Правительство и депутаты в Казахстане уверены, что если сделать переход к латинице никаких трудностей не возникнет

Правительство и депутаты в Казахстане уверены, что если сделать переход к латинице постепенным и четко придерживаться плана, то никаких трудностей не возникнет

В Казахстане объявили начало всенародного обсуждения варианта алфавита казахского языка на латинице. Он, как ранее сообщало ИА REGNUM, состоит из 25 букв, также для полноценного обеспечения звуковой системы в алфавит было включено восемь диграфов (сочетание двух букв, произносимое как один звук — ИА REGNUM ).

Представлен новый алфавит был в ходе парламентских слушаний в Мажилисе (нижняя палата) парламента на тему «О вопросах введения единого стандарта алфавита государственного языка на латинской графике».

Уже есть ресурс, который будет производить конвертацию текста с кириллицы на латиницу. Также уже готово соответствующее мобильное приложение, которое уже доступно в AppStore.

«Простое сравнение, если в нынешнем алфавите у нас 42 буквы на 28 звуков, исконных казахских, то сейчас в новом алфавите всего лишь 25 букв. Естественно, возникает вопрос, а как же передаются некоторые дополнительные звуки казахского языка, которых нет в латинском. Они передаются традиционными общепринятыми способами — диграфами. И с другой стороны, также естественно, мы включили несколько звуков, которые сейчас очень часто используются в казахском языке, потому что в казахском языке сейчас много заимствований не только из персидского и арабского, но и из европейских языков. Почему будет легче изучать и преподавать, потому что создан алфавит, который полностью приспособлен к специфике самого языка. И именно это такое преимущество, я думаю, создаст очень хорошие условия для дальнейшего развития государственного языка Республики Казахстан», — прокомментировал представленный вариант алфавита директор института языкознания Ерден Кажыбек.

Что касается возможных трудностей, то, по мнению директора Республиканского координационно-методического центра развития языков им. Шаяхметова Ербола Тлешова, с внедрением алфавита на латинице необходимо принятие новых правил орфографии в казахском языке.

Также на заседании, по всей видимости, решили ответить на критику по переходу казахского языка на латиницу, которая раздается не только в самом Казахстане, но и в России. Примечательно, что если в России изменения воспринимаются негативно, то в Китае казахстанская инициатива с алфавитом нашла поддержку. В КНР с 1958 года используется система pinyin. Отмечается, что «pinyin стал органичной частью китайского языка и большим подспорьем в его изучении, наборе текстов на компьютере и коммуникации в глобальной сети Интернет». Также говорится, что для китайцев «pinyin облегчает изучение английского и других европейских языков, интерес к которым в КНР неуклонно растет».

В поддержку латинизации казахского языка многие эксперты приводят опыт Узбекистана и Туркмении. Однако в этих странах отмечают, что следствием реформы стало общее снижение интереса к чтению, а также падение культурно-образовательного уровня населения.

Общераспространенным является прогноз узбекского писателя, поэта и философа Сабита Мадалиева, возглавлявшего в начале 1990-х гг. журнал «Звезда Востока» — по его мнению, результатом незавершенной на тот момент латинизации узбекского алфавита, помимо больших финансовых затрат, станет следующее: культурные достижения последних десятилетий останутся за бортом истории; осложнится изучение узбекского языка некоренным населением и не коснется 2,5 млн узбеков, проживающих за пределами страны; усугубятся дезинтеграционные процессы в регионе; старшие поколения узбекского народа вновь станут неграмотными; перевод духовного наследия на современный узбекский язык отодвинется на многие десятилетия назад; заметно понизится уровень культуры народа; произойдет отторжение не только от России, но и от тюркских народов.

Более того, 10 августа 2017 года узбекский литературовед Шухрат Ризаев обратился со страниц местной газеты «Китоб дунеси» («Мир книг») с открытым письмом на имя президента Узбекистана, где он предложил вернуться к кириллице, как к основной графике, а латиницу узаконить в качестве второго алфавита.

Но и здесь у казахстанских депутатов нашелся ответ.

«В некоторых странах, где слишком оперативно заменили свой алфавит, за прошедшую четверть века пришлось не раз вносить изменения в новую графику. Мы не должны повторить эти ошибки, и перед окончательным решением нужно еще и еще раз пересматривать новый проект алфавита и довести его до совершенства», — сказал Сауытбек Абдрахманов.

По утверждению заместителя директора Института евразийской интеграции Сергея Селиверстова, обновление алфавита государственного языка Казахстана — это суверенное дело государства. Оно не ущемляет другие применяемые языки, которые остаются на прежней графике. Он рассказал, что модернизации подвергались многие алфавиты, в числе которых и славянский.

«В 18 веке Петр I, проводя европеизацию России, ввел новый гражданский шрифт, в котором старая кириллица была модернизирована по образцам все той же европейской латиницы. Наконец, в 20 веке в 20-30 годы, когда из 72 языков СССР 50 были переведены на латиницу, разрабатывался, как известно, проект перевода на латиницу русского языка. Сторонником такого перевода был первый нарком просвещения РСФСР Анатолий Луначарский», — публикует доводы Сергея Селиверстова Zakon. kz.

Сам эксперт считает, что переход на латиницу повысит степень обучаемости казахскому языку.

«Думаю, интерес к языку возрастет. Дело в том, что внешняя похожесть казахского и русского алфавитов не всегда способствовала изучению. Теперь же, когда алфавит будет более отличаться, изучение и обучение казахскому языку будет более четким и осмысленным. Например, многими сегодня изучается турецкий язык, и то, что он на латинице — это способствует, а не препятствует изучению. Так, полагаю, будет и в нашей стране, в Казахстане. Эту большую работу, инициированную государством, казахстанской интеллигенцией, следует поддержать», — сказал заместитель директора Института евразийской интеграции.

Старается успокоить всех и спикер Мажилиса Нурлан Нигматулин, утверждая, что переход на латиницу не означает коренных изменений в языковой политике.

«Здесь необходимо особенно подчеркнуть, что реформа казахского языка не предполагает изменения государственной языковой политики. Об этом предельно четко и ясно заявил глава государства. Смена алфавита затрагивает исключительно казахский язык. Переход на латиницу направлен прежде всего на реформирование казахского алфавита и правил орфографии, что позволит установить соответствие между фонетикой языка и его графикой. Таким образом, введение латиницы призвано решить лишь внутренние вопросы развития государственного языка», — сообщил спикер нижней палаты парламента.

Такого же мнения придерживается и вице-министр образования и науки Асхат Аймагамбетов.

«Важно отметить, что кириллица останется в преподавании предметов на русском языке, в школах с русским языком обучения все предметы, за исключением казахского языка, английского, будут вестись с использованием кириллической графики. Латиница коснется только казахского языка и всех тех предметов, которые будут преподаваться на казахском языке», — сказал он, отвечая на вопросы депутатов.

Он рассказал, как планируется внедрить латиницу в образовательной сфере.

«В случае утверждения нового алфавита мы планируем утвердить сам график внедрения нового письма во всех организациях образования нашей страны. Все это мы предварительно будем обсуждать с педагогической, родительской общественностью, с министерствами. Особо хочу отметить, что спешки не будет, вся работа будет вестись планомерно, системно и строго по графику. В нем мы обязательно предусмотрим вопросы подготовки кадров, издания учебников, нормативных словарей, вопросы грамматики. Затем планируется подготовить и издать массовым тиражом нормативные словари, учебники, учебно-методические пособия. И только после качественного завершения самого важного и ответственного подготовительного этапа мы приступим к широкомасштабному процессу внедрения нового письма во все организации образования», — поведал Асхат Аймагамбетов.

Он подчеркнул, что в этом графике обязательно будут учтены вопросы подготовки кадров, издания учебников и словарей.

«Только после качественного завершения самого важного и ответственного подготовительного этапа мы приступим к широкомасштабному внедрению данного процесса нового письма во всех организациях образования», — заверил вице-министр образования.

Как утверждает заместитель премьер-министра Казахстана Ерболат Досаев, у правительства готов пошаговый алгоритм перехода на латиницу, в его рамках необходим полный цикл образовательных мероприятий: от подготовки учителей до образования всего населения. Он пояснил, что замена документов после утверждения нового варианта графики казахского языка будет проводиться постепенно.

«Замена документов будет происходить последовательно. Те документы, которые сейчас на руках, будут действовать до истечения сроков действия. Все процессы начнутся только после утверждения плана перехода на латиницу», — сказал Досаев на парламентских слушаниях.

Были представлены и некоторые цифры по финансовым расходам в вопросе перехода на латиницу.

«В трехлетнем бюджете 250 млн тенге (42,66 млн рублей) на определенные виды работ предусмотрены, потому что основная работа еще не завершена. Общий счет еще подлежит расчету советующим министерством. Какие финансовые затраты предстоят, это соответствующей рабочей группе, министерству, местным исполнительным органам необходимо согласовать. Это еще предстоит рассчитать», — сказал министр финансов Бахыт Султанов после слушаний, отвечая на вопросы журналистов.

Своеобразную точку в вопросе поставил мажилисмен Сауытбек Абдрахманов.

«Вопрос о том, надо или не надо переводить казахский алфавит на латинскую графику, уже исчерпан. Конечно, человек может ошибиться, может совершить ошибку и общество, и даже эпоха. Но не ошибается время. Потому что нет ничего мудрее, чем время. Латиница выдержала многовековое испытание временем. О многом говорит тот факт, что сейчас 80% мира освоили эту графику, пользуются ей. И сегодня 70% информации во всем мире формируется с использованием латиницы. Я думаю, что лучших аргументов невозможно привести. Это требование прагматизма», — сказал он.

Напомним, 12 апреля 2017 года президент Казахстана опубликовал программную статью «Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру» («Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания»), в которой напомнил, что в послании, озвученном в декабре 2012 года, он предложил перевести казахский алфавит на латиницу.

В этой связи Нурсултан Назарбаев поручил правительству Казахстана разработать четкий график перехода, а также до конца 2017 года с помощью ученых и широкой общественности принять единый стандартный вариант казахского алфавита в новой графике.

Лязат Шибутова

11 сентября 2017,

Источник — regnum.ru

У США дефицит партнеров на постсоветском пространстве

Звонок Дональда ТРАМПА президенту Казахстана по инициативе американской стороны — это дипломатический реверанс от новой администрации Белого дома с намеком на усиление сотрудничества в разных направлениях: от экономики и энергетики до политики и военного сотрудничества.

Акорда как ключ к Кремлю

На фоне усиления влияния России и Китая на постсоветском пространстве США стали испытывать дефицит партнеров, в том числе в Центральной Азии, где в последние годы основным центром притяжения становится больше Пекин, чем Москва.

После украинского конфликта 2014 года на постсоветском направлении у США так и не появилось ни одного нового посредника в отношениях с Россией, способного поддерживать партнерские отношения как с Западом, так и с Кремлем. Еще при Бараке ОБАМЕ эту роль отводили Астане. Хотя в глазах Вашингтона Казахстан сейчас интересен и как модератор в разрешении сирийского конфликта. Но именно из-за частоты формальных и неформальных контактов с Кремлем, в которых Акорда вне конкуренции, Белый дом решил сохранить преемственность в отношениях с Казахстаном.

Незадолго до телефонного общения лидеров США и Казахстана Астану посетил премьер-министр России Дмитрий МЕДВЕДЕВ, который участвовал в заседании Евразийского межправительственного совета и провел встречу с Нурсултаном НАЗАРБАЕВЫМ. Естественно, поднимался и болезненный вопрос ужесточения антироссийских санкций, которые поддержали США и беспокоят Астану.

Эти санкции для Казахстана — палка о двух концах. С одной стороны, они влекут немало рисков. С другой, появилась еще одна возможность закрепить за собой роль модератора в глазах Вашингтона и Брюсселя. Не удивительно, что президенты США и Казахстана в телефонном разговоре уделили особое внимание американо-российских отношениям, которые вошли в новую фазу обострения и уже привели к обмену взаимными дипломатическими ударами.

За последние несколько недель Акорда не раз поднимала эту тему. В частности, на церемонии открытия здания банка низкообогащенного урана МАГАТЭ президент Казахстана выразил обеспокоенность ужесточением санкционного противостояния между США и Россией, которая, по его мнению, «ведет к нарастанию напряженности между двумя ведущими ядерными государства в мире», поэтому «принципиально важно не допустить перерастания торгово-экономических конфликтов в силовое противостояние». Он также отметил, что Казахстан вносит вклад в разрешение сложных мировых проблем по мере сил и возможностей.

Еще раньше, во время встречи с премьер-министром РК Бакытжаном САГИНТАЕВЫМ глава государства упомянул о рисках для казахстанской экономики в связи с ужесточением санкций.

В свою очередь, министр национальной экономики РК Тимур СУЛЕЙМЕНОВ заявил, что в долгосрочном периоде санкции будут иметь влияние на экономику России, поэтому Казахстану как участнику ЕАЭС надо быть готовым к любым неприятным сюрпризам. При этом главные риски санкций связаны с курсом российского рубля по отношению к иностранной валюте.

Между тем, председатель Национального банка РК Данияр АКИШЕВ на пресс-конференции сказал, что потенциал влияния антироссийских санкций со стороны США на казахстанскую экономику является нейтральным. «И при стабильности на мировых сырьевых рынках риски для казахстанской экономики минимальны», — считает он.

Это заявление вступают в противоречие с тем, что говорил президент и министр нацэкономики, которые относятся к санкциям более настороженно. И эта настороженность вполне объяснима: война торговых санкций с Западом уже била рикошетом по партнерам России из ЕАЭС (в первую очередь по Казахстану и Белоруссии), которых Москва постоянно обвиняла в контрабанде и реэкспорте запрещенных в РФ товаров.

Судя по всему, ситуация будет только ухудшаться. В марте в российскую Госдуму был внесен законопроект о запрете оборота в России ряда товаров, поступающих из стран ЕАЭС, — чтобы предотвратить реэкспорт санкционных товаров. А это может заложить основу для новых взаимных обвинений между членами союза, так как понятием «санкционный товар» легко манипулировать для защиты внутреннего рынка.

Нефтяное лобби

С начала 1990-х для любой администрации Белого дома Казахстан всегда ассоциировался с зоной жизненно важных интересов крупных американских нефтегазовых компаний. А назначение Трампом на пост госсекретаря США бывшего главы нефтегазовой корпорации «ExxonMobil» Рекса ТИЛЛЕРСОНА эту ассоциацию еще и усилило.

Вряд ли случайно телефонный разговор Дональда Трампа с Нурсултаном Назарбаевым состоялся практически сразу после визита в Казахстан замминистра энергетики США Дэна БРУЙЛЭТТА. В ходе встречи с ним наше руководство не преминуло подчеркнуть, что в республике работают более 500 компаний с американским участием. В том числе крупнейшие нефтяные компании, которые вложили в казахстанскую экономику $40 млрд.

Как говорится, «тонкий намек на толстые обстоятельства», который придется учитывать каждому американскому президенту. Неудивительно, что в декабре прошлого года, когда президент Казахстана участвовал в официальной презентации Кашагана, он рассказал о своем разговоре с Трампом, который поздравил с запуском крупнейшего нефтяного месторождения.

С учетом роли нефти в нашей экономике в Казахстане вызвали обеспокоенность некоторые новые пункты антироссийских санкций. В частности, речь шла о корректировке списка глубоководных шельфовых проектов, а также нефтегазовых проектов с трудноизвлекаемыми запасами, для которых запрещено поставлять оборудование и технологии. Министр национальной экономики поспешил всех успокоить: дескать, Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), «который связывает нашу нефть с морями, в частности с Новороссийском, в санкциях не прописан». И здесь между делом вновь была упомянута мощь американского нефтегазового лобби. По словам министра, «Шеврон», один из крупных инвесторов КТК, вместе с другими американскими участниками консорциума добился от Конгресса США, чтобы транзитные трубопроводы были выведены из-под санкций.

С другой стороны, пока непонятно, насколько оправданы опасения, что в зону риска могут попасть некоторые каспийские месторождения, которые разрабатываются совместно Казахстаном и Россией: например, «Хвалынское» и «Центральная». Причина в том, что санкции распространяются не только на российские добывающие компании, но и на все проекты, где их доля составляет более трети.

Внутренняя кухня Совбеза ООН

Казахстан в прошлом году стал непостоянным членом Совета безопасности ООН. В ходе телефонного разговора Назарбаева и Трампа также обсуждались вопросы глобальной и региональной политики, что с учетом этого статуса выглядит вполне логично.

В Совбез входит 15 членов — пять постоянных и десять непостоянных. Но для принятия того или иного решения необходимо, чтобы его поддержала не только постоянная пятерка, но еще четыре из 10 непостоянных членов. Не удивительно поэтому, что и Россия, и Китай, и США внимательно относятся к списку непостоянных членов, стараясь поддерживать те государства, на которые они могут рассчитывать в случае голосования.

Совет безопасности ООН отвечает за поддержание международного мира и безопасности и, в случае возникновения угроз, имеет право применять принудительные меры, в том числе санкции, к тем или иным государствам. В любом случае, каждому из пяти постоянных членов Совбеза нужна своя команда поддержки.

Кстати, в конце августа Казахстан уже предложил «количественно и качественно» расширить состав Совета. Такой же позиции давно уже придерживается и Россия, которая хочет «размыть» западный блок в Совбезе за счет включения в него представителей других регионов мира. И неясно, случайно ли такое совпадение позиций Акорды и Кремля. Тем более что именно Россия и Китай наиболее активно поддерживали нашу кандидатуру в качестве непостоянного члена Совбеза, рассчитывая на то, что Казахстан оплатит счет, когда его выставят.

Хотя, возможно, Астана по привычке решила отметиться новыми международными инициативами, каких за последние годы было уже немало: от предложения провести реформу всей мировой финансовой системы — до принятия нового Договора о нераспространении ядерного оружия.

Ядерный банк

Белый дом проявил преемственность и в создании международного банка низкообогащенного урана под контролем МАГАТЭ, который в конце августа официально открыли в Казахстане. Ведь эта инициатива в свое время возникла именно у США — чтобы дать возможность государствам, развивающим мирную ядерную энергетику, использовать низкообогащенный уран из этого банка без создания собственных производств по его обогащению.

Казахстан сразу поддержал эту идею и предложил свою территорию, больше по имиджевым соображениям. Для президента важно было укрепить стратегическое партнерство с США, а также с МАГАТЭ. К тому же республика не первый год старается создать свой вертикально интегрированный ядерный комплекс — от добычи урана до производства топлива для АЭС.

Не менее важно для США и то, что у Казахстана тесные партнерские связи с Ираном, для чьей ядерной программы этот банк в принципе и создавался. Несмотря на то что Дональд Трамп пытается снова занять жесткую позицию по отношению к Тегерану, сам факт открытия банка низкообогащенного урана под контролем МАГАТЭ в Казахстане указывает на то, что эта идея устраивала как республиканцев, так и демократов.

Мнение рядовых казахстанцев, как обычно, в расчет не приняли.

Афганский фактор

Незадолго до телефонной беседы с президентом Казахстана Дональд Трамп сделал заявление, напрямую имеющее отношение к Центральной Азии. Он сказал, что поспешный вывод американских войск из Афганистана может образовать вакуум, который займут террористы.

Откровенно говоря, этот процесс уже начался, что привело к усилению позиций сторонников ИГИЛ в Афганистане, среди которых немало граждан Центральной Азии. И они представляют более серьезную угрозу для нашего региона, чем даже талибы.

Поэтому естественно, что полный вывод американских военных из Афганистана вряд ли устраивал приграничные центральноазиатские государства, которые опасались, что после вытеснения ИГИЛ из Сирии и Ирака часть ее боевиков окажутся именно в Афганистане.

Трамп также заявил, что США будут более жестко подходить к Пакистану, который, по его мнению, стал прибежищем для экстремистов. Но в таком случае Белому дому придется усилить взаимодействие с другими государствами региона, где серьезнее относятся к борьбе с терроризмом. Хотя приоритетом здесь будет не Казахстан, для которого афганская тематика традиционно была менее приоритетной, а Узбекистан. Еще при Исламе КАРИМОВЕ наш сосед пытался играть важную роль во внутриафганском урегулировании.

Также Трампу придется реанимировать формулу «5+1» (пять стран Центральной Азии плюс США), которую пыталась реализовать администрация Обамы как противовес влиянию России и Китая в регионе.

При этом непонятно, как США собираются укреплять свои позиции в ЦА, если тот же Трамп недавно резко сократил финансирование американской помощи зарубежным странам на 2018 год. В том числе и центральноазиатской пятерке: военная помощь США снизится с $15,67 млн в 2017 году до $9,153 млн в 2018-м. Аналогичное сокращение будет и в рамках экономической и гуманитарной помощи.

Естественно, что этот фактор усилит экономическое и финансовое присутствие Китая в регионе, который собирается увеличивать финансирование разных проектов — и экономических, и гуманитарных — в рамках «Экономического пояса Шелкового пути».

Досым САТПАЕВ
5.09.17

Источник — ratel.kz

Сколько стоит возрождение туранского тигра в Казахстане?

Еще в начале ХХ века на территории Центральной Азии и Закавказья водился туранский тигр. Эти животные, рассказывают зоологи, обитали неподалеку от селений, но на людей не нападали. В 70-х годах было официально признано, что туранский тигр исчез как вид. Причины: уничтожение среды обитания – тугайного леса, уничтожение животных, которыми тигры питались, выпас скота, забор воды из рек, возле которых тигры жили (Амударья, Сырдарья, Чу и так далее, и так далее) и охота на них. О туранском тигре и желании его возродить в совместном материале проектов «Открытая Азия онлайн» и «ЛИВЕНЬ. Living Asia». Автор: Марина Михтаева.

Доподлинно известно, что в городе Верном (старое название Алматы) в 1913 году у лесничего Перовского жил ручной тигр, привезенный еще детенышем из Балхаша. Лев Троцкий, сосланный в 1928 году в Алма-Ату, восхищался этими царственными животными. Кроме известных политических заявлений, Троцкий подписал нешуточный «Пакт о ненападении на балхашских тигров». Последнего туранского тигра в окрестностях Ташкента убил в 1906 году русский князь Голицын. Чучело зверя до середины 60-х XX века украшало один из залов ташкентского музея природы, пока случившийся в музее пожар не уничтожил экспозицию. В Таджикистане тигра видели в последний раз в 1954 году.

По данным Всемирного фонда дикой природы, в северном Кыргызстане последнего животного этого вида уничтожили в 1980-м.

В 1960-х годах туранский тигр был внесен в Красную книгу Международного союза охраны природы. Но было уже поздно. Сейчас предпринимаются попытки возродить этот вид в Казахстане. Местные ученые совместно со Всемирным фондом дикой природы (WWF) разработали специальную программу по реинтродукции.

Реинтродукция — переселение и заселение вновь диких животных и растений определенного вида на территорию, где они ранее обитали и произрастали, но откуда по каким-либо причинам исчезли, для создания новой и устойчивой популяции, – Википедия.

В 2014 году в Астане прошла Международная конференция по проекту возрождения туранского тигра. Представители Министерства окружающей среды и водных ресурсов Казахстана тогда заявили, что национальный парк для этого животного планируется создать уже в 2019 году.

Но не все так просто, – говорит вице-президент Казахстанского национального географического общества, заместитель директора по науке Казахстанской ассоциации сохранения биоразнообразия, зоолог Сергей Скляренко.

Он рассказывает, сколько всего еще нужно сделать в законодательстве и прописать в проекте, чтобы успешно возродить вид туранского тигра в Казахстана.

– Сергей Львович, на какой стадии сейчас работы по реинтродукции тигра?

– Начнем с программы. Она составлялась с подачи Всемирного фонда дикой природы (WWF), с привлечение и казахстанских экспертов, и зарубежных. В итоге ее сделали два года назад в более или менее окончательном виде. Она достаточно неплохо проработана в деталях.

Так что она в общем-то есть, но у нее нет в Казахстане никакого официального статуса на данный момент. То есть это по сути программа казахстанских и международных экспертов по восстановлению здесь группировки тигра. Но официального статуса у этой программы нет. Она была рассмотрена на заседании научно-технического совета Комитета лесного хозяйства и животного мира. Совет ее одобрил, но этим в общем и кончилось. Она не подписана никем из руководителей министерства, допустим, или правительства. У нее отсутствует официальный статус и, соответственно, отсутствует повод для выделения средств государственных. И отсутствует уверенность у доноров – что вообще стоит давать какие-то деньги. То есть не прозвучала поддержка государства, подтвержденная документально. Утверждение программы – это как бы официальное подтверждение позиции, что да, Казахстан хочет и готов предпринять для этого вот такие, такие, такие шаги. Так что программа пока висит.

Это проблема, я бы сказал, системная. Потому что в Казахстане нет опыта официального подтверждения подобных программ. Потому что подобные программы не входят в число принятых нормативно-правовых документов. То есть в мировой практике это принято – утверждать программу действий по какому-то виду. Например, какая-то страна утверждает план действий по сохранению медведя белого, например, или сайгака. Но поскольку в Казахстане понятие такие программ сейчас отсутствует – нигде в законе не написано, что подобные программы вообще существуют. Допустим, в законе может быть написано: «Для сохранения отдельных редких видов принимаются программы, которые утверждаются тем-то и тем-то». Но такой фразу нигде нет, ни в одном из наших законов.

– А есть шансы, что она будет официально принята и начнет работать?

– Ее теоретически может принять правительство каким-то актом при наличии доброй воли или, может быть, министр может ее утвердить на уровне министерства сельского хозяйства. Нет традиционной, законодательством установленной формы для таких документов. Поэтому, я так понимаю, министерству сельского хозяйства не совсем понятно: а кто должен подписать программу?

И для международных доноров просто утверждения программы научно-техническим советом недостаточно. Ну совет одобрил, да – хорошая программа, сказал. Но это не повод к выделению денег и для прочих действий. И сейчас возникла некая пауза. Была достаточно активная работа на этапе разработки вот этой программы. Доноры международные потратили деньги – в частности WWF, они нанимали экспертов, организации в Казахстане. Они отработали, сделали программу, провели предварительные изыскания, включая беседы с местным населением, анкетирование и так далее. Но с тех пор, как программа была разработана, все остановилось. Правда, после принятия были дополнительные беседы с населением. Просто, чтобы выяснить позицию. После этого программу подкорректировали, кстати, предусмотрели дополнительное огораживание больших участков территории.

– Насколько я понимаю для того, чтобы привезти сюда тигра, нужно сначала восстановить экосистему?

– Привезти тигра – это самая простая часть. Объективно. Ну, подумаешь, взяли тигра на Дальнем Востоке, привезли, подержали в загонах. Они животные не то что бы слабые – не котят же привезут, а относительно взрослых зверей – подкормили, адаптировали, выпустили. Понятно, это дело непростое. Но если брать тигров не из зоопарка, а зверей, которые привыкли охотиться, добывать себе пищу, то это не очень сложный этап. На самом деле он самый простой в этом деле. Самый сложный – это восстановление экосистемы, это вообще самое сложное в этом деле. Восстановление экосистемы – это что? Это восстановление, во-первых, тугайного леса.

– Его и нет, наверное, уже…

– Он есть, но в плохом состоянии. Он участками без подлеска, подлесок выбит скотом напрочь, пожары регулярно происходят и леса выгорают. Да и дело в том, что там не особо охраняемые природные территории – там заказники. А это слабый уровень охраняемости, то есть это заказники, которые находятся под управлением «Алтын Эмеля». Там по одному, может быть, по два инспектора на огромные территории. Заказники находятся уже в дельте реки Или, где она начинает разветвляться, образуя рукава. Именно эти участки планируются под разведение тигра.

Так что, необходимо восстановление экосистемы, восстановление тугайного леса, чтобы он пришел в нормальное состояние или хотя бы начал активно восстанавливаться. Для этого нужно выполнить комплекс задач: первым делом обеспечить нормальное поступление воды, чтобы лес вовремя затапливался. То есть снизить потребление воды хозяйствами. Причем это вполне реально – потеря воды около 50%, совершенно гигантская – вода просто бездарно тратится, гораздо больше, чем нужно. Нужно бороться с пожарами, нужно бороться с незаконной вырубкой, нужно бороться с выпасом скота, который съедает подрост. Это тоже запрещено, но тем не менее он там пасется.

– Нужно же еще обеспечить питание для тигров?

– Да, второй существенный момент – это кормовая база. Одному тигру в год надо порядка 50-60 кабанов на пропитание. Для этого они должны там быть. В данный момент там этого нет и близко. Плотность копытных примерно в 10 раз ниже, чем та, которая необходима для существования там тигра нормального. Для этого нужно опять же восстановление тугайного леса, чтобы кабаны могли там жить, это для них кормовая база.

Кроме того, что должна восстановиться численность кабанов, должна подняться численность косуль и джейранов. В идеале туда еще надо привезти бухарского оленя. Бухарский олень у нас есть – он же тугайный олень. Он есть в государственном охотничьем хозяйстве «Карашенгель» – это хозяйство аппарата президента, по-моему. Так вот, у них там тугайных оленей избыток, они не знают, куда их девать – их слишком много и они там все съедают, а так как это вид Красной книги, охотиться на него нельзя. Несмотря на то, что охотничье хозяйство совсем не рядовое, охотиться на краснокнижных нельзя и там. Оленя много – его надо вывозить. Но на это нужны средства. И для того, чтобы оленя вывозить на реку Или, где нижнее течение – там для него идеальные места – надо сначала наладить охрану. И вот пошла цепочка: нам нужна охрана, подъем численности копытных, восстановление тугайного леса и так далее. Одно без другого невозможно. И вот только когда все это будет, можно вести речь о завозе тигров.

Фотографий туранского тигра почти нет.

Это одни из самых частых изображений, которые можно найти в сети по поиску «туранский тигр».

– Когда я узнала о том, что разработана такая программу, у меня сразу возник вопрос: а где взять туранского тигра для заселения на территории Казахстана, если он исчез как вид?

– Туранский тигр – это подвид фактически. Генетически все существующие расы тигра близки, способны между собой скрещиваться, давать плодовитое потомство. Это не видовой уровень различий. Туранский тигр, это генетически доказано, очень близок к амурскому тигру. Сюда вполне можно завозить амурских тигров.

И вот, кстати, программа. Она-то проработана хорошо, но там примерно половину занимает описание операций с тигром. По факту должны быть гораздо более тщательно проработаны задачи по восстановлению экосистемы. Естественно, в программе все это указано, но этот как раз тот компонент, который сейчас – если программу всерьез запускать и подписывать – нуждается в тщательной дополнительной проработке. Вот эта часть должна быть сейчас расписана буквально по шагам – что делать в первый год, что во второй, третий, какие нужны средства на все эти операции. Вот этого там сейчас не хватает, если откровенно. По тигру проработки отличные – сколько надо завозить, чем они там могут питаться, как может расти поголовье – с какой скоростью в разных вариантах.

– А во сколько денег эта программа обойдется, наверное, невозможно сказать?

– Почему – стоимость оценена, такая – ориентировочная. Но я вот даже не берусь сказать, насколько она адекватна. Доноры, вроде, обещают 10 млн долларов. Это, вроде бы, деньги и, вроде бы, немаленькие. Но если делать что-то такое всерьез, то в масштабах страны это деньги не то чтобы очень большие. Но вот то же – моя любимая тема – «Кок-Жайляу»: там на первом этапе только на инфраструктуру планировалось потратить порядка 700 млн долларов. Ну вот, сравните масштабы. То есть государство в принципе, морально, готово было выкинуть такие деньги только на инфраструктуру. То есть для государства эти 10 млн долларов это вообще ничего.

