Анкара требует расследовать инцидент на учениях НАТО

Необходимо провести расследование скандального инцидента, произошедшего на учениях НАТО в Норвегии, сказал пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын в интервью телеканалу France 24.

«Анкара хочет понять, как такой инцидент мог произойти на учениях НАТО, и может ли подобное повториться. Как такое могло произойти на учениях военного альянса, где действуют суровые правила военной дисциплины?», — отметил Калын.

По его словам, Турция не планирует разрывать связи с НАТО после этого инцидента.

Пресс-секретарь также коснулся темы отношений Анкары и Вашингтона.

«Стратегическое партнерство Турции и США имеет многолетнюю историю, но со времени президентства Барака Обамы в наших отношениях есть две проблемы. Первая — поддержка США PYD и YPG (боевое крыло РКК в Сирии) под предлогом борьбы с ДЕАШ в Сирии. Вторая — сторонники Фетуллаха Гюлена (главарь террористического течения FETÖ), которые живут в США. Они управляют в США чартерными школами, занимаются подделкой виз и отмыванием денег, ведут антитурецкую пропаганду. Например, судебный процесс вокруг Рзы Зарраба и турецкого Halkbank – часть этих игр», — сказал Калын.

Пресс-секретарь прокомментировал соглашение между силами коалиции под руководством США, PYD/YPG и ДЕАШ в Сирии.

«Этот инцидент доказывает, что сотрудничество с террористической организацией PYD/YPG для борьбы с другой террористической организацией — ДЕАШ — изначально было неверной стратегией. Анкара всегда повторяет, что нельзя использовать одну террористическую организацию для борьбы с другой. Во всех официальных документах США PYD/YPG упоминается как сирийское крыло РКК, которая является террористической организацией. Достаточно обратить внимание на структуру руководства PYD/YPG, чтобы понять связь между PYD/YPG и РКК. PYD/YPG действует по указке РКК», — отметил Калын.

Пресс-секретарь ответил на вопрос о дальнейшем присутствии США в Сирии.

«Вашингтон ранее заверил нас, что сотрудничество с PYD/YPG является временным, и после освобождения Ракки и победы над ДЕАШ США разорвут отношения с PYD/YPG. Теперь Ракка очищена от террористов, но, кажется, США намерены остаться в регионе на долгое время», — сказал Калын.

Ранее в ходе учений НАТО Trident Javelin-2017 в Норвегии разразился скандал.

Сотрудник персонала учений, выставивший президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в качестве пособника врагов НАТО, был уволен, тогда как технический персонал, участвовавший в подготовке стенда с изображением условных противников НАТО, в числе которых оказались основатель Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк и президент Эрдоган, заявил, что не знал, кто изображен на табло. Еще еще один скандал был связан с тем, что гражданский сотрудник ВС Норвегии открыл фейковое окно под именем «Реджеп Тайип Эрдоган» во время виртуального общения, которое проходило в штабе НАТО в Норвегии. В этом окне сотрудник опубликовал сообщение о том, что «Эрдоган тесно сотрудничает с лидерами стран-врагов НАТО». Сотрудник уволен.

http://aa.com.tr/ru/t%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0%B0-%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%B1%D1%83%D0%B5%D1%82-%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%B8%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%82-%D0%BD%D0%B0-%D1%83%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F%D1%85-%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%BE-/972565

 

Заговор против Ирана?

Алексей Романов, специально для Iran.ru

На днях  Би-Би-Си  распространила сообщение о том, что якобы Иран создает военный лагерь на объекте Вооруженных сил Сирии в городке Аль-Кисва, в 12 км южнее Дамаска. Британцы даже распространили некие спутниковые снимки этих иранских военных построек и транспортных средств. Что-то вроде казарм и гаражей. Правда, на них никак не видно, что эти постройки и автомашины являются иранскими или сирийскими, и вообще не понятно, является ли все это военным объектом. Но строится предположение, что данный объект – это  некая транзитная база  снабжения Ираном отрядов «Хезболлы» в Ливане. Утверждается, что в этом месте дислоцированы до 500 военных из Исламской Республики Иран (ИРИ), и возможно шиитские бойцы из Афганистана и Пакистана. Зато израильский премьер-министр Биньямин Нетаньху сразу же заявил, что Израиль «не допустит этого», то есть иранского военного присутствия вблизи сирийской границы с Израилем.

Израильские и американские фантазии  

Параллельно в некоторых западных соцсетях распространены снимки легендарного иранского генерала КСИР Касема Сулеймани, сделанные будто бы в Дейр-эз-Зоре сразу же после его освобождения от ИГ (ИГИЛ). При этом делается вывод о том, что Иран хочет надолго закрепиться в военном плане в Сирии. При этом отмечается, что иранское военное присутствие замечено в 50 км от Голанских высот, которые в свое время были оккупированы, а затем незаконно аннексированы Израилем у Сирийской Арабской Республики (САР). При этом распространяются сообщения и о том, что Иран намерен создать в Сирии военно-морскую базу, на которой, помимо надводных кораблей, будут находиться и подводные лодки ИРИ прямо в непосредственной близости от израильского побережья.

Сами израильтяне утверждают, что иранцы создают некие заводские мощности для производства ракет класса «земля-земля» в Сирии и Ливане для ударов по израильской территории. При этом замалчивается факт, что сам Израиль неоднократно наносил воздушные удары по сирийским позициям, а также по позициям «Хезболлы» в САР, причем именно там, где ливанские шииты воюют с ИГ и другими террористическими группировками. То есть Тель-Авив, де-факто, помогал военным путем вооруженной антиасадовской оппозиции. При этом ряд израильских источников утверждает, что вопрос иранского военного присутствия вблизи израильских границ ставился перед министром обороны Сергеем Шойгу во время его недавнего визита в Тель-Авив, а президент России обсуждал его в Тегеране 1 ноября во время встречи с иранским президентом Хасаном Роухани.

В этой связи нельзя обойти стороной заявление представителя американского Госдепа 11 ноября сего года,  после согласования российско-американского заявления по Сирии, в котором говорится, что «Россия обязалась помочь уходу иранских и проиранских сил с юго-запада Сирии». Так он прокомментировал, подписанный 8 ноября трехсторонний меморандум России, США и Иордании.

По его словам, для США это важно, «поскольку присутствие иностранных комбатантов подрывает прекращение огня и угрожает Израилю и Иордании». Меморандум «отражает приверженность США, России и Иордании исключению присутствия несирийских, иностранных сил. Это включает иранские силы, поддерживаемое Ираном ополчение, например ливанскую «Хезболлу», и иностранных джихадистов, работающих с «Джабхат ан-Нусрой» и другими экстремистскими группами в юго-западном районе Сирии», — сказал он. «По последнему пункту, русские согласились работать с сирийским режимом над тем, чтобы удалить поддерживаемые Ираном силы с территории, контролируемой оппозицией, а также от границы с Иорданией и с (оккупированных Израилем — прим. автора) Голанских высот», — заявил представитель Госдепа.

Как говорится, комментарии излишни. Пределам фантазий израильтян и госдеповцев  нет границ. Иначе как иначе расценить рассуждения об иранских подводных лодках и готовности Москвы убрать из Сирии иранские войска. Каким образом? Воевать с Тегераном? Да без частей КСИР Дамаск не продержится и 2 месяцев, а то и меньше. А военные базы РФ в Тартусе и Хмеймиме вслед за этим тоже канут в небытие.

Израиль допустил утечку о переговорах

Но самое интересное в том, что пришло 11 ноября из Израиля.  Корреспондент 10-го канала Израильского ТВ хорошо информированный Барак Равид сообщает в Твиттере следующее. В российско-американо-иорданскомсоглашении имеется пункт, в соответствии с которым США, РФ и Иордания обязуются удалить все иранские силы из региона. Соединенные Штаты, Россия и Иордания подписали окончательный вариант соглашения о прекращении огня на юге Сирии, в рамках которого запланировано создание буферной зоны на границе между Сирией и Израилем.  Равид, ранее работавший в весьма солидной газете «Гаарец», в течение последних месяцев неоднократно писал о ситуации на юге Сирии и позиции Израиля по вопросу неэффективности зоны деэскалации в этом районе. В августе он утверждал, что тема соглашения о деэскалации на юге Сирии была главной на переговорах Биньямина Нетаньяху и Владимира Путина в Москве.

Незадолго до того, Барак Равид со ссылкой на израильских чиновников и западных дипломатов писал в «Гаарец», что представители Израиля в начале июля провели серию секретных переговоров с представителями России и США, на которых обсуждались условия прекращения огня в Сирии и создание южных «зон деэскалации» в этой стране. Переговоры проходили в Иордании и Европе за несколько дней до того, как Москва и Вашингтон объявили о достижении соглашения об условиях перемирия в Сирии. На этих встречах, представители Израиля обосновали свои возражения по поводу этого соглашения, отметив тот факт, что Россия и США не говорят о необходимости вывода из Сирии иранских вооруженных сил. В переговорах, с израильской стороны участвовали высокопоставленные представители МИД, министерства обороны, внешней разведки «Моссад» и Армии обороны Израиля. Американскую переговорную группу возглавляли спецпредставители президента США по Сирии Майкл Ратни и Бретт Макгерк. Руководителем российской команды был спецпосланник президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев.

Немного фактов

В публикации «Гаарец» было сказано, что россияне и американцы делали акцент на действиях, направленных на уничтожение «Исламского государства» и стабилизацию ситуации в Сирии. Представители Израиля же настаивали на том, что нужно рассматривать это соглашение в долгосрочной перспективе, учитывая степень влияния Ирана на ситуацию в Сирии после окончания гражданской войны. Израильтяне на переговорах подчеркивали, что следует не только говорить о недопустимости присутствия иранских сил (КСИР, шиитского ополчения и ливанской «Хезболлы») в непосредственной близости от израильских границ, но и о том, чтобы после войны их не было на всей остальной территории Сирии.

После официального объявления об условиях соглашения о перемирии в Сирии, руководство Израиля выразило разочарование по поводу того, что «иранский фактор» не был учтен в достаточной степени в этом документе. 16 июля, выступая на пресс-конференции в Париже после встречи с президентом Франции, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху назвал «очень плохим»  соглашение о создании зоны деэскалации на юге Сирии, так как оно делает, по сути, легитимным присутствие иранских военных в этом регионе. Барак Равид тогда публиковал  комментарий со ссылкой на высокопоставленного израильского чиновника, о том, что речь идет не только об отправке иранских военных советников в Сирию, а о направлении  в эту страну значительного военного контингента, а также о создании в Сирии баз иранских ВВС и ВМС.

16 июля Нетаньяху обсуждал тему «южной зоны деэскалации» и в целом соглашения о прекращении огня в Сирии с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном. И тут уместно напомнить, что соглашение о прекращении огня в Сирии было согласовано на встречах президента России Владимира Путина и президента США Дональда Трампа в Гамбурге. Формально, соглашение о прекращении огня в Сирии вступило в силу 9 июля, в 12:00 по местному времени. Оно распространяется на провинции Дераа, Кунейтра и Суэйда, включая территории, примыкающие к израильской и иорданской границам.

Договор между сторонниками и противниками режима Башара Асада был заключен при посредничестве России, США и Иордании. 7 июля министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что с американским руководством достигнуто взаимопонимание по соглашению о перемирии на юго-западе Сирии. Конкретные границы зон деэскалации были определены в ходе совещания российско-американо-иорданской экспертной группы. В соответствии с договоренностью, на означенной территории с 12:00 9 июля вступил в силу режим прекращения огня. Безопасность на юго-западе страны обеспечивает российская военная полиция при взаимодействии с вооруженными силами США и Иордании», – говорится в нем.

                                   Договоренность в Гамбурге не устроила Израиль

8 июля, на пресс-конференции по итогам саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге, президент России Владимир Путин подтвердил, что позиция руководства США стала более прагматичной. Результатом переговоров Владимир Путин назвал договоренность по южной зоне деэскалации. Речь идет об условиях соглашения о прекращении огня на территории около границ с Израилем и Иорданией, в том числе в районе Дераа. «К этой работе была подключена Иордания, некоторые другие страны региона. Мы провели консультации с Израилем и будем еще проводить эти консультации в ближайшее время», – сообщил тогда президент РФ.

«Самое главное заключается в том, – и мы это подтвердили, в том числе, кстати говоря, и в документах об образовании вот этой зоны на юге с выходом на иорданскую границу и с выходом на примыкающие Голанские высоты, – самое главное – обеспечить в конечном итоге территориальную целостность Сирии, с тем чтобы вот эти зоны деэскалации были прообразом таких территорий, которые смогли бы и между собой сотрудничать, и с официальным Дамаском», – резюмировал тогда президент РФ.

6 июля, накануне начала саммита G20 в Гамбурге, Владимир Путин беседовал по телефону с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Канцелярия главы правительства Израиля не комментировала этот телефонный разговор. При этом в окружении Нетаньяху дали понять, что премьер-министр недоволен текстом соглашения о прекращения огня в Сирии, так как он не учитывает интересы Израиля.

В общих чертах, схема урегулирования предполагала: сохранение власти Башара Асада, согласие на создание «зон безопасности» (зон деэскалации) по варианту, предложенному Россией и ее союзниками, сотрудничество с Москвой и согласие на присутствие российских войск в Сирии. При этом, как утверждалось в публикации «The Daily Beast», главной целью станет победа над «Исламским государством», а промежуточной задачей – возобновление координации действий российских и американских военных в Сирии, во избежание случайных столкновений. 6 июля госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что Вашингтон готов изучить возможность создания совместных с Россией бесполетных зон в Сирии и других механизмов для обеспечения стабильности.

В заявлении главы Госдепартамента было сказано: «Соединенные Штаты готовы рассмотреть возможность создания совместных с Россией механизмов для обеспечения стабильности, включая бесполетные зоны, наблюдателей на земле за соблюдением соглашения о прекращении огня, а также скоординированные доставки гуманитарной помощи». На этом фоне израильская газета «Гаарец» написала о том, что в Иерусалиме настаивают на том, чтобы «зоны деэскалации» на юге Сирии, около границ Израиля и Иордании, контролировались американскими военными. В руководстве Израиля ранее неоднократно подчеркивали недопустимость присутствия в этих районов вооруженных сил Ирана или ливанской «Хезболлы». 9 июля министр обороны Израиля Авигдор Либерман так прокомментировал вступление в силу соглашения о прекращении огня в Сирии: «Израиль сохраняет полную свободу действия – вопреки договоренностями между Трампом и Путиным. Мы будем делать все, что сочтем необходимым».

Вопрос о том, кем будет обеспечиваться соблюдение режима прекращения огня в южной «зоне деэскалации» в Сирии, тогда остался открытым. Американские военные на сегодняшний день присутствуют на иорданско-сирийской границе, но на границе Израиля и Сирии их нет. Здесь действуют миротворцы из контингента сил ООН по наблюдению за разъединением на Голанских высотах (UNDOF), у которых нет ни вооружений, ни мотивации для обеспечения режима прекращения огня, не говоря о том, что подобные функции не входят в их обязанности. На юго-западе Сирии, помимо регулярной сирийской армии и ливанской «Хезболлы», действуют многочисленные оппозиционные группировки, не подчиняющиеся единому командованию.

Где же правда?

Пока что, видимо, нужно верить тому, что говорится в совместном росийско-американском документе от 11 ноября, а именно: меморандум «подкрепляет успех инициативы о прекращении огня, включая сокращение и в конечном счете удаление иностранных сили иностранных боевиков из данного района в целях обеспечения более прочного мира». Контроль за соблюдением договоренности по прекращению огня будет продолжать осуществлять Амманский мониторинговый центр с участием экспертов России, Иордании и США. То есть речь идет о выводе иранских войск и «Хезболлы». И это похоже на правду. Ведь еще до саммита «G-20» в Дананге, Москва заявила о намерении вывести своих военных из САР, за исключением  баз в Тартусе и Хмеймиме. И это при том, что до сих пор с ИГ и другими отрядами вооруженной оппозиции еще не покончено. При том, что курды из СДС с участием американских военных советников отняли у Асада нефтяные и газовые месторождения на северо-востоке. Вот только Тегеран забыли спросить, а собирается ли он выводить свои войска из Сирии? Равно как и «Хезболлу».

Зато в последние дни мир наблюдает за тем, как саудовский наследный принц раздувает антииранскую истерию и в Эр-Рияде, говоря о готовности начать войну против Ирана и «Хезболы» в Сирии и Ливане. Судя по последним данным, саудовцы даже арестовали ливанского премьер-министра Саада Харири во время его визита в Королевство, чтобы спровоцировать войну и толкнуть Израиль на вторжение в Южный Ливан и нанести удары по объектам ядерной инфраструктуры на территории ИРИ.

                                                           ******

Была ли отставка Харири добровольной или вынужденной? Говорят, когда самолет Харири приземлился в аэропорту Эр-Рияда, в королевском дворце уже заканчивали печатать его письмо об отставке, но факт остается фактом: в Ливане начинается новая эра. Примечательно, что по следам этого драматического события, Саудовская Аравия и Израиль обнародовали практически одинаковые заявления, обвинив Иран в попытке превратить Ливан в своего сателлита. Сегодня многое указывает на то, что это является одним из звеньев цепи, которая начинается во дворце наследного принца и, де-факто, правителя КСА  Мухаммада Бин Салмана, и тянется по всему Ближнему Востоку. Пока же хочется верить, что в Израиле возобладает разум, и Тель-Авив не ввяжется в авантюру саудовского принца, который ради своих амбиций готов ввергнуть регион в тотальный хаос, куда будут вовлечены не только соседние с Сирией страны, включая Иран и Турцию, но и глобальные игроки в лице России и США.

http://www.iran.ru/news/analytics/107499/Zagovor_protiv_Irana

Турция пытается договориться с РФ по поводу курдских формирований в Африне

Одной из главных тем встречи президента России Владимира Путина и его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана в Сочи стала Сирия, где Анкара, по-видимому, хочет еще сильнее потеснить курдские вооруженные отряды в северном анклаве Африн. Это намерение вырисовывается все четче по мере устранения террористической угрозы в лице «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Впрочем, главной проблемой в Сирии в экспертной среде называют влияние Ирана, которым нужно озаботиться и России.

О переговорах с Москвой, касающихся принадлежащего курдским военным формированиям Африна, президент Турции сообщил накануне вылета в Сочи. «Мы не можем игнорировать исходящие из Африна угрозы и решительно настроены и дальше предпринимать все необходимые шаги. Мы провели с Россией переговоры о совместных действиях, – заявил Эрдоган в ходе своего выступления. – Ее позитивный подход позволит осуществить наш план в разных форматах».

При этом турецкий лидер не пояснил, о каком конкретно плане идет речь. Не исключено, что это намек на операцию в прилегающих к Африну районах, о которой неоднократно сообщала турецкая пресса. Еще 2 ноября Эрдоган заявил, что Анкара полагается на Москву в решении проблем не только Идлиба, где сохраняется влияние элементов «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ), но и Африна.

В своем заявлении накануне встречи с Путиным Эрдоган не смог обойти вниманием совместное заявление российского и американского лидеров, сделанное ими по итогам коротких встреч на саммите АТЭС во Вьетнаме. Текст подписанного после переговоров документа свидетельствовал: «Президенты согласились, что конфликт в Сирии не имеет военного решения, они подтвердили, что окончательное политическое урегулирование конфликта должно быть найдено в рамках Женевского процесса в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2254». Комментируя тезисы российско-американского заявления, турецкий лидер едко заметил: «Мне сложно понять такие заявления. Но если военное решение не является выходом из ситуации, то те, кто говорит об этом, должны вывести свои войска из Сирии». Остается под вопросом, имел ли в виду Эрдоган то, что его страна полагается на военный сценарий, если учесть, что турецкие регулярные войска находятся на сирийской территории и вряд ли собираются оттуда уходить.

В турецкой экспертной среде подчеркивают: вопросы будущего политического устройства Сирии и действий ряда курдских военных формирований остаются главными причинами той тревоги, которую испытывает турецкое руководство, глядя на южные рубежи. «Турции важно найти выход из сложившейся ситуации в Сирии, – отметил в разговоре с «НГ» турецкий политолог, доцент Университета экономики и технологий TOBB в Анкаре Тогрул Исмаил. – Но главное, что Турция видит будущее Сирии без Башара Асада, в то время как Россия придерживается иного мнения. Что касается курдских группировок, то Россия хочет сплотить вокруг себя все курдские элементы, а Турция выступает против тех групп, которых она считает террористическими организациями. В первую очередь этим пользуются США. Турецкая сторона выступает именно против тех группировок, которые связаны с «Демократическим союзом» (наиболее влиятельная партия сирийских курдов, которую считают тесно связанной с Рабочей партией Курдистана, запрещенной в Турции. – «НГ»)».

