Россия теряет контроль над северо-востоком Сирии

Намечающийся союз Вашингтона и Анкары создает угрозу «Турецкому потоку»

Попытки сирийских войск закрепиться на левом берегу Евфрата в районе Дейр-эз-Зора пока не привели к успеху. При этом велика угроза новых кровопролитных столкновений войск Башара Асада, а также российской военной группировки и подразделений частной военной компании (ЧВК) Вагнера с американцами. Об этом заявил бывший посол США в России Майкл Макфол на конференции по безопасности в Мюнхене, подчеркнувший, что американские войска «останутся в Сирии надолго, так что столкновения с русскими могут повториться».

Аналогичную позицию, но более дипломатично озвучил госсекретарь США Рекс Тиллерсон, заявивший, что его страна «бессрочно» разместит в Сирии контингент в 2 тыс. человек. Целью Тиллерсон назвал дальнейшую стабилизацию обстановки в Сирии».

Как известно, авиация США в ночь на 8 февраля нанесла удар по отрядам ЧВК Вагнера в районе завода Каноко (см. «НГ» от 16.02.18). Вашингтон явно демонстрирует, что пока в Сирии у власти остается Асад, поддерживаемый Россией, Дамаску будет трудно вернуть свои энергетические активы.

После гибели от ударов США сотрудников ЧВК власти РФ демонстрируют растерянность. Это связано не только с внутриполитической предвыборной борьбой, когда оппоненты Владимира Путина критикуют его и других руководителей РФ в сокрытии фактов, связанных с массовой гибелью российских наемников, но и с настроениями среди военного электората. В субботу в Москве прошло Общероссийское офицерское собрание, на которое приехали делегаты из многих регионов. В кулуарах шел разговор и о потерях ЧВК Вагнера. Память о погибших участники собрания почтили минутой молчания. «НГ» стало известно, что некоторые из делегатов собрания навестили в военных госпиталях Москвы раненых в Сирии бойцов ЧВК. Точной цифры не называлось, но говорилось, что их немало.

Не просматриваются четкие планы Москвы и в самой Сирии. Возникают вопросы в связи с тем, что РФ пошла на немотивированные уступки Турции. Вслед за оккупацией турецкими войсками Африна, которую Москва молчаливо вроде бы одобрила, Анкара усилила свои позиции в Идлибе.

Вчера турецкие СМИ сообщили, что Анкара закончила размещение своих наблюдательных пунктов южнее кантона Африн в зоне деэскалации (ЗД) Идлиб. Наблюдатели утверждают, что турки заняли в том числе и ЗД, которая должна находиться под протекторатом Москвы (что было согласовано в Астане). Утверждается, что территория южнее трассы М5 Алеппо–Хама, на которой должны находиться российские военные, сейчас контролируется турецкими войсками.

Создавшаяся ситуация не устраивает Дамаск. После состоявшего на прошлой неделе визита Тиллерсона в Турцию на Западе заговорили о турецко-американском альянсе в Сирии. В том числе пишут о возможности Вашингтона и Анкары разместить на севере Сирии совместный воинский контингент. Якобы такое предложение высказал глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, а американский госсекретарь это одобрил. Чавушоглу заявил, что Турция готова на совместные с США меры в регионе, если курдские Отряды народной самообороны покинут Манбидж. Американцы с этим почти согласились, и, по официальным данным, первый раунд переговоров должен состояться в середине марта. Тиллерсон отметил, что США признают право Турции защищать свои границы, но призвал Анкару воздержаться от слишком резких шагов. Но уже сегодня более половины территории Сирии находится под контролем Турции.

«В Дамаске и турецкие войска, и американские (они удерживают всю восточную территорию страны) считают оккупационными. Но в Анкаре, как и в Вашингтоне, режим Башара Асада объявлен нелегитимным. Асад – союзник Москвы, и, вводя свои войска в Сирию, мы обязались поддерживать законную власть в стране. Получается это не слишком удачно», – отмечает член-корреспондент Академии военных наук полковник Эдуард Родюков.

«Несмотря на то что во время визита Тиллерсона в Анкару США и Турция заявили о своей приверженности сохранить территориальную целостность Сирии, их реальные действия сейчас направлены на сохранение и упрочение местечковых властей. То есть культивируют они сепаратизм, – считает военный эксперт, доктор исторических наук Владимир Попов. – В Идлибе это так называемое протурецкое оппозиционное правительство, а в Восточной Сирии – курдские силы самообороны и арабские племена, не желающие отдавать режиму Асада нефтегазовые активы».

Попов обращает внимание на то, что формирование турецко-американского военного союза в Сирии создает хорошие предпосылки для транспортировки по оккупированным территориям углеводородов с Аравийского полуострова в Турцию и далее в Европу: «Это делает почти ненужным газопровод «Турецкий поток», в котором РФ заинтересована и который стал одним из негласных мотивов ввода российской группировки в Сирию».

Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»
19.02.2018

Источник — ng.ru

Глава пакистанского МИДа приедет в Москву за поддержкой

Вашингтон выкручивает руки бывшему союзнику. Белый дом заморозил военную помощь Пакистану, обвинив его в поддержке «Талибана» (запрещен в РФ). Не исключено, что США внесут Пакистан в список спонсоров террора. Исламабад вынужден действовать по принципу: враг моего противника – мой друг. В первую очередь расширяются связи с самым надежным партнером – Китаем. Но взоры обращены и на Россию. На следующей неделе ожидается визит в Москву главы МИД Пакистана Хаваджи Мухаммада Асифа.

В ходе прибывающего 20 февраля в Москву по приглашению Сергея Лаврова Асифа планируется обсуждение текущего состояния и перспектив развития двусторонних отношений, обмен мнениями по актуальным вопросам международной и региональной повестки дня. В нынешнем году отмечается 70-летие установления дипломатических отношений между Россией и Пакистаном. По словам официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, сотрудничество с Пакистаном занимает заметное место в системе внешнеполитических приоритетов РФ. С Исламабадом поддерживается интенсивный политический диалог, осуществляется конструктивное взаимодействие в ООН. Дополнительные возможности для партнерства открылись после присоединения в 2017 году Исламабада к ШОС в качестве полноправного члена.

Для Пакистана интерес контактов с Россией достаточно очевиден. Подвергнутый остракизму своим прежним покровителем и балансирующий на грани войны с Индией, Пакистан ищет новую опору на международной арене.

Китай, вложивший порядка 100 млрд долл. в Пакистан и поставивший ему свои вооружения, остается, используя термин политиков Исламабада, всепогодным союзником. Прежде надежным другом считалась Саудовская Аравия, но ее ослабляет конфликт с Ираном. Россия, втянувшаяся в противоборство с США, выглядит в такой ситуации перспективным партнером.

В этой связи пакистанская газета Daily Times пишет, что «растущий раздор между США и Пакистаном открывает перед Россией золотую возможность усилить ее связи с Пакистаном и тем самым расширить влияние в регионе и за его пределами. Как показывает история, такие возможности бывают у государств раз в десять или, пожалуй, сто лет».

Но на самом деле, сокрушается автор статьи, Россия не желает заполнить вакуум, оставленный американцами. Российско-пакистанское военное сотрудничество только выглядит прочным. Тут может играть роль то, что отношения двух стран не имеют прочной экономической базы.

Москва вынуждена учитывать и позицию Индии, пресса которой всегда бурно реагирует на сообщения о российско-пакистанском сближении, особенно в сфере военно-технического сотрудничества. После смерти выдающегося российского дипломата, посла в Индии Александра Кадакина нашим новым послом стал Николай Кудашев. И ему в интервью с индийской газетой Hindu пришлось отвечать на вопрос, почему Россия изменила свой подход к Пакистану.

Посол сказал, что связи с Пакистаном неверно считать попыткой изменить стратегический баланс в регионе.

В прошлом году российские и пакистанские военные провели совместное антитеррористическое учение. В нем участвовало по одному подразделению с каждой стороны. В этом году такое учение будет проведено вновь.

В беседе с «НГ» заведующий отделом Пакистана в Институте востоковедения РАН Сергей Каменев отметил: «Если визит пакистанского министра в Москву состоится, он будет носить политический характер. Это в первую очередь ситуация, связанная с Афганистаном. Мне представляется, что будут обсуждаться сложные отношения Пакистана с Афганистаном. С учетом случившихся там двух жутких терактов.

Скорее всего Исламабад хочет заручиться еще большей поддержкой Москвы в отношении терроризма. Афганистан, придерживаясь американской позиции, постоянно обвиняет Пакистан в том, что он укрывает у себя лидеров террористов. Это и «Сеть Хаккани», и афганские талибы. Насчет талибов трудно судить. А что касается «Хаккани», то Пакистану объективно трудно бороться с этой сетью. Надо учитывать, что это очень серьезное, огромное национальное образование пуштунов. Причем оно занимается не столько террористической деятельностью, сколько коммерцией».

Тем не менее Пакистан борется с террором, убежден аналитик. Борьба началась еще в июне 2014 года. Ожидалось, что она продлится не больше года, но до сих пор не завершилась. Пакистан пытается преградить путь террористам, строя забор на границе с Афганистаном. Граница протянулась на 2300 км.

На переговорах в Москве министр Асиф может попытаться заручиться поддержкой Москвы в конфликте Исламабада с США. Может быть поднят вопрос об экономическом сотрудничестве. Пока что не удается расширить товарооборот между двумя странами. Он в последние несколько лет находился в районе 300 млн долл.

Что касается военно-технического сотрудничества, то, по непроверенным данным, Пакистан хочет получить еще 10–12 ударных вертолетов Ми-35. С 2015 года, как полагают, было поставлено 4 таких вертолета. Индия заявила протест. Хотя, что такое 4 вертолета, когда парк этих машин у каждой стороны насчитывает порядка 70–80, может, даже более 100. У Индии наверняка больше, отмечает Каменев.
Владимир Скосырев

16.02.2018

Источник — ng.ru

Американские силы убивают кремлевских наемников в битве за сирийские нефтяные месторождения

© РИА Новости, Михаил Воскресенский |

Луиз Каллагэн (Louise Callaghan)

Дело происходило в сирийской пустыне 7 февраля около 10 часов вечера. Российские наемники и проправительственное ополчение начали наступать на военную базу, которую контролировали силы, поддерживаемые США. Рядом с базой находились нефтяные месторождения, обещавшие власть и деньги любому, кто сумеет наложить на них руку.

Через три часа десятки российских боевиков были мертвы. Их скосили мощный артиллерийский огонь и воздушная бомбардировка, вызванные американским спецназом, который находился на базе.

Точное количество погибших остается неизвестным, хотя несколько западных официальных лиц, работающих в регионе, сообщили «Санди таймс» (The Sunday Times), что оно составляет от 60 до 160 человек.

Таким образом, речь идет о беспрецедентном столкновении между русскими и американцами и одном из самых гибельных эпизодов для российских бойцов за несколько десятилетий.

Спустя три года после того, как поддерживаемая США коалиция начала сражаться с ИГИЛ (организация, запрещенная в России, — прим. перев.), и спустя семь лет после начала гражданской войны восточная часть Сирии скатилась к опосредованной войне за влияние между Америкой с одной стороны и Россией совместно с ее сирийскими и иранскими союзниками — с другой.

В пустыне вокруг города Дейр-эз-Зор считающиеся наиболее успешным партнером Америки в борьбе против ИГИЛ Сирийские демократические силы (СДС), большинство в которых составляют курды, наступают с севера, а прорежимные силы — с юго-запада. Они встретились в богатой газом и нефтью долине реки Евфрат, где ИГИЛ продолжает удерживать сокращающуюся территорию.

«Все понимают, что территория означает влияние, поэтому все стараются ее захватить», — отмечает один из западных дипломатов.

«Каждый занятый сейчас клочок земли может дать лишний козырь на будущих переговорах по политическому урегулированию».

Случившееся в этом месяце дает редкую возможность пролить свет на одного из самых загадочных игроков сирийского конфликта — на «Группу Вагнера», частную военную компанию, за которой предположительно стоит Кремль.

Призрачная армия примерно из двух тысяч наемников Вагнера действует в Сирии с 2015 года. По мнению аналитиков, ее бойцов подготавливает и вооружает российское министерство обороны, чтобы они отстаивали интересы России и поддерживали сирийское правительство.
Кремль называет наемников частными военными специалистами, самостоятельно решившими участвовать в войне в Сирии. Многие из них успели повоевать на Восточной Украине.

7 февраля они и местные ополченцы под прикрытием танкового и артиллерийского огня выдвинулись против СДС в оставленной ИГИЛ «серой зоне», в которой много богатых нефтяных месторождений.

Американские самолеты-штурмовики AC-130, вертолеты «Апач» (Apache) и артиллерия ответили им с размахом, который ранее редко наблюдался в сирийском конфликте.

Об этой бойне стало известно на прошлой неделе, когда выжившие российские наемники начали предупреждать через социальные сети своих товарищей держаться подальше от Сирии. «Ни в коем случае не приезжайте сюда, — говорит чеченец из „Группы Вагнера» в голосовом сообщении, циркулирующем по социальным сетям. — Нас просто на *** истребляют каждый день».

Официальные западные источники утверждают, что погибли не менее 60 россиян. Некоторые полагают, что число погибших было ближе к 160. Москва признала гибель только пяти своих граждан.

При этом очевидно, что русские легко могли избежать катастрофы. СДС и американцы знали о концентрации прорежимных сил у базы за неделю до случившегося.

Американцы уверяют, что они предупредили российских военных по специальному каналу «для предотвращения конфликтов», который предназначен для того, чтобы силы двух стран могли избежать столкновений в боевых условиях.

За полчаса до удара курдское руководство базы заявило, что они связывались со своими российскими коллегами и просили их, чтобы наемники прекратили огонь. Русские заявили, что ничего о наемниках не знают. По словам американцев, когда удар наносился, канал связи продолжал использоваться.

Трудно сказать, было ли такое бездействие простой оплошностью российских военных, проверкой американцев на крепость обороны и готовность наносить ответные удары или знаком нарочитого безразличия к судьбе наемников.

«Разумеется, русские знали, что люди Вагнера находятся в долине Евфрата», — считает Кирилл Михайлов, аналитик «Конфликт интеллидженс тим» (Conflict Intelligence Team), изучающей российские потери в Сирии.

«Они знали, что „вагнеровцы» там, у нефтяных и газовых месторождений, и никого не волновало, что случится с этими людьми».

Официально в России частные военные компании запрещены, однако, со времен аннексии востока Украины в 2014 году (так в тексте, — прим. перев.), Кремль все чаще на них полагается.

«России были нужны высокопрофессиональные мобильные силы, потери которых можно было бы отрицать, — утверждает Михайлов. — В отличие от Украины, в боях в Сирии не участвовали наземные российские войска, и эту роль выполняла „Группа Вагнера»».

Бойцы Вагнера участвовали в обеих битвах с ИГИЛ за древний город Пальмиру, проходивших при поддержке России, а также помогали частично выбить игиловцев из Дейр-эз-Зора. Однако, как отмечают аналитики, с прошлого года «Группа Вагнера» стала вместо интересов российского государства в Сирии зачастую служить частным российским интересам.

В ее задачи, по данным аналитиков, теперь входит не только охрана нефтяных месторождений, но и их захват в коммерческих целях. Российская корпорация «Евро Полис», связанная с бизнесменом из окружения Путина Евгением Пригожиным, по слухам, получает от сирийской государственной нефтяной компании 25% нефти и газа, которые добываются на отбитой с ее помощью территории.

