Архив рубрики: Азербайджан

«Этноглобус» вынес на обсуждение «Этническое и национальное сознание»

15-го  апреля в Международном Пресс Центре прошла конференция по тематике  «Этническое и национальное сознание». 

Мероприятие было организовано Международно онлайн информационно-аналитическим центром  «Этноглобус» (ethnoglobus.az). 

Конференция организована в рамках бессрочного проекта «Этничность как одна из основ азербайджанства.» Проект «Этноглобуса»  стартовал в декабре прошлого года.

Организатор конференции директор центра «Этноглобус», политолог Гюльнара Инандж коротко напомнила о цели и задачах проекта. Это  исследование этнического и национального сознания в обществе, предоставление общественному мнению исследования, проводимые в Азербайджане в области этнографии, выявление причин возникновения разного рода негативных явлений в области пропаганды и освещения этнического и национального вопросов и  т.д.

На конференции принимали участие  ученые этнографы, историки, востоковеды Национальной Академии Наук Азербайджана, представители этносов, населяющих Азербайджан, эксперты, религиозные деятели.

Выступивший на конференции  заведующий отделом этносоциологических исследований Института археологии и этнографии Академии наук Азербайджана Алиага Мамедли рассказал о факторах определяющих этническое и национальное сознание и о ситуации , сложившейся в стране в этом направлении.

Ученый отметил, что последние годы в стране проводятся исследования в рамках проекта «Этнокультурные и этносоциальные проблемы.»

«Эти проблемы стары как и сам мир. Нет идеальных стран. Просто нужно решать вопросы , которые  разрешимы», -заметил Мамедли.

Сотрудник Института Фольклора НАН Азербайджана, ученый Али Шамиль заметил, что никто не обращает внимание на проблемы таких малочисленных народов как будуги, крызы, хуналуги, цыгане, туркманы и т.д. Со слов ученого их языки и культура почти не исследуются.

 

Фолклорист Айнур Газанфар гызы в свою очередь заметила, что наряду с этим открытие Отдела исследования  фольклора малых народов при Институте Фольклора НАН Азербайджана является позитивным фактом.

 

Председатель Албано-удинской общины Роберт Мобили фотофактами рассказал о проведенной работе . Среди проделанных работ Р.Мобили  отметил издание Библии на удинском языке,восстановление Албанских церквей, обучение удинских проповедников в Польше и Украине, издание удинского календаря и т.д.

Р.Мобили заметил  уникальность того факта, что не смотря на то, что удины проживают на низменности, они не подверглись ассимиляции. Что фактически подтверждает толерантность азербайджанцев.

Кроме того, интересен еще один факт — только удины , проживающие в Азербайджане сохранили свой языки этничную идентичность.  Удины проживают на Северном Кавказе и Армении.

Заместитель председателя курдского культурного центра Азербайджана «Ронахи» Ахмед Апиев заметил, что некоторые ревностно относятся к самоназванию лезгин, аварец, курд: «Я , курд. Но флаг Азербайджана мой флаг, Азербайджан мое государство. Азербайджан я люблю не меньше , чем азербайджанские тюрки. Но, я имею право называть себя курдом. Подобная ревность к  этническому самоназванию используется нашими врагами.»

Глава Украинской общины Азербайджана Александр Заречный также заметил, что украинцы тоже последние 20 лет вернулись к своей идентичности, что подкрепляется различными мероприятиями , проводимыми общиной.

Заречный заметил, что в Азербайджане для развития этнических культур и их развития нет никаких  препятствий.

 

А.Заречный не мог не затронуть болезненный для каждого украинца, и не только, события , происходящие в Украине: «Действительно Западная Украина по ментальности немного отличается от Восточной . Но это один народ.Действительно, на Западе есть националисты, но это не дает права России оккупировать  Крым. США и Россия обсуждают не разрешение ситуации в Украине , а ее федерализацию. Думаю, что азербайджанцы, чьи земли находятся под оккупацией, поймут  нас.»

Г.Инандж отметила, что с октября прошлого года  Запад начал использовать этнический вопрос ка инструмент  давления на Азербайджан . В течении этого периода опубликованы три отчета о якобы нарушении прав этнических меньшинств в Азербайджане — СЕ, Организации неприсоединенных народов и Госдепа США.

 

«Это свидетельство того, что этнический фактор будут использовать против Азербайджана. В отчете Организации неприсоединенных народов имеет место абсурдный доклад. Якобы в Азербайджане присутствует антисемитизм и для  умиления евреем, им предоставляются особые права.

Абсурдность подобного мнения даже не требует обсуждения.

Последние события в Среднем и Ближнем Востоке , чувствительность националистического  фактора  в Украине оказывает влияние на сознании людей во всем ми ре, в том числе и в Азербайджане.

Специалистам, государственным чиновникам и СМИ нужно проводить  работу, чтобы национализм не превратился в радикальный , разрушительный шовинизм», отметила Г.Инандж.

Сотрудник Института по правам человека НАН Азербайджана Михаил Беккер  заметил, что рамки определения этнической идентификации, в современном мире потеряли свое назначение.

«Разве евреи, азербайджанцы, лезгины и т.д. проживающие вне своей географии и говорящие на других языках перестают принадлежать своему этносу. Этничность- это выбор каждого человека. Человек может идентифицировать себя с  любым этносом. Это его право», -сказал Беккер.

Редактор журнала «Алам» на лезгинском языке Абир Элиехви в свою очередь отметил, что если в Азербайджане небрежно относятся к памятникам народов, проживающих в стране, то небрежно относятся к общеазербайджанскому наследию.

«Уже 20  лет не издаются учебники  на лезгинском языке. Это обязанности моего государства. Французы, немцы , провдят исследования этнических культур, языков. Наша страна сильная, мы сами способны делать это. Азербайджан мое государство и мои ожидания на мои чаяния  естественно обращены ему» ,- заметил свои претензии Элиехви.

А.Мамедли комментируя сказанные сказал, что проблемы , выявленные во время исследований  предоставлены вниманию Научного Совета НАН: «Например, учебники на лезгинском , аварском языках привозятся из Дагестана, также педагоги для национальных школ тоже обучаются там. Россия другая страна, с другой идеологией. Педагоги , обученные в другой стране нашим гражданам вместе со знаниями , также могут передать разлиную  идеологию .»

Специалист также затронул тему, проведения конференций , посвященных языку, культуре народов, населяющих Азербайджан, за рубежом. «Нам пора взять инициативу в свои руки», заметил Мамедли.

 

Выступления были продолжены интересными обсуждениями. Было предложено очередную конференцию посвятить проблемам этносов, населяющих страну.

Резня азербайджанцев в Баку в марте 1918 года армянами-дашнаками и большевиками

  • Севиндж Алиева

доктор философии по истории,

ведущий научный сотрудник  

Института Истории Национальной

Академии наук Азербайджана

24 – 29 марта 1918 года побережье Каспийского моря от Баку до Петровска  (Махачкала) было захвачено большевиками во главе с временным чрезвычайным комиссаром по делам Кавказа С.Шаумяном. Установление в Баку власти большевиков, затем — поддерживаемого англичанами правительства Центрокаспия и состоявшему при нем генералу Л.Бичерахову (в городе высадились английские войска), сопровождалось всевозможными насилиями над местным мусульманским населением [4, л.1, 1об; 8; 9; 10].

Надо отметить, что проходящий с Кавказского фронта через Иран отряд войскового старшины Шкуро находился под влиянием экстремистски настроенных дашнаков, которые устроили резню мусульман в Дербенте и Южном Дагестане. В Баку между тем собралось около 8000 вооруженных армян–солдат, вернувшихся с войны [5, с.114]. По воспоминаниям современника тех событий Б. Байкова, «В течение 4 дней в городе был буквально ад… «дашнакцакане» повели наступление на татарские позиции; к ним примкнули и армяне–солдаты, томившиеся уже несколько месяцев в городе и не имевшие возможности, по указанным выше причинам, добраться к себе домой… большевистско–татарское столкновение начинало приобретать характер национального столкновения, причем против татар, кроме большевиков, выступали все большие массы армян. Огонь судовой артиллерии становился все сильнее и разрушительнее; артиллерия большевиков била на выбор; один за другим сносились здания, особенно дорогие в глазах мусульман: большая мечеть Джума, дом мусульманского благотворительного общества, редакция и типография стариннейшей газеты «Каспий» (татарофильской, но выходившей на русском языке), дома богачей татар. Начались пожары. Положение татар все ухудшалось, и, наконец, они дрогнули: начался массовой исход татар из города в окрестности. Несчастное население татарских частей города, бросая имущество на произвол судьбы, спешило уйти из-под убийственного огня артиллерии и пулеметов и скрыться где-нибудь в окрестностях» [5, с.121].

Между тем горцы отрезали большевикам путь на хлебные районы Северного Кавказа: Кубань и Ставрополье, «так как весь Дагестан был не только определенно настроен против большевиков за их жестокость в отношении мусульман, но из Дагестана доходили тревожные сведения, что оттуда угрожает большевикам первый удар» [5, 126].

Часть большевиков, разогнанных имамом Н.Гоцинским, бежала на пароходах в Астрахань, часть по железной дороге в Баку. Там располагался штаб и остатки Туземной дивизии. Они грузились на пароход «Эвелина», отправляющийся на Северный Кавказ. Совнарком под флагом «мусульманской угрозы» произвел переворот, собрал красные части из Дагестана, жаждущие отомстить за свое поражение, привлек полк армянского ополчения Т.Амирова, возвращавшийся через Баку из Ирана, сагитировал канонерки Каспийской флотилии с проэссеровскими экипажами, поднял на нефтепромыслах «красную гвардию», и др. Сначала напали на Туземную дивизию. Затем война пошла по мусульманским кварталам. Их бомбил аэроплан, обстреливала морская артиллерия. Началась резня мирного азербайджанского населения.

Имам Н.Гоцинский не остался в стороне, когда к нему обратились за помощью и из Баку. В Дагестане известие о кровавых событиях, во время которых большевики, объединившиеся с армянскими дашнакскими отрядами, уничтожали мирное азербайджанское население, вызвало бурную реакцию. Впоследствии председатель Совета министров Азербайджанской республики Ф.Х.Хойский в парламенте АДР вспоминал: «Беззащитные азербайджанцы спасались от поголовной резни бегством… в горы Дагестана…» [2]. По данным Азербайджанского правительства, в Баку, Шемахе и Губинском уезде было убито сотни тысяч азербайджанцев, а также представители северокавказских народностей, например, лезгины Губинского уезда. В докладе члена Чрезвычайной Следственной Комиссии Новацкого Председателю той же Комиссии о разгроме города Губы и селений Губинского уезда отмечалось: «Установлено, что, в общем, отряд Амазаспа сжег и разгромил в Кубинском уезде 122 мусульманских селения, как то: Дивичи, Саадан, Чархане, Дарязерост, Заглыджан, Алиханлы, Эйнбулаг, Араб Аль-Мамед, Агасыбеклы, Келаны, Заглыджан и др… Разгромом домов, строений, общественных зданий и расхищением движимого имущества и скота отряд Амазаспа причинил жителям названных селений на 58.121,059 руб. убытков» [11, 182-187]. Амазасп говорил губинцам: «Я герой армянского народа и защитник его интересов. Я прислан сюда (в Кубу) с карательным отрядом… Я прислан не для водворения подрядка и установления советской власти… мне приказано было уничтожить всех мусульман от берегов моря (Каспийского) до Шах Дага (гора в Дагестане)  и жилища ваши сравнять с землей, как это было сделано в Ширване (Шемахе)…» [12, c.124].

Азербайджанские миллионеры З.Тагиев, М.Нагиев, Ш.Асадуллаев направили телеграммы ко всем мусульманам: «Братьям-мусульманам! Армяне режут мусульман! К дашнакам присоединились большевики! Спасайте братьев мусульман!». В Дагестане состоялось заседание Дагестанского Национального Комитета под председательством Данияла Апашева, зачитавшего телеграмму. Имам Дагестана и Северного Кавказа Н.Гоцинский заявил: «Проблемы азербайджанского народа мы решим булатным кинжалом Базалая». В своем обращении к армянскому национальному совету Н.Гоцинский угрожал армянам расправой: «После моего скорого приезда в Баку я надеюсь убедиться в том, от кого погибли невинные женщины и дети – от большевиков или от дашнаков соответствующее наказание будет очень жестокое… Относительно вашего существования на Кавказе вы должны были знать давно и в будущем вам придется жить только с мусульманами». В Темир-Хан-Шуру за помощью прибыла азербайджанская делегация. На собрании в областном исполкоме присутствовали также видные духовные и общественные деятели Северного Кавказа. Среди них были – председатель, военный врач Темир-Булат Баммат, глава «Джамиат уль-Исламие» кадий Агарахим-Кади, комиссар-шариатист Таджуддин Кади, князь Нухбек Тарковский, лидер Чохских беков полковник Карнаилов, инженер Адиль-Гирей Даидбеков, ученый джадидист Абусуфьян Акаев, социалисты – Дахадаев, Коркмасов, А.Тахо-Годи, Хизроеви др. Все сочувствовали азербайджанцам и требовали оказать помощь братьям-мусульманам. Против выступили социалисты Коркмасов, Дахадаев и Хизроев, которые требовали не вмешиваться в закавказские дела, а идти выручать пастухов, увязших с отарами в районе Кизляра. Исполком поручил Коркмасову вызволение пастухов с баранами и принял решение: «Выступить всему Дагестану против Баку (Бакинской коммуны) и биться до единого человека… Воевать с большевиками и освободить своих братьев-мусульман от них» [13, c.313].

Уже тогда, когда в Темир-Хан-Шуре обсуждали план помощи азербайджанцам, местные окружные комитеты самостоятельно направили военную помощь в Баку. Первым ополчение направил Ахтынский окружной Милли-комитет при поддержке комиссара Самурского округа: «По случаю Бакинских событий Самурский округ выступает с крепостными орудиями, — телеграфировал окружной комиссар в областной центр, — прошу экстренно указать, когда и куда выступить» [13, c. 313].

По решению областного исполкома на помощь азербайджанцам выступил Дагестанский конный полк под командованием генерала Б.П.Лазарева и полковник Мусалаев. К регулярным частям примкнули мюриды Н.Гоцинского. Перед отбытием дагестанских частей в Баку неожиданно отбыл Махач Дахадаев, предполагалось, что он решил предупредить большевиков о наступлении из Дагестана. По воспоминаниям Б.Байкова, «В это же самое время со стороны Дагестана началось наступление двух Дагестанских конных полков с 3 или 4 орудиями под командой генерала Б.П.Лазарева» [5, с.128].