Российско-турецкие отношения по сирийскому досье определяются тем, что происходит как раз в районе Идлиба и Африна, полагают в российской экспертной среде. «Я бы не стал говорить, что стороны прошли ту черту, которая позволяла бы думать уже о послевоенном устройстве Сирии, – пояснил «НГ» руководитель отдела исследования ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов. – Мы видим попытки России пригласить к диалогу курдов на какую-либо переговорную площадку. В Турции же считают, что таким образом произойдет легитимация «Демократического союза». Мы видим, что борьба с «Хайят Тахрир аш-Шам» (коалиция, куда входят элементы «Ан-Нусры». – «НГ»), а точнее, с ядром «Аль-Каиды» (запрещена в РФ. – «НГ») внутри этой структуры, находящейся в Идлибе, отдана на откуп Турции. Во время астанинских встреч один из российских представителей заявил: «Мы надеемся на то, что Турции удастся что-то сделать». Таким образом, делается большая ставка на турецкие действия». Отметим, что Африн и Идлиб находятся по соседству.

«Курды пытаются через Россию сохранить нынешний статус-кво, – предположил Мардасов. – Турция же пытается через различные переговоры, касающиеся как сирийского, так и несирийского досье, выудить у России некоторые уступки для того, чтобы потеснить курдов в Африне. Речь не идет о полном захвате анклава, потому что там сосредоточены очень большие военные силы. Это примерно 10 тыс. человек, способных вести боевые действия – как курдов, так и отрядов Сирийской свободной армии (речь идет о некоторых фракциях этой оппозиционной структуры, сотрудничающих с курдами. – «НГ»). Это большая сила. В принципе при наиболее радикальном сценарии возможна попытка взять под контроль ряд объектов».

Аналитик убежден, что проблему Идлиба и Африна тяжело решить в рамках астанинского процесса, потому что ни в том, ни в другом районе попросту не примут наблюдателей со стороны Ирана, входящего в число гарантов сирийского перемирия наряду с Россией и Турцией. Региональную политику Тегерана, к слову, эксперт называет той проблемой, которая выходит сейчас в Сирии на первый план. «Все региональные тенденции говорят, что иранский фактор – во главе угла и что различные проиранские отряды нужно отводить для деэскалации ситуации, и как можно быстрее, иначе все это может привести к новому кризису», – полагает Мардасов. Однако понимают ли это в Москве, остается под вопросом, добавил аналитик.
Игорь Субботин
14.11.17

Источник — ng.ru

Арабская «игра престолов»: новый король и новая война?

Саудовская Аравия заявила о себе как о жертве внешнего шиитского заговора после разрушительных выходных. Но это было ожидаемо.

Ракетный удар из Йемена, гибель двух принцев и других высокопоставленных чиновников всего за 24 часа и агрессивное преследование инакомыслия в королевской семье, в результате которого около десятка принцев были помещены под домашний арест, – все это очень похоже на масштабную зачистку, пишет «Вести Экономика».

Al Jazeera отмечает, что в этой саудовской версии «Игры престолов» 32-летний Мухаммед бин Салман показывает, что он готов поставить весь регион в опасное положение ради того, чтобы носить королевское платье.

МУХАММЕД БИН САЛМАН

21 июня король Саудовской Аравии Салман назначил своего 31-летнего сына кронпринцем. Кронпринц Мухаммед бин Салман заменил на этом посту своего двоюродного брата, который на 26 лет его старше. Мухаммед бин Салман – первый ребенок третьей жены саудовского короля. Мухаммед бин Салман – один из тринадцати детей короля. Он рос, не привлекая особого внимания к себе.

Принц получил степень бакалавра в области права в Университете короля Сауда. После этого он стал помощником своего отца и занимал несколько важных государственных должностей. В 2011 г. после смерти наследного принца Найефа пост заместителя наследного принца и министра обороны в ноябре 2011 г. занял принц Салман. Он назначил принца Мухаммеда своим личным советником. В последние пять лет принц Мухаммед стал известен как человек, который решил сделать Саудовскую Аравию менее зависимой от нефти как основного источника благосостояния. Мухаммед бин Салман занимает пост министра обороны, а также курирует экономический блок в правительстве королевства.

Он также был сторонником вторжения Саудовской Аравии в Йемен, что привело к масштабным разрушениям и многочисленным жертвам среди гражданского населения, а также росту бедности и голода в стране. Принц Мухаммед установил тесные отношения с президентом США Дональдом Трампом, который также имеет принципиальную позицию по Ирану. И в то же время ему удалось наладить хорошие отношения с президентом России Владимиром Путиным, без которых вероятность достижения соглашения о сокращении добычи нефти была бы минимальной.

Первые признаки грядущей бури в Саудовской Аравии появились еще несколько месяцев назад, так как принц Мухаммед начал активно концентрировать власть в своих руках. В сентябре власти Саудовской Аравии задержали более 30 человек, примерно половина из них — священнослужители. Кампания вышла за рамки многих ограничений правительства, которые устанавливались в рамках целенаправленного и интенсивного наблюдения за сообщениями в соцсетях. Неизвестно, были ли предъявлены какие-либо обвинения.

Некоторые принцы с того момента находились под домашним арестом, поскольку им запретили выезжать за границу. Запрет касается в том числе и брата короля Салмана. Сам король Салман временами кажется едва ли способным действовать или выступать на публичных или правительственных мероприятиях и нуждается в помощи. Принц Мухаммед стал фактическим правителем. The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники сообщала, что идут приготовления к досрочной отставке короля.

Сейчас кажется, что Мухаммед подошел вплотную к тому, чтобы стать королем, а устранение диссидентов сейчас ему необходимо, чтобы никто не мог помешать ему в этом стремлении.

АРЕСТЫ В САУДОВСКОЙ АРАВИИ

В ночь на воскресенье в Саудовской Аравии были арестованы 11 принцев, 4 действующих министра и десятки бывших министров. Точное количество арестованных остается неизвестным, как и их имена, но почти нет сомнений, что среди них есть аль-Валид бин Талал, один из богатейших людей в мире.

Также пока не ясна суть обвинений, но речь, видимо, идет о коррупции, так как всего за несколько часов до арестов король Салман ибн Абдул-Азиза создал антикоррупционный комитет, который возглавил принц Мухаммед. Сам король заявил, что закон должен «покарать каждого, кто имел доступ к деньгам общества», но не защитил их или похитил.

Задержание бин Талала озадачивает сильнее всего, так как у него в целом схожие намерения с бин Салманом: они оба хотят превратить Саудовскую Аравию в «светское» общество, оба отвергают идею демократии и либерализма, и оба одинаково желают отвязать богатство и суверенитет королевства от США.

Некоторые наблюдатели отмечают, что задержание аль-Валида бин Талала может быть связано с его отказом выделить деньги из своего состояния на поддержку экономики Саудовской Аравии. Грубо говоря, это сообщение богатой элите страны: платите или будете наказаны.

Саудовская Аравия уже давно обвиняет Иран в том, что он специально провоцирует напряженность в регионе, но заявление министра Саудовской Аравии о том, что Ливан «объявил войну» против королевства, действительно является историческим новшеством.

Но, пожалуй, самая большая проблема заключается в том, что такое заявление свидетельствует о возможном серьезном кризисе не только в самой Саудовской Аравии, но и во всем регионе, так как распространяться он может быстро.

Американский экономист Нассим Талеб, верно спрогнозировавший экономический кризис 2008 г., референдум по вопросу Brexit, президентские выборы в США и ряд других событий, отмечает, что заявление Эр-Рияда больше похоже на полную глупость: «Либо СМИ глупы, либо правители Саудовской Аравии глупы, либо и те и другие. Ливан официально не объявлял войну, и у них нет общей границы».

Министр по делам Саудовской Аравии Тамер аль-Сабхан рассказал телеканалу Al-Arabiya, что акты «агрессии» «Хезболлы» считаются «актами декларации войны против Саудовской Аравии Ливаном и Ливанской партией дьявола».

Это заявление последовало за атакой йеменских повстанцев-хуситов в субботу, которые запустили ракеты по цели в Саудовской Аравии. Дальность полета ракеты составляет 750 км, но ее удалось сбить. Хотя обломки упали в районе столичного аэропорта, жертв и разрушений удалось избежать.

Война в Йемене стоила экономике Саудовской Аравии сотен миллионов долларов, она была начата наследным принцем Мухаммедом Бин Салманом, чтобы восстановить законное правительство и поставить Иран под контроль, но не увенчалась успехом. С другой стороны, тысячи жертв невинного населения и миллионы беженцев помогли Тегерану стать защитником угнетенных на Ближнем Востоке.

Поэтому подобная ситуация могла подтолкнуть молодого принца к еще более безрассудной и разрушительной кампании.

Заявление о том, что Ливан объявил войну Саудовской Аравии, явно абсурдно, но оно обусловлено сильным и глубоко укоренившимся страхом, поскольку «Хезболла» уже перешла в стадию квазигосударства, которое завоевало уважение ливанцев и арабов по всему региону.

Этот страх перед «Хезбаллой» и ее все более широкое признание и легитимность в ливанских государственных учреждениях, которые также в последнее время усиливают израильскую риторику и воинственность, сыграли на руку Саудовской Аравии.

С другой стороны, страхи Саудовской Аравии и Израиля обоснованы, так как Иран действительно стал играть слишком серьезную роль в Ливане, в том числе через «Хезболлу», шиитские общины и Корпус стражей исламской революции, и если раньше это влияние было только военным, то сейчас оно стало политическим и даже социальным. Уход премьер-министра Ливана Саада Харири только подчеркивает это.

И его отсылка к имени покойного отца указывает на то, что Харири угрожает убийство. С другой стороны, мало кто сомневался, что сам Харири финансировался казначеями Саудовской Аравии, поэтому ситуация значительно более сложная, чем кажется на первый взгляд.

Отставку Харири необходимо увязывать с арестом нескольких принцев и богатых саудитов, а также высокопоставленных чиновников. Некоторые из арестованных являются сыновьями покойного короля Абдуллы. Один из них был главой саудовской Национальной гвардии.

Поэтому аресты в Саудовской Аравии, отставка премьер-министра Харири и попытка удара из Йемена по Эр-Рияду будут иметь широкие последствия не только в Саудовской Аравии, но и в регионе и за его пределами.

И в тот момент, когда Израиль начал масштабные военные учения, а принц Мухаммед продолжает путь к полной консолидации власти, все отчетливее становятся понятны планы Тель-Авива и Эр-Рияда.

Не секрет, что война в Сирии и сопутствующие проблемы заставили старых врагов встать на прагматичный путь негласного сотрудничества, поскольку оба, похоже, поставили своей целью разрушение «шиитского полумесяца».

Поэтому мало кто был шокирован, когда израильские СМИ сообщили в начале сентября, что бин Салман, возможно, совершил тайный визит в Израиль, несмотря на то что королевство не признает еврейское государство и обе стороны не имеют дипломатических отношений.

Таким образом, Ливан вновь оказался в перекрестии еще одной войны между Израилем и «Хезболлой», но в этом случае еще одной стороной конфликта может стать Саудовская Аравия. При этом заявления и действия Эр-Рияда, безусловно, ставят регион еще на шаг ближе к войне, которая становится все более реальной.

Судя по всему, сирийская война заметно укрепила «Хезболлу», силы которой воевали на стороне войск Башара Асада, а не ослабила ее, и это вызывает опасения в некоторых странах.

Поэтому Израиль и Саудовская Аравия используют сейчас возможность, для того чтобы максимально комфортно начать войну и получить поддержку от союзников, в первую очередь речь от США. И если принять во внимание последний твит Трампа, одобрение Вашингтона уже получено.

Он написал, что уверен в действиях короля Саудовской Аравии Салмана и наследного принца Мухаммеда: они знают, что делают.

Но катализатором всего является именно принц Мухаммед. Его действия уже почти уничтожили Совет сотрудничества стран Персидского залива, Йемен больше не может упоминаться как функционирующее государство, Египет — тикающая бомба замедленного действия, и теперь Ливан может стать очередной горячей точкой.

Есть о чем беспокоиться, так как события последних дней могут принести миру не только нового короля, но и новую войну, которая добавит напряженности на Ближнем Востоке.

Источник — ktovkurse.com

На саммите АТЭС Путин и Трамп поддержали планы по мирному урегулированию сирийского конфликта

© РИА Новости, Михаил Климентьев |

Илья Архипов, Ник Уодэмс (Nick Wadhams), Наташа Дофф (Natasha Doff)

Президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп согласились поддержать планы по политическому урегулированию конфликта в Сирии с участием президента Башара аль-Асада и сохранить те каналы связи, которые сейчас существуют между двумя странами, для борьбы с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.).
Согласно совместному заявлению, опубликованному после короткой встречи лидеров на полях саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества во Вьетнаме, Трамп и Путин удовлетворены «успешными российско-американскими» военными операциями, которые «существенно увеличили» потери этой джихадистской группировки на поле боя.
«Эти усилия будут продолжены вплоть до окончательного разгрома ИГИЛ», — говорится в заявлении. По словам одного американского чиновника, попросившего сохранить ему имя в тайне, это совместное заявление указывает на то, что оба лидера поддерживают политическое урегулирование конфликта и мирный процесс.

Совместные усилия позволили ослабить «Исламское государство» и ранее в ноябре одержать победу над этой группировкой в ее последнем крупном оплоте в Сирии. В то время как российская поддержка позволила Асаду удержаться во власти, дав Путину возможность увеличить влияние России в регионе, США хотят принимать участие в реализации любого плана мирного урегулирования, чтобы помочь Сирии восстановиться после нескольких лет гражданской войны.
«Конфликт в Сирии не имеет военного решения, — говорится в заявлении. — Окончательное политическое урегулирование конфликта должно быть найдено в рамках Женевского процесса в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН».
США и Россия будут стремиться к окончательной победе над «Исламским государством», к уменьшению интенсивности конфликта в Сирии и к подготовке почвы для проведения выборов под наблюдением ООН, как сказал один высокопоставленный чиновник Госдепартамента, попросивший сохранить его имя в тайне. По его словам, США считают, что на финальном этапе этого процесса Асаду придется покинуть свой пост.
Ранее этот американский чиновник в Дананге сказал, что Россия и США согласились с необходимостью привлечь Асада к процессу мирного урегулирования конфликта.
Лидеры подтвердили важность зон деэскалации в качестве временной меры по снижению насилия в Сирии и призвали всех членов ООН увеличить их вклад в обеспечение гуманитарных потребностей страны. Американский чиновник в Дананге отметил, что дополнительные соглашения с Иорданией позволили укрепить одну такую зону на юге.

Ожидалось, что Путин встретится с Трампом во время этого саммита. Однако американский лидер уклонился от официальной встречи. В субботу, 11 ноября, им удалось поговорить несколько минут, пока они готовились к групповой фотосессии. В субботу также состоялась встреча министра иностранных дел России Сергея Лаврова и госсекретаря США Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson).

Эр-Рияд «зачистят» под Штаты. Дворцовый переворот в Саудовской Аравии

Исраэль Шамир о недавнем дворцовом перевороте в Саудовской Аравии

Такого еще не было, и вот опять, как говаривал Черномырдин. Не иначе новый 37-й год? Но не в России, а в Саудовской Аравии, где десятки министров и бывших министров, принцы крови, миллионеры и миллиардеры оказались под стражей в результате (пока) бескровного дворцового переворота в минувший уик-энд. Смещен и арестован последний силовой министр, все еще остававшийся независимым от Салманыча, как называют русские арабисты наследного принца Мухаммада бин Салмана (на Западе его именуют МБС). Теперь все силовые ведомства, армия, королевская гвардия, службы МВД сосредоточены в руках молодого (32 года) МБС.

Размеры чистки производят огромное впечатление. Вспомним, что несколько недель назад в королевстве прошла первая волна чистки, когда сотни интеллектуалов и служителей духовенства оказались за решеткой. Сейчас пошла вторая волна. Арестованные содержатся в пятизвездочном отеле «Ритц-Карлтон», откуда срочно выписали обычных гостей, мол, особ королевской крови в тюрьме не содержат. Среди арестованных и один из самых богатых саудовских миллиардеров, принц аль Валид бин Талал, владелец заводов, газет, пароходов, и даже «Твиттера». Все они обвиняются в коррупции, хотя что значит «коррупция» в стране, где нет четкого разделения между личной королевской казной и государственной — неясно. Коррупция — модное обвинение, и звучит понятнее, чем обвинение в ереси, колдовстве и связи с японской разведкой.

Пройдет некоторое время, пока мы сможем до конца понять значение и последствия этих событий. Пока видны некоторые его составляющие. Первое и очевидное — происходит консолидация власти в руках МБС. Все принцы, претендовавшие на власть, отстранены. Разрушен механизм раздела власти между потомками основателя династии короля Сауда. Саудовская Аравия, и раньше не самая демократическая страна в регионе, переходит к режиму личного правления, не сдерживаемого никакими традиционными препонами.

Вторая составляющая — поддержка американского президента. Самый известный заключенный, принц Валид, в свое время ссорился с Трампом, и назвал его «позором Америки». Трамп в ответ назвал его «обдолбанным принцем, который хочет своими взятками поставить себе на службу американский политический класс». Утверждают, что Валид лично забанил Трампа в Твиттере несколько дней назад, хотя администрация Твиттера возложила ответственность на уволившегося сотрудника. Некоторые из пострадавших при чистке были связаны с кланом Клинтонов, другие — с кланом Бушей, и поэтому некоторые обозреватели видят в саудовском перевороте — укрепление про-трамповской линии в Саудовской Аравии. По просьбе Трампа, саудиты решили продавать акции своей нефтяной компании на нью-йоркской бирже. Сам МБС считается рьяным сторонником президента Трампа. Более того, за несколько дней до чистки Эр-Рияд посетил с секретным визитом Джаред Кушнер, зять и личный советник президента Трампа.

Третья составляющая — усиление анти-иранской линии. В субботу, в Эр Рияде и по велению МБС, подал в отставку премьер-министр Ливана Харири, считавшийся ставленником саудитов. В его заявлении, предположительно написанном саудитами, он обвинил в своей отставке — Иран и союзную Ирану (и России) ливанскую партию «Хезболла». Одновременно саудовская авиация нанесла несколько бомбовых ударов по гражданским целям в Йемене, где королевство ведет уже два года войну против местных сил. В ответ йеменцы направили баллистическую ракету на аэродром Эр Рияда, которую смогла сбить саудовская ПВО. Немедленно президент Трамп обвинил в этом — Иран. Иран отрицал связь с пуском ракеты.

«Саудовская Аравия пытается ввязать Израиль в войну с Ираном и „Хезболлой» в Ливане и Сирии» — заявил бывший посол США в Израиле, который призвал израильское руководство не поддаваться до поры до времени. Впрочем, в Израиле есть силы, которые считают, что такую оказию для войны грех упустить: «Хамас» в Газе нейтрализован соглашением с Рамаллой, США и саудиты хотят конфликта с Ираном, и сейчас было бы удобно ударить по «Хезболле», а если Иран вступится — то и по Ирану. Хотелось бы верить, что победит более вменяемая линия и Израиль воздержится от эскалации.

Ситуация, действительно, непростая. Нет признаков какой-то особенной народной поддержки или симпатии к принцу Салманычу. Пока неясно, куда ведут его разговоры о реформах, об открытости и подотчетности. На его стороне — молодые принцы из княжеств Персидского Залива, которые якобы направляют развитие событий в Эр-Рияде. Они — активисты, хотят войны, хотят отбросить Иран, а также ослабить позиции духовенства в своих странах.

Недавний визит саудовского руководства в Москву позволяет предположить, что для России нынешний переворот не стал полным сюрпризом. Россия традиционно не вмешивается во внутренние дела своих партнеров. Саудовский король, видимо, заверил Путина в том, что курс на ограничение производства нефти и на поддержание цены на нефть сохранится, а также что саудиты не будут предпринимать неожиданных мер, направленных на подрыв законного правительства в Дамаске. Слова МБС о том, что некоторые арестованные были связаны с джихадистами, можно понимать как подтверждение этого курса.

