Турция – Иран: брак по расчету или..?

google

Ближний Восток после победы в Сирии

Когда президент США Дональд Трамп выступил с призывом к союзникам и другим странам прекратить с 4 ноября закупку нефти из Ирана (после этой даты поставки оттуда будут считаться нарушением санкций), а также объявил о введении дополнительных санкций против центрального банка Ирана, Анкара заявила, что Вашингтон «совершает ошибку», а Турция «будет придерживаться своей принципиальной позиции», поддерживая торгово-экономические и финансовые отношения с Тегераном.

В этой связи некоторые турецкие эксперты предполагали, что Анкаре удастся все же договориться с американцами, как это было в период с 2012 по 2015 год, когда ей удалось сохранить возможности для своих компаний вести бизнес с Ираном. Сегодня не получается. Однако Тегеран зафиксировал такую позицию турок. Поэтому когда США начали уже против Турции тарифные и торговые войны, то Иран осудил такую политику США, выступил с поддержкой Анкары. Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми заявил, что Тегеран «готов оказать посильную поддержку Турции в противодействии американским санкциям», подчеркнув, что две столицы могут стать «хорошими друзьями». Помимо того, Иран призвал Анкару «объединиться, чтобы дать совместный отпор общему врагу».

Правда, как «враги» в отношении друг к другу позиционируют себя лишь Тегеран и Вашингтон. Турция и США до этой черты пока еще не дошли, да и американскую политику (по сравнению с иранским направлением) в отношении Анкары санкционной в буквальном смысле не назовешь. По Турции — и не только по ней — реально пока бьют только пошлинами, хотя бьют больно. Так, Анкара занимает шестое место по объему экспорта стали в США, Трамп повысил пошлины. В итоге стала обваливаться лира, обнажились острые экономические проблемы. Но пусть американцы и недовольны внешней политикой Турции, ее сближением с Россией и Ираном, покупкой российских зенитных ракетных систем с-400. Увязка этих вопросов с намеренным вводом Вашингтоном новых пошлин носит условный характер. Просто США дают Анкаре понять, что она потеряет роль привилегированного партнера, если не будет придерживаться предлагаемых ей правил игры.

Другое дело, что использование Вашингтоном так называемых экономических репрессий и иранских санкций хронологически совпали. Однако маневренности у Турции на американском направлении по сравнению с Тегераном значительно больше. Отсюда демонстрация Анкарой возможностей активизации сотрудничества в рамках новых объединений и союзов, имея в виду, конечно, и Иран. Тем более что на этом направлении Турция, помимо России, может получить определенную поддержку и со стороны стран Европейского союза, которые не поддержали выхода США из ядерной сделки с Тегераном. Следует также сказать, что в сложившемся на сирийском направлении треугольнике Россия — Турция — Иран отношения между Анкарой и Тегераном, как странами региональными, всегда имели определенную историческую специфику.

Исторически они выступали как конкуренты, таковыми являлись и до недавнего времени. Достаточно вспомнить, пишет турецкая газета Sabah, отношение двух стран к такому феномену, как «арабская весна». Анкара тогда рассматривала ее как «стремление народов региона к демократии и свободе турецкого образца», а иранские лидеры считали своей «победой» и бросали угрозы в адрес Анкары. Последняя не оставалась в долгу, обвиняя Тегеран «в сектантской политике и стремлении» доминировать на Ближнем Востоке. В Сирии две столицы долго адаптировались друг к другу, используя посреднические усилия Москвы. Анкару и Тегеран толкала к совместному сотрудничеству американская политика, опасения, что США удастся реализовать в регионе курдский проект. Затем их сблизил катарский кризис, когда они почувствовали, что Вашингтон с опорой на Саудовскую Аравию намерен изменить региональный порядок в свою пользу.

В то же время есть моменты, на которые обращают внимание многие эксперты. Да, сближение между Турцией и Ираном обозначено наличием серьезных экономических и торговых связей. Анкара импортирует значительную часть своей энергии из Ирана — 20% газа и 30% нефти. Двусторонняя торговля между двумя странами, которая в 2016 году составляла 9,65 млрд долларов, имеет большой потенциал увеличиться до 30 млрд долларов. В то же время Турция не сжигает мосты в своих отношениях с Вашингтоном, в то время как и Тегеран до недавнего времени дискутировал относительно того, вступать ли в диалог с США по ядерной сделке, а если да, то на каких условиях. Не случайно в этой связи турецкие эксперты относят альянс Анкара — Тегеран к так называемому «ограниченному разряду», готовности к сотрудничеству «там, где интересы двух стран пересекаются».

Но принципиальная проблема как раз в том, что никто не знает, действительно ли Турция и Иран ориентированы на сохранение статус-кво на Ближнем Востоке таким, каким его привыкли видеть в недавнее время, или у них существуют собственные геополитические проекты, связанные с укреплением своей новой политической идентичности. Так что сценарии дальнейшего развития событий в альянсе Анкара — Тегеран остаются неясными. Некоторые эксперты предполагают, что Трамп в одинаковой мере, но с разными целями использует в отношении Турции и Ирана «северокорейские приемы» и будет «ассиметрично разжимать клещи» после ноябрьских выборов в Конгресс США. В свою очередь Анкара и Тегеран вместе заговорили о необходимости «продвигать многосторонние подходы ко всем вызовам через региональные организации».

Конечно, американцы понимают, что турецко-иранский суннитско-шиитский фронт может занять доминирующее положение в северной части Ближнего Востока и кардинальным образом изменить там расстановку сил. При этом эксперты из США считают, что такой союз может стать полноправным, и предлагают свои контрдоводы. Один из них: начать переговоры с Россией и признать ее доминирование в регионе, чтобы вбить клин в отношения Москвы с Анкарой и Тегераном. Или разыграть карту с Турцией как членом НАТО, выбросить на-гора исторический клубок ее противоречий с Ираном. «В настоящее время политика, проводимая Анкарой, обозначает путь, на котором будут иметь место болезненные периоды, — пишет один турецкий эксперт. — Но лучше всего перестать вращаться вокруг американской орбиты, сформировать собственную и принять другие страны на нее».

Станислав Тарасов

Источник — REGNUM

Сумеют ли РФ и Турция договориться по Идлибу

google

Анкара настоятельно просит Москву обуздать Дамаск
Юрий Паниев
Зав. отделом международной политики «Независимой газеты»

13 авг. 18

Глава МИД РФ Сергей Лавров начал двухдневный визит в Анкару. В программе визита – участие в совещании послов Турции и переговоры с коллегой Мевлютом Чавушоглу. Во вторник министры обсудят подготовку к встрече лидеров России, Турции, Германии и Франции по Сирии и ситуацию вокруг Идлиба, который угрожает стать ареной турецко-сирийского столкновения.

Выступая в понедельник на совещании турецких послов, Чавушоглу заявил, что Анкара продолжает курс на дальнейшее укрепление связей с Москвой. «Наша политика открытая и прозрачная. Она способствует защите общих интересов и достижению полезных результатов для обеих стран. В рамках этой доверительной политики мы спокойно обсуждаем с РФ наши разногласия», – пояснил он.

Ожидается, что Лавров выступит на совещании во вторник. Это будет первое подобное выступление в практике отношений России и Турции, что, как отметили в МИД РФ, свидетельствует о высокой степени взаимного доверия между главами внешнеполитических ведомств, наличии значительных областей совпадения или близости интересов обеих стран, координации позиций по ключевым международным и региональным проблемам.

В первую очередь координация касается Сирии. Ведь на России и Турции как участницах астанинского процесса лежит особая ответственность за обеспечение мира, безопасности и стабильности в этой стране. Министры рассмотрят ход подготовки к планируемой на 7 сентября в Стамбуле четырехсторонней встрече лидеров России, Турции, Германии и Франции по сирийскому урегулированию.

«За идеей саммита в Стамбуле просматривается попытка России урегулировать сирийскую проблему через использование новой ситуации. Она состоит в том, что президенты Путин и Трамп в Хельсинки, похоже, обозначили точки соприкосновения по Сирии, правда без всякого документального оформления. Речь идет о контурах компромисса в духе tacit agreement, призванного зафиксировать точки возможного согласия, которые могут стать рамками будущей открытой договоренности», – сказал в беседе с «НГ» главный научный сотрудник Института Европы РАН, востоковед Александр Шумилин.

По его мнению, между лидерами России и США существует взаимопонимание относительно предпочтительных сценариев приближения Сирии к политическому урегулированию. И зондирование сторонами тех или иных вариантов компромисса с привлечением европейских стран уже происходит. Недаром после хельсинкского саммита Лавров и начальник Генштаба РФ Валерий Герасимов посетили Германию и Францию.

«Что касается европейцев, то теперь у Москвы задача максимум – привлечь их к восстановлению Сирии. Задача минимум – содействовать возвращению беженцев в качестве первого шага Европы в реконструкции Сирии, – отметил Шумилин. – Цель стамбульского саммита – мобилизовать всех, кого можно, на то, чтобы изменить повестку дня с гражданской войны в Сирии на ее восстановление. А задача непосредственно России – выступить в роли созидателя в Сирии и найти взаимопонимание с Западом».

Турция согласна с такой позицией России, поскольку на ее территории проживает наибольшее количество сирийских беженцев – 3,5 млн, и своим присутствием они способствуют росту напряженности в стране. Однако анонсируемая президентом Башаром Асадом операция Сирийской правительственной армии в Идлибе – контролируемом Анкарой повстанческом анклаве – грозит новым потоком беженцев. Чтобы не допустить гуманитарный кризис у своих границ, Турция всеми силами стремится убедить Россию отговорить от боевых действий Асада, за которым будут стоять иранские военные и ВКС России.

На вопрос, смогут ли Лавров и Чавушоглу договориться по Идлибу, Шумилин ответил: «В свете резкого обострения отношений Турции с США потенциал Москвы пробить свое видение ситуации в Идлибе повышается, хотя и без гарантии. Точки соприкосновения с Анкарой на этом треке есть, поскольку Москва сдвигается от полной поддержки Асада к роли посредника. Она выступает за поиск формулы долговременного перемирия в Идлибе при условии, что Турция будет подавлять активность в провинции радикальных группировок типа «Хайят Тахрир аш-Шам» – бывшей «Джебхат Ан-Нусры» (запрещена в России. – «НГ»). В случае же, если Асад начнет там военную операцию, Москве придется действовать, так как она контролирует воздушное пространство. Ведь Турция будет вынуждена защищать Идлиб и с воздуха тоже. Так что России предстоит либо предоставить коридоры для турецких самолетов, либо их сбивать, что поставит крест на отношениях с Анкарой».

Эксперт напомнил, что в случае с Израилем фактически были созданы коридоры для израильской авиации, и это вызвало крайнее недовольство Тегерана. «С одной стороны, стремление Дамаска вернуть под свой контроль оставшуюся территорию Сирии поддерживается Россией. С другой – присутствие турецких военных и риски столкновения с ними российских ВКС вынуждает приложить максимум усилий на дипломатическом фронте», – заключил он.

Источник — независимая газета

Тюркский вектор и евразийская интеграция в Казахстан

Особенности многовекторности в оптике The Jamestown Foundation

18 июля глава МИД Казахстана Кайрат Абдрахманов встретился с генеральным секретарем Парламентской ассамблеи тюркоязычных государств (ТюркПА) Алтынбеком Мамаюсуповым и президентом Международной тюркской академии Дарханом Кыдырали. Обсуждались проблемы тюркской интеграции. Среди тюркоязычных стран Центральной Азии Казахстан наиболее интересуется данным направлением, подчеркивая тем самым многовекторность своей внешней политики.