Итак, в Баку из Дагестана были направлены «2-й Дагестанский полк, одна сотня 1-го полка и исламская милиция, всего около 400 всадников и примерно 100 ополченцев. По дороге к отряду присоединились 100 добровольцев из Дербента и около 600 ополченцев из Самурского  и Кюринского округов» [13, c.314].

Итак, в Азербайджан была направлена помощь по решению Дагестанского облисполкома и Дагестанского национального комитета. По сообщению генерала М.Халилова, надо было помочь Азербайджану в борьбе с большевиками и для этого направить 5 тысяч человек. Различные влиятельные силы Дагестана единодушно выступили в поддержку братьев-азербайджанцев.

Имеются сведения, что Имам Гоцинский, князья Тарковские и Каплановы собрали в конце марта в Хасавюрте съезд представителей сельских обществ для обсуждения вопроса о походе на Баку в помощь единоверным братьям. Имам Н.Гоцинский в своем выступлении заявил, что в Дагестане он «покончил с большевиками, что-то же надо было сделать с ними и в Хасавюрте, но сейчас ему некогда, так как его зовут в Баку на спасение мусульман.… А когда покончим там с врагами Бога и шариата, — вернемся сюда. Если к этому времени хасавюртовские большевики не откажутся от своих намерений, то мы покончим с ними так же, как и в Дагестане». По пути в Азербайджан к отрядам имама Н.Гоцинского присоединились южные кумыки, табасаранцы и лезгины [3, с.119-120; 17, с.71]. В Баку, по указанию А.Тахо-Годи от имени Исполкома на помощь азербайджанцам направился также отряд под командованием полковника М.Джафарова. В его состав вошли Второй Дагестанский конный полк, одна сотня Первого полка, милиция Джамият уль-Исламие, общей численностью строевых всадников 400 человек и милиции около 100 человек [14, c. 106].

В своих воспоминаниях полковник Джафаров писал: «Когда мы прибыли в Хырдалан, к нам со всех сторон начали стекаться Бакинские беженцы. Среди них подавляющее большинство составляли Бакинские купцы, нефтепромышленники и разный другой промысловый и торговый народ. Они рассказывали ужасы про большевиков, резню и насилие, которым они подвергались. Они быстро мне надоели, так что я резко сказал одному из купцов, особенно настойчиво рассказывавшему о насилиях над его имуществом, женой, детьми, родственниками и родственницами, соседями и им самим, почему же он все еще до сих пор живет, а не умер в бою с этими насильниками? Нужно было драться с ними, когда они совершали насилие, а не бежать и плакаться теперь здесь» [14, c.107].

По ходу продвижения дагестанских воинских формирований по направлению к столице Азербайджана, в Губе, Хачмасе и Дивичи к ним примыкали местные национальные военные части. По сообщению полковника М.Джафарова, по дороге из Дербента к ним присоединились 100 добровольцев, а также 600 добровольцев из Самурского и Кюринского округов.  Все они продвигались в поездах по железной дороге и не встретили до Хырдалана никаких препятствий, где к ним присоединились азербайджанские стрелки и добровольцы, а также шахсеваны [14, c.107].

Между тем, отряды имама Н.Гоцинского заняли боевые позиции у станции Хырдалан, находящейся в 10 км от Баку. Здесь к ним присоединились вынужденные отойти за пределы города части Мусульманского корпуса. Итак, два полка дагестанских бойцов численностью около полутора тысяч человек и 1000 человек добровольцев возглавляли полковники М.Джафаров и Д.Мусаев. Общее командование осуществлял русский генерал Лазарев.

7 апреля в ставку командования дагестанских национальных сил прибыла делегация во главе с А.Джапаридзе. Он обратился к дагестанцам с просьбой якобы от имени бакинских мусульман о признании большевистской власти в Баку. Эта миссия успеха не имела. Из доклада П.А.Джапаридзе на чрезвычайном заседании Совета рабочих, солдатских и матросских депутатов Бакинского района о положении на Кавказе от 8 апреля 1918 года следует: «Из Петровска прибыла небольшая сила дагестанцев, которая расположилась около Хырдалан…их около тысячи человек с маленькой артиллерией; к ним пристают группы местных контрреволюционеров». По сообщению комитета революционной обороны Баку от 7 апреля 1918 года, в 12 часов того же дня дагестанские отряды открыли орудийную стрельбу по броневику Исполнительного комитета. Конные и пехотные отряды имама Н.Гоцинского повели наступление в направлении Баладжар и Баку. 7 — 8 апреля у станции Хырдалан произошли ожесточенные бои между отрядами имама Н.Гоцинского и большевиками. 10 апреля 1918 года отряды имама Н.Гоцинского вынуждены были отступить в Дербент [6, c. 89 – 92, 94; 7, 338 – 339, 347 – 348; 15, л.84; 16, с.6]. По воспоминаниям Б.Байкова, «Дагестанцы не дошли до Баку всего 25 — 30 верст. Большевики двинули против них свои лучшие силы (между прочим, матросов) с многочисленной артиллерией. Два орудия у дагестанцев были подбиты, и они начали поспешно отступать» [5, с.128].

Газета «Бакинский рабочий» сообщала следующее: «Ушли дагестанцы из Хурдаланского района, — рассеяны и бывшие с ними банды. Всего организованных дагестанцев было до 1500 чел., не более, но к ним присоединились банды из окрестных селений в несколько тысяч человек. Выясняется, что среди командовавших дагестанцами был некий генерал Лазарев, немало русских офицеров, последние были в роли наводчиков, и, кстати сказать, весьма плохих…» [6, c.96-97]. В газете «Бакинский рабочий» сообщалось, что у дагестанцев было «четыре горных орудия, четыре пулемета (кроме того, около 1000 человек горской милиции). Штаб этого отряда в Самуре. Командует начальник штаба полковник Лазарев. Снарядов для орудия у них 180 штук, патронов 30 000. У милиции горцев по 200 патронов на человека…» [6, c.97-98].

20 апреля после ожесточенных боев отряды князя Магалова вынуждены были оставить Аджикабул и отступить по направлению к Кюрдамиру [1, c.12]. Приход мусульманских отрядов из Северного Кавказа в Баку на помощь азербайджанцам, пострадавшим от дашнакских погромов, имел огромное значение.

Несмотря на драматическую ситуацию в самом Дагестане, горцы посчитали нужным совершить бросок в Баку на помощь братьям-мусульманам. После боев в Азербайджане и отступления в Дагестан героическая борьба с большевиками продолжилась. Однако, лишь с приходом турецких войск Азербайджан и Дагестан оказались спасены от армяно-дашнакского произвола. В Баку установилась власть Правительства АДР, а в Темир-Хан-Шуре – водружен флаг Горской республики.

Список литературы.

  1. Агамалиева Н., Худиев Р. Азербайджанская республика. Страницы политической истории 1918 – 1920 гг. Баку, 1994.
  2. Азербайджан, 10 декабря (27 ноября) 1918, № 56.
  3. Аликберов Г.А. Победа социалистической революции в Дагестане. Махачкала, 1968.
  4. АПДУПАР. Ф. 277. Оп. 2. Д. 79.
  5. Байков Б. Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1918 гг.)// Архив Русской революции. Т. 9. Берлин: Слово, 1923.
  6. Борьба за установление и упрочение Советской власти в Дагестане. 1917 – 1921. Сборник документов и материалов. М., 1958.
  7. Большевики в борьбе за победу социалистической революции в Азербайджане. Документы и материалы. 1917 – 1918 гг./ Под ред. З.И. Ибрагимова, М.С. Искендерова. Баку, 1957.
  8. Бюллетени диктатуры Центрокаспия и президиума Временного Исполнительного комитета, 8 августа 1918, № 7.
  9. Бюллетени диктатуры Центрокаспия и президиума Временного Исполнительного комитета, 16 августа 1918, № 14.
  10. Бюллетени диктатуры Центрокаспия и президиума Временного Исполнительного комитета, 7 августа 1918, № 6.
  11. ГААР, ф. 1061, оп. 1, д. 95, л. 5—8// Из кн. История Азербайджана по документам и публикациям/ Под редакцией академика З.М.Буниятова. Баку: Элм, 1990.
  12. Геноцид и депортация азербайджанцев// http://files.preslib.az/site/soyqirim/31mart_ru.pdf
  13. Музаев Т. Союз горцев. Русская революция и народы Северного Кавказа, 1917-март 1918 г. М.: Патрия, 2007.
  14. Полковник Магомед Джафаров: Сборник материалов/ Отв. Ред. Хаджи Мурад Доного. Махачкала: ИД «Эпоха», 2005.
  15. РГАСПИ. Ф.71. Оп.33. Д.1724.
  16. Самурский Н. (Эфендиев). Гражданская война в Дагестане. Махачкала, 1925.
  17. Сулейманов М. Азербайъан ордусу. 1918 – 1920. Бакы, 1998.

О политической и дипломатической деятельности посла АДР в Иране Адиль хана Зиядханлы

Ziyadxan_Adil_xanСубхан Алекпер оглы Талыблы, старший научный сотрудник Института Востоковедения им. акад. З.М.Буниятова НАНА, доктор философии по истории;subhantalibli @gmail.com

             Ценой собственной крови, вписав первые страницы в священную для нас историю молодой республики, они оставили их на память будущим поколениям.

Адиль хан Зиядханлы

Хотя время существования Азербайджанской Демократической Республики охватывает  сравнительно небольшой период, она сыграла особую роль в истории Азербайджана ХХ века. Установившаяся в соответствии с требованиями времени и во имя национальных интересов, Республика, установив высшую законодательную власть и контроль над национальными богатствами, предприняла важные шаги и в направлении признания нашего народа в международной сфере. Народ, вынужденный с начала XIX века ощущать на себе гнёт царизма, в 1918-ого году провозгласил национальную независимость и обрёл возможность для осуществления самостоятельной внутренней и внешней политики. Мамед Эмин Расулзаде и его соратники добились признания нашей отчизны в качестве независимой страны на международной арене отнюдь не лёгким путём, перед ними возникали серьёзные препятствия. В появлении этих препятствий, немалую роль, наряду с  государствами-колонизаторами, сыграли и заклятые враги нашего народа – армянские дашнаки. Принципы о необходимости создания взаимосвязей с независимыми и соседними государствами, зафиксированные в Декларации независимости, предписывали создание нормальных взаимоотношений и с южным соседом Азербайджана – Ираном.

Юсиф Везир Чеменземинли в своём произведении «Наша внешняя политика» писал: «Азербайджанское государство сформировалось между Россией и Ираном. Тесно сплотившиеся единой грудью перед русской угрозой армии Кавказа, выступили, и будут выступать. Иран также получил передышку. После этого между двумя соседними и мусульманскими странами должно проявиться содружество. Между Ираном и нами нет каких-то неясных или спорных проблем. Развитие двух соседних государств возможно только через содружество. Если Иран поддержит нас и признает нашу независимость, он получит щит против северной угрозы» (4, с. 34-35).

В другом своём труде – «Если мы хотим нашей независимости…» Ю.В.Чеменземинли пишет: «Название Азербайджан явилось причиной для неверных интерпретаций. Тогда как, это не имеет никакого отношения к вопросу о Тебризе, то есть, о принадлежности Иранского Азербайджана к Ирану. Мы не намерены посягать на права Ирана, и не будем иметь такого намерения и впредь. Залогом нашего развития и всего остального будет являться лишь дружба с нашими соседями» (5, с. 56).

В связи с указанным периодом, Т.Светочовский пишет: «Тегеран чувствовал, что Азербайджанская Республика является орудием в руках Оманской империи для отделения Тебриза от Ирана. Это подозрение усилилось с оккупацией данной области в июне 1918 года османами. В результате, правительство АДР начало использовать во внешней политике термин «Кавказский Азербайджан», чтобы   успокоить взволнованность Ирана» (15, с. 177-178).

Официальные дипломатические представители Ирана, наряду с протестами против названия «Азербайджан», вместе с тем, считали создание на севере Ирана независимых мусульманских республик выгодным для интересов Ирана.

Отметим, что отказ Каджарского Ирана, и ряда других государств признать на протяжении длительного срока Азербайджанскую Демократическую Республику, территориальные претензии к ней и связанные с этим инициативы на Парижской мирной конференции, факт признания АДР только после признания её государствами-союзниками, позиция по поводу единственного выхода Мусавватистского правительства, как только, через его консолидацию с Ираном, вместо употребления названия «АДР», использование наименования «Автономная Республика», и прочие вопросы ясно освещены в сборнике документов «Хэйат-э фовгаладе-йе Гафгази-йе», опубликованном Центром Документальных материалов и Истории Дипломатии МИД ИРИ (18).

В Меморандуме, представленном Ираном на Парижской мирной конференции, выдвинул территориальные претензии почти в отношении всех бывших ханств Азербайджана. Однако, постепенно, осознав бесперспективность подобных притязаний, Иран вынужден был смириться с политическими реалиями.

Впервые дипломатические отношения АДР с Ираном были установлены весной 1919 года с отправкой Чрезвычайной миссии в Тегеран во главе с Исмаил ханом Зиядханом (братом Адиль хана). Эта миссия провела первичные переговоры с правительством Ирана по ряду важных вопросов, обсудила создание в Тегеране дипломатических представительств АДР, и её консульств в Тебризе и в центральных округах (8, с. 190).

В конце января 1919 года (конец месяца Рабиуссани, 1338 г.) Фатали хан Хойский объявил о создании правительства, а предварительно, до этого, в целях завоевания симпатий в народных массах, в Тегеран было решено отправить совет представителей во главе с братом Адиль хана — Исмаил ханом Зиядханлы. Тем самым, были созданы предпосылки для встречных шагов в направлении взаимопонимания.

Исмаил хан Зиядханлы в тот же год, то есть в середине апреля 1919 года через Анзали прибыл в Иран. Полуофициальная газета «Иран» опубликовала  статью под заголовком «Гости – из наших…», в которой выражая удовлетворение прибытием в Иран представителей «исламской нации Кавказа» (С древних времён Кавказ и Иран имели широкие взаимосвязи), писалось, что «эти уважаемые гости, происходят от нас, то есть, от того племени, которое вот уже более 100 лет правит в Иране, и в настоящем смысле слова, они являются представителями Иранского государства и нации. Господин Исмаил хан Зиядханлы – из нашего рода (то есть, относящегося к Каджарам –С.Т.), он считается в Гяндже представителем благородного и уважаемого ханского рода, господствовавшего в Гяндже до оккупации её Царской Россией».

