Франция поможет Турции

 

Правительство Франции заявило, что оно поможет Турции в открытии первой из пяти глав для вступления в ЕС, которые были ранее заблокированы Парижем во время переговоров в турецкой столице.

После встречи глав внешнеполитических ведомств Франции и Турции Ахмета Давутоглу и Лорана Фабиуса стало известно, что Франция поможет Турции открыть 22-ю статью «Региональная политика и координация структурных инструментов».

Фабиус заявил, что французская сторона достигла консенсуса по укреплению дружественных отношений с Турцией.

Эти заявления были сделаны в рамках проходящей в Париже Международной конференции по вопросам Ливии, на которой присутствуют министры иностранных дел 14 государств, включая Турцию. Пять глав были в одностороннем порядке заблокированы Францией во время президентства Николя Саркози, но позиция Парижа по вопросу вступления Турции в ЕС смягчилась после избрания главой государства социалиста Франсуа Олланда.

Ахмет Давутоглу также подтвердил информацию о том, что Франция способствует скорейшему присоединению Турции к Евросоюзу. «Мы получили четкий сигнал, что Франция снимет вето. Мы также обсудили, как членство Турции будет способствовать развитию ситуации в средиземноморском вопросе. Можно сказать, что в отношениях Турция-ЕС будет преодолено важное препятствие», — заявил глава турецкого МИД.

Турецкий министр по вопросам Евросоюза Эгемен Багыш во время официального визита в Лондон заявил, что Турция, наконец, получила хорошие новости, и напомнил, что обсуждение главы, посвященной региональной политике, пройдет во время председательства в ЕС Ирландии и должно закончиться до 30 июня текущего года.

МК-Турция

http://mk-turkey.ru/politics/2013/02/13/franciya-pomozhet-turcii-otkryt-novyj-etap-peregovorov-po-vstupleniyu-v-es.html

В ОЧЭС нет флагмана

 

 

 

Матанат Насибова

 

Со времен Советского  союза, по всему  периметру,  при активном  участии  западных стран был дан  заряд мертворожденным организациям, политическая ангажированность которых не вызывает сомнения. В их  числе и  Организация Черноморского Экономического Сотрудничества (ОЧЭС), заявил  АМИ Новости-Азербайджан политолог  Расим Агаев.

По его словам,   ГУАМ и подобные  организации  были  созданы исключительно с    единственной целью, чтобы отодвинуть  и перевести  курс экономического сотрудничества бывших советских  республик за пределы  России.

«Страны, которые являются  членами этой  организации, объединены  условно, а    функция  кавказских стран, в частности,  Азербайджана,   не  совсем понятна», — сказал политолог.

Он также напомнил, что в Советское время   зарождались  проекты,  связанные с созданием парома  каких-то  коммуникационных и топливных  сооружений.

«В  ОЧЭС нет  флагмана,  и  все противоречия, которые  имеются  между странами – участницами,  так или иначе  дают о себе  знать.  Как  известно,   взаимоотношения  между  Турцией и Россией  развиваются и без  ОЧЭС.
Точно  так же  могут  повести себя  остальные   государства, представленные в этой организации.

В целом, ОЧЭС  является  своего рода  площадкой  для обмена мнениями и   построения всяких  доброжелательных проектов, которые  соприкасаются с объективным ходом  событий,   предопределяемых  политикой глобальных игроков. Поэтому я  скептически отношусь к  деятельности этой организации,  точно так же, как и  ГУАМ,  так как  результаты деятельности этих международных объединений   показали   свою  непродуктивность  в решении  тех  или  иных  задач.

В то же время, подобные  организации созданы  не исходя из  конкретных интересов текущих, перспективных,  или   среднесрочных интересов, и являются   продуктом политических замыслов держав,  которые  считаются  ныне глобалистскими игроками», — отметил эксперт.

Что касается вопроса  по поводу  экономического   потенциала Украины  за время  председательства в ОЧЭС,  с точки  зрения   сотрудничества с Азербайджаном, эксперт считает, что отношения  между странами  с учетом государственного суверенитета  развиваются  на достаточно приемлемом уровне,  могли бы  и дальше развиться и вне ОЧЭС.

По  мнению   Агаева,  если бы  такие  крупные страны,  как  Украина,  Белоруссия и   Казахстан  могли  наладить  горизонтальное  сотрудничество, то они могли  бы служить   в идеале  серьезной  альтернативой  сегодняшней России, так как
совокупный потенциал этих стран достаточно значителен.

Однако, каждая  из этих стран, особенно  Белоруссия и  Казахстан, так  или  иначе,  привязаны  к России, и  в этом смысле попытки наладить какие-то отношения   наталкиваются на  политические  и экономические преграды,  которые  возникают моментально.

В таких странах,  как Украина, Азербайджан, Казахстан их  внешняя  политика в значительной сфере  связана с экономическими  проектами,  и  в большей степени   связана   не с объективными   потребностями их государств, а с интересами отдельных   кланов,  семей  конкретных частных элит.

«Как  только дело  доходит  до каких -то крупных проектов, эти страны   встречают серьезное  противодействие.   А если  уходят в сторону, и  пытаются   создать  свои  альянсы, зоны  сотрудничества, тогда возникают  другие проблемы,  связанные  с интересами  европейцев, турков, американцев,  которые  не собираются им уступать, или тем более  оплачивать  дорогостоящие проекты», — сказал Агаев.

С этой точки зрения   отношения  сотрудничества   Украины  и Азербайджана   являют блестящий  тому  пример.

«Допустим, Украина заключает с Азербайджаном  крупные сделки в виде
продажи   военной  техники, на которой   наживаются чиновники, которые, невзирая  на  любые факторы   воздействия,  доводят  сделку до конца. А если речь   касается   конкретных коммуникационных  проектов, то это  входит в противоречия  интересов  крупных   западных компаний.

Главенствующая  американская   политика  объективно направлена на дробление   каких- то геополитических связей, считает Агаев.

«Допустим, США  хотели  бы раздробить  Россию на несколько  частей,  чтобы  она   стала   более управляемой, тоже самое они готовы были бы  сделать  с Украиной, Белоруссией,  и так далее. С учетом таких  крупных   внешних  факторов никого не радует создание и появление  новых  геополитических конфигураций и объединений с такими  странами,  как Азербайджан  и Украина», — сказал эксперт.

Известно, что у  каждой  страны  свои  интересы, и при сильной лидирующей   роли какой-то большой страны,  другие  патронируются или мировыми державами,  или управляются  сильной державой  в  самом  блоке, считает Агаев.

«Поэтому не понятны мотивы создания подобных объединений, если, к примеру,  Украина   и  Азербайджан    без  всякого ОЧЭС   в состоянии   наладить  свои  отношения.

Наряду с этим существуют объективные  факторы,  которые надо учитывать,    выстраивая те или иные  геополитические проекты.
На  самом  деле получается, что это временные организации, потому  что если порассуждать объективно, то ни Европе, ни России, ни Америке  не до ОЧЭС», — сказал Агаев.

В то время как  мировое  сообщество  поразил глобальный  финансовый кризис,  значение  подобных мертворожденных организаций, как ОЧЭС,  совсем  не кстати, резюмировал  эксперт.
С 1 января Украина начала председательствовать в Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС).
Председательство Украины будет длиться по 30 июня 2013 года.

Официальная церемония передачи председательства от Турции Украине состоялась еще 15 декабря.

Глава МИД Украины Константин Грищенко тогда заявил, что усилия Украины в период председательства будут направлены на укрепление региональной роли ОЧЭС.  Членами ОЧЭС в настоящее время являются 12 стран: Азербайджан, Албания, Болгария, Армения, Греция, Грузия, Молдова, Россия, Румыния, Сербия, Турция и Украина.

Газ для газопроводов TANAP, Nabucco и TAP будет поставляться Азербайджаном

 

 

 

Кямал Али

Эксперт Центра Стратегических Исследований при президенте АР Гюльмира Рзаева участвовала  в работе энергетического саммита в Турции, на котором обсуждались вопросы прокладки и транспортировки энергоресурсов в Европу.
Рзаева ответила на вопросы Новости-Азербайджан:

— Чему был посвящен саммит, какова позиция Турции в энергетических вопросах?

—  11-12 октября в Турции проводился Третий энергетический саммит на высоком уровне, с участием  министра энергетики Турции Танэра Йылдыза, гендиректора  турецкой нефтяной компании «Боташ» Генела Конука, директора компании IPTK (организация по регулированию энергетического рынка Турции) Гасана Гекташа и других ответственных лиц. В основном обсуждалась энергетическая дипломатия Турции, другие вопросы внутренней экономики страны с участием турецких дистрибъютерских компаний и  распределительных структур,  их взаимодействие.

Нас интересовало выступление Т.Йылдыза. Он высказал позицию Турции по конфликту Европы с Сирией и Ираном, сказав, что, несмотря на несовпадение позиций Турции и России по Сирии, в вопросе экспорта газа Анкара и Москва сотрудничают, изолировав энергетические проблемы от политических.

Во время пребывания в Турции помощника президента Ирана Рагими он встречался с Йылдызом, и стороны не обсуждали сирийскую проблему, сконцентрировавшись на газовом  вопросе, вызванном   разногласиями Турции и Ирана по цене на газ. Когда взорвали газопровод Азербайджан-Турция, пришлось приостановить транспорт газа в Турцию из Азербайджана и Ирана, и тогда по одному звонку российский «Газпром»  компенсировал туркам нехватку газа. «Мы уверены, что такое же доброе отношение получим при случае от Ирана и Азербайджана», — добавил министр.

Йылдыз сказал, что правота турецкой энергетической дипломатии проверяется  в нынешние трудные дни, когда мир столкнулся с  напряженностью в Сирии.
В связи с газопроводом TANAP министр отметил важность этого проекта для Турции, которая ведет переговоры с рядом компаний, заинтересованных  принять участие в проекте. Министр сказал, что азербайджанская и турецкая стороны изучают предложения этих компаний.

Турция верит, что, будучи транзитной страной, сможет доставлять в Европу газ на основе здоровой конкуренции. Газ для газопроводов TANAP,  Nabucco и   TAP будет поставляться Азербайджаном, а выбор маршрута транспортировки нашего газа принадлежит консорциуму «Шахдениз 2».

— В чем заключалось ваше выступление?

— Я выступала на панельном заседании об интересах Азербайджана в реализации маршрутов транспортировки энергоресурсов в Европу, фокусируясь на Южном газовом коридоре. В настоящее время обсуждаются различные фрагменты этого проекта.

В Турции некоторые считают, что  Азербайджан, участвуя в большом количестве турецких транзитных проектов, увеличивает государственную зависимость от Турции. Я отметила, что  Турция – это страна с развитыми и прогрессивными институтами, сильной экономикой. В стране признаются арбитражные механизмы, она независима и не подвержена зарубежным  воздействиям.  Азербайджан поддерживает Турцию, как на государственном, так и на общественном уровне. Эти факторы оказывают положительное влияние на все азербайджано-турецкие экономические связи.

Азербайджан отправляет в Турцию и Европу не только нефть и газ, но также инвестирует около 17 млрд. долларов в строительство в Турции нефтеперерабатывающих и газоконденсатных предприятий.  Это делает турецко-азербайджанский экономический процесс двусторонним и обоюдно обязывающим. То есть, участие нашей страны в большом количестве турецких проектов не угрожает интересам и инвестициям Азербайджана.

— О перспективном газопроводе Nabucco на саммите говорилось?

— Высокопоставленные лица о Nabucco не говорили, так как подбор участников этого проекта продолжается. Я выступала о проектах Nabucco-West и TAP с точки зрения азербайджанских интересов. Оба проекта имеют положительные и отрицательные стороны, оба  нам интересны. Идет работа над устранением отрицательных сторон проектов.
Если Nabucco-West предоставит нам  гарантию транспортировки газа в балканские страны, тогда Nabucco-West будет для нас приоритетным, потому что в балканских странах газ стоит дорого вследствие газовой монополии «Газпрома». Эта российская компания получила право на долгие годы определять стоимость газа, фиксированную к цене нефти в балканских странах. Нам выгодно продавать там по хорошей цене газ из «Шахдениз».

Если реализуется Nabucco, и по нему наш газ поступит в Германию, мы также будем рады, так как немецкий рынок обширен и расширяется. В Германии также работает «Газпром» и немецкая компания RWE, являющаяся  партнером Nabucco West. Этой компании  принадлежит определенная часть рынка, благодаря которой мы сможем там продавать наш газ. Мы заинтересованы в сотрудничестве с газовыми импортерами, гарантирующими потребность в газе на 20-25 лет.

Проект TAP (Трансадриатический газопровод Trans Adriatic Pipeline — TAP) начинается в Греции и Турции и ориентирован на итальянский рынок. Посредством адриатического газопровода мы сможем продавать наш газ в южную Италию, оттуда на север страны и в другие богатые европейские страны (Швейцария, Германия, возможно Франция) посредством итальянской компании Snam Rete. Конечно, эти страны заинтересованы в диверсификации газового рынка.

Остается выяснить объем газовой потребности  этого  региона и зависимость консорциума «Шахдениз» от итальянской компании, определить  размер доли этой компании в распределении выгоды от продаж. Речь идет о транспортировке дополнительных миллиардов кубометров газа в Европу, так что предстоят длительные переговоры.

— Президент Азербайджана обвинил консорциум bp в нарушении договорных обязательств и снижении добычи нефти. Сможет ли bp выполнить пожелания президента?

— Обвинение президента вызвано не выполнением bp определенных обязательств. Компания не вкладывает миллиарды долларов в разработку глубоководных месторождений, вследствие чего Азербайджан недополучает ожидаемой прибыли. Нежелание bp тратиться на высокотехнологические и дорогие работы наносит ущерб нашей стране, вследствие чего и было известное выступление президента.

Уверена, что bp по силам решить свою проблему, компания понимает неприемлемость нынешней ситуации для Азербайджана.

Саммит в Сеуле: ждать ли вторжения в Иран?

 
 
 
 
 
Проходящий в Сеуле второй саммит по ядерной безопасности — знаковое событие в условиях обострения кризиса вокруг иранской ядерной программы. То, что на данную встречу не пригласили представителей Северной Кореи и Ирана — тоже вполне ясный сигнал обеим странам, что говорить будут о них, но без них.
 
Между тем, в преддверии самого саммита президент США Барак Обама уже успел сделать довольно жесткое заявление в отношении ИРИ. Во время встречи с премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, американский президент буквально заявил следующее: «Если дипломатия и санкции не дадут результатов, военное вторжение в Иран будет неизбежным».

Причем, Барак Обама даже не счел нужным пояснить, на основе каких международных правовых норм будет осуществляться данное «вторжение». Очевидно, что Россия и Китай наложат вето на любую резолюцию СБ ООН, которая позволит осуществить фактическую военную агрессию в отношении Тегерана. Отсюда следует вывод, что Вашингтон, в случае силовой развязки, готов повторить печальный «иракский сценарий» самосуда на основе подозрений в разработке оружия массового поражения.

 
Основная проблема на данный момент состоит в том, что говорить об эффективности санкций и успехах дипломатии не приходится. Именно поэтому в экспертной среде все чаще упоминается военный сценарий в качестве наиболее вероятного. На публичном уровне от Тегерана не поступает никаких сигналов о смягчении позиций. Недавнее крайне жесткое, если не провокационное, выступление президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада на конференции по Афганистану в Душанбе стало тому очередным подтверждением. Делегация США в знак протеста покинула конференц-зал: подобные инциденты наглядно демонстрируют, что стороны весьма далеки от поиска рационального диалога и на международных площадках переговорам предпочитают взаимные вербальные атаки.
 
Помимо этого, во время последнего визита инспекторов МАГАТЭ в Иран, они не были допущены на военный полигон в Парчине. В МАГАТЭ полагают, что на территории военного комплекса в Парчине могут проводиться испытания взрывчатых веществ, для чего там была специально построена большая локализационная камера. Как отмечает агентство, инспекторы МАГАТЭ уже посещали объект в Парчине в 2005 году, однако тогда этой постройки там не было, сообщает Reuters. Спустя некоторое время власти Ирана хоть и согласились допустить инспекторов на военный объект, однако, существуют подозрения, что иранцы до следующего визита, дата которого пока не определена, успеют «замести следы». У иранцев, в свою очередь, есть опасения, что инспекторы МАГАТЭ передадут США и Израилю информацию, полученную с посещенных секретных военных объектов. Учитывая нынешний характер международной обстановки трудно обвинять каждую из сторон в излишней подозрительности.
 
Один из ведущих немецких экспертов по Ближнему Востоку Михаэль Людерс в передаче «Tagesschau» дал собственную оценку складывающейся вокруг Ирана ситуации. Людерс практически уверен, что Израиль все же нанесет военный удар по Ирану. При этом эксперт считает безосновательными утверждения, что Иран в течение шести месяцев будет в состоянии получить необходимый для создания ядерного оружия обогащенный уран. В подтверждение своих слов Людерс приводит высказывания председателя Объединенного комитета начальников штабов армии США генерала Мартина Демпси: «Мы считаем, что Иран является рациональным актером. Мы также знаем, или мы считаем, что мы знаем, что иранский режим еще не решил создавать ядерное оружие».
 
Далее, эксперт поясняет, откуда появился пресловутый срок в шесть месяцев: во-первых, израильтяне опасаются, что за это время Иран сможет перенести всю свою атомную программу настолько глубоко под землю, что его ядерные объекты станут фактически неуязвимыми для военной авиации. Во-вторых, Израиль хочет вынудить Барака Обаму принять решение о военном ударе по Ирану еще до президентских выборов в США: ведь после возможного переизбрания нынешнего президента будет на порядок сложнее убедить в необходимости начала военной операции против ИРИ. Михаэль Людерс также полагает, что ядерная программа Ирана — всего лишь предлог для США и Израиля для нейтрализации геополитического конкурента. Ведь Иран, напоминает он, является последней страной на огромном пространстве между Индонезией и Марокко, которая не проводит прозападную политику. Тель-Авив не способен решить в одиночку поставленную военную задачу, но, нанеся удар по Ирану, он неизбежно втянет в конфликт и Вашингтон. И этот конфликт взорвет весь Ближний Восток, уверен эксперт.
 
Другой авторитетный политолог, президент Германского Общества Внешней Политики профессор Эберхард Зандшнайдер в отличие от Людерса, нисколько не сомневается, что Тегеран стремится заполучить ядерное оружие. Впрочем, это желание Тегерана вполне объяснимо, считает эксперт: во-первых, свою роль играют простые соображения безопасности. Ведь, в конце концов, ядерное оружие есть у Израиля, Индии и Пакистана, а также не стоит забывать про постоянное присутствие в регионе ядерных держав России и США, отмечает Зандшнайдер. Во-вторых, обладание атомной бомбой стало бы символическим компонентом долгосрочной стратегии иранского руководства, направленной на превращение ИРИ в региональную державу. Зандшнайдер не рискнул оценить вероятность нанесения Израилем удара по Ирану, однако отметил, что возможная военная операция вряд ли будет успешной и, вероятно, «подожжет» весь регион.
 
Как мы уже отмечали в предыдущих публикациях, последним шансом на мирный исход проблемы может стать очередная встреча «шестерки» с Ираном. Представители шести стран-посредников по урегулированию иранской ядерной проблемы и переговорщики от Тегерана запланировали следующую встречу на 13 апреля, однако договоренности о месте ее проведения пока нет, передает в понедельник агентство Ассошиэйтед Пресс со ссылкой на дипломатические источники.
 
Впрочем, далеко не факт, что основополагающей проблемой в иранском кризисе является ядерная программа Тегерана. Сложно не согласиться с Михаэлем Людерсом в том, что в регионе идет геополитическая борьба, в основе которой лежат попытки США заставить Тегеран действовать в фарватере собственной политики. Устоит ли режим мулл под напором Вашингтона — спрогнозировать сложно. Однако, встреча «шестерки» с Ираном, назначенная на 13 апреля, безусловно, станет во многом определяющей. И крайне жесткую риторику президентов Обамы и Ахмадинеджада следует воспринимать как часть подготовки к весьма непростому переговорному раунду в апреле.
 
Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро «ВК»
 
С полным текстом статьи можно ознакомиться на сайте «Вестника Кавказа»  
 
http://news.day.az/politics/323084.html

План управляемого хаоса в мире входит в решающую фазу


Гюльнара Инандж

Эксклюзивное интервью агентства Новости-Азербайджан с известным экспертом Тофиком Аббасовым:

— События в арабском мире сохраняют угрозу новых потрясений. Как найти пути минимизации разрушительных последствий, угрожающих не только отдельным странам, но региону и миру в целом?

— Главный урок, который вытекает из уже случившегося, на мой взгляд, выглядит следующим образом: как бы ни развивались события в отдельно взятой стране или регионе, сообществу следует строго защитить процессы от активного вмешательства сторонних сил, чтобы последние не подчиняли чужие проблемы и ожидания собственным интересам. Как только внешние силы под маской миротворцев и мировых старост ввязываются в чужие конфликты, проблемы попадают в пучину долгосрочности.

Причина очевидна. Торговля чужими интересами приносит немыслимые дивиденды, потому влиятельные страны навязывают конфликтующим сторонам свои услуги, модели разблокирования или так называемого развития. Нужно всеми силами избегать посредников и добиваться, чтобы конфликтующие стороны договаривались с глазу на глаз. Иначе жди долгосрочной беды.

— Арабские события и их распространение носят в себе и отвлекающий характер. От каких процессов, по-вашему, эти события отвлекают внимание мирового сообщества?

— Полагаю, влиятельные силы пытаются найти безболезненные для себя пути выхода из экономического кризиса. Чем шире поле разрушительных процессов, тем больше шансов задействовать их невостребованный ресурс. Все мы помним, к чему три года назад привело снижение потребительского спроса. Рухнули не только рынки сбыта, но и самые крупные финансовые пирамиды, люди перестали доверять банкам, кредитным организациям, стали тотально экономить свои сбережения. В результате лопнули планы крупнейших производителей. Потому крупные финансово-промышленные группы тормошат мировую систему с тем, чтобы простимулировать массовый спрос на товары и услуги. И перспектива большого хаоса их не пугает, а наоборот, привлекает.

— Тем временем на турецком Кипре также происходят протесты, и нельзя не согласиться с экспертами, которые считают происходящее попыткой вытеснить Турцию из Средиземного моря. То есть, идет передел мира с эпицентром ожесточенного противостояния в средиземноморском бассейне?

— В этом регионе разворачиваются очень вязкие геополитические процессы. Дело в том, что Франция и Италия, не без помощи главных своих европейских союзников, попытались сформировать средиземноморский экономический союз с тем, чтобы сконструировать полноценный, самодостаточный континентальный рынок энергоресурсов и других профилирующих позиций.

Для успеха этого мероприятия нужны гарантированные энергопоставки и слаженная функция производственной системы. Как только стало ясно, что по части перспектив энергопоставок не все складывается безоблачно, в дело пошли милитаристские технологии. Наблюдаемые нами процессы уже дают понять, что в будущем за энергоресурсы пойдет жесточайшая борьба. Что касается Турции, то она всегда была головной болью для Европы. Вспомните, что одной из главных задач Антанты в первой мировой войне было отсечение руки Османской империи от Европы.

Думаю, что актуальность этой задачи вновь прослеживается.

Америка заигрывает с Турцией ради своих тактических целей. С помощью Анкары Вашингтон пытается решить свои проблемы в старом свете, да и в передней Азии тоже.

В будущее стратегического союза США и Турции мне лично не верится.

А передел мира, рынков — процесс неизбежный и беспрерывный. В нем никто никому не уступает. Мусульманской Турции – тем более.

— Сильное противостояние Каддафи говорит об особом месте Ливии в Средиземноморском бассейне. Думается, из числа коалиционных сил есть государства, втайне поддерживающие Каддафи?

— Не будем забывать, что любая война создает немыслимые возможности для быстрого накопления прибыли. Вокруг любой военной кампании сразу же формируется пояс черного сбыта, которым, как правило, умело пользуются сведущие круги. Эти же круги наводят мосты с возможными кандидатами на влиятельные посты в переходных или будущих правительствах. Мобильные силы, набившие руку на контрабандных поставках оружия, стратегического сырья, не только набивают карманы, но и закладывают базу для реализации перспективных интересов. В этом смысле Ливия очень привлекательная страна, поскольку она занимает заметное место в спектре стратегических планов ведущих европейских экономик. Мне кажется, что дни Каддафи сочтены. И те силы, которые сегодня тайно оказывают поддержку агонизирующему режиму, как раз смотрят в будущее…

— На фоне арабских событий появился отчет Госдепа США за 2010 г., где говорится, что в Азербайджане и Армении народ лишен права смены власти демократическим путем. Провокационность контекста дала повод отдельным экспертам расценить этот отчет как открытую поддержку оппозиции в этих странах. Думается, что эта форма была выбрана специально для оказания давления на официальный Баку и Ереван. Ваше мнение…

— Доподлинно ясно, что план управляемого хаоса, над которым не одно десятилетие работали западные политтехнологи, входит в свою решающую фазу. Американцы и их европейские сподвижники пустились в поход с тем, чтобы создать мобильную базу для перераспределения власти среди национальных элит. В этой программе их определенно не устраивают сильные лидеры, политики явного предназначения. Потому им нужно разбавить политическую среду в странах, где власть контролирует ситуацию, ведет адекватную политику, и при необходимости может говорить «нет» тем планам и предложениям влиятельных сил, которые не соответствуют духу и конъюнктуре местных, региональных, а то и глобальных процессов.

В этом смысле составители отчета явно перебрали, поставив Азербайджан и Армению в один ряд. Ереванские события 1 марта доказали, что в Армении правящая военная клика в крови потопит любую силу, стремящуюся к власти. В Азербайджане же правящая партия является явным лидером, потому и находится у власти. Относительно упомянутого вами контекста из отчета Госдепа скажу лишь, что целью является как раз Азербайджан, на который США и оказывают давление. А с Арменией, где расстреливается руководство парламента, где в демонстрантов открывается огонь из автоматического оружия, тем же Штатам не стоило бы миндальничать…

— Митинги азербайджанской оппозиции сходят на нет. Наряду с этим некоторые партии и оппозиционные деятели в знак несогласия с митинговой политикой блока «Мусават и ПНФА» покинули Общественную Палату. Либеральная и Демократическая партии также выступают против митингов, считая эту форму протестов примитивной и неподготовленной. Нужны ли новые технологии для политической борьбы и новые лидеры, иначе оппозиция не сможет заручиться доверием электората?

— Силы, для которых митинги и марши стали целью политической жизни, должны серьезно призадуматься над своими действиями. Полагаю, прежде всего, они просто обязаны реформироваться. Ведь по существу эти политические организации обладают лишь пассивом, а не активом, поскольку после лета 1993 года они проиграли все выборы и растеряли электорат. Если целью этих организаций по-прежнему останется приход во власть, то лучше им самораспуститься. Первейшей обязанностью политических организаций является активное участие в реформировании общественно-политических, социально-экономических процессов. Партии должны предлагать прогрессивные алгоритмы решения злободневных проблем, критика властей в их устах должна носить не злобный, а конструктивный характер. Предлагая предметные вещи, рациональные программы действий во всех сферах жизни, они смогут завоевать популярность среди электората. В этом случае сама власть обратит на них внимание и пойдет на сотрудничество. В противном случае эти партии сгинут окончательно.

— Тем не менее, внешние акторы насторожены возможностью осложнения внутриполитической ситуации в Азербайджане и Армении. По этой причине они не поддерживают смену власти в двух странах, во всяком случае, на данном этапе, во избежание возобновления военных действий на армяно-азербайджанской границе?

— Ситуация в Азербайджане кардинально отличается от той, что царит в Армении. Очевидно, что некоторые внешние силы упорно не хотят этого признать.

В Армении стабильность эфемерна по нескольким причинам. Во-первых, изоляционистский курс довел страну до ручки.

Во-вторых, Армения почти скатилась к режимному существованию, и кажется, не хватает только комендантского часа, чтобы получился полный набор атрибутов военного положения, потому вероятность взрыва высока.

В-третьих, страны-патроны постепенно теряют надежду на то, что власть Саргсяна сможет выкарабкаться из трясины системного кризиса.

Обеспокоенность внешних сил не лишена оснований. Ереван может спровоцировать возобновление военных действий с тем, чтобы снять с повестки вопрос собственной недееспособности. Азербайджан же на этом фоне позиционируется, как состоявшийся субъект международного права, к тому же, умеющий решать не только собственные задачи, но и проблемы регионального масштаба.

Потому я категорически не согласен с тем, как некоторые зарубежные деятели ставят Азербайджан и Армению в один ряд, когда рассматривают положение этих стран и региональную ситуацию.

Армения в полном смысле этого понятия проблематичная страна. Ее власть держится на штыках. Потому и Америка, и Европа всерьез думают, как ее извлечь из стагнации.

источник — http://novosti.az/expert/20110428/295938110.html

24 апреля 1915 года. Факты, домыслы и правда

Каждый год – 24 апреля все мировое армянство, куда входит государство Армения, ее зарубежная диаспора и различного рода организации прилагают колоссальные усилия для привлечения внимания мировой общественности к событиям 1915 года в Османской империи.

Следует отметить, что напряженная работа в этом направлении в принципе идет круглый год, и приняла методичный характер с начала 1960-ых годов, когда Запад в рамках новой кампании по оказанию давления на Турцию, спустил с цепи «армянский вопрос».

