главное, чиновники почувствовали себя уязвимыми после арабских бунтов. Народ, а не чиновники хозяева своего государства. Не первые служат вторым, а наоборот. Ни одна армия, ни одна сила не удержит азербайджанский народ, если он встанет. У персов есть поговорка, которая очень точно указывает на этнопсихологию нашего народа: «Азербайджанцы тяжелы на подъем, но если они поднялись, то перед ним ничто не устоит».

Запад молчит, Stratfor вновь предупреждает об угрозе Ирана.

Перед самыми митингами посол США в Азербайджане Метью Брайза встретился с руководителями партии Мусават и Народный Фронт. Детали встреч не обнародовались, но процессы свидетельствуют, что поддержки Белого Дома они не получили. Запад, в частности США и в том числе региональные игроки не заинтересованы в расшатывании стабильности в Армении и Азербайджане, что может понести за собой возгорании военных действий.

Сочинская встреча президентов Азербайджана и Армении при содействии России, заявления сделанные после нее, в том числе анализ событий говорит о обеспокоенности Москвы в возможности начала военных действий. К тому же, в сентябре прошлого года в ходе визита в регион Х. Клинтон в Баку и Ереване не встретился с представителями оппозиционных партий — на просьбу И.Гамбара и А.Керимли об аудиенции она отказала, а в Армении подобного желания не было с обеих сторон. Итак, не только Запад, также Москва и Анкара отказываются сотрудничать с оппозицией. Здесь имеют место разные причины, среди которых недоверие граждан к оппозиционным силам, специфика азербайджанского общества, этнопсихологическая идентичность, смена технологий работы с общественной мыслью, приоритетов и планов. Этому также свидетельствует закрытие программ Национального Демократического Института (NDI) США, последние 2 года остановившая программы работы с политическими партиями в Азербайджан, заменив их работе с НПО и молодежью. Западные институты последние годы работают с женщинами и молодежью, как движущей силой в обществе. Х.Клинтон том же визита игнорировав оппозицию, встретилась с представителями неправительственных организаций, что подтверждает линию поведения и приоритеты Белого Дома.

Тем временем, Stratfor уже вторично после начала событий в Северной Африке распространил обеспокоенность об угрозе провокаций со стороны Ирана. Первый анализ был связан с возможностью начала народных волнений на религиозной почве провоцируемых из Тегерана, нынешнее предупреждение связано с началом протестов шиитов и столкновений между суннитами и шиитами в арабских странах. Вторичное обращение одной и той же теме Stratfor указывает на чем обостряется внимание за кордоном и от чего кажется, кто-то хочет отвлечь внимание.

Постоянный адрес новости: www.regnum.ru/news/1384041.html

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды. Возможно, они делают запасы.
Если у вас нет лояльности ваших граждан, возможно, вы можете арендовать ее на некоторое время. Похоже, сейчас это стало мантрой арабских режимов. По всему Ближнему Востоку и Северной Африке они забрасывают своих жителей деньгами и подарками, так же, как полицейские Хосни Мубарака обливали протестующих водой на площади Тахрир.

Правительства региона долго контролировали цены на продукты питания и ГСМ. Если вы установите внутренние цены и мировые цены вырастут, субсидии также вырастут, если даже режим ничего не делает. Цена на буханку хлеба в Египте составляла несколько центов. После того, как во всем мире повысилась цена на пшеницу, Мубарак пообещал, что цена на хлеб будет продолжать оставаться низкой, повысив объем субсидий, который сейчас составляет более 2 млрд. долларов США в год. Новое правительство вряд ли сможет нарушить его обещание.
Объем субсидий на ГСМ больше. В 2009 году в Ближнем Востоке и Северной Африке они насчитывали почти 150 млрд. долларов США. Тогда нефть стоила более 60 долларов за баррель. Сейчас цена на нефть выросла почти вдвое, так что если цена на нефть осталась бы прежней, субсидии на ГСМ повысились бы почти на 300 млрд. долларов США в год. Это составило бы 7,5% ВВП этого региона — это огромная сумма. Единственный способ предотвратить такой скачок – повысить внутренние цены на ГСМ. Но ни у одной страны, за исключением Ирана и Катара, не хватило храбрости пойти на такой риск.
Правительства не просто отсиживаются, наблюдая за ростом субсидий. Чтобы откупиться от экономического недовольства, они используют новые «подачки». Самым широко распространенным методом стало старомодное повышение заработной платы. Саудовская Аравия повышает заработную плату госслужащим на 15%. Египет, Иордания, Ливия, Оман и Сирия повышают зарплаты и льготы для госслужащих, хотя будет ли повышена на 150% зарплата ливийским госслужащим – это другой вопрос. Повышение зарплаты в Иордане и Сирии составило 0,4-0,8% от ВВП, что не столь тривиально. Помимо Муаммара Каддафи, король Бахрейна и эмир Кувейта предлагают одноразовые выплаты, чтобы люди прекратили выходить на демонстрации. Эти выплаты королевские, в Кувейте они составляют 4 тыс. долларов США на одного человека, а в Бахрейне — 2 тыс. 500 долларов США на одну семью.
Некоторые правительства ввели новые субсидии. Кувейт, к примеру, предлагает бесплатную еду каждому в течение 14 месяцев. Бахрейн заявляет, что предоставит помощь в размере 100 млн. долларов США семьям, пострадавшим от инфляции.
Другие страны усиливают схемы соцобеспечения. Иордан, Сирия, Тунис и Йемен увеличили бюджеты своих национальных программ, по которым предоставляются наличные деньги и льготы бедным. Такие программы обычно насчитывают 2% от ВВП, так что дополнительные расходы увеличивают размер таких схем на четверть. Несколько стран сократили налог на продовольствие или ГСМ, чтобы нейтрализовать повышение цен. Ливан, например, сократил акцизный налог на ГСМ на более 1% ВВП.
Но бесспорно, самые щедрые суммы тратятся или предлагаются экспортерами нефти и газа на инфраструктуру. Разумеется, прародителем таких предложений является Саудовская Аравия. Правительство говорит о повышении инвестиций на полтриллиона долларов США в дополнение к 36 млрд. долларов США в рамках плана по экономическому стимулированию. Алжир предлагает потратить 156 млрд. долларов США на новые инфраструктурные проекты в период с 2011 по 2014 гг., плюс 130 млрд. долларов США на проекты, которые уже находятся в стадии реализации. Богатый нефтью Абу-Даби заявляет о своей готовности финансировать еще больше инфраструктурных проектов в более бедных княжествах, которые составляют ОАЭ. Спикер парламента ОАЭ говорит, что фонд национального благосостояния должен выделить еще 40 млрд. долларов США на стимулирование экономики и снижение процентных ставок.

Давайте волноваться позже
Сейчас слишком рано оценивать эффект всех этих мер. Для режимов, которые принимают эти меры, самое большое значение имеют политические результаты. Но эти результаты весьма скромные. Повышение зарплаты и субсидий не спасло Мубарака. Первая реакция на огромные расходы Саудовской Аравии также вызвала презрение, если судить по интернет-сайтам. «Они все еще зациклены на старом менталитете: раздавать деньги!», — говорит один пользователь глобальной сети. С другой стороны, эти меры, возможно, выиграли время для тех режимов, так же как в Бахрейне, Иордане и Сирии.
Экономические эффекты выглядят более четкими. Большинство государств, вероятно, имеют достаточно денег, чтобы тратить их. У Саудовской Аравии, несомненно, есть деньги. Каждый раз, когда цена на баррель нефти повышается на один доллар, в казну Саудовской Аравии добавляется 3 млрд. долларов США, если подразумевать, что ввиду роста цен на нефть в этом году доход Саудовской Аравии мог составить примерно 100 млрд. долларов США. Более того, страна увеличивает производство нефти, так что она может тратить еще больше.
Положение импортеров нефти более шаткое. Они вышли из мирового финансового кризиса со значительными валютными резервами, низкой задолженностью ВВП, но с бюджетным дефицитом. Если все пойдет как надо, Египет и Тунис смогут профинансировать некоторые дополнительные расходы. Однако экономика этих стран страдает от внешнего шока ввиду потери прибыли от туристов и не защищены от падения спроса: по прогнозам, рост ВВП в Египте сократится с 5% в 2010 году до менее 4% в нынешнем году. Состояние бюджета этих стран может быстро ухудшиться.
Повсюду изменения усилят роль государства в экономике, которая и до этого была слишком существенной. Они уже отменяют скромные экономические реформы середины 2000 годов. Тогда Египет снизил тарифы на импорт, открыл свой валютный рынок, сократил налоги и бюрократизм, так что к 2007 году Египет возглавил список стран-реформаторов в отчете Всемирного Банка «Doing Business Report». Теперь он занимает в этом списке 94-е место. Саудовская Аравия также «открылась», но более осторожно. Внушительные меры по стимулированию экономики не сумеют ослабить экономическую хватку саудовских монархов.
Большинство арабских режимов борются за свое существование, в некоторых случаях, буквально. Сейчас, они больше волнуются по поводу других неотложных проблем, чем об экономических последствиях своих действий. Однако последствия неизбежны. И они, возможно, будут не самыми лучшими.

«Economist», 10 марта 2011 года
Перевод – «Zpress.kg»

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1300177800

Горящая Ливия — приз для Китая?

В Ливии практически началась гражданская война, власти активно защищают свои позиции. Тем временем нестабильность в этой стране привела к повышению цен на нефть, что обострило конкуренцию главных энергетических импортеров в регионе — Китая и США.
Между тем, по мнению Ариэля Коэна, ведущего эксперта фонда «Наследие» по России, Евразии и международной энергетической политике, все эти события в будущем приведут к соревнованию между Китаем и Россией за Центральную Азию. В таком соревновании выиграет Китай, уверен американский эксперт

— Господин Коэн, насколько такой сценарий развития нынешних событий на Ближнем Востоке был ожидаем или неожидан для Соединенных Штатов Америки?
— События на Ближнем Востоке были полным сюрпризом как для Вашингтона, так и для самих режимов. Они говорят о том, что разведки, дипломатические службы были не готовы к правильной оценке взрывного потенциала нестабильности, потому что спецслужбы зачастую дают ту информацию, которую хотят услышать в правительстве.
И у дипломатов, и у американского разведсообщества не хватало на местах потенциала агентурных сетей. Меня это не удивляет, потому что американская разведка полагается на местные силы безопасности.
— А как Вы считаете, почему часть российских аналитиков и, я думаю, вообще российская сторона очень настойчиво говорит о том, что за всеми этими событиями на Ближнем Востоке опять видится рука Запада?
— Российская сторона говорит это по двум причинам. Первая — потому что они пытаются оправдать недовольство у себя дома. И, кстати, это не только российская позиция. Почти все постсоветские страны пытаются списать недовольство у себя дома на «происки врагов» и тем самым из людей, имеющих реальные политические претензии и жалобы, делают агентов иностранных разведок. Это еще при Сталине практиковалось. Правда, тогда даже совсем невинных бросали в ГУЛАГ как японских или польских шпионов.
Второй момент — это паранойя, которая осталась еще с Советского Союза, подпитываемая некоторыми профессиональными антиамериканскими пропагандистами. Мы их часто видим «в ящике», но «если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно», то есть кто-то этим рупорам платит, кто-то вставляет в сетку вещания.
С одной стороны — это пережиток, оставшийся с советских времен, а с другой — это попытка создать образ внешнего врага для того, чтобы сплотить вокруг себя население. Кроме того, это попытка облить черной краской всех политических противников.
— Выходит, что реальной «перезагрузки» отношений между Россией и США не произошло? И холодная война, по сути, продолжается?
— Со времен Горбачева люди забывают, какой бывает та, настоящая холодная война. Сегодня это уже не та холодная война, когда друг на друга были нацелены ракеты с ядерными боеголовками и кризисом, который разразился во время кубинских событий 1962 года. До такой степени, что война могла начаться практически в течение двух-трех часов, одна политическая ошибка могла привести к запуску ракет.
Такого нет.
Но есть глубокое недоверие и геополитическое соревнование.
Говорить о том, что Америке выгодны события на Ближнем Востоке, может либо человек, катастрофически не разбирающийся в происходящем в экономике и геополитике, либо человек, сугубо заангажированный.
Потому что Америка зависит от нефти, и Америка — импортер нефти. Повышение цен на нефть, которое продолжается из-за событий на Ближнем Востоке, очень плохо для роста американской экономики. Ведь она только сейчас со скрипом стала выходить из кризиса.
Америка потеряла уже своего близкого союзника там — Хосни Мубарака. У Америки проблемы в Бахрейне и Омане. В Бахрейне стоит пятый американский флот. И последний момент — вся эта катавасия выгодна Ирану. Иран — это сегодня главный региональный конкурент Соединенных Штатов в Персидском заливе и на Ближнем Востоке.
— И по поводу перезагрузки, которую обе стороны торжественно презентовали в прошлом году…
— Перезагрузка могла двигаться, только пока Обама шел на односторонние уступки, и она покупается только ценой односторонних уступок.
Соглашение СНВ по ракетам — это уступки Америки по отношению к России. Прекращение или ослабление американского присутствия в Средней Азии, на Кавказе, Украине — это односторонние уступки. Перезагрузка реально дала для Америки и НАТО канал снабжения на Афганистан, но это опять же в интересах России.
Есть односторонние уступки. И есть совпадение интересов. Совпадение интересов — это Афганистан.

Война и мир на Ближнем Востоке
— Ощущается ли на Ближнем Востоке соперничество между США и Китаем как главными мировыми импортерами энергоресурсов, и как оно, на Ваш взгляд, будет дальше развиваться?

— Есть соперничество между США и Китаем в Тихоокеанском регионе. Чем больше растет экономическая мощь Китая, тем больше у него ресурсов для укрепления военной мощи. Когда укрепляется военная мощь, то, соответственно, начинаются трения вокруг Тайваня, Южко-Китайского моря. Китай недостаточно давит на Северную Корею, чтобы она держала себя в рамках, не развивала ядерную программу. Но Северная Корея оттягивает на себя внимание США, развязывает Китаю руки в других регионах.
По океанской периферии от Кореи до Филиппин у Пекина уже есть какие-то трения с Вашингтоном. Программа вооружения Китая говорит о том, что он хочет усиливать свою военно-морскую и военно-воздушную мощь.
В долгосрочном измерении экономический рост Китая приведет и к росту совокупной государственной мощи. И когда это произойдет, начнутся трения и с Россией (и Россия это понимает), будут трения и в Центральной Азии, потому что на Центральную Азию претендуют как Пекин, так и Москва. Будет соревнование между Китаем и Россией в Центральной Азии. В таком соревновании выиграет, конечно, Китай.

Ботагоз Сейдахметова
11.03.2011

Источник — Новое поколение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299966420

На площади Тахрир в столице Йемена идет резня оппозиционеров

В результате штурма палаточного лагеря на площади Ат-Тахрир в йеменской столице получили ранения свыше тысячи человек, погиб подросток. Полицейские и вооруженные кинжалами и палками толпы сторонников президента Йемена Али Абдаллы Салеха атаковали в субботу на рассвете лагерь демонстрантов перед государственным университетом Саны — в тот момент митингующие собирались встать на утреннюю молитву.
Расправа над молодежью продолжалась несколько часов, были использованы слезоточивый газ и водометы. С площади слышались выстрелы. Как утверждают врачи, раненых оказалось так много, что первая помощь многим из них оказывается в мечетях. Больницы переполнены пострадавшими.

Напряженность в городе стала нарастать после «Дня стойкости», который провели в пятницу противники правящего режима. Уже к вечеру имели место стычки между активистами, принадлежащими к разным лагерям. Жесткие действия властей последовали за категорическим отказом оппозиции принять план конституционных реформ президента и вступить с ним в диалог с целью создания правительства национального единства. «Салех, уходи!» — скандировали весь день манифестанты на улицах и площадях в Сане и других городах Йемена.

«Демократический форум», объединяющий основные оппозиционные фракции, потребовал формирования Переходного совета, который бы подготовил в течение шести месяцев всеобщие выборы. «Наша цель — создание современного гражданского государства, которое обеспечит демократическое развитие и прогресс Йемена», — заявил один из лидеров оппозиции Мухаммед ас-Сабри.

Комментируя расправу властей над манифестантами, главный редактор газеты «Аль-Ахали» Али аль-Джаради не исключил, что Салеха «могла поощрить к этому позиция Вашингтона». Посол США в Сане Джеральд Ферштайн дал положительную оценку последней инициативе главы режима и призвал оппозицию принять выдвинутый им план реформ. «Требование отставки Салеха — это не выход из кризиса», — заявил посол. Американский дипломат выразил опасения, что уход Салеха повлечет за собой «политический вакуум» в Йемене, а этим могут воспользоваться сторонники «Аль-Каиды». Поддержку йеменскому президенту выразил в пятницу по телефону помощник президента США по вопросам борьбы с терроризмом Джон Бреннан. Правда, Салех заверил его, что воздержится от применения силы против манифестантов, сообщил ИТАР-ТАСС.

Власти утверждают, что разгон палаточного лагеря спровоцирован попытками оппозиционно настроенной молодежи расширить его границы, заняв соседние улицы и площади, что нарушило бы хозяйственную жизнь столицы. По поступающим сообщениям, ожесточенные столкновения между стражами порядка и демонстрантами происходят в субботу в Таизе, Адене и Эль-Мукалле.

Источник — vesti.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299939180

Исламская революция Азербайджану не грозит


Гюльнара Инандж

События в Северной Африке взбудоражили весь мир. Разобраться в ситуации, проанализировать возможное развитие событий и их влияние на кавказскую географию, сложно. Количество акторов, заинтересованных сил осложняет и углубляет опасность возможности сброса революционных настроений в наш регион, так как в массу протестующих могут влиться разных мастей террористы, националисты, радикальные исламисты и прочие контролируемые внутренними и внешними силами группы.

Данную тему в эксклюзивном интервью Новости-Азербайджан комментирует главный редактор регионального информационного агентства Caucasus Times — Ислам Текушев.

— Президент РФ Д.Медведев, выразив обеспокоенность последними событиями на Ближнем Востоке, отметил, что «речь может пойти о дезинтеграции больших густонаселенных государств на мелкие осколки…». Премьер-министр РФ В.Путин в этом контексте, также выразив озабоченность переброски этих событий на Северный Кавказ, был более конкретен. Разделяете ли вы это мнение?

— «Ближневосточный фактор» для российской безопасности крайне важен, особенно когда речь идет о Северном Кавказе. За революциями в Египте, Тунисе, Ливии стоят разные силы, в том числе и радикальные исламские группировки, такие, как, например «Братья мусульмане». Сегодня ни у Запада, ни у России нет четкого понимания того, что происходит на Ближнем Востоке, отсюда и неспособность хоть как-то влиять на ситуацию в этих странах. Самые большие страхи западного мира, да и России, связаны с тем, что к власти в этих странах могут придти исламисты. Хотя риторика оппозиционных сил, свергающих режимы на Ближнем Востоке, достаточно демократична, выдержана в стиле цветных революций, тем не менее, опасения есть, так как те же «Братья-мусульмане» научились прятать свои истинные мотивы за демократическими лозунгами.

Сегодня они признают парламентскую демократию моделью, наиболее близкой их представлению о «гражданском исламском государстве»». Но, как справедливо признал политолог Сергей Маркедонов, «не будем сбрасывать со счетов и тот факт, что массовые выступления (как это уже часто бывало в истории) нередко оставляют за бортом умеренных и взвешенных политиков, вынося на поверхность сторонников упрощенных решений и подходов. Таким образом, опасность того, что «цветные революции» на Ближнем Востоке примут отчетливо зеленый цвет радикального исламизма, существует.

Поэтому в случае радикального изменения конфигурации на Ближнем Востоке отношение к северокавказской политике России в арабском и мусульманском мире может серьезно измениться. Да и в самой России на фоне исламских революций возможен пассионарный подъем в мусульманских республиках.

После того, как Россия в конце 1994 года начала первую военную операцию в Чечне, перед Москвой встала проблема минимизации внешнеполитических рисков. Россия рисковала оказаться в изоляции в исламском мире. Единой линии в арабском мире по отношению к российской политике в Чечне не было, и быть не могло (учитывая разнонаправленные национальные интересы Сирии, Ирака, Саудовской Аравии, Ливии, Египта). Так, например, Сирия и Египет выступили в поддержку линии Москвы, а Саудовская Аравия и Катар с осуждением. И в этом контексте позицию Египта, крупнейшей страны арабского мира в 1994 и в 1999 годах, трудно недооценивать. Официальный Каир проводил линию на осуждение террористических акций, проводимых северокавказскими боевиками, а также на невмешательство страны во внутренние дела РФ.

И думать об этом необходимо уже сегодня, понимая, что исламисты на Северном Кавказе будут предпринимать серьезные усилия по наращиванию своей геополитической капитализации. Уже сегодня они в своих видеообращениях, тиражируемых через интернет, призывают мусульман обратить внимание на события на Ближнем Востоке, призывают мусульман к «пробуждению».

— Нынешние революционные восстания не несут ни религиозный, ни этнический характер. На Северном Кавказе же имеет место этого рода недовольства. Имеют ли эти факторы возможность придать силу массовым народным волнениям?

-Мотивы простых людей, выходящих на улицу, гибнущих в столкновениях с тоталитарными режимами на ближнем Востоке и на Северном Кавказе, схожи. Если Вы помните, волна революций на Ближнем Востоке началась с акта самосожжения торговца в Тунисе, лишенного возможности прокормить свою семью. Во всех этих ближневосточных странах десятилетиями правят диктаторы, их дети владеют целыми отраслями.

В Северокавказских республиках правят элиты, назначенные Москвой.

В этих условиях именно ислам выступает в качестве основного инструмента выражения протестных настроений и социального недовольства среди молодежи, которая сегодня сменила режимы в Египте и Тунисе. Именно молодежь сегодня составляет основу боевых групп на Северном Кавказе. Поэтому эффекта домино стоит ожидать и в Центральной Азии, и на Кавказе.

— Опасность в том, что государства, где сейчас происходят волнения, после свержения режима оставляют за собой сформировавшуюся государственную структуру, что нельзя сказать о СК. И возможная волна беспорядков может перейти на весь Кавказ и стать катализатором активизации радикальных террористических организаций.