По предварительным оценкам – два года назад это считали – реализация программы потребует около 50 млн долларов США на первые 10 лет. Из них 20 млн планирует привлечь WWF, а 30 млн – цитирую – «планируется мобилизовать из бюджета Республики Казахстан, Фонда охраны природы Республики Казахстан (такого, кстати, не существует, по крайней мере, фонда с таким названием), Казахстанского географического общества и так далее». Ну вот, грубо они посчитали – 50 млн долларов где-то на 10 лет. Но опять же первая часть в программе прописана не очень тщательно – что касается восстановления экосистемы. 50 млн – это очень глазомерная оценка, я так могу сказать.

– А Казахстанское национальное географическое общество может как-то повлиять на скорость, продавить, чтобы программа быстрее заработала?

– Общество поддерживает программу, продавливать мы, конечно, не пытались. Мы поддерживаем, очень надеемся, говорим, что да – она хороша. Причем одно из требований у международных доноров для того, чтобы они начали финансирование, – это включение тигров в Красную книгу Казахстана. На международном уровне такая практика существует – включать в Красную книгу виды, которых на данный момент в стране нет. Это статус «исчезнувший в дикой природе» (Extinct in the Wild, EW). В принципе этот статус был когда-то в казахстанской Красной книге, в первом издании, и сейчас есть в России, например.

Чем этот статус – EW – хорош? Во-первых, он напоминает, что какие-то виды у нас исчезли, что они когда-то были, во-вторых, напоминает, что могут исчезнуть и другие – он указывает на потерю вида. И, в-третьих, этот статус позволяет включать какие-то механизмы восстановления вида. Можно говорить: «Видите, он был, есть в Красной книге, давайте его восстанавливать».

У нас по закону об охране животного мира уполномоченный орган – в данном случае министерство сельского хозяйства – обязаны проводить мероприятия по восстановлению численности редких видов. Но если вида нет в списке, то его и нет. У нас получается, что тигра и нет. Это такая эфемерная вещь. И странно тратить деньги на вещь, которая никак не обозначена. То есть ее надо обозначить, и тогда появится законодательная основа для действий по его восстановлению в стране, какая-то нормативная база. Комитет лесного хозяйства сможет сказать: «Видите, у нас есть этот вид в Красной книге, мы просим бюджетные средства для работ по его восстановлению».

А комитет не мог этого сделать при всем желании год назад и полгода назад. По той простой причине, что в Красную книгу у нас могли включаться виды, которые обитают в состоянии естественной свободы. Но тигр у нас не обитает, поэтому не подпадал под этот вариант. Сейчас формулировка в законе подправлена. Географическое общество, наша Ассоциация сохранения биоразнообразия лоббировали продвижение этой поправки в закон. От Ассоциации сидел человек постоянно в Парламенте. Мы первый раз попробовали поработать в качестве специального эксперта, который ходил на все заседания парламентской группы и отслеживал все изменения. И удалось внести несколько поправок в законодательство – удалось довести до выхода закона. И среди этих поправок – как раз возможность внесения в Красную книгу видов, исчезнувших в дикой природе.

– И какая перспектива по срокам с поправками в Красную книгу?

– Теперь следующий шаг за Комитетом лесного хозяйства и животного мира. Поправка есть, теперь нужно собрать Зоологическую комиссию – она утверждает списки. Комиссия должна решить, что нужно для того, чтобы перейти на международные критерии, набросать список видов, потом пересмотреть категории и утвердить новый список уже с тигром. Есть такая же проблема с лошадью Пржевальского, по которой у нас тоже работы встали два года назад – из-за того, что вид невозможно было включить в Красную книгу. А это было жестким требованием донора. И у нас полностью встало финансирование по восстановлению вида. И сейчас мы надеемся – если все будет идти очень быстро – что к следующей весне, по самым оптимистичным оценкам, мы получим новый список Красной книги с тигром и с лошадью. Красную книгу утверждает Правительство. Так что нужно всю эту работу провести.

Ради одного тигра нелепо выносить какие-то постановления. Никто даже не возьмется. Нужно пересмотреть всю Красную книгу – там очень много проблем: хотя бы по наземным позвоночным. И список утвердить целиком – это потребует времени. Пересмотреть, подкорректировать, потом выйти на постановление правительства.

Заглавное фото: phistory.ru
Фото Сергея Скляренко из личного архива

Источник — Living Asia

В Баку и Астане, несомненно, знали о конечной цели нурсистов — приход к власти

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн центра «Этноглобус» , политолог

Азербайджан и Казахстан объединяет несколько важнейших геополитических, культурных и религиозных факторов. Геополитически оба государства являются одними из ведущих стран своего региона и имеют свое слово в региональных вопросах, что соответственно перекладывает на официальный Баку и Астану определенную ответственность, одновременно делая их уязвимыми перед разного рода вызовами .

Религиозные, культурные и политические вызовы последних лет являются инструментом для раздела сферы влияния с использованием религиозных, этнических и политических факторов

Мироразделяющие силы, особенно крупные региональные государства, сливают воедино религиозный и этнический радикализм. Этносы , проживающие в сопредельных государствах, проповедующих ислам, становятся инструментом для   оказания давления на государство. Например, представитель радикального течения ислама , являющийся также представителем какого то этноса , проживающего в стране, совершив незаконное действие на территории государства, с выявлением его преступности начинает спекулировать его этнической принадлежностью, заявляя о притеснении на этнической основе. Против Азербайджана такие методы весьма активно использовались до середины 2000 гг. на северных и северо-западных регионах страны.

Подобное слияние этнического и религиозного радикализма устраивает обе стороны, выдвигающих свои требования государствам.

Для Казахстана подобная опасность в немного иной форме исходит из региональных стран, но особое место занимает уйгурский вопрос , тлеющийся из Китая. Уйгурский сепаратизм последние годы сливается с радикальным крылом ислама. По данным СМИ число радикальных мусульман среди уйгуров в Китае растет. Несмотря на то, что уйгурский сепаратизм в Китае выступает за независимость, среди этого этноса сильны исламские традиции.

Это и создает условия не только для мобилизации религиозной части населения, но и для деятельности сепаратистских движений на религиозной основе, ставящих своей целью создание на территории Синьцзяна «Исламской Восточно-Туркестанской республики».(1)

Второй вызов это нурсистское течение ислама, исходящее из Турции и претендующее на власть.

После развала Советского Союза гюленисты создали обширную просветительскую сеть , куда входили учебные заведения, ТВ и радио, СМИ, книжные и канцелярские магазины , благотворительные фонды, бизнес структуры и т.д. Им особенно легко удавалось распустить свои корни в тюркоязычных странах, где почти отсутствовал языковой барьер.

Например, очень популярным был в Азербайджане ТВ и радио «Саманйолу» , пропагандирующий ислам в доступным для каждого языке. Так как они пропагандировали ислам в мирном русле, призывая к мусульманскому братству, взаимопомощи, милосердию, рядом с ними оказывались представители разных слоев общества. Но школы Гюлень платные , соответственно там могли учиться дети из среднего и высшего слоя общества. Попасть в их школы и университеты можно было с очень высокими баллами, так как им нужны высокообразованные люди.

В Баку и Астане, несомненно, знали о конечной цели нурсистов — приход к власти. Но приход нурсистов в постсоветское пространство совпало со спадом экономики и государственных структур и хаосом во всех отраслях, что и позволяло им проникать во все области, в том числе и в религиозные структуры в   новообразованных государствах. Вначале Турция использовала нурсистов для усиления и расширения своего влияния в бывших советских республиках.

В Азербайджане в 2014 г. была выявлена сеть нурсистов , были отстранены от должностей несколько госчиновников, были арестованы более сорока членов секты. Но попытка государственного переворота гюленистов в Турции летом 2016 года продемонстрировала как глубоко нурсисты проникли во все государственные и органы, в том числе в силовые структуры и духовенство. По мнению, турецких экспертов нурсисты составляют примерно половину населения Турции.

После 2000-года Москва начала выдворять школы , общественные организации и бизнесменов нурсистов , осевших в южных регионах России. Если в начале 2000 года Кремль, наложив запрет турецким бизнес и просветительским учреждениям акцентировал на политические амбиции Анкары на юге России, то к 2008-му году борьба с нурсизмом приняла открытую форму.

В Казахстане дела с нурсистами обстоят иначе.

По утверждению исследователей, финансирование деятельности образовательных структур сообщества Гюлена в Казахстане осуществляется за счет турецких компаний и бизнесменов, работающих Казахстане. Турецкий эксперт Байрам Балджи в своей статье «Деятельность школ Фетулла Гюлена в Центральной Азии и их роль в распространении Тюркизма и Ислама», опубликованной в №2 журнала «Religion, State & Society» за 2003 г.утверждает, что большинство турецких компаний, ведущих деятельность в Центральной Азии, принадлежат движению Гюлена.

Но власти Казахстана процессы видят иначе, Например, когда после попытки госпереворота в Турции, Анкара обратилась к дружественным странам с просьбой закрыть учреждения Фетулаха Гюлена, в Астане ответили, что в Казахстане нет учебных заведений нурсистов и казахо-турецкие лицеи финансируются из местных органов.

Это можно объяснить словами Б.Балджи , что пропаганда ислама в образовательных учреждениях «фетхуллачи» в Казахстане проходит скрытно. Прежде всего, это связано с опасением руководства движения возможного обострения отношений с казахстанскими властями в связи с радикальной сущностью учения Ф. Гюлена.

Для уточнения заметим, что в Азербайджане религиозная составляющая нурсистских учебных заведений не скрывалась.

Очевидно, то, что случилось в Азербайджане в 2014 и 2016 гг., когда учреждения нурсистов были переданы местным структурам, в Казахстане произошло намного ранее.

Казахстанские СМИ утверждают, что нурсисты проникли в духовенство страны, что звучит реалистично, учитывая стратегические планы Гюлена и вообще любой силы, претендующей на власть.

Следует отметить что, в Азербайджане в 2014 г. после раскрытия сети нурсистов был смещен с должности председатель Госкомитета по работе с религиозными структурами Эльшад Искендеров. В 2015 году был арестован сотрудник Управления мусульман Кавказа с обвинением измена родине в пользу Ирана. Эти факты свидетельствуют тому, что религиозные структуры и духовенство находятся под прицелом заинтересованных зарубежных религиозных центров.

Если в начале 2000 года Азербайджан и Казахстан делали упор на нейтрализацию радикальных исламских течений, то последние годы религиозная политика нацелена на опережение процессов. Здесь необходимо анализировать деятельность государственных структур , курирующие религию и религиозные структуры.

Итак, в 2001 г. в Азербайджане был создан Гокомитет по работе с религиозными структурами (ГКРРС). В Казахстане при Министерстве Молодежи и культуры действовать Комитет по религии, который в конце 2016 г. вошел в структуру тогда же сформированного Министерства по делам религий и гражданского общества.

ГКРРС определил свой стратегический план, который объединял в себе предотвращение радикальных элементов в религиозной сфере с целью сохранения толерантности , контроль на издание и ввоз в страну религиозной литературы, привлечение деятельность религиозных структур к национальным государственным интересам и разрешению социальных проблем общества, организация религиозного просвещения, предотвращать попытки деструктивных групп использование религиозных людей в политических целях, регулировать и развивать отношения государство-религия, проведение идеологической и просветительской работы среди молодежи, укрепление национально-патриотических чувств и развития идеологии национального государства среди религиозных людей, оказывать содействие умеренным верующим и организациям в их деятельности против радикальных религиозных течений.(2)

Важным является тот факт, что при Управлении Мусульман Кавказа действует Бакинский Исламский Университет. За годы независимости сотни молодых людей окончили этот вуз. Студенты Бакинского Исламского Университета отличаются патриотизмом и государственностью, современным мировоззрением. Главное , только студенты Бакинского Исламского Университета могут занять посты в мечетях страны и преподавать в медресе.

Ранее по причине нехватки кадров, во многих мечетях страны работали люди, получившие образование в зарубежных духовных университетах, что позволяла им пропагандировать радикализм и антигосударственную политику.

Также иностранным гражданам запрещены проводить религиозные проповеди и обряды. Согласно изменениям в Конституцию религиозные обряды могут проводиться только в пределах мечетей. Уличные религиозные шествия, вывешивание религиозных флагов, проведение в домах религиозных обрядов запрещаются законом.

Создание в декабре 2016 года Министерства по делам религий и гражданского общества Республики Казахстан и передача в его подчинение Комитета по религии является ответом вызовам последних лет.

Работа Министерства по делам религий и гражданского общества РК осуществляется по трем основным направлениям: первое – реализация государственной политики в сфере религий, в том числе взаимодействие с религиозными объединениями, обеспечение права свободы вероисповедания граждан, второе – взаимодействие государства и гражданского общества, третье – государственная молодежная политика.

Министерством будут приниматься меры по пресечению попыток использования религии в деструктивных целях. В этой связи министерство направит усилия на совершенствование комплексных мероприятий по противодействию экстремизму и терроризму и акцентирование внимания на важности соблюдения всеми субъектами религиозных отношений Закона Республики Казахстан «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». (3)

Казахстан также основал Казахо-египетский исламский университет «Нур», правление которого находится у Духовного управления мусульман Казахстана. Здесь привлекает внимание два интересных момента. Первое, в попечительский совет университета входят как Верховный Муфтий Казахстана, также ректор известного во всем мире Египетского исламского университета Аль-Ахзар и другие влиятельные представители духовенства и ученые Казахстана и Египта, что придает учебному заведению международный статус.

Этот фактор привлекает на учебу в университете «Нур» казахскую молодежь ,желающих получить образование в арабских странах.

Кроме того, университет находится в подчинении Духовного Управления Мусульман Казахстана, что позволяет контролировать деятельность «Нур».

Таким образом, контролируется религиозное образование и сокращается количество молодежи, получающих образование в арабских странах, где они попадают под влияние радикальных исламских течений.

В начале 2016 -го года по итогам работы научно-практической конференции «Целостность религиозного образования – гарант религиозной стабильности», которая прошла в Алматы в Египетском университете исламской культуры «Нур», принят исторический документ — Концепция развития религиозного (духовного) образования до 2020 года Духовного управления мусульман Казахстана.

Этот документ принят с целью повышения религиозной грамотности населения, формирования исламского образования разностороннего формата и усиления роли ДУМК в организации получения религиозного образования.

Согласно концепции ДУМК будет готовить имамов, не только умеющих проповедовать, но и просвещать в вопросах религиозной науки и гуманизма. Для этих целей медресе планируется приблизить к уровню светских учебных заведений и присвоить всем медресе статус колледжей.
Статус колледжей даст право медресе выпускать не только имамов, но и квалифицированных религиоведов с дипломами государственного образца. В настоящий момент выпускники медресе могут работать только в системе ДУМК, в основном имамами в мечетях.

Благодаря разработанной концепции они смогут трудоустроиться в государственные органы, подведомственные учреждения, научно-исследовательские центры с религиозной направленностью. (4)
Приведенные параллели свидетельствуют о целенаправленной , системной работы и составления стратегии работы с религиозными структурами и построения взаимоотношения государство-религия в Азербайджане и Казахстане. А вот насколько это удается в реальности и получается ли диалог -это уже требует отдельного системного анализа.

Источники:

1. https://365info.kz/2015/11/separatizm-v-sintszyane-eshhe-odna-ugroza-dlya-kazahstana/

2. Стратегический план Государственного Комитета по работе с религиозными структурами Азербайджана.

3. (https://strategy2050.kz/ru/news/39829/)

4. Ислам в СНГ

Чингиз-хан и великие чингизиды

Об этом человеке сказано и написано очень много. Его личность и в начале ХХI века будоражит умы и воображение людей своей титанической энергией, необузданной страстью к мировому господству – ведь он вошел в историю как величайший военный гений в мировой истории, создатель первой глобальной империи. Он оказал громадное влияние на жизнь многих стран Азии и Европы, а его потомки возглавили новые государственные образования, в том числе и Казахское ханство.

Средневековый холокост

Этот пышный титул впервые упомянут в монгольской летописи XVII в. «Алтан тобчи» («Золотое сказание») и означает «Обладающий величием Чингиз-каган». А присвоено оно было человеку, родившемуся в 1162 г. на берегу реки Онон, в далекой глубинке Азии. В детстве это был робкий лопоухий мальчик, страшно боявшийся аульных собак, в девять лет – сирота, обреченный на гибель, а к концу жизни – основатель гигантской империи и один из самых кровожадных завоевателей, имя которого повергало в ужас народы от Тихого океана до Атлантического.

Тэмучин в молодости был рабом с колодкой на шее, затем китайским пленником, позже – вождем безвестного и малочисленного племени монголов в Забайкалье. Но на рубеже XII–XIII вв. на далекой ойкумене Земли произошло нечто сверхъестественное, иррациональное, не поддающееся разумному объяснению, что-то вроде 12-балльного землетрясения или взрыва сверхновой звезды. Словно кратер гигантского вулкана, Великая степь извергла мегатонны вековой «ядерной» энергии кочевого мира, объединенной и направленной к единой цели железной волей и безжалостной натурой неукротимого монгольского фюрера.

Внезапная и необъяснимая парадигма таинственных сил внутри монгольского куреня вынесла Тэмучина круто вверх, и он встал во главе всех кочевников Евразии. В 1206 году на всемонгольском курултае племенной аристократии нойонов и багатуров его вознесли к небу на белоснежном войлоке и тем самым представили высшему небесному божеству – Тэнгри как верховного правителя Великой Степи под именем Чингиз-кагана.

Изменилось не только имя – изменилась и вся политика нового владыки мира номадов Азии. Театром военных действий стала вся Вселенная, превратившаяся в кровавый ад: в результате войн самого Чингиз-хана и его потомков был устроен всемирный холокост, в котором погибло 11% тогдашнего населения Земли. Современники образно говорили, что новые завоеватели «пили кровь из камня», и считали, что это «было величайшее бедствие, которое когда-либо обрушивалось на человечество».

Тюрко-монголы под предводительством своего неистового императора овладели почти всей Евразией, обширным поясом степей и оседлых районов от Хуанхэ до Дуная и Тигра. Монгольские всадники, вдребезги разбив закованные в латы европейские армии рыцарей, внезапно появились на берегах лазурной Адриатики, в одном конном броске до Рима. Второй раз в истории азиатских номадов после гуннов Аттилы тумены Бату-хана стояли в сердце Европы. Третьими были турки-османы у стен Вены в 1683 году.

Стальное копье Чингиз-хана, пролетев гигантское расстояние от Центральной Азии до Балкан, вонзилось в мягкое подбрюшье Европы, нанеся ей смертельную рану. Мир оцепенел, подобно тому, когда орлиный клекот заставляет в страхе волноваться мирный птичий двор. По своим масштабам монгольские завоевания намного превзошли походы римских императоров, включая Цезаря, и даже Александр Македонский и Наполеон не могут сравниться с Чингиз-ханом в стратегическом и оперативном искусстве.

Суперимперия на полмира

В результате была создана небывалая в истории евразийская суперимперия, протянувшаяся от Желтого моря до Средиземного, от Балтики до Персидского залива. Выдающийся востоковед В.В.Бартольд писал, что «империя монголов своей обширностью превосходит все до сих пор существовавшие государства в мире». Центром этой империи стал город Каракорум, превратившийся в мировую столицу. Причем коренное население самой Монголии составляло всего один миллион человек.

Чингиз-хан и его наследники покорили Китай (с населением в 40 млн.чел.), Корею, Тангут, Восточный Туркестан, Государство Хорезмшахов, Аббасидский халифат, Персию, Грузию, Армению, Арран, Ширван, Волжскую и Дунайскую Булгарию, Русь, Украину, Кыпчакскую степь, Крым, Кавказ, Сибирь, Семиречье, Сирию, Северную Месопотамию, Афганистан, султанат Рум и другие страны. Вторглись во Вьетнам, где разбили армию короля, имевшую в своем составе военный флот, в Бирму, где разгромили войско короля с армадой в 1200 боевых слонов, пытались даже захватить Японию и Яву. Готовились к походу на Иерусалим.

Конные армии монголов на низкорослых и выносливых лошадях с седлами тюркского типа, с дальнобойными луками и кривыми саблями от Онона и Керулена дошли до Одера, пройдя огнем и мечом через Польшу, Моравию, Чехию, Силезию, Венгрию, Болгарию, Боснию, Словакию, Сербию, Молдавию и Трансильванию. Страх охватил Священную Римскую империю, Ватикан, Францию, Испанию, Германию, Италию и даже Англию, где встревоженные рыбаки перестали выходить в море. В Центральной Европе завоеватели широко использовали китайские пороховые заряды – так европейцы впервые познакомились с новым оружием. То есть, азиатские номады владели тогда «атомной бомбой», которая должна была помочь им в достижении мирового господства.

Католическая Европа готовилась к концу света, даже не помышляя о сопротивлении и не подозревая, что «монгольский Пентагон» не интересовали такие жалкие и нищие задворки мира, как европейские страны. Монголы во главе со своими выдающимися полководцами всего за четыре месяца сокрушили страны Центральной Европы, и вряд ли можно сомневаться в том, что и Западная Европа в короткий срок стала бы их жертвой, не откажись они сами от этих планов.

Монгольские военные знамена и боевые бунчуки победно развевались над пятью столицами Китая, башнями Алеппо, Багдада, Баласагуна, Балха, Бухары, Владимира, Газни, Герата, Гянджи, Дамаска, Дербента, Дженда, Исфахана, Кабула, Казвина, Киева, Кракова, Люблина, Мерва, Мосула, Нишапура, Отрара, Пешавара, Рея, Рязани, Самарканда, Сандомира, Суздаля, Сыгнака, Тебриза, Туса, Ургенча, Шемахи, Шираза, Хамадана, Эстергома и других городов мира.

В империю Чингиз-хана вошли 720 племен и народностей, а покоренное население составляло примерно половину обитаемого мира. Монгольский аркан захлестнулся на шее Вселенной. Воинственные чингизиды на несколько столетий определили развитие покоренных стран. И только преждевременная смерть кагана помешала тюрко-монголам дойти до «последнего моря» и реализовать геополитический замысел по созданию мировой державы кочевников в границах всей ойкумены. Они остановились всего в одном шаге от этой глобальной цели. Такого шанса история номадам больше не предоставила.

До сего дня две великие тайны являются нераскрытыми в судьбе Чингиз-хана: как и где умер и как и где похоронен. Персидский историк Джувейни, которому можно доверять как очевидцу тех событий, пишет, что Чингиз-хан скончался «четвертого дня месяца рамадана 624 года», т.е. 18 августа 1227 г. и упокоился на родине, в Монголии. Некоторые наши земляки всерьез утверждают, что его могила находится в Южно-Казахстанской области…

Существует красивая легенда о месте захоронения Чингиз-хана. Его потомки не желали, чтобы люди знали о могиле кагана, и вместе с тем сами хотели бы запомнить это место. Кочевникам хорошо известно, что из всех степных животных самая прекрасная память у верблюдицы. Они нашли одну такую с маленьким верблюжонком, которого она кормила своим молоком, убили ее дитя и закопали рядом с могилой кагана. И много лет спустя каждую весну несчастная мать-верблюдица приходила к этому месту и оплакивала своего ребенка. Потом она состарилась и умерла, и люди забыли место последнего приюта своего повелителя. Сегодня же место захоронения Чингиз-хана является самой важной государственной тайной Монголии.

В 1266 году внук Чингиз-хана, китайский император Хубилай присвоил своему великому предшественнику династийное звание «Шэн-у тайцзу» – «Воинствующий император, великий предок».

В декабре 1995 г. Всемирный информационный центр назвал Чингиз-хана «самым важным человеком последнего тысячелетия».

Самая большая династия

В марте 2003 г. в American Journal Of Human Genetic группа международных генетиков выдвинула гипотезу о том, что 8% всех мужчин, живущих в Азии, изначально имели характерное генетическое сходство. Причем самое значительное количество местных вариантов одной мужской Y-хромосомы представлено в Монголии и соседних с ней регионах. Общее количество носителей этой уникальной хромосомы составило 16 млн. человек. То есть, один человек, живший в XII–XIII вв., разбросал свой генетический материал на пол-Азии. Им мог быть только Чингиз-хан, который был тогда владыкой всех кочевых орд Евразии.

И это вполне вероятно, так как у него было много жен и наложниц и, по самым скромным подсчетам, официально имелось 20 детей. Десять из них – мужчины, которые унаследовали его Y-хромосому. Только у его старшего сына Джучи-хана было 17 сыновей. А «незаконных детей» в завоеванных странах у Чингиз-хана могло быть сотни и тысячи. Так, Джувейни утверждал, что число детей и внуков кагана превышает десять тысяч человек. За 790 лет со дня смерти кагана сменились 24 поколения, так что за восемь веков его потомство вполне могло достичь нескольких миллионов человек. Также известно, что он всеми силами искоренял среди монголов пьянство и прелюбодеяние, всемерно заботился о росте их численности, нравственном и физическом здоровье народа.

Таким образом, Чингиз-хан был не только величайшим завоевателем, но и самым мощным из всех мужчин-производителей всех времен и народов, обладал потрясающей репродуктивной способностью. Но эта смелая гипотеза может быть научно подтверждена только в том случае, если будет найдена могила Чингиз-хана и изучен набор его ДНК. В то же время хорошо, что пока не нашли останки Чингиз-хана и ученые еще не научились клонировать человека…

Чингиз-хан стал не только основателем новой господствующей династии – ханов-чингизидов. Историк В.П.Юдин считал, что феномен монгольского нашествия настолько потряс воображение современников, особенно кочевников, что можно говорить об идейно-психологической революции в сознании людей, о становлении чингизизма как новой религии. Чингизизм на века освятил право только рода Чингиз-хана на верховную власть в Евразии, и это выразилось в том, что титул «хан» стал исключительной прерогативой многочисленного клана чингизидов.

Несколько веков они правили в самой Монголии (в 1206-1634 гг.), Китае (в 1260-1368 гг.), Средней Азии (в 1227-1370 гг. и 1500-1785 гг.), Иране (в 1256-1353 гг.), Золотой Орде (в 1226-1502 гг.), Крыму (в 1428-1792 гг.), а также в Астраханском, Бухарском, Казанском, Казахском, Касимовском, Сибирском и Хивинском ханствах. Причем именно форма правления самого Чингиз-хана стала моделью для последующих ханов в их государствах.

Общий «стаж» правления династий ханов-чингизидов в различных государствах составляет примерно 2500 лет. Наверное, не было в истории человечества другой такой царской династии. Например, Рюриковичи правили Россией 736 лет, а Романовы – всего 304 года. В Китае друг друга сменяли династии Хань, Тан, Сун, Юань, Мин, Цин и другие, которые правили в среднем по три–четыре столетия.

Ханы и султаны Казахской степи

С вождями-чингизидами связана история возникновения Казахского ханства. Формирование казахской национальной государственности явилось закономерным итогом предшествующих этнополитических, социально-экономических и духовно-идеологических процессов. Но нельзя сбрасывать со счетов и субъективный фактор: величие и мудрость государственных лидеров (ханов и султанов) и представителей родо-племенной знати (биев, батыров, тарханов и др.), возглавивших это мощное, идущее снизу народное движение. Они и создали на обломках Монгольской империи, одного из ее улусов – Золотой Орды, самостоятельное Казахское ханство.

Такими вождями стали потомки Чингиз-хана и ак-ордынского хана Уруса султаны Керей и Джаныбек, основавшие 550 лет назад Казахское ханство. В казахской степи к власти пришла новая династия ханов-чингизидов, беспрерывно правившая 382 года, в 1465-1847 гг., вплоть до упразднения Букеевского ханства в 1845 г. и гибели последнего хана Кенесары Касымова в 1847 г.

Причем именно в Казахском ханстве дольше всех, начиная с XIII в., продержались у власти ханы-чингизиды – до середины XIX в. К этому времени все другие ханства, остатки Золотой Орды, были завоеваны царской Россией, а в Бухаре, Коканде и Хиве власть захватили местные правители (конраты и мангыты). Лишь в Казахстане верховная власть всегда принадлежала ханам и султанам-чингизидам, и в казахской истории со времен образования государственности не было ханов-самозванцев, нечингизидов.

С каждым из 40 казахских ханов связаны определенный этап истории, внутренней и внешней политики, сохранения независимости и территориальной целостности.

XVI в. был поистине «золотым веком» в истории государства. Сын Джаныбека – Касым-хан (1511-1523 гг.) объединил под своей властью более одного миллиона человек и мог выставить стотысячное войско. В источниках сообщается, что после Джучи-хана в этой стране не было хана более могущественного, чем он. При нем казахи как самостоятельная народность стали известны в Европе, завязались отношения и с соседними державами. Он провел систематизацию обычного права, его свод узаконений называется «Қасым ханның қасқа жолы» – «Праведный путь хана Касыма».

Энергичный, честолюбивый и воинственный Тауекел-хан (1582-1598 гг.) расширил границы государства до современных пределов, присоединил присырдарьинские города и почти на 200 лет утвердил власть казахов над Ташкентом. В XVII в. Казахское государство значительно окрепло при ханах Есиме (1598-1628 гг.), Жангире (1628-1652 или 1645-1680 гг.) и Тауке (1680-1718 гг.). При Тауке-хане (казахском Ликурге) был составлен свод законов обычного права «Жеты Жаргы» – своеобразная степная конституция, определившая основные принципы и нормы правопорядка и государственного устройства.

Грозный XVIII в. выдвинул двух знаменитых деятелей казахской истории. В первой половине столетия блистал выдающийся государственный и военный деятель, верховный главнокомандующий казахскими войсками в войне с джунгарами, знаменитый хан Младшего жуза Мухаммед Абулхаир Гази Бахадур хан (1718-1748 гг.), в недолгой жизни которого причудливо переплелись триумф гениального полководца и трагедия непонятого политика. Он совершил почти невозможное – дважды нанес сокрушительное поражение исконным врагам казахов – джунгарам, воодушевив народ и вселив в него веру в победу.

Вторая половина века прошла под знаком хана Абылая Великого (1771-1781 гг.), в период правления которого значительно укрепилась казахская феодальная государственность. Проводимая им внутренняя и внешняя политика подняла его авторитет в глазах народных масс, которые считали его воплотившимся духом (аруах), ниспосланным на землю для свершения грандиозных дел. Чокан Валиханов утверждал, что ни один казахский хан не имел столь неограниченной власти, как он, и что век Абылая являлся веком казахского рыцарства. У него было 30 сыновей и 40 дочерей, в этом он превзошел самого Чингиз-хана И, вполне возможно, носителями генов Абылая сегодня является каждый пятый мужчина-казах, поскольку у него было 12 жен. Польский путешественник А.Янушкевич писал, что вечером он входил в юрту старшей жены, а утром выходил из юрты младшей…

Чингизидом до мозга костей был хан Кенесары Касымов (1841-1847 гг.). Являясь отпрыском древнего рода Абылая, он уже с рождения принадлежал к привилегированной касте «торе» – потомственных и законных правителей Казахского государства. Кенесары возглавил самое мощное и грандиозное национально-освободительное движение 1837-1847 гг. «Митридатом казахской степи» назвал его известный русский путешественник П.П.Семенов-Тяньшанский.

Хан Внутренней Букеевской Орды Жангир (1823-1845 гг.) был первым по-европейски воспитанным и высокообразованным казахом, показал себя просвещенным государем и крупным реформатором, проводившим политику централизации власти и управления. Именно он основал первую национальную школу, открыл аптеку и врачебный пункт, организовал в ханской ставке первую ярмарку, отправил казахских детей учиться в высшие учебные заведения Санкт-Петербурга, Москвы, Оренбурга, Уфы, Казани и других городов России. Его младший сын Губайдулла Жангиров, окончив в столице привилегированный Пажеский корпус, стал первым казахом – полным генералом рода войск (генералом от кавалерии, или, по-современному, генералом армии).

Казахские ханы и султаны сыграли огромную роль в становлении и укреплении национальной государственности, формировании этнической территории народа в пределах исторического Восточного Дешт-иКыпчака, отстояли ее в ожесточенной борьбе с многочисленными врагами.

