Баку-Тбилиси-Карс: путь к успеху открыт

© Sputnik / Elnur Salayev

Официальная церемония открытия движения по железной дороге Баку-Тбилиси-Карс и начала его эксплуатации состоялась 30 октября 2017 года.

Строительство железной дороги Баку-Тбилиси-Карс протяженностью 826 километров осуществлялось на основании азербайджано-грузино-турецкого межгосударственного соглашения от 7 февраля 2007 года.

В итоге азербайджанская и грузинская железные дороги соединились с турецкими. О том, как осуществлялся очередной стратегический для экономики региона проект, смотрите в инфографике Sputnik Азербайджан.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/infographics/20171030/412545144/baku-tbilisi-kars-stroitelstvo-zaversheno.html

Кто ведет Саакашвили на прорыв

Украина в преддверии новой революции, обгоревшая Грузия — в томительном ожидании новых потрясений

Саакашвили на Украине. Следующая остановка — Грузия?

Экс-президенту Грузии и бывшему губернатору Одесской области Михаилу Саакашвили 10 сентября вечером удалось-таки прорвать кордон пограничников и попасть на территорию Украины. В этом деле ему помогли мускулистые и боевые сторонники, прибывшие на контрольно-пропускной пункт на польско-украинской границе. Они насильно разбили цепочку взявшихся за руки пограничников и, окружив Саакашвили со всех сторон плотным кольцом, буквально затащили его на сторону Украины.

Сценарий очень знакомый, избитый в Грузии и на Украине до банальности. Сколько подобных потрясений пережили обе страны за последние полтора десятилетия!

Вторжение готовилось давно и, судя по успеху первых шагов, тщательно. Все было продумано до малейших деталей. Саакашвили был уверен в том, что он въедет или войдет на Украину. Не сомневался он в этом и тогда, когда польская сторона по требованию властей Украины задерживала отправку поезда, в котором находился экс-президент Грузии.

Саакашвили добрался-таки до украинской границы. Не поездом, но автобусом, с множеством сторонников. Автобусом он планировал приехать вначале, потом передумал и сел в поезд, но в конце-концов опять вернулся к первоначальному плану.

Он был уверен, что у него все получится. В интервью телекомпании «Рустави-2», которая еще в период его правления была признана рупором «Единого национального движения» и его лидера Михаила Саакашвили, экс-президент, именуемый журналистами этой телекомпании не иначе как «третий президент Грузии», заявил, что арестовать его Порошенко не посмеет.

«На Украине у меня миллионы сторонников. Говорю это без преувеличений. Одно дело — сколько человек придет на границу, и другое, сколькие меня поддерживают. Единственное, что они (власти Украины) могут сделать, — это похитить меня, засунуть куда-то и переправить, скажем, в Грузию. Это будет уголовное преступление, и того, кто прикажет его совершить, обязательно арестуют», — заявил Саакашвили.

Первые шаги экс-президента на территории Украины оказались успешными. Никто его не задержал, никуда не «засунул», в Грузию не переправил. Никто не бросился вдогонку за Саакашвили и его сторонниками. Они расселись по автобусам и автомобилям и направились во Львов. Судя по заявлениям Михаила Саакашвили, оттуда и начнут они наступление на Киев.

По мнению экс-президента Грузии, президент Петр Порошенко, тот самый, который после своего прихода к власти пригласил самого Саакашвили и целый ряд его соратников к себе вначале в качестве советников, затем дал им должности в своем правительстве, а потом по собственной же воле отправил в отставку, сегодня боится его как ребенок, укравший банку варенья.

«Кем оказался этот Порошенко? Президент 40-миллионной страны ведет себя как маленький мальчик, который украл варенье и боится выйти из-под стола, чтобы мама или папа не наказали», — заявил Михаил Саакашвили телекомпании «Рустави-2» еще до вторжения на Украину.

Он пригрозил, что как бы ему ни мешали, он все равно приедет и всех расставит по своим местам.

«Что бы они ни делали, я все равно приеду на Украину, всем преступникам укажу на их места и отправлю в тюрьму», — говорил Саакашвили еще на территории Польши, до пересечения границы с Украиной.

Он пообещал, что обязательно перейдет границу и восстановит на Украине справедливость. Это должно было бы прозвучать как призыв истинного революционера и борца за права человека, если бы под тем же девизом (восстановления справедливости) в 2012 году в Грузии не был бы отправлен в отставку весь состав прежнего правительства Грузии, а в 2013 году потерпел поражение на выборах и сам Саакашвили.

Что сказать о справедливости?! Ее в Грузии пока так и не дождались. Отдельные уголовные дела и наказанные в результате их расследования и судебного рассмотрения чиновники жажду справедливости у народа не удовлетворили. Скорее, оставили ощущение половинчатости, недосказанности, недоделанности…

А Саакашвили и его партия тем временем прошли пятилетний период «реабилитации», может, недостаточный для полного очищения от всех «грехов», но достаточный для того, чтобы кое-что позабылось, кое-что стерлось в памяти, кое о чем взгрустнулось, кое о чем пожалели.

Реабилитированный Михаил Саакашвили при активной поддержке западных «друзей» и «кураторов» развернул активную политическую деятельность на Украине, первоначально приемлемую для Петра Порошенко. Настолько, что президент Украины даже присвоил Саакашвили украинское гражданство. А на все требования грузинской стороны о выдаче экс-президента, которому в Грузии уже были предъявлены серьезные обвинения, отвечал категорическим отказом.

Чиновничья карьера Саакашвили на Украине завершилась в Одесской области. После отставки с должности губернатора он перешел в открытую оппозицию к президенту Порошенко. Противостояние закончилось тем, что Порошенко лишил Саакашвили украинского гражданства. И лишенный до этого и грузинского гражданства экс-президент оказался «повисшим в воздухе».

Отсутствие гражданства нисколько не помешало Саакашвили свободно перемещаться по странам Европы и обосноваться в Польше, откуда и начал он осуществление плана возвращения на Украину.

Судя по активному началу, у Михаила Саакашвили далеко идущие планы. Судя по успеху его первых шагов на Украине, планы составлены не им одним и, вероятно, вовсе не им.

Их осуществление началось примерно так, как 14 лет назад в Грузии начиналась «революция роз», совершенная при «поддержке широких народных масс», хорошо организованной и целенаправленной массы людей.

Тогда тоже казалось, вот-вот случится что-то ужасное. Вот-вот власть Шеварднадзе применит силу, объявит чрезвычайное положение, разгонит толпу митингующих. Не применили, не объявили, не разогнали. Пропустили, отступили, бежали и освободили пространство для дальнейшей деятельности.

Уже тогда у многих зародилась мысль, что все это было хорошо инсценированным и сыгранным спектаклем, целью которого было доказать «демократичность Грузии» и перевести ее на «новый уровень демократического развития».

Человек, не имеющий гражданства, на явное нарушение границы так просто, не имея за спиной прочной опоры, не пойдет. Вероятно, эта «опора», эта «твердая спина» и питает уверенность Михаила Саакашвили в том, что на Украине ему «ничего не будет», что задержать его никто не посмеет.

А самой Украине, судя по уверенности Саакашвили, уготовили «очередной майдан». Если, конечно, нынешний президент Украины поведет себя в создавшейся ситуации так, как его предшественник.

«Я еду на Украину, но обязательно вернусь и в Грузию», — примерно так заявил Михаил Саакашвили в одном из своих телеинтервью. Вероятно, составители этого плана следующей его остановкой обозначили Грузию.

Ирина Инашвили

Источник — regnum.ru

Иран вытесняет американцев из Грузии и берет ее под контроль?

Грузинская сага о Суркове

Вчера грузинская газета «Хроника+» вышла с пространной статьей о мерцающих следах российского влияния на местную политику. Там сообщалось о встрече бывшего премьер-министра Ираклия Гарибашвили с Владиславом Сурковым незадолго до его отставки полтора года назад.

Согласно версии редактора газеты Элисо Киладзе, в закулисных контактах участвует бывший первый секретарь Компартии Грузии Нугзар Попхадзе. Если верить опубликованному, то Гарибашвили хочет вернуться в политику на гребне противления попыткам узаконить ЛГБТ в Грузии. Молодой политик действительно зарекомендовал себя традиционалистом, стремящимся к укреплению консервативных устоев. При том, что некоторые грузинские политики пытаются укрепить позиции в Западной Европе и США посредством поддержки чаяний ЛГБТ.

«Хроника+» утверждает, что план возвращения в большую политику Гарибашвили после полутора лет просиживания на скамье для запасных был дезавуирован и сорван. И все по причине якобы прочных связей с Москвой. В кулуарах уже второй день говорят о том, что Гарибашвили якобы регулярно контактировал с Владиславом Сурковым и его приближенными.

Это пример конспирологии, направленной на срыв восстановления дружественных уз между Россией и Грузией. Ушедший недавно из жизни Евгений Евтушенко писал: «О Грузии забыв неосторожно, в России быть поэтом невозможно». Даже в самом кошмарном сне он не мог себе вообразить, когда писал это, что Россия и Грузия окажутся в состоянии разрыва дипломатических отношений. Даже при нынешней власти в Грузии слухи о контактах с Российским государством могут стать причиной ослабления позиций того или иного политика.

Российские обозреватели обычно объясняют это явление американским давлением на грузинских лидеров. При том, что фактов такого рода шантажа никто никогда не приводил. Сами американцы всегда отрицали, что мешают грузинскому руководству договариваться с северным соседом. Конспирологические слухи о внешних помехах подогревались обычно грузинскими политиками. Дескать, они уже сами готовы к конструктивному диалогу, однако главный стратегический партнер не поймет их.

Однако при изучении реального положения дел мы убедимся, что «растленное влияние Запада» сильно преувеличено, когда речь идет о причинах антироссийского затворничества со стороны Тбилиси. (Оглашаемый порой довод о том, что диалог с Россией невозможен по причине невозврата Грузии ее утерянных территорий, — не может быть воспринят всерьез. Если Грузия бы рьяно стремилась к возвращению беженцев и возвращению ее территорий, то она бы как раз вела активный диалог с Россией, ибо только таким путем она могла бы вернуть себе утраченные позиции.)

Вся многослойность грузинской политики проявилась в ходе недавнего визита премьер-министра Георгия Квирикашвили в Тегеран. Он полетел туда с делегацией, в которую вошли вице-премьер, министр энергетики Грузии Каха Каладзе, министр экономики и устойчивого развития Георгий Гахария, глава министерства защиты окружающей среды и природных ресурсов Гигла Абулашвили, министр сельского хозяйства Леван Давиташвили, министр спорта и по делам молодежи Тариэл Хечикашвили, а также советник премьера по внешним политике Тедо Джапаридзе.

Этому царственному визиту со знатной свитой предшествовало посещение Грузии министром иностранных дел Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом 18 апреля. Он предложил тогда Тбилиси важную роль в иранском проекте, соединяющем Персидский залив с Черным морем.

В ходе переговоров в Иране был достигнут прогресс в вопросе реализации планов по совместной эксплуатации грузинской железной дороги. Речь идет о путях из Ирана в Турцию через Азербайджан и Грузию, а также через Армению и Грузию. Более того, премьер-министр проговорился недавно, что для улучшения экономического положения Грузии он готов продать 25% акций железных дорог страны. Таким образом, Иран сможет взять под частичный контроль важнейший стратегический ресурс страны. Уже говорят о поставках газа из Ирана и широком спектре возможностей для совместного сотрудничества.

А как на это смотрит администрация Трампа? Как отнесутся к этому те, кто якобы был главным препятствием для восстановления грузино-российской оси?

Не надо быть экспертом по США со стажем, чтобы представить себе немало скривленных носов в Вашингтоне при виде грузинского премьера, рассуждающего вслух о многовековом союзе Грузии с Ираном. Однако вмешательства не будет. Американский интерес к Грузии простыл и сменился равнодушием. Вашингтон сокращает свою экономическую помощь и теряет интерес к политическому сотрудничеству с Тбилиси. Поэтому роман с Ираном не вызывает никакой серьезной озабоченности.

А российским экспертам урок. Нет, не дурная воля США была причиной конфликта с Грузией. Для понимания того, что свершилось, и для нахождения подходящего снадобья следует начать с обновленного и углубленного взгляда. Может, грузинская диаспора сможет построить долгожданный мост? Хочется верить, что усталый пессимизм в адрес Грузии в Вашингтоне не внедрится в вельможные кабинеты в Москве.

Авигдор Эскин
11 мая 17

Источник — regnum.ru

Новый Шелковый путь станет настоящим поворотным моментом

Многочисленные маршруты между Китаем и Европой: почему новый Шелковый путь станет настоящим поворотным моментом

Сила и потенциал Нового Шелкового пути — в его универсальности. Эта новая сеть обновленных транспортных маршрутов и новых торговых узлов будет проложена между Китаем и Европой. Эффективность, безопасность и здоровая конкуренция заключается в том, что это не один маршрут, а целая сеть из множества взаимосвязанных транс-евразийских коридоров. Как и во времена древнего Великого Шелкового Пути, если один коридор исчезнет из-за смены правительства, войны, экономического переворота или спора из-за тарифов, груз можно будет просто отправить в то же самое место назначения через альтернативные маршруты — подобно тому, как река огибает валуны.

Евразия, континентальный массив, объединяющий Европу и Азию, стремительно втягивается в единый рынок, охватывающий свыше 65% населения, 75% энергетических ресурсов и 40% ВВП в мире, и именно революционные железнодорожные маршруты связывают все это воедино.

В настоящее время существуют три эксплуатационных железнодорожных коридора, которые физически соединяют Китай и Европу. Северный коридор проходит в основном по территории России и большей частью идет по маршруту Транссибирского экспресса. Центральный маршрут проходит по всей территории Казахстана, подключаясь к северному маршруту на западе России. Южный маршрут проходит через Казахстан в Актау и либо пересекает Каспийское море (на пароме), либо продолжается до Ирана, прежде чем пересечь Азербайджан, Грузию и Турцию. Время в пути по каждому коридору составляет от 10,5 до 16 дней.

Северные и центральные сухопутные маршруты Нового Шелкового пути в настоящее время находятся на подъеме, а южный сейчас только начинает развиваться. Более развитые маршруты эффективно связывают между собой только три крупные таможенные зоны — Китай, Евразийский экономический союз и ЕС — что составляет всего лишь два пограничных перехода по маршруту протяженностью более девяти тысяч километров, южный маршрут несколько сложнее. Входя в Казахстан из Китая в Хоргосе, этот маршрут затем минует отдельные таможни в Азербайджане, Грузии и Турции, прежде чем присоединиться к европейской железнодорожной сети.

Как это ни парадоксально, несколько существенных политических и экономических конфликтов фактически привели к активизации развития этого южного коридора.

«Этот маршрут идет в обход России», — пояснил Мартин Воетманн (Martin Voetmann), из DP World в морском порту Актау.

Установленные ЕС санкции против России из-за украинского конфликта вызвали реакционное эмбарго со стороны России в отношении многих продуктов ЕС. Такие европейские продукты, как мясо, сельскохозяйственная продукция и сыр, не только запрещены к ввозу в Россию, но их даже не разрешается перевозить в третьи страны по территории России.

«Большая проблема, с которой мы сталкиваемся, заключается в том, что в России по-прежнему действуют санкции, касающиеся перевозки скоропортящихся продуктов из Европы в Китай или из Европы в Казахстан через Россию. Сейчас это проблемный вопрос», — сказал Ян Кулен (Jan Koolen) из Unit 45 — компании, которая разрабатывает высокотехнологичные контейнеры для транспортировки, позволяющие перевозить хрупкую электронику и скоропортящиеся продукты по суше между Китаем и Европой круглый год. «Но теперь они также смотрят на другой коридор Баку — Актау, южный маршрут».

Главное преимущество перевозок в обход России заключается в том, что производители и экспедиторы могут обойти реакционные санкции страны и беспрепятственно доставлять свои товары на нужные рынки. Российское эмбарго серьезно подорвало способность Европы полностью задействовать недавно созданную транс-евразийскую железнодорожную сеть, поскольку продукты, которые производители отправляли бы по суше в Китай, в основном оказываются теми же запрещенными в России продуктами. Транскаспийский маршрут позволяет обойти эту торговую блокаду, и коридор начинает набирать темпы, поскольку Европа все больше стремится заполнять новым грузом контейнеры на обратном пути из Китая.

«У вас есть коэффициент возврата, — начал Воетман. — Потом ваши контейнеры и платформы оказываются в Европе, что вы будете делать с ними дальше?»

Это логистика 101: оптимальным является замкнутый цикл, в котором контейнеры перевозят грузы в обоих направлениях. Сторона Китай — Европа сейчас активизировалась — почти две тысячи поездов сейчас пересекают Евразию в западном направлении. Теперь необходимо заполнить поезда, которые возвращаются из Китая. Это предоставляет Европе новую возможность для получения доступа к быстро развивающемуся китайскому среднему классу.

Крупные инициативы, такие как ввод в эксплуатацию первого грузового поезда из Великобритании в Китай на прошлой неделе, создание логистики Нового Шелкового пути, совместное предприятие трех крупнейших европейских экспедиторов Европы, и начало деятельности в Европе казахстанской мультимодальной компании KTZ Express, показывают, что доступ к Китаю по железной дороге становится все более интересен для западных компаний.

В настоящее время Воетманн занят разработкой решений, которые помогут превратить порт Актау в узел для перевозки транс-евразийских грузов с запада на восток.

«Так что потенциально можно найти быстрый и довольно дешевый [вариант] для транспортировки обратного груза из Европы в Китай, — сказал он. — Это довольно быстро, и, возможно, мы сможем сделать этот способ более дешевым, что откроет целый ряд новых возможностей, как только мы установим этот маршрут».

Однако в настоящее время южный железнодорожный коридор задействуют только по мере необходимости. Регулярного сообщения пока нет, но вскоре это должно измениться.

«Поскольку спрос на услуги южного железнодорожного коридора продолжает расти, власти Ляньюньган и Чэнду надеются запустить запланированные рейсы в Стамбул в ближайшие месяцы. Тогда плановое сообщение позволит увеличить поток товаров по коридору и активизирует торговлю между Китаем и Европой», — сказал Стив Хуань (Steve Huang), генеральный директор по операциям в Китае компании DHL, немецкого экспедиторского гиганта, который является одной из основных компаний с установленными маршрутами на Новом Шелковом пути.

Продвижение регулярного сообщения по южному железнодорожному коридору продолжится введением в эксплуатацию новой железнодорожной линии Баку — Тбилиси — Карс (БТК), которая напрямую свяжет Баку с Азербайджаном и Турцией.

Продвижение регулярного сообщения по южному железнодорожному коридору продолжится введением в эксплуатацию новой железнодорожной линии Баку — Тбилиси — Карс (БТК), которая напрямую свяжет Баку с Азербайджаном и Турцией.

«Ожидается, что железная дорога Баку — Тбилиси — Карс будет завершена в 2017 году. Как только ее введут в эксплуатацию, транспортировка грузов из Китая в Турцию станет более быстрой и более рентабельной», — продолжил Хуан.

Сильная сторона инициативы Китая «Один пояс, один путь» и более широкого Нового Шелкового пути заключается в создании разнообразной и взаимосвязанной сети — укрепленной экономической системы по всей Евразии. В этой сети не будет ни единого маршрута, работу которого было бы легко нарушить.

Или, как выразилась моя семилетняя дочь: «Ты только что сказал, что там будет много дорог, папа, а значит, нужно называть это Новыми Шелковыми путями».

18.04.2017
Уэйд Шепард (Wade Shepard)
Forbes, США

Источник — inosmi.ru

Новая военная западная база в Грузии: страну подталкивают к линии огня?

С момента распада Советского Союза продолжается перманентное и неудержимое продвижение НАТО на восток. Обещания и гарантии, которые щедро раздавались в 90-е годы западными лидерами, оказались банальным «кидаловом». Они не то, что забыты, отрицается само их существование. Примерно так какой-нибудь сельский ловелас объясняет наивной девице, что она его неправильно поняла. Иногда расширение на восток происходит «по просьбам трудящихся», иногда ради защиты высоких идеалов свободы и демократии. Особо непонятливые быстро поумнеют, когда им на головы посыпятся бомбы и крылатые ракеты, а двери начнут взламывать наемники-гуманисты со всего мира.

Вот и Грузия сделала еще один шаг в западном направлении, еще одной ниточкой привязав себя к заокеанским военным структурам. По сообщению Министерства обороны Грузии, между Вашингтоном и Тбилиси достигнута принципиальная договоренность об открытии в Грузии Центра военной подготовки. Достижению договоренности предшествовали активные и многосторонние контакты на правительственном уровне.
Параллельно в Вашингтоне на днях прошли переговоры между новым госсекретарем США Рексом Тиллерсоном и министром иностранных дел Грузии Михаилом Джанелидзе. В Грузии серьезно опасались, что отношения с администрацией Дональда Трампа станут намного хуже по сравнению с предыдущим кабинетом Барака Обамы. К радости грузинских властей эти опасения не подтвердились, так как встреча прошла в дружеской атмосфере, а новый глава американской дипломатии заявил, что Грузия является «одним из самых близких друзей и надежным партнером для США».

Возвращаясь к теме Центра, отметим, что информация о нем появилась в связи с визитом в Германию, в небольшой баварский городок Хоэнфельс, министра обороны Грузии Левана Изория, где тот встретился с командующим сухопутными войсками США в Европе генерал-лейтенантом Фредериком Бен Ходжесом. Переговоры прошли на американской военной базе, которой командует бригадный генерал Антонио Аугусто. Леван Изория остался доволен результатами переговоров.

«Мы обсудили амбициозные планы осуществления программы оборонной готовности Грузии», — заявил он.

Именно частью этой программы и является строительство Центра боевой подготовки, который будет во многом аналогичен центру в Хоэнфельсе, но в более ограниченном масштабе. Эта база грузинским военнослужащим хорошо знакома — здесь они уже несколько лет под руководством американских инструкторов готовятся для отправки на миротворческую миссию в Афганистан.

