В Стамбуле в 2018 году пройдет Фестиваль тюркской музыки

Фестиваль пройдет при сотрудничестве с Министерством культуры и туризма Турции, муниципалитетом Стамбула и телеканалом TRT.

XXV Фестиваль традиционной музыки тюркских народов пройдет в Стамбуле с 15 апреля по 15 мая 2018 года.

Организатором фестиваля выступит Стамбульский совет солидарности ассоциаций и фондов тюркской музыки (MÜZDAK).

Фестиваль пройдет при сотрудничестве с Министерством культуры и туризма Турции, муниципалитетом Стамбула и телеканалом TRT.

В рамках фестиваля 9-11 мая 2018 года в Государственной консерватории тюркской музыки будет организован международный симпозиум на тему: «Стратегические подходы в музыке».

В рамках мероприятия также пройдут 12 форумов на темы: «Влияние культурной политики на развитие музыки», «Подходы к музыкальному образованию», «Структурирование музыкальных учреждений в университетской системе», «Занятость выпускников музыкальных учреждений», «Исследование музыкальных систем».

http://aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2-%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BC%D0%B1%D1%83%D0%BB%D0%B5-%D0%B2-2018-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B9%D0%B4%D0%B5%D1%82-%D1%84%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D1%8C-%D1%82%D1%8E%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%BC%D1%83%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B8-/967197

В современном мире феномен экстремизма и терроризма создает серьезную угрозу для развития человечества

В газете «Джумхурият» за № 2324 (23305) от 31 октября 2017 года опубликовано интервью с заместителем Генерального Прокурора Республики Таджикистан, Главным военным прокурором, генерал-майором юстиции Республики Таджикистан Р. Мирзозода, текст которого приводится ниже.

В современном мире феномен экстремизма и терроризма создает серьезную угрозу для развития человечества. Усилия политизации религии в геополитических играх для сверхдержав являются критериями, на основании которых конфликтующие стороны направляются с целью противостояния в разных регионах планеты. Эти и другие актуальные вопросы стали предметом нашей беседы с Заместителем Генерального Прокурора Республики Таджикистан, Главным военным прокурором, генерал-майором юстиции Республики Таджикистан Р. Мирзозода. Прежде всего, мы выражаем нашу благодарность за интервью, хотелось бы начать нашу беседу следующим вопросом:

В сентябре этого года в еженедельнике «Таджикистан» было опубликовано интервью Ш. Хамдампура с судьёй Верховного Суда Республики Таджикистан Ш. Азизовым, принявшим решение о признании Партии Исламского Возрождения Таджикистана (ПИВТ) экстремистско-террористической организацией, под заголовком «До переворота оставалось три дня». Нам бы хотелось узнать Ваше мнение как Заместителя Генерального прокурора Республики Таджикистан и Главного военного прокурора.

— Благодарю вас. Я согласен с доводами судьи Верховного суда Ш. О. Азизова, поскольку в этом интервью речь идет о нормативно-правовых решениях. Иными словами, юридические аспекты дела, учитывая решения судебной власти страны, занимают первое место. Следует отметить, что 22 сентября 2015 года в Верховный суд Республики Таджикистан Генеральный Прокурор Республики Таджикистан предъявил иск с предложением признания Партии Исламского Возрождения Таджикистана, как исламской экстремистско-террористической организации, прекращения и ликвидации ее деятельности на территории Республики Таджикистан. Иск Генерального Прокурора был обоснован анализом материалов уголовных дел особо тяжких преступлений, совершенных руководящим составом и членами ПИВТ за последние годы, расследованных органами Прокуратуры, Комитета национальной безопасности и Министерства внутренних дел. 29 сентября 2015 года Постановлением Верховного Суда Республики Таджикистан иск Генеральной прокуратуры был удовлетворен, деятельность ПИВТ была официально запрещена на территории Таджикистана и признана экстремистско-террористической организацией.

Как вы оцениваете правовые аспекты деятельности политических и религиозных организаций, и на основании каких юридических фактов ПИВТ признана террористической партией?

— В соответствии со статьей 8 Конституции Республики Таджикистан, создание и деятельность общественных объединений и политических партий, пропагандирующих расовую, национальную, социальную и религиозную вражду или призывающих к насильственному свержению конституционного строя и организации вооруженных групп, запрещены.

В период 2010-2015 гг. зарегистрировано более чем 40 тяжелых и особо тяжких преступлений, совершенных членами ПИВТ, многие преступления которых носят экстремистско-террористический характер, включая подстрекательство к религиозной ненависти, участие в преступных и экстремистских объединениях, общественные призывы к насильственному изменению конституционного строя Республики Таджикистан.

Связь членов ПИВТ с убийством десятков ни в чем не повинных граждан была доказана в процессе расследования уголовных дел. В частности, было доказано, что лидер ПИВТ в Раштском районе Хусниддин Давлатов являлся членом террористической организации «Ансоруллах» под руководством Абдулло Рахимова (прозвище «Мулло Абдулло») и Аловиддина Давлатова (псевдоним «Али Бедаки»), который в 2010 году в Раштской долине совершил террористические акты по отношению к 25 военнослужащим Министерства обороны Республики Таджикистан. Расследование уголовных дел и проведение проверок правоохранительных органов выявили процесс вступления ПИВТ в ряды международной террористической организации «Исламское государство», деятельность которой запрещена на территории республики Постановлением Верховного Суда Республики Таджикистан от 14 апреля 2015 года. Таким образом, при проведении проверок жилья лидеров и активистов ПИВТ были обнаружены и конфискованы видеокассеты, содержащие записи убийств, взрывов и других зверских актов террористов, членов «Исламского государства».

— Какие факты выявили расследования по уголовной деятельности председателя партии М. Кабири и генерала А. Назарзода, которые обвиняются в причастности к заговору для совершения государственного переворота?

— Выявленные в ходе предварительного расследования уголовного дела неоспоримые доказательства, такие, как показания свидетелей, пострадавших, подсудимых, видеоматериалы, материальные факты (материалы, планы, листовки, кассеты, оружие и боеприпасы и т. д.) при обыске офисов и жилья руководителей и активистов ПИВТ М. Кабири, доказали, что лидер ПИВТ М. Кабири вместе с бывшим заместителем министра обороны Таджикистана А. Назарзода преднамеренно с целью насильственного свержения конституционного строя Республики Таджикистан создали более 20 преступных группировок, каждая из которых состояла из 30 членов. Этими группировками руководили некоторые бывшие члены ОТО (Организации таджикской оппозиции) и силы из окружения А. Назарзода.

С целью материальной поддержки членов организации, через так называемые благотворительные организации зарубежными странами предоставлялась финансовая помощь от 500 до 600 сомони. Для реализации своих преступных деяний по заранее намеченному плану были подготовлены специальные группировки для  нанесения повреждения телефонной связи и захвата важных и государственных сооружений, таких, как Дворец нации, здание Исполнительного аппарата Президента Республики Таджикистан, Международного аэропорта города Душанбе, административных зданий Комитета национальной безопасности, Министерств   внутренних дел и обороны, Комитета радио и телевидения, Главного управления МВД города Душанбе, отделов внутренних дел районов Фирдавси, Сино, Шохмансур, И. Сомони города Душанбе и города Вахдат.

Другим  фактом,  подтверждающим причастность М. Кабири и его сообщников к совершению этих преступлений, является непосредственное  участие  указанного  в  спонсировании попытки  госпереворота. Так, 2 сентября 2015  года  по  поручению М. Кабири  его сын Рухулло  вместе  с  водителем  Х. Т. Сайфовым поехали в дом А. Назарзода и вручили ему  наличные деньги  в  размере 1 миллиона 200  тысяч  долларов.

В ночь с 3 по 4 сентября 2015  года  более 150 членов преступного  союза  по  поручению  и  под непосредственным руководством А. Назарзода собрались на принадлежавшем А. Назарзода хлебозаводе,  расположенном  по адресу: г. Душанбе, ул. А. Дониша,  и  незаконно  вооружились автоматами, гранатомётами  и  другим  военным снаряжением.

Затем именно по  поручению М. Кабири А. Назарзода,  злоупотребляя   служебным  положением заместителя  Министра обороны, вместе с  сослуживцами,  разоружив  дежурного КПП Министерства обороны, в/ч № 17651 и № 08050,  незаконно проникли  в  административное здание Министерства обороны  и  указанные  части. Вывезли оттуда  большое  количество  огнестрельного  оружия, обмундирования и военного снаряжения   для  вооружения членов  преступного  союза.

В  ту  же  ночь  с  применением  огнестрельного оружия напали  на работников правоохранительных  органов  на  территории  г. Душанбе, района Рудаки  и г. Вахдат,  находившихся  при  исполнении  служебных  обязанностей. В результате  10  служащих  правоохранительных  органов  были  убиты, а  7  человек  с телесными ранениями  госпитализированы.

 

Из  вышеуказанных  Вами  фактов  можно  сделать  вывод, что М. Кабири  посредством  А. Назарзода  руководил  и  контролировал  преступной сетью. Так ли это?

— Да. С августа  2006 года М. Кабири  руководил  ПИВТ  и,  грубо  нарушив условия   общего Соглашения  об  установлении  мира  и  национального  согласия   от  27  июня  1997  года,  вместе  с  единомышленниками  с использованием  методов  религиозной  пропаганды морально  готовил народ   к  насильственному  изменению  конституционного  строя  в  стране.

— Под какие  статьи Уголовного  кодекса подпадают преступные  действия М. Кабири, А. Назарзода и  их  сообщников?

— На  основании  достоверных  фактов  полностью  доказано,  что  руководители  и активисты  ПИВТ, несомненно, были причастны  к  государственному  перевороту. В  этой  связи приговором судебной Коллегии  по уголовным  делам Верховного Суда Республики  Таджикистан  от  2  июня  2016  года  14 членов руководящего  состава  ПИВТ  обвинены и осуждены в  совершении  преступлений  по общественному  призыву к насильственному  изменению конституционного  строя  Республики  Таджикистан,  вооруженному  восстанию,  терроризму и  его  спонсированию.  Сам  М. Кабири  через Интерпол  объявлен  в  международный  розыск.

— Если  совершенные  руководителями  и активистами экстремистско-террористической организацией  ПИВТ  действия  подпадают  под  эти  статьи   уголовного  Кодекса  РТ  и  признаются  преступлением,  то  почему   некоторые  зарубежные  государства,  особенно  европейские,   не  принимают  их  во  внимание?  Разве  эти  действия  не  считаются  у  них  преступлением?

— Необходимо отметить, что Республика  Таджикистан как полноправный член  мирового сообщества, подписавшая международные правовые акты, прозрачно, в соответствии с требованиями законодательства и нормами международного права, рассмотрела и обсудила деятельность ПИВТ.

Террористическая деятельность экстремистско-террористической организации ПИВТ оценивается и квалифицируется как преступление в соответствии с требованиями статьи 129 (организация преступного сообщества) уголовного Кодекса  ФРГ, статей 149 (разжигание масс на вооруженное восстание  против власти), 313 (организация преступного сообщества) УК  Турции, статей 127 (насильственное свержение конституционного  строя), 128 (насильственное свержение конституционного органа), 140 (покушение на ослабление  военной мощи) УК Польши, статей 242 (измена  родине), 249 (попытка насильственного  смещения с поста Президента), 278 (организация преступного сообщества) УК Австрии, статей 104 (покушение на  уничтожение и изменение способа управления), 113 (вооруженное  восстание), 124 (покушение на разжигание гражданской войны) УК  Бельгии, а также Конвенции Европейского Совета «О предотвращении терроризма» от 16 мая 2005 года, Декларации «О принятии мер по  искоренению  международного терроризма», принятой Резолюцией Генассамблеи ООН от 9 декабря 1994 года.

Террорист считается террористом, где бы он ни совершал преступление. Лица, совершившие  преступления  террористического  характера в любом государстве,  должны  привлекаться к ответственности в соответствии с законодательством  того  государства.

Поэтому в 2016 году ПИВТ включена в Реестр террористических организаций ШОС и ОДКБ.

— Если это так, то почему руководители экстремистско-террористической организации ПИВТ свободно перемещаются в Иране и других зарубежных государствах?

— К сожалению, некоторые государства, руководствуясь своими геополитическими интересами, используют двойные стандарты. Они под прикрытием международных организаций по защите прав и свобод граждан, которые  имеют единственную  цель – защиту интересов государства-учредителя, предоставляют публичные трибуны в распоряжение таких террористов, как М. Кабири и его прихвостней и спонсируют их. Однако эти  группы никогда  не  достигнут  своих  грязных  целей, т. к. народ  осознал реальную истину и понял, что если ПИВТ пришла бы к власти, то какие несчастья и беды обрушились бы на наш народ и любимую родину.

— Спасибо за  хорошую и  профессиональную  беседу.

Турция откроет в Узбекистане два исследовательских института по вопросам религии

Комиссия Совета Высшего Образования Турции (СВО) под руководством профессора доктора Йекты Сарача начала работу по созданию в Узбекистане Международного научно-исследовательского центра имени Имама Бухари и Центра исламских исследований имени Имама Матуриди, сообщает Анадолу. О необходимости открыть такие институты, где изучались бы вопросы религии, договорились президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев во время визита узбекского лидера в Анкару.

Как передает государственное агентство Турции «Анадолу», Глава Совета Высшего Образования республики Йекта Сарач уже начал прорабатывать вопросы организации и создания инфраструктуры для будущих институтов. Чиновник вместе с делегацией от СВО в этом месяце посетит Узбекистан для более детального изучения вопроса.

Международный центр научных исследований имени Имама Бухари будет базироваться в Самарканде, в то время как Центр исламских исследований имени Имама Матуриди откроют в Ташкенте.

Напомним, во время совместной пресс-конференции лидеров Турции и Узбекистана в Анкаре Эрдоган заявил, что обе стороны пришли к решению о необходимости расширять сотрудничество во всем, что касается развития тюркско-исламской цивилизации. «Мы передали указания и инструкции по расширению совместной работы с Узбекистаном всем нашим министерствами и институтам. В свою очередь, я искренне рад тому, что Узбекистан солидарен с нами в этом вопросе. Даст Бог, создание Института Имама Бухари и Института Имама Матуриди сделает наш союз еще более крепким», — заметил турецкий президент.

Напомним, что визит Мирзиеева в Турцию состоялся 25-26 октября.

01.11.2017

Источник — fergananews.com

Ислам и государства Центральной Азии: Риторика и практика отношений

В последние два десятилетия ислам стал одним из ключевых факторов влияния на общественно-политическую ситуацию в странах Центральной Азии, которые еще в недавнем прошлом были атеистическими советскими республиками. Как рассматривать процессы исламизации, происходящие в этих республиках: возвращение к истокам, серьезная угроза, выбор обществ, инструмент мобилизации для государств или же иллюзия? Ответы на эти вопросы попытались найти эксперты из четырех стран Центральной Азии — Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана — в своем исследовании на тему «Центральная Азия: пространство «шелковой демократии». Ислам и государство». Аналитическая работа была проведена региональной экспертной платформой Central Asia Policy Group (CAPG) в рамках проекта, инициированного немецким Фондом имени Фридриха Эберта.

Политические и религиозные институты

Первый раздел исследования содержит обзор законодательства и институтов, регулирующих религию, а также и статистику в виде инфографики, позволяющей наглядно сравнить ситуацию в 4-х странах Центральной Азии. Так, религиозную сферу в Казахстане регулирует министерство, в Кыргызстане — комиссия, в Узбекистане и Таджикистане — комитет по делам религии. Главными негосударственными институтами в этой сфере являются в Таджикистане Исламский центр — Совет улемов, в остальных странах региона — Духовное управление мусульман.

Показательны данные по количеству мечетей и имамов. Так, в Казахстане в 2016 году насчитывалось 2516 мечетей (в 1991 году — 68), в Кыргызстане — 2669 мечетей ( в 2009 году — 1973), в Таджикистане — 3930, в Узбекистане — 2065 мусульманских организаций. Больше всего имамов на душу населения в Таджикистане — 1 имам на 2210 человек (всего 3914 имамов), меньше всего в Узбекистане — 1 имам на 7824 человек (всего 4100 имамов). В Казахстане один имам приходится на 4915 человек (3611 имамов по стране), в Киргизии — на 2407 человек (2500 имамов).

Количество мечетей в странах Центральной Азии

Ситуация с религиозным образованием в странах региона разнится. Так, в Кыргызстане зарегистрированы 112 исламских учебных заведений, в том числе один исламский университет, 9 исламских институтов, 102 медресе (из них 88 действующих). В пересчете на душу населения получается одно учебное заведение на 68,4 тысячи человек. В Казахстане действуют 13 учебных заведений — один университет, один институт повышения квалификации, 9 медресе и 2 центра подготовки чтецов Корана (одно учреждение на 1,36 млн человек). В Узбекистане насчитывается 11 учебных заведений — 2 исламских института и 9 медресе (одно заведение на 3,21 млн человек). Меньше всего религиозных образовательных учреждений в Таджикистане, где функционирует только один государственный исламский институт на все население страны — 8,65 млн человек.

Исламские образовательные учреждения в странах региона

Во всех республиках региона в настоящее время официально запрещены религиозные партии. Только в Таджикистане до сентября 2015 года действовала Партия исламского возрождения (ПИВТ), которая была обвинена в организации попытки вооруженного мятежа и объявлена террористической.

Далее авторы исследования анализируют динамику трансформирмации политик каждой из четырех стран в отношении ислама за весь период независимости (до 2016 года). Приведем краткий обзор страновых разделов работы.

Узбекистан: Исламский ренессанс и внутренняя дилемма безопасности

В первые годы независимости в Узбекистане наблюдалась определенная либерализация в сфере религии. Возрождение религии сопровождалось легализацией и выходом из тени существовавших мечетей. Благодаря этому в стране число мечетей резко выросло — с трехсот в 1989 году до 6 тысяч в 1993 году. Но в последующие годы тысячи мечетей, которые функционировали в начале 1990-х, не прошли официальной перерегистрации и были закрыты.

Вызовы исламского экстремизма, которые Узбекистан испытал в 1990-е годы (появление ИДУ и других экстремистских групп в Ферганской области; теракты в Ташкенте в феврале 1999 года и другие факты), процесс политизации и радикализации ислама способствовали ужесточению государственного контроля над религиозной жизнью в стране.

В республике запретили создание религиозными организациями негосударственных учебных заведений, а также преподавание религии в частном порядке. Власти негласно ограничивают посещение молодыми людьми пятничных молитв в мечетях, задерживая студентов после занятий. Женщинам и девушкам не разрешается носить в вузах религиозную одежду.

В то же время государство и политическая элита используют исламскую риторику. Примерами тому являются публичное осуждение западной поп-культуры, роскошных свадеб, мини-юбок девушек, вплоть до лишения лицензии на концертную деятельность некоторых артисток за откровенный вид и поведение на сцене. Все это обосновывается ссылками на национальные традиции и исламские ценности.

Как отмечают авторы исследования, отличительной чертой нынешней политической элиты Узбекистана является упрощенное представление о том, что модернизация неизбежно приводит к уменьшению влияния религии и в обществе, и в умах людей. При Исламе Каримове религии отводилась преимущественно роль хранителя культуры. Однако политика активного снижения роли религии в жизни людей проводилась в то время, когда в обществе шел обратный процесс — усиления значения ислама.

В честь первого президента Ислама Каримова в октябре 2016 года в столице Узбекистана состоялось открытие мечети «Ислом ота»

В настоящее время в стране формируется новая общественная атмосфера, в том числе и в отношении религии. Инспектируя регионы страны, новый президент каждый раз непременно посещает исторические святые места, объекты культа и общается с духовенством. Выступая перед участниками съезда имамов в Ташкенте 15 июня 2017 года, Шавкат Мирзиеев подчеркнул необходимость более гибкой политики в сфере религии. Он призвал пересмотреть «списки неблагонадежных» в сторону сокращения. В постсоветской истории отношений между властью и религией, очевидно, открывается новая страница.

Ислам в Казахстане: Между общностью и размежеванием

Традиционно ислам не был определяющим феноменом в жизни этнических казахов, хотя является немаловажной составной частью идентичности. Как отмечают исламоведы, доля тех, кто исполняет все ритуалы и соблюдает нормы ислама в своей жизни, на протяжении последних десятилетий составляет 7-11 процентов от общего числа мусульман в Казахстане. Эти показатели уровня религиозности значительно отличают казахстанцев от их соседей в Центральной Азии, исторически более религиозно ориентированных. В целом делается вывод, что ислам в Казахстане как политический фактор маргинален.

В 1990-х годах исламский фактор во внутренней политике не играл сколько-нибудь заметной роли, вместе с тем закономерно, что социальная роль религии за это время возросла. С конца 1990-х годов власти страны узрели в религиозной активности и появлении неформальных религиозных общин и лидеров вызов. При этом эволюция отношения государства к этому вопросу от настороженности до активного противодействия была стремительной. Речь идет не только о так называемых нетрадиционных течениях и группах в исламе, таких как «Таблиг-и-Джамаат», «Хизб-ут-Тахрир», салафитах, но и о группах, придерживающихся суфизма, распространение которого в традиционной казахской среде имеет сравнительно давние исторические корни. Начиная с 2011 года, в Казахстане перманентно идут дебаты о запрете салафизма, которые усиливаются на фоне терактов.

Возникает риск того, что в ответ на вызов радикалов государство будет противопоставлять также крайние меры — непропорциональное усиление административного контроля и силового давления. По официальным данным на 2016 год, более 400 человек находились в местах заключения за участие в террористической и экстремистской деятельности. В этом контексте вполне оправданными звучат предостережения религиоведов, что «гармония светско-исламских отношений в Казахстане может быть нарушена как в результате провокаций со стороны религиозных радикалов, так и в результате непродуманных действий со стороны отдельных представителей госорганов».

Власти стремятся сохранить контроль над религиозной сферой через укрепление ДУМ Казахстана. Дискуссия об атрибутах исламской одежды периодически активизируется в стране, особенно с начала 2010-х годов. Общее количество носящих религиозно обусловленную одежду не так велико, тем не менее острые споры вызвал вопрос о допустимости ее ношения в госучреждениях и учебных заведениях. Запрет на ношение религиозной одежды (хиджаба) был детализирован приказами министерства в 2016 году.

Возрастающую роль ислама может проиллюстрировать увеличение числа соблюдающих пост в месяц Рамадан, совершающих хадж, посещающих пятничный намаз, в том числе госслужащих. Показательно, что зачастую деловые встречи чиновники стараются не назначать на пятницу в послеобеденный период. Таким образом, обрядовая сторона ислама становится значимым социальным фактором.