— Исламские группировки, которые действуют сегодня на Северном Кавказе, выступают под единым идеологическим кровом – это Имарат Кавказ. Это сетевая террористическая структура, ставящая своей целью создание шариатского государства на территории Кавказа. Лидеры данной структуры видят будущие границы своего Имарата далеко за пределами Северного Кавказа. Сегодня джамааты — сектора, как они сами называют свои ячейки, стали альтернативной властью в отдельных районах таких северокавказских республик, как Кабардино-Балкария, Дагестан, Ингушетия. К сожалению, имаратавцам удалось расширить на российском Кавказе зону влияния, включить в орбиту насилия новые регионы, и нужно признать, что со дня его провозглашения в 2007 году они достигли значительных успехов в реализации своего проекта. Секрет успешности радикалов кроется в слабости российского государства на Северном Кавказе, которая заключается в полном непонимании процессов, происходящих в регионе. Федеральная власть и региональные элиты не способны адекватно реагировать на вызовы общества, протесты, которые проявляются в крайних формах. Северный Кавказ требует от российского руководства комплексного подхода, а не чередования силовых и экономических мер. И если российскому руководству в ближайшее время не удастся справиться с условиями, которые питают исламское подполье, выработать комплексный подход к Кавказу, то территория террора может затронуть и соседние государства, в том числе и Азербайджан, где также существуют политические и социальные условия для радикализации.

— Некоторые эксперты, в том числе западные, считают возможным проявление в Азербайджане народных протестов на религиозной почве. Если помните, еще в прошлом году проходили митинги протеста в связи с запретом на ношение хиджаба в высших и средних ученых заведениях учащимися и преподавателями. Видите ли вы религиозную активизацию в Азербайджане?

— После десятилетий советизации Азербайджан превратился в секуляризированную страну, при этом обширная секуляризация не коснулась только городских центров, как в большинстве исламских государств, а целого азербайджанского общества. С началом 90-ых прошлого века по стране прокатилась волна «обновления ислама», как и в других государствах постсоветского пространства, но оно было скорее связано с возвращением к «этническим ценностям», а не с исламом как таковым. Многие азербайджанцы считали себя мусульманами еще в советское время, что было атрибутом этнической идентичности; в те годы, как и сейчас, многие из азербайджанцев, считающих себя мусульманами (а таковых более 95%), не имели и не имеют особого представления даже об основах ислама, не говоря о том, что очень мало азербайджанцев, как показывают опросы, регулярно ходят в мечеть, держат пост в рамазан и т.д. «Религиозная опасность» в Азербайджане очень низка, и скорее связана с тем, что часть общества пытается найти идеологическую альтернативу современной власти. Многие азербайджанцы из сельских районов с большой настороженностью относятся к эрозии традиционных ценностей, которая имеет место в Баку, Гяндже и других городах, и воспринимают ислам как своего рода оппозицию к «разврату», который происходит в больших городах.

— Как известно, иранские власти без препятствий пропагандируют исламскую идеологию в Южном Дагестане, и не только, также в Грузии, среди местных азербайджанцев. Российские власти этот элемент используют для вытеснения других радикальных групп. Если для России иранская радикальная шиитская идеология не является опасностью, то для Азербайджана трансфер исламской революции грозит государственной безопасности страны.

— Именно так. Однако тут следует учесть, что шиитский ислам, пропагандируемый иранскими эмиссарами в Южном Дагестане, весьма ограничен демографически, так как малая доля дагестанцев (как правило, это лезгины и местные азербайджанцы) исповедует шиитский ислам, и в самом Дагестане среди местных лезгин отношение к не-суннитам скорее негативное. Так что, потенциал шиизма в Дагестане очень слаб, и ему в долгосрочной перспективе нельзя конкурировать с гораздо боле сильными суннитскими группами, как традиционными суфийскими, так и салафитскими. Скорее, в будущем можно ожидать столкновения между салафитами и шиитами в Южном Дагестане, если шииты и в дальнейшем будут развивать свою деятельность. Что касается ситуации в Грузии, то там, скорее всего, влияние шиитского ислама в качестве полит-идеологии будет довольно слабым, так как основополагающей силой в среде грузинских азербайджанцев является национализм.

источник -http://novosti.az/analytics/20110311/43655400.html

Иранское духовенство расколото. Экс-президент Рафсанджани смещен с важного поста

Рафсанджани симпатизировал оппозиции.
Самый влиятельный сторонник реформ в правящих кругах Ирана ушел в отставку. Хашеми Рафсанджани, председатель Совета экспертов, органа, который может назначать и увольнять верховного лидера государства, уступил свой пост приверженцу жесткой линии. Эта перестановка может предвещать усиление репрессий против демонстрантов, вдохновленных примером Египта, и завершение чистки тех клерикальных деятелей, которые хотят модернизировать политическую систему.

Бывший президент Ирана Али Акбар Хашеми Рафсанджани снял свою кандидатуру на выборах председателя ключевого органа, который состоит из 86 священнослужителей и может назначать, увольнять рахбара – верховного руководителя страны, а также надзирать за его работой. Это событие стало результатом давления на Рафсанджани и его семью со стороны консерваторов. Они утверждали, что Рафсанджани симпатизирует оппозиции.

Рафсанждани одно время считался незаменимой фигурой в верхах Исламской Республики. Этот шиитский священнослужитель (по одним данным, ему 76 лет, по другим – 77) умел мирить консерваторов и реформистов и служил буфером между ними. Но в 2009 году во время выборов президента он поддержал оппонента действующему президенту Махмуду Ахмадинежаду.

Тем не менее Рафсанджани не пользовался большой популярностью среди оппозиционеров. Многие из них упрекали экс-президента в том, что он склонен лавировать между властью и теми, кто жаждет перемен.

И все же устранение Рафсанджани рассматривается большинством экспертов на Западе как еще один шаг к установлению сторонниками жесткого курса полного контроля над страной. По мнению иранских аналитиков, живущих на Западе, отставка гасит даже призрачные надежды на то, что экс-президент мог повлиять на верховного лидера государства аятоллу Али Хаменеи и уговорить его умерить поддержку Ахмадинежада.

«Это очень опасный знак,– говорит Аббас Милани, директор Центра исследований Ирана в Стэнфордском университете. – Он означает, что внутри правящего режима больше не будет допускаться возможность высказывать противоположные мнения».

Сторонники антизападного курса с уходом Рафсанджани с влиятельной должности получат также свободу рук, когда придет пора избирать нового рахбара – верховного лидера. Бывший президент якобы был противником того, чтобы им стал приверженец жесткой линии.

Нынешнему лидеру аятолле Хаменеи 72 года. Никакие кандидаты пока официально не рассматриваются. Но если дело дойдет до необходимости избрать ему замену, то эта функция ляжет на плечи членов Совета экспертов. По сообщению газеты Wall Street Journal, на данный момент есть два претендента. Это сын Хаменеи Мотжтабах и ультраконсервативный священник аятолла Язди. Оба они близки к нынешнему президенту.

Во время предвыборной кампании 2009 года Ахмадинежад открыто нападал на семью Рафсанджани, обвиняя ее в коррупции и предоставлении денег оппозиции. Рафсанджани отверг наветы и заявил, что его семья живет скромно.

В последние две недели государственный телевизионный канал показывал демонстрации сторонников правительства, скандировавших: «Смерть Хашеми!»

В то же время в Тегеране и ряде других городов не прекращаются протесты оппозиции, вдохновленной событиями в Египте. Вчера оппоненты президента Ахмадинежада вновь вступили в противостояние с властями. Полиция применила слезоточивый газ.

Демонстранты требовали освобождения двух лидеров оппозиции – Мира Хоссейна Мусави и Мехди Кярруби. Судебные инстанции опровергают информацию о том, что Мусави и Кярруби арестованы. Они, оказывается, «находятся у себя дома, их только ограничили в контактах».

2011-03-10 / Николай Каменский

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299734760

«Черные ястребы» против ваххабитов

Caucasus Times — Пока политологи и эксперты гадают о происхождении движения «Черные ястребы», угрозы кабардино-балкарских «антиваххабитов» становятся все более адресными. Так, накануне в интернете появилось обращение, в котором члены движения пригрозили так называемому Амиру кабардино-балкарских экстремистов Аскеру Джапуеву карательными действиями в отношении родственников боевиков, в случае, если лесными братьями будут предприняты какие-то активные боевые действия в отношении жителей Кабардино-Балкарии.

В обращении также отмечается, что, если боевики будут вымогать у жителей республики деньги, «Черные ястребы» найдут вымогателя и «его семья, род понесет такой ущерб, какой тебе [Джапуеву] и не снился».

В экспертном сообществе отношение к появлению «Черных ястребов» неоднозначное. Одни считают, что это естественная реакция общества, на произвол подполья, другие что «антиваххабиты» — проект, созданный местными властями при молчаливом согласии Кремля. Определенную интригу внес в ситуацию член Национального антитеррористического комитета (НАК), первый вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин, заявивший, что нужно использовать силу «Черных ястребов» для противостояния бандподполью. Тем самым Трошин продемонстрировал «адабрямс» федеральных властей к появлению незаконных вооруженных формирований на территории российского субъекта.

Однако большинство экспертов сходятся во мнении о том, что появление третьей силы в гражданском противостоянии в республики лишь приведет к дополнительному всплеску насилия.

СМИ выдвигают различные версии о происхождении « Черных ястребов». Самая распространенная из них сводиться к тому, что кабардино-балкарские «антиваххабиты» — это молодежное движение, члены которого хотят жить по цивилизованным законам, а не по радикальным религиозным исламским порядкам.
Еще в 2008 году, когда я был в Баксанском районе, местные бизнесмены, которых джамматы обложили данью (закят), предлагали семьям милиционеров, которых убили исламисты помощь оружием и деньгами, с тем чтобы тех противопоставить боевикам. Я был свидетелем такого разговора, который закончился ничем. Тогда население не было готово защищаться с оружием в руках, так как еще существовала надежда на местную и федеральную власть.

Однако 2010 год продемонстрировал неспособность силовиков и местных властей защитить населения от атак экстремистов. Поэтому не исключено, что родственники убитых милиционеров и бизнесменов, заручившись поддержкой властей, решили создать отряды самообороны. Тем более что, практика не нова для Северного Кавказа.

О численности «Черных ястребов» ничего неизвестно. Известно лишь, что данная организация состоит из кабардинцев. Об этом свидетельствуют атрибуты национальной адыгской культуры, которые они демонстрируются в пропагандистских материалах, распространяемых через интернет (адыгский флаг). Таким образом, подполью противопоставляется национальная адыгская идея.

Само подполье убеждает жителей республики, в том, что «Черные ястребы» — это проект, созданный ФСБ России. Данный пропагандистский трюк, по мнению аналитиков, направлен, прежде всего, на дискредитацию движения, так как местная молодежь однозначно не будет иметь дело с проектами Лубянки.
Между тем, жители Кабардино-Балкарии весьма скептически относятся к деятельности «Черных ястребов», о существовании которых узнали из СМИ. На фоне идеологической войны «антиваххабитов» действия лесных братьев выглядят боле убедительными. Однако, главный вопрос, который задает себе обыватель в Кабардино-Балкарии сводиться к простой аксиоме: если обычным жителям известно все о местных боевиках, то почему это остается загадкой для ФСБ и МВД России, численность которых в КБР едва ли не сравнялась с количеством местного населения.

В Кабардино-Балкарии действует сетевая джихадистская структура, образующая так называемый «валайат Кабарды, Балкарии и Карачая». Валайат является самостоятельно структурой, но его лидеры позиционируют себя как часть Имарата Кавказ, террористической организации объявленной лидером чеченских моджахедов Доку Умаровым в 2007 году.

Валайат географически выходит за рамки Кабардино-Балкарии, что собственно и отразилось в названии, но фактическую джихадистскую деятельность структура ведет в Кабардино-Балкарии. В первую очередь это объясняется тем, что на первоначальном этапе формирования структуры, костяк валайата составляли кабардинцы Муса Мукожев и Анзор Астемиров. В 2005 году они организовали нападение исламской молодежи, оппозиционной Духовному управлению мусульман на силовые структуры Кабардино-Балкарии. Именно тогда кабардино-балкарские джамааты влились в чеченское сопротивление. Позже они стали частью Имарата Кавказ и получили теологическую и идеологическую платформу, на которой сегодня базируется валайат. Джамааты, которые образуют валайат Кабарды, Балкарии и Карачая делятся по территориальному принципу: Баксанский джамаат (Баксанский район), Эльбрусский джамат (Эльбрусский район), Чегемский джамаат (Чегемский район), Нальчикский джамаат (город Нальчик) и т д. Джамааты делятся также по этническому принципу, так как районы республики были образованы по границам поселений народностей (кабардинцев и балкарцев). Так, Эльбруский джамаат состоит из балкарцев, костяк Чегемского района также образуют балкарцы, а вот Баксанский район состоит из кабардинцев, уроженцев этого района. Исключением является Нальчикский район, здесь состав смешанный.

Эльбрусский и Баксанский джамааты — самые влиятельные и многочисленные. В первом случае это объясняется тем, что Эльбрусский джаммат был одним из первых , здесь еще в 2005 году действовала группировка «Ярмук», его лидеров уничтожили в 2005 году . Здесь протестные настроения очень сильны, так как республиканская власть представленная кабардинцами, состоит в конфликте с балкарскими кланами, владеющими туристическими объектами горнолыжного курорта Приэльбрусье.

Баксанский джаммат также один из самых старых и многочисленных благодаря харизматичному лидеру Казбеку Ташуеву. Его джаммат, по некоторым данным, не участвовал в нападении на силовые структуры в 2005 году, а именно тогда радикальная часть кабардинских джамматов, преимущественно состоящая из прихожан Вольноаульской мечети в Нальчике, была разбита силовиками.
Ташуев претендовал на место Амира всего валайата после смерти первого лидера местных исламистов Анзора Астемирова, однако Умаров назначил балкарца Аскера Джапуева, состоявшего в Эльбрусской группировке.

Видимо, во-первых, Умаров решил «тасовать национальную карту», чтобы сохранять баланс в подполье, а во-вторых, на тот момент костяк подполья уже составляли балкарцы, так как радикальная часть кабардинских джамматов была ослаблена атакой на Нальчик в 2005 году.

Сами экстремисты дали районам республики свои названия, разделив их на сектора. Так местные исламисты демонстрируют неправомочность названий районов, разделенных по этническому принципу.

Баксанский джаммат называется Северо-восточным сектором (Амир Кабек Ташуев — Абдуль Джаббар, кабардинец), Чегемский район называется Юго-западным сектором (Амир Закария — Ратмир Шамеев, кабардинец), Эльбрусский джаммат называется Северо-западным сектором (Амир Муса — Хаджиев Бузжигит, балкарец)
По данным оперативных служб МВД и УФСБ, которые озвучил руководитель следственного управления СКП РФ по КБР Валерий Устов, численность валайата в республике составляет около 700 человек. Это в целом по Кабардино-Балкарии, вместе с сочувствующими. Так заявляют федеральные силовики. Но кто, по их мнению, является «сочувствующим», остается вопросом. Человек может сидеть дома, смотреть по местным каналом сводки МВД о диверсиях подполья и лить слезы по погибшим боевикам. Однако это не значит, что он является пособником. Между тем по данным МВД по КБР, в розыск объявлены — 34 человека.

Если абстрагироваться от весьма туманных данных силовиков, то можно подсчитывать около сотни человек, которые непосредственно участвуют в джихаде. Каждый сектор состоит приблизительно из 15-20 человек. Возможно, в Эльбрусском и Баксанском районах общая численность достигает сотни. В общем, по всем районам наберется до 200 человек. А вот тылы, или сочувствующие о которых говорили силовики и число которых невозможно определить, может достигать и нескольких сотен, а то и тысяч. Это те, кто снабжает подполье информацией, помогает с перевозкой продуктов, съемом квартир, покупкой транспортных средств и т д.

Можно себе представить, во что превратиться маленькая республика, если аналогичное число местных жителей пополнит ряды «Черных ястребов».
Чеченизация конфликта, по мнению многих политологов, помогла Кремлю переломить ситуацию. Однако временные успехи в Чечне еще не означают, что модель насильственного мира окажется панацеей для многонациональной Кабардино-Балкарии, где противопоставление национальной и исламской идеи может привести к катастрофе.

Ислам Текушев, Caucasus Time

Между Ататюрком и Сталиным. Турция дрейфует от тюркизма к панисламизму

В Турции с визитом находится заместитель министра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов. Он намерен провести политические консультации со своими турецкими коллегами. Араза Азимова считают одной из наиболее грамотных специалистов в дипломатическом ведомстве Азербайджана, поскольку он является также и спецпредставителем президента Ильхама Алиева по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Поэтому логично предполагать, что Азимов информирует Анкару не только об итогах состоявшегося на днях в Сочи саммита Медведев — Алиев — Саргсян, но о некоторых достигнутых договоренностях, которые пока остаются неизвестными. То, что в Сочи обсуждались определенные детали ситуации, складывающейся на Ближнем Востоке в результате нынешних арабских потрясений в целом, и их возможное влияние на карабахское урегулирование, в частности, почти не вызывает сомнений. К тому же визит Азимова в Турцию приходится на момент, когда Москва готовится принять главу турецкого правительства Реджепа Тайипа Эрдогана, а на вторую половину марта намечен визит в Турцию госсекретаря США Хиллари Клинтон. И в первом и во втором случаях, помимо общих вопросов, безусловно, будет обсуждаться и проблема карабахского урегулирования, хотя в свете происходящих в арабском мире потрясений эта проблема приобретает периферийный характер.

Прежде всего, это связано с новыми элементами американской политики на Ближнем Востоке. По сообщению газеты The Washington Post, администрация Барака Обамы готовится к тому, что власть в ряде государств этого региона перейдет все же в руки исламистских правительств, что может привнести в американскую политику «больше религиозных аспектов». В этом смысле крен политики Турции в сторону налаживания отношений с исламским миром — «на основе общих ценностей» — вписывается в складывающийся политический ландшафт. Полагаем, не случайно Анкара в качестве главного катализатора в процессе демонтажа кемализма использовала нежелание ЕС принять ее в свои ряды. На этом направлении Турция, ощущая историческую бесперспективность своей полноценной интеграции в общеевропейское пространство, использовала позицию ЕС и в качестве «прикрытия» для переосмысливания себя как независимой региональной державы с качественно новой идеологией. Более того, позиция Турции приобретает новое качество еще и потому, что ей удалось сформироваться в качестве регионального «центра энергетики», выступить в роли страны-транзитера для российских и азербайджанских энергоресурсов в Европу. Плюс к этому — бурное развитие торгово-экономических, политических отношений, сотрудничества в сфере энергетики с соседним Ираном, геополитическое значение которого на Ближнем Востоке также заметно растет в силу заметного ослабления внешнеполитической активности Саудовской Аравии.

В результате на Ближнем Востоке стали совпадать тактические интересы Анкары, Москвы и Тегерана. Что касается стратегии, то, по некоторым данным, в ходе недавнего визита президента Турции Абдуллы Гюля в Иран, стороны наметили раздел региона на сферы влияния после ухода войск США из Ирака и вывода основного международного военного контингента из Афганистана.

Таким образом, фактически завершается процесс восстановления в регионе традиционной исторической матрицы (Османская империя — Турция / Персия — Иран), что в будущем будет предопределять контуры новой внешней политики Турции, России и Ирана. Выступая в конце января на заседании Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) президент Турции Абдулла Гюль следующим образом обозначил позицию своей страны: «Турция развивает отношения с окружающими ее странами в соответствии с особенностями своего геополитического и геостратегического положения на тех же основаниях, на которых Великобритания проводит активную политику в рамках Содружества, а Франция возрождает исторические связи с государствами Северной Африки». То есть Турция, заявляя о своих правах на влияние в пределах границ бывшей Османской империи, относит все же «союзный» Азербайджан к зоне исторического влияния Ирана и России. Исходя из этого, она стала постепенно стимулировать малозаметный для экспертов процесс в сторону формирования сообщества на основе принципов ислама, а не так называемой «тюркской солидарности», что сковывает ее маневры на Ближнем Востоке. Напомним, что во времена Османской империи на первое место выводились идеи панисламизма, после младотурецкой революции 1905-1908 годов главным лозунгом Стамбула являлся пантюркизм — что предопределило во многом развал империи — затем появился тюркизм образца Кемаля Ататюрка.

Это означает, что Азербайджан, считающийся пока связующим и чуть ли не лидирующим звеном в огромном тюркском мире, начинает выпадать из турецкой геополитической схемы. Это почти в точности напоминает контуры сталинского сценария, который первоначально готовил формирование «Социалистического Турана», объединяющего в единое государство турок бывшей Османской империи и тюрок бывшей Российской империи. Лишь после того, как Мустафа Кемаль отказался от предлагаемого большевиками проекта, все тот же Сталин реанимировал термин «Азербайджан» и стал выставлять «временную социалистическую республику» в качестве «лидера всего тюркского мира» с прицелом на будущие действия в отношении Турции.

Кстати, в пределах этой сталинской парадигмы выстраивал свои отношения с Турцией уже современный независимый Азербайджан. Теперь наоборот, ему приходится иметь дело с новоявленными имперскими стилем мышления и действиями Анкары, ведь «империализм» Анкары предполагает неизбежность нормализации отношений Турции с Арменией. Кстати, на наш взгляд, новая турецкая доктрина наиболее ярко была изложена в статье «За риторикой «одна нация — два государства» скрываются напряженность и непонимание», опубликованной в турецкой газете Hurriyet. «Перемены в турецком обществе в последние несколько лет, а не внешнее давление, расчистили путь для турецко-армянского сближения, — констатирует газета. — Армянский вопрос стал для Турции не просто делом внешней политики, но и вопросом примирения со своей собственной многонациональной и мультикультурной историей, проблемой национальной идентичности. Азербайджанцы были бы мудрее, если бы отказались от ожиданий, что политика Турции в отношении Армении будет определяться интересами Азербайджана. В то время как две страны имеют много общего в языке и в культуре, у азербайджанцев присутствует свое собственное самосознание с сильным иранским, российским, европейским и кавказским наследиями».

Можно предполагать, что в новых условиях на первые позиции в турецкой политике в Закавказье будет выходить проблема ратификации цюрихских документов, предусматривающих нормализацию отношений с Арменией. Неслучайно, как сообщает турецкая газета Today»s Zaman, в ходе предстоящего визита в Турцию Хиллари Клинтон в один ряд для обсуждения встроены следующие вопросы: события на Ближнем Востоке, ядерная программа Ирана, турецко-израильские отношения и процесс нормализации армяно-турецких отношений.

