Для реализации экономических интересов независимость Иракского Курдестана не обязательна.

Аврам Шмулевич,  руководитель Института Восточного Партнерства,  глава  Международного Гиперсионистского движения «Беад Арцейну» (За Родину) , специалист по Ближнему Востоку и Кавказу , Израиль

 

Статья написана на платформе   онлайн конференции Международного онлайн аналитического центра «Этноглобус» (ethnoglobus.az)  (Азербайджан) и Американо-турецкого ресурса  «Тюркишньюс» (turkishnews.com) (США) «Референдум в Иракской Курдкой Автономии: реалии и будущее».

Когда говорят, что курды в Ираке получат  государственную независимость, обычно допускают две большие неточности. Первая неточность — никаких курдов не существует, вторая неточность Иракский Курдестан давно является фактически независимым.

Предстоящие события в Иракском  Курдестане являются историческим моментом. Проведение референдума коренным образом изменит расстановку сил на всем большом Ближнем Востоке, включая Кавказ и всей мировой установке.

Что означает, что нет никаких курдов. Нет единого курдского этноса. Курды это общность,  такая же,  как тюрки.  Даже курды между собой больше разобщены, нежели тюрки. Современные нации возникли в 20 веке, пройдя этап индустриализации . Курды же не прошли эту стадию развития , остались на уровне феодализма . Поэтому с точки зрения науки их сложно отнести к формулировке нация. 

Курды это скорее всего конгломерат субэтносов . По последним данным курдов в мире  насчитывается 25 млн. Согласно отчетам курдских активистов, эта цифра составляет 40 млн., что считаю более достоверным.  Кроме того курды  разделены  по религиозной принадлежности –езиды,  мусульмане сунниты и шииты, алявиты (они тоже определяются как отдельная религия). Курды представлены всеми разновидностями этих  конфессий. Самый главный противник Раджапа Эрдогана Фетуллах Гюлен тоже курд.

90-е годы в Турции и на Ближнем Востоке действовала одна из жестоких   движений  как турецкий Хезболла, который тоже состоял из курдов. Курды также принадлежат к разным политическим движениям. Они занимали и занимают очень высокие посты в руководстве Турецкой Республики. ПКК это причудливая смесь марксизма и восточного феодализма.

Говорить о едином курдском языке тоже сложно. Только в Турции распространены два диалекта курдского языка-это сорани и курдманджи. Курды как общность в составе империй не выступали в единстве. Это свойственно  славянам  19 века, тем же тюркам, которые,  достигнув определенного  уровня социальной ступени,  принимали язык империи и ассимилировались.

Известный в мире курд — это Салахаддин, мусульманский завоеватель,  разбивший крестоносцев. В большей  части его армии состояла из курдов. Значительная часть арабов, проживающих в Израиле, являются потомками курдов. В Израиле сейчас наблюдается возрождение курдства. Арабы, которые раньше были ассимилированы, восстанавливают свои этнические корни. В форумах арабы вспоминают свои курдские корни. Этот процесс идентификация себя курдами идет во всех частях мира.

Курды воевали очень много и с арабами, и с турками и между собой.

После свержения Саддама Хусейна на севере Ирака существует Иракская Курдская Автономия – со своим парламентом, бюджетом, своими структурами  безопасности. Иракской армии даже запрещено входить на территорию Иракского Курдистана.

Как считают некоторые эксперты, курды давно получили бы независимость, если бы не фантастическая жадность курдских торговых кланов. Иракский Курдестан и территории Турции , населенные курдами эта некая серая зона, где процветает контрабанда . Соответственно очень многим силам экономически выгодна такая ситуация. Теперь элиты иракских курдов пришли к выводу, что нельзя больше откладывать провозглашение политической независимости.

Возможно, за этим стоит Турция, потому, что между курдами существуют очень большие различия и напряженные отношения. Если сторонники Оджалана выступают против Турции, то иракские курды выступают союзниками Анкары. На территории Иракского Курдестана находятся турецкие войска.

Турецким властям было бы выгодно провозглашение курдского государства на территории Ирака. Если уж этого нельзя избежать, если  курды в 21 веке выходят на политическую арену  как современная нация, то Анкаре было бы выгодно, чтобы это свершили курды лояльные к Турции.  

Хочу отметить, что я не совсем уверен, что референдум в Иракском Курдестане состоится.  Так как будет стоять вопрос, относительно территорий, которые будут принадлежать Курдестану.

Часть районов, которые курды считают своими, были отняты у них во времена Саддама Хусейна. Это самые нефтеносные районы.  Часть этих территорий были заняты военными силами Иракского Курдестана во время войны с ИГИЛ, но Багдад не признает их за курдами. Курдам было бы важно сохранить за собой Киркук.

Тегеран недавно заявил, что если М.Барзани откажется от референдума, то Иран использует все свои возможности, чтобы эти территории были включены в состав Иракского Курдестана.

С точки зрения политики ,для  Барзани было бы очень выгодно взамен на  отказ  от референдума получить в свой состав богатый нефтью Киркук. Это вариант тоже нельзя исключать.

Израиль единственная страна, которая официально поддержал референдум независимости иракских курдов.  Израиль еще в 60-х гг. поддерживал борьбу курдов против Ирака , поставляя им оружие. В настоящее время Израиль контролирует значительную часть экономики Иракского Курдестана, бизнес, банковская система. Иракский Курдестан является одним из главных поставщиков нефти в Израиль. Но для реализации этих интересов независимость Иракского Курдестана не обязательна.

Но, ни одна другая страна не поддержала проведение референдума, что подвергает его реализацию под сомнение.  Если все -таки референдум состоится, то он будет иметь значение для всего мира. Это не только потому, что и другие курдские анклавы тоже объявят свою  независимость, думаю, что это не произойдет.

Независимость Иракского Курдестана будет означать, что границы, сформированные  на Ближнем Востоке и на Кавказе  после первой мировой войны неустойчивы.  События в Сирии и Ираке являются тому примером. Мы все еще живем на территориях , начерченных политиками и дипломатами  в начале 20 века.  Имеющиеся на Ближнем Востоке тиранические режимы тоже исходят  от этого разделения границ, которые  не соответствуют ни этническим, ни историческим, форматам, которые никто не  желает изменить.  Только тиранией можно сохранить государственность в этих границах.

Как то я говорил с одним влиятельным американским дипломатом, который  сказал следующее, что рано или поздно Ирак разделиться на курдскую, суннитскую, шиитскую части. Известно, что границы Ближнего Востока неестественны. Если курды дадут такой повод, то США, возможно, возьмутся за кроение региона на боле естественные части, чтобы они соответствовали этнической карте. Но это очень опасная игра и ситуация может выйти из под контроля. Вслед за Ближним Востоком могут пойти другие части мира, в том числе Латинская Америка, Кавказ.

 

Израиль подталкивает США к войне с Ираном

Николай БОБКИН | 19.09.2017 |

Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми 17 сентября предупредил США об опасности продолжения политики иранофобии и призвал чиновников Белого дома взять на вооружение рациональный подход к Исламской Республике Иран. Очередным поводом для иранской критики в адрес американской администрации стало обвинение госсекретарем Рексом Тиллерсоном Тегерана в дестабилизирующей роли в регионе, сделанное в эфире телеканала CBS. У США к Ирану очень много вопросов, заявил глава Госдепа, и проблемы по соблюдению ядерного соглашения являются лишь их частью.

Вашингтон в очередной раз демонстрирует намерение продолжать конфронтационную линию в отношении одной из ведущих стран Ближнего Востока, не принимая во внимание действительные причины нестабильности в регионе и не желая признавать собственные ошибки. Так считает верховный лидер ИРИ аятолла Хаменеи, указывающий на то, «что, несмотря на все соглашения, обязательства и длительные обсуждения, подход США к переговорам и их результатам является в полной мере тираническим, авторитарным и издевательским».

Аятолла Хаменеи говорит о растущей враждебности по отношению к Ирану в результате натравливания других ближневосточных стран на Исламскую Республику. Главным источником нестабильности в регионе, заявил иранский лидер, является американское военное присутствие. В руководстве Ирана убеждены, что страны Ближнего Востока могут сами покончить с угрозой распространения терроризма. Что касается угроз применения военной силы против Ирана, аятолла Хаменеи предупредил: «Враг должен знать, что если запугивание эффективно в других частях мира, в ИРИ это не пройдет…»

Новая фаза противостояния Ирана и США во многом объясняется тем, что президент Дональд Трамп до 15 октября должен уведомить Конгресс, выполняет ли Иран условия ядерного соглашения, подписанного предыдущей американской администрацией. Если Трамп отзовет сертификацию иранской сделки, это не приведет автоматически к разрыву соглашения, но откроет двери для новых американских санкций. Правда, спикер иранского парламента Али Лариджани считает, что официальные лица США уже «разорвали» СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий). Именно так он оценил одобрение Конгрессом США последнего законопроекта с принятием новых санкций против ИРИ.

Сегодня многое указывает на то, что Белый дом может отказаться от следования договоренностям, достигнутым с Тегераном. В частности, об этом шла речь на состоявшейся 18 сентября в Нью-Йорке встрече Дональда Трампа с израильским премьером Биньямином Нетаньяху. Стороны подтвердили свои цели противодействия иранскому влиянию в регионе. При этом глава израильского правительства выразил озабоченность не только в отношении иранской ядерной сделки, но и в отношении того, что Иран и его союзники занимают районы, покидаемые отрядами Исламского государства (ИГ, запрещено в России).

Террористы ИГ беспокоят Тель-Авив меньше, чем неизбежная перспектива их поражения в соседней Сирии. Министр обороны Авигдор Либерман недавно заявил, что Израиль не позволит создать «шиитский коридор» между Ираном и Сирией и сделает для этого все возможное. Речь идет о новых военных мерах по сдерживанию Тегерана. При этом предпринимаемые Израилем усилия согласованы с Вашингтоном и в большинстве случаев носят общий характер.

К примеру, перед встречей Нетаньяху с американским президентом в Израиле объявили об открытии совместной с американцами базы противоракетной обороны на израильской территории. «Мы впервые учредили в Государстве Израиль постоянную военную базу США под американским флагом», – заявил командир Управления авиационной обороны израильской армии Цвика Хаймович.

Заметим, что в военном отношении американское присутствие на базе противоракетной обороны Израиля, к тому же под израильским командованием и в ограниченном составе, на расстановку сил влияет мало. Важнее то, что еврейское государство, находящееся в противостоянии с большинством стран арабского мира, впервые достигло такой безоговорочной поддержки Белого дома. Это вызов Трампа арабскому миру в первую очередь, Ирану же непосредственной угрозы подобные действия не создают. В Тегеране больше обеспокоены закупками израильскими ВВС 50 единиц новейших истребителей F-35, повышающих и без того высокий наступательный потенциал Израиля.

Такая «сговорчивость» Белого дома создает риск поддержки Соединенными Штатами вероятных вооруженных акций Израиля против Ирана. В подобных просьбах администрация Барака Обамы отказывала Израилю и не раз. Теперь же, как признает израильское издание Haaretz, Нетаньяху все увереннее подталкивает США к войне с Ираном.

Даже если президент Трамп остается верен своей манере рефлексивно сопротивляться почти всем основным внешнеполитическим решениям своего предшественника в Белом доме, то отказ от одобренного Обамой соглашения по иранской ядерной программе не может быть лишь американской инициативой. Западные союзники в Европе, в первую очередь Великобритания, Франция и Германия, подписавшие СВПД в 2015 г., по-прежнему привержены соглашению и заявили, что готовы не согласиться с Трампом в этом вопросе. СВПД является многосторонним и международным соглашением, одобренным Советом Безопасности ООН. «Разрыв ядерного соглашения с Ираном не принесет никакой выгоды американской администрации, зато подорвет доверие к Соединенным Штатам со стороны международного сообщества», – заявил президент Ирана Роухани, который находится в Нью-Йорке, участвуя в 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. По его мнению, единственным результатом выхода США из ядерной сделки будет позор.

Эта сделка касается не только иранской ядерной программы. Соглашение с Тегераном стало триумфом дипломатии, показавшей миру возможность решения самых сложных международных проблем за столом переговоров. По сути, ведущие страны мира согласились с тем, что Исламская Республика является крупной региональной державой, имеющей свои национальные интересы и способной их отстаивать. Ожидалось и прекращение американской политики сдерживания Тегерана. Теперь же США, кажется, хотят повернуть ситуацию с Ираном вспять.

«У нас разные варианты. Если США выйдут из ядерной сделки, мы разрабатывали и изучили ответные меры и мир вскоре будет свидетелем действия Ирана. Мы можем вернуться к ситуации до заключения ядерной сделки за несколько дней», – сказал иранский президент. Такой вариант не повысит безопасность в регионе и никого кроме Израиля и Саудовской Аравии, не устроит. Этим странам выгодны американское военное присутствие на Ближнем Востоке и максимально враждебные отношения между США и Ираном.

Соглашение по иранской ядерной программе лишает американцев повода для более жесткой линии в отношении Тегерана. Вашингтон стал утверждать, что Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) недостаточно настойчиво проверяет подозрительные военные объекты в Иране. Иранские власти в ответ призвали МАГАТЭ положить конец незаконному ядерному арсеналу Израиля с привлечением инспекторов ООН для создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия.

А почему бы и нет? По меньшей мере у МАГАТЭ претензий к Ирану, связанных с невыполнением СВПД, на сегодняшний день нет, зато у международного сообщества до сих пор отсутствует ясность в отношении ядерного Израиля.

Источник — fondsk.ru

Турция покупает С-400. Путин выиграл, а Запад проиграл

Турция договорилась с Россией о покупке ЗРС С-400 — соответствующий договор, по словам президента Турции Эрдогана, подписан с Москвой, сообщает немецкое издание Die Welt.

«Тот факт, что Анкара покупает российскую систему противоракетной обороны, будет иметь далеко идущие последствия как для Запада, так и для НАТО. Эрдоган позаботился о том, чтобы российский ВПК прочно встал на ноги на Ближнем Востоке», — считает обозреватель издания Михаэль Штюрмер.

«В случае с С-400 речь идет о высокоточных системах, которые способны дать отпор в воздухе западным продуктам: израильским, европейским и американским. Для их эксплуатации потребуются инструкции и техобслуживание — тут не обойтись без российских военных», — замечает издание.

«Более того, система ПРО Турции должна быть и впредь связана посредством НАТО с западными системами — что обеспечит русским доступ к военному инсайду альянса; либо НАТО должно свести к минимуму свою связь с турецкими ВВС», — говорится в статье.

«И тогда Турция останется членом Североатлантического оборонного альянса лишь формально — как ни крути, Путин выиграл, а Запад проиграл», — замечает автор публикации.

«Отчуждение Турции от Запада, — пишет Штюрмер, — вызывает все большую озабоченность. (…) Покупка С-400, даже если ракеты никогда не будут запущены, имеет политическую окраску. Противоречия и неразбериха арабо-мусульманской кризисной кривой нарастают».

«Серьезные изменения в расстановке сил оставляют Западу роль наблюдателя. (…) Конструктивная политика в отношении России выглядит иначе», — резюмирует автор.

13 сентября 2017 г.

Михаэль Штюрмер | Die Welt

Источник — inopressa.ru

Глобальная борьба за власть в XXI веке

Можно ли проблему Мьянмы — Аракана, северокорейскую проблему, войну в Сирии рассматривать независимо от борьбы за влияние в Южной Азии, Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Ближнем Востоке? Или можно ли назвать случайностью то, что по мере углубления кризиса, связанного с доминированием в Южно-Китайском море, ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), которая начинает терпеть поражение в Ираке и Сирии, неожиданно появляется на Филиппинах в Тихом океане, а американский империализм тут же принимает решение отправить военных в эту страну под предлогом борьбы с радикальным исламистским фундаментализмом?

Это только некоторые из множества примеров. Немаловажный вопрос заключается в том, почему сумасбродный президент США Дональд Трамп, который перевел Северную Корею в разряд мишени по причине ядерных испытаний, выступает против ядерного соглашения, подписанного с Ираном? Хотя на все эти вопросы можно дать множество разных ответов, все они главным образом связаны с глобальной борьбой за влияние.

В настоящее время в 80 разных регионах мира имеют место войны, конфликты, кризисы. Часть из них — это так называемые «замороженные проблемы», которые обладают высоким потенциалом в любой момент превратиться в горячий конфликт. И все эти проблемы так или иначе связаны друг с другом.

Глобальная борьба за власть XXI века, в которую мы вовлечены, становится ареной конкуренции из разряда той, что происходила в первой половине XX века. Мы наблюдаем новую версию конфликта за гегемонию, повлекшего за собой две масштабные войны за передел, в ходе которых миллионы людей погибли, города были стерты с лица земли, и в то время как набирающая обороты конкуренция заставляет глобальных игроков плыть саженками в опасных водах, выяснение отношений приводит к открытой конфронтации.