Методики обучения в этом многонациональном Центре боевой подготовки выдержаны в лучших суворовских традициях — здесь выстроена целая «афганская деревня», где военных тренируют в условиях, максимально приближенных к афганским (вспомните суворовские тренировки на полномасштабном макете Измаила — авт.). Обучают здесь и навыкам взаимодействия с афганским населением.

Леван Изория достигнутые договоренности назвал историческими. Таким образом, бригадный генерал Антонио Аугусто собирается посетить с рабочим визитом Грузию, в ходе которой и будут согласованы все технические детали строительства и функционирования Центра военной подготовки. По мнению грузинских экспертов, создание ЦВП не является эквивалентом полноценной американской военной базы. Но при этом все абсолютно согласны, что и такая «неполноценная» база в значительной степени повышает степень военного присутствия США в регионе.

234851020В связи с этим становится понятным тот энтузиазм и та щедрость, с какой генерал Ходжес рассыпал комплименты в адрес грузинских военных, участвующих в операциях войск США и НАТО в Афганистане.

«Они отлично подготовлены. Быстро соображают и прекрасно действуют в составе подразделения. Я им очень доверяю. Грузины -гордые и надежные партнеры. Они любят свободу и готовы драться за нее. Именно поэтому их страна — лидер в сложнейшем регионе», — заявил генерал.

Все, что сказал генерал Ходжес, абсолютная правда — гордые, храбрые, свободолюбивые! Не сказал генерал только об одном — вместо кого эти парни проливают свою кровь и отдают свои молодые жизни? Чьи интересы они защищают в тысячах километров от дома? Что они делают на войне, которая не имеет к ним никакого отношения?

Эти вопросы задавать можно сколь угодно и вряд ли генерал станет давать на них ответы. Зато он сказал следующее, что надо хорошенько запомнить. Наблюдая в Грузии за военными маневрами с участием подразделений стран-членов НАТО, генерал Ходжес сообщил, что цель частых маневров американских военнослужащих на грузинской территории — «проверить, насколько быстро американская военная техника, бойцы смогут примчаться на грузинскую землю в случае необходимости».

Хочется спросить генерала и о том, а кто будет определять, настала необходимость или нет? Военная техника и бойцы примчатся на чужую территорию не для того, чтобы собирать грибы или поливать цветочки. Их дело — воевать! А воевать, понятное дело, лучше не в Айдахо да Флориде, а на чужой территории. Ну, а Грузии-то какая роль? Быть площадкой для сражений? К сожалению, и этих трагедий в нашей истории предостаточно. Не один раз сверхдержавы разных эпох выясняли между собой отношения на грузинской земле, превращая ее в залитые кровью дымящиеся развалины.

Станет ли Россия спокойно взирать на возрастающую военную активность у своих границ? Надеяться на это может только очень наивный человек. Всем памятно, к чему привело усиление военных сил в Восточной Европе, в странах бывшего соцлагеря. Россия предупреждала об ответных мерах. Калининградская область и «Искандеры». Сильно ли повысилась безопасность младонатовцев, оказавшихся под прицелом оружия, от которого не существует защиты? И стоит ли Грузии идти по тому же пути?

А ведь в мире есть зловещие силы, подталкивающие ее к пропасти. Чего только стоил новогодний визит американских сенаторов во главе с печально известным «ястребом» Джоном Маккейном. С линии огня на Донбассе он едет на границу с Южной Осетией. Зачем, с какой целью, что ему вообще там было нужно? Только одно — подлить масло в огонь войны, не дать ему погаснуть. Оценку деятельности этого человека сделал не кто-нибудь, а сам президент Соединенных Штатов Дональд Трамп, посоветовав своему яростному критику заниматься своими прямыми обязанностями и постараться приносить американскому народу хоть какую-нибудь пользу, а не тратить всю свою энергию на разжигание любой ценой третьей мировой войны. В умении четко формулировать свои мысли и ясно видеть суть дела Дональду Трампу не откажешь.

Справедливости ради следует отметить, что с 2015 года в Грузии уже действует Совместный тренировочный и оценочный центр Грузии и НАТО, который был торжественно открыт в присутствии генерального секретаря Североатлантического альянса Йенса Столтенберга. Однако сегодня НАТО с легким испугом смотрит на вышеупомянутого нами Дональда Трампа, который и сам Альянс называл устаревшим, упрекая европейских союзников за нежелание поддерживать свои военные расходы на уровне 2% от ВВП. Вот Столтенберг и названивает новому президенту, убеждая его, что расходы европейцев будут расти. Трамп ведь грозил, что США не будут платить за всех, а он очень отличается от своих предшественников. Американский избиратель уже привык, что предвыборные обещания даются только для того, чтобы их не выполнять. А Трамп с первых же дней начал выполнять все, что обещал. Так что за членство в НАТО, возможно, еще придется платить немалые деньги, которых у многих стран нет. Вот о чем надо задуматься политической элите страны, так радостно ведущей народ за дудочкой крысолова.

Ираклий Чхеидзе (Тбилиси)

Новая военная западная база в Грузии: страну подталкивают к линии огня?

Транспортный коридор Восток–Запад откроется весной

Азербайджан, Грузия и Турция интенсифицируют работы по вводу в эксплуатацию нового железнодорожного маршрута Баку–Тбилиси–Карс (БТК), который реализуется в рамках транспортного коридора Восток–Запад. Подстегнуло участников проекта недавнее осуществление Китаем прямой грузовой железнодорожной перевозки в Британию через территорию России.

Это был первый товарный поезд из Китая, который, преодолев почти 12 тыс. км, достиг Лондона после 18 дней путешествия через всю Евразию. Путь поезда «Восточный ветер» пролегал через Казахстан, Россию, Белоруссию, Польшу, Германию, Бельгию и Францию, а затем привел в Великобританию через тоннель под Ла-Маншем.

Состав из 34 вагонов доставил в Великобританию в общей сложности 68 грузовых контейнеров. Ожидается, что в первые месяцы рейс будет выполняться раз в неделю. Из Европы в Китай поезд повезет лес, мясо, вино и другие продукты.

Это событие, разумеется, заставило Баку, Тбилиси и Анкару активизировать работы по реализации проекта БТК.

Как сообщили «НГ» в ЗАО «Азербайджанские железные дороги» (АЖД), Грузия практически завершила строительные работы на своем участке дороги БТК. Здесь под занавес минувшего года успешно провели тестирование железнодорожного полотна.

«В Грузии произведено несколько запусков работающих на дизеле локомотивов до турецкой границы. А на станции Ахалкалаки заменены колесные пары грузового вагона (с 1520 мм на 1435 мм). Наряду с этим успешно осуществлен тестовый перенос крупнотоннажного контейнера из одного вагона в другой с помощью 40-тонного крана», – заявил «НГ» источник в железнодорожном ведомстве Азербайджана.

По словам того же источника в АЖД, несмотря на сложные погодные условия, работа спорится и на турецком участке БТК. Видимо, основываясь именно на этом обстоятельстве, премьер-министр Турции Бинали Йылдырым твердо заявил журналистам, что «железная дорога Баку–Тбилиси–Карс будет введена в эксплуатацию в первой четверти 2017 года.

При этом турецкий премьер уточнил, что проект БТК находится на стадии завершения, передает телеканал TRT Haber.

Что же касается Баку, где давно уже готовы к приему и транспортировке грузов из Азии в Европу, то здесь заметили, что формирование нового железнодорожного коридора между Китаем и Великобританией через территорию России не воспрепятствует реализации планов Азербайджана по увеличению объема международных грузоперевозок через свою территорию.

По словам доктора экономических наук, председателя Центра экономического и социального развития (ЦЭСР) Вугара Байрамова, инициированный Китаем проект «Новый Шелковый путь», в котором активно намерен участвовать Азербайджан, призван соединить не столько Западную Европу, сколько Восточную и Южную Европу с Азией.

«С другой стороны, для такой страны, как Турция, очень важно экспортировать товары в Азию. Данные грузоперевозки могут осуществляться через территорию Азербайджана. Кроме того, ряд стран заинтересован в транспортировке грузов через нашу страну. Это экономически выгоднее», – сказал эксперт. По его мнению, географическое положение Азербайджана позволяет стране играть роль моста между Востоком и Западом.

«Вместе с тем регион обладает достаточно высокими экспортно-импортными возможностями. Исходя из этого, проект «Новый Шелковый путь» способен создать больше возможностей для создания новых рабочих мест и получения Азербайджаном высоких доходов», – убежден эксперт.

Такого же мнения придерживается и глава ЗАО «Азербайджанские железные дороги» Джавид Гурбанов. Комментируя проект «Великий Шелковый путь», он отметил, что, пересекая территорию России, Азербайджана и Казахстана, этот путь расширяет выход в Европу.

«Грузооборот между Европой и Китаем составляет около 100 млн т. Но этот показатель будет расти. С его ростом будет увеличиваться и потребность в транспорте», – сказал главный железнодорожник Азербайджана, считающий, что железная дорога Баку–Тбилиси–Карс внесет свою лепту в бесперебойное функционирование этого маршрута.

Между тем эксперты прогнозируют, что пиковая пропускная способность коридора составит 17 млн т грузов в год. Причем на первом этапе объемы перевозок составят чуть более 5 млн т грузов в год. Однако в перспективе этот показатель вырастет до 20 млн т.

Следует заметить, что реализация транспортных проектов БТК и «Север–Юг» является приоритетным направлением новой экономической политики официального Баку, нацеленной на развитие ненефтяного сектора. И в перспективе Азербайджан имеет все шансы превратиться в Евразийский транзитно-транспортный хаб.

Предлагается несколько вариантов транспортировки грузов по данному направлению, один из которых проходит севернее Каспийского моря по территории России, а другой – по Каспийскому морю на паромах и далее через территории Азербайджана, Грузии, Турции в страны Европы.

Баку
31.01.2017

Сохбет Мамедов
Cобственный корреспондент «НГ» в Азербайджане

Что произошло в Абхазии?

АбхазияАвраам Шмулевич

Суть происходящего, если коротко. Люди, бывшие у власти до прихода новой команды теперешнего президента Хаджимбы и отстранённые от власти два года назад,попытались вернуться обратно. Для этого был инициирован референдум о возможности досрочных выборов президента с одним вопросом: «За или против досрочных выборов президента»? Основание: нынешний пришёл к власти в результате переворота и выборы в тот момент не могли считаться легитимными, и т.д. Оппозиция также выдвинула новые лица – в первую очередь это бывший председатель СГБ Бжания.

Действующий президент Хаджимба сделал правильный выбор — поддержал проведение референдума.

В финальной части его подготовки оппозиция поняла, что неправильно просчитала ситуацию, что время выбрано крайне неудачно — разгар курортного сезона

И попыталась сорвать референдум, который сама инициировали. Для этого был использован прокол министра внутренних дел Дзяпшба. Тот на совещании в МВД приказал подчинённым не ходить на референдум и семьям и родственникам своим также запретить, а ослушников грозился уволить. Кто-то записал все это и передал оппозиции.

Министр МВД и так был не особо популярен — и оппозиция решила через атаку на него закрепить позиции, заодно потребовать переноса сроков референдума, поскольку поняла, что его не выиграют.

Но оппозиция допустила еще одну оплошность. Они сразу выкинули записанную речь министра в сеть, и начли собирать людей. В итоге это вылилось в штурм МВД, который, если честно, напугал даже сторонников оппозиции: абхазы, в массе, всё же не готовы к революции внутри страны своей

Как только стало ясно всё это, президент уволил министра, но отказался переносить сроки референдума, как того требовала оппозиция. В избежание повтора сценария штурма МВД, возле Дома правительства дежурило около 500-600 сторонников Хаджимбы.

В итоге на референдум пришло всего чуть менее полутора тысяч человек, т. е. он провалился. Люди просто проигнорировали его — по разным причинам

Но это отнюдь не конец. А лишь первый раунд борьбы.

Ошибки оппозиции в организации противостояния учтены, проанализированы, и до осени в Абхазии ожидается политическое затишье

Осенью, естественно, будет продолжение попыток реванша.

Стоит за всем этим отстранённый от власти бывший президент Анкваб, который, по сути, управляет процессом. И управляет так, так как он вообще привык управлять, в ментовско-гебешной манере: исподтишка, не выставляясь, но убеждая, что он и есть единственный гарант порядка. При этом единолично старясь контролировать весь процесс

Однако насколько успешными будут дальнейшие действия оппозиции?
Анкваб уже не молодеет, и, если, честно, и не умнеет. Так что гарантий, что и в новом раунде борьбы он не наделает серьезных ошибок, как наделал в этом – нет никаких.

Какова роль неабхазских общин? Роль абхазских армян в происходящем пока ничтожна. Они придерживаются своей излюбленной тактики — оставаясь на вторых ролях, обозначать присутствие в обоих лагерях. Это самая беспроигрышная и не вызывающая раздражение позиция для них по сути.

Не активизирован пока и фактор присутствия черкесов. Для черкесского национального движения Абхазия, в значительной степени, потеряла свою привлекательность и актуальность очень после известных событий по Олимпиаде и проч.

Вместе с тем, возможно, впервые живущие в Абхазии адыги присутствовали с обеих сторон противотсояния. Но это скорее уже личные симпатии к тем или иным персоналиям

Однако имеется ещё фактор северокавказцев — министров в правительстве Абхазии. Усилиями Москвы в абхазское правительство были введены министры – российские граждане черкесского происхождения. Это замминистра МВД, ныне исполняющий обязанности министра ВД абазин Абитов Борис, бывший глава Сочинской таможни, секретарь Совбеза абазин Килба Мухамед и министр здравохранения Анзор Гоов, черкес из Кабарды. Хотя по мнению многих черкесских активистов Гоов «наверное, сам больше абхаз уже, чем многие абхазы, его жизнь и семья прочно связана с Абхазией».

И если ситуация в Абхазии действительно обострится, эти министры вполне могут обратиться к помощи своих соплеменников из РФ, призвать их в Абхазию для усиления своих позиций. Отчасти это уже происходит.

Какова позиция Москвы? Пока невмешательство, но у каждой стороны есть свои лоббисты. Россия в этот раз ведёт себя подчёркнуто спокойно — хотя внимательно наблюдает за процессом. Есть устойчивое мнение, что отчасти оппозицию поддерживает Сурков, несколько абхазских инициатив которого были провалены нынешним составом парламента — с подачи некоторых переговорщиков, сливавших конфиденциальную информацию в парламент. Есть лоббисты в Кремле и у Хаджимбы. Это Козак, с которым у него неплохие отношения. И который часто устраивает Хаджимбе встречи с Путиным.

Если попытки Анкваба отстранить действующую власть возобновятся осенью, могут ли события выйти из- под контроля? Может ли возникнуть действительно серьёзный кризис?

Может.

В Абхазии есть общее очень серьёзное разочарование общества в целом своей государственностью. Люди недоумевают: как власть стала причиной полного раскола общества, почему страна так медленно развивается. И это действует очень удручающе.

Хаджимба, если он хочет сохранить власть, также должен предпринять реальные решительные шаги, поскольку им самим очень недовольны очень многие. Даже его сторонники критикуют действующего президента за абсолютно невнятную кадровую политику. Он старается не выходить за рамки многажды перетасованной кадровой колоды, в то время как приходил к власти под лозунгом обновления управления страны. Очень многие его сторонники искренне говорят, что последний раз делают шаги ради него

При этом надо учесть, что слова «абхазское общество», «Народ Абхазии» реально относятся именно и только к этническим абхазам. Когда официальные лица Республики произносят «абхазский народ», они не имеет ввиду армянскую или русскую общины. Имеются ввиду только абхазы. В Абхазии не строят многонациональное государство с гражданским обществом, там строят именно Абхазию для абхазов. В этом вопросе наблюдается абсолютное единство и правящей элиты и практически всех представителей абхазского этноса. Но долго ли будут И Кремль, и неабхазские жители Абхазии – и граждане, и не имеющие гражданства — смиренно, как это происходит сегодня, терпеть такое положение? Ответ на этот вопрос не очевиден.

В будущем Абхазии вообще много неочевидного.

Возможно, кое-что прояснится этой осенью.

http://caucasreview.com/2016/07/8661/

В свете завершившегося Всеправославного собора и ситуации вокруг ряда тбилисских церквей

teymur AtaevСтатья написана  в рамках онлайн конференции Центра Льва Гумилева (Россия ) и Онлайн центра «Этноглобус» (Азербайджан) на тему  «Идеи Льва Гумилёва и современные модели этнической политики (между мультикультурализмом и евразийством)». Конференция проводится на платформе центра  Льва Гумилева в Азербайджане. Модератор редактор центра «Льва Гумилева» в Азербайджане  и директор центра «Этноглобус» Гюльнара Инандж

Теймур Атаев политолог Азербайджан teymur-ogtay@rambler.ru

 

 

В свете завершившегося Всеправославного собора и ситуации вокруг ряда тбилисских церквей

Как известно, на завершившим свою работу 26 июня (остров Крит) Великом Соборе православной Церкви (Всеправославный собор) не приняли участия четыре из 14 общепризнанных автокефальных Церквей: Антиохийская, Грузинская, Болгарская, Русская.

В целом, в развитии событий в этом ключе ничего удивительного нет, т. к. причины неучастия этих церквей на Соборе были довольно громогласно озвучены заблаговременно. Так, отсутствие Грузинской православной церкви (ГПЦ) католикос-патриарх всея Грузии Илия II объяснил невозможностью поддержать три из шести документов, предлагавшихся к принятию на Соборе, в частности, «Таинство брака и препятствия к нему», т. к. ряд положений содержат «экклезиологические и терминологические ошибки»(1).

В контексте сказанного, в преддверие Собора представитель Константинопольского патриарха во Всеправославном Секретариате архиепископ Телмисский Иов единственной проблемой в аспекте этого документа назвал позицию Грузинской церкви, «которая ни в коем случае не хочет разрешать браки с инославными христианами». При этом он конкретизировал: «Как мне объяснили, может, это не единственная причина, но, насколько я понимаю, у них проблема смешанных браков с армянами, поэтому они не хотят допустить смешанных браков»(2).

Вполне очевидно, что произнесенное архиепископом не могло остаться незамеченным в Армении, в СМИ которых появились оскорбительные для грузинской патриархии материалы. Так, в своем комментарии к сказанному Телмисским Иовом, армянское издание «Новое время» («НВ»), подчеркнув недоумение позицией Илии II, «декларируемую концепцию» представила, ни много, ни мало, «кондовым расизмом» (никак не иначе!). По мнению редакции, ГПЦ во главе Илией Вторым, «вместо того чтобы по возможности сглаживать углы, старается все глубже вбивать клин» между народами. К тому же, отмечается в комментарии, «есть еще такое понятие, как любовь — неподвластное даже для иерархов Грузинской Православной Церкви»(3).

Наверняка, грузинская сторона отреагирует на столь уничижительные замечания в адрес священнослужителей. Речь, однако, чуть о другом. Что, в основе своей, могло послужить столь оскорбительной оценке деятельности ГПЦ? Быть может, предпринятые Илией II шаги в иной плоскости? При таком раскладе под особым углом могут быть прочитаны отдельные пассажи комментария армянского «НВ». Материал, фиксируя «неадекватные»(!) действия главы ГПЦ, констатирует, что они «вызывают горечь не впервые». Вслед за чем читателей призывают вспомнить «многолетнюю эпопею, связанную с армянскими культовыми сооружениями в Тбилиси, в Грузии», а также деяния «воинственно-агрессивных грузинских священников»(!)(3).

Наверное, чтобы более глубже разобраться, о чем идет речь, целесообразно совершить небольшой экскурс в предысторию обоих вопросов, затронутых «НВ» — о непризнании ГПЦ документа Всеправославного Собора и о «воинственно-агрессивной» политике Грузинской патриархии по отношению к армянам.

 

Дело в «смешанных» браках?

Для начала отметим, что еще в январе 2016 г. ГПЦ не поддержала текста документа «Таинство брака и препятствия к нему», согласованного участниками Собрания Предстоятелей Поместных Православных Церквей. В нем, к слову, фиксировался запрет брака «православных с инославными» по «канонической акривии» (72-е правило Трулльского Собора). Но при этом констатировалась возможность его благословления «по снисхождению и человеколюбию при условии» крещения детей «от этого брака» и их воспитания «в Православной Церкви»(4).

Именно последний акцент вызвал неприятие документа ГПЦ, что проявилось во время прошедшего 25 мая заседания Священного Синода ГПЦ. Грузинскими иерархами была предложена поправка, предлагавшая изъять эту часть, т.к. «она противоречит 72-му правилу Трулльского Собора VI Вселенского Собора», а общеизвестно, что ни один собор не может противостоять, упразднить или изменить признанный Вселенскими Соборами ни один канон(5).

Очередное же заседание Синода (10 июня) зафиксировало, что «не были учтены рекомендации ГПЦ о необходимости поправок к ряду документов, которые планируется рассмотреть на Всеправославном соборе», в частности, «Таинство Брака и препятствия к нему». Как следствие, Синод  постановил, что «делегация Грузинской православной церкви не сможет принять участие во Всеправославном соборе на острове Крит 17-26 июня»(6). Эта позиция подробно была отражена Илией II в письме на имя Архиепископа Константинополя, Вселенского Патриарха Варфоломея, в котором предшествующие переговоры по данному вопросу он назвал «бесплодными»(7).

Как раз в преддверие Собора архиепископ Телмисский Иов и сделал приведенное выше заявление о нежелании грузинской стороны допускать «смешанные» браки с армянами. Возможно, архиепископ располагает какими-то фактами на сей счет, но, как усматривается из открытых источников, «армянский фактор» в деле неподписания ГПЦ документа о «Таинстве…» не просматривается. Например, в письме на имя Патриарха Варфоломея Илия II фиксировал факт отклонения Священным Синодом ГПЦ данного документа еще в далеком 1998 г.(7).