Азербайджану предстоит сложный выбор: либо начать приспосабливаться к интересам Турции, внедрять новую исламскую идеологию, либо сохранять себя в качестве светского государства. Тогда необходимо быть готовым к тому, что протестные настроения электората станут под давлением Турции и Ирана приобретать исламскую окраску. Но как бы то ни было, Азербайджану первоначально предстоит по-настоящему осознать, что эпоха, когда Турция руководствовалась в своей внешней политике общими языковыми ценностями, уходит в прошлое, а в образующийся зазор между «общим тюркизмом» и новоявленной «мусульманской солидарностью» активно прорывается армянский вопрос.

Удастся ли замминистра иностранных дел Азербайджана Аразу Азимову изменить такой ход событий в ходе переговоров в Турции? Вряд ли.

Российский политолог Станислав Тарасов

Источник — ИА REGNUM
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299670620

Замглавы МИД Армении попался на лжи в эфире телекомпании «Мир»

Мы уже не раз искренне удивлялись глубине интеллекта и познаний заместителя министра иностранных дел Армении Шаварша Кочаряна больше смахивающего на диктора армянского радио, чем на чиновника МИД.

А почему Кочарян смахивает именно на диктора армянского радио, можно убедиться, просмотрев его комментарий российской телекомпании «Мир» относительно того, что Азербайджан в 1993 году признавал «НКР» как государство.

В комментарии телекомпании «Мир», Шаварш Кочарян размахивая перед камерой листом бумаги, пытается убедить публику в том, что это документ, подтверждающий признание Азербайджаном сепаратистского режима «НКР». На бумаге протянутой Шаваршем написано, что якобы ныне покойный заместитель председателя Верховного Совета Азербайджана Афияддин Джалилов, был уполномочен председателем Верховного Совета Азербайджана Гейдаром Алиевым вести переговоры «об организации встречи руководства Азербайджана и НКР».

Далее Шаварш Кочарян утверждает, что именно благодаря, состоявшейся встречи А.Джалилова и так называемого главы МИД «НКР» Аркадия Гукасяна, состоялась в Москве встреча Президента Азербайджана Гейдара Алиева и главы «НКР» Роберта Кочаряна. По его словам именно благодаря этой встрече удалось в 1994 году подписать между Азербайджаном и Арменией Бишкекский протокол о прекращении с 12 мая 1994 года огня в зоне карабахского конфликта. Этими самыми заявлениями, переговорным процессом, протоколами, по мнению Шаварша Кочаряна, Азербайджан признал «НКР».

Не говоря о том, что признание независимости одного государства другим подразумевает решение ряда соответствующих процедурных вопросов и принятие документов, обратим внимание Кочаряна на несколько моментов, которые по-нашему мнению позволят ему получше разобраться в новейшей истории армяно-азербайджанских отношений.

Для обстоятельного «разбора полетов» Шаварша Кочаряна 1news.az обратился к Вафе Гулузаде, являвшемуся в тот период советником Гейдара Алиева по внешней политике.

«То, что держит в руках Шаварш Кочарян и называет «документом» является простой бумажкой и не более того. Дело в том, что тогда вся документация проходила через меня и я сразу вижу, что это не документ, а фикция. Во-первых, в 1993 году Азербайджан еще не перешел на латиницу, и все документы оформлялись на кириллице, а на «документе» состряпанном Шаваршем Кочаряном вверху на колонтитуле написано латиницей: AzərbaycanRespublikasının Ali Sovetinin Sədri (Председатель Верховного Совета Азербайджанской Республики — ред.). Несмотря на то, что указ о переходе на латиницу в Азербайджане был подписан в 1991 году еще президентом Абульфазом Эльчибеем, переход официальных структур на латиницу начался при президенте Гейдаре Алиеве не раньше 1995 года.

Далее, в заголовке и под текстом написано «Азербайджанская Республика», а в самом тексте идет просто «Азербайджан», чего просто не может быть в официальных документах. К тому же никто не мог уполномочить А.Джалилова и А.Гукасяна говорить от имени Азербайджана и т.н. «НКР»: у них просто не было таких полномочий и любой гражданин Азербайджана и Армении (нигде нет того что Аркадий Гукасян был гражданином никем не признанной т.н. «НКР») мог встретиться и подписать все, что угодно.

Разве без процедуры всеобщего народного голосования, затем утверждения парламентом и руководством страны, и других сопутствующих процедур на международном уровне может кто-то признать кого-то государством? Нет, и тут тоже Кочарян лукавит, при этом не моргнув глазом», — отметил Гулузаде.

«Далее, Шаварш лжет, когда говорит, что встреча 25 сентября 1993 года в Москве между Гейдаром Алиевым и Робертом Кочаряном, и последовавшее в итоге подписание Бишкекского протокола решили вопрос прекращения огня на Карабахском фронте. После подписания протокола в Бишкеке, боевые действия продолжались, и достичь полного режима прекращения огня удалось по итогам моих телефонных консультаций с советником президента Армении Жирайром Липаридяном.

Мы с ним чтобы обойти «прослушку», наладили телефонную связь по секретной линии через Париж, и наши переговоры не слышала российская сторона. Таким образом, мы, консультируясь друг с другом по телефону и советуясь со своими президентами, пришли к соглашению о прекращении огня. Соглашение было устным между президентами Гейдаром Алиевым и Левоном Тер-Петросяном.

Дело в том, что тогда именно позиция российской стороны не удовлетворяла нас, поскольку российских посредник Владимир Казимиров продвигал вариант Москвы, которая предлагала, чтобы режим прекращения огня заключался на три месяца, по истечении которых стороны (Азербайджан и Армения) должны вновь обращаться к Москве для продления режима прекращения огня. Однако мы с Липаридяном договорились об условиях, при которых «стороны (Азербайджан и Армения) договариваются о поддержании режима прекращения огня вплоть до полного мирного урегулирования конфликта». Это был виртуозный ход, которого не ожидала Москва, заинтересованная в сохранении своей роли в этом вопросе», — сказал экс-советник президента.

«Тем самым мы лишили Россию модераторства в этом вопросе и де-факто поставили Владимира Казимирова в известность о том, что стороны сами договорились о прекращении огня. В.Казимиров доложил об этом в Москву, где его конечно «по голове не погладили» за то, что он «прозевал» наши консультации, но в итоге российская сторона вынуждена была принять за основу достигнутые при нашем с Липаридяном посредничестве устные договоренности между Гейдаром Алиевым и Левоном Тер-Петросяном. То есть единственной причиной, по которой все эти годы продолжается перемирие, является достигнутая тогда устная договоренность президентов Азербайджана и Армении, а не какие-то листки бумаги и измышления Шаварша Кочаряна на эту тему.

Гейдар Алиев политик с мировым именем, бывший генерал КГБ и член Политбюро ЦК КПСС никогда не поставил бы своей подписи под тем листком бумаги, которым ныне размахивает Ш.Кочарян. Вспоминаю, что в тот период, когда шли переговоры о подписании режима прекращения огня, в Баку приезжал директор Службы внешней разведки России Евгений Примаков (затем глава МИД РФ – ред.) и в частности предлагал Гейдару Алиеву, чтобы Азербайджан вел переговоры напрямую с сепаратистским режимом Нагорного Карабаха. Естественно Примаков получил на это твердый отказ Гейдара Алиева и больше этот вопрос не поднимался. Еще раз подчеркиваю, что Азербайджан и Армения договорились о прекращении режима огня без посредников, которые больше думали о том, чтобы тянуть одеяло на себя, а не о перемирии в Карабахском конфликте», — резюмировал Вафа Гулузаде.

Подведя итоги мы можем констатировать, что Шаварш Кочарян вновь нас не разочаровал и подтвердил, что воспринимать его как серьезного политика нельзя и тянет он разве что на диктора армянского радио, и не более того.

Ризван Гусейнов
источник — http://www.1news.az/politics/20110307092201364.html

Перезагрузка России и Центральная Европа

(«Center for European Policy Analysis», США)
Честная оценка исторических достижений, ставших результатом польско-российского сближения, а также ограничений, с которыми в последующие годы наверняка столкнутся, как данное сближение, так и улучшение внутреевропейской политики.
Эдвард Лукас (Edward Lucas)

Никто из наблюдателей, следящих за отношениями Польши с Россией в последние несколько столетий, посоветовал бы варшавским стратегам относиться к востоку с оптимизмом. Начиная с разделов Польши в конце 18-го века и заканчивая разгромом восстания 1863 года, маршем Красной армии против новорожденной Второй республики (чему помешало Чудо у Вислы в 1920-м году), пактом Молотова-Риббентропа 1939 года, в рамках которого Польша была разделена между нацистской и советской империями; Катынью в 1940 году и поддержанным Советами введением военного положения в 1981 году – список этот столь продолжителен и трагичен, что патологическая историческая травма кажется нормальной и неизбежной реакцией. На этом фоне «перезагрузка» отношений с Россией Владимира Путина, начавшаяся в 2009 году, является выдающимся эпизодом дипломатической истории, заслуживающим тщательного рассмотрения.

Другие страны не последовали этому примеру, хотя история Польши отражена и в других странах региона. Чехословакия уцелела от разрушения в ходе войны, но пережила вторжение 1968 года под руководством Советов. Венгрия пострадала как от разрушений военного времени, так и от вторжения. Румыния потеряла территории, отошедшие к Советскому Союзу (и, в отличие от Польши, не получила ничего). Прибалтийские страны Эстония, Латвия и Литва потеряли больше всех, будучи буквально стерты с карты после насильственного присоединения к Советскому Союзу.

Однако на недолгий период в 1987-89 годах все народы региона были, похоже, готовы оставить тени прошлого в прошлом, потому что советское руководство в лице Михаила Горбачева (и российское руководство в лице Бориса Ельцина) превратилось из источника страха в источник надежды. Впервые за историю империи зла Кремль был более реформаторским – зачастую гораздо более реформаторским – чем седеющие динозавры, управлявшие государствами-сателлитами. Люди в порабощенных странах заворожено наблюдали как Андрей Сахаров обретал общегосударственную известность в Москве, как КПСС теряла свою монополию на власть, СМИ становились свободными, а преступления прошлого были признаны одно за другим.

Было возможно, хотя, вероятно, и нереалистично, представить, что весь пост-коммунистический мир отправится в сторону свободы и реформ дружеской толпой. В 1988 году, будучи корреспондентом в бывшей ГДР, я очаровано наблюдал, как восточногерманские подростки выстраиваются в очередь, чтобы почитать советские пропагандистские материалы, которых они раньше избегали: теперь же они поглощали их, потому что в них рассказывалась правда об истории, которую их собственные СМИ до сих пор хранили под замком. Спустя несколько месяцев, в разгар «бархатной революции» в Чехословакии, я посетил своего друга-диссидента, извинившегося передо мной за ожидание: он задержался, потому что обсуждал по телефону тактики протеста с «Андреем». Это был Андрей Сахаров. В Литве, после убийственного и неумелого советского разгрома в январе 1991 года, я видел, как у здания литовского парламента росли горы цветов, украшенные российскими и литовскими трехцветными флагами с траурными ленточками. На одном из них была простая надпись «простите нас». Лозунг «За вашу и нашу свободу», олицетворявший собой единство польских, литовских и русских демократов в 1863 году, приобрел реальное значение. Однако это продолжалось недолго. Ущерб, нанесенный принудительным соседством в советском стиле, был слишком силен.

Да и в Москве чувства охладели. Многим русским было сложно понять, почему их бывшие союзники столь недружелюбны. «Прибалтика от нас отказалась», — с грустью сказал мне либерально настроенный друг, когда я встретился с ним в 1992 году в Санкт-Петербурге. Ему было непонятно, как страны, бывшие раньше столь близко, сегодня могли заявлять о введении визового режима для России. Когда к концу десятилетия страны Восточной и Центральной Европы начали двигаться в сторону НАТО, страдания в России превратились в ярость. Это была уже не просто неблагодарность, это было предательство. Запад не имел никакого права посягать на регион, который всегда был передним двором России. А странам региона нечего было прыгать в постель к Америке. Политики вроде Евгения Примакова, главы разведки, ставшего министром иностранных дел (и, со временем и на короткий срок, премьер-министром), говорили, что присоединение к НАТО было особенно «непозволительно» для прибалтийских государств. Русские не понимали, что чем больше они жалуются, тем больше гарантия того, что их бывшие сателлиты будут приняты в альянс.

Множеством других способов Россия укрепила окружающих в подозрениях о том, что по-прежнему сохраняет старое имперское мировоззрение и амбиции по поводу региона, лежащего между Балтийским и Черным морем. Она мошенничала с поставками природного газа. Ее шпионы были дерзки и энергичны. Российское влияние в СМИ, политике и общественной жизни иногда бросалось в глаза, иногда было скрытным, но всегда оставалось нежеланным. Кроме того, Россия решила возродить самые неприятные части советской историографии. Г-н Путин заявил на пресс-конференции, что пакт Молотова-Риббентропа был не более, чем отменой несправедливой сделки, к которой Советскую Россию принудили в конце Первой мировой войны. Отрицание убийства в Катыни 20 тысяч польских офицеров и резервистов, ранее предназначенное для ограниченной группы маргинальных экстремистов, стало частью официальной идеологии СМИ и политиков. Людей, оспаривавших нео-советский взгляд на историю, называли «фашистами».

На этом фоне перезагрузка Польши поразительна. Она началась с незаметного решения в 2007 году организовать совместную рабочую группу по «сложным историческим вопросам». Многие подняли это на смех. Как можно было приравнять русский список кажущихся обид (польская неблагодарность за «освобождение» 1945 года, негодование по поводу смерти советских военнопленных в 1920 году) с фантастическими преступлениями сталинской эпохи? Однако насмешники (и я был одним из них) оказались неправы. Уверенная работа историков принесла серьезную пользу – они находили архивы, выявляли факты, уточняли цифры, даты и время. Споры по поводу толкований продолжаются, но основные факты того, что, когда и с кем произошло, никогда еще не были так ясны или менее оспариваемы.

Следующая фаза перезагрузки началась, когда г-н Путин посетил в 2009 году балтийское побережье Польши, чтобы принять участие в мероприятиях, отмечающих годовщину нацистского нападения 1939 года. В ходе этого визита он почти извинился за пакт Молотова-Риббентропа. Опять же, для многих этого оказалось недостаточно. Российский лидер представил пакт, как ужасную ошибку, а не отвратительное преступление: вводя в заблуждение, он поставил пакт в один контекст с другими сделками, заключенными другими странами (как, например, французско-британское предательство Чехословакии).

Но этот визит подготовил почву для другого: совместного ознаменования 70-й годовщины Катыни, проведенного г-ном Путиным и г-ном Туском. Вид г-на Путина, скорбно преклоняющего колено перед мемориалом, был поразителен. Не менее поразителен был тот факт, что фильм о расстреле, снятый величайшим польским режиссером Анджеем Вайдой, был показан по российскому телевидению. Но возможности для придирок еще оставались. Г-н Путин выступил с заезженным и заведомо ложным сравнением между судьбой русских военнопленных в Польше после 1920 года (чья смерть стала трагедией, но не результатом массового убийства) и судьбой польской нации, [чьи лучшие представители были ]убиты по прямому приказанию советского руководства.

Однако по-настоящему замечательной стала реакция на трагическую авиакатастрофу в апреле 2010 года, в результате которой погиб президент Лех Качиньский и десятки высокопоставленных польских чиновников. Г-н Путин, явно расстроенный, публично утешал г-на Туска, заявив, что расследование камня на камне не оставит и будет проведено под его личным наблюдением. Фильм Анджея Вайды был показан вновь, на этот раз не по каналу «Культура», а в прайм-тайм на одном из самых популярных телеканалов страны.

Желающие попридираться по мелочам по-прежнему могли найти причину. Нельзя сказать, чтобы Россия безусловно извинилась перед Польшей за преступления советского прошлого. (Это как если бы современная Германия неохотно признала, что Холокост был, и что ответственность за него несет Третий рейх, однако продолжала бы держать под замком архивы Освенцима и отказываться выплачивать компенсацию за убитых там людей.) Россия по-прежнему оспаривает в Страсбурге иск, поданный родственниками жертв Катыни. Остаются и другие невыясненные исторические вопросы.

Одноко это не стало проблемой. Политический климат изменился настолько, что (мягко говоря) различающиеся толкования истории превратились во второстепенную политическую проблему, перестав быть метафорой для отношений. Это огромный сдвиг. При предыдущих польских правительствах прошлое бросало тень на настоящее. Любое событие в России рассматривалось через призму реваншистского, нео-советского и угрожающего поведения. Собственные сильные стороны Польши недооценивались, принципиальные слабые стороны России игнорировались.

В первую очередь изменилось восприятие с польской стороны. Для полоноцентричных комментаторов может показаться удивительным, но русские не просыпаются с утра в раздумьях о польской истории. Эгоцентризм – это постоянная характеристика русского политического мышления, как и почти намеренное игнорирование «маленьких» стран (на самом деле, население Польши составляет почти 40 миллионов человек, но для страны с населением в 140 миллионов и крупнейшей территорией в мире, это все равно мало). Русские сердятся по поводу стран, вроде Грузии и Эстонии, когда им кажется, что те «провоцируют» Россию. Они могут осерчать на Украину, если она «крадет» русский газ. Но при наличии возможности, большинство русских (и большинство русских политиков) предпочитают не думать о таких странах, как Польша, точно так же, как нельзя ожидать, что американец будет тратить много времени, беспокоясь о внутренних делах или внешней политике Мексики. У России достаточно своих собственных проблем.

В Польше все было наоборот. У каждого поляка есть мнение о России, обычно негативное. Это создает благодатную почву, как для искренних, так и для сеющих раздор политиков. Гениальность подхода Туска и Сикорского к польской внешней политике состоит в том, что они перестали искать дешевой популярности, и начали думать о реальных национальных интересах Польши. Просто невозможно, чтобы Польша была заинтересована в плохих отношениях со всеми ближайшими соседями (и, можно поспорить, что не нужно иметь плохих отношений ни с кем). Особенно превратно искать поводы для ссоры с обоими важными соседями, полагаясь на поддержку дальних стран, таких как Соединенные Штаты, или даже той же Британии («знаем – плавали», могут сказать на это поляки). Качество и количество внимания, которое Польша может ожидать получить в Вашингтоне, не сравнится с польской нуждой во внешней поддержке, особенно если она находится в прохладных отношениях, как с Берлином, так и с Москвой. Это был тупик, в который загнало страну предыдущее правительство Ярослава Качиньского.

Польша была (по крайней мере, в своих собственных глазах) героем. Он стала сверхпреданным союзником в Ираке и Афганистане. Ее спецслужбы с радостью сотрудничали в ЦРУ по программам выдачи преступников и другим контртеррористическим операциям. Варшава энергично выступала за членство в НАТО для Украины и Грузии, за Литву и за права человека и политические свободы в Белоруссии. Но она все равно оставалась в изоляции.

Германия, Франция и другие крупные европейские страны просто не принимали Варшаву всерьез. Это было правительство, выступавшее с дипломатическими протестами в ответ на неблагоприятное освещение в СМИ (что является табу в Европейском Союзе или между любыми странами, считающими свободную прессу непременной частью законного и конституционного порядка). Даже вашингтонские «ястребы» из администрации Джорджа У. Буша морщились от некомпетентности, путаных приоритетов и нереалистичных ожиданий, исходящих от их главного восточноевропейского союзника. Один чиновник сравнил Польшу той эпохи (это было сказано глубоко в контексте, и я цитирую по памяти) с любимой, но плохо обученной собакой. «Я ее обожаю, — сказал он. – Но она гадит на ковер, раздражает соседей, все время лает, вылизывает мое лицо, когда я пытаюсь работать, и клянчит еду».

С начала перезагрузки Польша ведет себя по-другому. Она не только не ищет поводов для ссоры, не лает и не скулит, но и помогает решать проблемы вместо того, чтобы их создавать. Вероятно, крупнейшим дивидендом перезагрузки стало улучшение отношений с Германией. Никогда еще в истории Польши они не были лучше. Вместо параноидальной, раздражительной позиции, обе стороны полны теплых слов. Когда перед декабрьскими выборами Радослав Сикорский захотел выступить с жестким посланием к белорусскому режиму, он отправился туда вместе со своим немецким коллегой Гвидо Вестервелле. У г-на Туска отличные отношения с канцлером Германии, общепризнанной полонофилкой Ангелой Меркель. (С Россией, личные отношения в первую очередь существуют между г-ном Туском и г-ном Путиным; отношения г-на Сикорского и его коллеги Сергея Лаврова можно описать как граничащие с сердечными.)

С точки зрения Германии, сегодня Польшу можно охарактеризовать как Salonfähig [вхожую в приличное общество]. Влиятельное пророссийское лобби в Германии не может возражать против хороших отношений с Польшей, когда сама Россия этого не делает. Между Польшей и Германией еще есть проблемы (например, она бы хотела, чтобы польское меньшинство в Германии получало такой же уровень образования, как и этнические немцы в Польше, и ее по-прежнему немного беспокоит реваншистская риторика, исходящая из некоторых уголков консервативного Христианско-демократического союза г-жи Меркель).

В некотором смысле, Польша выделяется из своего окружения. У других стран никогда не было таких плохих отношений с Германией (г-н Качиньский, похоже, считал Германию не меньшей угрозой, чем Россия). Но никто из других стран не стал и подлизываться к России подобным образом.

Под талантливым руководством Карла Шварценберга, Чешская Республика остается «ястребом» по правам человека и энергично выступает по таким вопросам, как энергетическая безопасность и поддержка «Восточного партнерства» (попытка ЕС сосредоточить свое внимание на Армении, Азербайджане, Белоруссии, Грузии, Молдавии и Украине). В Венгрии Виктор Орбан демонстрирует вызывающий беспокойство подход «а-ля Путин» к СМИ и судебной власти, но его отношения с российским премьер-министром можно охарактеризовать как очень холодные. Национальная энергетическая компании Венгрии MOL пытается избавиться от нежеланного российского акционера, компании «Сургутнефтегаз», известной своей скрытной схемой собственности. В 2006 году г-н Путин предпринял попытку избавиться от исторических призраков, витающих над отношениями с Венгрией, извинившись (как всегда, довольно двусмысленно) за советское вторжение 1956 года. Он также дистанцировался от советского вторжения в Чехословакию. Это помогло разрядить отношения, но не возымело того преобразовательного эффекта, как в случае с Польшей.