Понимание процесса затрудняется активным влиянием саудовского руководства на западные «мозговые тресты» и СМИ. Они в последнее время потратили — или инвестировали — внушительные суммы денег в западную систему принятия решений и выработки позиций. Попросту говоря — трудно сегодня найти на Западе эксперта, не подкупленного саудитами. А значит, и их мнения навряд ли вполне объективны и адекватны. Показательно, что Запад, обычно быстро реагирующий на арест борца за права геев или вороватого чиновника, на этот раз отмалчивается и воздерживается от осуждений. Так же отмалчивается пока и официальный Тель-Авив, да и Тегеран ограничивается общими фразами о «крахе дома Сауда». В Катаре осудили авантюризм Салманыча, а также подстрекательство некоторых советников президента Трампа, в особенности Баннона, который призвал вмазать не только по Ирану, но и по Турции.

Если мы вспомним, что в эти дни президент Трамп обсуждает возможность ядерного удара по Пхеньяну в Токио, то мы поймем, что мир переживает очень критическое время, когда российскому руководству нужно особенно бдительно стоять на своей вахте у штурвала страны.
8.11.17

Источник — svpressa.ru

Пекин отходит от идеи многополярного мира

Cегодня президент США Дональд Трамп прибывает с визитом в Китай. Во время переговоров большое место займет Северная Корея. Гость будет требовать, чтобы хозяева усилили на нее нажим. Но председатель КНР Си Цзиньпин желает более широкой договоренности: две страны должны разделить ответственность за международные дела. Речь пока идет не о дуумвирате, а о том, чтобы американцы признали ведущую роль Поднебесной в Азии.

Лидеры КНР давно стремились представлять себя равными по статусу американским президентам. Си добивается большего. Он хочет установить с Америкой особые отношения. Это будет означать признание за Китаем места второй великой державы в формирующемся биполярном мире.

Администрация экс-президента США Барака Обамы отказалась играть в эту игру, поскольку подразумевала отступление Америки из Азии. Но как утверждает New York Times, Си может найти более благожелательный отклик со стороны Трампа. В Пекине не забыли, что Трамп часто обвинял КНР в нечестной торговой конкуренции. А находясь пару дней назад с визитом в Японии, он поклялся построить «свободную и открытую зону Индийского и Тихого океанов». Эта формула подразумевала, что США будет опираться на демократических союзников в регионе, чтобы противостоять возвышению Китая.

Но Трамп в то же время говорил о Китае в чрезвычайно уважительном тоне и поднял Пекин до уровня ключевого игрока в разрешении северокорейского ядерного кризиса. Можно разглядеть даже признаки взаимного восхищения двух лидеров. Ведь оба они стремятся восстановить величие своих стран.

Трамп не погнушался прибегнуть к лести. После того как Си избрали на съезде генсеком Компартии, Трамп сказал по ТВ: «Некоторые могут назвать его королем. А я думаю, он очень хороший человек».

Китай собирается отплатить Трампу той же монетой. Китайцы называют его приезд «государственным визитом плюс» и готовят торжественный прием в Доме народных собраний и древних палатах Запретного города, где жили императоры и их приближенные.

Стоит задуматься: насколько плотно две державы намерены взаимодействовать? Не может ли стать реальностью идея дуумвирата – руководства миром Америкой и Китаем, которую выдвигал бывший советник президента США Збигнев Бжезинский.

Ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ларин в беседе с «НГ» отметил: «На XIX съезде КПК было заявлено о претензиях Китая на мировое лидерство. Это прямой вызов Штатам. Китай уверен, что в состоянии догнать и перегнать США. Очевидно, что по мере усиления национальной мощи Китая его соперничество с США будет обостряться. Их борьба будет занимать все большее место в мировой политике. Раньше в подобное соперничество были втянуты США и СССР. Теперь можно говорить о новом соперничестве двух сверхдержав».

Что касается идеи многополярного мира, то она мало интересует КНР. В докладе Си Цзиньпина съезду этот термин упомянут один раз, пояснил эксперт. Назревание соперничества предвидят и в Пекине, и в Вашингтоне. Вероятно, на переговорах прозвучит вопрос о формате будущих отношений США и Китая. Скорее всего этот вопрос поставит Трамп.

«В США уже выдвигалась идея создания дуумвирата. Она была с негодованием отвергнута Пекином. Думаю, что никакая идея, содержащая малейший намек на совместную гегемонию США и Китая, не пройдет. Внешнеполитическая идеология Китая этого не допускает. Но очевидно другое. По факту в одних зонах мира будет сильнее влияние США, в других – Китая, – отметил Ларин. – Экономические разногласия будут разрешаться мирным путем. Слишком тесны экономические связи и слишком велики риски потерь в случае конфликта».

С Токио Трампу было, естественно, легче найти общий язык по военно-стратегическим проблемам. Японский премьер Синдзо Абэ поддержал жесткую позицию США по КНДР. Он также сказал, что будут закуплены несколько американских систем ПРО и истребители F-35A.

В Южной Корее Трамп посетил базу США, а затем прилетел в Сеул, где провел переговоры с президентом Мун Чжэ Ином. Выступая на пресс-конференции, Трамп сделал заявление, прозвучавшее почти как сенсация. Он сказал, что администрация США добилась «большого прогресса» по Северной Корее и призвал лидера КНДР Ким Чен Ына заключить сделку за столом переговоров. Но никаких деталей не привел.

Вновь похвалив Китай за то, что он сильно старается решить проблему, Трамп выразил надежду, что и Россия тоже будет помогать. Трамп, как передала Washington Post, ожидает, что встретится с президентом РФ Владимиром Путиным во Вьетнаме или на Филиппинах.

Владимир Скосырев
8.11.17

Источник — ng.ru

Кризис идей Вашингтона

Интервью  журналиста портала Yencicag.Ru  Ниджата Гаджиева с Алексеем Синицыным, главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу.

Н. Гаджиев: — Недавно Ирак посетил с официальным визитом госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Во время встречи госсекретарь выразил обеспокоенность  действиями группировки «Хашд аш-Шааби» и предложил вывести из Ирака «иностранные силы». Можно сказать, что стороны не смогли договориться по этому вопросу. Как вы оцениваете данный визит Тиллерсона, и к чему он привел в итоге?

А. Синицын: — Эксперты почему-то не придают значения тому странному факту, что призыв Рекса Тиллерсона вывести из Ирака «иранских боевиков и советников» сначала прозвучал в столице Саудовской Аравии. Лучшего места госсекретарь, видимо, придумать не мог. Он, что, ожидал какой-то иной, кроме откровенного злорадства, реакции Тегерана? Иранские СМИ тут же выложили все карты на стол — не опасаясь вашингтонского гнева, объявили миру, что «шиитское ополчение, «Хашд аль-Шааби», «Асаиб аль-Хак» и подразделения КСИР под общим командованием генерала Сулеймани успешно и почти без боев вернули себе Киркук и нефтяные промыслы в этом районе».

Никто в иранской столице даже не стал скрывать, что генерал-майор Касем Сулеймани, командир спецназа «Аль-Кудс» подразделения Корпуса стражей Исламской Революции, под предлогом возвращения Киркука центральному правительству сумел «прорубить» логистический коридор из Ирака в Сирию, по которому теперь можно перебрасывать войска и технику на помощь сирийской группировке в Дейр-эз-Зоре и Маядине.

Своим аморфным, если не сказать, бессильным заявлением Тиллерсон дал премьеру Ирака Хайдеру аль-Абади возможность сыграть в «искреннее удивление» или даже возмущение. О каких, мол, «иностранных силах» в Ираке идет речь, когда «Хашд аш-Шааби» — это «бойцы народного ополчения, иракцы, граждане страны, пожертвовавшие жизнями ради защиты …» и т.д. и т.д. Как будто нет в Ираке афганских, пакистанских, сирийских шиитских формирований, а, главное, элитных иранских подразделений.

Н. Гаджиев: — В этом Вы видите бессилие американской политики на Ближнем Востоке?

А. Синицын: — Я, прежде всего, вижу кризис идей. Оставим в прошлом времена Буша-младшего и Барака Обамы. Они вложили сотни миллиардов долларов  в создание новой регулярной иракской армии, при этом, не включив в нее суннитский элемент в лице кадровых офицеров саддамовских ВС. Как  результат — последние стали штабным костяком военной инфраструктуры ИГИЛ, а новые вооруженные силы Ирака, несмотря на горы современного вооружения, считать полноценной армией можно только условно. Даже лучшее ее соединение — «Золотая дивизия» — понесла чудовищные потери в боях с ИГИЛ под Фаллуджей и Мосулом. Соотношений потерь иногда доходило до 1 к 60 в пользу радикалов. Поэтому требовать, чтобы шиит аль-Абади не опирался на других шиитов и Иран, который стал главным бенефициарием американского вторжения, как-то даже несерьезно.

Н. Гаджиев: — На сегодня США делают больше ставку на радикальных курдов, нежели чем на правительство в Багдаде. Чем это будет чревато для США?

А. Синицын: — А кого сегодня можно считать «радикальными курдами»? Даже отряды  Рабочей партии Курдистана (РКК) без боя оставили бойцам «Хашд аш-Шааби» стратегический Синджар. Американцы в своих геополитических построениях «Независимого Курдистана» так и не поняли, что главной преградой для реализации глобальных планов США станут не традиционные  игроки — Турция, Иран, даже сам Багдад — а внутренние курдские противоречия. Как известно, в Иракском Курдистане действуют два центра силы Демократическая партия Курдистана (KDP) клана Барзани и Патриотический Союз Курдистана (PUK) клана Талабани.  Их вооруженные силы — пешмерга — были объединены лишь формально. На самом деле, даже с ИГИЛ они воевали чисто по-курдски — каждый сам за себя. А иначе и быть не могло. Их вражда имеет глубокие корни, они даже умудрились устроить между собой гражданскую войну в 90-х годах, когда Саддам лишь номинально контролировал курдские территории Ирака.

Конечно, PUK видел в референдуме, организованном Масудом Барзани, решающую попытку укрепления власти своего клана. И нынешний лидер «патриотов» Павел или, как его чаще сейчас называют, Бафель Талабани заключил сепаратную сделку по Киркуку с Багдадом. Об этом мы уже говорили с Вами в прошлый раз. Добавлю, что 10 тысяч бойцов PUK, дислоцированных в Киркуке, организовано передали все важнейшие объекты провинции правительству в Багдаде. И только малочисленная пешмерга Демократической партии — менее 1000 штыков — оказала сопротивление шиитским милициям.

Сейчас Патриотический Союз категорически отвергает сам факт заключения сделки с Багдадом. Особенно усердствует мать Павла — Херо Талабани. Но, во-первых, хорошая мама всегда защищает сына, а, во-вторых, очень активная Херо сама была инициатором этого соглашения.

Поэтому американцам сейчас ничего не остается, как призывать к миру в Ираке в своей, ставшей традицией, несколько инфантильной манере. Цитирую Тиллерсона: «У нас есть друзья в Багдаде и друзья в Эрбиле, и мы призываем все стороны вступить в диалог». По сути, конечно, правильно. Но звучит по-детски: слишком много заинтересованных игроков  — Багдад, Тегеран, Анкара, а со стороны курдов, как минимум, KDP, PUK, РКК, партия «Горран». Здесь не к диалогу призвать надо, а впору мирную конференцию созывать.

Н. Гаджиев: — По последним сообщениям, Барзани  стал более сговорчивым и готов на уступки, в то время как США намерены руками курдских SDF объединить сирийский и иракский кантоны. Насколько это реалистично в данных условиях?

А. Синицын: — Совершенно не реалистично, и это тоже результат американского «кризиса идей». Барзани готов «отложить» независимость, хотя это произойдет и без его согласия. О каком объединении сирийских и иракских территорий, подконтрольных курдам, можно тогда говорить? И это без учета клановых и политических противоречий между сирийскими и иракскими курдами.

Но вернемся к «кризису идей». США шли в Сирию только с одной целью — скинуть Башара Асада, пополнив тем самым свою коллекцию павших «кровавых диктаторов». То, что Сирия погрузится в игиловский ад — мало кого интересовало при уверенности, что организованным хаосом можно управлять, благо такая теория, разработанная бывшим послом в Азербайджане Стивеном Манном, всегда была под рукой. По известным причинам, которые называются российскими ВКС, псевдохалифат стремительно уходит в небытие.

Тогда и возникает план «Б» — столкнуть курдов с ненавистным Дамаском. Однако буксует даже  процесс объединения курдских кантонов в Сирии. Отряды протурецкой оппозиции при поддержке бронетанковых подразделений Турции, которых перебросили из-под  турецкого  Газиантепа, готовы перерезать  «тактический коридор  Манбидж — Азаз». Теоретически он  позволяет силам курдской «Народной обороны» (YPG) из Африна соединиться с основной курдской группировкой близ Манбиджа. Кстати, вероятный прорыв курдских «Сирийских демократических сил» (SDF) к средиземноморскому побережью блокирует сирийская армия.

По-моему, дело доходит до какой-то политической патологии, когда американцы и курдские SDF делают все, чтобы столкнуть остатки ИГИЛ с правительственными силами в песках Дейр-эз-Зора и на берегах Евфрата. Мы не знаем, сколько тысяч мирных жителей погибло в полностью разбомбленной Ракке. Но зато знаем, что в последний месяц оборону в городе держали несколько сот отчаянных смертников, т.н. «ингимаси» — элитный отряд игиловских спецназовцев-камикадзе. Однако хорошо обученные формирования ИГИЛ из бывших граждан Чечни, Дагестана, Кабардино-Балкарии и китайских уйгуров, а также бойцы бригады «Джейш аль-Осра» (арабы французского происхождения, тунисцы, марокканцы, алжирцы) были выпущены из осажденного города, под охраной курдов переправлены через приток Евфрата Хабур и направлены в сторону городка Абу Кемаль на границе с Ираком.

Конечно, все эти «военные игры без правил» не смогут предотвратить неизбежную победу Дамаска над ИГИЛ. Но других идей у нынешней администрации США просто нет. Как нет никаких внятных планов по разрешению корейского кризиса, выстраиванию отношений с Ираном и пр. и пр. Наверное, людям, скажем так, либеральных взглядов неимоверно трудно признать  «концептуальный кризис», в котором пребывает сейчас президент Трамп и его команда. Но я привел вам конкретные факты, которые, как говорил классик, «самая упрямая вещь на свете».

Аналитический отдел

NET-FAX — NET-ФАКС                 

 

Во благо народа: зачем нужны этнические бизнес-клубы

Основатели еврейского делового клуба Solomon рассказали, какую роль подобные организации влияют на бизнес-среду в России и во всем мире

Во многих экономически развитых странах деловые клубы стали своеобразным мостом между государством, обществом и бизнесом. Сотрудничество с подобными площадками облегчает развитие бизнеса, членство позволяет не только предпринимателям, но и политикам преодолеть те или иные барьеры в своей работе. Благодаря подобным объединениям, общины также могут активно отстаивать интересы в государственных органах и даже на мировой арене.

Наводим мосты

Бизнес-площадки, которые опираются на этническую и религиозную идентичность своих участников, распространены за рубежом. Кандидату в президенты США желательно заручиться поддержкой Американо-израильского комитета по общественным связям (АИКОС). Основанная ещё в 1950-х годах прошлого века на базе Американского сионистского комитета по общественным связям, АИКОС за десятилетия превратился к сильнейшую этническую лоббистскую организацию в Америке, которая существует на пожертвования щедрых еврейских или консервативных христианских меценатов. Во время недавней президентской гонки все влиятельные кандидаты кроме Берни Сандерса выступали перед участниками комитета.

http://www.forbes.ru/biznes/351763-vo-blago-naroda-zachem-nuzhny-etnicheskie-biznes-kluby

Индия вышла на первый план мировой геополитики

Благодаря новой стратегии США в Афганистане и Средней Азии, находившаяся на вторых ролях Индия внезапно вышла на первый план мировой геополитики. Вашингтон, разочаровавшись в бывшем фаворите Пакистане, нашел в лице Индии более сговорчивого союзника в дружбе против чрезмерно агрессивного Китая с его навязчивой идеей единого экономического пояса. «Проверочкой» для «основного оборонного партнера» станет активная помощь Индии в разрешении афганского конфликта или, другими словами, помощь Америке в затянувшейся войне с призраком Аль-Каиды, а заодно и в противостоянии экономической экспансии Поднебесной.

За это Нью-Дели пообещали «прокачать» оборонку американскими технологиями. В рамках программы «Делай в Индии» истребители F-18 и F-16, разработанные американскими Boeing и Lockheed Martin, будут собирать в Индии. На сегодняшний день Индия является крупнейшим в мире покупателем американской военной техники.

Премьер-министр Индии Нарендра Моди давно очарован Америкой, в его планы на ближайшие десятилетия входит создание из страны копию США «с точки зрения благоприятных условий для развития ее граждан».

Что касается помощи Афганистану, Индия уже влила в Афганистан более 3$ млрд, однако о военной помощи речь пока не идет. На встрече министра обороны Индии Нирмалы Ситараман со американским коллегой Джеймсом Маттисом, ясно прозвучало, что индийская армия не будет участвовать в афганском конфликте, однако Индия продолжит оказывать помощь Афганистану в целях развития.

Вслед за Мэттисом в Нью-Дели приехал с визитом президент Мохаммад Ашраф Гани, чтобы встретиться с индийскими официальными лицами, в том числе с премьер-министром Нарендрой Моди, министром иностранных дел Индии Сушмой Сварадж и со своим индийским коллегой президентом Рамом Натхом Ковиндом.

Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон контролирует процесс афгано-индийского диалога, он также посетит Нью-Дели с официальным визитом после встречи в Кабуле с афганскими официальными лицами, включая президента Гани и главу исполнительной власти Абдуллу Абдуллу.

После того, как Тиллерсон посетил Афганистан, по сообщениям индийских СМИ, с необъявленным визитом в Нью-Дели прибыл спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов, где провел несколько встреч, в частности с советником по национальной безопасности Индии Аджитом Довалем и замминистра иностранных дел Субраманьямом Джайшанкаром.

Как пишет Times of India, Замир Кабулов попытался донести до индийских коллег позицию России в отношении привлечения «Талибана» к переговорному процессу, сделав акцент на том, что США зашли в тупик в военном решении афганского конфликта, и что реальная угроза региону исходит в первую очередь от ДАИШ, а не от талибов. Индийские СМИ также отмечают, что официальная информация о визите Кабулова остаётся закрытой по решению правительства принимающей страны, учитывая сложные отношения между Москвой и Вашингтоном.

Что касается Пакистана, то по утверждению известного пакистанского религиозного и политического деятеля Мауланы Фазал-ур-Рехмана, Соединенные Штаты и Индия «взялись за руки», чтобы поставить крест на проекте Пакистано-Китайского экономического коридора (CPEC).

Министр обороны США Джеймс Мэттис заявил, что США выступают против китайской «диктаторской» политики «Один пояс, один путь», и в особенности против того, что CPEC пройдет по спорным северным районам Пакистана. Индия также активно выступает против создания Пакистано-Китайского коридора, настаивая на том, что маршрут коридора лежит в зоне перманентного пакистано-индийского конфликта на почве противостояния мусульманского и немусульманского мира в индийском штате Джамму и Кашмир.

В штате проживают не только индийские народности, но и пуштуны, которые отличаются большой воинственностью и ревностным отношением к религии. В северной части штата (Кашмире) мусульмане составляют до 97% населения, которые после раздела Индии и Пакистана в 1947 году оказались недовольны тем, что им пришлось существовать под властью индуиста, что привело к войне между Индией и Пакистаном.

До сих пор отношения между Индией и Пакистаном нельзя назвать добрососедскими. Не так давно министр иностранных дел Пакистана Хаваджа Асиф выступил с предупреждением об «ужасных»последствиях для Индии, в случае если Нью-Дели попытается нацелить ядерные установки в сторону границы с Пакистаном. Резкое заявление прозвучало в ответ на реплику главы индийской военной авиации генерала Б.С.Даноа о том, что у Индии есть все возможности для использования «не только тактического ядерного оружия» для поражения целей вдоль всей границы с Пакистаном.

Последние замечания индийского генерала вызваны обеспокоенностью по поводу растущего числа ядерных боеголовок в Пакистане. Министерство иностранных дел Пакистана в свою очередь вновь озвучило позицию Исламабада относительно роли Индии в Афганистане, назвав ее присутствие «спорным», неприемлемым и противоречащим стабильности в регионе.

В пику оптимизму официального Кабула бывший президент Афганистана Хамид Карзай также выступает против участия Индии в новой стратегии США в отношении Афганистана, поскольку считает, что втягивание Индии в затяжной афганский конфликт приведет к еще большей эскалации насилия в регионе, кроме того Индия станет лишь пешкой в «более крупной стратегической игре» американской администрации.