Империалистическая капиталистическая система, из-за которой и продолжаются войны, конфликты, кризисы, мчится на полных парусах, оставляя после себя новые кризисы и зоны конфликта. Глобальная война за власть, которая заставляет Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша (Antonio Guterres) предупреждать о том, что кризис вокруг Северной Кореи может привести к масштабной войне, под скромным нажимом новых «энергичных» игроков толкает действующих игроков на совершение ошибок.

В период, когда позиции США как гегемона ослабевают, ходы Китая, потенциальной глобальной силы, и России, нацеленной достичь былой мощи, расчищают путь к многополярной борьбе. Но могут ли новые войны за мировое господство и передел вылиться в открытый конфликт? На сегодняшний момент вряд ли.

Сегодня по сравнению с прошлым веком число ядерных игроков достигло восьми. То есть теперь США в этом не одиноки. К США, Великобритании, Франции, России и Китаю в последние годы присоединились такие страны, как Пакистан, Индия, Израиль. Иран, который пока остановлен, и Северная Корея, которую хотят остановить, также вот-вот поднимутся в «ядерную лигу».

Все игроки, обладающие ядерной мощью, выступают за то, чтобы в соперничестве за получение своей доли не допустить горячей стадии конфликта. Поэтому борьба за власть продолжается в виде войн чужими руками. Во всех кризисных регионах, от Кении до Бразилии, от Венесуэлы до Йемена, от Украины до Сирии, можно видеть следы этой борьбы и поляризации.

Наведение прицела на Северную Корею как на глобальную угрозу — тоже результат этого политического климата. Хотя внешняя причина посягательств США и НАТО, открыто угрожающих Северной Корее, — ядерные испытания, еще один важный фактор — окружение Китая. Но, увы, все трактовки по этой проблеме, как и по многим другим вопросам, построены на западных информационных источниках. Равно как и оценки по поводу Ирана в недавнем прошлом. Исходя из этого и формируется представление о Северной Корее как бессменном лидере «стран зла», объявленных американским империализмом.

Превращать неподчиняющиеся страны и лидеров в мишень — классический трюк США. Как в случае с Ливией во главе с Каддафи или Сирией и Ираком. Сейчас США, НАТО стали открыто заявлять о необходимости глобального ответа. И Трамп, который говорит, что «по Северной Корее обсуждаются все варианты», и НАТО выражают необходимость дать некий глобальный ответ КНДР.

Можно ли ожидать какое-либо масштабное военное вмешательство или тотальную войну? В условиях нынешней международной ситуации такие сценарии вряд ли возможны, тем не менее могут обратиться к локальным контрударам по ядерным объектам, как в свое время в Иране, Сирии, Ливии.

Для того чтобы мировая империалистическая капиталистическая система могла продолжать свое существование, нужно еще много кризисов и войн. Новая борьба за гегемонию и передел с участием многих игроков и факторов имеет еще множество нераскрытых граней. Сегодня — Северная Корея, Сирия, Йемен, завтра — другая какая-нибудь страна.

Ибрагим Варлы (İbrahim Varlı)
Birgün, Турция

Оригинал публикации: 21. yüzyılda küresel güç mücadelesi
Опубликовано 12/09/2017

Источник — inosmi.ru

Дональд Трамп и Владимир Путин могут погубить друг друга

© РИА Новости, Сергей Гунеев

Поддержка, оказанная американскому президенту, в будущем может обернуться против Кремля

 

Если Владимир Путин, действительно, помог Дональду Трампу попасть в Белый дом, это была блестящая разведывательная операция. При этом она, возможно, была столь же блестящим голом в собственные ворота. План, который должен был ослабить давление на правительство г-на Путина и привести к власти в Америке дружественно настроенного политика, породил в результате ужесточение наложенных на Россию санкций и опасное усиление внутриполитических вызовов для российского президента.

 

Что касается г-на Трампа, то предполагаемый сговор его избирательного штаба с Россией, как утверждается, способствовавший его победе на выборах, теперь может погубить его как президента. Если близость окружений Путина и Трампа в итоге положит конец политическим карьерам обоих президентов, в этом будет своеобразная ирония судьбы.

 

Разумеется, наиболее упрямые защитники российского правительства и г-на Трампа до сих пор отрицают факт сговора. Однако американские спецслужбы уверены, что за взломом переписки Демократической партии стояла именно Россия.

 

Очень вероятно, что этот взлом повлиял на ход выборов, учитывая, что победа определялась небольшим преимуществом. В июле 1916 года, когда накануне съезда Демократической партии были опубликованы первые письма из взломанных почтовых ящиков, я был в Филадельфии. Новость о том, что сопредседательница Демократического национального комитета Дебби Вассерман-Шульц (Debbie Wasserman Schultz) в неофициальном порядке пренебрежительно отзывалась о кампании Берни Сандерса (Bernie Sanders), заставила ее уйти в отставку и обеспечила хаос в начале съезда. Сторонники г-на Сандерса решили, что у их кандидата украли шанс на победу. Позднее именно избиратели Сандерса, перекинувшиеся к республиканцам, обеспечили г-ну Трампу большинство в таких ключевых штатах, как Пенсильвания, Мичиган и Висконсин. В настоящее время также известно, что российские агенты распространяли в «Фейсбуке» и «Твиттере» информацию, направленную против Клинтон.

 

В ходе кампании г-н Трамп неоднократно выражал симпатии к Кремлю. Пока неизвестно, что им двигало — идеологические соображения, необходимость защищать свои инвестиции или стремление избежать раскрытия некоего позорного секрета.

Однако связи с Россией положили начало цепочки событий, которая в итоге может разрушить его президентское правление. Г-н Трамп, встревоженный расследованием его контактов с Россией, которое проводило Федеральное бюро расследований, уволил главу ФБР Джеймса Коми (James Comey). Скандал вокруг этого увольнения привел к тому, что бывший глава Бюро Роберт Мюллер (Robert Mueller) был назначен специальным прокурором по расследованию связей между Трампом и Кремлем. Это расследование безжалостно продвигается и, вероятно, станет причиной судов и отставок. Результатом всего этого может оказаться импичмент г-на Трампа — и крах его президентства.

 

Окончательно стало понятно, что игра г-на Путина может обернуться против него, когда г-н Трамп оказался вынужден отправить в отставку генерала Майкла Флинна (Michael Flynn), своего советника по национальной безопасности, за то, что тот не объявил о своих контактах с российскими властями. С этого момента для г-на Трампа стало политически невозможно помочь России и ослабить санкции. Напротив, возмущение российским вмешательством в американские выборы привело к ужесточению санкций, а не доверяющий г-н Трампу Конгресс еще и дополнительно позаботился о том, чтобы он не мог их отменить собственным решением.

 

Фактически для республиканского Конгресса жесткий курс в отношении России стал заменой жесткому курсу в отношении г-на Трампа. Санкции, введенные летом, были специально направлены против горнодобывающей и нефтяной отраслей российской экономики. В ответ российский премьер-министр Дмитрий Медведев обвинил США в том, что они объявили России «полноценную торговую войну».

 

Таким образом, при г-не Трампе американско-российские отношения не только не улучшились, но и стали хуже, чем когда-либо со времен разгара холодной войны. Осознав, что администрация Трампа не сможет отменить санкции, Кремль решил устроить массовую высылку из России американских дипломатов, в ответ на высылку российских дипломатов, произошедшую еще при администрации Обамы. Перспектива поставок американского оружия на Украину также стала более реальной. Россия, в свою очередь, собирается провести в Восточной Европе масштабные военные учения, что усиливает американские опасения.

 

Ирония ситуации заключается в том, что, если бы г-н Путин просто предоставил событиям идти своим чередом, введенные против России санкции могли быть ослаблены даже при Хиллари Клинтон в Белом доме. Г-жа Клинтон уже однажды пыталась «перезагрузить» отношения с Россией на посту госсекретаря и вполне могла попробовать снова это сделать. Вдобавок в Европе многие тоже начинали уставать от санкций.

 

Когда закончится расследование Мюллера, Америку может ждать очередная вспышка гнева в адрес России. Опаснее всего эта ситуация для г-на Трампа, но косвенную угрозу она создает и для г-на Путина. В марте ему предстоят президентские выборы. При этом в России вновь оживилась оппозиция во главе с популярным и смелым Алексеем Навальным, а обстановка в экономике продолжает ухудшаться, от чего серьезно страдают российские потребители. Хотя почти никто не предполагает, что г-н Путин может проиграть эти выборы, он уже не вызывает в обществе таких восторгов, как пару лет назад. В российских СМИ начали появляться статьи о постпутинской эпохе.

 

Важнее всего то, что российские деловые круги больше не видят света в конце санкционного туннеля. Более того, положение дел, скорее всего, будет ухудшаться. Чтобы санкции были отменены, нужны некие радикальные изменения — например, такие, как уход г-на Путина из Кремля. На деле, вполне возможно, что всерьез «перезагрузить» отношения между США и Россией получится только после того, как уйдут и г-н Трамп, и г-н Путин.

http://inosmi.ru/politic/20170912/240254384.html

 

 

Какое значение имеет Трамп для истории?

У Соединенных Штатов никогда не было такого президента, как Дональд Трамп. Страдающий нарциссизмом и неспособностью сконцентрироваться, а также отсутствием опыта в международных делах, в вопросах внешней политики он как правило выдвигает лозунги, а не стратегию. Некоторые президенты, такие как Ричард Никсон, обладали подобным чувством неуверенности в себе и социальными предубеждениями, но Никсон придерживался стратегического взгляда на внешнюю политику. Другие, такие как Линдон Джонсон, были крайне эгоцентричны, но у них был огромный политический опыт в работе с Конгрессом и другими лидерами.

Будут ли будущие историки рассматривать президентство Трампа как временное недоразумение или как главный переломный момент в роли Америки в мире? Журналисты, как правило, концентрируются на личностях лидеров, потому что получается «хороший материал». Социологи, напротив, склонны предлагать обширные структурные теории об экономическом росте и географическом местоположении, которые представляют историю неизбежной.

Я написал книгу, в которой пытался изучить важность лидеров, исследуя важные поворотные моменты в создании «Американской эпохи» в прошлом веке, и рассуждая о том, что могло бы произойти, если бы в президентском кресле сидел его главный соперник. Привели бы структурные силы под разными президентами к той же эпохе глобального лидерства США?

В начале XX века Теодор Рузвельт был лидером-активистом, но он повлиял в основном на время. Мощными определяющими факторами были экономический рост и география. Вудро Вильсон разрушил американские традиции масштаба полушария, отправив американские силы воевать в Европу. Но где Вильсон привнес существенные изменения, так это в моральном тоне американской исключительности в свое оправдание. Что было контрпродуктивным? Его упорная настойчивость в Лиге Наций по принципу «все или ничего».

Что касается Франклина Рузвельта (ФДР), то представляется по меньшей мере спорным, что структурные силы втянули бы США во Вторую мировую войну, находясь под консерватором-изоляционистом. Очевидно, что для Рузвельта угроза, исходящая от Гитлера, и его (Рузвельта) готовность воспользоваться таким событием, как Перл-Харбор, сыграли ключевую роль.

Структурная биполярность США и Советского Союза после 1945 года определила рамки холодной войны. Но президентство Генри Уоллеса (которое могло бы произойти, если бы Рузвельт не заменил его как вице-президента в 1944 году на Гарри Трумэна), возможно, изменило бы стиль реагирования США. Точно так же президентство Роберта Тафта или Дугласа Макартура могло бы нарушить относительно сбалансированную консолидацию системы сдерживания, которой руководил Дуайт Эйзенхауэр.

В конце века структурные силы глобальных экономических изменений привели к ослаблению советской сверхдержавы, а попытки Михаила Горбачева провести реформу системы ускорили распад Советского Союза. Тем не менее, наращивание сил обороны Рональдом Рейганом и опытное ведение переговоров наряду с навыками Джорджа Буша положили конец холодной войне и были важны для конечного результата.

Существует ли вероятный сценарий, в котором Америка из-за какого-то другого человека, занимающего пост президента, не достигла бы глобального превосходства к концу двадцатого века?

Возможно, если бы Рузвельт не был президентом, а Германия укрепила бы свою власть, международная система в 40-е годы могла бы реализовать концепцию Джорджа Оруэлла о подверженном конфликтам многополярном мире. Возможно, если бы Трумэн не был президентом, а Сталин добился больших успехов в Европе и на Ближнем Востоке, советская империя была бы сильнее, и биполярность могла сохраниться гораздо дольше. Возможно, если бы Эйзенхауэр или Буш не были президентами, а другой лидер был бы менее успешным в предотвращении войны, то господство Америки было бы замедленно (как это произошло на какое-то время из-за вмешательства США во Вьетнаме).

Учитывая экономические масштабы и благоприятную географию, структурные силы, вероятно, создали бы некоторую форму Американского превосходства в двадцатом веке. Тем не менее, решения лидеров сильно сказались на сроках и типах превосходства. В этом смысле, даже когда структура объясняет многое, лидерство внутри нее может сыграть важную роль. Если история — это река, курс и течение которой сформированы значительными структурными климатическими силами и топографией, людские ресурсы могут быть изображены как муравьи, цепляющиеся за бревно, охваченное течением, или как рафтеры на порогах рек, выруливающие и избегающие камней, которые изредка опрокидываются, а подчас добиваются успеха.

Итак, вопрос лидерства важен, но насколько? Окончательного ответа никогда не будет. Ученые, которые пытались измерить влияние лидерства в корпорациях или лабораторных экспериментах, иногда приходят к цифрам в диапазоне 10% или 15% в зависимости от контекста. Но это весьма структурированные ситуации, когда изменения часто линейны. В неструктурированных ситуациях, таких как пост-апартеидная Южная Африка, трансформационное руководство Нельсона Манделы имело огромное значение.

Американская внешняя политика структурирована институтами и конституцией, но внешние кризисы могут создать контекст, гораздо более восприимчивый к выборам лидеров, к лучшему или к худшему. Если бы Альберт Гор был объявлен президентом в 2000 году, США, вероятно, вступили бы в войну с Афганистаном, а не с Ираком. Поскольку внешнеполитические события — это то, что социологи называют «зависимым путем», относительно небольшой выбор лидеров — даже в пределах 10-15% в начале пути — со временем может привести к значительным расхождениям в результатах. Как однажды сказал Роберт Фрост, когда две дороги в лесу расходятся, выбор той, что наименее проторена, иногда может иметь решающее значение.

И в заключение, риски, создаваемые личностью лидера, могут быть несимметричны; они могут изменить положение уже зрелой силы, а не силы, набирающей мощь. Столкновение со скалой или разжигание войны могут потопить корабль. Если Трамп избежит крупной войны, и если он не будет переизбран, будущие ученые смогут рассматривать его президентство как любопытное явление на кривой истории Америки. Но здесь есть большое «если».

Джозеф Най (Joseph S. Nye)
Оригинал публикации: How Much Does Trump Matter?
Опубликовано 05/09/2017

Источник — Project Syndicate, США

У США дефицит партнеров на постсоветском пространстве

Звонок Дональда ТРАМПА президенту Казахстана по инициативе американской стороны — это дипломатический реверанс от новой администрации Белого дома с намеком на усиление сотрудничества в разных направлениях: от экономики и энергетики до политики и военного сотрудничества.

Акорда как ключ к Кремлю

На фоне усиления влияния России и Китая на постсоветском пространстве США стали испытывать дефицит партнеров, в том числе в Центральной Азии, где в последние годы основным центром притяжения становится больше Пекин, чем Москва.

После украинского конфликта 2014 года на постсоветском направлении у США так и не появилось ни одного нового посредника в отношениях с Россией, способного поддерживать партнерские отношения как с Западом, так и с Кремлем. Еще при Бараке ОБАМЕ эту роль отводили Астане. Хотя в глазах Вашингтона Казахстан сейчас интересен и как модератор в разрешении сирийского конфликта. Но именно из-за частоты формальных и неформальных контактов с Кремлем, в которых Акорда вне конкуренции, Белый дом решил сохранить преемственность в отношениях с Казахстаном.

Незадолго до телефонного общения лидеров США и Казахстана Астану посетил премьер-министр России Дмитрий МЕДВЕДЕВ, который участвовал в заседании Евразийского межправительственного совета и провел встречу с Нурсултаном НАЗАРБАЕВЫМ. Естественно, поднимался и болезненный вопрос ужесточения антироссийских санкций, которые поддержали США и беспокоят Астану.

Эти санкции для Казахстана — палка о двух концах. С одной стороны, они влекут немало рисков. С другой, появилась еще одна возможность закрепить за собой роль модератора в глазах Вашингтона и Брюсселя. Не удивительно, что президенты США и Казахстана в телефонном разговоре уделили особое внимание американо-российских отношениям, которые вошли в новую фазу обострения и уже привели к обмену взаимными дипломатическими ударами.

За последние несколько недель Акорда не раз поднимала эту тему. В частности, на церемонии открытия здания банка низкообогащенного урана МАГАТЭ президент Казахстана выразил обеспокоенность ужесточением санкционного противостояния между США и Россией, которая, по его мнению, «ведет к нарастанию напряженности между двумя ведущими ядерными государства в мире», поэтому «принципиально важно не допустить перерастания торгово-экономических конфликтов в силовое противостояние». Он также отметил, что Казахстан вносит вклад в разрешение сложных мировых проблем по мере сил и возможностей.

