Тюркский вектор и евразийская интеграция в Казахстан

Особенности многовекторности в оптике The Jamestown Foundation

18 июля глава МИД Казахстана Кайрат Абдрахманов встретился с генеральным секретарем Парламентской ассамблеи тюркоязычных государств (ТюркПА) Алтынбеком Мамаюсуповым и президентом Международной тюркской академии Дарханом Кыдырали. Обсуждались проблемы тюркской интеграции. Среди тюркоязычных стран Центральной Азии Казахстан наиболее интересуется данным направлением, подчеркивая тем самым многовекторность своей внешней политики.

Как заявил в ходе встречи К. Абдрахманов, президент Нурсултан Назарбаев придает особое значение вопросам «тюркского сотрудничества». Одним из его главных пунктов министр иностранных дел Казахстана считает повышение международного статуса ТюркПА путем налаживания сотрудничества с международными институтами, включая ООН, парламентские ассамблеи Совета Европы и ОБСЕ. Осенью в Турции должно состояться 10-е юбилейное заседание Парламентской ассамблеи тюркоязычных государств, в подготовке которого участвует и Астана. Планируется также наращивать совместные исследования истории тюрков в рамках Международной тюркской академии.

Для Казахстана тюркский вектор в последние годы является значимым направлением внешней политики, акцент при этом делается на национальную, религиозную и культурную идентичность казахов. Особое значение это приобрело после того, как Казахстан вместе с Россией и Белоруссией в 2010 году стал участником Таможенного, а в 2015 году – Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Тогда же стали получать хождение спекуляции относительно частичной потери Казахстаном своей независимости. Положение усугублялось ростом националистических настроений среди казахов, усилившихся после начала украинского кризиса 2014 года. Тюркский вектор в таких условиях представлялся чем-то вроде символа сохранения Казахстаном суверенитета.

Между тем на Западе этому течению в Центральной Азии придают особое значение. Достаточно сослаться, к примеру, на интерес американской The Jamestown Foundation – организации, основанной в 1984 году как платформа для поддержки советских перебежчиков и сосредоточенной на информационной и пропагандистской работе в республиках бывшего СССР.

12 июля на сайте The Jamestown Foundation была опубликована статья алма-атинского журналиста Фархада Шарипа «Возрождение пантюркизма в Казахстане угрожает столпам Евразийского союза». Материал посвящен тюркским элементам в политике современного Казахстана; главная мысль автора – углубленный интерес к тюркскому наследию казахов подрывает сами основы евразийской интеграции, к которой Фархад Шарип симпатии не испытывает.

Пантюркизм, утверждает Шарип, стал неотъемлемой частью идеологии современного Казахстана, а в последнее время пантюркистские мотивы в политике Астаны усилились. Чтобы подтвердить свою мысль, Шарип ссылается на указ президента Казахстана от 19 июня сего года о преобразовании Южно-Казахстанской области в Туркестанскую и о переносе областного центра из Чимкента в Туркестан – один из старейших городов страны, который в XV-XVIII веках был столицей Казахского ханства. Мол, в отличие от большинства городов современного Казахстана Туркестан не был основан русскими, он возник раньше; о символическом значении повышения административного статуса города говорит и поручение правительству создать комиссию по проведению конкурса на разработку генерального плана Туркестана «как культурно-духовного центра тюркского мира».

А отношение президента Назарбаева к ЕАЭС искажается автором сайта The Jamestown Foundation до неузнаваемости. По его словам, «все более двусмысленное отношение Назарбаева к Евразийскому экономическому союзу» свидетельствует (якобы) о его стремлении к большей независимости от Москвы и более тесным экономическим связям со Стамбулом. Шарип уверяет, что в 2013 г. Нурсултан Назарбаев даже предложил распустить Евразийский союз «как избыточную и неэффективную структуру», опасаясь возможности воссоздания СССР под контролем России. В действительности ничего такого Назарбаев не предлагал, тем более в 2013 году, когда ЕАЭС еще не существовало. В материале на ресурсе nur.kz, на который ссылается Шарип, говорится о предложении Н. Назарбаева принять в союз Турцию, чтобы прекратить разговоры о воссоздании СССР. Распустить же Назарбаев предлагал предшествовавшее ЕАЭС Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), необходимость в котором с образованием Таможенного союза отпала.

Президент Нурсултан Назарбаев вообще является последовательным сторонником евразийской интеграции и не раз подчеркивал, что первым в 1994 г. предложил создать Евразийский союз именно он. Астана на тот момент демонстрировала более высокую готовность к интеграции, чем Минск, в какой-то момент в России и Казахстане думали даже образовать «союз двух».

Надо заметить, что окраска «пантюркизма» в Казахстане носит своеобразный характер. Так, после попытки военного переворота в Турции летом 2016 г. Астана, несмотря на настойчивые требования турецких властей, отказалась закрыть сеть анатолийских лицеев, созданных под эгидой общественного движения «Хизмет» («Служение»); основателем этого движения является мусульманский проповедник, писатель и общественный деятель Фетхуллах Гюлен (проживает в США), распространяющий свое влияние через всемирную сеть созданных им школ.

В настоящее время Казахстан по количеству лицеев, опекаемых движением Гюлена, занимает второе место в мире после США. Под управлением фонда, созданного сторонниками Гюлена, в Казахстане сейчас работают 29 лицеев, университет имени Сулеймана Демиреля (СДУ), экономический колледж в городе Тараз, начальная школа в Алматы, международная школа «Нур-Орда». Всего за время своего существования казахстанско-турецкие лицеи подготовили в Казахстане 23 тыс. выпускников). Кроме того, по оценкам экспертов, с движением Гюлена в Казахстане связаны также некоторые СМИ и часть бизнеса.

Причины нежелания Астаны закрывать турецкие лицеи понятны. Они обеспечивают выпускникам хороший уровень образования, особенно в области математики, естественных наук и иностранных языков. Ведь не секрет, что в казахстанских школах, особенно тех, где преподавание ведется на казахском языке, качество обучения оставляет желать лучшего. И по мере свертывания образования на русском языке эти проблемы будут только усугубляться, особенно если Астана осуществит план перехода на латиницу. Ну а на побочные эффекты в виде скрытой пропаганды ислама в турецких образовательных лицеях (одна из ключевых идей Гюлена – ислам должен влиять на политику) казахстанские власти пока закрывают глаза, утверждая, что ничего страшного на самом деле не происходит.

Автор сайта The Jamestown Foundation заканчивает свою статью фразой о том, что «распространение пантюркизма представляет серьезный долгосрочный вызов концепции евразийского единства, которая создана Кремлем». Чтобы правильно понять смысл этой фразы, надо знать, что у The Jamestown Foundation есть «миссия» – «информировать… о событиях и тенденциях, которые стратегически и тактически важны для Соединенных Штатов [подчеркнуто нами. – А.П.]». Вот, собственно, и все: американскому Джеймстаунскому фонду важно, чтобы обращение тюркоязычного народа к наследию тюркских предков обернулось «вызовом» союзу народов Евразии с участием России. Только народ Казахстана к этой «миссии» отношения не имеет.

АЛЕКСЕЙ ПАХОЛИН | 13.08.2018 |

Источник — Фонд стратегической культуры

 

Ташкент и Астана обсуждают внедрение «Шелковой визы»

 

google

Данному вопросу уделяют большой интерес также в Таджикистане и Кыргызстане, заверили в верхней палате парламента Узбекистана

Узбекистан и Казахстан официально обсуждают внедрение «Шелковой визы» между странами Центральной Азии, сообщает информагентство «Кабар».

Комитет по международным делам, внешним экономическим связям, туризма и иностранных инвестиций Сената Узбекистана подтвердил, что Астана и Ташкент уже официально обсуждают данный вопрос.

В верхней палате парламенте Узбекистана заверили, что данному вопросу уделяют большой интерес также в Таджикистане и Кыргызстане.

Узбекские парламентарии уверены в том, что внедрение «шелковой визы» между странами Центральной Азии – «

», послужит увеличению потока иностранных туристов в регион.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D0%B0%D1%88%D0%BA%D0%B5%D0%BD%D1%82-%D0%B8-%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%88%D0%B5%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D1%8B-/1225262

«У Каспийского моря будет особый правовой статус»

google

Заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин — о завершении 20-летних переговоров по Каспийской конвенции

В воскресенье, 12 августа, в казахском городе Актау пройдет 5-й Каспийский саммит с участием президентов всех прикаспийских государств — Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении. В ходе этого мероприятия должна быть подписана Конвенция о правовом статусе Каспия, работа над которой длилась более 20 лет. Статс-секретарь, заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин рассказал корреспонденту «Ъ» Елене Черненко, чем все же решено признать Каспий — морем или озером.

— Какое значение придают в Москве саммиту в Актау?

— Можно сказать, что он замкнет символическое кольцо: начавшись в 2002 году в Ашхабаде, регулярные встречи глав пяти государств обогнули Каспийское море через Тегеран, Баку и Астрахань, и вновь возвращаются на восточный берег — в Актау. Дата тоже значимая — с 2007 года в прибрежных странах 12 августа отмечается День Каспия.

К празднику приготовлен очень хороший подарок. Наконец-то, после более чем двадцатилетних переговоров на суд лидеров будет вынесена Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. С принятием этого комплексного международного договора в прошлом останется целый этап каспийской истории, начавшийся с распадом СССР, и начнется новый — нацеленный в будущее.

— Кому выгоднее всех принятие конвенции?

— Речь идет о заключении документа, основополагающего для системы взаимодействия в Каспийском регионе. Он принесет равную выгоду всем странам-участницам.

Конвенция не только значительно укрепит доверие между ними и безопасность на Каспии в целом, но и будет способствовать росту экономической кооперации, инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности каспийской «пятерки», реализации совместных проектов, направленных на ускоренное развитие и полное раскрытие потенциала в самых передовых отраслях. Повышение предсказуемости и снижение различных рисков в одном из важнейших районов Евразии выгодно всем нам.

— Благодаря какой формуле после 20 лет переговоров все же удалось выйти на согласованный текст?

— Формула очень простая — взаимное уважение интересов, помноженное на чуткость к партнеру по переговорам.

— Как-то не очень реалистично звучит.

— Сейчас много говорится о формировании новых правил игры в международных отношениях. При этом в фокусе внимания часто оказываются либо полыхающие конфликты, либо яркие пиар-акции, не несущие никакой добавленной стоимости людям. Однако за эффектными жестами тех, кто стремится заполнить собой эфир, порой теряются возможно не столь броские, но действительно важные кропотливые усилия государств и народов по поиску компромиссов при решении сложных задач.

В результате многолетней дипломатической работы удалось реально сблизить заметно разнящиеся позиции, на которых изначально стояли пять стран — Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан.

— Но как?

— Без диктата и выкручивания рук. Мы пришли к приемлемому для всех кодексу поведения в нашем общем водоеме спокойно и прагматично. Мы же соседи и хотим жить мирно и дружно. На этой понятной всякому разумному человеку основе строится наше сотрудничество.

— Понимаю, что вы до подписания не можете углубляться в детали конвенции. Но тем не менее: согласно достигнутым договоренностям, Каспий — это море или все-таки озеро?

— Ни то и ни другое. У Каспийского моря будет особый правовой статус. Это объясняется набором специфических географических, гидрологических и иных характеристик. Оно представляет собой внутриконтинентальный водоем, который не имеет прямой связи с Мировым океаном, и поэтому не может рассматриваться в качестве моря.