Нурсултан Назарбаев поздравляет верующих с Курбан-айтом а мечети Хазрет Султан в Астане

Таджикистан: Ислам и политика

Ислам в Таджикистане играет значительную роль: религиозная идентичность («я — мусульманин») порой успешно конкурирует с национальной самоидентификацией («я — таджик»). Историческая память таджиков даже в советский период имела неразрывную связь с исламскими ценностями, которые в то время жестко подавлялись. В советском Таджикистане впервые в регионе было образовано отделение Партии исламского возрождения (Советского Союза), которое после обретения независимости республикой превратилось в самую мощную оппозиционную партию.

Почти четвертьвековую историю взаимодействия политического ислама со светской государственной властью в Таджикистане можно разделить на три этапа:

1. Бескомпромиссной борьбы за характер национальной государственности (1991-1997 годы, гражданская война);

2. Сохранения статус-кво в рамках Соглашения о мире (1997-2010 годы);

3. Вытеснения политического ислама с общественно-политической арены страны (2010 год — по настоящее время).

Как в годы гражданского противостояния (1992-1997), так и в годы постконфликтного восстановления (1997-2008) процесс строительства мечетей и молельных домов шел ускоренными темпами. Дело дошло до того, что их количество превысило общее число средних школ по всей стране. Власть озаботилась вопросом упорядочения религиозной жизни населения и сдерживания процесса исламизации общества. Совет улемов Таджикистана, являющийся общественным институтом, стал контролироваться государством. Имам-хатибам пятничных мечетей была назначена фиксированная зарплата, что означало придание им статуса госслужащих.

После сентябрьских событий 2015 года, квалифицированных властями как попытка военного переворота, Верховный суд Таджикистана запретил деятельность ПИВТ. А конституционный референдум 22 мая 2016 года утвердил запрет на создание религиозных политических партий. Теперь деятельность ПИВТ останется в истории суверенного Таджикистана как неудавшаяся попытка функционирования политпартии исламского характера в условиях светской государственности.

Нейтрализовав ПИВТ, власть устранила своего ключевого оппонента в религиозных вопросах. Ни одна структура, связанная с религией, в Таджикистане не обладает тем политическим статусом и влиянием, каковым обладала ПИВТ.

В начале 2016 года Рахмон с семьей во время визита в Саудовскую Аравию совершил малый хадж

На этом фоне особую тревогу вызывает наличие в обществе религиозных людей, подверженных пропаганде салафизма и ваххабизма, а также волна осознанно присоединившихся к так называемому «Исламскому государству» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ) — людей, которые отправились в Сирию, не примирившись с атеистическими проявлениями в действиях власти (создание дискомфортных условий для носящих хиджаб и бороду). По мере неофициального освоения основ ислама (от приверженцев салафизма и ваххабизма) у части религиозно настроенной молодежи формируется негативное отношение к светской власти, считают эксперты.

Кыргызстан: Политика и ислам

После распада Союза ислам был не единственной идеологической парадигмой, к которой обратили свои взоры граждане суверенного Кыргызстана. Достаточно привлекательными были и продолжают оставаться идеи демократии, либерального государства, прав и свобод человека. Процесс поиска идеологической идентичности в Кыргызстане продолжается, и роль ислама в этом процессе имеет тенденцию к расширению.

Примечательно, как менялась риторика первых лиц страны, например, первого и второго президентов Кыргызстана — становится очевидным постепенный рост внимания к исламу и его роли в обществе. Речи первого президента Киргизии Аскара Акаева отличались осторожным отношением к исламу. Он намеренно не отделял его от других религий. Исламу отводилась скорее культурная сфера, чем идеологическая и тем более политическая. Президент не молился, не совершал намаз, во всяком случае – публично.

Второй президент Курманбек Бакиев, будучи, как и Акаев, полностью «продуктом» советской эпохи, тем не менее, обращал более пристальное внимание к вопросу ислама. Религия как политический вопрос начала рассматриваться именно в бакиевские времена. Первым законом, который утвердил Курманбек Бакиев, был закон о свободе вероисповедания.

Алмазбек Атамбаев в период своего президентства в разной степени демонстрировал свою приверженность исламу. Из всех президентов Кыргызстана он делал это наиболее явно. В своих интервью он часто говорит на темы религии, идентичности и безопасности.

В 2015 году президент Атамбаев отдал свой участок в Бишкеке под строительство мечети в память о погибших во время апрельских событий 2010 года

Теракты 11 сентября 2001 года в США привели к тому, что отношение к исламу стало меняться во всем мире, включая и Кыргызстан. Исламу все больше отводилась роль «негативного фактора» с довольно объемными характеристиками «экстремизма» и «терроризма». Эти процессы происходят на фоне того, что в Кыргызстане, как и везде в Центральной Азии, ислам становится все более востребованным со стороны общества. Это демонстрирует динамика стремительного увеличения количества мечетей и медресе в стране, особенно в регионах, где мечеть стала основным доступным местом социализации людей.

Несмотря определенные попытки государства ограничить религиозное влияние, особенно в сфере политики, эти процессы, так или иначе, набирают обороты, и религия в Кыргызстане все больше проникает в политику. И в среде чиновников высокого ранга, и в среде конкурирующих политических групп ислам все чаще становится способом позиционирования и легитимизации, а также ресурсом для мобилизации избирателей. В 2010 году депутат парламента Кыргызстана, экс-омбудсмен Турсунбай Бакир уулу принял присягу в парламенте не на Конституции Кыргызстана, а на Коране. В 2011 году в здании парламента страны открывается первая молельная комната — намаз-кана. Позже, в 2015 году, была построена вторая молельная комната, большей площади.

Рост влияния ислама на умы и настроения людей естественным образом озаботил государство вопросами качества образования, получаемого в религиозных учебных заведениях. В настоящее время Госкомиссия по делам религий Кыргызстана совместно с ДУМ ведет активную деятельность в области религиозного образования, обсуждается Концепция религиозного и религиоведческого образования в Кыргызстане.

На фоне обострения террористических угроз со стороны различных радикальных движений, «Исламского государства», дискурс религиозного, конкретно исламского все больше вытесняется в область политики безопасности с отсылкой к «экстремизму» и «терроризму». Долгое время политика Кыргызстана в религиозной сфере считалась самой либеральной в регионе Центральной Азии. Однако в последнее время политика республики стала ужесточаться. Все чаще на Совете безопасности государства обсуждается религиозная тема, все активней силовые органы занимаются проблемами радикального ислама.

Тезисы

В заключение авторы исследования обобщают тенденции, характерные для стран региона:

— Духовные управления мусульман (ДУМ) можно рассматривать как продолжение советской практики централизованного управления религиозной сферой в каждом из государств Центральной Азии.

— Модификация государственной политики в данной сфере, а также формирование нового диалога с исламом обусловлены двумя основными тенденциями, которые можно условно обозначить как борьба за умы и сердца (в частности, ради легитимизации режима) и борьба за голоса электората.

— Наблюдается очевидный и объективный процесс роста количества религиозных организаций (мечетей) в странах Центральной Азии. В первые годы независимости данный процесс носил неконтролируемый характер. В последующем государства предприняли шаги по упорядочению данного процесса через усиление контрольных и координационных механизмов.

— В Центральной Азии только Таджикистан имеет неоднозначный опыт деятельности легальной политической партии религиозного типа. Однако тенденция секьюритизации ислама привела к тому, что на сегодняшний день легальное участие таких организаций в политической жизни страны стало невозможным.

— Актуальность проблематики вызовов и угроз, которые появляются как побочный эффект реисламизации, предопределяет секьюритизацию ислама в государственной политике. Это, в свою очередь, порождает вопрос о необходимости нахождения принципов и основ взаимного доверия между исламом и государством.

С полным текстом исследования можно ознакомиться по этой ссылке.

http://www.fergananews.com/articles/9618

2.11.17

Источник — fergananews.com

Узбекистан заинтересован в Баку-Тбилиси-Карс.

Премьер-министр Абдулла Арипов подчеркнул заинтересованность Узбекистана в наращивании грузовых перевозок через новый железнодорожный коридор Баку-Тбилиси-Карс.

«Запуск этого важного железнодорожного участка, на наш взгляд, является неоценимым вкладом в возрождение исторического Великого Шелкового пути, который когда-то проходил через территории наших стран и содействовал развитию торговли, культурному и духовному обмену между нашими народами», – сказал Арипов на церемонии открытия магистрали, которая состоялась накануне в Азербайджане.

Ее основная задача соединить железные дороги трех стран – Грузии, Азербайджана и Турции. Тем самым создается более дешевый и короткий альтернативный коридор от Центральной Азии через Южный Кавказ до Европы.

Арипов отметил, что Узбекистан уделяет особое внимание углублению сотрудничества с зарубежными партнерами в области использования транзитного и транспортно-коммуникационного потенциала Центральной Азии и соседних регионов.

«Сегодня в Узбекистане ведется масштабная работа в данном направлении. Так, в 2016 году завершен проект строительства железнодорожной магистрали Ангрен-Пап с 19-километровым железнодорожным тоннелем через высокогорный перевал Камчик, что позволило завершить процесс формирования единой железнодорожной транспортной системы Узбекистана и открыло новые перспективы для развития транспортной инфраструктуры», – сказал премьер.

Он убежден, что запуск взаимовыгодных и эффективных транспортных коридоров создаст необходимые условия для успешной интеграции, что «крайне важно для привлечения иностранных инвестиций, обеспечения устойчивого развития экспортного потенциала и расширения географии поставок выпускаемой в наших странах продукции».

Само время, по словам Арипова, диктует необходимость синхронизации таможенных процедур, продолжения практики предоставления на долгосрочной основе тарифных и нетарифных преференций.

«Все это будет способствовать повышению привлекательности транзитных коридоров, пролегающих через территорию наших стран, позволит эффективно задействовать транспортную инфраструктуру и нарастить объемы грузоперевозок в различных направлениях. В этом плане сегодня трудно переоценить значение железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, как для стран Центральной Азии, так и субконтинента в целом, которая признана стать ключевым звеном масштабного транспортного коридора Восток-Запад», – подчеркнул он.

Вводимая в эксплуатацию крупнейшая в регионе железнодорожная магистраль позволит создать кратчайший железнодорожный коридор между Китаем и Европой, отметил он. «В свою очередь, узбекская сторона заинтересована в активном использовании и наращивании объемов перевозок своих внешнеторговых грузов по данному коридору», – добавил глава узбекского правительства.

Узбекистан-Турция: Это любовь?

Прошедший на днях узбекско-турецкий саммит в Анкаре напоминал встречу давно не видевшихся старых друзей.

«По нашим глазам видно, как за 20-летний перерыв мы соскучились друг по другу», – отметил президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев во время совместного брифинга со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, подчеркнув при этом, что на переговорах они «понимали друг друга не с полуслова, а без слов, по взгляду».

Поездка Мирзиеева в Анкару в конце прошлой недели состоялась по инициативе Эрдогана и была первым государственным визитом узбекского президента в Турцию за последние 18 лет. На совместном брифинге лидеры двух стран пребывали в хорошем настроении. «Нас радуют осуществляемые в Узбекистане инициативы. Мы дали указание всем министерствам и [неправительственным] организациям развивать полномасштабные отношения с Узбекистаном», – сказал Эрдоган.

Во время визита Мирзиеева узбекские и турецкие компании подписали 30 документов на общую сумму $3,5 млрд. Соглашения были заключены в самых различных отраслях, включая энергетику, транспорт, текстильную промышленность, электронику, строительство и сельское хозяйство. Целью, по словам представителей властей, является увеличение двустороннего товарооборота с $1,2 млрд в 2016 году до $3-4 млрд в ближайшие годы.

Мирзиеев задал тон, перед вылетом подписав постановление об упрощении визового режима для турецких граждан. Теперь турецкие предприниматели смогут получать визы на год без приглашения, а срок обработки обращений за визой сократится до трех дней. Туристы смогут получать визы на 30 дней. Визовые проблемы были одним из крупных препятствий для развития отношений, особенно учитывая, что граждане Узбекистана могут ездить в Турцию вообще без виз.

«Наступят дни, когда между нашими дружественными и братскими народами виз не будет. Мы обязательно будем к этому стремиться», – сказал Мирзиеев репортерам в Анкаре.

Стену взаимного недоверия удалось разрушить после кончины в сентябре прошлого года президента Ислама Каримова. В качестве жеста доброй воли Эрдоган посетил его могилу в Самарканде 18 ноября, до этого публично заявив, что желает начать отношения с Узбекистаном с нового листа.

История узбекско-турецких отношений начиналась очень позитивно. Турция была первым государством, признавшим независимость Узбекистана в последние дни 1991 года. Каримов буквально через несколько дней первым из центральноазиатских лидеров нанес визит в Анкару. «Моя страна будет двигаться вперед по турецкому пути», – сказал он тогда, судя по всему, подтверждая опасения, что после развала СССР многие южные республики автоматически перейдут в орбиту Турции, с которой их сближают общие тюркские корни.

Турецкая модель нравилась Каримову по причине ее светскости, а также в связи с возможностью получения турецкой финансовой помощи. В первый год независимости Турция предоставила Узбекистану 2 млн тонн зерна и ссуду в $590 млн сроком на три года.

Но эйфория скоро закончилась. Когда Мухаммад Солих, оппонент и главный конкурент Каримова на президентских выборах 1991 года, бежал из страны, он сначала получил убежище в Норвегии, а затем поселился в Турции, где скрылся от уголовного преследования. Анкара отвергала обращения Ташкента по поводу его депортации, вызвав у узбекской стороны подозрения, что Турция предпочитает этого пантюркистского политика коммунистическому аппаратчику Каримову.

Последний раз Каримов посетил Турцию в 1999 году. В 2003 году Эрдоган, занимавший тогда пост премьер-министра, нанес ответный визит.

Отношения полностью испортились в 2011 году, когда узбекские власти выдворили из страны турецкие компании, включая владельцев гипермаркета «Туркуаз» и сети супермаркетов «Демир». Годом позже по узбекскому телевидению показали критическую передачу, в которой заявлялось, что турецкие предприниматели уклонялись от уплаты налогов и открывали нелегальные фабрики, где рабочие получали крайне низкую зарплату и трудились в тяжелых условиях. В Узбекистане даже запретили турецкие мыльные оперы. Дошло до того, что из-за показа турецких сериалов узбекские власти прекратили трансляцию по местному кабельному телевидению российского телеканала «Домашний».

«Каримов сильно разочаровался в Турции. Из-за охладевших отношений с Турцией даже притормозили переход на латиницу, – сказал политолог Рафаэль Саттаров. – Более того, силовая элита [в Узбекистане], выдавливавшая турецких инвесторов, подлила масла в огонь. Они представили это развитие событий в качестве борьбы между различными силами, стремящимися дестабилизировать Узбекистан. Турция восприняла это как пощечину».

Приход Мирзиеева к власти практически сразу привел к потеплению в двусторонних отношениях. Торговый оборот с Турцией за первые девять месяцев 2017 года вырос почти на треть. Турецкие предприятия зарегистрировали 20 компаний в Узбекистане, а еще 53 получили разрешения на создание местных представительств. Мирзиеев также предпринял некоторые предварительные шаги относительно предоставления компенсаций владельцам турецких супермаркетов «Туркуаз» и «Демир». Подряд на строительство делового центра «Ташкент-Сити» был присужден турецкой компании Tabanlıoğlu Architects. Узбекские СМИ снова начали регулярно говорить о Турции. Одна местная телевизионная станция даже начала трансляцию популярной турецкой мыльной оперы «Черная любовь».

Узбекские СМИ активно освещали государственный визит Мирзиеева в Турцию. Когда узбекский лидер наблюдал за военным парадом, традиционно организуемым в рамках государственных визитов, он поприветствовал солдат турецкими словами «мераба аскер» («мое приветствие солдатам»). Видео этого момента, который многие истолковали как очередное проявление оттепели в отношениях, стало сенсацией в узбекских социальных сетях.

Но некоторые аналитики несколько настороженно относятся к оттепели, особенно в связи с тем, что в последние годы Турция постепенно лишилась своей светской сущности и обрела больше мусульманскую идентичность. «Меня лично беспокоит то, как развиваются отношения с Эрдоганом, поскольку он будет использовать это в качестве возможности для продвижения своей религиозной и политической повестки в Узбекистане. Это может привести к укреплению политического ислама в Узбекистане», – сказал живущий за границей узбекский политолог Пулат Ахунов.

Но Саттаров считает, что у Мирзиеева особо нет выбора, и он будет привлекать инвесторов, откуда только сможет. «Мирзиеев нуждается в большом экономическом росте, чтобы обеспечить стабильность своего режима. Он не скрывает, что хочет войти в историю как реформатор, значительно повысивший уровень жизни узбекистанцев», – сказал Саттаров.

Понедельник, 30 октября, 2017

Источник — russian.eurasianet.org

Узбекистан — Турция: прорыв в отношениях или новое начало?

Президент Узбекистан Шавкат Мирзиеев находится в Турции с государственным визитом. Глав Узбекистана здесь не видели 20 лет. Мирзиеев встретился в Анкаре с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, состоялись переговоры между делегациями, после чего стороны выступили с совместным заявлением для прессы. Эрдоган сообщил, что между странами были подписаны 22 договора, еще четыре договора планируется подписать в Стамбуле. В свою очередь президент Узбекистана назвал Турцию «надежным и важным партнером для страны на международной арене» и заявил, что «готов мобилизовать все свои силы для развития широкого и долгосрочного сотрудничества между странами».

Такая оценка, выданная Ташкентом Анкаре, появилась не сразу. Эрдоган пригласил Мирзиеева в Турцию в ноябре прошлого года, но в Узбекистане не спешили. Мирзиеев побывал в Москве, стало известно о его предстоящем визите в Китай. Это демонстрирует новые внешнеполитические приоритеты Ташкента. Ранее Турция и Узбекистан не раз заявляли об «открытии новой главы в двусторонних отношениях», но такие попытки срывались. После развала Советского Союза Анкара стремилась заменить Москву в Средней Азии, претендуя на роль «старшего брата». При этом среди всех государств этого региона особое место, если не первое, Турция отводила Узбекистану как «исторически более близкой стране», участие которой в возглавляемом Анкарой союзе тюркских государств заметно укрепляло бы последний.

Ташкент готов был принять турецкие инвестиции, но отказывался выступать на вторых ролях, хотя первый президент Узбекистан Ислам Каримов вроде бы принял турецкую модель развития. Однако когда через Турцию в Узбекистан стали активно проникать пантюркистские и исламистские идеи, Каримов решил выставить ограничения на «теплые и всепоглощающие отношениям с турецкими братьями». 16 февраля 1999 года в Ташкенте произошла серия взрывов на ряде правительственных объектов, погибли десятки людей. Автомобиль с заложенной взрывчаткой находился и у здания кабинета министров, куда для участия в заседании правительства в этот день направлялся узбекский президент. Спецслужбы и представители правоохранительных органов по итогам расследования заявляли, что теракты координировались из Турции, которая тогда принимала у себя узбекскую оппозицию.

Потом в 2005 году в Андижане на ряд государственных объектов было совершено вооруженное нападение, в ходе последующих беспорядков погибли, по официальным данным, более 180 человек. При этом Анкара поддержала резолюцию ООН, осуждающую «непропорциональное применение силы со стороны узбекских силовых ведомств». В результате отношения между двумя странами окончательно испортились, за последующие годы резко упал товарооборот, прекратились культурные связи. Шансы нормализовать отношения между двумя странами появились только после смерти Каримова. В ноябре 2016 года Эрдоган посетил Узбекистан с рабочим визитом и провел переговоры с Мирзиеевым.

Главы двух стран решили начать залечивать «старые раны», заявили о готовности проработать «дорожную карту» по развитию сотрудничества. Но, как говорили еще древние греки, дважды в одну и ту же реку войти невозможно. Сейчас, по оценке турецких экспертов, отношения между Анкарой и Ташкентом во многом определяются ситуативными условиями. Турция в Средней Азии уже не «старший брат», а исторический родственник, который сам нуждается в поддержке. Изменились геополитические реалии, существует военно-политический альянс между Россией и Турцией на сирийском направлении, Анкара стремится закрепиться в ШОС, где доминирующая роль принадлежит Москве и Пекину. В этом контексте возобновление торгово-экономических и других отношений между Узбекистаном и Турцией приобретает действительно новое значение.

Между двумя сторонами появляется политическое доверие, посылаются импульсы, стимулирующие расширение сотрудничества. Правда, существует и такая точка зрения, согласно которой за процессом нормализации отношений между Турцией и Узбекистаном негласно стоит Китай, которому «выгодно сближать эти две страны, чтобы оптимизировать реализацию своего проекта Нового шелкового пути». Однако большинство турецких экспертов уверены в том, что Анкара пытается компенсировать на Востоке экономические потери на Западе, опираясь на Россию как главного на сегодняшний день альтернативного союзника.

Сегодня в Узбекистане работают 500 фирм и компаний из Турции. Объем привлеченных в узбекскую экономику турецких инвестиций составляет более одного миллиарда долларов. Еще на миллиард договорился вице-премьер правительства Узбекистана Рустам Азимов, побывавший в Анкаре в начале марта. Турки готовы вложиться в строительство НПЗ, сельское хозяйство, текстильную, кожевенную промышленность и другие отрасли. Интересы обеих сторон совпадают в плане интенсификации повсеместных экономических контактов. Но это пока не прорыв в отношениях между двумя странами, это пока еще только новое и осторожное начало.

Станислав Тарасов

26 октября 2017,

Источник — regnum.ru

Зачем Москва хочет укрепить позиции в Центральной Азии

Динамика развития афганского кризиса стала причиной того, что Россия наряду с дипломатическими мерами готова рассматривать и военные подходы к решению проблем вокруг Исламской Республики. Пока что они касаются пограничной ситуации. В частности, по итогам встречи со своим таджикским коллегой глава Министерства обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что положение Афганистана «меняется не в лучшую сторону», и предложил Душанбе более интенсивно заняться планом применения объединенной группировки войск России и Таджикистана. По мнению главы российского оборонного ведомства, такие шаги помогут «гарантированно выполнять задачи по обеспечению безопасности в регионе».