С тех пор, интересно наблюдать как мировое армянство, затаив дыхание, напряженно ждет, что парламент очередной страны обсудит резолюцию по «геноциду», а самого апогея эта напряженность достигает в преддверии 24 апреля, когда все внимание армян приковано к тому, что скажет президент США по этой теме. Фактически продвижение «геноцида» стало неким культом и или движущей силой армянского народа. Этим вопросом заняты умы не первого поколения армян, которые прилагают неимоверные усилия, тратят финансы, пишут книги, проводят мероприятия, осуществляют протекцию и дают щедрые взятки по всему миру с одной лишь целью: чтоб кто-то еще подтвердил факт «геноцид армян в Османской империи». То есть большая часть армян живет не настоящим и будущим, а своим прошлым, которое как зловещий призрак постоянно маячит в армянской политике, жизни и быте.

Думаем, будет уместным сделать небольшой экскурс в создание этого армянского призрака или мифа 1915 года, поскольку психология и мировоззрение нынешних армян во многом формируется именно на событиях в Османской империи, и истерия по этому поводу будет нарастать в свете предстоящего в 2015 году столетия т.н. «геноцида» армян.

За прошедшие 50-60 лет изучением событий 1915 года занимались сотни маститых западных историков, и не секрет, что основной их целью было найти доказательства преднамеренного массового уничтожения армян со стороны властей Османской империи.

Историк, преподаватель Азербайджанского Государственного Педагогического Университета, к.и.н. Даянат Мусаев, подсчитал, что наиболее активными в вопросе изучения событий 1915 года были США и американские ученые.

Только за последние десятилетия опубликованы труды 69 американских историков по итогам их исследований в архивах разных стран. При этом данные труды изданы в разных странах, в том числе и в самой Турции.

Западными исследователями были подняты османские реестры начала 20 века, из которых стало ясно, что в Османском государстве 29 выходцев из армянской общины имели самый высший государственный титул в Османской империи – титул «паша».

Также 22 армянина были министрами, 33 членами парламента, 7 послами, 11 генеральными консулами и консулами. Среди министерских постов, занимаемых армянами, были такие в высшей степени важные, ключевые должности, как министры иностранных дел, финансов, торговли и почт. В 1913 году должность министра иностранных дел Османской империи занимал армянин Габриель Норадугян. То есть в среднем 20-30% всех высокопоставленных чиновников Османской империи являлись армянами. И это при том, что по последней переписи 1914 года армянское население Османской империи составляло 1,294 миллиона человек или же чуть больше 5% населения.

В этом и процентном соотношении различных национальностей можно убедиться, посмотрев «Документы переписи 1914 года Османской империи».Становится видно, что общая численность населения (сумма всех миллетов) Османской империи составляла 20 975 345 человек.

Ныне армянские и некоторые западные историки пытаются убедить мир в том, что за все время существования Османской империи армян притесняли, грабили и убивали. Однако эти «историки» намерено утаивают факт того, что как же тогда армяне, которых грабили, убивали и унижали, сумели занять очень высокие позиции в Османском государстве и обществе. По логике этих историков получается, что армяне, сидевшие на ключевых должностях, и являются соучастниками притеснения и даже истребления армян в Османской империи?

Проблемы в Османской империи с армянами назревали давно, поскольку власти страны закрывали глаза на откровенно националистическую пропаганду развернутую Западом среди армян Османской империи, посредством открытых многочисленных армянских школ, приходов, обществ, газет и организаций. Однако начало Первой Мировой войны ясно показало османским властям какими тяжелыми проблемами может обернуться спонсируемая из-за рубежа агитация национализма среди армян.

Согласно архивным документам и сообщениям иностранных дипломатов того времени становится ясно, что часть армянского населения и чиновников Османской империи в прямом смысле предали и подняли бунт против своего государства:

Из сообщений английского посла в Османской империи Уильяма Лангера: «…еще в 1878 году патриарх армянской церкви заявил, что они готовятся к свержению турецкого правительства и присоединению к России…»

Обращение армянского главаря Арама Турабяна от 5 августа 1914-го года: «Турецкое правительство объявило мобилизацию, но мы не будем воевать против нашей второй родины – Франции и тем более против России (оба государства воевали против Османской Турции – прим. автора). Я призываю вас записаться добровольцами во Французскую армию…» В тот день записались 400 добровольцев.

Согласно архивным данным недовольное мобилизацией армянское население Зейтуна подняло восстание против Турецкой власти. В феврале 1915 года правительство было вынуждено перебросить туда войска из Марама. И это в то время, когда Турция воевала на четырех фронтах: Кавказском, Восточном, Западном и Балканском.

В другом письме посол Уильям Лангер отмечает: «…армянские политические лидеры, офицеры, солдаты начали дезертировать в массовом порядке. Депутат меджлиса от Эрзерума Гаро Пастырмаджан во главе армянских солдат и офицеров 3 -ей Армии перешел на вражескую сторону – к России. Они сожгли села Меркеху, Иштуджу и вырезали местное население. Затем разгрому подверглись села Башгала, Сарай и Баязет. Армянские бандформирования во главе с Арамом и Вартаном захватили Ван. Впоследствии, создав там генштаб, они сдали его русским…»

Напомним, что руководитель армянской делегации на Парижской мирной конференции по итогам Первой Мировой войны, Богос Нубар паша признавал факт создания армянских войск (более 150 тысяч), воевавших против Османской Турции, что по его словам и привело к ухудшению отношения к армянам. К армянским отрядам во главе с Андраником, он причислял 50 тысяч турецких армян. Богос Нубар отмечал, что все это делалось в надежде на то, что с помощью Европы или России удастся добиться для Армении права на независимость, как «воюющей» на стороне Антанты.

Напомним, что в своей речи от 12 декабря 1985 года в Палате Представителей Конгресса США, конгрессмен Стефан Золярц сказал, что после долгого изучения архивов, он сделал вывод, что не сможет юридически представить события 1912-1922 годов в Османской империи как акт геноцида армян, поскольку в эти годы армян погибло гораздо меньше, чем говорилось (1,5-2 миллиона), в то время как мусульман погибло более чем 2,5 миллиона (это только в Анатолии).

Американский демограф, профессор Джастин Маккарти, всесторонне изучив статистику данного периода, заключил, что тогда погибло не 1,5-2 миллиона, как утверждают армяне, а намного меньше. Наряду с армянами погибло более 2,5 миллиона анатолийских мусульман. Он также объясняет это голодом, болезнями, разбоями, межобщинными столкновениями и т.д.

Армянская сторона чтобы доказать наличие «геноцида» используют только показания американского посла Генри Моргентау, который служил в Стамбуле в 1913-1916 годах и не приводи источников и доказательств своих слов.

Однако его приемники посол Джеймс Стефенсон и верховный комиссар Марк Бристоль, не поверив столь наивным словам Моргентау на основе армянских баек, проводят свое исследование документов, которые напрочь опровергли версию намеренного уничтожения армян.

В частности американский миссионер Джеймс Бартон, который возглавлял организацию помощи Ближнему Востоку, целью которой было облегчение «страданий армян», признавал, что не может остановить злонамеренной пропаганды армян против мусульман.

Учитывая массовый переход армян на сторону противника и вооруженное насилие армянских бандформирований против мирного населения, правительство приняло решение об их переселении и аресте некоторых так называемых «активистов».

Что касается даты 24 апреля ежегодно отмечаемой всем армянством, то в этот день вообще не погибали армяне, и дата это взята ими в прямом смысле «с потолка».

24 апреля 1915 года турецкое правительство приняло указ об аресте около 600 армянских писателей, журналистов, врачей, националистически настроенной интеллигенции. Вскоре многие из них были освобождены, а поджигатели войны были привлечены к уголовной ответственности. То есть никаких казней, убийств или чего то подобного в этот день не было и противоположное доказать никто не может.

По поводу причин событий 1915 года есть интересная статья в газете «New-YorkTimes» от 1923 года. В ней журналист, описывая реальные события, происходящие в то время, обращается к читателю со следующим вопросом: «предположим, что мы (США) воюем с Мексикой, и наши войска отправлены на фронт охранять границы. И вдруг из наших войск отделяются негры (темнокожие), которые переходят на сторону противника. Другая часть негров в тылу, подрывает линии коммуникаций и терроризует мирное население. Чтобы мы сделали с неграми? Как бы мы их наказали? Надо также учесть, что в отличие от наших негров, армяне в Османской империи имели равные права!».

То есть американский журналист просто и популярно показывает, какую негативную роль сыграло армянское население Османской империи в судьбе государства да и армянского народа тоже.

Другим предметом постоянных фальсификаций является численность армян погибших в тот период в Османской империи.

Согласно последней переписи (кстати начальником статистического управления являлся армянин Мкртыч Шинабьян) населения Османской Турции армянское население в 1914 году перед началом Первой Мировой войны составляло 1,294 миллиона человек. После войны армянское население империи составляло 123 тысячи человек. Согласно данным, в Россию переселилось 420 тысяч, в страны Европы – 455 тысяч. Учитывая эти факты, можно уверенно заявить, что во время Первой Мировой погибло около 300 тысяч армян: от голода, болезней, разбоев, межобщинных столкновений и т.д.

Согласно данным азербайджанского исследователя Али Гаджизаде, сохранилось письмо представителя армян во Франции Богос Нубар паши от 12 декабря 1918 года, адресованное министру иностранных дел Франции (оригинал в архиве министерства архивы МИД Франции, Серия Восток, Армения, том 2, фолио 47).

Вот что пишет Богос Нубар паша «Общее число депортированных оценено от 600.000 до 700.000 душ. Цифры, которые я вам привожу, отражают лишь уцелевших, находящихся сейчас на территории, завоеванной союзными войсками. Что касается оставшейся части депортированных, разбросанных еще в пустынях, у нас до сих пор нет никакой информации на их счет». Это письмо написано 12 декабря 1918 года, тогда как по утверждению армянских и ряда западных историков «геноцид армян» продолжался несколько лет, а согласно письму Богос Нубара в МИД Франции, написанному спустя почти 4 года становится ясно, что в Османской империи еще живет 600 – 700 тысяч уцелевших армян плюс те которые по выражению Богос Нубар паши «разбросаны по пустыне».

Однако есть еще один нюанс, который опровергает данные армянской стороны о числе погибших в Османской империи армян. Как отмечает А.Гаджизаде, чуть более 900 тысяч из них проживали на тех территориях, армянское население которых подлежало депортации согласно закону о депортации 1915 года. Остальные проживали в Стамбуле и его окрестностях, в Измире, в Месопотамии, в Алеппо и других областях. Историки, пишущие о геноциде армян почему-то обходят вниманием тот факт, что армяне проживающее в вышеупомянутых местах, так и остались жить в своих домах, и никаких претензий со стороны властей к ним не было. «Этот факт очень и очень не удобен как для армян, так и для отстаивающих их точку зрения историков, ведь если в стране совершается геноцид против какого-то этноса, то с чего бы эта выборочность? Почему армяне, живущие на востоке «подвергаются геноциду» а армяне, живущие на западе нет. Также не попали под действия закона о депортации часть тех армян, которые жили на черноморском побережье», — резонно констатирует Гаджизаде.

Дело в том, что депортации подверглись прифронтовые районы Османской империи, где армянские банды, подстрекаемые и вооружаемые западными державами и царской Россией, вступали в армии этих стран, дезертировали из османской армии, занимались шпионажем и саботажем против османской армии. В результате действий армянских банд внутри страны снабжение турецких войск на фронте было значительно усложнено. Армянские вооруженные отряды нападали на железнодорожные составы, на небольшие отряды турецких войск, а также на мирные деревни, которые фактически оказались беззащитными перед армянскими бандами. Кроме этого в составе армий стран Антанты были созданы армянские воинские подразделения, которые также воевали против Османской империи. Союзники обещали армянам автономию в случае победы, их нисколько не смущал тот факт, что армяне не составляют большинства населения не в одном вилайете Османской империи. Однако армяне об этом вопросе думали, они по ходу действия начали «очищать» территорию так называемой «Турецкой Армении» от иных национальностей. На этих территориях помимо армян проживали курды, турки и черкесы. Целые деревни стирались с лица земли, уничтожались вместе с населением. Местное мусульманское население пыталось спастись бегством, в результате чего образовалось огромное количество беженцев.

С целью пресечь армянский саботаж и предательство, а также массовые потери среди гражданского населения прифронтовых регионов, Османское правительство, принимает решение депортировать армян, проживающих здесь в тылу — вглубь страны. Армяне, проживавшие в других регионах страны, в том числе в столице не были переселены, и благополучно живут там, по сей день.

Подведя итоги можно констатировать, что именно предательство Османской империи со стороны проживавших в ней армянских националистов, привело к трагедии и массовым потерям среди народов, населявших империю. И армянский народ тогда пострадал намного меньше, чем турецкий, ставший жертвой грязных политических игр армянских националистов, проливших кровь нескольких миллионов тюрков и мусульман, ради создания «великой Армении».

Кроме того, армянские бандформирования периодически в 1905-1906, 1918-1920, 1948-1953 и 1988-1993-годах совершали акты геноцида и депортаций против азербайджанцев, но почему-то, эти факты нигде не обсуждаются и не признаются. Ведь только во время событий 1918 года (согласно материалам Чрезвычайной Следственной Комиссии правительства АДР) в Шемахинском уезде было уничтожено 58 деревень и убито более 8 тысяч жителей, в Губинском уезде уничтожено 122 деревень, убито более 16 тысяч человек, в западном Азербайджане в 199 деревнях убито более 135 тысяч человек. Массовые убийства совершались также в Бакинском, Гейчайском, Карабахском, Зангезурском, Иреванском, Нахичеванском, Ленкоранском уездах Азербайджана, в провинциях Южного Азербайджана. В общей сложности, по мнению историка Даяната Мусаева, армянскими националистами было убито около 2 миллиона азербайджанцев.

Возникает резонный вопрос, почему мировое сообщество, ведущие державы, не придавая значения явной фальсификации армянами истории, стараются признать выдуманный «геноцид армян», а неопровержимым фактам геноцида азербайджанцев не дают должной огласки? Что заставляет мировое сообщество закрывать глаза на совершенный армянскими бандами каких-то 18-20 лет тому назад, геноцид мирного азербайджанского населения Ходжалы, Гарадаглы, Малыбейли, Агдабана и других населенных пунктов Азербайджана?

Для сравнения приведем некоторые статистические данные: в мире признаны геноциды в Хатыни (в Беларуси, число жертв – 149), Лидице (в Чехии, — 172 жертв), Сонгми (в Южном Вьетнаме, — около 500 жертв) и т.д. Но ни одна из них не сравнится ни по масштабу, ни по степени зверства совершения с перечисленными выше актами, а также с геноцидом в Ходжалы (613 жертв), которым мировое сообщество до сих пор не дало должной оценки.

На эти риторические вопросы должны ответить в первую очередь международные организации, зарубежные политики и правозащитники денно и нощно пекущиеся о правах человека, однако не замечающие вопиющих фактов преступления против человечности, совершенных армянскими националистами, некоторые из которых ныне находятся у власти в Армении. Эти армянские руководители — бандиты по совместительству, сегодня преспокойно разъезжают по западным столицам, где цинично рассуждают о европейских и общечеловеческих ценностях, тогда как у них самих руки по локти в крови мирного населения.

Ризван Гусейнов

Турция передала Азербайджану все права на переговоры о поставках газа в Грецию

Транзитное газовое соглашение с Турцией будет подписано в ближайшее время

Акционеры проекта «Набукко» рассматривают Азербайджан как основное звено этого проекта. Как сообщает 1news.az, об этом заявил глава отдела по связям с общественностью компании Nabucco Gas Pipeline International GmbH Кристиан Долезал в рамках V Каспийской нефтегазовой торгово-транспортной конференции в Баку. По его словам, потребление газа в Европе с каждым годом растет, поэтому Европа проявляет большой интерес к этому проекту. «Подписанные между Азербайджаном и Еврокомиссией соглашения о реализации Южного энергетического коридора являются, можно сказать, одной из первых законодательных баз для реализации проекта. Акционеры «Набукко» продолжают переговоры с Азербайджаном, и в зависимости от результатов будет принято решение о финансировании данного проекта. Мы ожидаем, что это решение будет принято к концу года», — отметил К. Долезал. Он также отметил, что консорциум Nabucco Gas Pipeline International GmbH проводит переговоры с Международной финансовой корпорацией и Европейским инвестиционным банком. «Нами завершен детальный инжиринг в Турции, и с этого года мы начали его осуществление в Грузии. Консорциумом проведено 150 общественных обсуждений по этому проекту. Кроме того, нам предстоит договариваться с 300 тыс. землевладельцами в связи с прокладкой трубопровода. Все эти вопросы мы думаем решить к концу этого года», — сказал представитель консорциума.

К. Долезал подчеркнул, что консорциумом также проводятся переговоры с Ираком, однако Азербайджан рассматривается как основной поставщик. «Проект «Набукко» является очень амбициозным и привлекательным, и он принесет дополнительные инвестиции Азербайджану», — добавил он. Отвечая на вопрос о позиции России по данному вопросу, К. Долезал отметил, что это европейский проект, и европейские финансовые институты и компании смотрят на его реализацию с оптимизмом.

В свою очередь, как отметил в ходе конференции представитель Евросоюза в Азербайджане Ролан Кобиа, ЕС рассматривает Азербайджан как надежного партнера и уважает все принятые им решения в отношении реализации Южного энергетического коридора. По его словам, Евросоюз рассматривает Азербайджан как связующее звено в реализации проектов Южного коридора. «Потребность в газе в Европе растет, и мы, конечно же, заинтересованы в новых поставщиках. И Азербайджан является одним из таких важных поставщиков», — сказал Р. Кобиа. Относительно позиции России в этом вопросе представитель Евросоюза отметил, что России следует уйти от стереотипов «холодной войны». «Мы живем в глобализированном мире, и Европейский союз, и суверенные страны сами решают, как строить свои отношения. В связи с этим мы уважаем суверенное право Азербайджана и других стран»,- заявил он. При этом Р. Кобиа отметил, что Россия остается главным партнером Евросоюза в энергетической сфере. «Мы против монополии на рынках, поэтому будем поддерживать все альтернативные проекты», — добавил он.

Между тем, как сообщил директор по развитию бизнеса турецкой компании Botas Левент Озгюль, соглашение по поставкам азербайджанского газа транзитом через территорию Турции в Европу будет подписано в ближайшее время. По его словам, все права на переговоры о поставках азербайджанского газа в Грецию турецкая сторона передала Азербайджану. «Сейчас Азербайджан самостоятельно будет вести переговоры с Грецией о поставках газа, но это не значит, что Турция не будет брать плату за транзит», — сказал Л. Озгюль. Касаясь нерентабельности трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) для Botas, представитель компании заявил, что «БТД является гордостью как Турции, так и Азербайджана». «Но существуют коммерческие проблемы, которые надо решить, чтобы компания не несла убытки, относительно чего ведутся переговоры с Азербайджаном. Все переговоры между Турцией и Азербайджаном должны проходить не в судебном порядке, а по-дружески», — сказал он.

По его словам, Азербайджан является вторым после России основным поставщиком газа в Турцию. «Мы на сегодняшний день получаем из Азербайджана более 6,6 млрд. кубометров газа. Кроме того, Азербайджан является основным источником поставок «голубого топлива» по Южному энергетическому коридору. К 2017 году в Турцию также будет поступать газ с месторождения «Шахдениз-2», — сказал он. «К 2015 году мы намерены модернизировать наши газотранспортные сети до греческой, болгарской и сирийской границ, по которым также планируем экспортировать азербайджанский газ», — отметил Л.Озгюль. Выражая свое отношение к проекту «Набукко», он подчеркнул, что Botas считает этот проект реальным. «Мы проводим определенные переговоры по реализации этого проекта и, конечно же, рассматриваем Азербайджан как основной поставщик газа», — подчеркнул он. По словам Л.Озгюля, Турция также рассматривает и иракское направление газа, откуда планирует к 2016-2017 годам получать 14-15 млрд. кубометров в год. Он также отметил существенное продвижение в переговорах и по проектам TPAO и ITGI.

Азербайджан желает посредством территории Греции иметь доступ на энергетический рынок Италии, заявила на конференции сотрудница Центра стратегических исследований Азербайджана Гюльмира Рзаева. По ее словам, в связи с произошедшими в странах Ближнего Востока и Северной Африки процессами роль Азербайджана на энергетическом рынке Европы может возрасти, так как европейским потребителям нужен надежный партнер. При этом она отметила, что Азербайджан пока не сделал выбора между европейскими проектами Южного коридора, и каждый из них рассматривает детально. В связи с этим проект ITGI (Турция-Греция-Италия Интерконнектор) привлекателен для Азербайджана, но как и у «Набукко», у него есть свои достоинства и недостатки. При этом Г.Рзаева подчеркнула, что Азербайджан заинтересован в диверсификации маршрутов поставок своих энергоносителей.
А.ХАЛИЛОВ
№ 2509(68) Ср., 20 Апреля 2011

Источник — Эхо
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1303297080

«Я ПОЛЬКА, ГОРДАЯ СВОИМ КАВКАЗСКИМ ПРОИСХОЖДЕНИЕМ» (ЗУЛЕЙХА ЯДИГЯР)

ПОЛКОВНИК ВОЙСКА ПОЛЬСКОГО ВЕЛИ-БЕК ЯДИГЯР
Александр Костин, политолог, Азербаджан

4апреля 1990 года на варшавском мусульманском кладбище состоялись похороны Вели-Бек Ядигяра. Он был похоронен с воинскими почестями с участием почетного караула Войска Польского. В последний путь его провожали близкие родственники, друзья. Был отдан почетный салют, оркестр отыграл траурный марш Шопена. Молитвы над могилой отслужил имам варшавского и белостокского прихода Александр Али Халецкий.
20 век, страшный и героический, полный предательства, обмана миллионов и массового героизма, век, в наследство от которого достался нам наш мир, в котором мы живем, перемешал в чудовищном историческом миксере миллионы судеб самым невероятным образом.
Хотя, случайность – чаще всего непознанная закономерность. В чем же она? Есть она и в необычайной судьбе многих людей разных национальностей, оказавшихся очень далеко от дома, разбросанных по свету страшным взрывом большевистского переворота и гражданской войны.
Разные судьбы. Незаметные и известные, связывающие наши народы самым неожиданным образом. Печатались в нашей прессе статьи, посвященные вкладу поляков в развитие азербайджанской науки, культуры, архитектуры, промышленности. Но процесс был отнюдь не односторонним. Были и азербайджанцы, без преувеличения можно сказать, прославившие Польшу.
«Велибек Садигбек оглы Ядигяров родился 31 сентября 1898 г. в селении Текели Борчалинского уезда Грузии в семье потомственных беков.
После окончания Тифлисской военной гимназии в 1916 г., поступает добровольцем на службу в 1-й Дагестанский кавалерийский полк. Участник Брусиловского прорыва.
Революция 1917 г. застает Велибека Ядигярова во время учебы в Киевском Училище Офицеров Артиллерии, которое он так и не окончил — в 1918 г. он возвращается в Азербайджан и поступает на военную службу в ВС Азербайджанской Демократической Республики. Сразу же направлен в Карабах в чине командира взвода.
После вторжения 11-й Красной Армии в Азербайджан в апреле 1020 г., Велибек Ядигяров, продолжавший службу в Шеки, вместе с разрозненными подразделениями Шекинского кавалерийского полка, отходит с боями на территорию союзной Грузии и до марта 1921 г. продолжает бои с большевиками.
В марте 1921 г. эмигрирует в Турцию, а в ноябре 1922 г. — в Румынию. С 1923 г. -на службе в ВС Польши в чине майора — командира эскадрона 10-го кавалерийского полка в Ланцуте.
В 1928 — 1930 гг. проходит обучение в Высшей Военной Школе Войска Польского, заканчивает ее с отличием. По окончании учебы получает назначение в штаб кавалерии в г. Барановичи (Novogrodska VK) в чине ротмистра.
В 1933 г. написал «Военно-исторический очерк о Татарском уланском полку Войска Польского им. Мустафы Ахматовича».
С 1936 г. — заместитель командира 7-го Люблинского уланского полка им. К.Сосковского.
В время вторжения Вермахта в Польшу в сентябре 1939 г. был начальником штаба Мазовецкой кавалерийской бригады. Пленен, но отпущен немцами на свободу, как иностранный гражданин. Однако Велибек Ядигяров сразу же присоединяется к Армии Крайовой и становится командиром полка «Olen». Активный участник Варшавского восстания 1944 г. С весны 1945 г. командирован в штаб при командире 2-го Польского Корпуса Владиславе Андерсе. Участник боев при Монте-Кассино.
После войны, с 1949 г., переезжает в Аргентину и живет в Буэнос-Айресе.
Скончался там же в 1971 г.

Награды:
— Орден АДР «За храбрость»;
— Польский «Золотой крест с мечом»;
— Польский орден «За храбрость»;
— Крест Армии Крайовой.

(Ш.Назирли, «Расстрелянные азербайджанские генералы», Баку, 2006)

Из воспоминаний Зулейхи-ханум Ядигар-Калиновской, дочери прославленного героя:

«Для меня было большой честью предложение Бюллетеня Армии Краёвой написать воспоминания о моём отце – АКовце. Я волнуюсь, потому что это приглашение от коллег из АК, и еще потому, что могу написать в бюллетень, знакомый мне с детства и молодости. Ведь в этот бюллетень – тогда он издавался в Лондоне – часто писал статьи мой отец.
Дипломированный полковник Вели-бек Ядигяр был для послевоенной Польши противоречивой фигурой. С одной стороны, он считался нежелательной личностью: „белогвардеец”, в молодости воевавший за независимость своей первой родины – Кавказа; с другой стороны, его уважали видные польские военные деятели, которые говорили (в 70-х годах), что „Вели не обязан был оставаться верным Польше, поскольку был азербайджанцем”. В этом отношении высказывания моего отца всегда были одинаковы: – „Остаться в Польше во время войны было моим долгом”.
Вели бек Ядигар родился в октябре 1898 г. в родовом имении Такало, принадлежащем к району Борчалы (также родовому) в Азербайджане. Красивый, богатый, гостеприимный край. Юноша Вели-бек бросил учебу и пошел на войну. Борьба за свободу Кавказа закончилась тем, что в 1918 году Азербайджан, Грузия и Северный Кавказ провозгласили независимость, признанную de facto и de jure Лигой Наций. Когда Красная армия вновь заняла Кавказ, отец и его старший брат – Аббас Али (Арчил-бек Ядигяр) получили распоряжение отца (владельца Борчалы) немедленно покинуть родные края. Юноши перебрались в Грузию, а оттуда бежали на пароходе в Европу. Во время краткого пребывания в Стамбуле им стало ясно, что быстрого возвращения домой не ожидается. В это время несколько стран (Турция, Греция, Франция и Польша) открыли свои границы и предложили политической убежище молодым офицерам с Кавказа, обещая при этом продолжение военной карьеры. Молодые братья Ядигяр выбрали далёкий ”Лехистан”. Это не было случайным решением – в их родовом имении служил поваром Мартин Яницкий – польский повстанец 1863 года. Вечерами, после своей работы, старый поляк рассказывал молодым кавказцам ”байки” о свободе и как за неё сражаются. Эти рассказы о подлинных событиях вызвали в молодых головах восхищение и уважение к народу, который так долго мог бороться за свою независимость – именно поэтому они выбрали Польшу.