Другое дело, что в марте с. г. протопресвитер Константинопольской патриархии Георгий Цецис обвинил ГПЦ в «рабстве традиционализму», «узколобости», «упрямстве» и срыве подготовки Собора(8). В ответ на что митрополит Горийский и Атенский Андрей (Гвазава) зафиксировал: критерии ГПЦ — исключительно «богословские»; ни в каком «плену у традиционалистских кругов» она не находится;  «никакие Церкви» влияния на Грузинский патриархат не оказывают. А Илия II «именно по догматическим соображениям» не подписал текст «Таинство брака и препятствия к нему»(9).

На фоне чего, в послании Патриарху Илии II митрополит Кифирский Серафим (Элладская Православная Церковь) выразил поздравления в его адрес «в связи с тем, что вы отвергли текст о Таинстве Брака, который узаконивает в Православной Церкви так называемые ”смешанные браки”, запрещенные Священными Канонами. Таинство брака возможно только между двумя православными… Через ”смешанные браки” в очередной раз получает одобрение догматический минимализм»(10).

В свою очередь, как подчеркивают кандидат богословия Иерей Алексий Кнутов и историк Павел Кузенков, «с канонической точки зрения» с пунктом, непринимаемым ГПЦ, действительно «нельзя согласиться», т. к. тем самым «отменяется канон Вселенского Собора (Трул. 72), содержащего помимо самого запрета смешанных браков и канонических санкций (расторжение незаконного брака и отлучение за нарушение правила) ещё и богословское объяснение тому: «Ибо не подобает смешивать несмешаемое, ни совокупляти с овцою волка, и с частью Христовою жребий грешников». С точки зрения «теории церковного права, это недопустимо», да и

«Всеправославный собор не имеет полномочий отменять каноны Вселенских Соборов». Посему, «исходя из позиции верности Церкви её Преданию», указанное положение должно быть исключено(11).

В то же время, ряд аналитиков причиной «демарша» ГПЦ считают далеко не «богословско-догматические» аспекты. Так, специалист по средневековой истории Европы, теолог Нодар Ладария скрытую подоплеку отказа грузинской патриархии ехать на остров Крит усмотрел во взаимоотношениях Грузинской и Русской православных церквей (которая по своим соображениям также не приняла участия во Всеправославном соборе). Хотя, по его словам, он не располагает какими-либо данными «прямого давления на грузинский синод со стороны Московской патриархии». Даже если проведём специальное расследование, резюмировал он, они вряд ли будут обнаружены.

Параллельно отдельные эксперты не исключают недовольства Илией II поддержанием связи патриархом Варфоломеем с главой самопровозглашенной «Священной митрополии Абхазии», архимандритом Дорофеем Дбаром (вплоть до встречи с ним). Хотя последний всё ещё не получил сан епископа, т. е. «Абхазской церкви» как таковой пока не существует. Также отмечается наличие значительных разногласий между грузинской патриархией и Вселенским патриархом по вопросу будущего статуса Новоафонского монастыря в Абхазии. А ведь на этой площадке не стыкуются позиции ГПЦ и московской патриархии, т. к. РПЦ считает монастырь в Новом Афоне одной из своих святынь(12).

Тем самым, в отказе ГПЦ поддержать принятие документа о «Таинстве…» «армянский формат» не просматривается. Во всяком случае, до опубликования тех или иным документальных свидетельств на этот счет уверенно заявлять о нежелании грузин допустить разрешенность «смешанных» браков из-за неприятия «армянской крови» не приходится.

 

Вокруг тбилисских церквей (отдельные эпизоды)

В ракурсе же замечания армянского издания «Новое время» о «воинственной агрессии» ГПЦ против армян, можно обратить внимание, что уже как несколько лет Армянская Апостольская церковь ставит перед Тбилиси вопрос (попутно обращаясь в международные организации) о «возвращении» Армении пяти церквей: сурб Неворг (Святого Георгия Победоносца), Норашен, Шамхорецецкой Святой Богородицы, святого Ншана, святого Минаса (в Тбилиси) и святого Ншана (в Ахалцихе)(13).

Еще в 2008 г. Высший совет Армянской Апостольской Церкви (ААЦ) проконстатировал «посягательства на храм Норашен»(14). Речь шла об украшении считающейся армянской стороной «спорной» тбилисской церкви «Святой Норашен» символами и крестами, характерными исключительно для Грузинской Православной Церкви (ГПЦ)(15).

На этом фоне на армянских ресурсах стали публиковаться антигрузинские материалы. Так, в 2009 г. отмечалось, что «церковные и политические власти соседней Грузии занимаются последовательным разрушением армянских исторических, культурных, религиозных и иных материальных и духовных ценностей, находящихся на территории их страны». Кроме того, говорилось, что в Грузии «продолжается махровый вандализм и грубейшее богохульство, ибо как еще назвать систематическое уничтожение и расхищение церквей и кладбищ, принадлежащих соседнему народу. Но эта азбучная истина, похоже, неведома церковному руководству Грузии. Да и сам грузинский народ, видимо, не может, или попросту не хочет разобраться в азбуке элементарной общечеловеческой морали и благочестия»(16).

Параллельно был запущен механизм пикетной волны. В 2009 г. перед зданием посольства Грузии в Ереване прошла акция протеста «против бездействия грузинских властей по сохранению армянских церквей в Тбилиси». Среди требований пикетчиков — предоставление Грузинской епархии Армянской апостольской церкви юридического статуса и сохранение на территории Грузии армянского культурно-духовного наследия(17).

В 2011 г. в Москве, напротив секции интересов Республики Грузия Посольства Швейцарии, представлявшего интересы Грузии в России, московская общественная региональная организация «Единый Джавахк» и «Союз молодёжи Армянской Апостольской Церкви «НУР»» провели пикет «против религиозной дискриминации армян в Грузии и ущемления прав армянского населения Самцхе-Джавахетии». Озвучивались требования к властям Грузии «прекратить уничтожение армянских церквей» и осуществление «дискриминационной политики в отношении армян Джавахка». Требования участников акции в письменном виде были переданы в диппредставительство Швейцарии(18).

Спустя два года, в статье (на армянском ресурсе) под броским заголовком «Что ждет грузинских армян – ассимиляция или возрождение»   «главной задачей» ГПЦ была названа «попытка присвоения… прекрасных памятников армянского архитектурного зодчества». «Кто нам христианская Грузия — дружественная страна или нечто другое?», — резюмировалось в материале(19).

В 2014 г., в рамках официального визита в Грузию, Председатель Национального Собрания Армении Галуст Саакян (во время встречи с Илией II) высказался о принятии незамедлительных шагов «по восстановлению и охране церквей Мугнецоц Сурб Геворг, Сурб Ншан и Сурб Норашен». Илия II подчеркнул, что «двум народам удастся дать справедливое решение проблемам»(20).

В свою очередь, в том же году, на встрече с представителями армянской диаспоры, Илия II напомнил сказанное им Католикосу всех армян Гарегину II в аспекте направления из Армении в ООН и другие международные структуры писем негативного содержания касательно Грузии: «Я сказал ему, что так не должно быть. Мы не должны писать друг о друге плохого, Грузия ничего не будет писать негативного в международные организации»(21).

Ну а в конце 2015 г. в Тбилиси была совершена торжественная церемония переосвящения восстановленной церкви Сурб Геворг, которую возглавил Католикос всех армян Гарегин II. На церемонии присутствовала армянская делегация во главе с президентом Сержем Саргсяном(22). Весьма символично, что мероприятие не посетили ни Илия II, ни грузинские президент с премьер-министром(23).

Заключение

Таким образом, даже беглый взгляд в недавнюю историю грузино-армянских взаимоотношений на конфессиональном поле отчетливо демонстрирует их довольно нелегкий (мягко говоря) характер. Важнейшей же двигательной силой в этом конфликте, без какой-либо искусственной натяжки, высвечивается желание армянской стороны распространить свои права на ряд тбилисских церквей.

Так что не удивительно, что армянские СМИ в буквальном смысле ухватились за озвученную архиепископом Телмисским Иовом причину неподписания ГПЦ документа Всеправославного собора «Таинство брака и препятствия к нему» в нежелании Грузинской патриархии допускать «смешанные» браки между грузинами и армянами.

Ну а что реально стоит за всем этим — судить читателю.

 

1.Илия II: отказ Грузинской церкви поехать на Собор не связан с политикой http://ria.ru/religion/20160624/1450857296.html#ixzz4CtsO4H7m.
2.Архиепископ Иов: Собор на Крите будет началом новой эпохи в православии
http://ria.ru/interview/20160619/1449148131.html#ixzz4CtXPPA7h
3.Грузинская Церковь зациклилась на смешанных браках с армянами
http://www.nv.am/news/51708-2016-06-28-05-59-44
4.Таинство брака и препятствия к нему
5.Синод Грузинской Церкви предложил поправки к трем проектам документов Всеправославного Собора
http://www.pravoslavie.ru/94148.html
6.ГПЦ считает неприемлемыми ряд вопрос, вынесенных на рассмотрение Всеправославного собора
http://www.apsny.ge/2016/soc/1465774720.php
7.Грузинский Патриархат: Мы настаиваем на своем отказе по догматическим причинам http://tsargrad.tv/article/2016/06/24/gruzinskij-patriarhat-my-nastaivaem-na-svoem-otkaze-po-dogmaticheskim-prichinam-2
8.Критика документов и регламента Всеправославного собора. Основные направления и ключевые персоны
http://agionoros.ru/docs/2463.htm
9.Митрополит Горийский и Атенский Андрей (Гвазава)
http://www.bogoslov.ru/text/4886328.html
10.Цит. по: Комментарии к пункту 5 параграфа 2 документа "Таинство брака и препятствия к нему"
http://sobor2016.rublev.com/dokumenty/tainstvo_braka_i_prepyatstviya_k_nemu/
11.Кнутов Алексей, иерей, Кузенков П. В. Богословско-канонический анализ проектов документов Всеправославного Собора 2016 г.
http://www.bogoslov.ru/text/4922388.html
12.Георгий Лебанидзе. Почему Грузинская православная церковь бойкотировала Вселенский собор
http://ru.rfi.fr/kavkaz/20160617-pochemu-gruzinskaya-pravoslavnaya-tserkov-boikotirovala-vselenskii-sobor
13.В Тбилиси обрушилась средневековая армянская церковь
http://www.invictory.com/news/story-24249-%D0%90%D1%80%D0%BC%D1%8F%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%90%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D1%86%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%8C.html
14.ААЦ направила Грузинской церкви ноту
http://www.panarmenian.net/rus/news/27654/
15.См. подр.: Теймур Атаев. Грузино-армянский конфликт вокруг церкви Норашен. Религиозные или политические корни?
http://islamrf.ru/news/analytics/point-of-view/6388/
16.Армянские храмы и захватническая политика Грузинской православной церкви. Глава 9
http://pandukht.livejournal.com/8959.html?thread=442879
17.В Ереване протестуют против политики Тбилиси в отношении армянских церквей в Грузии
http://www.interfax-religion.ru/gry/?act=news&div=33049
18.Пикет против религиозной и национальной дискриминации этнических армян в Грузии
http://rus-arm.org/meropriiatiia/razdely-saita/nashi-meropriiatiia/piket-protiv-religioznoi-i-natcionalnoi-diskriminatcii-etnicheskikh-armian-v-gruzii
19.Ноемзар Саргсян. Что ждет грузинских армян – ассимиляция или возрождение
http://russia-armenia.info/node/3690
20.Галуст Саакян привлек внимание патриарха Илии II к проблеме охраны армянских памятников
http://www.lragir.am/print/rus/0/right/print/38640
21.«Грузия и Армения - христианские оазисы в мусульманском мире» - Илия II
http://www.apsny.ge/2014/soc/1411685924.php
22.В Тбилиси вновь открылся кафедральный собор Армянской Церкви
http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=65073
23.В Тбилиси переосвящен армянский кафедральный собор
http://www.vestikavkaza.ru/analytics/V-Tbilisi-pereosvyashchen-armyanskiy-kafedralnyy-sobor.html

Источник:

http://ethnoglobus.az/index.php/vse-novosti/item/1766-%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%B7%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D1%86%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%8C-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%B7%D0%B8%D0%BD-%D1%81-%D0%B0%D1%80%D0%BC%D1%8F%D0%BD%D0%B0%D0%BC%D0%B8?

КАВКАЗСКАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ОТ ПЕТРА I ДО ТУРКМАНЧАЙСКОГО ДОГОВОРА

turkmanchayХаджар  Вердиева, наук,  консультант – главный  научный 

сотрудник   Архива   Политических   Документов   Управления  Делами 

Президента  Азербайджанской  Республики, доктор  исторических наук

Туркманчайский договор подвел черту под пред- и посттуркманчайским периодами истории Азербайджана. При проведении ретро-исторического анализа данного объекта исследования выявляется необходимость осветить предысторию вышеуказанного договора.

Рассматривая хронологические рамки данного объекта изучения, следует показать исторические предпосылки социально-политических процессов в XVIII и в первой трети XIX веков, когда Азербайджан переживал сложный период своей истории. Феодальная раздробленность, иноземные нашествия соседних государств, сопровождавшиеся упадком городской жизни и ремесленного производства, а также разорением сельского хозяйства и гибелью коренного населения, подвели страну к критической грани. Мы базируемся на историко-эволюционной методике исследования, которая помогает и обеспечивает объективный исторический подход в освещении исторической предпосылки данной проблемы, корни которой относятся к периоду распада Сефевидского государства.

Социально-политические процессы первой трети XVIII века в Сефевидском государстве привели к окончательному его распаду. После внезапной кончины последнего малолетнего сефевидского правителя шаха Аббаса III объявленный новым правителем Ирана Надир шах образовал государство Афшаридов (1736-1747), в территориально-адмнистративные рамки которого был включен Азербайджан. Установив кровавый деспотический режим, Надир шах смог удержать распад географической территории преафшарского периода.

После убийства Надир шаха государство Афшаридов стало распадаться на мелкие административно-территориальные единицы. Этот процесс охватил всю империю — от Афганистана до Кавказа. Азербайджан также переживал процесс феодальной раздробленности. Образование мелких ханств началось еще при правлении Надир шаха, а после его смерти этот процесс пошел по восходящей. В результате за короткий промежуток времени в Азербайджане появились 18 ханств, пять меликств и пять султанств. Доминирование в стране натурального хозяйства, отсутствие единой меновой системы усиливали социально-политическую и экономическую разобщенность ханств, а усугубление межфеодальных распрей препятствовало созданию централизованного государства в Азербайджане. В целях упрочения политической власти ханства самостоятельно устанавливали дипломатические отношения с соседними государствами — Россией, Османской империей, Ираном и Картли-Кахетинским царством, и это приводило к образованию отдельных феодальных военно-политических блоков, которые, в свою очередь, тормозили формирование единого внешнеполитического курса ханств. В результате во внешнеполитическом курсе азербайджанских ханств появились дифферентные направления, которые привели к еще более глубоким межфеодальным распрям. Были безрезультатны попытки отдельных ханств, и, в частности, стремление к высотам политической власти Урмийского хана — Фатали хана, и активные действия Губинского Фатали хана, в деле образования централизованной власти в северо-восточной части Азербайджана и намерение поэтапного ее расширения в более широком ареале.

Все эти социально-политические процессы были в центре внимания государств, которые были заинтересованы в расширении сферы влияния и упрочении военно-политических позиций на Кавказе. И наибольшую активность проявляла здесь Российская империя, которая еще при Иване Грозным, завоевав Казань и Астрахань, вплотную прикоснулась с Кавказом, а в XVIII веке пыталась решить главную стратегическую задачу — обеспечить доступ к южным морям и завоевать силой оружия плодородные и очень важные в военно-стратегическом отношении азербайджанские земли. Открыв «окно» на север, Петр I не довольствовался результатами Северной войны. Его тянуло к южному «окну», но Османская империя была еще очень сильна, и доказательством тому был неудачный для России Прутский поход (1711).

А Сефевидское государство на рубеже XVIII века переживало глубокий социально-политический коллапс, и сефевиды не в состоянии были удерживать процессы дисперсности. Проанализировав военно-политическую ситуацию в регионе, российский император понял, что новые контуры южных границ Российской империи могут продвинуться в направлении Каспийского моря, которое могло бы превратиться во «внутреннее озеро» России, что позволило бы России изменить османский (Смирна, Алеппо) маршрут европейской торговли на Южном Кавказе и в Передней Азии на русский маршрут (Астрахань) и образовать транзитный русско-кавказский и русско-иранский торговый центр.

Интерес российского императора к полосе Каспийского моря также объясняется тем, что Петру I нужны были новые богатые природные ресурсы, которые могли бы дать импульс для развития российской экономики. А сведения, полученные от главы посольства России в Сефевидском государстве А.П.Волынского, еще более заостряли внимание Петра I в этом направлении. Записи из дневника А.П.Волынского подтверждают, что из всех земель в государстве Сефевидов доходными и богатыми являлись прикаспийские провинции Ширван и Гилян и что «одних только лишь пошлин с продажи шелка собирается почти по 1.000.000 руб., и эта сумма составляла 1/6 годового дохода шахской казны».

В процессе подготовки Каспийского похода Петр I также пытался создать этно-конфессиональную базу для утверждения российской политической позиции в регионе. В этой связи внимание Петра I привлек армянский фактор. Потерявшие в IVвеке свою государственность и разбросанные по всему свету, но при этом объединенные по сенью армяно-григорианской церкви армяне, еще в средние века пытались образовать свою государственность. Это впоследствии легло в основу «армянского вопроса». Не теряя надежды на свою интеллигибельную мечту в период II сефевидо-османской войны(1528-1555), армяно-григорианская церковь, зорко следящая за военно-политическими событиями, не раз обращалась к католической церкви за помощью. Так, в последние годы правления Сулеймана Великолепного из Османской империи была отправлена армянская делегация из г. Себастии. Но Европа проявляла безразличие к чаяниям армян создать свою государственность.

Воспользовавшись социально-экономическим упадком в ослабленном Сефевидском государстве, Армянская церковь решила воспользоваться сложившейся ситуацией и вновь отправила делегацию в Западную Европу, в надежде на поддержку европейских государств в решении «армянского вопроса». Но Запад вновь проявил безразличие. Между тем один из представителей этой делегации Исраэл Ори, столкнувшись с безразличием европейских политических кругов, в 1701 г. отправился в Россию на встречу с Петром I. Он рассчитывал на то, что для реализации кавказской политики Петра I необходима была социальная база, на которую могло бы опереться христианское государство в мусульманской стране.

Проектируя грандиозные планы в отношении прикаспийского региона еще в ходе Северной войны, с подачи армяно-григорианской церкви Петр I планировал образование под скипетром России объединенного грузино-армянского союза во главе с грузинским царем на Южном Кавказе. Для реализации этого проекта высшие чиновники Российской империи вели переписку с Картли-Кахетинским царем Вахтангом VI.

Параллельно для ослабления влияния османского фактора в регионе, который усилился после шамахинских событий 1721 года, Петр I выселял из прикаспийских земель автохтонное население Азербайджана — азербайджанцев. С целью усиления христианского элемента в мусульманской стране он заселял на азербайджанских землях христиан — армян, грузин, русских. Однако, не сумев по ряду объективных причин завершить военную кампанию, российский император продолжал обнадеживать депутации армян и грузинскую сторону в возобновлении военной операции. Но международная ситуация и внутриполитическая обстановка не позволили Петру I реализовать свои целенаправленные экспансионистские планы.

После Петра I, при правлении Анны Иоанновны, Россия оставила прикаспийские земли Азербайджана, но при этом продолжала внимательно следить за социально-политическими процессами в регионе. Императрица Елизавета Петровна планомерно продолжала кавказскую политику своего отца, ибо Кавказ был центром пересечения торгово-экономических интересов ведущих государств Они пытались овладеть регионом, чтобы расширить сферу своего влияния на Восток и доминировать на пути к Индии.

При Екатерине II Россия твердыми шагами продвигала свое политическое господство в кавказском регионе. Установив в начале XVIII века на левом берегу Терека «Кавказскую линию», Россия в 70-х годах XVIII века захватила Кабарду и тем самым продлила эту «линию». А Кючюк-Гайнарджийский договор (1774) укрепил позиции империи в Крыму и в Азовском побережье, включив Кабарду де-юре в состав Российской империи, и тем самым расширил сферу влияния России в регионе.

Установив свое политическое господство на Северном Кавказе, где основной пласт коренного населения исповедывал исламскую религию, Российская империя насаждала христианство на мусульманских землях. С этой целью в 1745 году была учреждена Осетинская духовная комиссия, главная задача которой заключалась в противопоставлении роли православия влиянию ислама.

В последней четверти XVIII века политическая ситуация в Иране определенно стабилизировалась. Ага Мухаммед шах Гаджар, укрепив свою власть в Иране, не мог спокойно наблюдать за стремительным маршем России на Кавказе, которая после Яссинского договора не скрывала свои истинные намерения в отношении феодальных единиц на Южном Кавказе. В целях предотвращения захвата земель Южного Кавказа Российской империей, Ага Мухаммед шах Гаджар выступил походом на земли Азербайджана и Картли-Кахетинского царства. В свою очередь Екатерина II не скрывала свои политические планы в отношении азербайджанских земель и направила в регион русские войска под командованием графа В.Зубова.

Намереваясь установить политическое господство на Южном Кавказе Россия осознавала важность образования социальной базы на территории, где доминировало мусульманское население. И вопрос об армянской государственности был для России козырной картой в политических комбинациях империи. В свою очередь поход В.Зубова давал импульс интеллигибельной мечте армяно-григорианской церкви. И архиепископ Иосиф Аргутинский принимал участие в указанной военной операции в надежде реализовать один из проектов образования армянского государства, автором которого был сам И.Аргутинский. Об этом в своих исследованиях, ссылаясь на архивные данные, пишет историк-арменист З.Т.Григорян.Затрагивая данную проблему, З.Т.Григорян указывает, что аналогичные проекты готовились также в армянских колониях Индии, авторами которых были Овсеп Эмин и Шахамир Шахамирьян.