На нашу просьбу дать комментарий «Евро Полис» не ответила.

https://inosmi.ru/politic/20180219/241496928.html

Как освещаются в зарубежных СМИ приближающиеся президентские выборы в России

 Иностранные СМИ начали активную предвыборную агитацию, направленную на российского избирателя. При этом они не менее активно обвиняют в такой агитации своих российских коллег. Это следует из серии публикаций на русскоязычных сайтах, содержащихся на деньги американских налогоплательщиков и признанных в России иностранными агентами.

Практически каждая статья на таком сайте является неприкрытой агитацией против Владимира Путина или содержит призывы бойкотировать выборы. При этом чаще всего иное мнение в этих статьях не допускается, а сайты, относящие себя к средствам массовой информации, даже не удосуживаются получить альтернативное мнение, хотя это является нормой для настоящих СМИ.

Хочется напомнить, что в 2015 британский регулятор телекоммуникационного рынка Ofcom подверг санкциям телеканал RT якобы за нарушение им правил «должной беспристрастности». В частности, канал был обвинен в том, что в фильме о беженцах с Украины он «в недостаточной степени отразил точку зрения украинского правительства». Это притом что в фильме было представлено и мнение официального Киева.

Иностранные же СМИ, освещающие выборы в России, даже не пытаются представить или получить мнение официальных властей. Однако не считают себя виновными в нарушении правил беспристрастности.

К примеру, «Голос Америки» (официально признан иностранным агентом решением Минюста РФ) представил статью «Как собирают подписи за Путина в его родном городе». В нем содержатся неприкрытые обвинения в адрес должностных лиц различного уровня в том, что они незаконно используют административный ресурс для получения подписей в поддержку Путина.
В частности, приводится безапелляционное заявление студентки магистратуры Санкт-Петербургского политехнического университета, «гражданской активистки» Оксаны Борисовой о том, что в ее вузе студентов якобы «заставляют собирать подписи за выдвижение Путина».

Любопытно, что одним из первых на это заявление отреагировал оппозиционный депутат Законодательного собрания Петербурга Максим Резник, публично попросивший Борисову связаться с ним. Казалось бы, если у нее были конкретные доказательства «беспредела» (ее определение), творящегося в ее вузе, активистка должна была представить их депутату. Но спустя день Резник написал запрос ректору университета и прокурору, в котором дал понять, что доказательств у него нет. Поскольку в письме содержались слова: «по имеющейся у нас информации», «якобы», «просим провести проверку», «в случае подтверждения информации» и т. д. То есть нет подтверждения информации, раз прокурора просят проверить ее?

Но обратите внимание, «Голос Америки» не стесняется отсутствием подтверждения и, более того, даже не удосуживается связаться с руководством упомянутого вуза, ограничившись лишь беседой с «гражданской активисткой». Что они там говорят нам о «должной беспристрастности»?

Не менее показателен англоязычный сюжет Радио «Свободная Европа» (признано иноагентом решением Минюста РФ), в котором российские СМИ обвиняются в нарушении предвыборного законодательства. По сути, вся статья основана лишь на заявлении движения «Голос» (который, по признанию «Свободной Европы», также признан иностранным агентом). В этом заявлении приводятся 55 сюжетов различных телеканалов России (как федеральных, так и региональных), которые, по мнению «активистов», являлись незаконной агитацией в поддержку Путина.

На самом деле, значительная часть этих сюжетов посвящена новостям о начале кампании по сбору подписей в поддержку кандидатов в президенты, причем в них упоминаются и другие кандидаты, или же поясняется, почему некоторые из них не нуждаются в сборе подписей. Или факт начала сбора подписей должен быть проигнорирован в новостях?

Тем не менее, «Голос» усмотрел в данных сюжетах нарушение статьи закона «О выборах Президента РФ», в которой предвыборной агитацией признается деятельность, «формирующая положительное либо отрицательное отношение» к кандидатам. Ну, а «Свободная Европа» радостно подхватила данный тезис. Причем заметьте, снова не обратилась за комментариями к представителям иного политического лагеря или же к руководителям тех российских СМИ, которые обвинялись ею в нарушении российского же закона.

Но позвольте, получается, «Свободная Европа» прямо обвинила и своих русскоязычных коллег, формирующих положительный образ одного из кандидатов, в ведении предвыборной агитации на территории России, а стало быть — в нарушении предвыборного законодательства России. Однако такие нюансы журналисты, спонсируемые за счет американского бюджета, предпочитают игнорировать. Видимо, полагая, что на них предвыборные законы и правила беспристрастности не должны распространяться.

https://inosmi.ru/politic/20180119/241236211.html

Маховик войны в Сирии получил новый импульс

Противоречия между основными участниками конфликта носят неразрешимый характер

При явном прогрессе в деле уничтожения формирований «Исламского государства» (ИГ, террористическая организация, запрещена в России) в провинциях Дэйр-эз-Зор и Хама абсолютно не просматривается перспектива скорого окончания войны в Сирии. Нарастает новая фаза противостояния между основными силами, воюющими в стране: Сирийскими демократическими силами (СДС) вкупе с коалицией, возглавляемой США; Дамаском, который поддерживают Москва и Тегеран, и Анкарой с управляемыми ею исламистскими группами, воюющими в провинциях Идлиб и Алеппо. Только за прошлую неделю размещенный (в соответствии с заключенным между Москвой, Тегераном и Анкарой договором о зонах деэскалации) в районе города Аль-Эйс (юго-запад провинции Алеппо) опорный пункт турецкого военного контингента подвергся артиллерийскому обстрелу правительственных сил. Естественно, турки открыли ответный огонь. Чуть позже войска Сирийской арабской армии (САА) пропустили через свои боевые порядки отряды курдского ополчения (YPG), следовавшие из провинции Дэйр-эз-Зор в кантон Африн на усиление своих товарищей по оружию, для борьбы с турецкими войсками и союзной им милицией, известной под наименованием Сирийская свободная армия (ССА).

В провинции Дэйр-эз-Зор, в долине реки Евфрат, подразделения правительственных сил и формирований шиитской милиции силами до 500 штыков при поддержке артиллерии и танков атаковали позиции и штаб СДС, но были остановлены ударами с воздуха авиации коалиции, возглавляемой США. По сообщениям представителя Пентагона, в ходе этого авианалета погибли более 100 бойцов САА и шиитских ополченцев. Если эта атака на силы СДС не является частной инициативой какого-нибудь командира САА среднего звена и была выполнена по приказу из Дамаска, то в ближайшее время стоит ожидать осложнения отношений между СДС и правительством Сирии.

На юго-востоке провинции Идлиб, возле населенного пункта Таль Кальба (район Абу-эд-Духура), формирования исламистских организаций «Хаят Тахрир аш-Шам» и «Исламская партия Туркестана» (ИПТ, ядро которой состоит из выходцев из Синьцзян-Уйгурского АО, КНР) контратаковали позиции соединения «Силы тигра», но были отбыты и откатились к городку Таль Султан, которым овладели накануне. На этот раз действия пехоты джихадистов поддерживались огнем самоходной крупнокалиберной артиллерии. Судя по описанию, этот вид вооружения исламисты не могли захватить в качестве трофея в боях с САА. Успеху подразделений «Сил тигра» в отражении контратаки радикалов способствовали действия авиации ВКС РФ и сирийских ВВС. По сведениям, полученным из Дамаска, по наиболее важным целям удары наносят российские самолеты, сирийская армейская авиация выполняет задачи непосредственной огневой поддержки своих войск. Ливанские СМИ сообщают, что по вышеуказанным силам джихадистов средиземноморская корабельная группа ВМФ РФ нанесла удар крылатыми ракетами «Калибр». Эта новость официально не подтверждена.

Раннее сообщалось, что командиры формирований «Ахрар аш-Шам», «Нур аль-Дин аль-Зенки», «Факлах аль-Шам» и некоторых фракций ССА договорились создать новый объединенный фронт для совместных действий против Дамаска в провинции Идлиб. Сейчас поступают сведения, что к этой группировке, возможно, присоединится и радикальная военизированная организация «Хаят Тахрир аль-Шам», которая известна как сирийская фракция «Аль-Каиды» (запрещена в России).

По-прежнему не решены проблемы в отношениях Анкары и Вашингтона в связи с намерениями первой атаковать силы YPG в Манбидже, где находятся американские военные. Можно предположить, что после окончательного разгрома ИГ, судя по тенденции, стороны, воюющие в Сирии, рискуют перейти от эпизодического и сдержанного вооруженного противостояния к интенсивному.
9.2.18

Источник — НВО

Верны ли стереотипы о русских?

Стереотипы — безусловно, результат обобщений. Но все же есть причины для их существования. Недавно мы говорили об образе типичного американца. Это упитанный, шумный, гордый персонаж, зачастую имеющий при себе огнестрельное оружие. Но теперь мы отправимся в самую большую страну на Земле и рассмотрим стереотипы, приписываемые россиянам.

Самые расхожие представления о жителях разных стран представлены в кино. Сейчас это, возможно, проявляется в меньшей степени. Но раньше было обычным явлением. Китаец? Бестолковый, неплохой, хотя и слегка неуклюжий парень. Англичанин? Джентльмен с аристократическим произношением, неуклюжий романтический простофиля или просто плохой парень. Мексиканцы — нищие дикари вроде Вильи Панчо (один из лидеров Мексиканской революции 1910-1917 годов), при этом мексиканские женщины — пышногрудые и гиперсексуальные.

Ну а что же русские? В основном в фильмах — это плохие парни. Мужчины брутальны, а женщины сексуальны и опасны. Откуда взялся это стереотип о русском крутом парне? Частично он связан, вероятно, с тем, что русские во время мировых войн несли большие потери и были вынуждены переносить тяжелые страдания в условиях суровой действительности. Затем пришел черед холодной войны, и Россия представлялась нам суровым местом для жизни.

Даже если взять произведения Достоевского, то там чаще описывается тяжелая окружающая обстановка, чем рассказывается о крутых парнях. На самом деле, в 2015 году газета «Москоу таймс» (Moscow Times) приписывала популяризацию образа «мачо» известным российским руководителям (интересно, имеет ли это отношение к Путину?). В статье говорилось, что жизнь изменилась, и что «теперь русские хотят преуспевать в жизни, а не просто выживать». А в статье в (американском журнале) «Вайс» (Vice) говорилось, что русским теперь не интересен образ брутального мачо, и что мода стала играть большую роль в их жизни.

Теперь, когда мы покончили с этим вопросом, обратимся к теме пристрастия русских к водке. По утверждению российского журналиста Олега Егорова, когда россиян попросили заполнить анкеты о стереотипах русского народа, на многие вопросы респонденты ответили отрицательно, но почти все ответили «да» на вопрос: много ли водки пьют россияне?

По данным Всемирной организации здравоохранения, русские любят выпить. При этом Россия является пятой страной в мире по уровню потребления алкоголя, а лидер в этом «конкурсе» — Литва. Когда в 2014 году эти данные были опубликованы, то появилось много статей, что из-за чрезмерного увлечения алкоголем 25 процентов российских мужчин не доживают до 55 лет. Таким образом, и сами русские не отрицают того, что имеют пристрастие к алкоголю, и статистика, похоже, подтверждает тот факт, что русские пьют много.

Еще один стереотип заключается в том, что русские водят автомобили как сумасшедшие. Если вы когда-либо видели на YouTube видео с авариями из России, то вы знаете, что многие из них сняты с помощью видеорегистраторов, установленных в автомобилях. В 2012 году «Бизнес Инсайдер» (Business Insider) процитировал российского журналиста, который сказал, что у многих россиян есть видеорегистраторы, потому что, во-первых, водители не всегда соблюдают ПДД, а во-вторых, не всегда доверяют полиции. Последние данные свидетельствуют, что самая высокая смертность на дорогах — в Эритрее (48,4 человека на 100 тысяч жителей). По данным «Статистики» (Statistica), в России около 23 смертей на 100 тысяч человек, что тоже довольно много. Начиная с 2006 года смертность на дорогах в России постепенно снижается. Когда вопрос о качестве вождения в России был поставлен на «Куора» (Quora), в основном российские респонденты высказали мнение, что автовождение в России «сумасшедшее». Один даже отметил, что все участники движения убеждены, что именно они правы, а все остальные — идиоты.

Говоря о действиях российской полиции, часто можно услышать, что Россия — страна с высоким уровнем коррупции. Индекс восприятия коррупции (Corruption Perception Index of Transparency International) соответствует этому представлению. Россия по уровню коррумпированности в нем занимает 131 место из 176 стран. В докладе о коррупции в России 2017 года говорится, что для России коррупция сродни эпидемии. Что касается правоохранительных органов, то в докладе говорится, что, хотя «российское законодательство активный и пассивный подкуп, упрощенные платежи, подарки и тому подобное» считает криминальными действиями, полиция, государственные службы, политики, представители местных администраций, налоговых и таможенных служб подвержены коррупции.

А как насчет всех тех потрясающе красивых, высоких, стройных русских женщин, которые голливудских фильмах всегда в амплуа опасной красавицы? Это зависит от того, о какой части России мы говорим, но средний рост женщины в России составляет 164 см. Это довольно высокий рост. В 2017 году сообщалось, что россиянка Екатерина Лисина при росте 210 см претендовала на звание самой высокой модели в мире. Средний вес россиянок (72,7 кг), по данным некоторых российских СМИ, увеличился. Россия сейчас сталкивается с проблемой ожирения жителей.
Что касается прекрасного, это вопрос вкуса. Посмотрите Топ-10 и Топ-20 самых красивых женщин в мире: русские всегда в этих списках. Один писатель как-то сказал, что в городах женщины, как правило, одеваются прекрасно. Они одеты «в дорогие наряды, шубы, носят изящные украшения, делают безупречный макияж и прически». Если вас интересует тема «роковой женщины», или если вы хотите понять русских женщин, почитайте романы Толстого и Достоевского.

Теперь перейдем от любви к ненависти. Еще один стереотип — российская повсеместная гомофобия. Сколько было тревожных видео, изображающих людей, избитых в России из-за их сексуальной ориентации, но повсеместна ли гомофобия в России? Как пишет «Атлантик» (The Atlantic), Россия — довольно гомофобное место, и в статье говорится, что люди все еще беспокоятся о том, что гетеросексуальные мужчины могут быть «геями», и поэтому общество должно быть начеку. В статье говорится, что «только 16 процентов россиян сегодня говорят, что гомосексуализм должен быть принят обществом», но если вы пересечете границу с Польшей, это число вырастет до 42 процентов.

Помимо гомофобии, русских часто называют грубыми в общении людьми. Нет, не торопитесь, пожалуйста, с ответом. Этот вопрос был задан на Quora, и русские, которые ответили на этот вопрос, рассказали, что это не так, и что у русских просто есть способ взаимодействия в социальном плане без всех любезностей. Кто-то сказал, что сначала русские могут показаться грубыми, но «как только вы познакомитесь с ними… они часто оказываются самыми добрыми, душевными и дружелюбными на планете». Некоторые представители других стран обвиняют в грубости не мужчин, а российских женщин.

В последнее время также было немало статей, в которых говорилось, что российские туристы признаны худшими в мире, и что они отобрали в этом плане пальму первенства у китайских туристов. Еще одна вещь, которую люди отмечают, говоря о русских, заключается в том, что те не склонны много улыбаться. Один русский писатель с этим согласился, но добавил: «В культурном плане мы не улыбаемся незнакомцам ради того, чтобы быть «вежливыми», потому что считаем этот знак странным и пустой тратой времени».

А что думаете вы по поводу стереотипов о русских?