В 1921 году Вели-бек и его старший брат приехали в Польшу. Их приняли очень радушно. После прохождения различных курсов для офицеров отец получил первое назначение — в 10 полк Конных Стрелков, который стоял в Ланьцуте. Во время очередных маневров он получил высокую оценку генерала Януша Глуховского (военного вице-министра и первого командира 7 полка Люблинских Уланов). Генерал и его жена Мария занялись молодым кавказцем. По указаниям генерала отец закончил Высшее Военное Училище (выпуск 1930-32), а затем был переведен в 7 полк уланов, с которым был связан до конца своей жизни.
Окружение, в котором он находился, было в основном легионерским. Закадычным другом отца стал генерал Станислав Гжмот-Скотницкий. Может быть, из-за него отец, который никогда не служил в легионах, стал легионером по своим взглядам. Трижды в жизни он встречался с маршалом Пилсудским. Первый раз — во время подготовки к экзаменам в военном училище. Перед свиданием с невестой он засиделся в Бельведерской библиотеке. Сильно опаздывая, он выскочил из дворца, не успев застегнуть по уставу длинный войсковой плащ. На бегу он натолкнулся на человека, который оказался Первым Маршалом Польши, Юзефом Пилсудским. Увидев перепуганную мину отдающего честь молодого человека, маршал с улыбкой спросил: ”А скажи-ка, парень, красивая она?”. ”Так точно, пан маршал!”- прозвучал ответ. ”Ну беги, только плащ свой застегни”.
Следующая встреча была во время визита важных гостей из Турции. Маршал потребовал: ”Позовите мне этого турка, пусть переводит”.
„Турком” был мой отец. Третьей и последней встречей была 3-минутный почетный караул у катафалка маршала в мае 1935 года. Война застала отца на посту научного директора в Центре обучения кавалерии в Грудзензе. Он вернулся в свой полк и принимал участие в сражениях. Был взят в плен немцами. Через несколько месяцев был освобожден как „auslender”, т.е. чужестранец.
Немедленно по прибытии в Варшаву отец начал создавать 7 конспиративный уланский полк; был создателем и командиром ”Оленя” вплоть до 1944 г. Из рассказов „его хлопцев” – как он сам их называл – знаю, что был очень строгим и аккуратным командиром, но при этом его очень любили. Все считали, что с ним всегда ”счастливая звезда”, солдаты шли на задание спокойно, когда он шёл с ним – знали, что ничего плохого не случится. Из-за личной дружбы с генералом Бур-Коморовским у отца было две функции в АК. Кроме своего любимого полка, он был начальником отдела кавалерии в главном командовании. Я родилась в 1942 году в столичном городе Варшава, моя мать Ванда была связной в „Олене” а я „помогала” ей возить секретную почту в моей детской коляске. Когда был создан подчинённый СССР аппарат власти в Польше, звучали призывы к восстанию в Варшаве, а Красная Армия занимала восточные польские земли, генерал Бур-Комаровский дал отцу личный приказ выехать на запад, а также обещание, что восстания пока не будет. 17 мая 1944 года мы покинули Варшаву и выехали в Вену.
Получив трагическую новость о начале восстания, отец вернулся в Польшу. К сожалению, было уже слишком поздно. Полк был почти полностью уничтожен при неудачной атаке на здание гестапо у аллеи Шуха. Тогда отец, сохранив полковое знамя, которое было закопано на территории имения Белковских, отдал свой последний приказ: распустить полк.
В эти драматичные и, как оказалось, последние минуты на польской земле отец отыскал моего деда, Станислава Эминовича, который после смерти на улице моей бабушки – Ядвиги (Булгарин-Эминович) бродил по руинам Варшавы. Отцу удалось покинуть (вместе со своим тестем) свою вторую родину на последнем немецком эвакуационном поезде в те минуты, когда советские танки начали входить в Варшаву. Семья воссоединилась в Вене и после трех месяцев пути добралась до Италии. Из Италии вместе с польской армией мы поехали в Англию. Сначала мы жили в лагере Тилсток, комендантом которого был отец, потом перебрались в Лондон. Родители все время искали во временных лагерях своих товарищей из АК.
Для меня, единственного ребенка, это незабываемые времена. Мне было четыре года, я была любимицей друзей моего отца: генерала Бур-Коморовского и его очаровательной жены Ирены, генерала Януша Глуховского и его жены — моей крестной матери, генерала Владислава Андерса и полковых товарищей. По желанию подчиненных отца из „Оленя” моё крещение было отложено (в своё время) на послевоенное время. Оно состоялось в Лондоне 28 декабря 1947 года. Крестной матерью была, как я уже вспоминала, жена генерала Глуховского, крестным отцом – генерал Казимир Соснковский, которого представил генерал Бур-Коморовский (вспомнить собственное крещение – это удивительное чувство…).
Я была с отцом в тот день, когда польские боевые знамена были переданы в музей в Лондоне, тогда я не понимала, почему все такие серьезные, почему у генералов слезы на глазах…
После войны и демобилизации нам не оставалось ничего, кроме эмиграции. Мы попали в Аргентину. Приплыли 28 февраля на военном транспорте. Вместе с нами на корабле были люди, у которых не было ничего – даже никаких документов. Сейчас же по прибытии отец приступил к созданию военных организаций: Независимого Товарищества Армии Краёвой в Буэнос-Айресе (много лет он был его председателем), Товарищества 7 Полка Уланов, а через некоторое время – Союза Кавказцев. Наконец, он стал вице-председателем Организации порабощенных народов Европы „Liberación Europea”; её председателем был литовец, генерал Теодор Даукантас, большой друг поляков.
Через четыре года после приезда в Аргентину после долгой и тяжелой болезни умерла моя мать.Она до конца мужественно занималась нашим скромным хозяйством и в меру возможностей общественной деятельностью. После её смерти на отца легла ответственность по воспитанию единственной дочери. С работой было нелегко, особенно польскому офицеру-профессионалу. Первые несколько лет он работал в порту грузчиком на разгрузке судов, потом на текстильной фабрике, тоже как рабочий. Впрочем, не он один был в таком положении. Польские офицеры, часто уже немолодые, работали ночными сторожами (например, дипломированный полковник Земовит Грабовский), рабочими на разных фабриках (например, генерал Ежи Завиша – на фабрике синтетических материалов). Потом, одинокие, в преклонном возрасте, они умирали в приютах для стариков.
По мере взросления я делила своё время между учёбой, общественной деятельностью и ведением хозяйства, позднее еще и работой. 13 декабря 1971 года Ядигар скончался от третьего инфаркта.
Некоторое время спустя я поехала в Польшу, а потом в Англию. Я хотела показать многие памятные вещи и бумаги его товарищам. И в Варшаве, и в Лондоне меня необычайно тепло приняли. Один из незабываемых моментов — когда генерал Пелчиньский водил меня по лондонскому музею подпольной Польши. Товарищество выпускников Высшего Военного Училища, Главный совет SPK во главе с председателем Собоневским, Полковое Товарищество и многие другие организации воздали мне все почести, причитающиеся моему отцу.
Два года спустя я переехала в Испанию, в 1980 году вышла замуж за Ежи Калиновского, которого знала еще в Аргентине, внучатого племянника святого Рафала Калиновского.
4 августа 1990 года я перезахоронила прах моих родителей на мусульманском кладбище в Варшаве, с участием почетного караула Войска Польского. Так моя мечта исполнилась. Полковник Ядигар возвращался на свою вторую любимую Родину. Это стало возможно благодаря большой помощи моих хороших друзей и товарищей отца. Аргентина и Польша вместе преодолели организационные трудности.
Не знаю, как закончить эти воспоминания. Может быть, так: отец воспитал меня как польку, гордую своим кавказским происхождением.

Мадрид, май 2003».

Вернемся к началу нашего повествования. Так в чем же кроется наша непознанная закономерность? Почему дома, построенные польскими архитекторами так вписались в наш ландшафт, что без них нельзя представить Баку? Почему многие поляки заявляют, что центр Баку похож на Варшаву? Даже Балтика поразительно похожа на Каспий (если не считать температуры воды). Почему именно в Баку польские ученые Потоцкий и Схибиньский первыми в мире разработали способ добычи нефти со дна моря? В общности судеб? Но они похожи у многих других государств, получивших недавно свободу, за которую боролись сообща. Кстати, помнит ли сегодня jкто-нибудь, сколько поляков было в рядах армии Независимого Азербайджана 1918 – 1920 годов?
В июне 1918 года, когда Баку был оккупирован силами Антанты, в Гяндже генерал Самед бек Мехмандаров начинает формирование Азербайджанской национальной армии. Туда же направляются Вели и Арчил бек Ядигяры. Присоединяются к ним и остальные братья и двоюродные братья: Давуд бек Ядигяр, Мамед бек Ядигяр и Рахим бек Ядигяр. Так вот, среди офицеров новой армии было много поляков. Ядигяр упоминал фамилии генерала Сулеймана Сулькевича, расстрелянного большевиками в 1920 году, полковника конной артиллерии Эугэнюша Дунин Марцинковского, поручиков Бравчинского и Поплавского. Рядом с ними служили капитан Ежи Клосовский, капитан Чарнецкий, капитан Павловский, капитан Томисич, полковник Дзевульский, капитан Снетловский, капитан Родзевич и другие. (Правда, был также и поляк Левандовский, командовавший 11 Красной армией, оккупировавшей республики Южного Кавказа,но это уже другой вопрос)

И еще. В этой истории рано ставить точку.
В конце жизни, будучи тяжело больным, Вели бек Ядигяр начал диктовать дочери свои воспоминания, заканчивающиеся периодом его службы в армии АДР. Это бесценный материал для азербайджанских историков. К сожалению, пока он не опубликован.

Перезагрузка России и Центральная Европа

(«Center for European Policy Analysis», США)
Честная оценка исторических достижений, ставших результатом польско-российского сближения, а также ограничений, с которыми в последующие годы наверняка столкнутся, как данное сближение, так и улучшение внутреевропейской политики.
Эдвард Лукас (Edward Lucas)

Никто из наблюдателей, следящих за отношениями Польши с Россией в последние несколько столетий, посоветовал бы варшавским стратегам относиться к востоку с оптимизмом. Начиная с разделов Польши в конце 18-го века и заканчивая разгромом восстания 1863 года, маршем Красной армии против новорожденной Второй республики (чему помешало Чудо у Вислы в 1920-м году), пактом Молотова-Риббентропа 1939 года, в рамках которого Польша была разделена между нацистской и советской империями; Катынью в 1940 году и поддержанным Советами введением военного положения в 1981 году – список этот столь продолжителен и трагичен, что патологическая историческая травма кажется нормальной и неизбежной реакцией. На этом фоне «перезагрузка» отношений с Россией Владимира Путина, начавшаяся в 2009 году, является выдающимся эпизодом дипломатической истории, заслуживающим тщательного рассмотрения.

Другие страны не последовали этому примеру, хотя история Польши отражена и в других странах региона. Чехословакия уцелела от разрушения в ходе войны, но пережила вторжение 1968 года под руководством Советов. Венгрия пострадала как от разрушений военного времени, так и от вторжения. Румыния потеряла территории, отошедшие к Советскому Союзу (и, в отличие от Польши, не получила ничего). Прибалтийские страны Эстония, Латвия и Литва потеряли больше всех, будучи буквально стерты с карты после насильственного присоединения к Советскому Союзу.

Однако на недолгий период в 1987-89 годах все народы региона были, похоже, готовы оставить тени прошлого в прошлом, потому что советское руководство в лице Михаила Горбачева (и российское руководство в лице Бориса Ельцина) превратилось из источника страха в источник надежды. Впервые за историю империи зла Кремль был более реформаторским – зачастую гораздо более реформаторским – чем седеющие динозавры, управлявшие государствами-сателлитами. Люди в порабощенных странах заворожено наблюдали как Андрей Сахаров обретал общегосударственную известность в Москве, как КПСС теряла свою монополию на власть, СМИ становились свободными, а преступления прошлого были признаны одно за другим.

Было возможно, хотя, вероятно, и нереалистично, представить, что весь пост-коммунистический мир отправится в сторону свободы и реформ дружеской толпой. В 1988 году, будучи корреспондентом в бывшей ГДР, я очаровано наблюдал, как восточногерманские подростки выстраиваются в очередь, чтобы почитать советские пропагандистские материалы, которых они раньше избегали: теперь же они поглощали их, потому что в них рассказывалась правда об истории, которую их собственные СМИ до сих пор хранили под замком. Спустя несколько месяцев, в разгар «бархатной революции» в Чехословакии, я посетил своего друга-диссидента, извинившегося передо мной за ожидание: он задержался, потому что обсуждал по телефону тактики протеста с «Андреем». Это был Андрей Сахаров. В Литве, после убийственного и неумелого советского разгрома в январе 1991 года, я видел, как у здания литовского парламента росли горы цветов, украшенные российскими и литовскими трехцветными флагами с траурными ленточками. На одном из них была простая надпись «простите нас». Лозунг «За вашу и нашу свободу», олицетворявший собой единство польских, литовских и русских демократов в 1863 году, приобрел реальное значение. Однако это продолжалось недолго. Ущерб, нанесенный принудительным соседством в советском стиле, был слишком силен.

Да и в Москве чувства охладели. Многим русским было сложно понять, почему их бывшие союзники столь недружелюбны. «Прибалтика от нас отказалась», — с грустью сказал мне либерально настроенный друг, когда я встретился с ним в 1992 году в Санкт-Петербурге. Ему было непонятно, как страны, бывшие раньше столь близко, сегодня могли заявлять о введении визового режима для России. Когда к концу десятилетия страны Восточной и Центральной Европы начали двигаться в сторону НАТО, страдания в России превратились в ярость. Это была уже не просто неблагодарность, это было предательство. Запад не имел никакого права посягать на регион, который всегда был передним двором России. А странам региона нечего было прыгать в постель к Америке. Политики вроде Евгения Примакова, главы разведки, ставшего министром иностранных дел (и, со временем и на короткий срок, премьер-министром), говорили, что присоединение к НАТО было особенно «непозволительно» для прибалтийских государств. Русские не понимали, что чем больше они жалуются, тем больше гарантия того, что их бывшие сателлиты будут приняты в альянс.

Множеством других способов Россия укрепила окружающих в подозрениях о том, что по-прежнему сохраняет старое имперское мировоззрение и амбиции по поводу региона, лежащего между Балтийским и Черным морем. Она мошенничала с поставками природного газа. Ее шпионы были дерзки и энергичны. Российское влияние в СМИ, политике и общественной жизни иногда бросалось в глаза, иногда было скрытным, но всегда оставалось нежеланным. Кроме того, Россия решила возродить самые неприятные части советской историографии. Г-н Путин заявил на пресс-конференции, что пакт Молотова-Риббентропа был не более, чем отменой несправедливой сделки, к которой Советскую Россию принудили в конце Первой мировой войны. Отрицание убийства в Катыни 20 тысяч польских офицеров и резервистов, ранее предназначенное для ограниченной группы маргинальных экстремистов, стало частью официальной идеологии СМИ и политиков. Людей, оспаривавших нео-советский взгляд на историю, называли «фашистами».

На этом фоне перезагрузка Польши поразительна. Она началась с незаметного решения в 2007 году организовать совместную рабочую группу по «сложным историческим вопросам». Многие подняли это на смех. Как можно было приравнять русский список кажущихся обид (польская неблагодарность за «освобождение» 1945 года, негодование по поводу смерти советских военнопленных в 1920 году) с фантастическими преступлениями сталинской эпохи? Однако насмешники (и я был одним из них) оказались неправы. Уверенная работа историков принесла серьезную пользу – они находили архивы, выявляли факты, уточняли цифры, даты и время. Споры по поводу толкований продолжаются, но основные факты того, что, когда и с кем произошло, никогда еще не были так ясны или менее оспариваемы.

Следующая фаза перезагрузки началась, когда г-н Путин посетил в 2009 году балтийское побережье Польши, чтобы принять участие в мероприятиях, отмечающих годовщину нацистского нападения 1939 года. В ходе этого визита он почти извинился за пакт Молотова-Риббентропа. Опять же, для многих этого оказалось недостаточно. Российский лидер представил пакт, как ужасную ошибку, а не отвратительное преступление: вводя в заблуждение, он поставил пакт в один контекст с другими сделками, заключенными другими странами (как, например, французско-британское предательство Чехословакии).

Но этот визит подготовил почву для другого: совместного ознаменования 70-й годовщины Катыни, проведенного г-ном Путиным и г-ном Туском. Вид г-на Путина, скорбно преклоняющего колено перед мемориалом, был поразителен. Не менее поразителен был тот факт, что фильм о расстреле, снятый величайшим польским режиссером Анджеем Вайдой, был показан по российскому телевидению. Но возможности для придирок еще оставались. Г-н Путин выступил с заезженным и заведомо ложным сравнением между судьбой русских военнопленных в Польше после 1920 года (чья смерть стала трагедией, но не результатом массового убийства) и судьбой польской нации, [чьи лучшие представители были ]убиты по прямому приказанию советского руководства.

Однако по-настоящему замечательной стала реакция на трагическую авиакатастрофу в апреле 2010 года, в результате которой погиб президент Лех Качиньский и десятки высокопоставленных польских чиновников. Г-н Путин, явно расстроенный, публично утешал г-на Туска, заявив, что расследование камня на камне не оставит и будет проведено под его личным наблюдением. Фильм Анджея Вайды был показан вновь, на этот раз не по каналу «Культура», а в прайм-тайм на одном из самых популярных телеканалов страны.

Желающие попридираться по мелочам по-прежнему могли найти причину. Нельзя сказать, чтобы Россия безусловно извинилась перед Польшей за преступления советского прошлого. (Это как если бы современная Германия неохотно признала, что Холокост был, и что ответственность за него несет Третий рейх, однако продолжала бы держать под замком архивы Освенцима и отказываться выплачивать компенсацию за убитых там людей.) Россия по-прежнему оспаривает в Страсбурге иск, поданный родственниками жертв Катыни. Остаются и другие невыясненные исторические вопросы.

Одноко это не стало проблемой. Политический климат изменился настолько, что (мягко говоря) различающиеся толкования истории превратились во второстепенную политическую проблему, перестав быть метафорой для отношений. Это огромный сдвиг. При предыдущих польских правительствах прошлое бросало тень на настоящее. Любое событие в России рассматривалось через призму реваншистского, нео-советского и угрожающего поведения. Собственные сильные стороны Польши недооценивались, принципиальные слабые стороны России игнорировались.

В первую очередь изменилось восприятие с польской стороны. Для полоноцентричных комментаторов может показаться удивительным, но русские не просыпаются с утра в раздумьях о польской истории. Эгоцентризм – это постоянная характеристика русского политического мышления, как и почти намеренное игнорирование «маленьких» стран (на самом деле, население Польши составляет почти 40 миллионов человек, но для страны с населением в 140 миллионов и крупнейшей территорией в мире, это все равно мало). Русские сердятся по поводу стран, вроде Грузии и Эстонии, когда им кажется, что те «провоцируют» Россию. Они могут осерчать на Украину, если она «крадет» русский газ. Но при наличии возможности, большинство русских (и большинство русских политиков) предпочитают не думать о таких странах, как Польша, точно так же, как нельзя ожидать, что американец будет тратить много времени, беспокоясь о внутренних делах или внешней политике Мексики. У России достаточно своих собственных проблем.

В Польше все было наоборот. У каждого поляка есть мнение о России, обычно негативное. Это создает благодатную почву, как для искренних, так и для сеющих раздор политиков. Гениальность подхода Туска и Сикорского к польской внешней политике состоит в том, что они перестали искать дешевой популярности, и начали думать о реальных национальных интересах Польши. Просто невозможно, чтобы Польша была заинтересована в плохих отношениях со всеми ближайшими соседями (и, можно поспорить, что не нужно иметь плохих отношений ни с кем). Особенно превратно искать поводы для ссоры с обоими важными соседями, полагаясь на поддержку дальних стран, таких как Соединенные Штаты, или даже той же Британии («знаем – плавали», могут сказать на это поляки). Качество и количество внимания, которое Польша может ожидать получить в Вашингтоне, не сравнится с польской нуждой во внешней поддержке, особенно если она находится в прохладных отношениях, как с Берлином, так и с Москвой. Это был тупик, в который загнало страну предыдущее правительство Ярослава Качиньского.

Польша была (по крайней мере, в своих собственных глазах) героем. Он стала сверхпреданным союзником в Ираке и Афганистане. Ее спецслужбы с радостью сотрудничали в ЦРУ по программам выдачи преступников и другим контртеррористическим операциям. Варшава энергично выступала за членство в НАТО для Украины и Грузии, за Литву и за права человека и политические свободы в Белоруссии. Но она все равно оставалась в изоляции.

Германия, Франция и другие крупные европейские страны просто не принимали Варшаву всерьез. Это было правительство, выступавшее с дипломатическими протестами в ответ на неблагоприятное освещение в СМИ (что является табу в Европейском Союзе или между любыми странами, считающими свободную прессу непременной частью законного и конституционного порядка). Даже вашингтонские «ястребы» из администрации Джорджа У. Буша морщились от некомпетентности, путаных приоритетов и нереалистичных ожиданий, исходящих от их главного восточноевропейского союзника. Один чиновник сравнил Польшу той эпохи (это было сказано глубоко в контексте, и я цитирую по памяти) с любимой, но плохо обученной собакой. «Я ее обожаю, — сказал он. – Но она гадит на ковер, раздражает соседей, все время лает, вылизывает мое лицо, когда я пытаюсь работать, и клянчит еду».

С начала перезагрузки Польша ведет себя по-другому. Она не только не ищет поводов для ссоры, не лает и не скулит, но и помогает решать проблемы вместо того, чтобы их создавать. Вероятно, крупнейшим дивидендом перезагрузки стало улучшение отношений с Германией. Никогда еще в истории Польши они не были лучше. Вместо параноидальной, раздражительной позиции, обе стороны полны теплых слов. Когда перед декабрьскими выборами Радослав Сикорский захотел выступить с жестким посланием к белорусскому режиму, он отправился туда вместе со своим немецким коллегой Гвидо Вестервелле. У г-на Туска отличные отношения с канцлером Германии, общепризнанной полонофилкой Ангелой Меркель. (С Россией, личные отношения в первую очередь существуют между г-ном Туском и г-ном Путиным; отношения г-на Сикорского и его коллеги Сергея Лаврова можно описать как граничащие с сердечными.)

С точки зрения Германии, сегодня Польшу можно охарактеризовать как Salonfähig [вхожую в приличное общество]. Влиятельное пророссийское лобби в Германии не может возражать против хороших отношений с Польшей, когда сама Россия этого не делает. Между Польшей и Германией еще есть проблемы (например, она бы хотела, чтобы польское меньшинство в Германии получало такой же уровень образования, как и этнические немцы в Польше, и ее по-прежнему немного беспокоит реваншистская риторика, исходящая из некоторых уголков консервативного Христианско-демократического союза г-жи Меркель).

В некотором смысле, Польша выделяется из своего окружения. У других стран никогда не было таких плохих отношений с Германией (г-н Качиньский, похоже, считал Германию не меньшей угрозой, чем Россия). Но никто из других стран не стал и подлизываться к России подобным образом.

Под талантливым руководством Карла Шварценберга, Чешская Республика остается «ястребом» по правам человека и энергично выступает по таким вопросам, как энергетическая безопасность и поддержка «Восточного партнерства» (попытка ЕС сосредоточить свое внимание на Армении, Азербайджане, Белоруссии, Грузии, Молдавии и Украине). В Венгрии Виктор Орбан демонстрирует вызывающий беспокойство подход «а-ля Путин» к СМИ и судебной власти, но его отношения с российским премьер-министром можно охарактеризовать как очень холодные. Национальная энергетическая компании Венгрии MOL пытается избавиться от нежеланного российского акционера, компании «Сургутнефтегаз», известной своей скрытной схемой собственности. В 2006 году г-н Путин предпринял попытку избавиться от исторических призраков, витающих над отношениями с Венгрией, извинившись (как всегда, довольно двусмысленно) за советское вторжение 1956 года. Он также дистанцировался от советского вторжения в Чехословакию. Это помогло разрядить отношения, но не возымело того преобразовательного эффекта, как в случае с Польшей.

На юге и на востоке ситуация тоже непростая. Россия сильно надавила на Хорватию, чтобы заручиться ее сотрудничеством в трубопроводной дипломатии. Отношения России с Сербией и с боснийской Республикой Сербской хорошие. Но она поссорилась с новым болгарским правительством, которое считает, что Россия использовала Софию в своих интересах по нескольким энергетическим вопросам. Отношения с президентом Румынии Трайаном Басеску всегда были ужасными: идеализированный образ Румынии, как романской страны, окруженной морем славян и мадьяров, подогревает в румынах глубокий скепсис по поводу России, вне зависимости от партийной принадлежности и идеологии. Для России критерием успеха в Юго-Восточной Европе является трубопровод «Южный поток», который должен соперничать с поддерживаемым ЕС проектом «Набукко» (и принести тому несчастье). «Набукко» несет газ из Средней Азии, с Кавказа и из Ирака в Европу через Турцию. «Южный поток» несет российский (и среднеазиатский) газ в Европу через Черное море. Оба проекта не в очень-то хорошей форме, но «Набукко» гораздо ближе к реальности. Десятилетие задирок, восхвалений, выкручивания рук и фанфаронства в энергетической дипломатии Москвы принесли поразительно мало результатов.

Это, между прочим, отражает часто неверно понимаемую роль России в регионе. В сравнении с любой отдельной страной среди новых членов ЕС, Россия действительно похожа на сверхдержаву; однако в сравнении с Евросоюзом в целом Россия выглядит хило во всем, кроме своего ядерного арсенала. Кремль может нанести большой вред Грузии или Украине или Латвии. Но он не в состоянии затеять драку со всем Евросоюзом. Это не означает, что бывшие порабощенные народы могут полагаться на единую политику ЕС в отношении России. Но это означает, что Россия подходит к своим отношениям с ЕС с позиций фундаментальной слабости.

Как же следует трактовать на этом фоне особенную и удивительную «перезагрузку» Польши? Многие вполне обоснованно приветствуют спокойный и сердечный тон в отношениях между Москвой и Варшавой. Само по себе исчезновение одной лишней проблемы является приятной новостью. Но суть дипломатии не в том, чтобы поддерживать хорошие отношения и сохранять спокойствие. Задача дипломатии состоит в том, чтобы решать вопросы и продвигать национальные интересы. Второстепенным, но важным вопросом является защита интересов союзников. И в этом отношении программа польского правительства слегка отличается от реальности. Как и в случае с внутренней политикой (которую я как-то описал для журнала Economist как «выглядеть хорошо и не делать ничего»), презентация внешней политики довольно значительно превосходит ее практические достижения.

Начнем с Германии. Нет никаких сомнений, что Германия воспринимает Польшу всерьез (объем торговли между двумя странами в три раза больше, чем экспорт-импорт Германии с Россией). Она соглашается с польскими пожеланиями по Белоруссии. Она согласилась на план действий НАТО в чрезвычайных обстоятельствах, предполагающий, что немецкие войска будут гибнуть, защищая Польшу от (крайне маловероятного) военного нападения из России. Однако Германия по-прежнему ценит свои отношения с Россией. Германия умышленно затягивает решение таких вопросов, как Грузия и Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Она вообще не горит желанием ускорить интеграцию Украины в ЕС или НАТО. Она с прохладцей относится к таким вопросам антлантической политики, как миссия в Афганистане. Лишь в этом году она, наконец, откроет свой рынок труда для рабочих из «новых» членов ЕС, таких как Польша – в то время как Британия, например, сделала это еще в 2004 году.

Германии не нравится идея либерализации услуг внутри ЕС, что приведет к оживлению деловой активности в новых государствах-членах, имеющих энергичную, гибкую и многоязычную рабочую силу. Германия по-прежнему тесно связана с Россией в области энергетики и поддерживает строительство трубопровода «Северный поток» по дну Балтийского моря несмотря на решительные возражения Польши. Короче говоря: Германия ведет себя вежливо и дружелюбно, но она не является союзником Польши в том смысле, что жертвует своими собственными важными интересами ради Варшавы.

То же самое, только еще более явно, верно и в отношении России. Правда то, что напряженность была сглажена. Торговля процветает, что означает рабочие места, зарплаты и инвестиции. Объем торговли между двумя странами еще далек от уровня, который привел бы к экономической зависимости: на самом деле, учитывая запланированный терминал для приема сжиженного природного газа и вероятную разработку запасов сланцевого газа, Польша все больше снижает свою зависимость от главного экспортного продукта России. Россия понимает, что не может ссориться с Польшей, не влезая в драку со всем Евросоюзом. А с разумным г-ном Туском у руля, Евросоюз с гораздо большей готовностью придет Польше на помощь, если Россия начнет вести себя неприятно.

Все это желательные перемены. Но Россия ничуть себя не затруднила, чтобы помочь Польше. Расследование авиакатастрофы под Смоленском шло медленно и небрежно. Это привело к возникновению различных теорий заговора и излишне осложнило жизнь г-ну Туску. Многие поляки собирают невыясненные вопросы, окружающие любое крупное новостное событие, и увязывают их в паутину интриг и убийственных намерений: почему на аэродроме не была установлена самая современная система приземления? Почему свидетели называют разное время падения самолета? Откуда появился таинственный туман? Почему российские авиадиспетчеры, ответственные за произошедшее, исчезли из виду? Почему официальный российский отчет возлагает всю вину на польскую сторону, и никакой вины на российскую небрежность и некомпетентность? Ответы вполне просты. Самолет действительно опаздывал, а его пассажиры торопились. Пилоты испытывали давление, так как должны были доставить свой VIP груз в правильное место и вовремя. Они приняли неверное решение посадить самолет в неблагоприятных условиях, подлетая к аэропорту на слишком низкой высоте. И высокое дерево, выросшее в неправильном месте в неправильное время, зацепило крыло президентского самолета, лишив экипаж возможности совершить аварийный взлет. Любящие теории заговоров поляки считают, что русские способны на многое, но даже они не могут приписать им это ключевое, фатальное дерево.

Но российская сторона все равно усложнила г-ну Туску задачу отражения атаки конспирологов. Новости о том, что электронное оборудование (мобильные телефоны, персональные компьютеры и прочее), принадлежавшие погибшим полякам, подверглось перед возвращением родственникам погибших проверке и разборке, указывали на подлое любопытство со стороны российских спецслужб. Задержки и оставшиеся без ответа вопросы разжигали подозрения о том, что что-то не так. Однако правда состоит в том, что расследование проходило так, как работает практически все в российском бюрократическом аппарате: медленно, скрытно и без особой заботы об интересах общественности.

Россия также не торопится разобраться с невыясненными вопросами «сложных исторических проблем», Это еще может измениться, возможно, даже вовремя, чтобы помочь г-ну Туску победить на повторных выборах этой осенью. Но сейчас все выглядит так, будто Россия забавляется с Польшей: подцепив ее на крючок отношений, где провал равносилен политическому ущербу и необходимость демонстрировать хоть какие-то признаки успеха жизненно важна, Москва демонстрирует нечестный и интриганский подход. Мало кто среди поляков испытывает какие-то иллюзии по поводу новых русских друзей.

Действительно, сложно утверждать, что вежливая дружелюбность на официальном уровне и немного теплых личных связей между высокопоставленными фигурами представляют реальные перемены в направлении позитивного, динамичного сотрудничества, схожего, например, с отношениями между Польшей и Швецией. У «перезагрузки» нет ни глубины, ни масштаба американской попытки восстановить отношения с Россией: у Польши нет тесных связей с российскими военными. Более того, Россия, похоже, решила оставить тактические ядерные ракеты в анклаве Калининград, граничащем с Польшей. Кроме того, у двух стран нет официального диалога по вопросу защиты прав человека, схожего с тем, что Майкл Макфол из Совета по национальной безопасности США упорно ведет со своим российским коллегой Владиславом Сурковым.