Но внезапная смерть Екатерины II приостановила на время экспансионистские планы кавказской политики Российской империи. Воспользовавшись сложившейся социально-политической ситуацией на Южном Кавказе, Ага Мухаммед шах Гаджар вновь выступил походом на азербайджанские земли в целях приостановления российской экспансии и подчинения северных ханств Азербайджана политической власти династии Гаджаридов. Однако убийство Ага Мухаммед шах Гаджара приостановило южнокавказские планы шахского Ирана. В свою очередь глубокие противоречия раздробленной на феодальные единицы страны не позволили приостановить захватнические планы доминирующих государств в регионе — в данном случае Российской империи.

Приход к власти Александра I в России вновь вернул империю к кавказской политике Петра I. Отсутствие политических, экономических, социальных предпосылок привели к деконцентрации военно-политических сил страны. Разобщенные ханства не смогли оказать сопротивления захватнической политике Российской империи. Не скрывая свои истинные намерения в регионе, Россия весной 1803-го года, преодолев вооруженное сопротивление Джаро-Балаканских вольных обществ, завоевала их, а в начале 1804-го года захватила Гянджинскую крепость, которая героически оборонялась с осени 1803-го года. Падение Гянджинского ханства является наглядным свидетельством разобщенных действий ханств, которые по ряду субъективных причин не смогли выступить с консолидированными силами против военной силы Романовской России.

Не смирившись усилением позиций России на Южном Кавказе, Гаджариды и Османская империя, пытаясь сохранить статус-кво в регионе, выступили войной против России. В результате в первой трети XIX века произошли две Русско-иранские и две Русско-османские войны.

В ходе I Русско-иранской войны (1804-1813) Карабахский хан Ибрагим-Халил хан, не отказываясь от своего внешнеполитического курса и не принимая во внимание позицию своих оппонентов в ханстве, заключил 14 мая 1805-го года с представителем Российской империи кн. П.Д.Цициановым Кюрекчайское соглашение. В результате Карабахское ханство оказалось в вассальной зависимости от Российской империи. Не соглашаясь с позицией Ибрагим -Халил хана, северные ханства Азербайджана, кроме Шекинского хана Селим хана, не присоединились к этому соглашению и действовали разрозненными силами против российского военного наступления. После Кюрекчайского соглашения Россия активизировала свои завоевательные действия и до конца 1806-го года захватила другие северные ханства страны.

Ради установления своей политической власти и образования в мусульманской стране социальной базы Россия проводила целенаправленную колониальную политику. Правящие круги Российской империи понимали, что автохтонное население Азербайджана — азербайджанцы не примирятся с иноземным господством и верховенством христианского государства. Поэтому империя видела в автохтонах потенциальных врагов и бунтовщиков, не приемлющих колониальные цели России. И тому была причина — азербайджанский народ, не смирившись с завоеванием Российской империи, оказывал вооруженное сопротивление иноземному, инородному, иноконфессиональному государству. Так, население Джаро-Балаканских вольных обществ восстало в 1804-ом году и периодически оказывало в последующие годы сопротивление русским войскам. В 1805-ом году жители Щамщаддиля подняли мятеж. После убийства Ибрагим-Халил хана, летом 1806-го года, Селим хан Шекинский, отказавшись принять условия Кюрекчайского соглашения, поднял народ на восстание и изгнал русский гарнизон из Шеки. В октябре 1806 года население Ленкоранского и Шамахинского ханств оказало вооруженное сопротивление русским войскам. Ярким примером народного сопротивления против русского завоевания азербайджанских земель стало Губинское восстание 1806-1810 годов под предводительством последнего Губинского хана — Шейхали-хана. Историческая значимость этого восстания заключалась в том, что оно охватило не только губинские земли, но, отличаясь своей масштабностью, дало резонанс в других провинциях страны. Касаясь данного восстания, в своем рапорте генерал Репин сообщал о «расстроенном положении» Губинской провинции, что является ярким доказательством силы и мощи этого восстания.

В ходе II Русско-иранской войны (1826-1828) народно-освободительное движение против российского завоевания получило еще больший размах. Об этом писали в своих исследованиях, в первые годы советской власти, историки М.П.Покровский и Г.Минасозов, подчеркивая, что коренное население Азербайджана встречало армию Абас-Мирзы «с распростертыми объятиями». Доказательством тому рапорт генерала И.Ф.Паскевича, в котором особо отмечалось: «В 1826 году большинство жителей мусульманских провинций с оружием в руках восстали против России». Но пиком народного сопротивления в годы II Русско-иранской войны было Гянджинское восстание под предводительством Угурлу-аги — младшего сына Джавад-хана — последнего Гянджинского хана. Преследуя колониальные цели, Россия жестоко расправлялась с участниками народно-освободительного движения. Так, в 1826 году в Губинской провинции «за измену» были казнены 134 члена бекских семей. Аналогичные репрессии проводились и в Гарабагской провинции. Так, советский историк К.Сивков писал, что по распоряжению А.П.Ермолова было «повешено, засечено и утоплено 88 человек, без суда и судебных приговоров».

В процессе завоевания земель Азербайджана правительственные круги России понимали, что кроме силового фактора необходимы иные способы влияния, которые должны были изменить менталитет, мышление коренного населения, а точнее, трансформировать его морально-духовное состояние. С этой целью уже в начале завоевания представители военно-административных структур Российской империи проводили политику христианизации. Так, в целях морального подавления азербайджанцев П.Д..Цицианов после падения Гянджинского ханства превратил одну из Гянджинских мечетей в православный храм. Аналогичными действиями выступил И.Ф.Паскевич после захвата Эриванского ханства, превратив Иреванскую пятничную мечеть, построенную в 1582 году, в православную церковь.

Параллельно представители правящих кругов Российской империи в целях «разжижения» мусульманского пласта в этно-конфессиональной структуре населения страны «вливали» новые христианские элементы в этническую номенклатуру Северного Азербайджана. Уже после Гюлистанского трактата в северных землях Азербайджана появились немцы, выходцы из Вюртембергского королевства. Но главную ставку в своей переселенческой политике в первой трети XIX века Российская империя делала на «армянскую карту», считая, что распыленные в широкой диаспоре и утратившие в раннем средневековье свою государственность армяне, станут основной опорой социальной базы России в регионе. Возлагая большие надежды на армян, правящие круги России считали, что армяне «по единому христианству под защитой российского правительства питают для собственного блага основательную преданность к российскому владычеству». И в ходе I Русско-иранской войны представители Российского государства вели переговоры с армянами Эрзерумского санджака Османской империи о переселении их на Южный Кавказ. На что эрзерумские армяне выдвигали свои условия: «Когда милостью Божьей занята будет Эривань(подчеркнуто нами-Х.В.) российскими войсками, то непременно все армяне согласятся войти в покровительство России и на жительство в Эриванской провинции». Но результаты Гюлистанского трактата от 12 октября 1813 г. не позволили России собрать армян на Южном Кавказе.

Гаджариды не могли и не хотели смириться с итогами I Русско-иранской войны, а именно с упрочением военно-политической позиции России в регионе. Уход Александра I с политической арены империи и последующие социально-политические процессы в России дали надежду Фатали шаху, что наследники Александра I откажутся от кавказской политики Петра I. Но неудачные военные действия иранской армии в ходе второй Русско-иранской войны приостановили планы Гаджаридов в расширении сферы влияния их на Южном Кавказе и, в частности, в северных землях Азербайджана.

Туркманчайский договор (10 февраля 1828 г.), подписанный между Российской империей и шахским Ираном, привел к разделу Азербайджана. По условиям этого договора южные ханства были включены в состав Иранского государства, а северные ханства, включая Иреванское и Нахчиванское, вошли в территориально-административные рамки Российской империи. Туркманчайский договор упрочил позиции России на Южном Кавказе и дал развитие ее переселенческой политике, являвшейся для империи одной из важных и неотложных задач в освоении и колонизации обретенных силой оружия земель. И основное внимание было сосредоточено на армянском факторе. Однако колониальные цели Российской империи в регионе не позволили ей в корне осознать все социальные параметры «армянской карты». Создав благоприятную почву для количественно-качественного роста армян на Южном Кавказе, в частности, в Северном Азербайджане, тем самым расширив ареал распространения интеллигибельной мечты армянства, Россия не задумалась о последствиях этой политики.

В начале ХХ века уже имел место «армянский синдром», как носитель сепаратизма и террора. Вклинившись в социально-политическую жизнь региона, интеллигибельная мечта армянства стала источником социально-политической нестабильности в регионе. Образовав на исторических азербайджанских землях свою государственность, армянство уже целое столетие является катализатором этно-конфликтных очагов Южного Кавказа.

Литература

1.Ашурбейли А. История города Баку. Баку,1992.
2.Байбуртян В.А.Армянская колония Новой Джульфы в XVIII веке. Ереван, 1969
3.Бутков П.Г.Материалы для новой истории Кавказа. С 1722 по 1803 год. Части. I,II,III. С.Петербург, 1869
4.Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку. «Алтай», 1999
5.Востриков С.В.//Карабахский вопрос и политика России на Кавказе//.Общественные науки и современность.1999.№3
6.Григорьян З.Т.Вековая борьба армянского народа за свою независимость и свободу. Москва, 1946.
7.Дубровин Н.История войны и владычества русских на Кавказе. Т.V.С.Петербург, 1879.
8. Дубровин Н.Закавказье с 1803 по 1806 годы. С.Петербург, 1866.
9. Лысцов В.Г.Персидский поход Петра I.1722-1723. Москва, 1951.
10.Малахия Орманиан. Армянская церковь. Москва, 1913.
11.Шопен И. Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху ее присоединения к Российской империи. С.-Петербург, 1852
12.Эзов Г.А.Сношения Петра Великого с армянским народом. Документы. С.Петербург, 1898

Подробнее: http://www.erevangala500.com/?direct=news_page&id=127

Лавров летит в Баку гасить конфликт

Накануне визита главы МИД РФ Баку провел консультации с Турцией

Сегодня состоится краткосрочный рабочий визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Азербайджан. Согласно официальным источникам информации, в Баку будут обсуждаться различные аспекты двусторонних связей, урегулирование армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, а также роль России как сопредседателя Минской группы ОБСЕ в его урегулировании.

Информация о незапланированном визите Сергея Лаврова в Азербайджан появилась на минувшей неделе и с того времени стала темой дискуссий среди местных политологов, а накануне – главной и для местных периодических и электронных изданий.

«У нас с Россией очень тесные взаимоотношения. И политический диалог постоянно осуществляется. Но в данном случае этот визит достаточно неожиданный, поскольку глава внешнеполитического ведомства Азербайджана Эльмар Мамедъяров недавно был в Москве и по всей повестке с Лавровым прошелся», – заявил телекомпании Caspian Broadcasting Company член парламента Азербайджана, политолог Расим Мусабеков.

«Поэтому, – отмечает политолог, – можно предположить, что переданные через Мамедъярова какие-то российские предложения, скорее всего по вопросу карабахского конфликта, не вызвали позитивной реакции у высшего азербайджанского руководства, и Лавров прибывает в Баку с тем, чтобы лично дать необходимые разъяснения и убедить в целесообразности их принятия». По мнению Мусабекова, этот вопрос представляется настолько важным, что прежде чем сказать «да» или «нет», в Баку возникла необходимость проконсультироваться со стратегическим союзником – Турцией. В конце минувшей недели глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров совершил краткосрочный рабочий визит в эту страну и провел переговоры с турецким коллегой.

Между тем местные издания сходятся во мнении, что в отсутствие точной информации пока приходится только гадать, с чем Сергей Лавров едет в Баку. Очевидно, что лишь после встречи российского министра с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и его переговоров с Эльмаром Мамедъяровым какие-то детали итогов визита просочатся в печать. Однако в том, что именно карабахская тема будет основной на встречах Лаврова с руководством Азербайджана, никто в Баку не сомневается. Такая уверенность появилась уже в воскресенье вечером, после резонансного заявления помощника президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанова. В интервью телекомпании ANS, комментируя вопросы урегулирования карабахского конфликта и будущей встречи президентов Азербайджана и Армении, Гасанов отметил, что переговоры продолжаются в основном в рамках формата Минской группы. В соответствии с форматом проводятся встречи глав государств и министров иностранных дел двух стран.

«Пока еще надежды по отношению к этому формату есть, в том числе и с азербайджанской стороны. Но, к сожалению, беззубая деятельность Минской группы, двойной подход Совета Безопасности ООН к этому вопросу, безразличное отношение к резолюциям ООН толкают Азербайджан и Армению к войне», – отметил помощник президента. По его словам, если переговоры будут продолжаться таким же образом, если Армения продолжит придерживаться под видом имитации переговоров неконструктивной позиции, а члены Совета Безопасности ООН и в целом ООН не окажут давления на Армению, то война будет неизбежна.

Баку

Сохбет Мамедов
Cобственный корреспондент «НГ» в Азербайджане
1.09.2015

Источник — Независимая газета

Правящие круги Грузии вынуждены заигрывать с активистами православных движений , что приводит к ухудшению отношений с Баку

В течение нескольких последних месяцев достоянием общественности стали несколько эпизодов, заставляющих повнимательнее всмотреться в отношения между Грузией и Азербайджаном, которые на высшем уровне регулярно удостаиваются наивысших эпитетов. К этому, конечно, существуют известные предпосылки: начиная с середины 90-х годов, Азербайджан стал фактически ближайшим союзником Грузии. Двое бывших высокопоставленных советских функционеров – Гейдар Алиев и Эдуард Шеварднадзе – стали выстраивать отношения «стратегического партнерства», и одной из главных составляющих в этом стали проекты нефте- и газопроводов, проходящих от азербайджанских месторождений на Каспии через Грузию к турецкой территории и дальше на запад. Грузия надолго заняла место «связующего звена» между двумя тюркскими государствами – Турцией и Азербайджаном.

Политику Шеварднадзе в этом направлении еще более активно продолжил Михаил Саакашвили. При нем Турция и Азербайджан окончательно стали главными торговыми партнерами Грузии, выйдя на 1-2 место в условиях, когда торговля с Россией была почти свернута. Более того, несмотря на широковещательные заявления о «евроатлантической интеграции», торговые и инвестиционные отношения со странами ЕС в этот период не сильно продвинулись: крупных инвесторов из стран Европы можно было пересчитать по пальцам, а во внешней торговле страны доля ЕС не превышала 30%.

Ситуация складывалась таким образом, что Грузия фактически оказалась в положении «полуколонии» турецко-азербайджанского дуэта, отдав свою территорию для нефтегазовых инфраструктурных проектов и мало получая взамен. Одной из немногих выгод, которые Грузия получала от такого положения, были сравнительно низкие цены на природный газ, поставляемый из Азербайджана. Однако по мере снижения цен на нефть (и, соответственно, природный газ) и эта льгота постепенно сводится на нет.

После прихода новой власти высокопоставленные чиновники, включая бывшего премьер-министра страны Бидзину Иванишвили, в осторожной форме призывали к корректировке чрезвычайной зависимости Грузии от Азербайджана и Турции. Например, Иванишвили высказал сомнения относительно целесообразности проекта железной дороги Баку–Тбилиси–Карс (БТК), заявив, что открытие этой магистрали может вызвать уменьшение грузопотока через грузинские порты на Черном море – Батуми и Поти. Также грузинские политики заговорили было о возможности открытия ж/д магистрали через Абхазию. Однако после жесткой словесной реакции из Баку эти разговоры фактически прекратились, и сейчас ни один представитель правящей коалиции вслух не говорит ни о железной дороге через Абхазию, ни о будущих проблемах, связанных с запуском линии Баку–Тбилиси–Карс.

Отношения с Азербайджаном и Турцией в последние годы начали несколько ухудшаться. Связано это с тем, что ряд представителей правящей в Грузии коалиции был вынужден заигрывать с активистами православных движений и их сторонниками, а также с консервативными кругами Грузинской православной церкви. Православные активисты протестовали против постройки мечети в Батуми, о чем просила турецкая сторона, также они требовали вернуть под контроль Грузии весь комплекс монастыря Давид Гареджи, который находится на стыке границ между Азербайджаном и Грузией. Все это привело к ухудшению атмосферы отношений между Тбилиси и тюркскими соседями. В 2013-2014 годах произошло также несколько столкновений грузинского православного населения с аджарцами-мусульманами как в самой Аджарии, так и за пределами автономии, в селах на юге Грузии, куда аджарцы были переселены в предыдущие годы в качестве экологических мигрантов.

Эти инциденты за последние месяцы почти регулярно дополняются «футбольными скандалами», которые происходят во время встреч грузинских и азербайджанских команд в еврокубках. В прошлом году эти матчи уже были отмечены взаимными ксенофобскими выходками футбольных болельщиков. Однако самый масштабный скандал произошел в июле, когда сначала в Грузии, а потом в ответном матче в Азербайджане болельщики обеих команд вывешивали на трибунах плакаты с территориальными претензиями к соседнему государству, выкрикивали оскорбительные лозунги и даже жгли флаги другой страны.

Недопонимание между некогда самыми близкими партнерами все больше возрастает. В июле этого года антимонопольное ведомство Грузии приняло решение о наложении гигантских по местным меркам штрафов на компании, действующие в сфере распределения нефтепродуктов (АЗС и АГС). Самый крупный штраф в размере 14 млн. лари (около 6,5 млн. долл.) был выписан азербайджанской государственной компании SOCAR, которая работает в Грузии. Санкции были обоснованы, по словам представителей Антимонопольного комитета, тем, что в предыдущие годы эти компании осуществляли сговор с целью установления олигопольных цен на бензин. Азербайджанская компания опротестовала решение грузинского ведомства и заявила, что будет бороться легальным путем за его отмену.

SOCAR ведет в Грузии не только бизнес в сфере импорта нефтепродуктов и сжиженного газа, но и владеет газораспределительными сетями в регионах страны. После девальвации местной валюты – лари деятельность всех энергокомпаний в Грузии как в электроэнергетике, так и в газовой сфере, стала убыточной в условиях, когда правящая коалиция стремится любой ценой удержать тарифы на энергоносители на прежнем уровне. Это вызвано предвыборными обещаниями «Грузинской мечты» еще в 2012 году, когда именно снижение тарифов было чуть ли не центральным пунктом обещаний. И правда, после прихода к власти блок снизил тарифы на 5-10%, однако резкое снижение курса лари по отношению к доллару перечеркнуло все усилия.

-флаг-герб1В результате создалась практически тупиковая ситуация – правительство, находясь в плену популистских обещаний, неправильной экономической политики и неблагоприятной внешней конъюнктуры, пытается сохранить прежние тарифы или как минимум не допустить их значительного роста. Компании же требуют более значительного повышения тарифов, угрожая в противном случае снижением инвестирования в отрасль, что приведет к перебоям в поставках энергоносителей в будущем. Чешская компания «Энерго про», владеющая электрическими сетями и ГЭС в регионах Грузии, уже объявила о продаже всего бизнеса и уходе из страны. Эта ситуация оказывает давление и на азербайджанскую компанию, что, в свою очередь, не может не отражаться на отношениях между двумя странами.

В прошлом году правительство Азербайджана приняло решение запретить ввоз в страну легковых автомобилей, произведенных до 2005 года. В результате этого реэкспорт машин из Грузии упал в несколько раз и почти прекратился. А ведь эта статья была на первом месте в списке грузинского экспорта. Это лишило Грузию десятков миллионов долларов валютных поступлений в год, что в нынешней экономической ситуации весьма чувствительно, когда из-за экономического кризиса в России, Греции и других странах сократились денежные переводы грузинских мигрантов, снизился грузинский экспорт и т.д.

Даже поверхностный анализ показывает, что будущее грузино-азербайжданских отношений в отличие от предыдущих «безоблачных» годов, когда происходило создание инфраструктуры нефте- и газопроводов (Баку–Тбилиси–Джейхан, Южно-Кавказский газопровод и т.д.), довольно неопределенно и смутно. И это несмотря на то, что объявлено об осуществлении проекта TANAP, предусматривающего транспортировку азербайджанского газа из месторождения «Шах-Дениз-2» через Грузию в Турцию и далее в Европу. Периодически ведутся разговоры и о строительстве Транскаспийского газопровода из Туркмении в Азербайджан, который должен присоединиться к существующему газопроводу. Однако в условиях падения цен на нефть и газ и кабальных условий, которые предлагались и предлагаются Грузии взамен на транспортировку азербайджанских энергоносителей, её экономическая выгода от этих проектов в целом не очень существенна, и она уж точно не может служить локомотивом для экономического роста в стране.

Зато проблем становится все больше. Политически и цивилизационно Азербайджан все больше удаляется от «европейского пути», который декларируется Грузией. По мнению некоторых грузинских комментаторов, режим в Баку становится все более авторитарным. Коррупция, падение образовательного уровня населения и технологической культуры превращают Азербайджан в сырьевую «азиатскую» страну с клановым устройством, которая не имеет позитивных перспектив на международной арене. К этому добавляется снижение цен на нефть и газ, а также постепенное истощение нефтяных запасов, которые через 7-10 лет окончательно перейдут в режим устойчивого сокращения добычи.

Социальная и религиозная ситуация в Азербайджане становится более сложной. На севере страны, а также в некоторых крупных городах устойчиво растет численность приверженцев радикальных суннитских течений ислама (т.н. салафитов и ваххабитов), среди которых много этнических представителей северокавказских народов. В центре и особенно на юге республики, наоборот, действуют довольно мощние сети сторонников шиитского ислама, которые ориентированы на Иран, Ирак и другие преимущественно шиитские страны. Противостояние и столкновения между этими силами – лишь вопрос времени, особенно в ситуации, когда падают валютные поступления в страну и, соответственно, жизненный уровень почти всех слоев населения.