На юге и на востоке ситуация тоже непростая. Россия сильно надавила на Хорватию, чтобы заручиться ее сотрудничеством в трубопроводной дипломатии. Отношения России с Сербией и с боснийской Республикой Сербской хорошие. Но она поссорилась с новым болгарским правительством, которое считает, что Россия использовала Софию в своих интересах по нескольким энергетическим вопросам. Отношения с президентом Румынии Трайаном Басеску всегда были ужасными: идеализированный образ Румынии, как романской страны, окруженной морем славян и мадьяров, подогревает в румынах глубокий скепсис по поводу России, вне зависимости от партийной принадлежности и идеологии. Для России критерием успеха в Юго-Восточной Европе является трубопровод «Южный поток», который должен соперничать с поддерживаемым ЕС проектом «Набукко» (и принести тому несчастье). «Набукко» несет газ из Средней Азии, с Кавказа и из Ирака в Европу через Турцию. «Южный поток» несет российский (и среднеазиатский) газ в Европу через Черное море. Оба проекта не в очень-то хорошей форме, но «Набукко» гораздо ближе к реальности. Десятилетие задирок, восхвалений, выкручивания рук и фанфаронства в энергетической дипломатии Москвы принесли поразительно мало результатов.

Это, между прочим, отражает часто неверно понимаемую роль России в регионе. В сравнении с любой отдельной страной среди новых членов ЕС, Россия действительно похожа на сверхдержаву; однако в сравнении с Евросоюзом в целом Россия выглядит хило во всем, кроме своего ядерного арсенала. Кремль может нанести большой вред Грузии или Украине или Латвии. Но он не в состоянии затеять драку со всем Евросоюзом. Это не означает, что бывшие порабощенные народы могут полагаться на единую политику ЕС в отношении России. Но это означает, что Россия подходит к своим отношениям с ЕС с позиций фундаментальной слабости.

Как же следует трактовать на этом фоне особенную и удивительную «перезагрузку» Польши? Многие вполне обоснованно приветствуют спокойный и сердечный тон в отношениях между Москвой и Варшавой. Само по себе исчезновение одной лишней проблемы является приятной новостью. Но суть дипломатии не в том, чтобы поддерживать хорошие отношения и сохранять спокойствие. Задача дипломатии состоит в том, чтобы решать вопросы и продвигать национальные интересы. Второстепенным, но важным вопросом является защита интересов союзников. И в этом отношении программа польского правительства слегка отличается от реальности. Как и в случае с внутренней политикой (которую я как-то описал для журнала Economist как «выглядеть хорошо и не делать ничего»), презентация внешней политики довольно значительно превосходит ее практические достижения.

Начнем с Германии. Нет никаких сомнений, что Германия воспринимает Польшу всерьез (объем торговли между двумя странами в три раза больше, чем экспорт-импорт Германии с Россией). Она соглашается с польскими пожеланиями по Белоруссии. Она согласилась на план действий НАТО в чрезвычайных обстоятельствах, предполагающий, что немецкие войска будут гибнуть, защищая Польшу от (крайне маловероятного) военного нападения из России. Однако Германия по-прежнему ценит свои отношения с Россией. Германия умышленно затягивает решение таких вопросов, как Грузия и Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Она вообще не горит желанием ускорить интеграцию Украины в ЕС или НАТО. Она с прохладцей относится к таким вопросам антлантической политики, как миссия в Афганистане. Лишь в этом году она, наконец, откроет свой рынок труда для рабочих из «новых» членов ЕС, таких как Польша – в то время как Британия, например, сделала это еще в 2004 году.

Германии не нравится идея либерализации услуг внутри ЕС, что приведет к оживлению деловой активности в новых государствах-членах, имеющих энергичную, гибкую и многоязычную рабочую силу. Германия по-прежнему тесно связана с Россией в области энергетики и поддерживает строительство трубопровода «Северный поток» по дну Балтийского моря несмотря на решительные возражения Польши. Короче говоря: Германия ведет себя вежливо и дружелюбно, но она не является союзником Польши в том смысле, что жертвует своими собственными важными интересами ради Варшавы.

То же самое, только еще более явно, верно и в отношении России. Правда то, что напряженность была сглажена. Торговля процветает, что означает рабочие места, зарплаты и инвестиции. Объем торговли между двумя странами еще далек от уровня, который привел бы к экономической зависимости: на самом деле, учитывая запланированный терминал для приема сжиженного природного газа и вероятную разработку запасов сланцевого газа, Польша все больше снижает свою зависимость от главного экспортного продукта России. Россия понимает, что не может ссориться с Польшей, не влезая в драку со всем Евросоюзом. А с разумным г-ном Туском у руля, Евросоюз с гораздо большей готовностью придет Польше на помощь, если Россия начнет вести себя неприятно.

Все это желательные перемены. Но Россия ничуть себя не затруднила, чтобы помочь Польше. Расследование авиакатастрофы под Смоленском шло медленно и небрежно. Это привело к возникновению различных теорий заговора и излишне осложнило жизнь г-ну Туску. Многие поляки собирают невыясненные вопросы, окружающие любое крупное новостное событие, и увязывают их в паутину интриг и убийственных намерений: почему на аэродроме не была установлена самая современная система приземления? Почему свидетели называют разное время падения самолета? Откуда появился таинственный туман? Почему российские авиадиспетчеры, ответственные за произошедшее, исчезли из виду? Почему официальный российский отчет возлагает всю вину на польскую сторону, и никакой вины на российскую небрежность и некомпетентность? Ответы вполне просты. Самолет действительно опаздывал, а его пассажиры торопились. Пилоты испытывали давление, так как должны были доставить свой VIP груз в правильное место и вовремя. Они приняли неверное решение посадить самолет в неблагоприятных условиях, подлетая к аэропорту на слишком низкой высоте. И высокое дерево, выросшее в неправильном месте в неправильное время, зацепило крыло президентского самолета, лишив экипаж возможности совершить аварийный взлет. Любящие теории заговоров поляки считают, что русские способны на многое, но даже они не могут приписать им это ключевое, фатальное дерево.

Но российская сторона все равно усложнила г-ну Туску задачу отражения атаки конспирологов. Новости о том, что электронное оборудование (мобильные телефоны, персональные компьютеры и прочее), принадлежавшие погибшим полякам, подверглось перед возвращением родственникам погибших проверке и разборке, указывали на подлое любопытство со стороны российских спецслужб. Задержки и оставшиеся без ответа вопросы разжигали подозрения о том, что что-то не так. Однако правда состоит в том, что расследование проходило так, как работает практически все в российском бюрократическом аппарате: медленно, скрытно и без особой заботы об интересах общественности.

Россия также не торопится разобраться с невыясненными вопросами «сложных исторических проблем», Это еще может измениться, возможно, даже вовремя, чтобы помочь г-ну Туску победить на повторных выборах этой осенью. Но сейчас все выглядит так, будто Россия забавляется с Польшей: подцепив ее на крючок отношений, где провал равносилен политическому ущербу и необходимость демонстрировать хоть какие-то признаки успеха жизненно важна, Москва демонстрирует нечестный и интриганский подход. Мало кто среди поляков испытывает какие-то иллюзии по поводу новых русских друзей.

Действительно, сложно утверждать, что вежливая дружелюбность на официальном уровне и немного теплых личных связей между высокопоставленными фигурами представляют реальные перемены в направлении позитивного, динамичного сотрудничества, схожего, например, с отношениями между Польшей и Швецией. У «перезагрузки» нет ни глубины, ни масштаба американской попытки восстановить отношения с Россией: у Польши нет тесных связей с российскими военными. Более того, Россия, похоже, решила оставить тактические ядерные ракеты в анклаве Калининград, граничащем с Польшей. Кроме того, у двух стран нет официального диалога по вопросу защиты прав человека, схожего с тем, что Майкл Макфол из Совета по национальной безопасности США упорно ведет со своим российским коллегой Владиславом Сурковым.

И у американской, и у польской «перезагрузки» есть схожие преимущества. Они разрядили проблематичные отношения, подарив политикам пространство для маневра и освободив время, чтобы сосредоточиться на более важных вопросах. Однако, у них есть и схожие издержки. Они снимают с России давление по поводу защиты прав человека и вопросов доброжелательного соседства. Они рискуют оставить малые страны и лидеров оппозиции в самой России в изоляции и без защиты. Они отказываются от позиции морального и стратегического превосходства в пользу прагматичного подхода, ориентированного на результат. Возможно, это то, чего хотят избиратели; политиков нельзя винить слишком сильно за желание сосредоточиться на очевидных проблемах и попытки отложить в сторону то, что похоже на второстепенные вопросы. Тем не менее, стоит разложить по полочкам некоторые риски польской перезагрузки.

Польскому подходу не хватает гарантий поддержки. После испорченной американской перезагрузки, когда Вашингтон объявил об изменениях в своих планах ПРО в годовщину советского вторжения в Польшу, администрация Обамы поняла, что следует значительно улучшить свои коммуникации и успокаивать новые государства-члены западного альянса в рамках НАТО (это пришлось сделать, преодолев возражения Германии, а Берлину, тем временем, было позволено приписать себе эту заслугу). Администрация Обамы поддержала планы беспрецедентно масштабных военных учений в Балтийском море – и новые учения запланированы на этот («Янтарная надежда»/Amber Hope) и следующий («Стойкий джаз»/Steadfast Jazz) год. Госсекретарь США Хиллари Клинтон считается решительным сторонником региона (хотя ее дипломаты иногда и демонстрируют более руссоцентричный подход). Америка посылает на конференции [в странах региона] высокопоставленных дипломатов (на недавней конференции по безопасности в Литве было особенно много высокопоставленных представителей Совета по национальной безопасности, Госдепартамента и других органов управления, пересекших Атлантический океан с единственной целью принять участие во встрече). Президент Барак Обама даже нашел время, чтобы позвонить латвийскому премьер-министру Валдису Домбровскису, чтобы поздравить его с победой на выборах в прошлом году. Общее население Латвии и Литвы составляет менее шести миллионов человек.

А вот Польша ведет себя несколько по-другому. Дипломатическая депеша, опубликованная сайтом WikiLeaks, раскрывает, что Польша возражала против решения НАТО распространить планы на случай чрезвычайных обстоятельств на прибалтийские страны. Предположительно, Варшава опасалась, что расширение планов на северо-восток сделает их менее надежными. Польша не демонстрирует особого интереса в улучшении дорожных, железнодорожных и межсистемных связей с прибалтийскими государствами. Она позволила банальным проблемам, связанным со школьной программой образования, реституцией собственности и использованием польских букв вроде «ł» в официальных документах, испортить свои отношения с Литвой. Г-н Сикорски заявил, что не поедет в Литву, пока не будут удовлетворены польские требования. Многие в Латвии и Эстонии считают подобный подход вздорным и потакающим своим прихотям. В результате их страны тоже страдают.

Справедливости ради стоит заметить, что Польша придала новый вес ранее агонизирующей Вышеградской группе (включающей также чехов, словаков и венгров). Сегодня Польша считает ее полезным центральноевропейским собранием в рамках ЕС. У Польши отличные связи с Чехией, а сотрудничество с Венгрией по вопросу сменяющегося каждые шесть месяцев президентства ЕС (сейчас президентом является Венгрия, а Польша заступит на это место в июле) проходит без сучка, без задоринки. Польша также попыталась найти точки соприкосновения с режимом в Белоруссии. Когда эта попытка провалилась на фоне неожиданного преследования оппозиции после декабрьских выборов, Польша жестко лоббировала в пользу белорусской оппозиции и выделила щедрые денежные средства на помощь.

Однако дух прагматизма все еще витает. Польша не сделала ничего, чтобы поддержать выступивших в защиту демократии калининградских демонстрантов, когда в прошлом году они были избиты и брошены в тюрьму. Она в основном молчит по поводу нарушений прав человека в России (хотя и заявила, что поддержит визовый запрет для тех, кто был замешан в убийстве в результате пыток юриста Сергея Магнитского). Она также не стала поднимать шум по поводу решения Франции продать России боевые корабли класса «Мистраль» и по сути отказалась от попыток помочь Грузии.

Все это оправданно в краткосрочной перспективе. Было бы несправедливо ожидать, что Польша возглавит кавалерийскую атаку против российских танков, особенно в тот момент, когда большинство других стран ЕС (и Америка) продемонстрировали готовность заключать сделки с преступным режимом в Кремле. Однако факт остается фактом: если ее не сдерживать, Россия является для региона пагубной силой. Она ведет хорошо финансируемую психологическую войну против прибалтийских государств и Финляндии. Ее проникновение в руководящие структуры ЕС поразительно и тревожно. Слабость, продемонстрированная органами ЕС в ответ на войну в Грузии, должна стать поводом для глубокого беспокойства. То, что Россия слаба и находится в упадке, не означает, что она неопасна (и, кроме того, будущие правители вполне могут прельститься идеей устроить конфронтацию с соседями, чтобы получить народную поддержку и отвлечь людей от ужасных проблем дома).

Наилучший способ иметь дело с Россией для стран ЕС и НАТО это выступать максимально единым фронтом. Неспособность к этому играет на руку жестокому клептократическому режиму в Кремле, не желающему отказываться от планов на старую империю. Эти российские устремления возлагают особенную ответственность на крупные страны, которые должны показать, что отношения с Кремлем не развиваются за счет малых или более слабых стран. Америка смогла так сделать. Тоже самое можно сказать и про Германию, с тех пор как к власти там пришла Ангела Меркель. Польша должна последовать их примеру.
Оригинал публикации: Essay: Russia’s Reset and Central Europe
http://www.inosmi.ru/europe/20110305/167102115.html

Ливия: неустойчивое равновесие

А.А.Быстров

Нынешнюю ситуацию в Ливии называют «патовой». Это безусловно справедливо, но только в очень краткосрочной перспективе. Действительно установился некий силовой паритет, когда противоборствующие стороны в целом удерживают занятые ими города. По большому счету сейчас из того объема информации, который приходит из страны, довольно сложно понять расстановку сил. Особенно с учетом того, что данные в большинстве своем основываются на словах очевидцев и представителей противоборствующих сил, а значит сильно ангажированы по определению.

Сейчас совершенно четко можно сказать, что лояльные М.Каддафи силы контролируют столицу и его родной город Сирт. Одновременно под их контролем остались основные базы ВВС. Очевидцы утверждают, что ситуация в столице спокойная, если не считать демонстрации 4 марта, которую силы полиции очень быстро рассеяли. Основной центр оппозиции – Бенгази, а также ряд портовых городов. Идут бои с переменным успехом за города Брега, Рас Лануф и Эз-Завия. Причем Эз-Завию, судя по всему проправительственные силы, все-таки взяли по контроль, поскольку имеются подтвержденные данные о гибели в боях фактически всех высших командиров оппозиции в этом городе. Это можно констатировать с большей долей уверенности, как и то, что линии фронта как таковой в наличии не имеется, а в вышеперечисленных городах имеются очаги сопротивления обеих сторон. Налицо гражданская война со всеми ее ужасами. Теперь необходимо разобраться с тактикой противоборствующих сторон. Ливийской армии как таковой более не существует, есть отряды вооруженных оппозиционеров с одной стороны и лояльные М.Каддафи силы — с другой.

Тактика правительственных сил сейчас следующая. Каддафи накапливает силы для решительного наступления на Бенгази. Собственно бои в пятницу свидетельствуют об этом со всей убедительностью, поскольку речь идет о захвате опорных пунктов, без которого говорить о наступлении на оплот оппозиции не приходится. Об этом же говорят авианалеты лояльных М.Каддафи сил на склады амуниции и боеприпасов в Аджабии и Рас Лануфе. В Бенгази также 4 марта были совершены подрывы складов боеприпасов. То есть, лояльные ливийскому руководству силы широко используют диверсионные методы войны, что подразумевает наличие подполья в том же Бенгази. Подполья, конечно, условного, так как в той неразберихе и организационной сумятице, которая сейчас имеет место в штабе оппозиции, говорить о какой-то вдумчивой работе по поиску сторонников М.Каддафи, а тем паче о пресечении их тайной подрывной деятельности не приходится. Но факт остается фактом. М.Каддафи старается максимально ослабить противника путем лишения его запасов вооружения и боеприпасов. Это говорит только о подготовке наступательных операций.

Оппозиция при этом явно испытывает организационные сложности с комплектованием своих вооруженных сил. Ей приходится сейчас воевать фактически на два фронта, отсутствует единое централизованное командование, каждый отряд сражается самостоятельно в своем родном городе, нет общей стратегии дальнейшей борьбы. На ее стороне пока безусловная поддержка мирового сообщества и международная изоляция нынешнего ливийского руководства. Абсолютно при этом непонятна позиция туарегов (а их 158 племен), которые пока хранят нейтралитет. Эмиссары с обеих сторон активно сейчас обрабатывают племенную верхушку, но на стороне М.Каддафи в этом случае есть преимущество: наличие финансов. Финансовые поступления оппозиции сейчас в основном формируются за счет пожертвований ливийской эмиграции. Кстати, такое быстрое изготовление и распространение флагов «королевской» Ливии на первом этапе волнений – заслуга именно эмиграции. Теперь остается понять, какая часть из собранных ими средств является ее собственными деньгами. Представляется, что этот канал сейчас начинает использоваться и другими структурами, типа ЦРУ США.

Теперь о составе противоборствующих сил. Основную часть лояльных М.Каддафи сил (около 80%) в настоящее время составляют африканские наемники. Причем идет тенденция к наращиванию их числа. 4 марта границу пересекло несколько сот боевиков из Мали. Это представители кочевых племен, которые используют в качестве средств передвижения джипы с установленными на них тяжелыми пулеметами. Как показывает практика, это наиболее эффективное оружие в ливийских условиях. На стороне Каддафи воюют также наемники из суданского ДСР, а также представители племени загава из Чада. Самолеты ливийских ВВС, после отказа летчиков участвовать в гражданской войне, начали, по некоторым данным, пилотировать сирийцы. Такое соглашение было достигнуто между Б.Асадом и М.Каддафи еще в самом начале волнений. Более того, поначалу Дамаск готов был предоставить боевые самолеты вместе с экипажами, но позже было решено, что в настоящее время более целесообразно использовать «отставных» сирийских пилотов.

Таким образом, необходимо констатировать, что Триполи в настоящее время концентрирует силы для развития наступательных операций. При этом они делают упор, в отличие от оппозиции, на «обстрелянных» бойцов, не имеющих никаких предрассудков и внутриливийских симпатий и антипатий. Отсутствие боевого опыта у оппонентов М.Каддафи — это их «ахиллесова пята», о чем свидетельствует и количество жертв и раненных в результате боев. Те же Бенгази и Брега начинают испытывать серьезный дефицит медикаментов и койко-мест. У Триполи проблемы другого рода: потерян контроль над 80% нефтяных полей; ливийские финансовые зарубежные авуары заморожены. В нынешней ситуации это жизненно важно по двум причинам. Лишившись подпитки топливом, Триполи начнет неизбежно терять преимущество в тяжелых видах вооружения и авиации. Одновременно наемники не будут воевать задаром. Пока деньги (и судя по всему немалые) у М.Каддафи имеются, отсюда подпитка иностранными наемниками. Но среди стратегических целей Триполи самая приоритетная — это возвращение под свой контроль нефтеперерабатывающих заводов и источников добычи углеводородов. Сейчас именно на этих направлениях и развернуться основные бои. Второе – боеприпасы. Их необходимо пополнять, а для этого необходимо отбивать склады вооружений, захваченные оппозицией, или, как минимум, их уничтожать. Это вторая основная стратегическая задача. По мере их успешного или не очень решения можно будет делать выводы о наступлении на Бенгази. Таким образом, необходимо сделать вывод о том, что интенсивность боевых действий в среднесрочной перспективе будет возрастать. Причем в отличие от оппозиции в действиях Триполи просматривается более уверенное организационное начало.

Главный вопрос: будут ли в этих условиях входить в Ливию американские и натовские войска. Автор считает, что нет. Информация о концентрации их сил в приграничных районах Средиземного моря рассчитана сейчас больше на М.Каддафи. Единственно, что они сейчас могут делать (и делают) – это снабжать повстанцев продовольствием и медикаментами. Ну и наращивать дипломатический прессинг. Говорить о вторжении можно будет только в том случае, если угроза взятия Бенгази лояльными М.Каддафи войсками будет реальной. Но до этого очень далеко.

Также далеко и до объявления воздушного пространства над Ливией «бесполетной зоной». По убеждению руководства НАТО, такое развитие ситуации возможно только при наличии мандата ООН. Как впрочем, и сам факт интервенции должен проходить «под зонтиком» этой организации. А вот с этим будут вопросы, поскольку одно дело единодушно осудить режим М.Каддафи за расстрел мирных демонстраций, а другое дело – санкционировать силовое вторжение. Заявление в этой связи президента США Б.Обамы «о международной нелегитимности» режима М.Каддафи спорны, так как в этом случае придется признать недействительными все сделки в нефтяной сфере между его режимом и западными нефтяными компаниями. Собственно по этой причине позиция ЕС в этом вопросе сдержанная, в связи с чем отсутствуют очень резкие заявления. Если брать международный аспект, то речь идет о противодействии легитимного и международно признанного режима вооруженному мятежу. Вопрос сейчас стоит именно так, хочется кому-нибудь это или нет. Создавать на примере М.Каддафи опасный прецедент не хотят ни в ЛАГ, ни в Афросоюзе. И в этой связи его поддержка со стороны этих организаций будет нарастать.

источник — http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/05-03-11.htm

Станет ли Турция моделью для Ближнего Востока?

Волна внутриполитических кризисов, прокатившаяся по Ближнему Востоку, вызвала множество вопросов относительно перспектив развития ситуации в отдельно взятых государствах и в регионе в целом. Мнения обозревателей представляют собой широкий спектр вариантов: от оптимистических прогнозов наступления эры прогресса и процветания, которая станет результатом слома существующих режимов и глобальной демократизации, до тревожных ожиданий глобальной хаотизации Ближнего Востока, угрожающей мировому сообществу непредсказуемыми последствиями. Внимание политологов, размышляющих о возможных моделях политического и экономического развития для сотрясаемых народными выступлениями ближневосточных государств, привлекает Турецкая Республика, своим длительным опытом вестернизации и участия в европейских политических, экономических и военных объединениях давно стяжавшая лавры уникального примера сочетания западных достижений с национальными традициями.

Англоязычный журнал The Economist в одной из своих статей, посвященных Турции, размышляя об особенностях турецкой демократии, выражает точку зрения, характерную для западных наблюдателей. Спецификой «демократии по-турецки» считается пребывание уже более восьми лет у власти в стране исламской Партии справедливости и развития (ПСР), более активно, чем ее светские предшественницы, действующей под знаменами демократизации.

