Почему между Ираном и Россией не может быть стратегического партнёрства

Несмотря на активизацию российско-иранских отношений в последние годы, специалисты считают, что между ИРИ и РФ не может быть установлено стратегическое партнёрство.

Ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин, выступая на конференции «Роль СМИ в развитии российско-иранских отношений» в кулуарах 23-й Международной выставки прессы и информационных агентств, которая проходит с 27 октября по 3 ноября в Тегеране, рассказал, каким может быть сотрудничество между Ираном и Россией в плане расширения двусторонних отношений. Об этом сообщает ИРНА.

«Последние 3-4 года демонстрируют активизацию российско-иранских отношений. Увеличилась частота встреч и переговоров высших руководителей двух стран, глав дипломатических и оборонных ведомств, бизнесменов, личных контактов по линии туризма. Всё чаще дипломаты и журналисты стали говорить о стратегическом партнёрстве РФ и ИРИ.

В то же время, если говорить откровенно и без пропагандистского задора, вызванного нынешней ситуацией вокруг России и Ирана, о состоянии российско-иранских отношений в настоящее время, то к сожалению, характеризовать их как стратегические было бы явным преувеличением. И в значительной степени виной тому отсутствие доверия.

Нематолла Язди – последний посол Ирана в СССР и первый посол Ирана в России – сказал в одном из своих последних интервью: «Мы не можем иметь стратегические отношения. Наши идеи в некоторых сферах противоречат друг другу… Но мы можем иметь наилучшие отношения на самом высоком уровне». В связи с этим господин Язди высказал очень правильную и современную мысль: Тегеран и Москва не могут быть стратегическими союзниками, но они должны иметь стратегию развития своих отношений.

К сожалению, стратегия развития двусторонних отношений не просматривается. Если говорить о политике, то как было отмечено, даже в таких важнейших сферах, как проблемы Каспия и Сирии, полного единства взглядов нет. И нет совместного плана как решать эти проблемы.

Пожалуй одним из немногих пунктов, который политически сближает Москву и Тегеран – это противостояние Западу. Однако, по всей вероятности, этого мало. Тезис, предложенный на конференции «Развитие стратегического партнёрства России и Ирана» 24 ноября 2014 года бывшим министром иностранных дел РФ, президентом Российского совета по международным делам Игорем Ивановым, наилучшим образом показывает это: «Нельзя строить двусторонние отношения на совместном противостоянии Западу. Нужна конструктивная повестка дня, список приоритетов, который позволил бы нам двигаться дальше, исходя из взаимных интересов в первую очередь».

Но даже в близости антизападных взглядов Москвы и Тегерана появляются новые оттенки. Выходящий из-под санкций Иран в лице либерально-реформатского крыла политической и бизнес элиты, а также большинства населения всё пристальнее и с большей надеждой смотрит на Запад, в первую очередь, на Европейский Союз. Более того, президент ИРИ Хасан Рухани заявил, что Иран может иметь дружественные отношения с США, что в понимании его оппонентов – фундаменталистов – является просто крамолой и ересью, достойной порицания и осуждения.

Исламская Республика Иран играет одну из доминирующих военно-политических ролей в важнейшем регионе планеты – Западной Азии, куда входит Ближний Восток, Средний Восток, Кавказ, зона Каспийского моря, Центральная Азия. Излишние напоминать, что Иран мощный источник углеводородных природных ископаемых.

После решения иранской ядерной проблемы 14 июля 2015 года и начала процесса снятия санкций Иран стал мировым центром притяжения политики и бизнеса. Россия не может потерять эту перспективную страну и в политическом, и в торгово-экономическом плане.

Что касается политики, то здесь, возможно, для Москвы приоритетным интересом является то, что Тегеран как в глобальном, так и в региональном масштабах проводит в целом антизападную политику (правда, иногда с явным уклоном в чистую пропаганду).

Если говорить о деловых двусторонних отношениях в сфере торговли и экономики, то к сожалению, Россия ограничена в своих возможностях всего несколькими сферами. Это энергетика, в том числе и атомная; исследование космоса, в том числе запуск российскими носителями мощных стационарных спутников для практических хозяйственных нужд; железнодорожное строительство, электрификация и модернизация иранских железных дорог; сельское хозяйство на различных уровнях от государственного до малого бизнеса. Перспективной областью сотрудничества является нефте- и газо-разведка, а также проекты по повышению коэффициента извлечения нефти на старых иранских месторождениях с помощью российских технологий. Важным направлением может стать военно-техническое сотрудничество. Но в целом бизнес, к сожалению, не проявляет особой заинтересованности на уровне предпринимателей двух стран по причинам как объективного, так и субъективного характера.

Несмотря на явную активизацию в 2014-2017 годах встреч и переговоров на разных уровнях, в том числе на высшем уровне в разных форматах, немалого количества заключённых соглашений о намерениях, лишь несколько проектов подошли к стадии реального осуществления. Это соглашение о строительстве Россией двух новых энергоблоков на площадке Бушерской АЭС, соглашение о модернизации иранских железных дорог, соглашение о геологоразведке железной руды, соглашение между «Роснефтегазстроем» и иранским «NPC International» о создании совместной компании по производству удобрений, договорённости по поставкам в Иран российской автомобильной продукции.

Некоторые подвижки наблюдаются в поставках в РФ иранской сельскохозяйственной продукции.

Россия выразила готовность выделить государственный экспортный кредит в размере 5 млрд. долларов. Первый транш составит 2,2 млрд. долларов, который пойдёт на финансирование контрактов на строительство электростанции и электрификацию железных дорог. Для совместного сотрудничества отобрано 35 приоритетных проектов в области энергетики, строительства, морских терминалов и железных дорог. Дойдут ли все эти планы до завершающей стадии? Вот в чём вопрос.

Развитию российско-иранских экономических отношений мешает множество причин.

Во-первых, в обеих экономиках велика роль крупного капитала и государственных корпораций с явней ориентацией на смычку чиновников и крупного капитала.

Во-вторых, структура экспорта РФ и ИРИ такова, что потребительский спрос на товары друг друга крайне незначителен (в определённой степени доказательством этому является крайне низкий уровень товарооборота).

В-третьих, даже после восстановления доступа Ирана к системе SWIFT крайне затруднены банковские платежи между российскими и иранскими контрагентами.

В-четвёртых, у сторон нет достаточных средств, чтобы выполнять эти платежи необходимыми деньгами, рублями и риалами.

В-пятых, завышены транспортные издержки в силу отсутствия современной логистики и соглашений по автомобильным перевозкам.

В-шестых, малый и средний бизнес в Иране ориентирован на внутреннее потребление или на соседние страны, а крупный бизнес на Запад и Китай.

Кроме того, в Иране и в России ведению бизнеса очень мешают бюрократические препоны и повсеместная коррупция, а предприниматели в большинстве своём имеют смутное представление об особенностях деловой практики обеих стран.

http://www.irna.ir/ru/News/3532251

 

Петля Эрдогана: как закончился кризис в отношениях России и Турции

Турецкие эксперты все чаще говорят о необходимости сближения с Москвой, а то и вовсе полной переориентации своей политики на Россию. Как показывает история российско-турецких отношений, такая риторика очень быстро может поменяться на обратную.
Вчера, 13 ноября, в Сочи прошла встреча президента России Владимира Путина с его турецким коллегой президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. К слову, это третий визит Эрдогана в Россию и шестая по счету встреча двух лидеров в этом году. До этого президенты встречались в Анкаре не так уж давно — в конце сентября. Поэтому возникает вопрос: с чем связаны столь частые встречи глав России и Турции и зачем, собственно говоря, сейчас приезжал Эрдоган в Сочи?

Даже те, кто особо не вдается в подробности российско-турецких отношений, наслышаны про зигзаги в их развитии: мы то лучшие друзья, то заклятые враги. Действительно, только за последние два года отношения двух стран пережили кризис из-за сбитого Турцией российского истребителя, убийство российского посла в Анкаре, российские санкции и ответные торговые ограничения уже с турецкой стороны. С другой стороны, они решили все эти проблемы, стали работать над урегулированием сирийского кризиса. Более того, несмотря на все эти зигзаги, стороны довольно успешно реализуют ряд мега проектов — строительство Росатомом в Турции первой в стране АЭС «Аккую» и строительство газопровода «Турецкий поток». Примечательно, что даже в самые кризисные моменты ни Москва, ни Анкара не отказывались от реализации этих проектов.
Сложнее ситуация обстоит с менее крупными проектами. После того, как два года назад Анкара сбила российский истребитель, по ее словам, нарушивший турецкое воздушное пространство, Москва ввела экономические санкции и визовый режим для турецких граждан. Эти ограничения Россия снимала постепенно, что, конечно, нервировало турецкий бизнес. Поэтому вопросы полного снятия российских санкций поднимались в ходе всех прошедших после формальной нормализации отношений встреч турецкого руководства с российскими коллегами. Впрочем, на данный момент все экономические санкции сняты, за исключеним визового режима, который все еще продолжает действовать в одностороннем порядке в отношении турецких граждан.
Торговля и визы
О восстановлении отношений в полном объеме заявил Путин на совместной пресс-конференции после нынешних переговоров с Эрдоганом. «Что касается российско-турецкого сотрудничества, то можно сказать, что наши отношения практически восстановлены в полном объёме. Это подтверждает и растущий товарооборот: за девять месяцев текущего года рост составил 36%. Есть все основания полагать, что нам удастся компенсировать прошлогодний спад. Такой прогресс во многом связан с последовательным снятием торговых барьеров и ограничений. В развитие договоренностей по итогам нашей встречи с господином Эрдоганом в Анкаре с 30 октября возобновлен импорт целого ряда продуктов из Турции», — сказал Путин.

Про отмену виз Путин ничего не сказал, однако его пресс-секретарь Дмитрий Песков отметил, что на встрече с Эрдоганом визовый вопрос все же поднимался. «Вопрос по визам, действительно, ставился, и эти, скажем так, озабоченности турецкой стороны учитываются, над ними продолжается работа», — заявил Песков.

Как бы там ни было, нынешний визит Эрдогана в Россию не связан с экономическими санкциями или отменой визового режима. Целью его поездки была ситуация в Сирии. Анкара опасается возможного образования там курдской автономии и в целом включения курдов в процесс сирийского урегулирования. В конце сентября глава МИД Сирии Валид Муаллем заявил, что сирийские власти готовы обсуждать с курдами вопрос самоуправления после завершения борьбы с «Исламским государством» (запрещено в России).

«В Сирии они хотят своеобразную форму самоуправления в границах САР, это можно обсудить на переговорах, путем диалога. Когда мы покончим с ИГ, то сможем сесть за стол переговоров с нашими гражданами-курдами и прийти к взаимопониманию относительно будущего», — заявил Муаллем. Сирийские курды сказали, что готовы к переговорам. А в конце октября Москва выступила инициатором проведения так называемого Конгресса сирийского национального диалога, который должен был пройти в Сочи 18 ноября. Участниками конгресса должны были стать более 30 сирийских партий и политических движений, включая оппозицию и представителей курдов, в том числе и из партии Демократический союз (PYD). Турецкая сторона выступила категорически против приглашения сирийский курдов из Демократического союза, так как считает их ответвлением признанной в Турции террористической Рабочей партии Курдистана.

«Мы не видим проблем в приглашении на Конгресс сирийского национального диалога курдов как представителей населения Сирии, но PYD — это террористическая организация, которая терроризирует местное население, использует террористов Исламского государства как прикрытие. Давать им место на переговорной платформе неприемлемо, мы на это никогда не согласимся. Мы общались буквально вчера с россиянами по этому вопросу и еще раз передали им нашу реакцию», — озвучил турецкую позицию Ибрагим Калын, пресс-секретарь Эрдогана.

Сирийский вопрос
Из-за протестов Анкары было принято решение отложить проведение конгресса. Собственно по этой причине Эрдоган и поспешил в Сочи на встречу с Путиным. Удалось ли ему получить гарантии от российского президента, пока неизвестно. На совместной пресс-конференции оба ограничились заявлениями по двухсторонним отношениям и только общими фразами по Сирии, где нужно найти мирное решение и скорее урегулировать кризис. Конкретных заявлений по курдам сделано не было.

Тем не менее, несмотря на очевидную недосказанность, турецкие эксперты и СМИ вполне позитивно оценили результаты прошедшей встречи и важность сотрудничества с Россией. На фоне все больше растущих антизападных настроений в Турции (из-за конфликта с США и ЕС) около правительственные турецкие эксперты все чаще говорят о необходимости сближения с Москвой, а то и вовсе полной переориентации своей политики на Россию. Тем не менее, как показывает непростая история российско-турецких отношений, такая риторика очень быстро может поменяться на обратную.

Yekaterina Chulkovskaya

Петля Эрдогана: как закончился кризис в отношениях России и Турции

Турция пытается договориться с РФ по поводу курдских формирований в Африне

Одной из главных тем встречи президента России Владимира Путина и его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана в Сочи стала Сирия, где Анкара, по-видимому, хочет еще сильнее потеснить курдские вооруженные отряды в северном анклаве Африн. Это намерение вырисовывается все четче по мере устранения террористической угрозы в лице «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Впрочем, главной проблемой в Сирии в экспертной среде называют влияние Ирана, которым нужно озаботиться и России.

О переговорах с Москвой, касающихся принадлежащего курдским военным формированиям Африна, президент Турции сообщил накануне вылета в Сочи. «Мы не можем игнорировать исходящие из Африна угрозы и решительно настроены и дальше предпринимать все необходимые шаги. Мы провели с Россией переговоры о совместных действиях, – заявил Эрдоган в ходе своего выступления. – Ее позитивный подход позволит осуществить наш план в разных форматах».

При этом турецкий лидер не пояснил, о каком конкретно плане идет речь. Не исключено, что это намек на операцию в прилегающих к Африну районах, о которой неоднократно сообщала турецкая пресса. Еще 2 ноября Эрдоган заявил, что Анкара полагается на Москву в решении проблем не только Идлиба, где сохраняется влияние элементов «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ), но и Африна.

В своем заявлении накануне встречи с Путиным Эрдоган не смог обойти вниманием совместное заявление российского и американского лидеров, сделанное ими по итогам коротких встреч на саммите АТЭС во Вьетнаме. Текст подписанного после переговоров документа свидетельствовал: «Президенты согласились, что конфликт в Сирии не имеет военного решения, они подтвердили, что окончательное политическое урегулирование конфликта должно быть найдено в рамках Женевского процесса в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2254». Комментируя тезисы российско-американского заявления, турецкий лидер едко заметил: «Мне сложно понять такие заявления. Но если военное решение не является выходом из ситуации, то те, кто говорит об этом, должны вывести свои войска из Сирии». Остается под вопросом, имел ли в виду Эрдоган то, что его страна полагается на военный сценарий, если учесть, что турецкие регулярные войска находятся на сирийской территории и вряд ли собираются оттуда уходить.