Ситуация в Азербайджане будет проецироваться и на соседние регионы Грузии, где проживает много этнических азербайджанцев. Здесь происходят практически те же самые процессы (формирование и усиление влияния салафитских и шиитских радикальных течений), что и в самом Азербайджане. Учитывая слабые демографические показатели Грузии, и в частности этнических грузин, а также их возрастающую эмиграцию из страны, азербайджанское демографическое доминирование во многих юго-восточных районах Грузии (регионы Квемо Картли и Кахетия), видимо, будет только нарастать. А это не может не вызывать тревогу и ответную реакцию грузинского общества.

В свою очередь, сама Грузия также находится на перепутье. Некогда однозначный выбор в сторону Запада (т.н. евроатлантический выбор) на поверку оказался отнюдь не так прост для осуществления и принятия социумом. Становится все более очевидным, что значительная часть грузинского общества поверхностно представляла себе интеграцию в западные структуры, воспринимая это лишь как процесс экономического обогащения без каких-либо обязательств со стороны Грузии. Если она не сможет провести радикальные экономические, общественные и ментальные реформы, интерес Запада к стране будет снижаться, что уже чувствуется в условиях деятельности нынешней власти, которая показывает низкий уровень организованности и способности решить проблемы, стоящие перед страной, и лишь занимается удержанием ситуации под контролем, а не развитием.

Исходя из вышесказанного, и Грузия, и Азербайджан, возможно, окажутся в состоянии постепенного дрейфа в направлении периферии интересов Запада, в частности ЕС, что приведет к тому, что гармонизация взаимодействия этих соседних стран в рамках единой европейской системы ценностей будет откладываться на неопределенное время. А в условиях Кавказа, где политическая культура и традиционные методы взаимодействия между странами и обществами несут значительный отпечаток агрессивности и приоритета силового воздействия, есть вероятность дальнейшего осложнения отношений между двумя странами и народами.

__________________

Фото – http://www.vestikavkaza.ru/analytics/Kto-stoit-za-okolofutbolnymi-provokatorami.html

«Одесские рассказы» для Баку и Москвы

«Одесские реформы» Михаила Саакашвили остаются в центре внимания СМИ, и не только украинских. И если СМИ России предпочитают повторять затрепанные «установки» насчет «личной вины» тогдашнего президента Грузии в гибели российских «миротворцев» в Цхинвали и о том, что «зарплату Саакашвили платят американцы», у СМИ Украины в центре внимания другая тема — глава Одесской облгосадминистрации Михаил Саакашвили намерен превратить область в международный транспортный хаб.

Об этом он заявил в эфире 5 канала. «Сейчас есть план «Нового Шелкового пути». Логистика через Россию занимает 30 дней, а через Ильичевск — максимум 9 дней. Все уже готово… Поток сюда, построить дорогу на Рени, то есть на Евросоюз», — сказал Саакашвили.

По его словам, составляющими хаба станут новый аэропорт на базе военного аэродрома в 50 км от Одессы, куда будут летать лоукостеры, а также новая таможня, где на оформление грузов понадобится до 15 минут.

Что касается ремонта дорог, председатель ОГА планирует передать их в концессию или взаимодействие с Европейским банком реконструкции и развития, передает «Укринформ».

Нетрудно догадаться, что частью этого проекта являются инициированные Саакашвили проверки в Ильичевском порту. Напомним: как передавал «Интерфакс Азербайджан», Михэил Саакашвили еще на минувшей неделе привез в Ильчиевский порт приказ министра инфраструктуры Украины о смене руководства предприятия.

Согласно этому документу, начальник госупредприятия «Ильичевский морской торговый порт» Юрий Крук отстранен от выполнения обязанностей на время проверки хозяйственной деятельности предприятия.

«После более чем подозрительной передачи главных причалов Ильичевского порта оффшорной компании, зарегистрированной в Центральной Американской Республике Белиз, вчера в 12 ночи мы наконец-то добились отстранения руководителя Ильичевского порта от должности. Миллиарды гривен теряют украинцы каждый год из-за контрабанды и офшорных махинаций.

Надеюсь, новое руководство будет подобрано в результате честного, прозрачного конкурса, чтобы и интересы работников не пострадали, и бюджет стал получать доходы. И что еще очень важно, я требую от министерства инфраструктуры аннулировать коррупционный контракт с белизской компанией и вернуть причалы государству», — прокомментировал ситуацию Саакашвили.

В свою очередь профсоюзные организации порта заявили о намерении отстоять Ю.Крука на должности руководителя. «Руководство порта и профсоюзы от имени многотысячного коллектива заявляют, что Ильичевский порт за время руководства Юрия Крука превратился из убыточного предприятия в прибыльное и демонстрирует исключительно положительную динамику развития…

Также, с учетом сегодняшнего конфликта между губернатором и олигархом Игорем Коломойским, директора порта Юрия Крука умышленно пытаются причислять к команде последнего, чтобы дополнительно подлить масла в огонь.

С полной ответственностью заявляем о том, что порт работает исключительно в законодательном поле», — говорится в заявлении трудового коллектива на официальном сайте порта.

Однако куда важнее другое. Анализируя эту инициативу Саакашвили, многие СМИ, как украинские, так и российские, отмечали: речь идет ни много ни мало о попытке перенаправить вокруг России «Новый Шелковый путь». Во всяком случае, портал «Биржевой лидер» (и не только он) говорит об этом прямо: «Руководитель Одесской обладминистрации Михаил Саакашвили сделал заявление о том, что намерен перенаправить через территорию Украины поток грузов, которые должны идти из КНР в Европу через Российскую Федерацию по-новому Шелковому пути».»

Как поясняют эксперты издания, «Шелковый путь», согласно замыслу главы Одесской облгосадминистрации, должен проходить через украинский порт в Ильичевске. «Реально через Российскую Федерацию логистика занимает тридцать дней, а через Ильичевск это займет максимум девять дней. Уже все построено. Необходимо провести большие потоки. Это возможно», — цитирует губернатора Одесской области «Биржевой лидер».

По словам Саакашвили, для реализации этого смелого проекта нужно соорудить мост через Днестровский лиман. Более того, благодаря мосту, по мнению руководителя Одесской облгосадминистрации, «никто и никогда не оторвет Бессарабию» от Украинского государства. «Мы уже работаем над этим», — подчеркнул Саакашвили.

Здесь, пожалуй, необходимо уточнение. Как раздраженно отмечает московский портал «Свободная пресса», «с одной стороны, Михаил Саакашвили известен своим прожектерством. Однако имеется ряд моментов, которые заставляют относиться к его словам серьезнее, чем просто к популистской политической болтовне».

В самом деле, проект Шелкового пути в китайской версии имеет три варианта маршрута. Первый, базовый вариант, проходит через Казахстан, Азербайджан, Грузию и далее через Турцию до Стамбула. Второй вариант проходит через Иран, и только третий — по территории РФ через Казань до Москвы и Санкт-Петербурга.

«В теории, третий вариант Китаю наиболее выгоден, поскольку Казахстан, Россия и Беларусь входят в Евразийский экономический союз, и китайским товарам придется преодолевать всего две таможни. Вдобавок этот маршрут короче, чем все остальные.

Но Россия долго колебалась, участвовать ли ей в проекте. В итоге Москва дала согласие — подписала с Пекином декларацию о взаимопонимании — только 8 мая 2015 года, во время визита председателя КНР Си Цзиньпина в Москву на парад Победы.

И время было во многом упущено», — сетует «Свободная пресса». При этом большинство экспертов подчеркивают еще одно обстоятельство: пока что в реальности задействован только первый вариант — через Азербайджан.

Строго говоря, о возрождении Шелкового пути, проходящего через Азербайджан, заговорили еще во второй половине девяностых, причем тогда Китай в его реализации играл далеко не ведущую роль.

Россия же с усмешкой поглядывала на стремление новых независимых государств — бывших «южных республик» — создать транспортный хаб вокруг ее территории, а на все вопросы отвечала заученно-уверенно: «Зачем еще что-то изобретать, когда есть Транссибирская магистраль?»

Но теперь ситуация изменилась коренным образом. Как напоминает «Тренд», еще 3 августа в Баку прибыл первый тестовый поезд по маршруту Китай-Казахстан-Азербайджан. Состав, состоящий из 82 контейнеров и 41 платформы и отбывший из китайской провинции Шихэцзы по Транскаспийскому транспортному маршруту, прибыл в бакинский порт Алят.

«Это событие очерчивает контуры альтернативного маршрута грузоперевозок из Китая в Европу, который имеет все возможности стать основным, и главенствующая роль в нем уделяется Азербайджану. Уже в сентябре планируется запуск поезда до Стамбула, а в дальнейшем железная дорога должна соединить Китай со всей Европой вплоть до Великобритании», — напоминают эксперты «Тренда». От внимания которых не ускользнуло, что Китай из года в год увеличивает товарооборот с Европой.

До 2011 года основным маршрутом поставок из Китая в Европу был морской путь из Шанхая в Дуйсбург (Германия). Грузы проходили этот путь за 36 дней. В 2011 году появилась альтернатива — железнодорожный путь из Чунцина в Дуйсбург — поезд проходит более 11 тысяч километров за 16 дней. А как теперь удрученно отмечает «Свободная пресса», вышеупомянутый тестовый поезд «отбыл из Китая 28 июля, прошел 3500 километров через Казахстан и Каспийское море за пять суток, и прибыл на станцию Кишлы в окрестностях Баку. Заметим — в обход территории РФ».

Теперь же, по мнению портала, «в «Новый Шелковый путь» пытается вклиниться Украина. По сути Саакашвили предлагает китайцам слегка изменить первый — базовый — вариант. Китайские товары в этом случае тоже будут идти черед Казахстан, потом морем до Азербайджана, потом транзитом через Грузию, грузиться в Поти на корабли и уже Черным морем отправляться в Европу.

Но не вдоль турецкого побережья в Стамбул, как предполагает базовый вариант, а до украинского Николаевска, и оттуда — к румынской границе». К ужасу российских экспертов, Китай этот вариант не считает чем-то безумным.

Как заявил посол КНР на Украине Чжан Сиюнь на встрече с министром инфраструктуры «незалежной» Андреем Пивоварским, «в рамках «Нового Шелкового пути» существует потенциальная готовность китайских банков инвестировать в инфраструктурные объекты Украины», и предложил украинской стороне подготовить презентации инвестиционных проектов для представителей бизнеса Китая.

Ясно и другое. Предложенный Саакашвили «суперпроект» никоим образом не несет экономических «рисков» для Азербайджана и не противоречит интересам нашей страны.

Если он и меняет географию «Шелкового пути», то на том его отрезке, который проходит уже за границами Грузии и Турции. А как показывает практика, два «хаба» — это всегда надежнее и безопаснее, чем один. Особенно если оба расходятся от азербайджанской магистрали.

Иное дело — риски политические, точнее говоря, попытки России сорвать невыгодные для нее инфраструктурные проекты. «Для России это — неприятные сигналы. Если наша страна (РФ. — прим. «Эхо») окажется на обочине Шелкового пути, вся торговля между Китаем и Западной Европой пойдет в обход РФ» — испуганно добавляет «Свободная пресса».

И сегодня многое будет зависеть от того, какие средства готовы задействовать в Кремле для срыва невыгодных инфраструктурных проектов.

http://www.echo.az/article.php?aid=87498

Кавказ для России – буфер, закрывающий ее от нестабильного Ближнего Востока

Кавказ для России – буфер, закрывающий ее от нестабильного Ближнего Востока, и Москва объективно заинтересована в том, чтобы этот буфер являл собой арену процветания, а не зону перманентного конфликта.

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования

Два года назад США проиграли России ситуацию в Сирии. Унизить Москву не получилось, позиции России на Ближнем Востоке окрепли, причем окрепли именно за счет позиций США.

Но «славные ребята» из Госдепа и ЦРУ, если и огорчились, то не подали вида. На сирийской площадке они оставили полыхать гражданскую войну, подпитываемую международными террористами из ИГИЛ, а свою активность перенесли на украинскую площадку, надеясь нанести решающее поражение России на берегах Днепра.

И вновь не вышло. Несмотря на всю сложность и трагизм происходящего, Москва смогла постепенно переломить ситуацию в свою пользу. И вот уже увязшие на Украине США задумались, как им ненавязчиво избавиться от пьющего из них соки киевского режима. Грозящего своей неадекватностью и жадностью превратить для США Украину в новый Вьетнам (по объемам без толку потраченных ресурсов и уровню подрыва авторитета).

Тем временем борцы «за демократию и энергоносители» не унывают и ищут новую площадку, на которой можно было бы уверенно потеснить Россию, пока огонь гражданской войны на Украине будет, как в Сирии, уничтожать улики, свидетельствующие об участии США в преступлениях режима. И начинает тлеть Кавказ.

В принципе, именно с этого региона заходили США со своими цветными революциями на постсоветское пространство. Переворот в Грузии удался. В Армении и Азербайджане попытки оказались неудачными.

Кавказ сложный регион, с массой взаимных исторических обид, конфессиональных противоречий, территориальных претензий и личных драм. Стоит воспламенить одну страну, привести в ней к власти радикалов, и волна нестабильности полностью накроет регион, да еще и попытается выплеснуться на российские автономии Северного Кавказа.

Первый удар нанесен по слабому (в экономическом плане) звену – Армении, которая к тому же является членом ОДКБ и ЕАЭС, а значит, под вопрос ставятся крупнейшие российские интеграционные проекты. Но только ли России несет опасность атака на ереванскую власть?

Свержение действующего правительства приведет к власти в Ереване радикальные силы, поставит под вопрос продолжение существования российской базы в Гюмри и дополнительно ухудшит социально-политическую ситуацию в Армении, поставив под вопрос торгово-экономическое сотрудничество с главным партнером – Россией. На Украине проблема резкого падения уровня жизни после февральского переворота 2014 года решалась путем отвлечения внимания на гражданскую войну. Развязать гражданскую войну в Армении гораздо труднее – не тот масштаб, иные традиции, моноэтничное население. Но у Армении есть замороженный конфликт в Карабахе, а внешняя война для сплочения народа вокруг власти даже лучше внутренней.

Сейчас провокации на линии соприкосновения – дело обыденное. Стороны обвиняют друг друга, а российское военное присутствие не дает спорадическим перестрелкам перерасти в большую войну. Но потенциальный переворот в Ереване коренным образом поменяет ситуацию.

Сегодня Россия не просто поддерживает хорошие отношения с обеими сторонами карабахского конфликта – с Азербайджаном сотрудничество стремительно нарастает, Армения многие годы является российским военным союзником. Переворот под проевропейскими и антироссийскими лозунгами коренным образом поменяет военно-политический баланс.

Радикальные силы в Азербайджане, давно требующие решить вопрос восстановления суверенитета Баку над всей территорией страны, получают новый аргумент. Они будут настаивать на том, что теперь Россия в случае военной конфронтации останется в стороне. Радикальные силы в Армении будут настаивать на том, что, сделав «европейский выбор»,страна обязательно получит поддержку «цивилизованного мира» в закреплении за собой занятых территорий. И у них будет свой аргумент – Армении достаточно, как и раньше, ничего не возвращать. А Азербайджану, чтобы вернуть территории, надо наступать. Следовательно его легко будет объявить агрессором и нарушителем условий перемирия.

Понятно, что ни Европа, ни США не станут никому помогать, если конфликт на Кавказе вновь станет горячим. Два дружественных Москве правительства дестабилизируются. Если две страны, в сотрудничестве с каждой из которых Россия заинтересована, начинают войну, Москвенадо будет делать выбор в чью-то пользу или расписываться в неспособности проводить активную политику на Кавказе. Какой бы выбор ни был сделан, он потребует связать на кавказском направлении дополнительные российские ресурсы. С учетом нерешенности ситуации на Украине, а также ростом влияния ИГИЛ всего в полутысяче километров от границ Азербайджана, ситуация может развиться в полномасштабный неуправляемый военный кризис практически моментально.

То есть, если Россия будет вытеснена с Кавказа и потеряет способность поддерживать в регионе компромиссный мир, все пространство между границами Турции, Ирана и России способно очень быстро превратиться в один большой костер. Причем плохо от этого будет и Турции, и Ирану, и России.

И если Москва десятилетиями демонстрирует потрясающую сдержанность в том, что касается использования вооруженной силы в зонах гражданских и гибридных конфликтов, то, например Турция в ходе гражданской войны в Сирии неоднократно использовала и артиллерию, и авиацию, и вторжения сухопутных сил на сопредельную территорию, для решения утилитарной задачи обеспечения зоны безопасности вдоль собственной границы. Задача эта решена не была, а удержать Турцию от полноценного вступления в войну в Сирии смогла только жесткая позиция России.

С учетом же традиционных противоречий и конкуренции между Турцией и Ираном, а также склонности руководства обеих стран к применению силы, ситуация на Кавказе может очень быстро вернуться к тем временам, когда Турция и Иран там были, а России не было. Пока падишахи в Стамбуле и шахиншахи в Тебризе и Ширазе боролись за контроль над стратегической позицией на Кавказе, население мусульманских ханств и христианских княжеств в равной мере страдало от погромов и разорений, в полном соответствии с традициями времени устраивавшихся армиями враждующих государств.

В конце концов, это именно России необходима не территория кавказских государств, а дружественные правительства и процветающее население.

Кавказ для России – буфер, закрывающий ее от нестабильного Ближнего Востока, и Москва объективно заинтересована в том, чтобы этот буфер являл собой арену процветания, а не зону перманентного конфликта.

С другой стороны, для Турции и Ирана это тыловой район, откуда может исходить опасность. Ранее этот район надо было обезопасить от укоренения в нем оппонента. Поэтому и турецкие и иранские армии ревностно уничтожали местное население – нет населения, негде базироваться войскам. Армии того периода существовали за счет населения территории, на которой находились. Нет населения – некому кормить солдат.Значит, вражеская армия, если и придет в регион, то быстро вернется восвояси.

Сегодня угрозу безопасности этих государств в тыловом районе может представлять тот же ИГИЛ. Начнись дестабилизация на Кавказе – и сотни воюющих сейчас в Сирии и Ираке боевиков легко окажутся там, быстро обрастая «местным мясом». С учетом того, как турки решали курдскую проблему и как иранцы решали проблему Южного Азербайджана, можно легко предположить, что особым человеколюбием ни Тегеран, ни Анкара страдать не будут, а местное население, независимо от этнической и религиозной принадлежности, будет рассматриваться ими как потенциальная база партизан из ИГИЛ.

Понятно, что даже в самой плохой ситуации Россия рано или поздно (причем скорее раньше, чем позже) на Кавказ вернется. Но вот сейчас тысячи мирных граждан уже никогда не дождутся возвращения России на Украину. Просто потому, что не дожили. Так что лучше России с Кавказа не уходить. Даже временно и ненадолго.

http://ru.sputnik.az/expert/20150625/400758121.html

Альтернативная история Армении и Азербайджана

 

rizvan  konferensia26 мая в Международном пресс-центре МИА «Россия сегодня» в рамках проекта «Осторожно, история»! прошла очередная дискуссия с участием экспертов, СМИ и гражданского общества.

28 мая 1918 года в Тбилиси Национальный Совет Азербайджана провозгласил создание первой на мусульманском Востоке Азербайджанской Демократической Республики.Дискуссия, организованная Центром истории Кавказа, будет посвящена историческому значению этого события. В ходе обсуждений будет поведано о малоизвестных страницах азербайджанской истории.

Был показан трейлер нового исторического документального фильма«Альтернативная история Армении и Азербайджана», который подготовлен Центром истории Кавказа при Институте «AZER-GLOBE»совместно с телекомпанией ATV.

Модератор мероприятия директор Центра истории Кавказа, доцент Отделения Кафедры ЮНЕСКО, историкРизван ГУСЕЙНОВрассказал о значимости создания Азербайджанской Демократической Республики в 1918 году.

Затем с докладами об АДР выступили завотделом истории Кавказа в Институте истории им. А.А.Бакиханова НАН Азербайджана, доктор исторических наук – Ирада БАГИРОВА и завкафедрой истории Академии государственного управления при Президенте Азербайджанской Республики, доктор философии исторических наук — Фирдовсия АХМЕДОВА.

Отметим, что Центр истории Кавказа при Институте «AZER-GLOBE» осуществляет ряд исследовательских проектов по изучению истории Азербайджана. В рамках этих исследований публикуются статьи, издаются книги и снимаются фильмы об истории Азербайджана и армянских фальсификациях истории Кавказа.

«К 97-ой годовщине Дню Независимости Азербайджана, под руководством политолога Фуада Ахундова мы подготовили исторический документальный фильм «Альтернативная история Армении и Азербайджана». Фильм является совместным проектом Центра истории Кавказа при Институте «AZER-GLOBE» с телекомпаниейATV», — сказал научный консультант фильма, директор Центра истории Кавказа, историк Ризван Гусейнов.

Отметим, что Р.Гусейнов является доцентом Отделения Кафедры ЮНЕСКО по компаративным исследованиям духовных традиций, специфики их культур и межрелигиозного диалога на Северном Кавказе.

В фильме собраны уникальные кинокадры, высказывания российских и армянских политиков, ученых и деятелей, а также впервые приведены для широкой публики редкие документы по истории Азербайджана из архивов России, Турции и Грузии. Фильм «Альтернативная история Армении и Азербайджана» станет хорошей подмогой для тех, кто интересуется историей региона и причинами армяно-азербайджанского конфликта.

«Это первый фильм в рамках проекта «Информационная поддержка армянской общественности», имеющего целью донести до армянской и широкой мировой общественности альтернативную информацию об истории региона. Намечено снять еще несколько серий фильма, который будут посвящены различным вопросам истории и ее фальсификаций», — резюмировал Р.Гусейнов.