Как заявил в ходе встречи К. Абдрахманов, президент Нурсултан Назарбаев придает особое значение вопросам «тюркского сотрудничества». Одним из его главных пунктов министр иностранных дел Казахстана считает повышение международного статуса ТюркПА путем налаживания сотрудничества с международными институтами, включая ООН, парламентские ассамблеи Совета Европы и ОБСЕ. Осенью в Турции должно состояться 10-е юбилейное заседание Парламентской ассамблеи тюркоязычных государств, в подготовке которого участвует и Астана. Планируется также наращивать совместные исследования истории тюрков в рамках Международной тюркской академии.

Для Казахстана тюркский вектор в последние годы является значимым направлением внешней политики, акцент при этом делается на национальную, религиозную и культурную идентичность казахов. Особое значение это приобрело после того, как Казахстан вместе с Россией и Белоруссией в 2010 году стал участником Таможенного, а в 2015 году – Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Тогда же стали получать хождение спекуляции относительно частичной потери Казахстаном своей независимости. Положение усугублялось ростом националистических настроений среди казахов, усилившихся после начала украинского кризиса 2014 года. Тюркский вектор в таких условиях представлялся чем-то вроде символа сохранения Казахстаном суверенитета.

Между тем на Западе этому течению в Центральной Азии придают особое значение. Достаточно сослаться, к примеру, на интерес американской The Jamestown Foundation – организации, основанной в 1984 году как платформа для поддержки советских перебежчиков и сосредоточенной на информационной и пропагандистской работе в республиках бывшего СССР.

12 июля на сайте The Jamestown Foundation была опубликована статья алма-атинского журналиста Фархада Шарипа «Возрождение пантюркизма в Казахстане угрожает столпам Евразийского союза». Материал посвящен тюркским элементам в политике современного Казахстана; главная мысль автора – углубленный интерес к тюркскому наследию казахов подрывает сами основы евразийской интеграции, к которой Фархад Шарип симпатии не испытывает.

Пантюркизм, утверждает Шарип, стал неотъемлемой частью идеологии современного Казахстана, а в последнее время пантюркистские мотивы в политике Астаны усилились. Чтобы подтвердить свою мысль, Шарип ссылается на указ президента Казахстана от 19 июня сего года о преобразовании Южно-Казахстанской области в Туркестанскую и о переносе областного центра из Чимкента в Туркестан – один из старейших городов страны, который в XV-XVIII веках был столицей Казахского ханства. Мол, в отличие от большинства городов современного Казахстана Туркестан не был основан русскими, он возник раньше; о символическом значении повышения административного статуса города говорит и поручение правительству создать комиссию по проведению конкурса на разработку генерального плана Туркестана «как культурно-духовного центра тюркского мира».

А отношение президента Назарбаева к ЕАЭС искажается автором сайта The Jamestown Foundation до неузнаваемости. По его словам, «все более двусмысленное отношение Назарбаева к Евразийскому экономическому союзу» свидетельствует (якобы) о его стремлении к большей независимости от Москвы и более тесным экономическим связям со Стамбулом. Шарип уверяет, что в 2013 г. Нурсултан Назарбаев даже предложил распустить Евразийский союз «как избыточную и неэффективную структуру», опасаясь возможности воссоздания СССР под контролем России. В действительности ничего такого Назарбаев не предлагал, тем более в 2013 году, когда ЕАЭС еще не существовало. В материале на ресурсе nur.kz, на который ссылается Шарип, говорится о предложении Н. Назарбаева принять в союз Турцию, чтобы прекратить разговоры о воссоздании СССР. Распустить же Назарбаев предлагал предшествовавшее ЕАЭС Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), необходимость в котором с образованием Таможенного союза отпала.

Президент Нурсултан Назарбаев вообще является последовательным сторонником евразийской интеграции и не раз подчеркивал, что первым в 1994 г. предложил создать Евразийский союз именно он. Астана на тот момент демонстрировала более высокую готовность к интеграции, чем Минск, в какой-то момент в России и Казахстане думали даже образовать «союз двух».

Надо заметить, что окраска «пантюркизма» в Казахстане носит своеобразный характер. Так, после попытки военного переворота в Турции летом 2016 г. Астана, несмотря на настойчивые требования турецких властей, отказалась закрыть сеть анатолийских лицеев, созданных под эгидой общественного движения «Хизмет» («Служение»); основателем этого движения является мусульманский проповедник, писатель и общественный деятель Фетхуллах Гюлен (проживает в США), распространяющий свое влияние через всемирную сеть созданных им школ.

В настоящее время Казахстан по количеству лицеев, опекаемых движением Гюлена, занимает второе место в мире после США. Под управлением фонда, созданного сторонниками Гюлена, в Казахстане сейчас работают 29 лицеев, университет имени Сулеймана Демиреля (СДУ), экономический колледж в городе Тараз, начальная школа в Алматы, международная школа «Нур-Орда». Всего за время своего существования казахстанско-турецкие лицеи подготовили в Казахстане 23 тыс. выпускников). Кроме того, по оценкам экспертов, с движением Гюлена в Казахстане связаны также некоторые СМИ и часть бизнеса.

Причины нежелания Астаны закрывать турецкие лицеи понятны. Они обеспечивают выпускникам хороший уровень образования, особенно в области математики, естественных наук и иностранных языков. Ведь не секрет, что в казахстанских школах, особенно тех, где преподавание ведется на казахском языке, качество обучения оставляет желать лучшего. И по мере свертывания образования на русском языке эти проблемы будут только усугубляться, особенно если Астана осуществит план перехода на латиницу. Ну а на побочные эффекты в виде скрытой пропаганды ислама в турецких образовательных лицеях (одна из ключевых идей Гюлена – ислам должен влиять на политику) казахстанские власти пока закрывают глаза, утверждая, что ничего страшного на самом деле не происходит.

Автор сайта The Jamestown Foundation заканчивает свою статью фразой о том, что «распространение пантюркизма представляет серьезный долгосрочный вызов концепции евразийского единства, которая создана Кремлем». Чтобы правильно понять смысл этой фразы, надо знать, что у The Jamestown Foundation есть «миссия» – «информировать… о событиях и тенденциях, которые стратегически и тактически важны для Соединенных Штатов [подчеркнуто нами. – А.П.]». Вот, собственно, и все: американскому Джеймстаунскому фонду важно, чтобы обращение тюркоязычного народа к наследию тюркских предков обернулось «вызовом» союзу народов Евразии с участием России. Только народ Казахстана к этой «миссии» отношения не имеет.

АЛЕКСЕЙ ПАХОЛИН | 13.08.2018 |

Источник — Фонд стратегической культуры

 

«Хамас» готов рискнуть и развязать войну против Израиля

В среду террористическая организация «Хамас» обстреляла из минометов израильские города и деревни и выпустила на них ракеты, пострадали несколько израильтян, сообщает Bild.

«В фокусе террористов находился расположенный в нескольких километрах от сектора Газа город Сдерот», — говорится в статье.

«После четырех лет относительного спокойствия в приграничных областях сектора Газа Израиль снова стоит на пороге войны с террористами из «Хамаса». После наземного наступления летом 2014 года ракетный террор в секторе Газа сошел на нет — однако сегодня, похоже, спокойствию пришел конец», — отмечает автор статьи.

По словам Яакова Лаппина, эксперта из израильского Центра стратегических исследований Бегин-Садат, «Хамас» «готов рискнуть и развязать войну».

Как отметил Лаппин в беседе с Bild, режим «Хамаса» в Газе находится на грани экономического коллапса. «Хамас» изолирован», — подчеркивает эксперт. «Отношения как с Израилем и Палестинской автономией, так и с Египтом зашли в тупик», — поясняет он. «Хамас» хочет таким образом добиться уступок, чтобы сохранить власть», — объясняет Лаппин причины нынешней эскалации.

Однако подобная тактика может перерасти в настоящую войну, замечает он. Израильское население не готово мириться с падающими на него ракетами — некоторые политики уже потребовали от правительства решительных действий.

«Израильская реакция была до сих пор сдержанной. В результате 140 авиаударов, нанесенных ВВС Израиля, по данным подконтрольных «Хамасу» ведомств, погибли три человека», — замечает собеседник издания. При этом израильская армия ограничилась ударами по военным объектам.

«Насколько долго Израиль будет демонстрировать эту относительную сдержанность, неясно», — говорится в статье. «Хамас» дает понять, что делает ставку на эскалацию и отступать не намерен. Обстрел Беэр-Шевы свидетельствует о том, что «Хамас» готов дойти до конца», — отмечает эксперт.

По данным международных СМИ, представители Египта работают над новыми условиями перемирия. По словам Яакова Лаппина, только так можно предотвратить войну, сообщает Bild.

Источник: Bild

Источник — ИноПресса

Насколько велик шанс политического коллапса в Саудовской Аравии?

Флаг Саудовской Аравии в городе Джидда. Фото © РИА Новости/ Михаил Воскресенский

Сегодня Саудовская Аравия – это страна, находящаяся на грани краха. Согласно Докладу о мировых инвестициях ЮНКТАД, опубликованному в июне 2018 г., наблюдается резкое снижение прямых иностранных инвестиций в экономику Саудовской Аравии.
В течение 2017 г. внутренние ПИИ составили всего $1,4 млрд по сравнению с $7,5 млрд за год до этого. Это был один из худших периодов для королевства.
Именно в 1973 г. король Фейсал ввел эмбарго для стран, поддерживающих Израиль в ходе четвертой Арабо-израильской войны. Влияние на западные страны оказалось настолько колоссальным, что цены на нефть выросли вдвое, а предложение на рынках сократилось. Это создало четкую модель влияния Саудовской Аравии.
Однако, поскольку эмбарго было отменено в 1974 г., эта модель начала меняться. Сегодня власть Саудовской Аравии стала довольно номинальным понятием. Мир теряет интерес к экономике Саудовской Аравии, страна практически сама истощает собственное состояние.
Несмотря на экономическое падение, она начала гражданскую войну в Йемене, подвергая свой экономический фонд значительному истощению ресурсов. Коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, постоянно участвует в массовых убийствах йеменских граждан, а основной фонд экономики поддерживает захват порта Ходейда. С другой стороны, США непрерывно поставляют нации оружие, которое используется при массовых убийствах.
Согласно статистике, выпущенной ЮНКТАД, внутренние инвестиции в Саудовскую Аравию в 2012 г. составили $12,2 млрд, сократившиеся после начала войны против Йемена в 2015 г.
Кроме того, согласно сообщению Associated Press коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, вербует членов «Аль-Каиды» и финансирует их деятельность для борьбы с йеменскими хути. США отрицают свое участие в операциях с «Аль-Каидой», однако их союзник, Саудовская Аравия, постоянно финансирует их. Удивительно, но цель США вызывает еще одну полемику.
В докладе, опубликованном The Independent, США оказали давление на Саудовскую Аравию, чтобы заставить ее увеличить добычу, не обращая внимание на истощающиеся природные ресурсы этой страны. Считается, что причиной для этого являются санкции против Ирана.
Кроме того, эксперты уже заявили, что любое резкое увеличение добычи нефти будет носить временный характер. Более того, оно может оказаться неустойчивым в течение длительного периода времени. Однако именно это и решает проблему администрации Трампа.
Вместо укрепления своего фонда диверсификации Саудовская Аравия инвестировала в дипломатические войны. Соответственно объем средств суверенного Фонда благосостояния Саудовской Аравии упал до $250 млн. Если более внимательно взглянуть на проекты, подписанные Саудовской Аравией, становится понятно, что на реализацию всех проектов необходимо $766 млрд. Учитывая, что в Фонде благосостояния сейчас $250 млрд, даже при IPO Aramco объем средств в фонде не достигнет необходимой суммы.
Станет ли Саудовская Аравия следующей площадкой для прокси-войны? Ответ: скорее всего, да. Кронпринц Саудовской Аравии совершает один неправильный поступок за другим, начиная с финансирования «Аль-Каиды» до поощрения массовых убийств и увеличения объемов добычи нефти и, следовательно, потери позиций в экономике.
Таким образом, импульсивные решения, принятые Саудовской Аравией, теперь вернутся ей же и ударят по стране экономическим крахом. Масштабы грядущих разрушений могут полностью поглотить страну, так как ее граждане продолжают надеяться на лучшее завтра.