В турецкой экспертной среде подчеркивают: вопросы будущего политического устройства Сирии и действий ряда курдских военных формирований остаются главными причинами той тревоги, которую испытывает турецкое руководство, глядя на южные рубежи. «Турции важно найти выход из сложившейся ситуации в Сирии, – отметил в разговоре с «НГ» турецкий политолог, доцент Университета экономики и технологий TOBB в Анкаре Тогрул Исмаил. – Но главное, что Турция видит будущее Сирии без Башара Асада, в то время как Россия придерживается иного мнения. Что касается курдских группировок, то Россия хочет сплотить вокруг себя все курдские элементы, а Турция выступает против тех групп, которых она считает террористическими организациями. В первую очередь этим пользуются США. Турецкая сторона выступает именно против тех группировок, которые связаны с «Демократическим союзом» (наиболее влиятельная партия сирийских курдов, которую считают тесно связанной с Рабочей партией Курдистана, запрещенной в Турции. – «НГ»)».

Российско-турецкие отношения по сирийскому досье определяются тем, что происходит как раз в районе Идлиба и Африна, полагают в российской экспертной среде. «Я бы не стал говорить, что стороны прошли ту черту, которая позволяла бы думать уже о послевоенном устройстве Сирии, – пояснил «НГ» руководитель отдела исследования ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов. – Мы видим попытки России пригласить к диалогу курдов на какую-либо переговорную площадку. В Турции же считают, что таким образом произойдет легитимация «Демократического союза». Мы видим, что борьба с «Хайят Тахрир аш-Шам» (коалиция, куда входят элементы «Ан-Нусры». – «НГ»), а точнее, с ядром «Аль-Каиды» (запрещена в РФ. – «НГ») внутри этой структуры, находящейся в Идлибе, отдана на откуп Турции. Во время астанинских встреч один из российских представителей заявил: «Мы надеемся на то, что Турции удастся что-то сделать». Таким образом, делается большая ставка на турецкие действия». Отметим, что Африн и Идлиб находятся по соседству.

«Курды пытаются через Россию сохранить нынешний статус-кво, – предположил Мардасов. – Турция же пытается через различные переговоры, касающиеся как сирийского, так и несирийского досье, выудить у России некоторые уступки для того, чтобы потеснить курдов в Африне. Речь не идет о полном захвате анклава, потому что там сосредоточены очень большие военные силы. Это примерно 10 тыс. человек, способных вести боевые действия – как курдов, так и отрядов Сирийской свободной армии (речь идет о некоторых фракциях этой оппозиционной структуры, сотрудничающих с курдами. – «НГ»). Это большая сила. В принципе при наиболее радикальном сценарии возможна попытка взять под контроль ряд объектов».

Аналитик убежден, что проблему Идлиба и Африна тяжело решить в рамках астанинского процесса, потому что ни в том, ни в другом районе попросту не примут наблюдателей со стороны Ирана, входящего в число гарантов сирийского перемирия наряду с Россией и Турцией. Региональную политику Тегерана, к слову, эксперт называет той проблемой, которая выходит сейчас в Сирии на первый план. «Все региональные тенденции говорят, что иранский фактор – во главе угла и что различные проиранские отряды нужно отводить для деэскалации ситуации, и как можно быстрее, иначе все это может привести к новому кризису», – полагает Мардасов. Однако понимают ли это в Москве, остается под вопросом, добавил аналитик.
Игорь Субботин
14.11.17

Источник — ng.ru

На саммите АТЭС Путин и Трамп поддержали планы по мирному урегулированию сирийского конфликта

© РИА Новости, Михаил Климентьев |

Илья Архипов, Ник Уодэмс (Nick Wadhams), Наташа Дофф (Natasha Doff)

Президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп согласились поддержать планы по политическому урегулированию конфликта в Сирии с участием президента Башара аль-Асада и сохранить те каналы связи, которые сейчас существуют между двумя странами, для борьбы с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.).
Согласно совместному заявлению, опубликованному после короткой встречи лидеров на полях саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества во Вьетнаме, Трамп и Путин удовлетворены «успешными российско-американскими» военными операциями, которые «существенно увеличили» потери этой джихадистской группировки на поле боя.
«Эти усилия будут продолжены вплоть до окончательного разгрома ИГИЛ», — говорится в заявлении. По словам одного американского чиновника, попросившего сохранить ему имя в тайне, это совместное заявление указывает на то, что оба лидера поддерживают политическое урегулирование конфликта и мирный процесс.

Совместные усилия позволили ослабить «Исламское государство» и ранее в ноябре одержать победу над этой группировкой в ее последнем крупном оплоте в Сирии. В то время как российская поддержка позволила Асаду удержаться во власти, дав Путину возможность увеличить влияние России в регионе, США хотят принимать участие в реализации любого плана мирного урегулирования, чтобы помочь Сирии восстановиться после нескольких лет гражданской войны.
«Конфликт в Сирии не имеет военного решения, — говорится в заявлении. — Окончательное политическое урегулирование конфликта должно быть найдено в рамках Женевского процесса в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН».
США и Россия будут стремиться к окончательной победе над «Исламским государством», к уменьшению интенсивности конфликта в Сирии и к подготовке почвы для проведения выборов под наблюдением ООН, как сказал один высокопоставленный чиновник Госдепартамента, попросивший сохранить его имя в тайне. По его словам, США считают, что на финальном этапе этого процесса Асаду придется покинуть свой пост.
Ранее этот американский чиновник в Дананге сказал, что Россия и США согласились с необходимостью привлечь Асада к процессу мирного урегулирования конфликта.
Лидеры подтвердили важность зон деэскалации в качестве временной меры по снижению насилия в Сирии и призвали всех членов ООН увеличить их вклад в обеспечение гуманитарных потребностей страны. Американский чиновник в Дананге отметил, что дополнительные соглашения с Иорданией позволили укрепить одну такую зону на юге.

Ожидалось, что Путин встретится с Трампом во время этого саммита. Однако американский лидер уклонился от официальной встречи. В субботу, 11 ноября, им удалось поговорить несколько минут, пока они готовились к групповой фотосессии. В субботу также состоялась встреча министра иностранных дел России Сергея Лаврова и госсекретаря США Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson).

Путин и Трамп поделят Сирию

President Donald Trump meets with Russian President Vladimir Putin at the G20 Summit, Friday, July 7, 2017, in Hamburg. (AP Photo/Evan Vucci)

Переговоры о послевоенном урегулировании состоятся уже на днях

Антон Чаблин

Путин и Трамп поделят Сирию

Материал комментируют:

Михаил Рощин

На полях саммита АТЭС, который начался во Вьетнаме, американский и российский президенты обсудят «сирийский» вопрос. И совершенно неясно, смогут ли они прийти к общему знаменателю, ведь поучаствовать в послевоенном разделе Сирии стремится все больше государств.

Кто травил сирийцев ипритом

Вьетнамский саммит АТЭС, который стартовал с 5 ноября, проходит в Дананге. И, похоже, станет одним из самых обсуждаемых мероприятий в глобальной политике 2017 года. Американский президент Дональд Трамп готовится провести здесь первые в своей карьере встречи с главами Гонконга (Кэрри Лам), Южной Кореи (Мун Чжэ Ин) и Новой Зеландии (Джасинда Ардерн). Это произойдет 10−11 ноября, когда запланированы встречи глав государств.

Но, конечно, самое главное, что Трамп встретится в Дананге с Владимиром Путиным и главной темой для их обсуждения станет ситуация в Сирии. Об этом Трамп заявил в субботу, подтвердив, что ждет встречи с президентом России Владимиром Путиным во время своего азиатского турне.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сообщил, что у лидеров обеих сверхдержав будет достаточно времени, чтобы обсудить все вопросы по Ближнему Востоку.

А накопилось их немало. Достаточно напомнить, что 25 октября Россия воспользовалась своим правом вето в Совете безопасности ООН, когда здесь обсуждались полномочия международной комиссии по расследованию химических атак в Сирии. Комиссия, получившая название «Механизм совместного расследования» (Joint Investigative Mechanism), была созвана в августе 2015 года совместно ООН и Организацией по запрещению химического оружия (OPCW).

Комиссия во главе с Эдмоном Мулетом (бывший спикер парламента Гватемалы) подсчитала, что за годы гражданской войны в Сирии произошло как минимум шесть десятков химических атак.

В них использовались различные отравляющие вещества, в том числе зарин, хлор, иприт и BZ (субстанция 78). Чаще всего химатаки происходили в трех провинциях — Хама, Идлиб и Дамаск, где проходила линия соприкосновения правительственных и повстанческих войск.

Одной из самых крупных стала атака в местечке Хан-Шейхун в северной сирийской провинции Идлиб: в апреле на город совершили налет самолеты без опознавательных знаков, сбросившие бомбы с зарином. По официальным данным департамента здравоохранения Идлиба, погибли 87 человек и 557 получили отравления.

Комиссия ООН дала ясно понять, что вину за химатаку она собирается возложить на правительственные войска Башара аль-Асада. И на заседании Совбеза ООН, где обсуждался вопрос о продлении мандата комиссии до ноября 2018 года, Россия наложила вето на это решение. Будет ли продолжена работа комиссии, и на какой именно срок, до сих пор непонятно. Вероятней всего, этот вопрос и станет одним из предметов обсуждения Путина и Трампа на полях саммита АТЭС.

Кто даст $ 200 млрд. на восстановление Сирии

Продолжать ли работу спецкомиссии ООН по химическому оружию или нет — это лишь частный вопрос. Противоречия России и США в сирийском вопросе коренятся куда глубже, о чем заявил Владимир Путин в своем выступлении на дискуссионном клубе «Валдай». По его мнению, официальный Вашингтон заинтересован вовсе не в окончательной победе над терроризмом на Ближнем Востоке, а в постоянном поддержании нестабильности.

В августе New York Times опубликовали сенсационное расследование о том, что за последние четыре года ЦРУ потратило более $ 1 млрд. на прямую поддержку сирийской оппозиции… умеренной и не очень. Часть закупленного американцами оружия попали в руки террористических группировок.

Американский политолог Хуан Коул из Университета Мичигана напоминает, что многие союзники США на Ближнем Востоке с начала гражданской войны были заинтересованы в том, чтобы вытеснять так называемую умеренную оппозицию в сторону жесткого фундаментализма.

В частности, как указывает профессор Коул, Саудовская Аравия напрямую поддерживает группировку «Джейш аль-Ислам» *, которая активно действует в окрестностях Дамаска. Ее боевики организовали в 2012 году теракт, унесший жизни двух министров обороны Сирии — действующего Дауда Раджихи и бывшего Хасана ат-Туркмани.

А ведь «Джейш аль-Ислам» может стоять за химическими атаками в оазисе Восточная Гута близ Дамаска в августе 2013 года (по крайней мере, такой версии придерживается российский МИД). Отец основателя и многолетнего лидера «Джейш аль-Ислам», шейх Абдалла Аллуш, учился и живет в Саудовской Аравии.

Россия неоднократно пыталась добиться, чтобы «Джейш аль-Ислам» и еще несколько подобных группировок были признаны террористическими на уровне ООН. Однако, безуспешно. И вину за это российский МИД, естественно, также возлагает на США: заявляя об американских двойных стандартах.

Не находя общего языка с западными державами, у которых свои представления, кого в Сирии считать террористом, а кого — нет, Россия сейчас формирует собственный пул договороспособных политиков.

Представителей 33 группировок и партий пригласили в Сочи, где 18 ноября состоится саммит по сирийскому урегулированию: будут обсуждать здесь формирование переходного правительства национального единства и проведение конституционной реформы. А вот еще один важнейший вопрос, увы, пока остается «вне повестки» — это послевоенное восстановление страны. По подсчетам МВФ, оно обойдется минимум в $ 200 миллиардов. Но кто будет оплачивать восстановление Сирии и на каких условиях, до сих пор непонятно.

Асад — «друг» временный или постоянный?

Каковы же сегодня основные цели России в Сирии? Об этом «Свободная пресса» беседует с нашим постоянным экспертом, старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН Михаилом Рощиным.

«СП»: — Михаил Юрьевич, на днях на саммите в Астане, посвященном сирийскому урегулированию, было объявлено, что Россия готовится к постепенному выводу своей группировки войск из Сирии.

— Насчет вывода войск России из Сирии, я бы не стал с этим торопиться. Успехи налицо, но победу еще необходимо закрепить. Остались зоны в Сирии, контролируемые оппозицией: Идлиб, Ракка, Восточная Гута и некоторые другие.

Теперь Россия могла бы оказать содействие сирийцам в послевоенном урегулировании и примирении, а здесь работы, как мне кажется, осталось много: есть десятки тысяч погибших и перемещенных лиц. Остались разрушенные города и села. Взаимная ненависть тех, кто в течение ряда лет враждовал, тоже никуда сама собой не исчезла.

«СП»: — А ведь главная претензия США к России в «сирийском вопросе» — в том, что мы вмешались в войну не для победы над терроризмом, а чтобы поддержать режим Асада.

— Положительной стороной российского вмешательства в дела Сирии стало именно то, что удалось спасти страну от распада, сохранить светское государство, которое действительно стремится защищать интересы всех сирийцев вне зависимости от их религиозных и политических убеждений.

В результате эффективных военных усилий, прежде всего ВКС России, удалось продемонстрировать наши возможности решать сложные задачи в условиях острого вооруженного конфликта. Этот позитивный результат был замечен странами Ближнего и Среднего Востока, которые видят сегодня в нашей стране хорошего посредника в разрешении проблем, накопившихся в этом регионе.

* «Джейш аль-Ислам входит в состав группировки «Джебхат ан-Нусра», которая решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник — svpressa.ru

Турция попытается выдавить русских из Алеппо

«Турция выдавит русских из Алеппо»

На Западе полагают, что операция турецкой армии направлена против России, а не курдов

Заур Караев

Материал комментируют:

Ричард Фрэнк

Сирийская арабская армия, подконтрольная Дамаску, наконец-таки полностью взяла под свой контроль город Дэйр-эз-Зор на востоке страны. Незначительные столкновения еще имеют место быть, но в полном разгроме террористов уже нет никаких сомнений. Эта победа далась нелегко — несколько месяцев продолжалась операция в этом районе, в ходе которой погибло немало военных, в том числе ключевых фигур в освобождении Сирии от терроризма.

Среди погибших — генерал Иссам Захреддин, несколько лет командовавший гарнизоном, который оборонял отдельные районы осажденного Дэйр-эз-Зора от Исламского государства*. Ему удалось выжить в этой блокаде, но в ходе ожесточенных боев за полное освобождение города он подорвался на мине. Другой жертвой стал российский генерал-лейтенант Валерий Асапов. Он возглавлял группу российских военных советников, и в его задачи входило планирование операции по освобождению Дэйр-эз-Зора. Его смерть произошла в результате минометного обстрела со стороны террористов. Это не остановило правительственные войска и их российских союзников, и они успешно завершили операцию по освобождению одного из крупнейших городов Сирии. Эта победа знаменует приближение полного краха боевиков. Учитывая, что до этого уже были освобождены города Ракка и Меядин, Исламское государство больше не владеет ни одним более или менее крупным населенным пунктом.