Но одновременно в силу своих размеров, состава воды и особенностей дна Каспий не может считаться и озером. В этой связи к Каспийскому морю не применимы как положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, так и принципы, используемые в отношении трансграничных озер: на секторы разграничивается только его дно, суверенитет в отношении водной толщи устанавливается на основании других принципов.

— Проект конвенции, насколько известно, не вносил полной ясности в один из ключевых спорных вопросов — о размежевании дна. Означает ли это, что проблема разделения недр намеренно вынесена за скобки конвенции и будет решаться государствами вне ее?

— Прикаспийские государства уже давно нашли пути урегулирования подобного рода вопросов между соседями — на двусторонней и трехсторонней основе. То есть не в пятистороннем формате. На мой взгляд, те соглашения, которые ранее заключили между собой Россия, Казахстан и Азербайджан, а также Казахстан и Туркменистан, могут послужить примером и при делимитации в южной части моря.

При этом Конвенция четко фиксирует цели такого разграничения исключительно для недропользования и обязывает стороны проводить его путем переговоров на основе международного права. Прибрежные государства при завершении делимитации получают полную юрисдикцию над ресурсами своего участка дна. Но правовой статус покрывающих вод отличен, как я уже сказал.

— Россия активнее других сейчас разворачивает свои военные силы на Каспии. Насколько проект Конвенции учитывает интересы Москвы в этом плане, в частности в том, что касается передвижения военных судов по водоему и проведения учений?

— Не соглашусь, что Россия проявляет здесь большую активность по сравнению с другими странами. Все наши партнеры по Каспию энергично развивают свои военно-морские силы. И в конвенции мы условились четко зафиксировать общие принципы в этом вопросе.

Что касается интересов России, то они учитываются в полном объеме. Предусмотренный режим гарантирует свободу развития ВМС, плавания и действий российских военных кораблей в общем водном пространстве. Устанавливаются правила безопасного поведения кораблей в прибрежной зоне и в районах интенсивной хозяйственной деятельности.

Исключительная прерогатива прикаспийских государств в обеспечении безопасности в Каспийском бассейне дополнительно закрепляется протоколами к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии 2010 года, которые также будут подписаны на саммите в Актау: о совместной борьбе с терроризмом и организованной преступностью, а также о плотном взаимодействии береговых охран пяти стран.

— Саммит в Актау последний?

— Отнюдь. Есть понимание, что набранный темп не только не стоит снижать, но и наоборот можно наращивать.

Если за все предыдущие годы мы наработали всего девять юридически обязывающих пятисторонних документов, то в Актау — помимо большого межгосударственного договора — ожидается подписание сразу шести новых межправительственных соглашений.

Ожидаем, что после принятия конвенции каспийский формат заметно окрепнет. Назрел вопрос о формировании постоянно действующей консультационной площадки.

— О чем идет речь? Вы формируете новую региональную структуру?

— Думаю, на саммите будут озвучены весьма интересные идеи. Давайте дождемся воскресенья.

Источник — Коммерсант

Международное значение резолюции ООН по Центральной Азии

google

На пленарной сессии 22 июня 2018 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию «Укрепление регионального и международного сотрудничества по обеспечению мира, стабильности и устойчивого развития в Центральноазиатском регионе». По сообщению МИД Узбекистана, опубликованному по данному событию на следующий день, отмечается, что документ, проект которого был разработан Узбекистаном совместно с соседними государствами Центральной Азии, единогласно поддержан всеми государствами-членами ООН.

Без всякого сомнения, это событие можно охарактеризовать как историческое не только для стран Центральной Азии. Если глубоко вникнуть в смысл резолюции, то сложно переоценить ее значение в более широком, международном контексте.

С концептуальной точки зрения принятие резолюции ознаменовало новый этап в истории стран Центральной Азии, трансформирующейся в единый консолидированный регион. Более того, впервые за годы независимости центральноазиатские государства подтвердили способность не только совместно решать общие региональные проблемы, но и обеспечить благополучие и процветание многомиллионного населения региона.

Значение для Узбекистана

Впервые инициатива по принятию такого рода документа была выдвинута Президентом Ш.М.Мирзиёевым на 72-й сессии ГА ООН в сентябре 2017 года. Заявив в своем выступлении в Нью-Йорке об организации Международной конференции по Центральной Азии в Самарканде в ноябре 2017 года, лидер Узбекистана предложил разработать по ее итогам резолюцию ООН в поддержку усилий стран Центральной Азии по обеспечению безопасности и укреплению регионального сотрудничества.

Принятие резолюции стало не только свидетельством реализации инициативы Узбекистана, но и подтверждением международного признания и поддержки новой региональной политики Ташкента.

Причина этого проста и объективна: «наша главная цель, — как подчеркнул Президент Ш.М.Мирзиёев на Самаркандской конференции, — общими усилиями превратить Центральную Азию в стабильный, экономически развитый и процветающий регион».

Узбекистан находит полное понимание и поддержку всех партнеров, начиная от стран ближнего и дальнего зарубежья до авторитетных международных организаций. В мировом сообществе есть четкое понимание того, что современная политика Узбекистана нацелена на полное раскрытие потенциала страны в регионе, но это не делается против интересов кого-либо или чего-либо. Курс внешней политики Ш.Мирзиёева открывает путь к развитию всего региона.

Значение для Центральной Азии

Страны Центральной Азии — Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан — не только активно поддержали инициативу Узбекистана, но и выступили соавторами резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. В документе отражена взаимная поддержка инициатив центральноазиатских государств, ставших существенным практическим вкладом в укрепление региональной безопасности и обеспечение устойчивого развития.

В частности, в резолюции отмечены итоги прений в Совете Безопасности по Афганистану в январе 2018 года в период председательства Казахстана в СБ ООН, а также регулярное проведение в Кыргызстане Всемирных игр кочевников. Подчеркнуты результаты международной конференции по проблемам противодействия терроризму и экстремизму, проведенной в Таджикистане в мае 2018 года. Страны региона приветствовали проведение саммита глав государств Международного фонда спасения Арала в Туркменистане в 2018 году. Выражена поддержка инициативе Узбекистана по ежегодному созыву консультативных встреч лидеров стран Центральной Азии.

По сути, резолюция стала консолидированным ответом центральноазиатских государств, как на общерегиональные проблемы, так и на вызовы и угрозы глобализации. Более того, страны Центральной Азии существенно усилили свою роль в качестве самостоятельных субъектов системы международных отношений, способных сообща нести ответственность за настоящее и будущее региона.

Такая позитивная динамика в Центральной Азии является беспрецедентной за все годы независимого развития стран региона, которые сегодня вышли на качественно новый уровень регионального сотрудничества. С чем это связано?

Во-первых, с объективными историческими условиями, сложившимися после развала Советского Союза. Г осударства Центральной Азии обрели независимость в период распада биполярного миропорядка, сопряженного с возникновением новых вызовов и угроз стабильности, усилением геополитического соперничества, эскалацией вооруженного противостояния в соседних регионах. Более того, ситуация безопасности в регионе осложнялась тяжелым бременем внутренних политических, социально- экономических, идеологических и других проблем, с которыми сталкивались страны Центральной Азии в 90-е и последующие годы.

В тот период только приобретшие независимость страны Центральной Азии были заняты злободневными вопросами государственного строительства, поисками самоидентичности в глобальном мире. Практически все государства региона, не имея опыта, как во внутренней, так и внешней политике, были вынуждены сконцентрироваться, в первую очередь, на собственных проблемах, а также наиболее острых угрозах региональной безопасности.

В частности, американского эксперта С.Корнелла, в течение 25 лет Узбекистан играл очень важную роль в Центральной Азии. С первых годов независимости страна занимала твердую позицию в отношении радикализма и экстремистских идеологий, вела сильную политику, нацеленную на недопущение распространения экстремисткой идеологии в регионе.4

Глубоко осознавая общность интересов и судеб народов Центральной Азии, а также неделимость безопасности Узбекистан всегда исходил и исходит из приоритетности обеспечения региональной безопасности как важного фактора для развития. В этом контексте неслучайными являются слова Президента Ш.М.Мирзиёев о том, что «в самые сложные периоды новейшей истории в нашем регионе, в отличие от многих других, удалось сохранить мир и стабильность, избежать перерастания локальных конфликтов в крупное межгосударственное противостояние».

Благодаря этому, в государствах Центральной Азии сформировались и укрепились политические системы и институты государственной власти, выработаны и реализуются собственные модели и концепции национального развития. По мере интеграции в систему международных отношений центральноазиатские страны накопили опыт выстраивания внешней политики, требующей в условиях глобализации по-новому взглянуть на стратегические перспективы и преимущества регионального сотрудничества.

Во-вторых, новой региональной политикой Узбекистана в Центральной Азии. Как отмечает директор Центра исследований Центральной Азии и Афганистана Института международных исследований МГИМО А.Казанцев, Узбекистан показал достаточно серьезный потенциал в разрешении региональных конфликтов. За последние два года Президент Ш.Мирзиёев с нуля успел разрулить все проблемы, которые существовали в Центральной Азии, тем самым заложив основы для решения проблем регионального характера.

Сегодня страны Центральной Азии проявляют твердую готовность к конструктивным изменениям в двух- и многосторонних отношениях. Государства региона как никогда сконцентрированы на консолидации усилий по повышению своей конкурентоспособности на мировой арене и укреплению международно-политической субъектности всего региона.

Значение для мирового сообщества

Принятие резолюции ООН по Центральной Азии — беспрецедентное событие в новейшей истории государств региона, так как ее единогласно поддержали страны практически всех континентов мира — Австралии, Северной и Южной Америки, Азии, Африки и Европы. По заявлению МИД Узбекистана, в консультациях по проработке документа активно и конструктивно участвовали все ведущие государства-партнеры стран Центральной Азии, включая Россию, КНР, США и ЕС.

Фактически, мировое сообщество выразило твердую, безусловную поддержку усилиям стран Центральной Азии по углублению регионального сотрудничества, являющегося одним из важнейших факторов стабильности и развития государств региона.

Сегодня уже не оспаривается тот факт, что безопасность Центральной Азии — неотъемлемая часть глобальной безопасности. В условиях, когда в ряде регионов мира сохраняются напряженность и конфликты, стратегические перспективы регионального сотрудничества в Центральной Азии приобретают особое значение для международной безопасности. Растущие неопределенность, турбулентность и дисбалансы в глобальной экономике требуют от государств региона более тесного, скоординированного взаимодействия для поиска путей и реализации общих проектов совместного развития.

В регионе и за его пределами есть четкое осознание того, что только стабильные, динамично развивающиеся и процветающие центральноазиатские государства могут стать привлекательными, конструктивными и долгосрочными партнерами международного сообщества. Это — аксиома! Если страны региона будут успешными в этом направлении, то Центральная Азия может «стать геополитической лабораторией стабильности и мира в Евразии».

В целом, резолюция ООН, без всякого преувеличения, ознаменовала вступление стран Центральной Азии в новую эпоху межгосударственных отношений. Центральноазиатские государства однозначно сделали ставку на региональное сотрудничество и получили поддержку всего мирового сообщества.

Сегодня есть все основания говорить о том, что такие изменения побудили международных партнеров принципиально пересмотреть свои подходы к Центральной Азии. Это вселяет надежду и уверенность в безопасности, развитии и процветании стратегически важного региона, находящегося в самом сердце обширного пространства Евразии.