Больше всего в России обеспокоены усилением в Центральной Азии «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ), боевики которого, по уверению руководства Минобороны, после тяжелых потерь в Сирии и Ираке ищут новый регион обитания. «Один из них – Афганистан», – заявил замминистра обороны РФ Александр Фомин, тезисно пересказывая выступление своего начальника в Душанбе. Предполагаемый транзит джихадистов из Сирии и Ирака в Исламскую Республику обсуждается и в формате Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Так, эта тема была поднята на встрече контактной группы ШОС–Афганистан, которая состоялась в Москве на непривычно высоком для этого формата уровне: аспекты афганского кризиса обсуждали заместители министров иностранных дел.

Однако, если факт существования ячеек ИГ в Центральной Азии невозможно поставить под сомнение, иначе обстоят дела с выводом, что сирийские и иракские боевики самопровозглашенного «халифата» могут передислоцироваться в Афганистан. Для этого Ирану нужно было бы признать, что у него есть пробелы в безопасности, которые делают возможным свободное перемещение джихадистов на территорию соседнего государства. Тезис несет в себе скорее политический подтекст. Заявления о «переезде» джихадистов в другой регион дают Москве повод усилить военное присутствие в граничащих с Афганистаном государствах, некогда входивших в СССР. С учетом предложений, сделанных Шойгу, подобное укрепление позиций России на центральноазиатском направлении, которое находится в зоне ответственности Центрального военного округа, можно будет наблюдать в ближайшем времени.

Не исключено, что роль катализатора в данном случае сыграла анонсированная президентом США Дональдом Трампом стратегия по Афганистану, предполагающая увеличение американского контингента и усиления давления на Пакистан. «До тех пор пока Соединенные Штаты находятся в Афганистане, Москва будет испытывать беспокойство по поводу того, что у Вашингтона есть долгосрочные амбиции по разработке своего рода стратегического подхода к Евразии, из-за которого для России могут исходить угрозы, например, из Центральной Азии, – заявил «НГ» заместитель директора и научный сотрудник программы «Россия и Евразия» Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Джеффри Манкофф, консультировавший Госдепартамент по вопросу российско-американских отношений. – Ну, и, конечно же, ни США, ни Россия не хотят, чтобы Афганистан вернулся к тому состоянию, в котором он находился до сентября 2001 года, когда радикальные правители и гражданская война превратили страну в магнит для джихадистов со всего мира».

Повод для беспокойства у России действительно есть, если учитывать, что в рамках трамповской стратегии Пентагон в течение трех-пяти лет планирует полностью «пересадить» афганских военных с российских Ми-17 на американские UH-60 Black Hawk. Это анонсировал глава американского Командования содействию безопасности генерал-майор Стивен Фармен. В экспертной среде подобную ревизию связывают с попыткой отказаться от российского и советского военного наследия. «Вертолеты, танки и оружие – это напоминание о том, что СССР когда-то внес свой вклад в Афганистан, – заявил «НГ» директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. – Полный переход афганской армии и правоохранительных структур на американское вооружение говорит в первую очередь о том, что этой памяти больше не будет». Аналитик предполагает: раньше переправка российской техники в Исламскую Республику была возможна только благодаря тому, что Москва не протестовала против политики западных стран на афганском направлении.

Сейчас же ситуация кардинально изменилась. В одном из недавних интервью спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов призвал США уйти из Исламской Республики из-за того, что их действия только укрепляют фактор нестабильности. Ранее столь резких заявлений по поводу афганского кризиса российская сторона избегала. Сейчас она ведет работу на региональном направлении, пытаясь нивелировать разногласия между ключевыми игроками. Встреча контактной группы ШОС–Афганистан, которая прошла в Москве при участии двух новых членов организации – Индии и Пакистана, была созвана после почти восьмилетнего перерыва как раз по инициативе российской стороны. «Россия пытается сплотить регион, – заявил в связи с переговорами по линии ШОС Нессар. – В Москве, да и, наверное, в Пекине, поняли, что разобщенность делает регион слабее». Аналитик указывает на то, что заинтересованным сторонам сейчас, как никогда, необходимо выработать единый подход к афганскому урегулированию.

Впрочем, говорить, что Россия и США с учетом последних событий полностью свели на нет контакты по ситуации в Афганистане, нельзя. Так, «на полях» Генассамблеи ООН в Нью-Йорке состоялась беседа Кабулова и его американской коллеги Элис Уэллс. С точки зрения налаживания рабочего контакта спецпредставитель российского президента оценил прошедшую встречу положительно, однако призвал повременить с выводами о том, что в этом направлении у двух стран есть некий прогресс. Фактором, значительно осложняющим российско-американский диалог, служат обвинения Белого дома в том, что Россия вооружает «Талибан» (запрещен в РФ). Так, например, комментируя «НГ» состояние двусторонних отношений, бывший заместитель госсекретаря США Филипп Кроули посетовал, что раньше Москва боролась с талибами из-за страха перед исламизмом. Теперь же она, по его мнению, «помогает «Талибану», усложняя жизнь Кабулу и Вашингтону, потому что боится США больше, чем кого-либо еще».

С неодобрением в Москве смотрят и на намерение Вашингтона давить на Пакистан, который международное сообщество подозревает в укрывательстве боевиков, ведущих действия на территории Афганистана. Кабулов в своих комментариях прессе обращал внимание на то, что с Исламабадом необходимо считаться как с важным региональным игроком. Любое силовое давление на эту страну может послужить еще одним фактором дестабилизации, уверял спецпредставитель российского президента. Не случайно пакистанские военные приняли участие в двухнедельных учениях «Дружба-2017», которые проходили в конце сентября в Карачаево-Черкесии. В Министерстве обороны Пакистана пояснили, что маневры нацелены на укрепление военных связей и на обмен опытом, необходимым в проведении контртеррористических мероприятий.

Региональный подход, который практикует Россия, пока кажется наиболее перспективным. В идеальной ситуации, полагают аналитики, Москва могла бы принять участие и в процессе афганского примирения. «Лучший способ вернуть себе влияние в Афганистане это выступить посредником в каком-либо политическом соглашении между враждующими сторонами, предложить сыграть роль в контроле над соблюдением сделки, а затем оказать помощь в восстановлении послевоенного афганского правительства, – считает Манкофф. – Такой подход не представляется реалистичным, но если Россия сможет сыграть конструктивную роль в прекращении конфликта в Афганистане (как и в Сирии), думаю, США и другие союзники не будут ей мешать». Пока же России приходится работать исключительно с соседями Исламской Республики.
16.10.2017
Игорь Субботин

Источник — Независимая газета

Туркменский вопрос на засыпку: куда экспортировать газ?

Визит Владимира Путина в Туркменистан подхлестнул слухи о возобновлении закупок Россией туркменского газа. Первопричина текущего экономического тупика в Туркменистане – в отсутствии выхода на новые рынки сбыта природного газа. В результате Ашхабад все больше попадает в зависимость от теряющего интерес к центральноазиатскому газу Китая. Прежние стабильные партнеры Туркменистана – Россия и Иран – прекратили или ограничили объемы импорта туркменского газа, заметно усложнив положение Ашхабада.

Удивительный рост

Если взглянуть на официальные статистические данные Туркменистана, выясняется, что в 2016 г. экономика страны продемонстрировала рост в 6,2%, а в 2015 г. – 6,5%. Это притом что в 2015-2016 гг. внешнеторговый оборот (газ составляет 85% бюджетных поступлений страны) упал на 44%. Национальная валюта, манат, была девальвирована на 23%. Была прекращена продажа валюты в обменных пунктах (на черном рынке падение валюты продолжается). Инвестиции в основной капитал на фоне девальвации стагнировали в манатном выражении. Более чем наполовину упали цены на основной экспортный товар страны, природный газ.

После своего переизбрания в феврале 2017 г. президент страны Гурбангулы Бердымухамедов, напрямую избегая упоминания о бюджетном кризисе, дал ход упразднению социальных льгот для населения, фактически сворачивая все достижения закона «О бесплатном пользовании населением Туркменистана электроэнергией, газом, солью и водой» 1993 г.

Принимая во внимание, что властям пришлось испытать серьезный продовольственный кризис в зимнем сезоне 2016/2017, когда некоторые аналитики ожидали голодные бунты в стране, не совсем понятно, за счет чего Туркменистан зафиксировал экономический рост в 6,4% в течение первого полугодия 2017 г.

Парадоксальность вышеизложенных данных подкрепляется и событиями в энергетическом секторе Туркменистана, в особенности газовой промышленности страны, генерирующей подавляющее большинство экспортной выручки.

Охладевший интерес к туркменскому газу

После распада Советского Союза Туркменистан долгое время не мог восстановить прежние позиции и после болезненного спада 1990-х гг. к середине 2000-х гг. вывел добычу на уровень 40-45 млрд куб. м в год.

Однако после открытия в 2006 г. супергигантского месторождения Галкыныш («Возрождение»), второго по величине в мире, запасы которого, в зависимости от источника информации, оцениваются в 14-27 трлн куб. м, возможностям Ашхабада был дан мощнейший толчок.

К 2009 г. было завершено строительство газопровода «Центральная Азия – Китай», по трем веткам которого осуществляется экспорт туркменского газа. В 2013 г. в присутствии председателя КНР Си Цзиньпина была запущена добыча газа на месторождении Галкыныш. Так как первая очередь разработки Галкыныш предполагала выход на вилку добычи в 30 млрд куб. м, вторая – до 55 млрд куб. м, а в рамках Фазы 3 предполагалось довести добычу до 95 млрд куб. м, Туркменистан был в нескольких шагах от масштабной газовой экспансии. Однако что-то пошло не так.

Сперва заинтересованность Пекина в дальнейшем наращивании трубопроводного импорта из Туркменистана стала охладевать, в особенности после замедления темпов потребления газа в 2014-2015 гг. Учитывая строительство магистрального газопровода «Сила Сибири» и выход в 2017-2018 гг. на азиатско-тихоокеанский рынок ряда проектов СПГ, туркменскому газу в будущем придется выдерживать серьезную конкуренцию на китайском рынке.

Вследствие этого за ненадобностью был заморожен проект строительства четвертой нитки газопровода «Центральная Азия – Китай». Ведь даже имеющиеся три нитки используются лишь на 60%. Следующим шагом стал отказ «Газпрома» в январе 2016 г. закупать туркменский газ для реэкспорта по долгосрочному 25-летнему контракту, заключенному в 2003 г., из-за его дороговизны. Несмотря на падение европейских цен на газ вслед за нефтяными котировками, Ашхабад требовал $230-240 за 1000 куб. м. То есть больше, чем непосредственно цена голубого топлива на европейских рынках сбыта.

«Газпром» заявлял о своей готовности возобновить закупки туркменского газа, если цена на голубое топливо будет взаимоприемлема, однако дело вплоть до сегодняшнего дня дальше односторонних высказываний не пошло.

Стремясь к диверсификации экспортных потоков, Ашхабад переориентировал свое внимание на Иран, с которым в 2015 г. было заключено соглашение о поставках газа в обмен на инженерно-технические услуги и товары. Однако и с Тегераном не удалось оформить долгосрочное партнерство ввиду ставших хроническими невыплат задолженностей Национальной иранской газовой компании (НИГК). Так как переговоры не дали никакого результата, начиная с 1 января 2017 г. Туркменистан ограничил поставки природного газа в Иран, оставшись только с одним направлением сбыта природного газа – китайским.

В обход России и Ирана не получится

Внешнеполитическое ведомство Туркменистана активизировало деятельность по возможному подключению ресурсов Галкыныш к Южному газовому коридору, в частности, к газопроводу TANAP.

Однако из-за недостатка каких-либо юридически обязывающих договоренностей по правовому статусу Каспийского моря и неготовности Ирана предоставить свою территорию для строительства наземного газопровода, конечной целью которого бы стала Европа, вероятность появления маршрута доставки в обход России и Ирана ничтожна.

Туркменистан также рассчитывает на строительство газопровода TAPI (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия) мощностью в 33 млрд куб. м в год, однако и на этом фронте имеется ряд серьезных проблем. Ашхабад настаивает на том, что газопровод TAPI будет строиться исключительно силами «Туркменгаза», и другие компании не будут привлекаться к проекту – учитывая отсутствие опыта работы в столь масштабных проектах и тяжелое экономическое положение в стране, в течение ближайших лет маловероятно, что что-либо сдвинется с мертвой точки.

Туркменским властям рано или поздно придется реагировать на сужение возможностей и смягчить свой подход. В краткосрочной перспективе есть все шансы возобновить поставки в Иран. Для Тегерана это станет возможностью обеспечить поставки в северные регионы страны до тех пор, пока соответствующая газовая инфраструктура не будет выстроена. Для Ашхабада это возможность отойти от зависимости от Китая.

Также туркменским властям следовало бы присмотреться к возможности включить зарубежные компании, не обязательно западные мейджоры, в проект TAPI, если они хотят добиться его успешного воплощения в жизнь. Дальнейшее закручивание гаек лишь усугубит положение.

Виктор Катона, специалист по закупкам нефти MOL Group (Венгрия)
3 окт. 17

Источник — eurasia.expert

Перспективы распространения ИГИЛ* в Афганистане и странах постсоветской Центральной Азии

Несколько лет назад, и, особенно, после завершения первой фазы войны с ИГИЛ (или ДАИШ), на Ближнем Востоке в информационном пространстве заметно преобладают весьма алармистские прогнозы относительно дальнейшей судьбы этого проекта. На разных площадках звучат утверждения о том, что Средняя Азия и Закавказье могут стать новым пространством войны с этой группировкой. Немало и утверждений о том, что Афганистан, де, становится трамплином для ДАИШ для проникновения на территорию постсоветских республик.

В человеческой истории вообще мало принципиально нового, «Исламское государство Ирака и Леванта» — вовсе не оригинальная структура, этот инструмент в реализации проекта «Халифат», разрабатывавшегося в отделах американской RAND Corporation, имеет немало сходств с другими аналогичными в совсем недавней истории. В публичном информационном пространстве отдельные эпизоды этого проекта появились еще в 2006 году, в 2009 году более подробно все это описывалось у американских авторов. В 2013-м началась реализация проекта, сразу вызывая ощущение некоего дежавю, только подкрепляемого по мере развития в последующее время.

Компаративистский взгляд на ДАИШ и «Талибан»

Для ответа на вопрос о перспективах ДАИШ в Афганистане и Средней Азии необходимо обратить внимание на существующие устойчивые аналогии между ДАИШ и афганским «Талибаном» 1990-х годов. Падение режима президента Наджибуллы в Афганистане в 1992 году повлекло за собой фрагментацию страны и период борьбы за власть группировок моджахедов, порождая среди населения тоску по установлению порядка и социальной справедливости. Одни только бои в Кабуле после свержения правительства Наджибуллы и практически до 27 сентября 1997 года, когда в столицу вошли талибы, были способны оттолкнуть от партий Хекматияра, Раббани, Мазари, Дустума и других значительное число их прежних сторонников. С приходом моджахедов в стране воцарились хаос и произвол, она распалась на зоны влияния различных вооруженных групп, организаций и партий. Конфликты между противоборствующими моджахедскими группами, принимавшие форму крупномасштабных военных столкновений, привели к трагедиям и разрушениям, превысившим все, что произошло за десять лет войны против «шурави» и их протеже в Кабуле.

Появление первых талибов у значительной части населения рождало надежду, что в их лице эта потребность реализуется, включая и последнее — в исламской среде социальная справедливость не может устойчиво существовать, кроме как в рамках исламских же постулатов. Не случайно еще в период 1960—1980-х годов все ближневосточные и североафриканские режимы «социалистической ориентации» так или иначе, но пытались сочетать принципы социализма с исламом, иное было бы нежизнеспособно. До начала репрессий в крупных городах — Кабуле, Герате, позже Мазари-Шарифе — талибов, особенно на консервативном юге, встречали буквально с цветами, видя в них тех, кто восстановит порядок.

Катапультировавшийся со сбитого силами «Джамиате Исломи» МИГ-21 талибский летчик. Летному делу обучался в СССР, на 5-х летных курсах в г. Фрунзе, вспомнил даже фамилию своего советского инструктора: «капитан Никитин». Август 2000 года, провинция Тахар. Фото А.А. Князева

Ирак последних лет, дестабилизация в соседней Сирии воспроизводят эту же атмосферу в основных сущностях. После падения режима Саддама Хусейна в Ираке на протяжении 10 с лишним лет возникает похожее на афганское хаотичное состояние. Фактически страна делится на части, происходят постоянные военные конфликты, террористические акты. Значительную часть ядра ДАИШ составляют бывшие военнослужащие и сотрудники спецслужб саддамовского Ирака, среди функционеров ДАИШ большую прослойку составляют бывшие активисты партии арабского социалистического возрождения «Баас» — партии Саддама Хусейна. А когда «Талибан» начал свое триумфальное шествие по территории Афганистана, в него очень быстро вливались, став его основным ядром, экс-функционеры Народно-демократической партии Афганистана, бывшие военные и сотрудники спецслужб правительства Наджибуллы. В любой стране и во все времена номенклатура партий, построенных не на интересах, а на идеалах, всегда способна быстро поменять эти идеалы. Многие успехи и талибов в Афганистане 1990-х, и затем — ДАИШ, в значительной степени можно отнести на счет включения в их состав этого профессионального компонента из предшествующих государственных институтов соответственно.

На первый взгляд, идентична и идеология, провозглашающая конечной целью обоих движений построение Халифата, или, в талибском случае — Эмирата, но тут же возникают и разночтения. Если ДАИШ заявляет о глобальном «исламском государстве», то цель «Талибана», однажды уже краткосрочно почти реализованная — создание теократического государства в Афганистане. Еще в сентябре 1996 г., после взятия Кабула, мулла Мохаммад Омар так характеризовал суть своего движения: «Это партия моджахедов, состоящая из нескольких групп людей, желающих, чтобы мир извлек пользу из целей и из результатов афганского джихада… Они [талибы] будут действовать и сегодня, искореняя зло в стране, устанавливая власть шариата и совершая джихад против лидеров, имеющих власть, но осуществляющих ее не по шариату, в том, что будут стремиться сделать землю Афганистана образцовым государством» [Интервью с Амиром аль М’уминином (мулла Мохаммад Омар, лидер движения «Талибан») пакистанских журналистов Назира Лагари и Муфтия Джамиль Хана// Князев А. Афганский конфликт и радикальный ислам в Центральной Азии. — Бишкек: Илим, 2001. — С.70.].

«Талибан» — локальный проект, к тому же содержащий в своем целеполагании серьезную этническую мотивацию. Известна история, когда еще в период правления «Талибана» в мае 1996 г. Усама бен Ладен прилетел из Судана в афганский Джелалабад, он сказал: «Слава богу, прибыли в Хорасан». В ответ встречавший его лидер Исламской партии Афганистана Юнус Халес, инкорпорировавшийся тогда в «Талибан», грубовато поправил его и ответил: «Вы прибыли в Афганистан, шейх»… Для пуштунских националистов, каковыми в основном являются талибы, было и остается неприемлемо само понятие «Хорасан», символизирующее персидское присутствие на афганской территории. А ДАИШ заявляет о создании «Велаята Хорасан», во главе которого поставлен Хасибулло Лагари, выходец из пакистанского Лагара, да и большинство боевиков в отрядах ДАИШ в сегодняшнем Афганистане — пакистанские пуштуны, индифферентные к внутриафганской межэтнической проблематике, другие иностранцы — арабы, выходцы из Бангладеш, Мьянмы, Индонезии, постсоветских стран, КНР. Иностранные наемники есть везде и всегда, тот же «Талибан» использовал их еще в 1990-х, основываясь на международных связях пакистанской ISI, и это был почти тот же самый набор: пакистанцы, бангладешцы, арабы, китайские уйгуры, белуджи, малайзийцы, филиппинцы… В отличие от сегодняшней ситуации с ДАИШ, тогда иностранные боевики, включая и «Аль-Кайду», и Исламское движение Узбекистана (ИДУ) не претендовали на какое-либо доминирование на рынке террористических услуг в Афганистане, существовала никем не опровергаемая монополия талибов.

ДАИШ в этом плане категоричен, в его заявлениях звучит максималистское «все, или ничего». Пока события развиваются так, что скорее реальным окажется «ничего». Основные базы ДАИШ в Афганистане находятся в Кунаре и Нангархаре, у пакистанской границы, имея оттуда поддержку и не имея — в этом принципиальное отличие от «Талибана» — поддержки на местах. Талибы, напротив, именно этой поддержкой и сильны, что и позволяет актуализировать вопрос переговорах с ними, об их признании частью внутриафганского политического процесса.

«Талибан» versus такфир

Отсутствие поддержки ДАИШ со стороны афганского населения в немалой степени объясняется и различием религиозных традиций. Ханафитский мазхаб, которого придерживается в основном афганское население, изначально является для ближневосточных салафитов и ваххабитов еретическим, отступническим. Попытки навязывания «чистого ислама» афганским моджахедам со стороны арабских джихадистов еще в 1980-х годах вызывали между ними конфликты вплоть до серьезных боестолкновений. Афганский ислам содержит в себе глубокие суфийские традиции, это во многом так называемый «народный ислам», включающий в себя и элементы, происходящие из этнической истории и сугубо местной этнографии. Религиозная сфера Афганистана (за исключением шиитского населения) давно поделена на сферы влияния суфийских тарикатов накшбандия, кадирия, в менее значительной степени — чиштия и сухравардия.

В Афганистане накшбандийская деобандская школа еще во второй половине XIX в. взяла на себя роль главного богословского противника ваххабизма, выступая с позиций традиционализма. Идеология «Талибана» в ее наиболее радикальной части основывается на деобандской трактовке ханафизма. Но та же деобандская традиционалистская школа призывала к восстановлению культурного и религиозного единства мусульманской общины, укреплению патриархальных этических норм, джихад против немусульман и отступивших от «подлинного» ислама мусульман рассматривалась как хотя и возможная, но все же, исключительно крайняя форма борьбы. Символом умеренности и гибкости этой школы служило уважение культа «святых», ограничиваясь, правда, их могилами. Важным элементом укрепления связей между богословами и рядовыми мусульманами в рамках деобандской школы служило изучение традиционного мусульманского наследия. Такфиристский универсализм ДАИШ, эффективно прозелитируемый среди немусульман в тех же европейских странах, в Афганистане наталкивается на сложившиеся веками собственные ценности. Не случайно агрессивные действия боевиков ДАИШ по уничтожению некоторых из местных суфийских священных мест, в частности, в Нангархаре, вызвали резко негативную реакцию местного пуштунского населения.