Но это не означает, что борьба с терроризмом в Сирии почти закончена. Помимо Исламского государства в стране имеется огромное множество различных экстремистских группировок, у которых есть оружие и люди. Некоторые из них контролируют обширные территории в некоторых регионах государства.

Наиболее высокая концентрация террористов наблюдается в провинции Идлиб. Здесь лидирующие позиции занимают, признающие верховенство Аль-Каиды** группировки. Например, Джебхат ан-Нусра***. Сейчас она якобы распущена, тем не менее, именно ее бойцы составляют основные исламистские силы в Идлибе. Официально это детище аль-Каиды признают террористическим образованием почти все страны, задействованные в сирийском конфликте, в том числе и Соединенные Штаты Америки. Однако зачастую западные страны не оказывают никакого давления на позиции этих террористических образований.

Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что американцы все же осуществили несколько боевых вылетов с целью поразить особо важные объекты террористов. Но пока США и большая часть их союзников не ведут серьезных боевых действий против боевиков в Идлибе и Алеппо. Зато этот пробел желает восполнить Турция.

Недавно Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Турция покончит со всеми террористами в Сирии и Ираке. Цель, конечно, благородная, но тут следует разобраться в некоторых моментах. Во-первых, кого Эрдоган считает террористами? Разумеется, Исламское государство, но так уж вышло, что в последнее время Анкара не играет никакой роли в борьбе Коалиции с ИГИЛ. Это обусловлено тем, что США взяли себе в качестве союзников курдские Отряды народной самообороны. Во-вторых, президент Турции как-то заявлял, что Джебхат ан-Нусра эффективна в борьбе против псевдохалифата, и по этой причине Запад может не включать ее в список запрещенных организаций. Конечно, он иронизировал, так как по его инициативе еще в 2015 году турецкие чиновники внесли эту группировку в число террористических формирований.

Дело в том, что тогда Эрдоган выражал свое недовольство по поводу сотрудничества США с курдами, сейчас формирующими основу Сирийской демократической армии, которая действует на севере Сирии, а также в восточном Дэйр-эз-Зоре. По мнению Анкары, сирийские курдские формирования в большинстве своем представляют прямую угрозу для Турции, следовательно, они являются террористами. Кроме того, с недавних пор к числу недоброжелателей присоединились сепаратисты из Иракского Курдистана.

Из этого вытекает, что говоря о полной победе над террористами в Сирии и Ираке, Эрдоган подразумевает не совсем то, чего от него ожидает международное сообщество. Вероятно, сейчас Турция намерена начать довольно крупную кампанию на севере Сирии. К чему это может привести, мы поговорили с австралийским военным экспертом Ричардом Фрэнком.

«СП»: — Президент Турции говорил о намерении начать военную операцию против курдов на севере Сирии. Какова вероятность того, что это случится?

— Чтобы разобраться в этом вопросе, надо вспомнить об операции «Щит Евфрата». Это событие можно было ожидать, но никто не мог быть уверенным, что оно произойдет. Все считали, что Турция не решится действовать без согласия России или США. Но Турция начала наступление. Сначала это была военная операция против Исламского государства, и даже Соединенные Штаты оказали поддержку турецким военным, но потом все изменилось. Эрдоган сказал, что сирийские курды угрожают его стране, поэтому от них надо избавиться. Теперь Турция контролирует сотни сирийских поселений, основное население которых составляют курды. Сейчас Турция планирует избавиться от курдского анклава на северо-западе Алеппо. Этому будут препятствовать различные государства. В случае успеха турецких военных США окажутся в трудном положении, потому что они ранее гарантировали курдам безопасность.

«СП»: — К каким последствиям это может привести?

— В прошлом году США сумели уговорить Отряды народной самообороны не вступать в боевые действия с Турцией. Конечно, этого не удалось избежать, но бои были только с небольшими группами, то есть тогда удалось избежать войны. Сейчас ситуация сложнее. Курды обладают большой армией, и они ведут эффективное наступление на Исламское государство. В случае конфликта они могут оказать серьезное сопротивление турецкой армии. Будут большие жертвы, и это только усугубит кризис в Сирии.

«СП»: — Как можно избежать этого конфликта?

— Турция может просто не начинать этого. К сожалению, риск высок, потому что эта операция может решить некоторые внутренние проблемы, и затягивать с ней Эрдоган не будет. Но на него можно воздействовать, дипломатия может решить эту проблему. США работают в этом направлении, но Россия пока остается безучастной. У нее хорошие отношения с Турцией, и она может оказать влияние, но не делает этого. Дело в том, что Россия рассчитывает на поражение курдов, это нужно Асаду, его режим заинтересован в ослаблении курдов. Но ситуация сильно поменяется. Курды могут уйти, но их место займут турецкие военные и их сирийские союзники. Сирийская свободная армия является союзником Турции и осуществляет контроль границы территории, которую захватила Турция после операции «Щит Евфрата». Сирийская свободная армия хочет избавиться от присутствия армии режима в Алеппо, но для этого необходимо выдавить из этого региона русских. То есть Турция может навредить своей операцией России и режиму. Поэтому России надо подумать над тем, как не допустить этого.

Думается, что наш западный эксперт преувеличивает ситуацию. Уже известно о встрече президентов России и Турции в самое ближайшее время, на которой, возможно, все вопросы будут разрешены. Мы следим за ситуацией.

*Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** Группировка «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.
7.11.17

Источник — svpressa.ru

Мрачное столетие русской революции

Пол Берман

Что бы случилось, если бы 100 лет назад к власти в России вместо большевиков пришли меньшевики? Этот вопрос вполне оправдан. И можно даже найти ответ — только частичный ответ, вероятно, но точно ответ.

Постановка вопроса оправданна, потому что в марте 1917 года, когда самодержавие было свергнуто, меньшевики были, возможно, самой сильной политической партией в России, а большевики — маргинальным движением. Надо вспомнить, что и те и другие первоначально были фракциями в составе Российской социал‑демократической рабочей партии (РСДРП), которая была российским аналогом Германской социал‑демократической партии. Меньшевиков возглавлял Юлий Мартов и другие люди, чьи взгляды соответствовали тому, что немецкие социал‑демократы называли ортодоксальным марксизмом, который требовал установления политической демократии. Лидером большевиков был Ленин, по своему политическому темпераменту диктатор и конспиратор. Различия между теми и другими привели к разрыву, но он не означал деления РСДРП ровно пополам. К 1917 году у большевиков было некоторое количество последователей среди петроградских рабочих и в ряде других городов, зато они пользовались щедрой финансовой поддержкой, исходящей из секретных источников, вероятно связанных с правительством Германии. Но у них не было разветвленного партийного аппарата, и никто из их лидеров не пользовался особенной популярностью.

Меньшевики, напротив, имели сильные позиции в рабочем движении. Местные советы, возникшие спонтанно, провели выборы, и меньшевики показали на них хорошие результаты. Они были преобладающей партией в Грузии и вообще на Кавказе. Они пользовались поддержкой у евреев, точнее сказать, у обоих классов евреев. Мартов и многие другие меньшевистские лидеры — большинство их — были типичными представителями русской интеллигенции в ее еврейской версии. Они, вероятно, знали идиш и не отрекались от своего еврейского происхождения, но считали себя интернационалистами. И меньшевизм нашел поддержку у идишеговорящего еврейства, составившего Всеобщий союз еврейских рабочих, или Бунд, который был основной опорой партии (наряду с другими еврейскими фракциями). Меньшевики также заключили союзы с крестьянской партией, социал‑революционерами и с теми, кто считал себя либералами. Учитывая все это, легко вообразить, что если бы только российский политический ландшафт развивался естественным образом — если бы! — меньшевики, их фракции и их союзники со временем возглавили бы государство.

Юлий Мартов. 1917

Однако Ленин был гением маневрирования. Его партия росла, но, несмотря на это, никто из ее лидеров, за исключением самого Ленина, не верил, что большевики могут совершить государственный переворот. Ленин же верил в это и уговорил своих товарищей попытаться. Они произвели свой переворот в ноябре (или октябре, по старому стилю) 1917‑го и представили его как решающее событие, произошедшее по воле Истории, с заглавной буквы. В этом отношении Ленин тоже был гением. Он знал, как перекричать других своим громоподобным теоретизированием. На самом же деле победа большевиков была чистой случайностью. Без самого Ленина переворот в Петрограде никогда не произошел бы. Он бы также не произошел, если бы Мартов и другие революционные лидеры лучше понимали, к чему стремится Ленин.

 

Так вот, что, если бы меньшевики сделали правильный шаг и дали бы отпор большевикам, — что тогда? Какими людьми оказались бы меньшевики на вершине российского политического олимпа? У нас есть способ ответить на этот вопрос. Хотя Петроград был крупнейшим русским городом, а Москва — следующим за ним, с другой точки зрения самым крупным русским городом был Нью‑Йорк. К 1917 году в Нью‑Йорке поселилось более полутора миллионов иммигрантов из Российской империи; большинство из них были евреями, но были также русские и представители других национальностей. Рабочие кварталы в Петрограде и других российских городах политически склонялись влево; то же происходило в иммигрантских кварталах на Манхэттене, в Бруклине и Бронксе.

Это было связано с тем, что в этих кварталах рабочими и политическими лидерами были ветераны российского революционного движения еще с царских времен, как правило, ветераны меньшевистского подполья, не из верхней интеллигентской прослойки, но — в подавляющем большинстве случаев — из Бунда. Люди, которые создали швейные профсоюзы в Нью‑Йорке (а также в Чикаго и других городах) и учредили Нью‑Йоркскую социалистическую партию (и ее наследников — Социал‑демократическую федерацию и Американскую рабочую партию 1930‑х годов), а также многие важные институты нью‑йоркской социал‑дмократии, Круг рабочих и другие благотворительные организации, жилищные кооперативы, летние колонии и, наконец, еврейскую ежедневную газету «Форвертс», — эти люди были, по сути, нью‑йоркским филиалом меньшевистской партии. В Нью‑Йорке — в отличие от России — меньшевики стали бороться с большевиками — и победили. И затем процветали. До 1938 года президентом городского совета Нью‑Йорка был Барух Чарны Владек, директор «Форвертса» и член Американской рабочей партии, легендарный герой бундовского подполья царских времен, человек, познавший и царскую тюрьму, и сибирскую ссылку и сумевший устоять, когда сам Ленин уговаривал его изменить своим революционным принципам.

Разумеется, меньшевизм в Нью‑Йорке приобрел местный колорит: все были рады размахивать американским флагом. Но он сохранял русскую социал‑демократическую идеологию, пока, сделав все, что они могли сделать, левые иммигранты не влились в ряды американских либералов. Это было важным достижением американской политики в период президентства Франклина Делано Рузвельта и Гарри Трумэна.

Обложка номера «Форвертса» от 3 августа 1924 года. В центре в овале Б. Ч. Владек, внизу в центре А. Рыков и Ф. Дзержинский.

 

Я не хочу сказать, что, если бы меньшевики в Петрограде преуспели в борьбе с большевиками, российская политика последующих лет стала бы напоминать нью‑йоркский либерализм. И все‑таки, если бы меньшевики выжили в России, если бы их партия не была ликвидирована, если бы им позволили дальше развиваться и процветать, если бы Бунду было позволено существовать и расти дальше, если бы меньшевистские лидеры сохранили свое влияние, если бы Мартов вместо Ленина стал главой государства — если бы все это произошло, Россия в ХХ веке пошла бы — смогла бы пойти — по пути, разительно отличающемуся от того пути, по которому она в результате пошла.

Но этому не суждено было случиться. Поэтому годовщина мрачная. Мне жаль лишь того, что в нашем столетии утраченные возможности могут быть утрачены также для памяти. В России память о меньшевиках исчезла полностью вместе с самой партией (которая как институция продолжила существовать только в Нью‑Йорке, где оставшиеся ее лидеры издавали партийный журнал — «Социалистический вестник» — до 1960‑х годов). Но и в Нью‑Йорке тоже память об этих старых традициях — русской социал‑демократической идее, которая так значительно повлияла на сам город и на американскую еврейскую жизнь в те времена, — возможно, исчезла или, как сказал в Петрограде 1917‑го Мартову известный перебежчик от меньшевиков к большевикам Лев Троцкий, была отправлена «на свалку истории». 

Оригинальная публикация: The Dark Centennial of the Russian Revolution

https://lechaim.ru/academy/mrachnoe-stoletie-russkoj-revolyutsii/

Цели Путина в Курдистане. Государство новое, а головная боль старая?

Редакционная статья

Крупнейшая нефтедобывающая компания России «Роснефть» намеревается инвестировать в строительство нефтепровода в Иракском Курдистане. И таким образом Россия уже становится крупнейшим зарубежным инвестором Курдской автономии. И это — часть ближневосточной стратегии Владимира Путина.

Согласно сообщению информагентства ISNA, политику, которую осуществляет Путин в отношении автономного Иракского Курдистана, можно охарактеризовать как часть его политической стратегии, применяемой ко всему Ближнему Востоку. Россия, в отличие от западных государств, стремится проводить более гибкую политику и взаимодействовать на различных фронтах.

В сравнении с внешней политикой в регионе США, а также прочих стран Запада, во внешнеполитическом курсе России наличествует и действует намного меньше ограничений. К примеру, продажа оружия Ирану и активное сотрудничество с ним по военно-технической линии, взаимодействие с ним по сирийскому урегулированию вовсе не подразумевают того, что Россия также не будет развивать сотрудничество, к примеру, с Саудовской Аравией. И последним явным тому подтверждением является принятое Россией решение о возможном экспорте в Саудовскую Аравию современных высокотехнологичных вооружений.

Стратегия Путина на Ближнем Востоке реализуется на двух взаимодополняющих направлениях: первое из них — это усиление политического влияния и роли России во всем регионе, без различия в нем «союзников и оппонентов». Данный тренд особенно усилился из-за того, что Россия, оказавшись «под санкциями» значительного числа европейских стран, до некоторой степени утратила свои позиции в Европе, что и побудило Россию внести некоторые коррективы в свой курс на Ближнем Востоке. И таким образом Ближний Восток становится одним из важнейших направлений в обновленной внешнеполитической стратегии российского государства.

Но Россия не только стремится играть эффективную роль и усиливать свои позиции в региональной политике; она также предпринимает аналогичные шаги и в отношении экономики и экономического развития стран региона. Это можно назвать вторым направлением ближневосточного курса, проводимого российским лидером на всем Ближнем Востоке. И здесь в качестве одного из примеров можно указать на колоссальные объемы инвестиций, которые Россия готова вкладывать в автономный Иракский Курдистан: речь прежде всего идет о строительстве для автономии собственной, отдельной ветки нефтепровода.