Еще раньше, во время встречи с премьер-министром РК Бакытжаном САГИНТАЕВЫМ глава государства упомянул о рисках для казахстанской экономики в связи с ужесточением санкций.

В свою очередь, министр национальной экономики РК Тимур СУЛЕЙМЕНОВ заявил, что в долгосрочном периоде санкции будут иметь влияние на экономику России, поэтому Казахстану как участнику ЕАЭС надо быть готовым к любым неприятным сюрпризам. При этом главные риски санкций связаны с курсом российского рубля по отношению к иностранной валюте.

Между тем, председатель Национального банка РК Данияр АКИШЕВ на пресс-конференции сказал, что потенциал влияния антироссийских санкций со стороны США на казахстанскую экономику является нейтральным. «И при стабильности на мировых сырьевых рынках риски для казахстанской экономики минимальны», — считает он.

Это заявление вступают в противоречие с тем, что говорил президент и министр нацэкономики, которые относятся к санкциям более настороженно. И эта настороженность вполне объяснима: война торговых санкций с Западом уже била рикошетом по партнерам России из ЕАЭС (в первую очередь по Казахстану и Белоруссии), которых Москва постоянно обвиняла в контрабанде и реэкспорте запрещенных в РФ товаров.

Судя по всему, ситуация будет только ухудшаться. В марте в российскую Госдуму был внесен законопроект о запрете оборота в России ряда товаров, поступающих из стран ЕАЭС, — чтобы предотвратить реэкспорт санкционных товаров. А это может заложить основу для новых взаимных обвинений между членами союза, так как понятием «санкционный товар» легко манипулировать для защиты внутреннего рынка.

Нефтяное лобби

С начала 1990-х для любой администрации Белого дома Казахстан всегда ассоциировался с зоной жизненно важных интересов крупных американских нефтегазовых компаний. А назначение Трампом на пост госсекретаря США бывшего главы нефтегазовой корпорации «ExxonMobil» Рекса ТИЛЛЕРСОНА эту ассоциацию еще и усилило.

Вряд ли случайно телефонный разговор Дональда Трампа с Нурсултаном Назарбаевым состоялся практически сразу после визита в Казахстан замминистра энергетики США Дэна БРУЙЛЭТТА. В ходе встречи с ним наше руководство не преминуло подчеркнуть, что в республике работают более 500 компаний с американским участием. В том числе крупнейшие нефтяные компании, которые вложили в казахстанскую экономику $40 млрд.

Как говорится, «тонкий намек на толстые обстоятельства», который придется учитывать каждому американскому президенту. Неудивительно, что в декабре прошлого года, когда президент Казахстана участвовал в официальной презентации Кашагана, он рассказал о своем разговоре с Трампом, который поздравил с запуском крупнейшего нефтяного месторождения.

С учетом роли нефти в нашей экономике в Казахстане вызвали обеспокоенность некоторые новые пункты антироссийских санкций. В частности, речь шла о корректировке списка глубоководных шельфовых проектов, а также нефтегазовых проектов с трудноизвлекаемыми запасами, для которых запрещено поставлять оборудование и технологии. Министр национальной экономики поспешил всех успокоить: дескать, Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), «который связывает нашу нефть с морями, в частности с Новороссийском, в санкциях не прописан». И здесь между делом вновь была упомянута мощь американского нефтегазового лобби. По словам министра, «Шеврон», один из крупных инвесторов КТК, вместе с другими американскими участниками консорциума добился от Конгресса США, чтобы транзитные трубопроводы были выведены из-под санкций.

С другой стороны, пока непонятно, насколько оправданы опасения, что в зону риска могут попасть некоторые каспийские месторождения, которые разрабатываются совместно Казахстаном и Россией: например, «Хвалынское» и «Центральная». Причина в том, что санкции распространяются не только на российские добывающие компании, но и на все проекты, где их доля составляет более трети.

Внутренняя кухня Совбеза ООН

Казахстан в прошлом году стал непостоянным членом Совета безопасности ООН. В ходе телефонного разговора Назарбаева и Трампа также обсуждались вопросы глобальной и региональной политики, что с учетом этого статуса выглядит вполне логично.

В Совбез входит 15 членов — пять постоянных и десять непостоянных. Но для принятия того или иного решения необходимо, чтобы его поддержала не только постоянная пятерка, но еще четыре из 10 непостоянных членов. Не удивительно поэтому, что и Россия, и Китай, и США внимательно относятся к списку непостоянных членов, стараясь поддерживать те государства, на которые они могут рассчитывать в случае голосования.

Совет безопасности ООН отвечает за поддержание международного мира и безопасности и, в случае возникновения угроз, имеет право применять принудительные меры, в том числе санкции, к тем или иным государствам. В любом случае, каждому из пяти постоянных членов Совбеза нужна своя команда поддержки.

Кстати, в конце августа Казахстан уже предложил «количественно и качественно» расширить состав Совета. Такой же позиции давно уже придерживается и Россия, которая хочет «размыть» западный блок в Совбезе за счет включения в него представителей других регионов мира. И неясно, случайно ли такое совпадение позиций Акорды и Кремля. Тем более что именно Россия и Китай наиболее активно поддерживали нашу кандидатуру в качестве непостоянного члена Совбеза, рассчитывая на то, что Казахстан оплатит счет, когда его выставят.

Хотя, возможно, Астана по привычке решила отметиться новыми международными инициативами, каких за последние годы было уже немало: от предложения провести реформу всей мировой финансовой системы — до принятия нового Договора о нераспространении ядерного оружия.

Ядерный банк

Белый дом проявил преемственность и в создании международного банка низкообогащенного урана под контролем МАГАТЭ, который в конце августа официально открыли в Казахстане. Ведь эта инициатива в свое время возникла именно у США — чтобы дать возможность государствам, развивающим мирную ядерную энергетику, использовать низкообогащенный уран из этого банка без создания собственных производств по его обогащению.

Казахстан сразу поддержал эту идею и предложил свою территорию, больше по имиджевым соображениям. Для президента важно было укрепить стратегическое партнерство с США, а также с МАГАТЭ. К тому же республика не первый год старается создать свой вертикально интегрированный ядерный комплекс — от добычи урана до производства топлива для АЭС.

Не менее важно для США и то, что у Казахстана тесные партнерские связи с Ираном, для чьей ядерной программы этот банк в принципе и создавался. Несмотря на то что Дональд Трамп пытается снова занять жесткую позицию по отношению к Тегерану, сам факт открытия банка низкообогащенного урана под контролем МАГАТЭ в Казахстане указывает на то, что эта идея устраивала как республиканцев, так и демократов.

Мнение рядовых казахстанцев, как обычно, в расчет не приняли.

Афганский фактор

Незадолго до телефонной беседы с президентом Казахстана Дональд Трамп сделал заявление, напрямую имеющее отношение к Центральной Азии. Он сказал, что поспешный вывод американских войск из Афганистана может образовать вакуум, который займут террористы.

Откровенно говоря, этот процесс уже начался, что привело к усилению позиций сторонников ИГИЛ в Афганистане, среди которых немало граждан Центральной Азии. И они представляют более серьезную угрозу для нашего региона, чем даже талибы.

Поэтому естественно, что полный вывод американских военных из Афганистана вряд ли устраивал приграничные центральноазиатские государства, которые опасались, что после вытеснения ИГИЛ из Сирии и Ирака часть ее боевиков окажутся именно в Афганистане.

Трамп также заявил, что США будут более жестко подходить к Пакистану, который, по его мнению, стал прибежищем для экстремистов. Но в таком случае Белому дому придется усилить взаимодействие с другими государствами региона, где серьезнее относятся к борьбе с терроризмом. Хотя приоритетом здесь будет не Казахстан, для которого афганская тематика традиционно была менее приоритетной, а Узбекистан. Еще при Исламе КАРИМОВЕ наш сосед пытался играть важную роль во внутриафганском урегулировании.

Также Трампу придется реанимировать формулу «5+1» (пять стран Центральной Азии плюс США), которую пыталась реализовать администрация Обамы как противовес влиянию России и Китая в регионе.

При этом непонятно, как США собираются укреплять свои позиции в ЦА, если тот же Трамп недавно резко сократил финансирование американской помощи зарубежным странам на 2018 год. В том числе и центральноазиатской пятерке: военная помощь США снизится с $15,67 млн в 2017 году до $9,153 млн в 2018-м. Аналогичное сокращение будет и в рамках экономической и гуманитарной помощи.

Естественно, что этот фактор усилит экономическое и финансовое присутствие Китая в регионе, который собирается увеличивать финансирование разных проектов — и экономических, и гуманитарных — в рамках «Экономического пояса Шелкового пути».

Досым САТПАЕВ
5.09.17

Источник — ratel.kz

США унижают Россию, за что РосМИД вежливо извиняется.

Владимир Жириновский потребовал отставки Сергея Лаврова, дабы изменить ситуацию в нашем Министерстве иностранных дел. Пожалуй, после всех дипломатических скандалов, это единственный выход, который напрашивается. Только вряд ли сама по себе отставка что-то изменит…

Информационно-аналитическая компетентность у чиновников нашего МИДа на сколь-нибудь приемлемом уровне наблюдалась разве что во времена Советского Союза. Да и то лишь, пока из ведомства не ушел «мистер Нет» — Андрей Андреевич Громыко. Показательно, что именно после того, как его сменил «мистер Да» Эдуард Шеварднадзе (его правопреемником и по кличке, и по должности стал Андрей Козырев), в советском внешнеполитическом сообществе вместо сухого и эмоционально-нейтрального прозвища «мидовец» укоренилось простое и понятное «мидак». К чему я клоню?

Да к тому, что в минувшее воскресенье в очередной раз уровень информационно-аналитической (не)компетентности МИДа продемонстрировала официальный представитель ведомства Мария Захарова.

Ее выступление предваряла «подводка» ведущего Владимира Соловьева: «Американская администрация потребовала освободить генконсульство России в Сан-Франциско, торговое представительство в Вашингтоне и Нью-Йорке. Сейчас эти здания заблокированы спецслужбами, хотя являются российской собственностью. Мало того, там был проведен обыск, который госдепартамент предпочитает называть осмотром. Что позволяет властям США устраивать этот цирк с нарушением всех норм международного права? Могут ли они одуматься и вернуть дипсобственность? Зачем вообще разворачивается эта беспрецедентная кампания?» (0:00:20-0:00:52 стрима) «…До такого никто из американских президентов не доходил никогда.»(0:01:19-0:01:24 стрима).

Начало выступления «карьерного дипломата» меня просто умилило. С очаровательной улыбкой г-жа Захарова произнесла: «Не все, вообще, американские президенты доходили [многозначительная пауза] до конца своего срока». Думаю, в этот момент не я один напрягся. Напомню — из всех, президентов, не «досидевших» до конца своего срока, в отставку — «условно-добровольно» — живым ушел только Ричард Никсон. Двое — Уоррен Гардинг и Франклин Рузвельт — почили в бозе прямо «на боевом посту». А троих — Авраама Линкольна, Джеймса Гарфилда, Уильяма Мак-Кинли — американцы благополучно укокошили без посторонней помощи.

Но последовало: «Это, кстати говоря, тоже неплохо бы помнить в сегодняшних исторических реалиях о том с каким государством мы имеем дело. Вот, просто, понимаете.» (0:01:24-0:01:41 стрима) Да? Ну, хорошо, уж теперь-то, услышав это, точно понимаем.

Далее: «Немножко в историю нужно заглянуть этой страны („Немножко» это — насколько? Это — про Ирак/Ливию/Сирию/Афганистан? Про Гренаду? Панаму? Вьетнам? Или можно посмотреть на рабство негров и ирландцев? А как насчет геноцида индейцев? А слабо открыто сказать, что США с самого первого дня своего существуют благодаря людоедству, в том числе, банально-буквальному? Что все их благополучие основано на массовых убийствах, на уничтожении целых стран и народов? А после всего этого США еще имеют право на существование? Но, как же можно представителю МИДа противоречить самому президенту, который называл их „великой державой» и „единственной супердержавой» и понять, что то, что много лет мы (кто именно „мы»?) идеализировали, на самом деле идеализировать не стоило». Слава Истории! Все, наконец-то, встало на свои места. (0:01:51 стрима) «Нужно прагматично смотреть на то, что есть в реальности, а не придумывать себе какой-то иллюзорный мир (А это указание адресовано кому, тоже президенту? Ведь, по конституции, именно он руководит всей внешней политикой. Что толку говорить это телезрителям? Они, что ли, решают, что сказать Тиллерсону или Трампу? И кто это там живет в „каком-то иллюзорном мире»?).»

Смотреть дальше было просто неловко как-то. Г-жа Захарова распространялась о чем угодно, кроме сущностного. И про «прямой удар по Трампу» сказала (0:04:40 стрима). МИДу больше делать нечего, как заботиться о бедном Трампе? Может, об интересах своей страны подумать?

И про то, как «российская сторона дала… больше полугода, …чтобы сохранить (американцам — С.Д.) лицо», и про то, как их не унизить, и про их учебный год, и про то, что «американцы — люди», что это «семьи нормальных обычных людей» … Слушаешь и понимаешь, что приоритетом нашего МИДа стало не отстаивание интересов России сохранение американского лица и соблюдение интересов США.

Долго г-жа Захарова распространялась и о нашей собственности. Но, при этом, признала, что наш ответ по дачам-складам был несопоставим «ну, сделали, как бы, ответную меру». А мы-то, наивные, думали, что все это было всерьез…

0:15:36 стрима. Ведущий возвращается к одной из главных тем («цирк с нарушением всех норм международного права»): «Насколько это беспрецедентно, насколько это соответствует международным нормам, насколько это casus belli, не является ли это де-факто объявлением войны Российской Федерации?»

Ответ г-жи Захаровой (0:15:47): «Это вообще не обсуждается (Это — как? Почему?)! Это стопроцентно беспрецедентная вещь! (Уф-ф, отлегло… Значит, все-таки, обсуждается!) Стопроцентно…»

Ведущий задает следующий вопрос (0:25:07 стрима): «Мария Владимировна, а подобное публичное унижение в истории дипломатических отношений когда-нибудь, кто-нибудь еще позволял?»

Ответ представителя МИДа (0:25:18 стрима): «А это очень интересный вопрос. (Это — точно!) Вот те, кто знает историю всякой дипломатической рутины и практики, те прекрасно знают, что нападения на посольства всегда совершались. Но они всегда совершались чужими руками. Например, какая-нибудь обезумевшая толпа… Вы помните историю с Грибоедовым, например, да… Или разъяренные повстанцы, либо революционеры, которые захватили власть, или просто какие-то молодчики, которых потом долго и безуспешно искали. Сегодня вот эти сутки, второго сентября (выяснилось — третье), американское государство… американцы переплюнули всех. Они сделали это официально, они сделали это вне закона, они сделали это в нарушение всех собственных мыслимых и немыслимых правовых актов… Это — абсолютное новое слово в не только дипломатии, но и, в принципе, в вопросах безопасности…»

Сколько я ни общался с мидаками (а это годы и годы), всегда поражался тому, какая у них «легкость в мыслях необыкновенная».

Посему и с целью поднятия информационно-аналитической компетентности департамента информации МИДа сообщаю, что нынешние события отнюдь не «стопроцентно беспрецедентная вещь» в «истории всякой дипломатической рутины и практики». Просто историю эту учить надо! Тем более что она не такая уж и давняя. Я, например, ее сам наблюдал своими глазами.

Так, ранним утром в среду 31 марта 1999 года госдепартамент США завладел зданиями посольства и резиденции посла Югославии. При этом американцы следовали, как они тогда подчеркивали, «стандартной дипломатической практике, принятой в случае разрыва отношений». Да, это происходило тогда, когда американцы бомбили югославов. Да, 25 марта Югославия заявила, что разрывает дипотношения с США.

Однако, нет, нынешнее изъятие нашей дипсобственности не «стопроцентно беспрецедентно».

Можно говорить, что тогда отъем дипсобственности следовал за бомбардировками и разрывом дипотношений, а сейчас, это исключать нельзя, их предваряет. Но, тем не менее, такой прецедент в новейшей истории США уже был.

И еще из выступления официального представителя МИДа (0:19:26 стрима): «…никаких законодательных, …исполнительных решений, ни судов, ни какого бы то еще не было и в помине».

У меня вопрос, опять-таки имеющий отношение к информационно-аналитической компетентности. На чем основывается уверенность г-жи Захаровой в том, что имело место «нарушение всех собственных мыслимых и немыслимых правовых актов» или что судебного решения не было? Зайду с другого конца. Известна ли официальному представителю МИДа такая аббревиатура — FISA? Это — Foreign Intelligence Surveillance Act, Акт, т.е. закон, о наблюдении за иностранными разведками, принятый в 1978 году. Актом FISA был создан тайный суд, и было разрешено издавать ордера, санкционирующие оперативные мероприятия и следственные действия в отношении агентов иностранных правительств, в период их физического присутствия в Соединенных Штатах.