И у американской, и у польской «перезагрузки» есть схожие преимущества. Они разрядили проблематичные отношения, подарив политикам пространство для маневра и освободив время, чтобы сосредоточиться на более важных вопросах. Однако, у них есть и схожие издержки. Они снимают с России давление по поводу защиты прав человека и вопросов доброжелательного соседства. Они рискуют оставить малые страны и лидеров оппозиции в самой России в изоляции и без защиты. Они отказываются от позиции морального и стратегического превосходства в пользу прагматичного подхода, ориентированного на результат. Возможно, это то, чего хотят избиратели; политиков нельзя винить слишком сильно за желание сосредоточиться на очевидных проблемах и попытки отложить в сторону то, что похоже на второстепенные вопросы. Тем не менее, стоит разложить по полочкам некоторые риски польской перезагрузки.

Польскому подходу не хватает гарантий поддержки. После испорченной американской перезагрузки, когда Вашингтон объявил об изменениях в своих планах ПРО в годовщину советского вторжения в Польшу, администрация Обамы поняла, что следует значительно улучшить свои коммуникации и успокаивать новые государства-члены западного альянса в рамках НАТО (это пришлось сделать, преодолев возражения Германии, а Берлину, тем временем, было позволено приписать себе эту заслугу). Администрация Обамы поддержала планы беспрецедентно масштабных военных учений в Балтийском море – и новые учения запланированы на этот («Янтарная надежда»/Amber Hope) и следующий («Стойкий джаз»/Steadfast Jazz) год. Госсекретарь США Хиллари Клинтон считается решительным сторонником региона (хотя ее дипломаты иногда и демонстрируют более руссоцентричный подход). Америка посылает на конференции [в странах региона] высокопоставленных дипломатов (на недавней конференции по безопасности в Литве было особенно много высокопоставленных представителей Совета по национальной безопасности, Госдепартамента и других органов управления, пересекших Атлантический океан с единственной целью принять участие во встрече). Президент Барак Обама даже нашел время, чтобы позвонить латвийскому премьер-министру Валдису Домбровскису, чтобы поздравить его с победой на выборах в прошлом году. Общее население Латвии и Литвы составляет менее шести миллионов человек.

А вот Польша ведет себя несколько по-другому. Дипломатическая депеша, опубликованная сайтом WikiLeaks, раскрывает, что Польша возражала против решения НАТО распространить планы на случай чрезвычайных обстоятельств на прибалтийские страны. Предположительно, Варшава опасалась, что расширение планов на северо-восток сделает их менее надежными. Польша не демонстрирует особого интереса в улучшении дорожных, железнодорожных и межсистемных связей с прибалтийскими государствами. Она позволила банальным проблемам, связанным со школьной программой образования, реституцией собственности и использованием польских букв вроде «ł» в официальных документах, испортить свои отношения с Литвой. Г-н Сикорски заявил, что не поедет в Литву, пока не будут удовлетворены польские требования. Многие в Латвии и Эстонии считают подобный подход вздорным и потакающим своим прихотям. В результате их страны тоже страдают.

Справедливости ради стоит заметить, что Польша придала новый вес ранее агонизирующей Вышеградской группе (включающей также чехов, словаков и венгров). Сегодня Польша считает ее полезным центральноевропейским собранием в рамках ЕС. У Польши отличные связи с Чехией, а сотрудничество с Венгрией по вопросу сменяющегося каждые шесть месяцев президентства ЕС (сейчас президентом является Венгрия, а Польша заступит на это место в июле) проходит без сучка, без задоринки. Польша также попыталась найти точки соприкосновения с режимом в Белоруссии. Когда эта попытка провалилась на фоне неожиданного преследования оппозиции после декабрьских выборов, Польша жестко лоббировала в пользу белорусской оппозиции и выделила щедрые денежные средства на помощь.

Однако дух прагматизма все еще витает. Польша не сделала ничего, чтобы поддержать выступивших в защиту демократии калининградских демонстрантов, когда в прошлом году они были избиты и брошены в тюрьму. Она в основном молчит по поводу нарушений прав человека в России (хотя и заявила, что поддержит визовый запрет для тех, кто был замешан в убийстве в результате пыток юриста Сергея Магнитского). Она также не стала поднимать шум по поводу решения Франции продать России боевые корабли класса «Мистраль» и по сути отказалась от попыток помочь Грузии.

Все это оправданно в краткосрочной перспективе. Было бы несправедливо ожидать, что Польша возглавит кавалерийскую атаку против российских танков, особенно в тот момент, когда большинство других стран ЕС (и Америка) продемонстрировали готовность заключать сделки с преступным режимом в Кремле. Однако факт остается фактом: если ее не сдерживать, Россия является для региона пагубной силой. Она ведет хорошо финансируемую психологическую войну против прибалтийских государств и Финляндии. Ее проникновение в руководящие структуры ЕС поразительно и тревожно. Слабость, продемонстрированная органами ЕС в ответ на войну в Грузии, должна стать поводом для глубокого беспокойства. То, что Россия слаба и находится в упадке, не означает, что она неопасна (и, кроме того, будущие правители вполне могут прельститься идеей устроить конфронтацию с соседями, чтобы получить народную поддержку и отвлечь людей от ужасных проблем дома).

Наилучший способ иметь дело с Россией для стран ЕС и НАТО это выступать максимально единым фронтом. Неспособность к этому играет на руку жестокому клептократическому режиму в Кремле, не желающему отказываться от планов на старую империю. Эти российские устремления возлагают особенную ответственность на крупные страны, которые должны показать, что отношения с Кремлем не развиваются за счет малых или более слабых стран. Америка смогла так сделать. Тоже самое можно сказать и про Германию, с тех пор как к власти там пришла Ангела Меркель. Польша должна последовать их примеру.
Оригинал публикации: Essay: Russia’s Reset and Central Europe
http://www.inosmi.ru/europe/20110305/167102115.html

Через 20 лет миром будет править американская «диктатура демократии»

Роман Темников.
Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с экс-советником президента Азербайджана по вопросам внешней политики, известным экспертом-арабистом Вафой Гулузаде:

— В течение шести месяцев в Египте должны пройти президентские выборы. Уже сейчас некоторые эксперты полагают, что генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Мусса, который в следующем месяце покинет данный пост, становится наиболее вероятным кандидатом в президенты Египта. Каково Ваше мнение на этот счет?

— Президентом Египта может быть и Амр Мусса, и любой другой египтянин, но суть не в этом. Суть в том, что в Египте имела место не политическая революция, а социальный взрыв. Поэтому новым властям Египта необходимо будет заниматься социально-экономическими вопросами: вопросами зарплат для бюджетников и цен на рынке, улучшением социального положения простого народа и т.д. Я не знаю, сможет ли этим заниматься Амр Муса. Он всю жизнь сидел в Лиге арабских государств, до этого был главой МИД, то есть не занимался экономикой.

— Под влиянием событий в Тунисе и Египте начались волнения в Йемене, Иордании, Алжире и теперь уже в Иране. Постигнет ли правящие режимы этих стран участь правящих режимов Туниса и Египта?

— Мир меняется, и в современном мире большую роль играет Интернет. Обратите внимание, что за всеми последними событиями в мире стоит молодежь, в том числе и в Иране. Мобильная связь и социальные сети поднимают молодежь по всему миру.

Что касается конкретно этих стран, то в Иране, помимо социальных требований, есть политические, направленные на свержение правящего режима мул. Да и правящий режим в Иране более репрессивный. Поэтому в Иране не получится мирной смены власти. К тому же к беспорядкам в Иране могут добавиться и воздушные удары со стороны Израиля по ядерным объектам. У Алжира другая специфика, заключающаяся в том, что эта страна толком еще не вышла из гражданской войны, которая шла между официальной светской властью и исламистами.

Безусловно, американцы будут использовать весь свой вес, чтобы в этих странах к власти пришли светские силы.

В Египте, Тунисе, Иордании и Йемене нет опасности прихода к власти исламистов. Только в Алжире не совсем понятно, так как там очень сильны исламисты. К тому же не обязательно, чтобы во всех этих странах проходили революции. К примеру, в Иордании нет необходимости в революции, так как король провел реформы сверху, быстро разделил власть с оппозицией, отдав ей половину мест в парламенте, и продолжает предпринимать другие меры для снижения социальной напряженности в обществе.

Несомненно, также и заинтересованность внешних сил, в частности США, которые также будут влиять на процессы в этих странах.

— Недавно в Судане прошел референдум о самоопределении Южного Судана, на котором 98,83% участников отдали голоса за отделение Юга и создание независимого государства. Сможет ли этот факт стать прецедентом для других стран?

— Референдум об отделении Южного Судана – очень нехороший прецедент, потому что на основе таких прецедентов США будут устанавливать новый мировой порядок. Такой раздел выгоден США, так как после раздела Судана обе его части будут ориентироваться только на США. Судана, как такового, уже нет, а его нефть будут использовать американцы и члены их команды.

Уверен, что первым делом этот прецедент ударит по России, ведь в России много сепаратистских движений, особенно на Северном Кавказе. Я уже не говорю о том, что этот прецедент ударит по нам – это мелочи. То есть, сценарий раздела страны превратился в реальность. В начале кровавые войны, а потом мирные переговоры. На них люди понимают, что лучше, чем каждый день погибать в огне, разделиться и жить порознь.

— Каким Вы видите новый мировой порядок?

— Думаю, что мир будет меняться. Я давно говорил об однополярном мире, под которым я подразумевал США и группу союзников. Сейчас уже однополярный мир создан: США, Европа, Япония, Южная Корея и в целом все те страны, ориентирующиеся в своей внешней политике на США, в том числе страны Балтии, Грузия и бывшие союзники России – Балканские страны.

Мир, безусловно, не будет чисто однополярным, как мы это себе привыкли представлять. То есть, это не будет жесткий диктат одной страны, будет вертеться ряд маленьких полюсов под общим руководством США. Дело в том, что США – демократическое государство, и управлять миром Вашингтон будет посредством диктатуры демократии.

Это будет система государств по разделению полномочий, типа всеобщего разделения труда. Мировому сообществу не нужна война и противостояние, а кооперация по примеру коалиций государств, вместе воевавших в Ираке. К примеру, коалиция стран по выполнению функций МЧС в мире – некая полувоенная структура.

А все это будет находиться под наблюдением США. При этом американцы не намерены на кого-либо давить и заставлять. Все будет на приемлемых условиях.

— Подчинится ли Россия однополярному миру США?

— Уверен, что в будущем и Россия будет в поле действия США. Если в России такие одиозные личности, как Жириновский, кричат о необходимости вступления в НАТО, или раздаются возгласы о необходимости отделения Кавказа, то все это говорит о том, что мы все находимся на заре новой эпохи передела мира. И это естественный процесс. Развалилась огромная могучая империя – СССР, и после этого должен последовать передел мира.

Теперь США нацелены последовательно, без какой-либо войны, поглощать Россию. Путем бизнеса и создания совместных предприятий, культурным путем и т.д.

Уже сегодня Арбатов говорит, а почему бы России не участвовать в военных операциях НАТО в Афганистане. При этом он имеет в виду не участие в наземной операции, а в воздушной. То есть, получается, что российская авиация под командованием американцев будет наносить воздушные удары по талибам? Как будто это не означает участие в боевых операциях в Афганистане…

Все это говорит о тяжелом положении России и о грядущих серьезных переменах, которые всех нас ожидают.

Кстати, Россия могла бы быть представлена в коалиции МЧС.

— Что тогда ждет такие страны, как Бразилия, Индия и Китай?

— В новом миропорядке эти страны будут представлены как страны третьего мира. То есть, они достаточно нейтральны в политическом отношении, но в экономическом плане будут ориентироваться все же на США.

Вместе с тем, Китай не будет подчиняться США в системе нового миропорядка, но будет продолжать выполнять экономические заказы США, которые те не хотят выполнять. То есть, Китай будет продолжать играть роль огромной фабрики для США.

— Когда будет сформирована диктатура демократии США, как новый миропорядок?

— Это долгий и сложный процесс. Думаю, что этот процесс займет не меньше 20 лет. От этого срока будет многое зависеть в плане того, каким станет Китай за эти 20 лет, или сможет ли Россия выбраться и совершить прорыв.

источник — http://novosti.az/analytics/20110216/43638677.html

В стратегическом ракурсе расширение сотрудничества с НАТО больше соответствует интересам Азербайджана


Собеседник приложения «Зеркало» — политический обозреватель Ризван Гусейнов.

— Согласование очередного, третьего этапа Плана действий индивидуального партнерства (IPAP) между Азербайджаном и НАТО откладывается. Что, по-вашему, происходит между сторонами? Можно ли полагать, что процесс интеграции Азербайджана в евроатлантические структуры безопасности замедляется?

— Несомненно, военное сотрудничество полезно и необходимо как США, так и Азербайджану — ведущему, наиболее богатому и транзитно важному государству Южного Кавказа. То, что затягивается не только подписание этого документа в рамках сотрудничества с НАТО, но и американо-азербайджанские консультации по IPAP, говорит о наличии проблем в сфере военно-политического сотрудничества между США и Азербайджаном.

Возможны две версии причин задержки развития двустороннего военного сотрудничества и осуществления совместных проектов в этой сфере. Во-первых, администрация Обамы разрабатывает новый план своего видения американской политики на Ближнем Востоке, в Персидском заливе (вокруг Ирана), а также относительно Афганистана. В этой связи и задерживается дальнейшее выполнение планов совместного сотрудничества с Азербайджаном, которому уделяется важная роль по иранскому вопросу, транзиту и поддержке коалиционных войск в Афганистане.

Возможно, что провал попыток открыть армяно-турецкую границу методом продвижения цюрихских протоколов также вынуждает США по-новому взглянуть на роль Азербайджана в регионе. Другой причиной задержки развития сотрудничества может быть имевшая место задержка в назначении посла США в Азербайджане. Теперь, когда им назначен экс-сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза, возможно, наступит более активная фаза американо-азербайджанского сотрудничества, в том числе и в военной сфере.

— Что, по-вашему, более выгодно Азербайджану с точки зрения решения проблем безопасности — сближение с НАТО или ОДКБ? Что можно заметить в проводимой официальным Баку в последние годы политике в данном направлении?

— С точки зрения национальной безопасности Азербайджана, на данном этапе нам нужно соблюдать баланс между интересами влиятельных внешних политических центров в регионе и нашей стране. Речь идет о балансе между Россией и США — сегодня важно не допустить того, чтобы был крен в какую-либо из этих сторон.

Однако в стратегическом ракурсе расширение сотрудничества с НАТО больше соответствует интересам Азербайджана, поскольку российское детище — ОДКБ — не несет в себе ничего интересного, созидательного и конструктивного даже для членов этой организации (кроме самой России и ее форпоста — Армении, оккупировавшей территории Азербайджана). Так что с ОДКБ в обозримом будущем Азербайджану нечего обсуждать.

Азербайджан готов углублять отношения с НАТО, однако не ценой ухудшения своих отношений с соседними странами, в первую очередь Россией и Ираном. Дело в том, что у НАТО нет четкого видения и плана относительно Южного Кавказа: пример Грузии в августе 2008 года показал, что Североатлантический блок не намерен противостоять России в этом регионе. Отсюда Азербайджан и делает выводы и не торопится подписывать с НАТО и США программы сотрудничества, в которых наша страна, возможно, рассматривается как плацдарм против Ирана или кого-то еще.

То есть наиболее весомой причиной затягивания развития американо-азербайджанского военного сотрудничества является неопределенность в позиции США относительно своей политики на Южном Кавказе, в том числе и в Азербайджане. К сожалению, администрация Обамы смотрит сейчас на Азербайджан в основном только как на партнера в сфере энергетической безопасности и как на транзитный коридор в Афганистан. Предметом повышенного интереса Штатов является то, что Азербайджан граничит и имеет специфическое влияние на Иран, где около 30% населения составляют азербайджанцы. Привязанность американской политики к иранской проблеме стала уже манией, и в этом вопросе планы США во многом не совпадают с интересами Азербайджана, который не желает быть площадкой для военно-политических игр Пентагона в нашем регионе.

— Можно ли считать удовлетворительным уровень двусторонних военно-политических и экономических связей Азербайджана со странами региона? Если можно, дайте характеристику отношениям с Россией, Грузией, Ираном, Турцией, Казахстаном, Туркменистаном…

— Что касается развития военнополитических и экономических отношений Азербайджана с соседними странами, то они развиваются в соответствии с тем, как эти страны понимают и поддерживают национальные интересы, региональную и внешнюю политику нашей страны.

Можно долго говорить о совместных проектах Азербайджана с соседними странами в различных сферах, но легче будет разделить этот список на две группы. В первую входят Турция, Грузия и Россия, с которыми у нас есть объемные проекты в экономической и военно-политической областях.

Во вторую — Казахстан, Туркменистан, Иран, с которыми есть определенные экономические, энерготранзитные проекты, а в военной сфере, особенно с Ираном и Туркменистаном, практически нет серьезного сотрудничества, кроме как в сфере охраны приграничной полосы на суше и на море.

Не секрет, что на первом месте стоит сотрудничество Азербайджан-Турция, поскольку мы являемся естественными союзниками и стратегическими партнерами. Президенты Турции и Азербайджана подписали Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи, затем был создан Высший совет стратегического партнерства Азербайджана и Турции, который, возможно, соберется на свое первое заседание весной 2011 года в Баку.

Следует отметить, что ВПК Азербайджана сотрудничает с турецкими военными ведомствами, намечено совместное производство различных видов вооружений и военной техники в Азербайджане.

Другим важным партнером Азербайджана является Грузия, через территорию которой проходят важнейшие энерготранзитные артерии, и в экономику которой Азербайджан делает самые большие инвестиции. В военной сфере с Грузией налажено широкое сотрудничество по линии программ НАТО, равно как и в различных сферах, представляющих двусторонний интерес.

Одним из самых больших крупных партнеров Азербайджана в экономической и военной сферах является соседняя Россия. С этой страной у нас осуществляются не только энерготранзитные поставки, но и широкий спектр торговых, экономических, транспортных, инвестиционных проектов. Также Азербайджан для России является одним из самых перспективных рынков продажи вооружений и военной техники, особенно военной авиации, ЗРК, систем ПВО и тяжелой бронетехники. Но в свете того, что Россия периодически, после того как продает нам оружие, дарит такое же агрессору — Армении, считаю, что перспективы расширения военного сотрудничества между Азербайджаном и Росвоенпромом становятся все более туманными.

— В 2011 году ожидается обсуждение в парламенте Стратегического оборонного обозрения страны. Этот документ считается третьим по значимости после Концепции национальной безопасности и Военной доктрины. Как вы считаете, можно ли считать эти документы важными с точки зрения определения тактических и стратегических целей Азербайджана? Как можно оценить ближайшие перспективы страны с учетом этих документов?

— Готовящееся к рассмотрению в парламенте страны Стратегическое оборонное обозрение пока является полной тайной для общественности страны. Дело в том, что этот важный документ обычно принимают в ведущих государствах мира, ориентированных на наступательную внешнюю, в том числе военную политику.

Концепция Стратегического оборонного обозрения состоит в определении места государства на геополитической карте региона, в современном мире и ставит задачи по определению союзников, партнеров, а также потенциальных и реальных недругов как среди соседних, так и среди дальних стран.

Принятие Стратегического оборонного обозрения Азербайджана позволит решать блок вопросов, касающихся необходимости действовать на опережение при урегулировании кризисов, с тем чтобы не допускать возникновения вооруженных конфликтов против суверенного государства и вокруг него.

Также определяются существующие угрозы для национальной безопасности страны, в том числе и новые, включая обеспечение кибербезопасности.

Это очень серьезный документ, и надеюсь, что все ответственные за его разработку лица и ведомства предпримут усилия для того, чтобы не только защитить национальные интересы Азербайджана, но и эффективно нейтрализовать потенциальных недругов, готовых поддержать агрессора, оккупировавшего азербайджанские земли.

— Известно, что Россия выступает в роли гаранта национальной безопасности Армении, что еще раз подтверждается изменениями в договоре о 102-й базе. В таком случае насколько полезной может считаться посредническая деятельность России в урегулировании нагорно-карабахского конфликта? Каким образом Азербайджан должен строить свои военно-политические отношения с Россией?

— Россия — важная страна нашего региона и вообще серьезный военно-политический игрок на карте Европейского и Азиатского континентов. Однако, к сожалению, в правящей элите России нет единого мнения относительно роли и места РФ в регионе Южного Кавказа. К примеру, президент России Дмитрий Медведев серьезно понимает первостепенную роль Азербайджана на Южном Кавказе, в Прикаспийском регионе и в транзитной сфере. У Медведева более прагматичное видение как расширения отношений с Азербайджаном, так и разрешения Карабахского конфликта, являющегося проблемой региональной стабильности и препятствием для развития региона. Однако военно-промышленный комплекс РФ во главе с генералитетом смотрит на наш регион как на рынок продажи российских вооружений и техники, поэтому военпром заинтересован в постоянном поддержании напряженности в регионе, и Армения как форпост является лучшим способом достижения этого. В сохранении напряженности и двоякости в регионе заинтересованы российские силовики, спецслужбы, которые кормятся за счет «горячих точек».

В такой сложной и неоднозначной ситуации, имеющей место в российской правящей элите, сложно говорить о позитивной роли России в разрешении карабахского конфликта.

— Есть ли перспективное решение вопроса о статусе Каспия? Какие, на ваш взгляд, следует предпринять шаги для решения этой проблемы?

— В ноябре 2010 года в Баку прошел саммит глав пяти прикаспийских государств. Его итогом стало подписание соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии, совместное заявление президентов Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана и решение проводить каспийские саммиты ежегодно. Следующий, четвертый саммит пройдет в Москве, на котором есть шансы достичь полного определения статуса Каспия. Однако есть немало сомнений относительно того, что это будет достигнуто. Дело в том, что Иран категорически против, а Россия, Казахстан и Азербайджан уже давно подписали двусторонние документы, решившие эту проблему. Туркменистан недавно сделал большой шаг в сторону достижения соглашения с Азербайджаном по транзиту газа по дну Каспия на мировые рынки и другим двусторонним вопросам. То есть фактически вопрос определения статуса Каспия выпал из повестки дня, и особой необходимости в принятии решения по нему пока и нет.

— Вы считаетесь одним из журналистов, влияющих на общественное мнение в Азербайджане. Насколько важна, на ваш взгляд, роль медиа в решении проблем, возникающих в двусторонних и многосторонних связях нашей страны с зарубежными государствами и международными организациями?

— Роль СМИ традиционно велика в любых общественно-политических, социальных и иных процессах. Но в последние годы в связи с развитием электронных медиа, социальных сетей, блогов роль и влияние СМИ на жизнь общества возрастает астрономическими темпами. Не отстает от этих процессов и Азербайджан, где большую часть информации и аналитических выкладок можно получить посредством многочисленных и разнообразных СМИ.

Хотелось бы, чтобы азербайджанские СМИ становились более профессиональными и работали не только на местную публику, но и на международное сообщество, учитывали его интересы и особенности при преподнесении новостей и материалов. Это, несомненно, только повысит авторитет и роль СМИ в решении важнейших для Азербайджана вопросов на международной арене и в рамках различных организаций.

источник: http://www.zerkalo.az/2011-02-12/partnerstvo/16936-read

Москва просит уточнений по Nabucco

В субботу с краткосрочным визитом в Баку побывал руководитель администрации президента России Сергей Нарышкин. Официальным поводом для его приезда стало открытие в центре азербайджанской столицы нового пятиэтажного здания Российского информационно-культурного центра (РИКЦ). Но эксперты полагают, что на встречах с азербайджанским коллегой Рамизом Мехтиевым, а затем и президентом Ильхамом Алиевым высокопоставленный московский чиновник обсуждал важные для Москвы темы поставок каспийского газа в Европу в обход России.

Согласно официальной информации, на всех встречах Сергея Нарышкина речь шла о перспективах расширения и углубления двусторонних отношений между Азербайджаном и Россией, в частности о еще большей активизации подготовительной работы по проведению Бакинского международного гуманитарного форума этого года, инициаторами которого являются Баку и Москва. Азербайджанская сторона высказала пожелание, чтобы церемония открытия этого мероприятия произошла с участием президентов двух государств. Что же касается открытия нового здания РИКЦ в Баку, то это значимый шаг на пути развития и укрепления гуманитарного сотрудничества между Россией и Азербайджаном. Однако как местные периодические издания, так и подавляющее большинство аналитиков считают, что вряд ли только открытие нового здания РИКЦ послужило поводом для посещения Баку персоной столь высокого международного уровня, как глава администрации президента России. При этом эксперты обращают внимание на события последнего времени в самом Азербайджане в целом на Южном Кавказе, которые, по их мнению, могли побудить Кремль отправить в Баку высокопоставленного эмиссара.

Известный политолог Расим Агаев считает, что наверняка этот визит был связан с какой-то особой правительственной миссией. «Россию сегодня в нашем регионе может интересовать многое. Из наиболее свежего, что тут происходит, конечно, можно выделить проблемы, связанные с газопроводным проектом Nabucco. Это очень важная проблема для России. И, наверное, российское политическое руководство хотело бы услышать что-то внятное о позиции официального Баку по этому вопросу, поскольку речь идет о международном плане, прямо угрожающем долгосрочным интересам России. Я полагаю, что это может серьезно беспокоить Москву, особенно в связи с последними сообщениями вокруг «Южного коридора», Nabucco и так далее», – считает эксперт.

Вторая тема, на которую обращают внимание местные эксперты, это тема карабахского урегулирования. По их мнению, нельзя исключать, что Нарышкин прибыл в Баку с какими-то предложениями по конфликтной ситуации или с доверительным поручением.

Между тем, комментируя эти темы, обозреватель газеты «Зеркало» Рауф Миркадыров обращает внимание на параллельность визитов Сергея Нарышкина в Баку и министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Турцию. По мнению эксперта, скорее всего Москва обеспокоена итогами визита в Азербайджан и Туркмению главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу, в результате которого была подписана Бакинская декларация о создании «Южного коридора», а президент Гурбангулы Бердымухамедов заявил, что Туркменистан будет готов поставлять газ в Nabucco к 2015 году.

Этот проект, в котором главные роли отводятся Турции и Азербайджану, не может не волновать Россию. Поэтому в Баку считают, что последовавшие друг за другом визиты Лаврова в Турцию и Нарышкина – в Азербайджан скорее всего преследовали цель выяснить ситуацию и представить официальным Баку и Анкаре предложения Москвы.

2011-01-24 / Сохбет Мамедов

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1295820540

Российские интересы могут быть обеспечены в поставках туркменского газа по Каспию

Тема строительства газопровода NABUCCO — проекта являющегося альтернативным нынешним российским маршрутам поставки «голубого топлива» в Европу, вновь актуализировалась в свете недавних встреч лидеров пяти Прикаспийских государств в Баку.

Напомним, что на третьем саммите глав Прикаспийских государств, прошедшем в Баку 18-19 ноября, приняли участие президенты Азербайджана, России, Казахстана, Туркменистана и Ирана. Темой обсуждения стали вопросы безопасности на Каспии и обсуждение итогового документа по определению правового статуса Каспия и в этом вопросе, впервые Иран занял конструктивную позицию, дав согласие на выработку в течение года, формулы разделения акватории Каспийского моря. По всей видимости, этот важный документ будет принят в 2011 году в Москве на очередном саммите глав прикаспийских государств.

Следует отметить, что в целом на Бакинском саммите царила позитивная атмосфера и общее понимание того, что дальнейшее затягивание определения статуса Каспия во вред именно тем странам, которые тормозят принятие этого документа. Дело в том, что многочисленные двусторонние соглашения по использованию ресурсов, акватории и дна Каспия между Россией, Казахстаном и Азербайджаном, постепенно фактически свели к нулю многолетние попытки Туркменистана и Ирана затормозить разработку (со стороны Азербайджана и Казахстана) новых углеводородных месторождений и их и транзит в Европу. И на Бакинском саммите, даже наиболее ярый противник секторального разделения — Иран, устами президента Ахмединеджада признал важность скорейшей выработки документа по разделению Каспий между пятью странами.

На этом фоне Туркменистан дал понять, что собирается диаметрально поменять свою позицию относительно энерготранзита по Каспию. Для многих стали неожиданностью слова, озвученные туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым на саммите лидеров Прикаспийских стран в Баку относительно планов Ашхабада о поставках газа в Европу. Напомним, что Бердымухамедов заявил в Баку: «Для нас является принципиальным вопросом строительство трубопроводов по дну Каспийского моря. Туркменистан твердо убежден в том, что для прокладки подводного трубопровода на Каспии достаточно согласия только тех стран, через участки дна которых будет построен такой трубопровод».

Это заявление было относительно спокойно воспринято со стороны президентов России и Ирана, поскольку видимо они в курсе того, что азербайджанские и туркменские эксперты уже ведут при посредничестве бельгийского правительства в Брюсселе обсуждение деталей осуществления трубопроводной транспортировки туркменского газа через Каспий в Азербайджан.

В подтверждение подобных планов, 19 ноября вице-премьер туркменского правительства Баймурад Ходжамухамедов подтвердил серьезность намерений осуществлять трубопроводные поставки газа в Европу. Он сообщил, что его страна готова к поставкам в Европу 40 млрд. куб/м газа в год. По его мнению, строительство Транскаспийского газопровода позволит транспортировать туркменский газ в Азербайджан, а оттуда в направлении Европы. Отметим, что пока из Баку не поступало официальных комментариев по этому поводу, поскольку азербайджанская сторона изначально стремится дать понять всем сторонам, что поддержит любую конструктивную инициативу по энерготранзиту.