Инвестиции объемом в миллиард долларов

Как подчеркнуло в одном из своих сообщений информагентство REUTERs, готовность компании «Роснефть» инвестировать в развитие нефтегазовой промышленности автономного Курдистана можно расценивать как одно из важнейших и наиболее показательных проявлений всей политики и стратегии Владимира Путина на Ближнем Востоке. При этом необходимо отметить, что решение компании «Роснефть» инвестировать в нефтегазовый сектор Иракского Курдистана имело место в тех условиях, когда отношения между властями автономного Курдистана и центральным иракским правительством обострились из-за прошедшего референдума о независимости.

Как сообщил источник в российской компании, доля «Роснефти» в строительстве нефтепровода для автономного Курдистана составит 60%, тогда как оставшиеся 40% возьмет на себя компания KAR Group [нынешний оператор нефтепровода — прим. перев.].

По данным информагентства REUTERS, общая сумма, которую в строительство по данному проекту инвестирует российская компания, составит один миллиард 800 миллионов долларов. Важно отметить то, что вопрос о контракте и инвестициях в данный проект по нефтепроводу был поднят именно в столь критической политической обстановке.

Центральное иракское правительство ранее уже пригрозило, что в случае дальнейшей эскалации кризиса (в связи с объявлением независимости Курдистана — прим. перев.) оно будет вынуждено предпринять меры по транспортировке нефти по старой ветке нефтепровода — той, которая уже фактически несколько лет не используется. Тогда как по сути дела, сооружение нового нефтепровода для транспортировки нефти в турецкий порт Джейхан, которое осуществляет правительство автономного Курдистана, делает старую ветку трубопровода фактически ненужной.

Проекты «Роснефти» в Иракском Курдистане

Согласно заявлению в минувший четверг, 19 октября (27 мехра по солнечному иранскому календарю), исполнительного директора «Роснефти», которого просили дать комментарий по упомянутым противоречиям, возникшим между автономным Курдистаном и центральным иракским правительством, вопрос о разрешении этих разногласий — внутренне дело обеих сторон, и они не должны повлиять на инвестиционную деятельность компании в регионе.

Крупные инвестиции компании «Роснефть» направлены на продолжение строительства нефтепровода «Эрбиль». Ожидается, что со строительством новой ветки общая пропускная способность нефтепровода возрастет до 950 тысяч баррелей ежедневно.

«Роснефть» фактически превращается в решающую силу или локомотив развития нефтяной промышленности Иракского Курдистана, поскольку берет на себя 60% от общего объема инвестирования. Однако данный проект — далеко не единственный в экономике Курдистана, в реализации которого участвует российская компания.

В качестве примера можно указать на соглашение, согласно которому «Роснефть» инвестирует еще 400 миллионов долларов в развитие пяти нефтяных месторождений в Иракском Курдистане. Кроме того, «Роснефть» также предоставила в распоряжение автономного правительства Курдистана заем в размере 1,2 миллиарда долларов. Платежи по данному займу будут погашаться за счет доходов от экспорта добываемой нефти. «Роснефть» намерена и далее работать с правительством автономного Иракского Курдистана в области сооружения новых нефте- и газопроводов.

Donya-e Eqtesad, Турция
Оригинал публикации: پوتین در اقلیم کردستان به دنبال چیست؟
Опубликовано 21/10/2017

Источник — inosmi.ru

Во благо народа: зачем нужны этнические бизнес-клубы

Основатели еврейского делового клуба Solomon рассказали, какую роль подобные организации влияют на бизнес-среду в России и во всем мире

Во многих экономически развитых странах деловые клубы стали своеобразным мостом между государством, обществом и бизнесом. Сотрудничество с подобными площадками облегчает развитие бизнеса, членство позволяет не только предпринимателям, но и политикам преодолеть те или иные барьеры в своей работе. Благодаря подобным объединениям, общины также могут активно отстаивать интересы в государственных органах и даже на мировой арене.

Наводим мосты

Бизнес-площадки, которые опираются на этническую и религиозную идентичность своих участников, распространены за рубежом. Кандидату в президенты США желательно заручиться поддержкой Американо-израильского комитета по общественным связям (АИКОС). Основанная ещё в 1950-х годах прошлого века на базе Американского сионистского комитета по общественным связям, АИКОС за десятилетия превратился к сильнейшую этническую лоббистскую организацию в Америке, которая существует на пожертвования щедрых еврейских или консервативных христианских меценатов. Во время недавней президентской гонки все влиятельные кандидаты кроме Берни Сандерса выступали перед участниками комитета.

http://www.forbes.ru/biznes/351763-vo-blago-naroda-zachem-nuzhny-etnicheskie-biznes-kluby

Индия вышла на первый план мировой геополитики

Благодаря новой стратегии США в Афганистане и Средней Азии, находившаяся на вторых ролях Индия внезапно вышла на первый план мировой геополитики. Вашингтон, разочаровавшись в бывшем фаворите Пакистане, нашел в лице Индии более сговорчивого союзника в дружбе против чрезмерно агрессивного Китая с его навязчивой идеей единого экономического пояса. «Проверочкой» для «основного оборонного партнера» станет активная помощь Индии в разрешении афганского конфликта или, другими словами, помощь Америке в затянувшейся войне с призраком Аль-Каиды, а заодно и в противостоянии экономической экспансии Поднебесной.

За это Нью-Дели пообещали «прокачать» оборонку американскими технологиями. В рамках программы «Делай в Индии» истребители F-18 и F-16, разработанные американскими Boeing и Lockheed Martin, будут собирать в Индии. На сегодняшний день Индия является крупнейшим в мире покупателем американской военной техники.

Премьер-министр Индии Нарендра Моди давно очарован Америкой, в его планы на ближайшие десятилетия входит создание из страны копию США «с точки зрения благоприятных условий для развития ее граждан».

Что касается помощи Афганистану, Индия уже влила в Афганистан более 3$ млрд, однако о военной помощи речь пока не идет. На встрече министра обороны Индии Нирмалы Ситараман со американским коллегой Джеймсом Маттисом, ясно прозвучало, что индийская армия не будет участвовать в афганском конфликте, однако Индия продолжит оказывать помощь Афганистану в целях развития.

Вслед за Мэттисом в Нью-Дели приехал с визитом президент Мохаммад Ашраф Гани, чтобы встретиться с индийскими официальными лицами, в том числе с премьер-министром Нарендрой Моди, министром иностранных дел Индии Сушмой Сварадж и со своим индийским коллегой президентом Рамом Натхом Ковиндом.

Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон контролирует процесс афгано-индийского диалога, он также посетит Нью-Дели с официальным визитом после встречи в Кабуле с афганскими официальными лицами, включая президента Гани и главу исполнительной власти Абдуллу Абдуллу.

После того, как Тиллерсон посетил Афганистан, по сообщениям индийских СМИ, с необъявленным визитом в Нью-Дели прибыл спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов, где провел несколько встреч, в частности с советником по национальной безопасности Индии Аджитом Довалем и замминистра иностранных дел Субраманьямом Джайшанкаром.

Как пишет Times of India, Замир Кабулов попытался донести до индийских коллег позицию России в отношении привлечения «Талибана» к переговорному процессу, сделав акцент на том, что США зашли в тупик в военном решении афганского конфликта, и что реальная угроза региону исходит в первую очередь от ДАИШ, а не от талибов. Индийские СМИ также отмечают, что официальная информация о визите Кабулова остаётся закрытой по решению правительства принимающей страны, учитывая сложные отношения между Москвой и Вашингтоном.

Что касается Пакистана, то по утверждению известного пакистанского религиозного и политического деятеля Мауланы Фазал-ур-Рехмана, Соединенные Штаты и Индия «взялись за руки», чтобы поставить крест на проекте Пакистано-Китайского экономического коридора (CPEC).

Министр обороны США Джеймс Мэттис заявил, что США выступают против китайской «диктаторской» политики «Один пояс, один путь», и в особенности против того, что CPEC пройдет по спорным северным районам Пакистана. Индия также активно выступает против создания Пакистано-Китайского коридора, настаивая на том, что маршрут коридора лежит в зоне перманентного пакистано-индийского конфликта на почве противостояния мусульманского и немусульманского мира в индийском штате Джамму и Кашмир.

В штате проживают не только индийские народности, но и пуштуны, которые отличаются большой воинственностью и ревностным отношением к религии. В северной части штата (Кашмире) мусульмане составляют до 97% населения, которые после раздела Индии и Пакистана в 1947 году оказались недовольны тем, что им пришлось существовать под властью индуиста, что привело к войне между Индией и Пакистаном.

До сих пор отношения между Индией и Пакистаном нельзя назвать добрососедскими. Не так давно министр иностранных дел Пакистана Хаваджа Асиф выступил с предупреждением об «ужасных»последствиях для Индии, в случае если Нью-Дели попытается нацелить ядерные установки в сторону границы с Пакистаном. Резкое заявление прозвучало в ответ на реплику главы индийской военной авиации генерала Б.С.Даноа о том, что у Индии есть все возможности для использования «не только тактического ядерного оружия» для поражения целей вдоль всей границы с Пакистаном.

Последние замечания индийского генерала вызваны обеспокоенностью по поводу растущего числа ядерных боеголовок в Пакистане. Министерство иностранных дел Пакистана в свою очередь вновь озвучило позицию Исламабада относительно роли Индии в Афганистане, назвав ее присутствие «спорным», неприемлемым и противоречащим стабильности в регионе.

В пику оптимизму официального Кабула бывший президент Афганистана Хамид Карзай также выступает против участия Индии в новой стратегии США в отношении Афганистана, поскольку считает, что втягивание Индии в затяжной афганский конфликт приведет к еще большей эскалации насилия в регионе, кроме того Индия станет лишь пешкой в «более крупной стратегической игре» американской администрации.

Начштаба армии Пакистана генерал Камар Джавед Баджва отметил, что судьбы Афганистана, Пакистана и Индии неразрывно связаны. В частности связаны на почве борьбы с терроризмом. Афганские и индийские официальные лица обвиняют правительство и военные силы Пакистана в поддержке определенных элементов, которые координируют большинство террористических атак в двух странах. С 2012 года индийские пограничники обнаружили пять прорытых террористами с пакистанской стороны кроссграничных тоннелей в районе Джамму. Последний тоннель длинной 5 метров был обнаружен в этом месяце, по нему вооруженные террористы с территории Пакистана сделали попытку проникновения на индийскую сторону.

Впервые за 16 лет афганского конфликта президент США решительно раскритиковал Исламабад за «укрывательство агентов хаоса, насилия и террора» в конце августа 2017 года при обнародовании новой стратегии в отношении азиатского региона. За это время вопрос о существовании террористических баз в Пакистане не раз обсуждался афганцами с США, но Вашингтон игнорировал эту информацию, поскольку Пакистан долгое время оставался «стратегическим партнером» США.

Станут ли отношения Пакистана и Индии благодаря американской рокировке менее натянутыми, приблизит ли это Афганистан к миру и стабильности покажет время. В любом случае, расклад сил в регионе стремительно меняется. Однако, без сильных правительств, стремящихся к независимому подходу в принятии решений с учетом национальных интересов прежде всего соседних стран, без правительств, которые действуют без диктовки со стороны США, достичь мирного урегулирования и экономического процветания в регионе не получится. США не выгодно иметь сильных союзников, поскольку в этом случае они лишаются позиции «игрока» в «большой игре», где все остальные страны лишь подконтрольные фигуры и рынок сбыта для американских компаний. Вашингтон будет максимально долго любыми средствами сдерживать экономический рост евро-азиатских стран, стремясь удержать доминирующее положение в мире и практикуя политику двойных стандартов.

Анна Королевская

Индия вышла на первый план мировой геополитики

Путин выступает как Бисмарк на Ближнем Востоке

Владимир Путин позиционирует себя как кукловод Ближнего Востока

После победы Израиля в войне 1973 года на Ближнем Востоке министр иностранных дел СССР Андрей Громыко 22 октября поехал на дачу Брежнева в Завидово, пишет ближневосточный корреспондент Independent Роберт Фиск.

«Израильтяне не были особо заинтересованы в подписании перемирия, которое должно было начаться на день раньше. По данным Анатолия Черняева, советского чиновника, присутствовавшего на переговорах, Брежнев хотел побудить израильтян придерживаться перемирия, предложив советские гарантии границ Израиля», — пишет журналист. Громыко ответил, что арабы воспримут это как оскорбление, но Брежнев вспылил: «Мы много лет предлагали им [арабам] разумный курс действий. Они хотели войны, вот пусть и получают… К черту их!»

«Это был взгляд, давно разделявшийся советскими военными. Я помню еще не улегшийся гнев бывшего советского инструктора в Йемене во время гражданской войны 1962-1970 годов, который, показывая мне Красную площадь одним холодным вечером, сделал замечание, почти такое же пренебрежительное, как и брежневское», — вспоминает автор. «Мы помогали готовить арабов [против монархистов], и от них было мало толку, и, я считаю, их надо предоставить самим себе. Пусть кто-то другой их спасает. Почему это все время должны быть мы?»

«Как теперь повезло арабским монархам и диктаторам, что им приходится иметь дело с россиянином, а не с советским человеком и что они могут рассчитывать на активного — кто-то может сказать, даже слишком активного — Владимира Путина, а не на Брежнева», — иронизирует Фиск. «Нерешительный Обама и безумный Трамп, безусловно, совершают невозможное: они заставляют Путина выглядеть Рузвельтом или Эйзенхауэром (…)», — полагает он.

«Русские не только бомбят врагов Асада и перевооружают сирийскую армию, но и помогают заключать перемирия. Я видел, как они сопровождали боевиков «Ан-Нусры»* и других вооруженных исламистских боевиков из Хомса на всем пути до турецкой линии фронта в Эль-Бабе (в Сирии). Российские БТР стояли по обеим сторонам этой линии в этом году — я видел их собственными глазами — на передовых как сирийских, так и турецких оккупационных сил», — пишет журналист.

«Путин умело рассчитывает силы России на Ближнем Востоке, с удовольствием удерживая «флаг и базы» Москвы в регионе. И играя роль Бисмарка во всем арабском мире и даже в Турции и Израиле», — полагает автор.

Журналист вспоминает недавний визит короля Саудовской Аравии Салмана в Москву. Он подписал предварительные соглашения о покупке российских ракетных систем ПВО С-400. Министр иностранных дел России Лавров заявил, что Россия поддерживает усилия саудовского королевства в попытке объединить «сирийскую оппозицию». «Какую именно оппозицию, хотелось бы знать? Думаю, и Асаду тоже», — замечает автор.

По словам российских чиновников на Ближнем Востоке, король попросил принять участие в восстановлении Сирии, когда война окончательно прекратится. Но, разумеется, восстанавливать будет Россия, а Саудовская Аравия это оплатит. Таким образом, два больших нефтяных государства сейчас, похоже, находятся на пути к взаимному сотрудничеству. Вот вам и 300-миллиардная сделка Трампа с королем на продажу оружия, говорится в статье.

«Но Путин не пытается решить проблемы региона, что бы он ни говорил. Он все еще рискует, не в последнюю очередь в Сирии. В какой-то степени он ведет игру с людьми из региона. Впрочем, что еще более важно, он закрепляет позиции России на Ближнем Востоке. Теперь никто ничего не сделает, не подумав сначала о реакции Путина. В этом и состоит суть политической власти», — заключает автор.