Источник — Вести

Ташкент и Астана обсуждают внедрение «Шелковой визы»

 

google

Данному вопросу уделяют большой интерес также в Таджикистане и Кыргызстане, заверили в верхней палате парламента Узбекистана

Узбекистан и Казахстан официально обсуждают внедрение «Шелковой визы» между странами Центральной Азии, сообщает информагентство «Кабар».

Комитет по международным делам, внешним экономическим связям, туризма и иностранных инвестиций Сената Узбекистана подтвердил, что Астана и Ташкент уже официально обсуждают данный вопрос.

В верхней палате парламенте Узбекистана заверили, что данному вопросу уделяют большой интерес также в Таджикистане и Кыргызстане.

Узбекские парламентарии уверены в том, что внедрение «шелковой визы» между странами Центральной Азии – «

», послужит увеличению потока иностранных туристов в регион.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D0%B0%D1%88%D0%BA%D0%B5%D0%BD%D1%82-%D0%B8-%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%88%D0%B5%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D1%8B-/1225262

Как санкции США в адрес Ирана отразятся на Азербайджане? —

CША возобновили санкции против Ирана, действие которых было приостановлено в 2015 году после заключения ядерной сделки. Первый пакет санкций охватит такие сферы, как драгметаллы, авиационная и автомобильная промышленность. Второй пакет санкций, который вступит в силу 5 ноября 2018 года, нацелен на иранский энергетический сектор, включая сделки с нефтью, а также на сделки зарубежных финансовых организаций с ЦБ страны. Кроме того, Вашингтон намерен принимать меры в отношении других стран за сотрудничество с Ираном. Чего ожидать дальше, к чему приведут санкции, и на другие вопросы в интервью Vzglyad.az ответил азербайджанский политолог Тофик Аббасов.

— Как повлияют новые санкции на торгово-экономических отношениях Ирана с его партнерами?

— Турция уже дала понять, что она будет торговать с Ираном с помощью национальных валют. Иран будет покупать за свои риалы у Турции необходимы товары, а продавать – за лиры. Определенно есть страны, которые поддерживают Иран, такие как Россия, Китай, та же Турция. Есть некоторые страны, которые являются во внешней торговле партнерами Ирана, и при наличии политического согласия создается предпосылка для формирования той конъюнктуры, которая будет помогать Исламской Республике.

— А как насчет стран Южного Кавказа – Азербайджана и Грузии?

— Иран имеет неплохие отношения и с Грузией, Азербайджаном и Арменией. Что касается Грузии и Азербайджана – есть неплохая площадка, где стороны будут довольно успешно взаимодействовать, осуществлять согласованно некоторые проекты — энергетические, транспортно-коммуникационные, и т.д. Мы знаем, что сейчас активно лоббируется нашими странами, Ираном, Азербайджаном и Россией, транспортный коридор «Север-Юг». Но у Ирана есть большая предрасположенность к транспортному коридору по направлению «Юг-Запад». И для этого фактически Азербайджан, Грузия и даже Украина имеют предварительное согласование, ведут успешные переговоры и консультации. И этот транспортный коридор имеет важное значение и является выгодным маршрутом. И поэтому Иран в силу глобальных опасностей, которые он испытывает, не с руки терять позиции на Кавказе.

С другой стороны, у нас с Ираном были достаточно глубокие противоречия по ряду вопросов. Тем не менее благодаря прагматизму нашего руководства и иранского (после прихода к власти Рухани) многие проблемы действительно решены и преодолены такие барьеры. Неслучайно за последний неполный год и предыдущий – уровень товарооборота между Азербайджаном и Ираном вырос почти на 70%. И это говорит о том, что политические разногласия, которые иной раз подогревались еще и внешними силами, фактически отброшены на второй этап. Стороны поняли, что лучше, конечно, дружить и самое главное не иметь претензий друг к другу. Я считаю, что иранское руководство во главе с Хасаном Рухани довольно прагматично, они понимают прекрасно, что в Азербайджане нет никаких рисков для иранского государства. Точно так же мы дали понять, что не потерпим недружественных актов в отношении себя. И вот все эти вопросы нашли разрешение и поэтому можно считать, что никаких больших перемен не ожидается. Взаимное доверие, готовность элит двух стран, как политических, так и интеллектуальных, быть на волне, скажем функциональности, отвечают общим интересам. И это, естественно, очень позитивно отражается на вопросы безопасности в нашем неспокойном регионе.

— Как отразятся санкции США на экономике Ирана?

— Санкции США рассчитаны на то, чтобы больно ударить по экономике Ирана. И уже сейчас мы наблюдаем единоличное правление Соединенных Штатов, как страны доминанта, которая уже налагает и обещает наложить санкции на те страны, которые будут поддерживать с Ираном экономические отношения, строить какие-либо планы, обмениваться технологиями, товарами и т.д. В данном случае можно сказать, что США предприняли такой шаг с тем, чтобы поставить Иран на колени и спровоцировать внутренние волнения и беспорядки. Экономическая ситуация в Иране, конечно же, ухудшится. Первым индикатором является неубедительное поведение национальной валюты, риала, которая стремительно дешевеет. Инвесторы пытаются спасти свои сбережения, ресурсы. И все это, конечно же, сильно бьет по экономической ситуации в стране и имеются там очень большие не радужные ожидания.

— Кстати, второй пакет санкций коснется иранской нефти. Какие могут быть последствия?

— Не случайно американцы посягнули на святая святых иранской экономики – запрещают другим странам покупать иранскую нефть. Например, Южная Корея уже отказались от нефти. Правда, Китай поторопился заявить, что не оставит иранцев в одиночку и будет наращивать объемы закупок. Но тем не менее Ирану невыгодна такая позиция Китая, поскольку китайцы воспользуются ситуацией и станут покупать нефть по выгодной им цене. А Ирану это абсолютно ненужно. Президент Ирана Хасан Рухани заявил, что если Иран лишится возможности экспортировать свою нефть, то он не даст это делать сопредельным государствам – Саудовской Аравии и ее союзникам. И поэтому ситуация остро накаляется, она обретает тревожные краски и это ни к чему хорошему не приведет. Прежде всего сам регион и так сам взрывоопасный и есть большое накопление рисков. В любой момент там могут вспыхнуть непредсказуемые события. Такие резкие скачки на нефтяных рынках могут как раз-таки привести к тому, что произойдут какие-то неожиданные эксцессы в отношении Иранской Республики с соседями, прежде всего с Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном и т.д.

— На ваш взгляд, будет ли ослаблено влияние Ирана на Ближнем Востоке, в частности в Сирии на фоне усиливающегося давления Вашингтона на Тегеран?

— Американские требования, во-первых, были направлены на то, чтобы Иран полностью отказался от ядерных технологий. Во-вторых – чтобы были отозваны обратно иранские силы из Сирии, и, в-третьих, чтобы Иран не вмешивался в процесс вокруг Йемена. Но в глобальном понимании американцы желают, скажем, ограничения иранского влияния вообще на Ближнем востоке. Как видно из опыта и практики последних лет, это влияние есть и оно создавалось не в одночасье. Почему это важно для Америки – Иран является официальным союзником Сирийского государства. В рамках этого союзничества иранцы намеревались выводить газ на европейские рынки через Ирак и территории Сирии. С другой стороны, Иран намеревался и даже начал строить автостраду, и это все настораживало американский бизнес, потому что американцы считали, что любой новый транзит (неважно газ или нефть) так или иначе оказывает негативное влияние на американские интересы на всех стратегически важных территориях. И поэтому они пришли к тому, что, если мы не можем остановить Иран, надо создать на его пути такие преграды, которые он не сможет преодолеть.

Нина Вахотина

Vzglyad.az

http://vzglyad.az/news/115113

«У Каспийского моря будет особый правовой статус»

google

Заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин — о завершении 20-летних переговоров по Каспийской конвенции

В воскресенье, 12 августа, в казахском городе Актау пройдет 5-й Каспийский саммит с участием президентов всех прикаспийских государств — Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении. В ходе этого мероприятия должна быть подписана Конвенция о правовом статусе Каспия, работа над которой длилась более 20 лет. Статс-секретарь, заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин рассказал корреспонденту «Ъ» Елене Черненко, чем все же решено признать Каспий — морем или озером.

— Какое значение придают в Москве саммиту в Актау?

— Можно сказать, что он замкнет символическое кольцо: начавшись в 2002 году в Ашхабаде, регулярные встречи глав пяти государств обогнули Каспийское море через Тегеран, Баку и Астрахань, и вновь возвращаются на восточный берег — в Актау. Дата тоже значимая — с 2007 года в прибрежных странах 12 августа отмечается День Каспия.

К празднику приготовлен очень хороший подарок. Наконец-то, после более чем двадцатилетних переговоров на суд лидеров будет вынесена Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. С принятием этого комплексного международного договора в прошлом останется целый этап каспийской истории, начавшийся с распадом СССР, и начнется новый — нацеленный в будущее.

— Кому выгоднее всех принятие конвенции?

— Речь идет о заключении документа, основополагающего для системы взаимодействия в Каспийском регионе. Он принесет равную выгоду всем странам-участницам.

Конвенция не только значительно укрепит доверие между ними и безопасность на Каспии в целом, но и будет способствовать росту экономической кооперации, инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности каспийской «пятерки», реализации совместных проектов, направленных на ускоренное развитие и полное раскрытие потенциала в самых передовых отраслях. Повышение предсказуемости и снижение различных рисков в одном из важнейших районов Евразии выгодно всем нам.

— Благодаря какой формуле после 20 лет переговоров все же удалось выйти на согласованный текст?

— Формула очень простая — взаимное уважение интересов, помноженное на чуткость к партнеру по переговорам.

— Как-то не очень реалистично звучит.

— Сейчас много говорится о формировании новых правил игры в международных отношениях. При этом в фокусе внимания часто оказываются либо полыхающие конфликты, либо яркие пиар-акции, не несущие никакой добавленной стоимости людям. Однако за эффектными жестами тех, кто стремится заполнить собой эфир, порой теряются возможно не столь броские, но действительно важные кропотливые усилия государств и народов по поиску компромиссов при решении сложных задач.