Но ведь наш-то МИД и его сотрудники чистые/белые/пушистые и к ним это не относится, правда? А вот еще как относится! Агентами иностранных правительств являются, в том числе послы, все дипломаты и значительная часть консульских работников. Это — норма международного права, зафиксированная, в том числе в Венских конвенциях о дипломатических и консульских сношениях.

Благодаря тайным разрешениям специальных комитетов конгресса судьи этих тайных судов не имеют права фиксировать и регистрировать свои собственные решения, а конгрессмены-члены специальных комитетов не имеют права ни слова говорить своим избирателям или другим членам конгресса о том, что они узнали по секрету в связи с деятельностью в рамках FISA.

Так что, я вполне допускаю, что у црушников, фбршников и анбшников, пришедших закрывать и обыскивать наши представительства, ордера на эти действия были. Просто они были тайными, и их не обязательно было иметь при себе, чтобы предъявлять каким-то русским. Куда они денутся — все равно сдадут. Покочевряжатся да сдадут.

Как всегда, мидаки говорят лишь о второстепенных, технических вопросах. Официальный представитель МИДа, путаясь в трех соснах, пытается рассуждать о законности действий американцев, не смея даже помыслить, что говорить надо о незаконности самого государства США. Но как возможно такое, если САМ назвал их и «великой державой», и «единственной супердержавой»? А вот американцы спокойно по-прежнему требуют расчленения России в соответствии со своим законом о порабощенных нациях.

Владимир Соловьев раза три-четыре спрашивает: «Отвечать-то как будем?»

Ему в ответ про что угодно — и про «черные машины», и про «крепкого афроамериканского мужчину», и про «кинологическую машину» (?!), и про «мирового уровня провокацию», и про то, что «люди истощены физически», а был «расчет на то, нервы сдадут», про «собственные камеры спецслужб». Можно молоть, о чем угодно, только бы не о важном и сущностном.

Ну что возьмешь с мидака?

И вот на тебе — с четвертого, кажется, раза: (0:33:27 стрима) «Я думаю (?!), я могу Вам ответить только, что, конечно, это вопрос не моей компетенции и не сегодняшнего дня».

Приплыли! И это все? Ради этого государственный телеканал больше получаса вещал на необъятную территорию самой крупной страны мира? Но что там представитель МИДа?

Посмотрим на его главу. Вот сообщение для прессы от 31 августа этого года о телефонном разговоре Министра иностранных дел России С.В.Лаврова с Госсекретарем США Р. Тиллерсоном:

«31 августа по американской инициативе состоялся телефонный разговор Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном.

Госсекретарь звонил специально для того, чтобы проинформировать, что в ближайшее время будет объявлено о дополнительных ограничениях деятельности российских дипломатических представительств на территории США и изложил их основное содержание. В ответ министр выразил сожаление (здесь и далее выделено автором) эскалацией напряженности в двусторонних отношениях, начатой не нами, и указал, что в Москве внимательно изучат объявленные американцами новые меры, после чего будет сообщено о нашей реакции».

Сможете вы в этом сообщении найти оценку нашей стороной действий американцев как противоречащих международному праву или, хотя бы, как неразумных или бессмысленных? Отыщете выражение резкого и категорического протеста? Требований отмены «мер»? Возложения на американскую сторону всей полноты ответственности за негативные последствия, которые обязательно наступят?

Нет? И я не вижу. Но что же мы видим? А видим мы выражение сожаления, которое равносильно извинению. Т.е. не Тиллерсон извинился перед Лавровым, а Лавров перед Тиллерсоном. В англоязычном тексте использована фраза «Mr Lavrov expressed regret at the escalation of tension in bilateral relations». А вот синонимичный ряд вариантов перевода слова regret — сожаление, извинения, раскаяние, горе, прискорбие. И где тут понимание и отстаивание интересов России?

А как Вам насчет того, чтобы «внимательно изучить» и «сообщить»? Вам не напоминает это ситуацию, когда Вам плюнули в лицо (более неприличную ситуацию описать не позволят органы, контролирующие законодательство о СМИ) и спросили (ведь это же Тиллерсон позвонил, а не наоборот): «Ну, ты как?» А вы в ответ: «Да, ты знаешь, я внимательно изучу твой плевок. Дай время — сам не знаю, сколько — потом сообщу». Вас не спросили, что делать будете? Ну, раз не спросили, то Вы и не сказали.

P.S. Хочу еще посодействовать делу повышения информационно-аналитической компетентности МИДа. Обращаю внимание, что у американского госдепа есть интересный документ. Называется он «Дипломатическая и консульская неприкосновенность — руководство для правоприменительных органов и судебных властей». (Кстати, неплохо было бы нашему МИДу подготовить аналогичный материал для отечественных правоприменителей.) Находится руководство в открытом доступе здесь. В нем излагается выкристаллизованная позиция госдеповских экспертов из юридической и протокольной служб, службы иностранных миссий, а также бюро дипломатической безопасности по таким вопросам, как перечень категорий лиц, на которые распространяется иммунитет и до каких пределов, на кого он не распространяется, случаи отсутствия неприкосновенности у консульских учреждений, зданий и сотрудников, правила обращения с иностранным дипломатическим и консульским персоналом при задержаниях, арестах, судебных процедурах и т. д. Увлекательное чтиво. Рекомендую всем. Сотрудники посольства и консульств в США знать это руководство обязаны просто наизусть — хотя бы только потому, что именно этим руководством, а не Венскими конвенциями будут руководствоваться те, кто будет выбирать между тем, чтобы провести устную беседу или надеть наручники.

Сергей Духанов

Источник — svpressa.ru

Трамп, Эрдоган и двойные стандарты Германии

Советы турецкого руководства в преддверии выборов в Германии, сравнения с Гитлером и ядерный конфликт вокруг Северной Кореи: немецкие внешнеполитические дебаты нацелены на эмоции, а не на разум, пишет на сайте Tagesspiegel обозреватель издания Кристоф фон Маршалл.

Перед апрельским референдумом в Турции «немецкие политики по понятным причинам выступили против попыток президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана обеспечить себя диктаторскими полномочиями — и высказались об этом открыто. Некоторые даже публично посоветовали гражданам Турции сказать свое нет. Особенно отметился председатель партии Зеленых Джем Оздемир, сорвав овации в большинстве СМИ», — отмечает автор статьи.

«Теперь же, когда Эрдоган позволяет себе давать рекомендации по поводу выборов в Бундестаг, на него обрушивается шквал негодования», — говорится в статье.

Журналист считает это двойными стандартами: «Вмешиваться можно, если с позиции того, кто вмешивается, речь идет о добром деле, и нельзя, если цель, по его мнению, выглядит недостойно. Получается, это вопрос не принципа и общепринятых правил, а субъективной симпатии или антипатии».

К сожалению, констатирует автор, по такому принципу в Германии строятся многие внешнеполитические дебаты, особенно на фоне избирательной кампании.

«Еженедельник Stern выходит с Трампом в образе Гитлера на обложке. (…) Но именно Stern и его читатели негодуют по поводу того, что некое польское издание изобразило канцлера Меркель в нацистском облачении», — напоминает фон Маршалл.

«Министр иностранных дел Зигмар Габриэль недавно оставил всех в неведении относительно того, кого он считает истинным подстрекателем войны -Трампа или северокорейского лидера Ким Чен Ына. Его критика в адрес Трампа была, тем не менее, более многословной», — замечает автор.

«С точки зрения здравомыслящих аналитиков, совершенно очевидно, от кого исходит более сильная угроза и кто вызвал нынешний кризис. Противоречащая международному праву программа ядерных и ракетных испытаний, которую реализует диктатура Кима, старше президентства Трампа. Нынешняя эскалация началась с северокорейских испытаний — Трамп лишь среагировал на них. При всей неоднозначности реакции американского президента зачинщиком конфликта является Пхеньян. Далее ответственность лежит и на Китае, который не торопится усмирить Кима, хотя в экономическом плане Северная Корея полностью зависит от Пекина», — указывает журналист.

Мартин Шульц, кандидат на пост канцлера от СДПГ, не хочет превращать конфликт вокруг Северной Кореи в тему своей предвыборной кампании, продолжает автор. Правда, в тупик он может зайти в другом вопросе, связанном с ядерным оружием: «Шульц говорит о необходимости одностороннего вывода американского тактического ядерного оружия с территории Германии». «Что это? Ошибка новичка? — пишет автор. — Или попытка в отчаянии сыграть на морали и на завуалированном антиамериканизме?»

«Центральная Европа без ядерного оружия — это прекрасно, — поясняет фон Маршалл. — Но только как результат соответствующего соглашения о разоружении с Россией. Москва имеет куда более масштабный арсенал ядерного оружия в Калининградской области на границе с территорией НАТО».

Преследуя внешнеполитические цели, автор рекомендует сочетать «твердые позиции в отношении основополагающих ценностей и принципов правовой государственности; ограниченное сотрудничество в сфере общих интересов — таких, как контроль над массовой миграцией; сохранение каналов для диалога». «Двойные стандарты» тут являются полной противоположностью, подчеркивает он.

Источник: Tagesspiegel

30 августа 2017 г.
Кристоф фон Маршалл |

Источник — inopressa.ru

Трамп нападает на Конгресс с требованием поднять потолок долга

Трамп: «У нас большая проблема. Может наступить хаос!»

Трамп нападает на Конгресс с требованием поднять потолок долга

Президент Дональд Трамп снова напал на лидеров своей партии в Конгрессе в твиттере, на этот раз по поводу переговоров о потолке долга

Государственный долг США на данный момент составляет 19?845 триллионов долларов. Это 61?349 долларов США на человека. Большинство населения смутно представляет себе масштабы долга своей страны. Общая задолженность по состоянию на январь 2009 года составляла 10?627 триллионов долларов. С тех пор она увеличилась на 9?218 триллиона долларов (86,7%). Большая часть долга накопилась из-за так называемой «войны с террором». Эксперты признают, что США неумолимо приближается к экономическому кризису. Вопрос заключается лишь в том, когда это произойдет. Трамп, как и его предшественники, конечно же, не хочет, чтобы это случилось в его «смену».

В предыдущих твиттах Трамп открыто просил спикера Палаты представителей Пола Райана и лидера большинства Сената Митчелла Макконнелла связать законодательство о поднятии потолка долга с недавно принятым законопроектом о ветеранах.

Логика здесь состоит в том, чтобы надавить на членов Конгресса, особенно на консервативных республиканцев, которые выступают против любого «чистого» увеличения потолка долга, и заставить их голосовать за увеличение. Трамп в итоге признал, что республиканские лидеры от такого предложения отказались.

«Я попросил Митча M и Пола Р связать законодательство о потолке долга с законопроектом о ветеранах (который только что прошел) для того, чтобы его можно было легче принять», — написал президент в своем твиттере. «Они этого не сделали, поэтому теперь у нас большая проблема… И может наступить хаос!»

«Идея связать повышение потолка с законопроектом В.А. (VA) возникла еще до августовских каникул», — признался один из помощников сенатора в интервью Business Insider. Но, по его словам, несколько конгрессменов запротестовали против этой идеи, когда Макконнелл и другие упомянули об этом.

Тем более что Палата представителей передала законопроект о потолке долга без всяких поправок, поэтому Сенату было бы сложно добавить эту поправку, а Палате пришлось бы возвращаться к закону и снова голосовать за изменения.

В сентябре предстоит серьезная дискуссия по поводу повышения потолка долга. Секретарь казначейства Стивен Мнучин прямо заявил, что, если потолок долга не будет поднят к концу следующего месяца, США грозит дефолт. А это, в свою очередь, может вызвать серьезный кризис всей мировой финансовой системы. Однако главные республиканцы Мнучин и Макконнелл заявили на совместном мероприятии 21 августа, что потолок долга точно будет поднят до крайнего срока, и волноваться по этому поводу не стоит.

Тем не менее, отношения между Белым домом и лидерами Республиканской партии входят в новый период, об этом пишут все. В течение последних нескольких недель Трамп неоднократно нападал на Макконнелла, но 23 августа обе стороны подтвердили свои рабочие отношения. Однако уже в четверг утром, 24 августа, президент разразился очередным твиттом против лидера большинства.

Одним словом, республиканцев вполне можно понять, когда они сквозь зубы негодуют и (называясь анонимными источниками) намекают через СМИ: доколе же ты, Катилина, будешь злоупотреблять нашим терпением?

«После нескольких месяцев бесполезных попыток работать с Макконнеллом, Трамп, похоже, поднимает ставки… и конфронтация переходит в открытую стадию… Сейчас уже нет никаких сомнений в том, что лозунги Трампа во время кампании о том, что необходимо «высушить болото», были направлены на республиканцев, а не на «болотных жителей» Вашингтона — демократов», — пишет издание National Review.

Все это выглядит не столько продолжением предвыборных митингов, сколько продолжением прошлогодней кампании против руководства республиканской партии, которая его же и выдвинула. Несмотря на то, что либеральная толпа с ревом реагирует уже на любое телодвижение президента, Трамп не сомневается, что он держит в руках все козыри в битве с Макконнелом — вашингтонским «инсайдером», который в партии никогда особой популярностью не пользовался.

Макконнелл и остальная часть республиканцев считают, что проблемы администрации — результат поведения недисциплинированного президента, который не может дать себе труд и озаботиться тем, чтобы научиться работать в Вашингтонской системе и оставаться на связи хотя бы со «своими». Но у Трампа другая стратегия: он публично нападает на тех республиканцев, которые пока опасаются делать ставки, и активизирует борьбу с Макконнелом в твиттере, рассчитывая на аплодисменты немногочисленных поклонников.

Но Макконел не кажется запуганным. А другие республиканцы в Сенате, даже те, кто поддерживал Трампа в недавнем прошлом, после ужасов Шарлотсвилля готовы публично признать, что сыты по горло президентом. Для самых стойких сторонников Трампа — это всего лишь признак того, что «либералы» сомкнули ряды.

Многие считали, что Республиканская партия выстроится по стойке смирно после того, как Трамп, по выражению одного из лоббистов, «взял скальп и начал вырезать республиканцев во время праймериз». Но Макконнелл не испугался подобной перспективы. Вместо этого сенатор и его коллеги отправляют Трампу «месседж» о том, что они не намерены прогибаться и не собираются терять свое большинство в Конгрессе из-за сомнительной политики президента.

Трамп забывает еще одну важную вещь: коль скоро он пытается удержать связь с базой Республиканской партии, ему нужен и Макконнелл, если он хочет продолжать делает то, что планировал. Это включает в себя и сбор средств налогоплательщиков США на пограничную стену с Мексикой, хотя он неоднократно заявлял, что это Мексика должна платить за нее.

Трамп забывает, что его «боевая» тактика, которая, бесспорно, помогла ему выиграть, не сможет принести нужный результат на Капитолийском холме — в борьбе против решительного и опытного врага, который знает, как работать в системе. И хотя большинство республиканцев в Сенате предпочли бы все-таки не быть президентскими мишенями, они не так уж сильно боятся Белого дома, чтобы вдруг ополчится против Макконнелла или по просьбе президента провести или не провести какой-либо законопроект — такой, например, как санкции в отношении России (прохождение которого вызвало негативную реакцию Трампа).

«В Белом доме многим уже стало ясно, что в битве с Макконнеллом победителя не будет. Они надеются, что президент, который все же понимает, как работает Конгресс, возможно, найдет в себе силы и сдержит порывы против Макконнелла. Но, как видно по его бессвязным попыткам вмешаться в процесс принятия решения о здравоохранении (Obamacare), Трампу не хватает ни знаний, ни сосредоточенности, чтобы конкурировать в этих сферах. Кроме того, как во время принятия новых российских санкций, Трамп может начать противостоять республиканскому Сенату открыто. Сенат тоже достаточно быстро мобилизуется против него.

Начиная такие «междоусобные войны», Трамп обычно движется по пути, который заканчивается законодательными тупиками, и вредит это больше всего самому президенту.

В конечном счете, других республиканцев у Конгресса для него нет. Хуже мог быть только Конгресс, состоящий из демократов, который почти наверняка сразу бы начал процедуру импичмента. На данный момент кто-то из окружения должен напомнить президенту, что единственное его ощутимое достижение — утверждение консервативного судьи Нила Горсача в Верховном суде — это следствие стараний именно Макконнелла, а не Белого дома.

Окружение Трампа явно ненавидит Макконнелла и его коллег — едва ли не больше, чем они ненавидят демократов. Но если Трамп все еще надеется на какое-то разумное управление, а не просто на использование Белого дома в качестве платформы для своих публичных вендетт против средств массовой информации и непокорных республиканцев, ему нужно будет справиться с собственным гневом и заключить мир с лидером большинства», — пишет издание National Review.

Елена Ханенкова

Источник — REGNUM

Клички российского оружия

© Фото : Vitaly V. Kuzmin

Андрей Коц.