*»Джебхат ан-Нусра» — террористическая группировка, запрещенная в РФ.

19 октября 2017 г.

Роберт Фиск | Independent

Источник — inopressa.ru

В Сирии Турция теперь работает под российским руководством

Доминик Согуэл | The Christian Science Monitor

Турецкий ход в Сирии — знак того, что Россия формирует эту страну

«На протяжении большей части сирийской войны было две константы турецкой политики: поддержка оппозиционных сил, стремящихся к свержению президента Башара аль-Асада, а также опасения по поводу растущей силы курдов на севере Сирии, которых Анкара считает прямой угрозой, — рассказывает Доминик Согуэл в The Christian Science Monitor. — Однако Турция с тревогой наблюдала, как Соединенные Штаты — ее союзник по НАТО — непосредственно вооружали и все больше поддерживали сирийские курдские войска, изгоняющие так называемое «Исламское государство»* из его оплотов на севере Сирии».

«Поэтому, когда турецкая армия отправила разведчиков, а затем солдат в контролируемую оппозицией провинцию Идлиб, это вписывалось в определенную логику. Данный ход позволил турецким войскам занять позиции рядом с курдским анклавом Африн — домом группировки сирийских курдов, Партии «Демократический союз» (PYD), военизированное крыло которой вооружают Соединенные Штаты, — говорится в статье. — Вообще-то вторжение в северо-западную провинцию представляет собой существенное изменение в турецком мышлении и еще более драматичные перемены в балансе сил в Сирии».

«Ввиду примирения с сирийским союзником Россией, путь к которому был долог, турецкий ход вписывается в рамки так называемого соглашения о «деэскалации», достигнутого в мае с Россией и другим союзником Асада, Ираном, в казахской столице Астане, — говорится в статье. — Подписанный этой троицей меморандум (…) подразумевает создание четырех деэскалационных зон. Оптимисты надеются, что данный шаг поможет уменьшить враждебность, облегчить доступ к населению гуманитарным и медицинским работникам и побудит беженцев вернуться домой».

«Критики говорят, что астанинский процесс углубляет линии разрыва и вносит вклад во фрагментацию разделенной на военные зоны страны, так как каждая держава выкраивает для себя сферы влияния. В сентябре Россия, Турция и Иран распределили между собой обязанности по наблюдению за провинцией Идлиб, — указывает автор. — По майскому соглашению, до 500 турецких наблюдателей могут быть направлены в Идлиб, наряду с тем же количеством российских и иранских солдат, которые будут размещены в районах, подконтрольных сирийскому правительству и его союзникам».

«По мнению аналитиков, данное вторжение отражает осознание Турцией, что лучший путь к защите своих интересов лежит не через беседы с Вашингтоном и другими натовскими столицами, а через Москву, доминирующую дипломатическую и военную силу в Сирии», — говорится в статье.

«В связи с идлибской операцией стало ясно, что в Сирии Турция теперь работает под российским зонтом», — сказал Гонул Тол, директор-основатель Центра турецких исследований в Институте Ближнего Востока в Вашингтоне.

Президент Трамп «принял решение углубить альянс с курдами», добавляет Тол. «Турция ощущает это и встревожена, и ей некуда больше повернуться, так что она обернулась к России и Ирану».

«Идлибская операция вписывается в астанинский дипломатический процесс, но также и в более широкую российскую стратегию выторговывания местных перемирий в Сирии для уменьшения кровопролития и закрепления земельных приобретений, сделанных рядом сил, защищающих сирийское правительство», — полагает Согуэл.

*»Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Источник: The Christian Science Monitor

Источник — inopressa.ru

Путинский план развертывания наблюдателей ООН на Украине — это коварная уловка

© AFP 2017, Aleksey Filippov

Матье Булег (Mathieu Boulègue)

Предложив направить миротворческую миссию ООН в Донбасс, Кремль пытается превратить украинскую идею в свою собственную и обернуть ее против Киева посредством молниеносных изменений в процессе мирного урегулирования и в полномочиях такой миссии. Это особенно важно в связи с тем, что в марте 2018 года в России состоятся президентские выборы.
5 сентября Владимир Путин предложил Совету Безопасности ООН направить на восток Украины миротворческую миссию с легким вооружением в целях обеспечения безопасности наблюдателей ОБСЕ, которые работают на линии разграничения между украинскими войсками и силами сепаратистов «народных республик» Донбасса.
Идеи такого рода выдвигаются с мая 2015 года, когда украинский президент Петр Порошенко попросил направить в его страну международные миротворческие силы. Его призыв не нашел отклика, и в апреле 2016 года Киев снова поставил этот вопрос перед ОБСЕ, заявив о своем намерении отправить на восток Украины вооруженную полицейскую миссию.

После продолжительных и бесплодных переговоров между Киевом и Москвой о характере и мандате этой миссии данная идея в силу многочисленных разногласий была отвергнута.
Российское предложение также не нашло особого отклика в международном сообществе. Вполне естественно, что Киев отказался от многочисленных предварительных условий, сопровождающих создание миротворческих сил, Прежде всего, он отказался от фактического признания сепаратистских образований, а также отверг схему размещения миротворцев.

В то время как Москва хочет, чтобы миротворцы размещались только вдоль линии соприкосновения, Киев утверждает, что они должны иметь возможность вести наблюдение за всеми сепаратистскими территориями, и что самое важное, за российско-украинской границей.
Логика Москвы, выступившей с новым предложением о миротворцах, имеет двоякий характер. Во-первых, Кремль хочет предотвратить принятие закона о деоккупации, который в настоящее время рассматривает украинская Рада.

В соответствии с этим законом украинские законодатели официально признают Донбасс в качестве временно оккупированной российскими войсками территории. Таким образом, этот конфликт будет официально заморожен, а «народные республики» (Донецкая и Луганская) будут изолированы от остальной Украины.
Тем самым, ответственность за сепаратистские территории будет возложена на Россию. Москва стремится избежать этого любой ценой, отдавая предпочтение «особому статусу» Донбасса, потому что он придаст легитимный характер отделению этих территорий от Украины.
Вторая цель Москвы при выдвижении этого предложения о миротворцах заключается в изменение динамики урегулирования конфликта в рамках минского процесса. Россия пытается зеркально отобразить те намерения, которые скрываются за голосованием в Раде, то есть, вернуть «ядовитую пилюлю» сепаратистских территорий назад на Украину и сделать так, чтобы именно Киев нес все политические и финансовые издержки, связанные с возможной реинтеграцией Донбасса.
Тому есть несколько подтверждений. С недавнего времени в России идут разговоры о перенаправлении идущей в Донбасс «гуманитарной помощи» в Крым и Калининградскую область, а также появляются слухи о предстоящих изменениях в руководстве донецкой и луганской «народных республик» в рамках подготовки к возможному воссоединению этих территорий с Украиной.
Украинский конфликт — это война на истощение, которая ведется на линии фронта и в дипломатической сфере. Минский процесс зашел в тупик и все чаще подвергается критике, а Москва и Киев по-прежнему настаивают на своих толкованиях минских договоренностей, которые очень сильно различаются. Таким образом, ситуация загнана в тупик, из которого Россия пытается выбраться.
Но такая смена тактики никоим образом не объясняет, как Кремль намерен сохранить лицо и превратить ситуацию в политическую победу у себя дома. Переговоры в ООН, а также закулисные дискуссии между США и Россией будут и дальше нацелены на поиск решения о размещении миротворческой миссии на востоке Украины, которое было бы приемлемо как для Москвы, так и для Киева. Не исключено, что Вашингтон поддержит российский план, но таким образом, чтобы при этом не уронить своего достоинства.
Многие вопросы остаются без ответа и решения. Например, это вопрос об амнистии для сепаратистов, вопрос о местных выборах, о стабилизации после окончания конфликта, о восстановлении Донбасса и так далее. Не исключено, что политика великих держав переместит эти «детали» на второй план в ущерб Украине и к выгоде для России.
Матье Булег — научный сотрудник Королевского института международных отношений (Chatham House).

http://inosmi.ru/politic/20171018/240555027.html

«Российские разведслужбы направляют флотилии нефтяных танкеров в Афганистан…»

Казначей «Талибана» рассказал о «схеме финансирования группировки Кремлем»

Британской газете The Times стало известно, что Россия «финансирует «Талибан», поставляя ему бесплатное топливо». Таким образом, утверждает издание, Москва преследует две цели: борьбу с ИГ и подрыв усилий НАТО в Афганистане, передает Афганское телеграфное агентство (АфТАГ).
«Россия спонсирует военные операции «Талибана» против НАТО в Афганистане через тайную программу отмывания прибыли от продажи топлива», — сообщает британская газета The Times, узнавшая об этом от членов исламистской группировки и афганских чиновников.
«Российские разведслужбы направляют флотилии нефтяных танкеров в Афганистан через границу с Узбекистаном в Хайратоне, — пишет Энтони Лойд в материале, озаглавленном «Россия спонсирует «Талибан»* в войне против натовских сил». — Оттуда они бесплатно доставляются подставным компаниям, действующим от имени «Талибана». За счет этой договоренности примерно 2,5 млн долларов, получаемые наличными от продажи топлива каждый месяц, направляются напрямую казначеям повстанцев».
«Россия усилила свою поддержку в последние месяцы, явно пытаясь укрепить «Талибан» против «Исламского государства»», — комментирует автор.
«Мы перепродаем топливо и распределяем деньги напрямую среди наших командиров», — рассказал изданию казначей «Талибана»* из Газни. Ему было позволено пообщаться с журналистом в рамках усилий «Талибана»* по преданию огласке своих отношений с международными покровителями в ответ на решение президента Трампа в августе направить дополнительно 3800 американских военных и новое финансирование афганскому правительству, говорится в статье.
«Мы принимает деньги от русских без охоты, но это необходимо на этом этапе нашего джихада», — цитирует газета казначея.
«Российские поставки топлива начали поступать нам 18 месяцев назад, — рассказал 23-летний казначей журналисту The Times Энтони Лойду. Статья опубликована под заголовком «Российские наличные попадают напрямую в руки главарей «Талибана»». — Поначалу это были лишь несколько танкеров, чтобы протестировать систему. Но затем количество внезапно возросло, и каждый месяц прибывало множество танкеров. Русские дают все это нам бесплатно — мы просто платим пошлину за ввоз, а затем оставляем прибыль себе».
«Большая часть топлива перепродается подставными компаниями «Талибана» бизнесменам в Кабуле, — сообщает автор. — Затем деньги переводятся через непроницаемую финансово-расчетную систему «хавала», используемую террористическими группировками и боевиками в исламском мире».
«Я занимаюсь финансами лишь нескольких командиров «Талибана»* в одном секторе в одной провинции, — рассказал также казначей. — Я перевожу им деньги, а затем отчитываюсь за их распределение. Но есть множество других таких людей, как я».
Действиям России есть два объяснения, пишет корреспондент The Times Джайлс Уиттелл в статье под заголовком «Москва хочет подорвать усилия по стабилизации Афганистана». «Москва считает неофициальный союз с «Талибаном» потенциально полезным на том основании, что враг ее врага — ее друг, — говорится в статье. — Президент Путин считает ИГИЛ угрозой российским интересам от Сирии до Владивостока. Со своей стороны, «Талибан»* рассматривает ИГИЛ в Афганистане не как союзника в восстановлении теократии, а как противника в борьбе за местную власть».
Однако автор считает, что «поставки нефти, легко преобразуемые в наличные и затем в оружие, служат более широкой цели подрыва западных усилий по поддержке Афганской национальной армии и чрезвычайно ослабленного режима президента Гани», цитирует издание https://www.inopressa.ru
«Любая тактика, которая способствует путинской стратегии глобального раздора, получает его голос, — говорится в завершение. — То, что эта тактика позволяет поменяться ролями с ЦРУ, которое отравляло жизнь российским войскам в Афганистане в 1980-е годы, сделает ее лишь еще привлекательнее для Кремля».

Источник — aftag.info

Ирак: новый фронт гражданской войны?

Антон ВЕСЕЛОВ | 18.10.2017 |

События, последовавшие за референдумом о независимости Иракского Курдистана, свидетельствуют о том, что наиболее вероятным становится худший из возможных сценариев. Курды настаивают на своем праве на самоопределение, в Багдаде ссылаются на положения конституции страны. Главным камнем раздора при этом стали спорные территории, прежде всего богатые нефтью районы близ города Киркука.

27 сентября, на следующий день после обнародования результатов плебисцита (более 93% участников голосовали за независимость), парламент Ирака санкционировал использование иракской армии в спорных районах, находящихся под контролем пешмерга и потребовал от правительства обеспечить контроль над нефтяными месторождениями в Киркуке и в других спорных районах. Прозвучал также призыв к иностранным государствам отозвать свои дипломатические миссии из Эрбиля. В Багдаде намекнули на возможность уголовного преследования курдских чиновников за проведение референдума, не исключив выдачу ордера на арест президента М. Барзани.

C 18.00 29 сентября Ирак закрыл воздушное пространство автономии для иностранных гражданских самолетов, мотивируя это отказом Эрбиля в течение 72 часов передать под контроль Багдада все погранпереходы и международные аэропорты. Были приостановлены регулярные рейсы египетской Egypt Air, ливанской Middle East Airlines, иорданской Royal Jordanian Airlines, катарской Qatar Airways, эмиратской Fly Dubai, а также трех турецких авиаперевозчиков: Turkish Airlines, Atlas Global и Pegasus. Иранские авиакомпании прекратили полеты в Эрбиль и Сулейманию еще накануне референдума, и сегодня в Курдистан летают только рейсы Iraqi Airways, работающие на внутренних линиях. Показательно, что практически одновременно «по техническим причинам» были отключены каналы связи паспортных отделов региона с Багдадом и тем самым заблокировано оформление паспортов.

Жесткая позиция Багдада и раздающиеся оттуда воинственные высказывания объяснимы: федеральные власти получили активную поддержку Ирана и Турции – стран, чрезвычайно обеспокоенных перспективой распространения движения за независимость на свои территории с преимущественно курдским населением. Анкара и Тегеран открыто заявили о наличии совместных планов «решительного реагирования», и дело не ограничилось декларациями. С конца сентября эти страны закрыли свои границы с автономным регионом и стали наращивать группировки войск, готовясь вступить в бой.

23 сентября в Анкаре побывал с рабочим визитом начальник Генштаба ВС Ирака генерал-полковник Осман аль-Ганеми, и уже через два дня в приграничные с Иракским Курдистаном районы Турции прибыли подразделения иракской армии для проведения совместных маневров близ пограничного перехода Хабур. В начале октября в районе Киркука побывал командующий силами специальных операций КСИР Ирана генерал-майор Касем Сулеймани, который на месте ознакомился с обстановкой и дал указания своим подчиненным, действующим в Ираке. Проиранские лидеры иракского «народного ополчения» добавили накала страстям, заявив, что готовы «удалить курдов из Киркука и путем энергичного наступления защитить целостность Ирака».