В результате многолетней дипломатической работы удалось реально сблизить заметно разнящиеся позиции, на которых изначально стояли пять стран — Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан.

— Но как?

— Без диктата и выкручивания рук. Мы пришли к приемлемому для всех кодексу поведения в нашем общем водоеме спокойно и прагматично. Мы же соседи и хотим жить мирно и дружно. На этой понятной всякому разумному человеку основе строится наше сотрудничество.

— Понимаю, что вы до подписания не можете углубляться в детали конвенции. Но тем не менее: согласно достигнутым договоренностям, Каспий — это море или все-таки озеро?

— Ни то и ни другое. У Каспийского моря будет особый правовой статус. Это объясняется набором специфических географических, гидрологических и иных характеристик. Оно представляет собой внутриконтинентальный водоем, который не имеет прямой связи с Мировым океаном, и поэтому не может рассматриваться в качестве моря.

Но одновременно в силу своих размеров, состава воды и особенностей дна Каспий не может считаться и озером. В этой связи к Каспийскому морю не применимы как положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, так и принципы, используемые в отношении трансграничных озер: на секторы разграничивается только его дно, суверенитет в отношении водной толщи устанавливается на основании других принципов.

— Проект конвенции, насколько известно, не вносил полной ясности в один из ключевых спорных вопросов — о размежевании дна. Означает ли это, что проблема разделения недр намеренно вынесена за скобки конвенции и будет решаться государствами вне ее?

— Прикаспийские государства уже давно нашли пути урегулирования подобного рода вопросов между соседями — на двусторонней и трехсторонней основе. То есть не в пятистороннем формате. На мой взгляд, те соглашения, которые ранее заключили между собой Россия, Казахстан и Азербайджан, а также Казахстан и Туркменистан, могут послужить примером и при делимитации в южной части моря.

При этом Конвенция четко фиксирует цели такого разграничения исключительно для недропользования и обязывает стороны проводить его путем переговоров на основе международного права. Прибрежные государства при завершении делимитации получают полную юрисдикцию над ресурсами своего участка дна. Но правовой статус покрывающих вод отличен, как я уже сказал.

— Россия активнее других сейчас разворачивает свои военные силы на Каспии. Насколько проект Конвенции учитывает интересы Москвы в этом плане, в частности в том, что касается передвижения военных судов по водоему и проведения учений?

— Не соглашусь, что Россия проявляет здесь большую активность по сравнению с другими странами. Все наши партнеры по Каспию энергично развивают свои военно-морские силы. И в конвенции мы условились четко зафиксировать общие принципы в этом вопросе.

Что касается интересов России, то они учитываются в полном объеме. Предусмотренный режим гарантирует свободу развития ВМС, плавания и действий российских военных кораблей в общем водном пространстве. Устанавливаются правила безопасного поведения кораблей в прибрежной зоне и в районах интенсивной хозяйственной деятельности.

Исключительная прерогатива прикаспийских государств в обеспечении безопасности в Каспийском бассейне дополнительно закрепляется протоколами к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии 2010 года, которые также будут подписаны на саммите в Актау: о совместной борьбе с терроризмом и организованной преступностью, а также о плотном взаимодействии береговых охран пяти стран.

— Саммит в Актау последний?

— Отнюдь. Есть понимание, что набранный темп не только не стоит снижать, но и наоборот можно наращивать.

Если за все предыдущие годы мы наработали всего девять юридически обязывающих пятисторонних документов, то в Актау — помимо большого межгосударственного договора — ожидается подписание сразу шести новых межправительственных соглашений.

Ожидаем, что после принятия конвенции каспийский формат заметно окрепнет. Назрел вопрос о формировании постоянно действующей консультационной площадки.

— О чем идет речь? Вы формируете новую региональную структуру?

— Думаю, на саммите будут озвучены весьма интересные идеи. Давайте дождемся воскресенья.

Источник — Коммерсант

Удерживаемого в Турции американского пастора перевели под домашний арест

Арест пастора Брансона по подозрениям в терроризме и шпионаже вызвал обострение в американо-турецких отношениях

Американский пастор Эндрю Брансон, задержанный в Турции по обвинениям в терроризме и шпионаже, в среду был помещен под домашний арест. Это показали в прямом эфире турецкие телеканалы.

Дело евангелического пастора Брансона из Северной Каролины, который уже два года находится под стражей, вызвало обострение между Турцией и США, которые являются союзниками по НАТО.

Спустя несколько часов после того, как суд распорядился перевести Брансона из тюрьмы под домашний арест, турецкие каналы DHA и NTV показали, как его вывели из здания тюрьмы в городе Измир и увезли под конвоем.

Неделю назад суд в тюремном комплексе в городе Алиага на западе Турции постановил, что Брансон должен остаться под стражей на время судебного процесса. Суд отклонил запрос адвоката об освобождении пастора до окончания суда, заседания в рамках которого приостановлены до 12 октября.

Брансону предъявлены обвинения в оказании помощи сети, которую возглавляет проживающий в США мусульманский проповедник Фетхулла Гюлен. Власти Турции обвиняют Гюлена в организации попытки государственного переворота в 2016 году, а также в поддержке запрещенной «Рабочей партии Курдистана».

Госсекретарь США Майк Помпео написал в «Твиттере», что Брансона давно следовало перевести из тюрьмы, однако добавил, что США рассчитывают на большее со стороны Анкары.

В случае вынесения обвинительного приговора 50-летнему пастору, который не признает себя виновным, грозит до 35 лет тюремного заключения.

Президент США Дональд Трамп неоднократно требовал освободить Брансона. На прошлой неделе он назвал эту ситуацию «полным позором» и добавил: «Он не сделал ничего плохого, и он нужен своей семье!»

Брансон оказался в числе десятков тысяч человек, которые были задержаны турецкими властями по аналогичным обвинениям, пока в стране действовал режим чрезвычайного положения, объявленный после попытки государственного переворота.

Режим чрезвычайного положения перестал действовать 18 июля, однако в среду турецкие законодатели приняли новый «антитеррористический» закон, который дает властям более широкие полномочия, позволяющие задерживать подозреваемых и принимать другие меры в целях восстановления общественного порядка.

https://www.golos-ameriki.ru/a/turkey-us-pastor/4499555.html

Россию погубит неадекватный правящий класс

google

Андрей Полунин
Материал комментируют:
Сергей Обухов

7 августа «СП» написала, как лихо закручивается сюжет с референдумом против повышения в России пенсионного возраста. Идею поставить вопрос о реформе на всенародное голосование выдвинула КПРФ. 27 июля ЦИК «завернула» предложение коммунистов, придравшись к формулировке. Вслед за этим инициативные группы по проведению аналогичного референдума, но играющие на стороне власти, стали плодиться как грибы после дождя.

7 августа компартия подала уже скорректированную заявку. А буквально через сутки ЦИК сделала свой «ход конем»: одобрила сразу три предложенных для пенсионного референдума вопроса от разных инициативных групп. Одобрение получили предложения группы из Москвы кандидата в мэры столицы от «Справедливой России» Ильи Свиридова, группы КПРФ из Алтайского края, а также группы, сформированной Всероссийским союзом общественных организаций по работе с многодетными семьями из Подмосковья.

Можно сказать, глава ЦИК Элла Памфилова ловко умыла руки. Она предложила заявителям конкурировать между собой, но отметила, что они вправе объединиться.

Вот как выглядят одобренные формулировки.

Группа Свиридова: «Вы за то, чтобы возраст, установленный законодательством РФ о пенсионном обеспечении по состоянию на 1 июня 2018 года, по достижении которого возникает право на назначение пенсии по старости, не менялся?»

Группа Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями: «Поддерживаете ли вы, что установленный законодательством РФ о пенсионном обеспечении по состоянию на 1 июля 2018 года возраст, по достижению которого возникает право на пенсию по старости, не может быть увеличен?»

Группа КПРФ из Алтайского края: «Согласны ли вы с тем, что установленный законодательством Российской Федерации о пенсионном обеспечении по состоянию на 1 июня 2018 года возраст, достижение которого дает право на назначение страховой пенсии по старости (для мужчин — 60 лет, для женщин — 55 лет), повышаться не должен?»

Заметим: только формулировка алтайских коммунистов получила единогласную поддержку членов ЦИК. Секретарь ЦИК Майя Гришина подчеркнула, что именно такая формулировка наиболее полно отражает суть проблемы. Памфилова отметила, что данный вариант «естественно нравится» комиссии, так как они формулировали его вместе с КПРФ.

Теперь группам предстоит серьезное испытание. Они должны создать подгруппы еще не менее чем в 42 регионах страны. А затем в течение 45 дней собрать не менее 2 миллионов подписей в поддержку своего варианта. При этом на один регион может приходиться не более 50 тысяч подписей.

Та из групп, которая первой проведет собрания подгрупп в необходимом количестве регионов, соберет подписи и пройдет регистрацию, получит право провести голосование.

Как заверила первый секретарь алтайского отделения КПРФ Мария Прусакова, нет сомнений в возможности сбора большого количества подписей. Поскольку инициативу о повышении пенсионного возраста не поддерживает большинство россиян. Но в этом-то и заключается проблема. Кремль отлично понимает, как народ проголосует на референдуме. И потому сделает все возможное, чтобы спустить инициативу на тормозах.

Что предпримет власть, чтобы сорвать всенародное голосование? Какие последствия будут у этого шага?

— ЦИК сыграла на стороне Кремля, когда запретила первую формулировку КПРФ, — считает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Якобы формулировка была неверной. А дальше возникли две мифические инициативные группы — одна подмосковная, а вторая, по моим данным, от московской мэрии в лице Свиридова. Словом, мавр — то бишь, ЦИК — сделал свое дело: первую группу «забодал». А теперь наступают игры с формированием региональных подгрупп — кого зарегистрируют, кого нет. Ну и сбор подписей.

«СП»: — Референдум, вы считаете, вообще состоится?

— У Кремля всегда в запасе туз в рукаве — объявление недостоверными подписей. И здесь уже Элла Памфилова «белой и пушистой» не останется. Ее руками, я считаю, задушат этот референдум — именно на этапе проверки подписей.

«СП»: — Представим, что референдум не состоялся. Насколько это поднимет градус протестных настроений в стране?

— Приведу данные нашего Центра исследований политической культуры России. 1?2 августа мы провели общенациональный опрос. Оказалось, сейчас рейтинг «Единой России» составляет всего 25%. 13% граждан, ранее голосовавших за единороссов, говорят, что будут искать для себя другую партию.

Я считаю, партия власти стала токсичной — как в свое время «Наш дом — Россия» Виктора Черномырдина. Думаю, дальше партию власти ждет много интересного.

«СП»: — Кремлю придется ее переформатировать?

— Да, причем делать это срочно, на бегу. Но здесь нужно смотреть в корень. Пошатнулся стержень всей конструкции — рейтинг Владимира Путина. По данным нашего опроса, 58% голосовавших за Путина отвергают пенсионную реформу.

Между тем, вся наша политическая система висит на одном крючке — на рейтинге президента. Все остальные институты в обществе — производная от этого рейтинга. Замечу, сейчас рейтинг премьера Дмитрия Медведева, и Кабмина в целом — просто ниже плинтуса.

