Киргизский бунт как пролог взрыва в Центральной Азии?


Андрей АРЕШЕВ

— http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1271224440


Стремительно развивающиеся события в Киргизии ставят перед российским руководством новые проблемы.

Как известно, Курманбек Бакиев, окопавшийся на юге республики в Джелал-Абадской области, категорически отказывается складывать полномочия, в ответ на что временное правительство в Бишкеке лишило неприкосновенности его самого, а также его ближайших родственников. Раздаются отдельные призывы к преодолению охватившего Киргизию острого внутриполитического кризиса с помощью сил и средств СНГ, ОДКБ или Шанхайской организации сотрудничества, однако не совсем понятно как это сделать в нынешних условиях. ОДКБ подвергается систематической критике за неэффективность, о ШОС в последнее время вообще мало слышно; похоже, единственными «производителями» и «регуляторами» безопасности в регионе являются в настоящее время США и созданные ими структуры.

Прошлогодние расчеты Москвы на Курманбека Бакиева со всей очевидностью себя не оправдали. Сейчас, после его свержения, общеизвестные факты коррумпированности возглавлявшегося им режима стали достоянием уже и широкой общественности. Оценка бакиевского режима как проамериканского также показательна – притом, что для Вашингтона вопрос о том, кто персонально занимает президентский дворец в Бишкеке, вряд ли принципиален. Нынешние оппоненты Бакиева совсем недавно были его соратниками, практически все они прошли соответствующую идеологическую обработку в духе «демократических ценностей», а единственный представитель нового временного руководства, который в перспективе мог бы стать компромиссной фигурой для России и США, заведомо не имеет никаких шансов.

В окружении бывшего киргизского лидера особо и не скрывали, как там распоряжаются средствами поступившего к ним российского кредита. При этом Москва не позаботилась о каких-либо политических и иных рычагах влияния на столь специфического союзника. Ситуация может повториться уже при новых руководителях этого центрально-азиатского государства, обреченных в условиях недостаточной институциональной и инфраструктурной «оформленности» российских интересов в регионе, на ту же «многовекторность» с уклоном в сторону США и НАТО. По оценке Александра Собянина(1), новые лидеры будут для России не лучше, а хуже Бакиева. Роза Отунбаева и представители новых властей выступили с заявлением о том, что статус и судьба военной базы США в Киргизии меняться не будут. Могут последовать и другие шаги в том же направлении.

Все это мало соотносится с умонастроениями большинства простых граждан (без различия – таласцев, джелал-абадцев или выходцев из других районов), которые рассматривают (пусть не всегда умея это выразить) новый приход «русских» как едва ли не единственную гарантию своего выживания. Чтобы бездарно не разбазарить эту помощь, как неоднократно бывало ранее, необходимо тесно увязать ее возможное предоставление с отправкой в Кыргызстан групп российских специалистов, эффективно контролирующих распределение помощи (однако и здесь неизбежно возникнут определенные вопросы). Вообще, дискуссия о том, что является более правильным для государств Центральной Азии – «разгул» демократии или «тоталитарная» модель по Исламу Каримову – носят несерьезный характер. Многочисленные проблемы региона – начиная от распределения водных ресурсов и закачивания борьбой с экстремизмом – могут более-менее успешно решаться при условии его функционирования на принципах единого социально-экономического комплекса, как это было в составе СССР. В ином случае регион неизбежно делается уязвимым для разнообразных внутренних и внешних угроз.

По мнению ряда российских специалистов, знающих республики бывшей советской Средней Азии «изнутри», потенциальные конфликты в этом регионе окажутся «размороженными» уже через несколько месяцев. Чтобы понять, как это может выглядеть, достаточно вспомнить киргизско-узбекские столкновения в Ошской области в 1990 году с сотнями погибших, рейд в Узбекистан проникших из Северного Афганистана через Таджикистан боевиков-исламистов, городские бунты в Киргизии, события в Андижане 2005 года.

Создание в Оше и Баткене российских военных баз, по мнению экспертов, прозвучавших в ходе круглого стола в агентстве Росбалт, является сегодня едва ли не единственным средством удержать Ферганскую долину от крупномасштабной дестабилизации. Не случайно настойчиво пытающиеся «оседлать» этот регион американцы выступают с идеей создания в Баткене «антитеррористического центра». Минобороны Киргизии подтвердило ранее появившуюся в СМИ информацию о том, что «Кыргызстан и США прорабатывают вопрос о строительстве на юге Кыргызстана тренировочного центра проектной стоимостью 5,5 миллиона долларов США». По информации военного ведомства, «в нем планируется проводить подготовку подразделений специального назначения всех силовых структур Кыргызстана. Центр будет включать казарменные здания, столовую, учебные классы, полосу препятствий и т.д.» (2). Именно туда, видимо, спешил лидер экстремистско-наркотической белуджской антииранской группировки Абдулмялик Риги, задержанный в конце февраля иранскими спецслужбами на борту самолета авиакомпании «Кыргызстан»…

«Всем странам-соседям Киргизии нужна стабильная Киргизия, нужна спокойная Киргизия, которая не экспортирует преступность, которая не является абсолютно свободным каналом транспортировки наркотиков, контрабанды и так далее», — пишет в «Русском Журнале» Кирилл Танаев. Но как этого достичь, когда некоторым внешним силам умиротворение Киргизии невыгодно? Даже если Москва и не в состоянии сейчас противодействовать американским военным планам в Центральной Азии, стремление вести диалог по актуальным региональным проблемам не должно превращаться в пассивное созерцание происходящего с постоянной оглядкой на США. К чему ведет подобная пассивность, показали августовские события вокруг Южной Осетии, когда важнейшие решения пришлось принимать в крайней спешке. К чему все шло в Южной Осетии, было видно по крайней мере с 2004 года, однако преобладало стремление увернуться не то что от боя, но даже от принятия решений профилактического характера. И в результате пришлось-таки в бой ввязаться…

Центральная Азия – это никак не менее (а в некоторых отношениях более) серьезно, чем Кавказ. Не только из-за потока наркотиков, направляемых из оккупированного американцами Афганистана в Россию, хотя и поэтому тоже. В нескольких часах езды от киргизских центров – беспокойный Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая со стратегическими коммуникациями, богатыми запасами полезных ископаемых и полигоном в Лобноре. Особо тревожит то, что при непрекращающихся разговорах о создании эффективных механизмов безопасности в «полевых условиях» каждое государство будет вынуждено защищаться в одиночку. Это вызывает рост взаимного недоверия и окончательно сводит на нет влияние структур, на создание и продвижение которых было затрачено столько времени и сил (например, той же ШОС).

Стоит ли все это широких улыбок Барака Обамы? Посмотрим, конечно…

____________________________
Статья написана с использованием материалов круглого стола агентства Росбалт на тему: «Революция в Киргизии: стихийный бунт или организованный переворот?».

(1) Александр Собянин: Киргизский Тюльпан-2 — классический военный госпереворот; см. также: Дмитрий Орлов: Никто не знает, чья голова в Киргизии слетит первой // JEEN. 25.03.2010.

(2) Мухин В. Киргизско-американские штаты Центральной Азии // Независимое Военное Обозрение. – 2010. – 9 апр.

Проекты альтернативных поставок нефти в Европу могут быть отложены

foto- blogs.chron.com

http://www.1news.az/interview/20100413093559284.html

Махир Мамедов

Интервьюс украинским политологом, руководителем департамента аналитики «Агентства моделирования ситуаций» Ярославом Павловским

— Как Вы прокомментируете ликвидацию В.Януковичем межведомственной комиссии по вопросам подготовки Украины к вступлению в НАТО и национального центра по вопросам евроатлантической интеграции?

— Своим решением о ликвидации Комиссии Горбулина Янукович решил 2 проблемы: существенно отсрочил вопрос тесного сотрудничества с НАТО (выполнив при этом очевидные договоренности с Москвой), и второе — избавился от слишком независимого и достаточно авторитетного чиновника (Горбулина).

— Чем, на Ваш взгляд было мотивировано это решение?

— В последнее время  Янукович начал налаживать альтернативные каналы коммуникации с московской элитой. Их ранее не существовало, поскольку команда Путина как-то брезгливо относилась к сущности политического феномена Януковича. Однако смена статуса определяет и характер коммуникации. Очевидно, что официальная Москва обменяла свою поддержку на конкретные уступки со стороны Януковича. Вопрос дистанцирования от НАТО — это один из них.

— Означают ли эти изменения, что скоро произойдут перемены в сотрудничестве Украины с Азербайджаном по вопросам интеграции в европейское и евроатлантическое сообщество?

— Очевидно, что изменения все-таки будут. В формате нынешнего перераспределения власти, украинское внешнеполитическое ведомство работает во многом в фарватере российских интересов. В этой связи все «альтернативные» проекты могут потерять актуальность.

— Азербайджан и Украина прежде позиционировались как стратегические союзники, которых помимо традиционно крепких культурных уз связывала и общность внешнеполитических и экономических интересов. Изменится ли характер двусторонних отношений при президенте Януковиче?

— Думаю, что в первую очередь будут меняться экономические приоритеты. В частности проекты альтернативных поставок нефти в Европу могут быть отложены.

— После серии энергетических скандалов Россия стала реализовывать трубопроводы в обход территории Украины. Приведет ли это к интенсификации украино-азербайджанского сотрудничества в сфере энергетики?

— Боюсь, что в свете последних кадровых назначений в правительстве, энергетическое направление как со стороны России, так и со стороны Украины будет унитаризовано. Энергетические украино-азербайджанские проекты могут быть отложены во времени для реализации.

Арабо-еврейское сотрудничество в Палестине в период британского мандата (1920-1940-е гг.)

Link: http://www.meast.ru/article/arabo-evreiskoe-sotrudnichestvo-v-palestine-v-period-britanskogo-mandata-1920-1940-e-gg

Раис Сулейманов

Изучение  арабо-еврейских отношений в ХХ веке традиционного рассматривается  через призму арабо-израильского конфликта. Именно конфликт как форма отношений между евреями и арабами в ХХ столетии стала уже своего рода аксиомой. Изданы сотни (если не тысячи) книг и статей, посвященные именно этой стороне отношений между двумя этнически близкими народами. Однако мало исследователей обращали внимание на то, что арабо-еврейские отношения не всегда носили конфронтационный характер. Зачастую имело место элементарное мирное сосуществование, которое приобретало форму социального симбиоза. Арабо-еврейское сотрудничество не является историческим мифом, поскольку у этого, к сожалению, малоизученного явления, имеются реальные подтверждения, истоки которых стоит видеть еще задолго до того, как арабо-еврейские отношения приняли характер арабо-израильских войн. Период британского мандата в Палестине является именно тем самым примером, который лучше всего иллюстрирует сотрудничество между двумя семитскими народами.

Хотя  Декларация Бальфура от 2 ноября 1917 года провозгласила создание национального  очага еврейского народа, в то же время она ставило условие  его реализации: «при условии, что не будет нанесен ущерб гражданским или религиозным правам уже существующих в Палестине нееврейских общин» [5, c.197]. Тем самым, англичане как никто другой были заинтересованы в недопущении конфликта в Палестине, особенно после того, как Лига наций предоставила Великобритании мандат на эту территорию. Поэтому органы мандатной власти англичане старались формировать из числа представителей разных этноконфессиональных групп, населяющих Палестину. Так, например, высшей властью в Палестине обладал Верховный комиссар, контролировавший деятельность Исполнительного Совета и Консультативного совета, состоявшего из 10 англичан и 10 назначенных членов – 4-х мусульман, 3-х христиан и 3-х евреев [8, с.63].

В 1927 году состоялись первые выборы в муниципальные советы. Из двадцати муниципальных советов в пять входили и работали вместе арабы и евреи (в остальные входили или только арабы, или только евреи) [8, c.65].

В вопросе об управлении Иерусалимом, ставшем при англичанах столицей Палестины, перед мандатными властями встал вопрос какими принципами руководствоваться при формировании городского совета. Здесь было несколько вопросов: во-первых, следовать ли уже имевшей еще с османских времен традиции, по которой городской совет и мэр избирались из арабо-мусульманской среды; во-вторых, в каком соотношении следовать принципу равноправного представительства всех трех конфессий в совете; в-третьих, считать ли, что исходя из того, что евреев большинство жителей Иерусалима, то и большинство членов городского совета должны быть евреи; наконец, в четвертых, по какому принципу формировать совет Иерусалима: конфессиональному или этническому? В итоге англичане в вопросе о структуре городского совета население Иерусалима стали рассматривать как совокупность религиозных, а не этнических общин [2, c.62-64].

Зачастую  арабские лидеры Палестины были зависимы от еврейского населения. В случае с  Иерусалимом евреи как избиратели сыграли большую роль в избрании мэром столицы Рагхиба Нашашиби, конкурентом которого был муфтий Хадж Амин аль-Хусейни. И в 1927 году благодаря голосам еврейских жителей мэром стал Нашашиби. У него было два заместителя – еврей и христианин. Ими стали Хаим Соломон и Якуб Фарадж соответственно [4, c.78-80]. Когда же в 1934 году были проведены новые муниципальные выборы, то теперь городской совет (в отличие от предыдущей традиции, когда он состоял из пяти мусульман, троих христиан и четырех евреев) состоял наполовину из евреев, наполовину из арабов по шесть человек, правда, пост мэра остался за арабами [2, c.69].

Таким образом, городской совет Иерусалима демонстрирует нам пример мирного  арабо-еврейского сотрудничества. И  даже несмотря на волну перманентно  возникавших еврейских погромов в Палестине, еврейские и арабские депутаты смогли восстановить конструктивное сотрудничество в городском совете Иерусалима, которое продолжалось вплоть до обнародования «Белой книги» Макдональда в мае 1939 года [2, c.76].

Хотя  и приходиться констатировать тот  факт, что и палестинское национальное движение, и сионистское движение в целом не смогли в период британского мандата найти общий язык и придти к некоторому компромиссу, тем не менее, это не означает, что между арабами и евреями не могло быть конструктивного сотрудничества. Тот факт, что муниципалитет Иерусалима состоял из арабов и евреев, которые вместе решали хозяйственные вопросы обеспечения жизнедеятельности столицы, подтверждает тезис о наличии в Палестине сотрудничества между двумя народами.

Однако  наиболее ярким примером демонстрации возможности решения арабо-еврейских противоречий можно считать движение за создание двунационального государства в Палестине.

В 1925 году в Иерусалиме создается общество «Брит Шалом» («Союз мира»), которое  отстаивало идею установления дружественного сосуществования евреев и арабов путем создания в Палестине двунационального государства, в котором евреи и арабы будут независимо от их численности иметь равное представительство в органах власти. Основателем «Брит Шалом» был видный сионистский деятель лево-либерального толка Артур Руппин, при том что он возглавлял Палестинское бюро Всемирной сионистской организации, занимаясь скупкой земель у арабов для предоставления их под еврейские сельскохозяйственные поселения. Помимо Артура Руппина входили другие общественные деятели еврейского ишува: писатель Рабби Биньямин, историк Гершом Шолем, врач Ганс Кохен и др. Как видно из состава представителей «Брит Шалом», в массе своей они представляли интеллигенцию, насчитывающей не больше 200 членов. Их речи, выступления, а также статьи в прессе не оказывали ни малейшего влияние на руководство ишува, несмотря на встречи, организуемые с Давидом Бен-Гурионом, Меиром Диизенгофом, Берлом Кацнельсоном и Иосифом Шпринцаком. Подход, которые отстаивали бинационалисты, разделяли некоторые левые социал-сионистские партии, например, Хашомер Хацаир и примыкавшая к ней Федерация кибуцев. Идея бинационального государства также поддерживала партия МАПАМ [1, c.335-336]. Подобные же цели преследовала Коммунистическая партия Палестины, выступавшая под коммунистическими лозунгами, придерживаясь парадигмы революционного интернационализма. Поэтому лозунг «единой Палестины для двух народов» разделялся не только «Брит Шалом», но и другими игроками политического пространства ишува, которые пусть и с определенными оговорками, но готовы были видеть такой исход событий, чтобы придти не к разделу страны, а к созданию двунационального государства.

В Палестине в период британского  мандата были и другие варианты бинационализма. Появившееся в 1921 году новое государство  Ближнего Востока – эмират Трансиордания – привлекало внимание сионистов, которые (по крайней мере, ревизионисты) рассматривали Восточный берег реки Иордан как часть исторической Эрец-Исраэль, хотя для сионизма она была навсегда потеряна. Стоит сказать, что только ревизионисты, которые и после провозглашения независимости Израиля в 1948 году по-прежнему в программных документах партии придерживались идеи неделимой Эрец-Исраэль; лишь в 1994 году, после заключения мирного договора с Иорданием, партия Ликуд – наследница ревизионистского «Херут», отказалась от этой идеи, внеся изменения в партийный устав, отменив подобные великодержавный принцип. Сегодня только маргинальная гиперсионистская организация «Беад Арцейну» отстаивает идею «Великого Израиля», который географически должен включать территорию от Нила до Евфрата, куда должны войти помимо современного Израиля и палестинских территорий, еще и часть Египта и всю Иорданию. Однако идея арабо-еврейского государства некоторыми деятелями ишува понималась и в контексте создания конфедерации во главе с иорданским эмиром Абдаллой. Одним из сторонником этого бинационального проекта выступал идеолог еврейского пацифизма Йосеф Абилеа [12].

Однако  не надо рассматривать бинационализм  как проект, исходивший исключительно  со стороны евреев. Сторонником создания двунационального государства был иорданский эмир Абдалла. В ходе контактов с представителями ишува Абдалла предлагал предоставить евреям широкую автономию в рамках будущего «семитского королевства», которое включало бы в себя Трансиорданию и Палестину [10, c.63]. Многочисленные встречи эмира с сионистскими представителями еврейского ишува [13, p.17-64] лишь подтверждали саму возможность реализации бинационального проекта. В предпочтениях Абдаллы в пользу бинационализма стоит видеть его геополитические взгляды на развитие событий на Ближнем Востоке. Эмир понимал, что ключ к международному влиянию в исламском мире лежит в обладании такими важными религиозно-политическими центрами как Дамаск и Иерусалим. Поэтому он и поддерживал идею создания двунационального государства по обе стороны реки Иордан, где евреям в его королевстве будет предоставлена широкая автономия, под которой понималось весомое представительство в парламенте, неисключая и возможности иметь министра-еврея в правительстве. Заигрывание Абдаллы с сионистским движением можно объяснить именно идеей первого по созданию единого государства для двух народов, что впрочем, не совпадало со взглядом на этот проект со стороны еврейских бинационалистов [14].

Однако  идея двунационального государства в Палестине в период британского мандата оставалась по-прежнему маргинальной, неразделявшейся большинством как еврейского, так и арабского населения. Некоторые сионисты видели в этой идее ценностный постулат, другие усмотрели в ней тактическую меру или временный этап на пути создания национального еврейского государства, пока евреев в Палестине было меньше численно, чем арабов. Все то время, пока бинационалисты говорили о необходимости еврейского большинства в составе населения или паритетности в органах власти, они не выходили за рамки сионистского консенсуса. Лишь после того, как они заменили термин «большинство» на «значительное число» или начали использовать другие формулировки, наступил разрыв между ними и подавляющим большинством приверженцев сионистского движения [6, c.439].  «Брит Шалом» прекратил свое существование к середине 1930-х гг., когда из него стали выходить многие видные общественные деятели. Например, организацию покинул ее основатель Артур Руппин, когда в 1929 году своими глазами увидел нежелание арабов строить вместе с евреями общее государство с началом еврейских погромов в Хевроне. Тем не менее, «Брит Шалом» выпускал в 1927-1933 гг. свой журнал на иврите «Шеифатену» («Наше устремление»), в котором отстаивал идеи бинационализма как выход из затянувшегося арабо-еврейского противостояния.

Мартин  Бубер, один из сторонников идеи арабо-еврейского содружества, писал в 1939 году Махатме Ганди: «Наши поселенцы не приходят сюда (в Палестину. – Р.С.), точно колонизаторы с Запада, чтобы заставить работать на себя местных жителей; они сами налегают на плуг, они вкладывают силу, свою кровь в то, чтобы земля эта стала плодородной. Но мы желаем плодородия ее не только для себя. Еврейские крестьяне начали учить своих братьев, арабских крестьян, более интенсивной обработке земли; мы хотим и дальше помогать им: вместе с ними хотим мы обрабатывать эту землю» [9]. Из этого видно, что еврейские интеллектуалы были уверены в том, что поселенцы в Палестине несут пользу арабскому населению, правда, не стремились посмотреть на это взглядом арабов, которые как раз в них видели колонизаторов, а не мирных соседей.

Профессор Тель-Авивского университета Шалом Рацаби рассмотрел палестинских бинационалистов в свете их восприятия немецкой культуры. Точно также как на рубеже XIX-XX вв. в германии многие говорили о появлении «нового немца», отошедшего от прусских замашек, бинационалисты говорили о «новом еврее», который будет олицетворять собой либерала, исповедующего общечеловеческие ценности. Не стоит бинационалистов в Палестине воспринимать в контексте «самоненависти» как реакции на неприятие ими еврейского родительского дома. Просто члены «Брит Шалом» пытались отойти от ревизионистского образа еврея-воина или еврея-завоевателя и видели выход в появлении еврея-друга для арабов [3, c.279-314].

«Брит Шалом» выступал против планов раздела  Палестины, что вызвало резкое неприятие  со стороны других, более влиятельных политических лагерей ишува. На смену переставшему существовать к середине 1930-х годов «Брит Шалом» пришла Лига еврейско-арабского взаимопонимания, созданная в самом начале Второй мировой войны. Однако и она канула в Лету в 1945 году, когда в Палестине началась борьба против мандатных властей за обретение независимости, которую евреи понимали как борьбу за обретение своего национального государства, что не устраивало арабов.

Параллельно с Лигой еврейско-арабского взаимопонимания существовала организация «Ихуд» («Единство»), основанная Иехудой Магнесом в 1942 году. Она собрала всех тех еврейских интеллектуалов, которые находились в смятении после арабского восстания 1936-1939 гг., когда возможность на создание двунационального государства, казалось было, уже была похоронена. Организация объединила Мартина Бубера, Акиву Эрнста Симона, Моше Смилянского, которые совместно пытались найти путь к достижению во взаимопонимании между двумя народами. В 1943 году было даже заключено соглашение, подписанное иерусалимским юристом, известным арабским политическим деятелем Омаром Джалилем Баргути с одной стороны и сионистскими деятелями – Н.М.Кальварийским, А.Коэном и И.Магнесом – с другой. Это соглашение предлагало создать в Палестине бинациональное государство, в котором предусматривалось равное представительство двух народов в исполнительных и законодательных органах, равные права арабов и евреев во всех областях – экономической, социальной, культурной. Однако через два года, в 1945 году, Еврейское Агентство отвергло это соглашение [8, c.231]. После образования Израиля «Ихуд» стал выступаить в защиту арабского меньшинства, однако перестал существовать ко второй половине 1960-х годов после смерти его основателей.

Идея  двунационального государства в Палестине в период британского мандата не стала идеологическим мейнстримом общественного дискурса того времени. Во многом из-за того, что обе стороны – и евреи, и арабы – были настроены на создание своего национального государства, где иноплеменникам отводилась роль меньшинства со всеми вытекающими из этого последствиями. Группа еврейских интеллектуалов, отстаивающих эту бинациональную идею, была крайне немногочисленна, и уже в силу этого не имела возможности повлиять на ход событий в Палестине, приведших в итоге к появлению образованию одного национального государства – Государства Израиль. Оказавшись маргинальной, тем не менее, сама бинациональная идея как проект дожила до XXI века. Идейными наследниками «Брит Шалом» и «Ихуд» можно считать левых пацифистов из движения «Шалом ахшав» («Мир сейчас»). Иногда и ряд арабских политических деятелей делают подобные заявления, как это осуществил глава Ливии Муамар Каддафи в 2006 году, объявивший единственным решением арабо-израильского конфликта образование «Еврейско-арабской федеральной республики Святой земли со столицей в Иерусалиме» [11].  Активным сторонником бинационального проекта является известный левый израильский публицист Исраэль Шамир, который в своей книге «Сосна и олива» [7], неоднократно подчеркивает идею двунационального государства и деконструкции Израиля как еврейского государства.