Намечено показать фильм «Альтернативная история Армении и Азербайджана» на ряде азербайджанских телеканалов, также будет подготовлен перевод фильма на азербайджанский, английский и другие языки, который все будут выставлены в интернете.

По этой ссылке можно ознакомиться с некоторыми кадрами фильма, который полностью будет презентован 28 мая в День Независимости Азербайджана.

https://www.youtube.com/watch?v=LDj3HCPt0pc&feature=player_embedded

 

«Альтернативная история Армении и Азербайджана»

Автор — Фуад АХУНДОВ

Научный консультант — Ризван ГУСЕЙНОВ

Режиссер — Арзу МАМЕДОВА

Режиссер монтажа — Эльшад РАСИМОГЛУ

Музыкальный редактор — Рауф АЛИЕВ

Оператор — Кянан МАМЕДОВ

При поддержке телекомпании ATV и содействии кинокомпании BUTA FILM

Старые карты Кавказа, где нет Армении и армян

Амир Эйваз

karta reqiona bez armyan1. Карта Прикаспийских земель (начало XVIII века)
 
Составлена по приказу первого императора России — Петра I, который захватил у Сефевидов западные Прикаспийские земли в 20-х годах XVIII века. Если бы армяне играли хоть мало-мальско значимую роль в регионе, это несомненно было бы отражено и на этой карте, ведь Петр I намеревался использовать армян в борьбе с Турцией. Но чего нет, того нет. Даже лояльность Петра к армянам не стала причиной искажения им на карте реальной действительности.
 
Эта карта показывает, что Иреван (ныне Ереван) исторически относится к Азербайджану, который по старой традиции  назывался на картах средневековья латинским словом Media — Мидия (даже у Страбона нынешний Азербайджан именуется не иначе, как Мидия Атропатийская). Никакой Армении «рядом» с Иреваном или в междуречье Араза (Аракса) и Куры никогда не было.

В междуречье Араза и Куры отчетливо видны города Барда (а не «Партав»), область Карабах (а не «Арцах») с центральным городом и Астабад. Учитывая что понятие Media относится к Азербайджану, а на карте в ее состав включен и Северный Азербайджан, можно сделать вывод, что Ширван, Карабах и все междуречье Араза и Куры исторически обозначалось понятием Media — то есть Азербайджаном.

Кроме того, на карте отчетливо видно, что город Дербент входил в состав Ширвана (область и государство в Азербайджане) и никогда не являлся частью географического понятия «Дагестан».




 
karta reqiona bez armyan-22. Карта Азии, составленная Хоманном (XVII век)
 
Как видно, на карте нет никакой «Армении». Дело в том, что в XVII  веке вовсе не существовало значимой армянской административной единицы, или, тем более, армянского государства. 



 
Ряд ученых, полагают, что обозначение «Армения» на картах XVIII-XIX веков является ничем иным, как следствием формирования в Европе и России «армянского вопроса». Таким путем европейцы и русские пытались стать «защитниками» армянского народа, а на деле желали использовать армян, как некий повод для борьбы с Османской Турцией… События Первой мировой войны, «армянская карта», разыгранная странами Антанты для расчленения Турции, а также выдуманный «армянский геноцид» явное тому подтверждение.
 
Совершенно другое дело — значимость Азербайджана и его населения в тот период, прекрасно отображенная на карте:
 
Азербайджан (на карте ADIRBEIZAN) — центральная область в государстве Сефевидов;
Азербайджанские тюрки — называвшиеся в ту пору также кызыл-башами (на карте KISILBASSE), титульная нация государства Сефевидов, их язык — государственный язык империи.

Создаст ли TANAP новую систему союзов?

Политика или экономика? Какая из этих сфер человеческой жизни преобладает на просторах мировой политики? События ближайших недель приблизят нас к ответам на поставленные вопросы. Глобальный энергетический рынок предвкушает масштабные изменения. Не успели высохнуть чернила на рамочном соглашении по иранской ядерной программе, как Тегеран объявил о намерении присоединиться к Трансанатолийскому газопроводу (TANAP), чем вызвал озабоченность у таких региональных игроков, как Саудовская Аравия и Израиль. Турция готова продвигать иранскую инициативу. Тем более что США всеми силами пытаются пробить дорогу Ирану на европейский газовый рынок, форсируя для этого переговорный процесс в швейцарской Лозанне. 7 апреля начинается визит президента Р. Эрдогана в Тегеран, где стороны обсудят вовлечение ИРИ в формируемую газовую магистраль. Никакой сенсации не произошло. Ещё в январе 2015 г. представители исламской республики информировали Азербайджан и Туркменистан о планах по участию в ТАNAP. Тогда турецкие власти поспешили уведомить Москву о том, что проект транспортировки азербайджанского и туркменского газа не угрожает «Турецкому потоку». Азербайджан оказался между двух огней. С одной стороны, вовлечение Тегерана в газовый проект усиливает экономическую значимость так называемого «Южного газового коридора», позволяя комиссару ЕС по делам энергетического союза М. Шефчовичу и далее спекулировать на тему того, что Брюссель «нашел замену» российскому газу. А с другой стороны, присутствие Ирана девальвирует лидирующую роль Азербайджана в проекте, на чём многократно делает акцент президент И. Алиев.

И дело здесь уже не в прибыли, которую Баку может получить от продажи Тегерану долевого участия в TANAP. Речь идёт о политике. Иран по-прежнему рассматривает Азербайджан в качестве зоны своих геополитических и исторических интересов, что при (потенциально) усиливающейся экономической взаимозависимости этих стран может стимулировать внутриполитические изменения в Баку. Неслучайно за день до визита Эрдогана в Тегеран,Алиев отправился в Эр-Рияд. Азербайджан пытается сбалансировать Иран при помощи Саудовской Аравии, что предполагает вовлечение в комбинацию и еврейского государства. С учетом того, что в скором времени Турция и Иран урегулируют (через арбитражный суд в Стокгольме) вопрос цены за поставляемый Анкаре иранский газ, Азербайджан рискует остаться с Ираном один на один. Придётся выбирать: вместе или против? Других вариантов здесь быть не может. Ни саудовцы, ни израильтяне не потерпят реверансы Баку в сторону Тегерана.

Преувеличивать значение поездки турецкого лидера в Иран не стоит. Турки и иранцы оспаривают власть на территории Ирака, Сирии и Йемена. Однако это не мешает Тегерану, отключенному от международной финансовой системы SWIFT, осуществлять иностранные перечисления через турецкие банки. Есть ещё одно обстоятельство, о которым часто забывают сказать: Турция потребляет более 90% иранского газового экспорта, который оплачивается не долларами или евро, а золотом. Причём введение санкций в отношении Тегерана лишь удвоило импорт драгметаллов из Анкары, уточняет журнал Forbes. Этот факт прокомментировал и аналитик Дж. Рикардс в книге «Смерть денег: коллапс международной финансовой системы», утверждая, что именно золотом Турция оплачивает газ из Ирана, доля которого на местном рынке составляет 18%, уступая первенство России. По мнению Рикардса, санкции США и Евросоюза превратили Иран в страну, использующую золото как средство платежа. Издание Аl-Monitor.com идёт ещё дальше, уточняя, что операции Тегерана со внешним миром происходили при посредничестве турецкого Halkbank. Журналист Ф. Таштекин (Taştekin) из газеты Radikal посвятил этому вопросу отдельное расследование, по итогам которого установил, что «золотые» операции иранских бизнесменов через Halkbank послужили основой для коррупционного скандала «Большая взятка», прогремевшего 17 декабря 2013 г. Таштекин подсчитал, что из Турции в Иран завезено золота на сумму более $8 млрд. А после того, как Соединенные Штаты запретили в июле 2013 г. экспорт золота в ИРИ, в Турции этого драгметалла накопилось на $13 млрд.

Несмотря на противоречия между Турцией и Ираном в Сирии, Ираке и в Йемене, финансовая политика двух стран демонстрирует завидное единство. Р. Эрдоган и Х. Рухани имеют больше точек соприкосновения, чем может показаться на первый взгляд. И. Алиев это учитывает. Азербайджан вынужден лавировать и выстраивать альтернативные межгосударственные конструкции, которые без опоры на союз с Россией теряют всякий смысл: Саудовская Аравия погрязла в йеменском кризисе надолго, а Израиль видит в Иране не только политического, но и энергетического (газового) конкурента на европейском рынке. TANAP в его обновленном варианте угрожает Москве, но ещё больше этот газопровод может навредить Баку. Газета «Ведомости» считает, что при линейном развитии событий Иран может вытеснить Россию с европейского рынка газа к 2030 г. Сомнительный прогноз, особенно с учётом того, что международные отношения напоминают скорее спираль, а не линию.

Флагманом ТАNAP остается корпорация ВР, которая выступает оператором месторождения Шах Дениз (28,8%). Если с Азербайджаном у британцев складывается всё гладко, то с Ираном дела обстоят довольно сложно. За XX век Тегеран дважды пошёл на национализацию нефтегазовой промышленности — в 1951 и в 1979 г. Однако теперь конъюнктура меняется: после отмены международных санкций Shell может вернуться на Южный Парс, продолжив его освоение. Газета Guardian уже обратилась к иранским властям от имени отрасли с призывом «обеспечить привлекательные стимулы». Интрига развивается.

Источник информации: http://www.regnum.ru/news/polit/1912553.html

TİFLİS ƏMİRLİYİNDƏ İDARƏETMƏ SİSTEMİ

tiflisRəşad Mustafa[1]

reshadmustafa@gmail.com

 

Məlum olduğu kimi Tiflis əmirliyi ərəb yürüşlərinin ilk dönəmində Cənubi Qafqaz vilayətinin idarəçiliyinə tabe edilmişdi [5, 18]. Güman ki, bu dövrlərdə məhz Tiflisdə Cənubi Qafqazdakı ərəb canişininin əmiri oturur, buradakı ərəb qarnizonuna və şəhərin müdafiəsinə rəhbərlik edirdi. Əmir sözünün meydana gəlməsi də yəqin ki, buna görə olub. Tiflisdəki əmirlərin vəzifəyə təyin edilməsi və ya vəzifədən azad edilməsi ilk dövrlərdə güman ki, Cənubi Qafqazdakı canişinin əmrində idi. İlk dövrdə ərəb ordusunun şimal-qərbə doğru yürüş edən ordusunun mərkəzi gücü Tiflisdə olduğu üçün buradakı ərəb əmirlər vaxt keçdikcə əhəmiyyət qazanmağa başlayırlar. Bu əmirlər həm baş komandan, həm idarəçilik aparatının rəhbəri, həm də ədalət məhkəməsinin başçısı idi [6, 115; 8, 34]. Tiflisdəki əmirlər eyni zamanda Msxetadakı gürcü erimstavarlarına nəzarət edir, onlardan cizyə vergisini alır, lazım olanda onlardan gürcü əsgərlər tələb edirdi. Əmirin özünün dövləti idarə etdiyi və iqamətgah kimi istifadə etdiyi sarayı var idi. Saray bu günkü Tiflisdə Botanika bağına çıxan yolun üzərində yerləşirdi [8, 34]. Çox təəssüf ki, bu irsin öyrənilməsinə müasir Gürcüstanın apardığı dini və milli siyasəti imkan vermir və ərazidə arxeoloji qazıntılar aparılmır.

Tiflis əmirinin tabeçiliyində həm də Rustavi, Dumanis, Hunan kimi əhəmiyyətli şəhərlərdə oturan, VIII-IX əsrdə demək olar ki, bütün müasir Gürcüstanın şərq və cənub ərazilərini əhatə edən və buradakı qoşunlara rəhbərlik edən əmirlər də var idi. Bundan əlavə əmirin sarayında idarəçilik aparatını təmsil edən məmurlar da var idi.

Azərbaycandakı, eyni zamanda Tiflisdəki şəhər idarəsinin ən vacib və geniş yayılmış vəzifələrdən biri də şihnə olmuşdur. Şihnə əmirin, sultanın və ya başqa işğalçı hökmdarın təyin etdiyi və şəhərdə onun maraqlarını qoruyan hərbi dəstəsi olan nümayəndə olub. Ziya Bünyadov şihnəni şəhər qarnizonunun rəisi, polis və cəza dəstələrinin rəhbəri kimi xarakterizə edib. Gürcü çarı IV Davidin də işğaldan öncə Tiflisə 10 min dinar vergi qoymaqla yanaşı şəhərə 10 nəfər süvari ilə birlikdə gürcü şihnə təyin etdiyi məlumdur. Bu vəzifənin meydana gəlməsi Səlcuqlularla əlaqəlidir [1, 169]. Siyasətnamədə şihnə vəzifəsinə layiq olan adam imtina edərsə onu bu vəzifəyə zorla qoymaq haqqında qeyd də var [3, 60].

Tiflisdə təhlükəsizlikdən məsul olan şurta adlanan və müasir polislərin funksiyasını daşıyan bir qrup var idi. Onlar nəinki şəhərdə, eyni zamanda bütün əmirlikdə bu vəzifəni həyata keçirməyə çalışırdılar. Onlara Sahib əş-Şurat ya da şihnə rəhbərlik edirdi və bu da əmir tərəfindən təyin edilirdi [8, 34].

Muhtəsib adlanan başqa bir məmur məişət və dini adət ənənələrin yerinə yetirilməsinə, bazarlarda qayda-qanuna, şəhər yollarının düzəldilməsinə, vergilərin vaxtlı-vaxtında ödənməsinə nəzarət edirdi [8, 34]. Bu vəzifə İslam dininin mövcudluğundan qaynaqlanırdı və İslam xilafətinə daxil olan hər yerdə, eyni zamanda Azərbaycanda da rast gəlinirdi. Onlar “əmri bi-l maaruf və nəhy min əl-munkər” [yaxşılığı əmr etmək, pisliklərdən çəkindirmək] devizini əsas tutaraq fəaliyyət göstərirdilər [10, 82]. İslam dinini yaxşı bilməli olan muhtəsiblər əsasən fəqihlər – İslam hüququnun biliciləri arasından seçilirdi.

O zamanlar Tiflis əhəmiyyətli ticarət mərkəzi olduğundan və mühüm ticarət yollarının üzərində yerləşdiyinə görə gömrük vergisinin alınması üçün müşrib adlanan xüsusi məmur da var idi. Amid adlanan başqa məmur əmir sarayının yazışmalarına, dəftərxana işinə rəhbərlik edirdi [8, 34]. Bəzi şəhərlərdə, məsələn, Bağdadda amidin bəzən şihnə ilə birlikdə şəhər idarəsində iştirak etdiyi də görülür [1, 29]. Məhkəmələrə isə İslam şəriətinə yaxından bələd olan və məhkəmələri elə bu şəriətə əsasən təşkil edən qazılar rəhbərlik edirdi. Onlar hüququn və İslamın qoruyucuları hesab olunurdular. Şəhərdə əhəmiyyətli məsələlərin həll olunmasında cami xətiblərinin də müəyyən rolu və nüfuzu var idi. Belə ki, 1122-ci ildə IV Davidin Tiflisi işğal edərkən burada qətllər törətməməsi üçün məhz xətib və qazi onun yanına xahişə getmişdilər. Nizamülmülkün “Siyasətnamə” – sində qazi, xətib, muhtəsib vəzifələrinə yüksək dəyər verilmiş, onların arasından yalnız vəzifəyə layiq olanların seçilməsi qeyd edilmiş, onlara yüksək maaş verilməsi təşviq edilmişdir. Çünki, müsəlamanların canı, malı onlardan asılı idi [3, 56] Tiflis qazilərinin arasında Əlaəddin Ömər Tiflisi, Əbul Qasim Mahmud ibn Yusif Tiflisi, Huseyn ibn Muhəmməd Tiflisi, Ömər ibn Bəndar Tiflisi kimi məşhurlarının adı günümüzə qədər gəlib çatmışdır [2, s. 313, s. 314, s. 318, s. 320]

Tiflis şəhərinin əhalisinin isə əmir yanında şəhər idarəçiliyində əhəmiyyətli rolu olan, vasitəçilik funksiyası daşıyan xüsusi nümayəndələri var idi. Bu nümayəndələr rəis adlanırdı [8, 34-35; 11, s.339, s.353; 7, 144-154]. Ümumiyyətlə, orta əsrlərdə rəis təkcə əmirlə əhali arasında vasitəçilik rolunu oynayan şəxsə deyil, eyni zamanda tacir və sənətkar birliklərinin rəhbərlərinə də deyilirdi. Rəislər şəhər idarəçiliyində çox əhəmiyyətli mövqeyə sahib idilər və bəzən bu postu irsi olaraq ələ keçirirdilər. Məsələn, Dərbənd əmirlərindən Əli bin Həsən haqqında məlumat verilərkən onun bu postu əcdadlarından aldığı, hökmdar cəsarəti və sultan əzəməti daşıdığı bildirilmişdir. Hökmdar və əmirlərin ondan qorxduğu, danışıqlarında əmin, döyüşlərdə qalib olduğu bildirilir. O öldükdən sonra şəhərdə rəislərin vəziyyəti pisləşmişdi. Bu hissədən məlum olur ki, Dərbənddə bir rəis deyil, bir neçə rəis var idi və onlar şəhərin birbaşa rəhbəri deyildilər [10, 104].

Rəisin idarəçilikdə çox əhəmiyyətli rolu olduğunu Beyləqanın nümunəsində də görə bilərik. Belə ki, “Məcmuətu qısas” əsərində Məsud ibni Namdar Beyləqanda şəhərlilərin üsyan qaldırdığı vaxt o dövrdə mustovfi vəzifəsini daşıyan Məsudun şəhəri tərk etmə istəyinə rəis qarşı çıxmış, ona və ailəsinin təhlükəsizliyinə tam zəmanət vermişdir. Deməli, bu rəislər həm əhali, həm də məmurlar arasında çox əhəmiyyətli mövqeyə sahib imişlər [10, 110]. Gürcü mənbələrində “Tbilelni berni” adlandırılan Tiflis rəisləri isə daha da təsirli idarə etməyə sahib olaraq, ən çətin anlarda əmirlərin irsi hakimiyyətini öz əllərinə ala bilirdilər.

Bundan əlavə şəhərdə xüsusi ağsaqqallar şurası adlanan şəhərin öndə gələnlərinin təşkil etdiyi bir şəhər məclisi də fəaliyyət göstərirdi. Bu məclisi yəqin ki, əhalinin, tacirlər və sənətkarların rəislərindən əlavə şəhərin ən əhəmiyyətli din və elm adamları təşkil edirdi. Burada əlbəttə ki, ən əhəmiyyətli yeri rəislər tuturdu. Şəhər məclisi ən çətin anlarda qərarlar qəbul edir, əmirə idarəçilikdə yardım edirdi. Hətta, əmirliyin tarixində elə vaxtlar olmuşdu ki, sülalə daxili toqquşmalar zamanı ağsaqqallar məclisi şəhər idarəçiliyini tamamilə öz əlinə keçirmiş, şəhərin bu kimi ədavətlərdən ziyan çəkməsini qoymamışdır. Bundan əlavə ağsaqqallar şurası şəhərin taleyüklü məsələlərinin həllində əsas qərar verən orqan olmuş, lazım gəldikdə başqa hakimlərin himayəsinə girmiş və bu hakimləri şəraitə görə özləri seçmişdilər. Tarixçi əl-Fariqi yazılarında qeyd edir ki, Cəfərilərdən sonra Tiflisi xalq özü idarə edirdi. Tiflislilər öz aralarından hər ay bir nəfəri idarə etmək üçün seçirdilər. Burada əlbəttə ki, kor-koranə, püşkə bənzər seçimdən, intizamsızlıqdan söhbət gedə bilməz. Güman ki, idarəçi ya şəhər ağsaqqallarından – rəislərdən biri, ya da onların etimad etdiyi bir şəxs olurdu [9, 96].

Gürcü tarixçisi Şota Mesxia şəhər məclisi idarə formasını Avropadakı kommunalara bənzətmişdir [9, 96]. Bu idarə forması qətiyyən Avropa şəhər məclislərinə bənzəmir, əksinə daxilindən hər ay bir nümayəndə seçilməsi onun rəis instituna daha çox bənzədiyini göstərir. Eyni zamanda buna bənzər idarəçilik orqanı Azərbaycanda və Şərqdə bir çox yerdə var idi. Məsələn 1049-cu ildə Şəddadi hökmdarı Əbul Həsən Əli II Ləşkəri Gəncədə vəfat edərkən hakimiyyəti hacib Əbu Mənsur əlinə keçirmək istəyirdi. Əbu Mənsurun qalaları düşmənə təslim etdiyini görən şəhər rəislərindən Heysəm ibn Meymun əl-Bəis, ipək taciri Yusif və şəhərin digər öndə gələnləri şəhəri qorumaqdan ötrü ona qarşı çıxır və mübarizə aparırlar [4, 208-209]. Yəni, eynilə Tiflisdəki kimi irsi hakimiyyətlə idarə edilməsinə baxmayaraq, Gəncədə də şəhər məclisi və rəis institutu həll edici rola malik idi. Buna görə də nə Tiflisi, nə də məclis və rəis olan digər şərq şəhərlərini Avropa kommunalarına bənzətmək doğru deyildir.

Beləliklə, məlum olur ki, bu dövrdə Tiflis yalnız xarici görünüşünə görə deyil, həm də şəhər idarəsi sistemi ilə də tipik şərq şəhəri olmaqla Arran-Azərbaycan şəhərlərindən biri idi.