13 октября федеральное правительство во главе с премьером Хейдаром аль-Абади выдвинуло курдам новый ультиматум и потребовало до 02:00 15 октября передать Багдаду контроль над аэропортом Киркука, все нефтяные месторождения в провинции, управление над военной авиабазой K-1 и рядом других объектов, вывести формирования пешмерга из спорных районов и т.д. В Эрбиле на ультиматум не отреагировали. И на рассвете 16 октября конфликт вступил в новую фазу. Подразделения иракской армии (в том числе 9-я бронетанковая дивизия), спецназ МВД и формирования «народного ополчения» начали операцию по «восстановлению конституционного порядка».

Иракские самоходные гаубицы на огневых позициях близ Киркука

Продвижение федеральных сил в целом не встретило серьезного сопротивления (сообщается о пяти уничтоженных бронемашинах наступающих, данных о потерях в живой силе не приводится), и в течение 16-17 октября они взяли под свой контроль значительную часть спорных районов, в том числе по причине сотрудничества части отрядов пешмерга с «ополченцами», что было воспринято в Эрбиле как предательство. Так, министерство пешмерга признало, что утром 16 октября под контроль шиитских ополченцев «аль-Хашд аш-Шааби» перешел город Туз-Хурмату (провинция Салах эд-Дин), и возложило ответственность за оставление города на покинувшие позиции подразделения пешмерга, подчиняющиеся вдове бывшего президента Ирака Джаляля Талабани, которая является членом политбюро Патриотического союза Курдистана (ПСК) – одной из главных оппозиционных сил в автономии. Было подчеркнуто, что «министерство не давало приказа отступать» и все покинувшие поле боя подлежат военному суду. Фактически без сопротивления под контроль федеральных сил перешел и езидский город Синджар, расположенный к западу от Мосула (провинция Нейнава).

Главные события, однако, разворачиваются в районе города Киркука. К 17 октября федеральные силы взяли под свой контроль основные стратегически важные мосты, автострады, нефтяные месторождения Бабагур, Авана и Бай Хасан и крупную военную базу К-1. Накануне шиитские ополченцы и армейские подразделения вошли в административный центр провинции и сняли флаги Курдистана, заменив их иракскими, на всех правительственных учреждениях. Десятки тысяч курдских жителей устремились в столицу Курдистана Эрбиль (около 100 км), опасаясь преследований.

В Эрбиле утверждают, что город был сдан в результате сделки между ПСК и «ополченцами». В частности, приводится некий документ, подписанный Павлом Талабани (сын покойного генерального секретаря ПСК и бывшего президента Ирака Джаляля Талабани) о выводе пешмерга, находящихся под их командованием. Документом, состоящим из 9 пунктов, предусматривается без сопротивления вернуть федеральному центру все спорные территории, контролируемые курдскими силами пешмерга. Багдад при этом обязуется выплачивать зарплаты части государственных служащих и пешмерга ПСК в соответствии со списком, который составит Павел Талабани. Со стороны федеральных властей документ подписал один из лидеров «народного ополчения» Хади аль-Амери, не имеющий никакой официальной должности в правительстве Ирака. В документе неслучайно подчеркивается, что выплаты зарплат будут осуществляться только лояльным Багдаду жителям автономии. И содержится предложение раздробить регион путем создания нового в составе провинций Халабджа, Сулеймания и Киркук и таким образом изолировать Эрбиль.

Тем временем представитель министерства пешмерга Халгурд Хикмат сообщил о большом подкреплении, направленном для подготовки к контрнаступлению и пообещал «восстановить контроль над всеми потерянными районами». Он назвал происходящее «началом новой политической военной фазы» и завершил без обиняков: «На последующих этапах вы увидите, как мы сломаем нос «аль-Хашд аш-Шааби».

В ситуацию были вынуждены вмешаться США, чьи военные базы расположены как в Иракском Курдистане, так и в других районах Ирака. Госсекретарь Рекс Тиллерсон предостерег правительство Ирака и его соседей от применения силы. «Мы призываем центральное правительство отказаться от угроз или даже намеков на возможное применение силы. Соединенные Штаты требуют от всех сторон, включая соседей Ирака, отказаться от односторонних действий и применения силы».

Между тем все больше политиков в Вашингтоне, знакомых с ситуацией не по заголовкам новостных лент и обладающих влиянием, уже в открытую призывают подержать курдскую автономию. Так, 27 сентября лидер демократов в Сенате Чарльз Шумер заявил: «Я считаю, что курды должны как можно скорее получить независимое государство, и позиция правительства Соединенных Штатов должна заключаться в поддержке политического процесса, который учитывал бы устремления курдов к независимому государству». Ранее конгрессмен Трент Фрэнкс представил законопроект в палате представителей США, призывающий к признанию самоопределения курдов. Высказался по теме и бывший посол США в ООН Джон Болтон – он призвал Вашингтон поддержать переход Курдистана к независимости и добавил: «Давайте посмотрим правде в глаза: государства Ирак, каким мы его знаем, больше не существует, и оно не вернется к единству». По его мнению, референдум о независимости, прошедший 25 сентября в Курдистане, «создал новую реальность», признание которой принесет пользу Вашингтону. Имя Дж. Болтона связано, в частности, с его знаменитым высказыванием в бытность главой американской делегации в ООН: он высказался тогда в том смысле, что, если из небоскреба штаб-квартиры убрать 10 этажей, мир этого не заметит.

Действительно, события, связанные с курдским референдумом, вновь обозначили проблему эффективности ООН и необходимость реорганизации этой «самой авторитетной международной организации». В Уставе ООН недвусмысленно сказано о праве народов на самоопределение. В сентябре в зале заседаний очередной Генассамблеи ООН находились среди прочих делегации стран, население которых составляет несколько десятков тысяч человек. Курдам же, общая численность которых превышает население Украины (и вчетверо – население родной нынешнему Генсеку ООН Португалии, где проживают чуть более 10 млн человек), в праве на государственность отказывается под различными предлогами, ни один из которых не выдерживает критики. Нации с многовековой историей, языком, менталитетом, территорией говорят: вам и так кое-где дали автономию, чего еще? Соображения «геополитической целесообразности» и интересы других государств, в том числе находящихся за тысячи километров, вновь превалируют над волеизъявлением миллионов людей и основополагающими принципами ООН, для защиты которых эта структура, казалось бы, и создавалась.

Впрочем, все становится на свои места, если учесть, что речь идет о реализации разработанного за океаном большого плана передела Ближнего Востока, и власти Багдада лишь играют отведенную им роль. Под лозунгами обеспечения территориальной целостности предпринимаются все возможные меры для того, чтобы Ирак перестал существовать как единое государство.

После референдума о независимости в Иракском Курдистане арабы-сунниты заявили о намерении организовать референдум о создании автономии для своих районов – это провинции Анбар, Салах эд-Дин, Нейнава, Дияла и суннитские районы Багдада, где проживает более трети территории страны. По словам шейха Музахима аль-Хуэта, сунниты имеют право на создание самоуправляемого региона, чтобы предотвратить повторение массовых убийств и зверств со стороны доминирующих в Ираке шиитских группировок.

Вновь заговорили о децентрализации и на юге Ирака. 15 октября Совет провинции Басра заявил о своем намерении объявить о самоуправлении, если центральное правительство будет и далее игнорировать местные нужды. Заместитель главы провинциального совета Валид Кахтан сказал, что провинция Басра обеспечивает более 80% бюджета Ирака благодаря добыче и экспорту нефти, морским портам и другим ресурсам, но поступления в местный бюджет мизерны. «Провинция будет стремиться к декларации региона для обеспечения своих прав», – подчеркнул он.

Источник — fondsk.ru

Зачем Москва хочет укрепить позиции в Центральной Азии

Динамика развития афганского кризиса стала причиной того, что Россия наряду с дипломатическими мерами готова рассматривать и военные подходы к решению проблем вокруг Исламской Республики. Пока что они касаются пограничной ситуации. В частности, по итогам встречи со своим таджикским коллегой глава Министерства обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что положение Афганистана «меняется не в лучшую сторону», и предложил Душанбе более интенсивно заняться планом применения объединенной группировки войск России и Таджикистана. По мнению главы российского оборонного ведомства, такие шаги помогут «гарантированно выполнять задачи по обеспечению безопасности в регионе».

Больше всего в России обеспокоены усилением в Центральной Азии «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ), боевики которого, по уверению руководства Минобороны, после тяжелых потерь в Сирии и Ираке ищут новый регион обитания. «Один из них – Афганистан», – заявил замминистра обороны РФ Александр Фомин, тезисно пересказывая выступление своего начальника в Душанбе. Предполагаемый транзит джихадистов из Сирии и Ирака в Исламскую Республику обсуждается и в формате Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Так, эта тема была поднята на встрече контактной группы ШОС–Афганистан, которая состоялась в Москве на непривычно высоком для этого формата уровне: аспекты афганского кризиса обсуждали заместители министров иностранных дел.

Однако, если факт существования ячеек ИГ в Центральной Азии невозможно поставить под сомнение, иначе обстоят дела с выводом, что сирийские и иракские боевики самопровозглашенного «халифата» могут передислоцироваться в Афганистан. Для этого Ирану нужно было бы признать, что у него есть пробелы в безопасности, которые делают возможным свободное перемещение джихадистов на территорию соседнего государства. Тезис несет в себе скорее политический подтекст. Заявления о «переезде» джихадистов в другой регион дают Москве повод усилить военное присутствие в граничащих с Афганистаном государствах, некогда входивших в СССР. С учетом предложений, сделанных Шойгу, подобное укрепление позиций России на центральноазиатском направлении, которое находится в зоне ответственности Центрального военного округа, можно будет наблюдать в ближайшем времени.

Не исключено, что роль катализатора в данном случае сыграла анонсированная президентом США Дональдом Трампом стратегия по Афганистану, предполагающая увеличение американского контингента и усиления давления на Пакистан. «До тех пор пока Соединенные Штаты находятся в Афганистане, Москва будет испытывать беспокойство по поводу того, что у Вашингтона есть долгосрочные амбиции по разработке своего рода стратегического подхода к Евразии, из-за которого для России могут исходить угрозы, например, из Центральной Азии, – заявил «НГ» заместитель директора и научный сотрудник программы «Россия и Евразия» Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Джеффри Манкофф, консультировавший Госдепартамент по вопросу российско-американских отношений. – Ну, и, конечно же, ни США, ни Россия не хотят, чтобы Афганистан вернулся к тому состоянию, в котором он находился до сентября 2001 года, когда радикальные правители и гражданская война превратили страну в магнит для джихадистов со всего мира».

Повод для беспокойства у России действительно есть, если учитывать, что в рамках трамповской стратегии Пентагон в течение трех-пяти лет планирует полностью «пересадить» афганских военных с российских Ми-17 на американские UH-60 Black Hawk. Это анонсировал глава американского Командования содействию безопасности генерал-майор Стивен Фармен. В экспертной среде подобную ревизию связывают с попыткой отказаться от российского и советского военного наследия. «Вертолеты, танки и оружие – это напоминание о том, что СССР когда-то внес свой вклад в Афганистан, – заявил «НГ» директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. – Полный переход афганской армии и правоохранительных структур на американское вооружение говорит в первую очередь о том, что этой памяти больше не будет». Аналитик предполагает: раньше переправка российской техники в Исламскую Республику была возможна только благодаря тому, что Москва не протестовала против политики западных стран на афганском направлении.

Сейчас же ситуация кардинально изменилась. В одном из недавних интервью спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов призвал США уйти из Исламской Республики из-за того, что их действия только укрепляют фактор нестабильности. Ранее столь резких заявлений по поводу афганского кризиса российская сторона избегала. Сейчас она ведет работу на региональном направлении, пытаясь нивелировать разногласия между ключевыми игроками. Встреча контактной группы ШОС–Афганистан, которая прошла в Москве при участии двух новых членов организации – Индии и Пакистана, была созвана после почти восьмилетнего перерыва как раз по инициативе российской стороны. «Россия пытается сплотить регион, – заявил в связи с переговорами по линии ШОС Нессар. – В Москве, да и, наверное, в Пекине, поняли, что разобщенность делает регион слабее». Аналитик указывает на то, что заинтересованным сторонам сейчас, как никогда, необходимо выработать единый подход к афганскому урегулированию.

Впрочем, говорить, что Россия и США с учетом последних событий полностью свели на нет контакты по ситуации в Афганистане, нельзя. Так, «на полях» Генассамблеи ООН в Нью-Йорке состоялась беседа Кабулова и его американской коллеги Элис Уэллс. С точки зрения налаживания рабочего контакта спецпредставитель российского президента оценил прошедшую встречу положительно, однако призвал повременить с выводами о том, что в этом направлении у двух стран есть некий прогресс. Фактором, значительно осложняющим российско-американский диалог, служат обвинения Белого дома в том, что Россия вооружает «Талибан» (запрещен в РФ). Так, например, комментируя «НГ» состояние двусторонних отношений, бывший заместитель госсекретаря США Филипп Кроули посетовал, что раньше Москва боролась с талибами из-за страха перед исламизмом. Теперь же она, по его мнению, «помогает «Талибану», усложняя жизнь Кабулу и Вашингтону, потому что боится США больше, чем кого-либо еще».

С неодобрением в Москве смотрят и на намерение Вашингтона давить на Пакистан, который международное сообщество подозревает в укрывательстве боевиков, ведущих действия на территории Афганистана. Кабулов в своих комментариях прессе обращал внимание на то, что с Исламабадом необходимо считаться как с важным региональным игроком. Любое силовое давление на эту страну может послужить еще одним фактором дестабилизации, уверял спецпредставитель российского президента. Не случайно пакистанские военные приняли участие в двухнедельных учениях «Дружба-2017», которые проходили в конце сентября в Карачаево-Черкесии. В Министерстве обороны Пакистана пояснили, что маневры нацелены на укрепление военных связей и на обмен опытом, необходимым в проведении контртеррористических мероприятий.

Региональный подход, который практикует Россия, пока кажется наиболее перспективным. В идеальной ситуации, полагают аналитики, Москва могла бы принять участие и в процессе афганского примирения. «Лучший способ вернуть себе влияние в Афганистане это выступить посредником в каком-либо политическом соглашении между враждующими сторонами, предложить сыграть роль в контроле над соблюдением сделки, а затем оказать помощь в восстановлении послевоенного афганского правительства, – считает Манкофф. – Такой подход не представляется реалистичным, но если Россия сможет сыграть конструктивную роль в прекращении конфликта в Афганистане (как и в Сирии), думаю, США и другие союзники не будут ей мешать». Пока же России приходится работать исключительно с соседями Исламской Республики.
16.10.2017
Игорь Субботин

Источник — Независимая газета

Россия и Китай отказались от доллара

Китайская валютная торговая система (CFETS) заявила о создании платежной системы для проведения транзакций в юанях и российских рублях, сообщвает агентство Reuters. 