Не  только со стороны интеллигенции имели место проекты по налаживанию арабо-еврейского сотрудничества, но и профсоюзное движение не исключало возможности для совместных действий по отстаиванию идей арабо-еврейского сотрудничества на основе классовой борьбы.

Давид Бен-Гурион, вождь социалистических сионистов Палестины, был уверен в начале своей деятельности (1921-1933), что арабскую проблему удастся решить на основе идей классовой солидарности. Он считал, что сионистскому движению по силу освободить арабских крестьян – феллахов – от эксплуатации землевладельцев – эфенди. Однако в дальнейшем Бен-Гурион разочаровался в перспективе реализации этого проекта. Да и не стоит считать, что будущий премьер-министр Израиля был больше социалистом, чем сионистом. Когда речь заходила о вопросе образования независимого еврейского государства, Бен-Гурион жертвовал своими социалистическими убеждениями и шел на сотрудничество даже с противниками из ревизионистского лагеря.

Идея  арабо-еврейского сотрудничества разделялась  не только еврейской общиной Палестины. Так, в 1946 году Национальная Лига освобождения (включала себя арабских коммунистов  после раскола В Палестинской коммунистической партии) и Арабский Рабочий Конгресс настаивали на сохранении различия между сионизмом и еврейскими массами. Арабские профсоюзы, отрицательно относившиеся к сионистскому движению, тем не менее, обсуждали перспективы взаимодействия с еврейскими рабочими для создания единого фронта борьбы с общими угнетателями, под которыми они понимали и мандатные административные органы, и еврейскую буржуазию. Этот союз мог стать предтечей к борьбе за реальное решение проблемы – социалистическую федерацию, где арабы и евреи будут обладать самоуправлением в едином рабочем государстве. Самым заметным и наиболее драматическим эпизодом совместных действий арабских и еврейских рабочих в Палестине стала крупнейшая в истории страна забастовка работников государственных компаний, начатая работниками почты, телефона и телеграфа в апреле 1946 года и всего за две недели превратившаяся в масштабную политическую стачку.

Сторонником арабо-еврейского сотрудничества с  самого начала выступала Палестинская коммунистическая партия, правда, она  отрицала сионизм как национально-освободительное движение еврейского народа, видя в сионизме орудие мирового империализма и еврейской буржуазии, цель которых колонизация Палестины. Тем не менее, Палестинская коммунистическая партия была единственной политической партией, которая и своим членским составом, и своей программной установкой демонстрировала арабо-еврейское сотрудничество.

Как нам кажется, арабо-еврейское сотрудничество в Палестине в период британского  мандата является вполне реальной исторической альтернативой бесконечно последовавшей впоследствии череды арабо-израильских войн, концу которым даже в начале XXI века не видно. Само по себе имевшее, пусть и не регулярное сотрудничество (лучшим доказательством которого является деятельность иерусалимского муниципалитета, где евреи и арабы сообща решали бытовые, хозяйственные и другие социальные вопросы жизни города) может стать тем опытом, использование которого будет полезным и сейчас, когда на Ближнем Востоке трудно говорить об арабо-еврейском мире. Пусть и утопическая идея двунационального государства не нашла отклика у большинства евреев и арабов, тем не менее сам факт появления группы сторонников арабо-еврейского сотрудничества, готовых поступиться национальными интересами своих народов, говорит о том, что это являлось поиском решения проблемы противостояния между общинами, пусть и безрезультатным. И это все вместе позволяет смело утверждать, что арабо-еврейское сотрудничество, имевшее в период британского мандата в Палестине, может стать примером для сегодняшних неутешительных в плане достижения мира реалий для Ближнего Востока.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

  1. Государство Израиль. – М.: Институт востоковедения РАН, 2005
  2. Меламедов Г.А., Эпштейн А.Д. Дипломатическая битва за Иерусалим. Закулисная история. – М.- Иерусалим: Гешарим, 2008
  3. Рацаби Ш. Романтический национализм как источник политической умеренности / пер. с иврита Д. Романовского // Вестник Еврейского Университета. Москва – Иерусалим. История. Культура. Цивилизация. – 2001. — №6(24), 2001
  4. Халамиш А. Иерусалим в период британского мандата. Часть 10 курса «Иерусалим в веках». – Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 1998
  5. Халамиш А. От «национального очага» — к государству: Еврейская община Палестины/Эрец-Исраэль между первой и мировой войной / пер. с иврита. – Том первый. — Ч.1-2. – Раанана: Открытый университет Израиля, 2006
  6. Халамиш А. От «национального очага» — к государству. Еврейская община Палестины/Эрец-Исраэль между первой и второй мировой войной / А. Халамиш; пер. с иврита. – Том второй. — Ч.3-5. – Раанана: Открытый университет Израиля, 2006
  7. Шамир И. Сосна и олива или неприметные прелести Святой Земли. – Изд. 2-е, испр. / И.Шамир. – М.: Ультра. Культура, 2004
  8. Щевелев С.С. Палестина под мандатом Великобритании (1920-1948). – Симферополь: Таврия-Плюс, 1999
  9. Эпштейн А.Д. В лабиринте иллюзий. Деятели культуры и борьба за облик Государства Израиль // Вестник Online. 2003. — №18 (329)
  10. Эпштейн А.Д. Израиль и проблема палестинских беженцев: история и политика / А.Д.Эпштейн. — М.: Институт Ближнего Востока, 2005
  11. Этингер Я. Единая Святая земля остается мечтой // Новые известия, 9 февраля 2006 года
  12. Anthony G. Bing. Israeli Pacifist. The Life of Joseph Abileah. – Syracuse: Syracuse University Press, 1990
  13. Gelber Y. Jewish–Transjordanian Relations, 1921–1948. — London: Frank Cass, 1997
  14. Hattis S.L. The Bi-National Idea in Palestine during Mandatory Times. — Haifa: Shikmona Publishing Company, 1970

Американцам не нужна сильная киргизская власть

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1271137920

«Киргизский Бунт» и самовоспроизводство политбардака

ВАСИЛИЙ БОКОВ

Власть в Киргизии снова поменялась. Снова с кровопролитием, причем на этот раз – значительно более масштабным: десятки убитых, сотни раненых. Президент Бакиев бежал из Бишкека, но пока отказывается уходить в отставку и грозит реконкистой.

Все это – всего через 8 месяцев после президентских выборов, на которых Бакиев получил поддержку 90% населения.

Перефразируя старый анекдот про Доренко и Лужкова, примерно задам тему статьи так: Казалось бы, причем здесь Госдеп? А вот причем…

На первый взгляд, киргизская контр-революция произошла сама по себе, без участия каких-либо внешних сил. Ни США, ни Россия, ни соседние государства (по крайней мере явно) не поддерживали ни власть, ни оппозицию.

Режим президента Бакиева в целом устраивал США.

Лишь чуть менее хорошо к нему относились в Кремле.

С Бакиевым научились сотрудничать соседние Казахстан, Узбекистан, Китай и даже не очень соседняя Турция.

И вроде бы извне в киргизском бунте никто не был особенно заинтересован. Стало быть, в произошедшем виноваты какие-то внутренние конфликты, а кровопролитие – лишь следствие общей дикости местного населения. По крайней мере, кто-то очень хочет, чтобы ситуация выглядела именно так.

Но вот сам Бакиев почему-то утверждает, что внешние силы принимали в киргизском бунте самое активное участие: «Я не буду называть конкретно страну, не хочу называть, но без внешних сил такую скоординированную операцию провести практически невозможно». («Эхо Москвы», 8 апреля)

Дальше – больше: основным выгодоприобретателем почему-то называют Кремль. Бакиев, мол, «кинул» Москву с американской военной базой Манас, распихал по своим карманам какие-то российские кредиты; да и вообще, русские-де были б рады поменять Бакиева на кого-то менее американского. Такая трактовка, что характерно, превалирует не только в американских СМИ, но и в российских — желающих, очевидно, представить ситуацию как геополитическую если не победу, то удачу Кремля.

Все вместе это звучит так, будто этот бунт организован Москвой, и это кремлевские башни – по локоть в крови.

Есть, однако, основания полагать, что случившееся в Киргизии – прямое следствие подрывной деятельности американцев.

Конечно, на самом деле место имело сочетание тактик и стратегий. Но именно с точки зрения геополитической стратегии на эту ситуацию должно бы посмотреть внимательнее. Пусть даже придется повторять очевидное.

После революции тюльпанов в 2005 году Киргизия стала полигоном для реализации стратегического проекта США по дестабилизации постсоветского пространства. Таким же полигоном, в геополитической логике американцев, являются Грузия и Украина. Тут (у нас, в СНГ) им нужен политбардак, в котором советский геополитический центр не сможет восстановиться. В котором, если угодно, не сможет оформится новый полюс глобализации.

Многие осколки СССР просто не успели придумать, что же им делать со свалившимся на голову суверенитетом — тех, кто соображал туже, американцы быстро взяли в оборот. Всего было совершено три явных прорыва — розовая (Грузия-2003), оранжевая (Украина-2004) и тюльпановая (Киргизия-2005) революции. Попытки раскачать ситуацию в Белоруссии и Казахстане, провокация в Цхинвале, истерия по поводу возможного военного вторжения русских в Крым – все это звенья одного проекта. Киргизский бунт – лишь продолжение этой цепи событий.

Но вот что важно: на этот раз США действительно не управляли революцией в ручном режиме, действительно не тратили на нее свои ресурсы. Проект вышел на качественно новый уровень – бардак в СНГ стал сам себя воспроизводить. Бардак, наконец, превратился в систему.

Все обустроено так, что с помощью модели либеральной демократии молодые постсоветские страны настраивают на борьбу с собственной государственностью. Перечитайте еще раз предыдущее предложение.

Последние события в Киргизии — результат уже не грубой, а тонкой настройки, тюнинга (например, как бы не сыгравшая позиция международных наблюдателей по поводу сомнительности результата Бакиева на последних выборах).

Американцам не нужна сильная киргизская власть — вот весь секрет происходящего. Он же – исчерпывающий список истинных бенефициаров. Ровно в той же мере Госдепу не нужна сильная украинская или грузинская государственность. Потому что сильные и рациональные постсоветские государства будут действовать на геополитическом театре зоадно с Россией.

США можно поздравить – маховик бардака в Киргизии успешно раскручен. И он перемолотит еще не один десяток жизней и не один миллион судеб. Понимают ли в Госдепе, что рано или поздно Киргизия все равно устанет от такой «демократии»? Что Киргизия в перспективе может легко свалиться в исламский фундаментализм? Или как раз благодаря этому они потом собираются превратить ее во второй Афганистан?

На такой же (только, к счастью, менее кровопролитный) бардак нынче мода и на Украине. Тут исламский фундаментализм на горизонте пока не маячит, но ответы на вопрос, чем все это может закончиться — если не взяться за ум — не менее печальны.

Жизнь в Бишкеке постепенно входит в обычное русло

http://www.centrasia.ru/disc.php?st=1271051940

Людмила ПИСКОРСКАЯ, Астана

События в Киргизии взбудоражили все мировое сообщество. В результате массовых акций протеста погибли около 80 человек, среди них один казахстанец. По информации МИД РК, сейчас одна из главных задач – оказать помощь казахстанцам, которые до сих пор находятся на территории Киргизии.
Все началось 7 апреля, когда в Киргизии должен был состояться Народный курултай оппозиции, однако накануне вечером одного из ее лидеров – Болотбека Шерниязова – задержали правоохранительные органы республики. Его сторонники вышли к областной администрации города Талас и потребовали немедленного освобождения задержанного. Требования членов оппозиции представители власти проигнорировали, и последние пошли на штурм.

На помощь местной власти из столицы в Талас были направлены спецназовцы, а в ночь на 7 апреля полиция задержала и доставила в здание Службы национальной безопасности республики всех лидеров оппозиции. Реакция последовала незамедлительно: вместо Народного курултая в регионах начались массовые акции протеста, которые переросли в беспорядки и перекинулись в столицу. Протестующие захватили здания областных администраций, Дом правительства, Белый дом, МВД, Киргизскую телерадиокомпанию в Бишкеке … В ход были пущены спецсредства, огнестрельное оружие, появились первые убитые и раненые. Основные требования митингующих – освобождение лидеров оппозиции, прекращение огня со стороны представителей власти, немедленная отставка президента и правительства.

Далее события развивались еще более стремительно, и сценарий разыгрывался по типу «тюльпановой революции»: встречая сопротивление властей, демонстранты громили все на своем пути, переворачивали машины и автобусы, били стекла витрин, грабили магазины, офисы, банки…. К ним присоединились мародеры. Были разграблены и сожжены дома президента Бакиева и его родственников, которые к тому времени уже покинули Бишкек и укрылись на юге страны. Из-за непосредственной близости к дому премьер-министра Данияра Усенова реальной опасности подвергся VIP-городок и резиденции глав дипмиссий и международных организаций. Был тяжело ранен и тайно переправлен в Казахстан экс-министр внутренних дел Киргизии Молдомус Конгантиев.

Во избежание возможных инцидентов правительство России для защиты военнослужащих и их семей отправило на авиабазу «Кант» батальон десантников, американцы на время беспорядков ограничили транзит грузов в Афганистан через американскую военную базу «Манас» и летают через Кувейт, казахстанская авиакомпания «Air Astana» также прекратила воздушное сообщение с Бишкеком. Под усиленной охраной находится государственная граница.

Международное сообщество, обеспокоенное ситуацией в Бишкеке, для содействия мирному разрешению кризиса направило в Киргизию спецпредставителей ООН, ЕС, ОБСЕ, парламентской ассамблеи ОБСЕ, делегацию ОДКБ с тем, чтобы призвать конфликтующие стороны к диалогу для восстановления общественного порядка.

Что же касается главных потерь – человеческих, в киргизских больницах, по последним данным, находятся 520 человек, общее количество жертв беспорядков на утро субботы составило 79 человек. Среди погибших, по данным пресс-службы МИД Республики Казахстан, 16-летний казахстанский подросток Илья Шиян.

– Он уже похоронен на родине в Жамбылской области, власти выделили для транспортировки тела специальную машину «скорой помощи», – пояснил пресс-секретарь Министерства ино-странных дел Ильяс Омаров.– К счастью, это пока единственный трагический случай, произошедший с нашим соотечественником.

По последней информации МИДа, казахстанское посольство в Бишкеке работает в штатном режиме, во время погромов ни здание, ни машины диппредставительства не пострадали. Сейчас главная задача дипломатов, по словам Ильяса Омарова, помочь соотечественникам, пребывающим на территории Киргизии и по заявкам казахстанцев содействовать поиску их родственников, находившихся в тревожные дни на территории соседней страны:

– Таких заявок 39. На днях, например, помогли выехать из Бишкека легкоатлетической команде юниоров, потом еще четверых отправили… Кто может, выезжает сам, – пояснил он.

О ситуации в Киргизии сотрудники посольства, по словам пресс-секретаря, особенно не распространяются, говорят, что киргизы и сами-то толком еще во всем не разобрались. Шутка ли – революция за революцией! Но через день – два что-то, возможно, уже прояснится.

– В данный момент в Киргизии находятся спецпосланники сразу нескольких международных организаций, они встречаются с представителями обеих сторон, проводят консультации, послушаем, что скажут, – пояснил Ильяс Омаров.

Сейчас жизнь в Бишкеке постепенно входит в обычное русло. Порядок наводят патрульно-постовые службы и армейский спецназ. Работают магазины, дворники подметают улицы, движется транспорт… Оппозиция де-факто пришла к власти, назначено правительство народного доверия во главе с Розой Отунбаевой.

– Правительство будет действовать в течение полугода, за это время должны быть приняты новая Конституция Киргизии, поправки в кодекс о выборах, в законы о политических партиях, о митингах и шествиях, – заявила она на пресс-конференции и проинформировала о роспуске парламента – будет избираться новый.

Кроме того Отунбаева подчеркнула, что временное правительство Киргизии обеспечит соблюдение всех международных договоров и «рассчитывает на помощь братскому киргизскому народу от Российской Федерации». Оказать гуманитарную помощь Киргизии выразило готовность и правительство Казахстана – об этом сообщил премьер-министр Карим Масимов. Срочную гуманитарную помощь пообещал и Европейский союз.

Что касается президента Курманбека Бакиева, по данным на субботу, глава временного правительства Роза Отунбаева заявила, что новые власти гарантируют ему безопасность и у него еще есть возможность покинуть страну в том случае, если он сложит президентские полномочия. По информации киргизских СМИ, экс-президент Киргизии давно бы куда-нибудь улетел, если бы его кто-нибудь принял. Но такой страны пока нет.

…Всенародный курултай, с которого и начался весь сыр-бор в Киргизии, все-таки состоится. Но уже с другой повесткой дня: будут решать судьбу экс-президента. Курманбек Бакиев может выступить на этом народном вече. Однако известно, что уголовные дела против его ближайших родственников уже возбуждены.

—————————————-
Когда верстался номер
Новые власти Киргизии не исключают возможности возвращения на родину бывшего президента Аскара Акаева.

– Возвращение Аскара Акаева возможно, так как люди убедились, что после Акаева стало еще хуже, – заявил Интерфаксу заместитель главы временного правительства Киргизии Омурбек Текебаев.

Он полагает, что в связи с этим население страны не будет предъявлять к бывшему президенту больших претензий.

Напомним: бывший президент Акаев покинул республику во время мартовских событий 2005 года, приведших к смене власти в Киргизии.

Сам Акаев накануне заявил, что возвращаться в политику не намерен. По его словам, страной должны руководить молодые политики. Бывший президент Киргизии считает, что президент Курманбек Бакиев сам подписал себе приговор:

– Бакиев всегда открыто говорил: «Я не Акаев, если оппозиция поднимет народ, я буду стрелять». Он никогда в этом не сомневался. Он дал команду стрелять, тем самым, я считаю, он подписал себе сам приговор, – заявил Акаев в четверг в эфире Первого телеканала. Он подчеркнул, что не сомневался, что «тюльпановая революция» придет к такому финалу:

– Он (Бакиев) в свое время посеял ветер, он пожинает сейчас бурю. Это было очевидно, потому что пришел антиконституционным путем к власти и установил такую диктатуру личной власти, создал репрессивный режим, – сказал Акаев, подчеркнув, что народ Кыргызстана – свободолюбивый народ и никогда этого не допустит.

Элементы, составляющие особенность каждого этноса (Часть I)

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=590

Алиага Мамедли

Основным инструментарием этносоциологических опросов были вопросники, разработанные с участием автора в отделе этносоциологических исследований Института археологии и этнографии НАНА и в независимых исследовательских центрах. Эти вопросники включали в себя широкий спектр вопросов, касающихся социально-бытовых условий жизни населения, миграционных настроений, состояния этнической идентичности, языкового поведения, характера межэтнических отношений, уровня этнической толерантности, отношения к религии. В работе были использованы данные следующих опросов, проведенных под руководством или с участием автора-

— Этносоциологический опрос 1987 года (исследовательский проект Института археологии и этнографии НАНА и кафедры этнографии Московского университета), охвативший около 700 респондентов в пяти районах страны – Шамахинском, Хачмазском, Шамкирском, Астаринском и Сабирабадском;

— Социологический опрос 1996 года (исследовательский проект Программа развития ООН при участии Центра стратегических и международных исследований) по теме Вынужденные переселенцы — помощь, нужды и стратегия выживания. Всего было опрошено 2500 домохозяйств в различных регионах страны, где размещены вынужденные переселенцы;

— Социологический опрос 2000 года (исследовательский проект Института археологии и этнографии НАНА и независимой исследовательской организации INIKAS) среди студенческой молодежи. Всего было опрошено более 5000 студентов в различных университетах страны;

— Опрос 2006 года по теме Религия в жизни населения Азербайджана (исследовательский проект независимой исследовательской организации Profile при участии отдела этносоциологических исследований Института археологии и этнографии НАНА). Было опрошено 1200 человек по общенациональной выборке;

— Опрос 2007 года по теме Современные этнические процессы в Азербайджане (исследовательский проект отдела этносоциологических исследований Института археологии и этнографии НАНА). Было опрошено около 600 человек в четырех районах страны – Гусарском, Хачмазском, Лянкяранском и Астаринском.

Данные этих опросов позволили провести сравнительный анализ как в диахронном, так и синхронном срезах и выявить тенденции этнокультурных и этносоциальных процессов, а также их направления.

Для бесед с информаторами были составлены вопросники, охватывающие различные стороны жизнедеятельности людей. Вопросники были сгруппированы вокруг трех тем – Личностные отношения в трудовой деятельности, Общение в социальной сфере, Человек в семье и семья в жизни человека. На основании этих вопросников строились беседы с информаторами самого различного возраста и социального положения. Целью этих бесед и наблюдений было выяснение характера межличностных отношений и норм поведения населения Азербайджана в условиях изменяющейся социальной среды. Работа с информаторами проводилась в Баку, Гяндже, Лянкяранском, Шамахинском, Гахском, Балакенском, Шекинском, Гусарском, Хачмазском, Астаринском районах.

В качестве источников для выявления условий этнокультурных и этносоциальных процессов в Азербайджане были привлечены также данные Государственного комитета по статистике, а также местных органов статистики, архивные материалы Министерства культуры, Национальные доклады Программы развития ООН по человеческому развитию, отчеты Верховного комиссариата ООН по беженцам, ежегодные глобальные отчеты Всемирного банка.

Степень научной разработанности темы.

Изучение этнокультурных процессов сравнительно молодая отрасль этнологической науки в Азербайджане. Можно смело утверждать, что она берет свое начало с момента зарождения в стране в начале 80-х годов прошлого столетия этносоциологического направления, одной из основных задач которой является изучение современных этнокультурных процессов. Как и всякая область научных исследований, этносоциология развивается, отвечая одновременно потребностям изменяющейся социальной практики и предметной дифференциации фундаментальной науки. Предметом этносоциологии является преломление социальных процессов в разной культурной среде, влияние этнического фактора на общесоциальные процессы и функционирование социальных институтов.

Возникновение этносоциологии приурочено к выходу в свет работы У.Томаса и Ф.Знанецкого Польский крестьянин в Европе и Америке [11], которая была посвящена исследованию процесса адаптации иммигрантов в иноэтническую среду. В 20–30-х гг. ХХ века известный американский ученый Р.Парк совместно с коллегами (впоследствии ставшие известными как основатели Чикагской школы социологии) предпринял одно из первых исследований сложного полиэтничного локального сообщества, каким являлся в то время Чикаго, население которого почти на 80% составляли иммигранты [10]. Предметом исследования ученых стали анализ характера межэтнических отношений и социальная мобильность мигрантов в обществе на основе экономических и политических резервов этнической группы.

Очередной всплеск интереса к социологическим методам изучения этнокультурных и этносоциальных процессов возникает после второй мировой войны. В 50-е годы XX-го столетия, время крушения мировой колониальной системы, обнаружилось, что многие примитивные народы, по определению этнологов, оказались вовлечены в национально-освободительное движение и этнические конфликты в Африке, Азии, Латинской Америке. Немало людей из таких племенных, трайбовых групп мигрировали в Европу или Северную Америку, создавая, тем самым, там проблему взаимоотношений и контактов представителей этих народов с народами Европы [7, 5].