Руководитель азербайджанского Центра нефтяных исследований Ильхам Шабан прокомментировал свое видение того как начнется первый этап азербайджано-туркменского сотрудничества по трубопроводному транзиту газа в Европу. По словам Шабана намерение Туркменистана поставлять газ по Каспию серьезное и во время недавнего визита президента Турции А.Гюля в Ашхабад и его встреч с Гурбангулы Бердымухаммедовым, было озвучено желание турецкой стороны напрямую закупать туркменский газ с Каспия.

«Отмечу, что у Туркменистана на юго-западном побережье Каспия близком к Азербайджану в 2009 году было найдено новое месторождение природного газа, которое стабильно обещает добычу свыше 5 млрд. куб/м газа в год. Если посмотреть на карту Каспия, то можно увидеть, что расстояние от этого туркменского блока по прямой до азербайджанского месторождения «Шахдениз» составляет 150-160 км.

То есть, как только найдется твердый покупатель на Западе на этот туркменский газ, можно будет с минимальными затратами соединить это туркменское месторождение межпромысловым трубопроводом с азербайджанским «Шахдениз», а откуда он по имеющейся инфраструктуре может поставляться на европейские рынки. А вопрос неурегулированности правового статуса Каспия для такого рода трубопроводного транзита не является препятствием», — сказал И.Шабан.

Опасения некоторых экспертов в России относительно, того, что транзит туркменского газа трубопроводами по Каспию через Азербайджан в Европу нанесет вред российским энерготранзитным интересам, Ильхам Шабан назвал беспочвенными. По мнению азербайджанского эксперта, у российского «Газпрома» должно быть стратегическое мышление по этому поводу.

«Я считаю, что «Газпром» должен делать все, чтобы туркменский газ небольшими партиями попадал на европейский рынок, поскольку это создаст позитивный имидж у России и станет аргументом в руках Москвы против тех, кто на Западе утверждает, что Россия стремится удерживать монополию в поставках газа в Европу. Ведь 5-10 млрд. куб/м туркменского газа, которые будут поставляться в год в Европу через Каспий никак не смогут повлиять позиции России на европейском рынке, а наоборот позволят российской стороне безболезненно наращивать свой газовый транзит в Европу.

То есть экономически и политически России выгоднее видеть небольшие партии туркменского газа на европейском рынке, чем делать расходы на убеждение западных партнеров в отсутствии стремления монополизировать газовый транзит в Европу», — отметил Шабан.

По мнению Ильхама Шабана, спокойная реакция России на заявления туркменского президента в Баку, подтверждает то, что российская сторона осознает преимущества «не делающих погоду» малых поставок туркменского газа в Европу.

В России обеспокоены перспективой возможного наращивания поставок туркменского газа и строительства трубопровода по дну Каспия. Однако при желании этот факт может найти понимание в России, поскольку опыт показывает, что если есть продавец и конкретный покупатель для такого товара как энергоресурсы, то рано или поздно, несмотря на внешние препятствия, сделка все равно осуществится. Наоборот, в таких случаях намного эффективнее не препятствовать процессу, а самому подключиться и влиять на него. Этим кстати и занимается в последнее время Россия, активно вступая на азербайджанский энерготранзитный рынок.

Российская сторона постоянно наращивает закупки азербайджанского газа и подключается к осуществлению различного рода транзитных проектов в Азербайджане, что значительно выгоднее, чем прилагать усилия для торможения этих проектов. Горький опыт препятствования в свое время осуществлению нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан уже доказал, что если есть спрос и предложение, то предотвратить подобную сделку просто невозможно.

Тем более, что буквально на днях, в Азербайджане свершилось в прямом смысле историческое событие: по итогам разведочно-буровых работ проводимых Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР) на месторождении «Умид», обнаружены большие запасы природного газа и газоконденсата. На месторождении «Умид» находящемся в 70 км от Баку, на глубине 6500 метров обнаружено минимум 200 млрд. куб/м. газа и 30 млн. тонн газоконденсата.

Об этом на совещании, возглавляемом президентом Ильхамом Алиевым, заявил глава ГНКАР Ровнаг Абдуллаев. По словам Абдуллаева скоро начнется бурение второй скважины на «Умид», которая обещает быть не менее перспективной, чем первая. Фактически месторождение «Умид» оказалось таким же богатым газовым как «Шахдениз», разработка которого будет десятки лет приносить прибыль Азербайджану. Ровнаг Абдуллаев добавил, что повторная разведка на месторождениях «Бабек», «Бахар» и «Машаль», и здесь выявила значительные дополнительные запасы газа.

Президент Ильхам Алиев, назвал результаты разведочных работ ГНКАР новой исторической вехой для Азербайджана и особо отметил, что все работы: от разведки, бурения, создания новой инфраструктуры и до транзита энергоресурсов на мировые рынки могут осуществиться силами самой ГНКАР и азербайджанских компаний.

В свете новой информации о фактически двукратном увеличении газовых запасов Азербайджана, дополнительную актуальность приобретает вопрос реализации новых маршрутов поставки «голубого» топлива на мировые рынки. Известно, что согласно прежним расчетам, с началом добычи газа в рамках второй стадии проекта «Шахдениз», планировалось к 2016 году довести экспортный потенциал Азербайджана до 20 млрд. куб/м в год.

Пока еще рано говорить о том насколько теперь с учетом новых месторождений увеличатся объемы транзита азербайджанского газа, но уже можно прогнозировать, что его хватит для обеспечения даже такого проекта как NABUCCO, если он конечно вообще осуществится.

В любом случае Азербайджан, как и прежде готов рассматривать новые и взаимовыгодные предложения в сфере энерготранзита от всех заинтересованных партнеров и здесь далеко не последняя роль принадлежит России, имеющей целью наращивание своих газовых поставок на европейские рынки.

Ризван Гусейнов

http://www.1news.az/analytics/20101130124312179.html

Каспий делят, брызги летят!

Любителям черной икры придется умерить аппетиты. На ноябрьском Бакинском саммите прикаспийских государств принято предложение Нурсултана Назарбаева о пятилетнем моратории на вылов осетровых. По итогам этой встречи лидеры также подписали соглашение «О сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии» и совместное заявление. Но один из главных вопросов – о правовом статусе моря-озера и его разделе – так и остался неурегулированным.

Ладно, без икры мы как-нибудь проживем. Она и раньше-то была на столах по большим праздникам. И не на наших с вами столах. На наших разве что каспийская килька, которая, говорят, почти вся вымерла, как вымирают каждый год тысячи каспийских тюленей…

Теперь насчет дележа. Ежу понятно, что сообразить на двоих, а в идеале на троих намного проще, чем на пятерых. В свое время, в бытность СССР, Союз благополучно решал проблемы Каспия с Ираном, а в постсоветские годы смогли урегулировать свои взаимоотношения только трое: Казахстан, Россия и Азербайджан. Это на севере. А на южном Каспии (Иран, Туркменистан и опять же Азербайджан) проблемы остаются. Там есть спорные месторождения нефти и газа, не урегулированы вопросы разграничения экономической зоны.

Одно непонятно – вы там делите, а жить-то нам! Так почему не спросили хотя бы у тех, кто живет в непосредственной близости у побережья и чья жизнь зависит от моря, как делить и стоит ли? Впрочем, вопрос риторический. Нефть с газом глаза застят! Вернее, баснословные прибыли от добычи этих углеводородов, которые большей частью уходят в карманы транснациональных компаний и примазавшихся к нефтегазовому пирогу всевозможных посредников из числа высокопоставленных чиновников. Потому все ваши геополитические проблемы «по барабану» большинству населения прикаспийских стран, особенно тем, кто Каспий видел только на картинках. Москвичу-питерцу, к примеру, или нашему алматинцу.

Последний хоть знает, что его неустойчивое благополучие – зар­плата, пенсия – в какой-то мере зависят от тех нефтетенге (есть же нефтедоллары), которые при всей алчности добытчиков попадают-таки в республиканский бюджет. Знает, но недоумевает, почему с каждым годом нефти мы добываем все больше, а бензин становится все дороже. Соответственно, все товары и продукты, в стоимость которых входит и стоимость топлива. Почему наконец страны ОПЕК, каждая из которых в отдельности качает углеводородов не намного больше, чем Казахстан, смогли устроить для своих жителей относительный рай еще при жизни? Средний казахстанец, впрочем, как и россиянин, и иранец, и таджик, и азербайджанец увидит его разве что по ту сторону жизни.

Впрочем, не хочу говорить за других. Хотя наслышан, что тот же Иран вынужден прислушиваться к одной из своих народностей, что издревле жили на Каспии, талышам. Они обеспокоены тем, что при разделе моря, а значит, и прибрежных территорий люди могут запросто лишиться не только самого озера, но и земли, на которой живут. Они даже выступили с обращением, где есть такие строки: «Талыши составляют основное ядро населения западных областей Прикаспия и в настоящее время. Вот почему решение данного вопроса (разделения. – Авт.) не будет иметь законной силы, пока не будет решена судьба талышской государственности, не будет определен политический статус иранских народов региона и не будет учтена позиция талышского народа по данному вопросу».

Завтра с таким же обращением могут выступить каракалпаки в Туркмении, а за ними западные казахстанцы и прочие, и прочие…И Каспий из моря дружбы и сотрудничества, как любят его называть с высоких трибун на высоких саммитах, вполне может превратиться в море раздора. Как пресловутое яблоко Париса, вот только рядом с Герой-Афродитой-Афиной налицо еще две участницы шоу…

К сожалению, ни одна из пяти стран не может взять на себя роль Париса-примирителя только потому, что каждая преследует свои интересы, но опять же геополитические, то есть настолько высокие, что простому человеку их не увидеть даже в мощный телескоп.

Россия? Вряд ли. Тем не менее Дмитрий Медведев на саммите уверенно заявил: в следующем году мы поставим точку, имея в виду принятие концепции о статусе моря. Он-то и пригласил всю президентскую рать в Москву. Именно там пройдет очередной саммит на высшем уровне. И вообще отныне этот форум решено сделать ежегодным. А представители рабочих групп от каждого государства будут собираться чуть ли не каждый месяц.

Это же сколько «бабла» канет в море Каспийском! Каждый форум тянет на сотни «лимонов», на десятки – совещания рабочих групп. Сбрасываются, конечно, все, себе дороже! Но платят опять же из бюджетов. А значит, из моего, вашего карманов. Меня же и вас при этом никто ни о чем не спрашивает…

То, что точка будет поставлена именно в России и уже на следующий год, верится с трудом. Конечно, Москве с ее прикаспийскими амбициями хотелось бы верить, что именно так и произойдет. Но нельзя забывать об амбициях четырех других стран, и в первую очередь Ирана. Президент этого государства, хоть и поддержал Медведева на словах, но наверняка будет склонять соседей по Каспию придерживаться его точки зрения. А она не меняется уже на протяжении десятка лет. Напомню, что Иран предлагает взять и поделить море поровну: каждому государству по 20 процентов. Разделим 371000 (площадь в квадратных километрах Каспийского моря) на 5, получится 74200. Но от математического частного до частных интересов игроков дистанция, как вы догадываетесь, огромного размера.

Значит, и Иран к роли Париса не подходит. Тем более, что он опасается, что за его спиной бывшие советские республики ведут свою игру. Думается, не случайно Махмуд Ахмадинеджад прилетел в Баку за день до саммита с официальным визитом и успел провести двусторонние переговоры с азербайджанским коллегой. Поднимался ли президентами каспийский вопрос, остается только гадать, но наверняка Ильхаму Алиеву сделали не одно интересное предложение.

На мой взгляд, игры на Каспийском поле, вернее, море, будут продолжаться до тех пор, пока народы всех пяти стран не спросят со своих руководителей: доколе и зачем?

А на закуску только одна цитата. За день до начала Бакинского саммита на очередном заседании московского политклуба «Росбалт» генеральный директор Института каспийского сотрудничества Сергей Михеев заявил:

– Все страны Каспийского региона вооружаются друг против друга, а подталкивают их к этому внерегиональные силы.

По его словам, «на Каспии происходит закрепление сырьевой ориентации. Все только добывают, продают, работают на чужие проекты. В каспийской повестке доминируют проекты, сочиненные в Европе и США. Никакие двусторонние соглашения не работают, а проблемы Каспия решают некаспийские государства…»

Так, может, пришло время нам, не государству, а тем, кто в государстве, самим их решить? Соберемся рядком, Интернет поможет да поговорим ладком! Вне всяких саммитов…

P.S. Иранский лидер, видимо, остался недоволен переговорами в Баку. 24 ноября мировые информационные агентства распространили сообщение, в котором цитируют слова замглавы МИД Ирана Мохаммада Мехди Ахунзаде. Он, в частности, заявил, что «Иран не признает и не принимает соглашения по Каспию, подписанные между Россией, Азербайджаном и Туркменией», и подчеркнул, что «не следует ограничивать долю Ирана на Каспии 20 или 40 процентами».

«Переговоры между прибрежными государствам и будут базироваться на двух соглашениях, подписанных между Москвой и Тегераном в 1921 и 1940 годах», – добавил иранский дипломат.

Виктор ВАРОВ

Источник — Мегаполис
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1290982620

Ашхабад и Баку готовятся к Nabucco

Газа у прикаспийских государств много, но порой нет единой позиции по маршрутам его экспорта.

В ближайшие годы Азербайджан рассчитывает прокачать через свою территорию около 40 млрд. куб. м туркменского газа в Европу. Переговоры по этому проекту безуспешно велись еще с середины 90-х годов прошлого столетия, но решение начало зреть только после прихода к власти в Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова. На прошедшей на днях в Ашхабаде энергетической конференции туркменская сторона «вспомнила» об этом проекте и выразила заинтересованность поставлять природный газ для проектируемого трубопровода Nabucco.

«Туркмения сегодня строит инфраструктуру, которая готова поставлять в европейском направлении до 40 миллиардов кубометров газа», – заявил в ходе выступления на конференции «Нефть и газ Туркменистана-2010» вице-премьер туркменского правительства Баймурад Ходжамухамедов. При этом он отметил, что уже в 2011 году у Туркмении на западе будет 5 млрд. куб. м свободного газа малайзийской компании «Петронас», которая работает в туркменском секторе Каспийского моря. По словам Ходжамухамедова, на сегодняшний день этот газ некуда продавать. Кроме того, вице-премьер напомнил о строящемся в настоящее время газопроводе «Восток–Запад» мощностью 30 млрд. куб. м газа в год, который призван доставить газ из восточных регионов страны на запад, к Каспийскому морю.

Все это свидетельствует о серьезности намерения Ашхабада диверсифицировать маршруты доставки своих энергоресурсов на мировые рынки – в частности, присоединиться к проекту Nabucco. Для реализации этого плана необходимо стыковать на Каспии трубопроводные инфраструктуры Туркмении и Азербайджана. Однако этот вопрос неоднозначно воспринимается другими прикаспийскими государствами, которые считают, что прокладка трубопроводов по дну моря возможна лишь после определения статуса Каспия. В ответ на это Ашхабад твердо заявляет, что «трубопроводы для транзита нефтегазовых ресурсов через Каспий могут прокладываться только с согласия сторон, через сектора которых они будут проложены, при безусловном соблюдении всех вопросов экологической безопасности». Эту мысль озвучил недавно в Баку президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов на открытии третьего саммита глав прикаспийских стран. Другими словами, Ашхабад дал понять, что прокладка трубопровода в национальных секторах Туркмении и Азербайджана – внутреннее дело этих двух стран.

Такая постановка вопроса отвечает интересам Баку, который также поддерживает проект Nabucco и готов не только поставлять на европейские рынки свои энергоресурсы, но и предоставить коммуникации для экспорта природного газа Туркмении, а в перспективе и Казахстана в Европу.

Таким образом, можно констатировать, что обходящий Россию южный коридор доставки энергоресурсов Азербайджана и стран Центральной Азии в Европу приобретает стратегическое значение в обеспечении энергетической безопасности Запада. Сегодня по этому коридору на мировые рынки доставляются не только энергоресурсы Азербайджана, но и нефть Казахстана и Туркмении. По данным Госкомстата Азербайджана, до 1 ноября по трубопроводу Баку–Тбилиси–Джейхан было прокачано 860,4 тыс. тонн туркменской нефти согласно контракту, подписанному в июле текущего года.

2010-11-24 / Сохбет Мамедов

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=12905470
20

Море проблем каспийского саммита

Встреча Ахмединежада с Медведевым может стать эпохальной

В эти дни внимание мировой общественности приковано к долгожданному и немаловажному событию – третьему саммиту прикаспийских государств, который на этот раз соберется в столице Азербайджана. Несомненно, очень важны приуроченные к саммиту переговоры иранского лидера с главой Азербайджана Ильхамом Алиевым.

Но, учитывая непростую фазу нынешних российско-иранских отношений, в которую они вступили после присоединения Москвы к санкциям Совбеза ООН и замораживания военно-технического сотрудничества, мир ждет, – состоится ли на сей раз личная встреча Ахмадинеджада с главой России. Тем более, что на этом фоне появился некий проблеск для улучшения наших связей после завершения многострадального совместного проекта АЭС в Бушере и пресса полна намеков, что на ее торжественное открытие следует ждать некоего «высокого гостя» из Москвы. Не исключено, что приглашение на это важнейшее событие Дмитрий Медведев получит от своего иранского коллеги в ходе саммита. Именно поэтому становится значимой для двухсторонних отношений промежуточная встреча президентов России и Ирана в Баку.

Напомним: на прошлогоднем саммите ШОС в Екатеринбурге, происходившем за три недели до приезда в Москву Барака Обамы, у президента Дмитрия Медведева не нашлось времени встретиться с иранским коллегой тет-а-тет. Так что, безусловно, главной интригой предстоящего саммита станет даже не он сам по себе, не его возможные результаты, а запланированная программой встреча Дмитрия Медведева с Махмудом Ахмадинежадом. Потому что на протяжении последних двух лет лидеры стран Западной Европы и США вылезали из кожи вон, проявляя максимум изобретательности и настойчивости в деле отрыва России от Ирана. Это делалось в обмен на обещание Москве западной помощи в передаче высоких технологий, предоставлении инвестиций и развитии сотрудничества на мировых рынках. Практически месяца не проходило, чтобы в Москве не появлялся очередной лидер стран Запада или какой-нибудь высокопоставленный коммивояжер из Израиля, уговаривавший российских руководителей отказаться от сотрудничества с Тегераном, от завершения строительства АЭС в Бушере, от переговоров по Каспию и всего того, что могло бы вызвать потепление российско-иранских отношений.

К сожалению, российское руководство, то ли руководствуясь какими-то прагматическими соображениями, то ли под давлением извне достаточно неосмотрительно, как полагают многие эксперты по ближневосточной тематике, согласилось не поставлять ИРИ зенитно-ракетные комплексы С-300, которые были даже не запрещены к поставке санкциями СБ ООН против Ирана. Это обернулось для Москвы огромными финансовыми убытками (более $ 1 млрд.), а также потерей репутации надежного поставщика боевой техники. Это решение не принесло Москве ощутимых дивидендов – ни денежных, ни материальных. Во-первых, Если это была некая компенсация за надежду заключения с Вашингтоном Договора СНВ-3, то и он, скорее всего, не будет подписан, поэтому принесенная «антииранская жертва» выглядит сомнительной и напрасной.

Во-вторых, Саудовская Аравия тут же отказалась подписывать контракт на поставку из России новой боевой техники, который предполагал продажу ей российских самолетов, танков и вертолетов. Взамен Эр-Рияд закупил практически ту же самую технику в США сразу на $ 60 млрд. Этот российский контракт с Саудовской Аравией был для Москвы крайне важен, она его готовила с осени 2007 года. Запад постоянно намекал, что Саудовская Аравия купит оружия у России на 7 млрд. долларов, если Москва откажется от поставок С-300 Ирану. Было вполне очевидно с самого начала, что свистопляска с предполагаемым контрактом с Саудовской Аравией была обречена на провал. На Западе этот «проект» придумали и запустили как отвлекающий маневр, чтобы только остановить процесс поставок российских С-300 в Иран. Не случайно заманчивое предложение для России появилось тогда, когда контракт с Ираном вышел на завершающую стадию. Очень похоже, будто Москва проглотила «наживку», потому что оттуда последовало официальное подтверждение об отказе поставок ЗРК Ирану.

Явный внешнеполитический просчет Кремля в срыве российско-иранской сделки может проявиться в весьма предсказуемых результатах. Ведь, по сути, обманув Иран, своего крупного клиента, ключевую страну исламского мира, Россия продемонстрировала, что не является надежным продавцом вооружений, поскольку зависит от настроения и воли США. Ведь любая страна хочет иметь твердые гарантии поставок в сроки, оговоренные контрактом. Россия же, по разным причинам, в первую очередь, политическим, затягивала, переносила поставки С-300 Ирану, а затем и заморозила их.

В-третьих, США так и не отменили унизительную поправку «Джексона-Вэника», с 1974 года запрещающую продажу нашей стране высокотехнологичных изделий и оборудования. А недавно американское правительство запретило продавать России «дочку» концерна «Дженерал Моторс» — компанию «Опель», и опять-таки под предлогом того, что в этом случае РФ получит доступ к высокотехнологичным секретам «Опеля».

В-четвертых, кроме всего прочего, в непосредственной близости от России США и НАТО демонстративно укрепляют марионеточный режим Саакашвили в Грузии, готовя его к новой войне против суверенных республик Южной Осетии и Абхазии. Грузию все более настойчиво приглашают в НАТО, такие же предложения активно навязываются и Украине.

Как считают многие обозреватели, не только в Иране, руководителям РФ нужно было бы тщательнее взвесить, стоит ли им рвать связи с Ираном, потенциальным и мощным союзником в регионе Большого Ближнего Востока, который за последние 20 лет реально не нанес своей политикой Москве никакого ущерба. Вместо этого Кремль по непонятным причинам порой переходит на менторский тон в отношении Тегерана, будто общаясь с ним, как с неразумным ребенком, а не со страной, имеющую тысячелетнюю культуру. Дело доходит уже до того, что иранского президента начинают поучать и учить нормам общения обычные внешнеполитические советники президента Медведева, что является уже прямым нарушением дипломатического этикета.

Намеченная встреча Ахмадинежада и Медведева в Баку, возможно, даст возможность двум лидерам взвесить те неутешительные итоги, к которым пришли две страны в результате направленной против Тегерана пропаганды и западной политики. Как следствие, Иран оказался под гнетом еще более серьезных санкций, а Россия, пытаясь угодить США и НАТО, постоянно несет крупные финансовые убытки, объем которых только возрастает.

В то же время, если две страны смогут справиться с такой тенденцией и начать сближение своих экономик, то это принесет им только ощутимые выгоды. Совместная политика РФ и ИРИ в регионе Каспия позволит им не допустить появления в этом море западных военных флотилий, что так усиленно навязывается Туркмении, Казахстану и Азербайджану натовскими советниками. Иран может стать для России огромным рынком сбыта ее продукции – пассажирских самолетов, грузовых автомобилей, станков, технологического оборудования для нефтепереработки, которые она не может продавать в другие страны из-за высокой западной конкуренции. Совместная политика в регулировании цен на углеводородное сырье позволит двум странам получать большие доходы от продажи нефти и газа, Иран может поставлять России огромные количества товаров сельскохозяйственного производства, особенно продуктов питания.

Правда, если встреча двух президентов не приведет к улучшению двусторонних отношений, и Россия, забыв собственные национальные интересы, начнет настаивать на отказе Ирана от его мирной ядерной программы и укрепления обороны, на чем настаивает Запад, то добрососедские связи Москвы и Тегерана могут быть основательно подорваны. Последствия такой ситуации могут быть опасными и даже непредсказуемыми. Вряд ли Россию устроит любое обострение военно-политической обстановки на ее южных рубежах, тем более военная агрессия против Ирана, всячески провоцируемая Израилем, США и другими странами НАТО. Тем самым, в лице повергнутого исламского режима Россия фактически лишится мощного антиамериканского буфера на этой части ближневосточного театра военных действий. Трудно даже вообразить, чем может обернуться превращение Ирана в послушную Западу колонию, разрушение его нефтепромыслов и последующая милитаризация страны, которая явно будет направлена против России. Неизбежно сработает и так называемый проект Збигнева Бжезинского – разделение РФ на части из-за усиления внутренних религиозных и этнических противоречий между ее республиками, особенно мусульманского толка. Не потому ли ключевую в этом смысле республику Татарстан так любят обязательно посещать все западные эмиссары? Может быть общественное мнение приучается к мысли о неминуемости борьбы с «иранским синдромом» и усиления западного, в частности американского, влияния в России. Наверное, недаром бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, которую почему-то стали слишком привечать российские высокопоставленные чиновники, сравнительно недавно обронила весьма многозначительную фразу: «Сибирь слишком велика для того, чтобы ею владела лишь одна страна».

Под таким углом зрения значение проходящей бакинской встречи лидеров прикаспийских государств могло бы стать поистине эпохальным, если она не снизойдет до обсуждения чисто процедурных и технических вопросов. А что касается так называемых обязательных пунктов повестки дня саммита, то центральное место в ней претендуют занять два вопроса и два документа (помимо итогового заявления). Обозреватели считают, что один из этих документов будет подписан, а второй – нет. В первом – соглашении по вопросам безопасности – детализируются принципы Тегеранской декларации трехлетней давности. Документ призван создать условия более тесного сотрудничества прикаспийских государств в вопросах борьбы с наркотрафиком, терроризмом, организованной преступностью и незаконной миграцией.

Напомним, что Тегеранский саммит 2007 года вызвал нешуточный переполох и раздражение в Вашингтоне и в некоторых западноевропейских столицах. И не только из-за того факта, что там долго и плодотворно общались лидеры Ирана и России (в лице тогдашнего президента Владимира Путина) и весьма символично присутствовали их министры обороны. Принятая декларация исключила не только односторонние действия по добыче нефти и газа со дна Каспия, но и прокладку какого-либо трубопровода по морю, если на то не будет согласия всех пяти стран. Ведь американо-европейские союзники вынашивали планы путем сепаратных переговоров с Казахстаном и Туркменией выбить у Астаны и Ашхабада согласие присоединиться к различным трубопроводным проектам в обход российской и иранской территории типа газопровода «Набукко» или нефтепровода Одесса-Броды-Плоцк-Гданьск.

Тезисы декларации о том, что все прикаспийские страны исключают военное присутствие на море иностранных государств, не имеющих прямого отношения к Каспию, и что единственным возможным ответом угрозам и вызовам новейшего времени в сфере безопасности является скорейшее создание совместной региональной военно-морской группы оперативного взаимодействия «Касфор», в которой не предусматривается участие «некаспийцев», — это тоже был своего рода жесткий сигнал тем же США, что их планы так или иначе пристегнуть к НАТО Азербайджан и подспудно распространить военное влияние на Туркмению будет впредь прикаспийскими странами рассматриваться как вмешательство и недопустимое поведение в регионе. Ради чего, спрашивается, развертывали американцы в Азербайджане свою военную программу «Каспийская гвардия» и так навязчиво предлагали Туркмении помощь в создании военного флота?

Конвенция, которую пять президентов должны скрепить своими подписями в Баку, предусматривает создание механизма обеспечения безопасности на Каспии, борьбы с терроризмом и оргпреступностью, с контрабандой оружия, наркотиков и расщепляющихся материалов, с пиратством, браконьерством и нелегальной миграцией. По мнению иранской стороны, все это является обязанностью самих прикаспийских стран. Следует отметить, что военные аспекты безопасности не являются предметом данного соглашения, как и вопросы раздела моря и добычи с его дна углеводородного сырья. Договор же о статусе Каспия и, соответственно, национальных зонах, хоть и обсуждается уже без малого 20 лет, к подписанию не готов и вряд ли это можно сделать в ближайшем будущем.

Чтобы понять, насколько непросты пути решения проблем накопившимися между прикаспийскими государствами, напомним их истоки и причины. Правовой статус Каспийского моря сначала был определен договором 1921 года между Россией и Персией, а впоследствии договором 1940 года между СССР и Ираном. Они предусматривали, что море находится в общем пользовании двух государств, имеющих равные права, на нем действует свободный режим судоходства и рыболовства, плавание судов под флагами других государств запрещено и разграничение водного пространства за исключением 10-мильной прибрежной зоны недопустимо.

После распада СССР возникшие на Каспии новые страны – Азербайджан, Казахстан и Туркмения – посчитали себя свободными от прежних советских обязательств, хотя, с точки зрения международного права, все они, подписав Алма-Атинскую декларацию о создании СНГ, закрепили свое согласие признать в силе все договорные обязательства бывшего единого союзного государства. К тому же в документах 1921 и 1940 гг. ни слова не говорилось о минеральных ресурсах каспийского шельфа и морского дна, а именно они-то и стали в наши дни главным объектом интереса и, подчас, яблоком раздора. Нестабильность и неуверенность политики России, диктовавшаяся как ее собственной политической слабостью, так и переменчивыми нефтегазовыми интересами, нахождению консенсуса не способствовала. Из каспийской «пятерки» лишь один Иран неизменно проявлял готовность идти на разумные уступки и ограничить свои притязания ровно пятой частью, хотя по старым договорам, никем не денонсированным, имел все основания претендовать на большее.

С 1992 года, когда был сформирован Комитет сотрудничества прикаспийских стран (Россия, Иран, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан), переговоры этих государств по вопросам решения проблем моря знали свои приливы и отливы, отражавшие вечное единство и борьбу противоположностей, в данном случае — общих и частных интересов. Так, еще в ноябре 1996 года министры иностранных дел «каспийской пятерки» договорились, что юридический статус моря может быть официально зафиксирован только на основе консенсуса. Однако взаимопонимание не прорисовывалось, а национальные потребности, прежде всего экономические, все острее напоминали о себе. И море начали делить по частям — на основе двусторонних и трехсторонних договоров.