В этой борьбе погибали целые ханские и султанские фамилии. Так, Хак-Назар-хан с сыновьями пал от рук ташкентского владетеля в 1580 г. Тауекел-хан скончался, получив смертельную рану в сражении под Бухарой в 1598 г. Его племянник Ораз-Мухаммед-султан, Касимовский царь на Руси, погиб в 1610 г. от рук самозванца Лжедмитрия II. Хан Жангир пал в бою с джунгарами. Не на жизнь, а на смерть вели борьбу с агрессией царской России в Сибири хан Кучум, его дети, внуки и правнуки, на целых 150 лет задержав проникновение России в казахские степи. В этой неравной борьбе был сражен сам Кучум, а его многочисленные потомки султаны Кучумовы (Аблай-Керей, Даулет-Керей, Есим, Кубей-Мурат, Тауке, Бука, Кушик, Шошалы и другие) были убиты или взяты в плен. Хан Абулхаир пал жертвой межфеодальной разборки и был убит своим заклятым врагом султаном Бараком. Хан Старшего жуза Жолбарыс погиб в 1740 г. в Ташкенте от рук местного правителя. Хан Арынгазы скончался в царской ссылке в далекой Калуге в 1833 г.

Трагически сложилась судьба султанов Касымовых, до дна испивших горькую чашу народных заступников. Сам Касым, его дети Саржан и Есенгельды, племянник Альжан предательски погибли от рук кокандцев в Ташкенте. Другие его сыновья Кенесары, Наурызбай, Бопы, внуки Ержан и Кудайменде приняли мучительную смерть в кыргызском плену. Сын Кенесары – Тайшик героически погиб в сражении с кокандцами. Самый младший сын Кенесары, 18-летний Жагыпар, был захвачен русскими, сослан в ссылку в сибирский город Березов, где тяжело заболел и умер в Тобольской тюрьме. В плену скончался и сын Саржана юный Мустафа. Таков краткий мартиролог казахских ханов.

Уроки истории

Народ всегда был милосерден к своим правителям и давал им прозвища согласно их месту в истории. Таковыми остались в нашей благодарной памяти ханы Касым Праведный, Есим Смелый, Жангир Внушительный, Тауке Мудрый, Абылай Великий, Арынгазы Миротворец, Кенесары Грозный и другие славные потомки Чингиз-хана.

Наша история показывает, что разные люди занимали ханский трон, и отличались они друг от друга личными качествами, политическим весом в обществе, судьбой и ролью в истории. Однако общее, что объединяет и прежних, и нынешних правителей, – это то, что народ хочет видеть в них олицетворение незыблемости государственного строя и сильной власти, гарант национальной независимости и территориальной целостности, мира, справедливости, законности и благополучия.

Нам сегодня как никогда прежде нужна сильная государственная власть, так как история учит, что судьба молодого государства в решающие моменты во многом зависит от личности его главы. Были сильные, незаурядные ханы – Казахское государство переживало расцвет и подъем, тогда как слабые и безвольные правители ставили государство и народ на край гибели, порождая междоусобицы и хаос.

И, чтобы не допустить этого, сегодня в стране должны быть мужественные люди, государственники, патриоты, такие, как Жумабек Ташенев, Байкен Ашимов, Еркин Ауельбеков, Динмухаммед Кунаев, Нурсултан Назарбаев, которым действительно «за державу обидно», которые неустанно трудились, а один из них продолжает трудиться на благо Отечества. Так поступали в свое время ханы и султаны, знаменитые народные бии и батыры.

Интересно, а есть ли такие люди сегодня среди наших олигархов, банкиров, акимов, министров, депутатов, генералов, прокуроров, судей? Или у них на первом месте собственное благополучие, богатство, власть и недвижимость за рубежом? Смогут ли они сказать, как Чингиз-хан: «Пусть погибнет тело мое, но вечно живет созданное мною монгольское государство»?

Казахский народ, по образному выражению Мухтара Ауэзова, «как трагический странник кочевал по степям и столетиям», он веками боролся за физическое выживание, национальное и человеческое достоинство. И сегодня нашим лидерам необходимо отдавать все силы возрождению Казахстана, укреплению его безопасности и повышению международного авторитета как одного из влиятельных акторов современной мировой политики. Которая сейчас настолько непредсказуема, что вполне возможно появление когда-нибудь нового Чингиз-кагана, но теперь уже «ядерного»…

Мурат Абдиров, доктор исторических наук, профессор Университета международного бизнеса
25.08.17

Источник — camonitor.kz

«Истеъдод» обеспечит подготовку кадров Узбекистана за рубежом

С выходом Указа главы государства преобразования начались и в деятельности Фонда Президента Республики Узбекистан «Истеъдод». Теперь, помимо своей традиционной деятельности по повышению квалификации перспективных молодых педагогических и научных кадров, он займется и организацией стажировок, и обучением стипендиатов за рубежом. И теперь фонд ориентирован на все отрасли экономики. Вместе с тем в его задачи  вошли и другие вопросы.

Фонд займется организацией подготовки одаренных выпускников высших образовательных учреждений, а также квалифицированных кадров отраслей экономики республики, отобранных на конкурсной основе, по программам магистратуры и PhD в ведущих образовательных и научных учреждениях развитых стран мира для обеспечения потребностей отраслей экономики, государственных и общественных структур в высококвалифицированных специалистах.

Будут реализованы меры по привлечению высококвалифицированных зарубежных ученых, преподавателей и специалистов к образовательному процессу в высших образовательных учреждениях и отраслевых центрах переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров путем установления и последовательного развития партнерских отношений с ведущими образовательными и научными учреждениями зарубежных стран, международными и зарубежными организациями, а  также оказанию содействий министерствам, ведомствам и другим государственным структурам в организации предварительной подготовки рекомендованных ими кандидатов для прохождения повышения квалификации, стажировки и обучения по программам магистратуры и PhD за рубежом.

Фонд займется организацией участия перспективных специалистов различных отраслей экономики, государственных и общественных структур, педагогов, научных кадров и одаренной молодежи в авторитетных международных симпозиумах, конференциях, олимпиадах и конкурсах для развития их научно-педагогического и интеллектуального потенциала, освоения ими передового международного опыта.

В отдельную задачу выделено внедрение и распространение передового зарубежного опыта, современных педагогических технологий путем организации конференций, семинаров, мастер-классов, тренингов и других мероприятий с участием специалистов и научно-педагогических кадров, прошедших повышение квалификации и стажировку за рубежом, а также получивших образование по программам магистратуры и PhD, и зарубежных специалистов.

Важная задача фонда – формирование данных о стипендиатах с целью обеспечения их дальнейшего использования в основных отраслях экономики, а также в новых, перспективных областях деятельности, в том числе в сфере разработки современных материалов и передовых технологий, посредством создания качественного кадрового и ресурсного потенциала и всемерного стимулирования научно-образовательного процесса.

Будет обеспечено внедрение в практику передовых знаний и навыков, полученных перспективными специалистами различных отраслей экономики, государственных и общественных структур, педагогическими и научными кадрами республики в ходе прохождения повышения квалификации, стажировки и обучения за рубежом, с организацией системного мониторинга их дальнейшей трудовой деятельности.

Также Фонд «Истеъдод» будет заниматься вовлечением стипендиатов в образовательный процесс высших учебных заведений и центров переподготовки и повышения квалификации руководящих и педагогических кадров республики.

Туристическая привлекательность Узбекистана

Постановление Президента Шавката Мирзиёева «О первоочередных мерах по развитию сферы туризма на 2018-2019 годы» от 16 августа 2017-го ориентировано на совершенствование этой сферы, снятие преград и создание еще больших возможностей как для отечественных предпринимателей и путешественников, так и гостей страны.

Создание туристических зон, новых гостиниц, проведение рекламных кампаний — это и многое другое находит отражение не только в нормативно-правовом документе, но и в требованиях времени. Без вложений сегодня не может быть и речи о значительном скачке вперед завтра. У нашей страны есть все условия для развития исторического, экологического, паломнического, гастрономического и других видов туризма совершенствования направлений.

Об упрощении визовых и регистрационных процедур речь заходила еще зимой прошлого года. Именно этой теме посвятили свои обращения жители нашей страны, которые поступали из разных уголков в Народную приемную главы государства. Логичным продолжением работы в соответствии с Указом Президента «О мерах по обеспечению ускоренного развития туристской отрасли Республики Узбекистан» от 2 декабря 2016-го стал Указ «О коренных мерах по совершенствованию порядка выезда граждан Республики Узбекистан за границу» от 16 августа. В соответствии с ним стикер разрешительной записи с 1 января 2019-го оформляться не будет. На смену придет биометрический паспорт для выезда за границу. Как он будет выглядеть — станет известно после 1 декабря 2017-го. Этот срок установлен для утверж­дения госстандарта документа. Дедлайн разработки и внедрения системы оформления и его выдачи — до 1 декабря 2018 года.

Таким образом, с одной стороны соз­даются условия для простой и доступной процедуры прохождения соотечественниками регистрационного контроля, с другой — ориентир на внутренний и внешний туризм.

Гости выбирают поездку именно в нашу страну по разным причинам. Для Сьюзен Лоран из Франции это возможность посетить уникальные архитектурные объекты, для главы семьи из Грузии — вспомнить улицы своего детства. Тогда они приезжали погостить на пару недель. Неудивительно, что город с тех пор не узнать. Однако чего у него не отнять, так это гостеприимства жителей. Счастливых улыбок, которыми, не скупясь, одарят подошедшего с вопросом человека. С такой поддержкой при всем желании не заблудишься в городских лабиринтах — не просто подскажут, но и проводят.

Государственный комитет по развитию туризма приводит цифру посетивших Узбекистан — больше одного миллиона. Эти сведения собраны за шесть месяцев этого года. Пресс-служба ведомства приводит мнение итальянского издания ilSole24ore. Согласно ему наша страна наряду с Китаем занимает первое место по привлекательности турпоездок из Еврозоны.

Безусловно, многих привлекают архитектурные комплексы, национальная кухня. Тем не менее, один из пунктов, на который всегда обращают внимание при выборе маршрута, это безопасность. На разных туристических сайтах, где указана информация об Узбекистане, отмечают, что здесь можно спокойно гулять как в дневное, так и вечернее время.

По итогам опубликованного недавно исследования Американского института изучения общественного мнения «Gallup» Узбекистан занял второе место на планете в рейтинге опроса по безопасности граждан за 2016 год. Своей точкой зрения поделились 136 тысяч респондентов из 135 государств. Результаты оценивали по 100-бальной шкале. Показатель в 97 баллов у лидера индекса закона и порядка Сингапура, 95 — у нашей страны.

«Путешествовать по Узбекистану комфортно и безопасно», — пишет один из интернет-пользователей, который вначале не собирался сюда. В планах была поездка на Шри-Ланку, однако она сорвалась. Позже о спонтанном предложении дочери отправиться на четыре дня в Самарканд и Бухару не пожалели ни на минуту. В отзыве говорит об особенном колорите, который не встретишь в других местах, уникальных достопримечательностях, вкусных традиционных блюдах.

Кстати, плов, внесенный в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества ЮНЕСКО, стал «героем» не одной статьи. Именно ему посвящена июльская публикация британской «The Guardian». Автор Каролин Иден не только рассказала о компонентах блюда, но и его отличиях в зависимости от региона. Приготовление этого кулинарного шедевра возведено на уровень искусства, по словам журналиста.

Удивлялась мастерству ошпазов и съемочная группа французского телеканала TV5 Monde с аудиторией в более чем 55 миллионов человек. Она прибыла в августе в Узбекистан для подготовки репортажей о Самарканде и Бухаре. Съемочная группа российского НТВ снимала месяцем ранее программу «Пора в отпуск», в центре которой — семейный туризм. Не обошли стороной восточный базар в Бухаре, также посетили Хорезм и Муйнак. Июльские съемки еще одного фильма «Узбекистан: обретенные откровения» инициировал телеканал «Культура» совместно с Национальной ассоциацией электронных средств массовой информации и «Караван-ТВ».

У жителей столицы была возможность услышать в феврале этого года от фотожурналиста издания «National Geographic» Джона Стенмайера рассказ о семилетнем путешествии для проекта «Прогулка из рая». Эта встреча прошла в столичной галерее «Bonum Factum», в которой в тот вечер яблоку негде было упасть. Идея его фоторабот — запечатлеть путь предков современных людей из Африки в Южную Америку. Узбекистан — одна из остановок на этом маршруте сквозь время и эпохи. Джон рассказал и о своем интересе к истории нашей страны, ее роли в установлении торговых отношений на Великом шелковом пути.

Это же направление заинтересовало немецкого путешественника и автогонщика Райнера Цитлоу. По историческому маршруту из Шанхая в Венецию он наметил преодолеть 12 300 километров. Узбекистан — также на карте энтузиаста. После тура по Самарканду и Бухаре поделился мнением о том, что поездка прошла без проблем, особо отметил безопасные условия.

Словом, интерес зарубежных стран к традициям и обычаям Узбекистана в последнее время значительно возрос. Хотят узнать ответ и на другой вопрос: чем увлекается современный житель? Ведущий передачи «Поедем, поедим!» Джон Уоррен встретился с представительницей нового направления стихо­сложения, соотечественницей Олесей Цай. Ее «пирожки» и «порошки» — относительно молодой жанр сетевой поэзии — набирают популярность в интернете далеко за пределами страны. Узбекистан интересен как богатой историей, так и талантливыми современниками. Секретами своего притяжения он с легкостью поделится с теми, кто готов их узнать.

Узбекистан: Латиница или кириллица?

http://www.centrasia.ru

Почти четверть века прошло с того дня, когда власти Узбекистана решили заменить кириллицу латиницей. Но споры о том, правильным ли был такой выбор, не утихают до сих пор. Практически не имевшие в период правления Ислама Каримова шанса быть услышанными противники латиницы сегодня стали поднимать волнующий их вопрос. К примеру, недавно газета «Китоб дунеси» опубликовала открытое письмо узбекского литературоведа Шухрата Ризаева президенту с предложение вернуться к кириллице. Прокомментировать это письмо «Фергана» попросила Алишера Ильхамова — историка, социолога, ассоциированного научного сотрудника лондонской Школы восточных и африканских исследований (SOAS).

Не утихающие споры вокруг алфавита

Десятого августа 2017 года известный узбекский литературовед Шухрат Ризаев обратился со страниц местной газеты «Китоб дунеси» («Мир книг») с открытым письмом на имя президента Узбекистана. В нем он выразил озабоченность тем, что переход на латиницу оказывает негативное воздействие на состояние узбекского языка. «Есть немало беспокойств по поводу будущего нашего родного языка», — написал Ризаев в своем письме. Он предложил вернуться к кириллице как к основной графике, а латиницу узаконить в качестве второго алфавита, учитывая, видимо, тот факт, что уже целое поколение молодежи прошло курс обучения на латинице в школах, лицеях и колледжах.

Это письмо литературоведа взорвало интернет, точнее, его «узбекский» сегмент. На письмо отреагировал — кто за, кто против — ряд СМИ, в том числе зарубежные ВВС и Озодлик, местные Kun.uz, Sof.uz. И, конечно же, различные форумы в социальных сетях. Этот спор неоднократно вспыхивал и ранее, например, на сайте «Ферганы» в 2007 году. Комментаторы при этом разделились на два непримиримых лагеря, я бы сказал, на «романтиков», настаивающих на латинизации, и «реалистов», призывающих сохранить кириллицу.

Я не являюсь ни литературоведом, ни специалистом по какому бы то ни было языку, и хотел бы сосредоточиться преимущественно на социально-институциональных аспектах обсуждаемой проблемы. Касательно языка ограничусь только общим рассуждением о том, какая связь имеется между речью и письменностью, являющимися ключевыми компонентами любого современного языка.

Речь безусловно является исторически первичной. Письменность появилась позже, выполняя роль своего рода сосуда, который призван донести сказанное кем-то в определенном месте и в определенное время другим носителям той же речи, причем как в текущий момент истории, так и для будущих поколений. Таким образом, письменность стала инструментом, связывающим между собой поколения, а также народ и его культуру в их диахроническом измерении. Если же письменность перестает выполнять эту роль сосуда, или если этот сосуд по тем или иным причинам оказывается пуст, то с языком, как с живым организмом, и его носителями начинаются серьезные проблемы – их интеллектуальный багаж обедняется, что не может не сказаться в целом на их развитии.

Второе соображение связано с констатацией статуса письменности как знаковой системы. Ее функция — обозначать и транслировать речь со всеми ее фонетическими, семантическими и лексикологическими особенностями. То, как письменность выполняет эту функцию, зависит не от ее имманентных свойств, а от того договора, тех правил, которые носители языка, ее наиболее продвинутая часть (как правило, интеллектуальная элита, авторитеты по языку и литературе), устанавливают относительно того, какой знак и как выражает ту или иную единицу речи. Самим знакам не присущи какие-либо свойства выражать особенности речи. Любой знак может выражать любые фонетические особенности, и это зависит от тех правил, которые сами люди вырабатывают (спонтанно или сознательно) для установления взаимосвязи между знаками, произношением, смыслами и значениями произносимого. С этой точки зрения говорить о том, что та графика лучше передает свойства того или иного языка, а эта хуже, совершенно бессмысленно. С прагматической точки зрения выбор графики может исходить из соображений удобств в ее использовании и того, каков багаж знаний уже накоплен с ее помощью. Графика является только материалом, из которого изготовлен сосуд, то есть материалом, который формирует саму письменность. Уже дальше правила, устанавливающие порядок знаков и их сочетаний, завершают формирование грамматики данного языка. Но не буду вдаваться в дебри лингвистики и отошлю читателя к философам-лингвистам Фердинанду де Соссюру, Наому Хомскому, литературоведу Юрию Лотману и другим признанным экспертам.

Замечу только, что возражения против той или иной графики вызваны, скорее, ассоциациями, которые связаны с использованием этой графики, с тем социально-историческим контекстом, в котором эта графика усваивалась и использовалась на практике. Но это дело времени, требуемое для выветривания нежелательных ассоциаций. Для этого не обязательно опрокидывать сам сосуд, выплескивая его содержимое.

Вкратце о предыстории вопроса

До Октябрьской революции 1917 года население Центральной Азии, говорящее на узбекском языке (а это был так называемый староузбекский язык, известный также как тюрки), использовало арабскую графику. Вскоре после революции возникла дискуссия о реформе алфавита. В 1921 году этот вопрос обсуждался на краевом съезде в Ташкенте, затем в 1926-м — на I тюркологическом съезде в Баку. На том съезде был одобрен переход всех тюркских языков народов СССР на новый латинский алфавит — яналиф (янги алифбе). Но сам переход состоялся только в 1930 году. Однако уже через десятилетие, 8 мая 1940 года, на фоне борьбы КПСС и органов безопасности с влиянием пантюркизма III сессия Верховного Совета Узбекской ССР приняла закон о переходе на алфавит на основе кириллицы.

Уже в момент распада СССР, в ноябре 1991 года, в Стамбуле прошла конференция, на которой представители тюркских республик СССР и России поддержали проект перехода тюркских письменностей на латиницу, максимально приближенную к турецкому алфавиту. В то время Турция, возглавляемая президентом Тургутом Озалом, проводила активную внешнюю политику по сближению с республиками Центральной Азии, Азербайджаном и тюркскими народами России и воспринималась многими интеллектуалами и политиками этих народов как альтернатива Москве, ассоциируемой с колониальным прошлым. Турция привлекала многих и как пример мусульманской страны, в которой государство сохраняет свой светский характер и держит ислам под контролем. Для лидеров центральноазиатских республик, напуганных ростом исламских движений, особенно для Ислама Каримова, турецкая политическая модель представляла собой реальную альтернативу как исламизму, так и гегемонизму Москвы. Они, эти лидеры, стремились перехватить у национально-демократической оппозиции лозунги национал-патриотизма и тем самым обеспечить легитимность своим правящим режимам.

В этом историческом контексте и следует воспринимать решение президента Узбекистана Ислама Каримова, который 2 сентября 1993 года подписал закон «О введении узбекского алфавита, основанного на латинской графике». Закон предусматривал принятие мер по обучению населения латинице и полный переход на латиницу к 2000 году. В последующем, по мере ухудшения взаимоотношений с Турцией, мотивация к переходу на латиницу ослабевала. Но курс в целом сохранился, хотя и не форсировался чрезмерными административными мерами. Скорее, этот курс перешел в вялотекущий процесс с откладыванием полного перехода на латиницу сначала до 2005, потом до 2010 года и так далее. В результате в стране сложилось достаточно устойчивое сосуществование двух алфавитов — латинского и кириллицы. Соответственно, население поделилось на две половины: с одной стороны, целое поколение молодых узбеков, которые прошли обучение в узбекских школах и колледжах на латинице, а с другой – более старшее поколение, до сих пор предпочитающее читать и писать на кириллице.

Судя по всему, сложилось и некое разделение сфер использования обоих алфавитов — в зависимости от того, о каких возрастных когортах, о каких носителях текстовой информации идет речь и кто эту информацию производит. Об этом и пойдет речь ниже. Но хотел бы сразу оговориться, что приведенные ниже данные никоим образом не претендуют на всестороннее исследование, которое еще предстоит провести, если правительство не хочет наступать на те же грабли, принимая решения, основываясь на субъективных мнениях и политических соображениях, как это случилось с принятием закона 1993 года.

Кто каким алфавитом пользуется

Ниже я привожу цифры, почерпнутые из источников, имеющихся в интернете, и подвергнутые некоторой обработке. Полученные выводы пока приблизительны и требуют дальнейшей проверки.

«Вопрос перехода на латиницу был больше политический, тем технический. В конце 80-х на волне национализма стали подниматься такие аспекты, как очищение узбекского языка от русских слов и всего того, что бы связывало с Москвой. В начале 90-х годов эта тенденция была увязана с неопантюркизмом — объединением всех тюркских народов (на этом сильно настаивала Турция, считавшая себя центром такого объединения). Политически к этому уже были предпосылки: «братья»-славяне, развалив СССР, сами создали СНГ, затем выкинули нас из рублевого пространства, снизили торговые потоки, московские политики презрительно отзывались о «подбрюшье» России. И лишь Турция стала стремительно набирать вес в Центральной Азии, поскольку нас объединял не только язык, но и религия, ментальность, история». «Латинизация узбекского алфавита. Достоинства и недостатки»

Начнем с того, что по официальным данным, в 2014-2015 годы в школах страны (1-9 классы) обучалось 4,5 миллиона человек. Если взять за точку отсчета 2000 год, когда, предположительно, началось полномасштабное обучение учащихся школ на латинице (до того, очевидно, шла подготовка учебников и учителей), то можно утверждать, что в стране примерно 8-10 миллионов человек получило школьное образование на латинице. Из них в узбекских школах обучались только 86 процентов учащихся. Значит, на основе латиницы учились примерно 7 миллионов школьников. Это порядка 23 процентов населения, или треть населения в возрасте от 15 до 64 лет, являющейся наиболее активной читающей публикой по сравнению с более младшими и более старшими возрастными категориями. Сразу оговорюсь, что в своих расчетах я не принял во внимание обучающихся и обучившихся на латинице в колледжах и лицеях, поскольку мне пока не совсем понятно, как там организован учебный процесс. Поэтому (временно) вывожу эту категорию за скобки.

Другими словами, мы можем утверждать (опять-таки приблизительно), что потенциально активная читающая публика (в возрасте от 15 до 64 лет) поделена на две не равные по численности группы – одну треть, читающую преимущественно на латинице, и две трети, все еще использующих кириллицу. Вот таковы ставки в игре. Люди, принимающие решение по поводу алфавита, должны четко отдавать себе отчет об этом раскладе населения и соответствующих интересах и предпочтениях.

Что и на каком алфавите читать

Двинемся дальше, перейдя к вопросу, а что доступно для чтения на обоих алфавитах. И начнем с библиотек, взяв в качестве наиболее характерного примера крупнейшую и древнейшую из них — библиотеку имени Алишера Навои (создана аж в 1870 году). Известно, что по состоянию на 2010 год в фондах библиотеки только на узбекском языке имелось 600 тысяч рукописей и печатных изданий. Нетрудно предположить, что в современной версии латинского алфавита литературы там — ничтожное количество. Но наверняка есть литература, изданная в период с 1930 по 1940 годы, в каком именно количестве — это предстоит проверить.

Возьмем другую сеть библиотек — в системе Академии наук Узбекистана с ее флагманом Фундаментальной библиотекой в Ташкенте. По данным портала Академии, общий фонд библиотек системы АН составляет свыше 5 миллионов экземпляров, услугами этих книгохранилищ пользуются 45 тысяч читателей. Опять-таки нетрудно догадаться, преимущественно на каком алфавите берется и читается литература в этой системе. Аналогичная картина — в университетской сети и во всех остальных библиотеках республики.

Посмотрим, что издается сейчас и в какой графике. В стране на данный момент действуют три основных книжных издательства – Davr Press, Akademnashr и O‘qituvchi.

Крупнейшее из них – Davr Press. В каталоге, который можно скачать с его сайта, имеется 237 наименований книг, изданных, видимо, не за один год (годовых каталогов и тематических планов нет ни в одном из трех издательств). Из них только 15 процентов издано на латинице, и это, в основном, детская литература для самых маленьких, главным образом — сказки с малым количеством текста и упрощенным изложением (таблица 1).

В каталоге книг Academnashr процент книг на латинице существенно выше – 42 из 61 издания (69 процентов), но это, в основном, тоже за счет детской литературы (35 книг из 61). Вся же художественная литература издана на кириллице, в том числе четырехтомник Чулпана и однотомник Машраба (таблица 2).

Издательство O‘qituvchi (в переводе — учитель) естественным образом специализируется на издании учебников и другой литературы для системы образования, но и здесь доля книг на латинице составляет только 59 процентов. Опять-таки это или детская литература для самых маленьких, или учебники. Художественная литература, изданная издательством, в основном на кириллице, но есть и достижение – на латинице издано аж 6 книг, включая однотомник Алишера Навои (таблица 3).

Просуммировав издания по всем трем издательствам, получим следующую картину: (таблица 4).

Какие же наблюдаются тенденции? Как я отметил выше, на латинице изданы, в основном, детская литература для малышей, а также учебники для школ, колледжей, лицеев и вузов. Художественная, познавательно-популярная и научная литература издается главным образом на кириллице. Если предположить, что все или большинство обученных на латинице (а таких около 7 миллионов) не владеют или плохо владеют кириллицей, то получается, что им недоступна художественная, научная и популярная литература, содержащаяся в сети библиотек или издаваемая указанными издательскими домами. И как же они могут получить углубленные знания, скажем, по литературе? Они что, постигают историю узбекской и мировой литератур только по учебникам, не читая первоисточников?

«Несмотря на упоминаемую Конституцию, ради безоговорочного принятия нового закона Ислам Каримов, не задумываясь, пошел на ее нарушение. Дело в том, что в принятом годом ранее основном законе оговорено, что наиболее важные вопросы общественной и государственной жизни должны выноситься на всенародное голосование — референдум (ст. 9). Однако референдума по столь важному вопросу, как смена письменности, в Узбекистане проводить не стали, очевидно, опасаясь, что население не поддержит эту идею. В итоге последнему пришлось принять решение, навязанное кучкой «национал-патриотов». «Латинизация алфавита. Узбекский опыт»

Могу предположить, что наиболее добросовестные учителя литературы поощряют своих учеников овладевать кириллицей и читать Чулпана, Машраба, Фитрата и других литературных классиков и современников. Но мы же не знаем, насколько распространена практика такого поощрения. Мы не знаем, сколько человек из указанных выше семи миллионов параллельно владеют и кириллицей. Безусловно, таких немало, но мы не знаем их число. И вряд ли этой информацией владеют в правительстве. Мы не знаем также, пользуются ли они знанием обоих алфавитов для чтения «большой» литературы. Если же получится, что эта «большая» литература остается ими не востребованной, то возникает закономерный запрос, а не вырастает ли у нас на глазах поколение, в чьем читательском багаже одни только сказки, учебники, магазинные вывески да посты в «Одноклассниках»?

Что же из всего этого следует? Учитывая, что две трети населения в возрасте от 15 до 64 лет владеет преимущественно кириллицей и, скорее всего, предпочитает ею пользоваться и в дальнейшем, полный переход к латинице осуществим только тогда, если эти две трети уйдут со сцены и их место займут те, кто обучен латинице. На это потребуется как минимум 30-40 лет. Даже если такая смена произойдет, книжная индустрия вряд ли сможет поспеть и обеспечить в полном объеме «взрослую» литературу на латинице по всему спектру необходимых знаний. Сложилась интересная ситуация: поголовно грамотное, но мало читающее население, что чревато риском скатывания Узбекистана еще дальше на периферию развития человечества.

Какой же выход видится из этой ситуации? Одна дама при обсуждении этого вопроса в Фейсбуке заявила следующее: «Возврата назад [к кириллице], по всей видимости, не будет. Читающих и пишущих на латыни много — все выпускники последних лет. Легче усовершенствовать существующую систему (после анализа и выявления пробелов), чем тратить огромные средства на возврат плюс портить свой имидж». Возникает вопрос: а как усовершенствовать существующую систему? Как восполнить недостаток тех сотен тысяч изданий на кириллице, которые содержатся в наших библиотеках? Как восполнить пробел узбекской художественной литературы, выпуск которой на латинице практически так и не начался (если не считать 6 произведений, изданных «Давром»). И наконец, что сейчас важнее для страны — «не испортить свой имидж» или действовать в интересах развития всего общества, в том числе тех семи миллионов, которые получили образование на латинице? Безусловно, этих людей надо как-то выручать, вернуть в лоно «большой» культуры, от которой они, возможно, оказались оторваны за последние 20 лет. Возможно, я сгущаю краски, но пока никто еще не провел полноценного объективного исследования того, чем живет сегодня молодежь, какими алфавитами и языками пользуется, к каким источникам информации обращается, что читает, о чем думает и мечтает, как видит свое будущее.

Как я отметил выше, индивидуально, по собственной инициативе многие молодые люди, скорее всего, выучились кириллице и читают книги и материалы СМИ, таких, например, как «Озодлик» и узбекская служба ВВС, которые, как известно, публикуются на кириллице. В этом, собственно, и состоит решение проблемы – помочь, теперь уже при помощи государства, этой инициативе молодых овладевать кириллицей наряду с латиницей. Дальше пусть решают сами люди, что им читать, и сама книжная индустрия, на каком алфавите ей издавать литературу. Пусть граждане сами выберут то, что лучше соответствует их интересу. Речь, по сути, идет о том, чтобы просто передать им тот золотой ключик, который позволит им открыть дверь в большую культуру.

Отвечая на комментарий той самой дамы в Фейсбуке, озабоченной имиджем страны, другой участник дискуссии заметил: «Выбрать кириллицу — это не «возврат». Ведь мы пока не ушли от нее». Остается только добавить: если бы даже захотели уйти и потратили втрое больше ресурсов на переход к латинице, то все равно не смогли бы уйти от этого статус-кво в ближайшие десятилетия. Это просто не реально, как показывает анализ, основанный на фактах.

Алишер Ильхамов,
историк, социолог, ассоциированный научный сотрудник лондонской Школы восточных и африканских исследований (SOAS)

Источник — Фергана

Пентагон может создать военный центр в Душанбе. США не отказываются от планов обосноваться в Средней Азии

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»

15 авг. 17

Командующий сухопутными войсками Центрального командования США генерал-лейтенант Майкл Гаррет сегодня в Душанбе обсудит вопросы обеспечения мира и стабильности в Афганистане и укрепления таджикско-афганской границы. Эксперты не исключают, что речь пойдет о более тесном военном сотрудничестве вплоть до создания американского военного центра на территории Таджикистана.