В начальный период становления этносоциологии основным предметом исследований была социальная обусловленность традиционной культуры, освоение культурных ценностей в полиэтничной среде. В последующем, главным образом, под воздействием социально-политических процессов, начавшихся после середины 80-х годов прошлого столетия, основное внимание стало фокусироваться на воздействии фактора этничности на такие социальные процессы как социальная мобильность, урбанизированность, динамика социальных систем и институтов и др. [7, 6].

Значительный рост интереса к этносоциологическим исследованиям в конце двадцатого столетия можно объяснить несколькими причинами. Прежде всего, следует отметить, что именно в этот период набрал обороты процесс глобализации, ставший возможным благодаря высоким темпам развития промышленности, транспорта и коммуникаций. В условиях формирования мировых рынков, транснациональных производств и вследствие этого, значительного роста перемещения больших потоков людей, актуализировался вопрос адаптации мигрантов к новой социокультурной среде. В связи с этим, групповая этническая солидарность стала выступать механизмом социальной защиты, а этническая группа обрела статус субъекта социальной активности, что и стало предметом этносоциологических исследований.

Возросший интерес к этносоциологическим исследованиям был вызван и тем, что в условиях унификации и стандартизации культур, вызванных общемировыми социальными процессами, у многих этнических групп возникла вполне естественная потребность в сохранении собственной специфики и уникальности. Одним из способов реализации этой потребности стало обращение к истокам — этнокультурной традиции.

В Азербайджане этническая социология как направление этнографической науки получило развитие в первой половине 80-х годов прошлого века, в контексте всплеска этносоциологических исследований в СССР. Начиная с 70-х годов Институт этнографии АН СССР (с 1990 г. – Институт этнологии и антропологии РАН) проводил широкомасштабные исследования в различных республиках Советского Союза. В результате этих исследований были опубликованы такие коллективные труды, основанные на материалах этносоциологических исследований как Социальное и национальное (М., 1973), Опыт этносоциологического исследования образа жизни (М., 1980), Социально-культурный облик советских наций (М., 1986), Этносоциологические проблемы города (М, 1986) и др.

Широкомасштабного этносоциологического исследования в Азербайджане наподобие исследований в Узбекистане, Грузии, Эстонии не проводилось. Хотя в начале 80-х годов велись подготовительные работы по проведению такого исследования. В них принимали участие сотрудники отдела этносоциологических исследований Сектора археологии и этнографии Института истории (впоследствии был образован Институт археологии и этнографии), Института философии и права Национальной академии наук, а также Института этнографии АН СССР и кафедры этнографии Московского Университета. В результате этих работ была разработана анкета Особенности этносоциальных и этнокультурных процессов в Азербайджане, а также подготовлен макет выборки. Однако, полномасштабного этносоциологического исследования проведено не было, что во многом было связано со сложными социально-политическими процессами конца 80-х годов. Тем не менее, в дальнейшем эти разработки были использованы в работах сотрудников отдела этносоциологических исследований при проведении ими исследований по отдельным темам [3].

Первые же исследования азербайджанских ученых свидетельствовали о достаточно широкой предметной области этнической социологии. В центре их внимания оказались такие вопросы, как особенности этносоциальных и этнокультурных изменений в отдельных стратах общества, этнические особенности формирования городского населения, этнокультурные процессы среди городского и сельского населения, тенденции в использовании языков в различных этнических группах, процессы формирования национального самосознания. В этих исследованиях основное внимание фокусировалось на роли традиционализма в социальном поведении групп, в процессах модернизации, а также на соотношении современных и традиционных элементов в культуре социальных групп, городских и сельских жителей.

Объектом исследований первых этносоциологических исследований в Азербайджане стало городское население страны. Следует отметить, что, начиная с середины 70-х годов прошлого века, городская тематика стала достаточно популярной среди советских, в том числе и азербайджанских этнографов. Также как и в других республиках СССР, в Азербайджане предметов этнографических исследований стали быт и культура городского населения, процессы межэтнического взаимодействия в полиэтничных городах [1]. Во многом этот интерес был связан с набиравшей высокие темпы урбанизацией, усилением как внутриреспубликанских, так и межреспубликанских миграций. Под воздействием этих процессов достаточно зримыми стали изменения, которым подвергались традиционная культура этносов, привычная система межличностных отношений и норм поведения. Исследования А.Аббасова в этой области стали одними из первых попыток азербайджанских ученых изучить современные для того времени социальные проблемы сквозь призму этнических и этнокультурных особенностей [1]. Именно под его руководством этнографические, а затем и этносоциологические исследования различных аспектов быта и культуры городского населения получили мощное развитие. В исследованиях А.Салимзаде, Т.Салимова, Я.Шукюровой, М.Тагиевой, Б.Саилова, Э.Фатуллаева и некоторых других ученых на основе как традиционных этнографических, так и этносоциологических материалов были раскрыты достаточно интересные процессы внутри современной этнической культуры азербайджанцев [3]. На примере исторических и современных городов Азербайджана этими исследователями были изучены проблемы влияния особенностей производственной, социальной, культурно-бытовой среды на развитие межэтнических контактов, влияние миграций на изменение этнокультурной среды новых городов, этнические особенности различных социально-профессиональных групп городского населения. Очевидно, что идеологические догмы советского периода не могли не оказать влияния на эти исследования. Как и подавляющее большинство социальных исследований в СССР, в указанных работах постулировался не имевший ничего общего с действительностью процесс интернационализации практически всех сторон жизнедеятельности человека, постепенной потери этничности и формирования новой социальной общности — советского народа. Однако, большой фактический материал, собранный в ходе этих исследований, а также выявленные этносоциологами этнические и этнокультурные особенности различных сторон жизнедеятельности городского населения Азербайджана во многом восполняли потери этих работ от чрезмерной идеологизации.

В ходе этих исследований на примере различных сторон жизнедеятельности городского населения была показана важная роль этнического фактора, как в сфере духовной культуры, так и в экономическом поведении, межличностных отношениях, нормах поведения. Так, например, Я.Шукюрова, опираясь на данные этносоциологического исследования, пришла к выводу о противоречивости роли интеллигенции в формировании современного образа жизни [9, 4]. По ее мнению, с одной стороны, интеллигенция несет в себе наиболее прогрессивные черты общества, но, с другой стороны, — интеллигенция в современных условиях является и наиболее активным проводником консервативных, национальных ориентаций. В принципе, абстрагируясь от идеологических штампов советской эпохи типа антитезы прогрессивное — консервативное, автор приходит к совершенно справедливому выводу о двойственности социально-культурных ориентаций интеллигенции.

Довольно часто азербайджанские исследователи обращались к проблеме процесса формирования городского населения, особенно в новых городах Азербайджана. Эти вопросы были глубоко проанализированы в работах А.Аббасова, А.Салимзаде, Т.Салимова, Ю.Ибрагимова [2]. В этих исследованиях на основе статистических и этносоциологических данных были показаны сложные процессы внутренней и внешней миграции в города различных групп населения. Согласно выводам, к которым пришли авторы, в результате миграции сельского населения в городах, особенно в новых, устанавливается две параллельно функционирующие системы соционормативного поведения – урбанистическая и традиционная сельская. Это обстоятельство обусловливает особенности образа жизни городского населения Азербайджана, проявляющихся как в общественной, так и в семейно-бытовой сферах.

По мнению этих авторов, миграционные потоки сельского населения несут с собой и немалые проблемы для городов и городского населения. В ходе этих процессов устоявшаяся система городской соционормативной культуры подвергается интенсивному воздействию, в результате чего формируется маргинальная соционормативная культура, вобравшая в себя не адаптированные к городской среде элементы сельской культуры. Попавшие в существенно различающиеся социокультурные условия, сельские мигранты проходят своеобразный адаптационный период, продолжительность которого охватывает жизнь одного – двух поколений. Как отмечается в исследованиях азербайджанских этносоциологов, миграция сельского населения оказала большое влияние на процесс формирования городского населения страны. Особенно это касается новых городов – Сумгайыта, Мингячевира, Али-Байрамлы (ныне Ширван).

Наряду с этносоциологическими исследования среди городского населения страны, с середины 80-х годов прошлого века азербайджанские этносоциологи все больше стали обращаться к проблемам дву- и многоязычия, этнокультурных процессов в селах, национального самосознания и исторической памяти.

В ходе исследования современных этнокультурных процессов в азербайджанском селе было установлено, что существенные изменения, которым подвергается все общество под воздействием процессов урбанизации, миграции не обходят стороной село и культуру сельского населения [8, 5].

Современные этноязыковые процессы в Азербайджане были впервые глубоко проанализированы в работах А.Балаева [4]. В этих работах на большом фактическом материале, при сборе которого значительное место занимали этносоциологические опросы, были исследованы основные факторы и тенденции развития языковой ситуации в Азербайджане в течение последних двух столетий. Балаевым были рассмотрены изменения социальных функций азербайджанского языка в различных сферах жизни общества, влияние на эти изменения политических, социальных и демографических факторов.

Примечания.

1. Аббасов А. Современный быт и культура горнопромышленных рабочих Азербайджана. Баку. 1980; Образ жизни в новых городах Азербайджана. Баку: 1987; Аббасов А., Салимзаде А., Сумгаит – город братства. Баку. 1987.

2. Аббасов А. Образ жизни в новых городах Азербайджана. Баку. 1987; Салимов Т. Современный быт городского населения Азербайджана (по этнографическим материалам г.Али-Байрамлы) Автореферат дис. канд. ист. наук. Тбилиси, 1983; Салимзаде А. Формирование населения г. Сумгаита и межнациональные культурно-бытовые контакты: Автореферат дис. … канд. ист. наук. Минск, 1986; Ибрагимов Ю. Этносоциальные проблемы формирования населения молодых городов Азербайджана: Автореферат дис. … канд. ист. наук. Баку, 1994.

3. Балаев А. Этноязыковые процессы среди национальных групп Азербайджана (на примере лезгин). Автореферат дис. … канд. ист. наук. М. 1988; Мамедов А. Современные этнокультурные процессы в азербайджанском селе. Автореферат дис. … канд. ист. наук. М. 1988; Тагиева М. Этнокультурные ориентации азербайджанского городского населения: (по материалам этносоциологического исследования). Автореферат дис. … канд. ист. наук. М. 1988; Саилов Б. Этнические особенности семейно-бытовой сферы городского образа жизни (На материалах г. Мингечевира). Автореферат дис. … канд. ист. наук. Л. 1989; Шукурова Я. Современный образ жизни городской интеллигенции Азербайджана. Автореферат дис. … канд. ист. наук. Ташкент. 1991; Фатуллаев Э. Социально-культурные факторы развития национального самосознания молодых рабочих Азербайджана. Автореферат дис. … канд. ист. наук. Баку. 1992.

4. Балаев А. Этноязыковые процессы в Азербайджане в XIX-XX вв. Баку. 2005.

5. Белик А.А. Культурология. Антропологические теории культур. М. 1999.

6. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М. 1983

7. Денисов Г.С., Радовель М.Р. Этносоцилогия. Ростов-на-Дону: 2000.

8. Мамедов А. Современные этнокультурные процессы в азербайджанском селе. Автореферат дис. … канд. ист. наук. М.: 1988.

9. Шукурова Я. Современный образ жизни городской интеллигенции Азербайджана. Автореферат дис. … канд. ист. наук. Ташкент. 1991.

10. Park R.E., McKenzie P.D., Burgess E. The City. Suggestions for the urban environment. Chicago: 1925.

11. Thomas W., Znaniecki F. The Polish peasant in Europe and America. A Classic work in immigration history. N.Y: 1927.

СОВРЕМЕННЫЕ ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ

В АЗЕРБАЙДЖАНЕ. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Баку – 2008

Национальная Академия Наук Азербайджана

Институт археологии и этнографии

Если бы не казахи, Бакиев слетел бы еще 3 года назад


http://www.centrasia.ru/disc.php?st=1271017980

Не секрет, что любая власть любит пользоваться услугами консультантов всех мастей. В основном, предпочитают зарубежных, то ли умнее кажутся, то ли по принципу отсутствия пророков в своем отечестве. Как выясняется, в свое время были такие консультанты и у администрации Курманбека Бакиева. Причем лидирующую роль там играли отнюдь не россияне или американцы, как это чаще всего бывает, а казахстанцы. О некоторых подробностях рассказал нашему корреспонденту Джанибеку CУЛЕЕВУ один из казахстанских специалистов по политическому-PR, непосредственно принимавший участие в событиях того периода. По просьбе интервьюируемого, его имя оставлено «за кадром».

— Киргизия полыхает. Политический кризис вылился вновь в кровопролитие. Теперь уже более масштабное чем прежде… Неужели у режима Бакиева не было никаких шансов? В чем его ошибка?
-…Первый по настоящему системный кризис начался в постреволлюционном Киргизстане уже весной 2007 года, и чтобы хоть как то смягчить ситуацию, нам пришлось создавать для Курманбека Бакиева Народную партию «Ак- Жол»…

— С этого места поподробнее, а еще лучше с небольшой предысторией, как все началось и вообще, чья была идея работать с Бакиевым?
— Насколько могу судить, идея пригласить в Киргизстан специалистов из вне, принадлежала тогдашнему руководителю администрации Бакиева Медету Садыркулову. Именно тому Садыркулову, который впоследствии разругался со своим патроном и весьма загадочно погиб в припаркованном «Лексусе» на пару с директором международного института стратегических исследований при президенте КР Сергеем Слепченко. Это произошло в марте 2009 года, а в марте 2007 Медет Чоканович вовсю старался придать киргизской системе управления государством хоть немного цивилизованный вид.
Вообще личность была неординарная. Крупный аппаратчик при Акаеве, он стал востребован и новой властью в 2005 году. Это при том, что сохранял очень тесные контакты с зятем Акаева Адилем Тойганбаевым. Да и у самого него в Казахстане были весьма представительные апартаменты, так что жил и работал он в прямом смысле слова «на два дома». И, естественно, не мог не видеть перемен в политической жизни Казахстана того периода и не проецировать это свою страну.

— Опыт чего перенимал?
— Вот чего угодно, только не тупого административного ресурса, которым мыслили в КР все, от самого захудалого оппозиционера до президента. Сам Курманбек Бакиев, его брат и Максим Курманбекович по другому не воспринимали власть. Надавить, придушить, заставить, это, пожалуйста. А ведь надо понежнее — убедить, вдохновить… Короче говоря, Садыркулов вышел на «Ак–Орду» и попросил помощи. В смысле, специалистов политтехнологов, ньюсмейкеров, аналитиков, так как, похоже, с местными кадрами у них было туговато. Акаевы, кстати, то же не гнушались консультациями казахских спецов, так что преемственность была налицо.
Обстановка в Киргизии в те дни была аховой. Произошли уже три смены Конституции, законы устаревали и изменялись раньше, чем их печатали, в Жогорку Кенеш царил полный раздрай и предложения одних, тут же блокировались другими, просто из принципа. В итоге, полная неразбериха в системе исполнительной власти, фамилии не то, что министров, премьеров то уже никто не старался запомнить. Добавим к этому местечковый сепаратизм, трайбализм, традиционное противостояние Север-Юг и получим типичную картинку жизни соседей. А, ну еще бандитизм. Только успели отстрелять одних авторитетов, в частности, из числа тех, кто не скрывал своего криминала и при этом открыто спонсировал тюльпановую-опиумную революцию, (типа Рыспека Акманбаева, депутата, между прочим, или Болата Самсалиева), как появились другие. И тоже требуют свой кусок пирога.
Короче потребовалось все это срочно упорядочить, тем более что уже прозвучал первый призыв об отставке Бакиева, который озвучили лидеры созданного весной 2007 в Бишкеке «Объдиненного фронта», бывшие Бакиевские соратники по «тюльпаном» Омирбек Текебаев и Роза Отунбаева.

— То есть была задача бороться с оппозицией?

— Не совсем. С киргизской оппозицией бороться не надо. Точно так же, как и с казахстанской — она сама с собой борется. Хотя народ там политизирован «по самое нехочу». Судите сами — численность населения 5,8 миллионов человек. Из них, правом избирательного голоса владеют два миллиона 600 тысяч граждан. И на эту небольшую электоральную массу приходилось аж 58 зарегистрированных политических партий и еще столько же движений и всяких объединений. Из этих пятидесяти восьми, как минимум тридцать оппозиционных, которые как это принято, находятся в жесткой конфронтации между собой. Там не то что бороться, там запомнить и понять разницу между ними, иной раз невозможно. «Партия коммунистов Киргизии» и конкурирующая с ней «Коммунистическая партия Киргизстана», три социал-демократические, из которых более менее внятная лишь та, которой руководит тогдашний премьер Атамбаев, ну и так далее. Конечно , есть традиционно крупные — «Ата-Мекен», Куловский «Ар-Намыс» или «Эркин», но сами по себе они все равно были недостаточны для серьезной политической борьбы. Как в принципе и сам «Объединенный фронт». Абсолютно прав Виталий Хлюпин на днях сказавший, что реальная оппозиция в Киргизии это уличная толпа, которую если через двадцать минут не разогнать, разрастется и превратиться в армию погромщиков, в том числе и погромщиков власти. А идеологическую базу подведут задним числом.
Короче говоря, в нашей АП на все это посмотрели, прикинули, решили что новый бардак под боком никому не нужен и решили просьбу Садыркулова поддержать и новому президенту подсобить. Так и появились те группы ,что начали работать в Киргизии.

— Вот так сами по себе появились?

— Из разных мест были собраны. Кто то участвовал в предвыборных компаниях в Казахстане, на стороне пропрезидентского блока, кто то просто спец.широкого профиля и может работать хоть с кем. Факт тот, что собрали. Сначала автономно, а потом уже в Киргизии потихоньку слились воедино и начали взаимодействовать. Социологи мнение электората прощупывают, экономисты реальную картину в хозяйстве изучают, аналитики воедино все сводят, журналисты в прессе и местном ТВ картину нужную вырисовывают. Все как обычно, никто велосипед не изобретал.

— И за чей счет был банкет?
— Не за бюджетный , это точно. Да и золотого дождя не было, просто было интересно поработать в такой обстановке. А по источникам средств..Часть расходов вял на себя Максим Бакиев, которого, наконец убедили, что только так он останется при делах, другую часть спонсировала пара наших олигархов, заинтересованных в политической стабильности в Киргизии, Машкевич там поучаствовал, как бывший киргизский житель. Даже кадрами укрепил –одну из аналитических групп возглавлял его человек , украинский гражданин Юрий Косвин, известный в Казахстане как спец по политическому PR в целом, и выборам в частности. Именно он курировал в свое время прохождение Гражданской и Аграрной партий в мажилис и маслихаты Казахстана.
В общем, команда там была хоть и немного разношерстная, но толковая и работоспособная. Даже те были, кто когда то ДВК раскручивал и уже в Киргизии работали плечом плечу с экспертами некогда помогавшими Отану..

-Деньги не пахнут..

-И это тоже. Но повторю, мы как раз занимались не дестабилизацией обстановки, этого добра и без нас хватало, а наоборот.

— С чего начали?
— С имиджа самого Бакиева. Лепили из него не самодура и клановщика , а твердого государственника. Пошагово расписали как преодолеть хаос. Первое — перестать попусту издеваться над Конституцией. Вернуться к варианту 1993-2003 годов как самому логичному и сбалансированному, лишь расширив полномочия президента. Второе – через Конституционый суд распустить бесполезный Жогорку Кенеш и провести новые досрочные выборы с тем, чтобы была определенная монолитность. Третье- начать готовится к референдуму о выборах президента. Четвертое — перестать везде пропихивать родственников, подчеркивать, что опираешься на профессионалов. Пятое — разобраться с «социалкой» в регионах и периодически устраивать показательную выволочку местным властям. Шестое — пресечь откровенно националистические и религиозно- экстремистские поползновения. Ну и так далее…
Короче — все очень просто. Потихоньку сам Курманбек Салиевич уверовал что это его собственные инициативы и дал «зеленый свет».
Для начала, на базе очередного карлика, пропрезидентской Партии единства и труда, патронируемой завуправделами администрации президента Кумарбеком Темирбековым и состоящей в основном из бизнесменов, мы создали новую структуру, куда на учредительном съезд в октябре 2007 года запихали все провластные объединения.

— И заодно «слизали» название «Ак- жол» у казахстанских оппозиционеров..

— А что хорошее название. Приятное, со смыслом. Потом начали предвыборную компанию по образцу казахстанских выборов в мажилис осени 2004 года то есть не только одномандатники, но и партийные списки. Там, если помните, было минимум адм.ресурса. Действительно, что- то похожее на выборы. Вот и в Киргизстане благодаря проведенной работе , в предвыборную гонку включилось 12 партий ,остальные , типа «Кель-Кель» уж совсем смешные оказались. В итоге прошли пять, по моему, (впрочем, могу ошибаться).Факт то что оппозиция нормально была представлена.Но основной костяк «Ак-Жол» .Все- парламент мог работать. И начал принимать, заметьте антикризисные законопроекты, а не лаяться изо дня в день. Конечно, совсем без административных рычагов не обошлось хотя они и не нужны были. Но это не наша вина, просто по иному, они себя все равно не мыслили. Устроили на нескольких участков «карусель», погнали толпы бюджетников. Запутались в бюллетенях, вели подсчет голосов избирателей живущих на горных пиках, у окраин Чуйской долины и Иссык-Куля еще два дня…
Безусловно, все это зафиксировали наблюдатели, которые тогда в Киргизии понаехали со всего мира. Хорошо хоть подобное не везде творилось, поэтому нарушения с подачи наблюдателей СНГ, которых ну очень слезно попросили быть полояльнее, были признаны несущественными, и чудом обошлось без международного «фе». Ну и оппозиция притихла. Так как мы неоднократно через СМИ народу разжевали — давайте ребята сначала посмотрим, кто как работает, кто реальную пользу стране приносит , а потом разберемся кто хороший кто плохой. «Оппикам» конечно это не глянулось. Что у нас, что там, работать они не станут, хоть что сули.

— Кстати, казахстанская оппозиция там себя как то обозначила?
— Практически никак. Хотя бы потому, что не было четкого разделения на белых и красных как они это любят. Плохой Кучма — хорошие Ющенко с Тимошенко, плохой Шеварнадзе — хороший Саакашвили, плохой Акакев- хороший, ну получилось что Бакиев. А теперь вчерашний пламенный революционер Бакиев вроде как плохой, а хороший тогда кто? С кем работать, кого поддерживать? Такая же загадка, как и для Ак-Орды и для Москвы и для Вашингтона. Поэтому тот же Абилов и Туякбай там покрутились тогда, позавидовали насколько киргизский народ мобильный -хочешь утром в Бишкеке митингуй, а вечером в Джалал-Абаде или Таласе, да и уехали восвояси. Особо учиться им было нечему, это те же штатные оппозиционеры типа Отумбаевой, в Тбилиси и Киев в свое время мотались опыт перенимать, а в Киргизии повторюсь, своя специфика. Революции, как лишний раз доказывается в эти дни, там просто делаются. Дожидаешься момента, когда власть надоест покровителям из крупных держав, а заодно, в очередной раз «облажается» с внутренними реформами, и вперед. Главное чтобы бездорожья и морозов не было.
Сейчас вот, органично совпали весна, тарифы, курултай, похолодание отношений с Москвой из- за разворованных кредитов и с Вашингтоном из за кучи невыполненных обещаний. Тогда, легко и без особой крови могли убрать Бакиева практически по тем же причинам, если бы не своевременное вмешательство казахов, попытавшихся продлить его правление.