Сначала в 1998 году соглашение между собой подписали Россия и Казахстан. В нем Москва и Астана согласились определить новые границы на Северном Каспии и разделить находящиеся под дном моря ресурсы по срединной линии. Затем в январе 2001 года Россия и Азербайджан оформили двусторонний договор о разделе границ на Каспии и совместном использовании находящихся под дном моря ресурсов. Формально, правда, эти соглашения не делили Каспий на сектора с государственными границами, проходящими по дну, водной толщи, поверхности и воздушному пространству. Речь шла о разграничении морского дна в целях недропользования. В апреле 2002 года в Ашхабаде прошел первый саммит прикаспийских государств. Встречи предполагалось сделать регулярными, однако второй саммит удалось собрать лишь через четыре года, а третий еще три года спустя.

Туркмения вообще имеет собственную, отличную от всех четырех соседей точку зрения. В свое время парламент этой страны объявил 12-мильную прибрежную полосу туркменской территорией. Сегодня Туркмения не может договориться не только с Ираном, Россией и Казахстаном, но и имеет серьезные разногласия с Азербайджаном, оспаривая права на нефтяные месторождения «Гюнешли», «Чираг» и «Кяпаз» вплоть до обращения в Международный арбитражный суд.

Тем временем Каспийский регион, подобно Персидскому заливу, начал явственно приобретать признаки наращивания здесь военного присутствия заинтересованных стран, что неизбежно всякий раз, когда геополитика переплетается с геоэкономикой. Милитаризация Прикаспия, правда, только начинает набирать обороты и пока в большей мере является сдерживающим фактором, чем инструментом агрессии. Однако факт остается фактом: практически все прибрежные государства начали активно увеличивать свое военное присутствие на Каспии, против чего настойчиво выступает лишь Иран. Игнорирование Россией, Азербайджаном и Казахстаном позиции Исламской Республики является дополнительным препятствием на пути достижения пятистороннего соглашения по юридическому статусу.

Зато в другом вопросе интересы России и Ирана полностью совпадают: обе страны категорически против появления в регионе вооруженных сил третьих стран, не имеющих непосредственного выхода к морю. Обе стороны также выступают за запрещение плавания судов под флагами неприкаспийских государств. О чем и о ком идет речь, ни для кого не секрет, принимая во внимание растущие аппетиты на военное присутствие в регионе США и других стран НАТО, их военно-политическое сотрудничество с Азербайджаном и стратегические расчеты на втягивание в милитаристские планы Туркмении. Это и вызывает понятную «политическую аллергию» в Москве и Тегеране.

Есть и еще один пункт, по которому Россия и Иран расходятся с Азербайджаном, Казахстаном и даже Туркменией. Речь идет любых проектах строительства нефте- и газопроводов по дну Каспия, что резко противоречит их экономическим и политическим интересам. А именно это и предлагают Европейский Союз и США в рамках своих инициатив по созданию альтернативных маршрутов транспортировки каспийских и центрально-азиатских углеводородов в обход как России, так и Исламской Республики. Это создает дополнительные трудности в отношениях Москвы и Тегерана с Баку, Астаной и Ашхабадом, которые, напротив, объективно заинтересованы в любых дополнительных маршрутах для своего нефтегазового экспорта.

Прокладке трубы по дну моря сегодня мешает не только экономическая неопределенность (не просчитана стоимость трубопровода, не определены инвесторы, а главное, нет ясности, кто и в каких долях будет эту трубу заполнять), но и нерешенность юридического статуса Каспия. Ясно, что раздел его южного сектора на национальные зоны объективно не в интересах, например, российского Газпрома. И в любой итоговый документ Россия вынуждена включать требование согласовывать все крупные проекты со всеми пятью прикаспийскими государствами, что даст ей фактически право вето на предложения о строительстве нефте- и газопроводов в обход ее территории. А вот Казахстан соглашается лишь на то, чтобы эксклюзивное право принятия решений имели только непосредственно заинтересованные стороны — те, в пределах морских акваторий которых будет прокладываться труба. В Тегеране три года назад такое предложение Нурсултана Назарбаева встретило решительный отпор Владимира Путина, мотивировавшего необходимость консенсуса всей «пятерки» заботой об экологической безопасности, так как, к примеру, в случае аварии транскаспийский трубопровод нанесет непоправимый ущерб экологии всего моря. Поддержал президента РФ в этом вопросе его иранский коллега Махмуд Ахмадинеджад, также менее всего заинтересованный в прокладке новых труб, а если и появлении их, то уже мимо своей территории.

Таким образом, проблем, явных и скрытых, реальных и потенциальных, столкновений взаимоисключающих интересов на Каспии хватает. При всей значимости и актуальности проблем, связанных с правовым статусом Каспийского моря трудно ожидать, что они разрешатся слишком легко, быстро и безболезненно. Во всяком случае, в Баку этого точно не произойдет.

http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=69789

Оценка ситуации в регионе Каспийского моря и прикаспийских государствах в октябре 2010 года

Важным событием рассматриваемого периода стало объявление даты и места проведения третьего саммита глав прикаспийских государств. По сообщению заместителя министра иностранных дел Азербайджана Халафа Халафова, саммит состоится 18 ноября 2010 года в Баку. Главной темой данного мероприятия станет обсуждение Конвенции по определению правового статуса Каспийского моря.

Примечательно, что за несколько дней до этого заявления в некоторых СМИ Ирана со ссылкой на официального представителя МИД ИРИ Рамина Мехманпараста прошла информация о том, что саммит президентов пяти прикаспийских стран пройдет там же, в Баку, но только в декабре текущего года. При этом конкретной даты проведения саммита здесь не указывается. Иранские СМИ также не уточнили первоисточник данной информации.

Данное обстоятельство позволяет предположить, что здесь могли иметь место либо ошибочная информация, либо своего рода сигнал для других прикаспийских государств. В последнем случае, учитывая то, что именно неуступчивая позиция Ирана является основной причиной чрезмерного затягивания с решением главного каспийского вопроса, не исключено стремление этой страны оттянуть его рассмотрение. Во всяком случае, Тегерану, видимо, необходимо соответствующее время для тщательного обдумывания своей позиции по правовому статусу Каспия и всевозможных вариантов ее корректировки во время переговоров в пятистороннем формате.

Вместе с тем Иран, согласно заявлению специального представителя президента ИРИ по вопросам Каспия, вице-министра иностранных дел Мухаммеда Мехди Ахундзаде заинтересован в том, чтобы на саммите глав прикаспийских государств было утверждено Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности в Каспийском море. По его мнению, обеспечение безопасности на Каспии должно быть обязанностью самих прикаспийских стран.

Следует отметить, что с инициативой принятия указанного документа в 2008 году выступил Азербайджан, представивший другим прикаспийским странам свой проект. За это время он был рассмотрен официальными лицами и экспертами пяти государств. Проект Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности в Каспийском море состоит из 14 статей, которые охватывают ключевые вопросы формирования механизма взаимодействия между государственными структурами прикаспийских стран по вопросам обеспечения безопасности в регионе. В частности, документ предусматривает сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом, организованной преступностью, контрабандой оружия, незаконным оборотом наркотиков и ядерных технологий, захватом судов, нелегальной миграцией, незаконной добычей биоресурсов, а также при ликвидации чрезвычайных ситуаций. Военные аспекты безопасности не являются предметом данного соглашения.

О важности принятия этого соглашения свидетельствуют результаты прошедшей 12 октября в Баку третьей встречи вице-министров иностранных дел прикаспийских государств, посвященной обсуждению этого документа. Следует ожидать, что его принятие так или иначе повлияет на продвижение процесса по окончательному решению вопроса с правовым статусом Каспия. Вместе с тем при заявленной официальными представителями прикаспийских стран единодушной позиции относительно заинтересованности в принятии данного документа они еще не завершили работу по согласованию тех или иных положений. В связи с этим на начало ноября запланирована еще одна, четвертая, их встреча в Баку, которая, скорее всего, ознаменуется окончанием работы над Соглашением о сотрудничестве в сфере безопасности в Каспийском море.

Примечательно, что обсуждение ситуации вокруг этого документа нашло свое продолжение в ходе проведенной 25 октября в Москве встречи вице-министров России и Азербайджана Сергея Рябкова и Халафа Халафова. Это событие позволяет предположить о согласованности позиций двух государств в рассматриваемом вопросе. В то же время, не исключено, что далеко не все в текущем варианте соглашения устраивает другие прикаспийские страны. Видимо, это и объясняет затянувшуюся по времени работу над его проектом. В связи с этим вероятно, что Москве и Баку понадобилось дополнительно договориться между собой, в том числе в целях убеждения на предстоящей встрече представителей трех остальных государств принять их предложения по рассматриваемому документу.

Что же касается Ирана, то его повышенный интерес в принятии Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности в Каспийском море, судя по всему, лежит в плоскости обострившихся в последнее время взаимоотношений этой страны с США и их военно-политическими союзниками. В связи с этим Иран вполне может зондировать почву относительно либо создания своего рода оборонного союза с другими прикаспийскими государствами в целях получения с их стороны военной помощи в случае объявления ему войны третьими странами, либо хотя бы недопущения участия США и НАТО в процессе милитаризации на Каспии в рамках их сотрудничества, в частности, с Азербайджаном и Казахстаном, в том числе вероятного присутствия их воинских подразделений в Каспийском регионе.

В рассматриваемый период было также уточнено, что 10 ноября в Тегеране состоится встреча заместителей министров иностранных дел прикаспийских стран по обсуждению вопросов о правовом статусе Каспия. Скорее всего, на этом мероприятии предполагается доработать проект соответствующей конвенции, которая затем будет представлена на саммите президентов прикаспийских стран. То же обстоятельство, что данная встреча будет проходить в Иране, позволяет представителям остальных государств Каспийского региона более тщательно ознакомиться с позицией этой страны и по возможности выработать совместную тактику по отношению к ней.

Вопросы определения правового статуса Каспия и расширения сотрудничества прикаспийских государств нашли также свое отражение в ходе переговоров между президентами России и Туркменистана Дмитрием Медведевым и Гурбангулы Бердымухамедовым во время рабочего визита первого из них 21-22 октября в Туркменистан.

В частности, Бердымухамедов заявил о том, что все вопросы, касающиеся правового статуса и жизнедеятельности на Каспии, должны решаться самими прикаспийскими странами на основе общепризнанных норм международного права, взаимоуважения, равноправия и с учетом интересов друг друга. Кроме того, при наличии единодушного, по мнению туркменского президента, представления Каспия как важнейшего стратегического региона, налаженное здесь эффективное сотрудничество отвечает долгосрочным интересам всех пяти прикаспийских государств. В свою очередь президент РФ выразил полную солидарность таким взглядам своего туркменского коллеги, сделав при этом акцент на необходимость создания особого правового режима в отношении природных богатств Каспия.

Вместе с тем за рамками открытой информации о результатах встречи руководителей двух государств остались именно моменты, позволяющие судить об уровне согласованности ими своих позиций по главному каспийскому вопросу. В связи с этим можно предположить о том, что либо Москва и Ашхабад так не смогли пока прийти к консенсусу в данном вопросе, либо в силу определенных причин не стремятся до начала саммита демонстрировать свои договоренности по нему.

В развитие межгосударственного взаимодействия прикаспийских государств в многостороннем формате 21-22 октября в столице Азербайджана состоялась III Международная Бакинская конференция СНГ «Финансовые институты — основа структурной модернизации экономик государств-участников СНГ», организаторами которой выступили Финансово-банковский совет СНГ и Международный банк Азербайджана при поддержке Исполнительного комитета СНГ.

В ходе работы конференции были рассмотрены такие вопросы, как финансово-экономическое развитие Азербайджана как важный фактор комплексной инфраструктурной модернизации Прикаспийского региона, освоение инвестиционного потенциала и развития эффективной инфраструктуры в данном регионе и развитие межгосударственного экономического сотрудничества прикаспийских государств.

Одним из важных моментов данного мероприятия стало предложение председателя координационного совета Финансово-банковского совета СНГ Анатолия Казакова о создании в перспективе Прикаспийского таможенного союза и Экономического совета прикаспийских стран для расширения экономического сотрудничества в регионе. Одним из первых шагов в этом направлении может стать создание региональных финансовых центров в Баку, Алматы и Москве, подготовительная работа по которым, по словам Казакова, уже ведется. Очевидно, что данная идея отвечает интересам России в процессе продвижения инициативы по созданию Организации каспийского экономического сотрудничества (ОКЭС).

Хотя рассматриваемая конференция ориентирована на постсоветские государства, в ее работе принял участие директор иранского банка «Saderat» («Экспорт») Мухаммед Джахроми. В своем выступлении он призвал страны Каспийского региона проводить расчеты по всевозможным торговым и финансовым операциям в национальной валюте, а не в американских долларах и евро, а также изучить исламскую банковскую систему и внедрять ее у себя, отказавшись от западной системы. Судя по всему, предложение Джахроми идет в русле официальной позиции Ирана, стремящегося максимально ограничить не только политическое, но и экономическое влияние США и Евросоюза в Каспийском регионе.

При всем этом Иран особое внимание уделяет вопросам реализации Конвенции по защите морской среды Каспийского моря, инициатором разработки и принятия которой он сам в свое время выступил. В частности, по заявлению вице-президента Организации защиты окружающей среды Маджида Шафиипура, Иран готов открыть работающий на постоянной основе секретариат данной конвенции.

С одной стороны, Иран проводит большую работу по защите и восстановлению окружающей среды Каспийского моря, контролю и борьбе с его загрязнением и сохранению биоресурсов. Это дает ему определенные основания взять на себя функции координатора в рамках соблюдения Конвенции по защите морской среды Каспийского моря. С другой стороны, примечательно, что временный секретариат конвенции располагается в Женеве (Швейцария). В условиях же обострения отношений между Ираном и Западом решение вопроса с возможным переносом штаб-квартиры данного органа из Женевы в Тегеран приобретает яркие политические очертания.

В любом случае, нахождение секретариата Конвенции по защите морской среды Каспийского моря непосредственно в Каспийском регионе, нежели на территории не имеющего к нему никакого отношения европейского государства, было бы более логичным и оптимальным. К тому же другие прикаспийские страны вполне могут поддержать рассматриваемое предложение Ирана, ожидая от него ответные шаги навстречу им в решении других вопросов межгосударственного сотрудничества в регионе.

Еще одним важным событием общерегионального масштаба стало проведение 12-13 октября в Астрахани под председательством директора Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Виктора Иванова совещания «Противодействие незаконному обороту наркотиков в акватории Каспийского моря» с участием представителей компетентных органов прикаспийских государств. В ходе этого совещания его участники обсудили вопросы, связанные с ситуацией с контрабандой наркотиков, психотропных веществ и их прекурсоров на территории прикаспийских стран в акватории Каспия и обменом оперативной информацией в отношении лиц и организованных преступных групп, занимающихся их контрабандой.

Важным моментом данного мероприятия стало предложение Иванова о создании специального межгосударственного образования – Каспийской антинаркотической пятерки, призванного заниматься разработкой и проведением единой антинаркотической политики в Каспийском регионе. При этом в рамках этого объединения можно создать такие структуры, как Каспийский морской антинаркотический центр и Каспийская оперативная группа по координации борьбы с транзитом наркотиков. Вместе с тем, судя по всему, конкретных решений по дальнейшей реализации этой инициативы принято не было. Поэтому следует ожидать, что она будет вынесена на рассмотрение прикаспийских государств в будущем, когда будет принято Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности в Каспийском море.

В рассматриваемый период различными прикаспийскими государствами в рамках регионального сотрудничества преимущественно в двухстороннем формате были также осуществлены различные действия по следующим направлениям.

По линии обеспечения безопасности и устранения чрезвычайных ситуаций. 6 октября в Астане в рамках работы V Евразийского форума «KazEnergy» министрами по чрезвычайным ситуациям Казахстана и Азербайджана Владимиром Божко и Кямаледдином Гейдаровым было подписано межправительственное соглашение по взаимодействию в ликвидации и предотвращении чрезвычайных ситуаций на Каспийском море. В рамках реализации основных положений данного документа, в частности, предусматривается разработка совместного плана действий по реагированию на разливы нефти на Каспии и создание специального фонда для приобретения соответствующего оборудования.

Еще более серьезное внимание прикаспийские государства уделяют вопросам борьбы с браконьерством, которое сопряжено с нарушением государственных границ и откровенным пиратством. В частности, 14 и 24 октября представителями пограничной службы и органов внутренних дел Казахстана в общей сложности были задержаны три байды с экипажем в составе 9 человек, являющихся гражданами России. Причем в первом из этих случаев во время задержания браконьеров один из них получил сильные телесные повреждения и скончался на месте.

А в ходе совместной спецоперации, проведенной пограничниками Азербайджана, Казахстана и России в первой декаде октября, было задержано 12 нарушителей правил пограничного режима, возбуждено 11 уголовных дел по фактам браконьерской деятельности, а также обнаружено и извлечено из воды около 50 рыболовных сетей общей длиной более 6 км и несколько десятков других предметов для ловли рыбы.

Важным событием стал визит в Азербайджан делегации Ирана, возглавляемой министром обороны ИРИ Ахмадом Вахиди. Гостей принимали президент Азербайджана Ильхам Алиев и министр обороны страны Сафар Абиев. В ходе этих встреч были рассмотрены вопросы военного сотрудничества и обеспечения стабильности в Каспийском регионе. Во время же своей конференции в Баку по итогам визита Вахиди заявил, во-первых, о готовности Ирана оказать в случае необходимости военную помощь Азербайджану при условии принятия им ее. Скорее всего, такое предложение было озвучено с учетом политической конфронтации между Азербайджаном и Арменией и не исключено, что тем самым Тегеран рассчитывает вызвать определенную реакцию у Еревана в целях последующих корректив в формате ирано-армянских отношений.

Кроме того, Тегеран предложил Баку провести на Каспии совместные военные учения, направленные на борьбу с терроризмом, контрабандой наркотиков и т.д. При этом проводимую его страной активную в последнее время деятельность по расширению потенциала своих ВМС на Каспии Вахиди не считает нарушением стабильности и баланса сил в регионе.

По линии добычи и экспорта нефти и газа. Наиболее всего решение тех или иных вопросов в рассматриваемый период наблюдалось в рамках соответствующих взаимоотношений между Туркменистаном и Россией. Прежде всего, по итогам прошедшего в Туркменистан рабочего визита президента РФ Дмитрия Медведева было принято соглашение о расширении стратегического сотрудничества в области энергетики и машиностроения, которое предусматривает взаимодействие двух стран не только в газовой сфере, но и в нефтяной сфере и электроэнергетике.

Более того, между ОАО «Газпром» и государственным концерном «Туркменгаз» было подписано соглашение о расширение поставок в Россию туркменского газа. С 2011 года объем данных поставок должен составить до 30 млрд. кубометров газа в год. При этом сам президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов заявил о том, что его страна готова наращивать экспорт природного газа в Россию.

Лидерами двух государств также рассматривались перспективы сотрудничества в области разведки и добычи углеводородов на шельфе Каспийского моря. Нужно отметить, что в Туркменистане активно работают российские компании «Итера» и «Зарубежнефть», которые, в частности, осуществляют рассчитанный до 2012 года совместный проект, связанный с проведением геологоразведочных работ на туркменском шельфе Каспия.

По сообщению председателя совета директоров МГК «Итера» Игоря Макарова, партнеры ведут геологоразведку на 21-м блоке, извлекаемые запасы которого, по предварительным оценкам, составляют 219 млн. тонн нефти и 92 млрд. кубометров попутного газа. Стоимость данного проекта ориентировочно оценивается в 6 млрд. долларов США. В текущем году указанные компании планируют выполнить геохимическую схему блока, а также приступить к сейсморазведке 2D и 3D с ее завершением в 2011 году. В перспективе также предполагаются строительство завода по выпуску азотных удобрений мощностью 650 тыс. тонн карбамида в год и обеспечение поставок добываемой с указанного блока нефти на экспорт и на Туркменбашинский НПЗ.

При этом Россия заинтересована в расширении присутствия своих компаний в нефтегазовом секторе Туркменистана. В частности, входящий в состав российской делегации вице-премьер РФ Игорь Сечин зондировал возможности для участия государственной компании «Роснефть» в разработке 21-го блока совместно с «Итерой» и «Зарубежнефтью». По его словам, вхождение «Роснефти» в данный проект ускорит его реализацию. Вместе с тем, судя по некоторым источникам, если указанные выше компании в принципе не против присоединения к ним «Роснефти», то обязательного для этого одобрения со стороны правительства Туркменистана российская сторона, видимо, еще не получила.

Рассматриваемую ситуацию осложняет сложный и неоднозначный характер в отношениях Ашхабада с Москвой в целом. В частности, это проявилось в ситуации со строительством Прикаспийского газопровода, относительно которого соответствующие договоренности были достигнуты между Казахстаном, Туркменистаном и Россией в 2007 году. По сообщению Игоря Сечина, строительство Прикаспийского газопровода будет приостановлено на 3-4 года в связи с падением спроса на газ в Европе.

Данное заявление вызвало довольно резкую реакцию со стороны туркменских властей, которые через свой МИД заявили о том, что появившиеся в российских СМИ со ссылкой на официальных лиц РФ сообщения дают необоснованную трактовку некоторых аспектов энергетической политики Туркменистана, в том числе связанных с выводом туркменских энергоносителей на международные рынки. В частности, туркменская сторона сообщила о том, что она приступила к строительству своего участка Прикаспийского газопровода, и упрекнула Россию в невыполнении взятых на себя в рамках данного проекта обязательств.

В заявление туркменского МИДа также отмечено, что Туркменистан в соответствии с нормами международного права и на взаимовыгодной основе будет и впредь развивать эффективное энергетическое сотрудничество с Европой, что особенно актуально в условиях, когда российская сторона снизила объемы закупок туркменского природного газа. Тем самым Ашхабад фактически направил сигнал заинтересованным иностранным деловым кругам о том, что его сотрудничество с Москвой на фоне прошедшего визита российского президента нисколько не ограничивает его политику по выбору других зарубежных партнеров в рамках освоения своего нефтегазового сектора.

Возвращаясь к компании «Роснефть», нужно отметить, что она сохраняет свое присутствие в Казахстане, где совместно с национальной компанией «КазМунайГаз» (КМГ) занимается разведкой месторождения Курмангазы в казахстанском секторе Каспия. Данное событие является важным в свете того, что осуществленные партнерами в 2006 и 2009 гг. буровые работы не выявили наличия здесь углеводородов. Вместе с тем участники данного проекта не спешат признавать бесперспективность рассматриваемого месторождения, чьи суммарные прогнозные геологические ресурсы углеводородов оцениваются ими в 6,2 млрд. тонн условного топлива.

Не исключено также, что Астана и Москва не заинтересованы в вероятном уходе «Роснефти» с Курмангазы в целях поддержания максимально благоприятного фона казахстано-российских отношений в целом. К тому же дочернее предприятие КМГ — «Разведка Добыча «КазМунайГаз» устами своего генерального директора Кенжебека Ибрашева выразила заинтересованность в приобретении нефтегазовых активов в России и Туркменистане. Правда, какой-либо официальной реакции такое намерение Казахстана со стороны данных стан пока не встретило.

По линии межрегионального сотрудничества. Президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым в ходе переговоров со своими российским коллегой Дмитрием Медведевым было также заявлено намерение развивать отношения двух государств на уровне взаимодействия между их ключевыми портовыми городами — Туркменбаши и Астраханью. В частности, туркменский президент предложил создать в этих городах торгово-транспортную инфраструктуру, включающую в себя крупные предприятия оптовой торговли со значительными площадями для хранения и перевалки грузов с целью дальнейшей их транспортировки по территории Туркменистана и России.

С российской стороны помимо Астраханской области активное участие в развитии межрегионального сотрудничества в Каспийском регионе также принимает Дагестан. Показательным в этом отношении стал прошедший 5 октября визит в эту республику делегации иранской провинции Гилян во главе с генерал-губернатором Рухоллахом Гахрамани Чабокой. В ходе их встречи с президентом Дагестана Магомедсаламом Магомедовым было подписано Соглашение между правительством РД и губернаторством провинции Гилян ИРИ о торгово-экономическом, научно-техническом, культурном и гуманитарном сотрудничестве. При этом иранская сторона выразила заинтересованность в создании на паритетной основе специального органа, координирующего и контролирующего реализацию соответствующих договоренностей.

В свою очередь в конце октября российская торговая делегация находилась с визитом в иранской провинции Мазендеран, где была принята губернатором Сейедом Али Акбаром Тахаи. Последний, в частности, выступил за максимальное использование в торгово-экономических отношениях между Ираном и Россией потенциала расположенных на Каспийском море иранских портов Амирабад и Феридункенар. Он также сообщил, что на территории вверенной ему провинции в 2011 году запланировано совещание прикаспийских государств на уровне глав административных единиц, расположенных на побережье Каспийского моря, по развитию межрегионального сотрудничества.

С 9 по 11 октября в Иране с рабочим визитом находилась делегация Мангистауской области Казахстана во главе с акимом Крымбеком Кушербаевым. Целью этого визита было определение дальнейших перспективных направлений сотрудничества и установление более тесных и деловых связей между предпринимателями Мангистауской области и инвесторами приграничных провинций Ирана. В частности, представители Казахстана побывали в провинциях Мазандаран и Гулистан. В первом случае стороны подписали соглашение о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве между акиматом Мангистауской области и провинцией Мазандаран. Одним из направлений этого сотрудничества является создание в перспективе совместного предприятия по заготовке и поставке заинтересованными иранскими предприятиями в Мангистаускую область ранней плодоовощной продукции по приемлемой цене и высокого качества. Аналогичный меморандум был подписан и с руководством провинции Гулистан.

По линии развития транспортной инфраструктуры в регионе. По сообщению генерального директора нижегородского судостроительного завода «Красное Сормово» Николая Жаркова, предприятие намерено поставить в Туркменистан 6 нефтеналивных танкеров класса «река-море». Сумма соответствующего контракта может достичь 100 млн. долларов США. Немаловажно, что на текущий момент времени «Красное Сормово» в рамках заказа со стороны службы морского и речного транспорта Туркменистана уже построило три таких танкера. Вместе с тем на перспективу туркменская сторона пока что выразила готовность заключить с российским предприятием контракт на строительство одного танкера в 2011 году.

14 октября, находясь с рабочим визитом в Баку, старший вице-президент ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) Валерий Решетников заявил о том, что РЖД заинтересовано развивать свою деятельность в сфере паромных железнодорожных перевозок и, в частности, установить паромное сообщение между российскими портом Махачкала и комплексом Оля/Астрахань и иранским портом Амирабад. Причем для этого компания готова перенаправить на соответствующие направления паромы, используемые ею для сообщения с туркменским портом Туркменбаши.

По линии экологии. С 19 по 21 октября в Астрахани прошла 15-я сессия Координационного комитета Прикаспийских стран по гидрометеорологии и мониторингу загрязнения, в ходе которой были обсуждены вопросы реализации совместных проектов и мероприятий прикаспийских стран в рамках Комплексной программы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды в регионе Каспийского моря (КАСПАС).

В рамках данного мероприятия была проведена международная научная конференция «Изменения климата и водного баланса Каспийского региона», целями которой стали расширение научного сотрудничества, обсуждение и обобщение результатов исследований в области климатологии и гидрологии Каспийского региона, определение их перспективных направлений и механизмов координации, представление научного видения жизненно важных проблем, связанных с изменениями климата и водного баланса Каспийского моря. В ходе конференции были рассмотрены такие вопросы, как влияние изменений климата и колебаний уровня моря на природные системы и экономику Каспийского региона, проблемы распределения и перераспределения речного стока в Каспийском бассейне, опасные природные явления в Каспийском регионе и т.д.

2. Россия

Важным событием рассматриваемого периода в России стало проведение премьер-министром РФ Владимиром Путиным в городе Новокуйбышевск (Самарская область) совещания по вопросу «О проекте генеральной схемы развития нефтяной отрасли на период до 2020 года». В нем также приняли участие представители профильных министерств и ведомств, главы ряда регионов и руководители ведущих нефтегазовых компаний.
Прежде всего, для создания необходимых условий для максимально эффективного использования энергетических ресурсов страны глава российского правительства обозначил следующие стратегические цели, которых необходимо добиться:

1. Отечественный ТЭК должен стопроцентно давать обеспечение энергии и бытовым потребителям, гражданам страны, и участникам экономической деятельности.
2. Серьезный кумулятивный эффект от развития ТЭКа, включая создание новых рабочих мест в самой отрасли и в смежных секторах производства, а также размещение крупных заказов на российских заводах, в том числе машиностроительных.
3. Россия должна сохранить за собой лидирующие позиции в мировой энергетике.
4. ТЭК призван стать крупным генератором инноваций и развиваться как наукоемкая и высокотехнологичная отрасль.
Среди же первоочередных задач по реализации генеральной схемы развития нефтяной отрасли России Путин отметил:
а) завершение формирования единой системы нефтепроводов для диверсификации поставок как на внутренний, так и на внешний рынки;
б) реализацию проектов по освоению новых нефтяных месторождений, в том числе на Каспии;
в) реализацию планов коренной модернизации отечественных нефтеперерабатывающих заводов;
г) поддержку планов отечественных нефтяных компаний по укреплению своих позиций на внешних рынках.

Путин также отметил, что до 2020 года в нефтяную отрасль необходимо будет инвестировать более 8,6 трлн. рублей. При этом он поручил министерствам финансов и энергетики найти приемлемый баланс между потребностями нефтяных компаний в инвестициях и задачей устойчивого наполнения государственного бюджета, включая совершенствование налоговой нагрузки по некоторым проектам.