Россия и Персидский залив: непрямая стратегия

Абделла ибн Карим Аль-Аттият (Abdella ibn Karim Al-Attiyat)

Ветер напряженности идет с Востока на Запад, достигая новых арен. Причиной тому является вакуум, возникший в результате упадка старого колониализма и тот факт, что сегодняшняя международная система с дипломатической и стратегической точек зрения зиждется на двух полюсах — России и США. Эти две державы могут осуществлять военное вмешательство в любой точке мира и влиять на процесс урегулирования конфликтов. Необходимо более внимательно взглянуть на цели американского и российского присутствия на сирийской арене и учесть явное соперничество между этими двумя центрами силы на Ближнем Востоке, где конкуренция приняла серьёзный оборот и близка к тому, чтобы стать причиной провала концепции политической разрядки.

Это происходит в свете усиления роли России в результате неудовлетворенности нынешним международным порядком и ее усилий по восстановлению своего международного статуса. «Арабская весна» подтолкнула Москву вмешаться, чтобы предотвратить попытку Запада разжечь «российскую весну» по образцу цветных революций в соседних странах. Российская экспансия в южном направлении не является чем-то новым, но она развивается все больше и больше, в то время, как на юге распространяется шиитское влияние.

Этот фактор достаточно значим, чтобы обратить внимание сегодня, как и в прошлом, на юг (Персидский залив), поскольку Иран и Турция, в связи с их географическим положением имеют главное значение для Москвы.

Поскольку на протяжении истории российская политика по отношению к своим соседям основывалась на оказании давления и угрожающих политических манёврах, это привело к тому, что в течение последних двух столетий страна вела около 12 войн с Турцией, а также трижды вторгалась в Иран. Российские интересы не сильно изменились после распада Советского Союза, и страна продолжала следовать политике участия в конфликтах на Ближнем Востоке, однако при всём этом она извлекла уроки из поражения в Афганистане и падения своих союзников в регионе. Россия поняла, что альянсы в этом регионе по своей природе изменчивы и здесь нет постоянных союзников или врагов. Это понимание подтолкнуло ее расширить сеть региональных отношений, чтобы она включала большинство стран Ближнего Востока и региональных негосударственных субъектов.

К тому же Москва преподала Соединенным Штатам и другим западным странам урок, как совершать военные интервенции, когда ей удалось укрепить власть Асада в Сирии, обеспечить свои интересы при помощи союзников (Иран) и воспользоваться в этих целях их вооруженными отрядами. Эти меры представляют собой новое явление, совершенно отличное от того, что мы знали о России на протяжении прошедших трех десятков лет. Эти шаги позволили российскому государству укрепить военное влияние непосредственно на севере Персидского залива и распространить его на соседние с ним страны на фоне регионального климата, в котором сегодня царят хаос и нестабильность.

Это привело к расколу внутри широкого пояса арабских государств. Большая часть этих потрясений становится темой публикаций в западных СМИ, в то время как некоторые из них, как, например, события в Иране, явно угрожают политической ситуации в регионе Персидского залива в целом. Во всех случаях Россия остаётся в выигрыше, поддерживая все изменения, которые могут произойти в регионе, бурление в котором открывает для России новые возможности и подталкивает ее ими воспользоваться. Российские политики сосредоточены на том, что Персидский залив близок к российским границам. Они также указывают на то, что не могут бездействовать перед тем, что происходит вокруг этого региона. Они доказали Америке и Европе, что в этой части мира не могут идти переговоры.

Помимо этого, следуя подобной непрямой стратегии, они устанавливают баланс между различными видами силы в опасных регионах, находящихся между миром и войной. Такого величия можно достичь в подходящий момент, не идя при этом ни на какие риски. Этой стратегии невозможно противостоять, не только по причине ее непрямого характера, но и потому, что правдоподобия скорой ответной реакции недостаточно.

 

Абделла ибн Карим Аль-Аттият — член регионального совета, генерал-майор

http://inosmi.ru/politic/20180205/241361117.html

Сочи или Женева: где определится будущее Сирии?

Эксперты в Турции делятся ожиданиями от Конгресса сирийского нацдиалога в Сочи.

Позиция России, пытающейся добиться признания всеми сторонами конфликта в Сирии плана из 85 пунктов по подготовке новой конституции этой страны, угрожает началом новой фазы вооруженного конфликта на Ближнем Востоке.

Москва внесла изменения в первоначальный вариант документа, предлагая внедрить в Сирии новую систему, в основе которой будет находиться опять же режим Башара Асада.

Опасным представляется также предложение российской стороны о включении в текст новой конституции Сирии пункта о формировании местных парламентов, что может способствовать в будущем расколу этой страны.

Предложения Москвы были отвергнуты представителями оппозиции еще в ходе переговоров в Астане. Представители Курдского национального совета Сирии (ENKS) также отказались обсуждать с Москвой тему новой конституции.

По мнению Москвы, сирийские курды могут сыграть в будущем важную роль в политических процессах в Сирии. На данном этапе Москва готова к отказу от сотрудничества с сирийским крылом PKK — PYD — именно потому, что стремится приблизить к себе курдские группировки Сирии.

Тем самым в Сочи не будут представлены два важных игрока – представители оппозиции и ENKS, что на руку США, стремящихся к разделу Сирии.

Вразрез с планами Вашингтона идет лишь операция ВС Турции «Оливковая ветвь» в Африне. Не исключено, что Вашингтон может пойти на уступки Анкаре, даже пересмотреть свое сотрудничество с PYD, сделав при этом ставку на Сирийскую освободительную армию (СОА). Это позволило бы США сформировать в Сирии имидж страны, противостоящей террористическому тандему режима Асада и PYD, за которыми стоят Россия и Иран.

Если решения, принятые в ходе Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, не будут признаны участниками мирного процесса под эгидой ООН в Женеве, то инициативы России могут стать нелегитимными, что может нанести удар и по сотрудничеству Анкары и РФ по Сирии.

Ведь именно Турция, на территории которой находятся 3,5 миллиона сирийских беженцев, и ее борьба с угрозой терроризма на своей границе может стать проводником идей политического процесса в Сирии на любой международной платформе.

Если Москва будет привержена идее передачи будущего Сирии сирийскому народу, то это может приблизить мир в этой стране. Если же Москва скажет, что сирийский народ может решать любые вопросы, за исключением сохранения Асада у власти, то ситуация может зайти в тупик.

Преподаватель Университета имени Йылдырыма Баязита в Анкаре, профессор Салих Йылмаз

http://aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%81%D0%BE%D1%87%D0%B8-%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D0%B2%D0%B0-%D0%B3%D0%B4%D0%B5-%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D1%82%D1%81%D1%8F-%D0%B1%D1%83%D0%B4%D1%83%D1%89%D0%B5%D0%B5-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1045811

Реальный суверенитет vs. экономика зависимости

После «крымского поворота» российской истории основные персонажи так называемой «несистемной оппозиции» стали не то чтобы крайне непопулярны, а радикально неинтересны. Историю в этот момент делала власть, сконцентрировав в одной точке преимущества стабильности и энергетику трансформации. Тот факт, что спустя три года либеральная фронда играет первым номером, возвращает себе инициативу в формировании повестки дня, не является вызовом власти президента, но является вызовом его лидерству.
Под лидерством я имею в виду не статическое состояние (политический облик президента Путина, его авторитет вполне устойчивы; в некотором смысле, они уже историческая данность), а динамический эффект – способность давать обществу осмысленную перспективу, вести за собой. Иными словами – быть в средоточии исторического процесса, где один успешный «ответ» влечет новый «вызов», и инициатива принадлежит тому, кто берется (не обязательно успешно, но убедительно) разрешить ключевые противоречия своего времени.
Одно из таких противоречий сегодня – это противоречие между демонстрируемым уровнем военно-политического суверенитета страны и моделью зависимого развития в экономической сфере. Подчеркну, речь в данном случае не о желаемом уровне экономического развития (понятно, что все мы хотим быть «богатыми и здоровыми»), а именно о его модели.
Модель зависимого развития – это, коротко говоря, модель тесной интеграции развивающихся стран в миросистему на условиях стран-лидеров.[1] В разные эпохи эти условия могут несколько варьировать. Применительно к реалиям финансовой глобализации конца XX – началаXXIвв. они были сформулированы в принципах так называемого «вашингтонского консенсуса». Жесткая денежно-кредитная политика, либерализация внешней торговли и финансовых рынков, свободный обменный курс национальной валюты, приватизация как панацея и дерегулирование экономики – эти и подобные им правила, сформулированные Джоном Вильямсоном в 1990 г. в статье «Что понимает Вашингтон под политикой реформ», составили макроэкономический кодекс неолиберала применительно к развивающимся рынкам. «Десять заповедей» «вашингтонского консенсуса» – это краткий конспект того, что нужно от нас глобальному капиталу.
Надо сказать, что даже в условиях жесткого санкционного давления финансово-экономический блок правительства приложил все усилия к тому, чтобы эти заповеди соблюдать, что делает нас свидетелями (и, к несчастью, объектом) интересного эксперимента: как хранить верность «вашингтонскому консенсусу» на фоне объявления бессрочной экономической войны со стороны Вашингтона?
Так или иначе, противоречие между геополитическим суверенитетом и экономикой зависимости может разрешиться двояким образом: либо через приведение экономической модели в соответствие с геополитическим статусом либо, напротив, через претворение «экономики зависимости» в «политику зависимости».
На мой взгляд, сегодня это главный параметр политико-идеологического размежевания в правящем слое, не совпадающий с критерием «лояльность» – «оппозиционность».
Понятно, что носителем второго сценария в наиболее явном виде выступает все та же «несистемная оппозиция», но в этом вопросе к ней примыкает значительная и влиятельная часть российской правящей элиты, которая считает «экономику зависимости» безальтернативной, а игры в суверенитет – зашедшими слишком далеко. Возможно, «политику зависимости» она предпочтет выстраивать по сценарию мягкой, а не обвальной десуверенизации, но сам выбор – равнять «геополитику» по «экономике», а не наоборот, – для нее очевиден.
Учитывая компромиссный характер сложившегося в России политического режима, в нем заложено явное стремление уклониться от этого выбора. Политический ресурс президента может оказаться для этого вполне достаточным. Он позволяет выиграть выборы и, возможно, даже обеспечить стабильность на протяжении еще одного срока. Но вопрос в том, чтобы накопившиеся противоречия не разорвали систему по его окончании. И еще – чтобы у общества, как и у самого президента, не было ощущения, что они вместе «отбывают» этот последний срок.
Для этого общество и власть должны быть связаны ощущением миссии, соответствующей текущему историческому моменту. Как и все главные вещи, эта миссия лежит на поверхности: сделать суверенизацию России необратимой. То есть комплексной –подкрепленной на экономическом, социальном, технологическом уровне.
Одно из обстоятельств, мешающих выбору в пользу стратегии комплексного суверенитета, – уверенность в том, что она не может означать ничего иного, кроме построения экономики осажденной крепости. Эта уверенность – ложная, но глубоко укорененная. В этом плане она сродни убеждению, что единственная реальная антикоррупционная альтернатива – «сталинские репрессии».
Основной вопрос экономики
Альтернативой узкоспециализированной «экономике зависимости» является не полностью автаркическая, а, по выражению Якова Миркина «универсальная экономика», или экономика полного цикла, обеспечивающая себя большей частью номенклатуры товаров конечного потребления и услуг. Это не закрытость от внешних обменов, но преобладание внутренних обменов над внешними – абсолютно естественное для крупных стран.
Примечательно, что год назад на заседании Экономического совета, анонсировав конкуренцию экономических стратегий, президент одновременно призвал к деидеологизации экономической дискуссии. И вполне справедливо: мы сполна испили чашу экономического догматизма как в социалистическом, так и в либерально-рыночном наполнении. Но экономическая политика, как и любая другая, подразумевает выбор не только средств для достижения целей, но и самих целей.
Сегодня основной мировоззренческий вопрос экономической политики и соответственно идеологический нерв дискуссий в этой сфере – это не вопрос баланса между государственным и частным сектором, планом и рынком, «количественным смягчением» и «сжатием». Это вопрос выбора между «разомкнутой экономикой», структура которой производна от ее специализации в мировой торговле (и которая, как следствие, фрагментирована – «порталы» глобального мира в каждой отдельно взятой стране перемежаются с зонами отсталости), и экономикой «страны-системы» (если использовать термин Эдварда Люттвака), ориентированной на сопряженное развитие внутренних социальных групп, отраслей, территорий.
На этот осевой выбор накладываются другие альтернативы в социально-экономической сфере, и их можно вполне наглядно проследить на примере уже упомянутых конкурирующих стратегий. К сожалению, это сравнение обречено быть довольно условным: в отличие от «Стратегии роста», подготовленной Столыпинским институтом и представленной недавно на Ялтинском экономическом форуме, программа Центра стратегических разработок остается закрытым документом. Тем не менее, дозированные утечки позволяют судить о его направленности.
Прежде всего, стоит отметить наличие определенного набора тем и позиций в общем знаменателе обеих стратегий. Это вопросы судебной реформы и правопорядка, снижение административного давления на бизнес, приоритет развития инфраструктуры, усилия по «цифровизации» экономики и администрирования. Судя по недавнему интервью Алексея Кудрина, в этот общий знаменатель попадает даже умеренное смягчение денежно-кредитной политики.
Тем более показательны имеющиеся на этом фоне разногласия. Принципиальный характер им придает уже упомянутый подспудный выбор между «разомкнутой экономикой» и экономикой «страны-системы».
Например, для «экономики полного цикла» принципиален емкий внутренний рынок. Соответственно, «Стратегия роста» выводит в приоритет генерацию качественных рабочих мест и опережающий рост доходов, а также предлагает политику социального выравнивания (прогрессивный НДФЛ). Алексей Кудрин и системные либералы, напротив, традиционно выступают за экономику «дешевого труда» (в том числе, за счет масштабного импорта рабочей силы) и против прогрессивного налогообложения.
«Стратегия роста» рекомендует на первых этапах модернизации «умеренно-жесткую протекционистскую политику» в духе «толкового тарифа» Витте и Менделеева (высокие пошлины на потребительские товары, низкие – на импорт средств производства). Алексей Кудрин считает, что «мы должны поддерживать и расширять наше участие во всех основных соглашениях» (по контексту, очевидно, имеются в виду соглашения в рамках ВТО), поскольку заинтересованы в наращивании несырьевого экспорта.
Кстати, аргумент «от экспорта» в данном случае довольно условный: если мы будем, например, вводить заградительные барьеры для продукции Boeing иAirbus, это вряд ли сильно обеспокоит потенциальных покупателей Сухой-Superjet или МС-21, поскольку ни США, ни страны ЕС к их числу явно не относятся. Иными словами, обеспечение доступа на внешние рынки возможно на основе двусторонних соглашений и привилегированных партнерств, а не универсальных обязательств по открытию собственных рынков.
Авторы «Стратегии роста» говорят о необходимости «налоговой мотивации перехода в российскую юрисдикцию», каковой может стать «оффшорный коэффициент по налогу на прибыль и налогу на имущество». Алексей Кудрин не раз высказывался против даже ограниченных мер по деофшоризации, равно как и против мер «мягкого» валютного регулирования в кризисных условиях.
Примечательно и другое отличие. Один из принципиальных тезисов «Стратегии роста» – восстановление экономики «простых вещей» (т.е. производства широкого спектра потребительских товаров, которые сегодня импортируются) и повышенное внимание к базовым «среднетехнологичным» отраслям промышленности (АПК, переработка полезных ископаемых, транспорт, строительство). Риторика Алексея Кудрина сочится «инновациями» и хайтеком.
Конечно, устремленность ЦСР в технологическое будущее можно только приветствовать. Но вот имеет ли смысл «инноватизация» в отрыве от комплексной промышленной политики? В европейских дискуссиях о технологической политике в этой связи возник хороший термин – «высокотехнологическая близорукость». Это склонность к недооценке базовых отраслей в угоду той или иной «инновационной моде».
Сегодня инновационная мода задается в дискуссиях о «новой промышленной революции», под которой понимается, главным образом, нарастающий процесс «цифровизации» материального производства и сферы услуг. Главный политический акцент программы ЦСР, насколько мы можем судить по сделанным заявлениям, – своего рода призыв к государству со стороны прогрессивной общественности: меняться, чтобы «не проспать» технологический рывок. Главное практическое следствие – опережающие вложения в «человеческий капитал».
Тезис о приоритетности образования и здравоохранения трудно не поддержать, но он имеет мало смысла вне контекста создания критической массы высокопроизводительных рабочих мест. Даже нынешний мало кого вдохновляющий образовательный контур страны в целом избыточен по отношению к существующему рынку труда. Кстати, это одна из причин абсурдности безупречно гуманистического лозунга: «давайте отнимем заказ у военной промышленности и вложим деньги в образование». На практике это означает: сократить один из немногих наукоемких секторов обрабатывающей промышленности, чтобы произвести еще больше дипломированных офис-менеджеров и сторожей, профессиональных безработных и эмигрантов.
Не будут ли опережающие вложения в человеческий капитал вне контекста масштабной программы создания рабочих мест (о каковой в исполнении ЦСР пока ничего не известно) – способом еще активнее «истекать в мир мозгами» (по выражению Александра Аузана)? Аналогичный вопрос уместен и в отношении самой концепции «новой промышленной революции». Не станет ли она в прочтении ЦСР очередным флагом старой доброй деиндустриализации, каким стала в свое время концепция «постиндустриального общества» в исполнении отечественных либералов? Например, может обнаружиться, что мы в очередной раз «навсегда отстали»: раз у нас слабо внедряются промышленные роботы (а сейчас это, к сожалению, так), то давайте, наконец, покончим с «ржавым поясом» отечественной тяжелой индустрии и сосредоточимся на «индустрии впечатлений» и в целом сфере услуг (как предлагалось в свое время в либеральной «Стратегии-2020»).
Путь в будущее лежит через внутренний рынок
Сказанное ни в коей мере не отменяет значения тех тектонических сдвигов, которые происходят в сфере производственных технологий и которые повлекут серьезные геоэкономические сдвиги. И то, и другое для нас – серьезный вызов. Только на него нельзя ответить под лозунгом «еще больше вашингтонского консенсуса». Тем более что трансформации, о которых идет речь, имеют прямо противоположный вектор.
Как отмечает один из авторов концепции «Индустрия 4.0.» Питер Марш, «экономическая модель, в которой американцы и европейцы покупают китайские товары на деньги, занятые у всего мира, теперь догорает на глазах у всей планеты». Ему вторят аналитики Boston Consulting Group: «глобальное производство будет все чаще становиться региональным… все большее число товаров, потребляемых в Азии, Европе и Америках, будет сделано вблизи дома». Это происходит под влиянием целого ряда геоэкономических и технологических факторов. Главный из геоэкономических факторов – растущее беспокойство Запада по поводу конкуренции со стороны Китая как многопрофильной промышленной державы. В числе технологических факторов:
· 3D-печать, которая благоприятствует кастомизации (производству под запрос) и позволяет избавиться от длинных логистических цепочек;
· роботизация, которая позволяет по-новому взглянуть на сравнительные трудовые издержки в развитых и развивающихся странах;
· удешевление производственных технологий в ряде отраслей, которое делает их окупаемыми не только в больших или гигантских, но и в малых и средних сериях.