Конкуренция на рынке террористических услуг

Появление в Афганистане групп ДАИШ вызвало немало спекулятивных рассуждений о вероятности слияния ДАИШ и «Талибана». Этого не случилось, во многом — благодаря позиции, занятой лидером движения Ахтаром Мохаммадом Мансуром, принявшим руководство движением «Талибан» в 2013 году и начавшим непримиримую борьбу против созданного в январе 2015 года «Велаята Хорасан» и командиров «Талибана», присягнувших на верность «Исламскому государству». Именно в этот период была разбита группировка муллы Расула, объявившего о байате ДАИШ, и фактически прекратило свое существование ИДУ, амир которого Усмон Гози был казнен. Учитывая, что на данный момент общая численность боевиков «Талибана», по приблизительным оценкам, составляет порядка 50-60 тысяч человек, и несмотря на существующие расколы в движении, вокруг нового руководства во главе с мавлави Хайбатуллой Ахундзада объединено около двух третей талибов, именно они являются единственной реальной преградой на пути закрепления ДАИШ в Афганистане. Летом 2017 года, согласно подсчетам американской генеральной инспекции по восстановлению Афганистана (SIGAR), антиправительственные формирования — прежде всего отряды «Талибана» — контролировали 11 уездов и обладали «преимущественным влиянием» еще в 34 (это составляет 11 процентов от их общего количества). Под полным контролем афганской армии — 97 уездов, под частичным — 146 (то есть, примерно 60 процентов всех уездов). За контроль над 29 процентами уездов идет борьба.

Пленные пакистанцы, воевавшие на стороне «Талибана», слева — майор Халед, кадровый офицер пакистанской армии. Панджшер, 2000 год. Фото А.А. Князева

Несмотря на жесткое противодействие со стороны «Талибана» и некоторую антитеррористическую активность кабульского правительства, присоединение к ДАИШ в Афганистане для недовольных членов «Талибана», для пакистанских талибов, а также для большого числа иностранных боевиков из разных стран, для ряда маргинальных слоев афганского общества остается привлекательным. В первую очередь мобилизационные возможности ДАИШ основываются на наличии финансирования. В начале нынешнего года в провинции Сарипуль, а также в соседних Джаузджане и Фарьябе, активизировались первоначально малочисленные группы ИДУ под общим руководством сыновей уже ушедших в легенды Джумы Намангони и Тохира Юлдаша — Шейхом Омаром Намангони и Азизуллой (Абдурахмоном) Юлдашем. Они действуют под флагом ДАИШ, имеют сильных внешних спонсоров и благодаря финансовым возможностям легко перехватывают контроль над территориями у движения «Талибан».

Неспособность ДАИШ установить свое доминирование в Афганистане на протяжении нескольких лет сама по себе еще не означает того, что они исчезнут или останутся в виде локальных групп в тех регионах, где им пока удается закрепляться — в Нангархаре и Кунаре, Бадахшане, в северо-западных провинциях. Являющаяся частью планов США, сегодняшняя стратегия пуштунской элиты, находящейся у власти в Кабуле и состоит в консолидации пуштунов, в первую очередь — пуштунов-гильзаи, и установление полного доминирования над национальными и религиозными меньшинствами в Афганистане. Именно с целью дестабилизации северных провинций, являющихся опорой непуштунских политических сил, при участии кабульских силовиков из администрации Гани и партии «Хезби Исломи» Хекматияра происходит «перенос нестабильности» на север Афганистана.

Тюрьма в панджшерском поселке Борак. Пленные иностранцы, воевавшие на стороне «Талибана», граждане Пакистана, Бангладеш, Йемена, Саудовской Аравии. Июнь 1998 года. Фото А.А. Князева

Афганские СМИ пишут, например, о существующем трафике боевиков ДАИШ из Кунара, Нуристана и Нангархара в Бадахшан через пакистанский Читрал с использованием каналов ISI (Пакистанской межведомственной разведки) и «Хезби Исломи». В таком контексте само возвращение Хекматияра в легитимное политическое пространство является частью плана, основанного на двух взаимосвязанных элементах и совпадающих интересах пуштунско-гильзайской элиты и администрации США. Это снижение конфликтности в пуштунских регионах при одновременном перемещении нестабильности в северные регионы с преобладанием (или высокой долей) непуштунского населения. Параллельно реализуются действия, направленные на снижение влияния непуштунских политических сил, их выдавливание из органов власти на всех уровнях, запугивание непуштунского населения с целью снижения его политической и общественной активности, именно так нужно рассматривать все резонансные теракты, начиная с весны нынешнего года. В это же контексте интересно вспомнить и о перманентно сложных отношениях лидера «Хезби Исломи» с Шурой «Талибана» и о его же громких заявлениях несколько лет назад в поддержку ДАИШ в Ираке и Сирии.

Во многом, конечно, успехи ДАИШ в Афганистане будут зависеть и от развития событий на Ближнем Востоке. Основная стратегия, в которой главным было установления контроля за территориями, эта стратегия к настоящему времени, очевидно, уже потерпела фиаско. Главным (а, возможно, и единственным) вариантом сохранения этого проекта является его отказ от прежней стратегии и трансформация в сетевую структуру. Это будет подразумевать и изменение моделей поведения в других регионах, включая Южную и Центральную Азию.

Александр Князев

Центр Льва Гумилёва в Афганистане

* Запрещена в Российской Федерации

Продолжение следует.

http://www.gumilev-center.ru/perspektivy-rasprostraneniya-igil-v-afganistane-i-stranakh-postsovetskojj-centralnojj-azii/

Ислам и Туран: Принятия Ислама тюркскими племенами


Официальная историография трактует, что вовремя Таласской битвы 751 году в местечке Атлах порабощенное китайцами предводители тюркского племени Карлук направили свои войска против армии китайской династии Тан в союзе с арабскими войсками и этим самым действием якобы Карлуки способствовали дальнейшее развитие принятия Ислама остальными тюркскими племенами. То есть, академически считается, что именно с этого момента представители племени Карлук, предки нынешних узбеков и уйгуров, якобы первыми признают Ислам своей религией, но исторические факты показывают другую реальную картину.

Благодаря этой победе, главным образом было остановлено экспансия Китая в тюркские земли, а процесс принятия Ислама у тюрков происходил в течении нескольких столетий.
Ислам, как верование и государственная религия в тюркских государствах начал утверждаться в X веке. Следует учесть, что даже во времена Золотой Орды, где основная масса жителей были тюрки, Ислам, как государственная религия была принята, только во время правления Узбек-хана (1283 — 1341). После принятия Ислама Улус Джучи стал называться Улус Узбека, а подданных именовали Узбеками, а тех, кто не принял Ислам стали обозначать Калмыками, то есть отставшими. Лидеры противников Ислама Султан Гийас ад-Дин Мухаммад Узбек хану заявляли: «Ты ожидай от нас покорности и повиновения, а какое тебе дело до нашей веры и нашего исповедания и каким образом мы покинем закон и устав Чингисхана и перейдём в веру арабов?». В ответ, для утверждения Ислама и своей власти Узбек хан устроил массовые казни Чингизидов и сторонников Тенгрианства. Принятие Ислама тюрками не всегда было гладко и мирно.
Кем же были эти воинственные и непокорные народы до завоевания арабов и после принятия Ислама? В официальной исторической науке имеется закоренелая академическая гипотеза утверждающая, что тюрки, якобы на мировой арене появились в VI-VII вв. Данная догма утвердилась после того, как датскому лингвисту Вильгельму Томсену 25 ноября 1893 года удалось дешифрировать древнетюркское руническое письмо. На сегодняшний день в современной науке накопилась масса результатов археологических и лингвистических исследований, которые подтверждают намного древнюю историю тюрков.
Согласно сообщениям Абу Рейхана Бируни, начало заселения Хорезма произошло за 980 лет до Александра Македонского, (т.е. до начала селевкидской эры — 312 г. до н. э.) тогда было образовано царство тюрков, а через 92 года после этого сюда переселился Сиявуш, сын персидского царя Кайкавуса. Александр Македонский появился в Междуречье в IV веке до нашей эры годы. Простоя арифметика сообщения Бируни: 980+312= 1292 г. до н. э. то есть 3 тысяча 309 лет тому назад Хорезм был заселен тюрками, а в 1200 г. до н. э. То есть 3 тысяча 217 лет тому назад в Хорезм приходит Сиявуш сын Кайкавуса, подчинивший своей власти «царство тюрков».
Заслуживает внимания также сообщение Абу Бакр Мухаммад ибн Жаъфар ан-Наршахий, согласно которому, «Бухарский оазис впервые был заселен тюрками, а город Бухару основал сын тюркского хакана Кара Чурин Тюрка по имени Шири Кишвар».
Особый интерес представляет сообщение Махмуда Кашгари, согласно которому, «все города Мавераннахра были основаны и принадлежали тюркам. После того, как здесь значительно возросло количество персов, они стали похожи на города Аджама».
Тюрки до завоевания арабов в большом количестве прибывали в Хорасан еще в IV-V вв. в составе хионитских и эфталитских группировок. В V веке — первой половине VI в. Тохаристан был под властью эфталитов, в 563 г. или 567 г. после их разгрома тюрками становится тюркским владением. Новые походы тюрков раздвинули границы государства до северо-западной Индии.
Так называемый Хорасан с начала VII в. вошел в состав Западного Тюркского каганата. С этого времени начинается процесс массового переселения тюрков в эти территории. Основную массу оседавших тюрков составляли карлуки и халачи, которые впервые начали переселяться в Хорасан еще задолго до образования Первого Тюркского каганата.
По сообщению китайского странствующего монаха и путешественника, посетившего почти все города тюрков Сюань Цзана: Тохаристан состоял из 27 мелких владений, которые были подчинены одному верховному правителю — тюркскому «йабгу». До прихода арабов в эти территории, верховному тюркскому «йабгу» Тохаристана уже подчинялись 212 владений, включая области, расположенные к северу от Амударьи и некоторые области, расположенные к югу от Гиндукуша, в которых правили тюркские правители».
Согласно ат-Табари, к моменту завоевательных походов арабов в Центральную Азию, в первой половине VIII в. в Верхнем Тохаристане (часть Хорасана) было расположено владение тюркского «джабгу», т.е. «йабгу» или верховного правителя Тохаристана. В 618 г. после победы тюрков над Сасанидами верховный тюркский хакан Тон-йабгу (618-630 гг.) в Тохаристане провёл административную реформу и назначил своих представителей — «тудун»ов в области для наблюдения и контроля за сбором дани и все это отдал во владение своему старшему сыну Тарду-шаду, который стал основателем тюркской династии правителей Тохаристана. Позже все это включается в обширную территорию под названием Хорасан.
Многие наивные люди считают, что тюрки приняли Ислам не по принуждению, а по доброй воле, по их толкованию, якобы Тенгрианство тюрков, вера в Небесного Тенгри было монотеистическим и поэтому Исламский образ жизни для тюрков был не чуждым. Некоторые обыватели сообщают, что тюркам ислам, как религия кочевников подошла по менталитету и многие тюркские племена приняли эту религию с удовольствием, и якобы тюрки-варвары, приняв Ислам они просветлились и усилились. Так ли это на самом деле, а как тюрки принимали Ислам?
По сообщениям арабских и персидских летописцев Шейха Ибн Джарир ат-Табари, Абу Бакр Мухаммад ибн Джафар Наршахи, Абу Мухаммад Ахмад ибн Асам ал-Куфи, Абу Мухаммад, Абдул-Малик Ибн Хишам Ибн Айюб, аль-Хумейри и многих других историков процесс завоевания земель Междуречья Амударьи и Сырдарьи была одной из страшных трагедий человечества. Принятие Ислама местными людьми происходило не методом обучения, разъяснения и пропаганды, а внедрялся методом насильственного завоевания и через многочисленные человеческие жертвы тюрки приняли Ислам. Приход арабов в их земли сопровождались кровавыми событиями, и арабские завоеватели на своем пути встретили ожесточенные сопротивления тюрков.
В годы правления халифа Омара ибн Хаттаба (634-644 гг.), арабские войска впервые вторглись в Хорасан и дошли до берегов Джейхуна (Амударьи). Во время правления халифа Османа ибн Аффана (644-656 гг.), местные жители Хорасана, в основном тюрки несколько раз поднимали восстания и изгоняли арабов.
Осенью 673 года по указу халифа Муавии ибн Абу Суфьяна наместник Хорасана Убайдуллах ибн Зияд перешел Амударью. Таким образом первым арабом, переправившимся через Амударью для захвата Бухары и Самарканда, был Убайдуллах ибн Зияд.
Через Хорасан и Мервский оазис начинаются набеги арабов в сторону Бухары, заняв Пайкенд и Рамитан, они осадили город Бухару. Объединенные войска тюрков, пришедшие на помощь жителям Бухары, потерпели поражение. По приказу Убайдуллаха ибн Зияда были разрушены селения, уничтожены посевы, вырублены сады и деревья, всему городу угрожали пожары и полное уничтожение. Арабы разграбили Бухару и взяли огромную добычу. В Хорасан арабы вернулись с четырьмя тысячами пленных и большой добычей — оружием, одеждой, серебряными и золотыми изделиями, другими ценностями. Арабы, завоевав тюркские земли разместили в Мерве, Герате и Нишапуре 50 000 арабских семей из Куфы и Басры.
В 676 году, под предводительством наместника Хорасана Саида ибн Османа ибн Аффана арабские войска вновь вторглись в Бухару. Затем Саид ибн Османа повел свои войска из Бухары в сторону Самарканда. Именно в Самарканде местными повстанцами был обезглавлен Кусам ибн Аббас ибн Абдулмуталиб ибн Хашим, двоюродный брат и ближайший соратник пророка Мухаммада. Саид ибн Осман получил серьезное ранение, был вынужден пойти на переговоры с местными и заключил перемирие. Он вывез из похода вместе с трофеями 30 тысяч пленных. На обратном пути захватил и ограбил город Термез.
В период правления халифа Язида ибн Муавии (680-683 гг.) Муслим ибн Зияд, Асад ибн Абдаллах и многие другие совершали непрерывные набеги в Междуречье Амударьи и Сырдарьи. При халифе Валиде ибн Абдулмалике (705-715 гг.) известный своими жестокостями наместник Ирака Абу Мухаммад аль-Хаджадж ибн Юсуф ас-Сакафи поддержал Кутейбу и в 704 году он становится наместником Хорасана.
По сообщениям историка Абу Бакр Мухаммад ибн Джафар Наршахи автора книги «История Бухары», Кутейба захватив в четвертый раз Бухару, приказал горожанам освободить для арабских воинов половину каждого дома с тем, чтобы воины, живя вместе с горожанами, могли следить за ними. Тот же автор сообщает, что завоеватели действительно использовали этот метод надзора над местным населением и жестоко наказывали каждого, кто не выполнял требование Кутейбы, который издал указ о том, что за каждую тюркскую голову арабам будет заплачено 100 дирхемов. После указа в течении суток в ставку Кутейбы принесли до 10 000 отрубленных голов тюркского населения — мужчин, женщин и детей.
В 712 году Кутейба уничтожает Хорезмскую цивилизацию. Великий ученый энциклопедист Абу Рейхан Мухаммад ибн Ахмад аль-Бируни в своем труде «Аль-Асар аль-Бакия», также сообщает о грабеже, об убийстве всех учёных и тех кто знал письменность хорезмийцев, кто хранил вековые предания и подробно описывает бесчинства, учиненные местному населению при арабском завоевании Хорезма.
Кутейба ибн Муслим был главным организатором и исполнителем последующих завоевательных походов арабов в Междуречье. Под его руководством в 708 году был разграблен и разрушен Кеш (Шахрисабз), 709 году была разграблена и сожжена Бухара, в 712 году Хорезм и Самарканд, в 713 году — Чач (Ташкент). В 714 году его войска начали грабить и разрушать Ферганскую долину.
В 714 году, после смерти своего покровителя Абу Мухаммада аль-Хаджадж ибн Ю́суф ас-Сакафи, организовавшего завоевательный поход на восток и после смерти в 715 году халифа аль-Валида ибн Абд аль-Малика наместник Хорасана Кутейба ибн Муслим теряет всякую поддержку нового халифа Сулеймана ибн Абдул-Малик (715-717). Недовольные его управлением свои же арабы в 715 году в Фергане устраняют Кутейбу со всеми его родственниками вместе с пятью братьями и четверо сыновьями обезглавливают.
Таким образом, факты говорят о том, что именно в период правления Омейядов с 661 по 750 год начинается тотальное наступление арабов в тюркские земли, их набеги из себя представляли периодические грабительские походы наместников Хорасана назначаемых Омейядскими халифами. Кем же были Омейяды? Какая была политическая ситуация в самом Арабском халифате во время правления этой династии?
Еще на заре становления Ислама пророку Мухаммаду было суждено встретиться с язычниками в битве при Ухуде (627г.) во главе с Абу Суфьяном Сарх ибн Харб аль-Умави. Тогда он был одним из ярых противников пророка Мухаммада и Ислама. После того, как Вахши ибн Харба, который побоялся биться с Хамзой ибн Абд аль-Мутталибом лицом к лицу, ударом копья в спину предательски убил молочного брата и ближайшего сподвижника пророка Мухаммада, имеющего почётный титул Асадуллах («Лев Аллаха»). Жена Абу Суфьяна Хинд бинт Утба прибывает на поле боя и распоров живот Хамзы вырвала его печень и съела в знак мести за смерть отца Утба ибн Рабиа, брата аль-Валид ибн Утба и дяди Шайба ибн Рабиа. Основатель династии Омейядов Муавия ибн Абу Суфьян является сыном этих родителей, а Язид ибн Муавия был внуком.
Что же было, какое событие заставило надругаться над телом великого война Ислама, Хамзы Асадуллаха?
За три года до битвы при Ухуде пророк Мухаммад руководил боем при Бадре (624г.). Боевая победа мусульман в этой битве стал фактически поворотным пунктом в их борьбе против язычников. В поединке Али ибн Абу Талиб сразу убил аль-Валид ибн Утба. Хамза ибн Абд аль-Мутталиб на поединке сразу же убил Шайба ибн Рабиа. Хамза и Али вместе убили Утба ибн Рабиа и вывезли раненного мусульманина Убайд ибн аль-Хариса из поля поединка. Бой был справедливым поединком три на три и по согласию сторон. Сам пророк Мухаммад руководил боем, у всех на глазах в честном бою все три язычника были убиты, а один мусульманин был ранен.
В 656-661 годы происходит Первая Фитна. Совершается убийство халифа Османа ибн Аффана и гражданская война между племенами и сторонниками того или иного аристократа в последствии приводит к разделению мусульман на разные течения. Демонстративный отказ Муавия ибн Абу Суфьяна и его сторонников подчиниться избранному халифу Али ибн Абу Талибу, а позже убийство халифа Али в истории Ислама является началом разделения мусульман на хариджитов, суннитов и шиитов.
После убийства в Куфе халифа Али ибн Абу Талиба хариджитами, под руководством Муавия I ибн Абу Суфьяна устанавливается власть Омейядов в Дамаске, которая просуществовало с 661 по 750 год. Неизвестно за какие заслуги Муавия приблизил к себе человека по имени Зияд, происхождение которого никому не было известно и объявил Зияда своим названым братом. Он получил имя Зияд ибн Абу Суфьян, но остался в истории под именем Ибн Абихи («Сын своего отца»), или еще уничижительней — Ибн Сумайя («Сын Сумайи»), что означает — «безродный». Подобный случай — исключительная редкость для арабов, которые считают позором не помнить своих предков или отказаться от их имен.
Муавия отдает в распоряжение Зияда весь Ирак, а затем Хорасан и Персию. В этих регионах он совершил неимоверные преступления, сослал в отдаленные поселения сотни сторонников семьи пророка Мухаммада. После смерти Зияда его сын Убайдуллах ибн Зияд начинает свой карьерный рост при дворе Омейядов.
Вторая Фитна происходит во время халифа Язида ибн Муавия (680-683) и продолжалась междоусобными войнами до 685 г. с перерывами до 692 г. Противостояние Омейядов с семьей пророка Мухаммада окончательно разделила мусульман на враждующие стороны. Убайдуллах ибн Зияд став наместником Куфы в 680 году в Кербале непосредственно участвует в убийстве Хусейна сына Али ибн Абу Талиба и внука пророка Мухаммада. Убайдуллах ибн Зияд это тот, кто, будучи наместником Хорасана первым пересек Амударью в целях разграбления Бухары и Самарканда и сын того безродного Зияда совершавшего преступления в Ираке, Иране и в Хорасане.
Вскоре Язид ибн Муавия был свергнут аль-Мухтар ибн Абу Убайд ас-Сакафи и все те, кто были против Хусейна ибн Али и участвовали в его трагической смерти были обезглавлены. За свои преступления Зияд Убейдуллах был обезглавлен Ибрахим ибн Малик Аштаром, полководцем Мухтара аль-Сакифа.
Третья Фитна (744-750), так же происходит во время правления династии Омейядов. Постоянные интриги и заговоры после смерти Османа ибн Аффана и Али ибн Абу Талиба, которые происходили между арабскими племенами привели к нарастанию недовольства подданных именно во время правления Омейядов и происхождение всех трех фитна в Исламе связаны с Омейядами.
Почти вековая обида за несправедливость и унижение потомков пророка Мухаммада превращается в антиомейядскую революцию начатой бывшим рабом и не арабом Абу Муслимом в Мервском оазисе. Хорасан и Междуречье считался ссыльным краем для неугодных и противников династии Омейядов, Абу Муслим сумел объединить всех недовольных правлением Омейядов. Все это завершилось свержением и почти полным истреблением представителей этой династии, лишь немногим удалось спастись в Андалусии, где они организовали свое царство.
Антиомейядские выступления были в основном под лозунгом требования возвращения халифской власти представителям семьи пророка Мухаммада, к потомкам Али ибн Абу Талиба. На волне этих выступлений в 750 году Абуль-Аббас Абдуллах ибн Мухаммад ас-Саффах становится халифом. Вместо того, чтоб быть преданным идеалам антиомейядского движения он начинает укреплять могущество своей семьи и положил начало более чем 500-летнему правлению Аббасидов, которые укрепив свою власть сразу же начинают кампанию по уничтожению своих недавних сторонников по антиомейядскому движению.
После смерти от оспы первого Аббасидского халифа, в 755 году по приказу второго халифа Абу Джафара Абдуллах ибн Мухаммад аль-Мансура был убит один из вождей антиомейядского восстания Абу Муслим аль-Хорасани. Убийство Абу Муслима вызвало недовольство многих его сторонников, позже начинаются череда восстаний против Аббасидов под руководством Хишам ибн Хаким аль-Муканна в Междуречье и Бабека Хурраммита в Азербайджане.
Халифат при Аббасидах из арабского превратился в мусульманский и этническая принадлежность в управлении государством перестает иметь значение. Масса государственных чиновников уже не состояла только из арабской племенной аристократии. Политический центр халифата перемещается из Дамаска в Багдад. Во время правления Аббасидов происходит арабо-персидский симбиоз, правитель халифата арабского происхождения, а культура и быт персидская, таким образом начинается слияние арабо-персидской культуры на основе Ислама.
Следует отметить и констатировать факт, что в начале возникновения различных течений в Исламе, таких как хариджия, шиа, мурджиа, мутазилия, ахли сунна абсолютно все конфликты происходили на основе политической конъектуры арабских племен, то есть борьба за власть, соперничество между племенами и династиями, даже убийство представителей семьи пророка Мухаммада на заре Ислама были внутри арабскими событиями, а последующие события были связаны с персидскими интриганами, которые вмешивались во внутри арабскую борьбу для устранения того или иного халифа. Какое отношение имеет к тюркам все эти межплеменные разборки арабов и арабо-персидские слияния?
Каждый новый наместник Хорасана назначенный новым халифом переправлялся через Амударью и разграбив города и селения, собрав дань и захватив пленников, возвращался в Хорасан. В результате постоянных перемен халифов и их наместников учащаются набеги арабов почти во все города и селения Междуречья Амударья и Сырдарья и абсолютно все были разграблены и разрушены. Об этих бесчинствах и о бесчеловечности завоевателей писали арабские и местные авторы, упоминавшие в своих произведениях о многотысячных рабах, угнанных на базары халифата, также в их произведениях имеются подробные описания каждого разграбления, разрушения, поджога городов и селений Междуречья, их труды по сей день сохранены в библиотеках мира. Современные археологические исследования подтверждают их сообщения, действительно некогда процветающие города Междуречья Амударья и Сырдарья во время арабского нашествия были превращены в руины и прослеживается глубокий кризис в жизни местных народов, упадок социальной и материальной культуры связанный со спадом производительности ремесленников.
Основная и фундаментальная идея, которая пропагандирует Ислам — это установление мира, добра и любви в человеческих сердцах. Ислам не религия насилия и убийства людей, а наоборот отвергает всякую агрессию. Согласно Корану — Ислам бесспорно является миролюбивой религией для всего человечества, но арабы и персы под флагом Арабского халифата устанавливая новую и ранее неведанную религию, что принесли тюркам и Тюркскому миру, кроме разрухи, убийств и разграблений богатств благодатного Турана?
Народы обширной территории, которая известна под названием Туран, Туркестан и Мавераннахр на протяжении многих столетий принимали активное участие в создании известных всему миру цивилизаций. История этого региона повествует о многочисленных завоевателях, которые стремились установить своё господство над территорией, где имеются несметные богатства. Это были Ахемениды, Александр Македонский, китайские императоры, Сасаниды, персы, арабы, Британская и Российская империи. Они устраивали нашествия на местные государства или тайные сговоры против них.
Местным народам Турана, которые превратили свою землю в рай земной, построили города, возвели прекрасные дворцы и разбили сады, пришлось на протяжении не одного столетия с оружием в руках отстаивать свою землю, свободу, независимость и право на существование. Они мужественно защищали свои нетленные богатства, в том числе культуру и духовность, не жалея собственной жизни во имя и во славу своей Родины. Величие цивилизации не разрушениями мирной жизни людей, не сожжением книг, не уничтожением городов определяется, а также не количеством убитых и не числом порабощённых мирных людей достигается расцвет цивилизации.
Все эти прекрасно сохраненные старинные архитектурные памятники, которые мы видим сегодня и эти крупные городища с фортификационными сооружениями и с цитаделями, археологические комплексы, которые мы находим из недр родной земли, очищая толщу вековой пыли, создавались руками именно местных мастеров, а не арабскими мастерами. Научные труды, воистину великих учёных Турана аль Бируни, аль Хорезми, аль Фараби, ибн Сина и Мирза Улугбека не арабами сделаны, а наоборот вес Исламский мир пользуется их научными открытиями и в XXI веке.
Великий ученый из Хорезма Абуль-Касим Махмуд ибн Умар аз-Замахшари за свою деятельность в Исламском мире получил прозвище Джаруллах («покровительствуемый Аллахом») и Фахри Хоразм («гордость Хорезма»). Его книга «Ал-Муфассал фи синаъат ал-эъраб» является классическим учебником по арабской грамматике, которая используются по сей день для изучения арабской грамматики во всем Исламском мире. Великий Хорезмиец также является автором первого фундаментального арабско-персидского словаря «Мукаддима аль-адаб», многих сборников пословиц, поговорок, сборника дидактических обращений и рассказов «Макамат» и географического словаря.
Многие ученые теологи из Турана оставили золотой след в Исламском мире, даже жизнеописание пророка Мухаммада и сунна мусульман по сей день во всем мусульманском мире преподается по книгам великого учёного из Бухары Абу Абдуллах Мухаммад ибн Исмаил аль Бухари. Его книги «аль-Джами ас-сахих», «аль-Асма ва-ль-куна», «ат-Тарих аль-кабир», «ас-Сунан филь-фикх», «Хальк аф‘аль аль-‘ибад», «аль-Адаб аль-Муфрад» и «аль-Кира’а хальфа-ль-имам» считаются бесценными произведениями человеческого разума.
Продолжение следует
Шухрат Барлас
http://eurasiadiary.com/ru/news/interesting/193269-islam-i-turan-prinyatiya-islama-tyurkskimi-plemenami#.WcufQQwIjho.facebook