 

В Ташкенте обсудили вопросы повышения эффективности государственной службы

google

Мероприятие организовано Министерством занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан при поддержке ПРООН и посольства Великобритании в Узбекистане.

Главная цель семинара — обсуждение развития административной реформы в Узбекистане, изучение зарубежных практик совершенствования государственной службы на примере Южной Кореи, Евросоюза и Казахстана,  роли государственных служащих в обществе, а также формирование рекомендаций для дальнейшего развития профессиональной государственной службы в Узбекистане.

В рамках мероприятия прошло обсуждение проекта Закона «О государственной службе», где присутствующими были озвучены основные положения и принципы нормативного документа, публичное обсуждение которого завершилось 5 июня этого года.

В ходе запланированных трех панельных дискуссий, на которых участники семинара обсудили вопросы правого статуса, систему карьеры и компетенции, а также оценки эффективности государственных служащих.

Всего на семинаре выступили 15 спикеров, среди которых министр юстиции Республики Узбекистан Руслан Давлетов, председатель Агентства Казахстан по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев, директор Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии Ольга Кулиева, заместитель начальника управления Министерства по управлению персоналом Республики Корея Цой Менг Джин, главный специалист МОТ по делам занятости Михаил Пушкин и глава Делегации Евросоюза в Узбекистане Эдуардс Стрипрайс.

Проведение такого рода мероприятий позволит выработать правильный вектор развития административной реформы в Узбекистане, создать достойные условия труда для госслужащих, внедрить эффективные инструменты оценки труда и повысить привлекательность государственной службы, — отметил министр занятости и трудовых отношений Шерзод Кудбиев.

 

 

ICT-отрасль Узбекистана

google

В Университете ИНХА в Ташкенте состоялась конференция Министерства по развитию информационных технологий и коммуникаций Узбекистана #MITCROADMAP2018.

В ходе мероприятия были обсуждены важные пункты «Дорожной карты» по кардинальному совершенствованию системы информационных технологий и коммуникаций на 2018-2019 годы, проблемы и перспективы развития ICT-отрасли, IT-образования, взаимодействие государства и бизнеса.

О настоящем и будущем ICT-сферы Узбекистана рассказал министр по развитию информационных технологий и коммуникаций Азим Ахмедхаджаев. Он представил участникам конференции новый фирменный стиль Министерства, озвучил название нового Интернет-канала, посвященного IT-технологиям, а также презентовал новую стратегию развития системы «Электронное правительство» — SMART Government Uzbekistan («Умное правительство Узбекистана»).

Глава АК «Узбектелеком» Фарход Розиев проинформировал общественность о том, каким путем пойдет национальный оператор к своей трансформации. Достижение этой цели он подкрепил 7- месячным планом реализации важных и долгожданных проектов, таких как расширение международного Интернет-узла в 10 раз.

Немаловажная роль на конференции была отведена сектору
IT-образования. В этом контексте ректор Университета ИНХА г. Ташкенте Сарвар Бабаходжаев рассказал о том, как подготовить инновационное поколение, озвучил решение проблемы дорогостоящих контрактов в Университете Инха в г. Ташкенте. Другие спикеры, в числе которых директор Mirzo Ulugbek Innovation Center Фарход Ибрагимов, председатель Ассоциации международного бизнеса и технологий (AMBiT) Хикмат Абдурахманов, а также консультант Мининфокома по разработке законодательства, руководитель российской почты (1999-2004 гг.) Евгений Биргер представили свои решения по совершенствованию ICT-индустрии. На повестке дня их выступлений стояли вопросы создания коворкинг-центров по стране, увеличения экспорта IT-услуг с помощью резидентов Mirzo Ulugbek Innovation Center, которых уже 319.

Число участников конференции превысило 400 человек. Среди гостей – представители дипломатического корпуса, аккредитованного в нашей стране, министерств, ведомств, бизнес-сообщества, мобильные операторы, интернет-провайдеры, резиденты Mirzo Ulugbek Innovtion Center, одаренные студенты Ташкентского университета информационных технологий им. Мухаммада ал-Хоразмий и Университета Инха в г. Ташкенте. Нельзя не отметить активное участие представителей общественности – журналистов, специалистов сферы, а также других неравнодушных граждан страны, зарегистрировавшихся на специально созданной странице на сайте Мининфокома.

Отдельного внимания заслуживала сессия вопросов-ответов. В ходе нее спикеры подробно ответили на все вопросы, волнующие собравшихся и граждан страны в целом.

 

Дальнейшее усиление роли Олий Мажлиса Узбекистана

UZBEKISTAN — FEBRUARY 9: Uzbek parliament building, Tashkent, Uzbekistan. (Photo by DeAgostini/Getty Images)

Дальнейшее усиление роли Олий Мажлиса, политических партий в углублении демократических реформ и модернизации страны определены в качестве приоритетов Стратегии действий.

В этой связи важными задачами являются дальнейшее расширение полномочий парламента в вопросах внутренней и внешней политики, усиление парламентского контроля за деятельностью исполнительной власти и коренное повышение качества законотворчества.

Данные аспекты обсуждены в ходе международного «круглого стола» на тему «Законотворчество и парламентский контроль в условиях ­демократизации и модернизации поли­тической системы: опыт Узбекистана» с участием депутатов Законодательной палаты, членов Сената Олий Мажлиса, зарубежных парламентариев и ­экспертов, практиков, ответственных работников министерств и ведомств, представителей общественных организаций, политических партий.

За «круглым столом» раскрыты суть и содержание Стратегии действий, значение и результаты предпринятых мер по совершенствованию законотворческой работы, повышению эффективности парламентского контроля в условиях модернизации политической системы.

— Сегодня Узбекистан переживает период активных реформ, — говорит заместитель Спикера Законодательной палаты Олий Мажлиса Сарвар Отамуратов. — Это требует интенсивного и эффективного законотворчества, повышения требований к качеству законов, механизмам его реализации. Важно модернизировать сам процесс ­создания закона, процедуры выработки его первоначальной концепции, обеспечить всемерный учет мнений и интересов разных социальных групп и слоев, способность будущего закона адаптироваться к действующей правовой системе. Глава нашего государства в Послании парламенту подчеркнул: «Все мы должны хорошо осознавать: единственным источником и автором закона должен быть народ». Несомненно, законодательство должно стать важным и эффективным инструментом государственного управления. Своевременность, полнота и точность законодательных решений становятся во многом определяющими факторами развития экономики, политического, социального и духовного развития страны.

В Узбекистане формируются прочные законодательные основы и организационно-институциональные возможности для последовательного усиления роли парламента в государственном и общественном строительстве. Принято свыше десяти законов, составивших правовую базу парламентской деятельности. Среди них законы «О парламентском контроле», «О нормативно-правовых актах» в новой редакции и другие. Президент Шавкат Мирзиёев на встрече с членами парламента 12 июля 2017 года подчеркнул необходимость превращения парламента страны в подлинную школу демократии, инициатора и основного исполнителя реформ. Уже в декабре 2017 года в первом в истории страны Послании Президента Олий Мажлису были определены важнейшие и актуальные задачи парламента, открыта широкая дорога для больших преобразований в общественно-политической жизни страны. В целях предотвращения принятия «мертвых законов», не влияющих на правоприменительную практику и не имеющих механизмов исполнения, поставлена задача разработать и реализовать Концепцию совершенствования законотворчества и нормо­творчества. В ней необходимо учесть, что мнения и предложения по законопроекту должны поступать непосредственно от граждан.

— К разработке Концепции совершенствования законотворчества и нормотворчества сегодня привлечены не только парламентарии, но и ученые, представители международных организаций, эксперты, — говорит директор Института проблем законодательства и парламентских исследований при Олий Мажлисе Рахим Хакимов. — Ее проект размещен для общественного обсуждения на портале regulation.gov.uz. Существует ряд проблем, которые необходимо решить. Это преобладание подзаконных актов в регулировании общественных отношений, устарелость законодательной техники, недостаточность внедрения в процесс современных моделей, к примеру, «умного регулирования», принципов, форм и методов нормотворчества, ИКТ. Изучение международного опыта позволяет выработать эффективную модель нормо­творчества.

За «круглым столом» шел разговор о важности широкого обсуждения законопроектов на всех стадиях работы, новых формах и ­механизмах парламентского контроля, активизации политических партий в изучении насущных ­проблем общества, дальнейшем расширении участия граждан, институтов гражданского общества в процессе законотворчества.

Проведен сопоставительный анализ передовой зарубежной практики, в частности, опыт организации парламентского контроля в США, Великобритании, Германии, Италии, Канаде и других странах, месте политических партий в системе государственного управления.

— Наши страны активно сотрудничают на протяжении 25 лет, в том числе в деле совершенствования законотворчества, — говорит государственный министр иностранных дел Японии Кадзуюки Накане. — Японские эксперты участвовали в подготовке проектов закона «Об административных процедурах» и Кодекса об административном судопроизводстве, принятых в январе 2018 года. Они прежде всего будут способствовать либерализации экономики страны и привлечению иностранных инвестиций. Мы и дальше намерены углублять партнерство. Изучение передового зарубежного опыта играет важную роль в усилении позиций парламента Узбекистана.

— Реформы, инициированные Президентом Шавкатом Мирзиёевым, на наших глазах приобретают системность и нарастающую динамику, — говорит региональный уполномоченный представитель Фонда имени К. Аденауэра по Центральной Азии Томас Кунце. — Они охватывают все сферы жизни современного Узбекистана: экономику, социальную, политическую систему и культуру. Все прекрасно понимают, что от успеха реформ в Узбекистане зависит не только развитие и процветание вашей страны, но и стабильное и безопасное будущее всего региона Центральной Азии в целом. Мы видим, что руководство Узбекистана в рамках комплексного реформирования всех сфер государственного управления уделяет особое внимание повышению роли и значения парламента в жизни страны. «Круглый стол» стал хорошей площадкой для активного и креативного обсуждения важных аспектов совершенствования законотворческого процесса и парламентского контроля в условиях демократизации и модернизации политической системы в республике с учетом собственной практики и зарубежного опыта. Наш фонд готов поддержать Узбекистан в этом направлении.

Участники «круглого стола» выработали предложения и рекомендации по дальнейшему совершенствованию законотворческой деятельности и парламентского конт­роля в стране.

 

Студенток из Туркменистана не выпускают в Турцию

google

Радио «Азатлык» стали известны новые случаи снятия с рейса пассажиров, вылетающих из Туркменистана в Турцию.

В поступившем в редакцию сообщении житель Туркменистана рассказал о ситуации, в которую попала его сестра, пытавшаяся накануне выехать в Турцию на учебу. По его словам, несмотря на наличие у девушки требуемых документов и соответствующих бумаг о поступлении в вуз, она не была допущена на рейс миграционной службой ашхабадского аэропорта.

«Моя сестра подготовила все необходимые документы для выезда в Турцию, в том числе визу, приглашение из учебного заведения, спонсорское подтверждение и на прошлой неделе вместе с родителями приехала в ашхабадский аэропорт. Но сотрудники миграционной службы, проверив документы, заявили: «Вы яшули проходите, а дочь ваша останется, — нагрубили на вопрос о причине, ответив — причин нет, проходите не то вас тоже не пустим», — сообщил обратившийся в редакцию житель Туркменистана.

По его словам, на сотрудников миграционной службы не подействовали уверения родителей студентки, обещавших незамедлительно вернуться в страну, разместив дочь в учебном заведении Турции.