Все это программирует ключевой стратегический эффект промышленной революции: производство становится ближе к потреблению. Ближе – буквально: географически, геоэкономически.
Но это значит, что Индустрия 4.0. будет развиваться прежде всего там, где есть тот самый емкий и разнообразный внутренний рынок, на развитии которого сфокусирована «Стратегия роста» и которым нарочито пренебрегают системные либералы. С этой точки зрения восстановление экономики «простых вещей» и развитие базовых отраслей (как фактора занятости и общей производственной культуры) стали бы гораздо большим вкладом в наше технологическое будущее, чем бег по кругу «глобальных технологических цепочек».
В России действительно есть истории экономического и технологического успеха, связанные с той стратегией, к которой отсылает известная фраза Кудина – участие в глобальных технологических цепочках на вторых ролях. Хорошо, если эти истории будут тиражироваться и масштабироваться. Но они не смогут стать основной формулой общенационального экономического успеха. С одной стороны, Россия слишком большая, чтобы целиком уместиться в прокрустово ложе нишевых индустрий категории B2B (поставки комплектующих и услуг для производителей в других странах). С другой стороны, она достаточно большая, чтобы позволить себе что-то большее.
И главное, в рамках нового экономико-технологического уклада глобализация (по крайней мере, в ее прежней модели) становится все более провинциальной идеей. А общемировые тенденции, к которым любят апеллировать идеологи экономики зависимости, сегодня благоприятны как раз для построения в России многопрофильной и самообеспечивающей экономики. Это новый протекционизм в исполнении крупных держав, новая промышленная революция как фактор решоринга. Это возрастающий акцент на производстве уникальной продукции (в которой мы традиционно сильнее, чем в «конвеерных технологиях»).
Все это создает историческое окно возможностей для того, чтобы сделать выбор в пользу стратегии комплексного суверенитета. Пространством, где совершается сегодня этот выбор, является не внешняя политика, а экономическая идеология следующего президентского срока.
Статья опубликована в журнале «Эксперт» (№21, 2017)
[1]Термин «зависимое развитие» ассоциируется с работами 1950-х гг. аргентинца Рауля Пребиша, но школа мысли, разрабатывающая эту проблему, имеет более глубокую родословную (Фридрих Лист, немецкая историческая школа) и более чем актуальное продолжение («мир-системный» анализ Валлерстайна, работы Эрика Райнерта, Ха-Джун Чанга и др.).
http://www.apn.ru/index.php?newsid=36329

Сталин в отсутствии любви и смерти

Российское Министерство культуры предметно взялось за регулирование кинопроката. Сперва оно пыталось подвинуть премьеру фильма про медвежонка Паддингтона, заручившись поддержкой солидного коллектива кинодеятелей во главе с Федором Бондарчуком, направившего премьеру Медведеву (!) письмо против медвежонка, полное патриотической заботы об интересах государства и зрителя. Казалось бы – куда какому-то медвежонку, причем далеко не Винни-Пуху по своей российской известности, сражаться с Бондарчуком-младшим, Германом-младшим, Кончаловским? Но медвежонок выстоял и прорвался в прокат.
Однако эта неудача лишь раззадорила наш Минкульт. Теперь он взялся за зверя покрупнее. Фильм «Смерть Сталина» лишился прокатного удостоверения и в кинотеатрах показан не будет. И если медвежонка обижали по чисто коммерческим соображениям – мол, сказочный зверек помешал бы нашим отечественным блокбастерам как следует озолотить их изготовителей, — то «Смерти Сталина» шьют политику. В очередном письме деятелей культуры (у них нынче горячая эпистолярная пора) фильм назван «пасквилем на историю нашей страны, злобной и абсолютно неуместной якобы «комедией», очерняющей память о наших гражданах, победивших фашизм».
Да, Армандо Януччи, шотландец итальянского происхождения, снял черную комедию или трагикомедию о смерти вождя и о последовавшей за ней борьбе за власть. Еще вернее сказать, что он снял комедию о трагедии. Обвинять подобный фильм в искажении исторических реалий означало бы ломиться в открытую дверь, поскольку такое искажение диктуется самим жанром. В качестве примера можно назвать фильм Квентина Тарантино «Бесславные ублюдки». От реальной истории Второй Мировой войны там не было оставлено камня на камне. Если помните, войну там выигрывает совсем не Красная Армия, а горстка каких-то вымышленных евреев. И тем не менее, картина с успехом прошла в российском прокате, зрители посмеялись над самим фильмом, потом посмеялись над его исторической нелепостью и никакого общественного и тем более административного возмущения не было.
Но одно дело знаменитый Тарантино, не показать очередное творение которого было бы в любом случае бесславно и ублюдочно, а другое – куда менее известный Януччи, которого можно не глядя обвинить и в антихудожественности (сортирный юмор!), и в плохой игре актеров (хотя Стив Бушеми, играющий Хрущева, вроде бы у нашего зрителя на слуху), и, разумеется, в спланированной антироссийской провокации. Ну как же можно – теперь, когда вся страна готовится к президентским выборам! Теперь, когда наших спортсменов окунают головой в помойное ведро перед Олимпиадой! Теперь, когда мы готовимся отметить 75-летний юбилей Сталинградской битвы! Разумеется, именно теперь нельзя показывать российским людям столь сомнительный фильм. А потом? Потом будут другие выборы, другие юбилеи и другие козни Запада.
Конечно, комедия о вожде народов – непривычный для нас угол зрения. Эту эпоху принято обсуждать максимально серьезно. Одни выкатывают такие тяжелые орудия как великие стройки, Победа и «при Сталине порядок был». Другие им навстречу – миллионы невинных жертв. Армандо Януччи покусился на священных коров обеих сторон. Он высмеивает и сталинистов с их имперским величием, заставляя их кумира умирать в луже мочи, и антисталинистов с их виктимными стереотипами: тема лагерей и расстрелов доведена в фильме до абсурда.
Можно сказать, что Януччи это делать легко: он иностранец, у него ничего не болит. Это само по себе дает повод для раздражения. Говорил же Пушкин: «Я презираю отечество мое с головы до ног, но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство». Но рано или поздно нам придется расстаться с этим мрачным прошлым, смеясь, и грубый смех «Смерти Сталина» полезен уже тем, что обнажает тщетность наших исторических споров.
Так или иначе, все желающие смогут этот фильм посмотреть, решение Минкульта всего-навсего лишает кинотеатры возможности на этом заработать. Это не беда, коли на свете есть интернет. Прошли же мимо кинотеатров, прямо в мозг потребителю, все культовые сериалы последнего десятилетия, начиная от «Доктора Хауса» и отнюдь не заканчивая «Игрой престолов». Точно так же и набирающий популярность фильм «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» многие уже успели посмотреть не по одному разу, хотя в прокат у нас он выйдет только в феврале. Так что и по поводу «Смерти Сталина» еще успеем и посмеяться, и повозмущаться, и поспорить.
Решение Минкульта любопытно не как акт зажима свободы – таким макаром ее особо не зажмешь. Интересна прежде всего связанная с ним идеологическая коллизия. До сих пор трудно было себе представить, чтобы наше государство оскорбилось за Сталина. Сталину нельзя ставить памятники, Сталина вычеркнули из рядов победителей нацизма. Хотя горячих антисталинских речей официальные лица не произносили, но и от похвал покойному вождю воздерживались. И тут вдруг ведомство г-на Мединского говорит: руки прочь от Сталина. На первый взгляд: ничего себе поворот!
Вот и Наталья Поклонская одобрительно отозвалась о решении Минкульта. Получается, Сталин, будучи частью нашей великой истории, столь же свят, как и Николай II. И даже святее, ибо «Матильду» все-таки на экран выпустили.
Чиновничий взгляд на историю вообще полон благоговения. На что он ни посмотрит, всё свято. Святы три богатыря (потому что Васнецов), свят князь Владимир (потому что крестился в Корсуни), свят Николай II (потому что Россия, которую мы потеряли), святы его убийцы Войков и Свердлов (нельзя их стирать с карты страны), теперь вот свят их соратник Сталин, и негоже всяким шотландским итальянцам мацать его своими грязными руками.
На самом деле сакрального в этом взгляде немного. Подлинная и неизменная святыня чиновника – «как бы чего не вышло». Вот и у Гоголя были проблемы с «Ревизором», где тоже не было положительных героев и высмеивалось всё, что было так дорого добропорядочному гражданину. Когда принцип «как бы чего не вышло» занимает место четких ценностей и ориентиров – это смерть идеологии. Это тупик, характерный для страны, в которой все убеждают друг друга в том, что они куда-то движутся, кому-то противостоят и кого-то побеждают, а на деле погружаются в броуновское движение пугливых инфузорий. Такой страной был, к примеру, поздний Советский Союз.
В СССР запрещали фильмы про Джеймса Бонда, потому что коммунисты там были плохие и неизменно проигрывали. В современной России мы к таким вещам уже привыкли относиться легко, и даже любопытно: а как же они на этот раз про нас наврали? Это нормальное поведение здорового организма, который знает, чего он хочет, без подсказок идеологических кураторов. Запрет «Смерти Сталина» — тревожный симптом именно потому, что государство продемонстрировало свою неуверенность в здоровье общества. И дало повод обществу засомневаться в здоровье государства.

http://www.apn.ru/index.php?newsid=36997

Мягкая сила России в XXI веке

Дмитрий Ахтырский

Что представляла собой «мягкая сила» России к началу XXI века, и какие изменения произошли с тех пор?

 

Для того, чтобы корректно ответить на этот вопрос, следует вспомнить, что понятие «мягкой силы» имеет два аспекта — сущностный и инструментальный. К сущностному аспекту имеет отношение культура страны, ее язык, уровень научных достижений, привлекательность ее системы образования и здравоохранения, а также привлекательность ее социально-экономической модели в целом. Инструментальный же аспект мягкой силы включает в себя конкретные институты, через которые может проявляться сущностный ее аспект — различные благотворительные фонды, иные правительственные и неправительственные организации, СМИ, научные и образовательные центры и т.д.