В развитие такого подхода правительство РФ, по сообщению Путина, утвердило льготные пошлины на экспорт нефти с месторождений на шельфе Каспийского моря. Хотя премьер не уточнил размера данной пошлины, очевидно, что данная мера отвечает прежде всего интересам компании «ЛУКОЙЛ», занимающейся на Каспии освоением месторождений им. В. Филановского и им. Ю. Корчагина.

Именно эта компания с момента добычи в апреле текущего года первой нефти на месторождении им Ю. Корчагина поставила перед российским правительством вопрос о соответствующем налоговом стимулировании своей деятельности на шельфе Каспия. Правда, первоначально «ЛУКОЙЛ» добивалась обнуления экспортной пошлины на нефть с месторождений Северного Каспия. Но в начале октября, судя по прогнозным оценкам вице-президента компании Леонида Федуна, «ЛУКОЙЛ» готова согласиться с тем, что льготная экспортная пошлина составит 80 долларов США за тонну нефти.

В свою очередь компания, в частности, пообещала завершить к 2015 году обустройство месторождения им. В. Филановского, включая строительство трубопроводов диаметром 600-700 мм, линий электропередачи общей протяженностью свыше 200 км и головных береговых сооружений для приема нефти с резервуарным парком объемом 80 тыс. кубометров. Кроме того, с 16 октября «ЛУКОЙЛ» начала пробную отгрузку в порту Махачкалы нефти, транспортируемой сюда танкером с месторождения им. Ю. Корчагина. Предполагается, что до конца 2010 года отгрузка данной нефти будет проводиться в Махачкале один раз в 10 дней, а ее объем составит более 300 тыс. тонн. Затем она будет направлена по системе трубопроводов «Транснефти» в Новороссийск и уже отсюда – за рубеж. В целом, ежегодный объем перевалки нефти с Корчагинского месторождения через порт Махачкалы оценивается в 2,5 млн. тонн нефти в год.

Судя по всему, получение рассматриваемой налоговой льготы повлияет на корректировку «ЛУКОЙЛом» своей деятельности на Каспии. Тем более, что, по заявлению президента компании Вагита Алекперова, в конце ноября она планирует рассмотреть свою новую стратегию, рассчитанную на предстоящие 10 лет. При этом для реализации своих масштабных проектов, в том числе на Каспийском море, «ЛУКОЙЛу» потребуются значительные финансовые ресурсы. Вместе с тем относительно каспийских месторождений компания настроена на то, чтобы осваивать их своими силами. Во всяком случае, по словам Алекперова, «ЛУКОЙЛ» пока не рассматривает возможность привлечения сюда потенциальных партнеров.

Еще одним заметным событием в рамках политики России в Каспийском регионе стало озвученное 25 октября заместителем министра энергетики РФ Анатолием Яновским заявление о том, что прикаспийские страны будут предъявлять самые жесткие экологические требования к проекту строительства Транскаспийского газопровода. Данный проект, который лоббируют ЕС и США, призван обеспечить транспортировку газа из Туркменистана в Азербайджан с последующим его экспортом в Европу. Судя по всему, он должен стать составной частью проекта «Набукко».

Поскольку Транскаспийский газопровод предполагается провести по дну Каспийского моря, то у его оппонентов имеются серьезные основания заблокировать его строительство, апеллируя к потенциальным рискам для экологии и биоресурсов моря. К тому же по политическим соображениям Россию в этом вопросе может поддержать Иран, способный, в свою очередь, оказать серьезное воздействие на Азербайджан и Туркменистан. В то же время, затянув по непонятным причинам реализацию проекта строительства Прикаспийского газопровода, Россия вынуждает тот же Туркменистан использовать любые как существующие, так и перспективные возможности для экспорта своего газа за рубеж.

В рамках развития портовой и транспортной инфраструктуры можно отметить намерение властей Астраханской области создать комфортные условия для деятельности международной нефтесервисной компании «Шлюмберже». Об этом губернатором области Александром Жилкиным было заявлено во время встречи с президентом указанной компании Морисом Дижолем. В свою очередь, «Шлюмберже» намерена инвестировать на начальном этапе более 40 млн. долларов США в создание производственной базы на территории Астраханской области, привлекая для ее строительства и последующего обслуживания преимущественно астраханских подрядчиков. Эта база предназначена для обслуживания бурового оборудования и техники для исследования недр на юге России и в других странах Каспийского региона. Кроме того, компания предлагает создать учебную базовую кафедру в Институте нефти и газа, входящем в структуру Астраханского государственного технического университета.

Большое внимание власти Астраханской области также уделяют вопросам охраны окружающей среды. В частности, 13-14 октября в Астрахани прошло заседание Волго-Каспийского научно-промыслового совета Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна. По итогам этого мероприятия его участниками были приняты такие решения, как:

— принятие на 2011 год распределения общих допустимых уловов и возможного вылова (добычи) водных биоресурсов и квот вылова для организации любительского и спортивного рыболовства между соответствующими субъектами Российской Федерации;
— просить Росрыболовство повторно рассмотреть вопрос о возможности введения единых квот полупроходных и речных рыб в рыбохозяйственных подрайонах Южного рыбохозяйственного района Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна;
— поддержать предложение региональных органов управления Республики Дагестан, Республики Калмыкия, Волгоградской и Астраханской областей по инициированию разработки проекта Федерального закона «О внесении изменений в статью 24 и (или) 26 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» с целью введения норм вылова на одного гражданина — участника любительского и спортивного рыболовства и т.д.

19 октября в рамках проекта Каспийской экологической программы Глобального экологического фонда (КАСПЭКО) в Астрахани прошло совещание по вопросам загрязнения окружающей среды солями ртути. В его работе приняли участие эксперты, представители заинтересованных государственных структур и руководители предприятий, занимающихся сбором ртутьсодержащих отходов.

По итогам этого совещания его участники приняли решение обратиться в правительство РФ, а также в правительство и Государственную думу Астраханской области с предложением о создании экономических рычагов для системы стимулирования сбора ртутьсодержащих отходов у населения на базе обязательности исполнения целевого использования платы за негативное воздействие, штрафов за нарушение природоохранного законодательства и компенсации соответствующего ущерба. Также было предложено создать в каждом муниципальном образовании пункты по сбору и хранению ртутьсодержащих отходов от населения и юридических лиц с последующей передачей их специализированным организациям.

3. Азербайджан

Азербайджан в рассматриваемый период уделил большое внимание вопросам добычи и экспорта своих углеводородных ресурсов. Так, по заявлению президента Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР) Ровнага Абдуллаева, до конца 2010 года по сравнению с 2009 годом республика увеличит добычу нефти с 50,4 млн. до 53 млн. тонн, или на 5%, и газа — с 23,6 млрд. до 28,5 млрд. кубометров, или на 20,5%. При этом большая часть нефти и газа будет добыта на блоке морских месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли» (АЧГ) и морском газоконденсатном месторождении «Шах Дениз» в азербайджанском секторе Каспия.

В развитие этого заявления ГНКАР, в частности, на месторождении «Гюнешли» были пробурены скважины № 70 и № 312, которые с определенным интервалом дают в сутки 172 тыс. кубометров газа и 20 тонн конденсата и 120 тыс. кубометров газа и 20 тонн конденсата соответственно. Вместе с тем в процессе освоения месторождения Апшерон работающая здесь французская нефтегазовая компания «Total» перенесла первое разведочное бурение, первоначально запланированное на сентябрь-октябрь этого года, на начало 2011 года. Причиной такого решения была названа необходимость задействования соответствующей буровой установки в казахстанском секторе Каспия.

Важным событием в нефтегазовой отрасли Азербайджана стало подписание 7 октября ГНКАР и британской компанией «ВР» контракта типа PSA на разведку и разработку перспективных структур «Шафаг» и «Асиман» в азербайджанском секторе Каспийского моря. Их совокупные запасы оцениваются в 300-500 млрд. кубометров газа. Данный контракт подписан сроком на 30 лет. Разведочный период составит 4 года, с возможностью продления еще на 3 года. На первом этапе планируется бурение двух скважин, а на втором при необходимости будут пробурены еще столько же. При этом стоимость данной сделки не разглашается.

Во время пребывания 28 октября президента Азербайджана Ильхама Алиева с официальным визитом на Украине руководители двух государств договорились о создании рабочей группы для подготовки соглашения по поставкам азербайджанских энергоресурсов на Украину. По словам Алиева, в этом году Азербайджан поставил Украине более 1 млн. тон нефти и планирует увеличить ее поставки в будущем. В свою очередь президент Украины Виктор Янукович выразил пожелание относительно возможного распространения такого сотрудничества между Киевом и Баку на третьи страны, включая Россию и другие прикаспийские государства.

В рамках обеспечения безопасности в азербайджанском секторе Каспия республика, по словам председателя Государственного таможенного комитета Айдына Алиева, намерена использовать таможенные катера, закупленные в Эстонии. Данные катера оснащены необходимым оборудованием и успешно прошли испытания на свое соответствие условиям на Каспии.

Привлекают к себе внимания проекты азербайджанских архитекторов, связанные с закладкой новых населенных пунктов путем освоения Каспийского моря. Один из проектов связан с расширением Бакинского бульвара путем монтажа подпорок в море и построения подземных переходов и туннелей. Второй проект направлен на соединение расположенных близ Бакинской бухты островов друг с другом посредством мостов и создание здесь зон отдыха. Наконец, третий проект предполагает строительство в Гарадагском районе на территории моря жилого пункта, состоящего из 4 микрорайонов. В течение ближайшего 1-1,5 года Государственный комитет градостроения и архитектуры Азербайджана должен определиться с выбором одного из этих проектов для реализации.

В рамках защиты экологии и сохранения биологических ресурсов Каспия Азербайджан в указанный период осуществил следующие действия: а) разработка национального плана по предупреждению и ликвидации нефтяных разливов на Каспийском море, включая активное использование в этом процессе действующую в составе МЧС специализированную аварийно-спасательную службу; б) запуск в море 1,5 млн. мальков осетровых, выращенных на Хыллинском осетровом рыборазводном заводе; в) осуществление входящим в состав ГНКАР производственным объединением «Азеркимья» экологических мер против загрязнения Каспийского моря, включая ремонт и очищение 8 водоосадителей, предусмотренных для приема промышленных и бытовых сточных вод, а также устранение вероятностей прямого попадания данных вод в море; г) проведение ГНКАР экологического мониторинга на морском месторождении «8 Марта».

Главный тренд политического развития Азербайджана на протяжении октября 2010 года был связан с двумя проблемами: подготовка и проведение Парламентских выборов, которые назначены на 7 ноября 2010 года и внутриполитическое отражение проблем, связанных с Нагорно-Карабахским конфликтом, поскольку эта тема все более актуализируется в общественном сознании при помощи государственных СМИ, которые активно освещают основные аспекты армяно-азербайджанского конфликта и участия посредников в его урегулировании.

Избирательная кампания проходит в спокойной обстановке. Это констатировали наблюдатели миссии СНГ, штаб которой открылся в Баку. Для демонстрации открытости и объективности выборной кампании ЦИК Азербайджана пошел на беспрецедентный шаг и, помимо возможностей, предусмотренных законодательством, принял решение предоставить каждому кандидату бесплатное эфирное время на Общественном телевидении, а также места для публикаций в газете «Азербайджан». Это нововведение оценили не только международные наблюдатели, но, прежде всего, сами участники кампании. Прозрачности голосования будет способствовать и то, что на 500 (10%) избирательных участках по стране установлены веб-камеры.

Трудно однозначно утверждать, насколько вероятно, что наблюдатели БДИПТЧ ОБСЕ позитивно оценят ход выборов в Азербайджане. Однако заявления основных официальных лиц позволяют ожидать, что руководство ОБСЕ готово поддержать азербайджанское руководство.
Сохранились противоречия и внутри финансово-промышленных группировок внутри окружения Ильхама Алиева, однако эти противоречия заключались в вопросах подбора кандидатов от правящей партии и мало влияли на состояние дел в реальной политике, проводимой главой государства.
В целом, развитие политическое развитие Азербайджана в октябре 2010 года подчеркивает, что руководство АР полностью контролирует развитие ситуации, а значит, ожидать сенсаций от предстоящих выборов не приходится.

4. Казахстан

Казахстан в рассматриваемый период стал инициатором проведения трех крупных мероприятий международного уровня, посвященных актуальным вопросам добычи, переработки и экспорта углеводородных ресурсов Каспийского моря.

Прежде всего, в Астане 4 октября была проведена Первая международная конференция «Добыча нефти и газа на море» — Caspian Offshore Conference 2010, в работе которой приняли участие около 100 зарубежных и международных компаний и организаций. В рамках этого мероприятия были рассмотрены такие вопросы, как: а) освоение Казахстанского сектора Каспийского моря (КСКМ) с участием мировых ведущих нефтяных компаний, имеющих большой опыт работы проведения морских операций; б) комплексное расширение и развитие береговой инфраструктуры в КСКМ; в) геолого-техническая оценка морских блоков; г) экологические вопросы освоения, проектирования и разработки месторождений в КСКМ; д) создание экспортных маршрутов транспортировки нефти. Конференция, в частности, позволила ее участникам ознакомиться с наиболее передовыми разработками и оборудованием в сфере геолого-геофизического изучения и добычи углеводородов, а также геологическими рисками при их добыче и транспортировке по дну Каспийского моря.

5-6 октября в Астане состоялся V Евразийский форум Ассоциации «KazEnergy» «Энергетическая карта Евразии: Баланс рисков и новые возможности». В форуме приняли участие представители государственных органов ряда стран мира, а также руководители крупнейших международных энергетических организаций и компаний. В ходе проведения форума обсуждались вопросы по следующим направлениям: а) Энергетическая геополитика: Роль Евразии и поиск баланса интересов; б) Энергетическая безопасность: баланс между транзитными маршрутами, центрами поставок и потребления; в) Будущее альтернативной энергетики: Мирный атом, новые и возобновляемые источники энергии; г) Уроки глобального экономического кризиса. Роль энергетического сектора в восстановлении посткризисных экономик; д) Энергетика и изменение климата: глобальные сценарии и решения; е) Уроки катастрофы Мексиканского залива. Каспий: пути снижения техногенных рисков; ж) Новые возможности: инвестиционная привлекательность каспийского региона.

Из официальных лиц Казахстана наиболее заметные сообщения на форуме сделали в своих выступлениях премьер-министр Карим Масимов и министр нефти и газа Сауат Мынбаев. Глава правительства, в частности, отметил, что Казахстан в энергетической сфере фокусируется на трех ключевых компонентах — безопасности, обеспеченности и устойчивости. При этом первый из них предполагает главным образом обеспечение экологической безопасности. Такой подход, по мнению Масимова, ставит вопросы о возможных рисках энергетического сектора, который играет важную роль в краткосрочной и долгосрочной перспективах развития экономики Казахстана.

В связи с этим правительство республики основной акцент в процессе его регулирования делает на разработке целого ряда мер для снижения рисков морских бурений в целях недопущения повторения трагедии Мексиканского залива на Каспийском море. Тем самым Масимов дает понять, что механизмы охраны окружающей среды становятся ключевыми в процессе государственного регулирования деятельности компаний, работающих в нефтегазовом секторе Казахстана. Особенно такой месседж явно адресован иностранным компаниям, которые наиболее часто подвергаются различным санкциям в связи с нарушением экологического законодательства.

Что касается Мынбаева, то, по его оценкам, в Казахстане до конца 2010 года планируется добыть 81 млн. тонн нефти, из которых 68 млн. тонн пойдет на экспорт. А в 2020 году объем добычи нефти будет увеличен до 130 млн. тонн. Судя по всему, важную роль в этом сыграет освоение месторождения Кашаган, где к концу 2012 года должны завершиться все мероприятия по установлению оборудования, а к 2013 году уже будет возможность начать добычу нефти. Тем самым министр нефти и газа фактически дал понять участникам международной компании «North Caspian Operating Company B.V.» (NCOC), которая является оператора проекта по разработке Кашагана, что никаких возможных очередных отсрочек по добыче нефти на этом месторождении, которые часто имели место ранее, казахстанское правительство не потерпит.

Что касается вопросов экспорта углеводородов за рубеж, то в рамках расширения мощностей Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) Казахстан намерен увеличить, начиная с 2011 года, объем экспорта своей нефти в Европу через КТК в два раза: с 27 млн. до 52,5 млн. тонн. При этом Мынбаев отметил, что решительное продвижение в направлении расширения КТК на определенный период избавит Казахстан от поиска каких-либо других альтернатив. Скорее всего, такое заявление было озвучено главным образом в адрес России, являющейся ключевым участником КТК и критически относящейся к действиям своих партнеров, связанным с транспортировкой их нефти и газа в обход ее. В то же время министр поспешил успокоить другого стратегически важного партнера и соседа своей страны – Китая, заявив о том, что экспорт нефти в эту страну увеличится с текущих 10 млн. до 12 млн. тонн. То есть, далеко не вся нефть будет уходить в европейском направлении.

Наконец, 6-9 октября в Алматы прошла 18-я Казахстанская международная нефтегазовая выставка и конференция KIOGE-2010. Неизменными организаторами данного мероприятия являются казахстанская выставочная компания «Iteca» и международная группа выставочных компаний ITE (Великобритания) с партнерами из России, Германии, Турции, Китая и ОАЭ. При этом в выставке приняли участие около 500 компаний из 30 стран мира, а в работе конференции — более тысячи делегатов.

В рамках KIOGE-2010 были проведены семинары по таким темам, как: а) вопросы работы нефтегазовой промышленности Казахстана в рамках Таможенного Союза Казахстана, России и Белоруссии; б) повышение эффективности НПЗ внедрением программ обработки GE: опыт в СНГ и за рубежом; в) требования по казахстанскому содержанию для нефтегазовых компаний; г) бездатчиковая технология механизированной добычи нефти для увеличения производительности добычи нефти и газа; д) современные тенденции развития систем автоматического управления и телеметрии в газовой промышленности; е) инструменты исследования нефтегазовой отрасли Казахстана на основе открытых источников.

В ходе этого мероприятия председатель правления Национальной компании «КазМунайГаз» (КМГ) Каиргельды Кабылдин, в частности, отметил, что КМГ занимает 28% в общей добыче нефти Казахстана. Тогда как остальные доли распределены здесь следующим образом: американские компании — 24%, китайские — 22%, российские — 10% и остальные компании — суммарно около 17%. Таким образом, очевидно превалирование иностранного участия в нефтяной отрасли Казахстана, что лишний раз обуславливает необходимость реализации тех мер, о которых говорили представители правительства на V Евразийском форуме «KazEnergy».

Не менее интересным стало также выступление вице-министра нефти и газа Ляззата Киинова, который, в частности, сообщил, что объем добычи сырого газа в этом году составит примерно 37 млрд. кубометров с перспективой роста в 2015 году до 61,6 млрд. кубометров. А экспорт казахстанского газа в текущем году увеличится на 28% по сравнению с прошлым годом и составит 9 млрд. кубометров.

В связи с этим, судя по выступлению Киинова, для Казахстана все более актуальным становится вопрос относительно расширения возможностей по транспортировки своего газа за рубеж. В связи с этим по инициативе Европейского союза в республике активно обсуждается проект магистрального газопровода «Набукко». Вместе с тем, по словам вице-миинстра нефти и газа, в связи с реализаций крупных проектов у Казахстана пока нет свободных ресурсов для наполнения «Набукко». Однако, с другой стороны, Киинов ясно подчеркнул заинтересованность своей страны в этом проекте в будущем при наличии свободных ресурсов. Хотя такое заявление способно задеть интересы России, являющейся основным оппонентом реализации проекта «Набукко».

Приблизительно в таком же ключе было озвучено заявление самого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в рамках своего интервью изданию «New Europe», которое он сделал в Бельгии, будучи здесь 25-26 октября с официальным визитом. В частности, он подчеркнул, что у Казахстана имеется интерес к нефтепроводным проектам, направленным в обход проливов Босфор и Дарданеллы, и он не исключает возможности их использования для поставок своей нефти на рынки Европы.

Более того, Назарбаев ясно высказался в пользу открытия нового маршрута транспортировки казахстанской нефти через Каспийское море, Азербайджан и Грузию в Черное море, а оттуда дальше танкерами до Румынии. Как видно, речь здесь идет уже об обходе не столько турецких проливов, сколько России. Кроме того, президент РК выразил заинтересованность в проекте строительства поддерживаемого ЕС нефтепровода Констанца-Триест. Хотя данный проект конкурирует с реализуемым при участии России проектом строительства нефтепровода Бургас-Александруполис, следующим из Болгарии в Грецию.

Судя по всему, данное заявление было сделано в духе неукоснительного следования Казахстаном принципу многовекторности в реализации своего внешнеполитического и внешнеэкономического курса. К тому же не исключено, что в данном случае казахстанским президентом был сделан своего рода сигнал соответствующим европейским странам и международным институтам в целях обеспечения присутствия их руководителей на предстоящем 1-2 декабря в Астане саммите ОБСЕ, проводимом в рамках председательства Казахстана в этой организации. В любом случае, сомнительно полагать, что Казахстаном был сделан принципиальный вызов России, которая сегодня является его ключевым политическим и экономическим партнером.

В рамках обеспечения безопасности в Казахстанском секторе Каспийского моря обращает на себя внимание совершенная 25 октября рабочая поездка министра обороны РК Адильбека Джаксыбекова в соединения и части Актауского гарнизона. При этом особое внимание им было уделено вопросам развития Военно-морских сил республики, включая совершенствование учебно-боевой и морской выучки экипажей кораблей. Джаксыбеков также сообщил, что в 2012 году Казахстан включит в состав своих ВМС в Каспийском море новый ракетно-артиллерийский катер. Причем это будет первый военный корабль, построенный на судоверфи Казахстана на уральском заводе «Зенит». Кроме того, по словам министра обороны, за последний год увеличилась возможность для плавания кораблей ВМС, которые в силах предотвратить любые диверсии в казахстанской акватории Каспийского моря.
Казахстан также осуществляет активную деятельность по борьбе с браконьерством. Только в течение первых дней операции «Браконьер», проведенной с 23 по 31 октября, сотрудниками органов внутренних дел Атырауской области было выявлено более 40 нарушений природоохранного законодательства, изъято около одной тонны рыбы, составлено более 40 административных протоколов.

В сфере защиты экологии следует отметить начало сооружения в районе поселка Дамба в Атырауской области экологической базы реагирования на разливы нефти на Каспийском море. Ее планируется построить к лету 2012 года. Данный объект предназначен для ликвидации возможных разливов нефти на месторождениях шельфовой зоны Каспия.

Учитывая отмеченную выше критическую ситуацию в отношениях между казахстанским правительством и нефтяными, прежде всего иностранными, компаниями Министерство охраны окружающей среды (МООС) в самом начале октября приняло решение продлить проверку их деятельности, которая началась еще в сентябре по поручению главы правительства. По предварительным данным, грубых нарушений в деятельности соответствующих компаний на тот период выявлено не было.

В то же время нарушения были выявлены у NСОС в части проведения буровых работ. В связи с этим МООС отозвал у этой компании разрешение на эмиссию (выбросы отходов). А 27 ноября, по сообщению начальника управления государственного экологического контроля комитета экологического регулирования и контроля МООС Данияра Алиева, относительно NСОС назначена внеплановая проверка, связанная с проверкой устранения ранее выявленных нарушений в ее деятельности. При всей важности проведения соответствующего контроля в отношении NСОС вместе с тем не исключено, что казахстанские власти используют его не только в интересах охраны окружающей среды, но и в качестве дополнительного средства воздействия на данную компанию во избежании вероятных отклонений ею от запланированного графика начала добычи нефти на Кашагане.

Развитие политических процессов в Казахстане в октябре 2010 года определялось несколькими трендами. Главный из них – это подготовка к саммиту ОБСЕ, который играет исключительно важную роль как с точки зрения «странового позиционирования» Казахстана на международной арене, так и в контексте внутриполитических процессов, поскольку ключевые представители национальной элиты «соревнуются» перед президентом РК Нурсултаном Назарбаевым в том, кто наиболее четко и слаженно исполнит отведенную ему партию в подготовке этого важнейшего имиджевого мероприятия не только в масштабах 2010 года, но и за последние несколько лет, поскольку подготовку к миссии председателя в ОБСЕ Казахстан вел начиная с 2005 года. Именно поэтому октябрь 2010 года – это время своего рода проверки эффективности основных инструментов и механизмов, которые должны обеспечить успешное проведение саммита.

Из этого вытекает два обстоятельства. Первое — отказ от каких-либо резких кадровых изменений, о которых в Ак Орде говорили на протяжении сентября-октября текущего года. Фактически кроме «дела» министра здравоохранения, ни один из крупных элитариев не был отправлен в отставку или назначен на новую должность.

Наиболее вероятно, что ситуация с Ж. Доскалиевым – это продолжение тех трендов внутриэлитной борьбы между различными группировками, которые наблюдались еще во второй половине 2009 – первой половине 2010 года. Громкий информационный эффект ареста министра здравоохранения связан, прежде всего, с тем, что основным казахстанским СМИ был открыт канал публичного освещения этого события и всех перипетий с ним связанных, в том числе якобы имевшем место инсульта у Доскалиева.

Подобная «открытость» свидетельствует о том, что информационные войны во внутриэлитной борьбе продолжаются, и после завершения саммита возможны новые «вбросы» негативной информации в публичное пространство. Также в течение декабря 2010 года – января 2011 года возможны кадровые изменения, которые с одной стороны, могут коснуться силового блока, а с другой стороны, экономических структур, в том числе ФНБ «Самрук-Казына».

Выступление президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на XVI Сессии Ассамблеи народа Казахстана, во время которого он еще раз объявил о твердой поддержке программ развития государственного языка, имело серьезные последствия в виде заметной активизации националистических движений. В частности, во время ряда мероприятий в городе Алматы со стороны представителей национал-патриотического блока высказывались публичные заявления о необходимости проведения всех основных публичных мероприятий и их освещения в СМИ преимущественно на государственном языке, а уже во вторую очередь на русском.

Особенно заметно эта негативная тенденция проявилась во время проведения пресс-конференции одного из лидеров казахстанской оппозиции, господина Козлова, во время которой он подвергся нападению со стороны активистов казахстанского националистического движения «Желтоксан», однако жесткая реакция властей на это событие, хотя и не носит ярко выраженный публичный характер, свидетельствует о том, что в Ак Орде всерьез задумываются о последствиях проявлений подобного рода национализма и русофобии, и готовы к принятию жестких мер с целью сохранения межнационального согласия и толерантности.

Проблема, однако, состоит в том, что все более усиливаются противоречия внутри самой русской общины, которые проявились в частности в возбуждении уголовного дела против одного из лидеров «русского мира», господина Захарова и его ухода с поста заместителя председателя Ассамблеи народа Казахстана. Хотя формально эта ротация носит плановый характер, в настоящее время ни один представитель русской диаспоры не входит в число заместителей председателя АНК, что с точки зрения представленности русских по отношению к другим национальным группам, является сигналом к тому, что национальный вопрос, помимо проблем преемственности власти Нурсултана Назарбаева и внутриэлитных противоречий, может стать краеугольным камнем внутриполитического развития РК.

5. Туркменистан

Деятельность компетентных государственных структур Туркменистана в рассматриваемый период была максимально ориентирована на развитие нефтяной отрасли страны. В частности, по сообщению пресс-службы Министерства нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркменистана, вопрос обеспечения прироста запасов углеводородного сырья за счет ускоренного развития поисково-разведочного бурения является основным в комплексе задач, стоящих перед геологами и буровиками.

Большое внимание в государственном концерне «Туркменнефть» уделено бурению скважин на мелководье Каспийского моря, в Северном Готурдепе. В частности, специализированные строительно-монтажные подразделения концерна насыпают дамбы, буровые площадки и прокладывают между ними насыпные дороги на скважине 29, давшей промышленный приток нефти. Кроме того, буровики Готурдепинского управления буровых работ начали бурение двух новых скважин – 147-й эксплуатационной и 37-й разведочной.

Согласно озвученному 18 октября на проходящем в Ашхабаде II международном инвестиционном форуме заявлению вице-премьера Туркменистана Баймурада Ходжамухаммедова, запасы углеводородов в туркменском секторе Каспийского моря оцениваются в 12 млрд. тонн нефти и 6 трлн. кубометров газа. При этом добыча нефти в Туркменистане к 2030 году может возрасти до 67 млн. тонн, а газа — 230 млрд. кубометров. При этом эта добыча во многом зависит от экспортных контрактов. В целом, Ходжамухаммедов выразил намерение Туркменистана сотрудничать в сфере ТЭК со всеми заинтересованными сторонами, а также заинтересованность своей страны в создании многовариантной трубопроводной инфраструктуры.
Выступивший в ходе этого же форума директор Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана Ягшыгельды Какаев сообщил о том, что иностранные компании, ведущие разработку углеводородных месторождений в туркменском секторе Каспийского моря, до конца этого года планируют ввести в строй ряд новых объектов, позволяющих увеличить объем добычи.

В частности, малазийская нефтегазовая компания «Petronas», которая обнаружила на территории блока № 1 крупные промышленные запасы природного газа, завершает строительство берегового газового терминала и трубопроводной системы, которая объединит терминал с магистральным газопроводом на суше. Ввод данных объектов и начало промышленной добычи газа намечены до 2011 года. При этом на первом этапе разработки указанного месторождения планируется добывать порядка 5 млрд. кубометров газа в год с перспективой увеличения в два раза.