Это первый визит американского генерала в Таджикистан. В конце прошлого года он побывал в Казахстане и Узбекистане. В Душанбе, как ожидается, Майкла Гаррета примет президент Эмомали Рахмон. Он также проведет переговоры с министром обороны Таджикистана генерал-лейтенантом Шерали Мирзо и представителями Генштаба Вооруженных сил Таджикистана. На встречах представители США и Таджикистана обсудят вопросы сотрудничества в сфере безопасности, укрепления таджикско-афганской границы, которой с 2005 года де-факто уже занимаются США. Ранее внешние рубежи Таджикистана охраняли российские пограничники, но сегодня вопрос их возвращения не рассматривается, хотя ситуация на таджикско-афганской границе осложняется. Более того, МИД России призвал США вывести из Афганистана свои войска. «Москва никогда не торопила вывод войск США из Афганистана, – напомнил бывший посол России в Афганистане Замир Кабулов. – Но поскольку Армия США ничего толком не может сделать, пусть уходят из Афганистана».

Настаивают на выводе американских войск из Афганистана и талибы. Западные СМИ цитируют открытое письмо руководства движения «Талибан», в котором они указывают на бесперспективность пребывания ВС США в Афганистане. Сегодня численность американских военных в этой стране составляет 8,5 тыс.

Покидать Афганистан Вашингтон не собирается. Председатель Института Центральной Азии и Кавказа Университета Джона Хопкинса, бывший советник по России и Евразии при трех президентах США Фредерик Старр, побывавший недавно в Таджикистане, рассказал в интервью «Азии плюс» о том, что число американских военных в Афганистане увеличится. Будет у США расти и интерес к странам Центральной Азии. «Сейчас все меняется, и Центральную Азию в Америке снова изучают и смотрят на нее свежим взглядом», – сказал Старр. Он отметил, что с точки зрения Вашингтона, судьбы Афганистана и других республик Средней Азии крепко связаны. Поэтому если мы присутствуем в Афганистане, это будет положительно влиять на присутствие США и здесь – в бывшей советской Средней Азии», – уточнил доктор Старр.

Военный эксперт Виктор Литовкин считает, что свою цель обосноваться в государствах Центральной Азии США не оставят. «Вашингтон будет вести любые переговоры, а также оказывать любую техническую, военно-техническую помощь республикам Центральной Азии, в том числе при помощи военных учений, которые они проводят, например, в Казахстане – «Степной орел» или обучения кадров для ВС Таджикистана (в Турсунзаде, что в 45 км от Душанбе, находится учебный центр ВС США. – «НГ»). Но долгосрочная цель США – разместить в регионе свои военные базы и любым способом закрепиться на этой территории. Таджикистан, Туркменистан и Киргизия – это подбрюшье России, и оттуда можно так или иначе угрожать Москве», – сказал «НГ» Литовкин. Однако, как заметил эксперт, Таджикистан и Киргизия – члены ОДКБ. Они союзники России. Любое размещение американской базы в этих республиках будет вызовом этим союзническим обязательствам. «Всем очевидно, для чего американцы оказывают помощь странам Центральной Азии, хотя они будут прикрываться борьбой с талибами и игиловцами (запрещены в РФ). Но в России вряд ли отнесутся с пониманием к американской настырности», – считает эксперт. Он напомнил, что в Киргизии президент Алмазбек Атамбаев закрыл американскую военно-воздушную базу. Он пояснил, что ему пришлось это сделать, потому как «по ней обещали нанести удар». «Однако Атамбаев не сказал, какая страна могла нанести удар. Это могли сделать Китай и Россия. Других стран, которые могут нанести удар, нет», – считает Литовкин. При это он считает, что вряд ли нынешнее руководство Таджикистана или любой другой из стран региона позволит США разместить на своей территории военную базу. «Но есть такое понятие, как стратегическое терпение, – выстраивается долгосрочная программа, которая будет реализовываться поэтапно», – отметил он.

Таджикский эксперт Хурсанд Хуррамов также считает, что речь на переговорах в Душанбе может идти о долгосрочном сотрудничестве в сфере безопасности. «Высокопоставленные американские генералы систематически посещали страны Центральной Азии. Последний подобный визит в Душанбе состоялся в апреле текущего года, когда таджикскую столицу посетил командующий Центрального командования США генерал Джозеф Вотер. Нынешний визит командующего сухопутными войсками Центрального командования генерала Майкла Гаретта стоит рассматривать в качестве продолжения серии этих встреч. Однако на этот раз Таджикистану могут предложить более эффективно сотрудничать в вопросе обеспечения мира и стабильности в Афганистане, что может в том числе означать создание военной базы США на территории Таджикистана. Поскольку радикальные группировки сосредоточены именно на севере Афганистана, на границе с Таджикистаном», – сказал «НГ» Хуррамов. Однако, по его словам, учитывая высокое напряжение во взаимоотношениях США и России и зависимость Душанбе от Москвы, вряд ли официальная таджикская сторона может на себя взять многообещающие обязательства, которые бы отвечали интересам США.

Источник — независимая газета

Религиозный экстремизм в Центральной Азии: основные общие причины появления

Андрей Валентинович Грозин

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Одним из вызовов в Центральной Азии (ЦА) в настоящее время являются проявления религиозного экстремизма. Высокая значимость изучения феномена религиозного экстремизма связана с тем, что он представляет собой угрозу безопасности и стабильности, территориальной целостности государства. А также в связи с ростом количества граждан, выехавших/выезжающих для участия в вооружённых конфликтах на Ближнем и Среднем Востоке.

Согласно мнению ряда ученых, термин «экстремизм» в широком смысле означает приверженность к крайним мерам. Если перенести данное понятие на религиозную почву, то это приверженность в религиозной сфере к крайним взглядам и действиям, основу которого составляют насилие, жестокость и агрессия.

Целью религиозного экстремизма является возбуждение религиозной вражды и ненависти, религиозно камуфлированная деятельность, направленная на захват власти, ведущая к изменению государственного строя, суверенитета и территориальной целостности.

Таким образом, выступая как крайняя форма социального деструктивного действия, религиозный экстремизм создает угрозу безопасности государства, основам стабильного развития общества.

Проблемы религиозного экстремизма в мире исследуются многими учеными, исследователями, экспертами, однако пока нет единого мнения в отношении данного феномена. Его проявления, разновидности, перспектив развития, различия в масштабах, содержании, мотивации проявлений имеют свою специфику в зависимости от исторических, социально-экономических, политических, региональных и др. факторов.

Для успешной борьбы с экстремизмом, по мнению исследователей, необходимо концептуальное осмысление этого феномена, разработка методологической базы и методики исследования его сущности. От этого прямо зависит эффективность государственных решений в области антиэкстремистской борьбы.

В данном докладе мы постараемся хотя бы схематично рассмотреть основные причины появления религиозного экстремизма в республиках Центральной Азии. Их можно условно разделить на объективно существующие и носящие субъективный характер. Данное деление условно, поскольку жестких рамок между ними нет, на лицо их взаимопереплетение и взаимообусловленность.

Рассмотрим эти причины в тезисном порядке.

К объективно существующим причинам роста исламистского экстремизма в Центральной Азии, безусловно, следует отнести комплекс социально-экономических и внутриполитических проблем, а также проблемы внешнего влияния на ситуацию в регионе.

Не стоит забывать о том, что основной в последние полтора-два года проблемой, влияющей на ситуацию в сфере безопасности ЦА является воинствующий исламистский экстремизм, ситуация в Афганистане и перспективы расширения зоны нестабильности на постсоветскую Азию. Основные военно-политические, экономические, дипломатические и иные шаги руководства стран региона диктуются, в первую очередь, стремлением избежать дестабилизации своих политических режимов (не важно, по типу «арабской весны» или «баткентских воин»). Отсюда и то внимание с которым в ЦА относятся к тематике т.н. «Исламского государства» (ИГ/ИГИЛ/ДАИШ(запрещена на территории РФ)).

Спецпредставитель России по Афганистану Замир Кабулов еще в середине сентября 2014 г. в интервью «Интерфаксу» сделал заявление о том, что часть афганских талибов, как считают в Москве, перейдет под знамена ДАИШ, которое неоднократно высказывало претензии на контроль над территорией Афганистана и странами ЦА (т.н. «вилаят Хорасан» будущего «Халифата»). Он указал, что среди талибской молодежи (Кабулов использовал любопытный термин «исламские космополиты») именно ДАИШ воспринимается как наиболее радикальная, а потому и предпочтительная сила, к которой они потянутся. Больше того, тогда З. Кабулов сообщил, что в Афганистан уже проникли «сотни боевиков» этой организации.

Ситуация в ИГА в 2015-2016 гг. подтвердила правильность данных оценок. Если в 2014 г. число боевиков ДАИШ на афганской территории оценивалось в 300−400 человек, то сейчас – не менее 7 — 8 тыс. Т. о., для всего региона имеет место внешнее силовое давление, как одна из причин роста экстремизма.

Не смотря на обилие «горючего материала» внутри стран ЦА, для инициирования конфликта в регионе необходим внешний толчок, «зажигалка». В этом, по нашему мнению, и может заключаться роль джихадистских радикалов.

Выходцев из стран СНГ, по часто приводимым оценкам, на территории Афганистана и Пакистана около 4-х тысяч[1]. Часть из них в 2013-2015 гг. передвигалась на север, в провинцию Талукан (ближе к таджико-афганской границе). Есть подобные отряды в Кундузе и в афганском Бадахшане[2]. Значительные группировки сосредоточены в Фарьябе, Бадгисе и Джаузджане – вблизи Туркмении[3].

Т.н. «Исламское государство» (запрещена на территории РФ) уже превратилось в серьёзную проблему для Центральной Азии.Этому способствует объединение сил выходцев из ЦА — боевиков в Афганистане, Пакистане, Сирии и Ираке[4].

Политические элиты Центральной Азии ставят проблему радикализации ислама на одно из первых мест в ряду угроз, способных кардинально изменить ситуацию в их странах. Исламистов обвиняют в подрыве светских устоев власти и декларируемой свободы вероисповедания, планах превращения Ислама в альтернативу светскому вектору развития государств ЦА, в том числе и путем создания на территории региона теократического государства.

Озабоченность правящей элиты ЦА возможностью дестабилизации региона с помощью исламистского экстремизма обоснована, если учесть ряд обстоятельств.

Во-первых, это исторический прецедент, связанный с приходом к власти в Таджикистане в начале 1990-х годов исламо-демократической коалиции, оставившей след в общественно-политической жизни страны.

Во-вторых, это быстрое накапливание в государствах ЦА критической массы внутренних проблем. В их числе – бедность, коррупция, неэффективный госаппарат, безработица, межэтнические, межклановые трения, рост влияния наркомафии, разрушение социально значимой инфраструктуры, низкие темпы экономического роста и пр. Эти проблемы уже используется местным исламистским подпольем для дискредитации светских правящих режимов. Специфика «династийно-бессменных» правящих режимов в странах ЦА не дает оснований ожидать, что удастся преодолеть те глубинные причины, которые способствуют успеху агитации со стороны радикальных исламистских и террористических организаций[5].

Инфраструктура, дороги, электростанции, больницы и школы, построенные во времена СССР, медленно, но неуклонно разрушаются, а следившее за их состоянием последнее поколение советских специалистов исчезает. Через пять-десять лет в классах некоторых центральноазиатских республик не будет учителей, в больницах – врачей, а отсутствие электричества станет нормой. Разрушение инфраструктуры может стать причиной падения слабых режимов.

В-третьих, геополитическое соседство ЦА с зонами нестабильности и конфликтов в Афганистане, Пакистане, Синьцзяне. Постепенная деградация ситуации в Афганистане ведет к ситуации, когда центральноазиатским государствам будет сложно противостоять возникающим проблемам и отражать, в случае необходимости, вызовы воинствующего исламизма.

В-четвертых, сохраняетсядемонстрационный эффект т.н. «арабской весны», изначально нацеленной на социально-политические перемены, демократизацию общественной жизни, но в итоге облегчившей проникновение во власть религиозным экстремистам, ранее исключенным местными светскими авторитарными режимами из участия в политической жизни.

Стоит отметить, что существует ряд неясностей относительно реальных возможностей радикальных исламистских движений дестабилизировать ситуацию в ЦА. Ведь эта угроза часто используется правящими режимами государств региона как предлог для ужесточения политического контроля, для политических преследований оппонентов и традиционного «выбивания» различных преференций у мировых центров силы.

Представляется, что экстремисты на афганской территории пока не располагают возможностью сконцентрировать на границе силы, достаточные для масштабного вторжения в ЦА, и армии постсоветских республик способны отражать нападения небольших отрядов исламистов. Однако ситуация меняется с каждым годом и с каждым годом она становится все сложнее.

Опасность представляет и возможное соединение социального и религиозного факторов, при том, что исламская революция в краткосрочной перспективе вряд ли реально угрожает какой-либо республике ЦА, несмотря даже на то, что в Узбекистане и Таджикистане, например, роль ислама традиционно высока. Более вероятен вариант «афганизации» или же «киргизации», когда в рамках долгосрочной нестабильности и войны кланов исламисты становятся все более значимым элементом всеобщего, становящегося привычным, беспорядка.

Показательно в этом смысле постепенное ухудшение ситуации в самом благополучном в социально-экономическом смысле государстве региона – Казахстане.

События в Актобе (Актюбинске) летом 2016 года показали, что на территории страны могут действовать крупные, до 50 человек, «спящие ячейки» готовые к рискованным вооруженным выступлениям. Атаки 5 июня 2016 на оружейный магазин и воинскую часть по форме больше всего напоминали попытку захватить город – воспользовавшись фактором внезапности и расслабленностью силовиков.

После теракта в Актюбинске в РК активно заговорили о салафитах, на которых возложили официальную ответственность за нападения: оказалось, что в стране около 15 тысяч последователей салафизма, 80 тысяч человек постоянно сидит на салафистских сайтах, в тюрьмах около 500 или 600 осужденных исламистов. Нет данных о том, насколько велика в Казахстане как-либо связанная или сочувствующая экстремистам среда. По данным КНБ, только в одной Актюбинской области на учете в качестве салафитов состоят 1565 человек, 90 из которых числятся склонными к терроризму («являются потенциальными «джихадистами»). Данные по всему Казахстану недоступны. Причем нужно учитывать и несовершенство учета спецслужб Казахстана. Например, в группировке, совершившей теракт в Актюбинске состояло минимум 45 человек, практиковались общие собрания, большинство активистов знали друг друга, что облегчало работу спецслужб. Однако по итогам видно, что местные силовики оказались совершенно не готовы к теракту, т.е. либо вообще не знали о существовании крупной организации, либо не смогли создать для ее освещения агентурных позиций. Нельзя исключать, что значительная часть подпольной инфраструктуры осталась или остается до сих пор вне пределов поля зрения спецслужб РК.

Сейчас уже и сами власти РК признают, что террористическая угроза в стране теперь является не внешней, а внутренней проблемой. Например, в июле генеральный прокурор страны Жакип Асанов в ходе коллегии ГП РК заявил: «Раньше опасались терроризма извне. Теперь угроза изнутри. Президент Назарбаев отметил роль полиции и спецслужб в ликвидации террористов и призвал население изменить отношение к силовикам», — сказал генпрокурор. «Сегодня теракты — это угроза номер один в мире. Силовые структуры ориентированы на выявление и нейтрализацию террористов, для этого есть и законы, и средства, и кадры»[6].

В большинстве стран ЦА ситуация усугубляется «демографическим взрывом» перенаселения. Например, Узбекистан за последние 20 лет удвоил численность населения (32 млн. человек на октябрь 2016 г.). Стране катастрофически не хватает земельных и водных ресурсов, следствием чего служит перманентное обострение продовольственной проблемы. Следует добавить, что в Ферганской и Зерафшанской долинах средняя плотность населения достигает 500-600, человек на кв. км. Темпы прироста населения в Узбекистане одни из самых высоких в мире: ежегодный естественный прирост — около 700 тыс. человек. При этом 70% населения страны — молодежь до 25 лет, а примерно половина жителей не достигла 18 лет – идеальные (как в странах «арабской весны») пропорции для «цветной революции».

Еще более сложной выглядит ситуация в Таджикистане, традиционно лидирующем среди стран СНГ по рождаемости. Естественный прирост населения в течение 25 последних лет держится примерно на одном и том же уровне и составляет 23-24 человека на тысячу населения. Естественный прирост населения в абсолютных значениях колеблется в диапазоне от 180 до 200 тысяч человек ежегодно. В результате за годы независимости численность населения Таджикистана выросла с 5,5 млн. до 8,65 млн. человек (данные на первое полугодие 2016 г.), то есть прирост населения составил почти 60%. Численность населения только увеличивается и, по официальным прогнозам, составит к 2020 году 10 миллионов человек.

Таджикистан также является страной молодого населения, где более трети жителей (35%) составляют дети в возрасте до 15 лет. Сложность ситуации признает даже президент РТ Э. Рахмон: «Сейчас внутренний трудовой рынок не имеет возможности обеспечить работоискателей рабочими местами. Ежегодно почти 150 тысяч выпускников средних общеобразовательных и специальных учебных заведений вступают в рынок труда, и сегодня на одно вакантное место приходится 7 претендентов… Обеспечение достойной зарплаты превратилось в одну из актуальных проблем»[7].

В настоящее время в ЦА уже ощущаются последствия перенаселенности: участились случаи конфликтов из-за земли и воды, не хватает детских дошкольных учреждений и школ. Проблемы будут интенсивно нарастать в ближайшие годы, поскольку численность населения большинства стран ЦА растет в геометрической прогрессии, а создание рабочих мест, строительство доступного жилья и инфраструктуры из года в год все сильнее отстает от потребностей населения.

Сейчас проблема занятости в ЦА во многом решается за счет массовой трудовой миграции в Россию, где общее число приезжих, по неофициальным оценкам, составляет 4–5 млн. человек, то есть почти 10% всего населения региона. Однако Россия, очевидно, будет и далее регулировать доступ мигрантов на свой рынок труда, наводя порядок в сфере потоков трудовых ресурсов. К тому же экономический кризис уже привел к частичному оттоку иностранной рабочей силы и резкому снижению — в некоторых странах на четверть, — объемов переводов из РФ в Центральную Азию. По прогнозам, это падение продолжится[8].

Относительно субъективный характер носят причины, носящие социально-психологический, культурный и иной, схожий с этим, характер. Назира Курбанова, директор Института истории и социально-правового образования Кыргызского государственного университета им. Арабаева достаточно полно перечислила этот комплекс причин религиозной радикализации в ЦА[9].

Основной причиной обращения людей к экстремизму и радикализму является недовольство, ищущее выход. Недовольство формируется из комплекса факторов внешнего и внутреннего характера.

Внешние факторы, это:

— процессы глобального мирового противостояния;

— геополитическое влияние извне;

— динамика ситуации в самих государствах ЦА;

— заинтересованность мировых сетевых экстремистских организаций в расширении своей социальной базы;

— бесконтрольно растущий в ряде стран ЦА поток религиозной литературы извне, не всегда проходящей соответствующую экспертизу;

— деятельность вербовщиков под видом миссионеров, прибывающих в страны ЦА, конспирирующих свою деятельность оказанием благотворительности, строительством и возрождением культовых сооружений, образованием и пр.

«Повышенный интерес внешних радикальных группировок к Кыргызстану в большей степени продиктован геополитическим положением нашей страны, которая находится в центре интересов, как России и других стран региона, так и США и Великобритании, — уверен директор аналитического центра «Религия, право и политика», Кадыр Маликов. — Наращивание экстремистского ресурса внутри нашей страны является прямым следствием именно противостояния этих держав. Процессы, радикализации в нашей стране конечно, связаны с событиями в Сирии, Турции, сегодняшнем Афганистане. Но! Эта связка носит уже не столько идеологический, сколько геополитический характер. Сегодня экстремизм и терроризм превратились в геополитический инструмент влияния»[10], — говорит эксперт.

Внутренний фактор, влияющий на формирование и закрепление экстремистской мотивации – экстремальная социальная ситуация в обществе. Затянувшийся социально-экономический, политический, духовный кризис вкупе создает экстремальную социальную ситуацию. Одним из главных факторов влияющих на формирования экстремистской мотивации является недовольство своим личным социальным положением. Здесь на первый план выходит имущественное неравенство, являющееся первичной предпосылкой неудовлетворенности жизнью лиц, резкое критическое падение уровня жизни ряда социальных групп центральноазиатских республик.

Абсолютное большинство экстремистов являются психически здоровыми людьми, хотя западные психологи часто называют их лицами, страдающими психическими расстройствами (психопатами или социопатами). С этим сложно согласиться – социопатам сложно (если, вообще, возможно) не только координировать свои действия, но и соблюдать элементарную дисциплину. Например, по Кыргызстану Бакыт Дубанаев и профессор Татьяна Дронзина провели исследование в отношении экстремистов (29 чел.), побывавших в Сирии, находящихся в местах лишения свободы. Вывод коллег однозначен: все психически здоровы. То же самое продемонстрировало и недавнее масштабное исследование в Казахстане, проведенное Казахстанским институтом стратегических исследований при президенте РК под руководством Ерлана Карина. Схожие выводы по Казахстану были получены в более детализованном исследовании более раннего периода[11].

Пытаться найти некую единую причину, заставляющую человека встать на путь экстремизма, так же бесполезно, как составлять психологический портрет террориста, исходя из его социальной, этнической принадлежности или внешнего вида.

Меркантильный мотив и бедность не всегда является основными причинами вхождения людей в экстремистские организации. Чаще всего в экстремистскую деятельность граждане ЦА идут ради денег, реже — ради иных материальных благ. Это объясняется тем, что экстремизм, как и любая иная человеческая деятельность, особенно если она направлена на достижение определенной цели, часто представляет собой некий «оплачиваемый труд».

Но руководители и активисты экстремистских и радикальных организаций в ЦА отнюдь не принадлежат к бедным и обездоленным. По собранным профессором социологии Пенсильванского университета американским исследователем Марком Сейджменом данным, складывается иной социальный портрет террориста: три четверти террористов — выходцы из рядов среднего класса и высших слоев общества. Подавляющее большинство террористов или 90% — это представители благополучных, полных семей. 63% закончили колледжи, что говорит само за себя при сравнении со средними показателями в 5-6%, характерными для учащейся молодежи стран «третьего мира». Исследование Б. Дубанаева и Т. Дронзиной также констатирует, что «среди побывавших на войне в Сирии исследуемых лиц не было безработных, у них не было неразрешимых финансовых проблем (за исключением одного случая), хотя большинство были не удовлетворены своим материальным положением. Были среди них и состоятельные бизнесмены»[12].

К агрессивному радикализму ведет как отсутствие полноценного знания о сущности религии, так и отрывочное «полу-знание». Если полное отсутствие религиозного знания и практики ведет к эгоизму и аморальности, то половинчатое, отрывочное понимание приводит к агрессивному радикализму. Когда человек поверхностно знает основы религии, он «зацикливается» на второстепенных вещах, не уделяя внимания общей сути. Такой человек принимает за религиозную истину мнение другого, более харизматичного человека, путает тексты Корана с метафорами и аллегориями, не может отделить твердые факты от простых предположений и пр.

Экстремизм подпитывается мифотворчеством, как яркая и необычная деятельность для части обеспеченных и достаточно образованных молодых людей, не нашедших цель и смысл жизни. Молодежная романтика, желание придать своей жизни особую значимость, зачастую сопровождается уходом от действительности в миф, воображая себя бесстрашными героями, несущими людям счастье, устанавливающими справедливость силой и жертвами. Молодых людей занимает связанный с «борьбой с Системой» риск. «Психологическую привлекательность» экстремистской деятельности, по нашему мнению, часто можно объяснить мотивом интереса к экстремизму как новой сферы деятельности.

Как отмечает Н. Курбанова, одной из причин радикализации, ведущей к экстремизму личности в Кыргызстане является высокая политизированность религии в республике, перенос акцентов с религиозной этики на политическую идеологию. Религиозный экстремист в той или иной степени выражает неприятие светского общества и других религий. Примером могут служить «Хизб-ут-Тахрир» (ХТИ) и активисты джихадистско-такфиристских течений салафитской направленности. Вызывающим много вопросов в киргизстанском обществе являются салафиты: в отличие от Кыргызстана в остальных государствах ЦА он запрещен как основа экстремизма и такфиризма. В Кыргызстане он малоизучен, поэтому эксперты, теологи, религиоведы дают ему различные определения: для госслужащих – это радикальное движение, идеологией которой выступает джихадизм, для неофициального ислама – это призыв к предшествующим исламским традициям времен Пророка Мухаммада, для силовиков – это один из инструментов иностранных спецслужб[13]. Некоторые в КР считают салафизм формой протеста против «официального ислама».

Опасность салафизма заключается, в том, что по мнению его сторонников, религия должна быть не только личным делом человека, но и основой устройства общества. Для достижения этого призывают к активным и насильственным действиям во имя прихода к власти «истинных» мусульман.

Общеизвестно, что на уровень религиозного экстремизма во всех странах Центральной Азии оказывает значительное влияние идеологический вакуум, трансформация мировоззрения социума и масштабный духовно-идеологический кризис.

После кризиса коммунистической идеологии, в ЦА образовался идеологический вакуум, который начал заполняться религиозно-политическими идеологиями. Духовный и идеологический кризис почти всегда приводит к появлению идейной пустоты, которая может быть заполнена идеями экстремистского характера. В каждой из республик региона в разные периоды времени и с разным успехом этот вакуум пытаются заполнить различным новым идейным содержанием.

Известно, что основное внимание проповедники религиозного экстремизма в своей деятельности уделяют маргинальным слоям населения. При этом маргиналам, в силу их потребности быть кем-то, легко навязать любые политические взгляды, обещающие четкий социальный статус, значимость. Особую активность в отношении маргинальных слоев проявляют крайние радикальные политические силы и религиозные экстремистские объединения. Действуют при этом они достаточно шаблонно: объявляют их ведущей силой, «солью земли» и обещают немедленное изменение их статуса в смысле его повышения.

Все вышеотмеченное заставляет человека отказаться от идентичности, народа и своей страны и принять модель транснационального товарищества. Маргинальность способствует созданию конфликта личности с общепринятыми нормами, традициями, сложившейся политической ситуацией, состоянию тотальной оппозиции к обществу и его ценностям. Далее вербовщик внушает им чувство безопасности и защищенности, предлагает понятную идеологическую форму мировосприятия, помогая понять, как легко и просто можно изменить мир посредством насилия.


[1] Королев О. Центральная Азия – новая горячая точка на карте мира. Ликвидация угроз дестабилизации Центральной Азии становится приоритетом для России / Федеральное агентство политических новостей. 2016, 3 марта / URL: http://fapnews.ru/238176-tsentralnaya-aziya-novaya-goryachaya-tochka-na-karte-mira/

[2] Roggio B. Taliban Mass in Northern Afghanistan to Swear Allegiance to New Emir / Long War Journal. 2015, August 27 / URL: http://www.longwarjournal.org/archives/2015/08/taliban-mass-in-northern-afghanistan-to-swear-allegiance-to-new-emir.php

[3] Косимшо Искандаров: Афганский вопрос и безопасность региона Центральной Азии / CABAR.asia. 2016, 31 мая / URL: http://cabar.asia/ru/kosimsho-iskandarov-afganskij-vopros-i-bezopasnost-regiona-tsentralnoj-azii/

[4] Kucera J.State Department Downplays ISIS Threat in Central Asia / Bug Pit (blog) / EurasiaNet. 2015, June 12 / URL: http://www.eurasianet.org/node/73836

[5] Халатян А. Центральная Азия: пролонгация династических режимов приближает «Арабскую весну». EADaily. 2016, 30 мая / URL: https://eadaily.com/ru/news/2016/05/30/centralnaya-aziya-prolongaciya-dinasticheskih-rezhimov-priblizhayet-arabskuyu-vesnu

[6] Генпрокурор: Раньше опасались террористов извне, теперь угрозы изнутри. NUR.KZ . 2016, 22 июля / URL: https://www.nur.kz/1198109-genprokurorransheopasalisterror.html

[7] Касымбекова В. Демографические аномалии Таджикистана. Asia-Plus. 2016, 16 нояб. / URL: http://news.tj/ru/news/tajikistan/society/20161116/demograficheskie-anomalii-tadzhikistana

[8] Trilling D. Remittances to Central Asia Fall Sharply, as Expected / Inside the Cocoon (blog). / EurasiaNet. 2015, April 21 / URL: http://www.eurasianet.org/node/73061

[9] Курбанова Н. Религиозный экстремизм в Кыргызстане: причины появления, проявления и вероятные сценарии развития. Stan Radar. 2016, 22 нояб. / URL: http://www.stanradar.com/news/full/23017-religioznyj-ekstremizm-v-kyrgyzstane-prichiny-pojavlenija-projavlenija-i-verojatnye-stsenarii-razvitija.html

[10] Коенкозов С. Центральная Азия: Раздолье для демократических фантазий. Snob.kg. 2016, 8 дек. / URL: http://snob.kg/labirint/pro-svobodu/item/306-tsa-razdole-dlya-demokraticheskikh-fantazij

[11] Шибутов М., Абрамов В. Терроризм в Казахстане 2011-2012 гг. Алматы, 2012.

[12] Вейцель Р. ИГИЛ – не религиозная организация. Ислам в СНГ. 2015, 26 янв. / URL: http://www.islamsng.com/kgz/report/8608.

[13] Курбанова Н. Религиозный экстремизм в Кыргызстане: причины появления, проявления и вероятные сценарии развития. Stan Radar. 2016, 22 нояб. / URL: http://www.stanradar.com/news/full/23017-religioznyj-ekstremizm-v-kyrgyzstane-prichiny-pojavlenija-projavlenija-i-verojatnye-stsenarii-razvitija.html.

Обращаем ваше внимание на то, что организации: ИГИЛ (ИГ, ДАИШ), ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Тризуб им. Степана Бандеры, Братство, Misanthropic Division (MD), Таблиги Джамаат, Меджлис крымскотатарского народа, Свидетели Иеговы признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

http://materik.ru/rubric/detail.php?ID=26224&SECTION_ID=3

«Каспийская спираль»: новые вызовы региональной безопасности

Несмотря на отсутствие единого юридического документа, который закреплял бы международно-правовой статус Каспийского моря, система международных отношений в каспийском регионе в общих своих чертах сформировалась и успешно функционирует. Она базируется на трех основных принципах: разделение морского дна на национальные сектора по модифицированной срединной линии, сохранение водной толщи в общем пользовании и невмешательство третьих стран в отношения между прикаспийскими странами, в особенности в вопросах делимитации и военно-политической безопасности.

При всей внешней простоте каспийской политической формулы складывалась она в условиях серьезных противоречий сторон на протяжении всего периода истории с момента распада СССР, и отдельные ее аспекты остаются неурегулированными по сей день. Причина, по которой прикаспийские страны с трудом приходят к взаимовыгодному консенсусу заключается в том, что Каспийское море является крупнейшим мировым очагом добычи углеводородов. Оценки запасов нефти и газа в недрах Каспия колебались по мере усиления или ослабления геополитической конкуренции в регионе. В среднем доля потенциальных ресурсов Каспийского моря в мировых запасах оценивалась в пределах от 5 до 10%. По последним данным каспийские углеводороды составляют 48 млрд баррелей нефти и 292 трлн куб. м природного газа. Современная добыча нефти на Каспии покрывает приблизительно 3.4% мирового спроса[1].

Из-за высокой экономической значимости Каспийского моря для мировой энергетики проблема делимитации и эксплуатации его ресурсов после распада СССР и прекращения существовавшего ранее режима пользования водоемом стала принципиальной. Для России и Ирана, обильно обеспеченных углеводородами за счет других, некаспийских месторождений, проблема эксплуатации ресурсов водоема была в большей степени политической. Главным для Москвы и Тегерана было сохранение лидерских позиций на Каспии и осуществление контроля за основными каналами добычи и экспорта углеводородов, поэтому вместе они придерживались и продвигали принцип кондоминиума, т.е. общего пользования. В начале 1990-х гг. вовсе существовал проект международной организации прикаспийских государств, в создании которой больше всех был заинтересован Иран. Для Казахстана, Туркменистана и, в особенности, Азербайджана ресурсы Каспийского моря напротив ценны прежде всего с точки зрения экономики. По этой причине с самого начала они отвергали принцип кондоминиума и придерживались позиции полной делимитации моря на национальные сектора.