Очевидно, что сущностный аспект мягкой силы не подвержен быстрым переменам. Уровень привлекательности культуры, обычаев, языка и т.д. невозможно резко повысить, применив ту или иную чудодейственную политическую технологию. В отдельных случаях может возникать кратковременная «мода на страну», но и в этом случае такая мода не является результатом применения спецсредств. С другой стороны, практически невозможна и быстрая потеря базиса мягкой силы. К примеру, даже во времена гитлеризма за Германией сохранялся мировой авторитет ее литературы, философии, музыки.К моменту смены тысячелетий постсоветская Россия подошла в тяжелом экономическом состоянии. О маломальской привлекательности ее социально-экономической модели только уже по одной этой причине говорить не приходилось. В масштабном кризисе продолжали находиться российские системы образования и здравоохранения. Россия стремительно теряла свое несиловое влияние не только в мире, но и на пространствах СНГ. С другой стороны, она сохраняла образ страны, осуществляющей «переход к демократии», что в период горбачевской перестройки обеспечило тогдашнему СССР весьма высокий уровень популярности у той части мирового сообщества, которая ранее относилась к Советскому Союзу весьма критически. И, напротив, часть своих бывших союзников СССР (а затем РФ) в результате смены политики растерял.
Так или иначе, после волны популярности конца 80-х — начала 90-х мягкая сила Россия сохранила свой фундамент — популярность российского театра, литературы, академической музыки. В мире признавались заслуги СССР в деле победы над нацизмом (при этом значительная часть мирового сообщества продолжала фактически закрывать глаза на преступления сталинского режима). Также продолжал оставаться на высоком уровне авторитет РФ в вопросах освоения космоса. Однако финансирование инструментального аспекта мягкой силы фактически сошло на нет. В итоге в мире резко сократилось, например, количество студентов, изучающих русский язык и культуру.
Резко выросшие цены на углеводородные энергоносители существенным образом изменили экономическое положение РФ в первое десятилетие XXI века. Однако из-за высокого уровня коррупции российская социально-экономическая система не стала более привлекательной. К началу второй декады этого столетия стало ясно, что РФ сошла с пути перехода к демократии, и что в стране вновь утверждается автократия, а также усиливаются реваншистские настроения (в том числе в среде высшего руководства).
Система политических ценностей является важным аспектом мягкой силы государства. Многие российские (в том числе проправительственные) аналитики отмечали, что в этом вопросе уровень мягкой силы России находится на нулевом уровне, что стране нечего сказать миру, нечего ему предложить, если речь идет о дальнейших путях развития человечества. Однако после возвращения Путина в Кремль в 2011 году, и в особенности после украинской революции 2013 — 2014 годов и аннексии Россией Крыма, положение изменилось, и стали ярче проявляться черты новой российской идеологии.
Новая российская идеология впервые со времен СССР имеет свою целевую аудиторию не только внутри страны, но и за рубежом (в том числе даже и в странах Запада). С одной стороны, Россия позиционирует себя как один из центров «многополярного мира», противостоящий «американскому гегемонизму» и «глобализму», разрушающему национальный суверенитет. С другой стороны, частью западного правоконсервативного политического спектра РФ начала восприниматься в качестве оплота «традиционных ценностей» и даже «последней надежды белой христианской цивилизации». Таким образом, нынешняя российская власть сумела найти себе идеологических союзников внутри самого западного мира, среди его антилиберальных сил. Однако обратным эффектом подобного развития ситуации стало формирование крайне негативного имиджа России в глазах западных сторонников секуляризма и прогресса. В тех же направлениях трансформировала имидж России и внешняя политика Кремля, в частности, агрессия в отношении Грузии и Украины, а также боевые действия в Сирии.
Иным компонентам базиса мягкой силы РФ по-прежнему уделяет не слишком много внимания. О русском языке российская власть вспоминает прежде всего тогда, когда речь идет о «соотечественниках» в ближайшем зарубежье (особенно на Украине и Прибалтике, но не в авторитарных Казахстане и Туркмении). Вряд ли можно говорить и о каких-либо системных улучшениях в сфере образования и здравоохранения. Падение цен на углеводороды и связанного с этими ценами курса рубля привело к очередному кризису российской социально-экономической системы.
При этом в РФ концепция мягкой силы получила распространение, в том числе и среди проправительственных аналитиков. Однако первоочередное внимание уделяется не базисному аспекту мягкой силы, а инструментально-информационному. Основным инструментом российского «мягкого» влияния на международной арене стала телекомпания RT, вещающая на нескольких европейских языках и продолжающая расширять свою аудиторию. Что характерно, эта компания (как и в целом информационная политика РФ за рубежом) занимается прежде всего не укреплением позитивного образа России, а дискредитацией тех политических сил на Западе, которые Кремль рассматривает как враждебные ему.
Идеологический и информационный аспекты в их сложившейся к данному моменту форме, скорее всего, останутся доминирующими в российской политике мягкой силы и в ближайшие годы, если в ход событий не вмешаются те или иные форсмажорные обстоятельства.

http://inosmi.ru/politic/20180125/241259602.html

 

Российско-американское лицемерие в Сирии

Итак, у Соединенных Штатов есть определенная стратегия в отношении Сирии. Об этом нам сказал госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Средствами реализации данной стратегии является сохранение присутствия американских войск в Сирии и дипломатическая работа в целях достижения политического решения, при котором Башар Асад оставит власть в стране. Цель состоит в том, чтобы предотвратить возвращение «Исламского государства» (запрещена в РФ — прим. ред.) и положить конец влиянию Ирана в Сирии, в частности, на политические, военные, экономические, образовательные и социальные институты этой страны.

Однако скрытая цель американской стратегии заключается в том, чтобы остановить монополизацию влияния в Леванте со стороны России, которая решительно настроена изолировать США, придумав астанинский процесс, создав новые платформы сирийской оппозиции в Москве и в других местах, а также подготавливая условия для встречи сирийцев в Сочи, чтобы ликвидировать умеренную оппозицию сирийскому режиму. Прежде Вашингтон уже передал Москве все полномочия в Сирии, оставив ее в роли главного архитектора политического урегулирования при условии обеспечения интересов Израиля. Последний заинтересован в том, чтобы Иран и «Хезболла» держались подальше от границ еврейского государства, и сделал ставку на то, что его партнерство с Россией снизит влияние Тегерана в Сирии, после того как Дональд Трамп внес изменения в позицию американской администрации в отношении экспансии Корпуса стражей исламской революции. Параллельно с этим он дал согласие на выживание Асада, хоть и считает, что он и его семья не будут играть роли в руководстве Сирией.

Тем не менее, Вашингтон обнаружил, что Москва либо неспособна, либо не хочет ограничивать влияние Ирана, которое зиждется на его военном присутствии на сирийской территории и отвечает интересам страны. Одним из самых важных доказательств упомянутой неспособности или нежелания был провал попытки США достичь договоренности с российской стороной по поводу зоны деэскалации на юге Сирии, в частности, в провинции Эль-Кунейтра, где продолжает усиливаться иранское влияние. Свидетельством тому является тот факт, что Израиль продолжает бомбардировку складов «Хезболлы».

Также потерпели крах планы Вашингтона, целью которых было блокирование иранского коридора, идущего от границ страны до Ирака, Сирии, а затем Ливана. Казались странными и американо-арабские иллюзии о наличии конфликта интересов между Россией и Ираном. Москва, не моргнув глазом, нарушила соглашение о зонах деэскалации, которое она заключила в мае прошлого года с Ираном и Турцией в Астане (Идлиб, северный Хомс, Восточная Гута и сирийский юг), когда бесстыдным образом возобновила военные операции совместно с силами режима и «Хезболлой» в этих областях. Все это происходило на фоне абсолютного молчания турецкой стороны, которое было нарушено лишь робким протестом против боевых действий в Идлибе, гарантом перемирия в котором после российско-иранско-турецкого саммита в Сочи должна была выступать Анкара.

Архитекторы американской политики обнаружили, что Путину удалось привлечь Анкару и обеспечить ее молчание по поводу нарушения соглашения о зонах деэскалации в обмен на то, что ей будет дана возможность противостоять курдской экспансии на северо-востоке Сирии, которая поддерживается со стороны США. Кроме того, было заявлено, что турецко-российское сотрудничество больше не ограничивается тактическими вопросами, что позволяет уравнять его с союзом между Россией и Ираном. На протяжении прошлого года не прекращались российские манипуляции, которыми в совершенстве овладел Сергей Лавров со своим бывшим американским коллегой Джоном Керри, по достижению международного и регионального консенсуса по Сирии. Однако, напротив, война лишь углубила противоречия между двумя странами и обострила конфликт. Это доказала бомбардировка авиабазы «Хмеймим» и базы в Латакии.

С 2011 года на каждом этапе администрация США теряла инициативу и возможность установления партнерских отношений в Сирии. Позже она перестала плести интриги и отказалась от поддержки умеренной оппозиции, однако изменение стратегии произошло поздно и имело негативное влияние, поскольку ее цель — извлечь выгоду из тупиковой ситуации, в которой оказалась Россия, желающая использовать свои военные успехи для политического урегулирования сирийского конфликта.

Кажется, что две великие державы вели себя по-детски, когда несколько недель назад соревновались между за собой за право называть себя победителем в борьбе с «Исламским государством». Они продолжают лицемерно говорить сирийцам, что конфликт в их стране не может быть разрешен военным путем, но по-прежнему воюют друг с другом.
Al Hayat, Великобритания
Валид Шакир (Walid Shakir)
Оригинал публикации: الرياء الروسي — الأميركي في سورية
Опубликовано 19/01/2018

Источник — inosmi.ru

Куда идет Россия?

Владимир Хомяков

Скажу о том, о чем почему-то избегают говорить сегодня все участники будущих президентских выборов. Хотя, казалось бы, именно с этого будущему президенту надо начинать любую реалистичную предвыборную программу.

Сегодня Россия вроде как «встала с колен», и это хорошо. Но, «встав», надо же куда-то идти. Причем – понимая куда и зачем. А вот с этим-то как раз у нас серьезные проблемы. Например, СССР понимал, куда идет и что строит. Реализуемым по мере сил идеалом был Коммунизм – общество всеобщей и полной справедливости. При Хрущеве, правда, идеал скорректировали на «общество всеобщего и полного изобилия» — и именно на этом впоследствии погорели. Есть свой реализуемый идеал и у лидера Запада – США: это заимствованная из Ветхого Завета теория «народа избранного» (показателем «избранности», согласно протестантскому подходу, является богатство), созидающего свой «град на холме» и посему имеющему право и миссию навязывать свои взгляды и свою волю всем прочим народам, к категории «избранных» не относящимся.

А вот у нас, у России, своего общепринятого мировоззрения и цели развития сегодня нет. Есть отдельные правильные шаги, обычно предпринимаемые как реакция на внешние вызовы, есть «ручное регулирование» Президентом некоторых процессов, есть довольно успешные попытки играть свою игру во внешней политике. Но общего целостного понимания, ради чего в конечном счете все это делается, увы, нет — как ни горько это признать. Но, как говаривал античный философ Сенека: «Если не знаешь, куда плывешь, никакой ветер не будет попутным».

Да, при президенте Путине сделано немало для избавления от едва не доконавшего Россию западного «ига». И в этом смысле у Владимира Владимировича, казалось бы, есть серьезный шанс войти в российскую историю как «освободитель», наряду с Иваном Третьим, при котором Русь освободилась от «ига» ордынского. Но есть между этими двумя персонами принципиальная разница. Иван Третий понимал, для чего освобождает Русь и что после этого намерен строить. И те, кто шли за ним, тоже это понимали. Именно к эпохе правления этого поистине великого государя относится формирование нашего самостоятельного цивилизационного проекта известного как «Третий Рим» — с его «национальной идеей» построения «Святой Руси» — общества, основанного на православных ценностяхи Правде Божьей, идеями Соборности, «симфонии властей» и всеобщего служения общему делу.

У нашего же президента, при всем к нему уважении, подобной целостной идеологической системы на сегодня, очевидно, нет. И это для сегодняшней России – главная проблема, все прочие – лишь производные от нее. Потому что развитие без конечной цели при любых самых титанических усилиях и жертвах подобно бегу белки в колесе.

***

Что же такое цель развития, или, если угодно, «национальная идея»? У любого человеческого общества везде и всегда она одна: преобразование окружающей реальности в соответствии с неким идеалом, который определяется исходя из традиционных ценностей и «духовно-культурного кода» данного народа. Все различия целей проистекают исключительно от того, что идеалы эти у разных народов разные.

Система ценностей, цель развития («национальная идея»), набор образующих «духовно-культурный код» базовых смыслов и идеалов – все это как раз в первом приближении иназывается «государственной идеологией». Которую ни в коем случае не следует путать с идеологией «обязательной для всех» — этакой всеохватной и обязательной для поддержки квазирелигией вроде пресловутого «марксизма-ленинизма». Государственная идеология – это та, которой руководствуется в своей политике Государство. При этом инакомыслие для граждан, конечно, допускается, однако при условии, что поддерживать и развивать Государство станет не все подряд, а только то, что соответствует именно его Госидеологии.

Остановился я так подробно на различиях между «государственной» и «обязательной для всех» идеологиями только для того, чтобы показать, как тонко писавшие «ельцинскую» Конституцию американские советники нас всех грамотно «развели». В Конституции написано: запрещается не «государственная и обязательная для всех» идеология (аналог КПСС-овской), а «государственная или обязательная для всех». То есть, не только очередная «квазирелигия» запрещается в России, но и всякая идеология вообще! То есть – для нашей страны введен официальный запрет на свои собственные ценности, идеалы и цели развития.

Зачем это было сделано – понять не сложно. Поскольку «природа не терпит пустоты», образовавшийся идеологический вакуум негласно заполнили ценностями, идеалами и целями развития чужой (Западной) цивилизации, сделав их по сути новой государственной идеологией, причем – и «обязательной для всех» тоже. Для всех, кто в новых условиях хотел выжить… Соответственно, целью развития («национальной идеей») начиная с 1993 года у нас являлось – «вписаться в Запад», причем – в любом качестве, на любых условиях и любой ценой.

Именно под эту цель выстраивалось в России все: политическая и экономическая система, отношения собственности, социальная и национальная политика, образование, культура и т.д. И в абсолютном большинстве выстраивается и теперь, в «эпоху Путина», потому что отдельные попытки как-то пробить или перестроить отдельные элементы системы (что делает Путин) всегда натыкаются на сопротивление системы в целом и тонут в ней. Ибо перестроить систему можно только изменив ЦЕЛЬ, а значит – изменив ценности, смыслы и идеалы, в соответствии с которыми эта цель сформулирована. Иначе – никак.

Можно до посинения рассуждать о планах Президента по преобразованию бюджетной сферы, ускоренной ротации кадров, создании «вертикальных и горизонтальных лифтов» и т.д., и т.п. Но все это окажется «бегом белки в колесе», если снова будет проигнорировано главное – ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ, невозможное без новой Государственной идеологии. Ибо любые стратегии пишутся, структуры создаются и элиты формируются под цель, и никогда – наоборот. И только принятая Народом, как «свое кровное», Госидеология способна обеспечить преемственность курса на сколько-нибудь заметную перспективу – независимо от того, как будут звать очередного президента. Потому что она (как «воля Народа» или «исторический выбор») задает рамки и направление процесса, которых вынужденно придерживается люба партия и любой политик – иначе он выпадает из легальной политики в маргиналы.

Кстати, именно наличие Госидеологии как политических рамок является наилучшим «бронежилетом» для Президента лично. Вспомните хотя бы «народовольцев», убивавших должностных лиц высочайшего уровня, до императора включительно. И что? Да ничего! Ни на стабильность монархии, ни на общую направленность курса это никак не влияло. Просто пришедший на смену наследник продолжал делать, что должен, а «революционеров» вешали или сажали.

Но совсем другое дело, если сам политический курс зависит по сути от воли одного человека, пусть даже такого сильного лидера, как Путин. Это открывает широчайшие возможности как перед различными «группами влияния» (многие забыли, но ведь и Греф, и Миллер, и Сечин, и Мутко – все это «старые друзья лично Владимира Владимировича, начинавшие вместе с ним в питерской мэрии у Анатолия Собчака), так и перед откровенными врагами, понимающими, что единственная реальная возможность изменить курс – физически уничтожить определяющего его человека. И пока Госидеология не сделает курс незыблемым, который выигравшие выборы партии или политики смогут только корректировать, но не изменять принципиально, до тех самых пор угроза жизни Путина будет висеть над ним «дамокловым мечом» постоянно…

***

И последнее – по очередности, но не по значимости. Создавая новую Госидеологию, ни в коем случае не следует пытаться изобрести нечто всеохватное и все объясняющее – этакую новую квазирелигию наподобие «марксизма-ленинизма». Как не следует пытаться перенести в наше время некие «измы», работавшие в прошлом веке (это примерно как если бы под Сталинград в 1942 году бросили гренадерский полк образца 1812 года). Недопустимо пытаться ее «содрать» у кого-то на стороне — потому только, что у него что-то получилось лучше, чем у нас. И уж тем более глупо и бесперспективно пытаться синтезировать ее из идеологически разных, подчас – несовместимых друг с другом, ценностей и подходов, чтобы «всем угодить и никого не обидеть».