Начштаба армии Пакистана генерал Камар Джавед Баджва отметил, что судьбы Афганистана, Пакистана и Индии неразрывно связаны. В частности связаны на почве борьбы с терроризмом. Афганские и индийские официальные лица обвиняют правительство и военные силы Пакистана в поддержке определенных элементов, которые координируют большинство террористических атак в двух странах. С 2012 года индийские пограничники обнаружили пять прорытых террористами с пакистанской стороны кроссграничных тоннелей в районе Джамму. Последний тоннель длинной 5 метров был обнаружен в этом месяце, по нему вооруженные террористы с территории Пакистана сделали попытку проникновения на индийскую сторону.

Впервые за 16 лет афганского конфликта президент США решительно раскритиковал Исламабад за «укрывательство агентов хаоса, насилия и террора» в конце августа 2017 года при обнародовании новой стратегии в отношении азиатского региона. За это время вопрос о существовании террористических баз в Пакистане не раз обсуждался афганцами с США, но Вашингтон игнорировал эту информацию, поскольку Пакистан долгое время оставался «стратегическим партнером» США.

Станут ли отношения Пакистана и Индии благодаря американской рокировке менее натянутыми, приблизит ли это Афганистан к миру и стабильности покажет время. В любом случае, расклад сил в регионе стремительно меняется. Однако, без сильных правительств, стремящихся к независимому подходу в принятии решений с учетом национальных интересов прежде всего соседних стран, без правительств, которые действуют без диктовки со стороны США, достичь мирного урегулирования и экономического процветания в регионе не получится. США не выгодно иметь сильных союзников, поскольку в этом случае они лишаются позиции «игрока» в «большой игре», где все остальные страны лишь подконтрольные фигуры и рынок сбыта для американских компаний. Вашингтон будет максимально долго любыми средствами сдерживать экономический рост евро-азиатских стран, стремясь удержать доминирующее положение в мире и практикуя политику двойных стандартов.

Анна Королевская

Индия вышла на первый план мировой геополитики

Стратегия Тиллерсона для Азии: США приглашают Индию в союз против Китая

Поле битвы — Северная Корея и Таиланд

5 ноября президент США Дональд Трамп посетит Токио, а 8 ноября направится в Пекин. После американский лидер отправится на саммит АТЭС во вьетнамский Хойан, где 20 октября с.г. открылась министерская встреча стран-участниц международного форума. Страсти в Восточной и Юго-Восточной Азии накаляются. В интервью телеканалу CNBC премьер-министр Сингапура Ли Сяньлун выразил надежду на то, что американо-китайская конкуренция в регионе не поставит город-государство перед экзистенциальным выбором между Вашингтоном и Пекином.

«»Если между США и Китаем будет расти напряженность, нас попросят выбрать ту или иную сторону. Возможно, послание прозвучит не напрямую, но его примерное содержание будет следующим: «Мы бы хотели, чтобы вы были с нами? Нет? Значит, вы против нас?». И это мягко сказано», — отметил Ли в преддверии встречи с Трампом в Белом доме, которая прошла 23 октября.

Вашингтон постепенно играет на повышение. Угрожает, но пока только на словах. Поэтому (как сообщает гонконгская South China Morning Post) в преддверии визита Трампа в КНР казначейство США не стало квалифицировать монетарную политику Пекина как «манипуляцию курсами валют», хотя и выразило тревогу в связи с тем, дефицит американского торгового баланса в августе с.г. достиг $34,9 млрд «Китай по-прежнему реализует широкий спектр стратегий, ограничивающих доступ на национальный рынок импортируемых товаров и услуг», — заявили в министерстве финансов США, добавив, что Япония, Южная Корея, Германия и Швейцария также находятся в списке для мониторинга.

Эксперты объясняют «терпеливость» Вашингтона стремлением давить на Пхеньян через Пекин. Хотя сингапурский премьер считает такой подход не состоятельным: «Китай занимает очень важное место во внешней торговле Северной Кореи. Пекин может оказывать влияние на Пхеньян. Но я бы не сказал, что северокорейцы сделают все, чего хотят от них китайцы».

Поднебесную действительно настораживают ракетные испытания Пхеньяна, его тяга к самостоятельной политической роли, но Пекин не торопится развязывать руки Вашингтону. Поэтому в конце июля с.г. посол Китая в США Цуй Тянькай назвал любые односторонние действия США «неприемлемыми».

Как ранее сообщало ИА REGNUM , в сентябре с.г. Пекин ввел санкции против Пхеньяна, выполнив свои обязательства по резолюции Совета Безопасности ООН, которую сам же и лоббировал. На большее китайцы едва ли готовы, поскольку чем сильнее они давят на КНДР, тем крепче позиции Соединенных Штатов в Южной Корее и в Японии. А это едва ли соответствует долгосрочным интересам Поднебесной.

Тем более что 18 октября с.г., когда в Пекине начинался XIX съезд Компартии, государственный секретарь США Рекс Тиллерсон сделал в Вашингтоне жесткое заявление в адрес внешней политики КНР: «Провокационные действия Пекина в Южно-Китайском море бросают вызов международному праву и нормам, которые отстаивают США и Индия». По его словам, «Индия и Соединенные Штаты должны быть в состоянии взять под защиту суверенитет других стран». Смело, не так ли?

«Приближенная к правительству КНР газета Global Times отреагировала незамедлительно: «Новая политика Вашингтона в Южной Азии, очерченная Тиллерсоном, превращает Нью-Дели в цитадель, которая должна уравновесить Пекин. Китай не выступает против Индии и США, которые расширяют свои двусторонние связи, но мы не потерпим шагов, которые будут направлены против нас».

Несмотря на приглашение США в проект «Шелкового пути», озвученное Си Цзиньпином на первой официальной встрече с Трампом в апреле с.г., Поднебесная по-прежнему опасается дестабилизации стран Юго-Восточной Азии, в частности, Таиланда, через который планируется построить не только перешеек Кра (с востока на запад), но и первую ветку высокоскоростных железных дорог стоимостью в $5,2 млрд (с севера на юг).

Резня в Мьянме вынудила Пекин и Бангкок занять выжидательную позицию. Речь идет о 250-километровой линии Бангкок — Накхонратчасима, которая должна выйти к южной китайской провинции Юньнань через территорию Лаоса. По данным South China Morning Post, начало возведения первой линии ожидалось уже в ноябре 2017 года, о чем объявил заместитель министра транспорта Таиланда Пичит Акратит. Тем не менее стороны перенесли стройку на начало 2018 года. Мало ли что.
Саркис Цатурян
23.10.17

Источник — regnum.ru

Ирак: новый фронт гражданской войны?

Антон ВЕСЕЛОВ | 18.10.2017 |

События, последовавшие за референдумом о независимости Иракского Курдистана, свидетельствуют о том, что наиболее вероятным становится худший из возможных сценариев. Курды настаивают на своем праве на самоопределение, в Багдаде ссылаются на положения конституции страны. Главным камнем раздора при этом стали спорные территории, прежде всего богатые нефтью районы близ города Киркука.

27 сентября, на следующий день после обнародования результатов плебисцита (более 93% участников голосовали за независимость), парламент Ирака санкционировал использование иракской армии в спорных районах, находящихся под контролем пешмерга и потребовал от правительства обеспечить контроль над нефтяными месторождениями в Киркуке и в других спорных районах. Прозвучал также призыв к иностранным государствам отозвать свои дипломатические миссии из Эрбиля. В Багдаде намекнули на возможность уголовного преследования курдских чиновников за проведение референдума, не исключив выдачу ордера на арест президента М. Барзани.

C 18.00 29 сентября Ирак закрыл воздушное пространство автономии для иностранных гражданских самолетов, мотивируя это отказом Эрбиля в течение 72 часов передать под контроль Багдада все погранпереходы и международные аэропорты. Были приостановлены регулярные рейсы египетской Egypt Air, ливанской Middle East Airlines, иорданской Royal Jordanian Airlines, катарской Qatar Airways, эмиратской Fly Dubai, а также трех турецких авиаперевозчиков: Turkish Airlines, Atlas Global и Pegasus. Иранские авиакомпании прекратили полеты в Эрбиль и Сулейманию еще накануне референдума, и сегодня в Курдистан летают только рейсы Iraqi Airways, работающие на внутренних линиях. Показательно, что практически одновременно «по техническим причинам» были отключены каналы связи паспортных отделов региона с Багдадом и тем самым заблокировано оформление паспортов.

Жесткая позиция Багдада и раздающиеся оттуда воинственные высказывания объяснимы: федеральные власти получили активную поддержку Ирана и Турции – стран, чрезвычайно обеспокоенных перспективой распространения движения за независимость на свои территории с преимущественно курдским населением. Анкара и Тегеран открыто заявили о наличии совместных планов «решительного реагирования», и дело не ограничилось декларациями. С конца сентября эти страны закрыли свои границы с автономным регионом и стали наращивать группировки войск, готовясь вступить в бой.

23 сентября в Анкаре побывал с рабочим визитом начальник Генштаба ВС Ирака генерал-полковник Осман аль-Ганеми, и уже через два дня в приграничные с Иракским Курдистаном районы Турции прибыли подразделения иракской армии для проведения совместных маневров близ пограничного перехода Хабур. В начале октября в районе Киркука побывал командующий силами специальных операций КСИР Ирана генерал-майор Касем Сулеймани, который на месте ознакомился с обстановкой и дал указания своим подчиненным, действующим в Ираке. Проиранские лидеры иракского «народного ополчения» добавили накала страстям, заявив, что готовы «удалить курдов из Киркука и путем энергичного наступления защитить целостность Ирака».

13 октября федеральное правительство во главе с премьером Хейдаром аль-Абади выдвинуло курдам новый ультиматум и потребовало до 02:00 15 октября передать Багдаду контроль над аэропортом Киркука, все нефтяные месторождения в провинции, управление над военной авиабазой K-1 и рядом других объектов, вывести формирования пешмерга из спорных районов и т.д. В Эрбиле на ультиматум не отреагировали. И на рассвете 16 октября конфликт вступил в новую фазу. Подразделения иракской армии (в том числе 9-я бронетанковая дивизия), спецназ МВД и формирования «народного ополчения» начали операцию по «восстановлению конституционного порядка».

Иракские самоходные гаубицы на огневых позициях близ Киркука

Продвижение федеральных сил в целом не встретило серьезного сопротивления (сообщается о пяти уничтоженных бронемашинах наступающих, данных о потерях в живой силе не приводится), и в течение 16-17 октября они взяли под свой контроль значительную часть спорных районов, в том числе по причине сотрудничества части отрядов пешмерга с «ополченцами», что было воспринято в Эрбиле как предательство. Так, министерство пешмерга признало, что утром 16 октября под контроль шиитских ополченцев «аль-Хашд аш-Шааби» перешел город Туз-Хурмату (провинция Салах эд-Дин), и возложило ответственность за оставление города на покинувшие позиции подразделения пешмерга, подчиняющиеся вдове бывшего президента Ирака Джаляля Талабани, которая является членом политбюро Патриотического союза Курдистана (ПСК) – одной из главных оппозиционных сил в автономии. Было подчеркнуто, что «министерство не давало приказа отступать» и все покинувшие поле боя подлежат военному суду. Фактически без сопротивления под контроль федеральных сил перешел и езидский город Синджар, расположенный к западу от Мосула (провинция Нейнава).

Главные события, однако, разворачиваются в районе города Киркука. К 17 октября федеральные силы взяли под свой контроль основные стратегически важные мосты, автострады, нефтяные месторождения Бабагур, Авана и Бай Хасан и крупную военную базу К-1. Накануне шиитские ополченцы и армейские подразделения вошли в административный центр провинции и сняли флаги Курдистана, заменив их иракскими, на всех правительственных учреждениях. Десятки тысяч курдских жителей устремились в столицу Курдистана Эрбиль (около 100 км), опасаясь преследований.

В Эрбиле утверждают, что город был сдан в результате сделки между ПСК и «ополченцами». В частности, приводится некий документ, подписанный Павлом Талабани (сын покойного генерального секретаря ПСК и бывшего президента Ирака Джаляля Талабани) о выводе пешмерга, находящихся под их командованием. Документом, состоящим из 9 пунктов, предусматривается без сопротивления вернуть федеральному центру все спорные территории, контролируемые курдскими силами пешмерга. Багдад при этом обязуется выплачивать зарплаты части государственных служащих и пешмерга ПСК в соответствии со списком, который составит Павел Талабани. Со стороны федеральных властей документ подписал один из лидеров «народного ополчения» Хади аль-Амери, не имеющий никакой официальной должности в правительстве Ирака. В документе неслучайно подчеркивается, что выплаты зарплат будут осуществляться только лояльным Багдаду жителям автономии. И содержится предложение раздробить регион путем создания нового в составе провинций Халабджа, Сулеймания и Киркук и таким образом изолировать Эрбиль.

Тем временем представитель министерства пешмерга Халгурд Хикмат сообщил о большом подкреплении, направленном для подготовки к контрнаступлению и пообещал «восстановить контроль над всеми потерянными районами». Он назвал происходящее «началом новой политической военной фазы» и завершил без обиняков: «На последующих этапах вы увидите, как мы сломаем нос «аль-Хашд аш-Шааби».

В ситуацию были вынуждены вмешаться США, чьи военные базы расположены как в Иракском Курдистане, так и в других районах Ирака. Госсекретарь Рекс Тиллерсон предостерег правительство Ирака и его соседей от применения силы. «Мы призываем центральное правительство отказаться от угроз или даже намеков на возможное применение силы. Соединенные Штаты требуют от всех сторон, включая соседей Ирака, отказаться от односторонних действий и применения силы».

Между тем все больше политиков в Вашингтоне, знакомых с ситуацией не по заголовкам новостных лент и обладающих влиянием, уже в открытую призывают подержать курдскую автономию. Так, 27 сентября лидер демократов в Сенате Чарльз Шумер заявил: «Я считаю, что курды должны как можно скорее получить независимое государство, и позиция правительства Соединенных Штатов должна заключаться в поддержке политического процесса, который учитывал бы устремления курдов к независимому государству». Ранее конгрессмен Трент Фрэнкс представил законопроект в палате представителей США, призывающий к признанию самоопределения курдов. Высказался по теме и бывший посол США в ООН Джон Болтон – он призвал Вашингтон поддержать переход Курдистана к независимости и добавил: «Давайте посмотрим правде в глаза: государства Ирак, каким мы его знаем, больше не существует, и оно не вернется к единству». По его мнению, референдум о независимости, прошедший 25 сентября в Курдистане, «создал новую реальность», признание которой принесет пользу Вашингтону. Имя Дж. Болтона связано, в частности, с его знаменитым высказыванием в бытность главой американской делегации в ООН: он высказался тогда в том смысле, что, если из небоскреба штаб-квартиры убрать 10 этажей, мир этого не заметит.

Действительно, события, связанные с курдским референдумом, вновь обозначили проблему эффективности ООН и необходимость реорганизации этой «самой авторитетной международной организации». В Уставе ООН недвусмысленно сказано о праве народов на самоопределение. В сентябре в зале заседаний очередной Генассамблеи ООН находились среди прочих делегации стран, население которых составляет несколько десятков тысяч человек. Курдам же, общая численность которых превышает население Украины (и вчетверо – население родной нынешнему Генсеку ООН Португалии, где проживают чуть более 10 млн человек), в праве на государственность отказывается под различными предлогами, ни один из которых не выдерживает критики. Нации с многовековой историей, языком, менталитетом, территорией говорят: вам и так кое-где дали автономию, чего еще? Соображения «геополитической целесообразности» и интересы других государств, в том числе находящихся за тысячи километров, вновь превалируют над волеизъявлением миллионов людей и основополагающими принципами ООН, для защиты которых эта структура, казалось бы, и создавалась.

Впрочем, все становится на свои места, если учесть, что речь идет о реализации разработанного за океаном большого плана передела Ближнего Востока, и власти Багдада лишь играют отведенную им роль. Под лозунгами обеспечения территориальной целостности предпринимаются все возможные меры для того, чтобы Ирак перестал существовать как единое государство.

После референдума о независимости в Иракском Курдистане арабы-сунниты заявили о намерении организовать референдум о создании автономии для своих районов – это провинции Анбар, Салах эд-Дин, Нейнава, Дияла и суннитские районы Багдада, где проживает более трети территории страны. По словам шейха Музахима аль-Хуэта, сунниты имеют право на создание самоуправляемого региона, чтобы предотвратить повторение массовых убийств и зверств со стороны доминирующих в Ираке шиитских группировок.

Вновь заговорили о децентрализации и на юге Ирака. 15 октября Совет провинции Басра заявил о своем намерении объявить о самоуправлении, если центральное правительство будет и далее игнорировать местные нужды. Заместитель главы провинциального совета Валид Кахтан сказал, что провинция Басра обеспечивает более 80% бюджета Ирака благодаря добыче и экспорту нефти, морским портам и другим ресурсам, но поступления в местный бюджет мизерны. «Провинция будет стремиться к декларации региона для обеспечения своих прав», – подчеркнул он.

Источник — fondsk.ru

Ближневосточные вызовы Трампа,

Чем обусловлена политика американского лидера в непростом регионе

Приход администрации Дональда Трампа в Белый дом в начале 2017 года вызвал малоскрываемую радость в элитах стран – партнеров США на Ближнем Востоке. Это означало, что, как никакая другая администрация в Вашингтоне на протяжении последних десятилетий, нынешняя с ходу получила высокий кредит доверия среди союзников в Ближневосточном регионе. Главной для Белого дома и Госдепартамента стала задача правильно распорядиться этим доверием.

Столь высокая планка ожиданий ближайших партнеров и союзников – как арабских монархий Персидского залива, так и Израиля – в отношении новой администрации США вызвана двумя основными группами причин.

Первая – «провалы», с точки зрения партнеров, политики администрации Барака Обамы в регионе. Хронология «провалов» такова: колебания Вашингтона в связи с отстранением военными в июле 2013 года от власти в Египте президента-исламиста и возникшее напряжение в отношениях Вашингтона и Каира; отказ Обамы от ударов возмездия в ответ на нарушения режимом Башара Асада установленных Вашингтоном «красных линий», что вызвало разворот в сирийской ситуации в пользу режима (так называемая химическая сделка между Москвой и Вашингтоном в сентябре 2013 года); недовольство партнеров достигнутым в июле 2015 года (пятью постоянными членами Совбеза ООН и Германией) соглашением с Ираном (снижение уровня интенсивности обогащения урана в обмен на снятие санкций с Ирана). Наконец, резкое недовольство Израиля вызвал отказ администрации Обамы в декабре 2016 года наложить вето на проект резолюции в Совбезе ООН с осуждением поселенческой политики Израиля. В Иерусалиме это воспринято как «личная месть» Обамы премьер-министру Биньямину Нетаньяху за поведение последнего в знак протеста против соглашения с Ираном.

Вторая – удачное использование Дональдом Трампом ближневосточных «провалов» Обамы в предвыборной гонке 2016 года. Команда Трампа напрямую обвиняла Обаму, а через него и кандидата-соперника Хиллари Клинтон как минимум в «попустительстве» формированию тех угроз, которым теперь вынуждены противостоять сами Соединенные Штаты и особенно их союзники в регионе. Это запрещенная в России группировка «Исламское государство» (ИГ), с одной стороны, и нарастающая экспансия Ирана – с другой.

С учетом этого команде Трампа не представляло особого труда сформулировать главные линии своей ближневосточной политики: борьба с ИГ и нарастающее противостояние Ирану.

При том что команда Трампа представляет эти две задачи чуть ли не как радикально противоположные тому, что делал Обама, на самом деле речь идет во многом о риторическом оформлении некоторых новых акцентов, которые привносит нынешний хозяин Белого дома в политику, проводившуюся его предшественником. Действительно, разве не Обама выстроил мощную и многочисленную международную коалицию для борьбы с ИГ (в составе 67 стран)? Трамп же решает довести до конца начатое путем сохранения прежней (обамовской) тактики («не вовлекаться в наземные операции», «ставка на сухопутные силы партнеров в регионе» и т.д.). Новый элемент, судя по всему, сводится к решимости генералов Трампа использовать силу в случае возникновения угроз подразделениям союзников на земле или в случае применения стороной Башара Асада химического оружия. Яркий пример – удар крылатыми ракетами с военных кораблей США в Средиземном море по сирийской авиабазе Шайрат в апреле 2017 года.