За годы правления ПСР Турция совершила значительное продвижение на пути вступления в Европейский союз, к членству в котором она стремится, начиная с 1963 года. Готовность турецкого правительства к реформированию страны в соответствии с требованиями Евросоюза способствовала долгожданному решению о начале переговоров о полном членстве Турции в альянсе европейских государств. Прогрессу в турецко-европейских отношениях способствовал целый ряд внутриполитических и направленных на внешнее окружение инициатив правящей партии, связанных с ограничением возможностей для участия военных в политических процессах, попытками улучшить положение этнических и религиозных меньшинств, урегулированием застарелых проблем в отношениях с соседними государствами. Примечательно, что сближению с Европейским союзом способствовали усилия ПСР по ограничению общественно-политического влияния и участия армии, которая традиционно считалась гарантом светского и ориентированного на европейские ценности развития турецкого государства. Призывы к ревизии турецкой конституции, на необходимости которой настаивает правительство ПСР, мотивируются потребностью турецкого общества в установлении полнокровной демократии, западного образца.

Дополнительными факторами, определяющими привлекательность турецкой модели, являются: устойчивость турецкой экономики к влиянию мирового финансового кризиса; расширение пределов дипломатической активности Турции, параллельно которой идет проникновение турецкого бизнеса на азиатские и африканские рынки; личная популярность турецкого премьер-министра и лидера ПСР Т.Эрдогана в арабском мире, ранее склонном к отчужденному восприятию светской прозападной Турции, тесно сотрудничавшей с Израилем.

Конечно, западные наблюдатели, ратующие за права и свободы, высказывают определенную критику в адрес Турции, усматривая некоторые авторитарные тенденции в образе действий турецкого руководства на внутриполитической сцене, в частности, давление на прессу. Однако, в целом, Турция представляется неким оазисом стабильности в регионе, охваченном лихорадочным сотрясением основ государственности.

Вместе с тем дальнейшее направление эволюции турецкой модели демократии вовсе не так уж очевидно и само по себе вызывает некоторые вопросы. Ни для кого не секрет, что, несмотря на активную деятельность правящей партии, динамичное развитие Турции и укрепление ее международных позиций, турецкое общество расколото относительно выбора будущего пути. Оппозиционные партии, занимающие треть мест в парламенте и выражающие мнение не меньшего количества граждан Турции, занимают иную, чем правящая партия позицию по многим ключевым вопросам дальнейшего развития Турции.

Достаточно вспомнить, что на воспринятом как победа правящей партии сентябрьском референдуме по изменениям в Конституции, необходимым для вступления в Евросоюз, 58% участников проголосовали «за» и 42% — «против». Несмотря на численный перевес сторонников реформ, последняя цифра представляет собой существенную величину, красноречиво свидетельствующую о сложных процессах, происходящих в турецком обществе.

Известную неопределенность несут в себе предстоящие в июне 2011 года парламентские выборы в Турции. Если Партии справедливости и развития удастся одержать на выборах решающую победу и добиться конституционной реформы, то срок пребывания у власти президента сократиться с 7 до 5 лет, при этом у бывшего президента появится возможность быть избранным на второй срок. В условиях Турции, имевшей в своей республиканской истории опыт как периодов многолетнего правления одной и той же партии, так и периодов нескончаемой чехарды коалиционных правительств, результаты реформирования института президентства могут быть неоднозначными. Вектор изменений может устремиться в любую сторону: позволит продлить общий период президентства до 10 лет, создав более благоприятные условия для последовательного осуществления определенного политического курса, или приведет к более частой смене руководства страны, приводимого к власти противостоящими политическими силами.

Предположения о применимости турецкой модели для других государств Ближнего Востока строятся на постулате о существовании неких универсальных форм устройства государственной и общественно-политической жизни современных обществ. Однако даже в масштабах отдельно взятого ближневосточного региона, значительная часть которого объединена исламской культурой, применимость к разнородным арабским странам специфической турецкой модели не представляется столь очевидной.
И.А.Свистунова

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299100200

Кому и зачем понадобилось взрывать Ближний Восток?

События на Ближнем Востоке, как мы и предполагали, развиваются стремительно. Чуть ли не каждую неделю революционная волна перекатывается на территорию очередного государства — до этого дремавшего в относительном покое. И чем дальше, тем больше обнажается суть этих событий. Постепенно проявляется — словно изображение на фотобумаге — их логика.
Версия подоплеки этих загадочных событий, которую мы вам сегодня предлагаем, может кому-то показаться неожиданной и даже фантастичной. Но она помогает объяснить необъяснимое и сплести факты в единую цепочку.

ПОЧЕМУ ЧАС «ИКС» ПРОБИЛ ИМЕННО ЭТОЙ ЗИМОЙ

Такого социально-политического катаклизма мировая история еще не знала.

В течение каких-то двух месяцев восстания охватывают огромный регион, раскинувшийся на двух материках!

Революционный тайфун практически одновременно накрывает несколько государств с общим населением свыше 109 миллионов человек!

Невозможно поверить в то, что народы этих стран вдруг проснулись и поднялись против засидевшихся в своих креслах и на своих тронах президентов и князьков чисто стихийно. Без третьей силы — организующей и направляющей — эти революционные события явно не обошлись. Но кто же она, эта пресловутая третья сила?

И почему она решила действовать именно сейчас? А, скажем, не годом раньше и не годом позже? Почему именно здесь?

По всему выходило, что за событиями, сотрясающими регион, стоит Иран, претендующий на лидерство в исламском мире. Казалось, именно ему, как никому другому, была выгодна смена режимов, лояльных злейшим врагам Тегерана — Вашингтону и Тель-Авиву. Его мог подтолкнуть на столь нестандартный шаг элементарный инстинкт самосохранения: чтобы хоть как-то защититься от будущего американо-израильского нападения, Ирану ничего больше не оставалось, как выбить из-под ног врага плацдармы на соседних территориях. Ничего, в сущности, нового — в Первую мировую войну истекавшая кровью Германия, чтобы вывести из игры своего главного противника — Россию, примерно так же спровоцировала в ее тылу революцию.

Сам Иран эту версию подтверждал если не делом, то словами: его аятоллы и президент Ахмадинежад горячо приветствовали волну «исламской революции», сметавшую «прогнившие режимы арабских диктаторов». Как вдруг… полыхнуло в самом Иране. По тому же самому сценарию, что и у соседей-арабов!

Впрочем, первую пощечину от революционных соседей Иран получил еще до этого. Одна из целей Ирана — уничтожение Израиля как государства. Но вот Высший военный совет Египта, взявший после бегства Мубарака власть в стране, делает свое самое первое заявление. О чем же оно? О том, что Египет будет продолжать придерживаться мирного договора с Израилем, заключенного еще в 1979 году. Не проходит и недели, как Египет — по просьбе Израиля — отказывается пропустить через свой Суэцкий канал два иранских военных корабля, плывших из Красного моря в Средиземное — к берегам Сирии.

Так что революционный сценарий против арабских диктаторских режимов был явно написан не в Иране. Ибо новые режимы, как выяснилось, отнюдь не спешат кидаться в его объятия. И усаживаться с ним по одну сторону баррикады.

Взрывать арабский мир изнутри понадобилось кому-то другому. Кому? Тому, кто готовится к войне с тем же Ираном. Соединенным Штатам и Израилю.

Представим, какой была бы эта война в условиях, существовавших еще каких-то три месяца назад.

Арабский мир пребывает в покое и относительно монолитен. Одна за другой происходят неформальные встречи его лидеров: арабские элиты объединяются под флагом солидарности по отношению к палестинской проблеме. Начинается сближение арабского мира с Россией — о чем свидетельствовал триумфальный визит на Ближний Восток президента Д. Медведева — как раз незадолго до революционного взрыва. Среди народов арабских стран все больше растет симпатия к Ирану. Начнись война — и тысячи, десятки тысяч рядовых арабов (даже если бы их правительства хранили нейтралитет) взяли бы автоматы Калашникова и пошли бы защищать иранцев. Война США и Израиля со строптивым тегеранским режимом обернулась бы войной со всем исламским миром.

Сегодня условия — совсем иные. Народы арабских стран, пережившие или переживающие революционные потрясения, заняты своими внутренними проблемами, внутренними склоками. Рядовые арабы больше думают о том, где взять продукты и лекарства для своих детей, чем о судьбе Ирана. Тем временем в мусульманском мире начинает происходить весьма примечательное брожение умов… Даже в странах, далеких от Ближнего Востока, активизировались радикальные движения суннитского толка. Они развернули пропаганду… нет, не против США или Израиля — против шиизма (который исповедует большинство населения Ирана). Шииты объявляются врагом №1 для «истинных мусульман», именно их, говорят проповедники, надлежит смести с лица земли в первую очередь.

А если вспомнить, что за многими радикальными суннитскими движениями явственно маячат спецслужбы Запада, то картина становится понятной. Делается все, чтобы Иран оказался в полной изоляции — прежде всего от мусульманского мира. Нападай — не хочу, никто не заступится! Ради этого можно и таких верных союзников, как Мубарак, «слить». А если удастся взорвать Иран изнутри, то, возможно, и вступать в прямой военный конфликт не придется.

Кто, собственно, совершил или совершает революции на Ближнем Востоке? Все больше становится известно про специальные арабские бригады политтехнологов и штурмовиков, кочующие из страны в страну. Именно им наверняка принадлежит авторство брошюрок, о которых мы недавно рассказывали в одной из своих публикаций, с деловитыми инструкциями о том, как нужно свергать власть. То-то почерк до боли знакомый — чисто западный стиль «цветных революций», обкатанный и в Кыргызстане в марте 2005 года.

Кто главная движущая сила этих революций? Поросль так называемых «новых арабов» — впитавших западные ценности, поучившихся за границей, активных пользователей «Твиттера» и «Фейсбука».

В Иране тоже нашлись силы, готовые сыграть свою роль по западному сценарию. Здесь подросло поколение, для которого ценности «исламской революции» 1978-79 годов — пустой звук, которое уже тяготится строгими шариатскими нравами исламской республики. Активнее же всего против тегеранского режима выступает суннитское меньшинство. А также шииты, представляющие национальные меньшинства — азербайджанцы, курды, белуджи (на последних давно уже сделали ставку американские спецслужбы).

Почему именно сейчас? Зима — самое идеальное время года для отработки подобного, как выражаются в спецслужбах, комплекса заранее подготовленных мероприятий именно на Ближнем Востоке. Не жарко. У народа — уйма свободного времени, туристов — минимум, зато много гастарбайтеров, приехавших домой на побывку из Европы, где сейчас для них — не сезон. И все студенты не на каникулах, а на учебе. Значит, массовость протестных выступлений обеспечена.

Как будут в дальнейшем развиваться события? Чтобы это спрогнозировать, попытаемся понять их глубинный смысл.

Нефть и цены на нее — истинная причина революций на Ближнем Востоке.

В первую очередь удар будет нанесен по Китаю, во вторую — по России.

НЕФТЯНАЯ БОМБА ДЛЯ КИТАЯ И РОССИИ

В западных геополитических теориях давно применяется термин «Хартленд», что можно перевести с английского как «Срединная земля». Так называют огромный кусок Евразийского материка. Кто, считается, им будет владеть, тот будет владеть миром. Здесь сосредоточены главные богатства планеты — углеводороды, прочие полезные ископаемые (в том числе и редкие, не встречающиеся больше нигде на Земле). И главное богатство будущего — пресная вода. Сердце Хартленда — Центральная Азия — это еще и перекресток дорог, веками связывающих юг с севером и восток с западом. Кто будет владеть Центральной Азией — тот завладеет Хартлендом.

Не случайно к Хартленду давно уже подбирается… Нет, даже не Запад. Эту могучую наднациональную силу одни ученые сейчас называют «золотым миллиардом», другие — «новой нацией». Соединенные Штаты, считается, лишь «торпеда», ударная сила этой «нации». Кто-то считает, что за этой силой стоит «всемирный еврейский заговор», но и это неверно: «новая нация» — интернациональна и абсолютно космополитична. И тем же государством Израиль она готова пожертвовать с легкостью.

Территория Хартленда.

Она захватывала почти весь Советский Союз, особенно его азиатскую часть, богатую природными ресурсами.

Сегодняшняя Центральная Азия — в самом сердце вожделенной для «новой нации» Срединной земли.

Одно из препятствий, стоящих на пути «новой нации» к богатствам Хартленда, — Россия. Но это — враг №2, более отдаленный. А враг №1 — Китай. Он уже наступает «новой нации» на пятки. Китайская валютная система стала уже такой же мировой, как и американская. Между ними идет жестокая война. И юань медленно, но верно побеждает.

Бурное развитие китайской экономики, как и любой другой, немыслимо без энергоресурсов. Без нефти. Главный поставщик нефти для Китая — Иран. Вот почему для «новой нации» Иран — столь важная мишень. Поразив ее, она убьет двух зайцев — ликвидирует крупного геостратегического противника и оставит Китай без нефти. А значит — поставит его на колени и выиграет валютную войну. Китай это предвидит. Он лихорадочно тянет нефтепровод из России, но может не успеть. Революционные события на Ближнем Востоке — серьезный звонок для него: приближается что-то страшное…

Нефть — одна из ключевых причин этих событий. В мире уже начался резкий рост цен на нефть, и они будут взвинчиваться дальше — искусственно. Под эти цены начнут верстать свои бюджеты сырьевые страны Хартленда — особенно Россия. А года через два-три цены вдруг обрушатся — тоже искусственно. И это будет катастрофа.

Подобная операция уже проводилась — в 80-х годах прошлого века. И весьма успешно. Чтобы добить Советский Союз, втянутый в афганскую войну и ею измотанный, США в сговоре с Саудовской Аравией обрушили мировые цены на нефть. Так СССР остался у разбитого корыта — нефть пришлось продавать себе в убыток, возник тотальный дефицит всего и вся, была введена талонная система на товары первой необходимости. Советская экономика рухнула — а с нею и Союз Советских Социалистических Республик.

Саудовская Аравия и сегодня — ближайший союзник «новой нации». И очень похоже на то, что революционная волна до нее не докатится. У нее в этом сценарии — некая иная роль. Не случайно именно в этой стране нашел прибежище свергнутый президент Туниса. «Новую нацию» отработанные диктаторы больше не интересуют. Ее интересуют их капиталы. И секретные «стабилизационные фонды», за которыми уже началась охота. Такой, насколько известно, был у Мубарака, такой есть и у ливийского лидера Каддафи, чья власть доживает последние дни.

Чтобы провернуть грандиозную операцию по обвалу цен на нефть, «новой нации» осталось устранить лишь несколько препятствий. Основные углеводородные ресурсы Ближнего Востока уже сосредоточены в ее руках — на территории стран, где правят режимы, лояльные «новой нации» (несколько лет назад в их семью влился Ирак). Осталась Ливия. Не случайно затравленный Каддафи грозится взорвать нефтепроводы — он понимает, чего «новая нация» хочет от его страны. И остался Иран. Но стратеги «новой нации» рассчитывают, что года через два-три его нефтяные вышки уже окажутся под ее контролем.

В какой следующей стране Ближнего Востока может полыхнуть «цветная революция»? Вероятнее всего, в Сирии. Потому что не исключено, что именно эта арабская страна будет поставлять оружие оказавшемуся в изоляции Ирану. Именно в Сирию, вспомним, недавно — впервые с 1979 года! — Иран отправил зачем-то свои военные корабли, которые не пропустил Египет по просьбе Израиля.

КЫРГЫЗСКИЙ ТРЕНАЖЕР

Вернемся, однако, с далеких ближневосточных земель в Кыргызстан. Имеют ли эти события какое-либо отношение к нам? Имеют. Потому что мы имеем счастье (или несчастье?) жить в самом сердце Хартленда.

«Новая нация» стала пристально присматриваться к Средней Азии еще в 70-е годы прошлого века. Есть основания считать, что именно отсюда, с мягкого, как казалось, «подбрюшья» должен был начаться распад СССР. Но, к досаде «новой нации», на референдуме 1991 года около 90 процентов жителей Средней Азии проголосовали за сохранение Союза.

Как только СССР развалился, Соединенные Штаты и всевозможные международные организации кинулись осваивать юг Кыргызстана, создавая там различные НПО, открывая ресурсные центры и направляя туда волонтеров. Почему именно юг? Да потому что именно кыргызский юг представлял собой идеальный полигон, идеальный тренажер для обкатывания методов управляемого хаоса не только на постсоветском азиатском пространстве, но и во всем исламском мире.

На кыргызском юге имелось все, что нужно «новой нации» для такого эксперимента: перенаселенность, нехватка земли, межэтническая напряженность, хоть и примитивная, но высокая религиозность населения. Словом, почва для конфликтов там существовала даже в тихие советские времена.

Все это рвануло через два десятка лет — в 2010 году. Прошлогодние события очень напоминают цепочку экспериментов — с неудачным результатом.

Вначале — после свержения Бакиева и его бегства на юг — страна должна была расколоться на две половины, а кыргызстанцы поделиться на «байке» и «аке». Этого не произошло — не в последнюю очередь благодаря инстинкту самосохранения народа.
Из-за пограничной блокады, устроенной Кыргызстану казахскими властями с чьей-то подсказки (интересно, чьей?), должен был вспыхнуть кыргызско-казахский конфликт. Не вспыхнул, слава богу.

Наконец, июньские события должны были не только поссорить навсегда кыргызов и узбеков, но и втянуть в кровавую бучу Узбекистан — и взорвать всю Ферганскую долину. И этот сценарий, к счастью, провалился.

Какого следующего «эксперимента» — в свете событий на Ближнем Востоке — стоит ожидать Кыргызстану и всей Центральной Азии? Это — отдельная тема.

Вадим НОЧЕВКИН

КСТАТИ

КОГО НАРОДЫ НЕ ХОТЯТ.
И КОГО ТЕРПЯТ

Невозможно свергнуть правителя, если этого не захочет сам народ. Но статданные о некоторых государствах Ближнего Востока, взятые Би-би-си у Всемирного банка, ЦРУ, ООН и других источников, наводят на размышления. Не всегда революция вспыхивает там, где правители засиживаются и где велика коррупция.

ЛИВИЯ
68-летний глава государства Муаммар Каддафи (официальный титул — Лидер ливийской революции) находится у власти 41 год (с 1969 г.).

По уровню коррупции Ливия занимает 146 место в списке 178 государств (страны в этом списке располагаются по мере возрастания коррупции, т.е. на первых местах — наименее коррумпированные).

Грамотными являются 88 процентов населения страны.

Индекс «ботинкометания» (так в современной аналитике называется уровень протестных настроений в стране, в максимально нестабильных в этом плане государствах он принимается за 100 %) — 71 процент.

ИРАН
54-летний президент Махмуд Ахмадинежад находится у власти с 2005 года.

Уровень коррупции — 146 место.

Бедными являются 18 процентов населения.

Грамотность — 82 процента.

Безработица среди молодежи — 25,1 процента.

ТУНИС

74-летний президент Бен Али бежал после 23 лет правления.

Уровень коррупции — 59 место.

Уровень бедности — 7,6 процента.

Уровень грамотности — 78 процентов.

Безработица среди молодежи — 30,4 процента.

Индекс «ботинкометания» — 49,4 процента.

ЕГИПЕТ

82-летний президент Хосни Мубарак бежал после почти 30-летнего пребывания у власти.

Уровень коррупции — 178 место.

Уровень бедности — 16,7 процента.

Уровень грамотности — 66 процентов.

Безработица среди молодежи — 42,8 процента.

Индекс «ботинкометания» — 67,6 процента.

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

87-летний король Абдулла аль-Сауд правит с 2005 года.

Уровень коррупции — 50 место.

Уровень грамотности — 86 процентов.

Индекс «ботинкометания» — 52,8 процента.

РЕЙТИНГ

БОГАТЕЙШИХ ПРАВИТЕЛЕЙ СОВРЕМЕННОСТИ

Под давлением возмущенных народов обладавшие неограниченной властью правители Египта (Мубарак) и Туниса (Бен Али) были вынуждены расстаться со своими постами. Однако целый ряд таких же автократов продолжают спокойно управлять своими странами, накапливая для своих семейных кланов гигантские состояния. Handelsblatt составил рейтинг самых богатых правителей, имеющих практически не ограниченную ни временем, ни рамками власть.

Султан Брунея Хассанал Болкиах —

20 млрд долларов.
Из своего дворца, который является самым большим в мире, султан управляет своими подданными с 1967 года. По имеющимся оценкам, запасов нефти Брунею хватит еще на 25 лет. В своем лице султан объединил должности главы государства, премьер-министра, министра обороны и министра финансов. Кроме того, он является и религиозным лидером Брунея, в котором ислам — государственная религия.

Шейх Халифа бин Заед Аль Нахайян (эмират Абу-Даби) —

15 млрд долларов.
Свое влияние в регионе шейху удалось укрепить, выступив в роли спасителя попавшего в беду соседнего эмирата Дубая. Однако акция эта обошлась ему слишком дорого. Несмотря на большие доходы от продажи нефти, богатство его сократилось. Не приносит радости шейху и его любимая игрушка — британский футбольный клуб «Манчестер Сити» играет откровенно слабо.

Президент Судана Омар Хасан аль-Башир —

до 9 млрд долларов.
У власти президент Судана находится с момента путча 1989 года, который он и возглавил. Теперь же, для того чтобы предупредить свое свержение, он отказался от участия в намеченных на 2015 год выборах главы государства. До сих пор он самым жестоким образом подавлял любое выступление против своего правления. В 2008 году Международный уголовный суд в Гааге предъявил ему обвинения в геноциде против населения провинции Дарфур. Таким образом, Омар Хасан аль-Башир стал первым действующим главой государства, который подвергся преследованию этого суда. Недавно по итогам народного референдума южная часть Судана объявила о своей независимости.

Шейх Мухаммед Бен Рашид аль-Мактум (Дубай) —

4,5 млрд долларов.

Несколько лет назад этот эмират переживал строительный бум, привлекая инвесторов широкомасштабными проектами. Сегодня 40 процентов возведенной недвижимости пустует. Завершение бума негативно отразилось и на содержимом королевской казны.


Король Марокко Мухаммед VI —
2,5 млрд долларов.

Несмотря на народные волнения в соседних государствах, Мухаммед VI особого гнева со стороны населения своей страны пока не испытал. Все протесты полиции удавалось до сих пор успешно подавлять. В последнее время во многих городах Марокко десятки тысяч людей приняли участие в мирных демонстрациях с требованием проведения реформ и ограничения королевской власти.


Нурсултан Назарбаев —

1,1 млрд долларов.
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев руководит своей страной более 20 лет. Путем изменения конституции 70-летний политик намерен оставаться на своем посту, не проводя выборов, до 2020 года. В Швейцарии сейчас идет расследование в отношении его зятя по подозрению в отмывании денег. Предполагается, что 600 млн долларов, полученных коррупционным путем, он перевел на швейцарские банковские счета в Цюрихе, Женеве и Лугано.