— И чем закончилась непосредственно ваша эпопея?
— По принципу, мавр сделал свое дело. Президентскую власть мы буквально за полгода укрепили и легитимировали по максимуму. Другое дело, как этим воспользовались. Но это уже отдельные истории, нас не касающиеся. И если Бакиев после того, как для него было столько сделано возомнил, что он и его клан теперь всемогущ, это уже его проблемы. Судя по всему, второй раз выручать его уже никто не захотел. Да и инициативы с той стороны не было. Уж больно много здравомыслящих людей растерялось за последние пару лет. Причем при таких обстоятельствах, что невольно задумаешься, а надо ли вообще связываться? А вот как поведет себя новая власть уже интересно. С кем дружить захочет, какой курс возьмет. Так что глядишь рано или поздно, наши услуги опять пригодятся. По-соседски так, по-дружески…

Россия и Израиль будут уговаривать Иран

http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=63594

Израиль, готовый нанести по Ирану ракетный удар, даст международной дипломатии время до конца 2010 года, после чего перейдет к применению военной силы. Об этом GZT.RU рассказал Цахи Анегби, председатель парламентской комиссии по иностранным делам и обороне Израиля, которая 8 и 9 апреля находится в российской столице с рабочим визитом.

В комиссии говорят, что сегодня позиции Тель-Авива и Москвы по отношению к иранской ядерной программе как никогда близки: Москва согласна с израильским графиком.

«Для дипломатически маневров осталось минимум времени, – заявил Анегби GZT.RU. – Если Тегеран не уступит международным требованиям до конца 2010 года, Израиль поймет, что путь санкций бесполезен». Тель-Авив не скрывает, что в случае получения Тегероном технических возможностей для создания ядерного оружия, израильская армия нанесет удар по иранским объектам.

По словам бывшего министра обороны Израиля Амира Переца, который также входит в состав израильской комиссии, на этот раз Россия была солидарна с позицией Тель-Авива. «Мы достигли согласия с российскими коллегами по поводу графика наших действий относительно Ирана, – заявил он GZT.RU. По мнению израильских политиков, Россия является ключевой страной для решения иранского ядерного кризиса. «Именно от нее сейчас зависит, насколько жесткими и объемными будут санкции, которые разрабатывает Совбез ООН сейчас», – добавил Анегби.

На данный момент против Ирана действуют 4 пакета санкций . «Однако все они были неэффективными, – считает председатель израильской комиссии. – Дело в том, что среди членов Совета Безопасности не существовало единого мнения по поводу этих документов – еще до момента их подписания». Теперь же Москва заняла четкую позицию на этот счет, которая может направить переговорный процесс в положительное русло, уверены израильские политики.

«Сегодня в Москве нам не пришлось никого убеждать, – заявил Анегби. – Россия теперь одна из стран, которая возглавляет международную коалицию против нынешней политики Ирана».

По мнению Анегби, Москва разочаровалась в Иране после того, как Тегеран сорвал урановую сделку в конце прошлого года. Тогда МАГАТЭ предложила иранским властям вывезти из страны 80% низкообогащенного урана (3,5%), чтобы его переработали в среднеобогащенное вещество (до 20%) на территории России и Франции.

«Когда в ходе переговоров между Францией и Ираном возникло недопонимание, Россия взяла на себя все процедуры, которые могли бы решить проблему. Однако даже после этого Тегеран решил прекратить процесс без внятного объяснения причин», – заявил глава израильской комиссии.

США ведут торг. Американцы признают временное правительство Киргизии в обмен на «Манас»


http://www.centrasia.ru/disc.php?st=1271017980


Виктория Панфилова

Евросоюз, США, ОБСЕ, ООН и Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) с воскресенья начали отправлять в Киргизию своих представителей для оценки ситуации и оказания помощи временному правительству республики. Вашингтон заявил о готовности признать новую власть при условии сохранения американской авиабазы «Манас». Брюссель пока взял паузу. В Бишкеке же временное правительство пытается навести порядок и не допустить противостояния Севера и Юга.

В субботу в Киргизии продолжалось прощание с погибшими во время массовых акций протеста 7–8 апреля – в мемориальном комплексе «Ата-Бейт» («Святое место предков») были похоронены еще 16 человек. По данным Минздрава республики, количество погибших достигло 81. На церемонии, транслировавшейся по национальному телевидению, лидеры оппозиции пообещали восстановить справедливость и демократию в стране. Однако сделать это будет не так просто.

Ситуация в республике, несмотря на оптимистичные заявления временного правительства, далека от стабильной. «Президент Курманбек Бакиев, не сложивший с себя полномочия главы государства, может попытаться взять реванш, используя региональные противоречия и криминалитет», – сказал «НГ» заместитель главы временного правительства, лидер партии «Ата Мекен» Омурбек Текебаев. Однако, по его словам, временное правительство предпринимает меры, чтобы не допустить развития подобного сценария. Так, мирным путем удалось поменять власть в Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областях. Новую власть поддержала узбекская диаспора, проживающая в Ферганской долине Киргизии. Омурбек Текебаев надеется, что опасность противостояния между Севером и Югом снизилась.

Первый президент Аскар Акаев также считает, что гражданской войны не будет. «Юг еще больше ненавидит Бакиева. У него много братьев, двое из которых заправляли на юге Киргизии. И южане сами, как мне кажется, будут его судить за злодеяния в регионе»,– сказал «НГ» Аскар Акаев. Он напомнил, что среди нынешних лидеров оппозиции также много южан. Вместе с тем у сторонников Бакиева с каждым днем остается все меньше шансов на возвращение. «Это связано с тем, что новое правительство признают все больше международных субъектов»,– сказал Текебаев.

Первой, кстати, новую власть в Киргизии поддержала Россия. Премьер-министр Владимир Путин в телефонном разговоре с главой временного правительства Розой Отумбаевой предложил помощь. В субботу из Москвы вернулся ее заместитель по экономическому блоку Алмазбек Атамбаев. Итоги его визита, по словам Текебаева, обсуждались вчера поздно вечером.

Вслед за Россией признать новую киргизскую власть намерены США. В субботу состоялся телефонный разговор госсекретаря США Хиллари Клинтон с Розой Отумбаевой, в котором она сообщила, что США готовы признать новое правительство Киргизии, если будет сохранена американская военная база «Манас». Она также предложила оказать республике гуманитарную помощь. Для уточнения нюансов в Бишкек вылетает заместитель госсекретаря США по вопросам Центральной и Южной Азии Роберт Блейк. В свою очередь, Отумбаева заверила, что у временного правительства нет планов пересматривать вопросы с «Манасом». Она пообещала сохранить все договоренности, которые ранее имели место. «Сегодня у нас есть более высокие приоритеты – это жизни людей и нормализация ситуации в республике и в Бишкеке», – пояснила «НГ» Отумбаева. Впрочем, по ее словам, временное правительство обещает выполнить все взятые республикой обязательства и в рамках ОДКБ. Гуманитарную помощь Киргизии готов оказать Евросоюз. Об этом сообщила верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и безопасности Кэтрин Эштон. Для выяснения ситуации она направила в Бишкек представителя ЕС по Центральной Азии и Кавказу Пьера Мореля.

Кому-то выгодно, чтобы «камикадзе» превратились в «шахидок»

фото — www.sfera-sn.ru

источник

http://regnum.ru/news/1272466.html

Новая волна терактов, захлестнувшая Россию, требует более детального рассмотрения не столько с точки зрения того, кто мог их совершить, сколько — кто стоит за ними. Взрывы в московском метро, унесшие большое количество жизней, сдетонировали новую волну повышенного и в большей степени негативного внимания к «выходцам из Кавказа» и «исламскому радикализму». Затем последовала серия терактов на самом Северном Кавказе, которые также по мнению многих экспертов неразрывно связаны со взрывами в московском метро.

Несмотря на все официальные попытки российских властей не допустить связки исламской религии с понятием терроризм, тем не менее, в большинстве российских СМИ целенаправленно внушают общественности связь между носителями исламской религии и террористами. Фактически это явное повторение американских методов обработки общественного мнения, которые активно применяются после 11 сентября 2001 года. Тогда американские СМИ, телевидение начали массированную «промывку мозгов» общества с целью убедить его, что «террор и ислам ветви одного дерева». Тем самым был сформирован четкий «образ врага» и указана его «дислокация» — Афганистан, Ирак и другие страны мусульманского Востока. Естественно, что «вдохновленных» такой пропагандой американцев стало легче убедить поддержать Белый Дом, объявивший войну «исламским террористам». Американское общество тогда с легкостью позволило убедить себя в необходимости отдать свои голоса, деньги и сыновей для борьбы с заморским терроризмом в Афганистане, Ираке, Пакистане и вообще в перспективе везде, где Пентагон захочет обнаружить следы «Аль-Каиды», ее кровожадного лидера Бен Ладена и его приспешников.

Но если для США эти методы «промывки» подходили, то следует отметить, что Россия не ставит перед собой тех экспансионистских целей, которыми руководятся американские идеологи «войны с мировым терроризмом». «В России проблема терроризма, вероятно, является более сложной, чем в Европе или США», — пишет Маша Липман из московского отделения фонда Карнеги для газеты The Washington Post. По мнению Липман, главное отличие в том, что Россия борется с радикальным исламом на своей территории. «Это то же самое, если бы Афганистан был одним из штатов США», — говорится в статье.

«Рост радикальных исламистских настроений на Северном Кавказе неизбежен, особенно с учетом того, что аналогичная ситуация складывается в других частях мира. Единственная стратегия России — это долговременная и многоэтапная работа правительства для решения проблемы», — полагает Липман. «Очень важно, чтобы и власти, и простой народ относились к жителям Северного Кавказа как к своим соотечественникам — в настоящее время это непростая задача», — резюмирует Липман.

Фактически Липман указала основную разницу между США и Россией в вопросе борьбы с терроризмом. Так и хочется о борьбе, начатой с терроризмом в России сказать устами советского киногероя: «Это не наш метод!». В СМИ России активно начал использоваться термин «шахидки» относительно тех, кто взорвал себя и погубил невинных граждан в московском метро. То есть используемые в течение многих десятилетий в русском языке нейтральные слова «камикадзе» или террорист (-ка)-смертник (-ца), которыми характеризуют людей убивающих себя и окружающих ради каких-то целей, дружно сменили на термин «шахидка». Тем самым понятия «Кавказ — террор — шахид — враг — Ислам» уже выстроились в одну цепочку в головах некоторой части российского общества. Если комикадзе ассоциировалось с далекой Японией, а слово смертник имело расплывчатое общее значение, то теперь российскому обществу преподнесли термин «шахидка», который ассоциируется с любым человеком рядом, с носителями конкретной религии и регионов России. Почему-то сами эти СМИ особо не интересуются тем, какую «свинью» подкладывают в устои своей многонациональной и многоконфессиональной страны.

Удивление и недовольство сращиванием понятия терроризм с Исламом и Кавказом, растет не только среди мусульманского и кавказского населения самой РФ, но и в соседних странах Южного Кавказа, Центральной Азии, плюс целого ряда исламских государств Востока. Обществам этих стран не очень приятно видеть как вслед за Западом теперь и Россия ищет «врагов цивилизации» среди мусульман. Мало, кто обратил внимание на то, какая антироссийская кампания разворачивается через западные, прозападные, или подконтрольные Западу медиа-ресурсы в странах с мусульманским населением. Ссылаясь на то, что российские СМИ частенько стали связывать террор с Исламом, Запад через свои ресурсы внушает в странах Востока мысль, что антиисламская страна. Не секрет, что исламские страны и большинство мусульман в той или иной степени настроены антиамеркиански и на это есть конкретные причины в виде ввода натовских войск в Афганистан, Ирак и другие операции в различных точках мира с мусульманским населением под эгидой США, в результате которых гибнут сотни тысяч мирных граждан. Спрашивается кому было выгодно чтобы в русском языке и мировоззрении «камикадзе» превратились в «шахидок»? Зачем России нужно делить с США, в глазах мусульманского мира сомнительные лавры антиисламского государства.

Есть еще одна невидимая сторона «мозговой атаки» СМИ. Вслед за взрывами в московском метро были названы имена смертниц и указан Северный Кавказ как регион, откуда они приехали. Параллельно же были подкинуты в СМИ и многочисленные факты, ставящие под сомнение причастность выходцев с Северного Кавказа к кровавым взрывам в московском метро. Сперва в блогах простых пользователей а затем и в СМИ появились доказательства того, что видеоролик, в котором на себя берет ответственность за теракты Доку Умаров — главный российский «Бен Ладен» является смонтированным и не настоящим. Выясняется, что поверх старого видеообращения Умарова наложен новый аудиофайл, к тому же грубо и непрофессионально смонтированный. Затем в эфире появляется еще одно якобы аудиообращение Умарова, где он заявляет о своей непричастности к терактам в метро и обвиняет в этом российские же спецслужбы. Масло в огонь подливает и то, что президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров в своем официальном заявлении, также дает понять, что его враг №1 — Доку Умаров не мог совершить терактов в московском метро.

Затем на поверхность всплывают факты того, что Мариам Шарипова — полная тезка женщины, подорвавшей себя 29 марта в московском метро, уже взрывала себя в 2003 году на рок-фестивале «Крылья» на Тушинском аэродроме. СМИ делают сравнительный анализ фотоснимков трупа Шариповой в 2003 году и ныне в 2010 году, в результате делается вывод, что это не просто полные тезки, но и один и тот, же человек, который чудом «воскрес» после 2003 года и вновь совершил теракт в 2010 году. Далее выводится на маншеты многих СМИ новость о том, что семья Мариам Шариповой давно под надзором российских спецслужб и за день до московских терактов ее дом не раз посещали представители силовиков и спецслужб.

Тем самым наводится полная смута в головах простого российского гражданина, которому сперва, подкинули версию «шахидок», повинных в терактах, а затем те же СМИ доказывают, что это все не так и в этой истории есть след, ведущий к российским спецслужбам. Это к тому же вызвало дополнительную волну негодования у мусульманского и кавказского населения самой РФ, которое теперь полностью убеждено в повинности спецслужб и намеренном создании образа врага из мусульман и кавказцев.

Подводя итоги можно отметить, что спровоцированное в СМИ брожение в умах российского общества может обернуться тем, что усилится противостояние между различными народами и представителями религий, а также будет расти негативное отношение к РФ со стороны стран с мусульманским населением — соседних и дальних. Такой поворот событий совсем не входит в интересы России, которая если не хочет быть в авангарде антиисламского блока стран, должна жестко пресечь внешние попытки создания образа врага из носителей исламской религии. Пора понять, что некоторые СМИ умеют «взрывать» не слабее, чем террористы.

О природе Карабахского межнационального кризиса (Часть II)

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=588

Научный сотрудник Института по правам человека НАН Азербайджана Азер Гасанлы


Итак, за период 60-80-х гг. в Нагорном Карабахе шел естественный процесс нарастающего коренного изменения национального состава области, и, как его следствие, — процессы относительного понижения в деле жизнеобеспечения населения области значимости армянского фактора и одновременного возрастания значимости азербайджанского фактора. Скорость и масштабы этих глобальных для жизни области демографического и ролевого сдвигов стали нарастать столь интенсивно, что скорость процессов взаимной адаптации этнических общин НКАО все более отставала от скорости изменения их ролевой значимости в практике жизни области. В результате стала накапливаться и расти межнациональная напряженность в области. Бытовые, производственные и иные относительно мелкие межнациональные конфликты, обычно сопровождающие процессы взаимной притирки этносов, не успевали пройти весь цикл полного разрешения и также стали все более накапливаться. На рост межнациональной напряженности серьезное воздействие оказывало также упорное блокирование армянским руководством области настойчивых попыток азербайджанцев добиться достойного и справедливого своего представительства в структурах власти НКАО. В условиях все более усиливающейся межнациональной напряженности нарастающий поток межобщинных конфликтов стал перерастать в нечто более серьезное — в межобщинное противоречие.

С одной стороны, азербайджанцы области не могли понять, почему в условиях роста их вклада в жизнеобеспечение и развитие области они, тем не менее, фактически не допускаются армянами во властные структуры автономии. Почему, живя на своей земле, они из-за противодействия, в сущности, пришлых армян, основная масса которых была переселена в Нагорный Карабах Россией из Ирана в XIX веке,9 фактически лишены возможности реализовать себя на высоких должностях экономической, политической, социальной иерархии области.

Причем, следует особо отметить, что было бы ошибкой расценивать это стремление азербайджанцев к расширению своего властного представительства как элементарную жажду власти. Подобное стремление было не только проявлением обычной и нормальной потребности быть достойно и справедливо представленными во власти, но и основным объективным условием самой возможности дальнейшего экономического, социального и культурного развития азербайджанской общины НКАО, поскольку она в 80-х годах достигла такого уровня развития, что следующий качественно более высокий уровень развития азерийской общины мог быть достигнут лишь в случае обеспечения ее адекватными и существенно более емкими властными ресурсами.

Наконец, мощный рост национального самосознания азербайджанцев, произошедший в 60-х годах и продолживший в несколько более замедленном темпе свое эволюционное развитие в 70-х и 80-х годах, вступал во все более острое психологическое, моральное противоречие с оскорбительным для азербайджанцев их фактическим положением в НКАО в качестве людей второго сорта. Все это вызывало все более острое естественное недовольство азербайджанской общины НКАО своим ущербным положением, формируя тем самым в ее лице одну из сторон межобщинного противоречия.

С другой стороны, армяне, занимая ключевые посты в НКАО и распределяя их между собой, вовсе не желали делиться с азербайджанцами сколь — либо существенной частью этих постов. Поэтому связанное с этим вопросом усиливающееся давление азербайджанцев, как и общее возрастание в жизни области значения азербайджанского фактора вызывали у армян автономии острое недовольство и растущую тревогу в отношении самой возможности сохранения в будущем своего господствующего положения в области. В результате в НКАО шел также процесс форсированного формирования в 70-х и особенно 80-х годах армянской стороны межобщинного противоречия. Учитывая ключевое значение армянского фактора в инициировании кризиса, имеет смысл полнее раскрыть сущность конфликтогенной роли этого фактора.

Бюрократическая армянская верхушка области понимала, что стратегический баланс сил между обеими община НКАО быстро меняется не в пользу армянской общины и потому в близкой перспективе все равно придется делиться с азербайджанцами ключевыми постами в области. Поскольку же армянская элита Нагорного Карабаха ни в коем случае даже в перспективе не желала потесниться во власти, а изгнать азербайджанцев из области, пока НКАО остается в составе Азербайджана, у нее не хватало сил, то для армянской верхушки НКАО стало ясно, что путь к разрешению межобщинного противоречия на выгодных для нее условиях лежит через вывод области из состава Азербайджана.

После же вывода НКАО из состава Азербайджана с помощью террористических методов, неоднократно примененных армянами в их историческом противостоянии с турками, начиная с последней трети XIX века, а также с азербайджанцами, начиная с самого начала XX века, можно было изгнать азербайджанское население из Нагорного Карабаха. Дальнейшие события показали, что именно армянская руководящая элита в лице руководителей партийных и советских органов, директорского корпуса НКАО сыграла основную роль в практической организации с февраля 1988 г. забастовок, митингов, шествий армян Нагорного Карабаха с требованием присоединения области к Армении. В своей решимости вывести область из состава Азербайджана армянское руководство НКАО уверенно рассчитывало на полную поддержку мощного армянского лобби как в Москве, так и в Вашингтоне, Париже и в других мировых центрах власти. Армяне также рассчитывали на финансовую, военную, политическую и иную поддержку как Армении, так и армянской диаспоры в мире.

Дальнейшие события показали, что все эти расчеты армянской властной верхушки НКАО полностью реализовались.

Однако для того, чтобы начать претворение своих антиазербайджанских планов непосредственно в жизнь армянской верхушке НКАО в первую очередь необходимо было обеспечить активную поддержку этих планов со стороны большинства армянской общины НКАО. Только в этом случае можно было организовать на практике кампанию массовых выступлений армян НКАО в поддержку требования о присоединении области к Армении. Лишь подобная массовая протестная кампания армян НКАО могла помочь мощной армянской пропагандистской машине создать перед общественным мнением СССР и мира видимость обоснованности и справедливости этого требования армян НКАО. И армянской плутократии НКАО без особого труда удалось обеспечить своим антиазербайджанским планам необходимую активную поддержку подавляющего большинства армянского населения области. Можно указать на несколько обстоятельств, которые позволили верхам так легко добиться этой поддержки.

Во-первых, простое армянское население НКАО также беспокоила вполне осязаемая возможность утери своего ведущего этнического статуса в области. Ведь они также имели определенные немалые выгоды и преимущества от подобного статуса, например, в устройстве на работу и в дальнейшем продвижении по службе, в преобладании своего национального представительства в выборных органах области, в приоритетном удовлетворении своих социальных, культурных, языковых и иных запросов. Наблюдая же процесс быстрого роста численности азербайджанской общины и, в целом, роста значимости азербайджанского фактора в жизни области, рядовые армяне стали все яснее осознавать, чувствовать возможность потери уже в близкой перспективе своего господствующего положения. Это вызывало у них тревогу и острое недовольство, делая их весьма восприимчивыми к экстремистским идеям армянских националистических организаций области типа вновь образованной организации Крунк а, организовавшего, кстати, первые антиазербайджанские забастовки и митинги карабахских армян. Между прочим, в контексте данного анализа показательно отметить, что среди основных задач Крунк а, записанных в его уставе были … широкая пропаганда для предотвращения миграции армянского населения области, восстановления и процветания пустующих и вымирающих деревень, сохранения языка, традиций и обрядов.10

Во-вторых, нарастающая миграция в НКАО азербайджанцев из соседних районов республики создавала дополнительные психологические, эмоциональные трудности адаптации к ним местных армян, привыкших господствовать в области. Армянам было труднее демонстрировать свое господство перед азербайджанскими мигрантами, поскольку эти мигранты, выросшие за пределами области, несли с собой менталитет, умонастроения и вольный дух титульной нации республики, в связи с чем они острее воспринимали навязываемый им армянами НКАО статус людей второго сорта. Это также вело к обострению межобщинного противоречия и дополнительно стимулировало армянскую общину на антиазерийские выступления.

В-третьих, несомненно, что в Нагорном Карабахе имелись и армяне, которые по своему воспитанию, семейным традициям, убеждениям являлись интернационалистами и потому с беспокойством воспринимали рост националистического угара армян НКАО. Однако армяне-интернационалисты не имели достаточное количество сторонников и необходимой организованности для действенной борьбы с армянским национализмом. Серьезно осложняли возможности подобной борьбы, активно действующие в НКАО уже с конца 80-х годов армянские террористические группы, которые расправлялись не только с азербайджанцами области, но и с армянами, не согласными с разворачивающейся антиазербайжанской кампанией. В подобных условиях именно республиканские органы обязаны были эффективно поддержать, организовать и защитить здоровую часть армянской общины области. Увы, республиканские власти не сумели активно вмешаться в ситуацию в области и организовать эффективную борьбу с армянской реакцией.

Итак, основная масса армянского населения НКАО с февраля 1988 года стала открыто выступать на митингах и демонстрациях в поддержку требования присоединения области к Армении.

Это резко повысило напряженность между армянами и азербайджанцами уже не только в рамках НКАО, но и всей республики, а также за пределами Азербайджана, поскольку с антиазербайджанских позиций тут же активно выступило армянское население Армении и, в целом, армянская диаспора в мире. В результате внутриобластное межобщинное противоречие быстро переросло в тотальное противостояние армянского и азербайджанского народов.

Здесь важно в контексте анализа кратко остановиться на роли армянской диаспоры в инициации Карабахского кризиса. Аналитические центры армянской диаспоры несомненно занимались систематическими исследованиями и анализом национальных процессов в Нагорном Карабахе. Ход этих процессов в виде кардинального роста значимости азербайджанской общины в жизни области в 70-80-х годах не мог не вызывать нарастающей тревоги в экстремистских центрах армянской диаспоры. Дело в том, что эти процессы могли нанести серьезный урон химерическим планам армянской реакции по созданию Великой Армении от моря до моря. Ведь этнические процессы в Нагорном Карабахе в 80-х годах вплотную приблизились к той критической черте, по достижении которой естественные процессы азеризации и деарменизации области могли принять необратимый характер, что означало бы крушение всех надежд армянских экспансионистов на присоединение Нагорного Карабаха к Армении. А это означало в свою очередь начало конца всей их идеи образования в будущем Великой Армении. Крах же этой основной для поддержания внутреннего единства мировой армянской диаспоры идеи имел бы весьма плачевные последствия для сохранения этого единства армян. Вот почему Нагорный Карабах в 80-х годах оказался в центре внимания экстремистских и экспансионистских кругов всей мировой армянской диаспоры, также сделавшей главную свою ставку на отторжение НКАО от Азербайджана.