В Актобе с новой силой разгорается скандал вокруг памятника коммунисту Левону Мирзояну

SN.KZ: «Ақтөбеде қазақтар мен армян диаспорасының арасында дау ушығуы мүмкін» («В Актобе может разгореться конфликт между казахами и армянской диаспорой») — После обнародования архивов актюбинцы требуют снести памятник Левону МИРЗОЯНУ, однако представители местной армянской диаспоры против этой инициативы.

«В Актобе с новой силой разгорается скандал вокруг памятника коммунисту Левону Мирзояну. Четыре года назад были рассекречены архивы, из которых выяснилось, что бывший партийный секретарь лично просил СТАЛИНА увеличить квоту по расстрельным спискам. Активисты и родные жертв репрессий потребовали снести памятник Мирзояну.

Однако председатель совета старейшин областной армянской диаспоры Арутюн МИКАЕЛЯН считает, что памятник и улица в честь Мирзояна должны остаться, потому что вина последнего пока не доказана официально.

В свою очередь, глава инспекции по охране памятников и историко-культурного наследия Актюбинской области Фархад ДОСМУРАТОВ сообщил, что монумент в 1997 году был установлен незаконно и его можно в любой момент снести.

Как известно, жители города также добивались переименования улицы Мирзояна. Депутаты городского маслихата вынесли решение о названии ее в честь Алихана БУКЕЙХАНОВА. Но пока это решение не утверждено областным маслихатом и ономастической комиссией».

подготовила Назира Даримбет
29.09.17

Источник — ratel.kz

Узбекистан борется с коррупцией

За последние годы в Республике Узбекистан предпринимается ряд мер, направленных на предупреждение и борьбу с коррупционными проявлениями.

В целях противодействия коррупции государством осуществляется комплекс различных организационно-правовых мер. Особое внимание уделяется выявлению причин и условий, способствующих коррупции, и на этой основе внедрению новых форм борьбы с коррупционными проявлениями.

Вместе с тем, проводится системная работа по вопросам нормативного закрепления подходов борьбы с коррупционными проявлениями.

Вчастности, принятие Методики проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативно-правовых актов (per. № 2745 от 25 декабря 2015 года) определило порядок проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативно-правовых актов на предмет выявления в их содержании коррупциогенных факторов, которые могут способствовать коррупционным проявлениям в процессе правоприменения.

Данный акт является правовой основой установления порядка проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативно-правовых актов, а также служит единым стандартизированным документом в этой сфере не только для сотрудников органов юстиции, но и для юридических служб органов государственного и хозяйственного управления, а также органов государственной власти на местах.

В целях установления единых принципов и правил этического поведения работников органов государственного управления и органов исполнительной власти на местах, создания условий для добросовестного и эффективного исполнения ими служебных обязанностей, предупреждения злоупотреблений на государственной службе постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан от 2 марта 2016 года № 62 утверждены Типовые правила этического поведения работников органов государственного управления и органов исполнительной власти на местах, определяющие:

основные принципы и правила служебного поведения государственных служащих;

вопросы конфликта интересов;

ответственность за нарушение положений Правил этики.

При этом на основе этих Типовых правил всеми государственными органами были разработаны и утверждены ведомственные правила этического поведения их работников, положение о Комиссии по этике и ее персональный состав.

Большим шагом в вопросе борьбы и предупреждения коррупции стало принятие Закона от 3 января 2017 года №ЗРУ-~419 «О противодействии коррупции», направленный на определение основных направлений государственной политики в области противодействия коррупции, органов и организаций, осуществляющих и участвующих в деятельности по противодействию коррупции, их полномочия, а также конкретные меры по предупреждению коррупции и другие важные вопросы.

В целях реализации данного Закона 2 февраля 2017 года принято постановление Президента Республики Узбекистан № ПП-2752, которым утверждена Государственная программа по противодействию коррупции на 2017-2018 годы, предусматривающая конкретные практические мероприятия по борьбе с коррупцией, Состав Республиканской межведомственной комиссии по противодействию коррупции, а также Положение о Республиканской межведомственной комиссии по противодействию коррупции.

Также, постановлением Президента Республики Узбекистан от 27 июля 2017 года №ПП-3150 «Об организации деятельности Национального агентства проектного управления при Президенте Республики Узбекистан» создано Национальное агентство проектного управления при Президенте Республики Узбекистан. Одним из основных задач Национального агентства является проведение критического анализа правоприменительной практики и действующего законодательства на предмет исключения правовых коллизий, дублирующих и коррупционных норм, внесение предложений по их устранению.

Реализуются меры по повышению правового сознания и правовой культуры населения, формированию в обществе нетерпимого отношения к коррупции.

В частности, расширен масштаб мероприятий по правовой пропаганде и доведению до населения сути и значения принимаемых нормативно-правовых актов.

В неукоснительном и своевременном выполнении актов законодательства важное значение имеет их оперативное распространение до исполнителей и разъяснение сути и значения населению.

Для распространения новых принимаемых актов законодательства среди исполнителей широко используется система защищенной электронной почты «Е-хат». На период 4 сентября 194 государственным органам и организациям в электронной форме доставлены 1431 нормативно-правовые акты, принятые с начала года. Также, эти сведения направлены на 207 адресов электронной почты местных хокимиятов и органов самоуправления граждан. В свою очередь, государственные органы и организации направляют эти нормативно-правовые акты в нижние звенья и доставляют исполнителям.

Новые нормативно-правовые акты, решения судов, международные договора и иные акты размещаются на сайте Национальной базы данных законодательства Республики Узбекистан — www.lex.uz. Например, по состоянию 4 сентября т.г. в национальной базе размещено 42 532 нормативно-правовых актов на двух (русский и узбекский) языках, свыше 434 судебных решений, более 2,4 тысяч международных договоров, а также 474 технических и иных актов. Ими можно пользоваться бесплатно.

Также проводятся мероприятия по правовой пропаганде, касательно данной сферы.

Так, в целях дальнейшего повышения правовой культуры населения, утверждены 14 медиа-планов и 14 адресных программ по правовой пропаганде охватывающие все регионы страны и направлены для исполнения в органы и учреждения юстиции.

Органами юстиции совместно с другими органами государственного управления, самоуправления граждан и другими институтами гражданского общества в этом направлении проведено около 35 тысяч мероприятий по правовой пропаганде.

Согласно постановлению Президента Республики Узбекистан от 8 февраля 2017 года №ПП-2761 «О мерах по коренному совершенствованию системы распространения актов законодательства» утвержден обновленный состав Межведомственного совета по координации работы государственных органов по правовой пропаганде и просвещению и образованы территориальные комиссии данного Межведомственного совета во главе с руководителями территориальных управлений юстиции и включением в их состав представителей других правоохранительных органов, судов, органов государственного управления, образовательных учреждений, негосударственных некоммерческих и иных организаций.

Членами территориальных комиссий Межведомственного совета проводятся пропагандистские мероприятия о сути и значении нормативно-правовых актов, направленных на профилактику правонарушений и преступлений.

При этом особое внимание уделяется предостережению граждан от коррупции. Готовятся наглядные раздаточные материалы, в частности, буклеты и плакаты, о принимаемых государственными органами мерах по борьбе с коррупцией. Эти материалы широко используются на мероприятиях по правовой пропаганде.

Также, в образовательных учреждениях проводятся занятия посвященные противодействию коррупции. В частности, академических лицеях и профессиональных колледжах введены специальные курсы по борьбе с коррупцией, которые проводятся на основе утвержденной учебной программы. На специальных курсах повышения квалификации и переподготовки юристов также проводятся занятия по соответствующей тематике.

Правительство и депутаты в Казахстане уверены, что если сделать переход к латинице никаких трудностей не возникнет

Правительство и депутаты в Казахстане уверены, что если сделать переход к латинице постепенным и четко придерживаться плана, то никаких трудностей не возникнет

В Казахстане объявили начало всенародного обсуждения варианта алфавита казахского языка на латинице. Он, как ранее сообщало ИА REGNUM, состоит из 25 букв, также для полноценного обеспечения звуковой системы в алфавит было включено восемь диграфов (сочетание двух букв, произносимое как один звук — ИА REGNUM ).

Представлен новый алфавит был в ходе парламентских слушаний в Мажилисе (нижняя палата) парламента на тему «О вопросах введения единого стандарта алфавита государственного языка на латинской графике».

Уже есть ресурс, который будет производить конвертацию текста с кириллицы на латиницу. Также уже готово соответствующее мобильное приложение, которое уже доступно в AppStore.

«Простое сравнение, если в нынешнем алфавите у нас 42 буквы на 28 звуков, исконных казахских, то сейчас в новом алфавите всего лишь 25 букв. Естественно, возникает вопрос, а как же передаются некоторые дополнительные звуки казахского языка, которых нет в латинском. Они передаются традиционными общепринятыми способами — диграфами. И с другой стороны, также естественно, мы включили несколько звуков, которые сейчас очень часто используются в казахском языке, потому что в казахском языке сейчас много заимствований не только из персидского и арабского, но и из европейских языков. Почему будет легче изучать и преподавать, потому что создан алфавит, который полностью приспособлен к специфике самого языка. И именно это такое преимущество, я думаю, создаст очень хорошие условия для дальнейшего развития государственного языка Республики Казахстан», — прокомментировал представленный вариант алфавита директор института языкознания Ерден Кажыбек.

Что касается возможных трудностей, то, по мнению директора Республиканского координационно-методического центра развития языков им. Шаяхметова Ербола Тлешова, с внедрением алфавита на латинице необходимо принятие новых правил орфографии в казахском языке.

Также на заседании, по всей видимости, решили ответить на критику по переходу казахского языка на латиницу, которая раздается не только в самом Казахстане, но и в России. Примечательно, что если в России изменения воспринимаются негативно, то в Китае казахстанская инициатива с алфавитом нашла поддержку. В КНР с 1958 года используется система pinyin. Отмечается, что «pinyin стал органичной частью китайского языка и большим подспорьем в его изучении, наборе текстов на компьютере и коммуникации в глобальной сети Интернет». Также говорится, что для китайцев «pinyin облегчает изучение английского и других европейских языков, интерес к которым в КНР неуклонно растет».

В поддержку латинизации казахского языка многие эксперты приводят опыт Узбекистана и Туркмении. Однако в этих странах отмечают, что следствием реформы стало общее снижение интереса к чтению, а также падение культурно-образовательного уровня населения.

Общераспространенным является прогноз узбекского писателя, поэта и философа Сабита Мадалиева, возглавлявшего в начале 1990-х гг. журнал «Звезда Востока» — по его мнению, результатом незавершенной на тот момент латинизации узбекского алфавита, помимо больших финансовых затрат, станет следующее: культурные достижения последних десятилетий останутся за бортом истории; осложнится изучение узбекского языка некоренным населением и не коснется 2,5 млн узбеков, проживающих за пределами страны; усугубятся дезинтеграционные процессы в регионе; старшие поколения узбекского народа вновь станут неграмотными; перевод духовного наследия на современный узбекский язык отодвинется на многие десятилетия назад; заметно понизится уровень культуры народа; произойдет отторжение не только от России, но и от тюркских народов.

Более того, 10 августа 2017 года узбекский литературовед Шухрат Ризаев обратился со страниц местной газеты «Китоб дунеси» («Мир книг») с открытым письмом на имя президента Узбекистана, где он предложил вернуться к кириллице, как к основной графике, а латиницу узаконить в качестве второго алфавита.

Но и здесь у казахстанских депутатов нашелся ответ.

«В некоторых странах, где слишком оперативно заменили свой алфавит, за прошедшую четверть века пришлось не раз вносить изменения в новую графику. Мы не должны повторить эти ошибки, и перед окончательным решением нужно еще и еще раз пересматривать новый проект алфавита и довести его до совершенства», — сказал Сауытбек Абдрахманов.

По утверждению заместителя директора Института евразийской интеграции Сергея Селиверстова, обновление алфавита государственного языка Казахстана — это суверенное дело государства. Оно не ущемляет другие применяемые языки, которые остаются на прежней графике. Он рассказал, что модернизации подвергались многие алфавиты, в числе которых и славянский.

«В 18 веке Петр I, проводя европеизацию России, ввел новый гражданский шрифт, в котором старая кириллица была модернизирована по образцам все той же европейской латиницы. Наконец, в 20 веке в 20-30 годы, когда из 72 языков СССР 50 были переведены на латиницу, разрабатывался, как известно, проект перевода на латиницу русского языка. Сторонником такого перевода был первый нарком просвещения РСФСР Анатолий Луначарский», — публикует доводы Сергея Селиверстова Zakon. kz.

Сам эксперт считает, что переход на латиницу повысит степень обучаемости казахскому языку.

«Думаю, интерес к языку возрастет. Дело в том, что внешняя похожесть казахского и русского алфавитов не всегда способствовала изучению. Теперь же, когда алфавит будет более отличаться, изучение и обучение казахскому языку будет более четким и осмысленным. Например, многими сегодня изучается турецкий язык, и то, что он на латинице — это способствует, а не препятствует изучению. Так, полагаю, будет и в нашей стране, в Казахстане. Эту большую работу, инициированную государством, казахстанской интеллигенцией, следует поддержать», — сказал заместитель директора Института евразийской интеграции.

Старается успокоить всех и спикер Мажилиса Нурлан Нигматулин, утверждая, что переход на латиницу не означает коренных изменений в языковой политике.

«Здесь необходимо особенно подчеркнуть, что реформа казахского языка не предполагает изменения государственной языковой политики. Об этом предельно четко и ясно заявил глава государства. Смена алфавита затрагивает исключительно казахский язык. Переход на латиницу направлен прежде всего на реформирование казахского алфавита и правил орфографии, что позволит установить соответствие между фонетикой языка и его графикой. Таким образом, введение латиницы призвано решить лишь внутренние вопросы развития государственного языка», — сообщил спикер нижней палаты парламента.

Такого же мнения придерживается и вице-министр образования и науки Асхат Аймагамбетов.

«Важно отметить, что кириллица останется в преподавании предметов на русском языке, в школах с русским языком обучения все предметы, за исключением казахского языка, английского, будут вестись с использованием кириллической графики. Латиница коснется только казахского языка и всех тех предметов, которые будут преподаваться на казахском языке», — сказал он, отвечая на вопросы депутатов.

Он рассказал, как планируется внедрить латиницу в образовательной сфере.

«В случае утверждения нового алфавита мы планируем утвердить сам график внедрения нового письма во всех организациях образования нашей страны. Все это мы предварительно будем обсуждать с педагогической, родительской общественностью, с министерствами. Особо хочу отметить, что спешки не будет, вся работа будет вестись планомерно, системно и строго по графику. В нем мы обязательно предусмотрим вопросы подготовки кадров, издания учебников, нормативных словарей, вопросы грамматики. Затем планируется подготовить и издать массовым тиражом нормативные словари, учебники, учебно-методические пособия. И только после качественного завершения самого важного и ответственного подготовительного этапа мы приступим к широкомасштабному процессу внедрения нового письма во все организации образования», — поведал Асхат Аймагамбетов.

Он подчеркнул, что в этом графике обязательно будут учтены вопросы подготовки кадров, издания учебников и словарей.

«Только после качественного завершения самого важного и ответственного подготовительного этапа мы приступим к широкомасштабному внедрению данного процесса нового письма во всех организациях образования», — заверил вице-министр образования.

Как утверждает заместитель премьер-министра Казахстана Ерболат Досаев, у правительства готов пошаговый алгоритм перехода на латиницу, в его рамках необходим полный цикл образовательных мероприятий: от подготовки учителей до образования всего населения. Он пояснил, что замена документов после утверждения нового варианта графики казахского языка будет проводиться постепенно.

«Замена документов будет происходить последовательно. Те документы, которые сейчас на руках, будут действовать до истечения сроков действия. Все процессы начнутся только после утверждения плана перехода на латиницу», — сказал Досаев на парламентских слушаниях.

Были представлены и некоторые цифры по финансовым расходам в вопросе перехода на латиницу.

«В трехлетнем бюджете 250 млн тенге (42,66 млн рублей) на определенные виды работ предусмотрены, потому что основная работа еще не завершена. Общий счет еще подлежит расчету советующим министерством. Какие финансовые затраты предстоят, это соответствующей рабочей группе, министерству, местным исполнительным органам необходимо согласовать. Это еще предстоит рассчитать», — сказал министр финансов Бахыт Султанов после слушаний, отвечая на вопросы журналистов.

Своеобразную точку в вопросе поставил мажилисмен Сауытбек Абдрахманов.

«Вопрос о том, надо или не надо переводить казахский алфавит на латинскую графику, уже исчерпан. Конечно, человек может ошибиться, может совершить ошибку и общество, и даже эпоха. Но не ошибается время. Потому что нет ничего мудрее, чем время. Латиница выдержала многовековое испытание временем. О многом говорит тот факт, что сейчас 80% мира освоили эту графику, пользуются ей. И сегодня 70% информации во всем мире формируется с использованием латиницы. Я думаю, что лучших аргументов невозможно привести. Это требование прагматизма», — сказал он.

Напомним, 12 апреля 2017 года президент Казахстана опубликовал программную статью «Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру» («Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания»), в которой напомнил, что в послании, озвученном в декабре 2012 года, он предложил перевести казахский алфавит на латиницу.