Между официальными лицами МИД Ирана и Исмаил ханом, помимо обсуждений таких вопросов, как совместная компенсация ущерба, нанесённого иранским подданным, решение проблем в почтовой и торговой сферах, одной из основных тем явился также вопрос о даче ханствам Восточного Кавказа названия Азербайджан (20, с. 107-108).

В то же время, обсуждения, протекавшие в Тегеране между Исмаил ханом Зиядханлы и МИД Ирана имели относительную результативность, по причине удалённости этого процесса от Баку. После достижения определённых договорённостей по обсуждаемой тематике 4 июня 1919 года Исмаил ханом Зиядханлы и директором Русского управления Мотасамуль Салтанэ был подписан проект договора из 14 пунктов. В этом проекте договора в центре внимания должна была находиться тема признания Республики (АДР –С.Т.) или, тема совместных границ двух государств.

Но в действительности, основное обсуждение сосредоточилось на устранении существующих проблем в торговых отношениях между двумя странами, и проблеме правовой защиты граждан двух государств.

Однако, как только дело дошло до утверждения и принятия решений, то и эти результаты ликвидировались. Внимание приковывает тот факт, что правительство в Баку не имело информации о процессе урегулирования этих переговоров, так как  в середине месяца шабан, узнав о дате возвращения Исмаил хана Зиядхана, МИД Азербайджана заявило, что не имеет никакой  информации со дня его отбытия. И в силу этой причины, на последующих этапах беседы в Баку об этих переговорах (как это можно будет увидеть далее –С.Т.), тема осталась безрезультатной (20, с.113-114).

Здесь, уместно представить более обширную информацию об одном из видных дипломатических представителей АДР Адиль хане Зиядханлы.

Одним из ярких политических деятелей Азербайджана в ХХ веке явился известный дипломат Адиль хан Зиядханлы – внук прославленного героя, павшего на полях сражений против русских завоевателей, последнего правителя Гянджинского ханства (1786-1803) Джавад хана ибн Шахверди хана Зиядоглу Каджара. С того момента, как Джавад хан со своим сыном Гусейнгулу ханом пали под стенами Гянджинской крепости в 1804 году, на протяжении 114 лет, вплоть до 1918 года Россия приложила немало усилий, для того, чтобы оторвать Азербайджан от своих исторических корней, обезличить его, растворить его в составе, созданной путём завоеваний империи. Однако, несмотря на все такие попытки посредством «кнута и пряника», дух свободы и независимости постоянно жил в азербайджанском народе, и в  соответствующих исторических условиях он тут же проявился (14).

А.Зядханлы родился в 1870-1871 гг. в Гяндже. Своё первое образование он получил у специально нанятого педагога, затем окончил медресе в Гяндже, а в дальнейшем, с успехом поступил и окончил юридический факультет Московского Универститета. Он в совершенстве владел русским, французским, английским и персидским языками. Осуществляя обширную общественно-политическую деятельность, А.Зядханлы был одним из 7 членов «Совета мусульман Кавказа».

Он пишет о своей жизни: «Я родился на Кавказе, в городе Гянджа. Имею двух братьев, и оба – старше меня. Все мы – три брата, следуя наставлениям отца, стали заниматься наукой. Отец всегда говорил: -Дети мои! В этом мире всё преходяще – и материальные блага, и слава, и служба и правительства. Постоянного счастья не существует. И если есть в этом мире, что-либо, что способно дать кратковременное счастье, то это – знание,  воспитание, наука и труд. В один из моментов жизни может случиться так, что всё ваше материальное богатство исчезнет. Но, ваши знания будут всегда с вами, и станут вашим настоящим богатством, способным оказать вам помощь в любой трудный момент вашей жизни».

Д.Б.Сеидзаде в своей книге «Азербайджанские депутаты в Государственной Думе России», в I главе, посвящённой азербайджанской буржуазии и её идеологии, пишет: «Анализ пунктов программы показывает, что наряду с предложениями, которые, по мнению составителей, могли бы привести к успокоению края, были и общедемократические требования. А. Зиатханов в процессе обсуждения ее отмечал, что «делегаты-мусульмане, составляя программу, не задавались целью проводить в ней свои политические идеалы, а исключительно поставили пункты, которые могут, по нашему глубокому убеждению, привести к успокоению взволнованного края. Нужно сначала употребить в дело все средства для установления искреннего и нерушимого мира, а потом заводить речь о манифесте 17 октября и о всяких свободах в нем изложенных, пока же эти кровавые события висят как дамоклов меч над нами, до тех пор ни о какой свободе нельзя и мечтать, а свобода нужна и мусульманам, как нужен им воздух» (17, с. 24).

Гусейн Байкара так пишет о влиянии русской революции 1905 года на Азербайджан: «Национальное движение, начавшееся в Баку в весенние и летние месяцы 1905 года, распространилось и на другие города Азербайджана. Несмотря на препятствия, чинимые царскими властями, на выборах в муниципалитет Гянджи было избрано 55 депутатов. Хотя, эти выборы не были признаны царскими властями, заседание муниципалитета в составе 55 лиц тюркской национальности было продолжено» (6, с.110-11). На собрании,  проводившемся в Хаджикенде, неподалёку от Гянджи, после разъяснения всех насущных политических, социальных, экономических нужд и потребностей всех мусульман Кавказа и тюрков Азербайджана, Али-Мардан бек Топчибашев объявил о необходимости создания местных и независимых муниципалитетов, областных меджлисов, сельских управительских советов.

На собрании было решено, чтобы до сведения населения было доведено о создании предусмотренных в Гянджинском уезде и областных окраинах независимых местных управлений. Организация собраний была поручена Адиль хану Зиядханову, Алекпер беку Рафибекову, Алекпер беку Хасмамедову и Джахангиру Хойскому.

Кроме того, был избран  совет из трёх человек в составе  А.Топчибашева, А.Зиядханова и А.Хасмамедова. Им поручается утвердить результаты муниципальных выборов в Гяндже, обратиться с ходатайством к официальным лицам в российские органы управления, с целью приостановить новые выборы до внесения изменений в закон, ограничивающий права мусульман во время выборов.

В тот период, когда В.И.Ленин и его сподручные строили планы насчёт порабощения Азербайджана и нового захвата его нефти, Адиль хан Зиядханлы, обобщив отношение Азербайджана к русскому народу, обращаясь к   его представителям, не охваченным «заразой» колониализма, писал: «Жаль, что мы не видели среди тех, кто стоит над Азербайджанскими тюрками, благородных и человечных истинных представителей русского народа, давших миру таких личностей, как Лев Толстой, а также представителей великой русской поэзии, того, народа, с которым бы независимое государство Азербайджан вновь бы установило дружеские торговые, экономические и прочие отношения на основе международных норм».

Адиль хан Зядханлы писал в 1918 году, обращаясь в государственные инстанции по поводу отсутствия употребления в госучреждениях и школах национального языка: «В органах местного самоуправления не использовался национальный язык. Работавшие там судьи не владели нашим национальным языком и не хотели овладевать им, а юристов из представителей национальных кадров не назначали…». Тюркский язык был искоренён из всех школ. Для соблюдения официальной видимости, был введён один урок в неделю, под конец учебного дня, когда энтузиазм уставших учеников был на исходе. Может ли быть нанесён больший урон народу, когда ему чинят препятствия в получении образования на родном языке. Самым главным и важным богатством и гордостью народа является его язык. Отнять у народа его язык – означает уничтожить его».

В связи с вхождением в Баку войск османской армии, занимающей своё особое место в мировой военной истории, и всегда приходящей на помощь тюркским и мусульманским народам, он пишет, что Османская империя незамедлительно откликнулась на просьбу Азербайджана и выслала военные силы, которые вошли в Азербайджан в июне 1918 года.

В короткие сроки османские турки, объединившись с азербайджанскими турками, подавили продолжающиеся беспорядки и освободили нашу родину от большевиков и армян. Высшее турецкое командование объявило о создании центральной штаб-квартиры в Гяндже. Той самой Гянджи, к оккупации которой так готовились большевики. Но жители Гянджи всеми силами встали на защиту города, и противостоянием во время битвы в Шамкире, намного облегчили задачу турецкой армии. Пока турки были заняты вторжением в Баку, Андраник воспользовался ситуацией и претворил свои зверские планы в отношении мусульман в Карабахе. Карабахские мусульмане, находившиеся в окружении, были лишены доступа даже к пресной воде, и в жаркий летний сезон они были вынуждены пить солёную воду. После захвата Баку, турки направили всё своё внимание на Карабах и освободили его от блокады. Турки гораздо быстрее освободили бы Зангезур и Карабах, но вторжение войск союзников лишило их подобной возможности.

Командующий войсками союзников генерал Томсон телеграфировал Андранику следующим текстом: «Согласно поступающей информации, армяне чинят зверства по отношению к мусульманам в Карабахе. Являясь представителем армии союзников, я прошу довести до сведения армян, чтобы они успокоились и не чинили беспорядков. Если это моё требование не будет удовлетворено, и беспорядки продолжатся, то с этого момента вся ответственность ляжет на вас. Прошу вас ответить, как только эта телеграмма дойдёт до вас».

А.Зиядханлы пишет в связи с мартовскими событиями 1918 года, учинёнными армянами в Баку: «В Баку пролита кровь бесчисленного количества жителей столицы Азербайджана. К сожалению, во время этой кровавой трагедии неуправляемые солдаты русской армии, все в один миг, обратились в большевиков. Где же были тогда все те господа, которые избрали себе лозунгами великие идеи демократии, когда наши улицы были усыпаны трупами и телами рабочих. Известно, что армянские формирования, воспользовавшись именем и знаменем большевиков, по причине национальной вражды, открыли огонь по мусульманам… В первую годовщину мартовских событий 18(31) марта весь наш народ держал траур, и в память и за упокой душ наших отцов, матерей, сестёр, братьев и заживо пригвождённых младенцев, павших тогда жертвами, была прочитана кораническая сура «Фатиха»». (3)

Напряжённость и противоречивость в сфере международных отношений вынуждала правительство АДР к проведению в жизнь очень гибкой внешней политики. Основными задачами её внешней политики  являлась защита независимости Азербайджана и её развитие. С этой целью, в государственной структуре уделялось особое внимание организации работы Министерства Иностранных Дел  и её совершенствованию (12).

А.Зиядханлы некоторое время прослужил на посту министра иностранных дел. 14 апреля 1919 года при премьере министре 4-ого кабинета правительства  АДР Насиб беке Юсифбейли, Магомед Юсиф Джафаров был назначен министром иностранных дел, а А.Зиядханлы – его заместителем. Он прослужил на этом посту до августа 1919 года. Одной из самых сложных проблем республик Закавказья, и в частности, между Арменией и Азербайджаном была проблема территорий и границ. Была организована встреча английского генерала и генерала Деникина с представителем Азербайджана на Кубани Дж.Рустамбековым. Участник встречи генерал Бриггс через Генерала Деникина и Рустамбекова предложил правительству АДР открыть дипломатические представительства. Генерал Деникин заявил, что «не имеет никаких возражений, против сношений дипломатических представительств с Азербайджаном». На слова Деникина: «Я хочу знать об отношении Вашего народа и его правительства к России», Дж.Рустамбеков ответил, что «…Мы не порываем отношения с Россией, и если какие-либо полномочия России станут органом, признанной всеми народной демократической республики, то думаю, что мой народ пойдёт туда, примет участие и провозгласит своё право на самоопределение…» (7, с.270-271).

Как только заместитель министра иностранных дел А.Зиядханов узнал информацию азербайджанского правительства о содержании бесед с Деникиным, то 26 июля 1919 года он отправил шифрованную телеграмму (№1846) Рустамбекову. Она содержала основные следующие пункты:

  1. «Мы имеем отрицательное отношение к обмену дипломатическими представительствами добровольческой армии и Азербайджана. Наряду с этим, при необходимости,  правительство не имеет ничего против ведения переговоров с командованием добровольческой армии. Добровольческая армия же, при необходимости может поручить вести переговоры с правительством Азербайджана своему представителю в Баку генералу Лазареву, дислоцированному на базе английского командования».
  2. «Наша позиция по поводу Добровольческой армии такова: мы пришли к абсолютному и категоричному решению о том, что части Добровольческой армии не должны допускаться до границ Азербайджанской Республики».
  3. Азербайджанское правительство подвергло резкой критике позицию Рустамбекова по поводу вопроса о независимости  («Мы не порываем отношений с Россией…»), и однозначно заявило: «Знайте, что народ  Азербайджана не пойдёт ни за каким другим собранием, кроме как, за своим Меджлисом Основателей. Такова политика нашего правительства. Любой, кто посягает на независимость Азербайджана, будь то, большевики, меньшевики, деникинцы или прочие, не имеет значения —  они враги Азербайджана ».

Ответ Зиядханова примечателен по двум аспектам.

- Азербайджанская Демократическая Республика, несмотря немыслимые сложности в международной сфере,  переступив через посреднические усилия английского генерала, отвергла предложение Деникина о создании дипломатической атмосферы. При переговорах с Деникиным проводился независимый курс, перед реальной «деникинской» угрозой была проявлена выдержка и мудрость, были сохранены как национальные честь и достоинство, так и интересы, а также объективно были соблюдены интересы Грузии.

- Категорическое предупреждение, сделанное Рустамбекову, не было внушением, адресованным лишь ему. В широком контексте, это было демонстрацией чёткой, принципиальной дипломатической позиции Азербайджана, в вопросе независимости и суверенитета. Одновременно, это стало уроком, побуждавшим более ответственно относиться государственных лиц к своим обязанностям и высказываниям.

Взаимоотношения между двумя соседними странами складывались отнюдь не безоблачно. Правящие круги Ирана никак не могли смириться с тем, что по Туркманчайскому договору, подписанному в 1828 году, они потеряли Северный Азербайджан.

В то время совсем не случайно на Парижской мирной конференции звучали требования вернуть оккупированные Россией территории. В такое время, Азербайджан вышел на мировую политическую арену в качестве суверенного государства, и это явилось неожиданным шагом для правящих кругов в Иране.