MƏNBƏLƏR VƏ ƏDƏBİYYAT

  1. Bünyadov Z. M. Azərbaycan Atabəyləri dövləti. Bakı: Elm, 1984 – 268 s.
  2. Nəsirov E. Orta Əsrlərdə Yaşamış Azərbaycanlı Alimlər. Bakı: Nurlar nəşriyyatı, 2011. – 415 s.
  3. Nizamülmülk. Siyasətnamə, — Bakı: “Elm”, 1989. – 212 s.
  4. Şərifli M. X. IX əsrin ikinci yarısı-XI əsrlərdə Azərbaycan feodal dövlətləri, Bakı: Elm nəşriyyatı, 1978. – 344 s.
  5. Vəlixanlı N. M. IX-XII əsr ərəb coğrafiyaşünas – səyyahları Azərbaycan haqqında. Bakı: Elm, 1974 – 223 s.
  6. Gürcistan Tarihi (Başlangıçtan 19.Yüzyıla kadar) – Nikoloz Berdzenişvili, Simon Canaşia [İvane Cavahişvili]. İstanbul: Sorun yayınları, 2.Baskı, 2000. – 304 s.
  7. Лордкипанидзе М. Д. История Грузии XI – нач. XIII вв. Тбилиси: Издательство «Мецниереба», 1974 – 212 с
  8. Лордкипанидзе М. Д. Тбилиси (IV- начало XII в.). Тбилиси: Общество «Цодна», Тип. «Самшобло», 1991 – 112 с.
  9. Месхиа Ш. А. Дидгорская битва. Тбилиси: Издательство «Мецниереба», 1974 – 124 с.
  10. Мирзоева Э. Г. Городское управление Азербайджана (XI-XIII века). Баку, 2002 – 155 стр.
  11. Очерки истории Грузии (в 8-и т.). Т.II. Грузия в IV-X веках / [Ред.: М. Лордкипанидзе, Д. Мусхелишвили]. Тб., Издательство «Мецниереба»: 1988 – 580с.

Rəşad Əziz oğlu Mustafa – AMEA A.A.Bakıxanov adına Tarix İnstitutunun doktarantı

AZƏRBAYCANMİLLİELMLƏRAKADEMİYASI

TARİX İNSTİTUTU

ELMİ ƏSƏRLƏR

2010, cild 34

Виктория Нуланд совершила турне по странам Закавказья

Южный ГафгазЗаместитель госсекретаря США по делам Европы и Евразии, один из вашингтонских «прорабов» прошлогоднего госпереворота на Украине Виктория Нуланд совершила турне по странам Закавказья.

Как показывают события на Украине, обычно появление этой высокопоставленной американки служит «черной меткой» властям и не сулит ничего хорошего с точки зрения политической стабильности. На этот раз Виктория Нуланд едва ли захватила с собой майданные «печеньки», поскольку ей придется еще немало потрудиться для того, чтобы подготовить почву для смены правящих режимов на Южном Кавказе.

Первым пунктом визита стал Азербайджан, руководство которого, демонстрируя взвешенную политику, в силу естественных причин (союзнических отношений между РФ и Арменией, а также проблемы Нагорного Карабаха) выступает приоритетом для внешнеполитических усилий Белого дома в этом регионе.

Прибыв в Баку политический «челнок» евроатлантизма выступила с заявлением о необходимости передачи Арменией в качестве «гуманного жеста» азербайджанских граждан Шахбаза Гулиева и Дильхама Аскерова, недавно осужденных в Карабахе за незаконное пересечение границы и убийство. Что, естественно, вызвало жесткую реакцию и критику в самой Армении. Помощница Джона Керри среди приоритетов американо-азербайджанского партнерства отметила сферы безопасности, энергетики и демократического развития.

Затем замгоссекретаря США отправилась в Армению, которая испытывает наибольшее геополитическое притяжение со стороны России. В то же время недавний скандал с российским военнослужащим из базы в Гюмри, расстрелявшем армянскую семью, давал ей шанс сыграть на стихийно вспыхнувших антироссийских настроениях. К тому же в последние недели в политическом пространстве Армении произошло обострение отношений между лидирующими партиями. Что, казалось. облегчало дело раскачивания политической лодки в стране, с перспективой устроить внеплановую смену действующего президента Сержа Саргсяна на более лояльного США ставленника.

В данном случае время сыграло против Вашингтона – к моменту приезда г-жи Нуланд враждующим сторонам удалось договориться между собой, и напряжение спало.

Видимо, осознавая общую проигрышную позицию и непопулярность антироссийской риторики в Армении, опытный политик решила подыграть антагонисту Армении, коим со времен начала нагорно-карабахского конфликта выступает Азербайджан. Вследствие чего общение Виктории Нуланд с президентом Армении получилось сухим, натянутым и не выходило за рамки протокола.

Посланец США попыталась сгладить впечатление от своего антиармянского демарша в Баку, сделав комплимент армянскому обществу. Как считает г-жа Нуланд, сильная сторона Армении – «наличие жизнеспособного гражданского общества». В чем можно разглядеть недвусмысленный намек властям, которые должны прислушиваться к мнению «жизнеспособного общества» (иначе, см. пример Украины). На состояние умов которого американцы, можно не сомневаться, будут оказывать максимальное влияние.

Также заместитель госсекретаря США выразила благодарность за участие армянских военнослужащих в миротворческих миссиях в Афганистане, Косове и Ливане.

Что касается карабахской проблематики, Нуланд выступила со стандартным призывом к миру.

В конце закавказского турне высокопоставленный деятель посетил некогда безусловную американскую геополитическую «вотчину» в лице Грузии. Правда, новое руководство в Тбилиси уже не демонстрирует прежнего одновекторного рвения времен правления Михаила Саакашвили. Поэтому на встрече с премьер-министром Ираклием Гарибашвили г-же Нуланд пришлось напомнить, что «США на 100% поддерживают текущие демократические процессы в Грузии, процесс интеграции в Евросоюз и НАТО, а также суверенитет и территориальную целостность Грузии».

Визит г-жи Нуланд в Закавказье оказался достаточно внезапным, отмечает политолог, эксперт по этому региону Андрей Арешев.

– Это свидетельствует о стремлении лучше понять ситуацию, складывающуюся на Южном Кавказе. В контексте геополитических баталий между Россией и США на Украине. Наибольшее внимание было сфокусировано на Армении, где имеют место непростые социально-экономические процессы.

Налицо рост общественного недовольства действиями власти, которое оппозиция и ряд гражданских активистов пытаются перенаправить в антироссийское русло. Протестные инциденты случаются в Армении с завидной регулярностью. В этой связи, например, можно вспомнить беспорядки в городе Гюмри, связанные с «делом Пермякова». Когда российский солдат-срочник расстрелял всех членов семьи Аветисян. В настоящее время ведется следствие по этому резонансному убийству.

«СП»: – Было бы странно, если бы г-жа Нуланд не попыталась оседлать вызванный им всплеск антироссийских настроений.

– Не похоже, что она достигла больших успехов на этом направлении. Но, конечно, помощник госсекретаря США встречалась не только с представителями армянского руководства, но и с лидерами многих общественных организаций. Они проходили в закрытом формате. Что, кстати говоря, противоречит тезису американской дипломатии о необходимости вести открытый диалог с гражданским обществом.

Мне представляется, что у прозападных сил в Армении недостаточно ресурсов для того, чтобы качественно нарастить свое влияние. Чтобы спровоцировать нечто похожее на украинский Майдан. На Украине прозападная оппозиция, выводившая людей на улицы, изначально была безответственна к судьбе родины. В Армении же есть оппозиция, которая осознает угрозы и риски, которые могут быть связаны с дестабилизацией ситуации в стране.

«СП»: – Могли бы американцы использовать не антироссийский (практически непроходной) сценарий, а, допустим, антиолигархический, экономический или еще какой-то?

– Конечно, Госдеп США и ЦРУ могут задействовать сценарий (и не только в Армении), связанный с внутриэлитными процессами. Но я не думаю, что это принесет существенную отдачу. Не будем забывать, что Армения недавно стала членом ЕАЭС, уже давно состоит в ОДКБ. А на ее территории находится российская военная база. Национальная элита понимает, что диверсифицированные связи с Россией отвечают коренным интересам безопасности Армении. То, чего никакая Нуланд и Запад дать не могут.

Плюс не стоит сбрасывать со счетов экономическое взаимодействие и российские инвестиции в Армении. Западные инвестиции могут их только дополнять, но не заменить полностью. Эти факторы способствуют сохранению стабильности в Армении.

«СП»: – Не секрет, что США лоббируют проект конституционной реформы в этой стране. В чем ее подоплека?

– Она предполагает по образцу Грузии переход от президентско-парламентской формы правления к парламентско-президентской республике. То есть, властные полномочия будут перераспределены в пользу законодательного органа и премьер-министра, им назначаемого. Естественно, при относительном сокращении полномочий президента. Проблема в том, что в странах с неустоявшейся партийной системой такая форма правления может провоцировать постоянные кризисы. Что, в свою очередь, представляет благодатную почву для манипуляций и воздействия извне.

«СП»: – Что касается Нагорного Карабаха, трудно поверить в то, что США не попытаются разбудить этот «спящий вулкан» в закавказском «подбрюшье» России.

– Эта тема очень важна для американской администрации. С точки зрения поддержания постоянной напряженности, которая отвлекала бы российские политические, дипломатические и иные ресурсы (у нас ведь находится военная база на территории Армении). С тем, чтобы, хотя бы отчасти, переключить нас с украинского направления на закавказское. Это называется распылить силы противника, не дать ему сконцентрироваться на чем-то одном. Эта не новая тактика. То, что американцы будут ее применять, стало понятно еще в августе, когда имело место серьезное обострение на линии карабахского противостояния.

Тогда Владимир Путин пригласил своих коллег из Баку и Еревана в Сочи, усадил их за стол переговоров. После чего последовали недовольные комментарии со стороны ряда американских экспертов и дипломатов.

Нечто подобное происходит и сейчас. Г-жа Нуланд выступила в Ереване с достаточно провокационным заявлением. Попросив армянскую сторону освободить двух диверсантов, которые были захвачены в одном из районов Нагорного Карабаха и приговорены к длительным срокам тюремного заключения.

«СП»: – Едва ли этот вербальный демарш добавил вистов Америке в глазах армянской элиты и народа.

– Разумеется. По большому счету, Нуланд навредила прозападным силам в Армении, у которых осталось меньше аргументов, для того, чтобы выставлять политику США в Закавказье в позитивном свете.

«СП»: – Можно ли допустить, что высказывание Нуланд это ни что иное как «приглашение к агрессии» для Азербайджана? Потому что помимо «указивки» про освобождение диверсантов США в последнее время настаивают на том, чтобы Арцах (так армяне называют Нагорный Карабах, — ред.) вернул Азербайджану 7 оккупированных районов.

– США одновременно играют на нескольких площадках. Это сильная сторона американской дипломатии. Однако, играя на нескольких досках, можно и заиграться. Тем более, что у контрагентов США есть свои национальные интересы. Россия, кстати, тоже старается не отставать. Например, мы поставляем Баку новейшее вооружение на несколько миллиардов долларов (Армения как член ОДКБ получает это же оружие, но по внутрироссийским ценам). Закупаем газ. К тому же, в отличие от США, мы не лезем во внутренние дела Азербайджана. Не читаем Ильхаму Алиеву лекций о необходимости демократизации политической жизни и правах человека. Наконец, наши позиции должны координироваться – ведь мы ближайшие соседи в таком неспокойном регионе как Кавказ.

По большому счету, военный взрыв в Нагорном Карабахе невыгоден никому. Кроме тех внешних сил, которые заинтересованы в поддержании напряженности в этом регионе.

Визит Виктории Нуланд в государства Закавказья доказывает, что американцы верны своей политике, считает главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ Аждар Куртов.

– США и ЕС пытаются не просто «в лоб» контратаковать Россию, а стремятся ослабить наши позиции по всему азимуту российских границ. Помощник госсекретаря приехала создавать Москве проблемы, на которые она должна была бы тратить свои ресурсы. Разжигание нагорно-карабахского конфликта это один из вариантов. Возобновления полномасштабных военных действий не хочет ни та, ни другая сторона (несмотря на воинственные заявления).

Если бы Баку действительно имел такой военный перевес, то, наверное, он давно уже реализовал бы свои угрозы. Напротив, у Ильхама Алиева есть резон сдерживать милитаристский пыл. Потому что один раз – в 1994 году они уже проиграли и были вынуждены заключить соглашение о прекращении огня.

«СП»: – Минская группа ОБСЕ по разрешению нагорно-карабахского конфликта настаивает на возвращении Арменией захваченных районов вокруг Нагорного Карабаха — Арцаха.

– Это можно интерпретировать как в пользу версии о разжигании конфликта, так и свидетельствовать о том, что наши геополитические соперники стремятся перехватить инициативу. А Россия выступает пока главным модератором купирования данного конфликта. Армянское руководство и ранее неоднократно заявляло, что могло бы пойти на выполнение этого условия. Но только при выполнении встречных требований со своей стороны. А вот этого и не происходит.

В одностороннем порядке армяне не сдадут свои позиции. Эти прилегающие к Нагорному Карабаху районы захватывались не от воинственного пыла. Просто рельеф местности здесь таков, что в этих районах находятся господствующие высоты, с которых очень удобно обстреливать территорию НК. Это фактор, который делает уязвимой государственность Арцаха. Отдать районы можно только в том случае, если было бы заключено соглашение о неприменении военной силы. Под 100% гарантии со стороны международных посредников. Но этого не происходит. Поэтому у армян есть все основания считать, что их пытаются затянуть в геополитическую ловушку.

«СП»: – Насколько устойчива политическая ситуация внутри Армении?

– Там есть партия «Процветающая Армения», которая подогревает митинговую активность. Ее председатель Гагик Царукян первоначально входил в коалицию с пропрезидентскими силами. Но потом лидер партии что-то не поделил с правящими элитами. Надо сказать, что это крупнейший предприниматель в Армении, владелец известного винно-коньячного завода, который производит известную в России марку коньяка. Однако его демарш против президента не достиг успеха, похоже, что ему просто «выкрутили руки». Сейчас происходит переформатирование политических сил, и «Процветающая Армения», как мне представляется, теряет свой вес в обществе. Хотя она представлена в парламенте.

Наконец, есть опасность, что готовящаяся конституционная реформа и переход к парламентско-президентской форме правления приведет к политической смуте. Замечено, так происходит везде, где в сильных парламентах есть представительство финансируемых из-за рубежа прозападных партий (Киргизия, Молдавия, Грузия, Украина). Думаю, что подобного рода предложения по конституционной реформе, тоже инициируются американцами.

«СП»: – Нуланд своим визитом в Закавказье продемонстрировала прозападным политическим силам в регионе, что о них в США не забыли, несмотря на приоритет украинского вопроса?

– Да, это одна из мотиваций. Дескать, в случае чего Америка и Европа окажет им помощь. А карабахская проблема была, есть и будет. В последнее время никаких серьезных подвижек в сторону ее разрешения нет. Более того, недавно президент Армении отозвал протоколы, которые были заключены с Турцией о нормализации отношений. Они тоже касались карабахской проблемы. Сначала, их отказался ратифицировать турецкий парламент. Дескать, пускай решат нагорно-карабахскую проблему, а потом мы подумаем о нормализации отношений с Арменией. Так что скрытые рычаги давления есть не только со стороны Запада, но и его союзников в этом регионе, включая Турцию. И это давление становится неприличным, особенно на фоне приближающейся очередной годовщины того, что армяне называют геноцидом своего населения в Османской империи в 1915 году.

«СП»: – В Баку г-жа Нуланд воздержалась от нотаций в адрес азербайджанского руководства, зато опять-таки сделала упор на общении с «представителями гражданского общества».

– В Азербайджане не так давно было ужесточено законодательство в отношении НКО. Видимо, под влиянием наглядного примера того, что происходит на майданной Украине. Вообще, политика Ильхама Алиева весьма специфична. Нельзя сказать, что она прозападная или антизападная. В последнее время было много фактов в политике Баку, которые не могли не раздражать Запад. Я напомню, что на трибуне ПАСЕ азербайджанская делегация поддержала Россию. А высшее руководство неоднократно высказывало недовольство по поводу попыток вмешательства Вашингтона и Брюсселя во внутренние дела Азербайджана. Например, поощрением деятельности оппозиции, обличительными оценками в международных документах. Где власть Ильхама Алиева характеризовалась как «диктаторский режим». Это не могло не раздражать Баку. И, видимо, на Западе поняли, что курс на откровенное давление не достигает своих целей.

«СП»: – Это напоминает российско-американскую «перезагрузку»?

– Точнее, некоторую корректировку и смягчение. Тем более, что ситуация складывается благоприятно – Россия занята украинским вопросом. Возникает соблазн столкнуть Азербайджан и Армению, и зажечь пожар на Южном Кавказе, тушить который придется России. С другой стороны, для руководства Азербайджана нынешняя ситуация не благоприятствует тому, чтобы проводить прозападный курс. В этой стране хорошие специалисты по нефти и газу. И они понимают, кто организовал нынешнее падение цен на нефть. Что тоже серьезно ударило по Азербайджану и привело к девальвации маната. В результате сворачиваются значимые для развития государства инфраструктурные и социальные проекты. В такой ситуации подыгрывать противной стороне, нет никакого резона. Думаю, Баку займет выжидательную позицию и снизит градус антироссийской риторики.

Разжигать сейчас конфликт с Арменией Баку не выгодно. Потому что в тех же США, Канаде и других странах Запада армянская диаспора более влиятельна, чем азербайджанская.

«СП»: – Естественно, эмиссар из США не мог в ходе турне по Закавказью обойти Грузию. Тем более, что эта страна наиболее аффилированна с Америкой и НАТО.

– Тбилиси и Вашингтон сейчас переживают период легкого охлаждения отношений. Это связано с уголовным преследованием Михаила Саакашвили и ряда его подельников, которые сбежали на майданную Украину и даже заняли там высокие посты. Так что Нуланд, скорее всего, приехала мирить своих сателлитов. Еще один фактор, который не может раздражать США — это увеличение торгового оборота между Грузией и Россией. Как известно, Тбилиси не поддержал санкции против РФ по чисто прагматическим соображениям. Поскольку Грузия заинтересована в том, чтобы экспортировать свою продукцию в Россию. А это, прежде всего, сельскохозяйственная продукция.

При этом, следует заметить, что новое грузинское руководство не отказывается от своего внешнеполитического выбора времен Саакашвили, который иначе как антироссийским не назовешь. Это касается расширения сотрудничества с НАТО, с перспективой вступления в эту организацию. Правда, по вопросам, связанным с Абхазией и Южной Осетией, позитивные подвижки есть: переговоры проводятся, в них принимают участие делегации из этих республик. И ничего – сидят за одним столом с представителями Тбилиси. Обсуждая свои перспективы при посредничестве России. То есть, рана 2008 года немного «зарубцевалась», и американцев это, конечно, не радует. Им всегда нужно, чтобы вдоль российских границ всегда кровоточило максимально возможное количество ран.

28 февраля 2015 года | Василий Ваньков

Источник — svpressa.ru

Грузия и Северный Кавказ: проблемная история отношений

В 2015 году исполнится 22 года с начала грузино-абхазского конфликта. Это этнополитическое противостояние имело несколько измерений. Во-первых, конфликт между двумя общинами, проживавшими на территории бывшей Абхазской АССР. Во-вторых, политико-правовой спор между союзной республикой, совершавшей отделение от СССР и входящей в него автономией. В-третьих, межгосударственный конфликт России и Грузии. Сразу следует оговориться. Позиция Москвы по грузино-абхазскому конфликту не была никогда неизменной. Она менялась под влиянием многих факторов. Но на сегодняшний день именно РФ является военно-политическим патроном частично признанной Абхазии. Сам же процесс международного признания абхазской государственности начала именно Россия. В-четвертых, ситуация на Южном Кавказе является предметом острых противоречий между РФ и Западом (США и их союзники). Тут тоже есть свои нюансы, и отождествлять, к примеру, позиции Турции и Литвы, Франции и Польши не представляется возможным. Однако позиция официального Вашингтона вполне ясна: территориальная целостность Грузии поддерживается, а действия России в августе 2008 года рассматриваются, как «оккупация» территории соседнего независимого государства.

Однако в грузино-абхазском конфликте помимо описанных выше форматов есть и еще один- северокавказский. Зачастую он рассматривается в контексте общероссийского измерения, хотя в этом случае его значение затушевывается и теряется на фоне других сюжетов. Попытаемся проследить, какое влияние имел Северный Кавказ и на динамику грузино-абхазского конфликта, и на развитие российско-грузинских отношений, ставших в последние годы демиургом действительности Кавказского региона.

Грузия и Северный Кавказ: проблемная история отношений

Назвать отношения между Грузией и Северным Кавказом (различными образованиями, движениями) вполне добрососедскими было бы неверно. В XVIII-XIX вв. терртория современного Грузинского государства страдала от чеченских и дагестанских набегов не меньше, чем казачьи области Российской империи. В качестве наиболее яркого примера можно вспомнить рейд имама Шамиля в Алазанскую долину, организованный в 1854 году. Как справедливо отмечает американский историк и политолог Чарльз Кинг, Грузия была «настоящим партнером России в завоевании Кавказа в XIX столетии». В подавлении очагов сопротивления на Кавказе большую роль сыграли не только офицеры грузинского происхождения, служившие в российской императорской армии, но и ополчения, составленные из этнических грузин. 9 июня 1864 года тифлисский предводитель дворянства Дмитрий Кипиани обратился с приветствием к наместнику на Кавказе, великому князю Михаилу Николаевичу Романову: «Ваше Императорское Высочество! Вы довершили покорение Кавказа и тем внесли в историю неразлучное с вашим именем событие громадной важности. Избранные грузинским дворянством, приносим Вашему Императорскому высочеству поздравление от имени всего сословия».

И хотя после описанных выше событий отношение Грузии и грузин к России и ее государственности (в разных формах и под разными флагами) менялось (что было вызвано формированием грузинского национализма, предполагавшего создание отдельной вне российского политического пространства нации-государства) восприятие этой страны, как «малой империи» (или союзника «большой империи») на Северном Кавказе сильно укоренилось. Как утвердилось и представление об абхазах, как естественных союзниках северокавказских народов. Когда в 1917 году был создан Союз объединенных горцев Кавказа, а 11 мая 1918 года была провозглашена Горская республика, представители северокавказских движений действовали вместе с абхазскими лидерами.