Источник — Дело №, газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299163320

Иран ведет пропаганду в среде грузинских азербайджанцев

Гюльнара Инандж.

Аналитический центр STRATFOR включил Азербайджан в зону риска волнений на волне ближневосточных событий. При этом отмечено, что опасность в себе несет религиозный фактор, который, по мнению экспертов центра, движется из Ирана. Насколько опасен для Азербайджана радикальный исламский фактор в обществе и возможность его расширения – данную тему в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует эксперт «Информационного центра Азербайджанцев Мира» Алирза Аманбейли:

— После развала Советского Союза Иран, воспользовавшись сложившейся ситуацией, начал серьезно и планомерно работать в направлении усиления паншиизма и паниранизма в Азербайджанской Республике. Иран считает Кавказ, в частности Азербайджан, своими историческими владениями, соответственно одной из целей государства является укрепление своих позиций в этой географии и создание исламского государства под своим флагом. Эти государства должны нести иранскую исламскую идеологию и выступать с позиции Тегерана.

Идеология Исламской Республики Иран (ИРИ) основана на идеологии шиитского крыла ислама, и государство нацелено на усиление шиизма в регионе, особенно в Азербайджане. ИРИ беспокоит тюркский этнический элемент Азербайджанского государства, его возможное воздействие на иранских азербайджанцев.

Тегеран, опираясь на религиозные и этнические факторы, всячески пытается нанести ущерб международному имиджу Азербайджана, спровоцировать межэтнические, межрелигиозные разногласия. Справедливости ради нужно сказать, что в этом участвуют и другие государства и силы.

Несмотря на столь мощную работу с шиитским фактором в Азербайджане, нельзя говорить о возможности массовых волнений на религиозной почве вроде ближневосточных. Но определенный урон общественному мнению эта деятельность наносит.

В Баку, южных районах и Гяндже иранские политтехнологи смогли создать группы, пропагандирующие паншиизм. Это не вопрос ислама или вообще религии. Это идеология иранского государства и носит цель распространения своего влияния на весь Кавказ.

После упразднения визового режима между Ираном и Грузией тегеранские власти свободно передвигаются по районам компактного проживания азербайджанцев в Грузии, в частности, в Борчалы, пропагандируя паншиизм среди наших соотечественников. По нашим данным, в каждой мечети в этом регионе расположились по два муллы из Ирана, пропагандируется радикальный шиизм, распространяются соответствующие книги, ведутся проповеди против Азербайджанского государства. Под этим прикрытием в страну завозятся наркотики для деморализации азербайджанцев и трансфера наркотиков в Европу.

Другой ветвью деятельности Ирана в Грузии является деятельность против НАТО и Запада. Как человек, родившийся и выросший в Иране, я хорошо знаком с методикой работы иранских идеологов и специальных служб, поэтому в дальнейшем в Грузии проявятся факты появления сил, выступающих против влияния Запада. Грузия не является целью Ирана. Вся деятельность Ирана направлена против Запада.

— Иранская оппозиция вновь взбунтовалась. Азербайджанские города Ардебиль и Тебриз тоже наполнили антиправительственные митинги. Они являются частью «Зеленого движения» или выдвигают национальные требования?

-«Зеленое движение» не отражает национальные интересы азербайджанцев. Оно является частью паниранизма и не устраивает азербайджанцев. М.Хатами, М.Мусави и М.Карруби были участниками строительства Исламского государства в Иране. Их политические взгляды можно характеризовать только умеренными исламистами. М.Мусави был из тех, кто давал приказ расстрелу 2000 азербайджанских повстанцев из числа военных и гражданских лиц во время движения Шариатмадари после Исламской революции. Азербайджанцы Ирана знают эти факты и прекрасно понимают, что они не могут обеспечить им национальные права и свободу. Часть азербайджанцев, конечно же, идут за «Зеленым движением», которые и участвовали в антиправительственных митингах с лозунгами «Долой диктатуру». Но националистические силы, понимая происходящее, не хотят стать щитом между властями и оппозицией.

Националистические силы 21 февраля, в связи Международным днем родного языка, по причине запрета на массовое скопление собирались небольшими группами из 10-15 человек, распространяли газеты, журналы, плакаты об азербайджанском языке, истории среди студентов и общественности в Южном Азербайджане. Митинги, собрания, лекции проводились на Западе среди студентов и диаспоры азербайджанцев, выходцев из Ирана.

-Замечаeтся ли активность европейских структур в работе с южными азербайджанцами на фоне последних процессов?

-Международные структуры не интересуются проблемами южных азербайджанцев, нарушением их национальных прав, их языковыми ограничениями. Тюрки Ирана — это крупная движущая сила, и западные институты и государства опасаются, поддержав их, придать ей стимул для консолидации и укрепления.

Это ошибочная позиция. Не считаясь с силой азербайджанцев Ирана, нельзя добиться какого-либо успеха в борьбе против тегеранских властей.

источник — http://novosti.az/exclusive/20110303/43650358.html

Отношения между обществами Азербайджана и Армении ухудшаются с каждым годом

Роман Темников. Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с директором проектов программы по Евразии международной миротворческой неправительственной организации International Allert Десиславой Русановой:

— Насколько вероятно возобновление боевых действий в карабахском конфликте?

— Пока конфликт не разрешен и мирный договор не подписан, всегда есть опасность возобновления конфликта. К примеру, несмотря на то, что многие международные эксперты и зарубежные политики, говоря о карабахском конфликте, называют его замороженным конфликтом, мы все прекрасно знаем, что это не так. Практически каждую неделю молодые люди умирают с обеих сторон на линии соприкосновения войск.

Безусловно, такое положение вещей сильно влияет на настроение в обществе и на политику в регионе в негативном плане.

Чем Ваша организация занимается в плане урегулирования карабахского конфликта?

— Конкретно наша организация не занимается политическим урегулированием конфликтов. Мы работаем с гражданским обществом, занимаемся построением доверия между сторонами конфликта. Мы считаем важным подготовить почву для урегулирования конфликта. Гражданская дипломатия становится очень важна после подписания мирного договора. Мир – это не документ и не факт, а процесс.

— Как бы Вы охарактеризовали взаимоотношения гражданских обществ Азербайджана и Армении?

— Боюсь, что с каждым годом отношения между Азербайджаном и Арменией на уровне гражданских обществ становятся все хуже и хуже. Дело в том, что конфликт длится уже более 20 лет, и все это время представители двух народов практически не общаются друг с другом. Если старшее поколение, имевшее друзей среди представителей другого народа, не имея возможности общаться с ними, постепенно забывает, то молодое поколение практически ничего не знает о представителях другой стороны. Многие из них выросли уже в период конфликта и имеют представление о другой стороне только по книгам и сообщениям СМИ, которые по своему содержанию никак не способствуют восстановлению отношений между народами. В таких условиях отношения объективно ухудшаются по причине отсутствия реальной человеческой связи с представителями другой стороны.

Я занимаюсь проблемами этого региона, в том числе и карабахским конфликтом последние лет 10-12, и поэтому могу сравнивать нынешнее положение, и то, что было 10-12 лет назад. В связи с этим я могу уверенно заявить, что сейчас молодежь настроена агрессивнее к представителям другой стороны, и с каждым годом растет отчужденность.

Страны Персидского залива могут подвергнуться массированному иранскому удару


Роман Темников.

Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с главным редактором Информационно-аналитического агентства 3rd view, политическим аналитиком Рауфом Раджабовым:

— В чем причины начала волны революций, наблюдаемых сейчас в странах Северной Африки и на Ближнем Востоке?

— Можно констатировать, что египетские военные, не желая доводить ситуацию в стране до анархии и увеличивать авторитет организации «Братья-мусульмане», вынудили экс-президента Хосни Мубарака подать в отставку. К примеру, на парламентских выборах 2005 года члены группировки «Братья — мусульмане» получили по официальным данным около пятой части мест, хотя в реальности и того больше. Кстати, цель группировки – формирование в Египте исламского государства.

Однако возникает вопрос: кто возглавит Египет в результате президентских выборов, которые пройдут в сентябре 2011 года? Не секрет, что США и ЕС желают видеть в этой роли прозападного кандидата. И эту роль мог бы выполнить бывший руководитель МАГАТЭ Мохамед аль-Барадеи. Однако, как показывает ход событий в Египте, Барадеи не устраивает США. В частности, Барадеи не поддерживал санкции против Исламской Республики Иран (ИРИ), а также он не считает организацию «Братья- мусульмане» радикальной группировкой. Следует отметить, что 30 января текущего года несколько египетских политических движений, в том числе и «Братья — мусульмане», призвали Барадеи сформировать временное правительство. Поэтому уже сегодня можно предположить, что будущие выборы в Египте будут частично свободными, т.к. если к власти придут националисты, то это поставит под угрозу не только Израиль, но и геополитические интересы США в регионе. Следовательно, выходит, что президентом будет избран нынешний министр обороны и одновременно председатель Военного Совета генерал Тантауи, назначенец Хосни Мубарака?

— Насколько большую роль в процессах в арабских странах играют исламисты?

— Так, в Тунисе обострилась дискуссия о будущей роли исламистских сил в стране. Во время «жасминовой революции» исламисты, как и ведущие оппозиционные партии, играли второстепенную роль. Однако 30 января текущего года лидер запрещенной в Тунисе исламистской партии «Ан-Нахта» («Возрождение») Рашид аль-Ганнуши, находившийся в эмиграции в Лондоне, вернулся в Тунис. Согласно высказываниям временно исполняющего обязанности главы государства спикера парламента Фуада Мебазаа, к политическим преобразованиям в Тунисе будут допущены все без исключения политические силы. А это значит, что исламисты могут получить поддержку среди бедных слоев населения. Вопрос лишь в том, насколько масштабной может оказаться эта поддержка. Правда, Рашид аль-Ганнуши в интервью арабской телекомпании «Аль-Джазира» заявил, что его партия выступает за демократические преобразования и соблюдение прав человека, исходя из исламских убеждений. Агентству AFP он заявил, что его партия никакой «воинствующей угрозы» не представляет, а скорее сравнима с турецкой правящей партией.

Хотя, на пути к участию исламистов в руководстве страной пока стоят и правовые препятствия. В частности, согласно ныне действующей Конституции, партии религиозного толка в Тунисе запрещены. И вероятно, что будут внесены соответствующие поправки в действующую Конституцию страны. И если учесть, что большинство населения в Тунисе считает приоритетными исламские ценности, то «Ан-Нахда» способна играть ведущую роль в общественно-политической жизни Туниса. Одно не вызывает сомнений. Один из важных уроков «жасминовой революции» в Тунисе заключается в том, что она опровергла устоявшееся мнение о неготовности арабского общества к демократическим преобразованиям. И Рашид аль-Ганнуши не может не считаться с этим аргументом.

К примеру, в Алжире действуют боевые группы экстремисткой организации «Братья- мусульмане», а в Йемене – ячейка «Аль-Каиды», имеющая многочисленные боевые отряды. Правда, в Саудовской Аравии недовольство жителей страны с каждым днем растет. Но главная причина недовольства саудийцев вызвана не социально-экономическими проблемами (в Саудовской Аравии один из самых высоких уровней жизни в исламском мире), а медленным внедрением в жизнь страны западных ценностей. Особое недовольство саудийцев вызывают военные базы США, где филиппинские проститутки оказывают «услуги» сотрудникам американских баз и их гостям.

— Насколько ситуация в Ливане отличается от происходящего в арабских странах?

— Ситуация в Ливане в корне отличается от того, что происходило в Тунисе или происходит в Египте. Так, Назначение Наджиба Микати, сторонника шиитской группировки «Хезболлах», на пост премьер-министра Ливана не нарушает закон о религиозном представительстве на верховных должностях в стране. В частности, по действующей в Ливане системе разделения властей, пост премьер-министра должен занимать суннит, пост президента – христианин-маронит, а спикера парламента – шиит. Микати – суннит по вероисповеданию. Кроме того, Микати – ливанский бизнесмен-миллиардер, получивший образование в США. Однако, проблема Микати в том, что «Хезболлах» пользуется поддержкой Исламской Республики Иран (ИРИ) и Сирии. В частности, в США «Хезболлах» включена в официальный список международных террористических организаций. Если Сирия и ИРИ и дальше будут поддерживать правительство Микати, то правительство Ливана не будет вызывать доверия у международного сообщества. А если первым шагом нового правительства Ливана станет борьба с международным трибуналом, оно окажется в изоляции.

Как ни странно, ХАМАС при всей своей радикальности и приверженности к насильственным способам достижения своих целей, а именно – полной независимости Палестины и отсутствии средств, обладает необходимой легитимностью и пользуется поддержкой населения. Поэтому необходимо воспользоваться фактором ХАМАС в решении вопроса палестино-еврейского противостояния и вовлечь в переговорный процесс. ХАМАС должен иметь возможность легального позиционирования с тем, чем они не согласны. А не при помощи «Кассамов» и терактов, а путем цивилизованного диалога. Чем дольше они будут находиться за рамками цивилизованного диалога, тем больше будут радикализироваться. Происходящие события в арабском мире придают ХАМАС больше силы и больше легитимности по сравнению с Махмудом Аббасом, давно уже потерявшим всякую легитимность.

— Как события в арабском мире могут повлиять на ситуацию в Иране?

— Если в отношении событий в Тунисе и Египте администрация президента США Барака Обамы проявила медлительность, то в случае с ИРИ официальный Вашингтон допустил оплошность. В частности, американский госсекретарь Хиллари Клинтон заявила о поддержке Белым Домом акций «Зеленого движения». Именно данное обстоятельство и дало правовое основание руководству ИРИ назвать демонстрантов мятежниками. Иными словами, если демонстрации в 2009 году в ИРИ квалифицировались как элемент внутриполитической борьбы, то события 14-15 февраля 2011 года объявлены официальным Тегераном попыткой прямого вмешательства США и Израиля во внутренние дела страны с целью насильственного изменения власти. Кстати, тысячи сторонников правительства ИРИ, присутствовавшие на похоронах студента Тегеранского университета искусств Сане Залеха, погибшего во время акции иранской оппозиции, потребовали от руководства ИРИ сурово наказать лидеров «Зеленого движения» Мехди Карруби, Мир-Хоссейна Мусави, Мохаммада Хатами и Аятоллу Занджани. Правда, Мусави 15 февраля текущего года заявил, что он по сей день верен учению Аятоллы Хомейни, иными словами, Мусави стремится отмежеваться от такой поддержки. Тем более что оппозиционное «Зеленое движение» не выступает против иранской ядерной программы.

Символично, что спикер иранского парламента Али Лариджани (по нашей версии, будущий президент Ирана) заявил, что Мусави и Карруби попали в капкан, расставленный США, и должны быть повешены. Иными словами, Лариджани обозначил будущее лидеров иранской оппозиции. Так, иранский парламент принял решение о создании специальной комиссии по расследованию событий 14-15 февраля 2011 года. И Лариджани постарается довести следствие до логического конца. Правда, тройку лидеров «Зеленого движения» вешать не станут, но по всей стране уже начались аресты активистов «Зеленого движения». Что же касается ее лидеров, то они будут объявлены врагами иранского народа, и их судьбу решит суд.

— Какую роль этнические меньшинства Ирана могли бы сыграть во внутриполитической жизни Ирана?

— Сегодня на территории ИРИ проживает по разным оценкам от 25 до 35 млн. этнических азербайджанцев. По словам председателя Комитета Национального движения Южного Азербайджана Джахандара Байоглу, сегодня, когда национальное движение тюрков на юге Азербайджана переживает, несмотря на репрессии иранских властей, подъем, особенно важно, чтобы проблемы азербайджанских тюрков ИРИ обсуждали братья с севера, равно как и азербайджанцы Европы и США. По его словам, муллократия старается ассимилировать азербайджанских тюрок ИРИ, выдвигая на первый план религию и обезличивая национальную составляющую, и говорит о едином иранском народе, которого, на самом деле, нет. Официальный Вашингтон заинтересован в демократизации Южного Азербайджана с участием официального Баку, что равнозначно косвенному участию Азербайджанской Республики (АР) в антииранской коалиции. В частности, в США проживает лидер «Движения национального пробуждения Южного Азербайджана» Махмудали Чехраганлы, который в час «Х» готов участвовать в реализации американского плана. Кроме того, в борьбе за самоопределение азербайджанцев ИРИ заинтересован и Израиль. Имеет свой интерес в Южном Азербайджане и Турция. При этом интерес официальной Анкары – это не следование в фарватере американской политики. Так, ирано-американо-израильская война может принести Турции геополитические дивиденды: от создания на севере ИРИ тюркской автономии до создания полноценного независимого государства. Все упирается в следующее: совпадают ли геополитические и геостратегические интересы США, Израиля и Турции по данному вопросу, а также насколько действия США, Израиля и Турции и акции азербайджанцев ИРИ окажутся слаженными. Можно констатировать, что в среднесрочной перспективе ни по первому, ни по второму вопросам США, Израилю и Турции консенсуса не достичь.

В ИРИ курды также лишены права на национальное самоопределение. И лидеров, и активистов курдских оппозиционных организаций преследуют не только на территории страны, но и за ее пределами (в Ираке, Сирии и Турции). После вторжения войск США и их союзников в Ирак, Израиль активно поддерживает процесс становления Курдской автономии на севере Ирака. Мотивация подобной политики объясняется стремлением Израиля через курдский вопрос ослабить позиции, как Сирии, так и ИРИ. Следует отметить, что курды, в отличие от азербайджанцев ИРИ, сепаратисты, и их борьба выходит за рамки борьбы за демократизацию ИРИ. По мнению экспертов, вооруженное сопротивление иранских курдов в настоящее время приостановлено. Однако эксперты считают, что среди всех иранских оппозиционных групп, курдские силы являются наиболее организованными и укоренившимися среди населения. Поэтому официальный Вашингтон в час «Х» способен разыграть в ИРИ «курдскую карту». Но позволят ли США пойти на данный шаг ИРИ, Турция и Сирия? Однозначно, нет.

— Как будут развиваться события в Марокко, Йемене и странах Персидского залива?

— События в Йемене могут осложниться еще и тем, что пока в них не вмешались исламские радикалы. Как известно, военные базы радикалов на Аравийском полуострове размещены именно в Йемене. Кстати говоря, именно в Йемене готовят боевиков, действующих в Саудовской Аравии, Сомали, Афганистане и Пакистане.
Поэтому, если события в Йемене будут меняться не в пользу повстанцев, то они получат поддержку радикалов, что приведет к гражданской войне. Эта война легализует радикалов Йемена и всю сеть радикалов – «Аль-Каиду», так как радикалы Йемена являются одним из сильнейших звеньев «Аль-Каиды».

Дальнейшее развитие событий в арабском мире может отразиться на Марокко. Тут это может привести к окончательной независимости Западной Сахары и признании ее независимости остальным миром.

В опубликованном 18 февраля 2011 года коммюнике по итогам совещания Глав МИД стран-членов ССАГПЗ говорится, что в соответствии с принципом коллективной безопасности ССАГПЗ «все представители ССАГПЗ в едином строю выступят против любой опасности, угрожающей кому-либо из членов организации». Более того, Совет подтвердил «полную поддержку Бахрейну в области политики, экономики, безопасности и обороны», обозначив при этом сохранение стабильности и безопасности Бахрейна «коллективной ответственностью». Страны-члены ССАПГЗ также выступили «против любого иностранного вмешательства в дела Бахрейна», подчеркнув, что они рассматривают «подрыв безопасности и стабильности королевства как посягательство на безопасность и стабильность всех стран, входящих в ССАГПЗ». Главы МИД ССАГПЗ также приветствовали реформы, которые осуществляет король Бахрейна Хамад бен Иса Аль Халифа.

Правда, главы МИД ССАГПЗ принятым коммюнике де-юре поддержали власти Бахрейна, обвинившие организаторов антиправительственных манифестаций в попытке государственного переворота и сотрудничестве со спецслужбами Исламской Республикой Иран (ИРИ). Однако, в итоговом тесте коммюнике страны-члены Совета, не достигнув консенсуса, ограничились лишь тем, что выступили «против любого иностранного вмешательства в дела Бахрейна». Кстати, в электронных и печатных СМИ Саудовской Аравии и ОАЭ открыто звучали обвинения в адрес официального Тегерана в пособничестве шиитам Бахрейна. Правда, официальный Тегеран отслеживает события в Бахрейне, где базируется 5-й флот ВМС США. Однако, по мнению иранских официальных лиц, ИРИ не имеет никакого отношения к событиям, происходящим в Бахрейне.

Ведь события в Бахрейне начались с демонстраций шиитов, после они переросли в более широкие выступления. Согласно газете «Аш-Шарк Аль-Аусат», в Бахрейне наблюдается «единство между суннитами и шиитами». Представляется, руководство Бахрейна осознанно стремилось разыграть, как иранскую, так и межрелигиозную карты. Именно данным обстоятельством руководство Бахрейна объяснило использование силы против демонстрантов.

Следует отметить, что страны-члены ССАГПЗ по всем важным региональным проблемам занимают единую позицию и проводят скоординированные действия, направленные на защиту интересов стран-членов Совета. Тем не менее, саммит в очередной раз продемонстрировал, что страны-члены ССАГПЗ не имеют единой позиции в отношении ИРИ. К примеру, Саудовская Аравия позиционирует ИРИ, т.к. обе страны претендуют на лидерство в регионе. В свою очередь ОАЭ не может смириться с тем, что ИРИ примерно 40 лет назад захватила острова Абу Муса, Большой и Малый Томб в Персидском заливе, принадлежавших одному из эмиратов. Катар же стремится проводить диалог с ИРИ, т.к. делит с официальным Тегераном крупнейшее газовое месторождение «Южный Парс». Позитивно к ИРИ настроен и Оман. Так, ВМС Омана и ИРИ в мае 2012 года проведут очередные совместные военные учения. Кстати, ИРИ и Оман уже дважды проводили учения по оказанию помощи и спасательным работам на море. Последний раз учения прошли 9 февраля 2011 года. Но между странами Залива и ИРИ сохраняется напряженность по проблеме иранской ядерной программы. Вместе с тем, страны ССАГПЗ не желают американо-израильского упреждающего ракетно-бомбового удара по стратегическим объектам на территории ИРИ, т.к. на территории стран Залива размещены многочисленные базы США. Иными словами, страны залива подвергнутся массированному иранскому удару. Следовательно, поэтому арабские страны Персидского залива ни при каких обстоятельствах не поддержат открытую антииранскую позицию Саудовской Аравии. Вероятно, страны ССАГПЗ будут продвигать инициативу создания системы региональной безопасности, в которую могли бы войти ИРИ и Ирак.