Главком Воздушно-космических сил России Виктор Бондарев в середине августа раскрыл главную «самолетную» интригу последних лет — имя первого российского истребителя пятого поколения. Он сообщил, что перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации (ПАК ФА) пойдет в серийное производство как Су-57. Неофициальное же прозвище самолет заработать пока не успел, в отличие от его «идейного» предшественника — прототипа Су-47, который создатели еще на этапе проектирования окрестили «Беркутом». Ломают голову над «кличкой» для  нового истребителя-«невидимки» и в НАТО: с начала холодной войны советским самолетам на Западе всегда присваивались специальные обозначения, так называемые NATO reporting names. Какие имена своей технике дают российские оружейники и как ее «обзывает» наш вероятный противник — в материале РИА Новости.

К вам едет «Травматизм»

Традиционно любому оружию в России, будь то танк, пистолет, или самолет, присваивается официальное буквенное или цифробуквенное обозначение. В нем могут быть «зашифрованы» тип вооружения, название конструкторского бюро или фамилия генерального конструктора, год создания, номер проекта и многое другое. Кроме того, большинству типов «стрелковки» и боевой техники присваивают сложные индексы от заказывающих управлений Минобороны. Но в повседневном обиходе чаще всего используются официальные и неофициальные «прозвища», которые оружию дают либо создатели, либо военные.По ряду направлений в таких обозначениях прослеживается система. Самый яркий пример — «цветочная» серия советских и российских самоходных пушек, гаубиц и минометов: «Василек», «Гвоздика», «Акация», «Пион», «Тюльпан». Реактивную артиллерию традиционно называют в честь разрушительных природных явлений: «Град», «Ураган», «Смерч», «Торнадо». Мощным реактивным системам залпового огня, способным уничтожить за минуты целый населенный пункт, такие имена, согласитесь, очень идут.

Дальнобойная реактивная система залпового огня (РСЗО) «Смерч» во время штурма позиций боевиков ИГ в Пальмире. Сирия, 02. 2016

Крайне популярны у оружейников названия рек — ими особенно часто называли средства ПВО: комплексы  «Шилка» и «Тунгуска», ЗРК «Двина», «Нева», «Печора» и «Ангара».  Кроме них, по течению плывут самоходные и буксируемые артиллерийские установки «Мста», «Хоста», РСЗО «Кама» (модификация «Смерча») и другие.

Многие виды вооружений, техники и экипировки получают имена, так или иначе связанные с их «индивидуальными особенностями». Самая тяжелая российская межконтинентальная баллистическая ракета Р-36М2 заслуженно носит гордое имя «Воевода». Этот «генерал всех МБР» способен забросить на территорию противника аж десять боевых блоков мощностью до мегатонны каждый. Ударный вертолет Ми-28 «Ночной охотник», как нетрудно догадаться, «заточен» под боевую работу в темное время суток. Скоростная ракета-торпеда «Шквал» — абсолютный рекордсмен в своем классе по скорости. Танковая динамическая защита «Контакт» срабатывает при контакте с боеприпасом противника. Зимний маскхалат за характерную расцветку прозвали «Кляксой», а популярные в спецназе снайперские маскировочные костюмы — «Лешим» и «Кикиморой». Действительно, боец в таком наряде похож на кого угодно, только не на человека.

Военнослужащий на учениях морских пехотинцев береговых войск Балтийского флота в Калининградской области

Впрочем, подавляющее большинство советских и российских образцов вооружений их создатели называли без какой-либо логики, руководствуясь, скорее, принципом героев х/ф  «Операция «Ы» — «чтобы никто не догадался». Из соображений секретности, юмора или просто наобум. Как еще объяснить тот факт, что опытный автоматический гранатомет ТКБ-0134 прозвали «Козликом»? Или тяжелую огнеметную систему ТОС-1 — «Буратино»?  Чем руководствовались люди, назвавшие сторожевой корабль «Гепардом», а опытный плавающий автомобиль УАЗ-3907 «Ягуаром»? Кошачьи, как известно, не самые большие любители воды. Бронированные медицинские машины для Воздушно-десантных войск и вовсе «крестил» большой любитель черного юмора. Товарищ раненый, к вам едет «Айболит». Или потерпи, боец, «Травматизм» уже близко.

Отдельного упоминания заслуживают названия различных боеприпасов, которые придумали явно очень поэтические люди. Термобарическая головная часть «Волнение» для снарядов РСЗО «Смерч», 122-мм реактивный снаряд 9М22К «Украшение» для «Градов», 240-миллиметровый реактивный снаряд МС-24 с химической боевой частью «Ласка» и 220-мм агитационный снаряд «Абзац». Видимо, полный. На этом фоне как-то даже теряются авиационная станция целеуказания «Фантасмагория», 30-мм авиационная пушка «Балеринка», переносная РЛС артиллерийской разведки «Аистенок» и советская тактическая атомная бомба «Наташа».

«Хулиган» и «Рукавица»

Естественно, любой западный военный с ума сойдет, если попытается разобраться во всех хитросплетениях нашего оружейно-лингвистического разнообразия. Впрочем, и россиянину непросто понять, почему, например, стратегический ракетоносец Ту-160 («Белый лебедь») в американской прессе называют «Блэкджеком», легкий истребитель МиГ-29 — «Точкой опоры» (Fulcrum), а противолодочный вертолет Ка-25 — «Гормоном» (Hormone). Казалось бы, на Западе дела с фантазией обстоят еще покруче, чем у нас. Однако кодовая классификация НАТО советских и российских летательных аппаратов основана на очень простой системе.

Российский многоцелевой истребитель Су-35

Самолетам и вертолетам ВКС России на Западе присваивают имена, первые буквы которых соответствуют их типу. Например, истребителям (fighter) дают «прозвища» на букву F. Су-27 и все его «потомки» вплоть до Су-35 получили «кличку» Flanker — «Бьющий во фланг», скоростные перехватчики МиГ-31 — Foxhound («Лисья гончая»), а истребители-бомбардировщики Су-34 стали «Футбольными защитниками» (Fullback). Точно по такому же принципу американцы дают имена нашим бомбардировщикам (bomber): Ту-95 и его модификации — Bear («Медведь»),  Ту-22М Backfire («Бьющий в тыл»), Ту-22 ранних версий — Blinder («Ослепляющий») и т.д.

Литерой М (miscellaneous — разное) в классификации НАТО обозначаются все другие типы самолетов: разведчики, учебно-боевые, дальнего радиолокационного обнаружения и прочие. К ним относятся истребитель-«тренажер» Як-130 Mitten («Рукавица»), самолет ДРЛО А-50 Mainstay («Основа»), топливозаправщик Ил-78 Midas («Царь Мидас»). Обозначения транспортников начинаются с C (сargo — груз): Ил-76 Candid («Искренний»), Ан-124 Condor («Кондор»), Ан-12 Cub («Щенок»).  Имена вертолетов, как не трудно догадаться, начинаются с H (helicopter): Ми-24 Hind («Лань»), Ми-28 Havoc («Опустошитель»), Ми-26 Hoodlom («Хулиган»).Стоит отдать вероятному противнику должное: многие прозвища подобраны довольно метко. Но хоть убей непонятно, почему наш бронированный как танк и вооруженный до зубов истребитель-штурмовик Су-25 натовцы прозвали «Лягушачьей лапкой» (Frogfoot)?
РИА Новости https://ria.ru/defense_safety/20170820/1500472535.html

Взгляд изнутри на мучительный поиск Трампом победоносной стратегии в Афганистане

Дэн де Льюс, Элиас Гролл, Дженна Маклафлин, Джана Уинтер, Пол Маклири | Foreign Policy

«В середине июля президент Дональд Трамп встретился с главой американской химической компании, изменившей его взгляды на военное присутствие США в Афганистане. Эксплуатация обильных природных богатств страны может привести к невероятному экономическому росту, было сказано Трампу», — пишет Foreign Policy.

«В своей беседе с Майклом Силвером, главой American Elements, компании, специализирующейся на высокотехнологичном производстве металлов и химических веществ, Трамп узнал о невероятном богатстве, скрытом под афганскими почвами, — незатронутых полезных ископаемых на сумму, возможно, превышающую 1 трлн долларов, а именно, меди, железа и редкоземельных металлов», — говорится в статье.

Совершенно не желая продолжать 16-летнюю войну, приведшую к гибели 2400 американцев и стоившую более 1 трлн долларов, президент проникся новостями о минеральных богатствах Афганистана. «Трамп хочет возместить убытки, — заявил источник, близкий к Белому дому. — Он пытается понять, как будет выглядеть деловое соглашение».

«Неопределенность президента, происходящая от глубоко скептического отношения к войне, вызвала разочарование в Министерстве обороны, смятение в Кабуле и внутреннюю борьбу в администрации. Она также создала возможности для продвижения новых идей аутсайдерами — в том числе Силвером и Эриком Принсом, основателем скандально известной частной компании по безопасности Blackwater (сейчас называющейся Academi) — о том, как изменить ход войны. Принс недавно обзавелся сторонниками в Белом доме, поддерживающими его предложение заменить американские войска наемниками, которые должны взять на себя руководство миссией», — отмечают авторы публикации.

«Учитывая то, что президент и его главные помощники должны провести встречу в Кэмп-Дэвиде в пятницу по этому вопросу, Трамп как главнокомандующий на данный момент стоит перед важным испытанием относительно того, как он справится с трудной войной в Афганистане — самой продолжительной в истории страны», — говорится в статье.

План, предложенный руководством Пентагона, заключается в отправке новых американских солдат на борьбу с «Талибаном»* и занятии более жесткой дипломатической позиции в отношении Пакистана за то, что он закрывает глаза на скрывающихся на его территории боевиков, сообщает издание.

Но Трамп медлит, не соглашаясь дать добро на предложение военных.

«Для Трампа Афганистан — худший вид делового соглашения, требующий долгосрочных обязательств без гарантии успеха. Тем временем появилась альтернатива», — пишет издание.

В мае Эрик Принс опубликовал статью в The Wall Street Journal, в которой призвал к подходу «в духе «Ост-Индской компании», с «вице-королем» и частными подрядчиками. Принс, чья идея привлекла внимание главного стратега Трампа Стива Бэннона и других официальных лиц, был приглашен в Белый дом, чтобы изложить свои идеи.

План Принса предусматривает размещение 5500 наемников для работы непосредственно с афганскими силами — предложение, которое, по его утверждению, будет более дешевым и эффективным, пишет издание.

Привлекательность для некоторых варианта Принса заключается в том, что он позволяет США быстро сократить присутствие американских сил и сосредоточиться на контртеррористических операциях, отмечают авторы.

Однако этот план противоречит нынешней военной доктрине. «Нельзя противостоять террористическим и повстанческим организациям, таким как «Аль-Каида»*, «Исламское государство»* и «Хаккани»* с помощью только контртеррористических сил и операций», — утверждает бывший командующий войсками США.

Первый вариант, представленный советником президента по национальной безопасности Г.Р. Макмастером в мае, включает в себя увеличение численности войск и не ограниченные временем обязательства. Он получил наибольшую поддержку в администрации и Конгрессе, но президент до сих пор не одобрил его. Второй вариант — это версия предложения Принса, которая включает в себя сокращение войск США, а третий — полное выведение войск США, хотя никто в Белом доме не настаивает на этом, говорится в статье.

По словам высокопоставленного чиновника администрации, Трамп в значительной степени заинтересован, по крайней мере, в какой-то версии второго варианта.

Однако другой чиновник администрации заявил, что переработанная версия первого варианта, предлагающая увеличение численности войск до 15 тыс. человек, является стратегией, которая будет представлена на встрече в пятницу в Кэмп-Дэвиде.

Какое бы военное предложение не одержало верх, идея добычи полезных ископаемых остается главным приоритетом для Трампа. Министр торговли Уилбур Росс в настоящее время проводит общую оценку возможностей их добычи в Афганистане, в то время как госсекретарь Тиллерсон, бывший глава ExxonMobil, изучает то, будет ли страна достаточно стабильной для долгосрочных американских инвестиций, отмечает издание.

Силвер утверждает, что минеральные богатства Афганистана могут обеспечить импульс, аналогичный тому, что пережил Китай в 1990-х годах. «Когда Китай открылся миру в начале 90-х годов в соответствии с политикой глобального участия Дэн [Сяопина], продажа полезных ископаемых легла в основу роста их ВВП», — заявил Силвер.

Но Афганистану не хватает инфраструктурных элементов: дорог, поездов и мостов, необходимых для извлечения полезных ископаемых, не говоря уже о гарантиях безопасности для частных компаний, говорится в статье.

*»Исламское государство» (ИГИЛ), «Аль-Каида», «Хаккани», «Талибан» — террористические группировки, запрещенные в РФ.

Источник: Foreign Policy

Источник — inopressa.ru

Куба — большой обман Латинской Америки

© РИА Новости, Эдуард Песов

Сое Вальдес (Zoé Valdés)

Однажды нам следовало бы изучить идеи национал-социализма, сторонником которых был Фидель Кастро в годы своей молодости. Тогда он досконально изучал «Mein Kampf» Адольфа Гитлера, затем увлекся в большей степени ленинизмом, чем марксизмом. Женился на девушке из обеспеченной семьи, чей брат обеспечивал ему фиктивные и хорошо оплачиваемые должности в правительстве Фульхенсио Батисты и Сальдивара. Он же впоследствии спас ему жизнь.
Эти мечтания «Жениха своей родины», как назвал себя Кастро в начале убийственного коммунистического эксперимента (потом он назовет себя «Отцом всех кубинцев»), получили свое дальнейшее развитие в разгоряченном воображении молодого Уго Чавеса еще до того, как он прошел идеологическую и военную обработку на Кубе и впоследствии совершил военный переворот. Став президентом в условиях конституционной диктатуры (это была несбывшаяся мечта кастристов в лице Сальвадора Альенде в Чили, предпочитавших методы партизанской войны), он объявил о своем боливарианском социализме ХХI века, который продолжил большевик Рауль Кастро, такой же кровавый тиран, как и его брат, если не хуже.
Отношения между Кубой и Венесуэлой не всегда были столь искаженными и идеологизированными, как сейчас.

Кубинский флаг был разработан в 1849 году в Нью-Йорке венесуэльским военным Нарсисо Лопесом. Он был одобрен Учредительным собранием муниципалитета Гуаймаро (Guáimaro) в 1868 году, а в 1902 году стал символом независимой Кубы. Этот тот самый флаг, который, не зная истории его происхождения, сжигали венесуэльские оппозиционеры, выражая таким образом свою ненависть к представителям кастровского режима, вмешивавшихся в дела их страны. К сожалению, кастристы присвоили себе и сам флаг, и весь остров, но флаг не символизирует тиранию. Кубинский флаг — это флаг кубинцев, свободных или нет.
Венесуэла и Куба всегда были союзниками. При этом целостная и подлинная кубинская культура, которой так восхищались венесуэльцы и многие латиноамериканцы, меньше всего интересовала тех, кто присвоил себе право решать судьбу острова, изгнал из страны писателей и деятелей искусства, расстрелял защитников свободы и бросил за решетку большое количество людей, единственная вина которых заключалась в том, что они выступали против надвигавшейся ненависти и коммунистической диктатуры Кастро.

Коммунистическая революция, исполненная злобы и ненависти — маркетинговый продукт, созданный Фиделем Кастро — пришла и победила там, где и предполагалось. Но его внутренняя революция потерпела поражение. Ненависть по отношению к вымышленному врагу не могли к чему-либо привести.
В течение более чем 58 лет кровожадного злого волка называли «американским империализмом». При помощи этой искусственно раздуваемой ненависти к якобы злому великану братья Кастро завоевали почитание в Латинской Америке и остальном мире.
Тем не менее, 30 жесткого советского присутствия на Кубе не привлекли внимания свободолюбивых людей мира. Ужасные последствия этого попросту никого не интересовали.
Зато все сожалеют о неудачной высадке кубинских патриотов, совершивших отчаянную попутку защитить свою страну от тоталитаризма. Их предало правительство США во главе с Джоном Кеннеди. Также никто не оказал поддержку партизанской борьбе, которую вели тысячи кубинцев в горах Эскамбрая (Escambray) против коммунистического режима. Многие из них до этого сражались против режима Батисты. Их бросили на произвол судьбы.
Про Кубу пишут много, но очень мало правды. Никто не желает признать, что кубинцы ведут борьбу с чудовищем, которое сумело протянуть свои щупальца по всей Латинской Америке, по всему миру, включая США, их вузы, учреждение и даже само правительство. Кастризм подчинил себе Никарагуа, Сальвадор, Аргентину, Боливию, Перу, часть Мексики и всю Венесуэлу.
Фидель Кастро хотел завладеть Венесуэлой, начиная с 60-х годов. Он посылал туда своих партизан, там погиб Антонио Брионес Монтото. Сегодня его племянники ведут роскошную жизнь в Майами, владеют ресторанами и модными клубами. По сути дела, мы наблюдаем отвратительное вторжение кастризма в Майами при попустительстве и поддержке администрации Обамы. Его «односторонний культурный обмен» привел к тому, что дети, внуки и племянники кастровских военных осели со своими миллионами, приумножая их, в городе, который ненавидели их деды и отцы, гнезде кубинской эмигрантской мафии.