Таким образом, к началу открытой фазы Карабахского кризиса сложилась ситуация, когда экспансионистские и экстремистские течения в Армении и в армянской диаспоре мира непосредственно слились с антиазербайджанскими армянскими течениями в самом Нагорном Карабахе в единый общий экспансионистско-экстремистский поток, пытавшийся разрушить, раздавить, уничтожить силы едва родившегося азербайджанского сопротивления, поднявшегося в феврале 1988 года на защиту чести и достоинства азербайджанского народа и территориальной целостности Азербайджана. Началась ожесточенная борьба за Нагорный Карабах, которая быстро привела к эскалации Карабахского кризиса до уровня открытого военного противоборства между Арменией и Азербайджаном. Первая стадия войны до мая 1994 г., завершившаяся в пользу Армении, принесла Азербайджану миллион беженцев-азербайджанцев и временную потерю контроля над большой частью Карабаха.

Подытоживая все вышесказанное, можно сделать следующие выводы относительно глубинной сущности, природы Карабахского кризиса.

В основе современного кризиса находятся, на мой взгляд, эндогенные факторы, выразившиеся в межобщинном противоречии между армянской и азербайджанской общинами НКАО. Исподволь межобщинное противоречие в НКАО начало складываться еще в 70-х годах, однако непосредственно оно оформилось на латентной фазе Карабахского кризиса в 80-х годах. Сущность межобщинного противоречия в следующем. Начавшиеся в 60-х годах XX столетия интенсивные естественные процессы этно-социального развития в Азербайджане привели к кардинальному росту значимости азербайджанского этнического фактора как в целом по республике, так и в ее Нагорно-Карабахском регионе. Быстрый рост вклада азербайджанской общины НКАО в экономическое, социальное, демографическое развитие области сопровождался интенсивным сокращением вклада армянской общины. Стали проявляться четкие признаки спонтанно идущих противоположных процессов азеризации и деарменизации области, причем в 80-х годах эти процессы приблизились к такой критической черте, по достижении которой они стали бы необратимыми. В подобных условиях стало особо остро проявляться кричащее несоответствие между кардинально возросшей решающей ролью азербайджанской общины в жизни области и ее крайне низким уровнем национального представительства во властных структурах области. Для снятия этого несоответствия требовалось существенное долевое перераспределение национального представительства обеих общин в структурах власти НКАО в пользу азербайджанской общины. Однако армянское руководство области не пожелало допустить азербайджанцев во властные органы и, опираясь на свои господствующие позиции в этих органах, а также на активную поддержку Армении и армянской диаспоры в мире, оно взяло курс на противоборство с растущей азербайджанской общиной. Этот антиазербайджанский курс привел к оформлению армянской стороны межобщинного противоречия. С другой стороны, невозможность для быстро растущего азербайджанского фактора области найти свое адекватное выражение во властных структурах НКАО вызывало у азербайджанской общины серьезное недовольство и справедливый протест по поводу грубого нарушения ее прав. Подобная, в сущности, нормальная реакция азербайджанской общины стала оформлять азербайджанскую сторону межобщинного противоречия.

Как видно, в основе межобщинного противоречия в Нагорном Карабахе находится, если так можно выразиться, статусное (или точнее, этностатусное) противоречие, заключающееся в том, что представительство общин во властной иерархии области стало остро не соответствовать коренным изменениям в роли и месте этих общин в процессах экономического, социального, демографического развития НКАО. Следовательно, в основе Карабахского межнационального кризиса лежали, прежде всего, эндогенные факторы, которые и определили природу этого кризиса.

Специфика Карабахского кризиса в том, что на решающие эндогенные факторы наложились мощные экзогенные факторы в виде открытого и наглого широкомасштабного вмешательства экспансионистских и экстремистских кругов Армении и армянской диаспоры в мире во внутренние дела Азербайджана на стороне агрессивно настроенной армянской общины НКАО. В результате этого внутриобластное межобщинное противоречие вышло за рамки НКАО и переросло в тотальное и уже межнациональное противоречие в целом между армянским и азербайджанским народами, таким образом, произошло перерождение Карабахского межобщинного кризиса в тотальный межнациональный кризис.

Для более лучшего понимания сущности Карабахского кризиса уместно кратко сравнить его с другими межобщинными кризисами в мире. Представляется, что природа Карабахского кризиса в целом аналогична природе межобщинного кризиса в Ливане в 70-х годах XX века и современного межобщинного кризиса в Северной Ирландии. Оба эти кризисы также обусловлены статусным противоречием, порожденным кардинальными демографическими сдвигами. В Ливане речь может пойти о статусном противоречии, порожденным, с одной стороны, острой необходимостью расширить ограниченное представительство во власти численно преобладающей и быстрорастущей мусульманской общины, а, с другой стороны, объективной необходимостью сократить властное представительство господствовавшей христианской общины, доля которой в населении страны все более понижалась. Подобное же статусное противоречие определило острый кризис в Северной Ирландии между быстрорастущей ирландской католической общиной и занимающей господствующие властные позиции, но медленно увеличивающейся протестантской общиной, образованной переселенцами из Англии и Шотландии.

Кстати, в этих кризисах также имелось значительное влияние экзогенных факторов. Например, шиитам Ливана активно помогал Иран, а католикам-ирландцам Северной Ирландии – американцы ирландского происхождения Соединенных Штатов Америки. Существенное же отличие Карабахского кризиса можно усмотреть в том, что если он развился до уровня межнационального кризиса, то в Северной Ирландии и, особенно, в Ливане межобщинные кризисы в основном остались на уровне общин и имели ярко выраженный конфессиональный характер.

В заключении предложенного выше анализа уместно добавить, что основные положения и версия сущности Карабахского межнационального кризиса были изложены в нами разработке, которая было написано в марте 1988 года, а в конце апреля того же года под названием О событиях в Нагорном Карабахе и вокруг него послано в адрес Отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС, и копию – Отделу пропаганды и агитации ЦК КП Азербайджана.

В частности, с целью уменьшения степени конфликтогенности процесса миграции в НКАО азербайджанцев соседних районов республики предлагалось понизить интенсивность этой миграции. С этой целью предлагалось устранить основную причину миграции – острую нехватку рабочих мест в соседних азербайджанских районах.

Во-вторых, предлагалось, чтобы правоохранительные органы Азербайджана развернули активную работу на территории НКАО по выявлению и изоляции лидеров армянских экстремистов, а также по обеспечению достаточной защиты армянских интернационалистов, чтобы, опираясь на них попытаться оздоровить всю межнациональную ситуацию в области.

В-третьих, необходимо перестроить всю идеологическую работу республиканских идеологических служб в области, поставив в основу их пропаганды идею идентичного с азербайджанцами еще со времен Кавказской Албании происхождения значительной части армян НКАО. Если подобную пропаганду смогли бы грамотно провести, то это помогло бы внести раскол в армянскую общину и существенно сократить базу армянского экстремизма в области.

Необходимо было также организовать активное идеологическое контрнаступление против базовых идей армянского экспансионизма и экстремизма, т.е. идеи надуманного армянского геноцида в Турции в 1915 г. и химерической и глупой идеи построения Великой Армении от моря до моря.

Были также и предложения по активизации борьбы центральных спецслужб СССР с антисоветской деятельностью подрывных армянских центров в Армении и в мире.

Наконец, предлагалось развернуть серьезные комплексные теоретические исследования относительно сравнительно новой для практики межнациональных отношений СССР Карабахской проблематики.

Следует признать, что в 1988 году властные структуры Азербайджана были слишком слабы для организации крупномасштабной и эффективной борьбы с армянским экстремизмом и экспансионизмом. В отличие от этого народ Азербайджана был готов подняться и действительно поднялся в 1988 году на защиту от армянской агрессии исконно азербайджанской земли Нагорного Карабаха.

Продолжение кризиса само по себе превращается в один из способов его разрешения. Дело в том, что продолжение Карабахского кризиса препятствует выходу Армении и Нагорного Карабаха из глубокого экономического, идеологического, психологического кризисов. Все это обуславливает продолжение губительной для Армении и Нагорного Карабаха массовой эмиграции армян. По неофициальным данным на 2002 год, в Армении осталось около 1,8 млн. чел. (из 3,5 млн. чел. до Карабахского кризиса), а в Нагорном Карабахе – около 70 тыс. чел. (из 120 тысяч армян до кризиса). Причем, армяне зачастую мигрируют семьями, чтобы никогда уже не вернуться назад. Можно сказать, что сегодня мы наблюдаем исход армян из Южного Кавказа. Однако из этого не следует, что нам и далее надо сохранять состояние ни мира, ни войны с армянами еще на 10 лет. В ближайшие 1-1,5 года необходимо поставить решительную точку в этом кризисе. Для восстановления психологического равновесия, избавления от синдрома поражения азербайджанской нации необходимо именно военным путем вернуть оккупированные армянами земли Карабаха. Сегодня не 1988 год, когда был силен националистический угар армян и Армении и Нагорного Карабаха, готовых воевать с азербайджанцами. Националистический угар армян в целом уже прошел, что, кстати, и демонстрирует их массовая эмиграция. Сегодня солдаты из Армении, сидящие в окопах Карабаха, в массе своей не желают умирать за пустеющую на их глазах и чужую для них землю Карабаха. С другой стороны, азербайджанский солдат полон решимости освободить Карабах и готов ради этого рисковать своей жизнью.

Оккупированная армянами часть Карабаха будет без особых проблем и быстро, без значимых людских потерь для азербайджанцев освобождена азербайджанской армией в ходе блицкрига, то есть молниеносной войны, в которой военную победу над армянской армией в Карабахе в принципе возможно достичь в первые три недели войны. Блицкриг лишит армян возможности задействовать международные ресурсы, чтобы избежать полного краха.

9Примечания

9. История подтирок не приемлет… Бакинский рабочий, 23.08.1990.

10. Л. Полонский. Стихийно или организованно. К событиям в Нагорном Карабахе и вокруг него. Бакинский рабочий, 26. 03. 1988.

1

Переворот в Кыргызстане ставит под угрозу существование ключевой американской базы

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1270760100

Клиффорд Леви

Кровавые акции протеста против репрессивного правления президента Кыргызстана, которые вынудили его сбежать из кыргызской столицы — Бишкека, могут поставить под угрозу существование важной американской военной базы, являющейся транзитом для поставок в Афганистан.
Оппозиционные политики, выступая в среду по государственному каналу после захвата его протестующими, сказали, что они взяли власть в свои руки спустя день после жестоких столкновений, в результате которых погибло более 40 человек и 400 ранено. Нестабильность в стране ставит под сомнение дальнейшую судьбу военной авиабазы США в Кыргызстане.
Офицеры полиции по общественной безопасности стреляли боевыми патронами в разгневанную толпу демонстрантов, собравшихся вокруг правительственных зданий на митинг против жестокости и коррупции правительства, а также в знак протеста против недавнего решения о резком повышении цен на коммунальные услуги. По словам свидетелей, полиция, казалось, подверглась панике, не наблюдалось никаких признаков управления и контроля. В нескольких случаях демонстранты силой вырывали оружие у сотрудников полиции.

К раннему утру четверга представители оппозиции заняли многие правительственные здания в Бишкеке и требовали, чтобы президент Курманбек Бакиев подписал заявление об отставке. Бакиев не давал никаких комментариев и не выступал с публичными заявлениями с того момента, когда начались акции протеста. Сотрудник из Бишкекского аэропорта сказал, что Бакиев летел в Ош — главный город в южной части страны.
Коалиция оппозиционных партий заявила, что временное правительство возглавит бывший министр иностранных дел Роза Отунбаева. «Сейчас власть в руках народного правительства», — сказала она в телевизионном обращении в среду вечером.
Те же самые оппозиционные лидеры были разгневаны прошлой весной, когда чиновники из администрации Обамы «обхаживали» Бакиева, которого они признали автократом, в конечном счете, предприняв успешную попытку сохранить права на военную базу «Манас», используемую для снабжения войск в Афганистане. Президент Обама даже отправил ему письмо благодарности.

Россия предложила Бакиеву значительную сумму средств в виде новой помощи. Этот шаг был интерпретирован США как попытка убедить Бакиева закрыть американскую базу для того, чтобы ограничить американское военное присутствие в российской сфере влияния. После прошлогоднего обещания вывести американскую базу Бакиев поменял свое решение, как только администрация Обамы согласилась увеличить арендную плату за базу.
Поздно в среду американский чиновник сказал, что полеты в базу «Манас» были приостановлены. В среду пресс-секретарь Объединенного командования вооруженных сил США, лейтенант-командир Билл Спикс сказал, что отправка войск и оборудования из «Манаса» в Афганистан, вероятно, будет отсрочена из-за «переворота», а военные готовятся к использованию других маршрутов.

Отношение Америки к Бакиеву раздражало оппозиционных политиков в Кыргызстане, которые говорили, что Америка должна стыдиться того, что она, отстаивая демократические ценности в развивающемся мире, поддерживает альянс с кыргызским президентом.
В четверг в Вашингтоне сын кыргызского президента Максим должен был провести переговоры с чиновниками администрации. Оппозиция расценивает младшего Бакиева как порочного ставленника своего отца, и она в бешенстве из-за того, что он получил возможность встретиться с американскими чиновниками. Позже в среду Государственный департамент заявил об отмене встреч.

В последние недели лидеры оппозиции расходились во мнении о том, позволить ли остаться американской военной базе, но очевиден тот факт, что они питают злобу к США. И Россия, давно негодующая по поводу базы, снискала расположение оппозиции. «Политическое поведение США создало ситуацию, в которой новые власти, возможно, захотят больше рассчитывать на Россию, чем на США, и это усилит их политическое желание отклонить США», — сказал лидер оппозиции Бакыт Бешимов, бежавший из Кыргызстана в августе прошлого года ввиду опасений за свою жизнь.

Бешимов был одним из многочисленных оппозиционных политиков и журналистов, которые еще недавно подвергались угрозам, избиениям и даже убийствам. Кыргызстан с населением в 5 млн. человек в горной Центральной Азии является одним из беднейших государств бывшего Советского Союза, где давно царит политический конфликт и коррупция. Сам Бакиев пришел к власти в 2005 году после «тюльпанной революции» — одной из нескольких так называемых революций, которые, похоже, предлагали надежду на демократию в бывших республиках Советского Союза. С тех пор ситуация в области прав человека в Кыргызстане ухудшилась. Бакиев с легкостью одержал победу на вторых президентских выборах в прошлом году, но, по словам независимых наблюдателей, результаты выборов были сфальсифицированы.

Напряженная ситуация в Кыргызстане назревала в течение нескольких месяцев, и, похоже, «выпалила» в провинциальном городе Талас во вторник, где протестующие выступали против повышения цен на коммунальные услуги. Затем в среду тысячи людей начали собираться в Бишкеке, где их встретили вооруженные офицеры полиции общественной безопасности и порядка. Директор местной правозащитной организации в Бишкеке Дмитрий Кабак в телефонном интервью сказал, что во время наблюдения за акцией протеста офицеры полиции начали стрелять. «Когда люди начали идти в сторону Белого Дома, снайперы на крыше здания открыли огонь боевыми патронами», — сказал Кабак. «Я видел несколько людей, которые были убиты прямо на площади».
В телефонном интервью врач Динара Сагынбаева сообщила, что количество погибших может возрасти, более 350 человек было ранено только в Бишкеке. Лидеры оппозиции заявили, что число погибших, возможно, достигло 100 человек.

В разгар конфликта сотрудники Службы национальной безопасности, все еще лояльные президенту, арестовали нескольких видных оппозиционных лидеров, включая бывшего спикера парламента Омурбека Текебаева, а также бывшего премьер-министра и кандидата в президенты Алмазбека Атамбаева. Позже они были освобождены после ослабления правительственного сопротивления.
Несмотря на то, что лидеры оппозиции пообещали взять менее авторитарный курс, Центральная Азия не оказалась «благоприятной почвой» для демократии. Сам Бакиев пришел к власти с обещанием уважать политические свободы.

Что бы ни произошло внутри страны, новое правительство примет решение о том, как сбалансировать интересы Америки и России, обе из которых имеют военные базы в Кыргызстане и хотят удержать свое присутствие в регионе. По словам директора проекта по Центральной Азии для Международной кризисной группы Пола Куинн-Джаджа, Россия в последние месяцы разжигала антиамериканские настроения в Кыргызстане, зачастую по проблеме американской базы.

Тем не менее, Куинн-Джадж предполагает, что оппозиционные политики в конце примут решение о сохранении базы, хотя не позже, чем у США начнутся неприятности. «Моя интуиция подсказывает, что этот вопрос будет сглажен», — сказал он. «Но Америка должна действовать быстро, чтобы обратиться к оппозиции, и сделать это с определенной степенью покорности и смирения».

Киргизия пугает соседей «эффектом домино»

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1270786800

Досым САТПАЕВ, политолог

Гераклит оказался не прав. Получается, что в одну и ту же реку все-таки можно войти дважды. По крайней мере, в кыргызской политике. Ведь события 2005 года в зеркальном отражении повторились и в 2010 году.
Те же выступления оппозиции, которые начались в регионах, а затем перекинулись на столицу. Те же обвинения действующего президента в коррупции и непотизме. Те же захваты административных зданий вперемежку с погромами. И самое главное, такая же политическая неопределенность и новые надежды на кардинальные изменения.
Печальная ирония судьбы заключается в том, что еще в марте текущего года Курманбек Бакиев представил мировой общественности свою книгу под названием «Мартовская революция: исторический выбор народа», где он анализировал особенности революции, а также рассуждал о политических перспективах Кыргызстана. Не успела книга найти своего читателя, как ее, судя по всему, придется переписывать, так как историю обычно пишут победители.

Но можно ли считать политические события в Кыргызстане сюрпризом? Вряд ли. В стране, где уже познали вкус насильственной смены власти, всегда готовы попробовать это сделать снова. Главное выбрать момент. Поэтому здесь не было никакой случайности, а лишь сплошная закономерность. В свое время ошибка Аскара Акаева заключалась в том, что он больше времени уделял политическим проектам в стране, пытаясь под имидж «самой демократической республики в регионе» выбивать деньги у иностранных кредиторов, что, кстати, не влияло на рост благосостояния населения. Но как показывает историческая практика, невозможно построить прочный политический дом на зыбком экономическом фундаменте и при нищем населении, которому терять, по сути, нечего. При Бакиеве ситуация сильно не поменялась, ибо, как говорил Мартин Лютер Кинг: «Бунт – это язык тех, кого не выслушали». Поэтому искать здесь руку иностранных спецслужб нет смысла, так как и в 2005-м, и в 2010 году детонаторы социального взрыва были внутри страны и фитиль к ним поднесли не внешние враги.

Естественно возникает вопрос: «А что дальше?». Думаю, что выбор у Кыргызстана не очень большой. Либо развитие по спирали, как в других странах мира, либо постоянное хождение по кругу, как это делают многие африканские и латиноамериканские государства, где постоянно происходят военные перевороты и путчи. Первый вариант характерен, например, для Украины, которая также прошла через «оранжевую революцию», что привело к смене власти. Но уже через несколько лет переход президентской власти от Ющенко к Януковичу прошел не в результате фактора Майдана, а в рамках более или менее конкурентных выборов.
В свое время Виктор Гюго говорил: «Нищета ведет к революции, а революция – к нищете». Вырваться из этого замкнутого круга довольно тяжело. Ведь кто бы ни пришел к власти в Кыргызстане, он столкнется с тем же набором проблем, которые не решил его предшественник, будь то критическая экономическая ситуация, региональное противостояние Юга и Севера страны или переход к парламентской форме правления. Но при ограниченности времени и финансовых ресурсов придется заниматься либо популизмом, либо закручивать гайки, спешно укрепляя собственную власть, что может спровоцировать новую волну выступлений.

Что касается внешних игроков, то, как говорится, на ОДКБ и ШОС надейся, но сам не плошай. Как показали события 2005 года, и Россия, и Китай, и США, и ЕС, и страны Центральной Азии традиционно займут позицию сторонних наблюдателей, чтобы сделать ставку только на победителя, которого, как известно, не судят. Внешнее вмешательство возможно только в случае полного выхода ситуации из-под контроля, когда политическое противостояние перерастет в жесткую конфронтацию по региональному признаку. В этом случае возникнет пугающий всех «эффект домино», который грозит дестабилизировать обстановку по всей Центральной Азии, где конфликтная ситуация зреет уже давно.

Не день победы.

http://www.ferghana.ru/article.php?id=6525

Закончился второй день очередной киргизской революции. «Фергана.Ру» подводит итоги этого дня, который мы не спешили бы называть победным: убиты и тяжело ранены люди, по улицам городов бродят агрессивные пьяные толпы, мародеры грабят дома и магазины. Оппозиция пришла к власти — и тут же начала ее делить. Президент Бакиев исчез. Юг страны молча ждет продолжения. Еще ничего не закончилось.

Итак, противоречивые итоги 7 апреля 2010 года, Кыргызстан.

1. Только в Бишкеке погибло, по последним данным, 47 человек, у всех огнестрел. Есть убитые и в других городах. Более сотни пострадало. Больницы Бишкека переполнены ранеными, крови не хватает.

2. Дом правительства все-таки перешел под контроль оппозиции.

3. Сформировано правительство народного доверия, которое возглавила Роза Отунбаева. Она заявила журналистам, что премьер-министр Данияр Усенов «написал заявление о сложении полномочий и передал его лично мне. Власть полностью контролируется оппозицией», — цитирует Р.Отунбаеву РИАН. Отставка премьера автоматически означает отставку всего кабинета министров.

4. По данным «Ферганы.Ру», бывшие оппозиционеры, а сейчас – представители новой власти – заняты тем, что делят портфели. Никто не предпринимает активных действий для наведения порядка. Лидеры оппозиции не имели четкого плана, кто чем будет заниматься после того, как контроль над страной будет установлен. Судя по всему, они и сами не верили в такую быструю возможность. Нет четкого плана, как будут распределены полномочия, какие первые шаги должны быть сделаны, и как объяснить мировой общественности, что именно произошло в Кыргызстане за прошедшие двое суток. «Мы возлагаем всю ответственностью за эскалацию насилия на преступную власть», — говорится в обращении Центрального исполнительного комитета Народного Курултая к народу…

Неизвестно и то, какую позицию займет новая власть по отношению к американской и российской военным базам, какие ориентиры возникнут во внешней политике страны.

5. Сотрудники правоохранительных органов не вышли на работу, они переоделись в «гражданское» и бродят по городу «до особого распоряжения».

6. В Бишкеке — погромы, мародеры бесчинствуют. По городу бродят группы агрессивно настроенных молодых людей в состоянии алкогольного опьянения. Дом Бакиева сожжен и разграблен. Интерфакс сообщал, что вечером 7 апреля мародеры начали выносить из дома Бакиева вещи: выходили с большими полиэтиленовыми пакетами с носильными вещами, постельным бельем, посудой, несли на плечах ковры, из дома был слышен стук. Когда дома, принадлежащие Бакиеву и его семье, горели, рядом не было ни одной пожарной машины.

7. Освобождены заключенные оппозиционеры Исмаил Исаков, Эркин Булекбаев, Сапарбек Аргынбаев, Уран Рыскулов. Без суда, без санкции, без амнистии, словом, без юридического основания.