К сожалению, сегодня все вышеперечисленное так или иначе присутствует в работе абсолютного большинства (не скажу «всех», ибо всех не знаю), пытающихся Госидеологию для России сочинить – по госзаказу или без оного. Между тем, нет нужды по новой «изобретать колесо». Достаточно обратиться к тому, на чем изначально закладывалась Российская государственность, наши ставшие основой национальной ментальности духовность и культура. И взглянуть на все это глазами современного человека.

Вспомним снова «Третий Рим» — с его «национальной идеей» построения «Святой Руси» — общества, основанного на православных ценностях и Правде Божьей, идеями Соборности, «симфонии властей» и всеобщего служения общему делу. Разумеется, все перечисленное сегодня должно быть провозглашено в смысловых категориях не XV, а XXI века. Но по сути-то – все правильно и вполне применимо в наши дни!

Потому что общество, построенное на высокой духовности и примате «высших» мотиваций и интересов над примитивным шкурничеством – как раз и является в нашей национальной ментальности тем идеалом, к которому не стыдно стремиться, ради которого стоит трудиться, жертвовать, а если надо – то и погибать. Потому что Соборность общества предполагает его справедливость, солидарность и единство – как «расширенного варианта семьи», где не может быть «ничьих стариков и детей, а личное благо не может быть важнее общественного. Потому что общее служение ради общей цели делает недопустимой уже доставшую всех социальную безответственность «братства Садового кольца» и развязывает Власти руки для любого ограничения прав тех, кто наплевал на свои обязанности…

Как видите – все просто…

Источник — Завтра

Операция «Оливковая ветвь» способствует подрыву позиций Вашингтона на Ближнем Востоке

Сообщается, что в своем заявлении турецкий лидер подчеркивает: главная цель боевых действий — дать отпор террористам. «С севера Сирии по отношению к нам сколько лет продолжаются провокации. У нас сегодня снова в Хатае есть погибшие от ракетного обстрела. Это не останется без ответа, и они высокую плату заплатят, мы настроены решительно. Ни шагу назад от Африна. Мы об этом с нашими российскими друзьями говорили, и с другими силами коалиции», — сказал Р. Эрдоган.

Кроме того, он раскритиковал заявление Госдепартамента США, который призвал Анкару ограничить операцию по масштабам и срокам. Президент отметил, что с такой риторикой Вашингтону следовало бы начинать с себя: «США нам говорят, чтобы сроки были ограниченными. Я спрашиваю: а в Афганистане, в Ираке ваши сроки закончились? Вы все еще там находитесь. Это не высчитывается математически. Как только наша работа там закончится, цели будут достигнуты – операция закончится, и мы уйдем» — цитирует информационное агентство.

По данным источника, глава Турции добавил, что его страна «не зарится на чужие земли» и проводит операцию в Сирии не против курдов, а чтобы предотвратить создание террористического коридора. В заявлении подчеркнуто, что успех операции обеспечит стабильность и безопасность на южных границах страны.

В пику США, в угоду России

Операция «Оливковая ветвь» способствует подрыву позиций Вашингтона на Ближнем Востоке, — поделился с «Новостями» председатель турецкой партии «Родина» Догу Перинчек.

Политик, в частности, отметил, что «для России это операция выгодна хотя бы потому, что она направлена против закрепления США в Сирии, поскольку Рабочая партия Курдистана и связанный с ней сирийский курдский «Демократический союз» – это американские пешки», — приводит информагентство слова главы партии. И дополняет: он расценивает операцию как важный этап на пути отдаления Турции от США и НАТО и сближении с РФ и полагает, что Анкара намерена поменять свои внешнеполитические ориентиры.

В разговоре с новостной службой, Перинчек указал на то, что «Евразия возвышается, и туда смотрит крупный турецкий бизнес. Эта политика, в конце концов, приведет Турцию к гармонизации с Россией по проблеме Крыма. Мысль о его признании уже сидит в головах руководства страны, хотя присутствуют сиюминутные расчеты. Политика Турции по отношению к Крыму постепенно поворачивается лицом к России». Как руководитель партии, Анкара и Москва в ближайшее время предпримут «конкретные шаги», чтобы найти общие точки соприкосновения в вопросе Крыма.

Угроза сирийскому урегулированию

Операция «Оливковая ветвь» приведет к дальнейшему осложнению ситуации в Сирии, сообщил эфире радиоканала «Sputnik» эксперт Российского института стратегических исследований Владимир Фитин, продолжают «Новости», со ссылкой на слова аналитика: «И только затеплились надежды, что можно будет достичь урегулирования, как вспыхивает новый серьезный конфликт — на этот раз его инспирирует Турция». По его мнению, неопределенность сохраняется еще и потому, что США пока не выработали четкой позиции по операции в Африне.

В интервью эксперт подчеркнул, что «США, с одной стороны, нельзя терять обретенных союзников в Сирии в лице курдов, и в то же время нельзя рвать отношения с Турцией. Поэтому США пытаются балансировать на этой «тонкой веревочке», — цитирует информагентство. И поясняет, что Фитин добавил: Анкара делает намеки на то, что ни на какие сделки в вопросе курдов не пойдет.

Турция в субботу начала в Сирии операцию «Оливковая ветвь», которую Дамаск осудил и назвал агрессией. Москва в связи с ситуацией в Африне призвала все стороны к сдержанности и уважению территориальной целостности арабской республики. В Минобороны РФ считают, что к сложившейся ситуации привели провокационные действия США, которые поставляли вооружение проамериканским группировкам, пишет новостная служба.

http://www.ca-irnews.com/ru/politics/32952-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%82-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B7%D0%B0%D1%8F%D0%B2%D0%B8%D0%BB-%D0%BE-%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8F%D1%85-%D1%81-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B5%D0%B9,-%D0%BF%D0%BE-%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D0%B0%D1%84%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B5

Россия и США готовы сдать курдов Турции

Suleyman Sah Turbesi’nin yeni yeri. 22 subat 2015 / DEPO / MURSEL COBAN

Вашингтону и Москве важнее отношения с Анкарой, поэтому реальной помощи ополчению в Африне они не окажут, полагают эксперты.

Турецкое вторжение в сирийский кантон Африн, населенный преимущественно курдами, судя по всему, либо вот-вот начнется, либо де-факто уже началось, даже несмотря на то, что накануне Соединенные Штаты неодобрительно высказывались о подобных планах Анкары, а ранее пообещали создать на севере Сирии 30-тысячную группировку из тех же курдов и союзных им арабов «для охраны границы».

Вице-премьер Турции Бекир Боздаг заявил, что США таким образом создадут «армию террористов» и назвал эти планы недружественными. Анкара не намерена отказываться от вторжения в Африн, уверяя, что там находятся боевики YPG (Отряды народной самообороны), аффилированные с запрещенной и считающейся в Турции террористической организацией Рабочей партией Курдистана (РПК).

Курды между тем возлагали большие надежды на помощь в конфликте с Турцией со стороны России и США. При этом в пятницу в мировых СМИ появилось сообщение о том, что российские военные выводятся из Африна. Это произошло после визита в Москву 18 января начальника Генштаба Вооруженных сил Турции генерал Хулуси Акара и директора Национальной разведки Хакана Фидана, которые провели переговоры с главой Минобороны РФ Сергеем Шойгу и начальником российского генштаба Валерием Герасимовым. Однако позже эту информацию опроверг министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Американцы, между тем, пообещали поставить курдам переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК). Причем по одним данным, они уже отправили их курдам, а по другим только собирались это сделать. Официально представитель Пентагона отверг факт поставки и якобы имевшееся на сей счет секретное соглашение.

Эксперты, которых обозреватель «Росбалта» спросил помогут ли США и Россия курдам или, руководствуясь своими более глобальными интересами, оставят их на милость турецкой армии, убеждены, что и Вашингтону, и Москве важнее отношения с Анкарой, а потому реальной помощи курдским отрядам в Африне они не окажут. В то же время война с курдами может очень серьезно ударить по самой Турции, где живут миллионы представителей этой национальности.

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин допускает, что «Россия предложила курдам официально присоединиться к Асаду (президент Сирии Башар Асад — „Росбалт»), то есть, допустить сирийские войска на свою территорию. Курды, видимо, не захотели это сделать и теперь за это заплатят — Россия больше их защищать не будет».

Эксперт согласился с тем, что фактически РФ таким образом похоронила курдскую автономию на севере Сирии. «Это было понятно. Россия очень долго поддерживала курдов, но они слишком заигрались в автономию и, самое главное, в дружбу с американцами», — сказал он.

Храмчихин считает, что возможности турецкой армии и курдского ополчения «несопоставимы». Впрочем, он добавил, что на тактическом уровне желает курдам «всяческих успехов», но в стратегическом плане у российской позиции есть свои резоны. «Она цинична, но понять ее более, чем можно», — сказал военный эксперт. Одновременно он полагает, что скорее всего, несмотря на воинственные заявления официальных сирийских властей, которые пообещали сбивать турецкие самолеты, Асад «закроет на все это глаза, поскольку Турция подавит любые стремления курдов к автономии, а тем более к независимости, но аннексировать сирийскую территорию вряд ли будет, поскольку на это никто не согласится».

Комментируя информацию о возможных поставках Соединенными Штатами ПЗРК курдам, Храмчихин говорит, что «вообще американцы исключительно болезненно относятся к распространению ПЗРК, но произошло ли это на самом деле, мы узнаем только на практике».

Директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александр Шумилин полагает, что Россия «скорее готова» сдать сирийских курдов туркам «политически, своими аккуратными дипломатическими демаршами, а российские подразделения (на севере Сирии) скорее всего будут заниматься самообороной, чем защитой курдов от турок».

«Как, собственно, и американцы, которые призывают турок не вторгаться, но не предполагают что-либо предпринимать, поскольку в Африне действительно очень специфическая ситуация. Там действительно находятся подразделения YPG, связанной с Рабочей партией Курдистана. Они временами выступают союзниками США, но для Вашингтона важны отношения с Турцией. В том, что американцы не будут ничего предпринимать, я уверен. С Турцией из-за Африна не будут ссориться ни Россия, ни Америка», — подытожил эксперт.

По мнению специалиста по Ближнему Востоку Михаила Магида, «США не защищают кантон Африн и никогда не брали на себя ответственность за его защиту. Что до РФ, то поступают сообщения об отводе российских подразделений оттуда. Но в любом случае, возможность того, что и Москва, и Вашингтон сдадут Африн туркам, существует».

По словам эксперта, Турция пытается сейчас максимально ослабить процесс укрепления курдских режимов в Северной Сирии (Рожава) и Северном Ираке. Причем, в северной Сирии сильные позиции ПДС (Партия демократический союз), местного отделения РПК (Курдская рабочая партия). А РПК ведет военные действия на территории самой Турции. Президент Турции Реджеп Эрдоган ввел в прошлом году войска в Сирию, заняв большую территорию в районе Баб-Джараблус-Азаз. Так турецкая армия вклинилась между курдскими кантонами Африн и Джезира, чтобы не дать им соединиться и построить сплошной бастион протяженностью в 700 км около своих границ.

Далее несколько месяцев назад турецкие войска вошли в регион Идлиб и заняли там часть территории. Сделано это было с целью окружения и изоляции Африна. Сейчас Турция может предпринять усилия по оккупации Африна или какой-то его части. Но это не будет простой задачей, поскольку американцы охраняют периметр Рожавы от турецкого вторжения и намерены сформировать из местных курдов и союзных курдам арабских племен 30-тысячную армию.

«Поэтому я не представляю, как в таких условиях Турция могла бы покончить с курдским анклавом в Сирии. Она может лишь попытаться атаковать Африн, который США не взяли под охрану. Но ответ РПК может быть серьезным», — говорит эксперт.

Он пояснил, что, во-первых, РПК может предпринять атаки со стороны Джезиры и района Манбидж на востоке, которые находятся под ее контролем. Эти атаки вряд ли остановят турецкое вторжение, но могут причинить туркам серьезный ущерб.

Во-вторых, РПК может дать асимметричный ответ. В Турции проживает около 20 млн курдов. Они лишены системы школ и университетов на своем языке, их партия ДПН (Демократическая партия народов — легальное крыло РПК) подвергается массовым преследованиям и арестам, многие их депутаты в настоящее время находятся в тюрьмах. Турция — унитарное государство, в котором нет национальных автономий. Это так же не устраивает курдов. Кроме того, их политические и гражданские активисты и мэры городов постоянно подвергаются арестам; вместо выборных мэров Эрдоган назначает государственных попечителей.

В то же время, РПК создала бесчисленное множество гражданских, общественных, профессиональных и политических организаций, легальных и нелегальных, буквально опутав их сетью курдское сообщество. Через 20-30 лет курды могут составить 30-40% населения Турции. Фактически, РПК создала в Турции нечто вроде параллельного государства, со своими армией, налогами, подпольем и легальными культурными центрами, а также гражданскими объединениями, причем вся эта корневая система раскинулась далеко за пределы страны, обрела прочные международные связи, военные базы, политическое представительство и контроль над трехмиллионным населением Рожавы (Сирийский Курдистан).

Чем больше Турция будет вовлечена в противостояние с курдами в Сирии и Ираке, тем больше курдский фактор будет работать внутри самой Турции, полагает Магид. В конце концов, по его словам, после победы над запрещенным в РФ «Исламским государством», РПК нечем занять 50-тысячную вооруженную группировку в Сирии. Натиск Турции на Африн будет означать усиление проникновения курдских партизан в Турцию.

«Чем больше Турция будет давить на Африн, тем больше турецких патрулей и колонн с техникой будут подрываться на минах или сгорать от ударов управляемых противотанковых ракет американского производства в Чукурдже, Ширнаке и других турецких регионах», — прогнозирует эксперт.

Александр Желенин
20.01.18

Источник — rosbalt.ru

До 93% ядерного оружия в мире приходится на РФ и США

Россия владеет 7 тыс ядерными боеголовками и бомбами, США — 6800

Девять стран мира все еще обладают ядерным оружием, несмотря на усилия мирового сообщества по его уничтожению.

Несмотря на то, что в 2017 году количество ядерного оружия в мире несколько сократилось, некоторые страны продолжают развивать свою ядерную программу.

При этом до 14 тысяч из 15 тысяч (около 93 процентов) ядерных боеголовок и бомб в мире приходится на долю России и США.

Россия владеет семью тысячами ядерными боеголовками и бомбами, США — 6800.

Ядерное оружие способно уничтожить целые города и сотни тысяч человек, а его отрицательное воздействие на окружающую среду будет ощущаться на протяжении нескольких десятков лет.

К примеру, шестого августа 1945 года США сбросили на японский город Хиросима атомную бомбу, что стало первым в истории случаем применения ядерного оружия. Взрыв уничтожил в городе 90 процентов домов, и в первые минуты в Хиросиме погибли 80 тысяч человек.

Спустя три дня США сбросили атомную бомбу на город Нагасаки, в результате чего погибли по меньшей мере 40 тысяч человек. Позднее около 200 тысяч человек скончались от лучевой болезни. Но и в последующие годы люди в регионе продолжали погибать от радиации.

Как сообщает агентство «Анадолу» со ссылкой на Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI) и Международную кампанию за запрещение ядерного оружия (ICAN), крупнейшим в Азии арсеналом ядерного оружия обладает Китай – 270 боеголовок. На втором месте – Пакистан со 140 боеголовками, на третьем – Индия (130 боеголовок).

В ЕС ядерным оружием обладают лишь Великобритания и Франция. Британский ядерный арсенал насчитывает 215 боеголовок.

Франция обладает 300 боеголовками.