16 июля 1919 года Совет Министров АДР объявил о решении создать дипломатическое представительство при правительстве Ирана. 4 октября правительство утвердило штат представительства. Главой представительства в Тегеране был назначен Адиль хан Зиядханлы. Бывший посол царской России в Иране Эттер, позднее ставший  генералом, всячески старался помешать прибытию представительства в Иран. Однако времена, когда каждое слово русского посла, беспрекословно воспринималось правительством Ирана прошли. Азербайджанское представительство было с уважением встречено в Тегеране. Шах Ирана выразил согласие на создание постоянных дипломатических представительств АДР в Тебризе и других городах страны. Азербайджанцами Ирана был дан торжественный обед в честь прибывшей делегации дипломатического представительства АДР (8, с. 192).

Между Азербайджаном и Ираном начало налаживаться взаимопонимание. В этом деле положительную роль сыграла остановка в Баку, совершённая шахом Ирана 16 августа 1919 года по ходу его визита в Европу.  Шах выразил «признательность правительству Азербайджана за оказанное тёплое гостеприимство ». Шаха Ирана уехавшего из Баку на поезде, в пути до Батума сопровождал Адиль хан Зиядханлы. В дороге состоялась беседа Зиядханлы с новым министром иностранных дел Ирана  Фирузом Мирза Нусратуддовле (13).

(Фируз Мирза был также избран главой иранского представительства в Парижской мирной конференции). Всё увиденное, услышанное иранским шахом в Баку, а также беседы А.Зиядханлы с министром иностранных дел способствовали созданию объективного мнения об Азербайджане.

23 сентября 1919 -го года А.Зиядханлы, в качестве полномочного посла АДР был послан в Иран и, соответственно внешнеполитическому курсу Азербайджана начал осуществлять дипломатическую деятельность в Тегеране. На открытие посольства Адиль хану было выделено денег в размере 50 тысяч, а на его собственное жизнеобеспечение – 25 тысяч манат (9, 50).

Состав дипломатического представительства Азербайджанской Демократической Республики в Иране состоял из нижеследующих лиц:

  1. Зиядханлы Адиль — 1918-ый год. Заместитель министра иностранных дел. Дипломатический представитель АДР в г. Тегеран с ноября 1919 года.
  2. Исрафил Муслимбек – 1 апреля 1920 года. Первый секретарь дипломатического представительства в Иране.
  3. Мешади Аслан – 1920 г. Сотрудник дипломатического представительства АДР в Иране.
  4. Мирза Алекпер хан – 1920 г. Второй секретарь  дипломатического представительства АДР в Иране.
  5. Мирза Ибрагим хан – 1920 г. Секретарь дипломатического представительства АДР в Иране.
  6. Бабаев Гулам Рза оглы – 21 ноября 1919 г. Курьер дипломатического представительства АДР при правительстве Ирана.
  7. Садигов Алекпер – 7 ноября 1919 г. Заместитель главы дипломатического представительства АДР в Иране.
    1. Рудзинский Мечеслав Станиславович – 6 ноября 1919 г. Секретарь в дипломатическом представительстве АДР в Иране. Заведующий общим отделом дипломатического департамента Министерства иностранных дел АДР.
    2. Юсиф хан – 1920 г. Заведующий хозяйственным сектором в дипломатическом представительстве АДР в Иране.
    3.  Раджаван Джаббар бек – 20 ноября 1919 г. Делопроизводитель в дипломатическом представительстве АДР в Иране.
    4. Шукюров Эхтиядж – 17 декабря 1919 г. Делопроизводитель в дипломатическом представительстве АДР в Иране.
    5. Нербальо Иван – Делопроизводитель в дипломатическом представительстве АДР в Иране, водитель.

Дипломатическое представительство Ирана в Азербайджане.

1 . Представитель правительства Ирана – Мухаммадхан Саид-уль-Вузара.

2. Консул Ирана в Ленкорани – Садигхан Садуд-Довле  (10).

4 января 1920 года с прибытием дипломатической миссии АДР во главе с первым послом Адиль ханом Зиядханлы в Иран, азербайджанское представительство приступило к активной работе.

Наряду с  функциями диппредставительства, миссия во главе с А.Зиядханлы начала оказывать помощь в культурно-просветительской работе  тюркам, проживающим в Иране. Посол писал министру иностранных дел: «По причине отсутствия материальных возможностей, представительство не может оказывать помощь нуждающимся одиноким женщинам и сиротам, открыть школы, издавать газеты на тюркском языке, и осуществлять ряд других дел». Наряду с этим он писал, что создано и приступил к работе благотворительное общество и общество обучения азербайджанскому языку. Кроме того, представительство бесплатно распространяло среди местных соотечественников книгу А.Зиядханлы «Азербайджан: история, литература и политика» (8, с. 198).

Проведение дипломатических переговоров между Ираном и Азербайджаном, заключение восьми торгово-таможенных, почтовых соглашений, правовых, консульских конвенций,  а также других договорённостей приходится именно на период работы Адиль хана Зиядханлы, с 20 марта 1920 года (16).

Существует экземпляр издания «Об Азербайджане: (История, литература и политика)» 1388 г. хиджры, 1919 г., , отпечатанного арабским шрифтом на тюркском языке в правительственной типографии, в Баку и заверенного печатью посольства, с дарственной надписью А.Зиядханлы посольству АДР в Иране. Рукою Адиль хана на книге сделана следующая надпись:

21 марта 1920 г.

«Посольству Азербайджана, в  день праздника Новруз в честь официального признания Азербайджанской Республики, открытия впервые посольства в Тегеране и поднятия флага» (1, с.3).

Об этом в предисловии книги Адиль хан давая обширное пояснение, пишет: «…Осмыслив интересы Родины и мою долю ответственности перед ней, на 30-ый день октября 1918 года я приступил к осуществлению обязанностей министра иностранных дел молодой Азербайджанской Республики. С того дня, события произошедшие за пределами моей страны, и в её пределах, вынудили меня представить доклад, касающийся политического положения нашего государства. Перед необходимостью совершить экскурс в историческое прошлое при подготовке данного доклада, мой доклад пробрёл не только политический характер, но мы также прибегли к повествованию и в историческом, и в литературном контексте…» (1, с. 2). Экземпляр этого произведения на тюркском языке, исполненный в арабской графике и заверенный печатью посольства, имеется и в посольстве Республики Азербайджан в Иране.

В своём произведении «Полёт пера»,  написанном в 1918 году А.Зиядханлы так описывает своё назначение послом в Иран: «Почётная  миссия первого посольского представительства при Шахиншахе Ирана  выпала на мою долю. Я прибыл в Тегеран 15января 1920 года. Будучи официально принят высшими руководителями государства, я предъявил им свою верительную грамоту, основал первую посольскую миссию Азербайджанской Демократической Республики в столице Гияна, и этим самым, пополнил ряды посольств, министерств и политических представительств, расположенных в Тегеране» (2, с.15).

Как известно, Азербайджанское посольство в Иране начало осуществлять свою деятельность с 28 апреля 1921 года. После советской оккупации Азербайджана А.Зиядханлы потерял свою должность, был вынужден просить у правительства Каджаров в Иране политического убежища, и, получив его, стал заниматься профессиональной юридической деятельностью. Так как, если бы он вернулся его на родину, то в Советском Азербайджане его бы постигла участь его брата Исмаил хана – быть расстрелянным (19, с. 192).

После советской оккупации АДР, поступок Адиль хана был совершенно естественен. Очень многие дипломаты, консулы и различные политические представители Азербайджана, сделали верный шаг, получив политические убежища в странах, где они были аккредитованы, и, не вернувшись в Советскую Социалистическую Республику Азербайджан.

А.Зиядханлы так пишет по поводу этого, в своём произведении «Полёт пера»: «22 июня 1921 года я потерял свой официальный статус при Шахиншахе Ирана. Потому что, из всех назначенных советским государством представителей при Шахиншахе Ирана, государством было официально признано всего одно лицо». Из пометок, сделанных им о себе в этом произведении становится ясно, что, по понятным причинам, не вернувшийся на родину Адиль хан, в 1302 году в месяце шамс работал в муниципальном управлении в Тегеране, 21 Азер 1307 года – в отделе сельского хозяйства при Министерстве Социального обеспечения, 7 абана  1308 года он был послан в Тебриз на работу по железнодорожным делам и судоходству Азербайджана, и, примерно, через год вернулся в Тегеран.

В произведении «Азербайджан» Адиль хан пишет, что в 1346 году, третьего дня месяца Джумада ас-сани (6 азер 1306 г.) в понедельник, днём, в 15 ч.15м. в городе  Неджефе, он со своей дочерью Махрух, посетил могилу пророка Али (мир ему), получившего титул «Амир аль-Муминин» (повелитель правоверных). «Поистине, те минуты были чрезвычайно важными в моей жизни. Я чувствовал, что приближаюсь к источнику такого света, который излучает во весь мир священное сияние возвышенного образа Али (мир ему)» (3, с. 25).

На  28-ой странице вышеназванного произведения, автор пишет: «Каждый, кто имеет хоть каплю достоинства должен считать свою Родину священной. Хотя в мире существует много таких мест, как Швеция, Неаполь, которые гораздо красивее моей Родины, в моём представлении – на земле нет другого, такого прекрасного места, как Кавказ. Потому что, эта земля – является моей Родиной, Родиной моего отца, моих предков. Иран (Тебриз), будучи Родиной, моей матери, конечно, также дорог для меня». Отметим, что мать Адиль хана Азер Хумаюн родилась в Иране, она была внучкой принца наиб-ас-салтанэ Аббас Мирзы и дочерью принца Бахман Мирзы.

С вторжением советских войск во время II Мировой войны в Иран, Адиль хан вынужден, в целях безопасности эмигрировать в Турцию. В Турции он также продолжает свою обширную общественно-политическую деятельность. В короткие сроки он пишет там ценное произведение, посвящённое Азербайджану. Написанная в жанре мемуаров, эта книга была опубликована, с предисловиями профессора Вилаята Гулиева, в 1993 году в издательстве «Шуша», под заголовком «Азербайджан» (11).

В статье, посвящённой жизни и деятельности Адиль хана Зиядханлы, В.Гулиев пишет, что А.Зиядханлы  переселился в 1934 году из Тегерана в Стамбул, остаток своей жизни он провёл в Турции, и наряду со своими соратниками, такими как, Шафи бек Рустамбеков, Халил бек Хасмамедов, Наги Шейхзаманлы, Гусейн бек Мирза Джамаллы и другие, и в иммиграции старался делами продолжать вносить свой посильный вклад во имя Азербайджана (11). Он делился своим богатым жизненным опытом и знаниями с турецкой молодёжью, преподавая в Стамбульском Университете. Проживший долгую и исполненную великим смыслом жизнь, последний представитель прославленного рода, потомок Джавадхана – Адиль хан Зиядханлы скончался в 1954 году в Стамбуле, и там был предан земле. Его супругой была дочь генерала Гасанага Бакиханова – Рейхана ханум. Их дочь Махрух ханум до конца своих дней прожила в Стамбуле, где и скончалась в 1994 году, и была похоронена. Её внучка, правнучка Адиль хана – Лейла ханум, и по сей день живёт в Стамбуле.

 

Список использованной литературы.

 

  1. Адиль хан Зиядханов. Азербайджан. (история, политика и литература). 1338 г. х., 1919 г., Баку: (на тюркском языке, арабской графикой).
  2. Адиль хан Зиядханов. Полёт пера. Из книги «Азербайджан». Баку: 1993, см.: Таиран-е галям. (Ресалейи аз нохостин-е номайенди-йи Джумхури-йе Азербайджан-е Гафгафз дяр Иран ). Адиль хан Зиядханов. Шап-е авваль, Тегеран, 1381, 71 с.
  3. Адиль хан Зиядханов. «Азербайджан». Баку: 1993, 176 с.
  4. Чеменземинли Ю.В. «Наша внешняя политика». Баку: Азернешр, 1993, 51 с.
  5. Чеменземинли Ю.В. «Если хотим нашей независимости…». Баку: «Гянджлик», 1994, 72 с.
  6. Хусейн Байкара. История борьбы за независимость Азербайджана. Баку: Азернешр, 1992, 276 с.
  7. Кёчарли Т. Карабах (против фальсификации истории Карабаха). Баку: «Эльм», 2002, 472 с.
  8. Насибзаде Н. Внешняя политика АДР. Баку: 1993; также см.: Cemil Hasanlı. Azerbaycan tarihi 918-1920. Türkiyenin yardımından Rusyanın işkalına kadar. Ankara, 1998 ; История дипломатии. Том 3, Москва, 1945.
    1. Мадатли Е. О статье, связанной с послом Азербайджанской Республики в Иране. // «Варлыг», 22-ой г., весна и лето, Тегеран: 1379, с. 47-55.
    2.  Гасымлы М. Совет личного представительства Министерства Иностранных Дел Азербайджанской Демократической  Республики. Баку: Изд.-во Университета Азербайджан, 2002, 22 с.
    3.  Гулиев В. Личности, оставившие след в истории. Баку: Изд.-во «Озан», 2000.
    4.  Талыблы С.А. Посол Азербайджана в Иране Адиль хан Зиядханлы. // Институт Востоковедения им. акад. З.М.Буньятова, журнал «Научные исследования», Баку: 2006, № I-IV/8, с. 430-440. Талыблы С.А. Посол Азербайджана в Иране Адиль хан Зиядханлы. Баку – Тебриз. Сборник азербайджанцев всего мира. Февраль, 2006, № 2(5), с. 27-31; Талыблы С.А. Посол АДР в Иране Адиль хан Зиядханлы. Баку, “YOM”, Сборник: Культура тюркского мира. (Квартальный). 2(4),2006, с. 80-93.
    5.  Талыблы С.А. Исмаил хан Зиядханлы и азербайджано-иранские связи. // Научное издание Института Азербайджанского государственного управления и международных отношений. Журнал «Дирчелиш – XXI век». Баку: 2006, №8-9 (102-103), с. 231-236:   Талыблы С.А.  О политической и юридической деятельности Исмаил хана Зиядханлы в Думе. Журнал «Молодой юрист», Баку, № 06 (19) июнь, 2006, с. 10-11;  Талыблы С.А.  Зиядхановы. // «Гянджа с заглавной буквы» (журнал), гянджа: 2008, № 11, с. 14-15.
    6. Талыблы С.А.