8. Местонахождение президента Бакиева неизвестно. По одним данным, он вылетел в Алма-Ату, по другим – находится в одном из городов на юге страны. Южная часть Кыргызстана, кроме нескольких районов, замерла в ожидании. Там нет ни беспорядков, ни акций протеста.

9. Где находятся близкие и родственники президента, неизвестно. По неподтвержденным данным, сын президента Максим Бакиев летит сейчас в США для участия в инвестиционном форуме, который состоится 8 апреля в Вашингтоне. Форум этот был запланирован давно, и поездка пришлась как нельзя кстати.

10. По государственному телевидению без конца в прямой эфир выходят лидеры оппозиции и различные маргиналы, которые тоже заявляют о себе как об «оппозиционерах».

11. Бывший президент Кыргызстана А.Акаев так ничего и не понял в том, что случилось, и не смог изжить старые обиды. В интервью КазТАГу он снова, как и пять лет назад, обвинил в происходящих беспорядках американцев, но при этом заявил, что Бакиев – ставленник США. Зачем при этом Америке снимать удобного для нее президента, бывший президент не объяснил.

12. Неизвестные разграбили Киргизский национальный музей изобразительных искусств имени Гапара Айтиева. В коллекции музея были ценные полотна русских и советских художников — картины Врубеля, Левитана, Фалька, художников-импрессионистов.

13. Разблокирован доступ к веб-сайту агентства «Фергана.Ру» и другим ресурсам (блокировка длилась с 10 марта).

Узбекско-казахстанские отношения как основа интеграции в ЦентрАзии


http://www.centrasia.ru/news.php?st=1270705740

Сегодня имеются немало проблем во взаимоотношениях государств центрально-азиатского региона. Эти проблемы серьезно обостряют межгосударственные отношения и способствуют их охлаждению. В тоже время, постепенно становится очевидным, что самый оптимальный путь решения таких проблем, это – взаимодействие и региональная интеграция. В отличие от других государств региона, Узбекистан, имеющий границы со всеми странами ЦА, играет ключевую роль в этом процессе. Исходя из этого, можно утверждать, что «с точки зрения большой стратегии, переход от доктрины национально-государственного строительства к доктрине «Строительство единого региона» («Region building») можно было бы обозначить как главную стратегическую задачу Узбекистана в XXI веке. Параметры могущества, стратегическое значение и политический потенциал Узбекистана всецело указывают на то, что это государство объективно несет особую ответственность за регион Центральной Азии. Она заключается в том, что Узбекистан должен стать инициатором и лидером интеграции».1

И в этом смысле взаимодействие Узбекистана с Казахстаном – самый важный фактор в осуществлении региональной интеграции в ЦА. Центрально-азиатская интеграция немыслима без активного участия Узбекистана и Казахстана, которые имеют преимущества по всем критериям среди центрально-азиатских стран.
В частности, по размерам территории Казахстан (2 724 900 км²) и Узбекистан (447 400 км²) являются лидерами. Эти государства занимают 79 % всей территории центрально-азиатского региона (4 млн. км2).
По экономическим показателям Узбекистан и Казахстан – крупнейшие экономики ЦА. Так как ВВП Казахстана составит $133,726 млрд., а ВВП Узбекистана $65.325 млрд. Эти показатели очень велики по сравнению с аналогичными показателями Таджикистана ($5,05 млрд.), Кыргызстана ($5 млрд.) и Туркменистана ($26,215 млрд.).
В демографическом плане Казахстан (16 196 800 человек) и Узбекистан (27 555 300 человек) превосходят Киргизию (5 482 000 чел.), Таджикистан (7 349 145 чел.), Туркменистан (4,884,887 чел.). Население этих двух государств составляют 78 % всего населения ЦА (более 56 млн. чел.).

Поэтому, несмотря на все имеющиеся проблемы в двусторонних и многосторонних отношениях, можно со всей уверенностью утверждать, что Узбекистан и Казахстан, крупнейшие государства ЦА по всем показателям, могут и должны совместно решать эти проблемы и служить в качестве локомотива региональной интеграции в ЦА. По словам Президента Узбекистана И. Каримова, … если казахи и узбеки будут вместе, будут жить в сотрудничестве и согласии, с думой о нашей истории, судьбе и будущем, то не найдется в мире силы, которая одолела бы эту дружбу.2
Взаимодействуя между собой и согласовывая свою политику в ключевых вопросах, касающихся региона, Ташкент и Астана смогут эффективно решить такие проблемы, как рациональное распределение водно-энергетических ресурсов региона и строительства новых ГЭС, противодействие внешнему влиянию, вопроси безопасности и стабильности в ЦА.

Необходимость координации и интеграции в ЦА объясняется тем, что сегодня ЦА стала ареной столкновения геополитических интересов глобальных и региональных держав. Существующий status quo заключается в том, что центрально-азиатские государства, в том числе, Узбекистан и Казахстан вынуждены маневрировать во внешней политике между такими державами, как Россия, Китай, США и ЕС. Если такой status quo сохранится и дальше, то центрально-азиатские страны de facto могут потерять суверенитет и стать полностью зависимыми от внешних сил. Следовательно, все страны региона, особенно Узбекистан и Казахстан, должны объединиться и проводить согласованную внешнюю политику, чтобы не допустить такого. В противном случае, ЦА останется объектом международных отношений и новой «Большой игры», а это выгодно для многих, кроме самих центрально-азиатских стран.

Так, Россия – бывшая метрополия – всегда рассматривает ЦА в качестве зоны своих жизненно важных интересов. Для России ЦА в целом – это буферная зона. По мнению Ф. Толипова, этот статус, вероятнее всего, в интересах России, по крайней мере по двум причинам: одна наступательного характера – рассмотрение региона Центральной Азии в качестве зоны исторической ответственности и геополитического контроля в своей долгосрочной стратегии движения в направлении Индийского океана; другая причина защитного характера – рассмотрение региона Центральной Азии в качестве зоны, которая предохраняет Россию/империю от прямого контакта с геополитическим соперником (вначале таким соперником была Великобритания, позже – США). Только буферный статус мог служить этим геополитическим интересам России.3
Для США ЦА это – санитарный кордон для активной политики в Евразии. Военное присутствие США в ЦА – неоспоримый факт, однако вопрос в том, насколько это присутствие обеспечит безопасность центрально-азиатских государств.

Для Китая ЦА это – надежный плацдарм (springboard) для превращения глобальной сверхдержавы. В этой связи как пишет Чжао Хуашен – руководитель отдела изучения России и Центральной Азии Шанхайского института международных исследований, сохранение Центральной Азии в качестве стабильного стратегического тыла Китая – важный аспект глобальной стратегии и геополитики Пекина.4
Как считает Ф. Толипов, трем великим державам свойственны три разных типа отношения к вопросу о центрально-азиатской интеграции, которые образно можно выразить в следующей формулировке: для России – разделяй и властвуй (синдром империи), для США – объединяй и властвуй (синдром миссионера), для Китая – приходи и властвуй (синдром карьериста).5

Но, важно то, чтобы ЦА не стала плацдармом для других держав – Центральная Азия должна стать плацдармом для самих центрально-азиатских государств. И, при этом, внешний фактор должен служить стимулом для региональной интеграции в ЦА, как это произошло в Европе после второй Мировой войны.
Ташкенту и Астане следовало бы противодействовать сообща общим угрозам и взаимодействовать в формировании новой системы безопасности в ЦА. Это в интересах и Казахстана, и Узбекистана. Так как, по словам Президента Узбекистана И. Каримова, «условием национальной безопасности является тесная и всесторонняя интеграция с нашими ближайшими соседями – государствами Центральной Азии».6 Такие угрозы, как терроризм, религиозный экстремизм, наркотрафик, нестабильность в Афганистане и Пакистане, требуют объединения сил Узбекистана и Казахстана, наиболее сильных в военном отношении среди центрально-азиатских стран.
Проблемы обеспечения безопасности тем более актуальны, если учитывать следующие:
– стремления Ирана получить ядерное оружие, так как после получения ядерного оружия его политика в отношении центрально-азиатских государств может стать агрессивной и это создаст угрозу для неядерных стран ЦА. Сохранение одного из принципов внешнеполитической доктрины Ирана – экспорта исламской революции тоже является угрозой центрально-азиатским странам в контексте распространения терроризма и религиозного экстремизма по всей Евразии.
– видение Пакистаном ЦА вместе с Афганистаном в качестве плацдарма, тыла в борьбе с Индией.

Однако, несмотря на имеющиеся острые проблемы в сфере безопасности, сегодня никакая организация не может полностью обеспечить безопасность и стабильность в ЦА. Поскольку инициаторы таких организаций, занимающихся вопросами безопасности в ЦА, внерегиональные державы, имеющие собственные геополитические интересы в регионе (в ОДКБ – Россия, в ШОС – Китай). Более того, центрально-азиатские страны не играют какой-нибудь существенной роли в этих организациях, ввиду их ограниченного военно-технического потенциала по сравнению с Россией или Китаем.

В частности, ШОС – это формальный, причем совершенно удобный инструмент продвижения китайских интересов. Поскольку, как считает Чжао Хуашен, образование ШОС дает Пекину возможность укрепить свои позиции в Центральной Азии с помощью придания им динамики и расширения возможностей.7 А Ф. Толипов отмечает «постоянство геополитического фактора и очевидную асимметрию между членами ШОС в политическом, экономическом и военном отношении»8 и считает, что ШОС – «это своего рода организация 2+4, если не 1+1+4. Разбивание цифры 4 (центрально-азиатские государства) бессмысленно, поскольку асимметрия в политической композиции при этом, очевидно, лишь усилится».9

А ОДКБ обеспечивает постоянное военное присутствие России в ЦА. Центрально-азиатские страны в отдельности в военном отношении являются карликами перед Россией, т.е. существует военно-политическая асимметрия. А это существенно влияет на эффективность организации и поведение ее членов. Эффективность деятельности ОДКБ ограничивается и тем, что в ней нет общего видения угрозы среди государств-участников, эта проблема, в частности, проявляет себя в процессе формирования КСОР ОДКБ.

Было бы целесообразно, чтобы Узбекистан и Казахстан проводили согласованную политику в решении водно-энергетических проблем региона, при этом, не допуская вмешательства внешних сил. Ввиду экономической отсталости и стратегической слабости Таджикистана и Кыргызстана, такая согласованная политика, если будет учитывать интересы всех стран региона, может способствовать скорейшему решению водно-энергетических проблем ЦА.

Роль Узбекистана и Казахстана в центрально-азиатской интеграции можно сравнивать с ролью Германии и Франции в европейской интеграции. Поскольку, как это сделали Германия и Франция в Европе, Узбекистан и Казахстан могут и должны стать локомотивом интеграции в ЦА – именно они должны объединять вокруг себя остальные три страны региона. При этом узбекско-казахстанский rapprochement мог бы стать важнейшим этапом центрально-азиатской интеграции.

Опыт ЕС показывает, что если объединяются наиболее сильные государства региона (на примере ЦА это – Узбекистан, Казахстан, а также Туркменистан), если это объединение покажет свою живучесть и полезность, то оставшиеся государства будут вынуждены присоединиться к ним (в ЦА это – Таджикистан и Кыргызстан). В процессе реализации центрально-азиатской интеграции идея Президента Узбекистана И. Каримова «Туркестан – наш общий дом» могла бы стать лозунгом начала нового этапа в истории интеграции центрально-азиатских государств. Поскольку как подчеркнул И. Каримов в своей речи на торжественном открытии Дней Казахстана в Узбекистане, 23 мая 1994 года, «Мы едины. И этим все сказано»10.

В этом контексте визит Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева в Узбекистан, состоявшийся 16-18 марта 2010 года, позволяет надеяться, что узбекско-казахстанские отношения будут основой интеграции в ЦА в полном смысле этого слова, а также способствуют скорейшему решению проблем региона. В частности, в этой встрече Президент Узбекистана заявил, что «успехи Казахстана мы рассматриваем как успехи Узбекистана, а успехи Узбекистана в Казахстане, надеюсь, рассматривают как свои успехи».11 А, по словам Н. Назарбаева «между нашими странами нет никаких противоречий, которых все время ищут наши «друзья», каких-то столкновений, соперничества, первенства — это все выдумано. Всегда были желающие, чтобы не было дружбы. У нас хватает воли, политического понимания не допустить этого».12

В заключение хотелось бы особо подчеркнуть, что у Узбекистана и Казахстана – ключевых государств ЦА лежит особая ответственность за регион ЦА, за безопасность и стабильность в этом регионе. Будущее Центральной Азии, как единого региона, во многом зависит от того, насколько Ташкент и Астана взаимодействуют в региональных вопросах. И хочется надеяться, что политической воли достаточно у обеих стран для такого ответственного взаимодействия. Так как, взаимодействие Узбекистана и Казахстана остается первичной основой интеграции центрально-азиатских государств.

Примечания:
1. Толипов Ф. Большая стратегия Узбекистана в контексте геополитической и идеологической трансформации Центральной Азии. Т.: Фан. 2005. С. – 123.
2. Каримов И. Родина священна для каждого. Доклады, речи, интервью. – Т.: Ўзбекистон, 1995. – С. – 29.
3. Толипов Ф. Большая стратегия Узбекистана в контексте геополитической и идеологической трансформации Центральной Азии. Т.: Фан. 2005. С. – 73.
4. Чжао Хуашен. Китай, Россия, США: интересы, позиции, взаимоотношения в Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ, 2004, № 5(35).
5. М.Лаумулин/Ф.Толипов: Узбекистан и Казахстан. Борьба за лидерство? // http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1267266480
6. Каримов И. Родина священна для каждого. Доклады, речи, интервью. – Т.: Ўзбекистон, 1995. – С. – 209.
7. Чжао Хуашен. Китай, Россия, США: интересы, позиции, взаимоотношения в Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ, 2004, № 5(35).
8. Толипов Ф. Большая стратегия Узбекистана в контексте геополитической и идеологической трансформации Центральной Азии. Т.: Фан. 2005. С. – 51.
9. Толипов Ф. Большая стратегия Узбекистана в контексте геополитической и идеологической трансформации Центральной Азии. Т.: Фан. 2005. С. – 62.
10. Каримов И. Родина священна для каждого. Доклады, речи, интервью. – Т.: Ўзбекистон, 1995. – С. – 34.
11. Дубнов А. Каримов не испортит юбилей Назарбаеву. Узбекистан может согласиться на проведение саммита ОБСЕ в Астане // Время новостей от 18.03.2010.
12. Сабыралы Н. НУРСУЛТАН НАЗАРБАЕВ: между нашими странами нет противоречий // Экспресс-К, № 47 (16919) от 18.03.2010.
Шахриер ТУРГУНБОЕВ, студент III курса Национального
Университета Узбекистана,
факультета философии, направления политологии
Shahriyor Turgunboyev [shahriyor_t@mail.ru>

Военно-политическая обстановка в Ираке (март 2010 года)

http://www.iimes.ru/rus/stat/2010/06-04-10b.htm

В. П. Юрченко

Военно-политическая обстановка в Ираке в марте 2010 года продолжа-ла оставаться сложной. Главным событием минувшего месяца в стране стали прошедшие 7 марта выборы депутатов Совета представителей — нижней па-латы национального парламента. Ситуация в сфере безопасности в Ираке в марте в целом была сложной. В связи с парламентскими выборами внешне-политическая активность иракского руководства не отличалась высокой ак-тивностью.

Глава Объединенного центрального командования (ОЦК) ВС США ге-нерал Д. Петрэус по-прежнему считает, что «любой прогресс, достигнутый в Ираке, пока нельзя считать необратимым», так как ситуация в стране все еще остается «хрупкой».

По оценке командующего войсками США в Ираке генерала Р. Одьерно, «пройдут годы, прежде чем станет ясно, можно ли считать успешной прово-димую уже семь лет военную операцию в Ираке». «Я не думаю, что мы узна-ем, добились ли мы успеха в Ираке, ранее, чем через 3-5 или 10 лет», — под-черкнул генерал. При этом, по мнению Р. Одьерно, «главным мерилом» аме-риканских усилий станет «превратился ли Ирак в демократическую страну, способную вносить вклад в мир и стабильность в регионе».

В марте 2010 года положение дел в сфере безопасности в Ираке было нестабильным, однако резкого обострения обстановки по мере приближения даты парламентских выборов и в день голосования не произошло, хотя очень многие эксперты не исключали подобного варианта развития событий. Вла-стям и ведущим политическим силам страны при содействии американских войск в целом удалось удержать ситуацию под контролем, а действия терро-ристов, несмотря на все их усилия, не смогли сорвать выборы.

В предвыборный период и в день голосования в стране были приняты чрезвычайные меры по обеспечению безопасности и поддержанию порядка. В этих мероприятиях был задействован практически весь личный состав МВД и армии. Так, только в Багдаде и его окрестностях для обеспечения безопасности привлекалось свыше 200 тыс. военнослужащих и полицейских. Следует отметить, что впервые после 2003 года американские войска, нахо-дящиеся в Ираке, не были непосредственно задействованы в обеспечении безопасности выборов, но находились в готовности к оказанию помощи ме-стным силовикам.

Тем не менее, в период с 3 по 6 марта в различных районах Ирака было совершено несколько крупных терактов и вооруженных нападений, в резуль-тате которых погибли свыше 50 и получили ранения около 150 человек. В день голосования – 7 марта теракты, взрывы, минометные и ракетные об-стрелы имели место в Багдаде и городах с преимущественно суннитским на-селением: Рамади, Эль-Фаллудже, Баакубе, Мосуле, Самарре и в некоторых других местах. И вновь десятки человек были убиты и ранены. Из-за актов насилия на некоторых избирательных участках голосование было приоста-новлено.

Несколько крупных террористических актов было совершено в послед-ние дни марта, причем все они имели отчетливо выраженную политическую направленность, представляя собой открытую силовую форму воздействия на политических противников.

По информации иракских правительственных органов, в марте число погибших от различных видов вооруженного насилия среди гражданского населения составило 216 человек (в феврале – 211 человек), а число раненых 419 человек (в феврале – 414 человек). Кроме того, было убито 57 боевиков и террористов (в феврале – 52), а 666 человек – арестовано (в феврале – 661 человек). Всего, включая похищенных и пропавших без вести людей, жертвами насилия в марте в Ираке стали 1487 человек (в феврале – 1223 человека).

В марте на севере, в центре и на западе Ирака вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия имели место в городах (и приле-гающих к ним районах): Багдад, Киркук, Мосул, Туз-Хурмату, Халидия, Эль-Юсифия, Рамади, Эль-Каим, Талль-Афар, Баакуба, Самарра, Хит, Эль-Фаллуджа, Эль-Махмудия, Эль-Мусаийб, Ширкат, Эль-Мукдадия, Эль-Халис, Эль-Баадж, Балад и в ряде других мест.

Повышенная напряженность сохраняется в северных районах Ирака в местах совместного проживания арабского и курдского населения, особенно на спорных территориях, на которые претендуют обе стороны. Так, сложной остается ситуация в крупнейшем городе иракского севера – Мосуле и его ок-рестностях, где регулярно продолжают совершаться вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия. Напряженная обстановка сохра-няется и в соседнем Киркуке. В этом городе не прекращается противостояние арабского и туркоманского населения с курдами. Тем не менее, по утвержде-нию американских военных, в последнее время на севере Ирака отмечается «небольшой, но устойчивый прогресс», что во многом является результатом введенного здесь совместного тройственного патрулирования – американских и иракских военных и бойцов курдских вооруженных формирований «пешмерга». Это патрулирование, как считают американцы, позволяет пре-дотвращать возможные случаи крупных, в т. ч. вооруженных столкновений между конфликтующими сторонами.

26 марта крупный двойной теракт, приведший к гибели 57 и ранению 73 человек, был совершен в городе Эль-Халис в северо-восточной провинции Дияла со смешанным арабским суннитским, шиитским и курдским населени-ем.

Нестабильной остается ситуация в Багдаде. В столице регулярно про-исходят теракты различного масштаба, вооруженные нападения, обстрелы, другие насильственные действия.

Теракты и вооруженные нападения продолжают иметь место в западной провинции Анбар, в т. ч. центре провинции городе Рамади и соседнем городе Эль-Фаллуджа. 28 марта крупный теракт был совершен в городе Эль-Каим на западе Ирака недалеко от границы с Сирией.

В марте на юге страны вооруженные нападения, теракты, другие на-сильственные действия имели место в городах (и прилегающих к ним рай-онах) Кербела, Эн-Наджаф, Хилла и некоторых других местах. Наиболее крупный теракт произошел 29 марта в Кербеле, когда погибли 12 и получили ранения 60 человек.

Ситуация в сфере безопасности в Иракском Курдистане в марте оста-валась в целом стабильной.

Многие теракты и вооруженные нападения, совершенные в Ираке в минувшем месяце, представляли собой целенаправленные акции против представителей арабской суннитской или шиитской общины. Эти действия преследовали цель обострить отношения между приверженцами двух ветвей ислама, а в конечном итоге вновь резко дестабилизировать обстановку в стране.

Как и прежде, террористы и боевики совершали вооруженные нападе-ния, теракты и другие насильственные действия в отношении иракских поли-тических деятелей различных рангов и ориентации, чиновников центральных и местных органов власти, работников избирательных комиссий, кандидатов в депутаты парламента (в основном суннитов), религиозных деятелей, воен-нослужащих правительственной армии, сотрудников полиции и спецслужб, бывших бойцов суннитских отрядов «Сахва», шейхов племен. Нападениям подвергаются представители иракской интеллигенции, иностранцы, рабо-тающие в Ираке, предприниматели. Многие теракты совершаются боевиками-смертниками (зачастую – женщинами), подрывающими автомашины, на-чиненные взрывчаткой, в людных местах или вблизи различных государст-венных учреждений. Отметим также, что преобладающее число террористов являются молодыми людьми.

В начале марта правительство Ирака образовало специальную комис-сию по расследованию фактов убийств христиан в Мосуле и официально обещало найти всех виновных. Багдадские власти осудили нападения на хри-стиан, «являющихся частью нашего народа».

Не прекращаются похищения людей с целью получения выкупа или по политическим мотивам. В целом похищение людей и рэкет остаются в Ираке прибыльным «бизнесом», борьба с которым не приводит к заметным успехам.

Продолжают иметь место нападения на административные здания, по-лицейские участки и объекты иракской армии, офисы различных политиче-ских партий и организаций, представительства иракских и иностранных фирм, медицинские учреждения, различные экономические объекты. Перед парламентскими выборами произошло несколько нападений на избиратель-ные участки.

Американский дипломат Р. Форд, назначенный в марте послом США в Дамаске, заявил, что Сирия «может и должна делать больше для остановки перехода границы боевиками», направляющимися в Ирак. По словам Форда, после того, как власти САР «помогли закрыть деятельность сетей боевиков», ежемесячное число потенциальных вооруженных экстремистов, направляв-шихся из Сирии в Ирак, уменьшилось со 100 человек два года назад, до 10 человек в настоящее время. Кроме того, у Вашингтона и нынешнего багдад-ского правительства вызывает обеспокоенность фактическое разрешение властей в Дамаске на сбор денежных средств на сирийской территории «бывшими саддамистами», а также вещание их телевизионных станций.

В марте существенных изменений в численности иракских вооружен-ных сил и МВД не произошло. По состоянию на 1 апреля 2010 года в сило-вых структурах страны числилось около 680 тыс. человек.

В марте 2010 года, по данным официальной правительственной ин-формации, иракские силовики при проведении боевых и специальных опера-ций, а также в ходе повседневной служебной деятельности потеряли убитыми 141 человека, в т. ч. 101 военнослужащего и 50 полицейских (в феврале — 141 человека, в т. ч. 45 военнослужащих и 96 полицейский). Число раненых составило 280 человек, в т. ч. 160 военнослужащих и 125 полицейских (в феврале – 270 человек, в т. ч. 115 военнослужащих и 155 полицейских).