Различия же между двумя администрациями в подходе к иранской проблеме от поначалу чисто «стилистических» становятся все более сущностными. Если Обама пытался противостоять Ирану мирными средствами (путем переговоров и подписания соглашений), то Трамп изначально нагнетал воинственную риторику, угрожая выйти из соглашения 2015 года. Сегодня, заметим, эта угроза как никогда близка к осуществлению со всеми вытекающими последствиями возобновления санкций и наращивания противостояния с Тегераном по всему ближневосточному фронту (Ирак, Сирия, Йемен).

Впрочем, как оказывается, не только ближневосточному: 8 октября 2017 года американский президент заявил в интервью телеканалу TBN следующее: «Я убежден, что иранцы финансируют Северную Корею». Он определил поведение Ирана как «противоречащее духу «ядерной сделки». По его словам, Иран – «плохой игрок», с которым следует обращаться «соответствующим образом». Иными словами, Трамп не только солидаризируется со своими ближневосточными союзниками в оценке угроз, исходящих от Ирана в регионе, но и склонен воспринимать их в более широком контексте.

Дело в том, что особенность ближневосточной политики США состоит в ее «двухпартийном характере» – в общем виде она оформилась как результат консенсуса обеих партий (Демократической и Республиканской) вскоре после Второй мировой войны (с обозначившимся нефтяным бумом в аравийских песках в 40-е годы, созданием Государства Израиль в 1948 году и первой волной политической трансформации в виде свержения монархий и установления военных режимов в контексте холодной войны, создания антисоветских блоков государств региона). Уже тогда регион был объявлен жизненно важным для США – с точек зрения заинтересованности в энергоносителях, геополитических устремлений Вашингтона и воплощения ценностных аспектов внешней политики – защиты Израиля как «единственной демократии на Ближнем Востоке».

С учетом этого ближневосточная политика США всегда отличалась высокой степенью преемственности с изменением разве что риторики и акцентов в осуществлении принципиальных линий. При всем при этом было бы ошибочным утверждать, что Трамп проводит ту же, что и Обама, или похожую политику на Ближнем Востоке. При сохранении внешне общих с Обамой линий политика Трампа наполнена иными содержанием и акцентами. Если на палестино-израильском треке Обама выражал большее понимание общеарабской позиции и даже пошел из-за этого на обострение отношений с Израилем, то Трамп явно старается сохранять нейтралитет при нескрываемых симпатиях к Израилю (политикой на этом направлении занимается его зять, еврей Джаред Кушнер, а дочка Трампа Иванка приняла иудаизм). В Сирии команда Трампа делает акцент на подавление ИГ, проявляя меньшую заинтересованность, чем Обама, в отношении формулы урегулирования в этой стране и судьбы Асада. В отличие от Обамы Трамп рассматривает Иран скорее как потенциального противника, чем партнера. В понимании нынешней команды Белого дома, Иран сам по себе, а также его присутствие в Сирии не должно становиться новой угрозой для Израиля. Из этого напрашивается вывод: если с этой задачей может справиться Россия, то команда Трампа готова де-факто предоставить ей зеленый свет на решение сирийской проблемы. Важен и другой акцент Трампа: Ближний Восток для него не тот регион, где следует сокращать присутствие (как полагал Обама), а регион, не только по-прежнему жизненно важный, но и с нарастающим значением для безопасности США.

Объяснить подобные акценты и само видение Трампом проблематики Ближнего Востока можно лишь отчасти его обращенностью к такой важной составляющей аудитории его поддержки в США, как евангелисты и произраильское лобби. Сегодня становится ясно, что усиление потенциала экспорта американской нефти ослабляет нефтяную зависимость США от Ближнего Востока, но не ликвидирует ее полностью.

Кроме того, стремление Обамы переформатировать острие стратегии США на Тихоокеанский регион, сократить масштабы присутствия на Ближнем Востоке, уйти в «задние ряды» ослабили уверенность американских партнеров в незыблемости альянса с США. Чтобы восстановить их доверие, команда Трампа считает для себя правильным действовать в модели «анти-Обама». В противном случае намечается тенденция заполнения стратегического вакуума в регионе Россией. Причем по инициативе самих американских партнеров. Сегодня главная задача Белого дома в регионе – придать сколько-либо внятную форму пусть и негласного, но реального партнерства монархий Залива и Израиля в борьбе с Ираном.

Об авторе: Александр Иванович Шумилин – доктор политических наук, руководитель Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН.
16.10.2017

Источник — ng.ru

Spectator: Турция рискует получить от США ответ в русском стиле

Фото: Reuters

После того как турки сбили российский бомбардировщик, Россия нанесла серьёзный удар по турецкой экономике, особенно по сельскому хозяйству и туризму, пишет The Spectator. В настоящий момент США на фоне резко ухудшившихся отношений с Анкарой демонстрируют готовность поступить таким же образом.

В своё время «во имя дипломатии» Россия нанесла удар по экономике Турции. «Поступят ли США таким же образом?» — задаётся вопросом издание The Spectator.

Турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган, как отмечается в статье, большую часть этого года занимался тем, что «бросался грязью» в глав европейских государств. И таким образом он навредил и без того хрупким отношениям Анкары с несколькими странами.

Сейчас всё выглядит так, будто он собирается выступить против сил американской дипломатии. Если это действительно так, то Турция может оказаться в беде, говорится в статье.

Анкара и Вашингтон являются союзниками по НАТО с 1952 года. До недавнего времени Турция умело пользовалась своим стратегическим положением, благодаря которому Соединённые Штаты получали военные базы, как утверждается в статье, «недалеко от Ближнего Востока». Взамен США не придавали особого значения некоторым существующим между двумя странами спорам, в особенности в последние годы, когда в Сирии разгорелся вооружённый конфликт. И даже когда стороны, как казалось, «враждовали» из-за американской помощи курдским боевикам в Сирии, высокопоставленные чиновники упорно старались не провоцировать чересчур серьёзных ссор.

Однако прошлогодняя неудачная попытка государственного переворота в Турции стала очередным испытанием для Анкары и Вашингтона. США отказались экстрадировать в Турцию проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого Эрдоган винит в случившемся. Американская сторона объяснила своё решение тем, что ей «необходимо изучить доказательства». Этот ответ не удовлетворил Эрдогана. Затем был визит турецкого лидера в США, во время которого его телохранителей обвинили в избиении мирных протестующих. Эрдоган заверил свою общественность, что американский президент Дональд Трамп «извинился» перед ним за этот инцидент.

А на прошлой неделе отношения между Вашингтоном и Анкарой достигли самой низкой отметки, после того как был арестован турецкий сотрудник консульства США в Стамбуле, которого обвинили в связях с Гюленом. Американское посольство в Анкаре раскритиковало это решение и заявило, что выдвинутые против сотрудника диппредставительства обвинения безосновательны.

В качестве демонстрации силы США даже приостановили выдачу в Турции неиммиграционных виз до тех пор, пока не будет дана оценка сложившейся ситуации. Анкара ответила тем же. Как отмечает The Spectator, хотя многие сторонники Эрдогана отнеслись к ответному шагу турецких властей как к ещё одному смелому шагу со стороны их лидера, но в результате этого ответа пострадавшей может оказаться сама Турция, считает издание.

Ведь Анкара в своих попытках оказать влияние на другие страны полагается не только на своё географическое и культурное положение, но и на силу денег. Однако если Турция лишится своей «покупательной способности», то она мало что сможет предложить.

Россия воспользовалась этим в 2016 году во время ссоры, причиной которой стал сбитый турецкими ВВС российский бомбардировщик. Москва нанесла тогда удар по экономике Турции, запретив импорт турецких овощей и фруктов, а также настоятельно рекомендовав своим туристам не посещать эту страну. И, как указывает издание, это был жёсткий удар.

В настоящее время США демонстрируют, что также могут сильно ударить по экономике Турции. И уже за последние несколько дней стоимость турецкой лиры упала до низшей за последние несколько месяцев отметки, акции также быстро теряют в цене. Кроме того, вновь будет нанесён удар по туристической отрасли, которая медленно восстанавливается после оттока россиян.

«Президент Эрдоган не может позволить себе потерять такого союзника, как США, но готов ли он это признать — это другой вопрос. Он — человек, который не любит идти на попятную. Будут ли американцы рады простить Турцию или нет — увидим», — пишет в завершение The Spectator.

https://news.rambler.ru/world/38131745-turtsiya-riskuet-poluchit-ot-ssha-otvet-v-russkom-stile/

Демарш США развяжет руки иранским ядерщикам

Отказ Трампа от «атомной сделки» опасен и для Тегерана, и для Вашингтона

Возможным ответом Тегерана на торпедирование сделки по иранскому атому могут стать усиление ядерного потенциала и интенсификация усилий по развитию ракетной программы. Именно такой прогноз делают в экспертной среде. Волна предостережений со стороны властей Исламской Республики поднялась задолго до того, как президент США Дональд Трамп должен был объявить, выполняет Иран свои обязательства по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) или нет.

Глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф пообещал, что его страна обязательно примет «еще более решительные меры» в том случае, если глава Белого дома будет выдвигать новые претензии или угрозы в адрес Тегерана. Такое заявление глава дипведомства сделал на закрытой сессии иранского парламента.

Впрочем, как сообщают местные СМИ, Зариф уверил, что Иран никогда не выйдет из ядерной сделки, в которую, помимо него и Соединенных Штатов, как известно, входят Россия, КНР, Британия и Франция. Это не первое заявление Зарифа о «взаимности» в отношениях с США, которые сложились после избрания Трампа. Впрочем, глава иранской дипломатии никогда не уточнял, чем именно может ответить обидчикам Исламская Республика.

По данным Washington Post, Трамп давно намеревался анонсировать «более жесткий и всеобъемлющий подход», позволяющий переосмыслить СВПД. Торпедировать сделку, которая была достигнута двумя годами ранее между международными посредниками и Тегераном, американский лидер обещает не первый месяц – эти намерения он высказывал, будучи кандидатом на пост президента. О том, будут ли возобновлены отмененные Америкой санкции, связанные с ядерными разработками в Иране, неясно. Но известно, что хозяин Овального кабинета уже беседовал с конгрессменами по поводу подхода, выдвинутого в отношении СВПД премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Этот подход можно сформулировать в нескольких словах – «исправить или отменить». Впрочем, говорить, что вся администрация Трампа поддерживает его в намерении аннулировать сделку, нельзя. Так, глава Пентагона Джеймс Мэттис заявлял, что в интересах США – остаться в соглашении.

В экспертной среде полагают, что возможный отказ США от сделки и возобновление санкционного режима могут подтолкнуть Иран к развитию своей ядерной программы и к усиленной разработке ракет. «Тегеран может, как вариант, ускорить создание ядерного оружия, хотя процесс в Иране, насколько я понимаю, не настолько близок к его созданию, – заявил «НГ» начальник Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов. – При этом неясно, что опаснее – экспансионистская политика Ирана или его ядерные разработки. США были вынуждены реагировать на действия, которые Иран предпринимал в регионе, и как-то их купировать. Без введения санкций сделать это не получилось бы. А санкции, естественно, подорвут финансовую основу иранской экспансии». Эксперт напоминает, что значительная часть иранских денег идет на поддержку режима сирийского президента Башара Асада (больше, чем сам военный бюджет Исламской Республики) и финансирование шиитских военных формирований.

Деятельность шиитских элементов стала возможна как раз после снятия Западом ограничительных мер с Тегерана, считает эксперт. «Санкции против Ирана вводятся прежде всего для того, чтобы он не смог дать какой-нибудь ответ, – заявил Семенов. – До этого именно благодаря отмене санкций Иран получил новые финансовые ресурсы, которые позволили ему проводить экспансию, финансировать большое количество шиитских группировок в Сирии и в Ираке, которые фактически играют там лидирующую роль. Естественно, если санкции против Ирана будут введены и если иранские углеводороды не смогут закупать страны ЕС, а также, например, Южная Корея или Япония, то Иран окажется в сложном положении. Неизвестно что здесь начнется раньше: испытает он ядерную бомбу или в стране произойдут какие-то перемены. Но у Ирана становится меньше возможностей для ответа и ресурсов проводить свою политику на Ближнем Востоке». Аналитик подчеркивает: вопрос с закупкой углеводородов является для Исламской Республики ключевым.

Что же касается возможных ответных мер Ирана по усилению ядерного потенциала и разработке ракет, то Семенов добавляет: «Каждый подобный шаг будет вызывать новую волну санкций, и это может стать серьезной проверкой правящего режима (в Иране. – «НГ») на его устойчивость. Так как иранцы вряд ли будут готовы терпеть те же условия, что и северные корейцы».

Отметим, что союзники США по НАТО выступают против расторжения сделки с Ираном. Среди них Германия и Франция. Бывший заместитель госсекретаря США Венди Шерман в своей статье для New York Times пояснила, что любой отказ подтвердить Ираном соблюдение сделки будет иметь «катастрофические» последствия. «Это только вобьет клин между США и Европой, ослабит важные трансатлантические связи и усилит влияние Ирана, России и Китая», – заключила Шерман. Напомним, что по условиям президент США должен периодически подтверждать соблюдение соглашения Ираном.
Игорь Субботин
12.10.2017

Источник — ng.ru

Что Киев выигрывает от ссор Эрдогана с Брюсселем, Вашингтоном и Москвой

© Пресс-служба президента Украины

«Крымский вопрос» теперь скорее объединяет две страны, а стремящаяся к повышению своего статуса в международных делах Турция довольно легко вовлекается в разного рода внешнеполитические проекты.

Максим Михайленко

Киевский визит президента Турции Реджепа Эрдогана происходил на фоне усиления напряженности в отношениях между Анкарой — с одной стороны, и Европейским Союзом, США и даже Россией — с другой. Кажется, единственными крупными мировыми игроками, с которыми Эрдоган еще не успел или не смог побить горшки, являются, пожалуй, разве что Китай и Индия, пытающиеся действовать на Большом Ближнем Востоке максимально незаметно. Другим везет меньше.
Причины и поводы
Так, синхронно с украинской поездкой, разворачивается очередной скандал между Турцией и США. На прошлой неделе в Стамбуле был задержан сотрудник консульства США, причем гражданин Турции. Турецкие власти заподозрили его в связях с местным «Эммануэлем Голдстайном» — некогда наставником и соратником Эрдогана Фетхуллой Гюленом, а ныне оппозиционным исламским проповедником, еще недавно жившим в изгнании в США и обвиняемым в организации в прошлом году военного мятежа в Турции.

Вашингтон ожидаемо осудил этот шаг как безосновательный и наносящий вред двусторонним отношениям. В американском заявлении говорится, что приостановлена выдача неиммигрантских виз во всех дипломатических учреждениях США на территории Турции. Неиммигрантские визы выдаются туристам, а также людям, приезжающим в США на лечение, по делам бизнеса, на временную работу или учебу. Не заставив себя долго ждать, в воскресенье 8 октября турецкое посольство в Вашингтоне заявило: «Недавние события вынуждают правительство Турции пересмотреть наше отношение к приверженности правительства США обеспечению безопасности турецкой миссии и ее сотрудников».
«Для того, чтобы максимально сократить количество визитов в наши дипломатические и консульские миссии в США на время процесса переоценки, мы немедленно приостановили выдачу виз гражданам США в наших дипломатических и консульских учреждениях в США». Эта мера, как сообщило посольство, касается бумажных и электронных виз, а также виз, выдаваемых на границе. Иными словами, взаимная выдача виз практически полностью прекращена.