Отмечается, что платежная система для торговли в юанях и другой иностранной валюте создана впервые.
Система PVP (payment versus payment, платеж против платежа), позволяющая проводить сделки в двух различных валютах, была запущена в понедельник после одобрения Народного банка Китая.
Фактически эта платформа позволит проводит взаиморасчеты без посредничества доллара. Согласно сообщению CFETS, PVP сократит риски при расчетах и улучшит эффективность валютного рынка.
CFETS сообщила также, что планирует создать подобные системы для юаня и других валют в рамках проекта «Один пояс, один путь», что будет соответствовать процессу интернационализации юаня.
http://eurasiadiary.com/ru/news/world/199986-rossiya-i-kitay-otkazalis-ot-dollara

Пятизвездочный визит: почему саудовский король решил приехать в Москву

Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд и Владимир Путин (Фото: Алексей Никольский / ТАСС)

На переговорах в Кремле президент России и саудовский монарх заявили о намерении открыть новую страницу в отношениях между странами. Однако политические разногласия по Сирии и Ирану могут нарушить идиллию, говорят эксперты
Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд и Владимир Путин (Фото: Алексей Никольский / ТАСС)

Короля 90 лет ждут

В Москве продолжается первый в истории отношений России и Саудовской Аравии (установленных СССР и королевством еще в 1926 году) визит главы этой арабской монархии. 81-летний Сальман бен Абдель Азиз аль Сауд в сопровождении свиты численностью около 1 тыс. человек прибыл в Москву 4 октября и, как ожидается, пробудет в столице до 7 октября. Пребывание в Москве саудовской делегации, занявшей все свободные номера пятизвездочных отелей вокруг Кремля и Красной площади, обойдется королевству по меньшей мере в $3,3 млн.

Визит можно считать ответным: президент России Владимир Путин побывал в Саудовской Аравии в 2007 году, где его принимал предыдущий монарх Абдалла. ​Сальман бен Абдель Азиз аль Сауд стал королем в начале 2015 года, в том же году началось российско-саудовское сближение и состоялась первая встреча Путина с королем — на саммите «двадцатки» в Турции.
Реклама

Главным переговорщиком с саудовской стороны до сих пор был сын короля — министр обороны Мухаммед бен Сальман, летом этого года утвержденный в ранге наследного принца. Еще в 2015 году во время визита в Санкт-Петербург принц говорил, что его отец принял приглашение Кремля посетить Россию. Сам принц не раз приезжал в Россию, встречаясь не только с представителями Кремля и Белого дома, но и с главой Чечни Рамзаном Кадыровым.

«Мягкий переворот»: что значит смена наследника Саудовской Аравии
Политика

Однако визит короля не состоялся ни в 2015-м, ни в 2016 году. В этом году к нему вновь начали готовиться, в активную фазу подготовка перешла в сентябре, когда Москву посетила саудовская делегация во главе с министром информации королевства Авадом бен Салехом аль-Авадом.

Многолетние усилия увенчались торжественной встречей короля во Внуково и 5 октября в Кремле, где прошли переговоры с Владимиром Путиным. 6 октября король встретится с премьер-министром Дмитрием Медведевым.

Пришло время

Встреча лидеров станет «поворотным пунктом» в отношениях и выведет сотрудничество на новый уровень, который «обеспечит плодотворный вклад в стабильность на Ближнем Востоке и в Северной Африке», говорил министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью газете Asharq Al-Awsat. Его саудовский коллега Адель аль-Джубейр называл визит Аль Сауда в Москву «историческим событием».

До 1990 года контактов между Москвой и Эр-Риядом фактически не было, их оживил первый кризис в Персидском заливе между Ираком и Кувейтом, но они снова сошли на нет во время конфликта в Чечне. В Москве неоднократно возмущались тем, что монархии Персидского залива, в том числе Саудовская Аравия, поддерживают экстремистов на Северном Кавказе, напоминает в обзоре для Центра Карнеги Марианна Беленькая.

После активизации отношений в 2007 году снова начался спад — из-за событий «арабской весны»: Саудовская Аравия и Катар поддерживали смену дружественных России режимов (в Египте, Ливии, Сирии). В сирийском конфликте монархия встала на сторону повстанцев, начав их вооружать и требуя скорейшей отставки президента Сирии Башара Асада. В Эр-Рияде с 2011 года базируется Высший комитет по переговорам сирийской оппозиции. После переговоров на высшем уровне в июне 2015 года отношения снова вошли в пике после начала российской операции в Сирии в сентябре того же года. Эр-Рияд российское вмешательство осудил.

К сентябрю этого года ситуация в Сирии кардинально изменилась. «ИГИЛ (запрещена в России) практически разгромлена, и пришло время договариваться о будущем Сирии», — говорит эксперт, доцент кафедры востоковедения МГИМО МИД России Николай Сурков. Саудовская Аравия хочет сохранить свои позиции в регионе, поэтому заинтересована в переговорах с Москвой.

Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд (Фото: Сергей Карпухин / Reuters)

Официальное объяснение сближения стран дал журналистам в сентябре аль-Авад: Саудовская Аравия стремится диверсифицировать свои внешнеполитические и внешнеэкономические связи, это необходимо для реализации стратегической программы развития «Видение Королевства Саудовская Аравия: 2030». России как партнеру в этой программе уделяется повышенное внимание, говорил он. Основной стратегический партнер королевства — Вашингтон. Объем торговли между странами в 2016 году составил $142 млрд (по данным Министерства торговли королевства). В Эр-Рияде поняли, что нельзя опираться только на США, тем более что американские политики не раз критиковали страну за недостаточную борьбу с терроризмом, отмечает Нурхан Эль-Шейх, профессор политологии Каирского университета, эксперт клуба «Валдай». Без России теперь нельзя решить проблемы Ближнего Востока, есть у саудовцев и внутренний интерес — страна нуждается в технологиях, стремясь снизить зависимость от нефти, перечисляет Эль-Шейх.

Еще одна причина — обоюдная заинтересованность в сохранении высоких цен на нефть (страны совокупно обеспечивают 25% мировой добычи нефти). Соглашение по сокращению нефтедобычи между странами, входящими и не входящими в ОПЕК, подписанное в конце прошлого года при активном участии России и Саудовской Аравии, принесло дополнительные доходы в бюджет России в размере от 700 млрд до 1 трлн руб., говорил министр энергетики Александр Новак. У Саудовской Аравии на доходы от нефти приходится 87% бюджетных доходов и 42% ВВП.

«Состоявшийся визит говорит о том, что саудиты психологически созрели до понимания необходимости выстраивания отношений с Россией на более разносторонней основе», — считает эксперт Российского совета по международным делам Максим Сучков. По его словам, к этому монархию сподвигли глубокие региональные проблемы с соседями, в том числе с Катаром и Ираном, а также неудовлетворенность традиционными западными союзниками.

Дружественный настрой

Атмосфера на переговорах в Кремле, как следует со слов Путина и короля, была наилучшей. Путин назвал беседу содержательной, предметной и доверительной. Король несколько раз повторил, что рад находиться в «дружественной стране», с которой у его страны совпадают взгляды «на многие региональные и международные проблемы». Некоторые из них он перечислил. ​Саудовская Аравия, по его словам, выступает за создание независимого палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме, заявил король. О том, что Россия поддерживает такой же вариант, ранее говорил и Путин.

Игра в независимость: почему Курдистан не станет отделяться от Ирака
Политика

Говоря о Сирии, король призвал выполнять договоренности по урегулированию, заключенные в Женеве, которые поддерживает и Россия. Не обошел вниманием король и положение мусульман-рохинджа в Мьянме, призвав уменьшить их страдания. Путин 3 октября также выражал обеспокоенность ситуацией в этой стране. Позиции России и Саудовской Аравии совпадают и в вопросе об Иракском Курдистане, где 25 сентября прошел референдум об отделении от Ирака. Обе страны выступают за территориальную целостность Ирака.

Единственный пункт расхождения, как следует из заявления короля, — Иран. ​Стабильность на Ближнем Востоке невозможна без отказа Ирана «от вмешательства во внутренние дела государств региона, отказа от деятельности по дестабилизации ситуации в этом регионе», заявил в Кремле король. Противостояние Эр-Рияда и Тегерана длится десятилетиями, есть в нем и религиозный фактор: Саудовская Аравия — суннитское государство, а ее король хранит главные мусульманские святыни, Иран — шиитское. Эр-Рияд считает, что Тегеран вмешивается в дела Сирии, Катара, Йемена, Ирака и Ливана. Россия никогда не критиковала Иран за эти действия.

Цель Саудовской Аравии — отдалить Москву как можно дальше от Ирана, позиции которого усиливаются в Сирии, говорит Николай Сурков. Москве, если она хочет развивать отношения с Эр-Риядом, придется убедить Иран в том, что главное — урегулировать ситуацию в Сирии, а не сохранить во главе страны президента Башара Асада, а также добиться снижения роли шиитской группировки «Хезболла» в Сирии​, говорит Григорий Косач, профессор кафедры современного Востока факультета истории, политологии и права РГГУ.

Итоги первого дня

Стороны признали, что уровень отношений не соответствует их потенциалу. По данным Министерства экономического развития РФ, товарооборот между странами в первом полугодии составил $430 млн (вырос на 30% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года). Увеличить товарооборот может реализация соглашений, заключенных на первом российско-саудовском форуме по инвестициям, прошедшем 5 октября в Москве (см. врез). Страны также приняли решение о расширении сотрудничества в военно-технической сфере — будет создана комиссия по ВТС, которая проведет первое заседание до конца года, сообщил по итогам переговоров Лавров.

Арабские телеканалы Al-Arabiya и Sky News Arabia 5 октября как о деле решенном сообщили о согласии Саудовской Аравии купить российские системы С-400. О том, что такая сделка готовится, писал «Коммерсантъ». Информацию о том, что между Россией и Саудовской Аравией достигнуто соглашение на поставку С-400, подтвердил и источник РБК в концерне «Алмаз-Антей» (производитель систем ПРО). По его словам, еще год назад никто не рассчитывал, что у России появится такой контракт.

Прорыв в НАТО: что стоит за покупкой Турцией российских С-400
Политика

Огромная делегация, сопровождающая короля, особенно инвесторы и бизнесмены, свидетельствует о подлинном намерении развивать взаимное сотрудничество, говорит Нурхан Эль-Шейх. Однако Григорий Косач склонен выражать «осторожный оптимизм» по поводу возможных результатов визита короля. Эксперт допускает, что в очередной раз могут появиться раздражающие факторы, которые опять испортят отношения двух стран: «в конце концов проблема Ирана не ушла в сторону, судьба президента Сирии Башара Асада — вопрос, разделяющий Москву и Эр-Рияд». ​

​Саудовские миллиарды

Вместе с королем в Россию приехали представители примерно 100 компаний, в том числе крупнейшей по запасам и добыче в мире нефтяной Saudi Aramco, нефтехимической Sabic, частных нефтесервисных компаний.

Saudi Aramco договорилась о сотрудничестве с «Газпром нефтью» и «Сибуром», 6 октября компания обсудит сотрудничество с «Роснефтью». С «Газпром нефтью» арабская компания планирует развивать технологии добычи, а также, возможно, работать в научно-исследовательском направлении. Следующим шагом может быть совместная разработка месторождений, рассказал гендиректор «Газпром нефти» Александр Дюков.

С «Сибуром» и Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) Saudi Aramco договорилась о сотрудничестве в нефтепереработке и нефтехимии. Компании планируют инвестировать около $1,1 млрд в газохимический проект в Саудовской Аравии, рассказывал в интервью Financial Times Александр Новак. Подробности соглашения «Сибур» не комментирует.

Saudi Aramco также рассматривает возможность покупать российский СПГ и участвовать в российских СПГ-проектах, рассказал журналистам глава компании Амин Нассер. Саудовская компания также заинтересована сотрудничать с российскими партнерами в трейдинге и нефтесервисе. В частности, Россия и Саудовская Аравия инвестируют $150 млн в российскую буровую компанию Eurasia Drilling Company, рассказывал Александр Новак. Инвестиции в нефтесервис позволят российским игрокам получать контракты в королевстве, объяснил глава РФПИ Кирилл Дмитриев. Saudi Aramco также планирует сотрудничать с трейдинговой «дочкой» ЛУКОЙЛа — Litasco.

Помимо этого РФПИ, Saudi Aramco и суверенный фонд Саудовской Аравии Public Investment Fund (PIF) договорились об инвестициях в $1 млрд в энергетический сектор, еще $1 млрд PIF и РФПИ планируют инвестировать в технологический сектор, сообщили компании.

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/politics/05/10/2017/59d60bf49a79476a655118b8?utm_source=smi2&utm_medium=smi2&utm_campaign=smi2

Что Киев выигрывает от ссор Эрдогана с Брюсселем, Вашингтоном и Москвой

© Пресс-служба президента Украины

«Крымский вопрос» теперь скорее объединяет две страны, а стремящаяся к повышению своего статуса в международных делах Турция довольно легко вовлекается в разного рода внешнеполитические проекты.

Максим Михайленко

Киевский визит президента Турции Реджепа Эрдогана происходил на фоне усиления напряженности в отношениях между Анкарой — с одной стороны, и Европейским Союзом, США и даже Россией — с другой. Кажется, единственными крупными мировыми игроками, с которыми Эрдоган еще не успел или не смог побить горшки, являются, пожалуй, разве что Китай и Индия, пытающиеся действовать на Большом Ближнем Востоке максимально незаметно. Другим везет меньше.
Причины и поводы
Так, синхронно с украинской поездкой, разворачивается очередной скандал между Турцией и США. На прошлой неделе в Стамбуле был задержан сотрудник консульства США, причем гражданин Турции. Турецкие власти заподозрили его в связях с местным «Эммануэлем Голдстайном» — некогда наставником и соратником Эрдогана Фетхуллой Гюленом, а ныне оппозиционным исламским проповедником, еще недавно жившим в изгнании в США и обвиняемым в организации в прошлом году военного мятежа в Турции.

Вашингтон ожидаемо осудил этот шаг как безосновательный и наносящий вред двусторонним отношениям. В американском заявлении говорится, что приостановлена выдача неиммигрантских виз во всех дипломатических учреждениях США на территории Турции. Неиммигрантские визы выдаются туристам, а также людям, приезжающим в США на лечение, по делам бизнеса, на временную работу или учебу. Не заставив себя долго ждать, в воскресенье 8 октября турецкое посольство в Вашингтоне заявило: «Недавние события вынуждают правительство Турции пересмотреть наше отношение к приверженности правительства США обеспечению безопасности турецкой миссии и ее сотрудников».
«Для того, чтобы максимально сократить количество визитов в наши дипломатические и консульские миссии в США на время процесса переоценки, мы немедленно приостановили выдачу виз гражданам США в наших дипломатических и консульских учреждениях в США». Эта мера, как сообщило посольство, касается бумажных и электронных виз, а также виз, выдаваемых на границе. Иными словами, взаимная выдача виз практически полностью прекращена.