«После этого родители вместе с моей сестрой отправились в Государственную миграционную службу в Ашхабаде и беседовали с руководителем, который на вопрос о причине заявил: «Это распоряжение сверху я ничего сделать не могу. Сейчас запретили молодым девушкам выезжать за рубеж учиться». И это не единственный случай», — сообщил обратившийся в редакцию туркменистанец.

Редакция с целью соблюдения конфиденциальности и безопасности своих собеседников, воздерживается от публикации имен, а также точной даты данного происшествия.

Изданию не удалось получить официальное подтверждение о сообщаемых случаях препятствования выезду граждан Туркменистана за пределы страны, а также разъяснения о причинах снятия пассажиров с международных рейсов у чиновников миграционной службы Туркменистана и сотрудников аэропорта в Ашхабаде.

Ранее корреспонденты и источники Азатлыка в Туркменистане, а также независимые медиа издания сообщали о десятках случаев препятствования выезду граждан Туркменистана за рубеж. В категорию «невыездных» в разное время попали граждане, не достигшие 40 лет, а также молодые женщины.

Предыдущий случай снятия с международного рейса студентов из Туркменистана, пытавшихся выехать на учебу в Турцию, произошел 25 июля.

Источник — CA-NEWSур

Россия и Иран получат инструмент, который позволит задержать строительство газопровода из Туркменистана в Азербайджан

google

Вместе с конвенцией о правовом статусе Каспия, которую президенты государств региона подпишут 12 августа, появится протокол по процедуре оценки воздействия проектов на окружающую среду, пишет газета «Коммерсантъ». По документу для строительства трубопроводов по дну Каспия нужно согласие всех прибрежных государств.

Таким образом, Россия и Иран получат инструмент, который позволит как минимум задержать возможное строительство газопровода из Туркмении в Азербайджан. Собеседники издания в газовой отрасли уточняют, что в обозримой перспективе шансы этого проекта в любом случае невелики.

Президенты пяти прикаспийских государств 12 августа в Актау подпишут конвенцию о правовом статусе Каспия. Конвенция разрешает прокладку газопроводов по дну Каспия только на основе договоренностей стран, через чьи сектора пройдет труба. Однако, как рассказали источники в двух российских ведомствах, вместе с конвенцией будет подписан протокол о процедуре оценки воздействия проектов на Каспии на окружающую среду. Также рассматривается вариант, при котором этот документ накануне подпишут министры экологии и природопользования или главы внешнеполитических ведомств.

Протокол предусматривает согласование крупных проектов на Каспии, в том числе прокладку трубопроводов, на основе консенсуса всех прибрежных государств.

«Из документа ясно следует, что лишь национальной экологической экспертизы проектов или же международной экспертизы (осуществленной внерегиональными структурами — ред.) недостаточно. Одобрение на строительство должно быть получено от всех пяти прикаспийских стран», — пояснил один из собеседников. По его словам, конвенция и протокол «увязаны» друг с другом. При этом чиновник подчеркнул, что «ни о каких искусственных барьерах» речь не идет. «Вопрос связан исключительно с минимизацией экологических рисков», — настаивает собеседник.

Нерешенный статус Каспия до сих пор являлся одним из главных препятствий для строительства Транскаспийского газопровода, который позволил бы Туркмении (четвертой стране в мире по размеру запасов газа) поставить газ в Европу в обход России через Азербайджан, Грузию и Турцию. Проект активно обсуждался в Европе в конце 2000-х годов как возможная альтернатива закупкам российского газа, но в последние годы интерес со стороны европейского газового бизнеса угас. По словам собеседников, это связано с неясными перспективами спроса на газ в Европе, падением цен на него, а также высокой стоимостью похожего проекта — газопровода из Азербайджана в Южную Италию (Южный газовый коридор), бюджет которого составил $45 млрд.

Собеседники в газовой отрасли не видят прямых рисков того, что теперь Транскаспийский газопровод получит новую жизнь даже в отсутствие протокола. Они отмечают, что Туркмения законтрактовала значительные объемы газа для Китая, причем этой зимой не полностью выполняла контракт. Планируется четвертая ветка газопровода Центральная Азия—Китай на 35 млрд кубометров с вводом в 2020 году, что потребует от Туркмении наращивания добычи. «В горизонте минимум десяти лет мы не ожидаем, что туркменский газ попадет в Европу», — говорит собеседник в правительстве, отмечая, что долгосрочные прогнозы дать сложно.
Подробнее: ca-news.org/news:1461526/?f=cp

Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию по развитию Центральной Азии

Фото: АР

Генеральная Ассамблея ООН 22 июня 2018г. одобрила резолюцию «Укрепление регионального и международного сотрудничества в целях обеспечения мира, стабильности и устойчивого развития в Центрально-Азиатском регионе». В документе говорится о поддержке текущих региональных усилий по укреплению экономического сотрудничества и стабильности в Центральной Азии.

Резолюция стала практическим осуществлением инициативы Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, которая была представлена в рамках 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2017 г. в Нью-Йорке.

Соавторами резолюции стали 55 стран Европы, Северной и Южной Америки, Азии и Африки. Среди них – Австралия, Австрия, Афганистан, Беларусь, Германия, Италия, Индия, Индонезия, Канада, Нигерия, Норвегия, ОАЭ, Республика Корея, Сингапур, Турция, Швейцария, Эквадор и другие. Свои консультации предоставили основные страны-партнеры стран Центральной Азии, включая Россию, КНР, США и ЕС.

Представляя проект резолюции, глава Постоянного представительства Узбекистана при ООН Бахтиёр Ибрагимов сказал, что основной целью документа является поддержка международного сообщества в усилиях Центрально-Азиатских стран по содействию более тесному сотрудничеству в целях обеспечения мира и стабильности в регионе.

В документе отмечается важность развития и укрепления двустороннего и регионального сотрудничества в области рационального и комплексного использования водных и энергетических ресурсов в Центральной Азии, смягчения экологических и социально-экономических последствий высыхания Аральского моря, создания современной транспортной и транзитной системы в регионе, углубления связей в сферах просвещения, науки, технологий, инноваций, туризма, культуры, искусства и спорта.

По словам представителя Узбекистана, страны Центральной Азии обладают большим потенциалом для сотрудничества и развития, учитывая их общее духовное и культурно-историческое наследие. Страны Центральной Азии также имеют общие транспортные и коммуникационные сети, схожее экономическое развитие. Регион может

иметь большое значение в качестве основного межрегионального транспортного коридора, соединяющего Восток с Западом.

По данным ООН, в течение последних 10 лет средний рост ВВП стран региона Центральной Азии составил 6,2%. Этот показатель значительно превышает среднемировой уровень – 2,6% за тот же период.

В Бурсе пройдет III Спортивный фестиваль тюркского мира

https://www.aa.com.tr

В турецком городе Бурса пройдет III Спортивный фестиваль тюркского мира.

В соревнованиях в рамках фестиваля, который продлится с 20 по 22 июня, примут участие 309 спортсменов из Турции, Кыргызстана, Узбекистана, Казахстана, Азербайджана и Туркменистана.

Организатором фестиваля является муниципалитет Бурсы. Организационную поддержку мероприятию окажут Агентство по сотрудничеству и координации при правительстве Турции (TİKA), администрация губернатора Бурсы и Ассоциация развития культуры и туризма провинции.

В рамках фестиваля планируется выступление до 150 деятелей искусства тюркоязычных стран.

Глава муниципалитета Бурсы Алинур Акташ выразил удовлетворение в связи с тем, что центром культурных мероприятий тюркского мира вновь становится Бурса, которая в течение 130 лет была столицей Османского государства.

«Цель фестиваля — укрепление культурных уз и духовного единства тюркских народов, передача единой тюркской культуры будущим поколениям», — сказал Акташ.

По его словам, церемония открытия фестиваля намечена на 19:00 20 июля и пройдет на площади Алтынпармак у стадиона имени Ататюрка с участием военного оркестра «Мехтер».

«В программу фестиваля включены выступления ансамблей народных танцев, концерты и другие культурные мероприятия. Установленные в районе Коджаяйла традиционные юрты будут символизировать 16 тюркских государств, существовавших в течение истории», — сказал Акташ.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B8%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0/%D0%B2-%D0%B1%D1%83%D1%80%D1%81%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B9%D0%B4%D0%B5%D1%82-iii-%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%84%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D1%8C-%D1%82%D1%8E%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0/1206297

С 15 июля вводятся электронные визы в Узбекистан

google

С 15 июля вводятся электронные визы, безвизовый въезд для иностранцев до 16 лет и 5-суточный безвизовый въезд для транзитных авиапассажиров.

С 15 июля вводится система оформления и выдачи электронных въездных виз в Узбекистане E-VISA.UZ и отменяется обязательное обращение иностранных граждан в дипломатические представительства и консульские учреждения Узбекистана за рубежом. Это предусмотрено постановлением президента Шавката Мирзиёева от 4 июля «О дальнейших мерах по оптимизации порядка въезда иностранных граждан в Республику Узбекистан».

С этой же даты вводится порядок безвизового въезда, временного пребывания и выезда из Узбекистана через пункты пропуска граждан 101 государства, следующих транзитом через территорию Узбекистана в международных аэропортах страны на срок не более пяти суток. При этом необходимо наличие у них авиабилета в третью страну, а перевозчик должен своевременно предоставить подразделениям Пограничных войск Службы государственной безопасности Узбекистана предварительную информацию о пассажирах.

Безвизовый въезд, временное пребывание и выезд из Узбекистана вводится для иностранных граждан, не достигших 16-летнего возраста, при наличии у них заграничного паспорта или биометрического проездного документа, сопровождаемых их законными представителями, на срок действия въездной визы в паспорте сопровождающего лица, но не более 90 дней со дня въезда в Узбекистан.

При достижении иностранными гражданами 16-летнего возраста во время нахождения на территории Узбекистана выездная виза оформляется подразделениями миграции и оформления гражданства органов внутренних дел в установленном порядке.

Размер консульского сбора за оформление и выдачу электронной въездной визы иностранным гражданам для въезда в Узбекистана установлен в размере 20 долларов США.

Электронная виза выдается на срок пребывания на территории Узбекистана до 30 дней с однократным въездом и действует в течение 90 дней с момента выдачи.

Для оформления визы нужно обратиться не менее чем за три рабочих дня до намечаемой даты поездки в Узбекистан. Обращение рассматривается в течение двух рабочих дней без учета дня подачи обращения.

Оплата за рассмотрение обращения осуществляется в электронном виде посредством международных платежных систем. При этом заявителю не обязательно быть владельцем банковской карты. Выданная электронная виза направляется по электронной почте.

Кроме того, постановлением поручено к октябрю подготовить предложения по внедрению дополнительных визовых режимов для различных категорий иностранных граждан, посещающих Узбекистана:

* Silkroad — для туристов, путешествующих по странам Шелкового пути с возможностью признания визовых отметок других стран;

* Vatandosh — 5-летняя виза для уроженцев Узбекистана и членов их семей;

* а также Golden visa — 10-летняя виза для крупных иностранных инвесторов.

До марта 2019 года должны быть подготовлены предложения по расширению перечня стран, для граждан которых вводится порядок безвизового транзитного въезда, временного пребывания и выезда из Узбекистана.

Принятие постановления должно способствовать росту въездного, в том числе транзитного и стоповер-туризма в Узбекистане, а мультипликативный эффект от туризма отразится на улучшении показателей занятости, производства и экспорта, а также росте инвестиций в экономику страны, прокомментировали нововведения в Госкомтуризма.