В этой связи Нурсултан Назарбаев поручил правительству Казахстана разработать четкий график перехода, а также до конца 2017 года с помощью ученых и широкой общественности принять единый стандартный вариант казахского алфавита в новой графике.

Лязат Шибутова

11 сентября 2017,

Источник — regnum.ru

У США дефицит партнеров на постсоветском пространстве

Звонок Дональда ТРАМПА президенту Казахстана по инициативе американской стороны — это дипломатический реверанс от новой администрации Белого дома с намеком на усиление сотрудничества в разных направлениях: от экономики и энергетики до политики и военного сотрудничества.

Акорда как ключ к Кремлю

На фоне усиления влияния России и Китая на постсоветском пространстве США стали испытывать дефицит партнеров, в том числе в Центральной Азии, где в последние годы основным центром притяжения становится больше Пекин, чем Москва.

После украинского конфликта 2014 года на постсоветском направлении у США так и не появилось ни одного нового посредника в отношениях с Россией, способного поддерживать партнерские отношения как с Западом, так и с Кремлем. Еще при Бараке ОБАМЕ эту роль отводили Астане. Хотя в глазах Вашингтона Казахстан сейчас интересен и как модератор в разрешении сирийского конфликта. Но именно из-за частоты формальных и неформальных контактов с Кремлем, в которых Акорда вне конкуренции, Белый дом решил сохранить преемственность в отношениях с Казахстаном.

Незадолго до телефонного общения лидеров США и Казахстана Астану посетил премьер-министр России Дмитрий МЕДВЕДЕВ, который участвовал в заседании Евразийского межправительственного совета и провел встречу с Нурсултаном НАЗАРБАЕВЫМ. Естественно, поднимался и болезненный вопрос ужесточения антироссийских санкций, которые поддержали США и беспокоят Астану.

Эти санкции для Казахстана — палка о двух концах. С одной стороны, они влекут немало рисков. С другой, появилась еще одна возможность закрепить за собой роль модератора в глазах Вашингтона и Брюсселя. Не удивительно, что президенты США и Казахстана в телефонном разговоре уделили особое внимание американо-российских отношениям, которые вошли в новую фазу обострения и уже привели к обмену взаимными дипломатическими ударами.

За последние несколько недель Акорда не раз поднимала эту тему. В частности, на церемонии открытия здания банка низкообогащенного урана МАГАТЭ президент Казахстана выразил обеспокоенность ужесточением санкционного противостояния между США и Россией, которая, по его мнению, «ведет к нарастанию напряженности между двумя ведущими ядерными государства в мире», поэтому «принципиально важно не допустить перерастания торгово-экономических конфликтов в силовое противостояние». Он также отметил, что Казахстан вносит вклад в разрешение сложных мировых проблем по мере сил и возможностей.

Еще раньше, во время встречи с премьер-министром РК Бакытжаном САГИНТАЕВЫМ глава государства упомянул о рисках для казахстанской экономики в связи с ужесточением санкций.

В свою очередь, министр национальной экономики РК Тимур СУЛЕЙМЕНОВ заявил, что в долгосрочном периоде санкции будут иметь влияние на экономику России, поэтому Казахстану как участнику ЕАЭС надо быть готовым к любым неприятным сюрпризам. При этом главные риски санкций связаны с курсом российского рубля по отношению к иностранной валюте.

Между тем, председатель Национального банка РК Данияр АКИШЕВ на пресс-конференции сказал, что потенциал влияния антироссийских санкций со стороны США на казахстанскую экономику является нейтральным. «И при стабильности на мировых сырьевых рынках риски для казахстанской экономики минимальны», — считает он.

Это заявление вступают в противоречие с тем, что говорил президент и министр нацэкономики, которые относятся к санкциям более настороженно. И эта настороженность вполне объяснима: война торговых санкций с Западом уже била рикошетом по партнерам России из ЕАЭС (в первую очередь по Казахстану и Белоруссии), которых Москва постоянно обвиняла в контрабанде и реэкспорте запрещенных в РФ товаров.

Судя по всему, ситуация будет только ухудшаться. В марте в российскую Госдуму был внесен законопроект о запрете оборота в России ряда товаров, поступающих из стран ЕАЭС, — чтобы предотвратить реэкспорт санкционных товаров. А это может заложить основу для новых взаимных обвинений между членами союза, так как понятием «санкционный товар» легко манипулировать для защиты внутреннего рынка.

Нефтяное лобби

С начала 1990-х для любой администрации Белого дома Казахстан всегда ассоциировался с зоной жизненно важных интересов крупных американских нефтегазовых компаний. А назначение Трампом на пост госсекретаря США бывшего главы нефтегазовой корпорации «ExxonMobil» Рекса ТИЛЛЕРСОНА эту ассоциацию еще и усилило.

Вряд ли случайно телефонный разговор Дональда Трампа с Нурсултаном Назарбаевым состоялся практически сразу после визита в Казахстан замминистра энергетики США Дэна БРУЙЛЭТТА. В ходе встречи с ним наше руководство не преминуло подчеркнуть, что в республике работают более 500 компаний с американским участием. В том числе крупнейшие нефтяные компании, которые вложили в казахстанскую экономику $40 млрд.

Как говорится, «тонкий намек на толстые обстоятельства», который придется учитывать каждому американскому президенту. Неудивительно, что в декабре прошлого года, когда президент Казахстана участвовал в официальной презентации Кашагана, он рассказал о своем разговоре с Трампом, который поздравил с запуском крупнейшего нефтяного месторождения.

С учетом роли нефти в нашей экономике в Казахстане вызвали обеспокоенность некоторые новые пункты антироссийских санкций. В частности, речь шла о корректировке списка глубоководных шельфовых проектов, а также нефтегазовых проектов с трудноизвлекаемыми запасами, для которых запрещено поставлять оборудование и технологии. Министр национальной экономики поспешил всех успокоить: дескать, Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), «который связывает нашу нефть с морями, в частности с Новороссийском, в санкциях не прописан». И здесь между делом вновь была упомянута мощь американского нефтегазового лобби. По словам министра, «Шеврон», один из крупных инвесторов КТК, вместе с другими американскими участниками консорциума добился от Конгресса США, чтобы транзитные трубопроводы были выведены из-под санкций.

С другой стороны, пока непонятно, насколько оправданы опасения, что в зону риска могут попасть некоторые каспийские месторождения, которые разрабатываются совместно Казахстаном и Россией: например, «Хвалынское» и «Центральная». Причина в том, что санкции распространяются не только на российские добывающие компании, но и на все проекты, где их доля составляет более трети.

Внутренняя кухня Совбеза ООН

Казахстан в прошлом году стал непостоянным членом Совета безопасности ООН. В ходе телефонного разговора Назарбаева и Трампа также обсуждались вопросы глобальной и региональной политики, что с учетом этого статуса выглядит вполне логично.

В Совбез входит 15 членов — пять постоянных и десять непостоянных. Но для принятия того или иного решения необходимо, чтобы его поддержала не только постоянная пятерка, но еще четыре из 10 непостоянных членов. Не удивительно поэтому, что и Россия, и Китай, и США внимательно относятся к списку непостоянных членов, стараясь поддерживать те государства, на которые они могут рассчитывать в случае голосования.

Совет безопасности ООН отвечает за поддержание международного мира и безопасности и, в случае возникновения угроз, имеет право применять принудительные меры, в том числе санкции, к тем или иным государствам. В любом случае, каждому из пяти постоянных членов Совбеза нужна своя команда поддержки.

Кстати, в конце августа Казахстан уже предложил «количественно и качественно» расширить состав Совета. Такой же позиции давно уже придерживается и Россия, которая хочет «размыть» западный блок в Совбезе за счет включения в него представителей других регионов мира. И неясно, случайно ли такое совпадение позиций Акорды и Кремля. Тем более что именно Россия и Китай наиболее активно поддерживали нашу кандидатуру в качестве непостоянного члена Совбеза, рассчитывая на то, что Казахстан оплатит счет, когда его выставят.

Хотя, возможно, Астана по привычке решила отметиться новыми международными инициативами, каких за последние годы было уже немало: от предложения провести реформу всей мировой финансовой системы — до принятия нового Договора о нераспространении ядерного оружия.

Ядерный банк

Белый дом проявил преемственность и в создании международного банка низкообогащенного урана под контролем МАГАТЭ, который в конце августа официально открыли в Казахстане. Ведь эта инициатива в свое время возникла именно у США — чтобы дать возможность государствам, развивающим мирную ядерную энергетику, использовать низкообогащенный уран из этого банка без создания собственных производств по его обогащению.

Казахстан сразу поддержал эту идею и предложил свою территорию, больше по имиджевым соображениям. Для президента важно было укрепить стратегическое партнерство с США, а также с МАГАТЭ. К тому же республика не первый год старается создать свой вертикально интегрированный ядерный комплекс — от добычи урана до производства топлива для АЭС.

Не менее важно для США и то, что у Казахстана тесные партнерские связи с Ираном, для чьей ядерной программы этот банк в принципе и создавался. Несмотря на то что Дональд Трамп пытается снова занять жесткую позицию по отношению к Тегерану, сам факт открытия банка низкообогащенного урана под контролем МАГАТЭ в Казахстане указывает на то, что эта идея устраивала как республиканцев, так и демократов.

Мнение рядовых казахстанцев, как обычно, в расчет не приняли.

Афганский фактор

Незадолго до телефонной беседы с президентом Казахстана Дональд Трамп сделал заявление, напрямую имеющее отношение к Центральной Азии. Он сказал, что поспешный вывод американских войск из Афганистана может образовать вакуум, который займут террористы.

Откровенно говоря, этот процесс уже начался, что привело к усилению позиций сторонников ИГИЛ в Афганистане, среди которых немало граждан Центральной Азии. И они представляют более серьезную угрозу для нашего региона, чем даже талибы.

Поэтому естественно, что полный вывод американских военных из Афганистана вряд ли устраивал приграничные центральноазиатские государства, которые опасались, что после вытеснения ИГИЛ из Сирии и Ирака часть ее боевиков окажутся именно в Афганистане.

Трамп также заявил, что США будут более жестко подходить к Пакистану, который, по его мнению, стал прибежищем для экстремистов. Но в таком случае Белому дому придется усилить взаимодействие с другими государствами региона, где серьезнее относятся к борьбе с терроризмом. Хотя приоритетом здесь будет не Казахстан, для которого афганская тематика традиционно была менее приоритетной, а Узбекистан. Еще при Исламе КАРИМОВЕ наш сосед пытался играть важную роль во внутриафганском урегулировании.

Также Трампу придется реанимировать формулу «5+1» (пять стран Центральной Азии плюс США), которую пыталась реализовать администрация Обамы как противовес влиянию России и Китая в регионе.

При этом непонятно, как США собираются укреплять свои позиции в ЦА, если тот же Трамп недавно резко сократил финансирование американской помощи зарубежным странам на 2018 год. В том числе и центральноазиатской пятерке: военная помощь США снизится с $15,67 млн в 2017 году до $9,153 млн в 2018-м. Аналогичное сокращение будет и в рамках экономической и гуманитарной помощи.

Естественно, что этот фактор усилит экономическое и финансовое присутствие Китая в регионе, который собирается увеличивать финансирование разных проектов — и экономических, и гуманитарных — в рамках «Экономического пояса Шелкового пути».

Досым САТПАЕВ
5.09.17

Источник — ratel.kz

Сколько стоит возрождение туранского тигра в Казахстане?

Еще в начале ХХ века на территории Центральной Азии и Закавказья водился туранский тигр. Эти животные, рассказывают зоологи, обитали неподалеку от селений, но на людей не нападали. В 70-х годах было официально признано, что туранский тигр исчез как вид. Причины: уничтожение среды обитания – тугайного леса, уничтожение животных, которыми тигры питались, выпас скота, забор воды из рек, возле которых тигры жили (Амударья, Сырдарья, Чу и так далее, и так далее) и охота на них. О туранском тигре и желании его возродить в совместном материале проектов «Открытая Азия онлайн» и «ЛИВЕНЬ. Living Asia». Автор: Марина Михтаева.

Доподлинно известно, что в городе Верном (старое название Алматы) в 1913 году у лесничего Перовского жил ручной тигр, привезенный еще детенышем из Балхаша. Лев Троцкий, сосланный в 1928 году в Алма-Ату, восхищался этими царственными животными. Кроме известных политических заявлений, Троцкий подписал нешуточный «Пакт о ненападении на балхашских тигров». Последнего туранского тигра в окрестностях Ташкента убил в 1906 году русский князь Голицын. Чучело зверя до середины 60-х XX века украшало один из залов ташкентского музея природы, пока случившийся в музее пожар не уничтожил экспозицию. В Таджикистане тигра видели в последний раз в 1954 году.

По данным Всемирного фонда дикой природы, в северном Кыргызстане последнего животного этого вида уничтожили в 1980-м.

В 1960-х годах туранский тигр был внесен в Красную книгу Международного союза охраны природы. Но было уже поздно. Сейчас предпринимаются попытки возродить этот вид в Казахстане. Местные ученые совместно со Всемирным фондом дикой природы (WWF) разработали специальную программу по реинтродукции.

Реинтродукция — переселение и заселение вновь диких животных и растений определенного вида на территорию, где они ранее обитали и произрастали, но откуда по каким-либо причинам исчезли, для создания новой и устойчивой популяции, – Википедия.

В 2014 году в Астане прошла Международная конференция по проекту возрождения туранского тигра. Представители Министерства окружающей среды и водных ресурсов Казахстана тогда заявили, что национальный парк для этого животного планируется создать уже в 2019 году.

Но не все так просто, – говорит вице-президент Казахстанского национального географического общества, заместитель директора по науке Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия, зоолог Сергей Скляренко.

Он рассказывает, сколько всего еще нужно сделать в законодательстве и прописать в проекте, чтобы успешно возродить вид туранского тигра в Казахстана.

– Сергей Львович, на какой стадии сейчас работы по реинтродукции тигра?

– Начнем с программы. Она составлялась с подачи Всемирного фонда дикой природы (WWF), с привлечение и казахстанских экспертов, и зарубежных. В итоге ее сделали два года назад в более или менее окончательном виде. Она достаточно неплохо проработана в деталях.

Так что она в общем-то есть, но у нее нет в Казахстане никакого официального статуса на данный момент. То есть это по сути программа казахстанских и международных экспертов по восстановлению здесь группировки тигра. Но официального статуса у этой программы нет. Она была рассмотрена на заседании научно-технического совета Комитета лесного хозяйства и животного мира. Совет ее одобрил, но этим в общем и кончилось. Она не подписана никем из руководителей министерства, допустим, или правительства. У нее отсутствует официальный статус и, соответственно, отсутствует повод для выделения средств государственных. И отсутствует уверенность у доноров – что вообще стоит давать какие-то деньги. То есть не прозвучала поддержка государства, подтвержденная документально. Утверждение программы – это как бы официальное подтверждение позиции, что да, Казахстан хочет и готов предпринять для этого вот такие, такие, такие шаги. Так что программа пока висит.

Это проблема, я бы сказал, системная. Потому что в Казахстане нет опыта официального подтверждения подобных программ. Потому что подобные программы не входят в число принятых нормативно-правовых документов. То есть в мировой практике это принято – утверждать программу действий по какому-то виду. Например, какая-то страна утверждает план действий по сохранению медведя белого, например, или сайгака. Но поскольку в Казахстане понятие такие программ сейчас отсутствует – нигде в законе не написано, что подобные программы вообще существуют. Допустим, в законе может быть написано: «Для сохранения отдельных редких видов принимаются программы, которые утверждаются тем-то и тем-то». Но такой фразу нигде нет, ни в одном из наших законов.

– А есть шансы, что она будет официально принята и начнет работать?

– Ее теоретически может принять правительство каким-то актом при наличии доброй воли или, может быть, министр может ее утвердить на уровне министерства сельского хозяйства. Нет традиционной, законодательством установленной формы для таких документов. Поэтому, я так понимаю, министерству сельского хозяйства не совсем понятно: а кто должен подписать программу?

И для международных доноров просто утверждения программы научно-техническим советом недостаточно. Ну совет одобрил, да – хорошая программа, сказал. Но это не повод к выделению денег и для прочих действий. И сейчас возникла некая пауза. Была достаточно активная работа на этапе разработки вот этой программы. Доноры международные потратили деньги – в частности WWF, они нанимали экспертов, организации в Казахстане. Они отработали, сделали программу, провели предварительные изыскания, включая беседы с местным населением, анкетирование и так далее. Но с тех пор, как программа была разработана, все остановилось. Правда, после принятия были дополнительные беседы с населением. Просто, чтобы выяснить позицию. После этого программу подкорректировали, кстати, предусмотрели дополнительное огораживание больших участков территории.

– Насколько я понимаю для того, чтобы привезти сюда тигра, нужно сначала восстановить экосистему?

– Привезти тигра – это самая простая часть. Объективно. Ну, подумаешь, взяли тигра на Дальнем Востоке, привезли, подержали в загонах. Они животные не то что бы слабые – не котят же привезут, а относительно взрослых зверей – подкормили, адаптировали, выпустили. Понятно, это дело непростое. Но если брать тигров не из зоопарка, а зверей, которые привыкли охотиться, добывать себе пищу, то это не очень сложный этап. На самом деле он самый простой в этом деле. Самый сложный – это восстановление экосистемы, это вообще самое сложное в этом деле. Восстановление экосистемы – это что? Это восстановление, во-первых, тугайного леса.

– Его и нет, наверное, уже…

– Он есть, но в плохом состоянии. Он участками без подлеска, подлесок выбит скотом напрочь, пожары регулярно происходят и леса выгорают. Да и дело в том, что там не особо охраняемые природные территории – там заказники. А это слабый уровень охраняемости, то есть это заказники, которые находятся под управлением «Алтын Эмеля». Там по одному, может быть, по два инспектора на огромные территории. Заказники находятся уже в дельте реки Или, где она начинает разветвляться, образуя рукава. Именно эти участки планируются под разведение тигра.

Так что, необходимо восстановление экосистемы, восстановление тугайного леса, чтобы он пришел в нормальное состояние или хотя бы начал активно восстанавливаться. Для этого нужно выполнить комплекс задач: первым делом обеспечить нормальное поступление воды, чтобы лес вовремя затапливался. То есть снизить потребление воды хозяйствами. Причем это вполне реально – потеря воды около 50%, совершенно гигантская – вода просто бездарно тратится, гораздо больше, чем нужно. Нужно бороться с пожарами, нужно бороться с незаконной вырубкой, нужно бороться с выпасом скота, который съедает подрост. Это тоже запрещено, но тем не менее он там пасется.

– Нужно же еще обеспечить питание для тигров?

– Да, второй существенный момент – это кормовая база. Одному тигру в год надо порядка 50-60 кабанов на пропитание. Для этого они должны там быть. В данный момент там этого нет и близко. Плотность копытных примерно в 10 раз ниже, чем та, которая необходима для существования там тигра нормального. Для этого нужно опять же восстановление тугайного леса, чтобы кабаны могли там жить, это для них кормовая база.

Кроме того, что должна восстановиться численность кабанов, должна подняться численность косуль и джейранов. В идеале туда еще надо привезти бухарского оленя. Бухарский олень у нас есть – он же тугайный олень. Он есть в государственном охотничьем хозяйстве «Карашенгель» – это хозяйство аппарата президента, по-моему. Так вот, у них там тугайных оленей избыток, они не знают, куда их девать – их слишком много и они там все съедают, а так как это вид Красной книги, охотиться на него нельзя. Несмотря на то, что охотничье хозяйство совсем не рядовое, охотиться на краснокнижных нельзя и там. Оленя много – его надо вывозить. Но на это нужны средства. И для того, чтобы оленя вывозить на реку Или, где нижнее течение – там для него идеальные места – надо сначала наладить охрану. И вот пошла цепочка: нам нужна охрана, подъем численности копытных, восстановление тугайного леса и так далее. Одно без другого невозможно. И вот только когда все это будет, можно вести речь о завозе тигров.

Фотографий туранского тигра почти нет.

Это одни из самых частых изображений, которые можно найти в сети по поиску «туранский тигр».

– Когда я узнала о том, что разработана такая программу, у меня сразу возник вопрос: а где взять туранского тигра для заселения на территории Казахстана, если он исчез как вид?

– Туранский тигр – это подвид фактически. Генетически все существующие расы тигра близки, способны между собой скрещиваться, давать плодовитое потомство. Это не видовой уровень различий. Туранский тигр, это генетически доказано, очень близок к амурскому тигру. Сюда вполне можно завозить амурских тигров.

И вот, кстати, программа. Она-то проработана хорошо, но там примерно половину занимает описание операций с тигром. По факту должны быть гораздо более тщательно проработаны задачи по восстановлению экосистемы. Естественно, в программе все это указано, но этот как раз тот компонент, который сейчас – если программу всерьез запускать и подписывать – нуждается в тщательной дополнительной проработке. Вот эта часть должна быть сейчас расписана буквально по шагам – что делать в первый год, что во второй, третий, какие нужны средства на все эти операции. Вот этого там сейчас не хватает, если откровенно. По тигру проработки отличные – сколько надо завозить, чем они там могут питаться, как может расти поголовье – с какой скоростью в разных вариантах.

– А во сколько денег эта программа обойдется, наверное, невозможно сказать?

– Почему – стоимость оценена, такая – ориентировочная. Но я вот даже не берусь сказать, насколько она адекватна. Доноры, вроде, обещают 10 млн долларов. Это, вроде бы, деньги и, вроде бы, немаленькие. Но если делать что-то такое всерьез, то в масштабах страны это деньги не то чтобы очень большие. Но вот то же – моя любимая тема – «Кок-Жайляу»: там на первом этапе только на инфраструктуру планировалось потратить порядка 700 млн долларов. Ну вот, сравните масштабы. То есть государство в принципе, морально, готово было выкинуть такие деньги только на инфраструктуру. То есть для государства эти 10 млн долларов это вообще ничего.

По предварительным оценкам – два года назад это считали – реализация программы потребует около 50 млн долларов США на первые 10 лет. Из них 20 млн планирует привлечь WWF, а 30 млн – цитирую – «планируется мобилизовать из бюджета Республики Казахстан, Фонда охраны природы Республики Казахстан (такого, кстати, не существует, по крайней мере, фонда с таким названием), Казахстанского географического общества и так далее». Ну вот, грубо они посчитали – 50 млн долларов где-то на 10 лет. Но опять же первая часть в программе прописана не очень тщательно – что касается восстановления экосистемы. 50 млн – это очень глазомерная оценка, я так могу сказать.