آذربایجان خالق جمهوریتینین ایرانداکی سفیری عادیل خان زیادخانلی 12.

(Посол Азербайджанской Демократической Республики в Иране Адиль хан Зиядханлы.) // “Варлыг”. Тюркско-персидский культурный сборник. Тегеран: лето 1384, № 145, с. 67-75

  1. Тадеусз Swietochowski. Müsülman Cemaatten Ulusal Kimlige Rus azerbaycanı 1905-1920. Birinci: 1988. (Türkcesi: Nuray Mert 295 sahifa).sah.72;  bax: Russian Azerbaijan 1905-1920. The Shaping of National Identity in a Muslim Community. Cambridge University Press, 1985.
  2. Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Внешняя политика (Документы и материалы). Баку: 1998
  3. Сеидзаде Д.Б. Азербайджанские Депутаты в Государственной Думе     России. Баку: 1991
  4.  «Хеят-е Фовгаладе-йе Гафгфзий-йе». Мозакерат ва гарададха-йи хеят-е эзамиййе-йе Иран бе Гафгаз тахт-е сярпорести Сейид Зияаддин Табатабаи 1337-1338 (1919-1920). Мяркяз-е еснад ва тарих-е дипломаси. Бе кушеш Реза Азери Шахрзайи, Техран, 1378; см.: «Хеят-е Фовгаладе-йе Гафгфзий-йе». Эснад ва гарададха-йи хеят-е эзамиййе-йе Иран бе Гафгаз тахт-е сярпорести Сейид Зияаддин Табатабаи (1337-1338 гямяри,1919-1920 молади). Техран, дяфтяр-е моталеат-е сияси ва бейняльмоляли, 352 с.

Mərkəz-e esnad və tarix-e diplomasi. Be kuşeş Rza Azəri Şəhrzayi,

آذری شهرضائی، رضا، هیئت فوق العاده قفقازیه، اسناد و مذاکرات و قراردادهای هیئت اعزامی  ایران به قفقاز تحت سرپرستی سید ضیاءالدین طباطباعی، 1338-1337 (1920-1919م)، مرکز اسناد و تاریخ دیپلماسی، دفتر مطالعات سیاسی و بین المللی، تهران، وزارت امور خارجه 1379،352 ص.

  1. Зохраванд А. Аввалин сафир-е Джумхури-йе Демократик-е Азярбайджан дяр иран (1918-1920), фясльнаме-йи тарих-е рявабе-те харидж, няшрийе-йе аснад ва тарих-е дипломаси. Вазарат-е омур-е хариджи-йе Джумхури-йе Эслами-йе Иран, сал-е доввом, шомаре-йе 3, табестан 1379, Тегеран.
  2.  Каве Баят. Туфан бяр фяраз-е Гафгаз. Негахи бе монасебат-е мянтаге-йи Иран ва джумхурихайе Азербайджан, Арменистан ва Горджестан дяр довре-йи нохосте эстеглал 1918-1921. Мяркяз-е эснад ва тарих-е дипломаси. Техран, 1380, 458 с.

(بیات، کاوه، توفان بر فراز قفقاز، نگاه به مناسبات منطقه ای ایران و جمهوری آذربایجان، ارمنستان و گرجستان در دوره نخستین استقلال، 1921-1918، مرکز اسناد و تاریخ دیپلوماسی (وزارت امور خارجه)، تهران، وزارت امور خارجه، 1380، 458 ص.

Цена иранской разрядки, или опять каспийская нефть

Журналист Александр Бирман — о цене, которую приходится платить России за иранскую разрядку и сближение с Германией

Согласно распространенной версии, битва за Сталинград была критически важна главным образом потому, что от ее исхода зависело — получит или не получит Гитлер доступ к нефти Каспия или нет? Спустя 70 лет фактор черного золота, похоже, опять способствует тому, что город на Волге оказывается на линии фронта.

Но едва ли правы наблюдатели, которые объясняют произошедшее обидой Саудовской Аравии из-за того, что Россия предотвратила «зачистку» Сирии. Да, саудиты активно продвигают ваххабизм и отнюдь не только на уровне внутриисламских теоретических штудий. Да, режим Асада был для дома Сауда промежуточной целью. И даже отчетливо просматривающийся за Дамаском Тегеран, если не принимать во внимание суннитско-шиитские разногласия, вряд ли может считаться финальным призом в этой игре.

Абсолютное доминирование на мировом рынке энергоносителей — вот, пожалуй, главное, что беспокоит Эр-Рияд.

Понятно, что с этой точки зрения Россия тоже представляет немалую геоэкономическую угрозу для нефтяных шейхов. Но сейчас эта угроза гораздо меньше, чем в середине нулевых, когда мы строили «энергетическую сверхдержаву», а о «сырьевом проклятии» говорилось далеко за пределами Кремля и Краснопресненской набережной. Теперь Владимир Путин на предновогодней встрече с членами правительства заявляет о наступлении того благоприятного момента, «о котором говорили еще с советских времен: вот какое бедствие свалилось на страну, у нас появилась нефть в большом количестве, и вся экономика расслабилась, не было необходимости трудиться, думать об инновациях, развиваться за счет внутренних других факторов».

А весь 2013 год к вящей радости отечественных неокейнсианцев министры экономического блока расписывали, в каких пропорциях и на какие проекты будут потрачены средства Фонда национального благосостояния (ФНБ). И, разумеется, речь идет вовсе не о финансировании очередных нефтегазовых триумфов. Скорее, если нефтедоллары ФНБ не осядут на офшорных счетах и коттеджных стройках, речь идет о трансформации России из «энергетической сверхдержавы» в инфраструктурную. И вполне возможно, без кавычек. А такой поворот, казалось бы, саудитов не то чтобы не должен был волновать, но даже вполне устраивал. Если бы не один существенный нюанс.

И здесь стоит вернуться к мирным инициативам прошедшего полугодия.

Точнее, к переговорам по иранскому ядерному досье. Хотя Россия предпринимала определенные дипломатические усилия для международной реабилитации Ирана, ключевую роль в прекращении этой холодной войны-2 сыграл все же Вашингтон, а не Москва. Поэтому, очевидно, раздосадованному таким развитием событий Эр-Рияду свое недовольство следовало бы демонстрировать Белому дому, а не Кремлю.

Но если руководствоваться не стремлением отомстить за принятие невыгодного решения, а желанием минимизировать его негативные последствия, направление саудовских асимметричных ответов может быть совсем иным.

В случае «распаковывания» Ирана добываемая им нефть пойдет на Запад вовсе не по трубам, которые еще надо проложить. На первых порах придется использовать танкеры и железную дорогу. Причем вариант танкеров выглядит достаточно рискованно из-за того, что Персидский залив патрулирует ВМФ Саудовской Аравии.

Остается железная дорога. И Россия в качестве транзитной страны.

К слову, не потому ли Германия, очевидно, заинтересованная в иранских энергоносителях, так активно добивалась помилования Михаила Ходорковского и, что немаловажно, была услышана? Для создания оси Берлин-Москва-Тегеран нужно, чтобы ни у кого из потенциальных ее участников такой альянс не вызывал морального дискомфорта.

Но, не исключено, что планы самой успешной и наиболее нуждающейся в ресурсах европейской державы были просчитаны руководителями тех стран, кто располагается намного южнее границ Старого Света.

И, похоже, в жизни города, занимающего стратегически важное место в паутине российских железнодорожных и прочих магистралей, стремление Германии получить доступ к каспийской нефти опять сыграло роковую роль.

30 декабря 2013 | Александр Бирман

Источник - izvestia.ru
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1389080580

Политический вес государства определяется мощью его вооруженных сил

Политологи утверждают, что политический вес государства, в первую очередь, определяется мощью его вооруженных сил, которую невозможно обрести без развитой экономики и политического единства населения. Ни она страна не может претендовать на роль регионального лидера, не имея современной, мобильной армии. Поэтому так востребована азербайджанской общественностью информация о процессах, происходящих в вооруженных силах страны. Тем более, если эта информация получена, как говорится, из самых компетентных источников.

Беседу о нынешнем этапе строительства Вооруженных Сил Азербайджана между главным экспертом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексеем Синицыным и представителем Министерства Обороны АР, генерал-майором Александром Васяком.

Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:

- Многие уверены, что с назначением на пост Министра обороны генерал-полковника Закира Гасанова в Азербайджане началось, как сейчас принято говорить, фактическое «переформатирование» Вооруженных Сил, которое затрагивает целый комплекс проблем — от кадровых перестановок до серьезной коррекции самой военной реформы. Очевидно, что эта работа должна привести к качественным изменениям во всех армейских структурах. Однако те страны, где не было естественной преемственности смены военного руководства — например, Россия — весьма болезненно переживают процесс обновления вооруженных сил, хотя бы потому, что сразу обнаруживается масса «узких мест» в самой оборонной политике государства. Поэтому закономерны вопросы: Какие наиболее сложные проблемы ждут своего немедленного разрешения? Сколько времени отводит военное руководство на кардинальные изменения в Вооруженных Силах АР? Не приведут ли они на первых этапах к некоторому снижению уровня боеготовности азербайджанской армии?

Александр Васяк, генерал-майор, представитель Министерства Обороны АР:

- Начну с последнего. Уровень боеготовности, боеспособности и боевых возможностей уже вырос, что отмечается не только военно-политическим руководством Азербайджана, но и самими командирами и начальниками в войсках, на местах оценки всех этих показателей. Понятно, что я не могу раскрывать содержание проведенных мероприятий, но по тому чувству уверенности должностных лиц в собственных силах и состоянию готовности к выполнению поставленных им задач, могу ответственно заявить о существенном улучшении уровня боеготовности и боеспособности. Общественность, кстати, почему-то не заметила, что ЧП с гибелью личного состава прекратились (тьфу-тьфу, чтоб не сглазить), стало меньше нарушений воинской дисциплины и порядка. Разве это не свидетельствует об оздоровлении обстановки и начавшихся изменениях? Сказать конкретно о сроках, отведенных на кардинальные изменения в Вооруженных Силах, я не могу, да это и невозможно. Изменения есть, идут и будут продолжены. Это необратимый процесс и он, во-первых, начинается, прежде всего, с изменения психологии людей носящих военную форму, занимающихся сегодня не на словах, а на деле военной реформой и созданием ВС нового типа. Это — командиры, которые не бояться брать на себя ответственность за принятие обоснованных решений и добиваются успешного их выполнения. А во-вторых — продолжается модернизация вооружения и техники, оптимизация оргштатной структуры, организация интенсивной боевой подготовки, соцзащита, наведение дисциплины и порядка и пр. Заметить правильность и хороший темп изменений очень легко — по реакции армянских СМИ, которые в последние месяцы (с началом изменений в нашей армии) ведут себя очень сдержано. А одной из основных проблем, стоящих перед нашей армией на данном этапе — добиться подавляющего превосходства над противником и обеспечить гарантированное выполнение поставленных Президентом АР задач по обеспечению национальной безопасности, суверенитета и территориальной целостности страны, именно сейчас начали вплотную заниматься профессионально подготовленные люди. Проще говоря — время болтовни и «показухи» закончилось, наступило время перемен, работы и реальных результатов. Известный постулат — «работу не обманешь» начинает воплощаться в действительные успехи.

Алексей Синицын: - Общественность привычно судит о боеготовности вооруженных сил, прежде всего, по поставкам в армию современной военной техники и вооружений. Недавно израильский МИД подтвердил, что прошлогоднее соглашение о поставках оружия на сумму 1,5 млрд долларов США остается в силе и его реализации никто не препятствует. Так же успешно развивалось военно-техническое сотрудничество Азербайджана с Россией, поставившей Баку военной продукции на сумму почти в 4 миллиарда долларов. Продолжится ли политика серьезных закупок иностранной военной техники или азербайджанские Вооруженные Силы ей достаточно насыщены? Если импорт вооружений будет продолжаться, то, хотелось бы узнать, по каким направлением этот процесс будет происходить. Или Азербайджан будет опираться на собственное военное производство?

Александр Васяк: - Я не буду комментировать принятие решений о поставках в армию военной техники и вооружения и реализации вопросов военно-технического сотрудничества. Но убеждён, и все мы это воочию увидим, что политика серьёзных закупок самых современных образцов вооружения и техники — не одноразовая акция, а продумана, взвешена, одобрена Президентом. Армия получит всё, что потребуется для её оснащения, тем более, что выбор делают профессионалы. Азербайджан будет наращивать и собственное производство, мы постепенно будем переходить на отечественную продукцию, особенно по образцам массово востребованным армией в процессе обучения и прохождения службы. ВПК Азербайджана совсем недавно создан и только набирает темпы и обороты развития.

Алексей Синицын: Несмотря на явные подвижки в карабахском переговорном процессе, никто не исключает возможность силового сценария разрешения проблемы Нагорного Карабаха. В военном экспертном сообществе Армении до сих пор говорят о возможности «нанесения превентивного удара по Азербайджану». Каков реальный боевой потенциал армянских ВС, если исключить почти ритуальные заклинания армянской стороны о «высочайшем боевом духе армянского солдата»? В чем Вам видятся преимущества азербайджанской армии и насколько они неоспоримы?

Александр Васяк: - Я уже высказывался по вопросу боевых возможностей противника и «аналитических статей» некоторых доморощенных экспертов. В этой связи хотелось бы, к уже однажды мною данной вашему порталу оценке о НЕВОЗМОЖНОСТИ армянской армии нанести превентивный удар (а чем наносить?), добавить следующее: не надо попадаться на удочку армагитпропа, который вооружение и технику 102-ой базы России включает в «свой потенциал» для нанесения ударов по Азербайджану. Смею вас заверить, что мощные средства поражения 102-ой базы не будут применяться в Карабахском конфликте. Теперь давайте считать и смотреть, что, как говорится, в «сухом остатке» по нанесению превентивного удара по Азербайджану: целых два(!) Су-24, восемь единиц реактивных машин залпового огня китайского производства WМ-80, 70-х годов выпуска прошлого века, комплекс 9К72 Р-17 (больше известный как «Скад Б»), способный наносить неточные удары, оперативно-тактический ракетный комплекс «Точка У» (с сомнительной информацией о его боеготовности) с дальностью стрельбы до 120 км. Есть ещё Миг-29-тые, но они в расчёт не входят, т.к. не предназначены для нанесения ударов. Таким образом, обсуждать возможность нанесения противником превентивного удара по Азербайджану не имеет здравого смысла. На этом фоне преимущества Азербайджанских ВС действительно неоспоримы и нет нужды приводить количественные показатели соотношения сил и средств. Надеюсь, уже в течение 2014 года преимущество нашей армии будет наглядно продемонстрировано на учениях, стрельбах и др. мероприятиях оперативной и боевой подготовки.
источник : http://www.aze.az/news_azerbayjanskaya_armiya_ee_99827.html

Характер взаимосвязи интеграция и этнокультурной идентификации в Азербайджане

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн информационно-аналитического центра «Этноглобус», редактор русского раздела http://www.turkishnews.com

 

(Выступление на конференции «Альтернативы регионального развития», Шабунинские чтения, 11-12 октября 2013 г., г.Волгоград)

 

Распад Советского Союза, затем начало глобализации создала новую этнопсихологическую обстановку для осознания самоидентификации.