Узбекистан старается заполучить миллионы Гульнары Каримовой

(Фото: Timir01, Wikimedia Commons, https://bit.ly/2tTiXdC)

Узбекская прокуратура сообщила о переговорах с коллегами из Швейцарии по поводу возвращения денег, замороженных на счетах находящейся в заключении дочери усопшего президента Ислама Каримова. 

«Как только [вопрос] будет решен окончательно, мы обязательно сделаем официальное заявление», – сообщила сайту Podrobno.uz пресс-секретарь генпрокуратуры Сурайё Рахманова.

На кону 810 млн долларов, хранящиеся на счетах Гульнары Каримовой в швейцарских банках. Дочь бывшего президента обладала множеством компаний и, по сообщениям, на пике своей власти получала огромную прибыль за счет коррупционных схем. В 2015 ее деньги на иностранных счетах заморозили по просьбе прокуратуры США, расследовавшей обвинения в том, что Каримова, которой 8 июля исполнится 46 лет, вымогала взятки у работавших в Узбекистане телекоммуникационных компаний.

Каримова, бывшая некогда публичной персоной и светской львицей, в 2014 вдруг пропала из виду на фоне стойких слухов, что в ее отношении ведется следствие. Но только в прошлом году узбекская прокуратура сообщила, что в 2015 году ее приговорили к пяти годам «ограничения свободы» по обвинениям в коррупции. Все слушания проводились в строгой тайне.

Сотрудники правоохранительных органов утверждают, что Каримова и ее сообщники припрятали более 1,3 миллиарда долларов в как минимум 12 разных странах. Считается, что основная часть этих средств заморожена на счетах в Швейцарии.

По сообщениям, 24 июня швейцарский адвокат Каримовой приезжал в Ташкенте в надежде встретиться с президентом Шавкатом Мирзиеёвым. Согласно сообщению РСЕ/РС, адвокат Грегуар Манжа сказал, что Каримова «содержится в тюрьме примерно в трех часах езды от Ташкента». Манжа добавил, что состояние его клиентки улучшилось после прихода Мирзиёева к власти, но ее положение по-прежнему «очень плохое».

В воскресном выпуске швейцарской ежедневной газеты Neue Zürcher Zeitung также приводится заявление адвоката Каримовой о том, что он планирует подать иск с целью воспрепятствовать передаче Узбекистану сотен миллионов, принадлежащих его клиентке.

https://russian.eurasianet.org/node/65304

«Мягкая сила» Турции: современное состояние казахстано-турецких отношений

google

Уровень сотрудничества ниже, чем все думают, но пиар позволяет этого не замечать

Дипломатические отношения

Турция была первой страной, которая признала независимость Казахстана и установила с ним дипломатические отношения. С 2017 года послом Казахстана в Турецкой Республике является Абзал Сапарбекулы. C 2015 года должность посла Турецкой Республики в Казахстане занимает Невзат Уянык.

Политическое двустороннее сотрудничество

С 2009 года между Казахстаном и Турцией заключен договор о стратегическом партнерстве. Для политического сотрудничества есть рабочая группа совместного стратегического планирования, которая проводит свои заседания ежегодно.

Турция поддержала кандидатуру Казахстана для проведения всемирной специализированной выставки «Экспо-2017», а также поддерживала Казахстан в качестве кандидата в непостоянные члены СБ ООН, помогая в странах Африки и Латинской Америки, где нет диппредставительств Казахстана.

Политическое сотрудничество в рамках международных организаций

Казахстан и Турция взаимодействуют в рамках нескольких международных организаций: ООН, Организации экономического сотрудничества (ОЭС), Организации исламского сотрудничества (ОИС), ОБСЕ, СВМДА, Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ).

Особое внимание надо уделить трем организациям, объединяющим тюркоязычные страны.

1. Соглашение о создании Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ или Тюркский совет) было подписано 3 октября 2009 г. в городе Нахичевань (Азербайджан) на IX Саммите глав тюркоязычных государств по инициативе президента Казахстана Назарбаева. Членами ССТГ являются Азербайджан, Казахстан, Киргизия и Турция. Создан секретариат организации, на который возложены функции по осуществлению мониторинга за выполнением решений Саммитов ССТГ, подготовке и проведению встреч на высшем, высоком и экспертном уровнях и др. Штаб-квартира секретариата находится в г.Стамбул.

2. Международная организация тюркской культуры (ТЮРКСОЙ) создана 12 июля 1993 г. с целью возрождения духовных связей между тюркоязычными народами. На сегодняшний день членами ТЮРКСОЙ являются все независимые тюркоязычные государства: Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Туркмения, Турция и Узбекистан. Наблюдателями являются Республика Алтай (РФ), Башкирия (РФ), Автономная Республика Гагаузия (Молдавия), Республика Хакасия (РФ), непризнанная Турецкая Республика Северного Кипра, Республика Саха (РФ), Татария (РФ) и Тува (РФ). Штаб-квартира ТЮРКСОЙ находится в г. Анкара (Турция). ТЮРКСОЙ проводится работа по охране материального и нематериального культурного наследия тюркских народов.

3. Парламентская Ассамблея тюркоязычных государств (ТюркПА) была создана 21 ноября 2008 г. по инициативе президента Казахстана Назарбаева, членами которой являются Азербайджан, Казахстан, Киргизия и Турция. В рамках ТюркПА создан Секретариат со штаб-квартирой в г. Баку. В состав ТюркПА входят четыре постоянные комиссии: Комиссия по правовым вопросам и международным отношениям, Комиссия по социальным, культурным и гуманитарным вопросам, Комиссия по экономическому сотрудничеству и Комиссия по вопросам окружающей среды и природным ресурсам.

Торговля товарами

Важнейшим по объему сотрудничества в экономике является такой показатель, как торговля товарами. Казахстан продает в Турцию нефть и нефтепродукты, металлы, зерно и другое сырье. Турция поставляет в Казахстан ткани, одежду, обувь, оборудование для промышленности, товары для дома и для строительства.

Доля Турции в общем экспорте из Казахстана занимала максимально всего 3,5%. И для Турции импорт в Казахстан не является существенной величиной: максимум 1,37%.

То же самое и с импортом из Турции в Казахстан — доля Турции в общем объеме импорта максимально достигала 2,49%. Причина в том, что в структуре преобладают товары народного потребления, а они дешевые. Плюс играет роль большая конкуренция с Китаем и Россией. Для Турции также размер казахстанского рынка не представляет особого интереса.

В итоге для Казахстана торговый баланс складывается положительно. Однако максимума сальдо баланса достигло в 2012 году и с тех пор падает. Сейчас оно составляет всего 416 миллионов долларов. Товарооборот небольшой — всего 1,9 миллиарда долларов.

Тут важно понимать две вещи:

1. Для торговли товарами крайне важны отношения и Турции, и Казахстана с Россией. Казахстанский экспорт в основном идет через Новороссийск. Турецкий экспорт также идет через территорию России. Путь через Грузию и Азербайджан пока не очень хорошо отлажен.

2. Для Турции Казахстан важен не как рынок товаров, а как рынок услуг: прежде всего для строительных и инжиниринговых компаний вроде «Сембол» и «Сайпем», а также как страна, отправляющая в Турцию туристов.

Взаимные прямые инвестиции

Прямые инвестиции из Турции в Казахстан довольно небольшие. За 13 лет их объем составил всего 2306,9 млн долларов. Доля их в общем ежегодном притоке инвестиций составляла всего 0,4?1,1%. Это довольно мало, но такой объем объясним: турецкие компании почти не заходили в сырьевой сектор. Можно вспомнить только ТОО «СП «Матин», и практически все. В остальных секторах не такие большие объемы инвестиций в принципе.

Прямые инвестиции Казахстана в Турцию незначительны и составляют всего 992 млн долларов. Доля в общем оттоке инвестиций из Казахстана еще меньше — всего 2%. Скорее всего, это вложения в недвижимость.

Количество совместных компаний в Казахстане

Турция находится на втором месте после России по созданию в Казахстане совместных компаний и компаний с иностранным участием. В настоящее время их 1939, из них 31 крупная, 53 средних и 1855 малых компаний. В основном турецкие граждане организуют в Казахстане малый бизнес — общепит, гостиницы, логистику, торговлю.

Если проследить динамику с 2013 года, то можно отметить, что количество средних и крупных компаний сокращается, а количество малых — растет. Это связано как с падением общей активности бизнеса в стране, так и с тем, что часть средних компаний переходит в малые.

Переводы физических лиц

Важной составляющей экономических взаимоотношений являются переводы физических лиц — они показывают работу трудовых мигрантов, переводы студентам и родственникам, а также неформальные покупки услуг и товаров.

В целом, баланс переводов для Казахстана отрицательный — переводы из Казахстана в 10?38 раз больше, чем переводы в Казахстан. При этом на долю Турции приходится от 9 до 16% переводов из Казахстана и 4?5% переводов в Казахстан.

Динамика по переводам из Казахстана такова: рост до 2013 года, а затем сокращение почти в три раза. Динамика по переводам в Казахстан — падение к 2014 году, затем увеличение.

Трудовая миграция турецких граждан в Казахстан

Граждане Турции примерно до 2012 года были самой многочисленной группой легальных трудовых мигрантов в Казахстане, пока их в этом качестве не потеснили граждане КНР. Примерное количество граждан Турции в Казахстане — около 10?000 человек и более.

Привлекают их к своим проектам в основном турецкие строительные и инжиниринговые компании, но заняты они и в малом бизнесе, правда, не всегда легально. Но больших строительных проектов не так много, количество мигрантов из Турции сокращается. Это отражается и на снижении объемов переводов физических лиц.

Культурное сотрудничество

Культурное сотрудничество Казахстана и Турции довольно интенсивно для стран, которые не имеют общей границы. Проводятся фестивали, устанавливаются памятники, проходят показы фильмов, переводятся и издаются книги.

Но наиболее интенсивно сотрудничество в области образования:

1. Действуют два совместных университета — имени Ходжи Ахмеда Ясави в Туркестане и имени Сулеймана Демиреля в Алма-Атинской области.

2. Действует сеть казахско-турецких лицеев — первоначально с участием турецких образовательных структур, затем уже целиком казахстанские, но с частично сохраненными традициями обучения и турецкими преподавателями. Лицеи являются очень востребованными на казахстанском образовательном рынке.

3. В Турции учатся студенты по казахстанским и турецким специальным программам.

Также есть Тюркская академия и Евразийский научный институт при университете имени Ходжи Ахмеда Яссави, которые занимаются гуманитарными исследованиями.

Как казахстанцы относятся к Турции — социология

Как относятся казахстанцы к Турции, можно понять из исследований «Интеграционного барометра ЕАБР». Я взял ответы на основные вопросы за 2013 и 2017 год.

Видно следующее:

— Казахстанцы воспринимают Турцию как дружественную страну;
— В восприятии казахстанцев в основном это место для отдыха, но также Турция востребована как инвестор с качественными товарами и возможное место для учебы — потому что относительно дешево или бесплатно;
— Прямых контактов мало — страны не граничат друг с другом, и больших диаспор нет (турки-ахыска раньше жили в Грузии, казахов в Турции мало);
— Однако есть определенный интерес к турецкой культуре — не в последнюю очередь сформированный за счет турецких сериалов.