Я даже не знаю, как власть будет из этой ситуации выкручиваться. Может быть, разрешит даже провести референдум. При плохом стечении обстоятельств им потребуется куда-то выпускать пар.

«СП»: — До какой отметки должен упасть рейтинг Путина, чтобы запахло полноценным политическим кризисом?

— Думаю, 30?40% — это уже полная нестабильность системы.

«СП»: — Почему уже сейчас народ не выходит массово на улицы? Хотя с пенсионной реформой все ясно — законопроект прошел первое чтение?

— Если народ массово выйдет на улицы, я считаю, всем будет плохо. У нас народ выйдет, когда его совсем припечет.

В России уже — что бы власти ни говорили! — высок градус не просто протеста, а озлобления. Вот что страшно. Если в таком состоянии люди выйдут на улицу, никакая Росгвардия власти не поможет.

«СП»: — Если посмотреть на прошедшие 25 лет, с чем можно сравнить то, что назревает сейчас?

— Пока ни с чем. В какой-то степени происходящее — это 2005 год. Но в 2005-м выступления были более массовыми и озлобленными.

«СП»: — Вы считаете, если власть поднимет пенсионный возраст, перекрытий федеральных трасс, как в январе 2005-го, после монетизации льгот, не будет?

— Не будет. Но загвоздка в том, что сегодня проблема более комплексная. Перед властью в России, я считаю, замаячила перспектива «идеального шторма».

США нащупали эффективное направление в санкциях — персональные санкции, как против Вексельберга и Дерипаски. И сейчас Штаты будут давить и душить российскую элиту. Они будут ее раскачивать, настраивать против Путина. Эта ситуация усугубляется еще и тем, что из-за санкций у российской элиты сокращается «кормовая база». Все это оказывает на элиту дестабилизирующее воздействие.

Власть, кроме того, развращает. В отсутствии обратной связи это приводит к непоправимым ошибкам. Собственно, сейчас череда таких ошибок наступила. В таких условиях рейтинг Путина в 78% никого не спасает. За сохранение СССР, напомню, на референдуме тоже проголосовали почти 78%. Но это не помешало элитам продать страну.

Я боюсь, мы возвращается даже не в 1990-й год, а в конец 1980-х.

«СП»: — То есть, мы снова можем стать свидетелями масштабного экономического кризиса, распада страны?

— Да. Я считаю, ситуация действительно грозит дальнейшим обрушением и распадом России. Дальше, не исключаю, элиты начнут искать выход в регионализации. В каких-нибудь «уральских республиках».

«СП»: — Есть какой-то позитивный выход из ситуации?

— Национализация элит и смена курса — другого выхода нет. Никто другого рецепта здесь и не скажет.

И надо понимать: как и 25 лет назад, проблема сегодня не в народе. Дело в правящем классе — он опять неадекватен. Именно поэтому мы снова — на пороге большого перелома.

Источник — СвободнаяПресса

Санкции США могут привести к новой волне протестов в Иране

AA

Восстановление санкции США увеличивают вероятность возобновления массовых акций протеста в Иране

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/11102

Турецкий поток: теперь все точки над «i» расставлены

google

Еще весной многие гадали, почему Россия упорно строит вторую линию «Турецкого потока». Ведь четких договоренностей по ней у нее нет, а для внутреннего потребления Турции она явно избыточна. Но сегодня все встало на свои окончательные места. Вторая очередь нового потока будет готова к концу 2019 года, а значит успеет стать еще одним очень важным аргументом в торге Москвы и Украины по поводу газового транзита.

— ИА Neftegaz.RU. 2ю нитку магистрального газопровода (МГП) Турецкий поток планируется ввести в эксплуатацию 31 декабря 2019 г.

Об этом министр энергетики и природных ресурсов Турции Ф. Денмез в среду.

 Тезисы от Ф. Денмеза:

— работы по строительству морской части 1й нитки МГП Турецкий потока закончены,

— построен участок протяженностью 930 км, 

— эти работы Газпром проводил самостоятельно,

— сейчас работы по строительству 1й нитки МГП Турецкий поток проводятся на суше,

— Газпром продолжает работы по прокладке 2й нитки газопровода на морском участке,

— завершено примерно 50%,

— Газпром заявил 31 декабря 2019 г как дату ввода в эксплуатацию 2й нитки МГП Турецкий поток.

Комментарий. Очень похоже, что далее газ пойдет через Болгарию и Сербию в Венгрию и Австрию. Судя по весенним заявлениям лидеров этих стран, договоренности об этом уже есть и осталось уточнить только детали (а Греция и Италия остаются пока «за бортом»). И тем самым новая нитка закольцуется и логично впишется в систему европейских газопроводов (и лишит Украину еще 15 млрд. кубов транзита).

http://naspravdi.info/novosti/tureckiy-potok-teper-vse-tochki-nad-i-rasstavleny

Кто они — евангелисты?

google

Напряженность в отношениях между Турцией и США в связи с судебным делом пастора евангелистской церкви Эндрю Крейга Брансона, доказывает сколь масштабным является влияние евангельских христиан на политику Белого дома, в том числе в международной сфере.

Евангелисты считаются одними из важных фактором политической жизни США. Их влиянием на внешнюю политику Вашингтона стало предметом острых споров после решения президента Дональда Трампа о переносе американского посольства в Израиле и ареста в Турции гражданина США Эндрю Крейг Бронсона, обвиняемого в шпионаже и пособничестве террористам.

Общественность начала задумываться о причинах активной поддержки президентской кампании Дональда Трампа со стороны наиболее радикальной части христианской общины страны. Обсуждалось также влияние вице-президента США, евангелиста Майка Пенса на Белый дом и Конгресс.

В ходе президентских выборов США в 2004 году 78 процентов евангелистов проголосовали за Джорджа Буша, в 2008 году 74 процента проголосовали за Джона Маккейна, в 2012 году 78 процентов евангелистов поддержали Митта Ромни, на последних выборах президента США в 2016 году 81 процент последователей евангелисткой церкви проголосовал за Дональда Трампа.

Однако причиной резко негативной реакции Вашингтона на арест пастора Бронсона, безусловно, является не только тот факт, что вице-президент США является последователем Евангелисткой церкви. Власти США превратили арест Брансона в основную тему повестки дня подготовки к промежуточным выборам в Конгресс США.

Главе Белого дома и его партии жизненно необходима победа на ноябрьских выборах в Конгресс. Укрепление позиций республиканцев в Конгрессе станет хорошим подспорьем для победы Трампа на президентских выборах 2020 года.

Поэтому освобождение Брансона стало для администрации Белого дома своего рода «делом чести». Трамп и Пенс боятся потерять вес в глазах электората, в том числе миллионов избирателей из числа христиан-евангелистов.

Освобождение пастора Брансона и его возвращение на родину укрепит имидж Трампа и Пенса, а также увеличит влияние христиан-евангелистов в США.

Пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс 1 августа сообщила, что Минфин США по поручению президента Дональда Трампа ввел санкции в отношении министра юстиции Турции Абдульхамита Гюля и министра внутренних дел Сулеймана Сойлу в связи с делом американского пастора Эндрю Крейга Брансона, обвиняемого в Турции в шпионаже и пособничестве террористам.

Оба министра сыграли роль в задержании пастора в 2016 году и его последующем аресте, пояснила Сандерс, отметив, что будут также заблокированы вероятные активы двух турецких министров в США. В соответствии с американским законодательством, лицам, попавшим в санкционный список, запрещено проводить торговые операции с гражданами США.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BA%D1%82%D0%BE-%D0%BE%D0%BD%D0%B8-%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8B/1221699

Евросоюз не поддержит санкции США против Ирана

AA

Евросоюз не поддержит санкции США против Ирана, говорится в совместном заявлении главы дипломатии ЕС Федерики Могерини и министров иностранных дел Франции, Германии и Великобритании («евротройка»).

В заявлении подчеркивается решимость к защите интересов еврейских компаний, наладивших торговые связи с Ираном в соответствии с законодательством ЕС и резолюциями Совбеза ООН.

Выражается серьезное беспокойство в связи с решением Вашингтона о выходе из соглашения по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) с Ираном.

Указывается, что ЕС начнет блокировать действие американских санкций против Ирана. «СВПД призван обеспечить исключительный мирный характер иранской программы, что подтверждается Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) в 11 последовательных докладах. Это важная составляющая обеспечения безопасности Европы, региона и всего мира. Мы ожидаем, что Иран продолжит в полном объеме выполнять все свои ядерные обязательства по СВПД», — говориться в заявлении, распространенном в Брюсселе.

«Наша работа продолжается, в том числе с третьими странами, заинтересованными в поддержке СВПД и поддержании экономических связей с Ираном», — говорится в документе.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%8E%D0%B7-%D0%BD%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B8%D1%82-%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0/1223792

Очерк о стратегии исламского мира

Фото: © Pixabay / Engin_Akyurt

Андрей Школьников, 7 августа 18

Последние десятилетия исламский мир довольствуется ролью младшего партнера других сил, позволяя использовать себя в качестве прикрытия и разменной монеты. Но согласится ли он и в будущем оставаться на вторых ролях или попробует добиться победы за мировым столом? Данный текст содержит «стратегию победы» исламского мира, и он отнюдь не является прогнозом
Для христианина понимание ислама изначально затруднено, так как необходим понятийный аппарат, содержащий слитный религиозный, экономический, социальный и культурный смысл. Для большинства терминов просто нет адекватных переводов. Я не являюсь специалистом по исламу и вижу лишь общие процессы самого высокого уровня, исходя из этого и описываю «стратегию победы» для исламского мира.
Стратегические проблемы исламского мира можно свести к следующим:
отсутствие единого религиозного центра, субъекта, способного говорить от большинства исламского мира — ни одна религиозная структура не признается более 20% уммы;
существуют несколько конкурирующих политических центров, которые показаны на рисунке ниже — толщина стрелок отражает степень противоречий, пунктирные стрелки показывают скрытые/ будущие противоречия;
кризис традиционного ислама;
размывание форм национальной идентичности в рамках агрессивной глобализации и радикализации;
большое количество контр- и анти- системных проектов внутри исламского мира.

Политические центры исламского мираПолитические центры исламского мира
Существующие тенденции (наиболее вероятное развитие событий) с большей долей вероятности приведут к следующим изменениям:
падение режима Саудов — беда в том, что практически для всех внешних и внутренних игроков это выгодно;
переход Ирана и Малайзии/ Индонезии в шестой технологический уклад, как элементов его периферии, и как следствие значительное изменение их самоидентификации;
экономическая и управленческая интеграция Пакистана и значительной части Афганистана обратно в Большую Индию;
деградация и распад государственных структур других мусульманских стран;
отыгрыш идей панарабизма;
деградация исламского банкинга;
распад исламских сетевых структур.
Важной проблемой исламского мира является религиозный разлом – наиболее перспективный политический центр – шиитский Иран (менее 20% мусульман шииты). Он не может быть признан существующим суннитским миром, но прямой конфликт персов с арабскими странами или Турцией будет трагичен для последних.
Долгие годы от имени исламского мира выступала Саудовская Аравия, которая была включена в мировую элиту вместе с фининтерном и западными капиталистическими элитами, но время саудитов заканчивается, нужен новый лидер.