Данная конфронтационная модель системы международных отношений на Каспии существовала приблизительно до 1997 г., когда в российской политике произошел перелом. С целью сохранения позитивных отношений с бывшими советскими республиками Москва серьезно скорректировала свой политический курс. Вместо идеи кондоминиума она стала активно поддерживать режим национальных секторов при сохранении водной толщи в общем пользовании[2]. В период с 1998 г. по 2004 г. между Россией, Казахстаном, Азербайджаном и Туркменистаном был заключен ряд договоров, которые урегулировали основные противоречия между странами и установили принцип делимитации по модифицированной срединной линии[3].

Стоит отметить, что решение Москвы изменить внешнеполитическую линию в каспийском регионе было своевременным и весьма удачным, поскольку с одной стороны была ослаблена конфронтация между странами региона и созданы условия для эффективной экономической эксплуатации углеводородных ресурсов водоема, а с другой Россия стала лидером политического процесса на Каспии. Пойдя на ряд экономических уступок своим соседям по региону (наибольшими выгодоприобретателями от режима национальных секторов являются Азербайджан и Казахстан), Москва укрепила свою политическую роль и добилась от остальных стран принятия ряда выгодных ей условий. Так, в Тегеранской декларации, принятой по итогам работы II саммита прикаспийских государств в Тегеране в 2007 г., был закреплен принцип невмешательства третьих стран в дела государств региона[4]. На IV саммите прикаспийских государств, состоявшемся в Астрахани в 2014 г., закрытый статус Каспийского моря был конкретизирован и распространен на военно-политическую сферу. Кроме того, в итоговом заявлении лидеров прикаспийских стран был установлен режим общего пользования водными ресурсами за пределами 25 мильной национальной зоны[5].

После успешного саммита прикаспийских государств в Астрахани СМИ активно распространяли информацию о том, что страны как никогда близки к тому, чтобы принять единую конвенцию и таким образом покончить с неопределенностью в системе международных отношений в каспийском регионе. Однако подобные оценки были преждевременными, если не вовсе неуместными. Как было отмечено выше в период с 1998 по 2004 гг. Россия, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан урегулировали между собой большинство вопросов делимитации, но при этом между ними остались некоторые проблемы, наиболее острые, в частности, в отношениях между Баку и Ашхабадом. Кроме того, выработанную ими схему полностью отверг Иран.

После того, как в 1998 г. Россия и Казахстан приняли первое соглашение о разграничении дна в северной части Каспия, Иран, осознав факт того, что он лишился поддержки Москвы в каспийской дипломатии, также существенно скорректировал свой подход к делимитации моря. Тегеран принял модель национальных секторов, однако в основу своего подхода положил принцип справедливости, т.е. предоставления каждой из стран региона равных секторов моря с полным правом на недропользование. В соответствии с принципом срединной линии Ирану полагается сектор размером в 13-14% от общей площади Каспия. Соответственно увеличение его национальной акватории должно быть произведено за счет секторов соседних стран – Азербайджана и Туркменистана. Ашхабад, имеющий ряд претензий к Баку на Каспии, не отказался от принципа срединной линии, но в целом позитивно воспринял саму возможность пересмотреть некоторые итоги каспийской делимитации, поэтому особенно острых проблем в ирано-туркменских отношениях не наблюдается. Однако, принимая во внимание то, насколько важную роль в экономике и политике Азербайджана играет Каспийское море, в отношениях между Баку и Тегераном возникли серьезные противоречия.

В зоне азербайджано-иранского соприкосновения оказался целый ряд перспективных углеводородных структур – Алов, Араз, Шарг, Сардар-Джангал – статус которых Тегеран начал оспаривать. В 2001 г. во время попытки Баку начать нефтедобычу на месторождении Алов между Азербайджаном и Ираном произошел опасный военный инцидент, прекратить который удалось только после вмешательства внешних сил в ирано-азербайджанские отношения. Хотя со временем позиция Тегерана смягчилась, он продолжает настаивать на принципе равных долей и по сей день. Причем претензии Ирана по отношению к соседям усиливаются в периоды активизации нефтедобывающей деятельности на Каспии, как например было в начале 2000-х гг., когда строился трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, или в 2008 г., когда началась активная фаза добычи на глубоководной части месторождения Гюнешели.

Таким образом, в Каспийском регионе сложилась спиралевидная модель отношений. Политический процесс последовательно развивается и со временем обретает конкретные формы, однако из-за неурегулированности целого ряда проблем в отношениях между прикаспийскими странами стадия мирного диалога регулярно сменяется стадией конфронтации. Причем переход от сотрудничества к соперничеству обычно происходит в период обострения региональной конкуренции между основными акторами в регионе.

Хотя в Тегеранской декларации и закреплено положение о невмешательстве третьих стран в дела региона, с момента распада СССР постоянными участниками региональных процессов являются США, страны Европы и западные нефтяные транснациональные корпорации. Подключение их к каспийской системе международных отношений было вполне естественным, поскольку с одной стороны они являются основными покупателями каспийских углеводородов, а с другой обладателями необходимых для их реализации технологий и финансовых возможностей. В период с середины 2000-х по 2013 гг. интерес западных инвесторов к Каспию постоянно снижался. Это было связано как с существенной коррекцией ожиданий относительно объемов нефти и газа в регионе, так и рядом политических и технологических проблем. Но с 2013-2014 гг. наблюдается постепенное усиление интереса западных инвесторов к Каспию. Причина тому ввод в эксплуатацию месторождения Филановского в российском секторе Каспийского моря и месторождения Кашаган в казахском. Ожидается, что их разработка приведет к увеличению ежедневной добычи нефти в регионе на 200 млн баррелей[6].

В условиях возросших ожиданий относительно роста нефтедобычи на Каспии страны региона активно привлекают инвесторов для эксплуатации собственных секторов. Так, казахстанская корпорация КазМунайГаз продала итальянской корпорации Eni 50% долю прав недропользования на месторождении Исатай. Стороны также договорились о создании совместного предприятия по его разработке[7]. Туркменистан занимается поиском инвесторов для освоения месторождений Северное Готурдепе и Узунада с целью увеличить экспорт в Индию и Пакистан. Также крайне перспективным для Ашхабада является проект транскаспийского газопровода, через который он бы осуществлял экспорт энергоресурсов в Европу[8]. О перспективах газопровода, который соединил бы Туркменистан и Азербайджан говорил, выступая в Польше 27 июня 2017 г. президент И. Алиев. Азербайджанский лидер подчеркнул, что его страна высоко заинтересована в увеличении газового экспорта в страны ЕС в рамках программы Южного Газового коридора, который, по его словам, будет закончен в течении 2-3 лет[9]. Не отстает от своих соседей и Иран. Национальная иранская нефтяная компания ведет переговоры с норвежскими, датскими и британскими инвесторами об эксплуатации иранского сектора Каспия, причем речь на переговорах идет о месторождении Сардар Джангал, находящемся в оспариваемом участке соприкосновения с азербайджанской акваторией[10].

Следуя логике региональной архитектуры международных отношений активизация нефтедобычи на Каспии и приход новых инвесторов гарантированно приведут к интенсификации региональной конкуренции, причем как между прикаспийскими странами (в особенности между Азербайджаном, Туркменистаном и Ираном), так и между внешними акторами, США и Европой с одной стороны, и ведущими государствами региона, Россией и Ираном, с другой. Однако новый виток конфронтации на Каспии имеет целый ряд отличий, от чего довольно сложно спрогнозировать его итог. Если в конце 1990-х начале 2000-х гг. США и страны Европы являлись союзниками в регионе, то на данный момент их интересы неоднородны. Для США, активно заявляющих о намерении увеличить поставки сжиженного газа в Европу, активность европейских корпораций по увеличению экспорта каспийских углеводородов в страны ЕС является маловыгодным сценарием. Кроме того, существенные разногласия между европейцами и американцам существуют по вопросу об отношениях с Ираном. Европа рассчитывает расширить с ним контакты, в особенности, в сфере экономики и энергетики, в то время как администрация Д. Трампа пока что проводит жесткую конфронтационную линию по отношению к ИРИ.

Вдобавок к европейско-американским противоречиям в каспийском регионе также наблюдается новый дипломатический тренд, связанный с появлением в регионе нового актора – стран персидского залива. По последним данным Объединенные Арабские Эмираты, которые являются проводниками внешней политики стран залива на Каспии, вложили в энергетические комплексы Азербайджана, Казахстана и Туркменистана 165 млрд долларов и в дальнейшем намерены усилить свое экономическое влияние на них[11]. Новый участник каспийской дипломатии в лице арабских стран Персидского залива порождает угрозы региональной безопасности нового порядка. Как известно, Иран находится в очень непростых, зачастую враждебных взаимоотношениях с ними. Проникновение стран залива в зону жизненно важных интересов Ирана, а именно таким является каспийское направлением во внешней политики ИРИ, может привести не только к обострению обстановки на Ближнем Востоке, но и распространению конфликта арабов и персов на Каспий.

В условиях нарастающих противоречий на Каспии, России следует, во-первых, сформировать дипломатическую стратегию поддержания стабильности сложившейся системы отношений в регионе, а во-вторых, защитить собственные национальные интересы. Весьма перспективным в данном контексте выглядит выработанный Азербайджаном и успешно внедренный в каспийскую дипломатию трехсторонний подход. Суть ее заключается в создании серий трехсторонних дипломатических региональных форматов, в которых одновременно принимают участие как дружественные по отношению к автору формата страны, так и те, отношения с которыми складываются непросто. Подобная модель позволяет слабому относительно соседей, России, Турции и Ирана, Азербайджану успешно реализовывать собственные интересы и поддерживать в регионе благоприятную, конструктивную атмосферу[12].

Стоит отметить, что Россия уже опробовала данный формат. 8 августа 2016 г. в Баку встретились лидеры Азербайджана, Ирана и России. Стороны обсудили проблемы добычи и транспортировки энергоресурсов Каспийского моря и по итогам переговоров подписали декларацию, в которой договорились развивать и укреплять трехсторонний дипломатический формат. Президент Азербайджана И. Алиев назвал данную встречу исторической. Его российский коллега В. Путин отметил, что новый формат безусловно будет способствовать скорейшему заключению единой каспийской конвенции[13].

Разумеется, учитывая существующие в регионе противоречия, урегулирование международно-правового статуса Каспия является отдаленной исторической перспективой, однако новый дипломатический формат безусловно поможет Азербайджану и Ирану при посреднической роли России найти новые точки соприкосновения и продвинуться к мирному решению взаимных противоречий. Создание же новых перекрестных трехсторонних форматов, в которых приняли бы участие Казахстан и Туркменистан, безусловно, будет способствовать гармонизации позиций прикаспийских стран и обезопасит регион от целого ряда новых вызовов, связанных с очередным закручиванием каспийской дипломатической спирали.

Иван Сидоров, кандидат исторических наук


1 Oil and natural gas production is growing in Caspian Sea region // U.S. Energy Information Administration. 11.09.2013 URL: https://www.eia.gov/todayinenergy/detail.php?id=12911

2 Мамедов Р.Ф. Формирование Международно-правового статуса Каспийского моря в постсоветский период // Центральная Азия и Кавказ. 2000. № 2(8). URL: http://www.ca-c.org/journal/2001/journal_rus/cac-02/10.mamru.shtm

3 Green D. Caspian Sea dispute: where solutions jump ahead of problems // The Times of Central Asia. 01.06.2017 URL: https://timesca.com/index.php/news/26-opinion-head/18120-caspian-sea-dispute-where-solutions-jump-ahead-of-problems

4 Итоговая Декларация саммита прикаспийских государств в Тегеране от 16 октября 2007 г. // Вести.ru. 16.10.2007. URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=143024

5 Заявление президентов Азербайджанской Республики, Исламской Республики Иран, Республики Казахстан, Российской Федерации и Туркменистана от 29 сентября 2014 г. // Официальный сайт президента РФ. 29.09.2014 URL: http://kremlin.ru/supplement/4754

6 Two Caspian Sea Projects Could Add 200 MBOPD by Year-End // Oil&Gas360. 08.09.2016 URL: https://www.oilandgas360.com/two-caspian-sea-projects-add-200-mbopd-year-end/

7 Eni, KMG strengthen ties offshore Kazakhstan // Offshore. 27.06.2017 URL: http://www.offshore-mag.com/articles/2017/06/eni-kmg-strengthen-ties-offshore-kazakhstan.html

8 Каспийское море не позволяет себя разделить // Новости Узбекистана. 07.06.2017 URL: https://nuz.uz/v-mire/23745-kaspiyskoe-more-ne-pozvolyaet-sebya-razdelit.html

9 Ilham Aliyev: Azerbaijan reliable partner in oil deliveries to European markets // Trend. 29.06.2017 URL: https://en.trend.az/azerbaijan/politics/2771358.html

10 Foreign Oil Firms Seek Caspian Exploratory Contracts // Financial Tribune. 30.08.2016 URL: https://financialtribune.com/articles/energy/48711/foreign-oil-firms-seek-caspian-exploratory-contracts

11 UAE leads Gulf foray into $165bn Caspian Sea market // Trade Arabia. 22.05.2017 URL: http://tradearabia.com/news/CONS_325332.html

12 Weitz R. Caspian Triangles: Azerbaijan’s Trilateral Diplomacy – A New Approach for a New Era / Trilateral Dimension of Azerbaijan’s Foreign Policy. Edited by F. Mammadov, F. Chiragov. Baku: SAM, 2015. P. 6-30.

13 Blagov S. Caspian deal still elusive as littoral states form new trilateral grouping // Asia Times. 11.08.2016 URL: http://www.atimes.com/article/caspian-deal-still-elusive-as-littoral-states-form-new-trilateral-grouping/

«Каспийская спираль»: новые вызовы региональной безопасности

Узбекистан достиг энергетической независимости, благодаря эффективному управлению ресурсами


Энергетическая независимость — залог успешного развития экономики любой страны. От состояния электроэнергетики зависят темпы экономического роста, показатели производительности труда, уровень благополучия населения.

Большой потенциал Узбекистана и эффективное государственное управление энергетикой позволяют полностью удовлетворять потребности страны за счет рационального использования собственных водно-энергетических ресурсов и углеводородного сырья.

В нашей стране главной задачей, поставленной руководством за годы независимости перед специалистами, стало надежное и качественное энергоснабжение потребителей. В соответствии с этим отрасль развивается в опережающем порядке на основе внедрения современных высокоэффективных технологий. Например, с вводом парогазовых установок (ПГУ) на тепловых электростанциях АО «Узбекэнерго» снизились затраты на производство электроэнергии и значительно уменьшилось негативное влияние на окружающую среду.

В соответствии с Программой мер по обеспечению структурных преобразований, модернизации и диверсификации производства на 2017-2021 годы предусмотрена реализация 29 приоритетных проектов с установкой новых генерирующих мощностей, которые позволят увеличить суммарную мощность электростанций страны в 1,5 раза.

В настоящее время реализуется с десяток инвестиционных проектов в теплоэнергетике, обеспечивающих ввод дополнительных мощностей, с привлечением иностранных инвестиций, в том числе строительство ПГУ мощностью от 250 МВт до 450 МВт на действующих Талимарджанской, Навоийской и Тахиаташской ТЭС.

Кроме того, продолжается строительство новой Туракурганской ТЭС с двумя блоками ПГУ мощностью по 450 МВт в Наманганской области, ввод в эксплуатацию которой в совокупности с развитием магистральных электрических сетей позволит значительно повысить надежность и качество энергоснабжения потребителей Ферганской долины.

Двукратное повышение эффективности использования природного газа последует в результате внедрения на теплоцентрали №4 в Ташкенте четырех газотурбинных установок (ГТУ) мощностью по 27 МВт, обеспечивающих комбинированное производство электрической и тепловой энергии.

Так, с 2016 года на Ангренской ТЭС работает энергоблок мощностью 130-150 МВт на основе внедрения современной технологии сжигания высокозольного угля. Следует отметить, что реализация проекта осуществлялось за счет кредита КНР для стран ШОС. В настоящее время на данной электростанции строится второй аналогичный энергоэффективный энергоблок.

Будут продолжены работы по реконструкции, техническому перевооружению тепловых и гидроэлектростанций, а также их дальнейшему развитию в совокупности с расширением использования возобновляемых источников энергии для производства электрической энергии в промышленных объемах.

Благодаря продуманной энергополитике правительства Узбекистана, внедрению современных технологий и энергоустановок от ведущих компаний мира, модернизации и дальнейшему развитию сферы за годы независимости достигнута энергетическая независимость страны. Создана Единая энергосистема, которая обеспечивает параллельную и синхронную работу всех электростанций и позволяет осуществлять поставки электроэнергии потребителям независимо от их месторасположения, а также на экспорт.

ВСЯ ПРАВДА О СМЕРТИ ЭНВЕРА ПАШИ

По сводкам видно, что красноармейцы не смогли найти труп Энвер паши. Даже не знали, что Энвер паша был убить 4-августа 1922 г., как любят рассказывать армянские источники, никакого рукопашного боя с Акоп Мелкумяном не было и надругательства над трупом героя тоже не было, его голову и его руку никто не отрубал, как передавали армянские источники. Он скончался от пяти вражеских пуль, которые попали в грудь героя. Данный факт подтвержден во время тщательного обследования при эксгумации останков Энвер паши, перед перезахоронением на Родине.
ВСЯ ПРАВДА О СМЕРТИ ЭНВЕРА ПАШИ
Историческое исследование
Шухрат Барлас — узбекский историк-исследователь
098

Бессмертие Энвера

09Жизнь и деятельность турецкого генерала Энвера паши покрыто завесой тайны. Как и его славная жизнь, так и его смерть собрала вокруг себя много исторических и политических спекуляций. В этой исследовательской статье мы ознакомим наших читателей новыми фактами, касающимися смерти легендарного Энвера паши. Это будет очередное разоблачение армянской лжи.

Жизнь и деятельность Энвер паши в Узбекистане преподается в школьной программе по истории. Он для нас является эталоном героя, который боролся за независимость Туркестана против большевистских захватчиков. Про его жизнь и деятельность написано много научных работ и литературных произведений. Энвер паша для молодого поколения Узбекистана является непримеримым борцом за свободу нашей Родины и является примером чести и достоинства.

4 февраля 1985 г. в канадской газете L’Horizon, некий Геворк Памбукчян, ссылаясь на якобы услышанные в 1958 году от уст самого Акоп Мелкумяна воспоминания Гайк Айрапетяна, опубликовал статью, что будучи красным командир армянин собственноручно зарубил Энвер-пашу в рукопашном бою и таким образом совершил акт возмездия против одного из главных участников и идеологов «геноцида армян» в 1915 году.

————————-
ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ТУРЕЦКОГО ГЕНЕРАЛА ЭНВЕРА ПАШИ ПОКРЫТО ЗАВЕСОЙ ТАЙНЫ. КАК И ЕГО СЛАВНАЯ ЖИЗНЬ, ТАК И ЕГО СМЕРТЬ СОБРАЛА ВОКРУГ СЕБЯ МНОГО ИСТОРИЧЕСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ СПЕКУЛЯЦИЙ. В ЭТОЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ СТАТЬЕ МЫ ОЗНАКОМИМ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ НОВЫМИ ФАКТАМИ, КАСАЮЩИМИСЯ СМЕРТИ ЛЕГЕНДАРНОГО ЭНВЕРА ПАШИ. ЭТО БУДЕТ ОЧЕРЕДНОЕ РАЗОБЛАЧЕНИЕ АРМЯНСКОЙ ЛЖИ
———————————

Согласно этой «армянской байке» утвердилась ложное мнение о том, что якобы красный командир и армянин по национальности, Яков Мелкумов (Мелкумян Акоп Аршакович) сам лично говорил о смерти Энвер паши нижеследующее:

«…Москва настаивала брать этого ублюдка только живым. Телеграммы шли то за подписью Троцкого, то Ленина. Вмешался в это дело и Дзержинский. У всех просьба-требование — Энвера брать только живым. Дудки! Этому преступнику, этому заклятому врагу моего народа — никакой пощады! Легендарный Гаспар Карапетович Восканов в те дни командовал войсками Туркестанского фронта, заменив на этом посту Семена Буденного. Он тоже прислал телеграмму, которая была лаконична: «Мне нужен мертвый Энвер. Прочти. Думай. Немедленно сожги». Спасибо тебе, Гаспар Карапетович, этот приказ мне по душе…

Не буду рассказывать все подробности разгрома банды Энвера и его самого. Замечу лишь, что на рассвете мои полки внезапным ударом еще до утренней молитвы ворвались в Кофрун. Началась жестокая рубка. Басмачи не выдержали нашего дерзкого, ошеломляющего удара. Энвер без халата и сапог — он еще нежился в постели, когда под его окном засверкали наши клинки, ускакал в горы. Нет, не уйдешь, кровавый шакал, на твоей совести кровь моего народа! Двадцать пять верст гнался за ним. Достиг его в большом кишлаке Чаган. В кровавой рукопашной схватке прикончили всю банду «правоверных» убийц. Энвера зарубил лично. По праву победителя оставил себе его личную печать: огромную, серебряную, с надписью — «Верховный главнокомандующий всеми войсками ислама, зять халифа и наместник Магомета». А вот личный Коран и позолоченный халат Энвера отправил в Москву…»

Разбор полетов «армянской утки» от Гайк Айрапетяна и Геворк Памбукчян сделаем после анализа сообщений о смерти Энвер паши из альтернативных источников, а пока ознакомтесь с другими сообщениями о смерти Энвар паша.

Заслугу в ликвидации Энвера, кроме Якова Мелькумова (Мелкумян Акоп Аршакович), приписывал себе и бывший Чекист перебежчик Георгий Сергеевич Агабеков (Арутюнов), который после романа с преподавательницей английского языка в Константинополе в 1930г. бежал из Константинополя во Францию. Точнее был завербован английской разведкой. Вскоре после бегства он опубликовал книгу-разоблачение: «OGPU: The Russian Secret Terror» (на английском языке. Публикация привела к арестам сотен советских агентов в Иране (Персии) и других странах Ближнего Востока, а также к резкому обострению отношений СССР с шахом Ирана Резой Пехлеви. Агабеков был убит в августе 1937 года спецгруппой НКВД во Франции.

Вот благодаря этим двум ни чем не обоснованным сообщениям стало нормальным считать, что Энвер пашу убил армянин, в отместку за «геноцид армян».

Гайк Айрапетян в рассказе очерке про Акоп Мелкумяна «ЭТО Я ПРИКОНЧИЛ ЭНВЕРА», якобы со слов Мелкумяна приводит следующие воспоминания:

«— Вспоминая былые дни, я почему-то всегда расстраиваюсь. Люди моего поколения допустили много промахов, слишком много непростительных ошибок. Дай бог, чтобы вы оказались умнее нас… Не торопитесь, расскажу об Энвере, вернее, о его крахе. Но почему же не могли назвать тех, кто казнил предателей нации Амаяка Арамянца и Аршавира Есаяна. Ведь они же передали туркам списки прогрессивной армянской интеллигенции в Стамбуле, а также двадцать армянских боевиков-ганчакистов, которых турки повесили. Среди них были мои близкие. Отважные были ребята.»

Разбор полётов «армянской утки».

1. Вряд ли прослуживший столько лет в ЧК боевой командир Гбещник и отсидевший срок в сталинских лагерях старый зэк Мелкумян Акоп Аршакович мог такое сказать первому встречному человеку с которым познакомился только вчера, хотя он и, если даже армянин. Будучи работником НКВД Мелкумян прекрасно понимал, что партия «Гнчак» и Дашнакцутюн со стороны советского руководства и вообще государственной системой воспринимались, как террористические организации. Первому встречному говорить о том, что среди боевиков-гнчакистов были у него близкие люди, такое не может сказать человек, который вышел из сталинских лагерей, а такое могут сказать только книжные герои из литературных произведений. Ну, если все-таки говорил такое, в таком случае не зря его в 1937 году арестовали по обвинению в участии в «Военно-фашистском заговоре в РККА» и приговорили к 15 годам с конфискацией имущества. Отбывал срок 17 лет заключения в разных местах ГУЛАГа на Колыме с 1937 года по 1954 годы.

Никаких телеграмм из Москвы с подписью Троцкого, Ленина и Дзержинского в горные районы, которые находятся 1500 метров над уровнем моря не могло поступить. Тем более от «легендарного» Гаспар Карапетовича Восканова (армянина) не могло поступить, какая та депеша. Так, как он был на Кавказе и служил в Грузинской сводной бригаде под названием 47-горнострелковая дивизия. К тому же во время операции вся военная элита советов была в гуще событий и у них были ясные цели и задачи по ликвидации Энвер паши.

2. Личные вещи Энвер паши, позолоченный халат, английские бутовые сапоги, Коран, письма и перстень-печать с надписью «Верховный главнокомандующий всеми войсками ислама, зять халифа и наместник Магомета» попали в руки красноармейцев, когда был атакован штаб в кишлаке Кофрун. Это было в июне 1922 г. Энвер паша при нападении в штаб, оставив все свои личные вещи, смог убежать от красноармейцев. Список личных вещей и сами вещи в данный момент хранятся в Москве в Музее вооруженных сил.

011

Опись вещей, найденых у убитого Энвера-паши.

3. Гаспар Карапетович Восканян никогда не занимал пост Семен Буденного, так, как Семён Буденный в 1921—23 годах был членом РВС, а затем занимал должность заместителя командующего Северо-Кавказским военным округом. Семен Буденный и Гаспар Карапетович Восканян никогда не командовали войсками Туркестанского фронта. Только с 1925 г. по 1926 г. Гаспар Карапетович Восканян всего лишь, короткое время временно был помощником командующего Туркестанским фронтом Константина Алексеевича Авксентьевского.

4. Семен Буденный в своей жизни в Туркестане побывал один раз и только несколько дней в 1926 году вместе с командующим Туркестанским фронтом Константин Алексеевичем Авксентьевским. Хотя командующий отказывал взять его с собой, но он капризами уговорил поехать вместе.

5. Перед возвращением в Москву из Туркестана в 1926 году С. Буденный участвовал на расширенном заседании Реввоенсовета фронта с участием командиров воинских соединений, при обсуждении вопроса об активизации борьбы против басмачества. На этом заседании были одобрены такие меры, как метод «выжженная земля», когда сжигался, вся растительность на земле, пшеничные поля и сады, чтоб не досталось басмачам сельскохозяйственные продукты. По мнению С. Буденного данный метод был способен максимально повысить эффективность действий против басмачества. По сути, его одноразовая поездка в Туркестан Будённому дало шанс заявить о ликвидации басмачества в 1931 году. Однако до полной ликвидации басмачества было ещё минимум 10 лет.

6. Командующим Туркестанским фронтом, который занимался непосредственно с отрядами Энвер паши с 11 февраля по 18 октября 1922 г. был Василий Иванович Шорин. 8 марта 1922 г. был создан фронт борьбы с басмачеством со штабом в городе Каган (Старая Бухара). При Туркестанском фронте с марта по сентябрь 1922 г. командующим войсками по ликвидации басмаческих отрядов Бухарско-Ферганского района был назначен Николай Евгеньевич Какурин. С июля по ноябрь 1922 г. командующим Бухарской группы назначается Н. Лиссовский. В 1922 году назначается Павел Андреевич Павлов, тоже в качестве помощника, а позже командующим Бухарской группой войск Туркестанского фронта и непосредственно руководит боевыми действиями против Энвер-паши.

7. Бухарская группа войск имела 4500 штыков, 3000 сабель, 20 орудий. Основу группы составили 1-я и 2-я отдельные Турккавбригады, 3-я Туркестанская стрелкдивизия, два эскадрона Верненских кавалерийских командных курсов. К концу мая и началу июня основная часть войск Бухарской группы была сосредоточена в районе Гузара. 1-я отдельная Турккавбригада выдвинулась к Дербенду.

———————-
ЛИЧНЫЕ ВЕЩИ ЭНВЕР ПАШИ, ПОЗОЛОЧЕННЫЙ ХАЛАТ, АНГЛИЙСКИЕ БУТОВЫЕ САПОГИ, КОРАН, ПИСЬМА И ПЕРСТЕНЬ-ПЕЧАТЬ С НАДПИСЬЮ «ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ ВСЕМИ ВОЙСКАМИ ИСЛАМА, ЗЯТЬ ХАЛИФА И НАМЕСТНИК МАГОМЕТА» ПОПАЛИ В РУКИ КРАСНОАРМЕЙЦЕВ, КОГДА БЫЛ АТАКОВАН ШТАБ В КИШЛАКЕ КОФРУН.
——————————

8. С учетом осложнения военно-политической обстановки в начале июня в Туркестан прибывает председатель РСФСР, наркомвоенмор Троцкий, а также Главком вооруженных сил РСФСР Сергей Каменев и взял на себя общее руководство операцией по разгрому Энвер-паши. В июне Бухарская группа войск начала наступление и удар по отрядам Энвер паша наносился по двум направлениям.

9. Левая колонна состояла из 1-я отдельная Турккавбригада в составе Алайского и Гиссарского кавполков, а также два батальона 5-го стрелкполка под общим командованием командира 1-й кавбригады Я. Мелькумова. Она сосредоточилась на подходах к району Байсуна 10 июня и силами Алайского кавполка атаковала части Энвер-паши у кишлака Кофрун. Одновременно в обход левого фланга войск Энвер-паши через ущелье Бандыхан выдвинулся Гиссарский кавполк, отрезавший противнику отступление на восток. 15 июня утренней атакой Алайского кавполка был с боем занят кишлак Кофрун и отряды Энвера численностью ок. 2 тыс.чел. обратились в бегство. Ок. 200 чел. из них погибло, свыше 200 чел. пленено. Части Энвер-паши, отрезанные Гиссарским кавполком от большой колесной дороги на Шерабад и Денау, отступали по труднопроходимой дороге через ущелье Танги-Муш.

10. Правая колонна состояла из части 8-й кавбригады Бухарской Красной Армии и имела два стрелкбатальона под командованием командира 8-й кавбригады М. Никитина. Продвигаясь 15 июня 1922г. от Термеза и после неоднократных боев под Кабадианом и Курган – Тюбе, нанеся большой урон противнику, овладела Джиликулем, Курган – Тюбе, Кулябом и затем заняв переправы через Пяндж, отрезала Энвер паша пути отхода в Афганистан.

11. Преследуя отступающих энверовцев, части левой колоны Бухарской группы 22 июня вышли к Денау и захватили переправы через Сурхандарью. После ожесточенного боя 26–27 июня Энвер-паша отступил от Денау и Сариасии и увел свои отряды к Регару и Караталу.

12. О том, что 15-июня 1922 г. Советские войска перешли в наступление против басмачей Энвер-паши в направлении г. Байсун, Ширабад и, что части 5 Туркестанского стрелкового полка А.Баринова атаковали главные силы Энвер-паши и захватили его ставку, свидетельствуют воспоминания В.И. Уранова, генерал-лейтенанта в отставке (газета «Ленинец» №152 (5821) 19.09.1967):

«В июне 1922 года наши 5-й стрелковый и 2 кавалерийский полки настигли Энвера, занявшего оборону у кишлака Кофрун (Таджикистан). Наш разведывательный кавалерийский разъезд первым увидел на окраине кишлака в большом саду зеленое знамя с золотым полумесяцем. У знамени стояли часовые в красных чалмах. Это была ставка Энвера-паши. Рядом располагался отряд из отборных молодчиков — «личная гвардия» Энвера. Перед кишлаком Кофрун в несколько рядов были вырыты окопы, которые занимали пешие басмачи.