Выводы

В целом по сотрудничеству Турции и Казахстана надо отметить следующее:

1. Несмотря на большой медийный эффект, реальное экономическое сотрудничество Турции и Казахстана весьма невелико и более того, стремится к сокращению.
2. Турецкий бизнес заметен в Казахстане прежде всего потому, что он «на виду» — это сфера услуг и строительство. Однако он имеет совсем небольшие инвестиции и состоит в основном из малых компаний.
3. Однако Турция грамотно использует свою «мягкую силу» и за счет декларируемого «тюркского братства» и образовательных проектов имеет хорошие позиции в Казахстане.

Марат Шибутов

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2440405.html

Источник — REGNUM

Исламизация таджикского общества грозит светским устоям

В современных условиях открытое вооруженное противостояние стран-соседей — редкость, зато скрытые атаки участились. И имя этой закулисной войне — терроризм. Причем в реалиях сегодняшнего дня он теснейшим образом оказался связан не только с политикой, но и с экономикой. Мало того, объемы денег, которые прокручиваются через различные террористические организации, позволяют говорить о совершенно новой отрасли экономики, пусть и теневой.

Сферу деятельности, где фигурируют суммы, начиная от шести нулей в долларовом эквиваленте, назвать иначе как крупным бизнесом нельзя. А то, что он связан с насилием, жестокостью и убийствами, так это, как говорится, издержки производства. Ведь деньги не пахнут, и следов крови на них не остается.

Типичной территорией, на которой террористические элементы отрабатывают поступающие извне и изнутри региона капиталы, является Таджикистан. На сегодняшний день в Таджикистане функционируют около 4 тысяч зарегистрированных и более 1500 незарегистрированных мечетей, которыми в основном руководят выпускники зарубежных теологических центров Ирана, Пакистана и Египта. В некоторые из них в процессе обучения за рубежом были вовлечены в ряды религиозно-экстремистских организаций «Джихадистов» и «Салафия», сторонники которых занимаются распространением радикальных идей в различных регионах мира. За какой ислам эти «люди» воюют: за тот, что говорит о спасении души, помощи ближним, или же за т.н. «чистый ислам», в котором любому мусульманину, отступившему от единобожия, грозит смерть?

Под видом очищения веры «джихадисты» учат людей не поклонению Аллаху и уважению Пророков, а служению своей власти и деньгам. Под «джихадом» они понимают лишь разрушения, убийство, кровь, наживу, забывая, что главное — это внутренний «джихад», борьба со своими пороками. Главный урон, который «джихадисты» наносят мусульманам, состоит в том, что пострадавшие от них люди усомнились в исламе и в том, что ислам несет с собой мир и благоденствие, а не кровь и разрушение. Ислам запрещает беспричинное насилие или насилие в корыстных целях. История «Джихадистов» — это история войн. Ислам запрещает обман в торговых делах и подкуп в делах политических, поскольку эти действия несовместимы с мусульманской моралью. История «Джихадистов» — это история политического шантажа, коррупции и обмана.

Тем временем в геометрической прогрессии растет число приверженцев указанных организаций в Таджикистане. Например, по данным МВД по республике число выявленных «джихадистов» достигает 15 тыс., «салафитов» 8 тыс., сторонников «Хизб ут-Тахрир» более 20 тыс. человек, которые целенаправленно занимаются распространением чуждых религиозно-экстремистских идей среди населения. В них средства вкладываются для разжигания регионального конфликта отнюдь не филантропами и отнюдь не бескорыстно. Любые денежные затраты предполагают какую-то отдачу, дивиденды. А они вполне определенные.

При этом около 70% таджикских граждан проживают за чертой бедности, более 2 млн. трудятся за рубежом, ежегодно из них по различным причинам гибнут более 1200 человек. Духовный вакуум, рыночные отношения, бедность — вот факторы которые ведут к исламизации общества. Чем хуже жизнь, тем быстрее идет исламизация. Чем несправедливее суды, тем чаще люди идут в мечети. А ведь справедливость судов является стержнем правового государства. Чем больше коррупции, взяточничества, тем больше народ ищет идейную альтернативу в исламе. Из курса истории известно, что в неспокойные времена со дна общества, как правило, поднимаются элементы, именуемые в просторечье отбросами, которые имеют возможность в полной мере реализоваться лишь в период смуты.

Экономические проблемы таджикского общества не оставляют альтернативных вариантов для выхода из положения и большинство малообеспеченных и обиженных граждан, для душевного умиротворения обращаются к неграмотным имамам и попадают под влияние различных религиозно-экстремистских и террористических организаций.

Согласно исследованию ОБСЕ, более половины таджикистанцев выступает за усиление роли ислама в общественной жизни страны. А около 7% готовы даже жить в теократическом государстве. Две трети жителей в ходе опроса назвали религию объединяющим фактором. По данным социологического опроса, проведенного Советом Улемов Таджикистана, около 90% его участников выразили свое лояльное отношение к вопросу об управлении страной халифом.

Сегодняшнее состояние таджикского общества можно определить усилением религиозного сознания. Оно, соответственно, ведет к активизации какой-то деятельности. Ведь религиозное сознание — это, прежде всего культовая и некультовая деятельность. Налицо пассивное состояние научного мировоззрения. Сейчас общество не противопоставляет ничего религиозному сознанию. Оно, наоборот, подпитывает его.

Николай Гриценко

Источник — ЦентрАзия

От Чингисхана до наших дней: монгольские табу, ограничения и неписаные законы

google

Предки монголов рассматривали рукопожатие не как знак привязанности и дружбы, а скорее как постыдное поведение, попытку сделать другого человека нечистым

О монгольском воспитании, приветствиях, табу и законе Их Засаг.
Сначала встречают и приветствуют старших или выдающихся людей. Рукопожатия как приветствие раньше не было, поскольку касание руки уважаемого человека традиционно считалось невежливым.
Предки монголов рассматривали рукопожатие не как знак привязанности и дружбы, а скорее как постыдное поведение, попытку сделать другого человека нечистым.
Для официального приветствия мужчина застегивает свою одежду, затягивает пояс, надевает малгай, вытягивает правую руку и кланяется три раза, коснувшись своего лба пальцами. Встретив уважаемых гостей в открытой степи, он поправляет свою одежду, кладет ладонь правой руки на сердце и кланяется.
Встречая пастуха и его стадо, можно сказать: «Сүрэг амгалан, суу шим арвин болтугай» («Пусть ваше стадо будет мирным, а молока будет много»).
Встретившись с путешественником, говорят: «Алтан шар зам тань өлзийтэй болтугай» («Пусть ваше путешествие и золотая дорога будут удачливыми и успешными»).
Приветствуя кого-то, кто занимается шитьем, монголы говорят: «Үйл уран үтэр түргэн бүтэх болтугай» («Пусть ваше рукоделие будет элегантным и выполняется быстро и легко»).
Монголы соблюдают принятые традиционные приветствия и в повседневной жизни, и во время официальных встреч.
Например, монголы во время Цагаан Сара соблюдают официальную церемонию приветствия. Эта церемония приветствия совершается раз в год и проходит с участием хадака (синего шелкового длинного узкого платка), она строго соблюдается как самая высокая и наиболее почитаемая форма приветствия; несоблюдение этой церемнии считается неуважительным.
Хадак — длинный узкий платок, дарится в Монголии в знак почтения, дружбы и благопожелания. Хадак бывает шелковый и бумажный, желтого, черного, белого или, чаще всего, синего цвета. Посредине бывает выткано изображение разных буддийских божеств, в особенности Аюши как покровителя долгоденствия. Хадаки бывают и короткие, не более одного аршина, с вытканными цветами.
Монголы во время Белого месяца, приветствуя друг друга, делают следующее: младший старшему (женщина мужчине, если они ровесники) протягивает обе руки ладонями вверх, старший кладет на них сверху свои руки ладонями вниз, младший поддерживает старшего под локти. В этом жесте — и уважение, и обещание, в случае необходимости, помощи и поддержки. Если старший человек хочет поцеловать младшего, последний должен склонить голову, подставляя для поцелуя лоб или щеку.
Также есть неписаные табу. Они поощряют уважение к образу жизни или занятиям других людей, уважение к отношениям, уважение к окружающей среде, небу, космическому пространству, солнцу, луне и планетам, хорошее поведение и сохранение традиций. Эти устные народные законы соблюдаются монголами на протяжении веков и до сих пор являются частью нормального домашнего образования и воспитания.
— Никогда не смотрите подозрительно на родителей, дедушку и бабушку, семью или пожилых людей.
— Никогда не бросайте мусор в природную воду (реки, озера) под страхом наказания за уничтожение источника жизни.
— Никогда не бейте лошадь, собаку или любое другое животное, это равноценно избиению близкого друга.
— Не выбрасывайте золу из печи, так как это может вызвать пожар, нести угрозу людей и животных и нанести вред окружающей среде.
— Не оставляйте в земле никакие отверстия — раны земли должны быть повторно засыпаны почвой или камнями. Оставленные в земле дыры могут повредить ноги животных.
— Позорно мочиться в сторону заката или восхода солнца. Таким образом соблюдается уважение к святости солнца, лучи которого освещают мир.
— Невежественно и негостеприимно не кормить гостя. Человек, который игнорирует монгольскую традицию гостеприимства, считается жадным и скупым.
— Никогда не будь несправедливым или бесчеловечным, высокомерным или грубым, не оскорбляй репутацию старейшин, предков или личности. Монголы ценят свою репутацию.
Одна монгольская пословица гласит: «Муу амьд явахаар сайн үх» («Лучше умереть с хорошей репутацией, чем жить с плохой»).
Согласно другой пословице, «Нэр хугарахаар яс хугарсан нь дээр» («Лучше сломать кость, чем испортить репутацию»).

Монгольские табу, ограничения и неписаные законы уходят своими корнями в Кодекс законов Чингис Хаана, который называется Их Засаг. Это учение Великого Хана было предназначено для формирования и сохранения благополучных семей и общества, для управления ими. Например, согласно этому учению, каждый человек должен прежде всего «биеэ засаад гэрээ зас, гэрээ засаад төрийг зас» — «сначала исправить себя, а затем привести в порядок свой дом и, в конце концов, свою нацию».
Смысл в том, что каждый должен расти достойно (быть образованным, справедливым, умным, энергичным и т. д.) и быть в состоянии позаботиться о своем собственном доме. Человек, который может управлять своими делами и хорошо воспитывать своих детей, сможет позаботиться и о государственных делах.

Монголы соблюдают также и некоторые астрологические табу. Например, они обязательно сверяются с лунным календарем, прежде чем начать путешествие, купить какие-либо товары, начать бизнес и даже подстричь волосы.

Майдар Сосорбарам,, 21 июня 18

Источник — asiarussia.ru

В Астане обсудили важные вопросы тюркского мира

www.aa.com.tr

На III Форуме гуманитарных наук «Великая степь» в Астане принято решение о создании Союза алтаистики, тюркологии и монголистики.

Форум провела Международная тюркская академия (TWESCO) в рамках проекта президента Казахстана Нурсултана Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» и празднований в связи с 20-летием объявления Астаны казахской столицей.

Как сказала в своем выступлении на форуме государственный секретарь Казахстана Гульшара Абдыкаликова, тюркоязычные государства, освободившиеся от тоталитаризма, придают особое значение духовному развитию.

«Мы видим, что развитие и модернизация духовных и культурных ценностей являются основой развития государства. Главная наша цель — развитие конкурентоспособности тюркских стран», — сказала Абдыкаликова.