 

Советская политика, нацеленная на формирование сознания советского человека, стирающая этничность и религиозность, в одночасье окрасил в самые радикально яркие цвета эти факторы самоидентификации.

 

Первые годы создания новых независимых государств, в Азербайджане политический национализм шел параллельно с этническим национализмом, в том числе многочисленного, основного тюркского этноса. С укреплением государства национализм азербайджанских тюрков снизился, параллельно снижая этнический национализм не основных этносов, населяющих страну.

 

Но при этом этническая самоидентификация среди граждан Азербайджана называющими себя «азербайджанцами» и  гражданами, называющими себя «тюрками» ,«лезгинами», «аварцами», «талышами», идет параллельно.  Но при этом в массовом сознании отсутствует агрессия, абсолютизм в самоидентификации. Но также понимание определения «азербайджанец» как политическая или государственная нация тоже слаба.

 

Например, сложно, порой невозможно объяснить азербайджанскому тюрку, все еще сохранившего в себе формат советского определения «азербайджанец», что лезгин, талыш, еврей, проживающий в Азербайджане тоже «азербайджанец». Также ревностный лезгин, талыш, аварец не хочет признать себя азербайджанцем, так как опять-таки согласно советскому формату, считает это определение элементом, отводящим его самоидентификацию на второй план.

 

Подобный подход к названию «азербайджанец» имеет место среди этносов, не имеющих своего государства. Глубоко в подсознании за этим скрывается инстинкт самосохранении на фоне глобализации, когда идет процесс интеграции и слияния культурных ценностей.

 

Так называемая «арабская весна» вновь оголила этнические и религиозные чувства. Исследования, также собственные полевые работы показывают, что при данном международном вызове, в Азербайджане религиозное самовыражение и самоидентификация превалирует над этнической, порой смешивая их.

Но рост этнического самосознания строится на мифологизации истории, поиски исторических личностей среди представителей своего этноса. (1)

 

Азербайджан, участвуя в транснациональных и региональных проектах, ускоряет процесс вовлечения в процесс глобализации и обратную ее сторону – локализацию. Локализация развивает региональное и местное самосознание. В итоге как глобализация, также локализация выступает в роли катализатора этнической мобилизации. (2)

 

В описанном формате идентификации предлагается новое мышление и идентификация — евразийство. Этот формат мышления нов для азербайджанского общества. Часть страны входит в европейское, азиатское географическое пространство. Одна из двух сел , расположенных рядом согласно этому разделу могут оказаться в Европе и Азии. Кем считают себя жители этих сел? Они скорее всего назовут название своего села, потом свою этничность, в зависимости от того где находится это село или политическую нацию- азербайджанец, потом религиозную принадлежность – мусульмане. Но европеец он или азиат его вовсе не волнует.

 

Воспринимают же азербайджанцев за пределами своей страны как восточных людей, мусульманами. И так представляя нашему общественному сознанию новый формат мышления, нам нужно определиться и объяснить с какой целью это делается. Если все еще идут дебаты вокруг этнической принадлежности и политической нации, то  те, кто не желает себя считать нацией, а остается в своем этническом доме, предложить евразийскую самоидентификацию.

 

Евразийская идея Льва Гумилева  была перенесена на политическую плоскость и превратилась в ведущее звено внешней политики России и стала фактически новым форматом для объединения евразийской географии. То есть идея евразийской идентификации  проявила себя на политической  плоскости. В таком случае евразийство будет диктоваться сверху, если политически власти страны решать присоединиться к нему. Продиктованный сверху новый фактор интеграции или объединения, не  будет преподнесен как идеологическое составляющее, а будет означать нести только политико-географическое  название. То есть азербайджанцу не придется адаптироваться к новой идентификации.  В таком случае предложенная политическая идея евразийства не соперничает и не конфликтует этнической и национальной идентификацией, а является основой для культурной и экономической  интеграции.

С ростом экономического и политического статуса Азербайджана, национальная идентичность принимает новое качество. Теперь быть азербайджанцем престижно, равняется к примеру европеизированного восточного человека, мусульманина с современным мышлением. Азербайджанцы сейчас являются не только   трудовыми мигрантами, но также сами являются работодателями. Азербайджан начал принимать трудовых мигрантов из юга России, стран Азии, Ирана. Здесь особое место занимает участие Азербайджанского бизнеса и роль азербайджанца как работодателя на Юге России.

 

Здесь уместно рассмотреть привлеченность Азербайджана в экономику юга России, что несет за собой не только экономическую, но и культурную и общественную интеграцию.

 

Экономическое и политическое развитие Азербайджана отводит ему роль работодателя, что меняет отношение как самому государству, также  народу. Россия предоставила  иностранным частным и государственным кампаниям, в том числе азербайджанским инвесторам участвовать в развитии экономки юга России.

Южные границы России, граничащие двумя региональными государствами Азербайджан и Грузия, является стратегически важной опорной точкой России.  Для создания мира на юге страны, федеральный центр наряду с оперативными мероприятиями проводит экономические реформы, которые должны служить появлению новых рабочих мест, росту социальных условий населения и сокращения миграции.

Но при этом, учитывая стремления иностранных мироразделяющих сил отделить юг страны, в том числе Северный Кавказ от России Кремль настороженно относится к иностранным инвесторам, не допуская их в экономику региона.

При этом отсутствие геополитических амбиций на Северном Кавказе и нежелание стать инструментом чужих игр в регионе превращает Азербайджан в удачный и доверенный источник капиталовложения в экономику юга России.  Этому способствуют многие факторы, в том числе  экономический потенциал, схожесть ментальных особенностей, природная инфраструктура, крупный рынок и.т.д.

Договор, о государственной границе  подписанный в 2010 году между Баку  и Москвой сопутствовал открытию северокавказского экономического поля  для азербайджанского бизнеса.

 

Летом 2011 г. в Баку для обсуждения этой темы приезжал заместитель Председателя Правительства России, специальный представитель Президента России в Северокавказском Федеральном Округе (СКФО) А.Г.Хлопонин во главе делегации руководителей всех северокавказских республик. Сразу же после этого министр экономического развития Азербайджана Ш.Мустафаев посетил семь республик Северного Кавказа, состоялись бизнес форумы, встречи бизнесменов.(3)

 

Уделяя особое внимание к экономическому сотрудничеству с Азербайджаном, полпредство президента России в СКФО создаёт специальный совет для контроля над исполнением решений, касающихся субъектов федерации в регионе, также планирует открытие представительства полпреда СКФО в Азербайджане.

 

Как выразился заместитель полпреда в СКФО Сергей Субботин «Перед руководителями СКФО поставлена задача развития отношений с Азербайджаном, и уже пришло время для контроля эффективности поставленных задач. Эффективное решение всех задач зависит в первую очередь от эффективного контроля».(4)

 

Участие азербайджанского бизнеса особо чувствуется в крупном Ставропольском и Краснодарском регионах России. Например, по итогам 2009 года Азербайджан занял 3 место по объему внешней торговли со Ставропольским краем –  $ 123,3 млн. США, что составляет 8,7% от всего внешнеторгового оборота края, а товарооборот с  Краснодарским краем – $ 71,4 млн.  США.

Национальная компания «Azersun Holding» в 2010 году сдала в эксплуатацию чаеразвесочную фабрику в городе Белореченске (Краснодарский край) с общим объемом более $ 3 млн. США и приступила к строительству консервного завода на аналогичную сумму. Всего упомянутая компания инвестировала в развитие инфраструктуры Краснодарского края $ 22 млн. США.

Азербайджанская компания «Матанат-А» в сентябре 2011 года приступило к строительству завода стройматериалов в Успенском районе Краснодарского края (проект стоимостью 30 млн. евро).

В начале июня этого года а Волгограде в рамках четвертого форума «Россия-Азербайджан: межрегиональный диалог-2013» действовала деловая выставка, где российские регионы и Азербайджан представили продукцию промышленных и перерабатывающих предприятий. В экспозиции приняли участие более 40 товаропроизводителей региона, в том числе заводы «Волгограднефтемаш», «ВЗБТ», «Царицынская объединенная мануфактура», «Волжский абразивный завод», «Камышинский текстиль», «Пивоварь», «Конфил», «Сады Придонья», «Царь-продукт» и другие производства.

По словам министра экономики, внешнеэкономических связей и инвестиций Эльвиры Лагутиной, Азербайджан сегодня является одним из крупнейших контрагентов Волгоградского региона. В настоящее время на территории области работают 10 предприятий с участием азербайджанского капитала, растет товарооборот с этой республикой — по итогам 2012 года он превысил 140 миллионов долларов.

— Азербайджан проявляет интерес к волгоградскому АПК, автобусному производству, продукции химических и других предприятий, есть также перспективы и в реализации совместных инвестиционных проектов, в частности по строительству гостиниц и созданию площадок в области сельхозпереработки. Азербайджан также закупил завод буровой техники в Волгограде. (5)

Федеральный центр весьма заинтересованный в развитии региона создает максимальные условия для капиталовложения.

«В округе применяются самые передовые инструменты стимулирования инвестиций и развития – государственные гарантии, а также страхование инвестиций, не существующее больше ни в одном регионе России. Создана Корпорация развития Северного Кавказа», — сказал полномочный представитель президента России в СКФО А.Хлопонин, приглашая азербайджанских инвесторов в регион. (6)

Здесь нужно отметить необходимость создания зоны свободной торговли в регионе, что должно упразднить перемещение между Азербайджаном и Россией, способствовать взаимовыгодной торговли и сближению и более тесных контактов общественности двух стран, привлечь азербайджанских инвесторов. Это также должно сопровождаться   созданию условий для  трудовой миграции между Азербайджаном и в южных регионах России.

Российская сторона старается вывести экономические отношения между Азербайджаном и СКФО из рамок торговых связей, в сторону  развития промышленности и современных технологий и инноваций.  Примечательно, что чему свидетельствуют вышеприведенные примеры, участием азербайджанского бизнеса на юге России серьезно заинтересованы в Москве.

 

 

 

Источники:

1.http://azerizv.az/news/a-6069.html

2.www. ethnoglobus.az

3. http://www.expertsm.com/ru/useful-information/news

4. Fineko/abc.az.

5. http://infokam.su/n12105.html

 

6. Fineko/abc.az.

 

Израиль очень ценит дружбу и поддержку страны, находящейся по соседству с Ираном

13 ноября в Израиль прибыл председатель комиссии Милли Меджлиса по международным делам г-н Самед Сеидов. Его визит походит в рамках мероприятий ко Дню Независимости Азербайджана, организованных международной ассоциацией Израиль-Азербайджан «АзИз» при поддержке фонда Гейдара Алиева и МИДа Израиля.
В этот же день высокий гость в сопровождении генерального директора «АзИз» Льва Спивака и члена правления ассоциации, адвоката Иланы Лайтман, посетил Кнессет, где был принят на самом высоком уровне.
Первым азербайджанского парламентария принял Амнон Коэн председатель межпарламентской комиссии Израиль-Азербайджан, депутат Кнессета от ультра-религиозной партии «ШАС». На встрече обсуждались вопросы межпарламентских взаимоотношений. Была достигнута договорённость о продвижении идеи взаимных визитов парламентариев.
После завершения беседы Амнон Коэн лично проводил своего гостя на приём к спикеру Кнессета Юлию Эдельштейну, депутату от правящей партии «Ликуд». Г-н Эдельштейн оказал г-ну Сиидову очень радушный приём и попросил передать самые наилучшие пожелания своему азербайджанскому  коллеге спикеру Милли Меджлиса Октаю Асадову, а также его поздравления президенту Ильхаму Алиеву в связи с его переизбранием на новый срок. Далее парламентарии перешли к обсуждению возможности совместной работы парламентов двух стран в международных организациях, таких как Евросоюз, Европарламент. Такое сотрудничество было бы очень полезно в ряде ситуаций, ярким примером которых стал принятый Евросоюзом закон о запрете обрезания.
Затем г-н Сеидов был приглашён в канцелярию премьер-министра, где был принят главой правительства Израиля Биньямином Нетаниягу. Г-н Нетаниягу был очень рад визиту в Израиль азербайджанского парламентария такого высокого уровня.
- Ваш визит в Израиль ещё раз доказывает, — сказал г-н Нетаниягу, — что отношения между нашими странами развиваются в правильном направлении.
Премьер-министр выразил надежду на то, что обе стороны приложат максимум усилий к дальнейшей интенсификации этих отношений и к развитию многостороннего взаимовыгодного сотрудничества.
Завершающим аккордом стала встреча с руководителем парламентской фракции от крайне правой сионистской партии «Еврейский дом», вице-спикером парламента, г-ном Сукраном. Он был очень рад знакомству с представителем парламента дружественной страны, и особо подчеркнул, что Израиль очень ценит дружбу и поддержку страны, находящейся по соседству с Ираном.
После завершения всех встреч азербайджанский гость совершил традиционную экскурсию по зданию Кнессета и посетил знаменитый парадный зал парламента, оформленный гобеленами самого известного еврейского художника всех времён Марка Шагала.