Король Бахрейна шейх Хамад бен Иса Аль-Халифа поручил своему сыну принцу шейху Салману бин Хамаду аль-Халифе провести переговоры со всеми без исключения политическими силами страны. В этой связи следует обозначить основные требования оппозиции: во-первых, принятие Конституции, согласованной с народом Бахрейна (имеется в виду переход страны к конституционной монархии), во-вторых, освобождение всех политзаключенных, в-третьих, пост премьер-министра должен быть выборным, в-четвертых, ликвидация дискриминации шиитов, в-пятых, отказ от практики предоставления гражданства по политическим мотивам. И руководство Бахрейна вряд ли выполнит все требования оппозиции, за исключением освобождения политзаключенных и наказания виновных в убийстве мирных демонстрантов.

Следовательно, уход влиятельной фракции оппозиции – объединения «Аль-Вифак» из парламента страны может привести к парламентскому кризису. Тем более что верхняя назначаемая палата парламента страны состоит из одних женщин, христиан и евреев. Кроме того, «Аль-Вифак» будет стремиться изменить и миграционную политику властей Бахрейна, т.к. по мнению лидера шиитской оппозиции Абдула Джалила Халила, правительство страны пытается изменить демографическую ситуацию в Бахрейне, облегчив получение гражданства иностранцам-суннитам, хотя представители шиитов практически лишены возможности обрести подданство Бахрейна. Руководство Бахрейна тем самым желает искусственно изменить соотношение между суннитами и шиитами в пользу суннитов.

Кстати, страны Персидского залива с замиранием сердца ожидают завершения внутриполитической борьбы в Бахрейне. Если шиитская оппозиция добьется реализации своих требований, то есть введения парламентской монархии с рычагами, ограничивающими исполнительную власть, то «бахрейнский прецедент» распространится на остальные страны Залива, за исключением Катара. Руководство Катара, в отличие от других арабских стран Персидского залива, еще накануне саммита приветствовало революцию в Тунисе и Египте. К примеру, СМИ Катара пишут об историческом значении событий в Египте, которые они сравнивают с падением Берлинской стены. И общественность Катара считает, что перемены, которые начались в Тунисе и Египте, затронут весь Ближний Восток. Символично, что именно Катарский телеканал «Аль-Джазира» все время, пока продолжались демонстрации и выступления протеста на площади Ат-Тахрир в Каире, последовательно поддерживал египетскую оппозицию и обеспечивал ее реальной возможностью влиять на умы миллионов граждан не только в Египте, но и практически во всех арабских странах.

По оценкам арабских и иранских экспертов, позиция Катара объясняется тем, что Катар стремится играть ведущую роль как на мировом энергетическом рынке (10% мировых запасов газа), так и в мусульманском мире. В частности, Катар выступает в качестве серьезного посредника при решении конфликтов в Судане (провинция Дарфур), Йемене, в достижении национального примирения в Ливане. Кроме того, Катар также стремится быть эффективным посредником между Палестиной и Израилем. И вполне закономерно, что соревнования чемпионата мира по футболу в 2022 году пройдут в Катаре.

Недаром в настоящее время осуществляется визит адмирала Мулена – руководителя объединенного комитета начальников штабов США. Он объезжает все страны Персидского залива, выясняя, насколько устойчивы там династические режимы, так как победа шиитской оппозиции в Бахрейне выгодна Ирану. И это вызывает объективную обеспокоенность как США и ЕС, так и всех стран Персидского залива. Одно несомненно: смена политической власти в Бахрейне и Саудовской Аравии приведет к исламской радикализализации: распространению и утверждению иранского политического шиизма и саудистского салафизма.

— Чего хочет арабский мир?

— Арабский мир сегодня требует своего участия в геополитических и геоэкономических процессах, происходящих в мире. Во-первых, стремление быть представленным в СБ ООН, который уже давно трансформировался в закрытый клуб. Во-вторых, утверждение новой модели взаимоотношений между арабским миром и «сильными мира сего». Ведь что мы имеем на сегодня: арабские страны должны добывать углеводородное сырье, обеспечивать своих соседей дешевой рабочей силой, создавать рынки сбыта импортной продукции, а также приобретать на десятки миллиардов долларов оружия и военной техники для поддержания авторитарных режимов.

Естественно, что молодые силы в арабском мире не желают более сохранения сложившегося порядка вещей. Но тут возникает другой вопрос – а готов ли остальной мир к изменению сложившейся конфигурации? Она же отвечает геополитическим и геоэкономическим интересам остального мира. Поэтому ответы необходимо искать не в арабском мире, а в Брюсселе, Вашингтоне, Москве, Пекине, Токио, Дели и т.д.
И от того, насколько быстро указанные мною мировые центры дадут ответ о своей готовности к изменению сложившейся конфигурации, зависит начало новой истории.

Можно констатировать, что страны арабского мира ожидают перемен: во-первых, процесс смены режимов будет продолжен, во-вторых, будут расширены полномочия парламентов, в-третьих, в этих странах будет формироваться дееспособная многопартийная система.

Почему турки-киприоты гонят Турцию?

Гюльнара Инандж
В то время когда Ближний Восток свергает застоялые диктатуры в Турецкой Республик Северного Кипра прошли антитурецкие выступления, где протестанты требовали ухода из республики турецких войск. Пока вроде все утихло, но закулисные игроки этих недовольств отступили ли или есть продолжение? Последние события показывают, что можно ждать разных поворотов. Тему в эксклюзивном интервью для http://www.turkishforum.co.uk комментирует советник президента Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК) ,профессор Ата Атун (Ata ATUN).

-В протестах на митингах в Турецком Кипре протестующие несли лозунги «Турция уйди». Удивительно, что эти слова произносят турки-киприоты, в свое время встречающие турецкую армию как спасителей. Что же заставило турков-киприотов изменить позицию к Анкаре?

-Эта группа людей говорящие, что Турции нужно оставить ТРСК. Они находятся как на Севере, также на Юге острова. Они как сами озвучивают этот лозунг, также пытаются вынудить к этому других, дабы количество недовольных Турцией казалось больше.

Они игнорируют спокойное большинство ТРСК. Нажав на педаль, полагают, что все турки Северного Кипра думают также как и они и поддерживают их.

Но подавляющее большинство ТРСК так не думает. Мы с кровью и душой связаны с Матерью Родиной Турцией. Всегда хотят видеть рядом Турцию. Это слияние эмоций, истории, психологии, чаяний. Это большинство, которое просто молчит рядом с Матерью Родиной.

Подавляющее большинство не ошибаются ли? Конечно же, да. Их ошибка заключается в том, что они молчат как меньшинство и терпеливо ждут результата происходящих. Если они поднимут своего голоса, только тогда станет понятно насколько бессильны производящие большой шум протестующие.
-За митингами последовало обвинение в адрес Южного Кипра за провокацию антитурецких митингов в ТРСК. Вероятно, киприоти-турки пошли за соблазном вхождения Южного Кипра в ЕС и получили обещание принятия в эту структуру, если отделяться от Турции.

— Это новая мода последних лет – периодически лозунг «Турция уходи домой» выносится в общество. Автор этих требований греческий Кипр .

Эти слова, озвученные в 1796 г. председателем Этнического Общества «Этерйа» Александром Ипсиланти относятся к каждой земле, где проживали или продолжают жить греки. Греки считают, что турки это национальные враги и они должны быть вытеснены отовсюду где живут греки. Сюда входят и Кипр, и Измир, и Стамбул.
Для популизации этого вопроса и для вбивания ее западным странам многие годы с периодическими переменами выводят на повестку эту идею.
Целью же является внести этот вопрос на уровне европейских структур и внести в пункты соглашений.

-Очевидно, что есть попытка вытеснить Турцию из Средиземного моря, не так ли?

-22 февраля выступая на встрече со студентами президент Южного Кипра Христофиас (Hristofias)вновь затронул эту тему. «Пусть Турция возвращается домой, а мы в диалоге с турками-киприотами найдем пути объединения народов и страны и распределения сил». Этим он разогрев и разукрасив скисшее мнение годов вновь подал журналистам. В продолжении этой темы Христофиас (Hristofias)призвал Турцию для вступления в ЕС выполнять обязательства в отношении Южного Кипра и сказал «Турция должна вернутся домой, а мы посредством логического диалога с турками-киприотами , а не путем внушения своей воли посредством военной мощи тому кто слабее в военной силе».

«Турция находится в лабиринте . Пока Анкара продолжает этот подход обсуждение срока вступления Турции в ЕС останутся в замороженном состоянии»,- угрожает Христофиас(Hristofias).
Тем временем эту же тему отметил член Европейского парламента (ЕП) из Южного Кипра, депутат АКЕЛ Такис Гаджигеоргиу (Takis Hacıgeorgiu) на заседании парламентской комиссии Турция — ЕП в Анкаре : «Зачем находиться турецким солдатам на острове»? Не случайно, что, задав этот вопрос. он вновь бросил данную тему для дискуссий. Их желания очень просты. Планы тоже.
Манипулируя несколькими нашими доброжелательными гражданами культивируется мнение якобы о нежелании турков-киприотов видеть турецких солдат также на севере острова.
-Что произойдет, если турецкая армия покинет Северный Кипр?

-Греки-киприоты пропагандируют и культивируют мнение , что они без Турции могут жить с турками-киприотами бок о бок, мирно. Этим они пытаются добиться посредством обсуждения вхождения Турции в ЕС или Совета Безопасности ООН вывода турецких войск из ТРСК, а потом как в 1963 г. как хотел это сделать Тассос Пападопулос (Tassos Papadopulos)- очистить Кипр от турков за 45 минут.
Начиная с 1963 г. мы видели много фильмов снятые по этому сценарию.
Последний из них был в 1974 г., когда во время Движении миротворчества были убиты беззащитные дети, младенцы, женщины и захоронены в массовые захоронения. Мы устали от этих фильмов и сыты этими обещаниями.

События в Магрибе ведут к краху политики США в регионе и усиливают Иран

Гюльнара Инандж.

Режимы в Тунисе и Египте сменились. Сейчас многое зависит от того, кто придет после. Наблюдается, что свержение режимов в Тунисе и Египте придает силу и уверенность Ирану. Многолетняя психологическая и экономическая война Запада против исламских властей Тегерана в итоге обернулась против других диктатур. В результате, в регионе возникает опасность усиления радикальных сил, роста шиитского элемента, что также придает тон опять же Ирану. Сложившуюся ситуацию в регионе в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует турецкий политолог Мехмет Перинджек (Mehmet Perinçek):

— Мубарак свержен, его место заняли его коллеги военные. Вероятно, военные не намерены уступать власть, и будут вести жестокую борьбу…

— Для правильного понимания событий в Египте, в первую очередь, нужно провести анализ ситуации в арабском мире и движущих сил процессов.

То есть, кому принадлежит инициатива возникновения этого движения? Это «цветная революция», управляемая США, или собственная инициатива арабского народа?

Очевидно, что арабская география разделена искусственно со стороны Запада. Между арабами одной культуры, языка, истории проведены рамочные границы. Целью же являлось, разделив арабов, расселенных на весьма широкое стратегическое пространство, держать их под своим контролем.

Во главу многих из этих государств посажены сотрудничающие с Западом диктатуры.

Эти диктаторские режимы, проводя политику давления внутри страны, на международной арене являлись пешками США и Израиля в регионе. Естественно, появлялись силы, пробивающие этот устав, такие, как Наср и Баас. Эти специфические для арабского мира, эти национальные движения становились мишенью Запада.

Но сегодня Запад, особенно США, не может вольготно действовать в регионе. Потому что экономика США отстает под натиском кризиса, страна по горло тонет во внутренних и внешних долгах, постепенно теряет первенство. Западные эксперты тоже признают, что пришел конец Атлантическому периоду.

Вопреки этому, США все еще имеют самую мощную военную силу и аппарат механизма провокаций. И вот события в Египте взорвались в таких условиях.

В первую очередь, нужно подчеркнуть, что волнения в Египте связаны с США и направлены на свержение одного из важных акторов американских планов.Специфической основой, объединяющей неоднородное, состоящее из абсолютно разных элементов движение, является ненависть к Мубараку в Египте.

Народ взбунтовался против экономической бедности, режима давления и политики сотрудничества с США и Израилем.

Поведение США в ходе процессов показывает, что изначально Белый Дом не участвовал в возникновении движения. Вашингтон вначале был растерян, не знал, как среагировать. Из США один за другим следовали заигрывающие заявления. Вначале американские власти Мубарака характеризовали «символом стабильности», потом, по мере усиления народного волнения, были озвучены призывы к реформам. С ростом требований отставки Мубарака была найдена формула «переходного периода».

То есть, пока не иссякла надежда, США пытались сохранить Мубарака и не желали расширения движения. Но США не будут рядом с тем, кто теряет контроль. Контроль потерян, уже последующие натиски будут направлены вновь на обретение контроля. Так и будет продолжаться. Происходящее с Мубараком, в частности, есть типичная для империализма модель «выброса использованного».

Другим важным примером того, что египетские волнения не являются «цветными революциями», ведомыми Соединенными Штатами, является тот факт, что протесты начались в подконтрольном Вашингтону регионе.

Египет не находится под влиянием соперничающих с США стран, таких, как Россия, Китай, Иран. Политика США в регионе переживает кризис, дни американского превосходства сочтены.

Правильнее будет обозначить процессы в Египте как самовозгарающееся народное движение, не имеющее передовой группы или основополагающей организации.

Движение не имеет единоличного политического лидерства, косвенно открыто манипуляциям и проникновениям извне.

Во внутрь движения проникают представители Сороса, прозападные элементы. Но египетский народ пройдет через эти пути и создаст настоящую независимую, демократическую власть. В этом смысле народное волнение в Египте, с точки зрения практики для будущего и умения собираться, является очень важным шагом.

В дальнейшем, кто бы ни пришел к власти, с каждым днем общество становится все прогрессивнее и свободнее.

— В борьбу за власть в Египте активно и напористо включаются Аль-Барадеи и Братья-мусульмане. Как можно расценить их общественно-политическую позицию в стране, регионе?

— Как уже было отмечено выше, египетское восстание не имеет организаторской силы. Вашингтон, осознав, что Мубарак дальше не может управлять Египтом, ввел в действие одну из сил США в регионе – египетскую армию.

Но СМИ сообщают о протестах египетского народа теперь против армии. Если даже не будет достигнут большой успех, это очень важная точка в процессах.

Когда народ не имеет движущей организации, в таком случае площадь остается силам, «организованным » заранее. Выдвижение М. Аль.Барадеи как «оппозиционного лидера» есть результат торгов «переходного периода».

Имеется целью формирование прозападного «подконтрольного переходного периода». Прозападность Аль-Барадеи не оспорима.

Другой выбор — это «Братья-мусульмане». Смотря на структуру этой организации и первичную их деятельность, можно увидеть важную роль США. Эта организация использовалась в регионе против антизападных сторонников демократизации по арабскому национальному стилю. Но каким будет поведение «Братьев-мусульман» на данном этапе, увидим позже. Уже сотрудничество с Западом посредством исламизма в регионе не имеет прежнюю силу. США могут потерять контроль над бывшими пешками. Конечно, здесь имеет место также иранский фактор. Но из вырисовывающейся картины нельзя сказать, что ушла одна американская пешка, ее место заняли другие. Власти не смогут действовать по своему желанию. Египетский народ продемонстрировал свою волю. Как я уже указывал, только пройдя эти этапы, народ достигнет настоящей независимости и свободы.

— Думается, что, скорее всего, военные, то же Аль-Барадеи и «Братья-мусульмане» разделят власть в Египте…

— По мнению наблюдателей, бывший глава МАГАТЕ Мохаммад Аль-Барадеи ( Muhammed El Baradey) возглавляет список лиц, претендующих на руководство переходного правительства.Самая крупная оппозиционная сила страны — «Братья-мусульмане» тоже заявили, что поддерживают возглавление Аль-Барадеи переходного правительства. В подобном случае, высока вероятность создания переходного коалиционного правительства, куда войдут также исламисты.

Но здесь нужно обратить внимание на один момент: страны региона должны препятствовать вмешательству США во внутренние дела Египта.

США должны оставить Египет и регион. Египетский народ сам должен решать свою судьбу — против бедности, против диктатур, что не выгодно внешним политикам.

— Каким окажется влияние протестных волн в Магрибе на Иран – власти переиграют ситуацию в свою пользу или народные волнения, имевшие место после президентских выборов 2010 г., очевидно, получают новый импульс. Может ли иранский режим расшататься и пасть, как это было в Тунисе и Египте?

— Нужно разделить возможное развитие антиправительственных движений в Иране с народными протестами в Египте и Тунисе. Отличие, указанное выше, между цветными переворотами в разных странах, применимо и здесь.

Антиамериканская политика иранских властей является серьезным препятствием на пути Проекта Большого Ближнего Востока США.

То есть, преграждает планы США, подразумевающие кровавые войны в регионе, перекраивание границ, создание марионеточных государств.

Косвенно, смена правительства в Иране по методу США не принесет в регион покой, независимость и мир.

Наоборот, подтолкнет к еще более худшему периоду. У иранского народа могут быть определенные требования, можно относиться к ним с уважением, но стать частью кровавых игр США против интересов народа не принесет пользу ни Ирану, ни странам региона.

Империализм с приобретением большей силы все больше отдаляется от настоящей демократии и независимости.

Нет большей диктатуры, чем США, нет более горького рабства, чем рабство империализма. Не может быть хуже режима, нежели быть марионеткой США.

— Иран, базируясь на национальные интересы и безопасность государства, и пользуясь хаотической политической ситуацией, укрепляет свои позиции — пропускает свои военные корабли через Суэцкий канал. В дальнейшем, очевидно, начнется подпитка шиитов в Бахрейне, что может привести к укреплению влияния Ирана в этой стране. Кстати, после вторжения США в Ирак в шиитских регионах произошел рост влияния Ирана.

— Это правда, что влияние Ирана в шиитских регионах нарастает. Но нынешнюю ситуацию, воцарившуюся после Иракской войны, больше связывают с внешней политикой Ирана.

Конечно, шиизм имеет значение, но вопрос не только в этом. После всех бедствий, что США совершили в Ираке, противостояние Ирана Вашингтону приносит ему большую симпатию. Народы региона начали ненавидеть Соединенные Штаты.

Сопротивление Ирана давлению Белого Дома придает народам региона доверие и моральную силу.

В основном, независимо от течения и религии, если кто-то не поклонится перед США, приобретет силу и поддержку в регионе.

Если провести опрос в регионе, то после Ахмединежада любимцем общественного мнения, вторым лидером окажется Чавес.

Чавес даже не мусульманин. Уверен, что потеряют только проамериканские страны, а государства и правительства, защищающие свою независимость и противодействующие планам Вашингтона, наберут силу.

— Тем временем 17 февраля духовный лидер Ирана Хаменеи выступил в азербайджанских провинциях страны, в которых тоже проходят многотысячные манифестации. Тегеранские власти, тем более этнический азербайджанец Хаменеи, прекрасно осознают опасность участия азербайджанцев в том или ином движении в Иране. Благодаря им победила исламская революция в Иране, о чем и говорил Хаменеи перед своими соотечественниками. В 2009 г. азербайджанцы отказались стать частью «зеленого движения», что намного ослабило протесты. Азербайджанский элемент в Иране также используется внешними силами для свержения нынешнего режима в этой стране.

— Иранские азербайджанцы правы в отстранении от прозападного «зеленого движения».

Азербайджанские тюрки — благочестивый народ, они не станут инструментом в игре

никакой внешней силы. Исчезновение из поля зрения Чохрагани, получившего американский паспорт, тоже произошло по этой же причине. Чохрагани был выдворен из Турции тоже. Захват США инициативы в регионе в свои руки не принесет никому ничего доброго. Иранские азербайджанцы должны решать свои проблемы внутри Ирана. Сепаратистские действия в Иране не принесут никакой пользы также Азербайджану. В эти дни мы вспоминаем годовщину Ходжалинской трагедии. Карабах все еще находится под армянской оккупацией. Достижение не враждебности, а дружбы Ирана создает условия для возвращения оккупированного Карабаха.

— Какое место занимают в азербайджано-иранских отношениях этнические азербайджанцы, проживающие в Иране?

— США для достижения ухудшения взаимоотношений между Азербайджаном и Ираном, для разжигания вражды пытаются использовать азербайджанский национальный элемент в Иране. Нельзя допускать этого. Наоборот, этот элемент является сближающим фактором между странами. Это важный шанс для регионального союза, куда могут войти также Турция, Сирия и Ирак.

Туркманы, проживающие в Ираке и на юге Ирана, арабы в Турции, курды, расселенные в разных странах, должны стремиться не к расколу, а к объединению в единой кулак и сохранению региональной интеграции.

Это приведет к безопасности, миру, стабильности, экономическому развитию в регионе.

— Чуть раньше ближневосточных волнений из-за запрета на ношение хиджаба в учебных заведениях Азербайджана в очередной раз натянулись азербайджано-иранские отношения. Думается, что Иран, при сжимании кольца вокруг его границ, будет активизировать исламский элемент в соседних странах, в частности, в Азербайджане?

— Если будет создан региональный союз по вышесказанной схеме, то основным принципом его будет не вмешательство во внутренние дела других государств. Только основываясь на доверии, могут развиваться коренные отношения.

Что касается Ирана, то нужно сказать, что он нуждается в дружбе Азербайджана.

Иначе как иранские власти смогут противостоять американской угрозе? Могу сказать, что Иран уже давно не вмешивается во внутренние дела Турции.

Эти проблемы разрешимы, и должны быть решены.

источник — http://novosti.az/analytics/20110228/43646953.html

Малоизвестные факты и свидетельства о виновных в совершении Ходжалинского геноцида 26 февраля 1992 года

Сегодня исполнилось 19 лет со дня геноцида населения азербайджанского города Ходжалы. 25-26 февраля 1992 года армянские отряды наемников при поддержке 366-го мотострелкового полка СНГ напали в Нагорном Карабахе на азербайджанский город Ходжалы. В ту ночь армянскими бандитами был совершен геноцид 7-тысячного населения города Ходжалы.

В результате зверства армянских войск из числа населения Ходжалы 613 человек были убиты, 487 человек стали калеками, 1275 мирных жителей — старики, дети, женщины, попав в плен, были подвергнуты унижениям и пыткам.