Переход лидерства к Турции
Одним из распространенных представлений о перспективах исламского проекта является мнение о высоких шансах на будущий успех Турции, будь то новые Османская империя, Тюркский каганат или Исламский халифат. Я не разделяю этих воззрений, поскольку сложность и масштаб стоящей перед Эрдоганом и/или его приемниками задачи в разы тяжелее, чем задачи, стоящие перед Россией, а ведь в успех последней очень многие просто отказываются верить. Представьте, что красные проиграли Гражданскую войну, от России оторвали все окраины кроме коренных европейских территорий. Дальше несколько десятков лет в стране уничтожалось бы культурное и национальное многообразие, «убеждая» поволжские народы и украинцев, что они на самом деле одичавшие горные и кочевые русские, говорящие на неизвестных языках (так в Турции часто обозначали курдский язык). По прошествии века эта национальная Россия вдруг заявляет, что она планирует возродить прошлое величие. Происходит выдвижение трех конкурирующих принципов интеграции: панславизм, возрождение империи в ее старых границах и мессианство («Москва – Третий Рим», мы лидеры христианского мира).
Вот и Турция выходит с тремя противоречивыми проектами – пантюркизм, неоосманизм и панисламизм. Вот только все окрестные народы совсем не видят турок в качестве старшего брата, историческая память, неясные перспективы и встроенность национальных элит в другие блоки и структуры создают пропасть между мечтами и реальностью.
Таким образом, стратегия Турции как лидера исламского проекта не имеет долгосрочных перспектив в существующем мире, нужно «Чудо» с большой буквы или резкое изменение правил геополитической игры. Особую пикантность ситуации придает необходимость для Турции играть «all-in», поскольку практически любой ее проигрыш или пассивная позиция приведет к дезорганизации и распаду страны, в качестве примера см. Стратегию патриотических элит США.
Шанс заключается в объединении исламского мира — если на общую победу будут играть остальные центры, ставя под угрозу даже свое существование, то шанс появляется.

Стратегия черного ислама (салафиты)
Данное движение исламского мира практически полностью растратило энергию. Появившееся как ответная реакция на давление глобальных элит, координируемое Саудовской Аравией ваххабитско-салафитское, а по сути сектанско-обновленческое движение, исчерпало смыслы. Возрождение обще мусульманского государства (Халифата) провалилось, а без финансовой и идеологической накачки монархий залива остается лишь стратегия на недопущение реализации планов других игроков.
Основная стратегия – переворачивание игровой доски, расчистка пространства для последующей экспансии и формирования новой обще исламской элиты, ослабление конкурирующих центров внутри уммы. Цена за эту политику будет крайне высокой – гибель большей части арабской элиты, в первую очередь Саудов. Наиболее близкий образ – взрыв, который убивая, расчищает эпицентр, но осколки разносят и всех стоящих рядом.
Данные действия будут проводиться в плотном союзе с фининтерном (см. Стратегия правых глобалистов) – промежуточные цели у них совпадают. Саудовская Аравия традиционно была интегрирована в правящие мировые элиты на правах младших партнеров. Планировщики исламского мира должны быть готовы на очень(!!!) большие жертвы.
Шаг 1. Ближайший хадж объявляется «юбилейным», «историческим», прощанием короля Салмана и т.д. – найти при желании повод для торжеств не сложно. К участию в хадже приглашаются/ отбираются наиболее уважаемые, значимые и важные представители исламской уммы — главы государств, религиозные лидеры и др. В первую очередь речь идет о представителях традиционных направлений ислама.
Шаг 2. Во время тавафа (хождение вокруг Каабы) происходит величайшее преступление в истории человечества со времен убийства Авеля – ракетный обстрел/ падение самолета/ бомбардировка Каабы. Десятки-сотни тысяч жертв, некоторые люди умирают даже на расстоянии в десятки километров от места взрыва от отравления металлом. По горячим следам «выясняется», что ракеты запущены с французского/ российского корабля, общественности предъявляются обломки корпусов, на которых кривой латиницей/ кириллицей справа налево написано про новый крестовый поход и нарисован крест. Подставлять США смысла нет – на их территорию так просто не попадешь, аки по суху, да и накроют в ответ ядерными бомбами раньше времени.
Кто думает, что ваххабиты не пойдут на уничтожение Каабы и зачистку традиционной элиты мировой уммы, то посмотрите на фото Мекки со спутника. Городу более 2 тысяч лет, а в центре нет исторических зданий и сооружений – все снесли, одни небоскребы и так по всему полуострову.
Шаг 3. «Сто дней гнева». Находящиеся в состоянии аффекта миллионы мусульман по всему миру начинают мстить. Картинки десятков тысяч убитых в Мекке требуют отмщения. «Убей по столько-то кафиров, муртадов, рафидитов!» звучит во всех мечетях. Наиболее авторитетные и здравомыслящие погибли во время хаджа, их молодые и неопытные наследники готовы верить всему и ведут за собой умирать ради мести и справедливости.
Толпы молодых и горячих вторгаются в Россию, Европу, сметая все на своем пути, словно саранча. «Удачно» оказавшиеся по дороге военные склады разграбляются. Живущие в других странах мигранты убивают всех вокруг. Количество жертв переходит на миллионы, куда там хуту и тутси….
Израиля больше нет, Турция помогает в эвакуации его населения, единственная из стран региона.

Основные направления экспансииОсновные направления экспансии
Шаг 4. «Воздаяние». В крупнейших столицах мира вспыхивают эпидемии болезней — смертность десятки процентов. Дипломатическая почта не проверялась, … а очень зря.
В крупнейших портах Китая и США ситуация схожа – большое скопление населения только помогает уничтожать центры культуры, науки и экономики. Небольшие партии наркотиков и оружия на кораблях всегда есть, где спрятать, а бактериологическое оружие не занимает много места.
Гибнут все без разбора? Так Аллах знает, кто с какой стороны стоит, все предопределено.
Афганистан принимает семьи арабских лидеров, где-то им же нужно спрятаться на несколько лет.
Шаг 5. Ответный удар России, остатков ЕС, Китая и США будет страшен – авиация и ракеты уничтожат столицы арабских стран.
В подвергнувшихся нашествию странах, где государственная власть устоит, а таких будет не так и много, войска будут убивать любого подозрительного, начнется геноцид некоренного населения, большие территории обезлюдят, многие страны перестанут существовать. Уровень цивилизации значительно снизится, целые индустриальные районы будут уничтожены – тоже совершенно случайно.
От удара возмездия и действий толпы практически все мусульманские народы и государства окажутся на уровне Ливии, без органов власти и признанных элит. Вот тут на сцену и выйдет Турция, как будущий и единый центр исламского мира.
Шаг 6. По итогам расследования выяснится, что за атакой на Мекку стояли … дальше можно указать любую сторону, проигравшую во внутри исламской борьбе, пусть будет Катар или Сауды, реально не важно. Эти сыны Иблиса проклинаются всеми, звучат извинения, осуждения, слова покаяния перед Россией, Европой и т.д. Всем очень «стыдно», но ситуацию не исправить, претензии предъявлять не к кому – это были обычные люди, арабская улица…. Политическая карта Ближнего Востока перекраивается, все очаги исламской цивилизации переходят под протекторат Турции.
Возникает вопрос, зачем такие потери и жертвы? Демография играет за исламский мир, а естественный ход развития цивилизации против, нужно пересдать карты. Размен один на один выгоден, пара поколений полностью закрепит новый баланс и позволит накопить силы для захвата, а жизнь конкретного человека? Не смешите… все во славу Его.
Кстати, с этого момента пути ислама и правых глобалистов расходятся, теперь они противники.
Шансы для остального мира и соседей – элиты не смогут договориться, выдвинуть единого субъекта от исламского мира и начать играть в его интересах. Т.е. не будет зачистки ландшафта от внешних и внутренних противоречий, а сразу передадут временное лидерство Эрдогану, оставив множество ограничений и проблем, фактически обрекая последнего на проигрыш.
Все на что сподобится черный ислам – рост хаоса в Афганистане и Пакистане, атака Средней Азии, гибель Саудовской Аравии и очередная волна беженцев, которая практически вся останется в Турции. Т.е. вместо стратегической помощи все это действие приведет к откровенному вредительству.

Стратегия красного ислама (Турция)
Если политический ландшафт не будет зачищен, то практически все силы и энергию Турция будет вынуждена тратить на внутри исламскую борьбу, во внешнем мире играя роль «болвана» при раскладах. Описывать эти мытарства я не буду, рассмотрим сценарий, что черный ислам сыграл свою игру, как описано выше, тогда действия следующие.
Шаг 1. Все время, пока реализуется стратегия черного ислама, Турция строит жесткую военную диктатуру, призывает одуматься, выступает посредником, проводит расследование и т.д.
Толпы нео варваров пускаются исключительно через курдские районы (вот ни разу не жалко) на Кавказ (Грузия, Армения, юг России… «они сами все вытоптали, мы не виноваты») или по жестко ограниченным коридорам в Европу.
Шаг 2. После зачистки политического ландшафта и гибели практически всех государств, Турция размещает военные гарнизоны в ключевых точках региона, а из местных остатков армии и полиции создает подконтрольные внутренние войска.
Шаг 3. Исламский мир превращается в дикое поле с анклавами цивилизации, где расположены турецкие войска. Территории зачищены от иноверцев, на бытовом уровне жизнь не мусульманам там просто невозможна.
В зону влияния попадает весь арабский мир, Средняя Азия, Кавказ, Балканы (через эти территории прошли волны мстителей, вырезав все пойманное население), часть черной исламской Африки, Пакистан и Афганистан. Шиитские территории переходят под контроль Ирана, у которого свой путь – следующий такт борьбы, в случае проигрыша Турции.
Морской путь из Китая в Европу опять становится безопасным, но только для кораблей под знаменами Пророка.
Шаг 4. Провозглашается единое государственное образование, по принципам каганата/ орды. Жесткая военная вертикаль, внутреннее законодательство определяется в рамках исламских законов и исторических национальных особенностей.
Ключевые смыслы – социальная справедливость, суфизм.
Шаг 5. Индустриализация по лекалам и масштабами Советского Союза, с национальной и региональной спецификой (климат в Аравии для развития промышленности не легче чем на Крайнем Севере)… Каддафи провозглашается авлия (святой), его заветы и наставления становятся знаменем новой внутренней политики.
Это будет четвертый технологический уклад, для пятого и шестого просто не хватит образованных людей и знаний.
Таким образом, исламский мир предложит остальному миру консервативный левый проект с религиозной спецификой, принципами справедливости и новым региональным центром. Попутно ослабляются прочие конкурентные проекты, мир сталкивается с массовым применением бактериологического и возможно ядерного оружия, но на все воля Его, да и виновные вроде как наказаны.
Что делать другим проектам в частности России? Не давать объединиться. Без сноса национальных элит, Эрдоган даже туркоманов не смог взять под защиту, а азербайджанцев убедить в ее пользе, что там говорить про курдов, арабов и тюркские народы. К тому же у красного ислама есть и другие кандидаты на лидерство и совсем не турки — черкесы и другие кавказские народы, а там ведь есть Рамзан…
Программа минимум для Турции – защитить ключевые страны для будущего исламского мира, в первую очередь Иран, Малайзию, Индонезию, от колонизации другими глобальными проектами.