пресс=служба «АзИз»

 


 

Благодаря Российской и Оттоманской империй было образовано армянское государство

Эльдар Аббасов (Москва) — кандидат исторических наук

23 октября 2011 года на сайте ИА REGNUM была опубликована реакция парламентского функционера из Нагорного Карабаха Ваграма Атанесяна «Армяне ожидали от большевиков выполнения обязательств» на статью Яны Вернер «Армения должна быть век благодарна России за Московский договор 1921 года». Поводом для заочной дискуссии послужила серия статей доктора исторических наук, профессора Бакинского государственного университета Джамиля Гасанлы »Российско-турецкая конференция в Москве 1921 года: известные и неизвестные страницы». Признаться, ожидалось, что в полемику с хорошо известным в мире азербайджанским ученым вступят коллеги с армянской стороны с адекватной интеллектуальной и научной подготовкой, а не дилетанты. Касательно развернувшейся дискуссии между Яной Вернер и Ваграмом Атанесяном вокруг роли Советской России в создании и сохранении армянской государственности на Кавказе, хочется обратиться к одному немаловажному факту: на самом деле 10 августа 1920 года между РСФСР и Республикой Армения (к тому времени еще дашнакской, как помнит читатель) был подписан не договор, как об этом пишет г-н Атанесян, а всего лишь соглашение. А теперь призываю взглянуть на сам текст этого документа, который приводится со ссылкой, подчеркиваю, на армянские источники:

 

СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ РЕСПУБЛИКОЙ АРМЕНИЯ И РСФСР О МИРЕ

10 августа 1920 г.

1920 г. августа 10-го дня РСФСР в лице полномочного представителя Б.В. Леграна, с одной стороны, и представителей Республики Армения А. Джамаляна и А. Бабаляна, с другой стороны, исходя из признания независимости и полной самостоятельности Республики Армения, заключили настоящее соглашение в следующем:

1. С 12 час. дня 10 августа 1920 года военные действия между войсками РСФСР и Республики Армения считаются прекращенными.

Примечание: военные действия, могущие произойти после указанного срока вследствие отсутствия связи или других технических препятствий, не должны повлечь за собой никаких последствий, противоречащих какому-либо пункту сего договора.

2. Войска Республики Армения занимают следующую линию: Шахтахты-Хок-Азнабюрт-Султанбек и далее линию севернее Куки и западнее Базарчая (Базаркенд). В Казахском же уезде — линию, занимаемую ими 30 июля с.г.

Войсками РСФСР занимаются спорные области: Карабах, Зангезур и Нахичевань, за исключением полосы, определенной настоящим соглашением для расположения войск Республики Армения.

3. Занятие советскими войсками спорных территорий не предрешает вопрос о правах на эти территории Республики Армения или Азербайджанской Социалистической Советской Республики. Этим временным занятием РСФСР имеет в виду создать благоприятные условия для мирного разрешения территориальных споров между Арменией и Азербайджаном на тех основах, которые будут установлены мирным договором, имеющим быть заключенным между РСФСР и Республикой Армения в скорейшем будущем.

4. С прекращением военных действий договаривающиеся стороны прекращают концентрацию военных сил как в спорных, так и пограничных территориях.

5. Впредь до заключения договора между РСФСР и Республикой Армения эксплуатация железной дороги на участке Шахтахты-Джульфа предоставляется управлению железных дорог Армении, с тем, однако, что она не может быть использована для военных целей.

6. РСФСР гарантирует свободный пропуск (с оружием и снаряжением) в Армению всех войсковых частей правительства Армении, оказавшихся за линией, занимаемой советскими войсками.

Настоящее соглашение подписывается в двух экземплярах, из коих один вручается представителям Республики Армения, другой — полномочному представителю РСФСР.

Полномочный представитель РСФСР в Армении Б. В. ЛЕГРАН

Делегаты Республики Армения А. БАБАЛЯН, А. ДЖАМАЛЯН

Центральный Государственный Исторический Архив РА, ф. 200, оп. 1, д. 581, л. 262. Заверенная копия. Машинопись. Опубликовано в журнале «Вестник архивов Армении», 1967, N3, док. 17, с. 46.

Не возникает ли вопрос: почему 10 августа 1920 года Советская Россия не стала подписывать с дашнакской Арменией договор (выделено здесь и далее мной — Э.А.), а оформила с ней лишь соглашение? Секрет прост: волею случая именно в этот день в юго-восточных предместьях Парижа в коммуне Севр державы-победители в Первой мировой войне подписывали договор с потерпевшей поражение Высокой Портой, который, как известно, предусматривал создание на развалинах некогда великой Оттоманской империи, в том числе, и Армянского государства. Советская Россия внимательно следила за перипетиями в Севре и отдавала себе отчет, что этот договор направлен на усиление влияния Англии на Южном Кавказе. Это обстоятельство подстегивало большевистскую Россию действовать оперативно с целью, во-первых, создать противоположный центр притяжения для Армении, и, во-вторых, придать легитимность вводу Красной Армии в Нахичевань, Зангезур и Нагорный Карабах. На эти территории с преобладающим азербайджанским населением, которые входили в состав Азербайджанской Демократической Республики, по праву претендовал Советский Азербайджан. Советская позиция касательно подписания вышеупомянутого соглашения была четко изложена в срочной телеграмме наркоминдела Г.Чичерина на имя главы дипломатического и военного представительства РСФСР при ангорском правительстве Ш.Элиавы: «Договор десятого августа есть максимум достижимого. Заключить его было для нас необходимо. Предоставление же Армении пользоваться железными дорогами было по заявлению Леграна необходимым условием, без которого невозможно было заключить договор и добиться признания оккупации нами Нахичевани» (Срочная дипломатическая депеша Г.Чичерина Ш.Элиаве. 24.09.1920 // АВП РФ, ф.04, оп.39, п.232, д.52987, л.37)

Как видно из текста соглашения от 10 августа 1920 года, сам договор предполагалось подписать позднее. Однако этого не произошло. И помешало этому авантюрное решение одурманенного Севрским договором дашнакского правительства Армении, объявившего 24 сентября 1920 года при подстрекательстве Англии войну кемалистской Турции. Эта скоротечная война, как известно, завершилась для Армении разгромным поражением и полной катастрофой. По сути, дашнаки сами перечеркнули достигнутое с большевиками соглашение и перспективы его развития до уровня всеобъемлющего договора. Все последующие месяцы после установления Советской власти в Армении и до заключения Московского договора от 16 марта 1921 г. политическому руководству РСФСР и в первую очередь наркоминделу Г.Чичерину пришлось приложить немало усилий, чтобы выправлять ситуацию, в которую своей необдуманной и авантюрной политикой дашнакское правительство загнало Армению и армянский народ. Складывается впечатление, что г-ну Атанесяну неизвестны не только многочисленные исследования собственно армянских, а также российских историков, но и программный труд одного из отцов-основателей Армянской Республики Ованеса Качазнуни «Дашнакцютун больше нечего делать». Вполне уместно в связи с этим процитировать бывшего премьер-министра дашнакского правительства Армении: «Горько жаловаться на злую судьбу и находить вне нас причину нашего несчастья — это одна из характерных черт нашей национальной психологии, которой не избегла и партия Дашнакцутюн. В убеждении, что русские подло поступили с нами, как будто заключалось особое утешение (в дальнейшем должна была наступить очередь французов, американцев, англичан, грузин, большевиков — словом, всего мира)». (Ованес Качазнуни. «Дашнакцютун больше нечего делать». Тифлис, 1927, С.15). Г-н Атанесян, к вам из глубины недавней истории обращены эти слова и после всего этого голословно обвинять Советскую Россию в том, что она не выполнила «взятых на себя договором с Республикой Армении от 10 августа 1920 года обязательств», на мой взгляд, не делает чести вам — известному в Нагорном Карабахе «парламентарию».

Региональное положение, сложившееся в то время на Кавказе, нельзя рассматривать в отрыве от общего геополитического контекста. Дело в том, что в то время между Антантой и Москвой шла упорная борьба за влияние на Восток, в том числе на Южный Кавказ. Союзники всячески пытались перетянуть Армению на свою сторону и подстрекали ее, как мы видели, на вступление в войну против Турции. В свою очередь, Советская Россия старалась не допустить военных действий между дашнакской Арменией и кемалистской Турцией. Об этом красноречиво свидетельствует письмо командующего Восточным фронтом Казыма Карабекир-паши бывшему военачальнику Оттоманской империи Халил-паше от 31 июля 1920 года (в те годы, как известно, действовало два параллельных турецких правительства — в Стамбуле и Анкаре — Э.А.): «Чичерин в своем письме на имя Великого Национального Собрания известил, что вопросы о границах между нами и Арменией будут разрешены при посредничестве Советской России. Из этого ответного письма товарища Чичерина я усмотрел его намек на то, что ему нежелательно, чтобы мы вступили в бой с дашнаками. То же самое, т.е. нежелание Советской России столкновения между нами и Арменией было сообщено Вами письмом от 4-го июля на имя Мустафа Кемаль паши; вот по этой причине я, не приступив к серьезной операции, обходился только оборонительными стычками» (Письмо К.Карабекир-паши Халил-паше. 31.07.1920 // РГАСПИ, ф.17, оп.84, д.104, л.22).

Наконец, возвращаясь к теме Александропольского договора, следует еще раз напомнить «карабахскому парламентарию», что соглашение от 10 августа 1920 года с РСФСР подписали именно дашнаки — те самые дашнаки, которые 2 декабря 1920 года собственноручно подписали с турками-кемалистами позорный и унизительный для Армении Александропольский договор. Те самые дашнаки, которые после февральского мятежа и реставрации дашнакского правительства в Эривани были даже в полушаге от его ратификации. По утверждению турецкого историка Нурджан Токсай, дело дошло до того, что новый министр обороны в правительстве дашнаков неожиданно и тайно явился в Ыгдыр, где заключил с турками секретное соглашение, по которому правительство Анкары обязалось обеспечить правительство дашнаков оружием и припасами в обмен на ратификацию договора (Nurcan Toksoy. Revan’da Son Günler. Türk Yönetiminden Ermeni Yönetimine. Ankara, 2007, S.319).

Не вступая в полемику с г-ном Атанесяном, хочется лишь завершить констатацией на основе только фактов, а не эмоций и философских измышлений: именно благодаря великому русскому народу и не менее великому турецкому народу на стыке Российской и Оттоманской империй было образовано нынешнее армянское государство.



Подробности:

http://regnum.ru/news/1460390.html#ixzz2leK5IWiK

Армении грех жаловаться

Эльдар Аббасов — кандидат исторических наук (Баку)

С июля ИА REGNUM размещало на своем сайте серию статей известного азербайджанского историка профессора, доктора исторических наук Джамиля Гасанлы, в которых автор, с присущей ему скрупулезностью и, опираясь на уникальные документы из выявленных из архивов России, США, Франции, Азербайджана, Грузии и даже Армении (кстати, большинство этих документов вводились в научный оборот впервые), исследовал различные аспекты исторических событий на Южном Кавказе, среди которых главное место отводилось анализу истоков территориального конфликта между Азербайджаном и Арменией. Любопытно, что до сих пор из многочисленной армии армянских историков никто по существу так и не вступил в серьезную полемику с Дж.Гасанлы и не пытался оспаривать аргументы и научные выводы этого ученого с мировым именем.

И вот, наконец, 13 сентября 2011 года на сайте ИА REGNUM появилась статья «Проект «Азербайджан» и турецкая политика геноцида» доктора исторических наук, директора Музея-института геноцида армян Национальной академии Республики Армения Гайка Демояна (http://regnum.ru/news/1444876.html). Регалии г-на Г.Демояна и первая фраза первого абзаца его публикации предвещали, что против Дж.Гасанлы выдвинута «тяжелая артиллерия». Приводим ее с сохранением здесь и далее стилистики автора: «Ознакомившись с полемикой на сайте ИА REGNUM, в частности, с публикациями азербайджанских авторов, хотелось подключиться к дискуссии и предъявить те «проигнорированные» архивные документы, которые помогут выявить ту самую «историческую истину», о котором говорил профессор Джамиль Гасанлы». Однако этого многообещающего пафоса хватило лишь для вступительной фразы, так как после второго же абзаца сомнения напрочь рассеялись и стало ясно, что «гора родила мышь».

Вместо статьи, претендующей на «академическую дискуссию», читателям предложили очередной выплеск пещерной ненависти к туркам и азербайджанцам, разбавленный давно набившим оскомину «теорией» армянских историков об «искусственно созданном» Азербайджане. Примечательно, что делая ставку на этот псевдонаучный постулат своих коллег по цеху, г-н Демоян словно опережая оппонентов, предостерегает их «от ксенофобских умозаключений и вывешивания ярлыков, не уместных в академической дискуссии». Что ж, призыв уместен, только сперва «не лучше ль, кума, на себя оборотиться?» Если же набраться терпения и дочитать этот опус до конца, то приходишь к однозначному выводу: статья г-на Г.Демоняна не вписывается в рамки академической дискуссии и далека от научности, в ней не содержится научной новизны; к тому же читатель так и не найдет анонсированные автором «проигнорированные» архивные документы. Зато для подкрепления своего человеконенавистнического отношения к Азербайджану и Турции автор искусно жонглирует вырванными из контекста фразами из монографий, опубликованных не только на русском, а также на английском и турецком языках, дабы предстать перед читателями эдаким полиглотом и удивить их своим «интеллектом».

Свое «исследование» новейшей истории Кавказа автор начинает с «показаний турецкого военачальника Салих паши», взятого в плен ни много, ни мало «армянскими войсками в Карабахе в ходе неудачной для турецких войск кампании весной 1725 года». В довершение всего, плененный высокопоставленный турок признался, что это «Султан приказал уничтожить в этих странах армян и персиян». Уцепившись за этот «неопровержимый» факт, Г.Демоян приходит к умозаключению, что приказ Султана от 1725 года — точка отсчета «эволюции появления предпосылок геноцида». Вот такой «проигнорированный» азербайджанским историком Дж.Гасанлы архивный документ предъявляет читателям Г.Демоян и одним этим пассажем вводит своих читателей в заблуждение о существовании в начале XVIII века некоего Армянского государства, в границы которого входил и Карабах. До непосвященного читателя доводится заведомая ложь о том, что турки с целью уничтожения армян будто напали на Армению, и «маленький, но гордый» Хайастан нанес в 1725 году сокрушительный удар всесильной в те времена Оттоманской империи, а армянские войска взяли в плен самого военачальника Салих-пашу не где-нибудь, а в самом Карабахе.