Подразделения наших стрелковых и кавалерийских частей внезапной ночной атакой выбили басмачей из окопов, стремительно ворвались в кишлак, затем в сад и к дому, где помещался Энвер.

«Личная гвардия» Энвера была почти вся перебита. Однако самому ему удалось выскользнуть из наших рук, но как и в каком виде? Захваченные в плен басмачи рассказали, что Энвер был уверен, что находится под надежной охраной и прикрытием своих войск. Услышав первые выстрелы, он даже не встал с постели, но когда почувствовал свое критическое положение, не стал ждать, пока на него наденут халат и обувь, вскочил на коня и ускакал в одном белье, босой, бросив на произвол судьбу остатки своих войск. Захватив дом, наши бойцы во главе с командиром обнаружили на столе шитый золотом халат Энвера и валявшиеся на полу сапоги этого «полководца».

Двумя месяцами позже Энвер-паша с остатками своих войск был настигнут в кишлаке Чагана в 25 км от г. Бальджуана (Таджикистан). Лихой командир эскадрона 16-го кавалерийского полка Иван Савко со своими бойцами первыми пробрался по-пластунски в кишлак и напал на отряд Энвера. Подоспевшие другие эскадроны решили участь отряда. В перестрелке Энвер был убит. У него были обнаружены письма, подтверждающие связь этого международного авантюриста со Стамбулом и Лондоном. Так бесславно окончилась жизнь этого возомнившего себя «великим полководцем» турецкого авантюриста…»

——————
ПО ОФИЦИАЛЬНОЙ СОВЕТСКОЙ ВЕРСИИ, ЗАСЛУГА В УНИЧТОЖЕНИИ ЭНВЕР ПАШИ ПРИНАДЛЕЖАЛА 3-ЕМУ ЭСКАДРОНУ 16 ПОЛКА 8-Й БАШКИРСКОЙ КАВАЛЕРИЙСКОЙ БРИГАДЫ, ПРАВОЙ КОЛОННЕ ПОД КОМАНДОВАНИЕМ М. НИКИТИНА. ЭНВЕР ПАША БЫЛ УБИТЬ ПЯТЬЮ ВЫСТРЕЛАМИ В ГРУДЬ.
———————

13. По официальной советской версии, заслуга в уничтожении Энвер паши принадлежала 3-ему эскадрону 16 полка 8-й Башкирской кавалерийской бригады, правой колонне под командованием М. Никитина. Энвер паша был убить пятью выстрелами в грудь.

14. В своих мемуарах бывший чекист перебежчик Агабеков описывает операцию по обнаружению местонахождения Энвер-паши и цитирует рапорт командира конного дивизиона, атаковавшего штаб Энвер-паши:

«Штаб басмачей во главе с Энвер-пашой бросился в горы, но наткнувшись на эскадрон, посланный в обход, принял бой. В результате боя штаб противника уничтожен. Успели спастись только трое. 28 трупов остались на месте боя. Среди них опознан и Энвер-паша. Ударом шашки у него снесена голова и часть туловища. Рядом с ним был найден Коран». Из книги Георгий Агабекова. См.: Агабеков Г. ГПУ Записки чекиста. Берлин, 1930. С.55.

15. Согласно военной сводке тех лет, Энвер паша… «попытался еще раз вырвать успех из рук Красной Армии и сам повел свои отряды в конную атаку, но, получив пять ран, мертвым остался на поле боя, а отряды его в панике бежали, не захватив даже его трупа.»

Согласно этой же сводке, «ударом шашки красноармеец снес Энверу голову и часть плеча. Труп турецкого генерала, а также документы оказались в распоряжении особого отдела Бухарской группы войск. Среди бумаг оказались документы на турецком, фарси, узбекском, шифры, письма, в том числе от женщины по имени Тавфия, а также письма от детей своему отцу на немецком языке из Грюнвальда.» См. РГВА, ф.110,оп.3, д.1104, л.61.

022
077

16. Советским властям в 1931г. 23 июня добровольно сдался курбаши Ибрагимбек. Вместе с Ибрагим-беком были арестованы:

1. Абдукаюм Парваначи, уроженец кишлака Дангара, узбек-локаец, 47 лет, неграмотный.

2. Салахуддин Сулейман Ишан Судур, уроженец города Старая Бухара, таджик, 54 лет.

3. Ишан Исхан Мансур-хан, уроженец кишлака Кайрагач, узбек, 48 лет.

4. Али Мардан Мухаммад Датхо, уроженец кишлака Бешбулак, узбек-локаец, 44 года, неграмотный.

5. Кур Артык Ашур Датхо, уроженец кишлака Сасык-Булак, узбек-локаец, 40 лет, неграмотный.

6. Курбан Кенджи Токсаба, уроженец кишлака Кизыл-Кия, узбек-локаец, 28 лет, неграмотный.

7. Ташмат Ходжа Берды, уроженец кишлака Караманкул, узбек, 47 лет, неграмотный.

8. Мулла Нияз Хаким Парваначи, уроженец Бухары, таджик, 53 года.

9. Курбан-бек Шир Али, уроженец кишлака Шурчи, узбек-локаец, 34 года, неграмотный.

10. Мулла Ахмад-бий Сеид, уроженец кишлака Мундук.

11. Мирза Каюм Чары, уроженец кишлака Сары-Аб, узбек, 34 года, грамотный.

12. Азим Марка Астанкул, уроженец села Кокташ, узбек-локаец, 51 год, неграмотный.

13. Ишан Палван Бахадур-заде, из Кабадиана, узбек, 44 лет.

14. Али Палван Ил-Мирза, из кишлака Урулык, узбек-локаец, 42 года, неграмотный.

15. Шах Хасан Иманкул, из кишлака Таушар, таджик, 38 лет, неграмотный.

Все они решением Коллегии ОГПУ от 13 апреля 1932 года были приговорены к расстрелу. В отношении помощников Ибрагим-бека приговор был приведен в исполнение 10 августа 1932 года. Ибрагим-бека расстреляли три недели спустя — 31 августа.

—————————
ОЛАФ КЭРОУ И ЗАКИ ВАЛИДИ ТОГАН ДАЮТ ЖИВОПИСНОЕ ОПИСАНИЕ ГИБЕЛИ ЭНВЕРА И ПРИШЕДШЕГО К НЕМУ НА ПОМОЩЬ ДАВЛАТМАНДА. КЭРОУ И КАСТАНЬЕ ТАКЖЕ УТВЕРЖДАЮТ, ЧТО НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ БОЯ ОБА ГЕРОЯ БЫЛИ ПОГРЕБЕНЫ В ЧАГАНЕ И “ОКРЕСТНЫЕ МЕСТНЫЕ ПЛЕМЕНА ЧИСЛОМ В ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ СОБРАЛИСЬ НА ПОХОРОНЫ ЭНВЕРА.
——————————-

Как свидетельствовал на следствии в ташкентской ЧК Абдукаюм Парвоначи (тесть Ибрагимбека), последний бой Энвер паши совпал с религиозным праздником Курбан байрам. Тогда Энвер и Давлатманд в Япе (родном кишлаке Давлатманда), оставив при себе 30 джигитов, отпустили остальных праздновать. К этому времени (4 августа), подошли красные войска, и во время завязавшегося боя Энвер и Давлатмандбий были убиты.

16. Обстоятельства того боя передавались из уст в уста и сохранились в памяти эмигрантов в следующем виде:

“В Балджувоне, близ Чагана состоялся бой. В разгар боя командир Красной Армии смертельно ранил Энвера. Отступая, Давлатманд схватил красного командира — убийцу Энвера и оглушив его, положил поперек своего седла. Однако, во время движения, красный командир пришел в сознание и вытащив пистолет выстрелил в Давлатмандбия. Пуля вошла в грудь и вышла из плеча. Когда доскакали до безопасного места, теряющий силу Давлатмандбий сбросил свою ношу и приказал: “Убейте эту собаку”! Перед смертью он дал распоряжение вывести тело убитого Энвера. Затем Давлатманда и Энвера похоронили. Началось отступление. Мусульманское войско возглавил Мулло Али Мошина. Вскоре его, из соперничества, застрелил Абдукадыр Токсабо, племянник Давлатмандбия. Возобновились распри между таджиками и локайцами”

Абдукаюм Парвоначи свидетельствовал, что «после смерти Энвера и Давлатманда, их ценности забрали Усман Эфенди, Бури Баташ и какой-то лезгин из Карши и ушли в Каратегин к Фузайл Максуму». См. Дело 123469. С.18.

Олаф Кэроу и Заки Валиди Тоган дают живописное описание гибели Энвера и пришедшего к нему на помощь Давлатманда. Кэроу и Кастанье также утверждают, что на следующий день после боя оба героя были погребены в Чагане и “окрестные местные племена числом в двадцать тысяч собрались на похороны Энвера. Многие из них целовали руки и ноги мертвеца и собирали волосы его бороды на память”. См. Olaf Caroe, Soviet Empire, the Turks of Central Asia and Stalinism. London, 1953,125.

В книге известного узбекского исследователя жизни и деятельности Энвер паши Набиджан Бакий «Завещание Энвер паши» передаются рассказы местных очевидцев тех событий. Красноармейцы поначалу не знали даже, что Энвер паша уже убить. 4-августа при перестрелке был убить Энвер паша и его похоронили, но через некоторое время прибывшие красноармейцы стали искать труп Энвер паши перекапывая кладбище. Местные заподозрив не ладное ночью перенесли труп Энвер паши и перезахоронили в другом месте.

Как видно из документов архива Туркестанского фронта, красноармейская сводка о смерти и надругательство над телом Энвер паши расходится с приведенным устным рассказом очевидцев. Хотя по другим сводкам известно, что некоторое время красноармейцы не могли идентифицировать Энвер паша. Были опрошены люди, знавшие Энвера (Файзулла Ходжаев, красный командир Веревкин-Рохальский и др.). Им было представлено следующее описание трупа и это было через 11 дней после смерти Энвер паши: “Рост выше среднего, лицо круглое, черные глаза, нос большой и правильный, возраст около 40 лет”. В этом письме, датированном 15 августа говорилось, что “сведения нужны командующему Бухарской группы Павлову для определения личности убитого под Больджуаном Энвера, так как имеющиеся приметы очень стары и едва ли могут служить материалом для опознания убитого”. См. РГВА, ф.110, оп.3, д.1106, л.49.

По сводкам видно, что красноармейцы не смогли найти труп Энвер паши. Даже не знали, что Энвер паша был убить 4-августа 1922 г., как любят рассказывать армянские источники, никакого рукопашного боя с Акоп Мелкумяном не было и надругательства над трупом героя тоже не было, его голову и его руку никто не отрубал, как передавали армянские источники. Он скончался от пяти вражеских пуль, которые попали в грудь героя. Данный факт подтвержден во время тщательного обследования при эксгумации останков Энвер паши, перед перезахоронением на Родине.

На основе договоренности между правительствами Таджикистана и Турецкой Республики об обнаружении, исследовании, извлечении и переносе останков Энвер паши в Турцию достигнутый во время визита Президента Республики Турция Сулейман Демиреля в Республику Таджикистан сентябре 1995 г. была создана специальная археологическая поисковая экспедиция из числа сотрудников Института истории, археологии и этнографии им. А. Дониша Академии наук Республики Таджикистан и компетентных специалистов из Турецкой Республики. В экспедицию были включены антропологи, археологи, художники, фотографы, а также представители телевидения двух стран и некоторые официальные представители посольства Турции в Республике Таджикистан. На основе показаний местных жителей, 30 июля 1996 года вблизи местечка Чаган Ховалинского района Хатлонской области Республики Таджикистан экспедицией было обнаружено могила Энвер паши.

После вскрытия могилы были изучены останки человека. По заключению медицинских экспертов из Турции участвовавших при эксгумации останков установлено, что кости принадлежали Энвер паше. Согласно сохраненным медицинским картам Энвер паша незадолго до отъезда из Германии в Россию был у стоматолога и ему были вставлены платиновые зубы. По сохранившимся в нижней челюсти черепа платиновым зубам удалось установить с полной достоверностью, что в могиле находится прах Энвер паши, руководителя Национально Освободительного Движения Туркестана на территории Бухарской Республики начала 1920-х годов. Полученные результаты при эксгумации останков полностью соответствовали медицинской карте Энвер паши.

Государственная делегация из восьми человек в составе специалистов ученых возглавляемая государственным советником президента Республики Турция Муниф Исламоглу перевезли прах Энвер паша в Республику Турция. 3-августа прах Энвер паша был помещен в военный госпиталь Гюмюшсую. На следующее утро, в день смерти Энвер паши 4-августа был совершен джаназа-намаз в Шишли Джами и прах Энвер паша был похоронен с воинскими почестями в кладбище Абидеи Хурриет в Стамбуле.

Бесконечная честь и вечная слава героям Национально Освободительного Движения Туркестана.

Ташкент-2015 г.

023

021Расстрел участников Национально Освободительного Движения Туркестана

033

Источник: http://www.poliqon.org/

Центральная Азия: «Великий шелковый путь» и «Большая игра» – лишь мифы, далекие от реальности

Вступление русских войск в Самарканд 8 июня 1868 года в рамках «Большой игры». Современное понимание «Великой игры» и «Шелкового пути» является искаженным, утверждает Александр Моррисон.

История Центральной Азии у многих ассоциируется с двумя вещами – что регион был сценой столкновения великих держав в XIX веке, известного как «Большая игра», а до этого он в течение двух тысячелетий являлся центральной частью крупного торгового маршрута, соединявшего Китай с Европой и известного как «Шелковый путь».

Но современное понимание «Большой игры» и «Шелкового пути» является неверным. Эти термины стали клеше, которые иногда используются самым абсурдным образом. Например, в начале нынешнего года в Астане – напротив университета, в котором я преподаю – открылся Mega Silk Way, самый крупный торговый центр в Центральной Азии. В центре расположилось множество ресторанов и дизайнерских бутиков. Также там имеются аквариумы с обитателями тропических морей, и даже дельфинарий. Но расположен этот центр примерно в тысяче миль к северу от предположительного маршрута «Шелкового пути». В общем, этот некогда исторический термин превратился в повсеместный бренд.

Хотя порой клише бывают полезны, помогая быстро понять какое-либо явление или упрощая сложное понятие, чтобы его мог ухватить непосвященный, клише относительно «Большой игры» и «Шелкового пути» являются намного менее невинными.

Эти два термина сегодня появляются в бесчисленном количестве книг и статей о регионе, и часто используются для объяснения современных событий. Конкуренция между Россией, Китаем и США за контроль в Центральной Азии называют «Новой Большой игрой», по аналогии с противостоянием между Британией и Россией в регионе в XIX веке. Китайскую инициативу «Один пояс, один путь» также позиционируют в качестве преемника древнего «Шелкового пути». Но все это анахронизмы, которые лишь запутывают, а не объясняют, происходящее в современной политике.

Примечательно, что «Большая игра» и «Шелковый путь» являются фразами европейского происхождения, возникшими в XIX веке. У этих фраз нет глубоких корней в языках или культуре народов Центральной Азии. «Большая игра» была впервые упомянута в 1840 году в личном письме Артура Конолли, капитана Бенгальской армии британской Ост-Индской компании, в контексте приобщения Центральной Азии к европейской цивилизации и христианству. Конолли в 1842 году был казнен бухарским эмиром Насруллой, но фраза пережила его и впервые публично появилась в изданной в 1851 году книге сэра Джона Кея «История войны в Афганистане», а затем была популяризирована изданным в 1901 году произведением Киплинга «Ким». Она стала ассоциироваться с приключениями и отчаянной храбростью на службе империи (Российской или Британской) в Центральной Азии, а также с противостоянием между этими двумя державами в регионе.

Но всякое употребление термина «Большая игра» при описании межгосударственных отношений в Центральной Азии является неверным – оно было неверным в XIX веке, и остается неверным сейчас. Эта фраза подразумевает наличие понятных всем сторонам правил, а также четких стратегических и экономических целей, и смеси авантюризма и холодного расчета в достижении этих целей. Также подразумевается, что в игре могли – или могут сейчас – участвовать лишь великие державы, а Центральная Азия является лишь громадной шахматной доской. Центральноазиатским правителям, государствам и народам также отводится роль массовки, колоритного фона для действий великих держав.

Но это никогда не соответствовало действительности, даже на пике европейского колониализма в XIX веке. Когда войска Российской империи продвигались все глубже в Центральную Азию, британцы, возможно, думали, что российской стороной движет желание посягнуть на британские владения в Индии. Между тем русских гораздо больше волновали их отношения с центральноазиатскими государствами и народами.

Ни одна из сторон не могла свободно действовать в регионе: обе они сталкивались со значительными логистическими проблемами (например, передвижение армий производилось за счет верблюдов, предоставлявшихся местным кочевым населением) и, как минимум сначала, обладали лишь очень ограниченными познаниями об обществе, культуре и политике в регионе.

В 1841 и 1879 годах англичане потерпели два катастрофических поражения в Афганистане, и ни в одном из этих случаев они не могли объясняться российским вмешательством. Эти поражения нанесли им сами афганцы. Эмир Абдур-Рахман (1881-1901), беспощадный создатель современного афганского государства, использовал британские субсидии и поставки оружия для подавления внутреннего сопротивления, но взамен британцы получили очень мало. Как показал в своих исследованиях Александр Кули, аналогичная динамика имеет место и сегодня: пять независимых постсоветских государств не могут тягаться с Россией, Китаем или США с точки зрения экономической или военной мощи, но, тем не менее, они заставляют большие державы играть по «местным правилам» – правилам, которые определяются местной спецификой, включая внутреннюю политику стран региона и характер среднеазиатского общества.

«Шелковый путь», на первый взгляд, может показаться менее сложным случаем. Под ним подразумеваются сложные многовековые коммерческие и культурные взаимоотношения между Центральной Азией и остальным миром. Тем не менее, этот термин также имеет европейское происхождение, и с его помощью стараются ретроспективно навязать упрощенное видение более сложного прошлого. Термин «Seidenstraße» («Шелковый путь») впервые был использован немецким исследователем и географом Фердинандом фон Рихтгофеном в 1877 году. Но, как утверждает Дэниел Вог, Рихтгофен пользовался этим термином «весьма ограничено», применяя его «время от времени лишь в отношении к периоду империи Хань, и только говоря об отношениях между политической экспансией и торговлей с одной стороны, и географическими познаниями – с другой».

Рихтгофена в первую очередь интересовали отношения между Европой и Китаем, а не то, как торговля и обмен информацией потенциально могли повлиять на Центральную Азию. Он считал, что большинство подобных контактов прекратилось к VIII веку нашей эры.

Этот термин приобрел популярность только в 1930-х годах, в основном благодаря произведениям ученика Рихтгофена, шведского исследователя Свена Хедина, который использовал его, чтобы придать романтическую и научную ауру своим успешных упражнениям в саморекламе. Этот налет дешевой экзотики остается в употреблении данного термина по сей день.

Как сказал Ходадад Резахани, «Шелковый путь – это не только термин из XIX века, но, в действительности, современное историографическое изобретение, которое позволяет объединять разные исторические события и рисовать связи там, где их никогда не было».

В реальности, «Шелковый путь» был лишь рядом более коротких торговых маршрутов, которые связывали китайскую столицу (Сиань/Чанъань) с различными центрами торговли в Центральной Азии, включая Ташкент, Отрар и Самарканд. Эти центры, в свою очередь, были связаны с другими пунктами в Индии, Иране и на Ближнем Востоке, а через них – с Европой. Никто из торговцев и почти никакие из товаров не совершали полного путешествия из Китая в Европу, да и одного «пути» никогда не было.

Фокусируясь на двух концах пути – Китае и Западе – говорящие имеют тенденцию маргинализировать территории, которые находятся посередине, особенно Центральную Азию, хотя на самом деле Западом для большинства китайских источников была именно Центральная Азия, а не современный европейский Запад.

Также, как отмечает Резахани, никто не может точно сказать, где якобы проходил маршрут из Средней Азии к Средиземному морю. Кроме того, принижается тот факт, что шелк почти наверняка не был основным предметом торговли (он производился в Западной Азии как минимум с III века нашей эры), а также то, что Европа тогда и близко не играла в экономике древнего мира столь заметной роли, как сейчас. К тому же, культурный обмен вдоль предполагаемого «Шелкового пути» носил религиозный характер, и шел он не по маршруту «Европа-Китай»: буддизм попал в Китай из Индии (т.е. шел с юга на север, а не с запада на восток), а несторианское христианство, последователей которого выгнали из римской Сирии как еретиков, распространилось из Сасанидской империи в Иране в Индию и Центральную Азию.

Эти исторические причины являются разумным научным основанием для того, чтобы отказаться от термина «Шелковый путь» как исторической концепции. А современное злоупотребление этим термином дает еще больше оснований. В вышедшем на экраны в 2015 году блокбастере «Меч дракона» Джеки Чан и со своими китайскими солдатами сражается плечом к плечу с уйгурами и индийцами, чтобы защитить Шелковый путь от армии хищных римлян. С исторической точки зрения, фильм является полным вздором, но он несет очень четкий политический месседж. Ссылка на «Шелковый путь» стала средством оправдания любых разработок и политических проектов в Центральной Азии, когда безжалостное применение политической и экономической власти облекается в привлекательные исторические одежды. Превосходным примером этого является масштабный китайский проект «Один пояс, один путь», о запуске которого Си Цзиньпин впервые сообщил с трибуны в Назарбаев Университете в Астане.

Китайский премьер прямо связал свою инициативу с наследием древнего «Шелкового пути» и представил ее в качестве проекта, основанного на «равенстве и взаимной выгоде, взаимной терпимости и заимствовании знаний друг у друга». Но целью инициативы «Один пояс, один путь» является не обмен товарами, услугами и идеями на равных условиях. Речь идет о создании новых рынков и маршрутов для китайских товаров в Азии, отчасти из-за падения спроса на них в Европе и США. Иными словами, проект этот носит совсем не альтруистский характер.

Хотя в этом отношении проект ничем не отличается от многих западных капиталистических инвестиций в развивающиеся страны, он был подвергнут критике за то, что при его осуществлении не считаются с трудовыми правами, правами человека и ущербом для экологии. Проект также может оказать разрушительное влияние на суверенитет государств региона. Самым мрачным мнением является то, что проект станет средством экспорта смертоносного загрязнения окружающей среды, создаваемого промышленным бумом в Китае. Примером является производство цемента в Таджикистане.

На собственной центральноазиатской территории Китая – в Синьцзяне – строительство инфраструктуры преследует явные политические цели, включая подрыв сопротивления уйгуров китайскому колониальному правлению и активизацию заселения региона ханьцами.

Даже если китайские инвестиции принесут реальные выгоды, позиционирование инициативы «Один пояс, один путь» в качестве «Шелкового пути» никак не помогает нашему пониманию этого термина.

Понятие «катехизис клише» было введено великим Брайаном О»Ноланом в его колонке в Irish Times в 1940-х годах. Для него, как и для Джорджа Оруэлла, клише были «окаменевшими» или «умерщвленными» фразами, которые люди воспринимают, не подвергая их сомнению. «Большая игра» и «Шелковый путь» – не единственные клише, регулярно применяемые в отношении Центральной Азии, но они, несомненно, являются самые стойкими и самыми пагубными.

В то время как термин «Великая игра» сейчас, пожалуй, действительно является не более чем клише – мертвой фразой, используемой писателями, когда им в голову не приходит ничего более подходящего – «Шелковый путь» остается могучим мифом, широко используемым в современных целях, мифом, популярность которого растет как в Центральной Азии, так и в Китае. Эти два термина объединяет пренебрежение к Центральной Азии и отношение к ней лишь как к сцене грандиозных геополитических проектов. Более того, эти термины и стоящие за ними современные понятия склонны игнорировать способности и интересы жителей региона, концентрируясь лишь на великих державах.

Это может быть ошибкой как с практической, так и с моральной точки зрения. В Казахстане в прошлом году инициатива об увеличении срока аренды иностранцами земли с 10 до 25 лет была отложена после беспрецедентных массовых протестов. Многие восприняли инициативу в качестве меры, предназначенной для китайских инвесторов, что спровоцировало волну часто уродливой синофобии. Дело не в том, оправданы ли были протесты, а в том, что даже в авторитарной Центральной Азии общественное мнение сейчас имеет значение. «Большие игры» должны адаптироваться к «местным правилам», которые часто имеют глубокие корни в центральноазиатском обществе и культуре, а «Шелковые пути», которые не смогут приспособиться к местным реалиям, скорее всего, станут путями в никуда.

Среда, 26 июля, 2017 — Александр Моррисон

Источник — russian.eurasianet.org

Математика в Узбекистане

В Узбекистане и далеко за ее пределами широкое признание получили результаты исследований отечественных математиков, выдвинутых на соискание Государственной премии Республики Узбекистан в области науки и техники.

Сегодня каждый образованный человек знает и имя Мухаммада аль-Хорезми, увековеченное в термине «алгоритм», и основанную им науку алгебра. До него математика означала в основном геометрию с некоторой дозой теории чисел. Сочинение ученого «Китаб мухтасар ал-джабр ва-л-мукабала» («Краткая книга восполнения и противопоставления») стала, наряду с книгой Эвклида «Начала», тем фундаментом, на котором зиждется здание современной математики. Она была много раз переписана на языке оригинала и в переводе на латинский, в результате чего ее название сократилось до слова «алджабра» — «алгебра».

Аль-Хорезми в своей книге делал акцент на две операции – «алджабр» и «алмукабала», которые, в отличие от арифметики, позволяют выполнять четыре арифметические операции над выражениями, содержащими неизвестную. То была действительно гениальная идея. К сожалению, его непосредственные последователи, ставившие перед собой цель решения кубических уравнений, под алгеброй стали понимать науку об уравнениях. Это было отклонением от главной идеи ученого, считавшего ее наукой об алгебраических операциях и алгебраическом исчислении. Такая трактовка термина держалась вплоть до середины XIX века.

В начале того столетия математики сталкивались с необходимостью работать с объектами, отличными не только от обычных чисел, но и от числовых и буквенных выражений, и над которыми можно выполнять те или иные операции. Например, англичанин Джордж Буль описал алгебру суждений в логике, француз Эварист Галуа работал с «алгеброй» перестановок, которую он назвал группой. В последующем возникли понятия алгебры Клиффорда, алгебры Грассмана и т. п. В результате само слово приобрело еще один, на этот раз нарицательный смысл, означавший систему объектов произвольной природы, над которыми можно выполнять одну или несколько операций.

Невольно вызывает изумление то, насколько Мухаммад аль-Хорезми был прозорлив, вынеся в заглавие своего трактата не понятие уравнения, а именно название пары операций! В дальнейшем вводилось все больше новых типов алгебр. Приятно отметить, что один из них — топологические алгебры Буля — был развит в Ташкенте математиками Узбекистана во главе с академиком Ташмухамедом Сарымсаковым. Монография, написанная им совместно с коллегами, была переиздана в США в переводе на английский язык, затем удостоена Государственной премии имени Абу Райхана Беруни.

В настоящее время это направление математики, основанное нашим великим соотечественником, интенсивно развивается в рамках научной школы, основанной Т. Сарымсаковым и ныне возглавляемой академиком Шавкатом Аюповым. Цикл исследований Ш. Аюпова, К. Кудайбергенова, Б. Омирова и У. Розикова «Развитие теории неассоциативных алгебр, дифференцирований и нелинейных динамических систем» выдвинут на соискание Государственной премии Республики Узбекистан.

Чтобы дать широкому кругу читателей представление о содержании этих работ, желательно совершить еще один экскурс в историю. В алгебре Мухаммада аль-Хорезми главным объектом изучения были числа и операции над ними — сложение и умножение, а также вычитание и деление. Первые два обладают свойствами переместительности и сочетательности, которые на математическом языке называются законами коммутативности и ассоциативности. По мере расширения поля изучаемых объектов возникали те, что не подчинялись этим привычным законам. Таковы, например, известные каждому студенту векторы — их сложение ведет себя с этой точки зрения «хорошо», но умножение уже не обладает ни коммутативностью, ни ассоциативностью.

Важную роль в познании природы играет свойство симметрии, которая отражается в математических моделях. Для выражения наиболее общего понятия симметрии геометрических объектов норвежский ученый Софус Ли ввел понятие непрерывной группы. Такие объекты оказались очень сложными для исследования существовавшими тогда средствами. Тогда математики обратились к идее, вполне аналогичной воззрениям Мухаммада аль-Хорезми — привлечь особую алгебру. Так возникло понятие алгебры Ли. Оказалось, что в этом случае не выполняется закон ассоциативности. В дальнейшем были открыты и другие алгебры такого рода, что обусловило необходимость их изучения в самом общем виде. В настоящее время эта задача успешно развивается именно узбекистанскими математиками. Результаты, полученные Ш. Аюповым вместе с его учениками, уже снискали мировое признание. Более того, успели возникнуть своего рода «филиалы» ташкентской школы неассоциативных алгебр и теории обобщенных дифференцирований в городах Севилья (Испания), Куала-Лумпур (Малайзия), Беркли (США), а также Нукус. К исследованиям наших ученых проявляют интерес научные центры Китая, Южной Кореи, Франции и других стран.

На заре XX века физики начали углубленно изучать микромир — строение атома, природу квантов света и элементарных частиц. При этом было обнаружено, что такие объекты не подчиняются привычным со времен Ньютона законам. Более того, для описания их состояний и движений математические величины типа скаляров и векторов оказались малопригодными. В результате сотрудничества ряда физиков и математиков был разработан специальный математический инструмент для квантовой физики — алгебра фон Неймана. Как заметил читатель, снова алгебра! Воистину это был апофеоз алгебры.

Эффективное приложение математики в новой физике в свою очередь дало толчок к развитию операторных алгебр, в которых не выполняется закон коммутативности. В последующем возникло целое направление — так называемая некоммутативная математика. В самом начале этого процесса узбекские математики во главе с Т. Сарымсаковым поставили цель создания некоммутативной теории вероятностей. В настоящее время в ее развитие вносят важный вклад Ш. Аюпов и его соратники. Признанием этого факта стало избрание ученого действительным членом Всемирной академии наук (TWAS), а также международная конференция, организованная в связи с 100-летием со дня рождения Т. Сарымсакова в Ташкенте в 2015 году. Существенность проводимых нашими математиками исследований отметили все ее участники, включая лауреата Филдсовской медали Ефима Зельманова, который затем пригласил Ш. Аюпова в Калифорнийский университет (Сан-Диего) для ознакомления с ними американских ученых.

Долгое время практическое использование математики ограничивалось, главным образом, физикой, включая астрономию. Большинство представителей этой науки, живших вплоть до рубежа XIX-XX веков, были одновременно и физиками, а многие физики внесли значительный вклад и в математику. Этим и объясняется то, что ученым обеих отраслей присваивается ученая степень доктора физико-математических наук. Разумеется, в настоящее время область применения математики необозримо шире. Например, такие предметы, как эконометрия, социометрия, психометрия основаны на приложении математических методов в соответствующих областях знания. К ним относятся также генетика и популяционная биология. Можно даже утверждать, что в исследованиях по генетике эти методы столь же важны, как в физике.

В нашей стране изучение математических моделей биологических популяций было также инициировано еще в 80-е годы прошлого века академиком Т.Сарымсаковым, предчувствовавшим перспективность этого направления. К настоящему времени и в этой области отечественные ученые вышли на передовые рубежи. И снова оказалось, что в таких исследованиях требуются свои алгебры. В результате возникли баричные, эволюционные, бернштейновские, цепные, стохастические, этерингтоновские алгебры, ныне объединяемые под общим названием генетических. Если большинство их было предложено для изучения в основном статических свойств, то наши математики существенно расширили применимость таких методов, создав динамические модели эволюционных процессов в биологии. Высоко оценены на международном уровне и результаты по генетической алгебре, полученные за последние годы авторами цикла работ, выдвинутых на соискание Государственной премии. Их используют в своих трудах специалисты США, Германии, Италии, Франции, Японии, Великобритании и других стран.