– А Казахстанское национальное географическое общество может как-то повлиять на скорость, продавить, чтобы программа быстрее заработала?

– Общество поддерживает программу, продавливать мы, конечно, не пытались. Мы поддерживаем, очень надеемся, говорим, что да – она хороша. Причем одно из требований у международных доноров для того, чтобы они начали финансирование, – это включение тигров в Красную книгу Казахстана. На международном уровне такая практика существует – включать в Красную книгу виды, которых на данный момент в стране нет. Это статус «исчезнувший в дикой природе» (Extinct in the Wild, EW). В принципе этот статус был когда-то в казахстанской Красной книге, в первом издании, и сейчас есть в России, например.

Чем этот статус – EW – хорош? Во-первых, он напоминает, что какие-то виды у нас исчезли, что они когда-то были, во-вторых, напоминает, что могут исчезнуть и другие – он указывает на потерю вида. И, в-третьих, этот статус позволяет включать какие-то механизмы восстановления вида. Можно говорить: «Видите, он был, есть в Красной книге, давайте его восстанавливать».

У нас по закону об охране животного мира уполномоченный орган – в данном случае министерство сельского хозяйства – обязаны проводить мероприятия по восстановлению численности редких видов. Но если вида нет в списке, то его и нет. У нас получается, что тигра и нет. Это такая эфемерная вещь. И странно тратить деньги на вещь, которая никак не обозначена. То есть ее надо обозначить, и тогда появится законодательная основа для действий по его восстановлению в стране, какая-то нормативная база. Комитет лесного хозяйства сможет сказать: «Видите, у нас есть этот вид в Красной книге, мы просим бюджетные средства для работ по его восстановлению».

А комитет не мог этого сделать при всем желании год назад и полгода назад. По той простой причине, что в Красную книгу у нас могли включаться виды, которые обитают в состоянии естественной свободы. Но тигр у нас не обитает, поэтому не подпадал под этот вариант. Сейчас формулировка в законе подправлена. Географическое общество, наша Ассоциация сохранения биоразнообразия лоббировали продвижение этой поправки в закон. От Ассоциации сидел человек постоянно в Парламенте. Мы первый раз попробовали поработать в качестве специального эксперта, который ходил на все заседания парламентской группы и отслеживал все изменения. И удалось внести несколько поправок в законодательство – удалось довести до выхода закона. И среди этих поправок – как раз возможность внесения в Красную книгу видов, исчезнувших в дикой природе.

– И какая перспектива по срокам с поправками в Красную книгу?

– Теперь следующий шаг за Комитетом лесного хозяйства и животного мира. Поправка есть, теперь нужно собрать Зоологическую комиссию – она утверждает списки. Комиссия должна решить, что нужно для того, чтобы перейти на международные критерии, набросать список видов, потом пересмотреть категории и утвердить новый список уже с тигром. Есть такая же проблема с лошадью Пржевальского, по которой у нас тоже работы встали два года назад – из-за того, что вид невозможно было включить в Красную книгу. А это было жестким требованием донора. И у нас полностью встало финансирование по восстановлению вида. И сейчас мы надеемся – если все будет идти очень быстро – что к следующей весне, по самым оптимистичным оценкам, мы получим новый список Красной книги с тигром и с лошадью. Красную книгу утверждает Правительство. Так что нужно всю эту работу провести.

Ради одного тигра нелепо выносить какие-то постановления. Никто даже не возьмется. Нужно пересмотреть всю Красную книгу – там очень много проблем: хотя бы по наземным позвоночным. И список утвердить целиком – это потребует времени. Пересмотреть, подкорректировать, потом выйти на постановление правительства.

Заглавное фото: phistory.ru
Фото Сергея Скляренко из личного архива

Источник — Living Asia

В Баку и Астане, несомненно, знали о конечной цели нурсистов — приход к власти

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн центра «Этноглобус» , политолог

Азербайджан и Казахстан объединяет несколько важнейших геополитических, культурных и религиозных факторов. Геополитически оба государства являются одними из ведущих стран своего региона и имеют свое слово в региональных вопросах, что соответственно перекладывает на официальный Баку и Астану определенную ответственность, одновременно делая их уязвимыми перед разного рода вызовами .

Религиозные, культурные и политические вызовы последних лет являются инструментом для раздела сферы влияния с использованием религиозных, этнических и политических факторов

Мироразделяющие силы, особенно крупные региональные государства, сливают воедино религиозный и этнический радикализм. Этносы , проживающие в сопредельных государствах, проповедующих ислам, становятся инструментом для   оказания давления на государство. Например, представитель радикального течения ислама , являющийся также представителем какого то этноса , проживающего в стране, совершив незаконное действие на территории государства, с выявлением его преступности начинает спекулировать его этнической принадлежностью, заявляя о притеснении на этнической основе. Против Азербайджана такие методы весьма активно использовались до середины 2000 гг. на северных и северо-западных регионах страны.

Подобное слияние этнического и религиозного радикализма устраивает обе стороны, выдвигающих свои требования государствам.

Для Казахстана подобная опасность в немного иной форме исходит из региональных стран, но особое место занимает уйгурский вопрос , тлеющийся из Китая. Уйгурский сепаратизм последние годы сливается с радикальным крылом ислама. По данным СМИ число радикальных мусульман среди уйгуров в Китае растет. Несмотря на то, что уйгурский сепаратизм в Китае выступает за независимость, среди этого этноса сильны исламские традиции.

Это и создает условия не только для мобилизации религиозной части населения, но и для деятельности сепаратистских движений на религиозной основе, ставящих своей целью создание на территории Синьцзяна «Исламской Восточно-Туркестанской республики».(1)

Второй вызов это нурсистское течение ислама, исходящее из Турции и претендующее на власть.

После развала Советского Союза гюленисты создали обширную просветительскую сеть , куда входили учебные заведения, ТВ и радио, СМИ, книжные и канцелярские магазины , благотворительные фонды, бизнес структуры и т.д. Им особенно легко удавалось распустить свои корни в тюркоязычных странах, где почти отсутствовал языковой барьер.

Например, очень популярным был в Азербайджане ТВ и радио «Саманйолу» , пропагандирующий ислам в доступным для каждого языке. Так как они пропагандировали ислам в мирном русле, призывая к мусульманскому братству, взаимопомощи, милосердию, рядом с ними оказывались представители разных слоев общества. Но школы Гюлень платные , соответственно там могли учиться дети из среднего и высшего слоя общества. Попасть в их школы и университеты можно было с очень высокими баллами, так как им нужны высокообразованные люди.

В Баку и Астане, несомненно, знали о конечной цели нурсистов — приход к власти. Но приход нурсистов в постсоветское пространство совпало со спадом экономики и государственных структур и хаосом во всех отраслях, что и позволяло им проникать во все области, в том числе и в религиозные структуры в   новообразованных государствах. Вначале Турция использовала нурсистов для усиления и расширения своего влияния в бывших советских республиках.

В Азербайджане в 2014 г. была выявлена сеть нурсистов , были отстранены от должностей несколько госчиновников, были арестованы более сорока членов секты. Но попытка государственного переворота гюленистов в Турции летом 2016 года продемонстрировала как глубоко нурсисты проникли во все государственные и органы, в том числе в силовые структуры и духовенство. По мнению, турецких экспертов нурсисты составляют примерно половину населения Турции.

После 2000-года Москва начала выдворять школы , общественные организации и бизнесменов нурсистов , осевших в южных регионах России. Если в начале 2000 года Кремль, наложив запрет турецким бизнес и просветительским учреждениям акцентировал на политические амбиции Анкары на юге России, то к 2008-му году борьба с нурсизмом приняла открытую форму.

В Казахстане дела с нурсистами обстоят иначе.

По утверждению исследователей, финансирование деятельности образовательных структур сообщества Гюлена в Казахстане осуществляется за счет турецких компаний и бизнесменов, работающих Казахстане. Турецкий эксперт Байрам Балджи в своей статье «Деятельность школ Фетулла Гюлена в Центральной Азии и их роль в распространении Тюркизма и Ислама», опубликованной в №2 журнала «Religion, State & Society» за 2003 г.утверждает, что большинство турецких компаний, ведущих деятельность в Центральной Азии, принадлежат движению Гюлена.

Но власти Казахстана процессы видят иначе, Например, когда после попытки госпереворота в Турции, Анкара обратилась к дружественным странам с просьбой закрыть учреждения Фетулаха Гюлена, в Астане ответили, что в Казахстане нет учебных заведений нурсистов и казахо-турецкие лицеи финансируются из местных органов.

Это можно объяснить словами Б.Балджи , что пропаганда ислама в образовательных учреждениях «фетхуллачи» в Казахстане проходит скрытно. Прежде всего, это связано с опасением руководства движения возможного обострения отношений с казахстанскими властями в связи с радикальной сущностью учения Ф. Гюлена.

Для уточнения заметим, что в Азербайджане религиозная составляющая нурсистских учебных заведений не скрывалась.

Очевидно, то, что случилось в Азербайджане в 2014 и 2016 гг., когда учреждения нурсистов были переданы местным структурам, в Казахстане произошло намного ранее.

Казахстанские СМИ утверждают, что нурсисты проникли в духовенство страны, что звучит реалистично, учитывая стратегические планы Гюлена и вообще любой силы, претендующей на власть.

Следует отметить что, в Азербайджане в 2014 г. после раскрытия сети нурсистов был смещен с должности председатель Госкомитета по работе с религиозными структурами Эльшад Искендеров. В 2015 году был арестован сотрудник Управления мусульман Кавказа с обвинением измена родине в пользу Ирана. Эти факты свидетельствуют тому, что религиозные структуры и духовенство находятся под прицелом заинтересованных зарубежных религиозных центров.

Если в начале 2000 года Азербайджан и Казахстан делали упор на нейтрализацию радикальных исламских течений, то последние годы религиозная политика нацелена на опережение процессов. Здесь необходимо анализировать деятельность государственных структур , курирующие религию и религиозные структуры.

Итак, в 2001 г. в Азербайджане был создан Гокомитет по работе с религиозными структурами (ГКРРС). В Казахстане при Министерстве Молодежи и культуры действовать Комитет по религии, который в конце 2016 г. вошел в структуру тогда же сформированного Министерства по делам религий и гражданского общества.

ГКРРС определил свой стратегический план, который объединял в себе предотвращение радикальных элементов в религиозной сфере с целью сохранения толерантности , контроль на издание и ввоз в страну религиозной литературы, привлечение деятельность религиозных структур к национальным государственным интересам и разрешению социальных проблем общества, организация религиозного просвещения, предотвращать попытки деструктивных групп использование религиозных людей в политических целях, регулировать и развивать отношения государство-религия, проведение идеологической и просветительской работы среди молодежи, укрепление национально-патриотических чувств и развития идеологии национального государства среди религиозных людей, оказывать содействие умеренным верующим и организациям в их деятельности против радикальных религиозных течений.(2)

Важным является тот факт, что при Управлении Мусульман Кавказа действует Бакинский Исламский Университет. За годы независимости сотни молодых людей окончили этот вуз. Студенты Бакинского Исламского Университета отличаются патриотизмом и государственностью, современным мировоззрением. Главное , только студенты Бакинского Исламского Университета могут занять посты в мечетях страны и преподавать в медресе.

Ранее по причине нехватки кадров, во многих мечетях страны работали люди, получившие образование в зарубежных духовных университетах, что позволяла им пропагандировать радикализм и антигосударственную политику.

Также иностранным гражданам запрещены проводить религиозные проповеди и обряды. Согласно изменениям в Конституцию религиозные обряды могут проводиться только в пределах мечетей. Уличные религиозные шествия, вывешивание религиозных флагов, проведение в домах религиозных обрядов запрещаются законом.

Создание в декабре 2016 года Министерства по делам религий и гражданского общества Республики Казахстан и передача в его подчинение Комитета по религии является ответом вызовам последних лет.

Работа Министерства по делам религий и гражданского общества РК осуществляется по трем основным направлениям: первое – реализация государственной политики в сфере религий, в том числе взаимодействие с религиозными объединениями, обеспечение права свободы вероисповедания граждан, второе – взаимодействие государства и гражданского общества, третье – государственная молодежная политика.

Министерством будут приниматься меры по пресечению попыток использования религии в деструктивных целях. В этой связи министерство направит усилия на совершенствование комплексных мероприятий по противодействию экстремизму и терроризму и акцентирование внимания на важности соблюдения всеми субъектами религиозных отношений Закона Республики Казахстан «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». (3)

Казахстан также основал Казахо-египетский исламский университет «Нур», правление которого находится у Духовного управления мусульман Казахстана. Здесь привлекает внимание два интересных момента. Первое, в попечительский совет университета входят как Верховный Муфтий Казахстана, также ректор известного во всем мире Египетского исламского университета Аль-Ахзар и другие влиятельные представители духовенства и ученые Казахстана и Египта, что придает учебному заведению международный статус.

Этот фактор привлекает на учебу в университете «Нур» казахскую молодежь ,желающих получить образование в арабских странах.

Кроме того, университет находится в подчинении Духовного Управления Мусульман Казахстана, что позволяет контролировать деятельность «Нур».

Таким образом, контролируется религиозное образование и сокращается количество молодежи, получающих образование в арабских странах, где они попадают под влияние радикальных исламских течений.

В начале 2016 -го года по итогам работы научно-практической конференции «Целостность религиозного образования – гарант религиозной стабильности», которая прошла в Алматы в Египетском университете исламской культуры «Нур», принят исторический документ — Концепция развития религиозного (духовного) образования до 2020 года Духовного управления мусульман Казахстана.

Этот документ принят с целью повышения религиозной грамотности населения, формирования исламского образования разностороннего формата и усиления роли ДУМК в организации получения религиозного образования.

Согласно концепции ДУМК будет готовить имамов, не только умеющих проповедовать, но и просвещать в вопросах религиозной науки и гуманизма. Для этих целей медресе планируется приблизить к уровню светских учебных заведений и присвоить всем медресе статус колледжей.
Статус колледжей даст право медресе выпускать не только имамов, но и квалифицированных религиоведов с дипломами государственного образца. В настоящий момент выпускники медресе могут работать только в системе ДУМК, в основном имамами в мечетях.

Благодаря разработанной концепции они смогут трудоустроиться в государственные органы, подведомственные учреждения, научно-исследовательские центры с религиозной направленностью. (4)
Приведенные параллели свидетельствуют о целенаправленной , системной работы и составления стратегии работы с религиозными структурами и построения взаимоотношения государство-религия в Азербайджане и Казахстане. А вот насколько это удается в реальности и получается ли диалог -это уже требует отдельного системного анализа.

Источники:

1. https://365info.kz/2015/11/separatizm-v-sintszyane-eshhe-odna-ugroza-dlya-kazahstana/

2. Стратегический план Государственного Комитета по работе с религиозными структурами Азербайджана.

3. (https://strategy2050.kz/ru/news/39829/)

4. Ислам в СНГ

Чингиз-хан и великие чингизиды

Об этом человеке сказано и написано очень много. Его личность и в начале ХХI века будоражит умы и воображение людей своей титанической энергией, необузданной страстью к мировому господству – ведь он вошел в историю как величайший военный гений в мировой истории, создатель первой глобальной империи. Он оказал громадное влияние на жизнь многих стран Азии и Европы, а его потомки возглавили новые государственные образования, в том числе и Казахское ханство.

Средневековый холокост

Этот пышный титул впервые упомянут в монгольской летописи XVII в. «Алтан тобчи» («Золотое сказание») и означает «Обладающий величием Чингиз-каган». А присвоено оно было человеку, родившемуся в 1162 г. на берегу реки Онон, в далекой глубинке Азии. В детстве это был робкий лопоухий мальчик, страшно боявшийся аульных собак, в девять лет – сирота, обреченный на гибель, а к концу жизни – основатель гигантской империи и один из самых кровожадных завоевателей, имя которого повергало в ужас народы от Тихого океана до Атлантического.

Тэмучин в молодости был рабом с колодкой на шее, затем китайским пленником, позже – вождем безвестного и малочисленного племени монголов в Забайкалье. Но на рубеже XII–XIII вв. на далекой ойкумене Земли произошло нечто сверхъестественное, иррациональное, не поддающееся разумному объяснению, что-то вроде 12-балльного землетрясения или взрыва сверхновой звезды. Словно кратер гигантского вулкана, Великая степь извергла мегатонны вековой «ядерной» энергии кочевого мира, объединенной и направленной к единой цели железной волей и безжалостной натурой неукротимого монгольского фюрера.

Внезапная и необъяснимая парадигма таинственных сил внутри монгольского куреня вынесла Тэмучина круто вверх, и он встал во главе всех кочевников Евразии. В 1206 году на всемонгольском курултае племенной аристократии нойонов и багатуров его вознесли к небу на белоснежном войлоке и тем самым представили высшему небесному божеству – Тэнгри как верховного правителя Великой Степи под именем Чингиз-кагана.

Изменилось не только имя – изменилась и вся политика нового владыки мира номадов Азии. Театром военных действий стала вся Вселенная, превратившаяся в кровавый ад: в результате войн самого Чингиз-хана и его потомков был устроен всемирный холокост, в котором погибло 11% тогдашнего населения Земли. Современники образно говорили, что новые завоеватели «пили кровь из камня», и считали, что это «было величайшее бедствие, которое когда-либо обрушивалось на человечество».

Тюрко-монголы под предводительством своего неистового императора овладели почти всей Евразией, обширным поясом степей и оседлых районов от Хуанхэ до Дуная и Тигра. Монгольские всадники, вдребезги разбив закованные в латы европейские армии рыцарей, внезапно появились на берегах лазурной Адриатики, в одном конном броске до Рима. Второй раз в истории азиатских номадов после гуннов Аттилы тумены Бату-хана стояли в сердце Европы. Третьими были турки-османы у стен Вены в 1683 году.

Стальное копье Чингиз-хана, пролетев гигантское расстояние от Центральной Азии до Балкан, вонзилось в мягкое подбрюшье Европы, нанеся ей смертельную рану. Мир оцепенел, подобно тому, когда орлиный клекот заставляет в страхе волноваться мирный птичий двор. По своим масштабам монгольские завоевания намного превзошли походы римских императоров, включая Цезаря, и даже Александр Македонский и Наполеон не могут сравниться с Чингиз-ханом в стратегическом и оперативном искусстве.

Суперимперия на полмира

В результате была создана небывалая в истории евразийская суперимперия, протянувшаяся от Желтого моря до Средиземного, от Балтики до Персидского залива. Выдающийся востоковед В.В.Бартольд писал, что «империя монголов своей обширностью превосходит все до сих пор существовавшие государства в мире». Центром этой империи стал город Каракорум, превратившийся в мировую столицу. Причем коренное население самой Монголии составляло всего один миллион человек.

Чингиз-хан и его наследники покорили Китай (с населением в 40 млн.чел.), Корею, Тангут, Восточный Туркестан, Государство Хорезмшахов, Аббасидский халифат, Персию, Грузию, Армению, Арран, Ширван, Волжскую и Дунайскую Булгарию, Русь, Украину, Кыпчакскую степь, Крым, Кавказ, Сибирь, Семиречье, Сирию, Северную Месопотамию, Афганистан, султанат Рум и другие страны. Вторглись во Вьетнам, где разбили армию короля, имевшую в своем составе военный флот, в Бирму, где разгромили войско короля с армадой в 1200 боевых слонов, пытались даже захватить Японию и Яву. Готовились к походу на Иерусалим.

Конные армии монголов на низкорослых и выносливых лошадях с седлами тюркского типа, с дальнобойными луками и кривыми саблями от Онона и Керулена дошли до Одера, пройдя огнем и мечом через Польшу, Моравию, Чехию, Силезию, Венгрию, Болгарию, Боснию, Словакию, Сербию, Молдавию и Трансильванию. Страх охватил Священную Римскую империю, Ватикан, Францию, Испанию, Германию, Италию и даже Англию, где встревоженные рыбаки перестали выходить в море. В Центральной Европе завоеватели широко использовали китайские пороховые заряды – так европейцы впервые познакомились с новым оружием. То есть, азиатские номады владели тогда «атомной бомбой», которая должна была помочь им в достижении мирового господства.

Католическая Европа готовилась к концу света, даже не помышляя о сопротивлении и не подозревая, что «монгольский Пентагон» не интересовали такие жалкие и нищие задворки мира, как европейские страны. Монголы во главе со своими выдающимися полководцами всего за четыре месяца сокрушили страны Центральной Европы, и вряд ли можно сомневаться в том, что и Западная Европа в короткий срок стала бы их жертвой, не откажись они сами от этих планов.

Монгольские военные знамена и боевые бунчуки победно развевались над пятью столицами Китая, башнями Алеппо, Багдада, Баласагуна, Балха, Бухары, Владимира, Газни, Герата, Гянджи, Дамаска, Дербента, Дженда, Исфахана, Кабула, Казвина, Киева, Кракова, Люблина, Мерва, Мосула, Нишапура, Отрара, Пешавара, Рея, Рязани, Самарканда, Сандомира, Суздаля, Сыгнака, Тебриза, Туса, Ургенча, Шемахи, Шираза, Хамадана, Эстергома и других городов мира.

В империю Чингиз-хана вошли 720 племен и народностей, а покоренное население составляло примерно половину обитаемого мира. Монгольский аркан захлестнулся на шее Вселенной. Воинственные чингизиды на несколько столетий определили развитие покоренных стран. И только преждевременная смерть кагана помешала тюрко-монголам дойти до «последнего моря» и реализовать геополитический замысел по созданию мировой державы кочевников в границах всей ойкумены. Они остановились всего в одном шаге от этой глобальной цели. Такого шанса история номадам больше не предоставила.

До сего дня две великие тайны являются нераскрытыми в судьбе Чингиз-хана: как и где умер и как и где похоронен. Персидский историк Джувейни, которому можно доверять как очевидцу тех событий, пишет, что Чингиз-хан скончался «четвертого дня месяца рамадана 624 года», т.е. 18 августа 1227 г. и упокоился на родине, в Монголии. Некоторые наши земляки всерьез утверждают, что его могила находится в Южно-Казахстанской области…

Существует красивая легенда о месте захоронения Чингиз-хана. Его потомки не желали, чтобы люди знали о могиле кагана, и вместе с тем сами хотели бы запомнить это место. Кочевникам хорошо известно, что из всех степных животных самая прекрасная память у верблюдицы. Они нашли одну такую с маленьким верблюжонком, которого она кормила своим молоком, убили ее дитя и закопали рядом с могилой кагана. И много лет спустя каждую весну несчастная мать-верблюдица приходила к этому месту и оплакивала своего ребенка. Потом она состарилась и умерла, и люди забыли место последнего приюта своего повелителя. Сегодня же место захоронения Чингиз-хана является самой важной государственной тайной Монголии.