Однако, думается, что дело не только и не столько в фиксации Эрдогана на Гюлене, сколько, с одной стороны, в неудовольствии, которое испытывает Турция по поводу американской политики в отношении курдов, критической позиции Вашингтона в отношении нынешнего турецкого правительства, а с другой — в настороженности США по поводу турецкого флирта с Россией. Но здесь возникает неувязка. Турция необходима России гораздо больше, чем Россия — Турции, уже некоторое время такой вывод может сделать даже зомбированный зритель путинского телевидения. Логистика военного присутствия россиян в Сирии, функционирование российского туристического, строительного, в заметной степени продовольственного рынков, и, что самое главное, рынок газа и перспектива транспортировки российского газа через Турцию в ЕС — всем этим Анкара не первый месяц держит Москву за горло.
Недавно считалось, что — в какой-то степени, по-видимому, испытывающий благодарность к Путину за ту или иную поддержку в ходе попытки переворота, а также пугающий НАТО угрозами то ли выхода, то ли ограничения участия, Эрдоган станет еще и покупателем российского оружия. Но такая сделка вдруг перестала складываться. 9 октября Турция объявила, что может отказаться от приобретения российских зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 в случае, если не будет достигнуто соглашение о совместном производстве. Такое заявление сделал министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в интервью газете Akşam.
По его словам, Турция испытывает потребность в закупках С-400, так как стране необходимо защищать свое воздушное пространство. «Однако, если настроенные против России страны не хотят, чтобы Турция покупала у нее С-400, то они должны предоставить нам свой вариант», — сказал турецкий министр. Москва и Анкара заключили контракт о поставке в Турцию зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 «Триумф» 12 сентября 2017 года.
Тогда же Эрдоган говорил о том, что Анкара сделала первый взнос за приобретаемые у Москвы С-400. Следующий шагом должно было стать получение кредита от России на оставшуюся сумму. Опять-таки, можно говорить о том, что России надо продавать эти системы хотя бы куда-нибудь, а это стало сложным делом после американского обстрела сирийской авиабазы Шайрат, когда «кривизна земли» помешала россиянам действовать адекватно.
Киев как сцена
Оказалось, что предыдущие поколения этих ЗРК (находящихся, в том числе, и на вооружении Украины) более надежны. В этом смысле любопытно прозвучали слова Чавушоглу о том, что если Россию не устраивает совместное производство (то есть, в том числе и передача технологий), то Турция может заключить такое соглашение и с другой страной. И на следующий день президент Эрдоган едет в Киев.
Вопрос, конечно, скользкий, но Турция — член НАТО, и как показала вторая война в Заливе, имеющий причины обижаться на своих западных союзников, по поводу интервенции в Ирак расколовшихся и не предоставивших Турции надежных гарантий защиты от контрнаступления Хусейна.
Сегодня Турция более чем активна в своем геополитическом подбрюшье — Сирии, где в ряде регионов ее армия присутствует с избытком, стремясь не допустить срастания курдских анклавов в Сирийский Курдистан. Потому что за ним логически следует Курдистан турецкий, а это конец существования Турции в ее нынешней форме. Отсюда и подчеркнутое внимание Эрдогана ко всем другим меньшинствам в стране (между прочим, такую коалицию, только в Сирии, создавали и Асады, но они и сами представители алавитского меньшинства). Что, кстати и проявилось в украинской столице в эпизоде между Эрдоганом и Мустафой Джемилевым, вступившими в дружеский диалог прямо на торжественной церемонии представления президенту Турции участников переговоров.
Продолжая эту мысль, президент Турции — и этим его вояж в Киев интересен с точки зрения дипломатической истории — именно из Украины сделал жесткие заявления в адрес России, все время надеявшейся, что ее авансы и сервильное поведение по отношению к Турции как-то смягчат или изменят турецкую позицию по Крыму. Очевидно, что для этого используется и представление о том, как именно устроена психика самого Реджепа Тайипа Эрдогана, политика автократического типа.
Но — ничего подобного не происходит, в частности потому, что Россия слишком зависима от Турции, потому что трения Турции с ЕС и США, связанные с желанием Эрдогана, чтобы Турцию воспринимали как один из мировых полюсов силы, вовсе не означают автоматически альянсов со странами-изгоями и противниками западной цивилизации. И потому, что при всем своем «султанизме» Эрдоган в первую и главную роль — партийный вождь, личность идеологизированная, а попытки уличить его в коррупции результата не имели.
Отсюда и идеальное разграничение мух и котлет — турки используют Россию там, где им удобно, но политически их позиции ничем не отличны от Запада, а вот России очень сложно как-либо использовать Турцию (иначе на авиабазе «Инджирлик» уже заправлялись бы российские бомбардировщики). Остается бороться с помидорами.
Вернемся, однако, в Киев.
Дружить «оборонками»
По словам президента Петра Порошенко, только за шесть месяцев текущего года товарооборот между Украиной и Турцией вырос почти на 20%. Значительно повысился и уровень турецких инвестиций в экономику Украины. Таким образом, Турция вошла в топ-5 торговых партнеров Украины и в топ-10 иностранных инвесторов нашу страну. Несомненно, слышать это Эрдогану было приятно, но надо понимать, что такой пассаж президента Украины — обертка для важных и системных соглашений, подписанных 9 октября в Киеве. Турецкий президент, в свою очередь, заявил, что «принимая во внимание последние события, мы решили как можно скорее вывести товарооборот на 10 миллиардов долларов». Осталось неясным, что именно имеется в виду — новая договорная база или перспективы дальнейшей изоляции РФ (Турция, отметим, не входит в систему режима санкций против России, но имеет с ней крайне запутанные торгово-экономические отношения).
Так или иначе, но объем и масштаб новых соглашений заставляет воспринимать украинско-турецкие отношения не только как успешные, но и как некую региональную подсистему, появление которой нервирует Москву (а возможно, уже и ЕС).
Так, по результатам Шестого заседания Стратегического совета высокого уровня между Украиной и Турецкой Республикой было подписано двустороннее соглашение о защите инвестиций, и изменения, которые были внесены в соглашение об избежании двойного налогообложения, предоставят дополнительный толчок двустороннему взаимодействию.
Украинская и турецкая стороны также подписали План действий по развитию двусторонних отношений между Украиной и Турцией на 2017-2019 годы (таким образом, этим направлением занимаются постоянно и под него собран соответствующий аппарат, живущий в режиме докладов).
Соглашение о взаимном содействии и защите инвестиций создает алгоритм содействия привлечению взаимных инвестиций из Турции на Украину и из Украины в Турцию, определяет механизм их взаимной защиты на территориях обоих государств, способствует справедливому и равноправному режиму инвестирования.Кроме того, подписаны межправительственные Протокол о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения и предупреждении налоговых уклонений относительно налогов на доходы и имущество, а также Имплементационный протокол о сотрудничестве в области географической информации. Скромное название этого документа не должно обманывать — того и гляди, российские конспирологические сказки об использовании навигационных приложений к смартфонам в качестве инструмента шпионажа станут былью.
Однако, в принципе, такая договоренность указывает на высокий уровень доверия между странами и способствует развития малого спутникостроения (кстати говоря, из России, напоровшись на множащиеся непреодолимые ограничения, малое спутникостроение сбежало в США).
По итогам переговоров был подписан меморандум о сотрудничестве между Дипломатической академией Украины при МИД Украины и Дипломатической академией Турецкой Республики. Иными словами, расширен канал легального обмена информацией.
Наконец, одной малозаметной строчкой: «также были подписаны контракты между украинскими и турецкими компаниями в оборонной сфере». И, похоже, это все-таки была главная причина такого позитивного визита турецкого лидера. Ведь еще с 2015 года между Украиной и Турцией развивается сотрудничество сразу в нескольких секторах военно-промышленной и авиастроительной отраслей (теперь к ним может добавиться и попытка совместного производства зенитно-ракетных комплексов, почему нет?). Можно вспомнить и о совместном самолете, и о совместном строительстве объектов космического назначения в других странах, и многих других развивающихся программах. Неудивительно, что вместо 45 минут президенты провели наедине 3 часа.
Не альянс. Пока
Любопытно, впрочем, что проект общей зоны свободной торговли за «отчетный» период несколько притормаживался (а ведь для Украины это будет третья ЗСТ с развитой страной, членом ОЭСР после Канады и ЕС). Однако, возможно, и туркам было не до этого, учитывая референдум, войну в Сирии и кризис в отношениях с Евросоюзом (по сути, отказ от старинной внешнеполитической цели — членства в ЕС). Тем не менее, о ЗСТ пошла речь на встрече между Эрдоганом и премьером Гройсманом.
Они обсудили подготовку Соглашения о зоне свободной торговли между странами. Киев и Анкара готовы активизировать работу по завершению подготовки Соглашения о зоне свободной торговли. «Об этом говорил сегодня с Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Заключенные во время заседания Стратегического Совета высокого уровня под председательством президентов Украины и Турецкой Республики соглашения о взаимной защите инвестиций и избежании двойного налогообложения — хороший сигнал для деловых кругов и бизнеса обеих стран», — написал премьер-министр. Хочется верить, что эта линия будет развиваться в соответствии с планом стратегического сотрудничества, к которому Турция относится, как видим, очень серьезно. А судя по отдалению Анкары от своих традиционных союзников — это стратегическое партнерство продолжит динамично углубляться.
Тем более, что «крымский вопрос» теперь скорее объединяет две страны, а стремящаяся к повышению своего статуса в международных делах Турция довольно легко вовлекается в разного рода внешнеполитические проекты. Так, по словам Петра Порошенко, Украина была бы очень заинтересована в увеличении представительства Турции в специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. Также в ближайшее время «особую важность будет иметь для нас поддержка нашими партнерами, в частности Турцией развертывания миротворческой миссии ООН на территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей». Поддерживающая ввод миротворцев на Донбасс Турция, как член НАТО, с одной стороны, и суверенный игрок — с другой, и впрямь привлекательный кандидат в «доминирующие участники» любых миротворческих операций на востоке Украины.
Но не забыт и Крым: Россию продолжают стигматизировать преступной аннексией. Многое делается на этом направлении между крымскотатарскими организациями и Анкарой. Президент Эрдоган, которому в последнюю очередь нужен какой-либо сепаратизм либо нападения соседних стран для «исправления исторической несправедливости», очень четко придерживается курса на поддержку территориальной целостности Украины и деоккупации Крыма. В общем и целом, встреча украинского и турецкого лидера прошла на заслуженно мажорной ноте, нельзя сказать, что кроме тривиальных инцидентов, омрачает сегодня стратегическое партнерство Украины и Турции.
Что же касается отношений Эрдогана с внутренними и внешними оппонентами, то пока что ему практически всегда удавалось побеждать. Об этом следует помнить несмотря на перманентные истерики в западных и турецких оппозиционных СМИ. А с учетом обострения подростковых комплексов у некоторых наших западных соседей, постоянное усиление южного вектора украинской внешней политики — дело не просто взаимовыгодное, но и неизбежное.

http://inosmi.ru/politic/20171011/240491183.html

 

Че Гевара: второе пришествие

Че Гевара: второе пришествие
50 лет назад в Боливии погиб команданте Кубинской революции Эрнесто Че Гевара

Андрей Ведяев

Ровно 50 лет назад, 9 октября 1967 года, принял мученическую смерть Эрнесто Че Гевара – лучший из лучших, беззаветный борец за освобождение людей, за торжество идей добра и справедливости. Он был захвачен боливийскими коммандос в ложбине Кебрада де Юро, когда выносил с поля боя раненого товарища. Местонахождение партизан выдал крестьянин Онорато Рохас, которому власти пообещали 3 тыс. долларов (очевидно намекая на 30 сребреников). На рассвете 9 октября в селение Ла-Игера, где содержался Че Гевара, прибыл генерал Альфредо Овандо в сопровождении полковника Хоакина Сентено Анайя и контр-адмирала Угартече. После долгих радиопереговоров с президентом, а фактически военным диктатором генералом Рене Баррьентосом они приняли решение о расстреле Че. На таком исходе настаивали американские советники президента, консультантом которого и почетным полковником боливийских спецслужб был Клаус Барбье – «лионский мясник», бывший шеф гестапо в Лионе. Непосредственной ликвидацией отряда Че командовал шеф тайной полиции Роберто Кинтанилья Перейра. После расстрела тело Че было привязано к полозьям вертолета и доставлено в соседний городок Вальегранде, где его выставили на обозрение в прачечной местной больницы, поставив носилки на мойку. После того, как военный хирург по приказу Кинтанильи ампутировал и поместил в сосуд с формалином кисти рук Че, боливийские офицеры вывезли тело в неизвестном направлении.

Фидель Кастро, узнав о чудовищном преступлении, поклялся отомстить за смерть товарища и покарать всех виновных в ней. И расплата не заставила себя ждать. Уже летом 1968 года Фидель сделал сенсационное заявление: кисти рук, посмертная маска Че и его «Боливийский дневник» похищены «неким доброжелателем». В том же году дневник команданте оказался на Кубе. А вскоре в Гаване объявился и сам загадочный доброжелатель – им оказался ближайший друг Баррьентоса, министр внутренних дел Боливии Антонио Аргедас. Он был агентом ЦРУ, симпатизировавшим кубинской революции и считавшим своим долгом «не позволить империализму Соединенных Штатов подделать или извратить дневник Че Гевары».

Но это было только начало. 27 апреля 1969 года в Арке (Кочабамба) в результате крушения вертолета погибает президент Боливии Рене Баррьентос. Мало у кого вызывает сомнение, что вертолет президента был сбит. В том же году на своей купленной за 30 сребреников ферме выстрелом в затылок был убит крестьянин Онорато Рохас.

В это время полковник Кинтанилья, в награду получивший место генерального консула Боливии в Гамбурге, находился уже на берегах Эльбы и чувствовал себя в относительной безопасности. И все же что-то настораживало его, заставляло быть подозрительным и недоверчивым. Но в тот роковой день 1 апреля 1971 года бдительность подвела его. С утра он был в приподнятом настроении – он ожидал визита очаровательной блондинки, обратившейся к нему накануне по поводу боливийской визы. То, что случилось дальше, напоминало триллер. Молодая дама выхватила из сумочки револьвер и трижды в упор выстрелила консулу в грудь. Входные отверстия от пуль образовали правильный треугольник «V», что означало Victory, или Победа. Все стало ясно, когда прибывшая полиция обнаружила записку – на клочке бумаги стояло: «Победа или смерть!» – девиз боливийских партизан.

Ганс Эртль

Трудно в это поверить, но ангелом мщения оказалась Моника Эртль – дочь известного баварского альпиниста и кинооператора Ганса Эртля, работавшего во времена Третьего рейха с самой Лени Рифеншталь, с которой у них был бурный роман. В 1934 году он вместе с Альбертом Хехстом первым покорил вершину Сиа Кангри в Гималаях высотой 7422 метра, а во время войны стал военным кинооператором и ближайшим соратником фельдмаршала Эрвина Роммеля. В 1953 году Ганс Эртль участвовал в первом восхождении на восьмитысячник Нанга Парбат. Огромную известность получил его снимок, запечатлевший Германа Буля в момент его выхода из «мертвой зоны», в результате чего тот мгновенно постарел на много лет. Не получив, однако, за свой фильм национальной премии, «папаша Ганс» в 1954 году эмигрировал в Боливию. Основав глубоко в джунглях преуспевающую скотоводческую ферму «La Dolorida» с лесопилкой, он стал одним из крупнейших фермеров Боливии. Посетителей фермы приветствовали немецкие овчарки и огромная надпись: «Вольная земля Бавария».

Моника была любимой дочерью Эртля и с 16 лет в качестве ассистента оператора сопровождала его на съемках в джунглях и заснеженных вершинах. «Она заменяет мне сына, – признался однажды отец. – Она как мальчишка». Моника ловила ядовитых змей, помещая их в стеклянные колбы, и жарила свежевыловленную пиранью на сковородке. «Она стреляет без промаха», – говорил с гордостью отец. Вряд ли он тогда предполагал, как его дочь распорядится своим талантом.

Однако постепенно в отношениях между отцом и дочерью возникла трещина. Журналист Юрген Шрайбер в своей книге «Она умерла как Че Гевара» утверждает, что Моника, унаследовав от отца крутой нрав, стала дистанцироваться от его нацистского прошлого. «Гитлер был невидимой тенью, пролегавшей между ними и все больше омрачавшей их отношения», – считает Шрейбер. Тем более, что отец взял на работу нацистского преступника Клауса Барбье, приговоренного к смертной казни во Франции за участие в массовых убийствах. Он объявился в Боливии под именем Клауса Альтмана. И хотя Эртль утверждал, что ничего не знал о том, что тот разыскивается за военные преступления, но позднее сознался, что «Альтман» с самого начала рассказал ему, что он бывший эсэсовец.

В итоге Моника все сильнее и сильнее отдалялась от семьи. Ее возмущало то, к чему отец был равнодушен: нищие крестьяне и полуголодные шахтеры, редко доживающие до 30 лет, любой протест которых подавлялся правительственными войсками и ультраправыми «эскадронами смерти». Так, в ночь на 25 июня 1967 года, известную в Боливии как «ночь Сан-Хуана», армия захватила шахтерские поселки Катави и Сигло ХХ, расстреляв 20 и ранив 70 человек. Генерал Овандо оправдывал эту акцию тем, что шахтеры якобы готовили нападения на казармы, а президент Баррьентос взял на себя всю ответственность за расправу. И в 1969 году Моника, прежде ревностная католичка, решилась на отчаянный шаг: она развелась с мужем, оборвала все связи с боливийским высшим обществом, в котором выросла, и присоединилась к революционной Армии национального освобождения Боливии, о создании которой Че Гевара объявил на собрании своего отряда 25 марта 1967 года. Им были написаны Манифест АНО и обращение к боливийским шахтерам.

После смерти Че Гевары армию возглавил его соратник Гидо Альваро Передо Лейге (псевдоним «Инти»). После гибели «Инти» 9 сентября 1969 года руководителем АНО становится его брат, медик и революционер Освальдо Передо Лейге (псевдоним «Чато»). После ареста «Чато» руководительницей АНО вплоть до своей смерти 12 мая 1973 года была Моника Эртль.

Теперь ее звали уже не «мотылек», а Имилла, что означает «индейская девушка». Отныне она будет бороться с хунтой, с которой ее отец был тесно связан – он даже подарил свои дорогие часы «Сейко» президенту Баррьентосу. Теперь ее кумир «Инти» – еще бы, ведь он был другом и боевым соратником самого команданте Че Гевары! Да и про Имиллу говорили, что она «не знает страха». Она предоставляет убежище выжившим бойцам из отряда Че Гевары, пытается найти участок земли, чтобы создать лагерь для подготовки боевиков АНО и обращается с соответствующей просьбой к своему отцу – но получает отказ. Чтобы раздобыть деньги, Моника совершает налеты на банки. И когда после одного из ограблений она воспользовалась собственным «Шевроле», власти объявляют Монику в розыск.

Вскоре, в одну из тех ночей, которые «Инти» проводил не со своей возлюбленной Имиллой, он был убит в перестрелке с агентами охранки. «Христос с винтовкой, распятый пулями», – взывает убитая горем Моника. И это еще не все – газеты публикуют кощунственные снимки, на которых рядом с телом «Инти» в позе победителя с сигарой в зубах позирует тот, кто два года назад приказал ампутировать мертвому Че Геваре руки в качестве жуткого доказательства его смерти. Тот, кого Моника ненавидит больше всех на свете – полицейский полковник Роберто Кинтанилья.

И чувство мести овладевает всем ее существом, непроизвольно складываясь в стихи:

Кинтанилья, Кинтанилья…
Не будут отныне спокойными ночи твои…
Ты отнял жизнь у «Инти»…
Но народ воздаст тебе по делам твоим…

Спустя полтора года «Тото» Кинтанилья Перейра, ставший к тому времени генеральным консулом в Гамбурге, был убит тремя выстрелами в упор. Моника была немкой, выросшей в одном из самых престижных районов Мюнхена, и ей легко удалось найти подход к чужаку. Но, впрочем, не исключено, что она обращалась за помощью к братьям по оружию из немецкой Фракции Красной Армии (RAF), которую на тот момент возглавляла легендарная Ульрика Майнхоф. Не исключено, что Моника скрылась в одной из коммун, связанных с RAF и расположенных этажом выше консульства Боливии. Одно лишь установлено достоверно: короткоствольный револьвер Colt Cobra 38 Spezial она получила от итальянского миллионера и левого издателя Джанджакомо Фельтринелли – товарища по оружию, который погиб в 1972 году, случайно подорвав себя динамитом.

В любом случае эта акция вдохнула новые силы в казалось бы уже поверженную АНО, сообщения о которой вновь заняли первые полосы газет. А Моника тем временем возвращалась кружным путем в Боливию, поскольку к этому моменту ее уже разыскивали во всех аэропортах странны как государственного преступника номер один, а прокуратура Гамбурга объявила Монику Эртль в международный розыск через Интерпол. Однако дело за номером 141 Js 527/71 вскоре было закрыто и так и осталось нерасследованным. Было установлено, что пострадавший считался одной из самых зловещих фигур в деле расстрела Че Гевары и он же повинен в убийстве «Инти» Передо – ближайшего соратника Че Гевары.

В 1972 году совместно с французским журналистом Режи Дебре, сподвижником Че Гевары, Моника Эртль готовит похищение Клауса Барбье, еще одного фигуранта в деле убийства Че Гевары, с целью переправить его для проведения судебного процесса во Францию. Барбье скрывался в Боливии под именем Клауса Альтмана и работал на Министерство внутренних дел Боливии. Тем самым был бы устранен еще один виновник гибели Че Гевары, и одновременно показана духовная преемственность АНО с французским Сопротивлением. Однако план похищения Барбье провалился. Дело в том, что Клаус Барбье с 1966 года работал на западногерманскую разведку BND и регулярно писал донесения, в том числе и о Монике Эртль.

А летом 1971 года старик Эртль растерянно смотрел на грубо составленный фоторобот своей дочери, за поимку которой было назначено вознаграждение в 20 тыс. долларов. Даже за Че Гевару было когда-то обещано по разным данным лишь от 3 до 4 тыс. И Ганс Эртль прекрасно понимал, что в такой нищей стране, как Боливия, эта сумма означает смертный приговор для его дочери.

Однако он не мог знать, что его дочь будет выдана тем, кого он в свое время принял и сделал своим другом – Клаусом Альтманом. Вероятно, он даже не знал, что под именем Альтмана скрывается Клаус Барбье. Не знал он также, что Моника вернулась в Боливию с заданием организовать похищение скрывавшегося здесь Барбье – и при этом сама попала в сети матерого нациста.

12 мая 1973 года Моника Эртль была убита боливийскими спецслужбами. Режи Дебре утверждал, что засада была подстроена Клаусом Барбье, однако доказать этого не удалось. Труп Моники не был передан родственникам, чтобы скрыть возможные следы пыток, которым она была подвергнута перед смертью. Пытки были повседневной практикой южноамериканских спецслужб. Это было хорошо известно и отцу Моники. Поэтому в своем интервью в 1988 году он выразил надежду на то, что Моника не попала в руки палачей живой. Ганс Эртль умер 23 октября 2000 года в боливийской провинции Чикитания, департамент Санта-Крус.

Место захоронения Моники Эртль неизвестно. Ее родные так никогда и не узнали, где же похоронен их «Мотылек», отомстивший за Че Гевару. Сегодня о ней напоминает лишь ее имя на могиле ее матери на немецком кладбище Ла-Паса…

После смерти Моники Эртль Армия национального освобождения Боливии продолжила вооруженную борьбу, объединившись с Революционной армией народа Аргентины и Тупамарос из Уругвая. В 1976 году в Париже был казнен командующий 8-й дивизией боливийской армии, штаб которой находился в Санта-Крус и которая участвовала в операции «Парабаньо» по уничтожению отряда Че Гевары и отделившегося от него отряда «Хоакина».

Не ушел от расплаты и Барбье. В 1970-х годах на него вышли французские журналисты Серж и Беата Кларсфельд. В 1983 году Барбье был выдан Боливией Франции, где предстал перед судом. Процесс начался 11 мая 1987 года и привлек внимание всего мира. Барбье был признан виновным в преступлениях против человечности и осужден к пожизненному заключению. Он умер в тюрьме 25 сентября 1991 года.

В 1997 году из-под взлетно-посадочной полосы около Вальегранде были эксгумированы останки тела с ампутированными руками. Тело было идентифицировано как принадлежащее Че Геваре и возвращено на Кубу. 16 октября 1997 года, 20 лет назад и спустя 30 лет после смерти команданте, останки Че Гевары и шестерых его товарищей были перезахоронены в городе Санта-Клара на Кубе.

А еще через 17 лет, в ноябре 2014 года, мир облетело радостное известие: обнаружились одиннадцать ранее неизвестных черно-белых фотографий тела Че Гевары. Их нашел в своем семейном архиве Иманол Артеага, племянник испанского католического миссионера Луиса Куартеро, присутствовавшего при казни революционера. Артеага и его тетя, жена Куартеро, обнаружили снимки, разбирая архив после смерти Куартеро в 2012 году. Артеага отнес снимки эксперту, который установил, что они напечатаны на бумаге, которая была снята с производства еще в 1960-е годы.

По словам Силвана Эстибаля, заведующего отделом фотографий агентства Франс Пресс, известные до сих пор цветные фотографии тела Че Гевары были сделаны корреспондентом Франс Пресс Марком Гуттеном, который в 1967 году направил в адрес агентства 5-6 катушек с негативами. Однако, прибыв в Париж, он обнаружил, что было проявлено лишь несколько цветных фотографий. Куда делись остальные — до сих пор остается загадкой.