Отрадно, что актуальность и востребованность исследований в этом направлении притягивает очень много талантливой молодежи — бакалавров, магистрантов не только из нашей страны, но и зарубежных университетов. В эти дни в Институте математики Академии наук Узбекистана девять студентов из различных регионов США, приехав в Ташкент при поддержке IRES (Международная исследовательская программа для студентов), осваивают алгебру, или, лучше сказать, разнообразные алгебры, разрабатываемые Ш. Аюповым, К. Кудайбергеновым, Б. Омировым и У. Розиковым.

Можно выразить уверенность в том, что отечественная математика продолжит развиваться. А последователи научной школы Т.Сарымсакова и в дальнейшем достойно будут представлять нашу науку на мировом уровне.

Абдулла Азамов

Президент Узбекского математического общества

 

Турецкая Rоnesans поучаствует в проекте строительства больниц в Казахстане на $500 млн

Подразделение здравоохранения турецкой строительной и инвестиционной компании Rönesans Holding подписало предварительное соглашение о государственно-частном партнерстве (ГЧП) для строительства больниц в Казахстане на $500 миллионов, заявил глава Rönesans Камиль Яныкомероглу.

В интервью Рейтер Яныкомероглу сказал, что холдинг также ведет переговоры с японскими и европейскими банками о привлечении финансирования в размере $800 миллионов на проект ГЧП стоимостью $1 миллиард, который предполагает строительство семи реабилитационных центров в Турции.

Кроме того, по словам главы компании, Rönesans «очень близка» к заключению договора ГЧП с российским правительством для строительства больниц.

Rönesans Holding основана Эрманом Ылыджаком в 1993 году в Санкт-Петербурге, работает в 21 стране мира. В России компания участвовала в строительстве ряда крупных строительных и девелоперско-строительных проектов. В России наиболее известна дочка компании — Renaissance Construction.

Компания участвовала в строительстве небоскребов на территории Москва-Сити, включая башню Федерация и Evolution Tower.

Эбру Тунчай. Перевела Вера Сосенкова. Редактор Максим Родионов

Источник — ru.reuters.com

В Туркмении осуждены еще 40 «гюленистов»

Туркменский суд приговорил еще 40 человек по обвинению в связях с «гюленовским движением»

В Туркменистане приговорены еще несколько десятков человек по обвинениям в связях с турецким оппозиционным движением. Как сообщил источник близкий к судебным органам, 5-7 июля суд в Лебапской области вынес приговоры, по меньшей мере, 40 лицам.

Как утверждает источник Азатлыка, большая часть осужденных это бывшие работники и выпускники туркмено-турецких лицеев. Азатлык в конце мая сообщал об аресте более 50 мужчин, обвиненных в причастности к так называемому «гюленовскому движению» под предводительством лидера турецкой оппозиции Фетхуллаха Гюлена. И именно эти люди были осуждены на закрытом суде на сроки до 20 лет, утверждает источник.

Это уже вторая группа лиц, известных Азатлыку, которых осудили на длительные сроки по схожему обвинению. В феврале этого года ашхабадский городской суд приговорил, по меньшей мере, 18 человек к срокам до 25 лет. В их числе были известные в Туркменистане предприниматели.

Другой источник отметил, что во время следствия к задержанным применяли пытки и они признали вину. «Суд был закрытый, даже близких не пустили», — рассказал источник.

Он также рассказал, что все они стали жертвами попыток властей найти дополнительные средства для проведения Азиатских игр в сентябре этого года. «Обвинение в связях с «гюленистами» это просто повод, а на самом деле у этих людей вымогают деньги. Всех их связывает то, что они учились или работали в турецких лицеях, это правда. Но все они состоятельные люди и они стали жертвами обстоятельств. Среди них есть довольно известные бизнесмены», — утверждает источник Азатлыка.

Источник — rus.ozodi.org

«Строительство Тюркского союза – требование времени»

7 июля, в городе Стамбуле Турции прошел курултай с участием официальных представителей Кыргызстана, Казахстана, Турции, Узбекистана, Туркменистана, Азербайджана и Турецкой Республики — Северный Кипр, а также гражданских активистов.

Курултай прошел в рамках вопроса: Как эти независимые государства смогут сохранить свою самостоятельность перед крупными державами?

Смогут сохранить только языком, религией, одним происхождением родственных 7 суверенных тюркоязычных стран, их единством, согласием, крепкими взаимосвязями.

Этот объединивший тысячи людей почин организовала организация «Туркбирдев». На курултае среди государственных и общественных деятелей 7 государств выступил на турецком языке сын нашего великого писателя Чингиза Айтматова Аскар Айтматов, сделал заявление, акцентировав, что путь превращения во влиятельную силу Кыргызстана во внешней политике — в единстве братских государств.

По мнению участвовавшего в собрании историка Дастана Раззак уулу: «Чем быть рабом России или Америки, для Кыргызстана было бы полезней быть родственным таким государствам, как Турция, Казахстан».

В завершение собрания были приняты во внимание высказанные мнения и предложения, принята резолюция о строительстве союза.

Зачем нужен союз тюркских государств? Мы взглянули – в мире имеются региональные или родственные по происхождению союзы народов. Они объединяются, становятся независимыми от других государств, напротив, действуют для оказания влияния на мир или достижения экономического, политического суверенитета. Например, Европейский союз, Арабская лига, Африканское единство, Латиноамериканский союз, союз АСЕАН, НАТО и другое.

Кыргызстан тоже член таких крупных организаций как ШОС, ОДБК, ЕАЭС. Однако в сегодняшней перемешанной или глобализованной эпохе вместе со странами с многомиллионным населением, даже многомиллиардным населением мы со своим малочисленным народом, слабой экономикой, малочисленной армией и нестабильной внутренней политикой всегда зависим от них, и никогда не сможем соревноваться на равных. Есть вероятность, что мы никогда не сможем выйти из-под их влияния, и во времена глобализации или укрупнения можем исчезнуть. Это относится не к одним лишь кыргызам. Относится к тем же казахам, узбекам, туркменам, азербайджанцам. Почему мы, тюркоязычные народы, имеющие единое происхождение языка, религии, культуры, не можем построить свой союз? Более того, географические территории рядом.

Почему мы неприязненно относимся друг к другу, считаем за врагов, но все мы сидим зависимыми перед другими? Путь выхода из этой ситуации – строительство Тюркского союза.

Строительство Тюркского союза не означает вступление в состав Турции или остаться под управлением Турции. Это означает, что все тюркские страны, в том числе Кыргызстан будут разговаривать со всеми на равных, активно участвовать в решении внешних и мировых вопросов. Мы знаем, уже до этого существуют такие организации тюркских государств, как ТЮРКСОЙ, Тюркский совет, но эти организации ограничиваются лишь какими-то сферами, не видно результата. Вот почему строительство экономического, политического, военного сильного Тюркского союза – требование времени.

Чолпонай Ташиева, Стамбул

Источник: Inter.kg

Источник — Inter.kg

ТОРГОВЫЕ КОЛОНИИ НА CASPIA VIA МЕЖДУ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИЕЙ И КАВКАЗОМ

СУЛЕЙМАНОВА С.А.

(Баку. ИВ НАНА им. акад. З.М.Буниятова

Кавказ с древнейших времен находился на перекрестке великих переселений и торговых путей между Севером и Югом, Западом и Востоком. Археологические исследования последних лет на территории Азербайджана, Северного Кавказа, Сирии, Туркмении доказали миграции в Южный и Северный Кавказ носителей древних культур Передней Азии (Убейдской, Урукской), влияние которых доходило до Анатолии и шло на восток вплоть до Южного Туркме­нис­та­на (конец V-IVтыс.до н.э.).[1] Во время миграционных движений в связи с природно-географическими условиями материальная культура убейдских племен подвергалась некоторым изменениям, но традиции, связанные с идеологией, духовной культурой, столетиями оставались в памяти этих племен и практиковались на Южном Кавказе и Южной Туркмении. Миграции на Северный Кавказ из Южного Кавказа (культура Лейлатепе), возможно, происходили через проходы Большого Кавказа.[2] Каждый миграционный процесс несет в себе об­рат­ное движение – коммуникационные связи, сохраня­ющие этнокуль­тур­ную основу и традиции.[3] Раскопки на поселении Беюк Кясик, а также на аналогичных памятниках, выявленных в Азербайджане, Иране, Дагестане и Грузии, показали, что лейлапинская культура сыграла важную роль в развитии последующих – майкопской и куро-аракской археологических культур эпохи ранней бронзы на Северном и Южном Кавказе (см. Карта1) [4]. Миграции приводят к культурной интеграции, тор­го­вым сношениям, обуславливая идеологическую и материальную почву для последующих переселений.[5] Поселения среднеазиатских племен, относящиеся к III-II тыс.до н.э., также обнаруживают связи с культурами Месопотамии, Элама. В III-I тыс. до н.э. в Переднюю Азию через Кавказский и Малоазийский Тавр устремляются хурриты, кутии, кас­си­ты, хетты, «народы моря», киммерийцы, скифы. О древних путях сообще­ния, образуемых в круговороте этих передвижений, свиде­тель­ству­ют дорожные указатели с ассирийской клинописью, где при­ве­де­ны расстояния между пунктами, подобно указателям вдоль дорог, расстав­лен­ным арабами в IX-Xвв.[6]

Ареальные связи между Передней Азией, Центральной Азией и Кавказом подтверждаются также лингвистическими исследованиями, выделяющими северокавказскую семью языков, которая включает как мертвые языки Передней Азии и Малой Азии, на котором говорили в III-Iтыс. до н.э., так и реликтовые языки современного Кавказа и такой же архаичный язык бурушаски в горах Афганистана и Пакистана.[7] Вместе с тем, согласно глоттохронологии, северокавказские языки обнаруживают генетическую связь с синоафриканскими языками (берберский, кушитский, енисейский, синотибетский), прародиной которых предполагается Западная Азия, куда входил и Южный Прикаспий.[8] Первоначальным местом обитания носителей восточнокавказских языков – хурритов считается территория между современным Тбилиси и Кавказскими горами в сторону востока, откуда они в IIIтыс. до н.э. распространяются южнее.[9] В начале II тыс. до н.э. происходят контакты хурритов-митаннийцев с индо-иранскими племенами, вторгшимися в Переднюю Азию,[10] чем объясняются арийские элементы у хурритов Матиена (в Приурмийском бассейне) и у касситов (кашшу) или коссеев, живущих рядом с матиенами в восьмой сатрапии Ахеменидской империи. Существуют мнения о связи касситов-кашшу с каспиями Прикаспия, Памира, а также с касками-кашками Причерноморья, Кавказа.[11]

Наследниками традиций синкретической культуры Древней Передней Азии, торговых колоний ассирийцев, хеттов, финикийцев, становятся Ахемениды, затем Селевкиды, которые формировали свои легионы из бывших Ахеменидских сатрапий, что создавало пеструю в этнокультурном отношении картину этого геополитического региона. В селевкидскую флотилию, которая совершала плавания в отдаленные при­каспийские области[12], наравне с фракийцами, карийцами, должно быть, входили арабы – преемники финикийских мореходов, а также каспии Гиркании, от имени которых происходило название  Каспийского  моря. Из Сирии и Йемена шли сухопутные и морские  магистрали в Центральную Азию, Индию и Китай, по которым распространялось как арамейское письмо, так и манихейство и несторианство.[13]

Южный путь восточной торговли шел через Афганистан, Иран и по западному побережью Каспия. Северный путь – через Согдиану и сте­пи Казахстана. Страбон и Плиний также сообщают о мор­ской торговле из Бактрии по Оксу и Каспию в Албанию, оттуда через реку Кир и сле­дующие местности в Понтийское море (Strabo.Geogr.,XI,7,3;II,1,15; Plin.Nat.Hist., VI,52). Реальное функционирование в античный период водно-сухо­путного пути из Бак­трии по Оксу и Каспию подтвердилось археоло­ги­чес­кими иссле­до­ва­ниями в зоне Узбоя, которые оп­ро­вергли ут­вер­див­шееся мнение о прекращении стока по древнему руслу Аму-Дарьи (Окс) к этому времени. Было доказано обводнение и функционирование Узбоя (Окс) в VII в.до н.э.-IV в.н.э.,[14] что свидетельствовало о сло­жившихся еще в Ахеме­нид­ский пе­ри­од связях Центральной Азии и Кав­ка­за.[15] Сведения античных авторов о судоходстве по Оксу дополняются свиде­тель­ством китайской хроники Шицзи о том, что в Аньси (Парфия) по реке Гуй-Шуй (Аму Дарья) «живут торговцы, которые и сухим путем и водою развозят свои товары за несколько тысяч ли».[16] Страбон сообщает о караванной торговле верхних аорсов, которые владели боль­шей частью побережья Каспия. Они вели караванную торговлю на верблюдах ин­дийскими и вавилонскими товарами, получая их от армян и мидийцев (Strabo. XI,5,8). Опира­ясь на эту информацию, некоторые исследователи дают пред­поч­тенье караванной торговле с юга Каспийского моря по западному по­бе­режь­ю Каспия,[17] или же через Экбатану и Газаку в Армению и далее на запад по кол­хидо-меот­скому пути.[18] В последнем случае исключается участие Кавказской Албании в между­народной торговле в античный период, что встречает серьезное возра­жение оп­понентов, расце­ни­ва­ю­щих путь по Куре через Албанию и Иберию наи­более корот­ким, удоб­ным, безо­пас­ным (см.Карта2).[19] Доказательством активного функционирования этой трассы являются Мингечаурские поселения и некрополи на правобережье и левобережье Куры, где с начала эллинистического периода развивались и достиг­ли высокого уровня ремесла, торговля, денеж­ное обращение.[20] Поселения го­родского типа вдоль Куры были узловыми пунктами международной торговли, где производились торговые операции с местными и иноземными торговцами. Из этих узловых пунктов через горные перевалы, проходы и тропы товары перевозились в различные области Кавказа, о чем говорит большое количество античного импорта, выявленное в могильниках на территории Азербайджана и Дагестана. [21]

Использо­ва­ние аорсами колхидо-меотского тракта в караванном пути из Передней Азии, как полагали Я.А.Манандян и С.Т.Еремян, было опровергнуто также М.С.Гад­жи­е­вым, который прежде всего, оперировал локализацией верхних аор­сов в Северном и Северо-Западном Прикаспии, что предполагало Прикас­пий­ский путь через Дербентский проход в Итиль, где соединялись северная и южная ветви Великого шелкового пути, и далее – на Босфор.[22] Караванная дорога аорсов шла по за­падному и восточному побережью Каспия. Истахри сообщает: «из Абаскуна до стра­ны хазар по правому побережью – 300 фарсахов», «из Абаскуна в страну хазар по левому побережью – 300 фарсахов». При этом он говорит,  что «по Хазарскому морю плавают торговцы, отправляющиеся в страну хазар, Арран, Джил, Табаристан и Джурджан» и отмечает, что «из Табаристана до Баб ал-Абваба можно пересечь море по ширине за неделю, если будет ветер. Но путь из Абаскуна до страны Хазар по ширине длиннее, т.к.он угловой».[23] Так, Истахри говорит о прибрежном и открытом плавании, что сочетается как со сведениями Геродота, который сообщает о «ширине моря на самом широком месте, что составляет восемь дней плавания на гребном судне» (Her.Hist.,I,203), так и Страбона, отмечающего «ширину Каспия – около 5000 стадиев» и расстояния «вдоль берегов албанцев и ка­дусиев – 4800 стадий» и «вдоль берегов анариаков, мардов и гирканов вплоть до устья Окса  — 4800 стадий» (Strabo,XI,6,1). «Арран, Джил, Табаристан, Джурджан» у Истахри соответствует «албанцам, кадусиям, мардам и гирканцам» у Страбона, описывающего «известный грекам путь вокруг Каспия». Реальность этих сведений  подтверждается так­же информацией в арамейских папиру­сах (Vв. до н.э.) о кас­­пиях-ко­раб­­ле­стро­и­­телях, которые, по мнению И.Алиева, «не могли не быть мореходами».[24]

Говоря о бактро-кавказской торговле по Каспию, И.Г.Алиев отме­чает, что каспии должны были играть какую-то роль в тран­зит­­ной торговле, которая ве­лась аор­сами (арсии) по побе­режью Каспийского моря, а также в торговых опе­ра­­циях, ведущихся на сухо­путно-морском пути через Среднюю Азию, Кас­пий­ское мо­ре, затем по Куре и Риони к Черно­мор­ско­му побе­режью.[25] Возможно, каспии, которым принадлежали упоминаемые античными авторами города в Гирка­нии, как Самариана (Strabo.XI,7,2), Барука у устья Куры (Ptol.Geogr.,V,11), Айниана, Анариака в Утии (Strabo.XI,7,1), входили в состав селевкидской флотилии,[26] действовавшей на Каспийском море и совершали плавания в отдаленные при­каспийские области. Источники знают «западных» и «восточных» каспиев. Геро­дот поме­­щает каспиев в XI сатра­пии Ахеменидской державы в юго-запад­ной части Прикаспия, а также в XV сатрапии (Her.Hist.,III,92,93), которая ло­кализуется в юго-восточном Прикаспии в районе Узбоя (см. Карта 3).[27] С ними связывают город Каспапир (Каспатир) в районе Гандхар у границы с Бактрией.[28] И.М.Дьяко­нов отмечает прикаспийских и припамирских каспиев (каспиры).[29] Существует мнение, что каспии жили также у верховьях Инда.[30]

Страбон утверждает, что «в стране албанов имеется Каспиана, названная, как и море, по имени народа каспиев, ныне исчезнувших» (Strabo,XI,4,5). Учиты­вая, что он отмечает вдоль берегов Каспийского моря  вплоть до устья Окса албанцев, кадусиев, анариаков, мардов, гирканов (Strabo,XI,6,1) и помимо назван­­ных народов перечисляет на побережье Каспия гелов и уитиев (Strabo,XI,7,1),[31] можно пред­положить, что упоминаемые им народы имели отношение к «исчезнувшим» каспиям. И.М.Дья­ко­нов предполагает, что кадусии в Гиркании были частью каспиев и входили в XI сатрапию.[32] Более того, он пред­по­лагает, что племена, которых античные авторы называют гелы, кадусии, каспии и т.д. родственны древним кутиям и касситам.[33] М.А.Дандамаев считает, что уже в I тысячелетии до н.э. термин «кути» или «Гутиум» являлся анахро­низмом и употреблялся в качестве синонима севера или северо-востока, применяясь к Урарту, Манне, народам Мидии.[34] Впоследствии следы этих древних народов – кутиев, каспиев сохранились в названиях определенных территорий – Отена (Утия) на правобережье Куры и Баласакан-Каспиана на юго-западном побережье Каспия (см. Карта 4),[35] через которые проходили важные торговые линии. И.М.Дьяконов отмечает, что каспии у средневекового историка Фавста Бузанда, которых он знает в Пайтакаране (Нижний Карабах), анахронизм, что было общим обозначением неиндоевропейских племен (анариаки) всей прикаспийской полосы, куда могли входить и кадусии, а вероятно, и албаны.[36]

Но какое отношение имели каспии к аорсам, которые, как и каспии, действо­­вали и в западной стороне, и восточнее Каспийского моря. Аорсы вели морскую и караванную торговлю, которая проходила по водам и зем­ле каспиев (Caspia via). По свидетельству Клавдия Эли­ана (кон.II-нач.IIIв.н.э.), восходяще­му, как считают, к Аминте (IVв.до н.э.), каспии так­же вели караванную торговлю с использованием верблюдов и в их хозяйстве важ­ное значение имело рыбо­лов­ство и верблюдоводство.[37] М.И.Артамонов связывает аорсов (яньцай кит. источников) с асиями (ас-яс) Восточной Европы и арсиями Туркестана.[38] Арсии (асы) входили в состав Парфии (Аньси кит. ис­точников), зани­­мая в ней руководящее положение (Арсакиды).[39] Согласно ис­точникам, торго­вые маги­стра­ли про­­легали через 19 областей Парфии.[40] Страбон сообщает, что асии сов­местно с пасианами, тохарами, сакараулами захватили Бактрию (Strabo,XI,8,2). Эту коалицию можно сравнить с инфор­мацией Геродота о каспиях, входяших вместе с павсиками, пантиматами и дарейтами в XI сатрапию (Her.,III,92), которую называют гиркано-пар­фян­ской (Parnoi). Так можно предположить тождество этих асиев (арсии) с каспиями, которых Геродот отмечает в XI и XV сатрапиях.[41] Арси также считают народным именем юечжи – кушанов. С ними можно связать горную страну комедов, где дорога из Бактр соединя­­лась с дорогой из Согдианы. Отсюда шли пути к индийским портам и в страну серов (китайцев).[42] Вероятно, существовала связь между «отправным пунктом» на северном пути китайской торговли – Серики[43] и сиракским союзом сарматских племен в Предкавказье. Птолемей отличает серов, привозящих шелк (serikon) из Китая в Парфию и Рим, от настоящих китайцев – синов.[44] Возможно, притесненные аор­сами сираки[45] соответствуют гирканцам-каспиям (арсии-асы). А самих аорсов, которые по сведениям Страбона, господствовали над большой частью Каспийского моря, захватив древний путь из Северного Причерноморья на Восток, можно связать обратной миграционной волной тех же гирканцев-сираков или арсиев.[46] Страбон говорит о пребывании сираков и аорсов в предкавказских степях в последние века до нашей эры (Strabo,XI,II,2,5,7,8),[47] что также соответствует сведениям о караванной торговле как аорсов, так и каспиев.

Страна Янцай, «переименованная в Аланья», в китайских источниках имеет также название Судэ-Согд.[48] В источниках согдийцы называются также хусцы.[49] Согдийцы сыграли важную роль в образовании торговых колоний по Великому Шелковому пути. Китайский текст Vв. cооб­щает о купцах из страны «Судэ», где правят Хуни – хиониты.[50] Гёг-турки преследо­вали цель завладеть Шелковым путем, завоевав хионитов-аваров. О.О.При­­цак отмечает, что авары (ю-вень), которых китайские источ­ники называли «восточ­ные варвары», считались «гегемонами степи» и «хранителями северных границ».[51] Под «северной границей», видимо, нужно понимать отправной путь китайской торговли через Согдиану, контролируемый хионитами, которых, как и кидаритов (кушаны) и эфталитов, латинские и сирийские источники называли хиаона, кионайе – «белые гунны».[52] Представляет интерес и то, что к «белым гуннам» сирийские источники относили также кадусиев (кудишайе), проживающих в Нисибии.[53] Нисибия, которая передавалась из рук в руки то византийцев, то персов, находилась на важном торговом пути между Месопотамией и Сирией.[54] Трудно представить, что арабские кадусии были остатками древних кутиев, хотя ассимилировавшись они могли сохранить прежнее название. С.Кашкай отмечает что после свержения кутиев территория Приурмийского бассейна   еще долгое время вплоть до правления ассирийского царя Ассархаддона сохраняла название «кутийские земли» не как этнический и государственный, а как географический термин. Но отдельные группы кутиев продолжали жить на этой территории.[55] Можно также предположить, что нисибинские кадусии являлись персид­скими гарнизонами в Вавилонии, где первым наместником был назначен полководец Кира Губару – «наместник Гутиума», т.е.Мидии.[56] Сирийские источники сообщают о частых выступлениях кудишайа-кадусиев в Нисибии, которые при каждом удобном случае пытались обособиться. В источниках, излагающих Ахеменидскую историю, также говорится о восстаниях кадусиев, усмирению которых Ахеменидские цари придавали особое значение.[57] Но здесь, видимо, имеются в виду кадусии Мидийской сатрапии в юго-западном и юго-восточном Каспии (Гурган).

Арриан говорит об участии кадусиев в битве в Гавгамеле в войске мидийского сатрапа: «с мидянами соединены были кадусии, и албаны, и сакасены» (Arrian.Anab.III,8,4). В.В.Бартольд, ссылаясь на И.М.Дьяконова, отмечает, что эти народы принимали участие в битве при Гавгамеле (331г.до н.э.) не в качестве подданных персидского царя, а в качестве союзников или наемников.[58] И.М.Дьяконов отожествляет кадусиев с каспиями, которые вместе с павсиками, пантиматами и дарейцами входили в XI сатрапию,[59] но к этому времени (уже в середине Vв. до н.э.) каспии, как и кардухи, тибарены, колхи, откололись от Мидийской сатрапии.[60] Можно полагать, что эти народы имели привилегированные условия пограничной области и, будучи непокорными, при возможности откалывались от власти.[61] Описывая сражение в Гавгамеле, Арриан указывает, что албаны, сакасены занимают место в середине фаланги, находясь в близком окружении Дария (Arrian.Anab.III,11,4;13,1). К.В.Тревер объединяет албанов и сакасенов под наименованием каспиев и отведенное им ответственное место в строю объясняет высокими военными качествами и авторитетом этих наиболее крупных племенных объединений, обитавших в бассейне левого берега Куры.[62] В связи с этим интересно описание окружения Шапура II перед битвой под Амидой: слева царь хионитов Грумбат, справа царь албанов, равный с первым по месту и почету (Amm.Marc.Hist.,XVIII,6). Из хионитов был посажен на «золотой престол» потомственный марзбан в горном Сарире (Авар) на Кавказе с титулом «владетель трона» («сахиб ас-сарир»).[63] Ареной борьбы сасанидских царей с хионитами, кушанами (эфталитами) представляется Апаршахр в восточной границе Ирана.[64]

Апаршахр или Апар («отдаленная страна Апар» у Елише, Себеоса) – это Гурган (Горго), что также представлялся лагерем беспокойных кадусиев («земля кадусиев»). Аммиан Марцеллин сообщая о договоре Шапура (357/358г.) с хионитами и геланами, называет их gentium extimarum «отдален­нейшими народами».[65] «Верхняя сатрапия» Апаршахр соответствует территории Парфии. И.М.Дьяконов отмечает, что название Парфии восходит к мидийскому и означает «окраина», «край».[66] Видимо, военный лагерь хионитов, эфталитов («отдаленнейших народов») – Апаршахр (Абаршахр) означал «окраина», «пограничье».[67] Происхождение парфянских Аршакидов возводят к племенам parna (аparna), которых связывают со значением «горцы», исходя из «апар» — «вверху». К племенам парна, видимо, восходили как авары (апар) в Тян-Шане, так и эфталиты (heptal), которых связывают с парутами (parutai-«горцы») на Гиндикуше (Uparisaina). Предполагают, что они откололись от кушанов.[68] Апаршахр мы видим и в Албании. Хамдуллах Казвини отмечает недалеко от устья Куры город Апаршахр, который С.Т.Еремян, как и город Aparhunik, связывает с племенем апарнов, обитающих в пределах области Баласакан-Каспиана.[69]

Апаршахр недалеко от устья Куры можно отожествить с «городом Пайтакаран в Албании», где располагался лагерь персидских марзбанов. Албанский источник, описывая события IVвека, говорит о персидском ставленнике Санатруке, который  «воцарился над албанами в городе Пайтакаране».[70] Армянские Моисей Хоренский, Фавст Бузанд считают Санатрука Аршакидом, называя его царем маскутов или хонов.[71] В событиях Vв. во время восстания в Армении опять же персидский хазарапет Михрнарсе «прибыл в город Пайтакаран, снаряжает полки с албанами, отправляет в Армению».[72] Другая ставка персидских войск находится в проходе Чор, где они расположились при возвращении из похода против хонов. После битвы у Халхала[73] на правобережье Куры, откуда они были опрокинуты, и поражения у реки Лопнас (Иори)[74] персидский лагерь отошел в главный лагерь Шахастан,[75] т.е. Пайтакаран.

Относительно пограничной области Чор при «пахаке хонов», которая фигурирует у Моисея Каланкатуйского, Елише, Лазаря Парбского, существуют различные мнения.  «Пахак хонов» отождестляют с Дербентским или Дарьяльским проходами, или же Бармакской крепостью. Мы же локализовали его в северо-западной Албании (Лбиния) на границе с Грузией, где проходила «стена лбинов». ВXVI-XVIIIвв. эта пограничная область называлась Джар (Чари) или Цор,[76] откуда  совершались набеги совместно с горцами Дагестана в Грузию, Ширван, в южные города Азербайджана.[77] Здесь поныне имеется проход Цор (Цоор кац), а также перевал Хунсвери («перевал хонов»).[78] К доказательствам нашей локализации «пахака хонов»  можно привести также сведение сирийского источника («Житие Петра Ивера») о «белых гуннах», бывших соседями иверов, с помощью которых Фарсман, родом ивер, бежавший от мщения Аркадия (395-408гг.), воцарился над иверами.[79] Автор отмечает, что «белые гунны» были причиной многих бед, видимо, имея в виду опустошительные набеги «северных народав» — хонов в Сирию, Армению, Каппадокию в IV-V вв. Пероз просил денег у Византии, ставя вопрос об охране крепости Юроейпаах, находившейся у Каспийских ворот.[80] Юроейпаах Маркварт расшифровал как «крепость Иверии». Что касается термина «Каспийские ворота», который встречается также у греческих и латинских авторов, также существуют различные мнения о его применении к Дербентскому или Дарьяльскому проходам.[81] Но при той или другой локализации обнаруживается много несоответствий, что вызывает возражения оппонентов.

В связи событиями 34 г.н.э. Иосиф Флавий и Тацит говорят об иберах и албанах, которые «до этого времени удерживали скифов и сарматов от вторжения путем охраны перевалов и возведения фортов», но они же «владея местностью, открыв ворота, впускали скифов и сарматов в Парфию и Армению Каспийской дорогой» («Caspia via»).[82] Это сообщение объясняет походы Канидия и Помпея на иберов и албан. У Страбона имеется сообщение о походе Помпея «против иберов и албанов, обитающих между морями с обеих сторон – Каспийским и Колхидским (Strabo.XI,1,6), что определяет линию торговой трассы от Каспия к Черному морю и роль албанов и иберов в этой торговле.  Источники сообщают, что Помпей преследовал понтийского царя Митридата, бежавшего через Колхиду в Босфор. Но он не пошел следом в Колхиду (союзные с понтийским царством иберы не пропустили бы его), а вторгся через Армению и шел «не по самой удобной дороге», т.к. места для удобной переправы Куры защищались албанами.[83] Помпей после сражения с албанцами на левом берегу Алазани (64г. до н.э.) «встал лагерем у подножия самого Кавказа («positis sub ipse Caucaso castris»), затем двинулся к Гирканскому морю, заклю­­чая договоры с «другими обитателями Кавказа до Каспийского моря», но не дойдя трех переходов до моря, возвратился в Малую Армению».[84] Как видим, Помпей, прошел путь от Иберии до западного побережья Каспия, т.е. важ­­ный отрезок транскаспийского пути через Албанию и Грузию — Caspia via. Так, в отношениях с понтийским царем и в покорении ал­банцев и иберов Пом­пей преследовал цель контролировать Caspia via. Здесь важно опреде­ление Страбоном иберов и албанов, как «обитающих между морями с обеих сторон», т.е. владетелей «Каспийской дороги». Следует также отметить сведение Плутарха, который в числе союзников армянского царя против вторгшихся в Армению римских легионов Лукулла (69г.до н.э.) перечисляет «албанов Каспия и соседствующих с албанами иберов».[85]

Спустя тридцать лет Канидий совершает поход на иберов и албанов тем же путем, что и Помпей. Из Иберии в Албанию Канидий шел упомянутым у Страбона горным проходом «сначала по высеченной в скалах дороге, за­тем через болото, образуемое рекой Алазонией» (Strabo.XI,3,5). Горный про­ход из Иберии в Албанию, через который прошел Канидий, соответствует Каспий­ско­му проходу («claustra Caspiarum») у Тацита, который описывает намечав­шийся в 65 г.н.э. поход Нерона против албан. У Плиния – «против ворот каспиев» («ad caspias portas»). У Птолемея Каспийские ворота на карте и в перечне городов отсутствуют. У него показаны Албанские ворота в горном хребте.[86]  Тревер отмечает, что термин «claustra» означает преграда, вал, пограничное укрепление.[87] Можно полагать, что «claustra Caspiarum» представляло огражденную торговую колонию или погра­ничную об­ласть, которая, включала Кахетию (Санария), Тушетию, Лпинию. На севере-запа­­де она примыкала к Дарьяльскому проходу, с востока –  к Шир­ванскому (Бармак) и Дербентскому валам, образуя общую фортифика­ционную систему – Чор. Эта пограничная область соответствует Махелонии, известной в античной литературе I-II вв. как «царство махелонов и гениохов».[88] В надписи сасанидского царя Шапура I (241-272 гг.) страны Закавказья перечисляются в следующей последовательности: «Атропатена, Армения, Иберия, Махелония, Албания». В парфянской версии надписи вместо Махелонии читается SYKN.[89] SYKN можно соотнести с согдийским S’ykn, которое переводится как «военный лагерь» > «замок»,[90] что аналогично другим названиям этой области – Гундзетия (Хундзах) от ср.перс.«гунд» — «войско»; Эрети от груз.«эри» — войско (ср.древнеперс.«айр» — «муж»; шумер. «эри» — «воин) и т.д.