Советник президента Кыргызстана Султан Раев отметил, что форум превратился в платформу для обсуждения важных вопросов тюркского мира.

Советник напомнил, что до сегодняшнего дня ученые тюркских стран работали разобщенно.

«Сейчас пришло время объединить их. Ведутся работы для научной интеграции», — сказал Раев.

Советник президента Турции Айгюн Аттар отметила, что Турция придает важное значение отношениям со странами на пространстве Евразии.

«В последнее время между Турцией, Россией и Ираном налажено тесное сотрудничество, государственные деятели заявляют об усилении в будущем стратегического сотрудничества с Китаем. Названные факторы дают нам возможность развивать сотрудничество с этой географией, которая является землей наших предков. Поэтому данный гуманитарный форум открывает новые возможности для стратегического сотрудничества тюркоязычных стран», — сказала Аттар.

В форуме приняли участие ученые и представители тюркоязычных стран, многих тюркологических организаций.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2-%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B5-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%B2%D0%B0%D0%B6%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%8B-%D1%82%D1%8E%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0-/1178045

О возрождении термина «Туркестан»

https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%AD%D0%A1%D0%91%D0%95/%D0%A2%D1%83%D1%80%D0%BA%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD

Пора уйти от конкуренции географических и политических терминов

Одной из проблем, которая осложняет изучение Казахстана и стран Средней Азии, являются споры — к какому историко-географическому понятию относятся данные страны? Основной спор тут идет между понятиями Центральная Азия и Средняя Азия.

Сам термин «Центральная Азия» был введен немецким географом Александром Гумбольдтом после путешествия по России и означал полосу между 39 градусами 30 минутами и 49 градусами 30 минутами северной широты (это примерно между Самаркандом и Карагандой), которая на западе ограничивается Каспийским морем, а вот на востоке ее граница Гумбольдтом не была определена. Чуть позже другой великий немецкий географ Фердинанд Рихтгофен, который занимался в основном изучением Китая, уточнил границы региона в тогдашнем понимании — по его мнению, Центральной Азией должен считаться бессточный регион между Тибетом и Хинганом, Алтаем и истоками Янцзы и Хуанхэ. Регион между Каспием и Алтаем Рихтгофен считал переходным от Центральной Азии к другим регионам.

Русские географы, геологи и биологи, которые исследовали Азию в XIX веке, подтвердили мнение Рихтгофена и четко отделили Центральную Азию от Казахстана и Средней Азии по климатическим особенностям, составу флоры и фауны, режиму рек и другим природным особенностям. Фактически одновременно с накоплением данных шла дифференциация и дробление региона — чем лучше мы знаем, тем больше особенностей замечаем. Также надо отметить, что если географически западная граница Азии проходит по Уралу (не говоря уже об Эмбе), а ее центр в Кызыле, то 12% нынешнего Казахстана находится в Европе и уж тем более не могут входить в Центральную Азию. То есть российская, а потом советская наука четко разделила эту область на 3 региона — Центральную Азию, Среднюю Азию и Казахстан. В принципе, тут есть связь и с населением — монголо-тюркский, тюрко-иранский и тюркский регионы отличаются друг от друга.

Надо еще отметить, что в составе СССР эта территория делились на 2 экономических района — Казахстанский, состоящий из Казахской ССР и Среднеазиатский, состоящий из Узбекской, Таджикской, Киргизской и Туркменской ССР. Соответственно у них была разная специализация, разные задачи, да и политическая жизнь тоже своя — что считалось нормальным в Ташкенте, то было неприемлемым в Алма-Ате.

ЮНЕСКО понимает Центральную Азию больше как культурно-историческую общность (что, впрочем, понятно, исходя из целей организации): как территорию Казахстана, стран Средней Азии, российские степные регионы восточнее Волги, Монголию, китайские СУАР и Тибет, север Индии и Пакистана, северо-восток Ирана, Афганистан. В принципе, учитывая этническое расселение, исторические и культурные связи, в этом тоже есть определенный резон, хотя самое большое сотрудничество наблюдалось в период средневековья примерно с XII по XVI века, а начиная с XVIII века связей все меньше.

Есть еще придуманная Фредериком Старром американская «Большая Центральная Азия», которая включает еще Афганистан. Политическая цель этого проста — чтобы наши страны стали спонсорами Афганистана, причем как в сфере безопасности, так и экономически. Причем у Старра нет понимания того простого факта, что Афганистан перестанет быть проблемой безопасности только когда в него перестанут вмешиваться иностранцы и его просто оставят в покое. Интересно, что сами США не стремятся интегрироваться со странами Латинской Америки, и даже со своим ведущим партнером Мексикой у них строгий визовый режим. Так что страны региона не делают, как американцы говорят, они просто подражают реальным политическим действиям США. Косвенно глупость и искусственность данной конструкции признали и сами США, когда организовали диалоговую площадку министров иностранных дел «5+1», где вели переговоры США, Казахстан и страны Средней Азии. Видимо, эта идея возродится, только если к власти в США снова вернутся демократы со своими мессианскими идеями.

То есть у нас сейчас есть большое количество наборов стран в регионе, которые поддерживается как научно, так и медийно разными странами и научными школами. Что тут делать?

Тут можно вспомнить о Туркестане — но не одноименном городе, а о названии региона. «Страна тюрков» отмечается в документах уже с VII века нашей эры, и это название, которое дали степям севернее и восточнее междуречья Амударьи и Сырдарьи (Мавераннахру) арабские и персидские географы. С расширением расселения тюркских племен росла и территория Туркестана. Фактически территория Туркестана — это территория бывшая территория Тюркского каганата.

В XVIII веке этот топоним появился у европейских географов и историков и заменил термины Великая и Малая Бухарии. В XIX веке он уже вовсю использовался в Российской империи, чтобы было отображено в официальном административно-территориальном делении в виде Туркестанского генерал-губернаторства. Было определенное деление — Западный или Русский Туркестан, включающий часть Казахстан и Среднюю Азию, и Восточный Туркестан, включающий в себя нынешний СУАР. Надо отметить, что даже в Таджикистане все равно велика доля тюркских народов — узбеков и киргизов, ну и везде есть мощный микс тюрко-иранской культуры с преобладанием первой.

Однако после революции 1917 года он понемногу вышел из употребления по разным причинам — не хотели ассоциаций с Российской империй, не хотели беспокоить китайцев, озабоченных уйгурами с их Восточным Туркестаном, беспокоились по поводу пантюркизма и т.д.

Тем не менее надо отметить, что сейчас топоним «Туркестан» вполне может заменить неоднозначно определяемый топоним «Центральная Азия» и довольно громоздкий топоним «Казахстан и Средняя Азия». Он имеет наиболее мощные исторические корни, достаточно четко идентифицирует территорию и довольно удобен в употреблении. В географии ничего не пропадает навсегда — от всего остаются следы и все может поменяться и вернуться, в том числе и географические названия.

Марат Шибутов

Источник — regnum.ru

Турция – четвертая в списке торговых партнеров Узбекистана

Турция в январе-мае 2018 года заняла четвертое место в списке основных торговых партнеров Узбекистана, сообщает узбекский Государственный статистический институт.

За указанный период внешнеторговый оборот Узбекистана в целом составил 14,7 миллиарда долларов. Узбекский экспорт в январе-мае находился на уровне 6,5 миллиарда долларов, импорт — 8,2 миллиарда, дефицит внешней торговли — 1,7 миллиарда долларов.

Крупнейшим торговым партнером Узбекистана за указанный период стала Россия, на долю которой пришлось 15,9 процента внешнеторгового оборота. Далее следуют Китай — 15,5 процента, Казахстан — 7,4 процента, Турция — 5,5 процента и Южная Корея — 4,6 процента.

В экспорте Узбекистана в январе-мае услуги заняли лидирующую позицию, в импорте — машины и оборудование.

Узбекский экспорт энергоносителей и нефтепродуктов вырос на 64,3 процента по сравнению с прошлым годом, а экспорт продовольственных товаров — на 60,9 процента.

Доля услуг в экспорте Узбекистана составила 29,8 процента, энергоносителей и нефтепродуктов — 14,5 процента, продовольствия – 6,4 процента, в то время как доля импорта машин и оборудования в общем импорте составила 33,7 процента, услуг — 24,2 процента и химической продукции — 11,5 процента.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D1%87%D0%B5%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B0%D1%8F-%D0%B2-%D1%81%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BA%D0%B5-%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D1%85-%D0%BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%BD%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%B2-%D1%83%D0%B7%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0-/1172309

К первым итогам саммита ШОС в Циндао

ФОТО : «Мир 24»

На саммите ШОС в Циндао принят главный итоговый документ — Циндаоская декларация Совета глав государств-членов ШОС. Сам по себе он «Америки не открывает», фиксируя общепризнанные мировые стандарты взаимоотношений, которые прописаны и в Хартии ШОС (2001 г.), и повторяются ежегодно, кочуя из года в год, из декларации в декларацию, которым присваиваются названия городов, где они проходили — Астанинская, Ташкентская, Уфимская и так далее. Но имеется ряд нюансов, которые выплывают при сравнительном анализе текущей декларации с предыдущими.

Вот этим и займемся. В глубокие «дебри» не полезем, ограничимся параллелями с Астаной-2017 и Ташкентом-2016. Ведь именно в период между Душанбинским (2015 г.) и Ташкентским (2016 г.) саммитами ШОС произошло окончательное изменение международной обстановки, которая приобрела современные черты, что очевидным образом связано с вступлением России в военную операцию в Сирии.

Первая отличительная особенность Циндаоской декларации — взятая «с места в карьер» констатация «крупных перемен и серьезной перенастройки» мира, которая протекает в условиях «нестабильности и неопределенности» в экономике, резкого роста протекционизма, «рисков, связанных с обострением конфликтов в ряде регионов» и «угроз терроризма». «Противодействие этим глобальным вызовам требует срочной выработки коллективных и эффективных подходов мирового сообщества», — буквально вопиет документ, принятый в Циндао.

Ничего подобного в предыдущих декларациях не было: и не в третьем абзаце, и даже не преамбуле поднимался этот вопрос, и достаточно мягко, без слов «резкий», «срочный» и так далее. А вот апелляция к ООН как «универсальной» международной организации и гаранту глобальной стабильности, напротив, в Циндао из «верхов» текста ушла если не в подвал, то на вторые позиции. Смена приоритетов? Да, хотя и по умолчанию, которая ни в коем случае не выставляется напоказ. Но — смена! И как говорится, не от хорошей жизни — обстановка в мире заставляет.

Итак, первый вывод по Циндаоской декларации. При всех многословных рассуждениях о «многополярном мире» и «экономической глобализации» в ШОС все меньше доверяют этим тенденциям, понимая, что они постепенно обращаются вспять как упомянутым протекционизмом, прежде всего американским, так и ростом военно-политической нестабильности. Обратим внимание: документы ШОС всегда предельно и по-китайски подчеркнуто обходительны и политкорректны. Комар носа не подточит! Ни одного лишнего слова, в первую очередь такого как «военный», ни по отношению к характеристике геополитической обстановки, ни применительно к формам сотрудничества.

Но это не должно обманывать. Во-первых, во всех документах ШОС, начиная с шанхайской Хартии 2001 года, неизменно подчеркивается особая ответственность за безопасность и стабильность в сфере интересов организации, а это, без преувеличения, вся Евразия.