Армянские экстремисты отличились особой жестокостью по отношению к мирному азербайджанскому населению: геноциду подверглись гражданское население Карадаглы (убито свыше ста человек), города Ходжалы (убито — 613) и других азербайджанских населенных пунктов.

Мы решили дать небольшую хронологию, в которой собраны материалы о тех, кто повинен в совершении Ходжалинского геноцида и свидетельства жителей города о совершенных армянскими фашистами зверств над мирным населением.

После распада Советского Союза в конце 1991 года фактически многие войсковые части, расположенные в зоне боевых действий Карабахского конфликта, зарабатывали тем, что продавали вооружение и участвовали за определенную мзду в военных операциях, на стороне армянских бандформирований. Командование Закавказского военного округа знало о творящихся безобразиях, открыто поощряло сотрудничество своих военнослужащих с армянскими боевиками.

В частности к проведению операции по захвату Ходжалы готовились заранее, из других советских войсковых частей, расположенных в Нахчыване и Грузии, командировали в 366-й полк именно механиков-водителей и наводчиков-операторов БМП, БТР в основном армянской национальности.

Гвардейский мотострелковый 366-й полк, входивший в состав 23-й Брандербургской дивизии 4-й армии, еще в 1985 г. был переведен из Гянджи в Ханкенди. По штату в полку должно было быть 1800 военнослужащих, но фактически в феврале 1992 года в нем оставалось около 630 человек, из них 129 офицеров и прапорщиков, при этом 49 из них армяне.

К 1987 году этот 366 МСП вывели из под контроля Азербайджанской ССР, после чего началось массированное вооружение полка до уровня войсковой части, способной автономно вести масштабные боевые действия с применением тяжелой артиллерии, ракетных систем и бронетехники.

Уже в 1991 году судьба Ходжалы была предрешена: в этот район при молчаливом согласии и преступном попустительстве марионеточного ставленника Кремля тогдашнего президента Аяза Муталибова стягивалось огромное количество оружия, техники, артиллерии, припасов и армянских бандформирований. Несмотря на информацию о готовящейся расправе над Ходжалы, А.Муталибов лично контролировал бесперебойную поставку российского вооружения, горюче-смазочных материалов для бронетехники вокруг обреченного города. Остается фактом, что вертолеты бесперебойно поставляли оружие в этот район, и без должного контроля руководителя страны — Муталибова порожняком возвращались назад, не забирая ни одного жителя Ходжалы, несмотря на многочисленные предупреждения о готовящейся резне.

В такой критической обстановке, в состоянии войны с армянскими бандформированиями, в январе 1992 года Муталибов принимает решение расформировать Совет национальной обороны Азербайджана — единственный орган, куда входили все силовые министры и реально имели возможность принять адекватные меры в сложившейся ситуации, и по всей видимости, могли помешать претворить запланированную войсковую операцию в Ходжалы. А дальше последовала цепь заранее спланированных событий, которые и привели к этой ужасной трагедии.

Командование 366 МСП пыталось скрыть свое участие в штурме города Ходжалы. Однако есть документальные доказательства того, что военнослужащие 366-го полка понесли во время штурма Ходжалы некоторые потери от горстки героически защищавшегося отряда самообороны город. Командование полка боялось последствий, а вдруг найдутся доказательства официального участия российских военных, поэтому тела нескольких погибших русских вокруг Ходжалы, после захвата города искали армяне и помогли вынести в расположение 366 полка.

Что позже и подтвердилось, как указано в письме И.Гусейнова, министра национальной безопасности Азербайджана от 17.03.92. №34/537 к М. Бабаеву, генеральному прокурору Азербайджана: «…в операции против Ходжалы убито более 20 военнослужащих полка, трупы которых в последующем взорвали в шестом боксе парка боевых машин 366 МСП с целью сокрытия участия полка в указанной операции. На их имена задним числом были оформлены отпуска, и они в настоящее время числятся как дезертиры».

Азербайджанская прокуратура проводила по факту штурма Ходжалы следствие и в рамках следственных мероприятий выезжала в Грузию, на военную базу Вазиани, куда после участия в штурме Ходжалы спешно был переведен 366 МСП. Азербайджанские следователи смогли провести допрос ряда высокопоставленных военных и командиров из 366 МСП.

Из допроса заместителя начальника штаба 1 батальона 366 полка Тушова Сергея Даниловича, стало известно, что заместитель командующего Закавказским военным округом (ЗаКВО), генерал-лейтенант Сейран Оганов, в январе 1992 года вывозил в Москву на прием к Шапошникову, командующему войсками СНГ, командира 366 полка Зарвигорова.

«Получается, что генерал-лейтенант Оганов, заместитель командующего ЗаКВО (не путать с майором Оганяном, комбатом 366 полка, ныне министром обороны Армении) увозит с собой какого-то командира полка аж в Москву к главнокомандующему Шапошникову.

Приходится делать вывод, что именно тогда в январе 1992 года, Зарвигоров – Оганов — Шапошников договорились ПРИНЦИПИАЛЬНО о проведении ходжалинской «операции». Остальное — дата и сама атака на Ходжалы, уже было «делом техники», в прямом и переносном смыслах», — отмечает по этому поводу в своей книге «Карабахский геноцид: обреченный Ходжалы» Татьяна Чаладзе.

«Есть приказ министра обороны Армении, где говорится: «25 февраля 1992 года в 19 часов 50 минут во всех вооруженных силах на территории Армении и во всех вооруженных формированиях (в Карабахе – Р.Г.) объявляется полная боевая готовность».

Об этом узнали азербайджанские спецслужбы и доложили тогдашнему министру обороны Азербайджана, который, по непонятным причинам, серьезно на это предупреждение не отреагировал», — приводит этот документ Чаладзе.

Выяснено, что один из основных повинных в штурме Ходжалы, командир 366-го полка Юрий Зарвигоров, как почетный пенсионер проживает сейчас в Пскове, командир 3-го батальона 366-го полка Евгений Набоких, получивший от армян 1,5 миллиона долларов за участие бронетехники его батальона в штурме Ходжалы, сегодня припеваючи живет на эти деньги в Аргентине. Он, как и большинство нацистов, решил найти прибежище в странах Латинской Америки, поскольку против него есть солидные тома показаний и документов, доказывающих его активное сотрудничество с армянами.

Говоря о трагедии в Ходжалы, нельзя не вспомнить и про выдуманный много позже армянской стороной «гуманитарный» коридор. Во время штурма Ходжалы восточная сторона города была оставлена армянами открытой умышленно – это был выход в направлении города Агдама. Полураздетые, обезумевшие от страха ходжалинцы в кромешной тьме всюду натыкаясь на шквал огня, интуитивно бежали в восточном направлении, которое казалось обманчиво спокойным. Ходжалинцы вброд в 12-градусный февральский мороз переходили реку Гаргар-чай, где на противоположном берегу, по свидетельству ходжалинцев, находилась армянская разведгруппа, которая докладывала по рации оперативную сводку и информацию о передвижениях бегущих жителей города.

Для ходжалинцев в так называемом «гуманитарном коридоре» армянами было подготовлено минимум три засады. Первая группа ходжалинцев была расстреляна и взята в плен на противоположном берегу реки Гаргар-чай. Армяне тут встретили ходжалинцев, выбиравшихся из ледяной воды, плотным пулеметным огнем. Далее у армянского села Кятук, которое лежит на пути к Агдаму, ходжалинцы вновь попали в армянскую засаду, где понесли большие потери и многие попали в плен. А выбравшиеся из этой засады живыми бежали в сторону села Нахичеваник, о котором за несколько часов до начала штурма сами же армяне пустили по рации слух, что село освобождено азербайджанскими ВС.

Ходжалинцы поэтому и выбрали это направление, думая, что в Нахичеванике их ждет наконец-то спасение. Когда спасшиеся группы ходжалинцев добрались до аскеранского шоссе, наступил рассвет, и закончилась лесополоса, в которой они прятались. Теперь ходжалинцы с восходом солнца оказались на равнине, видные, как на ладони.

Здесь на подступах к Нахичеванику их ждала очередная армянская засада, где произошла основная бойня и погибла большая часть выживших после штурма жителей города. Армяне расстреливали оказавшихся на равнинной местности и ставших легкой мишенью женщин, детей, стариков. Еще была засада у села Гюльаблы и затем на подходе к селу Шелли, где тоже погибло много ходжалинцев.

Вот такой «гуманитарный коридор» организовали армянские отморозки для выживших после штурма города Ходжалы мирных безоружных жителей. Армянская сторона придумала миф про «гуманитарный коридор» после того, как штурм Ходжалы стал достоянием гласности в мировых СМИ, и на уровне международных организаций было высказано негодование в адрес Армении.

Будет уместно привести некоторые показания пострадавших ходжалинцев, озвученныена судебном заседании в рамках проекта «Общественный трибунал», прошедшем 28 февраля 2009 года в здании Военного Суда по делам о тяжких преступлениях Азербайджанской Республики.

Без всяких комментариев, мы приводим только некоторые отрывки из показаний ходжалинцев, выступивших на общественном судебном заседании по событиям 25-26 февраля 1992 года:

«После захвата города армянскими боевиками я, спасая свою жизнь, пытался избежать столкновения с армянскими солдатами, прочесывавшими окрестности Ходжалы с целью убить или взять в плен мирных жителей, выживших после захвата города. Стараясь пробираться лесом, я увидел на поляне армянских извергов, которые собрали в большую кучу изуродованные трупы ходжалинцев и, облив их горючим, подожгли, чтобы скрыть следы своего бесчеловечного преступления.

Основная часть ходжалинцев погибла не во время ночного захвата города и не в его окрестностях, а на рассвете, когда измученные холодом и пережитым дети, женщины и старики вышли из леса на ровную местность, стремясь найти спасение у села Нахчеваник, в направлении города Агдама. Именно тут, буквально в нескольких сотнях метров от спасения, ходжалинцы попали в заранее подготовленную армянскую засаду, где сумевших избежать армянского плена беспомощных детей, женщин и стариков, как на ладони видных на открытой местности, армянские варвары стали в упор расстреливать из пулеметов».

«Нас, пленных ходжалинцев – детей, женщин и стариков, армянские бородачи привезли в Аскеран и Ханкенди, где подвергали неописуемым пыткам и оскорблениям. В Аскеране я видел иностранцев, говоривших на английском и французском, один их них управлял армянским БМП. Я наизусть помню имена и лица карабахских армян, которые пытали нас. Эти изверги старались в первую очередь переломить нам кости ног и рук и нанести увечья, чтобы мы не могли двигаться. Тут были наемники из Армении, Франции и стран Ближнего Востока».

«В Ханкенди, куда нас в февральскую стужу полураздетых, босых с перевязанными колючей проволокой руками и ногами доставили армянские военные, я видел боевиков не только из Карабаха и Армении, но и сирийских армян, а также из других стран. Многие из них плохо понимали друг друга, потому что говорили на различных диалектах армянского языка. Пытавшие нас армянские фашисты, кричали: «Всех вас, турок, замучаем до последнего вздоха!», «Вы турки – поэтому должны умереть!». Среди армянских бородачей были члены партии «Дашнакцутюн», заправлявшие остальными карабахскими армянами, многих из которых я знаю поименно».

«Армяне, пытавшие нас, говорили: «Мы ведем войну с вами, турками, и не знаем никакого Азербайджана и азербайджанцев, и скоро создадим на этих землях «великую Армению». Они приводили своих детей показывать нас и говорили им: «Перед вами последние турки, которых вы видите, не бойтесь их, смотрите хорошенько, потому что больше не увидите живого турка». Я сам видел трупы ходжалинцев в Аскеране, с которых сняли скальпы и выкололи глаза. Армянские изверги играли футбол отрезанной головой. На наши вопросы армянам: «Зачем так мучаете нас?!» они отвечали: «Так надо!».

«Когда нас, пленных ходжалинцев, везли в направлении Аскерана, на окраинах дорог я видел изуродованные трупы замученных жителей Ходжалы, никогда не забуду трупа моего односельчанина, которого на перекрестке четырех дорог подвесили за руки и прострелили грудь автоматной очередью крест на крест, что, кстати, армянские боевики, добивая, делали со многими пленными. К животу некоторых связанных по рукам и ногам ходжалинцев привязывали автомобильные покрышки и поджигали их, затем волоча тела, прицепленные тросами к машине или лошади по полю. Вдруг один из армян сказал, что надо отметить взятие Ходжалы и принести в честь этого жертву. На глазах у детей и женщин армянские вандалы отрезали головы нескольким нашим пленным».

«Я смог спрятаться в лесу за городом Ходжалы и когда стало светать, начал пробираться в сторону Агдама, и увидел множество изуродованных и скальпированных трупов на открытых участках местности, где армянские боевики заранее вырыли себе окопы, чтобы оттуда расстреливать ходжалинцев сумевших выбраться из города. Затем, на опушке леса, у покатого утеса над рекой Гаргар, откуда практически не было возможности убежать, я увидел десятки трупов жителей Ходжалы – детей, женщин, которые попали в эту заранее подготовленную армянскую засаду.

Далее, на нескольких квадратных метрах лежали изуродованные трупы еще тридцати ходжалинцев, которые не смогли пробраться через ледяную реку и попали в руки армянских бандитов. Только теперь, по прошествии многих лет, я понял, что армяне умышленно загнали и уничтожили жителей Ходжалы на этой полянке у реки Гаргар. Как выяснилось, именно тут была устроена массовая резня ходжалинцев со стороны армян в 1905 и 1918 гг. Армяне помнили это и умышленно устроили третий геноцид Ходжалы – в 1992 году на этом же месте».

«Тучи стали сгущаться над Ходжалы еще в августе 1991 года, когда постепенно армянские военные группировки отрезали наш город от внешнего мира. До февраля 1992 года к нам еще прилетали вертолеты, доставлявшие продукты, но никакой военной поддержки для обороны города со стороны центральных властей так и не было организовано. К 20-м числам февраля, армяне при поддержке бронетехники и артиллерии 366-го российского мотострелкового полка стали сжимать кольцо вокруг Ходжалы.

Нам стало известно, что, напав на Ходжалы, армяне намерены «отметить» годовщину Сумгайытских событий 1988 года. В ночь на 25 февраля 1992 года, в 10-11 направлениях началась массированная армянская атака на город, сопровождавшаяся плотным ракетным обстрелом.

В суматохе, среди убегавших из своих домов ходжалинцев, я смог найти из всей семьи только своего младшего10-летнего сына, взвалил его себе на плечи и постарался вместе со всеми выйти через лес к реке Гаргар. Но преклонный возраст не позволил мне следовать за остальными и я с ребенком на спине упал с высокого отвесного ущелья, повредив при этом свои руки и босые ноги. Я решил спрятаться с ребенком тут, но заметил, что ребенок ранен и у него идет горлом кровь. Сын умер в моих объятиях. Оцепеневший от ужаса и холода, я встретил рассвет, прижимая к себе труп ребенка.

В таком виде на меня наткнулись два армянских бородача, которые, не внемля моим просьбам, выбили ударами ног у меня из объятий тело сына, связали мне ноги и поволокли в Аскеран. Там после допросов и пыток меня бросили в подвал, переполненный пленными ходжалинцами. Тут я нашел труп моего старшего сына, служившего в отряде самообороны Ходжалы. Когда я бросился со слезами обнимать труп сына, ворвались армяне, которые стали жестоко избивать меня. Я потерял сознание, когда мне стали вырывать плоскогубцами зубы.

Я провел в таком состоянии, с перебитым костями и переломанными гниющими ногами 50 дней, несколько раз пытался покончить с жизнью, наконец, меня обменяли на пленного армянина и я был доставлен в Баку. Тут я шесть месяцев провел на больничной койке, и наши врачи чудом спасли от ампутации мои ноги».

Подведя итоги, следует сказать, что сегодня Азербайджан делает серьезные шаги к дальнейшему созданию международного трибунала по расследованию событий Ходжалинской трагедии. Этот процесс должен быть поднят на уровне международного Гаагского трибунала с целью добиться уголовного наказания лиц, виновных в совершении геноцида Ходжалы. В списке этих преступников числятся нынешний президент Армении Серж Саргсян, экс-президент Роберт Кочарян, министр обороны Армении Сейран Оганян и другие высокопоставленные армянские чиновники.

Ризван Гусейнов
http://www.1news.az/politics/20110226115901731.html

Визит президента Турции А.Гюля в Иран и турецко-иранские отношения

Новым этапом развития турецко-иранских контактов на высшем уровне, интенсифицировавшихся в последние годы, стал официальный визит в Иран президента Турецкой Республики Абдуллы Гюля, состоявшийся 13-16 февраля 2011 г.

Визит А.Гюля стал первым за последние девять лет визитом турецкого президента в Иран (за исключением участия А.Гюля в саммите Организации экономического сотрудничества, состоявшемся в Тегеране в марте 2009 года). Президент Турции встретился со своим иранским коллегой Махмудом Ахмадинежадом, аятоллой Али Хаменеи и председателем парламента Али Лариджани, посетил Тебриз и Исфахан, где принял участие в турецко-иранских Деловых форумах.

Экономические отношения являются важной составляющей турецко-иранских связей. Стремящаяся к укреплению своих региональных позиций Турция следует курсу на расширение экономического сотрудничества с соседями по региону. Иран, подвергающийся международным санкциям, ограничивающим его внешнеэкономические возможности, остро заинтересован в экономическом взаимодействии с Турцией.

В 2009 году Турция и Иран заявили о намерении увеличить до 30 млрд долларов объем торгового оборота, составлявшего на тот период 8 млрд долларов, а в 2010 году достигшего 10 млрд долларов, причем до 80% иранского экспорта в Турцию составляют поставки газа. В качестве мер, призванных увеличить рост товарооборота, использовалось стимулирование приграничной торговли, организация различных ярмарок и выставок, стороны согласились использовать национальные денежные единицы в качестве резервной валюты. Произошедшее под давлением США ужесточение контроля над деятельностью иранских компаний, работавших в Дубае, привело к притоку иранских предпринимателей в Турцию. Так, только в Стамбуле в 2010 году появилось более 600 иранских компаний.

Масштабы экономического сотрудничества характеризует повестка дня заседания Смешанной экономической комиссии, которое прошло в Тегеране 7 февраля и, по сути, являлось подготовкой к предстоящему визиту турецкого президента. Комиссия рассмотрела возможности для развития сотрудничества, связанного с такими вопросами, как свободные экономические зоны, инженерно-техническое консультирование, транспорт, промышленность, таможни, инвестиции, сотрудничество между предприятиями частного сектора, сотрудничество международной сфере, стандартизация, аккредитация, метеорология, наука, энергетика, сельское хозяйство, окружающая среда, радио-телевидение, социальная безопасность, малый и средний бизнес.

Выступая в Тегеране на заседании турецко-иранского Делового совета, президент Турции отметил, что примером для построения экономических связей между Турцией и Ираном может служить тесное экономическое сотрудничество двух ведущих европейских государств — Германии и Франции. А.Гюль также напомнил, что успешному развитию отношений Турции с европейскими государствами, увенчавшемуся вступлением в Таможенный союз ЕС, способствовала серия коренных реформ, проведенных турецким руководством, в том числе, в сфере законодательства.

По-прежнему сохраняя намерение увеличить к 2015 году торговый оборот до 30 млрд долларов, Турция и Иран ведут работу по совершенствованию условий взаимной торговли и правовой базы, снижению налогов и тарифов, модернизации таможенных пунктов, направленной на упрощение таможенных процедур и сокращение времени их осуществления. Было принято решение о совместном использовании таможенного пункта Капыкёй-Рази. Сохраняют свою актуальность совместные транспортные, энергетические и инвестиционные проекты.

В ходе визита А.Гюля в Тегеране были подписаны следующие турецко-иранские соглашения:

— Об экономическом сотрудничестве;

— О сотрудничестве в вопросах борьбы с терроризмом и незаконным оборотом наркотиков;

— О сотрудничестве в сфере экологии;

— О сотрудничестве в сфере туризма,

— О сотрудничестве в сфере транспорта;

— О культурном сотрудничестве.

Что касается политической составляющей турецко-иранских отношений, то, как можно отметить, международная конъюнктура благоприятствует развитию политического взаимодействия и взаимопонимания между Турцией и Ираном. Турецко-иранское сближение происходит на фоне таких факторов как резкое ухудшение отношений Турции с Израилем, обострение иранской ядерной проблемы и череда внутриполитических кризисов на Ближнем Востоке.

Важным звеном турецко-иранских политических отношений является посредничество Турции в организации переговоров, связанных с иранской ядерной проблемой. После второго раунда переговоров «шестерки» международных посредников с представителями Ирана в Стамбуле в январе 2011 года, который не привел к существенному прогрессу в решении иранской ядерной проблемы, вопрос о дальнейшем диалоге принял туманный характер, несмотря на позитивный настрой России и Турции. Анкара открыто выражает намерение продолжать свои посреднические усилия, осуществлению которых способствует экономическое сотрудничество и потепление политического климата в турецко-иранских отношениях. Турция однозначно высказывается за решение вопроса иранской ядерной программы путем диалога и переговоров. При этом руководство Турции считает, что беспокойство международного сообщества по поводу иранской ядерной программы можно преодолеть благодаря полному сотрудничеству с МАГАТЭ, опирающемуся на принцип прозрачности.

На встрече А.Гюля и М.Ахмадинежада было принято решение о совместной разработке новой «дорожной карты» урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы.

Характерно, что и Анкара, и Тегеран расценивают итоги стамбульской встречи «шестерки» как достижение Турции и Ирана. Наиболее показательном в этом смысле представляется высказывание президента Ирана М.Ахмадинежада, заявившего, что проведение переговоров в Стамбуле само по себе является успехом. Именно в Турции обсуждалась иранская ядерная проблема, представляющая собой один из важнейших политических вопросов современности. Это означает, что такие великие и древние цивилизации как Иран и Турция способны влиять на международное равновесие и играть значимую роль в международных отношениях.

Очевидно, что данный подход в определенной мере отражает позицию обеих сторон. Продолжение переговоров, все зависимости от фактической степени их результативности, отвечает интересам Турции и Ирана, использующим переговорный процесс для усиления своих международных позиций. В то же время официальный визит президента Турции в Иран, состоявшийся впервые за последние девять лет в период обострения ситуации вокруг иранской ядерной программы, призван не только способствовать углублению турецко-иранских связей, развивающихся, несмотря на непростое положение Ирана на международной арене, но и свидетельствовать о них мировому сообществу.

И.А.Свистунова
Институт Ближнего Востока
источник — http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=72230