Однако, думается, что дело не только и не столько в фиксации Эрдогана на Гюлене, сколько, с одной стороны, в неудовольствии, которое испытывает Турция по поводу американской политики в отношении курдов, критической позиции Вашингтона в отношении нынешнего турецкого правительства, а с другой — в настороженности США по поводу турецкого флирта с Россией. Но здесь возникает неувязка. Турция необходима России гораздо больше, чем Россия — Турции, уже некоторое время такой вывод может сделать даже зомбированный зритель путинского телевидения. Логистика военного присутствия россиян в Сирии, функционирование российского туристического, строительного, в заметной степени продовольственного рынков, и, что самое главное, рынок газа и перспектива транспортировки российского газа через Турцию в ЕС — всем этим Анкара не первый месяц держит Москву за горло.
Недавно считалось, что — в какой-то степени, по-видимому, испытывающий благодарность к Путину за ту или иную поддержку в ходе попытки переворота, а также пугающий НАТО угрозами то ли выхода, то ли ограничения участия, Эрдоган станет еще и покупателем российского оружия. Но такая сделка вдруг перестала складываться. 9 октября Турция объявила, что может отказаться от приобретения российских зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 в случае, если не будет достигнуто соглашение о совместном производстве. Такое заявление сделал министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в интервью газете Akşam.
По его словам, Турция испытывает потребность в закупках С-400, так как стране необходимо защищать свое воздушное пространство. «Однако, если настроенные против России страны не хотят, чтобы Турция покупала у нее С-400, то они должны предоставить нам свой вариант», — сказал турецкий министр. Москва и Анкара заключили контракт о поставке в Турцию зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 «Триумф» 12 сентября 2017 года.
Тогда же Эрдоган говорил о том, что Анкара сделала первый взнос за приобретаемые у Москвы С-400. Следующий шагом должно было стать получение кредита от России на оставшуюся сумму. Опять-таки, можно говорить о том, что России надо продавать эти системы хотя бы куда-нибудь, а это стало сложным делом после американского обстрела сирийской авиабазы Шайрат, когда «кривизна земли» помешала россиянам действовать адекватно.
Киев как сцена
Оказалось, что предыдущие поколения этих ЗРК (находящихся, в том числе, и на вооружении Украины) более надежны. В этом смысле любопытно прозвучали слова Чавушоглу о том, что если Россию не устраивает совместное производство (то есть, в том числе и передача технологий), то Турция может заключить такое соглашение и с другой страной. И на следующий день президент Эрдоган едет в Киев.
Вопрос, конечно, скользкий, но Турция — член НАТО, и как показала вторая война в Заливе, имеющий причины обижаться на своих западных союзников, по поводу интервенции в Ирак расколовшихся и не предоставивших Турции надежных гарантий защиты от контрнаступления Хусейна.
Сегодня Турция более чем активна в своем геополитическом подбрюшье — Сирии, где в ряде регионов ее армия присутствует с избытком, стремясь не допустить срастания курдских анклавов в Сирийский Курдистан. Потому что за ним логически следует Курдистан турецкий, а это конец существования Турции в ее нынешней форме. Отсюда и подчеркнутое внимание Эрдогана ко всем другим меньшинствам в стране (между прочим, такую коалицию, только в Сирии, создавали и Асады, но они и сами представители алавитского меньшинства). Что, кстати и проявилось в украинской столице в эпизоде между Эрдоганом и Мустафой Джемилевым, вступившими в дружеский диалог прямо на торжественной церемонии представления президенту Турции участников переговоров.
Продолжая эту мысль, президент Турции — и этим его вояж в Киев интересен с точки зрения дипломатической истории — именно из Украины сделал жесткие заявления в адрес России, все время надеявшейся, что ее авансы и сервильное поведение по отношению к Турции как-то смягчат или изменят турецкую позицию по Крыму. Очевидно, что для этого используется и представление о том, как именно устроена психика самого Реджепа Тайипа Эрдогана, политика автократического типа.
Но — ничего подобного не происходит, в частности потому, что Россия слишком зависима от Турции, потому что трения Турции с ЕС и США, связанные с желанием Эрдогана, чтобы Турцию воспринимали как один из мировых полюсов силы, вовсе не означают автоматически альянсов со странами-изгоями и противниками западной цивилизации. И потому, что при всем своем «султанизме» Эрдоган в первую и главную роль — партийный вождь, личность идеологизированная, а попытки уличить его в коррупции результата не имели.
Отсюда и идеальное разграничение мух и котлет — турки используют Россию там, где им удобно, но политически их позиции ничем не отличны от Запада, а вот России очень сложно как-либо использовать Турцию (иначе на авиабазе «Инджирлик» уже заправлялись бы российские бомбардировщики). Остается бороться с помидорами.
Вернемся, однако, в Киев.
Дружить «оборонками»
По словам президента Петра Порошенко, только за шесть месяцев текущего года товарооборот между Украиной и Турцией вырос почти на 20%. Значительно повысился и уровень турецких инвестиций в экономику Украины. Таким образом, Турция вошла в топ-5 торговых партнеров Украины и в топ-10 иностранных инвесторов нашу страну. Несомненно, слышать это Эрдогану было приятно, но надо понимать, что такой пассаж президента Украины — обертка для важных и системных соглашений, подписанных 9 октября в Киеве. Турецкий президент, в свою очередь, заявил, что «принимая во внимание последние события, мы решили как можно скорее вывести товарооборот на 10 миллиардов долларов». Осталось неясным, что именно имеется в виду — новая договорная база или перспективы дальнейшей изоляции РФ (Турция, отметим, не входит в систему режима санкций против России, но имеет с ней крайне запутанные торгово-экономические отношения).
Так или иначе, но объем и масштаб новых соглашений заставляет воспринимать украинско-турецкие отношения не только как успешные, но и как некую региональную подсистему, появление которой нервирует Москву (а возможно, уже и ЕС).
Так, по результатам Шестого заседания Стратегического совета высокого уровня между Украиной и Турецкой Республикой было подписано двустороннее соглашение о защите инвестиций, и изменения, которые были внесены в соглашение об избежании двойного налогообложения, предоставят дополнительный толчок двустороннему взаимодействию.
Украинская и турецкая стороны также подписали План действий по развитию двусторонних отношений между Украиной и Турцией на 2017-2019 годы (таким образом, этим направлением занимаются постоянно и под него собран соответствующий аппарат, живущий в режиме докладов).
Соглашение о взаимном содействии и защите инвестиций создает алгоритм содействия привлечению взаимных инвестиций из Турции на Украину и из Украины в Турцию, определяет механизм их взаимной защиты на территориях обоих государств, способствует справедливому и равноправному режиму инвестирования.Кроме того, подписаны межправительственные Протокол о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения и предупреждении налоговых уклонений относительно налогов на доходы и имущество, а также Имплементационный протокол о сотрудничестве в области географической информации. Скромное название этого документа не должно обманывать — того и гляди, российские конспирологические сказки об использовании навигационных приложений к смартфонам в качестве инструмента шпионажа станут былью.
Однако, в принципе, такая договоренность указывает на высокий уровень доверия между странами и способствует развития малого спутникостроения (кстати говоря, из России, напоровшись на множащиеся непреодолимые ограничения, малое спутникостроение сбежало в США).
По итогам переговоров был подписан меморандум о сотрудничестве между Дипломатической академией Украины при МИД Украины и Дипломатической академией Турецкой Республики. Иными словами, расширен канал легального обмена информацией.
Наконец, одной малозаметной строчкой: «также были подписаны контракты между украинскими и турецкими компаниями в оборонной сфере». И, похоже, это все-таки была главная причина такого позитивного визита турецкого лидера. Ведь еще с 2015 года между Украиной и Турцией развивается сотрудничество сразу в нескольких секторах военно-промышленной и авиастроительной отраслей (теперь к ним может добавиться и попытка совместного производства зенитно-ракетных комплексов, почему нет?). Можно вспомнить и о совместном самолете, и о совместном строительстве объектов космического назначения в других странах, и многих других развивающихся программах. Неудивительно, что вместо 45 минут президенты провели наедине 3 часа.
Не альянс. Пока
Любопытно, впрочем, что проект общей зоны свободной торговли за «отчетный» период несколько притормаживался (а ведь для Украины это будет третья ЗСТ с развитой страной, членом ОЭСР после Канады и ЕС). Однако, возможно, и туркам было не до этого, учитывая референдум, войну в Сирии и кризис в отношениях с Евросоюзом (по сути, отказ от старинной внешнеполитической цели — членства в ЕС). Тем не менее, о ЗСТ пошла речь на встрече между Эрдоганом и премьером Гройсманом.
Они обсудили подготовку Соглашения о зоне свободной торговли между странами. Киев и Анкара готовы активизировать работу по завершению подготовки Соглашения о зоне свободной торговли. «Об этом говорил сегодня с Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Заключенные во время заседания Стратегического Совета высокого уровня под председательством президентов Украины и Турецкой Республики соглашения о взаимной защите инвестиций и избежании двойного налогообложения — хороший сигнал для деловых кругов и бизнеса обеих стран», — написал премьер-министр. Хочется верить, что эта линия будет развиваться в соответствии с планом стратегического сотрудничества, к которому Турция относится, как видим, очень серьезно. А судя по отдалению Анкары от своих традиционных союзников — это стратегическое партнерство продолжит динамично углубляться.
Тем более, что «крымский вопрос» теперь скорее объединяет две страны, а стремящаяся к повышению своего статуса в международных делах Турция довольно легко вовлекается в разного рода внешнеполитические проекты. Так, по словам Петра Порошенко, Украина была бы очень заинтересована в увеличении представительства Турции в специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. Также в ближайшее время «особую важность будет иметь для нас поддержка нашими партнерами, в частности Турцией развертывания миротворческой миссии ООН на территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей». Поддерживающая ввод миротворцев на Донбасс Турция, как член НАТО, с одной стороны, и суверенный игрок — с другой, и впрямь привлекательный кандидат в «доминирующие участники» любых миротворческих операций на востоке Украины.
Но не забыт и Крым: Россию продолжают стигматизировать преступной аннексией. Многое делается на этом направлении между крымскотатарскими организациями и Анкарой. Президент Эрдоган, которому в последнюю очередь нужен какой-либо сепаратизм либо нападения соседних стран для «исправления исторической несправедливости», очень четко придерживается курса на поддержку территориальной целостности Украины и деоккупации Крыма. В общем и целом, встреча украинского и турецкого лидера прошла на заслуженно мажорной ноте, нельзя сказать, что кроме тривиальных инцидентов, омрачает сегодня стратегическое партнерство Украины и Турции.
Что же касается отношений Эрдогана с внутренними и внешними оппонентами, то пока что ему практически всегда удавалось побеждать. Об этом следует помнить несмотря на перманентные истерики в западных и турецких оппозиционных СМИ. А с учетом обострения подростковых комплексов у некоторых наших западных соседей, постоянное усиление южного вектора украинской внешней политики — дело не просто взаимовыгодное, но и неизбежное.

http://inosmi.ru/politic/20171011/240491183.html

 

Нефтяная курдская карта от Путина

В то время как Турция, Иран и Ирак в ответ на референдум Курдской региональной администрации Ирака (КРАИ) о независимости постепенно наращивают сотрудничество, от России последовал интересный выпад. Российский лидер Путин, отметив, что референдум — внутреннее дело Ирака, предупредил о возможном введении нефтяного эмбарго в отношении КРАИ: если вентили будут перекрыты, возрастут цены на нефть.

Кризис, связанный с референдумом о независимости, который КРАИ провела 25 сентября невзирая на то, что весь мир был против, постепенно углубляется. Продолжаются военные учения, начатые у границ КРАИ после того, как Турция, Иран и Ирак прекратили воздушное сообщение с Эрбилем. В то время как в спорных районах, в том числе Киркуке, идет усиление присутствия пешмерга и федеральной армии, от России последовало интересное заявление об этом кризисе. Москва, которая с самого начала выступала в защиту территориальной целостности Ирака, но выражала уважение к «праву наций на самоопределение», в этот раз сделала предупреждение по поводу нефти.

Российский лидер Путин прокомментировал призывы о применении нефтяного эмбарго в отношении КРАИ после референдума о независимости: «Нефтяное эмбарго в отношении Иракского Курдистана приведет к росту цен на нефть. Но на это вряд ли кто-то пойдет». Путин, выступивший на пленарном заседании Российской энергетической недели в Москве, дал следующий ответ на вопрос, связанный с референдумом о независимости 25 сентября в КРАИ: «У нас добрые отношения с курдским народом были исторически. Мы не вмешиваемся в эти процессы, ничего не провоцируем и никого ни к чему не подталкиваем. Мы убеждены, что нужно делать все необходимое, чтобы не поджигать ситуацию вокруг Иракского Курдистана».

«Все наши высказывания направлены на то, чтобы стороны могли найти путь к контакту и поиску взаимоприемлемого решения, — сказал Путин. — Референдум о независимости — внутреннее дело Ирака». Путин также выразил понимание, что это чувствительная тема для Турции, Ирана и Сирии. С другой стороны, при ответе на вопрос о том, что станет с Эрбилем, если Турция перейдет от слов к делу и действительно прекратит поставки нефти из КРАИ, Путин отметил: «Прекращение нефтепотока скажется на глобальных энергетических рынках, цены пойдут вверх. Но, думаю, в этом мало кто заинтересован. Озвучиваемые призывы не должны провоцировать ситуацию».

Вместе с тем советник премьер-министра КРАИ Нечирвана Барзани Салих Мелеомер в интервью российскому информагентству Sputnik заявил, что в случае закрытия Турцией и Ираном КПП на границе с КРАИ Анкара и Тегеран тоже понесут экономические потери. Тем не менее в КРАИ хотели бы поддерживать хорошие отношения с Турцией, Ираном и Ираком, подчеркнул Мелеомер.

Формула «особого административного района» для Киркука

Модель «особого федеративного управления», предложенную премьер-министром Ирака Хайдером аль-Абади в отношении Киркука, поддержали туркмены. Официальный представитель Иракского туркменского фронта Али Мехди высказался по поводу формы управления в Киркуке: «Мы поддерживаем модель «особой федерации» в Киркуке». Мехди подчеркнул, что эта модель соответствует иракской конституции. Кроме того, обратил внимание Мехди, до сих пор имеет силу решение об «особой федерации», которое было принято в Совете провинции Киркук в 2006 году.

Еще одно предупреждение США в адрес КРАИ

В США выступают против любого насилия в отношении какой-либо стороны в Ираке после референдума КРАИ о независимости, отметила официальный представитель Госдепартамента США Хизер Нойерт (Heather Nauert) при ответе на вопросы о референдуме на ежедневном брифинге. Нойерт призвала иракцев и курдов «сесть за стол переговоров», подчеркнув: «Будь то север или иракское (центральное) правительство, мы полагаем, что две стороны, и иракцы, и курды, должны сесть за стол переговоров и хорошо обсудить эту тему, обсудить свои ожидания относительно будущего своей страны». Америка может оказать содействие началу диалога между двумя сторонами, если поступит такой запрос, отметила Нойерт, но пока запроса не было.

Источник — Иносми