При этом обнаруженные недавно в Испании снимки были сделаны раньше снимков Гуттена. На них Че лежит со спутанными волосами и в куртке, наспех застегнутой на груди. Кроме того, на этих фотографиях запечатлена мертвая соратница Че Гевары — латиноамериканская революционерка-подпольщица немецкого происхождения Тамара Бунке, носившая в честь Зои Космодемьянской псевдоним «Таня» или, как ее называли партизаны, «Мимолетная звезда». Ее тело также лежит на носилках, но лицо невозможно опознать, поскольку оно изуродовано.

Боливийские крестьяне, до того настороженно относившиеся к Че, глядя на тело поверженного революционера, пожертвовавшего собой ради их лучшей жизни, увидели в нем сходство с распятым Христом. Для латиноамериканцев, большинство из которых являются страстными католиками, руки Че стали чем-то наподобие головы Иоанна Крестителя. Они канонизировали Че Гевару, провозгласили его святым Эрнесто, великомучеником и небесным покровителем Вальегранде, тайно зажигали поминальные свечи и, словно Библию, читали многочисленные труды Че. Его имя навсегда стало символом латиноамериканской революции. От Рио Гранде до Огненной земли его считают пророком, чья мученическая смерть в горах Боливии разбудила народы «пылающего континента».

Источник — Завтра

В Лас-Вегасе Америка стреляла сама в себя

В портрете стрелка в Лас-Вегасе буквально не за что уцепиться, каждая деталь сообщает о том, что у тихого пожилого американского богача не было ни единой причины для совершения немыслимого злодеяния.

Бойня в Лас-Вегасе – это чистая, беспримесная мизантропия. Едва ли 64-летний Стивен Пэддок испытывал ненависть к представителям социальной группы country music, с гораздо более высокой долей вероятности он выбрал концерт только для того, чтобы в зоне огневого поражения оказалось максимальное количество людей.

Целью было массовое убийство – предельно эффективное. И своей цели стрелок достиг – ему удалось поставить абсолютный рекорд по числу отправленных на тот свет.

Пэддок явно не находился в состоянии аффекта. Он тщательно и долго готовился, складируя оружие и патроны в гостиничном номере, устанавливая штативы для снайперских винтовок и видеокамеры. Агентство Reuters называет его нетипичным убийцей: в большинстве подобных трагедий стрелки были «злыми молодыми людьми».

Ближайшие родственники Пэддока, включая брата, не смогли пролить свет на его мотивы – нет ни малейших оснований предполагать, что он был связан с радикальными террористическими группами, одержим какими-то сверхценными идеями, как Брейвик, намерен был заявить обществу о своей правде.

Мотивы социальной фрустрации вроде потери работы или внезапно обрушившейся нищеты тоже можно исключить, поскольку убийца являлся миллионером.

Более того, Пэддок – это типичный избиратель Трампа, протестант, республиканец, консерватор. В этом портрете буквально не за что уцепиться, каждая деталь сообщает о том, что у тихого пожилого американского богача не было ни единой причины для совершения немыслимого злодеяния.

Америка взялась за ружье, чтобы уничтожить саму себя, вернее то, во что она превратилась

Поэтому я и говорю о чистой мизантропии: убийство незнакомых людей, а затем и самоубийство – это, если брать смысл трагедии в плоскости абстрактного обобщения, тотальное отрицание человека, осмысленности его существования.

Можно предположить, суммируя всю информацию о нем, что Пэддок был человеком религиозным. Следовательно, в его картине мира в какой-то момент вдруг не осталось места для венца творения и самого Творца как силы, вдохнувшей жизнь в человека и освятившей его бытие крестной мукой.

Таким образом, стрелок из Лас-Вегаса расстрелял людей, по всей вероятности, для того, чтобы уничтожить весь миропорядок, всю привычную систему вещей. И начиная с этого места уже можно пытаться строить некоторые предположения.

Именно такие американцы, как Пэддок, в течение двух последних десятков лет теряли свою Америку, которую у них забирали не какими-то мизерными частями, чтобы дать возможность адаптироваться к изменениям, а выдирая с мясом огромные куски, загоняя традиционалистов все дальше и дальше в глубокую депрессию.

Повестка дня, бескомпромиссно установленная в какой-то момент либеральной глобалистской элитой и не менявшаяся в зависимости о того, кто находился у власти – демократы или республиканцы, предусматривала полное переформатирование оси ценностных координат, в которой такие основы жизни, как семья, гендерная иерархия, государство, национальная и религиозная идентичность маркировались как отжившие, не отвечающие требованиям времени.

Либеральный истеблишмент США, некритично перенявший эту самую повестку у европейских левых, которые действовали много тоньше, оставляя дискриминируемому большинству на какое-то время право жить по собственным правилам, принялись забивать сваи по всему периметру жизненного пространства страны с убийственной серьезностью и свойственным американской культуре усердием.

Я помню, как лет, наверное, 15 назад – я тогда работал в американской компании – разворачивалась кампания борьбы с sexual harassment, сексуальными домогательствами. Плакаты с подробными разъяснениями сути искореняемого явления вешались на стену каждого кабинета.

Америка погрузилась в атмосферу всеобщей истерии.

Казалось, что американские фирмы вступили в жесткую конкуренцию между собой – кто выявит больше случаев неподобающего поведения. По умолчанию домогательство трактовалось исключительно в феминистском ключе – предполагалось, что его жертвами могут стать только женщины.

Достаточно было любого бездоказательного обвинения, чтобы мужчину вышвырнули с работы. Через несколько лет кампания стала сходить на убыль – выяснилось, что значительное количество претензий были ложными – но несколько десятков тысяч судеб уже оказались поломаны.

С такой же протестантской ревностью внедрялись и другие ценности – мультикультурализм (трансформировавшийся в условиях США в позитивный расизм, направленный против белых), права сексуальных меньшинств, получившие несомненный приоритет над правами традиционной семьи, проект глобального миропорядка с едиными стандартами.

Америка, какой она привыкла органично ощущать себя – консервативная, провинциальная, религиозная – была повержена в прах.

Наверно, ей казалось, что последние президентские выборы – это решающий бой, который можно дать либеральной элите. И если не удастся поменять ситуацию в этот раз, то битва проиграна окончательно, дальше уже только мрак и хаос, новые правила жизни, неприемлемые для значительной части населения, ассоциирующей себя с двухвековой традицией.

Казалось бы, победа Дональда Трампа ознаменовала собой возвращение из подполья доброй старой Америки, но не тут-то было.

Политик, сделавший ставку на традицию, обещавший вернуть обычным людям их простые радости, привычный мир, попав во власть, стал под напором все того же левого истеблишмента сдавать свои позиции. Он не смог поменять ни на йоту навязанную глобалистами повестку.

Наверно, последней каплей могла стать развязанная сторонниками мультикультурализма война с памятниками конфедератам: именно после этого стало очевидным, что Трамп не в состоянии серьезно противостоять набравшему невиданную силу левому тренду.

#{author}Думаю, что где-то в это время – чуть раньше, чуть позже – Америка прошлого в лице Пэддока осознала предельно ясно, что ее окончательно похоронили и надежд на возрождение больше нет.

И она взялась за ружье, чтобы уничтожить саму себя, вернее, то, во что она превратилась.

Понимаю, что моя гипотеза может показаться кому-то голой абстракцией, однако за неимением других она в состоянии хоть как-то объяснить действия убийцы из Лас-Вегаса.

Источник — vz.ru

Глубинные причины отхода Турции от США и Запада

Дмитрий МИНИН | 06.10.2017 |

Турецкие СМИ сообщают, что на днях был арестован сотрудник американского генконсульства в Стамбуле, которому предъявлены серьезные обвинения в попытке «насильственной смены конституционного строя», «шпионаже» и «попытке свержения правительства Турции».

В частности, выявлены связи арестованного с высокопоставленными участниками запрещенного в Турции движения Фетуллаха Гюлена (FETÖ). Ранее в сотрудничестве с заговорщиками, пытавшимися совершить в июле 2016 года военный переворот в Турции, обвинялся командующий американским CENTCOM, специалист по подрывным операциям генерал Джозеф Вотел.

И это только вершина холодного айсберга, постепенно вырастающего в отношениях двух ближайших в прошлом союзников – США и Турции. Переломить эти тенденции не смог и состоявшийся в текущем году визит в Америку президента Р. Эрдогана.

Констатируя, что отношения двух стран ухудшаются уже более десяти лет, американские обозреватели, например Том Роган из The Washington Examiner, по привычке сводят все к «пагубному влиянию В. Путина». Оценивая последнюю встречу российского и турецкого президентов в Анкаре, этот журналист ссылается как на криминал на то, что Р. Эрдоган называл В. Путина «моим дорогим другом» и даже, «пытаясь ублажить», обращался к нему – о, ужас! – «на русском языке».

CNBC также отмечает, что Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин «с подозрением и недоверием» относятся к США. Представляется, однако, что причины усиливающегося разочарования Турции в сотрудничестве со своими западными партнерами, включая Соединенные Штаты, имеют более глубокий характер. По мнению The Huffington Post, несколько лет назад Анкара поняла, что ни Америку, ни влиятельных членов НАТО вроде Германии, Франции или Великобритании не волнуют интересы и безопасность Турции. В итоге Анкара решила действовать одна и начать «обхаживать» Россию в военном плане, а Иран – в экономическом.

Еще недавно в совместном исследовании Центра стратегических исследований МИД Турции и американского CSIS, посвященном отношениям Анкары и Вашингтона, ничего подобного не предполагалось. «Арабская весна» только начиналась, и о том, во что она выльется, мало кто догадывался. Более того, в упомянутом исследовании утверждалось, что в результате начавшейся «беспрецедентной трансформации Ближнего Востока перед дальнейшим партнерством двух стран открылись блестящие перспективы». Однако все пошло не так.

Основами стратегического альянса между США и Турцией в тот момент считались: тесное сотрудничество в вопросах «арабской весны»; турецкое участие в миссии НАТО в Афганистане; решение Турции присоединиться к программе НАТО по ПРО; американская помощь Турции в военных действиях против Рабочей партии Курдистана (РПК).

Все эти элементы «взаимной близости» сейчас превратились в факторы отчуждения. Так, ответственность за провал «арабской весны» турецкое руководство целиком возлагает на США, отчасти, видимо, и для того, чтобы избежать критики своей общественности. Во всяком случае, о каком-либо серьезном сотрудничестве Анкары с Вашингтоном говорить уже не приходится. Каждый действует на свой страх и риск. Присутствие Турции в Афганистане давно свелось к чисто символическому. Возможное приобретение российской системы С-400 означает не просто переход Турции к иным, отличным от натовских стандартов типам оружия, но и ее фактический отказ от участия в программе НАТО по созданию совместного противоракетного щита. С-400 обладает функциями перехвата ракет и вполне в состоянии обеспечить защиту территории страны в автономном режиме.

Не случайно эта сделка так раздражает Вашингтон и Брюссель. В результате метаний американской политики в Сирии филиал РПК в этой стране – курдская Партия демократического союза (ПДС) – неожиданно стала там главной опорой администрации США. И это для турок, пожалуй, главный раздражающий фактор. Достаточно сказать, что обязательства по отводу курдов с западного берега Евфрата из Манбиджа и Табки американцы не выполнили. Откровенно повисло в воздухе и их обещание Анкаре разоружить курдов после разгрома ИГ. Турки очень не любят, когда их обманывают. Вероятность косвенного вооруженного столкновения (!) «союзников по НАТО» США и Турции через «доверенных лиц» из протурецкой ССА и проамериканского СДС становится все более высокой.

Опросы, проведенные в Турции американской компанией по изучению общественного мнения Pew, показывают, что США считают угрозой для безопасности страны 72 процента турок. Это абсолютный мировой рекорд. Отказ Вашингтона официально поддержать референдум в Иракском Курдистане в Турции мало кого убедил. Там полагают, что без молчаливого согласия американцев иракские курды вообще едва ли отважились бы пойти на референдум. Примечательно, что не только Эрдоган, но и оппозиционно настроенные к нему турецкие националисты крайне критичны по отношению к курдской политике США. Они считают, что, заигрывая с курдами, Вашингтон осуществляет свою долгосрочную стратегию по созданию «второго Израиля» на Ближнем Востоке. Их особое раздражение вызывает включение в зону референдума богатого нефтью Киркука –традиционно «туркоманского города», как они считают.

Может возникнуть вопрос: насколько устойчивы эти перемены в отношениях двух стран и в настроениях турецкого общества? Не произойдет ли отказа от них при следующем поколении политиков? Думается, что здесь все же речь идет о проявлении глубинных закономерностей. Тех послевоенных угроз безопасности Турции, которые когда-то подтолкнули ее к тесной интеграции в западные структуры, включая НАТО, на сегодняшний день просто не существует. Их новое появление не предвидится. Все реальные опасности для Турции возникают совсем с другого направления – ближневосточного. И появляются они во многом как результат деятельности западных союзников Анкары, которые для нее вместо поставщиков безопасности превращаются в источники дестабилизации. Впору говорить не о совместной обороне с ними, а о защите от них.

Кроме того, окончательно распростившись с мечтой о вступлении в Евросоюз, а этот вопрос можно считать окончательно решенным с обеих сторон, Турция неизбежно должна была задуматься и о своей зависимости от НАТО. Пусть о ее выходе из этой организации речи пока не идет, но отказ Анкары от некоторых сдерживающих обязательств и правил по линии Североатлантического альянса, очевидно, неизбежен. Прежде всего, это может касаться решений о применении военной силы без санкции альянса. Эрдоган поставил задачу полностью устранить к 2023 году, когда Турция будет отмечать столетие создания республики, зависимость Турции от импорта оборонной продукции, вплоть до спуска на воду собственного авианосца.

Ни для кого не секрет, что НАТО в современных условиях позиционирует себя и как своего рода «подготовительный класс» на пути вступления в ЕС. Через это чистилище, например, была обязана пройти вся Восточная Европа. Неудивительно, что оказавшиеся ранее в Евросоюзе Австрия, Финляндия и Швеция о своем последующем вступлении в НАТО, несмотря на постоянно навязываемые им дискуссии на этот счет, всерьез не помышляют. И для Турции без перспективы присоединения к ЕС эта конструкция становится слишком громоздкой и бесполезной.

С точки зрения реальных интересов Турции для нее более перспективным может стать постепенное сближение с соседями по региону – Ираном, Ираком, Сирией, Россией, а также такими глобальными организациями, как Шанхайская организация сотрудничества. Пусть кому-то сейчас этот дрейф покажется конъюнктурным, но на деле он вполне закономерен, объективно обусловлен и вполне может быть долгосрочным.

Источник — fondsk.ru

Битва за цены на нефть в Персидском заливе. 1990-е

Запад искусно выстроил западню для своего бывшего союзника Саддама Хусейна

На момент окончания войны с Ираном, кроме огромных человеческих жертв, невосполнимых экономических потерь, Ирак получил колоссальный внешний долг. Напомню, в 1980-м страна в экономическом плане была чуть ли не самой развитой на Ближнем Востоке, а к 1988 году она откатилась на последние позиции, Саддам судорожно искал возможности для кредитования своей ослабевшей экономики, внешний долг надо было как-то обслуживать, но даже на это катастрофически не хватало финансов. Цена нефти на мировом рынке к тому времени рухнула до 7 долл.за баррель. Сейчас, много лет спустя, можно сделать вывод, что Ирак попал в искусно подготовленную для него ловушку.

Долг Ирака после окончания войны 1980–1988 годов превысил 100 млрд долл. США. Главными кредиторами были Саудовская Аравия и Кувейт. В частности, своему ближайшему соседу, Кувейту, Багдад задолжал более 17 млрд долл. США.

На майском саммите глав арабских государств 1990 года Саддам Хусейн выступил с обвинением в адрес Кувейта и других княжеств Персидского залива в превышении квот добычи нефти, что и стало причиной падения цен на нее. В июле того же года иракский премьер-министр Тарик Азиз передал генеральному секретарю Лиги арабских государств меморандум на 37 страницах, где были изложены претензии Ирака к соседям.

Кроме того, было сказано в адрес Кувейта, что в ходе войны он оказывал Багдаду союзническую поддержку, которая не может рассматриваться как долг и его необходимо списать полностью. Багдад напомнил другим суннитским государствам Персидского залива, что он воевал за общее суннитское дело и потому затраты на войну должны быть поделены по-братски. Когда эти слова не возымели действия, Азиз обвинил Кувейт в том, что за период с 1980 по 1990 год последний перекачал нефти на сумму 2,4 млрд долл. из иракского нефтяного бассейна Румайла. Он резюмировал, что такие действия Кувейта равнозначны «акту войны» в отношении Ирака, нацеленному на «приведение иракской экономики в состояние коллапса».

Саддам Хусейн считал, что имеет право требовать от суннитских стран разделения бремени расходов на войну с Ираном, и действовал соответственно. Он рассчитывал на поддержку своей позиции из Вашингтона и, судя по всему, получал оттуда обнадеживающие намеки.

ИРАК ПРОТИВ КУВЕЙТА

После меморандума Тарика Азиза последовал еще ряд резких заявлений Саддама в адрес Кувейта, ситуация стремительно накалялась. Ирак стал стягивать к границам с Кувейтом войска. 24 июля президент Египта Хосни Мубарак в качестве посредника посетил Кувейт, Ирак, Саудовскую Аравию, а 25 июля объявил о согласии Ирака и Кувейта сесть за стол переговоров. 1 августа 1990 года в Джидде (Саудовская Аравия) начались иракско-кувейтские переговоры, но через два часа они были прерваны. Багдад выдвинул на них несколько заведомо невыполнимых требований в адрес Кувейта, надеясь, что последний откупится от него. Кувейт отклонил требования о денежном «выкупе» и территориальных уступках.

2 августа 1990 года в два часа по местному времени Ирак вторгся в Кувейт. По западным оценкам, силы вторжения Ирака составляли 120 тыс. человек и 350 танков. К исходу дня практически вся территория эмирата оказалась под контролем иракских войск. Из 950 нефтяных скважин в Кувейте иракцы подожгли около 600, ими были повреждены нефтепроводы, насосные станции, нефтяные терминалы, основные нефтеперерабатывающие комплексы.

Власть в захваченном Кувейте была передана ставленнику Багдада полковнику Ала Хуссейну Али, возглавившему «Свободное временное правительство Кувейта». 8 августа «Свободное временное правительство Кувейта» обратилось к Хусейну с просьбой: «Кувейт должен вернуться в лоно родины – великий Ирак». Эта просьба была удовлетворена, и Ирак объявил о включении Кувейта в состав страны на правах 19-й провинции.

В 2006 году на судебном заседании было озвучено, что перед началом вторжения Саддам предъявил ультиматум Кувейту, обвиняя в воровстве нефти в приграничных районах, требовал компенсацию 16,5 млрд, а так же предъявлял территориальные претензии. Но стоит обратить внимание на тот факт, что главным посылом иракского диктатора было желание поднять цену на нефть, что бесспорно совпадало с чаяниями американского нефтяного лобби. Далее удерживать низкие цены ради политической цели было весьма накладно. Нужны были нетривиальные действия, к тому же главный враг США Советский Союз уже был на последнем издыхании и основная цель занижения нефтяных цен была достигнута. Кувейтская эпопея как раз и стала таким вот нетривиальным представлением, устроенным для оживления мирового рынка нефти. Конечно, меня могут обвинить в приверженности пресловутой теории мирового заговора, но посудите сами, в результате войны в Заливе цена на нефть резко подскочила, обогатились США, Кувейт, Саудовская Аравия и иже с ними. Но в этот список не попали оказавшиеся под санкциями ООН Ирак и Иран: выходит, что главными драчунами попользовались и вытолкнули их на обочину истории. И как нарочно, СССР подгадал со своей кончиной, это был радостный период для международных (читай, американских) нефтяных корпораций.

После иракского вторжения в Кувейт Совет Безопасности ООН был созван без промедления, 2 августа им принята резолюция № 660 с требованием к Багдаду «немедленно и без всяких предварительных условий» вывести все иракские войска из Кувейта. Совет Безопасности ООН призвал стороны начать «немедленные, интенсивные переговоры для разрешения существовавших между ними различий». Экономические санкции в отношении Ирака были введены 6 августа 1990 года в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН № 661. В частности, СБ ООН постановил, что все государства должны запретить импорт из Ирака, воспрепятствовать передаче ему оружия и военного оборудования, а также финансовой и экономической помощи. Для полного прекращения морских торговых связей с Ираком 25 августа 1990 года СБ ООН принял резолюцию № 665, а 25 сентября 1990 года одобрил резолюцию № 670 о введении против Ирака воздушного эмбарго, предусматривающего запрет на перевозку в Ирак любых грузов, помимо продуктов питания и гуманитарной помощи. По предложению США СБ ООН 29 ноября 1990 года резолюцией № 678 разрешил применение против Ирака военной силы для освобождения Кувейта. Лига арабских государств, западноевропейские страны, Североатлантический альянс, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) поддержали решение о применении военной силы их членами на индивидуальной основе.