Президент США Б. Обама подтвердил, что американская администра-ция продолжит оказывать содействие иракским силам безопасности в прове-дении контртеррористических операций и защите гражданского населения.

Американская компания RiverHawk Fast Sea Frames получила контракт МО США на поставку для ВМС Ирака двух прибрежных судов обеспечения. Стоимость контракта составила 70,14 млн долларов. Корабли будут постав-лены в Ирак к декабрю 2011 года.

В марте 2010 года крупных изменений в численности и боевом составе группировки вооруженных сил США в Ираке не произошло. По состоянию на 1 апреля 2010 года на иракской территории находилось около 96 тыс. аме-риканских военнослужащих.

В марте 2010 года в Ираке погибли 7 американских военнослужащих, в т. ч. боевые потери – 3 человека, (в феврале – 5 человек, в т. ч. боевые потери – 1 человек). Число раненых в феврале составило около 40 человек (в февра-ле — около 20 человек). Таким образом, общие потери вооруженных сил США в Ираке с 20 марта 2003 года по 31 марта 2010 года составили, по уточнен-ным данным, убитыми 4634 человека и ранеными около 31730 человек. Кро-ме того, один американский военнослужащий продолжает числиться про-павшим без вести.

Вывод ВС США из Ирака осуществляется в соответствии с намеченным планом. В марте в связи с парламентскими выборами в стране он, как и планировалось, в значительной степени был приостановлен. 8 марта прези-дент США Б. Обама подтвердил, что «боевая миссия» американских войск в Ираке завершится к концу августа 2010 года, когда численность войск в этой стране сократится до 50 тыс. человек. Полный же вывод ВС США из Ирака должен завершиться к концу 2011 года.

По заявлениям представителей командования ВС США, только в случае «крайней необходимости» и очень серьезной дестабилизации обстановки в стране может быть принято решение о замедлении темпов вывода амери-канских войск из Ирака.

Между тем, американские военные, в т. ч. глава ОЦК генерал Д. Петрэ-ус не исключают необходимости временного (ориентировочно на шесть ме-сяцев) сохранения на севере Ирака после августа 2010 года «боевого присут-ствия» ВС США для поддержки процесса нормализации отношений между арабами и курдами.

В настоящее время вооруженные силы США не ведут активных боевых действий в Ираке. В то же время американские военные советники и инст-рукторы, находящиеся в иракской армии и структурах МВД, принимают не-посредственное участие в боевых и специальных операциях против боевиков и террористов.

Интенсивность деятельности авиации США в Ираке в марте сущест-венно не изменилась. В минувшем месяце американские самолеты и вертоле-ты ежедневно совершали от 32 до 60 вылетов (в феврале — от 34 до 55 выле-тов) для поддержки действий наземных сил и обеспечения повседневной дея-тельности группировки ВС США в стране. Боевая авиация (преимущественно тактические истребители F-16) оказывала поддержку войсковым и ани-террористическим операциям вооруженных сил Ирака, прикрывала с воздуха расположение частей американских войск в различных районах страны, на-носила удары по базам и лагерям боевиков и террористов, складам оружия и боеприпасов, мастерским по изготовлению взрывных устройств, прикрывала с воздуха передвижение важных транспортных конвоев на автодорогах, вела воздушную разведку противника. Одним из наиболее часто применяемых способов действий американской авиацией в Ираке являются демонстрации силы над неспокойными районами страны, в первую очередь, над городами. В частности, в марте такие демонстрации были проведены над городами Балад и Хилла. Авиация США также регулярно привлекается к решению поисково-спасательных задач и эвакуации раненых. Транспортные перевозки в интересах американских войск, находящихся в Ираке, выполнялись главным образом самолетами типа С-17 и С-130. Дозаправку горючим боевых самоле-тов в воздухе производили самолеты-заправщики КС-10 и КС-135.

К настоящему времени многие военные базы США на иракской терри-тории уже преданы местным силовым структурам. Они должны стать опор-ными пунктами армии и полиции Ирака. Так, 26 марта командование ВС США предало в распоряжение 10-й дивизии иракской армии военный лагерь в юго-восточной провинции Майсан вместе с различным оборудованием и снаряжением общей стоимостью в 1 млн долларов. Предполагается, что ла-герь будет использоваться иракскими военными в качестве учебной базы.

Американские военные в марте предали под контроль иракских властей расположенный к северу от Багдада лагерь Эт-Таджи, в котором содержится 2900 арестованных по подозрению в совершении преступлений и уже осуж-денных преступников. Таким образом, под контролем армии США продол-жает оставаться лишь один лагерь для заключенных на военной базе Викто-рия в пригородах Багдада. Предполагается, что он будет предан местным властям до 15 июля 2010 года. После этого в распоряжении американских во-енных останется лишь около 100 заключенных. По информации СМИ, всего со времени вторжения в Ирак в 2003 году американцы арестовали примерно 90 тыс. человек.

Таким образом, ситуация в сфере безопасности в Ираке в марте 2010 года продолжала оставаться сложной и нестабильной, а число жертв воору-женного насилия по-прежнему остается высоким.

Главным событием, определившим внутриполитическую обстановку в Ираке в минувшем месяце, стали состоявшиеся 7 марта парламентские вы-боры, вторые после свержения в 2003 году режима С. Хусейна. Нынешним выборам придавалось очень большое значение, как в Ираке, так и за его пре-делами. Считается, что прошедшее голосование стало «тестом для демокра-тии» в стране, а его итоги могут определить пути развития Ирака на длитель-ный период. Перед выборами все ведущие иракские политические и религи-озные деятели призвали страны граждан принять активное участие в голосо-вании.

На 325 депутатских кресел претендовали 6172 кандидата, представ-лявших 165 политических партий и 12 предвыборных блоков. Фактически, выборы начались 4 марта, когда проголосовали военнослужащие, полицей-ские, сотрудники служб безопасности, заключенные, имеющие право голоса, и пациенты, находившиеся в больницах. 5 марта выборы начались для ирак-цев, проживающих за рубежом (здесь право голоса имеют около 1,4 млн че-ловек).

В голосовании приняли участие около 12 миллионов иракцев, или 62,5 проц от общего числа зарегистрированных избирателей. Наибольшая явка избирателей была отмечена в курдской провинции Дахук – около 83 процен-тов, а наиболее низкая в Багдаде – 53 процента. Сунниты, бойкотировавшие выборы в 2005 году, на этот раз проявили высокую активность. В частности, в провинции Анбар в голосовании приняли участие 61 процент избирателей, а на родине С. Хусейна в провинции Салах-эд-Дин – 73 процента.

Независимая Высшая избирательная комиссия (НВИК) Ирака приняла к рассмотрению около 1,9 тыс. жалоб на нарушения в ходе выборов, из кото-рых 240 были охарактеризованы как достаточно серьезные.

Согласно данным НВИК, опубликованным 26 марта, наибольшее число мест в новом составе Совета представителей – 91 получил либерально-патриотический блок «Аль-Иракия» во главе с бывшим премьер-министром страны (2004-2005 гг.) Айядом Алауи (шиитом). На втором месте с 89-ю мандатами коалиция «Государство закона», лидером которой является ны-нешний глава правительства Нури аль-Малики. Далее следует шиитский ре-лигиозно-политический блок Иракский национальный альянс (ИНА), полу-чивший 70 депутатских кресел. Коалиция правящих в Иракском Курдистане партий – Демократического союза Курдистана (ДПК) и Патриотического союза Курдистана (ПСК) завоевала 43 мандата. Далее следуют: курдская оп-позиционная партия «Горан» («Перемены»), получившая 8 депутатских ман-датов, межконфессиональное светское объединения «Иракское согласие (6 мандатов), суннитский блок «Иракское единство» (6 мандатов), Курдская ис-ламская партия (3 мандата) и курдские исламисты (3 мандата). В соответствии с действующим законодательством 8 мест в парламенте получили пред-ставители религиозных и национальных меньшинств (христиане, езиды и др.).

В провинциях места распределились следующим образом. Блок «Аль-Иракия» победил в четырех провинциях с преимущественно суннитским на-селением: Найнава (20 из 31 места), Анбар (11 из 14), Дияла (8 из 13) и Са-лах-эд-Дин (8 из 12). Коалиция «Государство закона» лидировала в семи провинциях: Бабиль (8 из 16), Багдад (26 из 68), Кербела (6 из 10), Мутанна (4 из 7), Наджаф (7 из 12), Васит (5 из 11) и Басра (14 из 24). Иракский на-циональный альянс лидировал в трех шиитских провинциях: Майсан (6 из 10), Ди-Кар (9 из 18) и Кадисия (5 из 11). В провинциях курдской автономии – Дахук, Эрбиль и Сулеймания лидировали ДПК и ПСК. Однако в провинции Сулеймания они не смогли получить большинство мест, завоевав лишь 8 де-путатских мандатов из 17. В этой провинции значительного успеха добилась партия «Горан», получившая 6 мандатов. Следует подчеркнуть, что ни в од-ной из провинций курдской автономии арабские политические блоки и партии не смогли завоевать ни одного депутатского мандата. В то же время курдские партии сумели получить мандаты в северных провинциях Эт-Таамим, Дияла и Найнава, где проживает большое число курдов. Причем в провинции Эт-Таамим (г. Киркук) блок «Аль-Иракия» и альянс ДПК и ПСК поровну разделили выделенные региону 12 депутатских мандатов.

В целом состав нижней платы иракского парламента очень сильно из-менился: из 325 избранных депутатов, лишь 60 были в прежнем составе Со-вета представителей.

В соответствии с конституцией Ирака (ст. 90, п. 7) результаты парла-ментских выборов должен утвердить Верховный Федеральный суд, после че-го они станут окончательными.

29 марта один из руководителей Комитета за справедливость и ответ-ственность (более известен как Комитет по дебаасификации) А аль-Лами зая-вил, что шести лицам, победившим на выборах 7 марта, путь в парламент бу-дет закрыт из-за их возможных связей с бывшей правящей партией Баас. А. аль-Лами не сообщил, к каким блокам и партиям принадлежат эти шесть че-ловек, отметив, что окончательно их судьба будет решена в судебном коми-тете.

Совет Безопасности ООН в своем заявлении от 31 марта приветствовал объявленные результаты парламентских выборов в Ираке, выразив поддерж-ку Независимой высшей избирательной комиссии, и предостерег иракских политиков «от провокационной риторики». Члены Совбеза призвали полити-ческие силы страны уважать «подтвержденные результаты выборов и народ Ирака».

Итоги мартовских выборов свидетельствуют о том, что два ведущих иракских политических блока – «Аль-Иракия» и «Государство закона» — по-лучили практически равное число мест в парламенте, а отсутствие явного победителя, уже привело к обострению политической борьбы в стране, при-чем, как считают многие эксперты, в Ираке не исключена новая крупная вспышка насилия. В любом случае страну ожидает долгий и трудный процесс формирования новой правящей коалиции, для чего требуется поддержка, как минимум, 163 депутатов.

Успех блока «Аль-Иракия» вызвал резко негативную реакцию у Н. аль-Малики, который первоначально заявил о непризнании результатов голосо-вания, объявленных НВИК, назвал их «не окончательными» и сообщил о своем намерении опротестовать их «в законном порядке». Кроме того, Н. аль-Малики потребовал ручного пересчета голосов во всех провинциях стра-ны. В этом его первоначально поддержали лидер ИНА А. аль-Хаким и прези-дент Ирака Дж. Талабани (курд) и целый ряд региональных политиков. Сто-ронники главы правительства провели в некоторых провинциях демонстрации в поддержку требования о пересчете голосов. Однако избирком отказался выполнить эти требования (кстати, здание НВИК охраняли американские солдаты). Затем Н. аль-Малики и его сторонники стали настаивать на то, что формирование нового кабинета министров должно быть поручено именно коалиции «Государство закона». В правительственную коалицию, по словам Н. аль-Малики, помимо «Государства и закона» могут войти Иракский на-циональный альянс, ведущие курдские партии и блок «Иракское согласие».

20 марта руководство блока «Государство закона» обвинило США и Саудовскую Аравию во вмешательстве во внутренние дела Ирака с целью «отстранения коалиции Н. аль-Малики от формирования правительства». Премьер-министр Ирака подверг критике главу миссии ООН в стране Э. Мелкерта за «бездействие» и отказ поддержать требование о пересчете бюл-летеней на парламентских выборах. В ответ Э. Мелкерт заявил, что роль воз-главляемой им миссии состоит в том, чтобы давать непредвзятые советы го-сударственным деятелям, а не влиять на принимаемые решения. При этом миссия ООН поддержала иракский избирком, как единственный орган, имеющий право принятия решения оп итогам выборов.

Как представляется, Н. аль-Малики не намерен уступать свой нынешний пост, и предпримет все возможное, чтобы остаться во главе иракского правительства. Вместе с тем, в рядах партии «Ад-Даава», которую возглавля-ет нынешний премьер-министр, и в других шиитских партиях и политических объединениях все громче звучат голоса о замене Н. аль-Малики, не су-мевшего консолидировать ряды шиитов, на другого лидера. В частности, об-суждается возможность поставить во главе «Ад-Даава» М. Д. Бакра ас-Садра, двоюродного брата известного шиитского лидера М. ас-Садра. Его фигура считается «более приемлемой для возможного нового альянса шиитов», ус-тавших «от самоуправства Нури аль-Малики». В качестве компромиссной фигуры на пост главы правительства от шиитских политических сил называют одного из вице-президентов Ирака А. А. аль-Махди и А. Чаляби, который возглавляет небольшую партию Иракский национальный конгресс, а также руководит Комитетом по дебаасификации.

Тем временем лидер «Аль-Иракии» А. Алауи начал проводить первые консультации с различными политическими партиями по вопросу о форми-ровании нового правительства. В последние дни марта он встретился с пре-зидентом Ирака и лидером ПСК Дж. Талабани. С заявлением о готовности к диалогу с А. Алауи по формированию правительства «национального парт-нерства» выступил лидер Высшего иракского исламского совета (ВИИС) и один из руководителей ИНА А. аль-Хаким. Он сообщил, что его переговоры с Н. аль-Малики по созданию правящей коалиции провалились. Шиитский политик заявил, что его партия «не будет участвовать в любом составе пра-вительства, если в нем не будет представлена «Аль-Иракия». А. аль-Хаким также отверг как «голословные» обвинения в связях А. Алауи с бывшими баасистами.

А. Алауи обвинил соседний Иран во вмешательстве в процесс форми-рования иракского правительства и активной помощи Н. аль-Малики. С пре-достережением к Ирану «не вмешиваться в процесс формирования прави-тельства выступил и вице-президент Ирака Т. аль-Хашеми (араб-суннит, один из лидеров блока «Аль-Иракия). Он выразил озабоченность по поводу проходивших в Тегеране контактов между иракскими шиитскими лидерами из различных фракций. Также Т. аль-Хашеми обвинил Н. аль-Малики в стремлении сохранить «доминирование шиитов в иракском истеблишменте». Ранее, 8 марта Т. аль-Хашеми выступил с требованием передачи поста пре-зидента страны представителю арабской суннитской общины, мотивируя это тем, что Ирак является «арабской страной и ее президентом должен быть араб».

Высокую активность после объявления итогов парламентских выборов проявляет радикальный шиитский лидер М. ас-Садр, находящийся в настоя-щее время в Иране. Его сторонники, выступавшие в составе блока Иракский национальный альянс, завоевали 39 депутатских мандатов, из 70 полученных ИНА, что позволяет М. ас-Садру играть весомую роль при создании прави-тельственной коалиции. 30 марта М. ас-Садр выступил с заявлением о том, что иракский народ должен решить, кто будет следующим премьер-министром страны в ходе национального референдума. Блок «Государство закона» негативно отнесся к этой инициативе, а «Аль-Иракия» оценила ее положительно. 2-3 апреля сторонники М. ас-Садра провели такой референ-дум, итоги которого пока не опубликованы.

Сложной остается экономическое положение Ирака и ситуация в соци-альной сфере страны. В то же время имеется ряд успехов в работе нефтяной отрасли. Так, в марте было официально объявлено, что Ирак в течение трех последних месяцев не закупал топливо за рубежом, что произошло впервые со времени американо-британского вторжения в 2003 году. Таким образом, правительство считает, что страна достигла независимости в снабжении внутренних потребителей бензином, керосином и сжиженным газом. Тем не менее, министерство нефти не исключает в будущем возможности закупок иностранного топлива в случае необходимости.

В марте экспорт иракской нефти превысил два миллиона баррелей в сутки.

Последние оценки результатов нефтеразведки в Ираке показывают, что страна обладает наибольшими запасами нефти в мире. Они составляют 115 млрд баррелей. В частности, за последние два года иностранные компании, ведущие разведку в Иракском Курдистане, обнаружили три новых месторо-ждения мирового класса.

Министр энергетики правительства курдской автономии А. Хаврами заявил, что власти региона готовы возобновить экспорт нефти сразу после того, как будет сформировано новое правительство Ирака. Причем Курдистан уже сейчас готов ежедневно поставлять нефть за рубеж в объеме 100 тыс. баррелей в сутки, а к концу года довести этот показатель до 200-250 тыс. баррелей. Правительство автономии планирует также расширить возможно-сти экспортного нефтепровода, ведущего в турецкий порт Джейхан.

По заявлению представителя российской компании ЛУКОЙЛ, добыча нефти на месторождении Западная Курна-2 может начаться уже в 2013 году. При этом начальные инвестиции российской стороны в разработку данного проекта превысят 3,5 млрд долларов.

В марте правительство Ирака подписало с Всемирным банком согла-шение о получении первой из двух ссуд на общую сумму в 250 млн долларов для погашения дефицита государственного бюджета.

Таким образом, на внутриполитическое положение ситуация в Ираке в прошедшем месяце в определяющей степени повлияли состоявшиеся 7 марта парламентские выборы, а объявленные 26 марта их результаты привели к обострению политической борьбы в стране.

В марте 2010 года в связи с проведением парламентских выборов и по-следующего подведения их итогов внешнеполитическая деятельность ирак-ского руководства не отличалась высокой активностью.

2 марта официально было объявлено о назначении посла Ирака в Ку-вейте. Это произошло впервые после 1990 года, когда войска С. Хусейна вторглись и оккупировали соседнее государство. Ранее, в октябре 2009 года Кувейт назначил своего посла в Ираке.

Министр иностранных дел Ирака Х. Зибари 5 марта обвинил Иран, Си-рию, Иорданию, Турцию, Саудовскую Аравию и Кувейт, т. е практически все соседние с Ираком страны, «во вмешательстве в предвыборную борьбу на стороне той или иной фракции». Х. Зибари утверждал, что «речь идет об ока-зании финансовой поддержки ключевым фигурам с целью повлиять на ре-зультаты голосования», т. к. исход парламентских выборов «серьезно волнует соседей Ирака».

В Вашингтоне пристально следили за ходом предвыборной кампании, процессом голосования и подведением итогов парламентских выборов в Ираке, рассматривая их как очень важный шаг на пути стабилизации обста-новки в этой стране, что позволило бы завершить вывод войск из Ирака в на-меченные ранее сроки. Вполне вероятно и то, что американская администра-ция рассчитывала и на приход к власти в Ираке более приемлемого для себя политика, чем Н. аль-Малики. При этом американцы не очень скрывали свое расположение к А. Алауи.

8 марта президент США Б. Обама поздравил иракцев с успешным про-ведением выборов и подтвердил намерение своей администрации «продол-жать тесно взаимодействовать с Ираком с целью расширения партнерства, опирающегося на обоюдные интересы и взаимоуважение». Одновременно госсекретарь Х. Клинтон подчеркнула, что целью американской политики является «построение долгосрочных, имеющих множество измерений отно-шений» с Ираком, «вносящих обеспечение стабильности на Ближнем Восто-ке».

В связи со сложной внутриполитической ситуацией в стране после парламентских выборов премьер-министр Ирака Н. аль-Малики не принял участие в работе арабского саммита, состоявшегося 27-28 марта в ливийском городе Сирт. Ранее, 25 марта глава иракского МИДа Х. Зибари по личному указанию Н. аль-Малики покинул совещание министров иностранных дел арабских стран в знак протеста против встречи ливийского лидера М. Кадда-фи с представителями иракской оппозиции, в т. ч. баасистами. Недовольство Багдада вызвало и заявление одного из арабских министров, выразившего сомнения в готовности Ирака принять у себя в 2011 году саммит ЛАГ. Одна-ко затем Х. Зибари вновь принял участие в работе совещания.

Таким образом, в марте 2010 года в Ираке сохранялась сложная воен-но-политическая обстановка. Итоги прошедших в стране парламентских вы-боров не выявили очевидного победителя, что предполагает длительный и трудный процесс создания новой правящей коалиции, и осложняет и без того не простую политическую ситуацию в Ираке. Неустойчивым остается поло-жение дел в сфере безопасности. Сложные проблемы предстоит решать но-вому правительству и в сфере внешней политики.

«Демократический прорыв» государственного устройства Турции


http://www.iimes.ru/rus/stat/2010/06-04-10c.htm

А.Г. Гаджиев

    7 апреля 2010 г. Высшее национальное собрание Турции (ВНСТ) начнет рассмотрение поправок к действующей Конституции, принятой в 1982 г. В турецких СМИ особое внимание уделяется вопросу об изменении норм, обладающих «неприкосновенностью». У противников этих поправок большие опасения вызывают возможные последствия инициатив Партии справедливости и развития (ПСР) для турецкой нации и национального государства.

    В ходе протекающего сегодня в Турции внутриполитического процесса, получившего название «демократический прорыв», турецкими экспертами высказываются неоднозначные мнения относительно унитарной модели государственного устройства. Некоторые ученые полагают, что «демократический прорыв» не противоречит существующей в Турции форме государственного устройства.

    Интересно, что противники федерализации, но сторонники «демократического прорыва», выступают за сохранение целостности страны и за единые формальные атрибуты государства. Выступая за необходимость сохранения единого и неделимого суверенитета, сторонники демократического прорыва утверждают, что данный процесс не приведет к обязательной федерализации Турции.

    В данной статье предпринята попытка определить соответствие возможных последствий процесса «демократического прорыва» принципу унитарного государства в рамках особенностей турецкого национализма.

    По мнению сторонников оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), заявления о непротиворечивости процесса «демократического прорыва» унитарному устройству государства и принципу государственной целостности не соответствуют действительности. Противники инициатив ПСР утверждают, что раскол государства по национальному признаку представляет собой угрозу не только унитарному устройству государства, но и самому его существованию.

    «Никто не обязан поддерживать принцип унитарного устройства государства, но заявлять сначала об уважении этого принципа, затем выступать против принципа неделимой целостности нации представляет собой логическое противоречие», – считает известный турецкий профессор конституционного права Кемаль Гозлер. Он полагает, что мнение, согласно которому унитарная модель государственной структуры превосходит федеративные формы государственного устройства, с научной точки зрения лишено убедительности. Выступать против принципа унитарного государства вовсе не означает быть сторонником исключения конституционной нормы о государственной целостности. Необходимо уважать идею перестройки государства на федеративных началах. Однако, по мнению К.Гозлера, сторонникам это идеи не следует забывать о последствиях проводимых в этом направлении реформ, которые практически невозможно осуществить отдельно друг от друга.

    Согласно «неприкосновенной» ст. 3 Конституции Турецкой Республики (ТР), турецкое государство представляет собой неделимую целостность как по территориальному, так и по национальному признаку. Эта конституционная норма отражает принцип унитарной формы государственного устройства ТР.

    Согласно доминирующей в Турции теории государства и права, вышеуказанная статья Конституции предполагает следующее:

    1. Запрещено передавать какую-либо часть государственной территории иностранному государству.

    2. Территория, принадлежащая Турции, является неотъемлемым признаком государства и неотделимой его частью.