Кроме того, 80 ядерных боеголовок находятся на вооружении Израиля и 60 — КНДР.

http://aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%B4%D0%BE-93-%D1%8F%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BE%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%82%D1%81%D1%8F-%D0%BD%D0%B0-%D1%80%D1%84-%D0%B8-%D1%81%D1%88%D0%B0-/1032226

Россия не вписывается в американскую сырьевую мечту

В этом году США планируют окончательно побить свой рекорд почти полувековой давности и выйти на уровень нефтедобычи более 10 млн барр. в сутки. Администрация Дональда Трампа решила разморозить шельфовую добычу и предоставить частным компаниям почти 50 прибрежных зон для освоения. Правда, из столь амбициозного плана пришлось вычеркнуть несогласную Флориду. Тем не менее Трамп нацелен сделать Америку сырьевой сверхдержавой. Некоторые опрошенные эксперты считают, что он уже это сделал, но есть и скептики, которые сомневаются в реализуемости американской нефтяной мечты. Часть аналитиков предупреждают, что России все же придется потесниться, например, на азиатском рынке.

Дональд Трамп продолжает разочаровывать российское руководство. Выступая в середине недели на совместной пресс-конференции с премьер-министром Норвегии в Белом доме, он заявил, что с Россией гораздо лучше сотрудничать, чем враждовать. Однако Трамп добавил, что он выступает «за большие объемы нефти, газа, за большое количество энергии». «Владимиру Путину такое нравиться не может», – уточнил американский лидер. «Я выступаю за самые мощные вооруженные силы, которые когда-либо были у США. И это Путину не может понравиться», – продолжил Трамп.

По данным управления энергетической информации Минэнерго США (EIA), добыча сырой нефти в стране составила в 2017-м в среднем 9,3 млн барр. в сутки, а в декабре она, по оценкам, достигала даже 9,9 млн барр. в сутки.

По прогнозам EIA, добыча сырой нефти в США составит в 2018 году в среднем 10,3 млн барр. в день. Затем EIA прогнозирует увеличение нефтедобычи до 10,8 млн барр. в день в 2019 году, причем в ноябре 2019-го показатель превысит 11 млн барр. в сутки. К слову, примерно столько сейчас добывают Россия или Саудовская Аравия.

В EIA напоминают, что прошлый исторический рекорд нефтедобычи в США был установлен в 1970 году, когда страна добывала 9,6 млн барр. в сутки. Тем самым Штаты в прошлом году уже одномоментно превысили исторический максимум, и в ближайшем будущем Америка планирует надолго обеспечить себе рекордную нефтедобычу.

Предполагаемые районы шельфовой нефтегазодобычи. Синим выделены некоторые зоны американского шельфа, на которых планируется разрешить бурение. Из списка новых нефтегазовых платформ выпала зона вблизи штата Флорида (выделена красным). Карта составлена Михаилом Митиным на основе данных Бюро по управлению энергией океана
Предполагаемые районы шельфовой нефтегазодобычи. Синим выделены некоторые зоны американского шельфа, на которых планируется разрешить бурение. Из списка новых нефтегазовых платформ выпала зона вблизи штата Флорида (выделена красным). Карта составлена Михаилом Митиным на основе данных Бюро по управлению энергией океана

Кроме того, в начале января администрация Трампа решила разморозить освоение американского шельфа, разрешив на нем разведку и бурение нефти и газа. Во многих случаях запреты снимаются спустя несколько десятилетий после их введения. Бюро по управлению энергией океана (BOEM) опубликовало предварительный план сдачи в аренду участков шельфа. По нему в течение 2019–2024 годов частным компаниям откроют доступ к 47 зонам, из которых 7 находятся в Тихом океане (включая 6 зон вблизи Калифорнии), 9 – в Атлантическом океане (включая Флоридский пролив), 12 – в Мексиканском заливе, а также 19 – у побережья Аляски.

Правда, не прошло и недели, как несколько штатов выступили против таких амбициозных планов из-за опасений за экологию и туристический бизнес на побережье. Как минимум одному из несогласных штатов пришлось пойти навстречу. Как сообщили в среду информагентства, администрация Трампа отказалась от бурения скважин на шельфе Флориды: губернатор штата Рикк Скотт смог убедить министра внутренних дел Райана Зинке, что Флориду стоит вычеркнуть из списка новых нефтегазовых платформ. Теперь таких же послаблений требует губернатор Калифорнии Джерри Браун.

Некоторые опрошенные «НГ» эксперты считают, что США не просто скоро станут нефтяной сверхдержавой, а фактически уже ей стали. «США удалось совершить, казалось бы, невозможное – преодолеть пик добычи нефти, который был достигнут в начале 70-х годов ХХ века. Таким образом, США вернули себе титул нефтяной сверхдержавы и вошли в число крупнейших стран – добытчиков углеводородов», – считает профессор Российской академии народного хозяйства и госслужбы Ольга Маликова. По словам эксперта, это произошло прежде всего «благодаря малым и средним компаниям, сумевшим экономически эффективно осуществлять добычу газа и нефти за счет коммерциализации новых технологий».

США уже оказывают значительное влияние на весь мировой нефтяной рынок, даже тогда, как они принимают решения, не касающиеся нефтегазовой отрасли, добавляет советник президента компании «Финам» Ярослав Кабаков.

Но многие эксперты все же настроены скептически. «Нефть с новых месторождений постепенно будет компенсировать падающую добычу на старых, чрезмерного роста предложения на рынке не возникнет, соответственно и краха нефтяных цен ждать не стоит», – говорит старший аналитик Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Артем Малов.

«Принятые Трампом решения могут привести к росту добычи нефти в США и соответственно сокращению глобального спроса на нефть, что, в свою очередь, негативно скажется на нефтяных ценах. Однако для того чтобы стать нефтяной сверхдержавой и чистым экспортером нефти, рост добычи должен быть слишком значительным. В перспективе пяти-шести лет такое практически невозможно», – полагает финансовый консультант TeleTrade Жанна Кулакова. «По данным на конец 2017 года США экспортировали около 2 млн барр. в день, но при этом импорт составлял около 8 млн барр. в день», – добавляет она.

«Не стоит забывать и об экологической стороне вопроса: увеличивается использование возобновляемых источников энергии, все острее проблема вредных выбросов и изменения климата, очевидно, что эти факторы тоже будут влиять на энергетическую политику США в предстоящие годы», – обращает внимание Ярослав Кабаков. «Кроме того, в 2020-м в США будут выборы нового президента. Вполне возможно, что новый глава Белого дома пересмотрит планы Трампа с точки зрения экологии и глобального потепления», – предполагает первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский.

Хотя эксперты все же не исключают, что у России могут возникнуть определенные проблемы. «В зависимости от результатов разведки США, а также других факторов, таких как продолжение роста или снижение добычи сланцевой нефти, США теоретически смогут оказать влияние на нефтяной рынок Азиатского региона, где у России есть интересы», – замечает Артем Малов. «У США есть все инструменты для того, чтобы воплотить свою мечту об энергетическом доминировании, они могут потеснить Россию», – говорит Андриевский. Однако, по его словам, вряд ли это произойдет в ближайшие годы.

12.01.2018

Анастасия Башкатова
Заместитель заведующего отделом экономики «Независимой газеты»

Источник — ng.ru

Москва ждет от Анкары конструктива в сирийском вопросе

Россия заинтересована в сохранении конструктивного сотрудничества с Анкарой на сирийском направлении, однако отказываться от борьбы с «Джебхат ан-Нусрой» (деятельность организации запрещена в РФ) и лояльными ей террористическими группировками Москва не намерена. Так прокомментировали «Известиям» ситуацию с вызовом послов России и Ирана в турецкий МИД три информированных собеседника в российских дипломатических кругах. В комитете Совета Федерации по обороне и безопасности считают, что отдельные страны НАТО оказывают поддержку «Нусре». В министерстве обороны Сирии «Известиям» заявили, что, по их сведениям, Турция оказывает помощь этой группировке.

За нападением на авиабазу Хмеймим стоит «ан-Нусра»

В Москве и Дамаске возложили ответственность за нападение на российскую военную базу на боевиков этой террористической организации

В Москве хотели бы избежать нового обострения отношений с Анкарой, но в особо чувствительных вопросах, таких как судьба «Нусры», уступать не готовы. Об этом «Известиям» рассказали три источника в российских дипломатических кругах. Таким образом они прокомментировали действия Турции, которая вызвала российского и иранского послов в свой МИД из-за наступления сирийских войск в провинции Идлиб.

— Мы успешно работаем в рамках астанинского формата, и эта работа должна продолжаться. Но наша принципиальная позиция заключается в том, что «Джебхат ан-Нусра» должна быть уничтожена. И от этого мы не намерены отступать, — отметил один из собеседников.

В Совете Федерации при этом отвергли все обвинения в том, что вооруженная оппозиция в Идлибе якобы подвергается ударам со стороны ВКС РФ. Об этом «Известиям» заявил первый заместитель председателя комитета верхней палаты парламента по обороне и безопасности Франц Клинцевич.

— Мы бьем только по террористам. И, конечно же, это вызывает у некоторых игроков злость, поскольку в боевиков было вложено немало денег, — сказал сенатор, добавив, что поддержку «Нусре» по-прежнему оказывают «спецслужбы стран НАТО».

О вызове глав диппредставительств двух стран в турецкий МИД сообщила вечером 9 января местная газета Daily Sabah. По ее данным, послам был выражен протест в связи с якобы имевшим место нарушением сирийской армией границ зоны деэскалации в Идлибе, на северо-западе Сирии — Москва и Тегеран наряду с Анкарой являются гарантами функционирования этой и других зон. Кроме того, турки считают, что правительственные войска нарушают режим прекращения огня. Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в этой связи заявил, что этому будет посвящен предстоящий телефонный разговор, который глава Турции Реджеп Тайип Эрдоган намерен провести с президентом России Владимиром Путиным.

В посольстве России в Анкаре «Известиям» сказали, что пока ситуацию с вызовом посла Алексея Ерхова в МИД Турции оставят «без комментариев». То же самое заявили и в российском МИДе.

В Дамаске действиям Турции дали негативную оценку. Как заявил «Известиям» руководитель отдела информации политического управления минобороны Сирии бригадный генерал Самир Сулейман, Анкара снабжает и обеспечивает вооруженные группировки в Идлибе, и прежде всего «Нусру».

Покой Ближнему Востоку только снится

Ситуация в регионе остается нестабильной, но за прошедший 2017 год там наметился определенный прогресс

— Эта группировка сейчас терпит серьезные поражения, несмотря на то, что снабжение и вооружение поступают от турок. Анкара в данном случае оказывается в стесненном положении. А историей с российским и иранским послами Турция пытается показать террористам, что она по-прежнему с ними, — отметил сирийский военный.

Напомним, что глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил 9 января, что сирийская армия под видом борьбы с «Джебхат ан-Нусрой» наносит удары по умеренной оппозиции в провинции Идлиб.

Российское Минобороны, в свою очередь, комментируя организованную террористами в ночь на 6 января атаку на базу Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе, заявило, что использовавшиеся при нападении беспилотники взлетели из района зоны деэскалации в Идлибе, на который распространяется ответственность Анкары. В связи с этим официальные письма были направлены начальнику генерального штаба вооруженных сил Турции Акару Хулуси и главе Национальной разведывательной организации страны Хакану Фидану.
11 января 2018,

Владимир Алексеев

Источник — iz.ru

Стратегия России в Афганистане

В течение последних 15 лет Россия и США преследовали во многом одинаковые цели в Афганистане: они стремились предотвратить хаос и превращение этой страны в безопасное убежище для террористов. Такое совпадение целей позволило этим двум странам сотрудничать. Однако в действительности между ними существуют серьезные разногласия. Хотя и Россия, и США стремятся к стабильности, они понимают ее по-разному. Подход США основан на создании сильного центрального правительства в Кабуле, а также хорошо вооруженных и подготовленных служб безопасности. Между тем Россия предпочитает работать с целым рядом сил, некоторые из которых открыто противопоставляют себя правительству в Кабуле. Москва даже наладила контакт с Талибаном (запрещенной в России террористической организации — прим.ред), таким образом придав легитимность группировке, которая продолжает угрожать безопасности афганского правительства и сил НАТО и США.

За последние пару лет разрыв между стратегиями США и России увеличился. Россия все чаще настаивает на том, что подход США не работает и что политическая воля в Вашингтоне, необходимая для продолжения кампании в Афганистане, в скором времени иссякнет. Москва убеждена, что ей придется иметь дело с нестабильным Афганистаном в одиночку. Для России это серьезная проблема. Однако это также предоставляет ей возможность для подрыва позиций США: Россия может стать влиятельным игроком, пока Вашингтон колеблется.

Когда США вошли на территорию Афганистана в 2001 году, интересы США и России по большей части совпадали. Обе страны хотели уничтожить «Аль-Каиду» (запрещенную в России террористическую организацию — прим.ред.) и тесно связанные с ней террористические группировки и помешать Афганистану снова превратиться в надежное убежище для террористов.

После того как советские войска покинули Афганистан в 1989 году, Москва боялась, что там возникнет политический вакуум, который спровоцирует расцвет экстремизма и формирование террористических угроз. Москва с подозрением отнеслась к перспективе долгосрочного присутствия американских военных в Афганистане, однако она мирилась с операциями США и НАТО в надежде на то, что они помогут вернуть стабильность в этот регион. Сотрудничество между Россией и США в Афганистане достигло своего пика в период администрации Обамы, когда Москва позволяла силам США и НАТО транспортировать оружие и оборудование через российские территории, когда она продавала вертолеты Ми-17 поддерживаемым Америкой афганским силам и когда она сотрудничала с США с целью сократить объемы производства и торговли наркотиками.

Но со временем Россия начала постепенно терять веру в то, что США готовы и способны завершить свою миссию в Афганистане. Москва начала разрабатывать собственную стратегию, чтобы защитить свои интересы и предотвратить возможный крах правительства в Кабуле. Ухудшение российско-американских отношений после незаконной аннексии Крыма в 2014 году еще больше уменьшило желание Москвы поддерживать США. Однако Москва ясно дала понять Вашингтону, что она не хочет, чтобы США быстро вывели свои войска из Афганистана. В январе 2017 года Замир Кабулов, специальный представитель российского президента по Афганистану, заявил, что, если Трамп «решит вывести контингент, все рухнет».

Несмотря на то, что Москва поддерживала присутствие американских военных в Афганистане, новая стратегия США в Афганистане, о которой администрация Трампа объявила в августе 2017 года, ее не впечатлила. С точки зрения Москвы, эта стратегия, которая подразумевает некоторое увеличение численности контингента, возобновление борьбы с терроризмом и открытую дату окончательного вывода войск, почти не отличается от прежней стратегии. Министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал сосредоточенность на применении силы «тупиком», а его представитель заявил, что новая стратегия почти ничем не отличается от стратегии Обамы, которая «не помогла улучшить ситуацию с безопасностью в стране». Российские чиновники также раскритиковали решение Пентагона прекратить закупать Ми-17 для афганской армии и заменить их на американские вертолеты «Блэк Хок», заявив, что это исключительно политическое решение, ставшее результатом введения антироссийских санкций.

Стратегия Кремля

За последние несколько лет Россия провела целый ряд внешнеполитических маневров на Ближнем Востоке, призванных принести ей политическую и экономическую выгоду и превратить ее в ключевого игрока в урегулировании будущих конфликтов. Среди этих маневров можно выделить военную кампанию России в Сирии, поддержку, которую она оказала главе Ливийской национальной армии генералу Халифе Хафтару (Khalifa Haftar), а также налаживание отношений с египетским правительством, которое уже дало предварительное согласие на то, чтобы российские военные могли использовать египетские авиабазы. Действия Москвы в Афганистане являются продолжением этой стратегии, и сейчас они уже не ограничиваются обеспечением стабильности на местах. Россия создает свою собственную сеть контактов и средств для защиты российских интересов в случае краха центрального правительства. Она также стремится укрепить свои позиции в качестве влиятельного игрока в регионе и закрепить за собой репутацию неотъемлемого участника в урегулировании любых глобальных кризисов.