Стратегия лазурного ислама
Здесь речь пойдет о стратегии, что будет проявлена после 2025 года — возрождение «морского», открытого миру исламского проекта, который придет на смену Турции, создав трансиндустриальное исламское общество. Данная стратегия должна реализовываться безотносительно успехов первых двух, так как имеет более продолжительный эффект и долгий горизонт.
Символом стратегии будет Синдбад Мореход.
Для успеха необходимы «народы моря», на эту роль можно найти и поднять на вершину иерархии мусульманские морские народы, а можно интегрировать в себя Новую Ганзу и/или Британию (не обязательна исламизация, будет более открытый контур), с ее элитными, управленческими и научными традициями. Также нужны ученые, инженеры и конструкторы, лингвисты и программисты.
Структура исламского мира будет следующей: интеллектуальное и религиозное (!!!) лидерство будет отдано Ирану, производство размещено в Индонезии и Малайзии, руководство отойдет Британии/ Новой Ганзе. Остальная часть исламского мира так и останется провинцией, демографическим резервом.
Шаг 1. Передача Ирану всех нефтегазоносных территорий Персидского залива. Переезд туда всего интеллектуального и научного цвета исламского мира, привлечение ученых из других стран.
Закладка в Малайзии/ Индонезии судостроения, с перспективой стать крупнейшими верфями, развитие индустрии.
Передача всех спецслужб под контроль Британии. Формирование наднациональных совещательных и согласующих органов власти под контролем Британии.
Обеспечение безопасности сухопутного и морского Шелкового пути в Средней Азии и Индийском океане западнее Индии.
Шаг 2. Образ жизни постепенно становится светским, но без либеральных и демократических излишеств. Ключевые принципы государства и жизни все так же «одобряются» религиозными лидерами, правила и законы более низкого уровня выборными представителями.
Разрешение ограниченных форм ссудного процента для мусульман (в рамках отдельного контура на развитие инноваций с жестким духовным контролем), перестройка правил финансового центра в Лондоне под реалии нового ислама.
Внесение в образование единой «исламо-иудейской» цивилизации, иудаизм рассматривается как секта ислама.
Скрытая зачистка наиболее радикальных муфтиев силами спецслужб и толпы.
Шаг 3. Выстраивание кооперации с США, Россией, Индией в части построение полунезависимой технологической зоны шестого уклада – часть отраслей локализуется (аддитивные технологии, информационная инфраструктура), другие развиваются в рамках кооперации (космос, часть ядерного цикла).
Формирование объединенных вооруженных сил под управлением Ирана.
Интеграция иудеев на высшие посты в общеисламскую иерархию.
Перевод высшего светского образования во всех странах на английский язык (новый образовательный канон), за арабским языком только религиозное образование. Родные языки остаются для бытового общения, культуры и среднего образования.
Создание единой, сквозной системы религиозного образования во всех странах, постепенное внедрение суфизма (старчества), зачистка недовольных.
Шаг 4. Формирование официальных государственных структур конфедеративного типа.
Интеграция немусульманских территорий на принципах культурной и религиозной автономии.
Таким образом, в отличие от двух первых, у стратегии лазурного ислама есть высокие шансы на успех, так как создание субъекта, говорящего от имени исламского мира процесс логичный и естественный. Общность исламский мир должен осознать себя во всем многообразии и стать единым.
Будет ли реализация этой стратегии сценария благом для России – нет. Появление сильного, энергичного и способного развиваться конкурента на южных границах само по себе не очень хорошо. А принимая во внимание нацеленность этого конкурента на часть населения Евразийского проекта, как носителя воинских и инженерных знаний и традиций более чем неприятно.
Какова контр-стратегия? Исламский мир не должен себя осознать и получить единого лидера ни по одной из категорий – религиозная, управленческая, военная, научная и экономическая. Всегда должно быть несколько центров. За Ираном будущее, а поскольку Саудовской Аравии остается не очень много шансов сохраниться (если не случится чуда), Турция имеет все шансы надорваться, то наш фаворит… Египет. Он должен быть достаточно сильным, чтобы не дать раздробить арабский мир и взять его под управленческий контроль Британии, но и не достаточно сильным, чтобы задавить Иран и стать новым центром.

Источник — aurora.network

Международное значение резолюции ООН по Центральной Азии

google

На пленарной сессии 22 июня 2018 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию «Укрепление регионального и международного сотрудничества по обеспечению мира, стабильности и устойчивого развития в Центральноазиатском регионе». По сообщению МИД Узбекистана, опубликованному по данному событию на следующий день, отмечается, что документ, проект которого был разработан Узбекистаном совместно с соседними государствами Центральной Азии, единогласно поддержан всеми государствами-членами ООН.

Без всякого сомнения, это событие можно охарактеризовать как историческое не только для стран Центральной Азии. Если глубоко вникнуть в смысл резолюции, то сложно переоценить ее значение в более широком, международном контексте.

С концептуальной точки зрения принятие резолюции ознаменовало новый этап в истории стран Центральной Азии, трансформирующейся в единый консолидированный регион. Более того, впервые за годы независимости центральноазиатские государства подтвердили способность не только совместно решать общие региональные проблемы, но и обеспечить благополучие и процветание многомиллионного населения региона.

Значение для Узбекистана

Впервые инициатива по принятию такого рода документа была выдвинута Президентом Ш.М.Мирзиёевым на 72-й сессии ГА ООН в сентябре 2017 года. Заявив в своем выступлении в Нью-Йорке об организации Международной конференции по Центральной Азии в Самарканде в ноябре 2017 года, лидер Узбекистана предложил разработать по ее итогам резолюцию ООН в поддержку усилий стран Центральной Азии по обеспечению безопасности и укреплению регионального сотрудничества.

Принятие резолюции стало не только свидетельством реализации инициативы Узбекистана, но и подтверждением международного признания и поддержки новой региональной политики Ташкента.

Причина этого проста и объективна: «наша главная цель, — как подчеркнул Президент Ш.М.Мирзиёев на Самаркандской конференции, — общими усилиями превратить Центральную Азию в стабильный, экономически развитый и процветающий регион».

Узбекистан находит полное понимание и поддержку всех партнеров, начиная от стран ближнего и дальнего зарубежья до авторитетных международных организаций. В мировом сообществе есть четкое понимание того, что современная политика Узбекистана нацелена на полное раскрытие потенциала страны в регионе, но это не делается против интересов кого-либо или чего-либо. Курс внешней политики Ш.Мирзиёева открывает путь к развитию всего региона.

Значение для Центральной Азии

Страны Центральной Азии — Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан — не только активно поддержали инициативу Узбекистана, но и выступили соавторами резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. В документе отражена взаимная поддержка инициатив центральноазиатских государств, ставших существенным практическим вкладом в укрепление региональной безопасности и обеспечение устойчивого развития.

В частности, в резолюции отмечены итоги прений в Совете Безопасности по Афганистану в январе 2018 года в период председательства Казахстана в СБ ООН, а также регулярное проведение в Кыргызстане Всемирных игр кочевников. Подчеркнуты результаты международной конференции по проблемам противодействия терроризму и экстремизму, проведенной в Таджикистане в мае 2018 года. Страны региона приветствовали проведение саммита глав государств Международного фонда спасения Арала в Туркменистане в 2018 году. Выражена поддержка инициативе Узбекистана по ежегодному созыву консультативных встреч лидеров стран Центральной Азии.

По сути, резолюция стала консолидированным ответом центральноазиатских государств, как на общерегиональные проблемы, так и на вызовы и угрозы глобализации. Более того, страны Центральной Азии существенно усилили свою роль в качестве самостоятельных субъектов системы международных отношений, способных сообща нести ответственность за настоящее и будущее региона.

Такая позитивная динамика в Центральной Азии является беспрецедентной за все годы независимого развития стран региона, которые сегодня вышли на качественно новый уровень регионального сотрудничества. С чем это связано?

Во-первых, с объективными историческими условиями, сложившимися после развала Советского Союза. Г осударства Центральной Азии обрели независимость в период распада биполярного миропорядка, сопряженного с возникновением новых вызовов и угроз стабильности, усилением геополитического соперничества, эскалацией вооруженного противостояния в соседних регионах. Более того, ситуация безопасности в регионе осложнялась тяжелым бременем внутренних политических, социально- экономических, идеологических и других проблем, с которыми сталкивались страны Центральной Азии в 90-е и последующие годы.

В тот период только приобретшие независимость страны Центральной Азии были заняты злободневными вопросами государственного строительства, поисками самоидентичности в глобальном мире. Практически все государства региона, не имея опыта, как во внутренней, так и внешней политике, были вынуждены сконцентрироваться, в первую очередь, на собственных проблемах, а также наиболее острых угрозах региональной безопасности.

В частности, американского эксперта С.Корнелла, в течение 25 лет Узбекистан играл очень важную роль в Центральной Азии. С первых годов независимости страна занимала твердую позицию в отношении радикализма и экстремистских идеологий, вела сильную политику, нацеленную на недопущение распространения экстремисткой идеологии в регионе.4

Глубоко осознавая общность интересов и судеб народов Центральной Азии, а также неделимость безопасности Узбекистан всегда исходил и исходит из приоритетности обеспечения региональной безопасности как важного фактора для развития. В этом контексте неслучайными являются слова Президента Ш.М.Мирзиёев о том, что «в самые сложные периоды новейшей истории в нашем регионе, в отличие от многих других, удалось сохранить мир и стабильность, избежать перерастания локальных конфликтов в крупное межгосударственное противостояние».

Благодаря этому, в государствах Центральной Азии сформировались и укрепились политические системы и институты государственной власти, выработаны и реализуются собственные модели и концепции национального развития. По мере интеграции в систему международных отношений центральноазиатские страны накопили опыт выстраивания внешней политики, требующей в условиях глобализации по-новому взглянуть на стратегические перспективы и преимущества регионального сотрудничества.

Во-вторых, новой региональной политикой Узбекистана в Центральной Азии. Как отмечает директор Центра исследований Центральной Азии и Афганистана Института международных исследований МГИМО А.Казанцев, Узбекистан показал достаточно серьезный потенциал в разрешении региональных конфликтов. За последние два года Президент Ш.Мирзиёев с нуля успел разрулить все проблемы, которые существовали в Центральной Азии, тем самым заложив основы для решения проблем регионального характера.

Сегодня страны Центральной Азии проявляют твердую готовность к конструктивным изменениям в двух- и многосторонних отношениях. Государства региона как никогда сконцентрированы на консолидации усилий по повышению своей конкурентоспособности на мировой арене и укреплению международно-политической субъектности всего региона.

Значение для мирового сообщества

Принятие резолюции ООН по Центральной Азии — беспрецедентное событие в новейшей истории государств региона, так как ее единогласно поддержали страны практически всех континентов мира — Австралии, Северной и Южной Америки, Азии, Африки и Европы. По заявлению МИД Узбекистана, в консультациях по проработке документа активно и конструктивно участвовали все ведущие государства-партнеры стран Центральной Азии, включая Россию, КНР, США и ЕС.

Фактически, мировое сообщество выразило твердую, безусловную поддержку усилиям стран Центральной Азии по углублению регионального сотрудничества, являющегося одним из важнейших факторов стабильности и развития государств региона.

Сегодня уже не оспаривается тот факт, что безопасность Центральной Азии — неотъемлемая часть глобальной безопасности. В условиях, когда в ряде регионов мира сохраняются напряженность и конфликты, стратегические перспективы регионального сотрудничества в Центральной Азии приобретают особое значение для международной безопасности. Растущие неопределенность, турбулентность и дисбалансы в глобальной экономике требуют от государств региона более тесного, скоординированного взаимодействия для поиска путей и реализации общих проектов совместного развития.