Итак, вернемся к Венесуэле. Кастро хотел заполучить ее любой ценой и в первую очередь. Он потерял ее в 60-е годы, когда его партизанские отряды потерпели поражение. Тогда он влез в Чили, где судьба послала ему Сальвадора Альенде, который, правда, пришел к власти в результате выборов, а не партизанских действий. У него были наполеоновские планы, куда до него Боливару! Узурпировать, а не освобождать. В своих письмах к Селии Санчес он цитировал Наполеона и Ромена Роллана.
После истории с Чили, Сальвадором Альенде и Левым революционным движением (MIR), Аргентиной с ее конными повстанцами, которые теперь стали миллионерами, наступил черед Никарагуа и Сандинистского фронта национального освобождения (FSLN). Через Кубинский институт киноискусства и кинопромышленности (ICAIC) и Кубинский институт дружбы народов (ICAP) им поставлялось вооружение. Затем были Сальвадор с его Фронтом национального освобождения им. Фарабундо Марти (Farabundo Martí), Уругвай с Тупамарос, Перу с «Сендеро Луминосо» («Светлый путь»), Колумбия с повстанческой группировкой FARC и так далее, включая Анголу, Эфиопию, Гранаду и Панаму, а также всех мятежников, отряды наркоторговцев и террористические движения. Создателями всего этого были братья Кастро.
Но Венесуэла не сдавалась, она сопротивлялась. Но Куба тоже времени не теряла. И Уго Чавес, и Николас Мадуро прошли подготовку на Кубе, их готовили к тому, что однажды они придут к власти и превратят свою страну в такой же кошмар, каким является Куба. Со временем, благодаря своему терпению и налаженным связям, они этого добились.
Кастровкий приспешник Агустин Диас Картайя в начале 1959 года написал в худших советских традициях гимн, посвященный возглавляемому Фиделем Кастро Движению 26 июля. Этот марш Латинской Америки воспевает центральную роль Кубы: «Вставай, Латинская Америка… Вперед к социализму… Куба — маяк всей Америки…». Китай и Северная Корея всегда называли Кубу «маленьким гегемоном». Большим был СССР.
С первого дня своего прихода к власти Чавес продемонстрировал свой марионеточный характер. Венесуэльцы не прислушались к кубинцам, которые предупреждали их о том, что в Венесуэле произойдет то же самое, что на Кубе: голод, разорение, ненависть, разделение семей, эмиграция, репрессии, преследования. Одним словом — коммунизм.
После смерти Чавеса, лучшего ученика братьев Кастро, власть перешла к Николасу Мадуро и Диосдаду Кабельо, назначенных еще Чавесом. Мадуро прошел подготовку на острове и, будучи полной посредственностью, целиком подчинялся решениям ЦК Компартии Кубы, во главе которого стояли грозные братья, генералы убийцы, Рамиро Вальдес со своей командой.
Прошли 18 лет диктатуры. Сегодня многие обращают свои взоры на террор, творимый в Венесуэле. Тирания, длящаяся на Кубе вот уже 58 лет, волнует лишь немногих. Мало кто признает, что центр всех зверств находится в Гаване. Что Куба, вопреки строкам своего гимна, стала не маяком, а обманом Латинской Америки. И что это позорное пятно продолжит распространяться по всему миру.
Венесуэла превратилась в заморскую территорию кастровского режима, в богатую провинцию, которой помыкают тысячи кубинских военных.
Какой толк от санкций, принимаемых Евросоюзом против Венесуэлы, если Кубу, главного устроителя всего этого ужаса, вообще не трогают и предоставляют ей все необходимое. Какой толк от того, что ООН осуждает Николаса Мадуро и при этом превозносит братьев Кастро, признавая их роль посредников между нарко-повстанцами из FARC и колумбийским правительством.
Вышвырнуть Кастро и всех их родственников означало бы освободить Кубу и Венесуэлу, покончить раз и навсегда с проклятием, которое вот уже полвека довлеет над континентом, уничтожая все на своем пути. А теперь еще и нацепило на себя маску ложной демократии.

http://inosmi.ru/politic/20170818/240066668.html

Турция в новых геополитических реалиях.

Мехмет Барлас (Mehmet Barlas)
Sabah, Турция

Соединенные Штаты Америки переживут кризис, если не смогут найти себе подходящего врага? Вспомните события, свидетелями которых мы были, начиная с 1990-х годов, когда холодная война закончилась, и США остались единственной сверхдержавой…

Возможность мира

Путин прямо сказал… Когда распался Советский Союз, Россия была не в силах поднять в воздух свои военные самолеты. Если бы в этот период США протянули свою руку, Россия тоже, как, например, Турция могла бы войти в число союзников США.

Это был период, когда у блока НАТО, созданного против Советского Союза, коммунизма и Организации Варшавского договора, не было причин для существования.

Возвращение к старому

Но США как ни в чем не бывало продолжили окружать Россию. Как единственная сверхдержава США, с одной стороны, оккупировали Ирак и Афганистан без резолюции ООН, с другой — начали вооружать страны бывшего «железного занавеса» против России.

Путин оценивает эти события так: «США нужны не союзники, а вассалы». И говорит, что за прошедшие годы восстановление России и ее статуса сверхдержавы было неизбежным.

Период Трампа

Как ни странно, найти внешнего врага США было недостаточно.

Сейчас США во главе с президентом Трампом пытаются произвести и внутренних врагов.

В это время Трамп, разумеется, не прекращает поиски внешних противников. На прицеле — не только Россия, но и Китай, Венесуэла, Мексика и даже миниатюрная Северная Корея. А среди тех, кто объявлен врагом внутри страны, — центральные СМИ и американские либералы. При этом чувствуется, что неонацистов, куклусклановцев, расистов, которые устраивают акции протеста в штате Вирджиния, Трамп считает близкими себе.

Что должна делать Турция?

Если же говорить о нас, то гораздо более рациональная позиция с точки зрения турецкой внешней политики — превращать другие страны в друзей, а не врагов. И, самое главное, неразумно объявлять врагов во внутренней политике.

Прежде всего наличие оппозиционных партий и свободной прессы — основное условие здоровой демократии. Иными словами, Турция должна внимательно следить за США в нынешнем виде и знать, что все, что они ни делают, нужно делать с точностью до наоборот. Кроме того, в период, когда «синдром FETÖ» (террористическая организация Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen)) негативно отражается на нашем образе мышления, мы должны быть еще внимательнее, чем раньше.

Источник — ИноСМИ

Точки дестабилизации: Что будет с мировым терроризмом после Сирии?

Точки дестабилизации: Что будет с мировым терроризмом после Сирии?

Мировая партия войны вынуждена пересматривать свои планы

Предыстория и задачи

Геополитика — это общепланетарный процесс. И хотя в XXI веке он имел множество применяемых «инструментов» на целом ряде географических направлений, реальное мировое соперничество велось лишь на нескольких из них. До 2017 года, основной ареной российско-американского и американо-китайского геополитического противодействия был преимущественно Ближний Восток. На этой площадке базовые задачи США сводились к изоляции Китая от прямого доступа к ключевым мировым энергоресурсам, подрыву российской экономики через прокладку альтернативных маршрутов нефтяной и газовой инфраструктуры, параллельного взращивания на разрушенных территориях подконтрольных террористических образований, а также дальнейшего экспорта управляемого террора и на первую, и на вторую ядерную страну.

Позже, в результате неожиданного вмешательства Москвы в сирийский кризис и частичного обуздания ею реалий ближневосточной дестабилизации, планы с энергетическим демпингом Вашингтону пришлось кардинально пересмотреть. А после выборов американского президента и победы на них Дональда Трампа пересмотреть пришлось и политику иракского террористического направления. В результате к сегодняшнему дню перед противостоящими Трампу и Москве транснациональными элитами в полный рост встала проблема по определению дальнейших очагов политической дестабилизации, а также тех регионов и стран планеты, в которые будут «переброшены» годами взращиваемые террористы после поражения в Сирии и Ираке.

Методы и шаблоны

Боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), как правило не развязывают открытых войн, а только приходят туда, где руками Запада уже дестабилизирована та или иная государственность. Учитывая это, не сложно понять, что из Сирии и Ирака джихадисты вскоре устремятся в том направлении, где-либо уже идет война, либо для нее будут созданы все соответствующие предпосылки. Как распознать такие страны? Достаточно просто. Они будут выглядеть примерно так же, как и Ливия в 2011 году, где после свержения Муаммара Каддафи и перед непосредственным появлением в стране ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) наблюдалось крайне показательное трехлетнее «затишье».

Именно в этот период в стране велось активное разделение государственного и ранее национализированного имущества между европейскими и американскими транснациональными концернами, а полномасштабный террор в лице ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) покорно ждал его окончания. После сентября 2014-го, эмиссары организации быстро скупили все имеющиеся в стране исламские объединения и заставили публично присягнуть их членов на верность собственному «халифу».

К ноябрю того же года страна была окончательно поделена на вилаяты, а на политической арене: на «правительство национального единства» в Триполи и Палату представителей, заседающую в Тобруке. В результате Запад получил от ливийской интервенции не только национализированные ресурсы государства, но и еще один фундамент региональной нестабильности, плацдарм и базу снабжения террористических формирований, дополнительную эмиссию долларовой печати, а также поддержание руками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)) дальнейшей внутренней вражды местных племен и кланов.

Приблизительно по этим лекалам и стоит определять новые цели и соответствующие плацдармы для заброски мирового терроризма после его поражения в Сирии и соседнем Ираке. Вопрос в данном случае состоит лишь в том, какие именно это будут регионы и как на это отреагирует главный элемент стабилизирующий мировую политическую систему — Москва?

Цели и точки подрыва

I. Ближний Восток

Ирак — как цель нового витка активизации террора на сегодняшний день для США не является актуальным. Проамериканский анклав курдов, контролирующий большую часть энергоресурсов страны, уже находится под контролем Вашингтона, политический Багдад имеет западный вектор проводимой внутренней политики, а неоднократные угрозы официального Ирака обратиться в случае обострения ситуации за помощью к Москве и вовсе делают активизацию процесса неоправданно рисковой.

Иордания — более подходящая мишень для дальнейшей переброски радикального исламизма. Однако пока эта страна является действующим плацдармом Вашингтона и огромным лагерем по подготовке сирийской «оппозиции» — ее стабильность будет сохраняться. Как минимум до того момента, пока российская коалиция окончательно не обеспечит контроль над большой частью границы Сирии и Ирака, а боевики различных террористических организаций не эвакуируются в Иорданию под крыло американской защиты, страна продолжит существовать. Тем не менее в будущем дестабилизация Иордании видится более чем вероятной, особенно если учесть, что с одной стороны, это государство и так не одно десятилетие борется с различными террористическими ячейками на своей территории, а с другой, уже сейчас в его границах в пассивном режиме находятся порядка 3 тыс. боевиков-исламистов.

Йемен. Гражданская война между хуситами (повстанцами-шиитами) и формальными властями этого государства, воюющими при поддержке Саудовской Аравии, продолжается с 2015 года. За это время силу в стране набрала местная ветвь суннитской Аль-Каиды (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а внутреннее экономическое положение ухудшилось радикально. На этом фоне бегство в Йемен после разгрома в Сирии и Ираке может показаться хорошим решением для боеспособных джихадистов, однако этому противодействуют как минимум два останавливающих фактора. Во-первых, Аль-Каида (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — идеологические противники, и в Йемене ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) никто не ждет, а, во-вторых, для Запада в этой стране, попросту нет существенных экономических интересов.

Ливан на сегодняшний день — наиболее вероятная цель, отвечающая сразу всем задачам и дестабилизирующим американским целям. С одной стороны, население этой страны не превышает 5 миллионов человек и на деньги монархий Персидского залива в нем уже размещено свыше 1,5 миллионов «сирийских беженцев», а, с другой, Бейрут является союзником Дамаска и Ирана, следовательно, автоматическим противником близлежащего Израиля. Все это в совокупности может привести к тому, что если официальный Ливан в ближайшее время не обратится к Москве и Тегерану за военной и дипломатической помощью, именно он станет следующим фокусом отступающей волны террора.

Египет. Эмиссары ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) закономерно уделяют Каиру особое внимание как базовой стране в арабском мире. В частности, боевики, покинувшие районы непосредственных столкновений из Ирака, Сирии и других регионов, уже проникают в эту страну, не дожидаясь окончания финальных региональных баталий. Там, в местах проживания наиболее бедных слоев населения, они создают подпольные ячейки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), вербуют сторонников в широкой среде недовольных единоверцев и подминают под себя уже существующие в стране радикальные силы.

В частности, в Синайской пустыне и южных районах Египта активистам ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) удалось скупить отсталые племена кочевников и отдельные группы «братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), традиционно настроенных против египетских властей, а также создать организацию «ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Северном Синае». Учитывая, что география проникновения террористов в Каир чрезвычайно обширна, это и маршруты из западной Ливии, Туниса, Марокко, Судана, Йемена, иорданское направление через Красное море; палестинское через сектор Газа; Средиземноморское через Александрию; и воздушный путь откуда угодно — Египет вполне может стать следующей жертвой экспортированного террора.

II. Средняя Азия

Из постсоветских стран Средней Азии рейтинг поставщиков террористов-смертников для ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) прочно возглавляет Таджикистан. И хотя власти этой страны искренне боятся радикализации и потому принимают жесткие меры — закрывают сотни нелицензированных молельных домов, запрещают исламскую одежду в школах и на рабочих местах, закрывают посещения мечетей гражданам младше 18 лет, загоняют всех без исключения исламистов в подполье, на выходе это дает лишь резкий всплеск числа таджиков, присоединяющихся к джихадистам вне пределов государства.

Ситуацию также усугубляет и замедлившийся экономический рост, вместе с географическим положением, где Таджикистан имеет общую границу не только с Афганистаном, но и с китайским Синцзян-Уйгурским автономным районом, известным своим исламистским подпольем и являющимся главной целью для дестабилизации со стороны американских спецслужб. По данным соответствующих ведомств самого Таджикистана, сосредоточение радикальных исламистов на афганской стороне границы уже началось, а переброска Западом нестабильности на север ставит целью не Центральную Азию, а Россию и Китай.

Именно поэтому Владимир Путин и его китайский коллега Си Цзиньпин уделяют столь пристальное внимание поддержанию щита на таджикско-афганской границе, и поэтому же США делают все, чтобы его прорвать. Помимо этого, руководство ОДКБ отмечает, что несколько тысяч боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), сосредоточились на границе Афганистана и Туркмении, и, следовательно, могут при определенных обстоятельствах внезапно прорвать оборону туркменских пограничников, продвинуться к западным районам Казахстана, а оттуда попасть на территорию России. В этой связи туркменское и киргизское направление также держится Москвой под особым контролем.

Плюс ко всему, в последние месяцы при попустительстве Соединенных Штатов Америки эмиссарам ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) удалось путем подкупа перетянуть в Афганистане и Пакистане значительное число полевых командиров талибов на свою сторону, а также заручиться поддержкой со стороны лидеров пакистанских и афганских племенных образований. В общем-то, это не особо удивляет, поскольку еще со времен ввода советских войск в Афганистан в 1979 году именно Пакистан играл роль плацдарма для заброски моджахедов на территорию страны при проведении подрывных операций против Кабула и советских войск. Сейчас же, в сущности, изменилось только направление этой работы, но не центральная парадигма американо-пакистанского сотрудничества. В итоге к настоящему моменту, главная мишень радикалов из Афганистана — это Средняя Азия, Россия и Китай, а боевиков из Пакистана — территория Тегерана.

III. Юго-Восточная Азия

В данном регионе за последний год число антиправительственных и террористических акций со стороны джихадистов возросло лавинообразно. Активно разворачиваются бои с исламистами на территории Малайзии и Индонезии, а население становится все более и более религиозным. И это также не выглядит случайным, поскольку Индонезия — страна с самым высоким мусульманским населением в мире, и попытка поднять тут правоверных на джихад, безусловно выглядит для заказчиков более чем оправданной.

В частности, главнокомандующий армии Индонезии Гатот Нурмантьо не раз констатировал факт о том, что «спящие ячейки» джихадистов сформированы почти в каждой провинции страны, и они ждут только приказа для того, чтобы начать активные действия. Пока Джакарте удается противодействовать влиянию джихадистов, но с наплывом опытных военачальников и проповедников ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) после Ирака и Сирии — это может стать для них уже невозможным.

IV. ЕС

Наихудшее положение в ближайшее годы может сложиться именно вокруг стран ЕС. С одной стороны, заброска терроризма вглубь границ Европы на сегодняшний день попросту не требуется — эмиссары ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) успешно организуют, вербуют и инструктируют последователей уже находящихся в странах объединения дистанционно, а с другой, в большинстве государств Еврозоны есть давно подготовленные «спящие» ячейки, которые ждут только того, когда поступит отмашка от геополитических кураторов проводимого процесса.