Деятельность России в Афганистане включает в себя предложения деловых инвестиций, дипломатическую кампанию, культурные программы, а также финансовую и военную поддержку центрального правительства, влиятельных сил на севере и Талибана. С 2016 года Россия предоставила афганскому правительству десятки тысяч автоматов Калашникова и миллионы комплектов патронов. В реализации такой стратегии у России есть ряд преимуществ перед США. Многие российские офицеры, сотрудники служб безопасности и дипломаты обладают опытом работы в Афганистане, который они подучили в период советско-афганской войны. Значительная доля афганских чиновников и военных офицеров получила образование или прошла подготовку в России. А российское правительство, не связывающее себя конкретными ценностями или идеологией, может свободно заключать союзы с любой группировкой, которая покажется ему наиболее влиятельной.

Такая гибкость позволила России работать с Талибаном. Кремль считает, что эта группировка стремится получить контроль над территориями внутри Афганистана и поэтому является угрозой только для афганского правительства, не представляя никакой угрозы за пределами этой страны. В этом смысле она сильно отличается от ИГИЛ (террористическая группировка, запрещенная на территории РФ — прим. ред.), элементы которой действуют в Афганистане и Пакистане и которую Москва считает транснациональной группировкой, представляющей угрозу для Средней Азии и России. В 2015 году Кабулов объяснил, что интересы России и Талибана «совпадают», когда речь заходит об уничтожении ИГИЛ. Объемы помощи, оказываемой Россией Талибану, остаются неизвестными, как и то, предоставляет ли Москва оружие этой группировке. Однако главное здесь то, что Москва сумела наладить с руководством Талибана отношения, которые позволят ей увеличить свое влияние и стать участницей мирных переговоров. В ноябре Мохаммад Атмар (Mohammad Atmar), советник по вопросам национальной безопасности афганского правительства, заявил о «значительно роли» Москвы в том, чтобы посадить Талибан за стол переговоров.

Москва уже предприняла несколько попыток поспособствовать дипломатическому решению проблем. С декабря 2016 года по апрель 2017 года Россия провела три раунда переговоров с участием Китая, Ирана и Пакистана. В третьем раунде принял участие и Афганистан. В октябре Россия провела у себя заседание контактной группы Шанхайской организации сотрудничества по Афганистану, в котором приняли участие представители стран-членов, в том числе Индия и Пакистан, а также представители афганского правительства. Хотя эти дискуссии не принесли никаких конкретных результатов, Россия достигла своей основной цели: она сумела позиционировать себя в качестве ключевого участника будущих переговоров.

Москва также приложила немало усилий для того, чтобы наладить двусторонние отношения с другими странами региона. В 2016 году Россия и Пакистан провели свои первые совместные военные учения и подписали соглашение на покупку Пакистаном российских боевых вертолетов Ми-35. Москва сотрудничает с Ираном, который является ее союзником в Сирии, чтобы укрепить свои контакты внутри Афганистана и отношения с Талибаном. Авторитет Москвы как ключевого игрока в Афганистане позволит укрепить веру ее среднеазиатских союзников в способность России обеспечить их безопасность в тот момент, когда влияние Китая в регионе — посредством торговли, инвестиций и инициативы «Один пояс — один путь» — продолжает расти.

Стратегия России в Афганистане включает в себя ряд элементов, которые присутствуют в ее успешной сирийской стратегии. В обеих странах Россия воспользовалась ослаблением позиций США. Проведя переговоры в Афганистане, как она сделала с участниками сирийского конфликта, она закрепила за собой роль участницы любого будущего соглашения. А, влияя непосредственным образом на ситуацию на местах, Москва сможет гарантировать свое влияние в долгосрочной перспективе и заставить США пересмотреть их роль в стране. В Сирии Россия добилась этого при помощи военной силы, а в Афганистане она использует отношения с ключевыми политическими игроками, а также свое влияние в сфере бизнеса и культуры.

Не стоит ожидать слишком многого

Афганистан сейчас находится в таком плачевном состоянии, что у России и США есть масса причин для того, чтобы там сотрудничать. Нужно уничтожить террористические группировки, нужно подготовить и вооружить национальную армию, восстановить экономику и инфраструктуру, оказать гуманитарную помощь. И Россия, и США стремятся ликвидировать угрозу со стороны ИГИЛ, чье присутствие на севере и востоке Афганистана продолжает расти. Россия хочет справиться с проблемой производства наркотиков в стране: согласно результатам исследования 2014 года, примерно 25% афганского героина попадает через Центральную Азию в Россию и Европу, и торговля наркотиками является важным источником доходов террористических группировок в Афганистане. Однако разрыв между стратегиями России и США продолжает увеличиваться: сегодня необходимость решить только самые серьезные проблемы — терроризм и наркотики — может послужить основой для их сотрудничества. Но даже в этих вопросах результаты, скорее всего, окажутся довольно ограниченными. Страны способны сотрудничать на тактическом уровне — к примеру, обмениваться данными о местонахождении террористов или другой подобной информацией. Однако опыт конфликта в Сирии, где за последние несколько недель Москва не раз нарушала протоколы, касающиеся зон деконфликтизации, доказывает, что нам не стоит ожидать слишком многого.

Более того, действия России в Афганистане будут часто противоречить американским интересам. Все более активная позиция Москвы предоставила афганским группировкам возможности сталкивать внешних игроков друг с другом. Это лишь усилит внутреннее соперничество в тот момент, когда стабильность страны напрямую зависит от укрепления центральной власти. Взаимодействие России с Талибаном придало силы этой группировке, которая сделала очень многое, чтобы помешать центральному правительству консолидировать власть. Действуя таким образом, Москва надеется одновременно достичь двух главных целей: освободить Афганистан от террористов, которые могут угрожать России и ее соседям, и воспользоваться отступлением США, чтобы закрепить за собой статус влиятельной мировой державы.

Джулия Гурганус (Julia Gurganus)
Foreign Affairs, США
Оригинал публикации: Russia»s Afghanistan Strategy
Опубликовано 02/01/2018

Источник — inosmi.ru

RAND ПРЕДУПРЕЖДАЕТ: НАТО НЕ ЖДЕТ ЛЕГКАЯ ЖИЗНЬ

О целях военных реформ

В отличие от многих западных СМИ и политиков, RAND не утверждает, что Москва перевооружает свою армию для нападения на страны Прибалтики или Восточной Европы.

«Силовые возможности России, структура ее войск, а также учения, которые она постоянно проводит, соответствуют официально декларируемой военной доктрине страны, — говорится в докладе. — Согласно ей, Вооруженные силы существуют для защиты суверенитета государства, а не для проецирования военной мощи на глобальном уровне. Многовековой исторический опыт России, на территорию которой неоднократно вторгались иностранные армии, очень сильно влияет на ее оборонную и внешнюю политику. Ее лидеры рассматривают небольшие соседние страны как зону своих интересов; с некоторыми из них Москва состоит в оборонительных союзах и давно развернула на их земле военные базы».

Об основных угрозах

В документе подчеркивается, что Россия тщательно изучила опыт ведения боевых действий, накопленный западными странами за последние 25-30 лет, и сформулировала перечень основных угроз для своей национальной безопасности.

Военные учения с применением ЗРС С-400

«Очевидно, русские больше всего опасаются массированного нападения авиации с использованием конвенционного высокоточного оружия, а также наземного вторжения, развертывания наших систем ПРО морского базирования и строительства новых военных баз НАТО вблизи своих границ, — говорится в докладе. — За последние годы Россия вложила огромное количество средств в оружие, способное этим угрозам противостоять. В частности, у них сегодня одна из самых продвинутых, сложных и развитых систем ПВО в мире. Кроме того, Россия наращивает количество воздушных, морских и наземных систем, вооруженных крылатыми ракетами, способными бить как по кораблям, так и по целям на суше. Русские могут использовать эти средства совместно с дальнобойным высокоточным оружием и широким комплексом асимметричных мер, чтобы сорвать развертывание войск вероятного противника у своих западных и южных границ на раннем этапе конфликта. Но если вооруженное противостояние затянется, со временем они могут начать испытывать нехватку боеприпасов».

Об организационной структуре

Аналитики RAND признают, что за последнее десятилетие российские силы общего назначения превратились из большой и неповоротливой структуры с низкой боевой готовностью в менее крупную, но более эффективную армию, способную вступить в бой в любой момент.

Подразделения Псковского, Тульского и Ивановского соединений ВДВ России подняты по тревоге в рамках совместного стратегического учения «Запад-2017»

«Они учатся быстро перебрасывать войска на разные направления, чтобы противостоять как внешним, так и внутренним угрозам, — говорится в докладе. — Сухопутные и Воздушно-десантные войска, а также морская пехота насчитывают около 60 полков и бригад. Каждое формирование может выделить одну или две батальонные тактические группы (БТГ), укомплектованные профессиональными солдатами-контрактниками. Эти БТГ всегда пребывают в состоянии повышенной боевой готовности. Остальные военнослужащие полков и бригад являются по большей части военнослужащими срочной службы. В целом использование небольших, но профессиональных и умелых элитных частей является отличительной чертой Вооруженных сил России. К примеру, ВДВ были «пожарной командой» этой страны на протяжении десятилетий и участвовали практически во всех военных операциях государства после Второй мировой войны».

О риске ядерной эскалации

По мнению RAND, Москва с середины 2000-х активно развивала конвенционные ударные комплексы большой дальности для того, чтобы у руководства страны были дополнительные инструменты, позволяющие решать стратегические задачи, не прибегая к ядерному оружию. Центр напоминает, что, согласно своей военной доктрине, Россия может первой использовать оружие массового уничтожения, только если под угрозой окажется ее существование как государства.

Транспортно-пусковая установка межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М»

«Кремль может решиться на применение ядерного оружия в ряде случаев, — отмечает издание. — Например, если противнику удастся уничтожить комплексную систему ПВО русских в Калининградской области или вблизи Москвы, а также, если их наземные войска понесут тяжелые потери. Это может быть однозначно воспринято как экзистенциальная угроза государству. Кроме того, они опасаются атаки на свои ракетные шахты и командные пункты управления стратегических сил. Их космический компонент системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) значительно ослаб с советских времен. Русские планируют обновить свою спутниковую группировку после 2020 года, а до этих пор им придется полагаться на наземные радары. Это существенно повышает время их реагирования на обезоруживающий ядерный удар со стороны США».

О превентивном ударе

Эксперты RAND утверждают, что Россия уступает США, НАТО и Китаю в численности войск и экономической мощи. Но если Кремль посчитает, что нападение на государство неизбежно, он может принять меры и нанести превентивный удар.

Учения с применением оперативно-тактического комплекса «Искандер-М»

«В этом случае для России будет критически важным задавить конфликт в зародыше, — говорится в докладе. — Чем дольше идут боевые действия, тем больше слабеют ее войска. Возможности наземных систем ПВО со временем истощатся, а к этому времени серьезный противник (НАТО, Китай), успеет собраться и ударить в полную силу. Русские умеют действовать стремительно — достаточно вспомнить Крым, Грузию, Афганистан и Чехословакию. Если Россия решится первой выступить против равного или более сильного в военном плане государства (или альянса), она будет преследовать три главные цели. Во-первых, Кремль бросит все силы на то, чтобы уничтожить или обезвредить командные структуры противника и нарушить его связь. Для этого он использует как обычные вооружения, так и средства радиоэлектронной борьбы, а также кибероружие. Во-вторых, русские широко практикуют элементы маскировки. Под этим  подразумевается комплекс мероприятий, направленный на то, чтобы скрыть свои мотивы и намерения, использовать хитрость и обманные маневры. В-третьих, основной удар будет наноситься максимально быстро, чтобы противник не успел отреагировать».

Об артиллерии

По мнению американских аналитиков, Россия в случае войны постарается нанести максимальный урон наземным войскам противника, не вступая с ними в прямой огневой контакт, — грубо говоря, «стенка на стенку». Вместо этого будут широко применяться удары во фланги, маневрирование и блокирование войск противника для его последующего уничтожения.

Боевой пуск реактивных систем залпового огня «Смерч»

«Для последнего русские будут широко применять артиллерию, — сообщает RAND. — В этой области они имеют преимущество над западными армиями. К примеру, в бригаде американских Сухопутных войск есть лишь один артиллерийский батальон. В российских частях и соединениях гораздо больше подразделений огневой поддержки. Мотострелковой бригаде, состоящей из трех мотострелковых и одного танкового батальона, часто придают для усиления два батальона самоходной и один батальон реактивной артиллерии — и это далеко не предел. В случае боя «один на один» американская бригада столкнется с противником, обладающим гораздо большим количеством пушек и РСЗО, способным использовать широкую номенклатуру боеприпасов и бить на большую дальность. Здесь у русских однозначное преимущество — если американцам не удастся завоевать господство в воздухе».

О возможностях флота

Эксперты RAND не рассматривают Военно-морской флот в качестве основного вида Вооруженных сил России и не считают, что он будет играть ведущую роль в потенциальном конфликте. Однако, по их мнению, у ВМФ хватит сил серьезно поддержать армию и авиацию, а также добиться локальных успехов на ряде направлений.

Малый ракетный корабль «Великий Устюг»  Каспийской флотилии.

«Российский флот все еще способен наносить удары высокоточным оружием с больших дистанций, оборонять береговую линию и вести борьбу как с надводными кораблями, так и с подводными лодками. Русские продолжают регулярно демонстрировать флаг в Мировом океане, но им не хватает кораблей. Поэтому в случае конфликта ВМФ будет действовать локально, на самых стратегически важных направлениях: в Восточном Средиземноморье, Арктике, Тихом океане, Черном море и — ограниченно — в Восточной Атлантике. Основные проблемы остаются прежними: стареющий корабельный состав, задержки в перевооружении и явное неравенство боевых возможностей всех российских флотов».

В то же время Генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил на днях о высочайшем уровне активности российских подлодок и признал, что флот Североатлантического альянса потерял необходимые навыки борьбы в море.

Кто победит в будущей войне?

Согласно тексту доклада, сейчас Россия и Китай представляют собой два главных вызова важным национальным интересам Соединенных Штатов. По мнению авторов, возможности этих двух стран, названных «сильными соперниками», значительно возросли и при определенных обстоятельствах США могут проиграть им войну.

Российско-китайские военные маневры

В исследовании отмечается, что Пентагон продолжает использовать стратегию «двух региональных войн» при планировании, хотя в нынешней ситуации США должны готовиться «к одной большой войне».

«Этот разрыв частично объясняется тем, что силы США сегодня слишком велики для того, чтобы участвовать в одной основной войне, а также не способны идти в ногу с модернизацией их соперников — великих держав. Соединенные Штаты не обладают достаточными средствами для того, чтобы справляться с основными вызовами в Европе и Восточной Азии, недостаточно подготовлены к получению максимальной операционной пользы от многих своих действующих подразделений», — свидетельствует исследование.

«По оценкам данного отчета ВС, США могут, при определенных вероятностных допущениях, проиграть будущую войну, несмотря на то, что соотношение сил Соединенных Штатов и Китая составляет 2,7 к 1, а США и России — 6 к 1», — говорится в докладе американского центра RAND.

Аналитический отдел

NET-FAX — NET-ФАКС