В регионе и за его пределами есть четкое осознание того, что только стабильные, динамично развивающиеся и процветающие центральноазиатские государства могут стать привлекательными, конструктивными и долгосрочными партнерами международного сообщества. Это — аксиома! Если страны региона будут успешными в этом направлении, то Центральная Азия может «стать геополитической лабораторией стабильности и мира в Евразии».

В целом, резолюция ООН, без всякого преувеличения, ознаменовала вступление стран Центральной Азии в новую эпоху межгосударственных отношений. Центральноазиатские государства однозначно сделали ставку на региональное сотрудничество и получили поддержку всего мирового сообщества.

Сегодня есть все основания говорить о том, что такие изменения побудили международных партнеров принципиально пересмотреть свои подходы к Центральной Азии. Это вселяет надежду и уверенность в безопасности, развитии и процветании стратегически важного региона, находящегося в самом сердце обширного пространства Евразии.

 

В Ташкенте обсудили вопросы повышения эффективности государственной службы

google

Мероприятие организовано Министерством занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан при поддержке ПРООН и посольства Великобритании в Узбекистане.

Главная цель семинара — обсуждение развития административной реформы в Узбекистане, изучение зарубежных практик совершенствования государственной службы на примере Южной Кореи, Евросоюза и Казахстана,  роли государственных служащих в обществе, а также формирование рекомендаций для дальнейшего развития профессиональной государственной службы в Узбекистане.

В рамках мероприятия прошло обсуждение проекта Закона «О государственной службе», где присутствующими были озвучены основные положения и принципы нормативного документа, публичное обсуждение которого завершилось 5 июня этого года.

В ходе запланированных трех панельных дискуссий, на которых участники семинара обсудили вопросы правого статуса, систему карьеры и компетенции, а также оценки эффективности государственных служащих.

Всего на семинаре выступили 15 спикеров, среди которых министр юстиции Республики Узбекистан Руслан Давлетов, председатель Агентства Казахстан по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев, директор Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии Ольга Кулиева, заместитель начальника управления Министерства по управлению персоналом Республики Корея Цой Менг Джин, главный специалист МОТ по делам занятости Михаил Пушкин и глава Делегации Евросоюза в Узбекистане Эдуардс Стрипрайс.

Проведение такого рода мероприятий позволит выработать правильный вектор развития административной реформы в Узбекистане, создать достойные условия труда для госслужащих, внедрить эффективные инструменты оценки труда и повысить привлекательность государственной службы, — отметил министр занятости и трудовых отношений Шерзод Кудбиев.

 

 

ICT-отрасль Узбекистана

google

В Университете ИНХА в Ташкенте состоялась конференция Министерства по развитию информационных технологий и коммуникаций Узбекистана #MITCROADMAP2018.

В ходе мероприятия были обсуждены важные пункты «Дорожной карты» по кардинальному совершенствованию системы информационных технологий и коммуникаций на 2018-2019 годы, проблемы и перспективы развития ICT-отрасли, IT-образования, взаимодействие государства и бизнеса.

О настоящем и будущем ICT-сферы Узбекистана рассказал министр по развитию информационных технологий и коммуникаций Азим Ахмедхаджаев. Он представил участникам конференции новый фирменный стиль Министерства, озвучил название нового Интернет-канала, посвященного IT-технологиям, а также презентовал новую стратегию развития системы «Электронное правительство» — SMART Government Uzbekistan («Умное правительство Узбекистана»).

Глава АК «Узбектелеком» Фарход Розиев проинформировал общественность о том, каким путем пойдет национальный оператор к своей трансформации. Достижение этой цели он подкрепил 7- месячным планом реализации важных и долгожданных проектов, таких как расширение международного Интернет-узла в 10 раз.

Немаловажная роль на конференции была отведена сектору
IT-образования. В этом контексте ректор Университета ИНХА г. Ташкенте Сарвар Бабаходжаев рассказал о том, как подготовить инновационное поколение, озвучил решение проблемы дорогостоящих контрактов в Университете Инха в г. Ташкенте. Другие спикеры, в числе которых директор Mirzo Ulugbek Innovation Center Фарход Ибрагимов, председатель Ассоциации международного бизнеса и технологий (AMBiT) Хикмат Абдурахманов, а также консультант Мининфокома по разработке законодательства, руководитель российской почты (1999-2004 гг.) Евгений Биргер представили свои решения по совершенствованию ICT-индустрии. На повестке дня их выступлений стояли вопросы создания коворкинг-центров по стране, увеличения экспорта IT-услуг с помощью резидентов Mirzo Ulugbek Innovation Center, которых уже 319.

Число участников конференции превысило 400 человек. Среди гостей – представители дипломатического корпуса, аккредитованного в нашей стране, министерств, ведомств, бизнес-сообщества, мобильные операторы, интернет-провайдеры, резиденты Mirzo Ulugbek Innovtion Center, одаренные студенты Ташкентского университета информационных технологий им. Мухаммада ал-Хоразмий и Университета Инха в г. Ташкенте. Нельзя не отметить активное участие представителей общественности – журналистов, специалистов сферы, а также других неравнодушных граждан страны, зарегистрировавшихся на специально созданной странице на сайте Мининфокома.

Отдельного внимания заслуживала сессия вопросов-ответов. В ходе нее спикеры подробно ответили на все вопросы, волнующие собравшихся и граждан страны в целом.

 

Дальнейшее усиление роли Олий Мажлиса Узбекистана

UZBEKISTAN — FEBRUARY 9: Uzbek parliament building, Tashkent, Uzbekistan. (Photo by DeAgostini/Getty Images)

Дальнейшее усиление роли Олий Мажлиса, политических партий в углублении демократических реформ и модернизации страны определены в качестве приоритетов Стратегии действий.

В этой связи важными задачами являются дальнейшее расширение полномочий парламента в вопросах внутренней и внешней политики, усиление парламентского контроля за деятельностью исполнительной власти и коренное повышение качества законотворчества.

Данные аспекты обсуждены в ходе международного «круглого стола» на тему «Законотворчество и парламентский контроль в условиях ­демократизации и модернизации поли­тической системы: опыт Узбекистана» с участием депутатов Законодательной палаты, членов Сената Олий Мажлиса, зарубежных парламентариев и ­экспертов, практиков, ответственных работников министерств и ведомств, представителей общественных организаций, политических партий.

За «круглым столом» раскрыты суть и содержание Стратегии действий, значение и результаты предпринятых мер по совершенствованию законотворческой работы, повышению эффективности парламентского контроля в условиях модернизации политической системы.

— Сегодня Узбекистан переживает период активных реформ, — говорит заместитель Спикера Законодательной палаты Олий Мажлиса Сарвар Отамуратов. — Это требует интенсивного и эффективного законотворчества, повышения требований к качеству законов, механизмам его реализации. Важно модернизировать сам процесс ­создания закона, процедуры выработки его первоначальной концепции, обеспечить всемерный учет мнений и интересов разных социальных групп и слоев, способность будущего закона адаптироваться к действующей правовой системе. Глава нашего государства в Послании парламенту подчеркнул: «Все мы должны хорошо осознавать: единственным источником и автором закона должен быть народ». Несомненно, законодательство должно стать важным и эффективным инструментом государственного управления. Своевременность, полнота и точность законодательных решений становятся во многом определяющими факторами развития экономики, политического, социального и духовного развития страны.

В Узбекистане формируются прочные законодательные основы и организационно-институциональные возможности для последовательного усиления роли парламента в государственном и общественном строительстве. Принято свыше десяти законов, составивших правовую базу парламентской деятельности. Среди них законы «О парламентском контроле», «О нормативно-правовых актах» в новой редакции и другие. Президент Шавкат Мирзиёев на встрече с членами парламента 12 июля 2017 года подчеркнул необходимость превращения парламента страны в подлинную школу демократии, инициатора и основного исполнителя реформ. Уже в декабре 2017 года в первом в истории страны Послании Президента Олий Мажлису были определены важнейшие и актуальные задачи парламента, открыта широкая дорога для больших преобразований в общественно-политической жизни страны. В целях предотвращения принятия «мертвых законов», не влияющих на правоприменительную практику и не имеющих механизмов исполнения, поставлена задача разработать и реализовать Концепцию совершенствования законотворчества и нормо­творчества. В ней необходимо учесть, что мнения и предложения по законопроекту должны поступать непосредственно от граждан.

— К разработке Концепции совершенствования законотворчества и нормотворчества сегодня привлечены не только парламентарии, но и ученые, представители международных организаций, эксперты, — говорит директор Института проблем законодательства и парламентских исследований при Олий Мажлисе Рахим Хакимов. — Ее проект размещен для общественного обсуждения на портале regulation.gov.uz. Существует ряд проблем, которые необходимо решить. Это преобладание подзаконных актов в регулировании общественных отношений, устарелость законодательной техники, недостаточность внедрения в процесс современных моделей, к примеру, «умного регулирования», принципов, форм и методов нормотворчества, ИКТ. Изучение международного опыта позволяет выработать эффективную модель нормо­творчества.

За «круглым столом» шел разговор о важности широкого обсуждения законопроектов на всех стадиях работы, новых формах и ­механизмах парламентского контроля, активизации политических партий в изучении насущных ­проблем общества, дальнейшем расширении участия граждан, институтов гражданского общества в процессе законотворчества.

Проведен сопоставительный анализ передовой зарубежной практики, в частности, опыт организации парламентского контроля в США, Великобритании, Германии, Италии, Канаде и других странах, месте политических партий в системе государственного управления.

— Наши страны активно сотрудничают на протяжении 25 лет, в том числе в деле совершенствования законотворчества, — говорит государственный министр иностранных дел Японии Кадзуюки Накане. — Японские эксперты участвовали в подготовке проектов закона «Об административных процедурах» и Кодекса об административном судопроизводстве, принятых в январе 2018 года. Они прежде всего будут способствовать либерализации экономики страны и привлечению иностранных инвестиций. Мы и дальше намерены углублять партнерство. Изучение передового зарубежного опыта играет важную роль в усилении позиций парламента Узбекистана.

— Реформы, инициированные Президентом Шавкатом Мирзиёевым, на наших глазах приобретают системность и нарастающую динамику, — говорит региональный уполномоченный представитель Фонда имени К. Аденауэра по Центральной Азии Томас Кунце. — Они охватывают все сферы жизни современного Узбекистана: экономику, социальную, политическую систему и культуру. Все прекрасно понимают, что от успеха реформ в Узбекистане зависит не только развитие и процветание вашей страны, но и стабильное и безопасное будущее всего региона Центральной Азии в целом. Мы видим, что руководство Узбекистана в рамках комплексного реформирования всех сфер государственного управления уделяет особое внимание повышению роли и значения парламента в жизни страны. «Круглый стол» стал хорошей площадкой для активного и креативного обсуждения важных аспектов совершенствования законотворческого процесса и парламентского контроля в условиях демократизации и модернизации политической системы в республике с учетом собственной практики и зарубежного опыта. Наш фонд готов поддержать Узбекистан в этом направлении.

Участники «круглого стола» выработали предложения и рекомендации по дальнейшему совершенствованию законотворческой деятельности и парламентского конт­роля в стране.