Помимо этого, по информации Какаева, нефтяная компания «Dragon Oil», зарегистрированная в Ирландии, за время работы по освоению участка «Челекен» в восточном секторе Каспия увеличила суточный объем добычи нефти с 7 ты. до 45 тыс. баррелей. Реализация данного проекта рассчитана на 10 лет. В то же время главный управляющий разработкой компании «Dragon Oil» Эмад Бухалейга сообщил о том, что в планах компании стоит повышение объемов суточной добычи нефти на данном участке до 75 тыс. баррелей до 2012 года. «Dragon Oil» также намерена построить на Каспии до 2025 года 15 буровых платформ и трубопровод для доставки продукции на берег.

Несколько раннее один из руководящих функционеров Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана Ашир Беглиев сообщил о том, что в нынешнем году Туркменистан планирует привлечь 10 млрд. долларов иностранных инвестиций в энергетический сектор своей экономики. Он также отметил, что с момента подписания первых соглашений о разделе продукции (СРП) с иностранными компаниями ими было инвестировано в данный сектор Туркменистана более 9 млрд. долларов США. А в 2009 году иностранные компании добыли около 4 млн. тонн нефти в этой стране по сравнению с 70 тыс. тонн в 1997 году.

Судя по всему, Туркменистан в последнее время активно проводит политику стимулирования привлечения в свой нефтегазовый сектор потенциальных инвесторов из числа различных иностранных компаний. В частности, по информации Беглиева, в настоящий момент на тендер выставлено 30 нефтяных блоков каспийского шельфа Туркменистана, где резервы нефти, по предварительным данным, на этих блоках насчитывают 12 млрд. тонн, а газа — 6,2 млрд. тонн.

На роль одного из потенциальных партнеров Туркменистана в данной отрасли претендует французская компания «Total», старший вице-президент которой Патрик Пуянне побывал 16 октября с рабочим визитом в Ашхабаде и был принят в Государственном агентстве по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркменистана. В ходе данной встречи были обсуждены вопросы активизации взаимодействия в нефтегазовой сфере и, в частности, в реализации совместных проектов в туркменском секторе Каспийского моря. В целом, французская компания готова предложить Туркменистану весь свой опыт в проектах в сфере ТЭК и рассчитывает на начало скорого сотрудничества с этой страной.
Еще более важным событием стало открытие в конце октября в Туркменистане американской нефтегазовой компанией «ExxonMobil» своего офиса. Данный шаг предпринят ею с намерением принять участие в реализации проектов, связанных с геологоразведкой, освоением углеводородных месторождений на туркменском шельфе Каспийского моря, а также в сфере нефтепереработки. Примечательно, что этому событию предшествовала встреча главы «ExxonMobil» Роба С. Франклина и исполнительного директора Делового совета «Туркменистан-США» Эриком Стюартом с президентом Туркменистана, в ходе которой состоялся обмен мнениями о возможностях дальнейшего наращивания туркмено-американского сотрудничества на различных направлениях.

В целом, отмеченные выше тенденции свидетельствуют о превалировании во внешнеполитическом курсе Туркменистана движения в сторону Запада при непоследовательном и неоднозначном развитии взаимоотношений с Россией.

6. Иран

Иран в рассматриваемый период наибольшее внимание уделял вопросам развития многостороннего взаимодействия, в том числе по определению правового статуса Каспийского моря и расширения сотрудничества прикаспийских государств в области обеспечения безопасности в регионе. В связи с этим его внутренняя политика на Каспии носила малозаметный характер.

При этом наибольшую активность в данном направлении Иран проявил в области сохранения и развития биологических ресурсов Каспия. В частности, по заявлению озвученному 22 октября находящегося с рабочим визитом в Казахстане заместителя министра иностранных дел ИРИ Сейеда Боргаии, в Иране накоплен большой опыт по сохранению осетровых пород рыб, и в настоящее время ведется работа по восстановлению их популяции в Каспии. В частности, в этой стране принят закон о сохранении отряда осетровых рыб, согласно которому на полгода накладывается запрет на их вылов.
В целом, основной тенденцией рассматриваемого периода стала активизация деятельности прикаспийских государств и их взаимодействия в многостороннем формате, что обусловлено проведением в скором времени третьего саммита глав данных стран. Вместе с тем из-за закрытости четкой позиции некоторых государств по главному каспийскому вопросу неясными остаются пока и перспективы его решения.
Источник: http://www.casfactor.com

Дмитрий Медведев провел переговоры в Туркмении


Президент России Дмитрий Медведев побывал в Туркменистане, уточнив с туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым нюансы сотрудничества двух стран в современных экономических условиях.

«Мы очень ценим те особые дружественные отношения, отношения стратегического партнерства, которые сложились между нашими странами, — заверил российский лидер на переговорах с Гурбангулы Бердымухамедовым. — Эти отношения имеют прочную основу, договорную основу и очень хорошую динамику. И, как мне представляется, за последнее время мы также внесли в эту динамику и свой вклад».

Самый большой вклад в двустороннее сотрудничество по традиции вносит топливно-энергетический комплекс, где у сторон есть целый ряд договоренностей и проектов, которые сегодня приходится слегка корректировать. «Россия — наш давний партнер, с которым у Туркменистана сложены традиционные связи в данной области, и поэтому на основе существующих двусторонних соглашений мы готовы наращивать объемы экспорта туркменского природного газа, конечно, в Российскую Федерацию», — заявил Бердымухамедов.

Россия, правда, к этому пока не готова. Действующий контракт «Газпрома» с Туркменией предполагает ежегодные поставки газа в объеме 10-30 миллиардов кубометров. В этом году, как рассказал вице-премьер российского правительства Игорь Сечин, «Газпром», естественно, выполнит свои обязательства, но по нижней планке — 10-12 миллиардов кубометров. «Эти объемы будут уточняться, и при наличии возможностей «Газпром» будет учитывать просьбу наших партнеров. Но это вопрос корпоративных договоренностей», — добавил он.

Россия и Туркмения сошлись в оценках своих перспектив на европейском газовом рынке в ближайшие годы, в которые рост потребления газа в Европе будет постепенно расти вслед за ростом экономики. «Нам представляется тяжелым увеличивать в ближайшие годы экспортные поставки на Европу, особенно с учетом того, что там работают активно норвежские партнеры, есть другие источники поставок», — отметил Игорь Сечин. В связи с чем России и Туркмении приходится корректировать ряд совместных проектов. В частности, реконструкции и расширения Прикаспийского газопровода, по которому Ашхабад планировал направлять в Европу большие объемы своего газа. «Мы не замораживаем прикаспийский проект, — уточнил российский вице-премьер. — Мы имеем в виду реализацию всех договоренностей по нашему газовому сотрудничеству, но приоритеты будут определяться рыночной ситуацией».

В такой ситуации Туркмения вполне объективно начинает искать для себя возможности на других рынках и особенно на китайском. Российскую сторону это нисколько не смущает. По крайней мере Игорь Сечин не видит никакой конкуренции с Туркменией на китайском направлении. «Условия работы Туркмении с Китаем отличаются от наших условий, потому что китайские компании кредитуют и заходят на развитие месторождений, участвуют в инвестициях, Туркменистан участвует в строительстве газопроводов. Думаю, что параметры цены контрактов надо рассматривать в комплексе», — пояснил он.

Медленный рост мировой экономики делает невозможным реализацию ряда альтернативных газовых проектов, которые по задумке должны брать свое начало как раз в каспийском регионе. Например, идеи газопровода Nabucco, по которому каспийский газ в обход России мог бы попадать в Европу. В России ничего против газопровода вроде бы не имеют, но в перспективы его совсем не верят. «С учетом оценок туркменской стороны, европейских экспертов и мировых экспертов, текущая рыночная ситуация на газовом треке позволяет сказать, — и я об этом говорю без сарказма, — что перспектив у Nabucco нет», — заявил журналистам Игорь Сечин, предложив идеологам газопровода подождать до лучших времен. Правда, к тому времени вице-премьер России обещает запустить и «Северный поток», и «Южный поток».

Такие прогнозы нисколько не мешают российским компаниям изучать свои возможности для участия в создании новых газопроводов. Так, «Газпром» может стать участником строительства газопровода TAPI, по которому газ из Туркмении через Афганистан мог бы пойти в Пакистан и Индию. «У «Газпрома» есть разные предложения, — рассказал Игорь Сечин о возможных вариантах участия в проекте. — Их формы могут быть разными, в зависимости от того, как партнеры видят себе это сотрудничество. Возможно, как подрядчик, как проектант, как полноправный участник консорциума. Близко время, когда будет выбираться лидер проекта, и «Газпром» может поучаствовать в тендерных процедурах по этому направлению, и если компания станет полноправным участником, то будет рассчитывать и на возможность участия в работе по сбыту объемов газа».

Между тем

В январе 2011 года Дмитрий Медведев выступит на экономическом форуме в Давосе и будет главным докладчиком на первой пленарной сессии, заявил помощник президента РФ Аркадий Дворкович. Акцент будет сделан на модернизацию экономики России и сотрудничество с иностранными партнерами.

№5320 (241) от 25 октября 2010 г.

Источник — Российская газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287983700

Проекты South Stream и Nabucco могут оказаться ненужными

Неурегулированные вопросы с целым рядом стран тормозят строительство газопровода «Южный поток», к которому «Газпром» изначально планировал приступить в конце этого года (на фото — глава российской монополии Алексей Миллер)

Конкурирующие проекты по диверсификации поставок газа в Европу — Южный поток (South Stream) и Nabucco — одинаково буксуют. У каждого возникли свои причины для переноса строительства газопроводов на более поздний срок. Турция не выдает разрешение на прокладку трубы по своей эксклюзивной экономической зоне Черного моря для South Stream. А акционеры Nabucco не находят газа для заполнения трубы. Эксперты считают, что оба мегапроекта рискуют опоздать с выводом газа на рынок. К тому моменту в Европе может появиться избыток сжиженного газа.

В начале недели проект South Stream стал одной из основных тем переговоров премьеров РФ и Италии Владимира Путина и Сильвио Берлускони. Как заверил господин Берлускони, партнерам удалось убедить Турцию разрешить прокладку трубы через свои территориальные воды. В «Газпроме» рассчитывают получить от турецкой стороны разрешение на строительство South Stream в «установленный срок». Напомним, премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган еще в августе 2009 года пообещал оформить разрешительную документацию на прокладку трубопровода в эксклюзивной экономической зоне своей страны до 1 ноября 2010 года. Однако за две недели до истечения этого срока Анкара держит паузу. «В правительстве никто ничего не говорит, никакого движения по проекту нет. Разрешение быстро не выдадут»,- подтверждает президент Турецкого центра международных отношений и стратегического анализа Синан Оган.

Турция — не единственная проблема South Stream. «Еще остаются проблемы в отношении прохождения South Stream через некоторые страны,- признал в минувшую субботу Сильвио Берлускони.- И мне придется поработать с дипломатической точки зрения в отношении одной из них и убедить ее, чтобы она не выдвигала каких-либо трудностей по этому проекту». Как писал «Ъ», речь идет о Болгарии, которая требует контроля в вопросах аренды земли под газопроводом, доли в СП и транзитной ставки.

Кроме того, как рассказал источник «Ъ», близкий к оператору проекта South Stream AG, развитию проекта мешает конфликт акционеров. «Итальянцы блокируют все решения, предложенные Москвой. «Газпром» хотел снизить долю ENI за счет привлечения более лояльных партнеров, однако ENI жестко требует сохранить паритет в долях,- рассказал собеседник «Ъ».- Оптимальным решением было бы заменить итальянцев на французов или немцев, однако этот вопрос держат на контроле высшие лица РФ и Италии». В результате ENI до сих пор не дала согласия на привлечение французской EDF и немецкой Wintershall за счет снижения своей доли.

Несмотря на это в «Газпроме» рапортуют, что проект набирает обороты. «South Stream реализуется строго по графику. Мы уже закончили инженерные и рекогносцировочные изыскания в Черном море, завершили разработку ТЭО морского участка газопровода,- пояснили вчера «Ъ» в информационном управлении «Газпрома».- Национальные ТЭО South Stream на суше в странах-участницах проекта будут готовы в течение ближайших месяцев». Так, вчера глава «Газпрома» Алексей Миллер и гендиректор румынской Transgaz S.A. Флорин Косма подписали меморандум о намерениях по подготовке ТЭО South Stream на территории Румынии. В случае положительных результатов оценки в первом квартале 2011 года стороны подпишут межправительственное соглашение о сотрудничестве по этому проекту.

Строительство South Stream, обещают в «Газпроме», начнется в 2013 году, а газ европейские потребители получат уже в конце 2015-го. Впрочем, опрошенные «Ъ» эксперты напоминают, что год назад «Газпром» планировал начать строительство в конце 2010 года, и полагают, что сроки строительства могут быть снова сдвинуты. Глава Rusenergy Михаил Крутихин поясняет, что реальным показателем движения проекта будет подписание или неподписание обязывающего соглашения между акционерами в декабре 2010 года. «South Stream не хватает не только разрешений на укладку трубы, но и финансирования. Газопровод будет проходить по странам, которые после кризиса 2008 года оказались в предбанкротном состоянии, все, кроме Австрии. Поэтому возникает большой вопрос, найдут ли эти страны деньги на проект — €8-24 млрд. А поскольку Евросоюз не готов присвоить South Stream статут трансъевропейского, то рассчитывать на финансирование из источников ЕС и низкую ставку по кредитам не приходится».

С аналогичными проблемами сталкивается и конкурирующий с South Stream проект газопровода Nabucco. По информации газеты Der Standard, окончательное инвестиционное решение по нему отложено до 2011 года, так как переговоры с Азербайджаном о поставках газа затягиваются. «Мы пересматриваем график из-за ситуации с поставщиками. Акционеры ведут переговоры о контрактах на поставку газа, на основании которых будет принято окончательное инвестиционное решение»,- подтвердил представитель Nabucco.

Азербайджан готов продавать газ тому, кто даст лучшую цену. И если еще полгода назад акционеры Nabucco рассчитывали закупать в этой стране 10-15 млрд кубометров газа, то сейчас это поставлено под сомнение. Недавно Турция и Азербайджан подписали соглашение о поставках 2 млрд кубометров азербайджанского газа. «Первоначально планировали поставлять весь этот газ в Nabucco, но сейчас решили 800 млн кубометров из них продавать на внутреннем рынке Турции. То есть Nabucco остается без ресурсной базы»,- считает Синан Оган. Заполнить трубу может иракский газ. Министр энергетики курдского правительства в Северном Ираке Ашти Хаврами обещает поставками в середине 2011 года обеспечить половину мощности Nabucco.

При этом власти Турции упрекают ЕС в небрежном планировании проекта и политическом узколобии в отношении первоначального поставщика ресурсов для проекта — Ирана. «Иран — это естественная альтернатива как ресурсная база»,- заявил министр энергетики Турции Танер Йилдиц, указав, что европейцы должны быть более гибкими. «В конце концов Nabucco реализуют, но с переносом сроков строительства»,- считает турецкий эксперт. С ним согласен Михаил Крутихин, который отмечает, что спасти проект может вывод иранского газа в Европу под торговой маркой туркменского или турецкого.

В результате оба мегапроекта рискуют оказаться невостребованными с точки зрения конечных потребителей. Михаил Крутихин предполагает, что при сохранении нынешней конъюнктуры цен на европейских рынках «оба проекта могут опоздать, поскольку доля СПГ стремительно растет». «Если Катар снимет, как планировал, мораторий на добычу с северного купола месторождения Дом, то европейский рынок зальют дешевым газом»,- рассуждает господин Крутихин. Нигерия готова поставлять газ в Италию и Испанию по $163 за 1 тыс. кубометров, а Тринидад и Тобаго уже поставляет по $205 во Францию. Тогда как российский газ в среднем продается по $305-308, без учета маржи посредников. В случае сохранения этого тренда оба трубопроводных проекта, South Stream и Nabucco, подвисают и находятся примерно в одинаковом состоянии.

Глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин подтверждает, что South Stream и Nabucco идут на те рынки, которые вызывают обеспокоенность Алексея Миллера. На прошлой неделе он сообщил Владимиру Путину, что «Центральная Европа демонстрируют очень хорошие темпы роста отбора газа, в сравнении с 2009 годом. Но, к сожалению, тенденция в Южной, Юго-Восточной, Восточной Европе другая». Все опрошенные эксперты говорят о том, что в ближайшие два-три года в Европе появится так много регазификационных терминалов для сжиженного природного газа, локальных газопроводов типа Турция-Греция и интерконнектеров, соединяющих соседние страны, что Европа будет испытывать профицит природного газа. В этих условиях, отмечает Михаил Корчемкин, риск замораживания капитала в дорогих газопроводах слишком высок. Ведь миллиарды, затраченные на South Stream и Nabucco, не будут работать эффективно, потому что труба не принесет дополнительной прибыли.

Наталья Гриб, Седа Егикян

Источник — Коммерсант

Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287033840

Достижения и проблемы ирано-казахстанского сотрудничества

В последние годы в двустороннем сотрудничестве между Ираном и Казахстаном достигнуты неплохие показатели. Несмотря на это, в Иране не раз заявляли о том, что сотрудничество с Казахстаном лишь в небольшой степени использует имеющийся в его распоряжении потенциал. Так, в 2004 г. в Казахстане работало всего порядка десяти иранских компаний, что было гораздо меньше числа компаний из Саудовской Аравии и ОАЭ. При неуклонном наращивании товарооборота, показатели экономического сотрудничества Тегерана с Астаной несравненно низки по сравнению с такими торговыми партнерами Казахстана как Россия или Турция. В ряде заявлений официальных иранских лиц заметна озабоченность по этому поводу, говорится об отсутствии в двусторонних отношениях должного динамизма, присутствуют ссылки на препятствия их развитию. Ныне закрытая реформистская газета «Салам» еще в 1997 г. отмечала стремление руководителей Казахстана к определенной дозированности в продвижении диалога с Ираном, в стремлении «…не подняться выше заранее установленной планки, действуя с оглядкой на Запад».

Впрочем, ссылки на то, что прозападная ориентация Казахстана сковывает развитие казахстано-иранских отношений, не всегда правомерны. Так, в 2004 г., став, с одной стороны, более искушенным в мировой геополитике, а с другой – завязав более тесные отношения с антиподом Ирана — США, Казахстан, тем не менее, продолжал отстаивать идею прокладки нефтепровода Иран-Казахстан, который не устраивал Вашингтон. Специальный представитель США по энергетической политике на Каспии Стивен Манн заявил тогда о том, что его страна возражает против строительства этого нефтепровода по политическим и правовым причинам, уточняя, что в коммерческом варианте есть более предпочтительные варианты. По всей видимости, Казахстан не посчитался с возражениями США по той причине, что проект разрабатывался совместно с французской компанией Total и пользуется поддержкой правительства этой страны. В Иране считают, что в ближайшие годы вопрос строительства этого нефтепровода будет успешно решен. С экономической точки зрения он наиболее эффективен. В числе преимуществ – дешевизна проекта, возможность использования существующих инфраструктур на территории Ирана, потенциальная возможность поставок нефти через систему трубопроводов как на западном, так и на восточном направлении, а также значительные потребности Ирана в закупках казахстанской нефти. Меняющаяся политическая конъюнктура, заявил, выступая на семинаре в рамках Евразийского экономического саммита в Казахстане зам. министра иностранных дел Ирана Мохаммад Хоссейн Адели, позволит обойти неприятие Вашингтоном этого проекта. Это подтвердил и президент Казахстана Н.Назарбаев, заявивший, что идею транспортировки казахстанской нефти через Иран в Персидский залив поддерживают и иностранные инвесторы, работающие в Казахстане, в том числе и американские. Запасы нефти Тенгизского месторождения позволят загрузить этот нефтепровод. Одновременно глава Казахстана дал понять, что для его страны важны разные маршруты нефтепроводов. Именно поэтому Астана поддержала в политическом плане нефтепровод Баку-Джейхан.

Иранскую сторону не удовлетворяет недостаточный, на ее взгляд, уровень участия Казахстана в совместных проектах ЭКО. Именно ИРИ принадлежала идея пригласить страны Центральной Азии к участию в этой организации буквально через несколько месяцев после распада СССР, вот почему иранские лидеры хотели бы более активного участия Казахстана в проектах этой организации, в частности, в транспортной сфере. Речь идет в первую очередь о широких возможностях, открывшихся в связи с пуском в эксплуатацию почти 15 лет назад железной дороги Мешхед-Серахс-Теджен, создавшей возможность стыковки железнодорожной сети центральноазиатских стран с магистралями ближневосточного региона. Этот проект, имевший для Ирана большую важность, замысливался в расчете на то, что создаст кратчайший путь для выхода государств Центральной Азии на западные и восточные рынки. В первые годы послу пуска этой магистрали Казахстан использовал ее главным образом для экспорта в Иран производимых в Казахстане азотных удобрений и поставок газойля. Для Ирана же важность магистрали определяется и потенциальным удобством доступа к предприятиям казахстанского уранового комплекса, представляющим интерес в свете реализации иранской программы ядерной энергетики.

Однако Казахстан, желая диверсифицировать свои транспортные пути, не хотел бы ограничиться сотрудничеством в создании транспортной инфраструктуры лишь в рамках ЭКО. В апреле 2004 г., Иран и Казахстан заявили о готовности к сотрудничеству в реализации проекта создания трансазиатской железной дороги. С инициативой создания такой магистрали выступил Казахстан. Ее задача – соединить железнодорожную сеть Ирана с сетью железных дорог Китая. Совместный проект рассматривается обеими сторонами как качественно новая ступень в казахстано-иранском экономическом взаимодействии. В случае успешной реализации этого проекта стоимостью 4 миллиарда долларов, на рубеже первого и второго десятилетий XXI в. возможно открытие сквозного железнодорожного проезда из Китая в Европу через Турцию. По этому проекту уже проведены казахстано-иранские переговоры и министры транспорта Ирана и Казахстана Ахмад Хоррам и Кажмурат Нагманов подписали соответствующий протокол.

Обе страны намерены серьезно сотрудничать и в рамках создания международного транспортного коридора, получившего название «Север-Юг». Он обеспечит доставку грузов из Индии, Пакистана, стран Персидского залива через территорию Ирана, России в Европу. Потенциальная мощность этого транспортного пути составляет примерно 15-16 миллионов тонн грузов в год, что означает сокращение расходов на доставку грузов в 1,5 – 2 миллиарда долларов в год. Кроме Ирана, Казахстана и России, о своем намерении присоединиться к этому проекту заявили Армения, Беларусь, Туркменистан, Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Индонезия, Малайзия, Шри-Ланка и ряд европейских стран. «Север-Юг» рассматривают как важный евразийский геополитический проект. Он дает возможность наиболее рационально реализовать грузоперевозки из стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Юго-Восточной Азии в Европу. Иран в данном контексте предстает как наиболее реальный транзитный коридор. С другой стороны, формирование этого транспортного коридора выводит Центральную Азию из транспортной периферии на центральные мировые грузопотоки. Для Казахстана это сулит немалые плюсы. Участие в реализации транспортного коридора «Север – Юг» дает ему дополнительные возможности в сфере международной торговли и транзита товаров, позволяет интенсифицировать развитие наиболее перспективных для страны западных регионов. Кроме того, значение этого транспортного коридора еще и в том, что он позволяет замкнуть в единое целое национальную транспортную сеть.

В Казахстане видят значение нового транспортного коридора и в том, что он ориентирует часть грузопотоков на запад страны, в результате чего появляются возможности для пропорционального развития казахстанской экономики в региональном измерении. В рамках нового транспортного коридора первостепенное значение приобретает порт Актау, который уже сегодня соответствует новейшим требованиям современного портового хозяйства. В нем могут концентрироваться грузопотоки не только из Казахстана, но и восточных регионов России, а также тех государств Центральной Азии, которые не имеют выхода к морю – Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. В рамках транспортного коридора эти потоки могут быть продолжены отсюда в иранские порты на Каспии. Успешно формирующаяся транспортная инфраструктура имеет несомненное значение для реализации экономического сотрудничества между Казахстаном и Ираном. В рамках транспортного коридора «Север-Юг» реализуются и интеграционные проекты. Так, в стадии проработки находится проект железнодорожной сети по восточному побережью Каспия. Она соединит между собой все пять стран Каспийского бассейна – Иран, Казахстан, Азербайджан, Россию и Туркменистан. В результате казахстанские товаропроизводители получат кратчайший путь к перспективным иранским рынкам. В частности, это касается зернового экспорта Казахстана, реализация которого через порт Актау на Иран позволяет экономить примерно 15% транспортных издержек.

В июле 2010 г. в казахстанской столице прошло заседание трехстороннего комитета по строительству этой железной дороги. На нем был обсужден ход работ. Было отмечено, что на территории Казахстана от общей протяженности железной дороги в 146 км отсыпано 95% земляного полотна и уложено 18 км рельс. Общая стоимость проекта в Казахстане составляет 430 миллионов долларов, из которых уже освоено 52 миллиона долларов. Казахстан обязался к концу 2011 года завершить строительство пограничной станции Болашак и предложил открыть там контрольно-пропускной пункт. Что касается строительства на иранской территории, то завершено составление технико-экономического обоснования сегмента на территории Ирана общей протяженностью 90 км. Кстати, при содействии Ирана центральноазиатским участникам строительства будут предоставлены кредиты Исламского Банка Развития. Пока они выделены Туркменистану, но решен вопрос об их предоставлении и другим участникам проекта.

В целом, сфера железнодорожного транспорта приобретает все большое значение в сотрудничестве двух стран. По данным за 2008 г. объем экспортных и импортных грузов Казахстана составил 2,9 миллиона тонн в Иран и 77,4 тысячи тонн из Исламской Республики. Значителен и объем экспортных и импортных транзитных грузов ИРИ, провезенных по казахстанской территории — свыше 150 тысяч тонн. Объем взаимных железнодорожных перевозок еще более возрастет с введением в строй линии Узень (Казахстан) — Кызылкая — Берекет — Этрек (Туркменистан) — Горган (Иран). Соответствующее решение принято правительствами трех стран в декабре 2007 г. Протяженность линии составит 680 километров, из которых по территории Казахстана проходит 138 километров. Планируемый объем перевозок на первый год — 9,6 миллиона тонн. По состоянию на июль 2010 г. Туркменистан завершает строительство своего участка железнодорожной линии, а Казахстан на своем участке начал укладку рельсошпальных конструкций. Правительства трех стран обязались единовременном завершить строительства и ввести линию в эксплуатацию в декабре 2011 года.

Железнодорожный транспорт выполняет перевозки в Иран и через его территорию на внешние рынки одного из главных экспортных товаров Казахстана – зерна. Иран является одним из крупнейших покупателей казахстанского зерна. В 2009 г. поставки зерна в Иран из Казахстана составили почти 1 миллион тонн. Учтем при этом, что общий объем экспорта казахстанского зерна составил 3,6 миллиона тонн. В общем объеме иранского импорта зерна на Казахстан приходится примерно 80%. Для более эффективной реализации перевозок зерна, в Казахстане приняли решение создать в портах Ирана собственные терминалы для перегрузки и хранения этого экспортного товара. 19 июня 2010 г. казахстанская компания «Продкорпорация» ввела в эксплуатацию в каспийском порту Амирабад в Иране собственный зерновой терминал. Это довольно дорогостоящий проект стоимостью более 18 миллионов долларов, причем он реализован на паритетной основе двумя странами. Его пропускная способность — до 700 тысяч тонн зерна в год, а объем единовременного хранения — 53 тысячи тонн. С вводом зернового терминала значительно расширится география поставок казахстанского зерна, которое пойдет не только поставлять в Иран, но и транзитом в страны Персидского залива. Еще более мощный терминал планируется построить в другом иранском порту — Имам-Хомейни. Он будет рассчитан на единовременное хранение 200 тысяч тонн, зерна, что почти в четыре раза превышает мощность терминала в Амирабаде.

Как и в других странах СНГ, в Казахстане до сих пор до конца не отрегулированы многие вопросы реализации двустороннего сотрудничества с Ираном. Так, нередко иранские бизнесмены испытывают трудности в визовом обеспечении въезда в Казахстан. Одновременно с этим часты заявления о трудностях и в экспортно-импортных операциях с этой страной. Это связано с чрезмерной бюрократией, заполнением бесчисленного количества бумаг. В связи с этим многие бизнесмены закрывают свои дела в Казахстане. Как рассказывают сами иранские бизнесмены, любой экспорт из Казахстана затруднен дефицитом практически любых транспортных средств: от экспортных вагонов до перевалочных мощностей в казахстанских портах. Вместе с этим, иранские бизнесмены испытывают проблемы при контактах с правоохранительными органами РК. По данным прессы ИРИ, недавно одну из иранских предпринимательниц заставили снять платок с головы в аэропорту Алматы при паспортном контроле. Она объясняла, что она мусульманка и не может снять платок, тем более , что он не закрывает ее лица. На это представители служб аэропорта не обратили внимания, настаивая на своем». Как высказался один из иранских бизнесменов, «Казахстан — очень близкая к нам страна, наши народы торговали друг с другом много веков. Нам легче было бы работать с Казахстаном, если условия получения визы и работы в республике станут более дружелюбны к нам». В этом вопросе недавно наметился перелом: правительство Казахстана решило упростить процедуру выдачи виз иранским бизнесменам и туристам. На пресс-конференции в Тегеране по этому поводу недавно закончивший свою каденцию посол Казахстана в Иране Нурбах Рустемов сообщил, что подготовка необходимых оснований для торгового обмена между двумя странами по суше, морю и воздуху и реализации совместных проектов в экономической области является одними из наиболее важных факторов в расширении взаимного сотрудничества.

В.И. Месамед

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1286916600