В 1266 году внук Чингиз-хана, китайский император Хубилай присвоил своему великому предшественнику династийное звание «Шэн-у тайцзу» – «Воинствующий император, великий предок».

В декабре 1995 г. Всемирный информационный центр назвал Чингиз-хана «самым важным человеком последнего тысячелетия».

Самая большая династия

В марте 2003 г. в American Journal Of Human Genetic группа международных генетиков выдвинула гипотезу о том, что 8% всех мужчин, живущих в Азии, изначально имели характерное генетическое сходство. Причем самое значительное количество местных вариантов одной мужской Y-хромосомы представлено в Монголии и соседних с ней регионах. Общее количество носителей этой уникальной хромосомы составило 16 млн. человек. То есть, один человек, живший в XII–XIII вв., разбросал свой генетический материал на пол-Азии. Им мог быть только Чингиз-хан, который был тогда владыкой всех кочевых орд Евразии.

И это вполне вероятно, так как у него было много жен и наложниц и, по самым скромным подсчетам, официально имелось 20 детей. Десять из них – мужчины, которые унаследовали его Y-хромосому. Только у его старшего сына Джучи-хана было 17 сыновей. А «незаконных детей» в завоеванных странах у Чингиз-хана могло быть сотни и тысячи. Так, Джувейни утверждал, что число детей и внуков кагана превышает десять тысяч человек. За 790 лет со дня смерти кагана сменились 24 поколения, так что за восемь веков его потомство вполне могло достичь нескольких миллионов человек. Также известно, что он всеми силами искоренял среди монголов пьянство и прелюбодеяние, всемерно заботился о росте их численности, нравственном и физическом здоровье народа.

Таким образом, Чингиз-хан был не только величайшим завоевателем, но и самым мощным из всех мужчин-производителей всех времен и народов, обладал потрясающей репродуктивной способностью. Но эта смелая гипотеза может быть научно подтверждена только в том случае, если будет найдена могила Чингиз-хана и изучен набор его ДНК. В то же время хорошо, что пока не нашли останки Чингиз-хана и ученые еще не научились клонировать человека…

Чингиз-хан стал не только основателем новой господствующей династии – ханов-чингизидов. Историк В.П.Юдин считал, что феномен монгольского нашествия настолько потряс воображение современников, особенно кочевников, что можно говорить об идейно-психологической революции в сознании людей, о становлении чингизизма как новой религии. Чингизизм на века освятил право только рода Чингиз-хана на верховную власть в Евразии, и это выразилось в том, что титул «хан» стал исключительной прерогативой многочисленного клана чингизидов.

Несколько веков они правили в самой Монголии (в 1206-1634 гг.), Китае (в 1260-1368 гг.), Средней Азии (в 1227-1370 гг. и 1500-1785 гг.), Иране (в 1256-1353 гг.), Золотой Орде (в 1226-1502 гг.), Крыму (в 1428-1792 гг.), а также в Астраханском, Бухарском, Казанском, Казахском, Касимовском, Сибирском и Хивинском ханствах. Причем именно форма правления самого Чингиз-хана стала моделью для последующих ханов в их государствах.

Общий «стаж» правления династий ханов-чингизидов в различных государствах составляет примерно 2500 лет. Наверное, не было в истории человечества другой такой царской династии. Например, Рюриковичи правили Россией 736 лет, а Романовы – всего 304 года. В Китае друг друга сменяли династии Хань, Тан, Сун, Юань, Мин, Цин и другие, которые правили в среднем по три–четыре столетия.

Ханы и султаны Казахской степи

С вождями-чингизидами связана история возникновения Казахского ханства. Формирование казахской национальной государственности явилось закономерным итогом предшествующих этнополитических, социально-экономических и духовно-идеологических процессов. Но нельзя сбрасывать со счетов и субъективный фактор: величие и мудрость государственных лидеров (ханов и султанов) и представителей родо-племенной знати (биев, батыров, тарханов и др.), возглавивших это мощное, идущее снизу народное движение. Они и создали на обломках Монгольской империи, одного из ее улусов – Золотой Орды, самостоятельное Казахское ханство.

Такими вождями стали потомки Чингиз-хана и ак-ордынского хана Уруса султаны Керей и Джаныбек, основавшие 550 лет назад Казахское ханство. В казахской степи к власти пришла новая династия ханов-чингизидов, беспрерывно правившая 382 года, в 1465-1847 гг., вплоть до упразднения Букеевского ханства в 1845 г. и гибели последнего хана Кенесары Касымова в 1847 г.

Причем именно в Казахском ханстве дольше всех, начиная с XIII в., продержались у власти ханы-чингизиды – до середины XIX в. К этому времени все другие ханства, остатки Золотой Орды, были завоеваны царской Россией, а в Бухаре, Коканде и Хиве власть захватили местные правители (конраты и мангыты). Лишь в Казахстане верховная власть всегда принадлежала ханам и султанам-чингизидам, и в казахской истории со времен образования государственности не было ханов-самозванцев, нечингизидов.

С каждым из 40 казахских ханов связаны определенный этап истории, внутренней и внешней политики, сохранения независимости и территориальной целостности.

XVI в. был поистине «золотым веком» в истории государства. Сын Джаныбека – Касым-хан (1511-1523 гг.) объединил под своей властью более одного миллиона человек и мог выставить стотысячное войско. В источниках сообщается, что после Джучи-хана в этой стране не было хана более могущественного, чем он. При нем казахи как самостоятельная народность стали известны в Европе, завязались отношения и с соседними державами. Он провел систематизацию обычного права, его свод узаконений называется «Қасым ханның қасқа жолы» – «Праведный путь хана Касыма».

Энергичный, честолюбивый и воинственный Тауекел-хан (1582-1598 гг.) расширил границы государства до современных пределов, присоединил присырдарьинские города и почти на 200 лет утвердил власть казахов над Ташкентом. В XVII в. Казахское государство значительно окрепло при ханах Есиме (1598-1628 гг.), Жангире (1628-1652 или 1645-1680 гг.) и Тауке (1680-1718 гг.). При Тауке-хане (казахском Ликурге) был составлен свод законов обычного права «Жеты Жаргы» – своеобразная степная конституция, определившая основные принципы и нормы правопорядка и государственного устройства.

Грозный XVIII в. выдвинул двух знаменитых деятелей казахской истории. В первой половине столетия блистал выдающийся государственный и военный деятель, верховный главнокомандующий казахскими войсками в войне с джунгарами, знаменитый хан Младшего жуза Мухаммед Абулхаир Гази Бахадур хан (1718-1748 гг.), в недолгой жизни которого причудливо переплелись триумф гениального полководца и трагедия непонятого политика. Он совершил почти невозможное – дважды нанес сокрушительное поражение исконным врагам казахов – джунгарам, воодушевив народ и вселив в него веру в победу.

Вторая половина века прошла под знаком хана Абылая Великого (1771-1781 гг.), в период правления которого значительно укрепилась казахская феодальная государственность. Проводимая им внутренняя и внешняя политика подняла его авторитет в глазах народных масс, которые считали его воплотившимся духом (аруах), ниспосланным на землю для свершения грандиозных дел. Чокан Валиханов утверждал, что ни один казахский хан не имел столь неограниченной власти, как он, и что век Абылая являлся веком казахского рыцарства. У него было 30 сыновей и 40 дочерей, в этом он превзошел самого Чингиз-хана И, вполне возможно, носителями генов Абылая сегодня является каждый пятый мужчина-казах, поскольку у него было 12 жен. Польский путешественник А.Янушкевич писал, что вечером он входил в юрту старшей жены, а утром выходил из юрты младшей…

Чингизидом до мозга костей был хан Кенесары Касымов (1841-1847 гг.). Являясь отпрыском древнего рода Абылая, он уже с рождения принадлежал к привилегированной касте «торе» – потомственных и законных правителей Казахского государства. Кенесары возглавил самое мощное и грандиозное национально-освободительное движение 1837-1847 гг. «Митридатом казахской степи» назвал его известный русский путешественник П.П.Семенов-Тяньшанский.

Хан Внутренней Букеевской Орды Жангир (1823-1845 гг.) был первым по-европейски воспитанным и высокообразованным казахом, показал себя просвещенным государем и крупным реформатором, проводившим политику централизации власти и управления. Именно он основал первую национальную школу, открыл аптеку и врачебный пункт, организовал в ханской ставке первую ярмарку, отправил казахских детей учиться в высшие учебные заведения Санкт-Петербурга, Москвы, Оренбурга, Уфы, Казани и других городов России. Его младший сын Губайдулла Жангиров, окончив в столице привилегированный Пажеский корпус, стал первым казахом – полным генералом рода войск (генералом от кавалерии, или, по-современному, генералом армии).

Казахские ханы и султаны сыграли огромную роль в становлении и укреплении национальной государственности, формировании этнической территории народа в пределах исторического Восточного Дешт-иКыпчака, отстояли ее в ожесточенной борьбе с многочисленными врагами.

В этой борьбе погибали целые ханские и султанские фамилии. Так, Хак-Назар-хан с сыновьями пал от рук ташкентского владетеля в 1580 г. Тауекел-хан скончался, получив смертельную рану в сражении под Бухарой в 1598 г. Его племянник Ораз-Мухаммед-султан, Касимовский царь на Руси, погиб в 1610 г. от рук самозванца Лжедмитрия II. Хан Жангир пал в бою с джунгарами. Не на жизнь, а на смерть вели борьбу с агрессией царской России в Сибири хан Кучум, его дети, внуки и правнуки, на целых 150 лет задержав проникновение России в казахские степи. В этой неравной борьбе был сражен сам Кучум, а его многочисленные потомки султаны Кучумовы (Аблай-Керей, Даулет-Керей, Есим, Кубей-Мурат, Тауке, Бука, Кушик, Шошалы и другие) были убиты или взяты в плен. Хан Абулхаир пал жертвой межфеодальной разборки и был убит своим заклятым врагом султаном Бараком. Хан Старшего жуза Жолбарыс погиб в 1740 г. в Ташкенте от рук местного правителя. Хан Арынгазы скончался в царской ссылке в далекой Калуге в 1833 г.

Трагически сложилась судьба султанов Касымовых, до дна испивших горькую чашу народных заступников. Сам Касым, его дети Саржан и Есенгельды, племянник Альжан предательски погибли от рук кокандцев в Ташкенте. Другие его сыновья Кенесары, Наурызбай, Бопы, внуки Ержан и Кудайменде приняли мучительную смерть в кыргызском плену. Сын Кенесары – Тайшик героически погиб в сражении с кокандцами. Самый младший сын Кенесары, 18-летний Жагыпар, был захвачен русскими, сослан в ссылку в сибирский город Березов, где тяжело заболел и умер в Тобольской тюрьме. В плену скончался и сын Саржана юный Мустафа. Таков краткий мартиролог казахских ханов.

Уроки истории

Народ всегда был милосерден к своим правителям и давал им прозвища согласно их месту в истории. Таковыми остались в нашей благодарной памяти ханы Касым Праведный, Есим Смелый, Жангир Внушительный, Тауке Мудрый, Абылай Великий, Арынгазы Миротворец, Кенесары Грозный и другие славные потомки Чингиз-хана.

Наша история показывает, что разные люди занимали ханский трон, и отличались они друг от друга личными качествами, политическим весом в обществе, судьбой и ролью в истории. Однако общее, что объединяет и прежних, и нынешних правителей, – это то, что народ хочет видеть в них олицетворение незыблемости государственного строя и сильной власти, гарант национальной независимости и территориальной целостности, мира, справедливости, законности и благополучия.

Нам сегодня как никогда прежде нужна сильная государственная власть, так как история учит, что судьба молодого государства в решающие моменты во многом зависит от личности его главы. Были сильные, незаурядные ханы – Казахское государство переживало расцвет и подъем, тогда как слабые и безвольные правители ставили государство и народ на край гибели, порождая междоусобицы и хаос.

И, чтобы не допустить этого, сегодня в стране должны быть мужественные люди, государственники, патриоты, такие, как Жумабек Ташенев, Байкен Ашимов, Еркин Ауельбеков, Динмухаммед Кунаев, Нурсултан Назарбаев, которым действительно «за державу обидно», которые неустанно трудились, а один из них продолжает трудиться на благо Отечества. Так поступали в свое время ханы и султаны, знаменитые народные бии и батыры.

Интересно, а есть ли такие люди сегодня среди наших олигархов, банкиров, акимов, министров, депутатов, генералов, прокуроров, судей? Или у них на первом месте собственное благополучие, богатство, власть и недвижимость за рубежом? Смогут ли они сказать, как Чингиз-хан: «Пусть погибнет тело мое, но вечно живет созданное мною монгольское государство»?

Казахский народ, по образному выражению Мухтара Ауэзова, «как трагический странник кочевал по степям и столетиям», он веками боролся за физическое выживание, национальное и человеческое достоинство. И сегодня нашим лидерам необходимо отдавать все силы возрождению Казахстана, укреплению его безопасности и повышению международного авторитета как одного из влиятельных акторов современной мировой политики. Которая сейчас настолько непредсказуема, что вполне возможно появление когда-нибудь нового Чингиз-кагана, но теперь уже «ядерного»…

Мурат Абдиров, доктор исторических наук, профессор Университета международного бизнеса
25.08.17

Источник — camonitor.kz

«Истеъдод» обеспечит подготовку кадров Узбекистана за рубежом

С выходом Указа главы государства преобразования начались и в деятельности Фонда Президента Республики Узбекистан «Истеъдод». Теперь, помимо своей традиционной деятельности по повышению квалификации перспективных молодых педагогических и научных кадров, он займется и организацией стажировок, и обучением стипендиатов за рубежом. И теперь фонд ориентирован на все отрасли экономики. Вместе с тем в его задачи  вошли и другие вопросы.

Фонд займется организацией подготовки одаренных выпускников высших образовательных учреждений, а также квалифицированных кадров отраслей экономики республики, отобранных на конкурсной основе, по программам магистратуры и PhD в ведущих образовательных и научных учреждениях развитых стран мира для обеспечения потребностей отраслей экономики, государственных и общественных структур в высококвалифицированных специалистах.

Будут реализованы меры по привлечению высококвалифицированных зарубежных ученых, преподавателей и специалистов к образовательному процессу в высших образовательных учреждениях и отраслевых центрах переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров путем установления и последовательного развития партнерских отношений с ведущими образовательными и научными учреждениями зарубежных стран, международными и зарубежными организациями, а  также оказанию содействий министерствам, ведомствам и другим государственным структурам в организации предварительной подготовки рекомендованных ими кандидатов для прохождения повышения квалификации, стажировки и обучения по программам магистратуры и PhD за рубежом.

Фонд займется организацией участия перспективных специалистов различных отраслей экономики, государственных и общественных структур, педагогов, научных кадров и одаренной молодежи в авторитетных международных симпозиумах, конференциях, олимпиадах и конкурсах для развития их научно-педагогического и интеллектуального потенциала, освоения ими передового международного опыта.

В отдельную задачу выделено внедрение и распространение передового зарубежного опыта, современных педагогических технологий путем организации конференций, семинаров, мастер-классов, тренингов и других мероприятий с участием специалистов и научно-педагогических кадров, прошедших повышение квалификации и стажировку за рубежом, а также получивших образование по программам магистратуры и PhD, и зарубежных специалистов.

Важная задача фонда – формирование данных о стипендиатах с целью обеспечения их дальнейшего использования в основных отраслях экономики, а также в новых, перспективных областях деятельности, в том числе в сфере разработки современных материалов и передовых технологий, посредством создания качественного кадрового и ресурсного потенциала и всемерного стимулирования научно-образовательного процесса.

Будет обеспечено внедрение в практику передовых знаний и навыков, полученных перспективными специалистами различных отраслей экономики, государственных и общественных структур, педагогическими и научными кадрами республики в ходе прохождения повышения квалификации, стажировки и обучения за рубежом, с организацией системного мониторинга их дальнейшей трудовой деятельности.

Также Фонд «Истеъдод» будет заниматься вовлечением стипендиатов в образовательный процесс высших учебных заведений и центров переподготовки и повышения квалификации руководящих и педагогических кадров республики.

Туристическая привлекательность Узбекистана

Постановление Президента Шавката Мирзиёева «О первоочередных мерах по развитию сферы туризма на 2018-2019 годы» от 16 августа 2017-го ориентировано на совершенствование этой сферы, снятие преград и создание еще больших возможностей как для отечественных предпринимателей и путешественников, так и гостей страны.

Создание туристических зон, новых гостиниц, проведение рекламных кампаний — это и многое другое находит отражение не только в нормативно-правовом документе, но и в требованиях времени. Без вложений сегодня не может быть и речи о значительном скачке вперед завтра. У нашей страны есть все условия для развития исторического, экологического, паломнического, гастрономического и других видов туризма совершенствования направлений.

Об упрощении визовых и регистрационных процедур речь заходила еще зимой прошлого года. Именно этой теме посвятили свои обращения жители нашей страны, которые поступали из разных уголков в Народную приемную главы государства. Логичным продолжением работы в соответствии с Указом Президента «О мерах по обеспечению ускоренного развития туристской отрасли Республики Узбекистан» от 2 декабря 2016-го стал Указ «О коренных мерах по совершенствованию порядка выезда граждан Республики Узбекистан за границу» от 16 августа. В соответствии с ним стикер разрешительной записи с 1 января 2019-го оформляться не будет. На смену придет биометрический паспорт для выезда за границу. Как он будет выглядеть — станет известно после 1 декабря 2017-го. Этот срок установлен для утверж­дения госстандарта документа. Дедлайн разработки и внедрения системы оформления и его выдачи — до 1 декабря 2018 года.

Таким образом, с одной стороны соз­даются условия для простой и доступной процедуры прохождения соотечественниками регистрационного контроля, с другой — ориентир на внутренний и внешний туризм.

Гости выбирают поездку именно в нашу страну по разным причинам. Для Сьюзен Лоран из Франции это возможность посетить уникальные архитектурные объекты, для главы семьи из Грузии — вспомнить улицы своего детства. Тогда они приезжали погостить на пару недель. Неудивительно, что город с тех пор не узнать. Однако чего у него не отнять, так это гостеприимства жителей. Счастливых улыбок, которыми, не скупясь, одарят подошедшего с вопросом человека. С такой поддержкой при всем желании не заблудишься в городских лабиринтах — не просто подскажут, но и проводят.

Государственный комитет по развитию туризма приводит цифру посетивших Узбекистан — больше одного миллиона. Эти сведения собраны за шесть месяцев этого года. Пресс-служба ведомства приводит мнение итальянского издания ilSole24ore. Согласно ему наша страна наряду с Китаем занимает первое место по привлекательности турпоездок из Еврозоны.

Безусловно, многих привлекают архитектурные комплексы, национальная кухня. Тем не менее, один из пунктов, на который всегда обращают внимание при выборе маршрута, это безопасность. На разных туристических сайтах, где указана информация об Узбекистане, отмечают, что здесь можно спокойно гулять как в дневное, так и вечернее время.

По итогам опубликованного недавно исследования Американского института изучения общественного мнения «Gallup» Узбекистан занял второе место на планете в рейтинге опроса по безопасности граждан за 2016 год. Своей точкой зрения поделились 136 тысяч респондентов из 135 государств. Результаты оценивали по 100-бальной шкале. Показатель в 97 баллов у лидера индекса закона и порядка Сингапура, 95 — у нашей страны.

«Путешествовать по Узбекистану комфортно и безопасно», — пишет один из интернет-пользователей, который вначале не собирался сюда. В планах была поездка на Шри-Ланку, однако она сорвалась. Позже о спонтанном предложении дочери отправиться на четыре дня в Самарканд и Бухару не пожалели ни на минуту. В отзыве говорит об особенном колорите, который не встретишь в других местах, уникальных достопримечательностях, вкусных традиционных блюдах.

Кстати, плов, внесенный в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества ЮНЕСКО, стал «героем» не одной статьи. Именно ему посвящена июльская публикация британской «The Guardian». Автор Каролин Иден не только рассказала о компонентах блюда, но и его отличиях в зависимости от региона. Приготовление этого кулинарного шедевра возведено на уровень искусства, по словам журналиста.

Удивлялась мастерству ошпазов и съемочная группа французского телеканала TV5 Monde с аудиторией в более чем 55 миллионов человек. Она прибыла в августе в Узбекистан для подготовки репортажей о Самарканде и Бухаре. Съемочная группа российского НТВ снимала месяцем ранее программу «Пора в отпуск», в центре которой — семейный туризм. Не обошли стороной восточный базар в Бухаре, также посетили Хорезм и Муйнак. Июльские съемки еще одного фильма «Узбекистан: обретенные откровения» инициировал телеканал «Культура» совместно с Национальной ассоциацией электронных средств массовой информации и «Караван-ТВ».

У жителей столицы была возможность услышать в феврале этого года от фотожурналиста издания «National Geographic» Джона Стенмайера рассказ о семилетнем путешествии для проекта «Прогулка из рая». Эта встреча прошла в столичной галерее «Bonum Factum», в которой в тот вечер яблоку негде было упасть. Идея его фоторабот — запечатлеть путь предков современных людей из Африки в Южную Америку. Узбекистан — одна из остановок на этом маршруте сквозь время и эпохи. Джон рассказал и о своем интересе к истории нашей страны, ее роли в установлении торговых отношений на Великом шелковом пути.

Это же направление заинтересовало немецкого путешественника и автогонщика Райнера Цитлоу. По историческому маршруту из Шанхая в Венецию он наметил преодолеть 12 300 километров. Узбекистан — также на карте энтузиаста. После тура по Самарканду и Бухаре поделился мнением о том, что поездка прошла без проблем, особо отметил безопасные условия.

Словом, интерес зарубежных стран к традициям и обычаям Узбекистана в последнее время значительно возрос. Хотят узнать ответ и на другой вопрос: чем увлекается современный житель? Ведущий передачи «Поедем, поедим!» Джон Уоррен встретился с представительницей нового направления стихо­сложения, соотечественницей Олесей Цай. Ее «пирожки» и «порошки» — относительно молодой жанр сетевой поэзии — набирают популярность в интернете далеко за пределами страны. Узбекистан интересен как богатой историей, так и талантливыми современниками. Секретами своего притяжения он с легкостью поделится с теми, кто готов их узнать.