В период «политической либерализации» времен «перестройки», когда одно за другим стали появляться различные этнонациональные общественно-политические образования, эти представления о Грузии, Абхазии и Северном Кавказе были на начальном этапе в некоторой степени воспроизведены. Так в августе 1989 года представители северокавказских национальных движений провели в Сухуми (на тот момент столица Абхазской АССР в составе Грузии) I съезд народов Кавказа, где создали Ассамблею горских народов Кавказа. Впоследствии Ассамблея была названа Конфедерацией горских народов Кавказа (КГНК). С 13 на 14 октября 1990 года прошел II съезд горцев Кавказа в Нальчике. На нем было объявлено, что организация является правопреемницей Горской республики. И, наконец на прошедшем 1-2 ноября 1991 года III съезде в Сухуми представители двенадцати народов подписали Договор и приняли Декларацию о конфедеративном союзе горских народов Кавказа, а также решили сформировать Кавказский парламент, Третейский суд, Комитет обороны, другие структуры, определив столицу Абхазии в качестве штаб-квартиры Конфедераци.

В это время руководство России относилось к КГНК с подозрением (в особенности после эксцессов ичкерийской революции в Грозном летом-осенью 1991 года), опасаясь рецидивов этнического сепаратизма. Именно к этому времени относятся первые попытки грузинского руководства, разыграть с выгодой для себя (и естественно с ущербом для России) «северокавказкую карту». Цель такой игры была более или менее очевидна- помешать кооперации лидеров северокавказских движений с абхазским и югоосетинским движением, а также отвлечь внимание от этнических эксцессов в восточной части Грузии по отношению к дагестанским народам. За период 1989-1991 гг. Грузии уже удалось укрепить свой негативный имидж по другую сторону Кавказского хребта. В это время грузинские этнонационалисты организовали «поход на Цхинвали» 23 ноября 1989 года, который стал точкой отсчета грузино-осетинского конфликта. В него вслед за Южной Осетией оказалась вовлечена и Северная Осетия. Были также 14 июня 1990 года организованы антиаварские акции, когда будущий первый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа на митинге в селе Ахалсопели публично предложил «выгнать аварцев с грузинских земель». Вскоре после этого было выселено аварское население аула Тихлисцкаро (около 100 человек). Между тем действия грузинских этнонационалистов, пришедших к власти в 1990-1991 гг. на смену прогнившему коммунистическому руководству республики, никоим образом не напоминали политику союзников «большой империи». Однако тот антиимперский и антикоммунистический пафос, который активно продвигали политики типа Звиада Гамсахурдиа и Мераба Коставы, не освободили грузинское движение от крайней ксенофобии. Это в свою очередь протиповоставляло их народам Северного Кавказа уже в рамках не имперского, а этнонационалистического дискурса. Репутация Грузии «имперской» стала уступать место Грузии националистической и ксенофобской.

Война в Абхазии: северокавказский фактор

Таким образом, всерьез закрепиться на Северном Кавказе Грузинскому государству в начале 1990-х годов не удалось. И причиной тому – военные конфликты в Южной Осетии и в особенности в Абхазии. Ввод войск Госсовета Грузии в Абхазию 14 августа 1992 года не только наткнулся на жесткое сопротивление местного абхазского (а также армянского, русского, греческого населения), но и вызывал массовую поддержку на Северном Кавказе. Так ВМС Абхазии командовал этнический лакец, профессиональный военно-морской офицер, капитан первого ранга Али Алиев. В Абхазии серьезную информационную «раскрутку» получил чеченский полевой командир Шамиль Басаев. Но, пожалуй, наибольшей активностью в плане защиты абхазского дела отличились активисты адыгских (черкесских объединений), поскольку абхазы (представляющий этнос абхазо-адыгской группы) воспринимались, как «братский народ». В течение 14 месяцев вооруженного конфликта через Абхазию прошло около 2, 5 тысяч адыгских добровольцев (из них около 100 погибли). По данным минобороны республики, во время боевых действий погибло свыше 2,7 тыс. человек, включая абхазов, а более 5 тыс. получили ранения.

Практически сразу же после ввода войск Госсовета Грузии в Абхазию в Кабардино-Балкарии, Адыгее началось формирование добровольческих отрядов для участия в грузино-абхазском конфликте на абхазской стороне. Даже официальные лидеры адыгоязычных субъектов РФ (настроенных намного более лояльно к Кремлю) в своих действиях в отношении к Абхазии демонстрировали «особое мнение», например глава Адыгеи Аслан Джаримов, который в сентябре 1993 года личной телеграммой поздравил абхазского лидера Владислава Ардзинбу с взятием Сухуми. Как бы то ни было, а движения с Северного Кавказа стали фактически самостоятельным участником грузино-абхазского конфликта. Достаточно сказать, что начальником штаба, а затем министром обороны Абхазии во время военных действий (а потом и в мирное время, в 2005-2007 гг.) был этнический кабардинец Султан Сосналиев (1942-2008). Именно кабардинский отряд во главе с Муаедом Шоровым взял штурмом здание Совмина Абхазии (место, где располагалась прогрузинская администрация в годы конфликта).

В этой связи российское руководство видело в участии адыгских (черкесских) и других северокавказских формирований на стороне Абхазии против Грузии «меньшее зло», поскольку это отвлекало их силы от собственно России, и потенциально снижало риски от мультипликации этнического национализма и сепаратизма. Следует заметить, что в условиях 1990-х годов коридор возможностей у российской элиты был невелик.

Абхазия и Ичкерия: конец «медового месяца»

Однако с середины 1990-х годов ситуация существенно изменилась. С началом первой чеченской военной кампании в декабре 1994 года абхазские лидеры не пришли на помощь Джохару Дудаеву. На эту тему вице-президент КНГК и лидер абхазского движения «Айдгылара» Геннадий Аламия имел тяжелый разговор в ходе своего визита в Грозный в 1997 году. «Обида на абхазов» сделала лидеров сепаратисткой Ичкерии более податливым материалом в грузинских геополитических комбинациях. Первые попытки наладить сотрудничество были предприняты уже после смерти Джохара Дудаева, когда «временным президентом» Чечни был Зелимхан Яндарбиев. Затем грузинские политики пытались наладить взаимодействие также и с ингушским руководством, памятуя о неразрешенном осетино-ингшуском конфликте и экспулатируя тему «общего врага». Так в марте 1997 года в Назрани состоялась встреча президента Чечни Аслана Масхадова, лидера Ингушетии Руслана Аушева и министра обороны Грузии Вардико Надибаидзе. В ходе этой встречи Масхадов назвал участие чеченцев в войне против Грузинского государства «политической ошибкой». Тогда же впервые лидеры де-факто независимой Чеченской Республики Ичкерия выступили с гарантиями «территориальной целостности Грузии». В апреле 1997 года Грозный посетила уже парламентская делегация из Грузии. Но, пожалуй, первым серьезным политическим вызовом России стал августовский визит Аслана Масхадова (1997) в Тбилиси, где ему организовали встречу практически по полному протоколу, как главе иностранного международно признанного государства (лидера чеченских сепаратистов встречал Зураб Жвания, на тот момент председатель грузинского национального парламента). Впрочем, для охлаждения в абхазско-чеченских отношениях была и еще одна причина. Владислав Ардзинба после победы в военном конфликте с Тбилиси начал бороться с неограниченной властью полевых командиров. Отсюда и конфликты с чеченскими волонтерами, пытавшимися устанавливать свое влияние в другой республике. Как бы то ни было, а 25 сентября 2001 года чеченские боевики совместно с грузинскими формированиями (общей численностью в 450 человек) попытались захватить Гульрипшский район Абхазии (преодолев для этого 400 км. пути по территории Грузии). К середине октября их наступление захлебнулось. Этот провал заставил Тбилиси пересмотреть свои отношения с чеченскими сепаратистами. Участие в рейде 2001 года таких лидеров, как Гелаев, вызывала неодобрение в Вашингтоне, партнерства с которым грузинское руководство начало искать еще до «революции роз».

Северный Кавказ: новые подходы Грузии

Новый всплеск интереса к Северному Кавказу обнаружился в Грузии после августовской войны 2008 года. Потеряв Абхазию и Южную Осетию, Тбилиси начал использовать против России неконвенциональное оружие, воздействуя на наиболее уязвимые точки внутри нее. И первая цель, которую выбрало грузинское руководство, стала Сочинская Олимпиада 2014 года. С точки зрения многих грузинских политиков и экспертов (как оппозиционных, так и сторонников власти) проведение зимних олимпийских игр в известном российском курорте сделает уход Абхазии необратимым.

Между тем, Сочи- это не только столица Олимпиады и любимое многими место отдыха, но и важное событие в истории всего Большого Кавказа. Именно здесь произошло последнее событие полувековой Кавказской войны. Кстати сказать, в восточной части Кавказа (которая сегодня считается более неспокойной по сравнению с западной) военные действия прекратились в 1859 году после пленения имама Дагестана и Чечни Шамиля. Успех русского оружия в 60-е гг. XIX-го столетия стал для многих народов Кавказа и, прежде всего для черкесов началом вынужденной эмиграции. Далеко не всегда отъезд адыгов (черкесов) за пределы исторической родины был связан с давлением России, поскольку нередко такое решение принималось под влиянием османских дипломатов и разведчиков. Но в итоге за пределами Кавказа оказались десятки тысяч черкесов. Именно события XIX столетия воспринимаются некоторыми адыгскими националистическими организациями, как «геноцид». Сторонники такого подхода есть и внутри РФ, и за ее пределами, в черкесской диаспоре Европы, США и Ближнего Востока. В сегодняшних политических условиях грузинское руководство заинтересовано в использовании этого фактора для раскачивания «сочинской лодки». Все дело в том, что Олимпийская хартия прямо запрещает проведение спортивных мероприятий в местах массовых этнических чисток, поэтому Тбилиси хочет привлечь к этому всеобщее внимание. Отсюда и признание «геноцида черкесского народа» парламентом Грузии в мае 2011 года.
Вторая цель руководства Грузии- столкнуть Абхазию с адыгским движением, противопоставив общей памяти 1992-1993 гг. более ранние исторические сюжеты. Добавим к этому тот факт, что отсутствие внятной реакции РФ и на исторические интерпретации, и на «черкесский элемент» при подготовке к зимней Олимпиаде в Сочи, и на проблемы репатриации (даже в контексте гражданской войны в Сирии, от которой страдают представители черкесской общины, желающей выехать на российский Северный Кавказ) «помогают» Грузии.

Таким образом, не получая ответов на насущные вопросы внутри России, часть адыгских активистов стало смотреть в сторону Грузии. Это неизбежно привело к расхождениям с Абхазией. При этом Грузия развернула активную кампанию, призванную представить республику, как поборницу прав народов Северного Кавказа и центр мирного, процветающего Кавказа. 23 сентября 2010 года, выступая на сессии ООН президент Грузии Михаил Саакашвили не просто в очередной раз обручился с критикой на Россию, но и озвучил идею «свободного, стабильного и единого Кавказа». Помогать продвижению этой идеи призвано и телевизионное вещание на «Первом информационном Кавказском» канале, и специально утвержденная парламентом Грузии Концепция по взаимодействию с народами Северного Кавказа.
С одной стороны, на руку Грузии сыграло, как это ни парадоксально на первый взгляд прозвучит, решение Москвы о признании абхазской и югоосетинской независимости. Просто потому, что оно спровоцировало волну завышенных ожиданий от Москвы. На сегодняшний день Абхазия является единственным частично признанным на международном уровне государством «адыго-абхазского мира». Понятное дело, что эта государственность ограничена многими фактами. Однако с этой государственностью считаются, и не только в России. По справедливому замечанию такого знатока черкесской проблематики, как Джон Коларуссо, «российское признание Абхазии было сделано в контексте геополитической конъюнктуры Южного Кавказа и в контексте признания Косова. Но это признание имело место накануне приближающихся зимних Олимпийских игр в Сочи. Для черкесов Сочи имеет очень глубокое значение, как центр убыхской территории, а также черкесского сопротивления силам царизма в XIX столетии…Черкесы могли рассматривать признание независимости Абхазии, как жест защиты и даже спасения своих находящихся в опасности родственников. Это признание могло предполагать надежду, что Россия пожелает предоставить черкесам свое образование, как этнической общности». Добавим к этому тот факт, что семя завышенных ожиданий упало на хорошо взрыхленную почву из многочисленных кадровых, поземельных и других проблем в регионах, в которых проживают адыги (Кабардино-Балкария, Адыгея, Карачаево-Черкесия, Краснодарский край).

С другой стороны, грузинские инициативы имели свои серьезные ограничители. Тбилиси удалось наладить отношения с различными движениями на Северном Кавказе. Но едва ли это обстоятельство помогло в деле инкорпорирования Абхазии и Южной Осетии.

Сергей Маркедонов, специально для Caucasus Times

2014-й стал годом укрепления контактов в треугольнике «Турция-Грузия-Азербайджан»

Политика Вашингтона по изоляции Москвы включает в себя и активную «работу» на кавказском направлении. Задача максимум – взять Россию в кольцо конфликтов.

Андрей Арешев, эксперт Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН — специально для Центра международных исследований и журналистики МИА «Россия сегодня»

2014-й стал годом укрепления контактов в треугольнике «Турция-Грузия-Азербайджан». Все это говорит о формировании нового регионального союза, роль которого, в контексте ухудшающихся отношений России и Запада, может быть весьма неоднозначной.

Логика, согласно которой Россию следует изолировать, а еще лучше – окружить ее стеной «горячих» конфликтов, может быть применена и на Кавказе, а в качестве запала использованы региональные этнополитические конфликты.

Состоявшаяся в августе в азербайджанском эксклаве Нахичевань трехсторонняя встреча министров обороны Турции, Азербайджана и Грузии говорит о более тесной координации политики трех стран в сфере военного строительства. Активное военно-политическое и военно-техническое сотрудничество между Анкарой и Баку ни для кого не является секретом, к примеру, сейчас в Анкаре проходит заседание военного диалога Азербайджан-Турция на высоком уровне, диалога, который был начат еще в 2007 году. Грузинская же сторона предложила проводить военные учения трех стран при участии представителей НАТО. В ходе встречи также рассматривалась идея создания неких совместных сил, призванных охранять построенные в регионе трансграничные коммуникационные линии, такие, а именно газопроводы, нефтепроводы, а также, очевидно, железную дорогу Баку – Тбилиси – Ахалкалаки – Карс, запуск которой планируется на 2015 год.

Контакты по «военной линии» дополняются интенсивными консультациями и переговорами глав внешнеполитических ведомств. Очередная такая встреча — начало которым было положено в Трабзоне летом 2012 года — состоялась 10 декабря в восточном турецком городе Карс, близ границы с Грузией и Арменией. Министры уже собирались в феврале в Гяндже, так что это уже вторая такая встреча на протяжении 2014 года. Кроме того, в мае в Тбилиси встретились президенты трех стран. Интересно также, что 9 декабря Турция и Грузия договорились о создании «Совета по сотрудничеству на высоком уровне» с целью дальнейшего углубления двусторонних отношений. Решение было принято министрами иностранных дел двух стран после проведенной встречи в Анкаре, оттуда они переместились в Карс, где переговоры продолжились уже в трехстороннем формате. Аналогичные структуры у Турции уже имеются с Россией, Грецией и Украиной.

В совместном документе, принятом по итогам переговоров в Карсе, особое внимание было уделено нерешенным региональным конфликтам. По мнению министров, эти конфликты нарушают мир и стабильность, препятствуют экономическому развитию, а потому нуждаются в срочном урегулировании в соответствии с принципами суверенитета и территориальной целостности государств в рамках их международно признанных границ. Исходя из этого, Мевлют Чавушоглу, Эльмар Мамедъяров и Тамар Беручашвили заявляют о необходимости скорейшего разрешения конфликтов в Нагорном Карабахе, в Абхазии и Южной Осетии.

Еще один акцент был сделан на реализации совместных проектов в сферах энергетики, экономики и транспорта. Железная дорога, соединяющая прикаспийский Баку черед территорию Грузии с восточно-анатолийским Карсом, теперь именуется «новым конкурентоспособным путем между Европой и Азией», который будет способствовать экономическому развитию региона. Все это подтверждает: взаимодействие трех стран имеет многоуровневый и комплексный характер.
Примечательны также отдельные заявления министров. Так, по словам М.Чавушоглу, «сейчас приоритетным для Турции проектом представляется TANAP, а не совместный проект, предложенный Россией». Министр имел в виду заявленный президентом России 1 декабря вариант строительства дополнительной газопроводной нитки в Турцию, альтернативной остановленному «Южному потоку». Проект TANAP предусматривает транспортировку газа с азербайджанского месторождения «Шах Дениз» через территорию Турции до границы с Европой.

Будущее покажет, насколько слова главы внешнеполитического ведомства Турции соотносятся с позицией руководства страны, и не последует ли вслед за этим отставки чиновника. Ведь высокопоставленные турецкие представители власти неоднократно давали понять: российское предложение никак не помешает реализации альтернативного «Южного газового коридора», о котором после 1 декабря вновь активно заговорили переполошившиеся чиновники Брюсселя, предложившие довести его пропускную способность до 20 миллиардов кубометров в год.

Однако более важным представляется другой аспект. Даже если тесный трехсторонний формат взаимодействия между Турцией, Азербайджаном и Грузией пока не легализован подписанием соответствующих взаимообязывающих документов, де-факто он имеет достаточно серьезный характер. Более того, данный альянс, обусловленный общими интересами, по определению не может не быть частью стратегии США и НАТО, озабоченных вопросом «сдерживания» России везде, где это возможно. Сосредоточение и передвижения военной техники в Прибалтике, формирование так называемой литовско-польско-украинской «миротворческой бригады», недавние попытки реанимировать забытый уже блок ГУАМ (Грузия, Азербайджан, Украина, Молдова), так называемые «охранные подразделения» трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан – все это явления одного порядка, непосредственно влияющие на безопасность границ России. Формирующийся на южном направлении очередной военно-политический блок, имеющий ярко выраженный «кавказский акцент», стоит в том же ряду. Как уверяет глава американского аналитического центра «Stratfor» Джордж Фридман, «государства, расположенные на оси Эстония – Азербайджан, прежде всего, заинтересованы в сохранении суверенитета перед лицом российской мощи. Остальная Европа в безопасности, и ее страны просто не готовы прилагать финансовые и военные усилия для решения проблемы, которую, на их взгляд, можно решить с минимальным для них риском. Следовательно, Америка при осуществлении любой своей стратегии должна будет действовать в обход НАТО, или, как минимум, создавать новые структуры для наведения порядка в регионе».

Наличие и активное функционирование подобных структур, находящихся под мощным притяжением «евроатлантики», вряд ли будет позитивно влиять на развитие двусторонних отношений России с отдельными государствами, в них входящими. Разумеется, и Анкара, и Баку стремятся проводить многовекторную внешнюю политику, и даже в Тбилиси после смены власти два года назад появилось некоторое желание нормализовать отношения с Москвой, по крайней мере, в торгово-экономической сфере. Но дальше робких попыток дело не пошло: у США и их сателлитов, наладивших с Тбилиси, а также и с Анкарой (член НАТО) и Баку (нефть и газ с берегов Каспия текут на Запад) диверсифицированные связи, совсем иные взгляды на будущее региона. Азербайджан останется значимым партнером Североатлантического альянса и после завершения операции союзников в Афганистане, в которой прикаспийская страна находится на ключевом маршруте транспортировки невоенных грузов, напоминает спецпредставитель НАТО на Южном Кавказе и Центральной Азии Джеймс Аппатурай. Можно предположить, что речь идет не только о доставке сухих пайков и туалетной бумаге…

Недавняя полемика между официальными лицами в Вашингтоне и Баку по вопросу прав человека также весьма показательна: прозападный вектор в Азербайджане, несмотря на незначительную поддержку в обществе, будет поддерживаться извне всеми возможными силами и средствами. Контакты между Баку и Москвой, напротив, станут встречать активное сопротивление, которое может принять и весьма экстремальные формы, могущие сказаться и на внутренней стабильности в стране. «На международной арене США в последнее время превратилось из страны, которая борется с терроризмом, в страну, поддерживающую его», — заявил глава комитета по правовой политике и государственному строительству азербайджанского парламента Али Гусейнли.

Высказывание весьма примечательное в контексте активизации «Исламского государства», которое западные «партнеры», не особенно этого скрывая, используют в качестве аргумента диалога также и с Турцией, стремясь «скорректировать» наметившуюся линию на сближение этой страны с Россией в экономической сфере. Да и Грузия не остается в стороне от этого процесса…

Вот так создаются угрозы – и тут же, ненавязчиво, предлагаются пути их «решения», разумеется, на путях дальнейшей «евроатлантической интеграции». В совместном заявлении, принятом 8 декабря по итогам встречи представителей ГУАМ и США в ходе саммита министров иностранных дел ОБСЕ в швейцарском Базеле в очередной раз зафиксирована приверженность Вашингтона территориальной целостности и суверенитету стран-участниц блока. Вашингтон оказался солидарен со странами ГУАМ, когда речь зашла о необходимости мирного урегулирования конфликтов, и выразил серьезное беспокойство в связи с угрозой и применением силы к странам-участницам организации. Что, в переводе с дипломатического языка, означает ставку на «долгоиграющую» эскалацию конфликтов с использованием всех имеющихся для этого возможностей.

Логика, согласно которой Россию следует изолировать, а ещё лучше – окружить её стеной «горячих» конфликтов, может быть применена и по отношению к Кавказу, а в качестве запала могут быть использованы региональные этнополитические конфликты. Альтернативой может быть взвешенная политика местных элит, направленная на активизацию регионального экономического сотрудничества с участием России и Ирана. И — при категорическом отказе от каких-либо военных авантюр.

Источник: http://ria.ru/cj_analytics/20141216/1038458146.html