В «Истории Ширвана и Дербента» говорится о «воротах Сугд», где Буга распял тело Тифлисского эмира Исхака. В.Ф.Минорский считает, что название Сугд, означающее «место скорби» на грузинском языке, никакого отношения к Согду не имеет.[91] Но Табари отмечает на правом и левом берегу Куры два города – Тифлис на юго-западе и Сугдабил на юго-востоке,[92] где жила жена Тифлисского эмира Исхака – дочь владетеля Сарира.[93] Ибн ал-Факих, как и ат-Табари, Ибн Хордадбех знает город Сугдабил, который был построен Ануширваном после Баб ал-Абваба, ворот Шакки, ворот Дудания, ворот Дурдзукия, и что он переселил сюда народ из Согда и укрепил его.[94] Табари утверждает, что Фируз еще раньше воздвиг в труднодоступном пути в области Сул рядом с Джурджаном строения из скал,[95] имея в виду, видимо, крепости, построенные Фирузом, затем Губадом на «садд ал-Либин».[96] Под Сулом обычно понимают или Гурган на юго-восточном побережье Каспия или же Дербентский проход, но в этом случае Табари, как видим, имел в виду пограничную область Цор на северо-западе Албании (Лпиния) рядом с Джурджаном (Грузией),[97] которая, видимо, как и Дербент или восточный Гурган, называлась Сулом. Сул обычно связывают со значением «вал», но «Сули» также является буддийской и манихейской формой слова Согд. Это китайское произношение, применительно к согдийцам (сугдак-сулик) и торговым колониям согдийцев в Туркестане, перешло в языки санскритский и тибетский.[98] Исходя из этого, можно полагать, что согдийские торговые колонии существовали в северо-восточной (Дербент), северо-западной (Лпиния) и юго-восточной (Каспиана-Баласакан, Гелан, Гурган) областях, [99] к которым применялись названия Сул, Чор и Гурган.[100] Существует мнение, что Сул арабских источников является калькой с Чор армянских источников.[101] Вероятнее, что Сул со значением «вал» является калькой от арабского «сур» («асвар») – «стена», «вал», как и Чор от арабского «джар» (дживар) – «стена», «ограда». В этой связи следует отметить, что в Ва­ви­лонских и Египетских текстах северные проходы и ограды называются Джару (Чалу, Залу),[102] что можно соотнести с названиями  Дербенда – Джора (Чола, Сул). Так, название Согд мог означать торговую колонию, огражденную длинным валом. Это подтверждается также тем, что согдийское письмо, которое послужило моделью древнетюркского рунического письма, являлось одной из разновидностей арамейского алфавита,[103] что предполагало более широкое идеологическое заимствование, обусловленное этническими контактами, миграциями.[104] Все это наводит на предположение о существовании Ахеменидских торговых колоний как в Центральной Азии, так и на Кавказе – в Лпинии, Дербенте и на Апшероне (Гюрганский мыс),[105] к которым применялись названия Сул, Чор и Гурган. Определяя северные границы Ахеменидской империи, Геродот утверждал, что весь Южный Кавказ до Большого Кавказского хребта входил в состав этой империи (Her.III.97).

Реальность существования торговых колоний Ахеменидов в Албании подтверждается последними археологическими раскопками в с.Караджемирли Шамкирском р-на, где выявлено Ахеменидское строение с каменными базами колонн, которые находят аналогии в строительстве дворцов Пасаргады, Суз, Персеполя. Археологические раскопки в Шамкире обнаруживают непрерывность городской культуры до раннеэллинистического периода.[106] Город Шамкир, а также ранее обнаруженные памятники ахеменидского времени – Сарытепе в Газахском р-не и Гумбаты в Восточной Грузии, как и останки древних храмов, монастырей в северо-западном Азербайджане, Грузии, горной Ингушетии,[107] построенные согдийцами,[108] могут свидетельствовать об активном функционировании в ахеменидский и античный период транскаспийской торговой трассы через Албанию и Иберию. Археоло­ги­чес­кие иссле­до­ва­ния, доказавшие обводнение Узбоя в VIIв. до н.э. – IV в.н.э.[109], а также Мингечаурские поселения, датированные VIIв. до н.э. – I-IIвв. н.э.,[110] также являются показателем интен­сив­­но­го использования этой трассы в соответствующем отрезке времени. Caspia via объединяла огромные ареалы, входящие в Цивилизацию торговых путей.

 

 

 

REGARDING THE BORDERS

OF THE CAUCASIAN ALBANIA DURING THE ROME ARCHES

(In The Context of Relationship with the Ancient Asia Minor)

S.A. Suleymanova

The facts regarding distortion of the information from the antique sources about the Caucasian Albania are explained in the article. One of the points used by the opponents regarding the borders between the Caucasian Albania and Armenia is related to the river Kur. From the cross analysis of different sources it turns out that not the down stream of the river Kur served as the border as emphasized by the opponents, but actually the river’s up stream was meant as the border and that’s where Pompey did exactly pitch a camp during his march to the Ancient Albania. This point does not only change the thoughts about the borders among Kolkhida, Armenia, Iberia and Albania, but also causes the historical facts about the Front Asia to reveal. One of the important outcomes of the study is regarding “The Big Armenia” term. As a result of an extensive analysis it is known that, this term is similar to the Selevki state of Syria’s colony on the Tigris river basin — “The Big Salavkiya” term and that it serves as a kind of an imitation of the administrative divisions once existed in the Assyrian, Achaemenid, Selevki states. While as for the name of the Parthian origin Armenian ruler – Tigran the Second, this can be explained by his occupation of the territories of the collapsing Selevki State, along with the territory on the outfall of the river Kur and dethroning the Syrian (Arameya) throne from Antiox the X (95-83 B.C). However, this situation lasted only for 13-17 years; the territories on the Euphrates were captured by the Roman commander Lucull in 69-70 B.C, while in 66-65 BC the territories of the Asia Minor were taken away from him by Pompey. The localization of the ancient road connecting the river Tigris (The Big Salavkiya) with the Kur river (The Sevsamora) is also of a particular importance,

 

[1] Р.М.Мунчаев. Урукская культура (Месопотамия) и Кавказ. /Материалы Международной научной конференции: Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Махачкала, 2007, с.8-9; Нариманов И.Г., Ахундов Т.И., Алиев Н.Г. Лейлатепе. Поселение, традиция, этап в этнокультурной истории Южного Кавказа. Баку, 2007

[2]  Наджаф Мусеибли. Энеолитическое поселение Беюк Кесик. Баку, 2007, с.126, 155

[3]  Т.И.Ахундов. О связях Майкопской традиции с Южным Кавказом и Ближним Востоком. /Материалы Международной научной конференции: Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007,с.61-64

[4]  Мусеибли, с.155

[5] Сулейманова С.А. Шелковый путь и интеграция Запада-Востока в формировании кавказских и тюркских народов. /Материалы научной конференции, посвященной 80-летию академика З.М. Буниятова. «Актуальные проблемы Востока: История и современность. Б.,2003,с.20-25.

[6] Г.Ф.Джафаров. О древних путях сообщений Азербайджана. /Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007, с.127-128.

[7]Она делится на восточнокавказскую: нахско-дагестанские, хуррито-урартские, кутийский, сино-тибетский, язык кетов на Енисее, а также этруский и другие языки Малой Азии, Балкан, Кипра, Лемноса; и западнокавказскую ветвь: абхазский, убыхский. адыгейско-черкесский, хаттский, язык касков Причерноморья, язык бурушаски, тохарский  (И.М. Дьяконом, С.А. Старостин. Хуррито-урартские и восточнокавказские языки. //Древний Восток: этнокультурные связи. Москва,1988,с.164-218; И.М.Дьяконов Языки древней Передней Азии. М.,1969, с.113).

[8] И.М.Дьяконов. Алародии (Хурриты, урарты, кути, чеченцы и дагестанцы). //Алародии (этногенетические исследования). Мх.,1995, с.3-13; Милитарев А.Ю., Старостин С.А. К проблеме афроазийскосеверокавказских этнолингвистических связей //Кавказ и цивилизация Древнего Востока. Оржоникидзе, 1989.

[9] Пределы расселения носителей восточнокавказских языков – хурритов в Передней Азии территориально совпадают с границами распространения кура-аракской культуры, что дает основание считать их  созда­те­лями кура-араксой культуры (Дьяконов И.М. Некоторые лингвистичнские данные к проблеме связей населения Восточного Кавказа и Закавказья с Древним Востоком в в III-Iтыс. до н.э. //Материалы семинара по проблеме происхождения и формирования азербайджанского народа: Тезисы. Б., 1966. В.12, с.7-9).

[10] Проник­новение в восточнокав­каз­скую ветвь северокавказских языков «иранизмов» степной культуры Юго-Восточной Европы отмечается еще в IIIтыс. до н.э. в местах прежнего проживания, где еще раньше происходили контакты прасеверокавказских языков с праиндоевропейскими языками Юго-Восточной Европы (М.Г.Гаджиев. О демографических и этногенетических процессах в Дагестане в первобытную эпоху. //Алародии (этногенетически исследования). Мх.,1995, с.14-27).

[11] История Азербайджана (на азерб.языке), ред. И.Алиев. Б.,1993, с..36-38; Алиев И.Г. Очерк истории Атропатены. Б.,1989, с.9-10

[12] Бикерман Э. Государство Селевкидов. М.,1985,с.94

[13] К.Байпаков. Религии в средневековых городах Южного Казахстана и Семиречья.  Ш.Акинер. Культурная география Евразии. Религии в Центральной Азии. /Центральная Азия и культура ми­ра, Бишкек,2002

[14] Юсупов Х. Древности Узбоя. Ашхабад, 1986, с.179-197.

[15] Гаджиев М.С. Между Европой и Азией (из истории торговых связей Дагестана в албано-сарматский период). Мх., 1997, с.102-109, там же анализ мнений.

[16] Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений и народов, обитавших в Средней Азии в древние времена. т. II, М.-Л.,1950. с.151; Гаджиев, с.102

[17] И.А.Бабаев. Великий Шелковый путь и Азербайджан. В Сб. Великий Шелковый путь и Азербайджан. Б.,1998

[18] Я.А.Манандян. О торговле в городах Армении в связи с мировой торговлей древних времен. Ереван, 1954, с.57

[19] В контексте функционирования пути по Каспию и Куре рассматривается распространение кувшинных погребений в бассейне Куры по линии торговой трассы, а также  расположение  вдоль Куры поселений городского типа, которые являлись важными транзитными пунктами на одной из наиболее оживленных трасс Великого Шелкового пути античного времени (Гошгарлы Г. Могильники древнего Мингечаура как показатель международных торговых связей Кавказской Албании /Археология Кавказа. Тбилиси, 2006.№1,с.205-210; А.К.Алекперов. Исследования по археологии и этнографии Азербайджана. Баку. 1960).

[20] Ваидов Р.М. Мингечаур в III-VIII веках (по материалам археологических раскопок). Б.,1961; И.А.Бабаев. Города Кавказской Албании в IVв. до н.э.-IIIв. н.э. Б.,1990, с.22; Гошгарлы, с.205

[21] Сулейманова С.А. Влияние Международной Евразийской торговли на этнокультурные прoцессы на Кавказе. // Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007, с.130; Давудов О.М. Материальная культура Дагестана Албанского времени. Мх.,1996, с. с.296-299; Гаджиев, 111-119

[22] Функционирование торгового пути из Передней Азии и Закавказья через Кавказскую Албанию и Приморский Дагестан на Босфор находит подтверждение в обилии предметов античного производства и нумизматики, выявленных на территории Азербайджана. В этом контексте рассматриваются отдельные находки, свидетельствующие о связях Армении с Босфором и археологический материал сарматского времени, а также остеологические находки верблюда в Северном Причерноморье и Дербенте (Гаджиев, с.92-99).

[23] Ал-Истахри. Китаб масалик ал-мамалик (изд. де Гуе, BGA. Лейден. 1870, I. с.218-219, 226-227). В.В.Бартольд также говорит о плавании с восточного берега Каспия на запад не по одной и той же географической широте. Он приводит свидетельство астронома Кутб ад-дина Ширази (ум. в 710 г.) и ряд источников XIV-XV вв., свидетельствующих о судохостве по Аму-Дарье и Каспийскому морю и в более поздние времена (Бартольд В.В. К вопросу о впадении Аму Дарьи в Каспийское море. Соч. III т. М.,1965, с.248-249; Бартольд В.В. Соч. IIт. ч.1. М., 1963, с.657).

[24] Алиев И.Г. Очерк истории Атропатены. Б.,1989,с.10

[25] Алиев, с.10

[26] Бикерман Э. Государство Селевкидов. М.,1985, с.94; Гаджиев, с.106

[27]  Гумилев  Л.Н. Ритмы Евразии. М.,1993

[28] Боровкова Л.А. Запад Центральной Азии во II в. до н.э.-VIIв.н.э.(исто­рико-географический обзор по древнекитайским источникам). М.,1989, с.43-46; Гаджиев, с.108

[29] Дьяконов И.М. История Мидии. Москва-Ленинград, 1956, с.103.

[30] Бартольд, IIт. ч.1, с.654

[31] К.В.Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании (IV-VII в. н.э.). М.-Л., 1959. с.46,143

[32] Он также отмечает, что «земля кадусиев» у Арриана однозначна с землей каспиев у Плиния (Nat.Hist.,VI,18) и что по Плинию, «каспиями» назывались все племена южного Прикаспия (Дьяконов, с.444,447-448).

[33] Там же, с.225

[34] В Вавилонской хронике «наместник Гутиума» Губару, ставший «наместником» Кира в Вавилоне, являлся наместником Мидии (М.А.Дандамаев. Политическая история Ахеменидской державы. М.,1985, с.271; Дьяконов, с.287).

[35] Каспиана-Баласакан или Пайтакаран как в IIIв. до н.э., так и в III-VIIвв.н.э. находилась в составе Кавказской Албании (Ф.Мамедова. Политическая история и историческая география Кавказской Албании. Б.,1986).

[36] Дьяконов, с.447-448

[37] Гаджиев,с.107

[38] Открытые в Восточном Туркестане археологическими раскопками документы позволяют считать, что оставивший их народ назывался арси. Их язык оказался близким к западной группе европейских языков, т.е. кельтскому, латинскому и др. (Артамонов М.И. История хазар. Л.,1962.,407).

[39] Бартольд, с.176-178

[40] Алиев К. Античная Кавказская Албания. Б.,1992, с.80,115-118;48,654-657.

[41] Тождество это, конечно, условно. Будучи в контакте с местными племенами Центральной Азии и Китая и возможно, смешавшись с другими переселенцами из Малой Азии или переднеазиатских колоний, они уже являлись носителями иной культуры.

[42] Этот маршрут к «Антиохии Маргианской», т.е. к Мерву, оттуда к Бактрам (Балху), из Бактр на север через горную страну комедов, которые причисляются к сакам, отличается от  пути к «Антиохии по реке», т.е. Мерверруду на верхнем Мургабе, оттуда к Герату и Кандагару (Бартольд, IIт. ч.1. с.185)

[43] Гумилев Л.Н. Хунны. М., 1960. с.20-22                                     

[44] Цейлонские послы (купцы) рисуют их рослыми блондинами, проживающими за Емодом (Гималаи). Гумилев. Хунны. М., 1960, с.20-22

[45] В III в.до н.э. аорсы, двигаясь из Южного Приуралья на юг и запад, вытеснели нижневолжское объединение родственных им савроматов, которые явились основой формирования в предкавказских степях сиракского союза сарматских племен, противостоящего аорсам, кочевья которых доходили и в эти степи (История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. Москва,1988, с.78-80).

[46] Если предшествующей волной предположить синдов (Синдика), то очередной волной круговорота в этом миграционном ареале, обусловленном торговыми путями, представляются аланы, затем хунны, сильно ассимилированные китайцами (Сулейманова С.А. Шелковый путь и интеграция Запада-Востока в формировании тюркских народов. //Актуальные проблемы Востока. Б.,2003,с.20-25). Л.Гумилев отмечает, что на северных склонах Тяньшаня преследование гуннов сяньбийцами остановили абары, которые считались самыми воинственными в степной Азии (Гумилев Л.Н. Тысячелетие вокруг Каспия.. Б.,1991, с.165). Абары — хионитские гарнизоны в пограничье северной торговли с Китаем. см. сн.51.

[47] «…аорсы живут по течению Танаиса, а сираки – по течению Ахардея, который вытекает с Кавказских гор и впадает в Меотиду» (Strabo,XI,II 2,5,7,8).

[48] Бартольд В.В. Соч. IIт. ч.1. М., 1963, с.176,550,813-814

[49] В.Караев. Арабо-персидские источники о тюркских народах. Фрунзе. 1973, с.102

[50] Артамонов, с.107; Гумилев  Л.Н.. Эфталиты и их соседи в IV в. ВДИ.1959, №1 /в кн. Ритмы Евразии. М.,1993, с.364; Бичурин, Собрание сведений, III, карта династий Хань.260

[51] Прицак О.О. Протомонголы в Хазарском Закавказье. Всесоюзная конференция востоковедов. М.,1991. с.70-71; Схидний свит (6,7). 2`95-1`96, с.70-76; Sevda A. Suleymanova. Кафкасйа ве Аварлар. –Турклер. т.2. Анкара, 2002, с.674-685

[52] Н.В.Пигулевская. Сирийские источники по истории СССР, М.Л., 1941, с.37; Wesendonk, op.cit.,p.341

[53] Пигулевская, с.48

[54] Нисибин у арабских географов, который был расположен на большом караванном пути из Ирака в Шам (Ибн Хордадбех. Книга путей и стран (перевод, комментарии, исследование, указатели и карты Н.Велихановой,), Б., 1986. с.271. Ибн Хордадбех также отмечает город Кадисийа рядом с Дамаском и также несколько населенных пунктов в Ираке с аналогичным названием (с.268).

[55] С.Кашкай. Государство Манна. Баку, 1993, с.30-31.

[56] Дандамаев, с.271. см. сн.21

[57] Покоренные Киром II, они отложились от Ахеменидов еще в Vв. Согласно одной легенде  Кир (из племени мардов) захватил власть с помощью кадусиев, на усмирение которых был послан мидийским царем Астиагом (Дандамаев с.240,13.).

[58]Бартольд, IIт. ч.1.с.789. В.В.Бартольд полагает, что эти народы принимали участие в битве при Гавгамеле (331г. до н.э.) не в качестве подданных персидского царя, а в качестве союзников или наемников Но эти народы, видимо, входили в состав персидской империи с  привилегированными условиями, связанными с военной службой и оказывая сопротивление, периодически откалывались от нее.

[59] Дьяконов, с. 339

[60] Дандамаев, с.240. «Мидийская сатрапия», видимо относительный термин. И.М. Дьяконов отмечает, что кадусии не были покорены Мидией, а выступали с ними как союзники (Дьяконов, с.339). Ксенофонт называет Танаоксара (Бардия) сатрапам Мидии, Армении и племени кадусиев (Дандамаев, с.66).

[61] С.А.Сулейманова. Институт «охраны границ» в северо-западном Азербайджане на фоне историко-типологический параллелей. Сб. Актуалные вопросы Востока. Б.,2000. с.39-42

[62] Тревер, с.52-53

[63] Сулейманова С.А. Этнополитическая история северо-западной Албании в свете архетипов в местных источниках, Известия НАНА (серия истории, философии и права), 2004, № 4, с.61-62; Sevda A. Suleymanova. Кафкасйа ве Аварлар. с.674-685; Минорский, с.220; 132-138; 203-204

[64]Л.Н.Гумилев. Древние тюрки. М., 1993,с.133; М.И.Артамонов. История хазар, Л.,1962, с.202; Пигулевская, с.50-53

[65] Ammianus,17,5,1,p.122; Пигулевская,с.35

[66] Дьяконов, с.69

[67] В этой связи следует отметить имя мидийского сатрапа Губару, в войске которого находились кадусии. Губару был наместником территории  к западу от Евфрата — Заречья (арамейское Абар-нахара) /Дандамаев, с.52/. семитский абар означает переход (как и иранск. ср. парадрайа).

[68]Гумилев  Л.Н.. Эфталиты и их соседи в IV в. /В кн. Три исчезнувших народа. ВДИ.1959, №1. с.369-374

[69] Еремян С.Т. Страна Махелония надписи Кааба-и-Зардушт, ВДИ, 1967, №4,с.56. В «Истории албан» М.Калан­ка­туй­­ского говорится о «поле Апарисакан», который отожествляют с Арцахом (Моисей Каганкатваци, История агван. СПб., 1861, с.165). «Армянская география» (VII в.) отмечает город Варазманавар недалеко от Куры, что С.Ашурбейли связывает с аварами, поселенными в Албании (Ашурбейли С. Государство Ширваншахов (VI-XVIвв.). Б., 1983,с.63).

[70] Моисей Каганкатваци, с.21,22

[71] Тревер, с.188-191

[72] Лазарь Парбский. История Армении. Тифлис, 1904, с.63; Тревер, с.206

[73] Древний Халхал  — «зимняя резиденция албанских царей» (Моисей Каланкатуйский, с.85) локализуют около нын. Казаха (Тревер, с.207,210).

[74] Тревер отожествляет Лопнас с нынешним Агстев, «пахак хонов» с Бармакской крепостью (Тревер, 206-216).

[75] Моисей Каланкатуйский, с. 85-87 (к.2, гл.II).

[76] Цор на аварском означает «предгорье», «равнина», что однозначно хорониму Аран на азербайджанском.

[77] Албанская хроника XVIII века, говоря о набегах аварцев Джара в разгар антииранского восстания, характеризует их как «племя леков, называемых по древним книгам хонами…». (Есаи Хасан Джалалян, Краткая история страны Албанской (1702-1720 гг.), Б.,1989,с.22,44; об этом. см. С.А.Сулейманова. Этнополитическая история северо-западной Алба­нии в свете архетипов в местных источниках. /Известия (серия истории, философии и права) НАНА. Б., 2004, № 4. с.71). Как видим, изменениям подвергаются язык, антропология, но не психология, что выражается в преемственности и непрерывности традиции.

[78] Сулейманова, Этнополитическая история…, с.56-60.

[79] Пигулевская, с.37

[80] Пигулевская, с.53

[81] Тревер, с.с.112-126. здесь же обзор мнений.

[82]Тревер,с.117-118. Caspia via М.С.Гаджиев отожествляет с Прикаспийским путем, К.В.Тревер – современной Военно-грузинской дорогой (Гаджиев, с.107;Тревер.117 -118). Но здесь речь идет о труднопроходимой Лекетской дороге из северо-западной Албании (Лпиния) в Кахетию,  что имеет непосредственное отношение и к Албании и к Иберии.

[83] Плутарх говорит о «частоколе», которым варвары «на большом пространстве защитили берега Куры» (Плутарх. Помпей, гл.35 /638).

[84] Флор. Сокращения из Тита Ливия. Кн.1, гл.,40,28 Тревер, с.104-107.

[85] Плутарх. Лукулл, кн. XXVI (509). К.В.Тревер приводит это сообщение Плутарха для подтверждения своей точки зрения на термин «каспии», который «перестал быть объединяющим этническим наименованием для ряда народностей, в том числе албанов, а употреблялся только для части из них» (Тревер, с.88-89).

[86] Тревер. с.275. Некоторые исследователи сопоставляют их с Гелдой (Ковалевский С.А. Карта Птолемея в свете исторической географии Прикаспия. Известия Всесоюзн.Географ.общества, 1953, т.85,вып.1,с.33-34;). Птолемеевскую Гелда можно соотнести с Голодой – древним центром Джара (Цор), где мы локализовали пограничную область Чор в северо-западной Албании.

[87] Тревер,274

[88] Сулейманова, Этнополитическая история…, с.58-60

[89] Тревер, с.135.

[90] Согдийские документы с горы Муг. Вып.II (чтение, перевод и комментарии В.А.Лившица). М.,1962,с.101

[91] Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда. М., 1963,с.46

[92] Г.Гошгарлы рассматривает поселения на противоположных берегах Куры как одно большое поселение, считая, что появление поселения на левом берегу является следствием бурного роста правобережного поселения (Гошгарлы, с.205).

[93] Абу Джафар Мухаммад бин Джарир ат-Табари. Тарих ар-русул ва-л-мулук. т.IX. Мыср, 1968. с.192

[94] Ибн ал-Факих ал-Хамадани. Мухтасар китаб ал-булдан. Изд. де Гуе. 1885, с.288

[95] ат-Табари. т. II. Мыср,1961. с.100,101

[96] Ибн ал-Факих,с.287. «Садд ал-Либин» отожествляется с «Закатальской Длинной стеной» между Шакки и Кахетией, где локализуются с албанские племена —  силвы и лбины (Е.А.Пахомов, Закатальская «Длинная стена», — ТАзГУ серия ист.,вып.1,1950,с.68-90; Минорский, с.28,123).

[97]Вызывало недоумение сообщение Иосифа Флавия об аланах, которые вступили в переговоры с «царем гирканцев, который владел проходом …», в ясность в которое внес С.Т.Еремян, указав, что у античных авторов названием Hyrcania (арм.Virkan) обозночалось Иберия (Тревер, с.126).

[98] Бартольд, IIт. ч.1, с.190,454

[99] Возможно, Сул на юго-западном побережье Каспия (Гурган) или же Сул — Дербентский проход, имели отношение к хионитам в Согде, которые контролировали Шелковый путь и считались марзбанами в пограничных областях Персии (Сулейманова С.А. Храм Большой Медведицы в древнем порту Баку. Археология и этнография Азербайджана. Б.,2005.№1, с.228-229).

[100] В.В.Бартольд предполагал согдийские колонии в Крыму, где имелось поселение Сугдак (Бартольд, IIт. ч.1,с.550,814).

[101] М.С.Гаджиев. Миссия епископа Исраела и вопросы историчексой географии Кавказской Албании. /Северный Кавказ: Историчексие очерки и заметки. Материалы и исследования по археологии России. Вып.3, М.,2001/

[102] История Древнего Востока, IIч.,  М.,1988, с.248

[103] С.Г. Кляшторный. Древнетюркские рунические памятники. М., 1964, с.47

[104] Сулейманова С.А. Сириус – Ши’ра в Исламе и в поверьях народов Азии и Кавказа. /Научные исследования, Б.,2004, вып.VII, №2-4, с.314; Сулейманова С.А. Храм Великой Матери Банат Наш в древнем порту Баку /Археология и этнография Азербайджана. Б.,2005. №1 s.218-236

[105] В результате подводных исследований здесь обнаружено множество древних памятников.   (Идрис Алиев. Ариф Рахманов.Джейхун Алиев. Подводные памятники Каспия. /Археологические исследования в Азербайджане. ИАЕ НАНА. Б.,2008, с.115-117).

[106] И.Бабаев, Ф.Кнаус. Археологические раскопки Идеалтепе. Результаты совместной международной археологической экспедиции Германии, Грузии и Азербайджана, проведенной в в 2006-2007 гг.  в с.Караджемирли Шемкирского района. /Материалы конференции: Шемкир. Археологическое наследие, история, архитектура. Шемкир., 2008, с.10-21.

[107] В.А.Кузьмин. Великий Шелковый путь на Кавказе. /Архитектура караван-сараев в горной Ингушетии. /Материалы Международной научной конференции: Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007, с.132-136)

[108] Согдийцы сыграли важную роль не только в образовании торговых колоний по Великому Шелковому пути, но и в распространении религии.

[109]Юсупов, с.179-197

[110] Гошгарлы, с.205

 

Вестник МИЦАИ. Самарканд. Выпуск.8, 2008 .

С.40-57

 

 

Новая евразийская архитектура

© РИА Новости, Алексей Никольский

Жайме Спицковский (Jaime Spitzcovsky)

В то время как Соединенные Штаты с головой ушли во внутренние споры о правительстве Трампа, а Европейский союз направляет все силы на решение собственных насущных проблем, таких как националистический популизм и Брексит, азиатские державы и Россия заняты созданием новой геополитической архитектуры — разработкой тех структур, которые отразили бы растущую мощь этих стран на региональной и мировой арене.
В нынешнем контексте бесчисленных многосторонних форумов и глобальных проектов значимым событием текущего месяца стало вступление Индии и Пакистана в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), в рамках которой ведется политический, экономический и военный диалог между ее членами во главе с Пекином и Москвой.
Речь идет о первом расширении группы со времен создания в 2001 году, что свидетельствует о серьезном намерении Китая и России активизировать стратегию и расширить зону ее действия, в последние годы ограниченную историческими сферами влияния двух стан.

Давние соперники, Пекин и Москва в начале 21-го века решили создать дипломатический механизм, позволяющий регулировать борьбу за влияние в бывших советских республиках Средней Азии, таких как Казахстан, Узбекистан, Киргизия и Таджикистан.

Так появилась в некотором роде зонтичная организация сотрудничества, куда вошли шесть стран, а Китай, выступивший инициатором ее создания, разместил у себя штаб-квартиру и тем самым еще больше упрочил свои позиции в Азии.
Лозунги, которые легли в основу проекта, призывали к объединению союзных правительств в борьбе с «тремя бичами: терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом». Эта риторика намекала на сотрудничество между авторитарными режимами, которые нацелены на противостояние террору или политическим противникам.
ШОС ознаменовала собой стремление Пекина и Москвы к согласованным действиям в стратегическом регионе Центральной Азии, а также к более широкому доступу к природным ресурсам.

В последние десятилетия Китай демонстрирует стремительный рост в регионе в качестве важного покупателя нефти и газа, а также мощного инвестора и экспортера промышленных товаров в те страны, которые ускоренными темпами восстанавливаются после нескольких десятилетий советской экономической катастрофы.
В то время как Пекин сближается с такими соседями, как Казахстан и Киргизия, Россия стремится сохранить с этими республиками исторические связи: в течение десятилетий они находились под ее контролем, который значительно ослаб с распадом СССР.
Заполучив в постоянные члены Индию и Пакистан, Китай и Россия оставляют первоначальную логику ШОС, ориентированную главным образом на решение региональных проблем и избавление от американской конкуренции. Теперь можно говорить о стратегии действий в континентальных масштабах, о дипломатическом пространстве для активизации диалога и сотрудничества между евразийскими гигантами.
Российско-китайская инициатива вызывает интерес у таких стран, как Турция, Иран, Египет и Израиль. Традиционным влиятельным фигурам трансатлантического блока, США и их европейским союзникам, следует уделять повышенное внимание появлению евразийской геополитической архитектуры. Это бесспорная примета 21-го столетия.

http://inosmi.ru/politic/20170627/239679641.html