V. Прочие регионы

На данный момент свои административные территориальные структуры и будущие возможные плацдармы для американской дестабилизации, ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) имеет в Афганистане, Пакистане, Тунисе, в районе Северной Африки от Сенегала до Эритреи, зоне Исламского Магриба, Мали, в приграничье Нигерии, Нигера, Сомали, Чада и Камеруна. А учитывая, что местные правительства перечисленных стан проводят малоэффективную политику сопротивления и зарубежное финансирование продолжает открывать для них широкие возможности, планы по созданию подконтрольных США террористических «армий» продолжают существовать.

Тем не менее именно российская операция в Сирии изменила весь ход этой тотальной войны, и именно успехи Москвы заставили Запад перенести создание обширного тылового района обеспечения боевиков Ближнего Востока из российского приграничья в далекую жаркую Африку. Дело в том, что Россия, получившая после сирийских успехов окончательный доступ и к другим территориям Ближнего Востока, ставит под угрозу любые проекты в этой географической плоскости. Однако в области Сахеля, Магриба и озера Чад России нет, и потому ключевые лагеря и зоны сосредоточения терроризма будут создаваться именно там.

Выводы

Транснациональные западные элиты давно провозгласили свои перспективные задачи в виде свержения любых национальных правительств, приведения к власти корпораций, и создания параллельного единого мирового правительства, базирующегося в Вашингтоне, и единственной страны, обладающей признаками государственности. Для достижения этих целей — все средства хороши, и лозунги ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) «о свержении всех неверных правительств мира» подходит им не хуже, чем любые другие.

Еще не так давно о терроризме в мировом масштабе никто не знал, но не прошло и десятилетия, как он стал мощнейшим глобальным инструментом для одних, и огромной проблемой для остального человечества. Россия стала первой, кто встал на пути разрушительного процесса, и в существенной мере самим этим фактом повлияла на результаты выборов и сдвиг элит внутри США. Теперь транснациональными элитами ведется внутренняя война с национальными, оказывается беспрецедентное давление на неожиданно сильную Россию, формируется новая игра по хаотизации регионов, и вырабатываются экстренные методики по наилучшему давлению против Китая.

В локальном же смысле, выполняется задача по расширению и укреплению дуги нестабильности в «мягком подбрюшье» Москвы, что означает подготовку и проведение секретных операций по дестабилизации ситуации на геополитическом пространстве от Каспийского моря до Персидского залива. А общая цель против Пекина и России сводится к подрыву ситуации в относительно стабильных странах Центральной Азии, где проживает порядка 65 миллионов человек, путем переброски террористов из Ирака, Сирии и Афганистана в Таджикистан, Туркмению, Киргизию, Казахстан и Узбекистан.

Москва и Пекин прекрасно понимают истоки проистекающей стратегии, и потому для поддержания подлинно эффективной борьбы и собственной защиты комплексно и активно налаживают совместную работу не только друг с другом, но и со Средней и Центральной Азией. Война, безусловно, продолжится, но легкой прогулки для Запада вдоль российских и китайских границ уже не будет.

Руслан Хубиев

Источник — REGNUM

Пентагон может создать военный центр в Душанбе. США не отказываются от планов обосноваться в Средней Азии

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»

15 авг. 17

Командующий сухопутными войсками Центрального командования США генерал-лейтенант Майкл Гаррет сегодня в Душанбе обсудит вопросы обеспечения мира и стабильности в Афганистане и укрепления таджикско-афганской границы. Эксперты не исключают, что речь пойдет о более тесном военном сотрудничестве вплоть до создания американского военного центра на территории Таджикистана.

Это первый визит американского генерала в Таджикистан. В конце прошлого года он побывал в Казахстане и Узбекистане. В Душанбе, как ожидается, Майкла Гаррета примет президент Эмомали Рахмон. Он также проведет переговоры с министром обороны Таджикистана генерал-лейтенантом Шерали Мирзо и представителями Генштаба Вооруженных сил Таджикистана. На встречах представители США и Таджикистана обсудят вопросы сотрудничества в сфере безопасности, укрепления таджикско-афганской границы, которой с 2005 года де-факто уже занимаются США. Ранее внешние рубежи Таджикистана охраняли российские пограничники, но сегодня вопрос их возвращения не рассматривается, хотя ситуация на таджикско-афганской границе осложняется. Более того, МИД России призвал США вывести из Афганистана свои войска. «Москва никогда не торопила вывод войск США из Афганистана, – напомнил бывший посол России в Афганистане Замир Кабулов. – Но поскольку Армия США ничего толком не может сделать, пусть уходят из Афганистана».

Настаивают на выводе американских войск из Афганистана и талибы. Западные СМИ цитируют открытое письмо руководства движения «Талибан», в котором они указывают на бесперспективность пребывания ВС США в Афганистане. Сегодня численность американских военных в этой стране составляет 8,5 тыс.

Покидать Афганистан Вашингтон не собирается. Председатель Института Центральной Азии и Кавказа Университета Джона Хопкинса, бывший советник по России и Евразии при трех президентах США Фредерик Старр, побывавший недавно в Таджикистане, рассказал в интервью «Азии плюс» о том, что число американских военных в Афганистане увеличится. Будет у США расти и интерес к странам Центральной Азии. «Сейчас все меняется, и Центральную Азию в Америке снова изучают и смотрят на нее свежим взглядом», – сказал Старр. Он отметил, что с точки зрения Вашингтона, судьбы Афганистана и других республик Средней Азии крепко связаны. Поэтому если мы присутствуем в Афганистане, это будет положительно влиять на присутствие США и здесь – в бывшей советской Средней Азии», – уточнил доктор Старр.

Военный эксперт Виктор Литовкин считает, что свою цель обосноваться в государствах Центральной Азии США не оставят. «Вашингтон будет вести любые переговоры, а также оказывать любую техническую, военно-техническую помощь республикам Центральной Азии, в том числе при помощи военных учений, которые они проводят, например, в Казахстане – «Степной орел» или обучения кадров для ВС Таджикистана (в Турсунзаде, что в 45 км от Душанбе, находится учебный центр ВС США. – «НГ»). Но долгосрочная цель США – разместить в регионе свои военные базы и любым способом закрепиться на этой территории. Таджикистан, Туркменистан и Киргизия – это подбрюшье России, и оттуда можно так или иначе угрожать Москве», – сказал «НГ» Литовкин. Однако, как заметил эксперт, Таджикистан и Киргизия – члены ОДКБ. Они союзники России. Любое размещение американской базы в этих республиках будет вызовом этим союзническим обязательствам. «Всем очевидно, для чего американцы оказывают помощь странам Центральной Азии, хотя они будут прикрываться борьбой с талибами и игиловцами (запрещены в РФ). Но в России вряд ли отнесутся с пониманием к американской настырности», – считает эксперт. Он напомнил, что в Киргизии президент Алмазбек Атамбаев закрыл американскую военно-воздушную базу. Он пояснил, что ему пришлось это сделать, потому как «по ней обещали нанести удар». «Однако Атамбаев не сказал, какая страна могла нанести удар. Это могли сделать Китай и Россия. Других стран, которые могут нанести удар, нет», – считает Литовкин. При это он считает, что вряд ли нынешнее руководство Таджикистана или любой другой из стран региона позволит США разместить на своей территории военную базу. «Но есть такое понятие, как стратегическое терпение, – выстраивается долгосрочная программа, которая будет реализовываться поэтапно», – отметил он.

Таджикский эксперт Хурсанд Хуррамов также считает, что речь на переговорах в Душанбе может идти о долгосрочном сотрудничестве в сфере безопасности. «Высокопоставленные американские генералы систематически посещали страны Центральной Азии. Последний подобный визит в Душанбе состоялся в апреле текущего года, когда таджикскую столицу посетил командующий Центрального командования США генерал Джозеф Вотер. Нынешний визит командующего сухопутными войсками Центрального командования генерала Майкла Гаретта стоит рассматривать в качестве продолжения серии этих встреч. Однако на этот раз Таджикистану могут предложить более эффективно сотрудничать в вопросе обеспечения мира и стабильности в Афганистане, что может в том числе означать создание военной базы США на территории Таджикистана. Поскольку радикальные группировки сосредоточены именно на севере Афганистана, на границе с Таджикистаном», – сказал «НГ» Хуррамов. Однако, по его словам, учитывая высокое напряжение во взаимоотношениях США и России и зависимость Душанбе от Москвы, вряд ли официальная таджикская сторона может на себя взять многообещающие обязательства, которые бы отвечали интересам США.

Источник — независимая газета

Иранский опыт преодоления экономических санкций

Жизнь Ирана под санкциями насчитывает уже без малого четыре десятка лет (санкции были объявлены Вашингтоном в 1979 году), и для России данный опыт, безусловно, интересен

Сближение России и Ирана в условиях западных экономических санкций важно, помимо прочего, с точки зрения обмена опытом противостояния санкционному давлению Запада. Жизнь Ирана под санкциями насчитывает уже без малого четыре десятка лет (санкции были объявлены Вашингтоном в 1979 году), и для России данный опыт, безусловно, интересен. Например, над Россией висел и продолжает висеть дамоклов меч такой санкции, как отключение от системы SWIFT, с помощью которой осуществляются международные расчеты с участием ведущих банков мира. До сих пор львиная доля российских поручений по трансграничным платежам проходит через SWIFT.
Под давлением Вашингтона банки Ирана в 2012 году были отключены от указанной системы, и на какое-то время финансово-экономическая жизнь Ирана была парализована. Однако иранцы достаточно быстро приспособились к новым условиям.
Во-первых, стала широко использоваться бартерная торговля. Она, как известно, вообще обходится без денег, это товарообменные сделки. Такая безденежная форма экономических отношений особенно практиковалась иранцами (и, видимо, продолжает практиковаться) в торговле с Индией.
Во-вторых, Иран в торговле с рядом стран перешел на использование национальной валюты стран-партнеров. Это в первую очередь Китай – главный торговый партнер Ирана, а также Индия, Южная Корея, Япония, Турция, некоторые арабские страны. Иранский экспортер (почти во всех случаях поставщик нефти или нефтепродуктов) открывает счет в банке страны-импортера в местной валюте. Далее эта местная валюта используется для закупки местных товаров, которые затем импортируются в Иран.
Подобная схема давно использовалась многими странами даже в тех случаях, когда не было никаких экономических санкций. Она позволяет экономить свободно конвертируемую валюту (или вообще без нее обходиться), ее принято называть встречной торговлей. Вот как, например, выстраивалась встречная торговля Ирана с Южной Кореей. В Центральном банке Ирана открыт счет в вонах. Корейское правительство разрешило хранить средства от экспорта нефти в Корею на счетах двух специализированных банков: Industrial Bank of Korea и Woori Bank. Эти средства используются для покупки местных товаров. Такое решение позволяет обойти санкции США и поддерживает корейские компании, оказавшиеся на грани ухода с иранского рынка. А вот отношения с Индией: 45% закупаемой этой страной нефти у Ирана оплачивается в рупиях, которые затем Иран использует для оплаты импорта из Индии железной руды и стали, химикатов и зерновых культур.
В-третьих, Иран стал использовать в международных расчетах золото (оплата золотом иранского экспорта нефти и газа). В первую очередь поставки золота осуществляли Турция и Индия. Экспорт золота в Иран вырос до 6,5 миллиарда долларов в 2012 году, что в десять раз больше, чем в 2011 году. Одновременно вырос турецкий экспорт золота в ОАЭ – с 280 млн долл. в 2011 году до 4,6 млрд долл. в 2012 году; большая часть этого золота, полагают эксперты, была предназначена для отгрузки в Иран или для конвертации в твердую валюту в интересах Ирана. За счет золота покрывались потребности в импорте. Иран, используя сеть посредников, потом продавал золото в странах с большим спросом на драгоценности – в Индии, Малайзии и Дубае, конвертируя золото в твердую валюту. США пытались распространить санкции на операции Ирана с золотом, но у американцев не получилось. Была организована контрабанда золота либо золото стало использоваться для расчетов без его завода на территорию Ирана.
В-четвертых, резко активизировалось использование наличной иностранной валюты иранскими физическими и юридическими лицами. Тегеран сумел даже организовать обмен наличного иранского риала на наличный доллар США в некоторых странах с неустойчивой политической и экономической обстановкой (что затрудняет контроль над операциями с наличной валютой). Например, в сентябре 2012 г. в Афганистане в городе Герате была зафиксирована повышенная активность по обмену иранского риала на доллар США. Сообщалось, что иранские менялы через своих афганских посредников обменивали необходимую сумму и оперативно перемещали средства в Иран. Для перемещения денег могли использоваться иранские такси, курсировавшие между ирано-афганской границей и Гератом.
В-пятых, были задействованы неформальная финансово-расчетная система «хавала» на Ближнем Востоке и аналогичная система «хунди» в Индии. Система «хавала» основана на переводе денежных средств путем однократных уведомлений и подтверждений по электронной почте, факсу или телефонными звонками, а в последнее время используется скайп. Особенностью системы является то, что она лишена обширного бюрократического аппарата, в основном операции проводятся на суммы до 100 тыс. долл. (хотя бывают переводы и до одного миллиона долларов). Адресат получает деньги в течение 48 или даже 24 часов. Все это позволяет большинству брокеров системы не попадать в поле зрения американских регуляторов, которые следят за поддержанием санкционного режима. Важным достоинством системы «хавала» является низкая комиссия за проведенные операции (в диапазоне 1 — 1,5%). «Хавала» может обеспечить перевод денег из Ирана в ту или иную страну Ближнего Востока, а затем транзакцию в различные банки США и других стран Запада. Все финансовые транзакции осуществляются методом взаимозачета. Расчеты между брокером страны-отправителя платежей и брокером страны-получателя проводятся по клиринговой схеме, а для закрытия сальдо используется контрабанда золота, других драгметаллов, наличной конвертируемой валюты и т. п.
В-шестых, иранские экспортеры и импортеры используют иностранные банки для схем по «отмывке» иранских денег и при необходимости их конвертации в свободно конвертируемые валюты. Существуют веские доказательства того, что иранские банковские и иные финансовые организации открывали (или приобретали) банки в других странах через подставных лиц. Эти фактически иранские банки принимали (и до сих пор принимают) выручку в долларах, евро и иных свободно конвертируемых валютах, получаемую от экспорта иранской нефти. В некоторых случаях это были чисто иностранные банки, но они получали статус «надежных партнеров» Ирана по бизнесу. Со счетов таких банков происходит также оплата долларами и иными конвертируемыми валютами товаров, импортируемых Ираном. Очевидно, что эта схема сопряжена с рисками, но риски могут быть минимизированы, если истинный источник валюты или конечная цель перевода валюты со счета банка скрываются. Для этого используются подставные лица, фальсифицированные контракты, длинные цепочки посредников и т. д. Значительное количество расчетных операций проходило через крупнейший финансовый центр на Ближнем Востоке – Дубай (ОАЭ), где у Ирана имеется несколько надежных партнеров по банковскому бизнесу. Некоторое время после ввода санкций расчеты осуществлялись через турецкие банки, но стоимость их услуг была высокой.
Самую простую схему, позволяющую избежать банковских санкций, привел известный американский эксперт по финансовым преступлениям Кеннет Риджок. По его словам, иранские средства могут быть переведены «в готовый к сотрудничеству банк Юго-Восточной Азии, оттуда – в национальный банк одной из центральноазиатских стран. Финальным аккордом должен стать перевод денег на счет работающего в этой стране филиала американского или европейского банка». Далее деньги без особого риска могут перемещаться по всему миру.
Применение схем, в которых используются доллары, евро и другие ведущие мировые валюты, часто предполагает также использование методов нелегальной торговли и заметания следов при поставках иранской нефти. Один из распространенных методов – перегрузка нефти с танкера на танкер в открытом море. Несмотря на значительные затраты Иран пошел на закупку большого количества танкеров, чтобы можно было надежно проводить операции перегрузки. К импортеру иранская нефть может поступать под флагом иной страны.
Неоценимую помощь Ирану (как и другим странам, оказавшимся под санкциями) оказывают компании, называемые «черными рыцарями» (black knights). Это торговые и финансовые посредники, транспортные, логистические и иные фирмы, функционирующие в том экономическом пространстве, где действуют санкции. Это, как правило, небольшие по размерам фирмы, но их количество сегодня исчисляется тысячами, и в совокупности они могут освоить большие объемы торговли. Они не имеют дочерних компаний, филиалов и отделений, банковских счетов в США и в странах – их союзниках, поэтому прижать их трудно. Правда, комиссионные высокие – 15-20 процентов, иногда до 30. Это премия «черных рыцарей» за риск.
На оказание тайных услуг Ирану по части проведения расчетов нередко идут и солидные банки. Многие из них до недавнего времени участвовали в реализации схемы, получившей название U-turn: Иран поставлял нефть в какую-либо страну, сделка оплачивалась импортером в местной валюте, деньги переводились на счет банка третьей страны; далее средства переводились на счет в американский или иной западный банк, где производилась конвертация в доллары США. В финальной фазе деньги уходили из американского (западного) банка в нужный для продолжения иранского бизнеса зарубежный банк; при необходимости из последнего банка деньги в виде долларов могли заводиться в тот или иной иранский банк.
В декабре 2012 г. разразился скандал: выяснилось, что английский банк Standard Chartered участвовал в схеме U-turn и провел более 60 тыс. транзакций в пользу Ирана. Власти США привлекли банк к ответственности за отмывание денег в интересах Ирана, и Standard Chartered был оштрафован на 327 млн. долл. К ответственности за нарушение санкционного режима в отношении Ирана были также привлечены европейские банки UniCredit, HSBC, Royal Bank of Scotland, Deutsche Boerse, Société Générale и Crédit Agricole. Американские банки пока не были замечены в подобных операциях – они находятся под очень жестким контролем со стороны финансовой разведки США, отвечающей за практическую реализацию санкций.
Оказание услуг, подобных переводу и конвертации валюты типа U-turn, остается привлекательным для крупных европейских банков: высокие комиссионные компенсируют суммы штрафов, если их приходится выплачивать.