В 1991 году американский танковый кулак был брошен в обход иракских позиций с севера, сухопутная операция длилась 4 дня. Фото с сайта www.af.mil
В 1991 году американский танковый кулак был брошен в обход иракских позиций с севера, сухопутная операция длилась 4 дня. Фото с сайта www.af.mil

В январе 1991 года коалиция во главе США с санкции ООН начала операцию по вытеснению иракских войск с территории Кувейта (операция «Буря в пустыне»). Война завершилась в феврале того же года победой сил коалиции, Кувейт был освобожден от иракских войск с восстановлением независимости.

ПОДГОТОВКА КОАЛИЦИИ К ВОЙНЕ

События той войны можно разделить на четыре этапа. Первый сопряжен с оккупацией и аннексией Кувейта Ираком, второй известен как операция «Щит пустыни». Уже 8 августа 1990 года президент США Джордж Буш лично от имени США и всего международного сообщества предъявил Саддаму Хусейну требование о выводе войск из Кувейта без всяких переговоров и условий.

7 августа США начали переброску своих войск в Саудовскую Аравию, одновременно в Персидский залив вошла американская авиационная корабельная группа, другая, примерно такая же по силам, расположилась в Аравийском море. В дальнейшем США продолжили наращивание своей группировки, к ним присоединились Франция и Великобритания. Для переброски войск и военных грузов по воздуху США задействовали 90% бортов своей военно-транспортной авиации и первую очередь резерва военно-транспортного авиационного командования из гражданских авиакомпаний, а также более 180 пассажирских и грузовых гражданских самолетов. Эти воздушные перевозки получили кодовое наименование «Вольный ветер». В район конфликта за пять месяцев по воздуху было доставлено 246 тыс. человек личного состава и свыше 240 тыс. тонн грузов.

Всего в боевых действиях тем или иным образом на стороне антииракской коалиции участвовало 8 исламских стран, США, Великобритания, Франция и Канада, поддержку им оказывало еще 24 страны. То есть Вашингтону удалось придать легитимность своим действиям. И этим они озаботились в последний раз в 1991 году, в дальнейшем США собирали коалиции и начинали войну на Ближнем Востоке, не утруждая себя получением для этого мандата ООН.

ВОЕННАЯ ОПЕРАЦИЯ

17 января 1991 года началась операция «Буря в пустыне», в ходе которой не было сухопутных действий. Авиация коалиции, в основном американская, утюжила с воздуха позиции иракских войск, военные объекты, государственные учреждения, систему связи и транспортную инфраструктуру Ирака. Базой для самолетов коалиции были американские авианосцы и аэродромы, расположенные в Саудовской Аравии, Иордании, Турции и Израиле. В ответ Ирак наносил точечные ракетные удары морально устаревшими комплексами «Скад» по Израилю и Саудовской Аравии.

Сухопутная операция началась 24 февраля и продолжалась всего четыре дня. Она получила кодовое название «Меч пустыни». Войска Саддама окопались на кувейтско-саудовской границе, а основные силы коалиции обошли их с севера и тем самым сразу поставили в безвыходное положение. 28 февраля Саддам Хусейн объявил о прекращении огня с его стороны и готовности выполнить требования ООН.

Потери сторон в результате этого военного конфликта стоит разделить на две группы данных. При вторжении Ирака в Кувейт кувейтцы недосчитались 4200 убитыми и около 12 тыс. попавшими в плен. Потери Ирака были незначительны. В ходе трех этапов операции «Буря в пустыне» Ирак потерял убитыми до 26 тыс. солдат, а жертвы среди мирного населения из-за ударов коалиции с воздуха оцениваются разными экспертами от 100 до 200 тыс. человек. Возникает резонный вопрос: даже если Саддама в этом случае необходимо судить как агрессора, то в военных преступлениях должны быть обвинены военачальники коалиции и политики, отдававшие им приказ?

Джордж Буш Старший удовлетворился быстрой и небольшой победой, и у него была возможность сразу же расправиться с Саддамом, но этот вопрос тогда на повестке дня не стоял. Диктатора по каким-то причинам не тронули, а ограничились лишь тем, что пожурили его. Санкции, введенные против Ирака, на благосостоянии Саддама вряд ли сказались, страдал иракский народ. В дальнейшем на иракского лидера, возможно, и делали ставку на Западе, как в противовес Ирану, но старались держать его в ошейнике международной изоляции, с каждым этапом усиливая ограничение против него в первую очередь на нефтяном рынке, в контроле за производством вооружения и продукции двойного назначения, во вторую очередь, стараясь настроить арабскую-суннитскую элиту стран Ближнего Востока против Саддама.

Причиной того, что американцы обратились в 1990 году в ООН, было существование СССР, с его падением такая надобность отпала. А тот факт, что США ограничились небольшой по масштабам победоносной войной, объясняется в первую очередь тем, что американские военные опасались наличия современного западного вооружения в армии Саддама. Поскольку поступление такого оружия в Ирак в ходе Иранской войны в какой-то момент вышло из-под контроля Белого дома, вполне могло случиться так, что Багдад получил из рук посредников современные образцы западного вооружения или новейшие технологии для изготовления такового. Поэтому операция уже на стадии планирования велась осторожно и никакой суперамбициозной цели в ней с самого начала не было, а для повышения цен на нефть задуманной быстротечной операции было вполне достаточно. За океаном умеют считать деньги и не будут тратить миллиарды напрасно, если дело можно совершить меньшими издержками. Работа американской авиации заключалась в массированных ударах по промышленным и военным объектам.

Авиация коалиции уничтожает иракские военные объекты. 1991 год. Фото с сайта www.defenseimagery.mil
Авиация коалиции уничтожает иракские военные объекты. 1991 год. Фото с сайта www.defenseimagery.mil

ВОССТАНИЯ

Важнейшей причиной восстания стало возмущение народа режимом С. Хусейна, приведшим страну к сокрушительному поражению в войне 1990–1991 годов, огромным человеческим жертвам и разрухе в экономике. Не последнюю роль в том, что это восстание состоялось, сыграл тогдашний президент США Д. Буш. В начале 1991 года он призвал иракцев выступить против ненавистного ему С. Хусейна, пообещав повстанцам помощь.

Восстание шиитов началось 2 марта 1991 года в Басре, втором городе по численности населения, большинство жителей которого шииты. Повстанцы захватывали правительственные учреждения, отделения партии БААС, освобождали заключенных из тюрем. На сторону мятежников переходили целиком некоторые воинские части, состоявшие из шиитов. Коалиция не препятствовала подавлению этого восстания силами, верными Саддаму Хусейну. В результате оно было потоплено в крови.

От Басры восстание мгновенно перекинулось на другие города юга, достигнув к 5 марта Кербелу с более чем 300-тысячным населением, затем Эн-Неджеф, Эд-Дивания, Хилла и даже Ханекин. Иран направил на поддержку повстанцев около 5 тыс. бойцов из «Бригады Бадр» – проиранской эмигрантской группировки иракцев. Саддам не церемонился с восставшими. Он сплотил вокруг себя суннитскую элиту страны, и те действовали решительно, понимая, что проигрыш для них означает смерть.

На подавление восстания Багдад бросил отборные армейские части, авиацию, артиллерию, танки, применил напалмовые и фосфорные бомбы и снаряды. В ходе подавления восстания особенно упорное сопротивление оказывали жители Эн-Неджефа и Кербелы. В этих городах каратели стреляли без всякого зазрения совести по святым для каждого мусульманина-шиита гробницам и мечетям из артиллерийских орудий. Трупы убитых шиитов каратели складывали штабелями на уличных перекрестках, особенно в Басре, для устрашения повстанцев. 16 марта Саддам Хусейн объявил о разгроме восстания на юге. Однако сопротивление войскам повстанцы оказывали до конца марта 1991 года. Так, с 20 по 29 марта армейские части вели бои по подавлению восстания в шиитских районах столицы Ирака Мадинат-ас-Саура, Казымия, Шуула, Атайфия, Каррада-Шаркийя и других. После подавления восстания, которое сопровождалось огромным количеством жертв среди мирного населения (только в Эн-Неджефе и Кербеле было убито от 12 до 16 тыс. человек), примерно 500 тыс. человек бежали в Иран.

Реакция Запада на эти события последовала лишь в августе 1992 года. США, Великобритания и Франция, с одобрения генерального секретаря ООН и Совета Безопасности установили запретную зону для полетов иракской авиации южнее 32± Северной широты на юге Ирака, что лишило Багдад возможности подвергать шиитов, укрывшихся в заболоченных районах, и местных жителей бомбардировкам с воздуха.

В начале марта 1991 года начались волнения, переросшие в восстание, в Иракском Курдистане, в Сулемании, Рании, Чвар-Корне, Эрбиле и других городах. 20 марта вспыхнул мятеж в Киркуке.

Воспользовавшись разгромом Саддама Хусейна в первой войне в Персидском заливе, лидеры двух главных курдских партий Джаляль Талабани и Масуд Барзани возглавили всеобщее курдское восстание, начавшееся 5 марта 1991 года. Однако 1 апреля 1991 года иракская армия подавила восстание. По некоторым оценкам, от 1 до 2 млн курдов бежали в Иран и Турцию.

Весной 1991-го силы НАТО, США и 35 тыс. турецких солдат приняли участие в разгроме курдских партизан (коммунистов и анархистов), США сделали ставку на партию Барзани. Силы альянса атаковали повстанцев с севера, а в это время с юга курды подвергались сокрушительным ударам иракских суннитских войск.

5 апреля 1991 года ООН приняла резолюцию № 688, объявившую территорию Ирака к северу от 36-й параллели «зоной безопасности», где Ираку было запрещено не только использовать военную авиацию, но и всякое военное присутствие.

Силы коалиции во главе с США в рамках операции Provide Comfort (обеспечение спокойствия) ввели в Иракский Курдистан свои войска. Совместно с силами курдской самообороны пешмерга они вели боевые действия против той части курдских повстанцев, которые объединились под знаменами марксистов Курдской рабочей партии и анархистов.

Затем, по требованию командования сил коалиции, войска Саддама Хусейна оставили Сулейманию, Эрбиль и Дахук. К октябрю 1991 года правительственные иракские войска отступили на юг.

ЛИКВИДАЦИЯ ОМП

Санкции ООН нещадно душили экономику страны. Саддам вынужден был допустить международные организации для исследования состояния производства оружия массового поражения в Ираке с последующей его ликвидацией. В ответ на это в апреле 1995 года СБ ООН принял решение о частичной отмене эмбарго на поставки нефти из Ирака по формуле «Нефть в обмен на продовольствие». Но только после падения режима Саддама Хусейна 22 мая 2003 года СБ ООН принял резолюцию № 1483, которая предусматривает окончательное снятие с Ирака международных санкций и возобновление экспорта нефти. После этой даты потребовалось 18 месяцев, чтобы Ирак договорился с Советом Безопасности о реализации этой программы. Экспорт нефти начался лишь в декабре 1996 года, а первые поставки продовольствия были осуществлены только в марте 1997 года – спустя почти два года после принятия резолюции.

К началу 1993 года Спецкомиссия ООН и МАГАТЭ завершили уничтожение иракских наработок в области ОМП. Одновременно, в соответствии с резолюцией № 715, Спецкомиссия и МАГАТЭ осуществляли подготовку к долгосрочному контролю в Ираке, чтобы недопустить возрождения иракских программ ОМП. Лаборатории и производственные мощности, в которых проводилась разработка и изготовление химического оружия, уничтожались сразу же, как только их обнаруживали. Под жестким контролем Запада все, что могло иметь отношение к производству, хранению и разработкам биологического оружия в Ираке, было ликвидировано в первую очередь.

В результате военных действий многонациональных сил и инспекционной деятельности МАГАТЭ производственные мощности по получению специальных делящихся материалов были ликвидированы. Значительное количество высокообогащенного урана из Ирака было вывезено. Несмотря на это США и Великобритания настояли на дальнейшем максимальном сужении рамок разрешенной Ираку программы в области ядерной деятельности.

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

В 1993 году Саддам Хусейн перебазировал РК «земля–воздух» в южный Ирак. Самолеты ВВС США и Великобритании атаковали пусковые установки, а боевые корабли обстреляли крылатыми ракетами предприятие военного назначения вблизи Багдада.

В соответствии с резолюцией № 687 СБ ООН, в Ираке были уничтожены все выявленные баллистические ракеты дальностью действия свыше 150 км. Но все же около 200 единиц иракцы скрыли от инспекционных групп.

Было также установлено, что оборонные предприятия Ирака модернизировали ракету «Скад-Б», на ее базе были созданы две модификации – «Аль-Хусейн» с дальностью стрельбы 600 км и «Аль-Аббас», действующая на дистанции 900 км. Несмотря на разрушение производственных мощностей по изготовлению ракет в ходе операции «Буря в пустыне» и инспекций ООН, на некоторых ракетных предприятиях иракцами были начаты ремонтные и восстановительные работы, полным ходом шла подготовка их переоборудования. В 1994 году Багдад снова решил направить свои войска к границе с Кувейтом. Президент США Билл Клинтон отдал приказ направить в Персидский залив авианосную группу и 54 тыс. солдат.

После событий 1994 года в Иракском Курдистане сформировались две политические силы, Патриотический союз Курдистана (ПСК), чьей военной подготовкой занимался офицер ЦРУ Роберт Баер и Демократическая партия Курдистана (ДПК).

В 1995 году патриотический союз предпринял вооруженное выступление, которое имело успех на первом этапе, но затем приняло пассивную форму. В дальнейшем глава союза Талабани обратился за военной помощью к Ирану, для США это была пощечина.

Глава Демократической партии Масуд Барзани в 1996 году обратился за поддержкой к Саддаму Хусейну и получил ее, кроме того, в 1997 году ДПК поддержала Анкара.

В конце августа, начале сентября 1996 года иракские войска силами в 30 тыс. штыков при поддержке бронетехники захватили оплот патриотического союза город Эрбиль и провели там массовую расправу над членами ПСК.

Войска США начали против Багдада операцию «Удар в пустыне», без согласования в ООН 3 сентября американские корабли и бомбардировщики B-52 запустили 27 крылатых ракет по иракским объектам ПВО на юге Ирака. На следующий день еще 17 крылатых ракет были пущены с американских судов по иракским ПВО. Багдад вынужден был прекратить военные действия на севере, но несмотря на это победу в войне одержала партия Барзани, получившая поддержку из Вашингтона.

Весь период между войнами американские и британские самолеты (до 1997 года и французские) патрулировали бесполетные зоны на юге и севере Ирака. Периодически союзная авиация обстреливалась иракскими ПВО. В ответ самолеты коалиции наносили ракетно-бомбовые удары, которые порой приходились по гражданским объектам, что позволило Ираку неоднократно выдвигать обвинения против США и Великобритании в гибели мирных жителей.

Для полетов военной авиации Саддама союзники оставили чуть больше одной трети воздушного пространства Ирака в самом центре страны.

Западная военная авиация вела себя решительно. В декабре 1992 года самолеты коалиции поработали на юге Ирака в связи с размещением там зенитно-ракетных комплексов. Американским истребителем F-16 был сбит иракский МиГ-25, вторгшийся в южную бесполетную зону.

В январе 1993 года авиация США, Великобритании и Франции нанесла удары по позициям иракских сил ПВО на юге страны, а в воздушном бою сбили один иракский самолет.

В апреле 1994 года произошел трагический инцидент в северной бесполетной зоне. Американскими истребителями F-15 по ошибке были сбиты два вертолета UH-60, перевозившие персонал ООН в ходе операции «Обеспечение комфорта». Погибли 26 человек.

В сентябре 1996 года, вслед за вмешательством иракских войск в гражданскую войну в Курдистане, США провели против Ирака ограниченную военную операцию «Удар в пустыне» (Desert Strike). Граница южной бесполетной зоны сдвинута на север до 33-й параллели (Франция отказалась признать новую границу).

В 1997 году Саддам Хусейн не пустил в Ирак инспекторов ООН. На следующий год картина повторилась. Ирак полностью отказался сотрудничать с ООН в области инспекции за производством оружия массового уничтожения. Все инспекторы покинули Ирак. Вслед за этим Вашингтон и Лондон предприняли военно-воздушную операцию против Ирака под наименованием «Лис пустыни» (Desert Fox). По Ираку было нанесено 14 ракетно-бомбовых ударов в течение трех дней, вся операция длилась с 17 по 20 декабря 1998 года. Система ПВО Ирака действовала в обеих бесполетных зонах, это привело к постоянным инцидентам, так как активизация ПВО представляла потенциальную угрозу для авиации союзников. В 1998–2003 годах самолеты США и Великобритании сотни раз фиксировали работу иракских радаров и подвергались обстрелу зенитными средствами. В ответ на это они наносили удары по позициям иракских ПВО, что в ряде случаев сопровождалось промахом и гибелью мирных жителей. Пик активности союзной авиации пришелся на лето 2002 года.

В 1998 году, еще до проведения операции «Лис пустыни», президент США Билл Клинтон подписал Акт освобождения Ирака, который развязывал руки американским спецслужбам и предусматривал помощь силам иракской оппозиции в свержении режима Саддама Хусейна.

О баснословных богатствах Саддама Хусейна ходили легенды, ему приписывали состояние в 100 млрд долл. Но после его казни на его личных счетах в общей сложности было обнаружено лишь 12 долл.

Саддам имел четырех жен, но и это не выходит за лимит, дозволенный шариатом. В отношениях к близким Саддам был весьма почтителен, особенно это касалось его первой жены Саджиде Тульфах, которая родила ему сыновей Удэя, Кусея и дочерей Рагад, Рану и Халу. В 2003 году, перед началом американских бомбардировок, Саджида с дочерью Халой уехала в Катар, а две старшие дочери Рагад и Рана нашли убежище в Иордании.

Его желание написать Коран собственной кровью критиковалось многими, в основном недовольство высказывалось улемами (богословами) из ваххабитской Саудовской Аравии. Но вот в чем загвоздка: запрета нет даже в размытой формулировке в правовой системе мусульман, изначальном шариате, писать копию Корана кровью. И такие случаи в истории ислама не единичны, когда кто-то писал своей кровью копию Корана. Саддам принял такое решение в момент обращения к религиозности. Этот шаг наверняка был по нраву простому суннитскому люду Ирака. Для написания Корана у Саддама было взято 27 л крови в течение нескольких лет. В 2000 году книга была завершена.

Никаких масштабных операций, подобно Бушам, 42-й президент США не проводил. Билл Клинтон понимал или кто-то мудрый в его окружении ему подсказал, что в случае падения Саддама к власти в Ираке наверняка придут шииты, что сделает Багдад союзником Тегерана. Как бы то ни было, иракский лидер Саддам Хусейн обязан жизнью 42-му президенту США Биллу Клинтону. Вернее, его пристрастию к зрелищным видам спорта.

В 1996 году у американских летчиков был уникальный шанс устранить Саддама. Пилотам ВВС США удалось точно установить место, где находился иракский лидер. Для нанесения прицельного удара требовалось лишь одно – санкция хозяина Белого дома, но санкция запоздала, «дружище Билл» засмотрелся на игру в гольф и ответил на экстренный звонок по телефону слишком поздно. Шанс поразить Саддама ударом с воздуха был упущен.

В последние годы своей власти Саддам метался от крайности к крайности, как зверь, попавший в западню. Он то соглашался на все условия ООН, лишь бы ему позволили торговать нефтью, то сам прекращал ее поставки под разными предлогами, то пытается торговать нефтью в обход ООН. В апреле 2002 года Саддам Хусейн вновь заморозил поставки нефти на международный рынок в знак поддержки очередной интифады палестинцев против Израиля и призвал другие арабские страны последовать его примеру. Вдобавок в Ираке был начат набор добровольцев для войны с Израилем. Количество крайне эксцентричных действий иракского диктатора нарастало, и как снежный ком нарастало недовольство Запада своим бывшим союзником.
Александр Шарковский

25.09.17

Источник — Независимая газета