Во-вторых, с приемом в 2017 году в ШОС Индии и Пакистана сфера безопасности приобрела еще одно важное измерение, на которое весьма прозрачно намекнул, отвечая на вопросы, Владимир Путин. Между соседями всегда случаются противоречия и для их разрешения, чтобы не доводить до кризисного урегулирования, существуют международные площадки. Это к тому, что многие удивлялись, как это уживутся в ШОС Индия и Китай?

Так вот не просто уживутся, а спокойнее будет и той, и другой стороне. Ибо геополитическое проектирование США и Запада, которое сводится к созданию России и Китаю проблем в их уязвимом среднеазиатском «подбрюшье» и к использованию для этого Индии, как предполагала «доктрина Макмастера» в Афганистане, с этого момента сталкивается с большими проблемами.

Не это ли хорошо понимает Дональд Трамп, который усиленно разводит между собой столпы ШОС — Россию и Китай. Сначала «реверансы» Пекину с его откровенной антироссийской «подставкой» с запуском американских ракет по Сирии в апреле прошлого года в присутствии китайского лидера, которому под сладкий торт рассыпался в комплиментах. А теперь — продолжение «торговой войны» с Китаем и при этом «россыпь» миролюбивых инициатив на российском направлении.

И в «восьмерку» обратно-де — нет проблем (хотя нам в ней без Китая делать нечего), и «давай встречаться, друг Владимир», и всякое иное прочее. Кроме отмены санкций. «Бойтесь данайцев, дары приносящих!». Принимаем к сведению. И понимаем, что шаг в сторону друг от друга Москвы или Пекина — и увидим, что сразу же начнет происходить. «Товарищ волк знает, кого кушает». И если он заюлил, «видя, что здесь не перед стадом, и что приходит, наконец, ему ответить за овец», то явно не от доброты душевной…

Среднеазиатская тема в Циндао (в документе — центральноазиатская, но не люблю я этот двусмысленный «международный» термин), по сравнению с предыдущими декларациями, и сама по себе развита и продвинута достаточно сильно. Если раньше только по касательной задевали этот вопрос, и то в контексте недопустимости появления в этом регионе ядерного оружия, то сейчас — полноценная поддержка среднеазиатской интеграции, которая, как теперь становится ясно, — суть предмет договоренности между Москвой и Пекином.

Поэтому страны ШОС, «поддерживая усилия стран Центрально-Азиатского региона по активизации сотрудничества в политической, экономической, культурно-гуманитарной и других сферах, приветствуют итоги первой консультативной встречи глав государств Центральной Азии (г. Астана, 15 марта 2018 года)».

Помните, сколько было «непоняток» после той встречи? «Чего это они собираются без России?» — самый безобидный вопрос был. Оказывается, просто американцев на тот форум, как «на живца», ловили. И, похоже, поймали, закрыв для них регион: единственное, на что сподобились в последнее время США, и то «благодаря» непрерывно виляющему Нурсултану Назарбаеву, это пункт базирования на Каспии, в зоне, пограничной между среднеазиатским и закавказским ТВД.

Еще один нюанс. Региональная антитеррористическая структура ШОС, круг задач которой не меняется из года в год, в Циндао получила их конкретизацию в виде китайской формулировки «трех сил зла» — терроризма, сепаратизма и экстремизма. Причина, как представляется, не в относительном росте влияния КНР по отношению к другим членам ШОС, а в том, что по мере обострения ситуации в соседнем Афганистане с этими тенденциями все более сталкиваются среднеазиатские республики.

Нынешняя террористическая вакханалия, когда по всему Афганистану гремят взрывы, уносящие жизни десятков и сотен людей, которые «упаковываются» в так называемое «весеннее наступление Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), — тоже продукт упомянутой «доктрины Макмастера», которого в окружении американского президента уже нет, но «дело его живет». Так что упоминание «трех сил зла» — это, во-первых, ответ ШОС на этот вызов, и вряд ли случайно с саммитом в Циндао совпало согласие талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) на перемирие.

А во-вторых, вот оно, значение организации для безопасности региона, подпись под пекинской формулировкой «трех сил зла» индийского премьера Нарендра Моди в свете ситуации в Афганистане и судьбы «доктрины Макмастера», в которой не скрывалась ставка на Индию как противовес китайско-пакистанскому влиянию в Афганистане, очень дорогого стоит — США остаются в регионе без союзников. Если так, то поделом!

И не случайно участники саммита в итоговом документе высказали приветствие Международной конференции высокого уровня по Афганистану «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие» (г. Ташкент, 27 марта 2018 года), охарактеризовав ее «важным позитивным вкладом в процесс восстановления мира и стабильности в этой стране». Напомним, что она созывалась по инициативе президента Узбекистана Шавката Мирзиеева в рамках ряда инициатив ООН по укреплению связей Средней Азии и Афганистана.

Упомянуты в декларации и две другие «горячие» точки, затрагивающие жизненно важные интересы КНР и России, — ситуация на Корейском полуострове и на Украине. В первом случае приветствуются контакты между КНДР и США, во втором заявляется о безальтернативности Минских соглашений. То есть воспроизведен тезис Владимира Путина, высказанный им во время «Прямой линии» 7 июня и получивший таким образом международную легитимацию.

И едва ли не самая главная, с точки зрения исторической перспективы, инновация Циндао по сравнению с Астаной, Ташкентом, Уфой и так далее — заявка на формирование идеологической альтернативы ШОС в молодежной политике. Под убаюкивающий рефрен «общечеловеческой» терминологии впервые в итоговой декларации прозвучало предложение, которое грех не воспроизвести текстуально. «Государства-члены отметили важность объединения усилий международного сообщества в вопросах противодействия попыткам вовлечения молодежи в деятельность террористических, сепаратистских и экстремистских группировок. В этой связи они приняли Совместное обращение к молодежи, в котором подчеркнули намерение наладить комплексную работу в ШОС по просвещению, а также духовному и нравственному воспитанию молодого поколения».

И если первая часть этой цитаты ничего нового не сообщает, то вот о «духовном и нравственном воспитании молодежи» сказано впервые. Нужно ли говорить, что эта формулировка отсылает нас прямиком к традиции, которая у каждого из участников ШОС, конечно же, своя, особенно духовная. Но роднит их то, что эти традиции — антизападные, не приемлющие доведенного до постмодеринстского абсурда постхристианского культа чистогана, куда Запад был ввергнут капитализмом, на котором пока еще держится его шатающееся лидерство.

Если именно в этом контексте говорится об упомянутой в преамбуле формуле «единой судьбы человечества», которая до этого в первый и единственный раз встретилась в итоговом документе прошлогоднего саммита в Астане, то это действительно важная тема для обсуждения. Только России к нему следует очень качественно подготовиться. И не при помощи либеральных и/или записных «православных» экспертов, ибо зоологический антикоммунизм тех и других продвижению к общим идеям не только не способствует, но и порождает сомнения в адекватности его исповедующих.

Экономический блок декларации практически перенесен из предыдущих, за исключением двух нюансов — более подробной расшифровки угроз, связанных с протекционизмом, что понятно в свете нынешнего поведения США, а также формирования разветвленной банковской инфраструктуры ШОС. Примечательно, что в списке перечислены ее субъекты: Межбанковское объединение ШОС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (AIIB), Новый банк развития, Фонд шелкового пути, Китайско-евразийский фонд экономического сотрудничества.

Указано на «поиск общих подходов» к вопросу создания Банка развития ШОС и Фонда развития (Специального счета) ШОС. Ни слова нет об интеграции AIIB с Азиатским банком развития (ADB), к чему призывают некоторые глобалистские структуры Запада. Дань ли это единству ШОС, или КНР, имеющая в структуре акционерного капитала AIIB блокирующий пакет в 26%, видит этот вопрос в более широкой перспективе, увидим. Но имеем в виду, что это во многом «лакмусовая бумажка» как внутренней ситуации в ШОС, так и особенностей двустороннего российско-китайского взаимодействия.

Высказана поддержка ШОС не только китайской инициативе «Одного пояса, одного пути», но и ее сопряжению с ЕАЭС. Это впервые. В Астане год назад говорилось только о «Поясе и пути», в Ташкентской декларации присутствовала формулировка «Экономического пояса шелкового пути». Это хронологическая иллюстрация эволюции как самого проекта, так и интеграции его с ШОС, что представляется исключительно важным. Прежде всего, с точки зрения интересов национальной и региональной безопасности.

И последнее в нашем анализе, на что следует обратить пристальное внимание.

Своеобразным потенциальным «камнем преткновения», в том числе и для ШОС, служил вопрос о реформировании Совета Безопасности ООН. Дилемма заключается в том, что Россия и Китай, являясь постоянными его членами с правом вето, объективно не заинтересованы в расширении этого руководящего органа, которое, во-первых, пройдет по региональном признаку — по региональным группам ООН, что повлечет за собой отход от принципов создания ООН как организации держав-победительниц во Второй мировой войне.

Во-вторых, Совбез ООН — «не резиновый», и его расширение, которого особенно настойчиво добивается ряд стран, в числе которых находится Индия, неизбежно будет способствовать размыванию ведущей роли Российской Федерации и КНР с точки зрения международного статуса стран-участниц. Именно поэтому на всех предыдущих саммитах ШОС, включая Астану и Ташкент, в итоговый документ неизменно включалась солидарная российско-китайская формулировка. Она включала тезисы об «укреплении главенствующей роли Совета Безопасности ООН» при условиях «широких консультаций в рамках поиска «пакетного решения» по вопросам его реформирования» и «без установления искусственных временных рамок и форсирования вариантов».

В Циндао, с учетом вхождения в ШОС Индии, от этой формулировки впервые отказались. В документе фигурирует следующий, весьма компромиссный, однако содержательно выхолощенный вариант: государства-члены ШОС «выступают за упрочение ключевой роли Совета Безопасности ООН как главного органа, несущего в соответствии с Уставом ООН основную ответственность за сохранение международного мира и поддержание безопасности». И отмечают «намерения Кыргызской Республики и Республики Таджикистан выдвинуть свои кандидатуры в непостоянные члены Совета Безопасности ООН».

О реформировании ни слова! Яркая иллюстрация к тому, что любое «пространство согласия» при расширении неизбежно размывается и начинает терять в устойчивости. И вопрос становится уже не в отстаивании принципиальных интересов, а в поиске баланса между крайностями. От императивов приходится отказываться или, не афишируя их, выводить в поле двустороннего международно-политического взаимодействия.

Ну и в целом. ШОС остается важным инструментом поддержания статус-кво на громадных просторах Евразии, а в условиях реализации инициативы «Пояса и пути» еще и инструментом вовлечения России в проект, изоляция от которого грозит нам серьезными проблемами уже геополитического и военно-политического характера.

По мере расширения экономической многосторонности, а тем более в процессе строительства Большого Евроазиатского партнерства, особенно с участием стран АСЕАН, инициативу которого в свое время выдвинул Владимир Путин, ШОС неизбежно окажется перед выбором между двумя вариантами. Первый — размывание, с перспективой растворения ШОС в вопросах и на уровне экономического взаимодействия; второй — всемерное укрепление в организации российско-китайской «оси». Или стержня. Сказать что-либо более определенное сейчас представляется не то чтобы затруднительным, но скорее гаданием «на кофейной гуще».

По большому счету, это выбор между превращением в часть архитектоники глобального капитализма или, точнее, его ультраимпериалистической (по Карлу Каутскому) мутации, и некапиталистической и неимпериалистической глобальной альтернативы. Увидим.

Владимир Павленко

Источник — REGNUM