Валентин Катасонов, , 13 августа 17

Источник — fondsk.ru

Трамп готовит ловушку для Китая, а элита США — для Трампа

Кому это выгодно?

Президент Дональд Трамп подписал меморандум о расследовании возможных нарушений Китаем прав интеллектуальной собственности, поручив его исполнение торговому представителю США Роберту Лайтхазеру, сообщает британская ВВС. Канадская газета Globe and Mail полагает, что именно ради этой подписи глава государства временно покинул гольф-клуб в Нью-Джерси, где проводил отпуск, и вернулся в Овальный кабинет. Несмотря на то, что расследование (при отсутствии политической воли) может затянуться на годы, Пекин встревожен. Если Трамп будет последовательным в отношениях с Поднебесной, то Белый дом получит право на использование раздела № 301 Закона о торговле 1974 года (Trade Act of 1974), по которому торговый представитель с одобрения президента может вводить любые ограничения в отношении «закона, политики или существующей практики», осуществляемой иностранным государством во вред торговым интересам США. Кстати, международные торговые ограничения не исключение из правил, особенно когда речь идет о «неоправданных тяготах и ограничениях для коммерческих интересов американского государства». «В компетенцию президента США входят любые ответные меры в отношении любых товаров и услуг, предоставляемых иностранным государством с использованием незаконных схем», — говорится в документе.

Газета China Daily, приближенная к правительству КНР, напоминает: «Раздел № 301 уполномочивает президента США вводить торговые санкции в отношении стран, которые нарушают торговые соглашения или занимаются недобросовестной торговой практикой. С 1989 года США выпускают специальный (ежегодный) доклад, направленный на защиту прав интеллектуальной собственности. В том же году торговый представитель США внес Китай в «приоритетный контрольный список», увеличив с тех пор давление во имя «защиты прав интеллектуальной собственности».

Не исключено, что на определенном этапе американцы всерьез захотят повесить над Китаем «дамоклов меч». Однако сейчас ограничительные меры в адрес КНР маловероятны.

Во-первых, потому что 14 августа Пекин объявил о запрете (с сентября с.г.) импорта угля, железной руды, морепродуктов и других товаров из Северной Кореи, проявив лояльность в отношении Вашингтона. Но китайцы действовали не из страха перед Белым домом, а руководствовались «воспитательными» мотивами в отношении Пхеньяна. Игра велась с двух рук.

Справедливости ради напомним, что августовская резолюция Совета Безопасности ООН по КНДР — совместная китайско-американская инициатива, параметры которой были согласованы в ходе дипломатических консультаций в Вашингтоне 21 июня с.г. Тогда было объявлено следующее (цит. по «Синьхуа»): «Стороны вновь подтвердили готовность добиваться полноценной, проверяемой и необратимой денуклеаризации Корейского полуострова, сохранить мир и стабильность на полуострове. Стороны выразили готовность приложить усилия для претворения в жизнь резолюций СБ ООН, касающихся ситуации на Корейском полуострове».

Эти строки персонально согласовывались членом Госсовета КНР Яном Цзечи, госсекретарем США Рексом Тиллерсоном, министром обороны Джеймсом Мэттисом и начальником Объединенного штаба Центрального военного совета КНР Фаном Фэнхуэем. То есть уже на уровне Совбеза ООН перед фактом была поставлена именно Россия, которая поддалась американо-китайскому натиску, проголосовав против Пхеньяна.

Во-вторых, закон 1974 года принимался в других условиях, нежели сейчас. Экономики двух стран были далеки от взаимозависимости. Так, например, по данным МВФ за 1979 год, отрыв США от КНР по показателю ВВП составлял 11,3 раза — $5,6 трлн против китайских $461,1 млрд. Американцы могли без особого для себя ущерба наказать китайцев за нарушения прав интеллектуальной собственности. Но даже тогда они не пошли против Поднебесной, усматривая в ее возвышении противовес Советскому Союзу. По итогам 2016 года разрыв в объемах номинального ВВП был сокращен до исторического минимума: китайские $11,3 трлн против американских $18,5 трлн, то есть ВВП США больше китайского в 1,63 раза. Зато КНР в 2016 году обогнала Соединенные Штаты по паритету покупательной способности — $21,2 трлн против $18,6 трлн.

Готовы ли Трамп и правящая финансово-промышленная элита наказать санкциями страну, которая в мае с.г. открыла свой внутренний рынок для нефти и газа из США, не говоря уже о сотрудничестве в области сельского хозяйства, химической промышленности и банкинга? Разумеется, нет.

В-третьих, к качестве страховки от «самодурства» Трампа и его команды на китайском направлении правящая элита пытается дискредитировать правое движение в США. Пример тому — теракт в Шарлотсвилле (штат Виргиния), осуществленный по сценарию кровавых атак, имевших место в 2016-2017 годах в крупнейших европейских столицах.12 августа, за два дня до решения Трампа о меморандуме по Китаю, в толпу антифашистов, выступающих за снос памятника генералу Роберту Ли, врезался автомобиль. Важно не только то, как это случилось, но и то, какие заявления прозвучали после. Особо отличился мэр города Майк Зигнер, который обвинил в теракте самого Трампа, заявив, что глава Овального кабинета спровоцировавший рост радикальных настроений своей предвыборной кампанией. «Посмотрите на кампанию, которую он проводил, посмотрите на целый ряд неудачных попыток осудить, раскритиковать, умолчать», — заявил Зингер в интервью CNN. Не остались в стороне и соратники действующего президента по Республиканской партии.

У Трампа просто перехватили националистическую повестку, толкнув ее в опасную крайность. И теперь он вынужден сглаживать углы: «Мы все должны быть едины и осудить все, что стоит за ненавистью. В Америке нет места такому насилию». Вице-президент Майк Пенс выступил более жестко: «Мы не будем мириться с неонацистами, сторонниками превосходства белой расы и ку-клукс-кланом».

Есть вероятность того, что политические последствия теракта в Шарлотсвилле будут нарастать словно снежный ком. Примеров из недавней истории достаточно. Если в ходе расовых беспорядков в Сиэтле конкуренты Барака Обамы дискредитировали его правление в глазах афроамериканцев (электорат Демократической партии), то теперь игра ведется в обратном направлении. На ментальном уровне национализм и вытекающий из его недр протекционизм смешивается с фашизмом и рабовладением. Такая бомба может подорвать президентство Трампа и его антикитайские (пока словесные) выпады. Чем сильнее Трамп будет стараться Китай «додавить», тем громче будут обвинения в «пособничестве» фашизму. Едва ли Уолл-стрит откажется от такого подарка.

Саркис Цатурян

Источник — REGNUM

Китай и санкции

Американская элита сегодня воспринимает Китай как антагониста, как страну, которая даже больше угрожает интересам США, чем Россия

Юрий Тавровский

Министерство иностранных дел КНР опубликовало официальное заявление относительно утвержденного президентом США закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций», в котором отмечается, что «китайская сторона последовательно выступает против односторонних санкций» и «выступает за разрешение межгосударственных разногласий на основе уважения друг друга, путем равноправного диалога».

Американская элита сегодня воспринимает Китай как антагониста, как страну, которая даже больше угрожает интересам США, чем Россия. Все-таки для американцев главное — это не Украина или Сирия. Для американцев самое главное — это доллар, экономическое господство, доминирование Америки в мире. Вот тут Китай как раз бросает реальный вызов Америке. Известно, что китайский ВВП по пересчету покупательной способности превысил американский, а в товарном секторе без учета сектора услуг превосходит его почти втрое. Огромны китайские авуары в американских банках — более триллиона долларов. И что еще очень важно, китайцы создают альтернативную финансовую глобальную структуру, которая направлена против таких контролируемых Штатами структур, как МВФ и Всемирный банк. Китайцы говорят: «Нет, мол, это не против, это параллельно». Но надо понимать, что прошло всего два года после начала работы Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, Фонда «Шелковый путь», нового банка БРИКС, а уже достигнут большой прогресс в вытеснении долларов из международных расчетов, в чем Россия сильно помогает Китаю.

Короче говоря, именно КНР, с ее мощными экономикой и валютой, представляет главную угрозу господству США в мире. Поэтому чем больше будет укрепляться китайская экономика, чем сильнее будут мировые позиции юаня, тем большую угрозу Китай будет представлять для Америки. И тем сильнее будут нарастать ответные или даже упреждающие действия со стороны Вашингтона — независимо от того, республиканцы или демократы окажутся у власти. Антикитайская политика пользуется поддержкой обеих палат Конгресса. Именно на этой площадке Трамп может получить дополнительные очки в своем противостоянии глобалистским силам.

Америка по-прежнему гораздо сильнее Китая в стратегическом отношении. Достаточно вспомнить, что положительное сальдо Китая в торговле с Америкой — примерно 360 миллиардов долларов. Если Америка преградит путь китайским товарам на американский рынок и хотя бы вдвое сократит китайский экспорт, то ситуация в китайских провинциях, ориентированных на производство экспортной продукции, станет кризисной, нарушится экономический и социальный баланс КНР. Это станет большой проблемой для Компартии, которая не желает терять свою власть в Китае, для Си Цзиньпина, который хочет продлить свои полномочия еще на пять лет. Поэтому в данной ситуации угроза Трампа ввести 35-40%-ные импортные пошлины на китайские товары — это страшное оружие. Программа-минимум требований, предъявляемых Пекину со стороны Вашингтона, хорошо известна: усилить давление на Северную Корею, перестать заниматься кибершпионажем. Но главное требование — это, конечно, чтобы Китай унялся со своим экономическим ростом, ревальвировал юань и сократил торговый профицит с США.

Си Цзиньпин эту жесткую позицию Дональда Трампа вынужден учитывать и на какие-то уступки идти. Так, после апрельской встречи двух лидеров во Флориде был принят план наращивания американского экспорта в Китай. Действительно, увеличились закупки того, чего не было на китайском рынке уже давно. Например, американской говядины; были закуплены дополнительные самолеты «Боинг» и так далее. Но это — не фундаментальные сдвиги.

Ведь чего, спрашивается, США в конечном итоге ждут от Китая? Что китайцы скажут: «Да, лаовай (заморские белые черти), мы перестанем заниматься высокими технологиями, развивать промышленность и науку, снова все поголовно наденем традиционные конические шляпы доули и вернемся с мотыгами на рисовые поля»?

Это совершенно нереалистичные требования. Но именно их исполнения Америка будет добиваться всеми способами — в том числе провоцируя конфликты внутри Китая и на его границах. Точно так же Америка ведет себя и по отношению к России, тем самым подталкивая две главные державы Евразии навстречу друг другу. Если еще не создана критическая масса как в ядерном заряде, то дело к этому идет. Под полноценной критической массой я подразумеваю военно-политический союз. Пока Москва и Пекин отвергают эту формулу. Но неизвестно, что будет дальше. Если продолжится американское «сдерживание», если оно примет еще более агрессивные формы, чем сейчас, то тогда, я думаю, Москва и Пекин задумаются о создании полноценного союза, напоминающего тот, который в 1950 году был создан Иосифом Сталиным и Мао Цзэдуном.

Источник — Завтра

Санкциями победили Россию?

После того, как Европейский Союз возобновил санкции в отношении России, на прошлой неделе президент США Дональд Трамп также подписал закон об антироссийских санкциях, одобренный большинством членов Конгресса. Причиной всему послужило вмешательство Москвы в президентские выборы в США в прошлом году, а также присоединение к России Крыма, принадлежавшего Украине. Становится очевидным, что западные государства объявили России блокаду, а также то, что существует координация действий между Европой и Соединенными Штатами и стороны занимают общую позицию в отношении политики Кремля, цель которой -вернуть России место на карте глобального влияния и утвердиться в качестве второй сверхдержавы, что, разумеется, угрожает западным интересам.

Совершив военную интервенцию в Крыму, Россия выступила против вступления Украины в Европейский Союз. Тем самым российское руководство громко заявило, что поворот Украины в сторону Евросоюза несет в себе вызов национальным интересам страны, и что Москва готова пойти еще дальше в военном отношении, чтобы защитить свои стратегические интересы в Европе, в частности в области национальной безопасности и энергетики.

Споры внутри НАТО, начавшиеся после российской интервенции в Крыму, на протяжении трех лет свидетельствовали о возможности начала новой войны в Европе, которая бы разрушила международную систему, созданную после окончания Второй мировой войны и закрепленную в Ялтинском соглашении в 1945 году. Однако такой поворот событий был неприемлем как для стран Европы, так и для их партнера — Соединенных Штатов. Как следствие, Европа приняла ответные меры в виде экономических санкций, которые затронули ряд жизненно важных секторов российской экономики, таких как энергетика, технологии, банковская сфера. Вступление наиболее значимых восточноевропейских государств, которые в прошлом были частью Восточного блока, в Европейский Союз, нанесло сильный удар по международному влиянию России, особенно если учитывать, что в 90-е годы прошлого века руководство страны было сосредоточено на решении внутренних проблем и восстановлении разрушенных российских институтов. Несмотря на то, что России удалось преодолеть множество экономических и социальных кризисов в начале третьего тысячелетия в связи с увеличением доходов от продажи нефти, она не сумела закрепить свое влияние в Европе и мире в целом.

В Кремле осознают, что утрата Россией влияния в Европе является признаком окончательного «поражения» перед западной политикой и означает отказ от всяческих амбиций по восстановлению позиций России в рамках международной системы. С этой точки зрения военное вмешательство в Крыму было единственным способом создать угрозу для европейской национальной безопасности, а также угрозу передела влияния на континенте. Однако кремлевские лидеры пошли еще дальше, увеличив масштаб присутствия в Сирии, и приблизившись к обнаруженным месторождениям газа в Средиземном море, тем самым утвердив Россию в качестве важного игрока в сфере мировой энергетики.

В свою очередь лидеры европейских стран понимают, что не могут повернуть вспять события на европейском континенте, и что конфликт в Европе ни в коем случае не должен принять вооруженный характер. Они осознают, что ответ на российскую провокацию должен быть дан с использованием различных внешнеполитических инструментов, которые не имеют ничего общего с применением военной силы. Как следствие, европейские санкции одновременно преследуют две цели. Первая цель предполагает оказание давления на жизненно важные отрасли российской экономики. Вторая цель состоит в том, чтобы выставить Россию в качестве преступника, который заслуживает наказания.


Американо-европейское превосходство в деле управления международными конфликтами, в том числе конфликтом с Россией, обусловлено динамикой процессов глобализации, которые позволил европейским странам и Соединенным Штатам достичь значительного успеха на международном рынке труда. Эта тенденция превращает экономику в эффективное оружие против оппонентов и снижает вероятность прямого столкновения с ними. Кроме того, это позволяет «изолировать» кризисы внутри страны, чтобы они не могли распространиться на другие страны и принять большие масштабы.

Если мы посмотрим на список стран, лидирующих по объему ВНП, то увидим большой разрыв между ключевыми европейскими государствами, такими как Германия и Франция, и Россией. В частности, Германия занимает второе место в мире, Франция — шестое, в то время как Россия занимает всего лишь десятое место в списке. Кроме того, валовой национальный продукт ключевых европейских стран по большей части производится перспективными секторами экономики, например, сферой технологий, в то время как ВНП России преимущественно составляет выручка от продажи энергоносителей.

Москва надеялась на то, что сможет достичь высокого уровня взаимопонимания с администрацией президента Трампа, а также укрепить партнерские отношения с Соединенными Штатами в сфере международного регулирования. Однако подписание Трампом закона о введении новых санкций против России заставило эти надежды испариться. Это решение продемонстрировало, что с точки зрения США и Европы, Россия больше не является ключевым государством международной системы, которая зиждется на процессах глобализации, а также то, что Запад способен с помощью экономических санкций обуздать амбиции своих противников и сделать их более реалистичными.

7 авг. 17
Al Khaleej, Объединенные Арабские Эмираты

Хусам Мирва (Husam Mirva)

Источник — inopressa.ru