    3. Запрещено создавать на территории Турции более чем одно государство. Этот принцип также предполагает и то, что вместо единой Турции невозможно создание двух или нескольких не только независимых государств, но и федерированных субъектов. Территория нынешнего турецкого унитарного государства, как известно, разделена на административные единицы. Однако эти образования лишены всех атрибутов суверенитета.

    4. Запрещено вхождение всей неразделенной территории Турецкой Республики в состав другого государства. Кроме того, данная норма предполагает абсолютный запрет на образование федеративного государства с другой страной или объединением стран, пусть и на добровольных началах. Некоторые турецкие ученые считают, что федерализация Европейского союза с последующим его разделением на федерированные субъекты, а также развитие отношений между Турцией и ЕС в конечном итоге приведет к нарушению вышеупомянутой «неприкосновенной» конституционной нормы.

    Нация представляет собой один из трех признаков государства. Ст. 3 Конституции ТР определяет турецкую нацию в качестве неделимой целостности. Недопустимо разделение граждан, относящихся к единой турецкой нации, по религиозному, языковому, этническому и др. признакам. Вся нация подчиняется единой государственной власти.

    На основе действующей Конституции ТР принцип унитарного государства необходимо интерпретировать следующим образом:

    1. Территориальное деление Турции недопустимо. Страна разделена лишь на административные единицы, которые не обладают атрибутами суверенитета.

    2. Народ, как один из трех признаков государства, также является неделимым. Согласно турецкому законодательству, унитарное устройство турецкого государства предполагает существование под подчинением единой власти лишь одной нации. Физические различия между гражданами, объединение которых формирует единую нацию, не могут служить основанием для правовых норм. Все граждане, независимо от их религиозного, языкового, этнического и др. происхождения соблюдают общие для всех юридические правила, пользуются правами и выполняют обязанности, вытекающие из единого законодательства. В противном случае принцип унитарного устройства турецкого государства будет нарушен.

    3. Суверенитет в унитарном государстве также един и неделим. Вся страна и нация подчинены единому суверенитету.

    4. В унитарном государстве функционирует единый законодательный орган, который издает единые для всей нации и одинаково действующие на всей территории страны правовые нормы. Создание законодательных органов в административно-территориальных образованиях или формирование единого парламента на основе представительства регионов не соответствует принципу унитарного государства.

    5. Рассматриваемый принцип подразумевает и целостность исполнительного органа единой государственной власти. Это означает, что всей страной руководит единый централизованный исполнительный орган: общие и единые для всей страны Президент и Совет министров.

    6. Принцип унитарного государства предполагает также и существование единой структуры судебной власти.

    Национализм, согласно Ататюркской идеологии, представляет собой «субъективный подход» к пониманию нации. Именно такое понимание было заложено в основу турецкого национализма и включено в текст турецкой конституции.

    Нация, в турецком понимании, – это один из «учредительных признаков государства». Без нации нет государства. Как только государство лишится своей нации, оно тут же утратит свое существование. В одном государстве может существовать лишь одна нация. Это исходит из единства суверенитета. Когда государство едино и основано на принципе унитарного устройства, логически неправомерно говорить о существовании в нем двух или более различных нациях. И если в существующем государстве по той или иной причине нация будет разделена, то само государство либо исчезнет, либо разделится. То есть деление нации связано с существованием самого государства. Турецкая нация состоит из людей, объединенных абстрактными субъективными связями. Именно эти абстрактные единые чувства, разделяемые всеми турецкими гражданами, делают турецкую нацию единой.

    Подводя итоги теоретическим рассуждениям об унитарной форме государственного устройства Турецкой Республики, относительно влияния процесса «демократического прорыва» на необходимость пересмотра «неприкосновенных» норм турецкой Конституции можно сделать следующие выводы:

    • Во-первых, процесс «демократического прорыва» все еще продолжается, что осложняет его понимание. Кроме того, заявления политических лидеров по этому вопросу носят неоднозначный характер. Поэтому, следует воздержаться от поспешных выводов относительно дальнейших инициатив ПСР, в корне меняющих традиционное представление об основополагающих принципах государственного устройства Турецкой Республики.

    • Во-вторых, этот прорыв направлен не на территориальный признак и атрибуты внутреннего суверенитета государства, а на само определение турецкой нации, что, по мнению некоторых турецких политологов, грозит распадом Турции на два или более государств, а вовсе не превращением ее в федерацию. В качестве аргумента своей позиции противники «демократического прорыва» выдвигают тезисы, основанные на Ататюркском понимании терминов «нация» и «национальное государство».

    • В-третьих, поправки к Конституции ТР, с одной стороны, на фоне возникших внутриполитических реалий создадут объективные условия для мирного разрешения «курдского вопроса» в рамках федерализации Турции, но с другой стороны, внесут существенные коррективы в понятие «турецкого национализма» и «неприкосновенных норм», что по всей вероятности в значительной степени ослабит «национальное единство турецких граждан».

    Неизвестная Армения или «Эрменикон» — Часть I

    http://www.1news.az/analytics/20100407093643217.html

    Ризван Гусейнов

    В Азербайджане, да и вообще в мире уделяется мало внимания принципам, на которых зиждется и живет мировое армянство.

    В представлении большинства обывателей Армения (самоназвание Хаястан) является центром армянства и его идеологии. Все процессы, связанные с армянством мы механически связываем и проецируем с Республикой Арменией (Хайастани́ Анрапетутю́н).

    Некоторая часть нашего общества знает о существовании зарубежной армянской диаспоры в разных странах мира и ее влиянии на Республику Армения, но и это не является всем ядром армянства. Очень мало материалов, посвящено тому, какова структура мирового армянства и какими принципами оно руководствуется в своей практической деятельности по защите и продвижению своих интересов в мире.

    Можно смело сказать, что армянство является своего рода универсальным кораблем, который способен идти как по ветру, так и против ветров, дующих на международной политической арене. Не ошибемся, если скажем, что такую высокую политическую маневренность мировому армянству позволяет осуществлять строгая иерархия и структурированность всех его составных компонентов.

    Почему «Эрменикон»?

    Фактически у мирового армянства есть еще одно малоизвестное «лицо», которое мы условно назовем «Эрменикон». Если о деятельности таких секретных организаций как немецкая «Гладио», гаитянская «Тонтон макута» или турецкий «Эргенекон» есть немало информации и аналитических материалов, то про структуры и тайную деятельность армянских организаций систематически собранных материалов нет. Есть только сборники фактов о деятельности отдельных армянских структур, что создает впечатление разрозненности и отсутствия централизованного управления над всеми ними. Условное название «Эрменикон» позволит нам в дальнейшем использовать это слово как понятие, характеризующее невидимую верхушку армянских организаций.

    При ближайшем рассмотрении нетрудно заметить, что армянство построено по системе закрытых организаций, основная часть деятельности которой неведома общественности. В этой системе есть армянские диаспоры в странах мира, которые выполняют, роль сбора информации и денег с армян, есть политические организации, дело которых оказывать влияние на общественно-политические процессы в странах мира. Так же есть террористические организации вроде АСАЛА, «Дашнакцутюн», Армянской революционной армии, «Бойцов за справедливость в отношении геноцида армян», Нового армянского сопротивления,«Эскадрона самоубийц» и других, которые выполняют специфические карательные функции. Одни из них выполняют задания по уничтожению видных политиков, дипломатов и бизнесменов, неугодных лидерам армянства, другие совершают теракты и организуют массовые истребления в «горячих точках» с целью вбить клин между целыми народами. Так же есть организации и группы, которые выбивают деньги из влиятельных и богатых армян, и уничтожают тех из них, которые отказываются поддерживать те или иные цели армянства.

    Существуют специальные армянские организации, которые занимаются террористической деятельностью против тюркских народов. В 2001 году АСАЛА создала организацию «Гегарон». Целью этой организации является проведение терактов на территории Южного Кавказа  и Средней Азии против политических лидеров, дипломатов и бизнесменов тюркского происхождения. Группа «Апостол» создана 29 апреля 2001 года организацией «Объединенная оборона Армении», состоящей из граждан Армении, Сирии и Ливана. Цель группы – проведение терактов на территории Турции и Азербайджана.

    Над всей этой иерархией стоит Армянская Церковь, как духовный пастырь и идейный вдохновитель всего армянства. Но понятие Армянская Церковь не относится только к Патриаршему престолу в Эчмиадзине (Армения), поскольку как Эчмиадзин, так и Армения являются всего лишь одной из верхушек закулисья мирового армянства. Армянская церковь состоит из нескольких независимых Патриархатов, которые только номинально подчиняются Эчмиадзину. В частности Киликийский (Ливан), Константинопольский (Турция), Иерусалимский престол, и другие зарубежные центры Армянской церкви ведут автономную жизнедеятельность, поскольку имеют свои источники доходов, политические, диаспорские и террористические организации.

    Секрет долгожительства «Эрменикон»

    Теперь, после того, как мы дали определенное название, попытаемся найти ту «изюминку», которая позволяет «Эрменикон» в нужный момент мобилизовать армянство и достичь своих целей в разных точках мира.

    Во-первых, следует отметить, что «Эрменикон» всегда держит пульс на «горячих точках» в разных регионах мира, поскольку там задействованы активисты армянских террористических организаций, выполняющие различные сомнительные «услуги» или для сторон конфликта или же для сил, которые стоят за этими конфликтами. Таким образом, армянство всегда в курсе каково реальное положение и расклад сил в точках столкновения между государствами и народами мира.

    Во-вторых «крышует» всю эту деятельность Армянская церковь, которая имеет специфические отличия от иных религиозных организаций мира.

    Причина, по которой мировое армянство выбрало Армянскую церковь руководителем и третейским судьей, состоит не только в том, что церковь хранит в себе культурно-историческую и идеологическую матрицу армян. Дело в том, что под прикрытием религиозной деятельности и статуса духовно пастыря, Армянская церковь имеет сильный иммунитет неприкосновенности. Ведь стоит только руководству какой-нибудь страны серьезно заговорить о нерелигиозных направлениях деятельности Армянской Церкви, как немедленно со всех сторон ее начнут упрекать в отсутствии нравственности и «борьбе» с духовным институтом. Это трудно делать как в христианских странах, где Армянская церковь ассоциируется как часть христианства, так и в странах исламского мира, которые не хотят оказаться в центре внимания мировой общественности как «враги христианской религии». Хорошо зная щепетильность этого вопроса, мировое армянство в течение многих веков успешно (безнаказанно) выполняет руководство и координацию своей нередко щепетильной деятельности через Армянскую церковь и ее представительства в различных странах мира.

    Доказательства – уроки истории

    Для доказательства того, что мировое армянство как «зеницу ока» бережет неприкосновенность Армянской церкви, через которую осуществляется тайная деятельность «Эрменикон» можно привести не один исторический пример. Достаточно вспомнить каким образом Армянская Церковь и армянские политические организации стали неожиданно для российского самодержавия действовать в начале 20 века на Кавказе, превратившемся в центр борьбы между мировыми державами. Все началось с того, что с конца 19 начала 20 вв. Великобритания, США, Франция  другие державы прилагали неимоверные усилия по раздроблению слабеющей Османской империи. Активно приняла в этой кампании участие и Царская Россия, которая считала, что падение Османской Турции принесет ей новые территории и влияние на проливы между Черным и Средиземным морями. Запад и Российская империя искусно использовали в политической игре против Османской Турции, разжигаемый среди турецких армян национализм.

    В итоге Османская империя, осознав какой удар, наносится ей посредством армян доселе считавшихся «миллети садик» (верным народом), начала гонения на политические и террористические организации армян, многие из которых стали массово переселяться на Кавказ, в Царскую Россию. Сначала, российское самодержавие закрывало глаза на столь массовое переселение турецких армян, но затем стало ясно, что среди них есть огромное количество вербованных на Западе агентов, которые под видом армянских священников, учителей торговцев, сколачивали национал-социалистические организации, руками которых среди армян Кавказа разжигалась межнациональная вражда и столкновения с соседними народами. Царское самодержавие поняло что эти «стихийные» волнения организованы и управляются с Запада, а претворяются руками армянских организаций, прекрасно владеющих информацией о ситуации в регионе

    Горький опыт Царской России

    Самодержавие начало расследование и обнаружило, что активисты, пропагандистские материалы, деньги и оружие попадали на Кавказ с помощью Армянской церкви. Во многих армянских церквах и приходах по всему Кавказу были обнаружены тайники оружия, боеприпасов, типографии и литература. Самодержавие зашевелилось и наконец, в 1902 году Николай II издает указ о конфискации имущества Армянской Церкви и о закрытии армянских школ на Кавказе.

    Но как выяснилось этого-то только, и ждали армянские радикальные политические организации. Немедленно, по опубликованию царского указа армянами был создан «Комитет самообороны», который назвал действия самодержавия «предательством» и объявил курс на вооруженную борьбу с Царской Россией. Партия Дашнакцутюн, «Гнчак» и другие объявили открытый террор самодержавию и российским чиновникам на Кавказе, многие из которых погибли от рук армянских революционеров. Сам наместник Кавказа князь Голицын 14 октября 1903 года на загородной прогулке подвергся нападению и был тяжело ранен несколькими кинжальными ударами в голову. Покушение организовала армянская социал-демократическая партия «Гнчак». Князь Голицын выжил, но вынужден был сложить свои обязанности и уехать с Кавказа.

    В итоге армянским организациям, с целью отвлечь от себя внимание самодержавия, удалось спровоцировать в 1905-1906 гг. армяно-мусульманскую резню по всему Кавказу. Затем начались столкновения армян с грузинами и иными кавказскими народами. В самый неподходящий момент для себя момент Российское самодержавие, борющееся с революционным движением 1905-1906 гг., как нож в спину получило новую проблему в виде очагов межнациональных столкновений, в которых «первую скрипку» играли армяне.

    По всему Кавказу началась резня мусульманского населения, организованная армянскими националистами, а в ответ началась резня армянского населения. Российское самодержавие, которое до этого удивлялось слабости Османского султана в подавлении армянских революционеров в Турции, теперь само поняло насколько это неуправляемый и опасный процесс. Царизм сдался и пошел на уступки Армянской церкви и организациям, приостановив действие императорского указа о конфискации имущества Армянской Церкви и о закрытии армянских школ на Кавказе…


    Иран – самая сильная страна Большого Ближнего Востока сегодня

    http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=63113

    Гость передачи «Особое мнение»: председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов

    Ведущая: перейдем к теме Ближнего Востока – очень много вопросов пришло. Действительно, в пятницу, на прошлой неделе, ближневосточный «квартет», в составе европейской, американской делегаций, российской, а также Генсека ООН Пан Ги Муна, принял по итогам встречи в Москве некое заявление, в котором осудил незаконные поселенческие планы Израиля. Призвал, как всегда это бывает, стороны к сотрудничеству, к возобновлению переговоров. Но я хочу задать вам вопрос одного нашего слушателя из Москвы: «А есть ли реальные итоги «квартета», кроме того, что красиво потусовались?»

    М.МАРГЕЛОВ: На самом деле итоги довольно скромные – говоря дипломатично. Итоги очень скромные, «квартет» во многом прошел под эмоциональными ощущениям и от визита Джозефа Байдена в Израиль и в Палестину. Эмоционально эти ощущения были, мягко говоря, далеки от позитивных. 1600 новых домов в Восточном Иерусалиме, — не могу сказать, что это было очень своевременное заявление — о строительстве этих домов со стороны израильского правительства. Конечно, всю дискуссию во время заседания «квартета» все это омрачило. Реального прогресса сегодня не видно – те два года, 24 месяца, которые дали сторонам на возобновление диалога — это, конечно, хорошо, но это откладывание проблемы в долгий ящик.

    И проблем здесь на самом деле много: это и проблема, касающаяся политики нынешнего израильского правительства, нынешнего израильского парламента, который достаточно жестко ведет свою линию. Но это и проблема у палестинцев – проблема отсутствия единства: Газа руководится ХАМАСом, Западный берег реки Иордан руководится, так или иначе, ФАТХом, и палестинцы, не выступая единым целым, единым фронтом, на самом деле являются весьма уязвимыми в своих контактах с международным сообществом и со своими израильскими партнерами.

    ВЕДУЩАЯ: Вопрос от слушателя. «Медведев заявил, что Россия будет защищать своих граждан, где бы они ни находились. В Израиле постоянно живет около ста тысяч граждан России – будет ли Россия защищать их в случае агрессии со стороны Ирана, и знает ли об этом Иран?»

    — Я, честно говоря, слабо вижу себе перспективы агрессии Ирана против Израиля. Да, в результате военной операции в Ираке, падения режима Саддама Хусейна, Иран стал, наверное, сильнейшей державой мусульманского мира, и Большого Ближнего Востока. Если Джордж Буш хотел сделать что-то антиизраильское, он это сделал, свергнув режим Саддама Хусейна – это был единственный контрбаланс для Тегерана. Сегодня Иран заявляет о себе как о сильнейшей стране, и просит всех вести себя с ним соответственно. Но то, что Иран собирается, готов или заинтересован предпринять какие-то активные действия против кого бы то ни было – я в этом не уверен.

    Исходя из реальной политики, я не верю, что иранское руководство стало бы совершать какие-то реальные агрессивные действия против кого бы то ни было.

    — Хиллари Клинтон считает, например, что применение санкций в отношении Ирана было бы своевременным — так она сказала сегодня. Оговорившись, что это худший вариант – если речь идет о применении силы. Но в основном о санкциях она говорит как уже о чем-то реальном. А у России какая позиция в отношении санкций?

    — Что касается нашей позиции – она декларировалась и осенью прошлого года, во время министерской недели на генассамблее ООН российским президентом, неоднократно декларировалась нашим МИДом. Но скажу честно, моя позиция несколько от официальной отличается. В отличие от исполнительной власти, я не считаю, что санкции это один из возможных инструментов, которые могут привести Иран к взаимопониманию с международным сообществом. Я в санкции не верю, не верю в их эффективность.

    — Какие тогда средства?

    — Дело в том, что восточную политику можно вести, если хотите, двумя технологиями: можно играть в американский футбол, тогда получается Сомали, Афганистан, Ирак. Можно играть в шахматы. В шахматы играть сложнее и дольше, но с Ираном приходится и придется играть в шахматы. Повторяю – это самая сильная страна Большого Ближнего Востока сегодня.

    — А на этой шахматной доске не может появиться такая фигура, незнакомая прежде, как ядерная бомба?

    — Вполне может. И это одна из проходных пешек, которая стоит на доске с иранской стороны сегодня. Вопрос, как помешать этой проходной пешке превратиться в ферзя, задачка чрезвычайно сложная.

    Что значить война с Ираном

    http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&

    _n=1&news_id=63399

    «Дипломатия провалилась», — заявил сенатор-демократ из Нью-Йорка Чак Шумер на конференции Американо-израильского комитета по общественным связям (The American Israel Public Affairs Committee (AIPAC)), «Иран на грани обретения ядерного оружия и мы не можем это позволить.» «Мы должны рассмотреть последнее средство,» — сказал сенатор-демократ из Индианы Эван Бай, «применение силы для того, чтобы недопустить получения Ираном ядерного оружия.» Война – «ужасная вещь,» — заявил сенатор-республиканец из Южной Каролины Линдси Грэм, но «иногда лучше начать войну, чем допустить второй холокост.» Затем Грэм рассказал о войне в которой мы, американцы, должны принять участие: «Если применять военную силу, то делать это нужно решительно. Иранское правительство необходимо лишить способности вести конвенциональную войну против соседних государств и с нашими войсками в регионе. У них не должно остаться ни одного самолета, способного летать и ни одного корабля, способного плавать.» Даниэль Плетка из Американского института предпринимательства, одного из центров неоконсерватизма, пишет: «Один вашингтонский политик сказал мне, что единственные оставшиеся вопросы – кто ее начнет и чем она закончится.» Что касается того, кто ее начнет, то нам это известно. Случаев, когда Тегеран развязал войну не припомнить, и тем более он не собирается инициировать самоубийственную атаку на сверхдержаву с тысячами ядерных боеголовок. Как и в случае Ирака в 2003 году, война будет развязана Соединенными Штатами против государства, которое на нас не нападало – чтобы лишить ее оружия, которым она не обладает. Возвращаясь к заявлению Грэма, если мы развяжем войну, то из предусмотрительности следует лишить Иран способности ответить нам. Как минимум, мы должны будем использовать авиацию и крылатые ракеты для нанесения ударов по ряду целей. В первую очередь, это иранские ядерные объекты, включая завод по обогащению урана в Натанзе, построенный американцами реактор, используемый в производстве медицинских изотопов, АЭС в Бушере, центрифуги в окрестностях Кума, завод по производству тяжелой воды в Араке. Наша проблема в том, что последние три еще даже не введены в строй и находятся под надзором инспекторов ООН. В Бушере находятся русские и нет никаких доказательств, что проект носит военный характер. Если у Ирана имеются секретные заводы, на которых идет работа над ядерным оружием, то почему нам не говорят где и не требуют, чтобы туда пустили инспекторов ООН? Почему три года назад 16 американских разведывательных служб сообщили нам, что они не существуют, а Иран отказался от программы по разработке ядерного оружия в 2003 году? Если Иран «на грани» получения бомбы, как утверждает Шумер, то все американское разведывательное сообщество должно быть обезглавлено за некомпетентность. На этой неделе, в материале под обманчивым заголовком «ЦРУ: Иран способен производить ядерное оружие», газета «Вашингтон Пост» сообщила, что новый отчет ЦРУ утверждает, будто «Иран продолжает развивать ряд способностей, которые могу быть применены в производстве ядерного оружия, если будет принято соответствующее решение.» Простите, но это чепуха. Мы можем сказать тоже самое о дюжине других стран, которые используют атомную энергию и проводят исследования в области ядерных технологий. Но давайте продолжим с блицкригом Грэма. Для того, что предотвратить контратаку, Соединенным Штатам придется разрушить 14 иранских аэродромов и все военные самолеты на земле. Нам также придется потопить все военные корабли и подводные лодки иранских ВМФ и уничтожить 200 ракетных, патрульных и быстроходных катеров в составе Революционной гвардии, иначе они займутся минированием и ударами по нашим боевым кораблям. Кроме того, критически важно в первый же день атаковать стартовые площадки иранских ракет и ракетные заводы, так как Иран, как Саддам в 1991 году, вероятно атакует Израиль, чтобы превратить войну против исламской республики в американо-израильскую. Среди других критических целей будут места расположения протовокорабельных ракет «Шелкопряд» на побережье Ирана, которые будут угрожать американским военным кораблям и танкерам, проходящим через Ормузский пролив. Любая иранская атака на корабли или минирование скорее всего закроют пролив и резко повысят мировые цены на нефть. Нужно будет нанести удары и по казармам Революционной гвардии, особенно корпуса аль-Кудс недалеко от Ирака, чтобы замедлить продвижение войск через границу в Ирак, где они будут убивать американских солдат и гражданский персонал. Тоже самое может потребоваться в отношении иранских войск на границе с Афганистаном. Учитывая положение Хезболлы в южном Бейруте, всех американских гражданских лиц вероятно нужно будет вывести из Ливана до войны, чтобы они не погибли и не стали заложниками. И насколько будут ощущать себя в безопасности американцы, находящиеся в странах Персидского залива, особенно в Бахрейне, базе американского пятого флота, преимущественно шиитском острове? И какую сторону примут шииты Ирака? Придется ли нам интернировать всех граждан Ирана, находящихся в США, как мы поступили в отношении немецких и итальянских граждан в 1941 году? Сколько террористических атак на мягкие цели в США мы можем ожидать от агентов Ирана и Хезболлы в ответ на наше убийство сотен тысяч гражданских лиц в ходе сотен ударов по Ирану? Прежде чем «партия войны» ввергнет Америку в еще одну войну, Сенат должен узнать, действительно ли Тегеран находится «на грани» получения ядерной бомбы, и почему сдерживание, которое никогда нас не подводило, не может быть успешно применено в случае с Ираном.