Теперь обратимся к реальной картине. Известно, что вся территория южного и части северного Кавказа до начала XVIII века входила в состав Персидской империи. В начале XVIII века в силу ослабления Сефевидского правления в 1722 году афганские племена во главе с Махмудом двинулись в столицу империи — Исфахан и свергли последнего Сефевидского шаха — Хусейн-шаха, который, как известно, в 1716 году назначил Вахтанга IV, принявшего ислам, царем Картли. Между тем Вахтанг IV вступил в тайную связь с Петром I и обещал ему всяческую поддержку в случае похода на Персию. Он собрал из христианского населения Персидской империи, то есть из грузин и армян войско численностью до 40 тыс. Пользуясь слабостью и неразберихой в Персии Петр I летом 1722 года решил совершить поход на западное побережье Каспийского моря с целью овладеть Каспием, чтобы расширить южные рубежи России. 18 июля 1722 года вся русская флотилия численностью 274 корабля под начальством генерал-адмирала графа Апраксина (во главе авангарда был сам Петр I) вышла в море и 23 августа овладела крепостью Дербент. Из-за сильного шторма, который потопил почти все суда с продовольствием, Петр I решил оставить небольшой гарнизон в городе и вернуться с основными силами в Астрахань для подготовки нового похода.

Летом 1723 года Петр I предпринял второй поход на юг и овладел Баку. Успех русских на севере Персидской империи вынудил султана Оттоманской империи Ахмета III выдвинуть свои войска на Закавказье. 9 июля 1723 года турки, без труда взяв Гори и Тифлис, начали двигаться в направлении запада Персии. Успехи русских с севера и вторжение турецких войск с запада вынудила Персию заключить с Россией 12 сентября 1723 года в Петербурге мирный договор, по которому южное и западное побережья Каспия с Дербентом, Баку и Гияном переходили к России.

Тем временем турки продолжали военные действия на западе Персии, в результате которых заняли провинцию Лористан, города Керманшах, Эрделан, Хой, а крепость Эривань сдалась без боя. Россия решила договориться с Высокой Портой и гарантировать свои приобретения в результате походов 1722-1723 годов. 12 июня 1724 года в Константинополе между Россией и Высокой Портой был подписан договор, по которому Россия сохраняла за собой территории на западном и южном побережье Каспия, предусмотренные Петербургским мирным договором, а Оттоманской империи отходили Тифлис, Тебриз, Шемаха, Казвин и Эриванское ханство.

Эта история похода Петра I подробно описана в книге Г.А.Эзова «Сношение Петра I с армянским народом. Документы…», изданной в 1898 году в С.Петербурге. К тому же эту информацию читатель может без труда почерпнуть из любого популярного справочника по истории России и Турции или из интернета, и убедиться: не было и по определению не могло быть каких-либо военных действий между Оттоманской империей и Арменией в связи с отсутствием такого государства на геополитической арене.

Следующим «открытием» г-на Г.Демояна является его лживое утверждение о том, что после распада в мае 1918 года Закавказского сейма и провозглашения независимых государств — Азербайджана, Армении и Грузии «Азербайджан претендовал не только на территории, где мусульманское население составляло незначительное большинство, но и на области, населенные исключительно армянами и грузинами». Далее автор обращает внимание на интересный, с его точки зрения, факт, «что в тексте декларации о независимости Азербайджана лидеры кавказских мусульман не выступали от имени мусульманского населения или же азербайджанских тюрок, а только от имени народов Азербайджана». По мнению автора, «это существенная деталь, поскольку в момент провозглашения Азербайджанской республики на территориях, на которые претендовали кавказские тюрки не было единой титульной нации, а сами кавказские тюрки не составляли исключительного большинства местного населения».

Г.Демоян, поглощенный моноэтнической политикой армянских властей, а также зомбированный армянско-дашнакской идеологией исключительности собственной нации не понимает или не хочет понимать того факта, что отцы-основатели Азербайджанской Демократической Республики исходили не из узконациональных интересов только мусульман или азербайджанских тюрок южного Кавказа, а выступали также от имени малых народов и народностей, населяющих Азербайджан. Честь и хвала им! Что касается второй части его голословного утверждения о численности азербайджанских тюрок на тех территориях, на которые претендовал Азербайджан, возникает сомнение, что автор или не знаком с итогами Первой переписи населения в Российской империи, проведенной в январе 1897 г. или лукавит (скорее всего, так оно и есть), и тем самым заведомо вводит в заблуждение многотысячную аудиторию ИА REGNUM.

Напомним г-ну Демояну, что результаты Первой переписи населения в Российской империи вплоть до 1905 г. публиковались под редакцией Н.А.Тройницкого отдельными томами (по губерниям), а в наши дни выложены также на сайте Института демографии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Статистика — вещь упрямая: налицо очередное, и прямо скажем, преднамеренное искажение фактов со стороны радетеля исторической правды г-на Г.Демояна.

Провозглашая свою независимость, Азербайджан по праву претендовал на Бакинскую, Елизаветпольскую и часть Эриванской губернии, где азербайджанские тюрки составляли большинство населения. Итак, по данным Первой переписи населения в Бакинской губернии азербайджанские тюрки составляли 58,8% населения, таты — 10,8%, русские — 9,4%, армяне — 6,3%, кавказские горцы (лезгины, лакцы, авары, даргинцы) — 7,6%, талыши — 4,2%, евреи — 0,99%, немцы — 0,41% (См.: http://demoscope.ru/weekly/ssp/emp_lan_97_uezd.php?reg=319). В Елизаветпольской губернии разброс населения по национальному признаку был следующий: азербайджанские тюрки — 60,8%, армяне — 33,2%, русские — 2,03%, кавказские горцы (лезгины, лакцы, авары, даргинцы) — 2,6%, немцы — 0,36%, курды — 0,35%, таты — 0,20%. (См.: http://demoscope.ru/weekly/ssp/emp_lan_97_uezd.php?reg=372). Из семи уездов Эриванской губернии в четырех азербайджанские тюрки составляли большинство: в Нахичеванском уезде азербайджанские тюрки — 63,7%, армяне — 34,4%, в Сурмалинском уезде — 46,5% против 30,4%, в Шаруро-Даралагезском уезде — 67,4% против 27,1% и наконец, в самом Эриванском уезде азербайджанские тюрки составляли — 51,4% населения уезда, в то время как армяне — всего лишь 38,5%. (См.: http://demoscope.ru/weekly/ssp/emp_lan_97_uezd.php?reg=566) А в Закатальском округе (входил в состав Тифлиской губернии), на который кроме Азербайджана претендовала и Грузия — грузины составляли 14,71% населения, а азербайджанские тюрки — 34,37%. (См.: http://demoscope.ru/weekly/ssp/emp_lan_97_uezd.php?reg=551).

Особое место в статье г-н Г.Демоян отведено «анализу» «пренебрежительного отношения» Турции к Азербайджану после провозглашения его независимости в мае 1918 года. «С момента своего провозглашения, — пишет г-н Г.Демоян, — Азербайджан не представлял собой серьезного государственного образования и находился под плотным контролем турецких военных, несмотря на все протесты азербайджанских руководителей по поводу перманентных вмешательств турок во внутренние дела и пренебрежительного отношения к ним». Для подкрепления высказанного, автор приводит слова «крупного исследователя Кавказа», одного из лидеров белого движения генерала А.И.Деникина о том, что «все в Азербайджанской республике было искусственным, «не настоящим». Что ж, не будем полемизировать с почившим в Бозе уважаемым генералом насчет всего «искусственного» в Азербайджане, да обратимся к его описанию «неискусственной» Армении: «В первой половине июня (1918 года — Э.А.) Жордания и Рамишвили пригласили представителей Армянского совета для раздела между Грузией и Арменией по этническим признакам Борчалинского уезда. Но прибывших армянских делегатов встретил И.Церетели и от имени Грузинского совета заявил им, что все спорные территории (уезды Ахалкалакский, Казахский, Борчалинский и часть Александропольского) со смешанным грузино-армянским населением должны перейти к Грузии. Вождь некогда русской революционной демократии приводил такие мотивы: «Армяне после Батумского соглашения (проведенными грузинами) не могут составить сколько-нибудь жизнеспособного государства и им выгодно усилить Грузию, чтобы было на Кавказе сильное христианское государство, которое при поддержке немцев будет защищать и себя и армян» (Деникин А.И. Очерки русской смуты. Белое движение и борьба добровольческой армии. Май — октябрь 1918. М., 2002, С.86).

Уместно вспомнить и другой фрагмент воспоминаний генерала А.И.Деникина. Как известно, в момент провозглашения своей независимости столица Азербайджанской Демократической Республики — Баку находился в руках Бакинского Совета во главе с С.Шаумяном. В его подчинении находились и добровольные армянские отряды, воевавшие до подписания в марте 1918 года Брест-Литовского мирного договора между Советской Россией и Четверным союзом на Кавказском фронте против Оттоманской империи. Деникин пишет: «25 марта (1918 года — Э.А.) при помощи армянского полка, возвращавшегося из Персии через Баку, армяно-большевики захватили власть в городе. Переворот сопровождался неслыханными зверствами. В городе вырезан был целый мусульманский квартал… Армяне вырезали в Баку и Шемахе 10 тысяч татар (азербайджанцев — Э.А.). У власти стал совет, преимущественно из дашнакцанов, во главе с Шаумяном. (Деникин А.И. Очерки русской смуты. Белое движение и борьба добровольческой армии. Май — октябрь 1918. М., 2002, С.88).

4 июня 1918 года в Батуме от имени Оттоманского правительства министр юстиции Халил Ментеше и командующий Кавказским фронтом Вехиб-паша подписали со всеми тремя новоиспеченными государствами Закавказья — Азербайджаном, Арменией и Грузией «Договоры о мире и дружбы». В отличие от договоров, подписанных с Грузией и Арменией, в «Договор о мире и дружбы между императорским Оттоманским правительством и Азербайджанской республикой» была специальная — четвертая статья, которого гласила, что «Оттоманское правительство обязуется оказывать помощь вооруженной силой правительству Азербайджанской Республики, если таковая потребуется для обеспечения порядка и безопасности в стране.» В связи с этим американский историк-азербайджанист Тадеуш Свентоховский писал: «Каждое из трех государств заключило 4 июня с Турцией сепаратный договор «о мире и дружбе». В отличие от Армении, потерявшей четыре тысячи квадратных километров территории, или Грузии, вынужденно покидающей два района, в азербайджано-османском договоре слово «дружба» имело определенную реальную основу». (Swietochowski T. Russian Azerbaijan, 1905-1920. NY., 1985, P.69)

Сразу после подписания договора с Оттоманской империей азербайджанские делегаты в Батуме, опираясь на четвертую статью договора, просили оказать военную помощь Азербайджану, столица которого находилась в руках Бакинского Совета во главе с С.Шаумяном. Опираясь на дашнакские военные отряды, С.Шаумян планировал распространить советскую власть на регионы Азербайджана. В этих условиях военная помощь Оттоманской империи братскому азербайджанскому народу была нужна как никогда. Надеемся, что в отличие от армянских историков, никто не будет оспаривать, что военная помощь Азербайджану, предоставленная на основе специального приглашения и в соответствии с межгосударственным договором, не имеет ничего общего с иностранным военным вмешательством. Чтобы не вызывать раздражения у Германии, Энвер-паша решил отправить в Азербайджан своего сводного брата Нури-пашу для создания совместной с Азербайджаном армии. Созданная Нури-пашой «Кавказская исламская армия», состоящая из османской пятой пехотной дивизии и мусульманского национального корпуса под командованием генерала А.Шихлинского общей численностью 18 тыс. (из них шесть тысяч человек представляли турецкую регулярную армию, а двенадцать тысяч — азербайджанские национальные части) после серии героических боев 15 сентября 1918 года — в день завершения мусульманского поста и Курбан-байрама — победоносно вошла в Баку и обеспечила Азербайджанскому правительству переезд из Гянджи в Баку. Благодаря этому триумфу «Кавказской исламской армии» во главе с Нури-пашой, впервые азербайджанское население Баку почувствовало себя настоящим хозяином своего города. В этой связи основатель азербайджанского парламентаризма М.ЭРасулзаде писал: «После шестимесячной жизни полной страха, мусульманское население успокоилось. В святой день — праздник Курбан-байрама — Баку опять перешел к истинным владельцам». (Расулзаде М.Э. Азербайджанская Республика. Баку, 1990. С.42) Это событие, несомненно, явилось важным этапом в укреплении и развитии Азербайджанской государственности.

В вольной интерпретации Г.Демояну эти события происходили абсолютно по другому сценарию: «В мае 1918 года, потерпев поражение под Сардарапатом, турецкие войска двинулись в сторону Баку. Военный министр Османской империи Энвер-паша передал руководство турецкими войсками на кавказском театре войны двум своим родственникам — Халил-паше и Нури-паше. Турецкие генералы планировали пополнить свои потери в живой силе за счет местной мусульманской молодежи. Однако турецкие расчеты не оправдались по той простой причине, что у местного мусульманского населения отсутствовало восприятие идеи азербайджанской государственности, а Баку тем более не рассматривался в качестве столицы такого образования». Комментарии, как говорится, излишни.

Следует напомнить, что в своих публикациях на платформе ИА REGNUM профессор Джамиль Гасанлы на основе недавно рассекреченных архивных документов обнародовал до селе новые страницы истории советизации Армении, показывал читателем каким образом Советская Россия спасла Армению от исчезновения как такового, и, договорившись с ангорским правительством Кемаля Ататюрка добилась денонсации позорного и унизительного для армян Александропольского мирного договора от 2 декабря 1920 года. В свою очередь г-н Демоян тоже захотел преподнести азербайджанским историкам урок и «открыть» нам, азербайджанцам, глаза на события апреля 1920 года, «раскрыть» роль обанкротившегося военачальника распавшейся к тому времени Оттоманской империи и авантюриста Халил-паши и лидера Войны за независимость Турции Мустафы Кемал-паши, который в своем письме на имя В.Ленина от 26 апреля 1920 года предложил: «Если Советские силы предполагают открыть военные операции против Грузии или дипломатическим путем, посредством своего влияния заставят Грузию войти в союз и предпринять изгнание англичан с территории Кавказа, Турецкое Правительство берет на себя военные операции против империалистической Армении и обязывается заставить Азербайджанскую Республику войти в круг Советских государств» (Письмо Мустафы Кемаль-паши Советскому правительству. 26.04.1920 // Архив внешней политики РФ, ф.04, оп.51, д.321а, л.1). «И снова турки, — пишет Г.Демоян, — на этот раз кемалисты стали распоряжаться судьбой созданного ими же искусственного государственного образования под названием «Азербайджан». Турецкие уговоры азербайджанского правительства сыграли решающую роль в вопросе наступления большевистских частей на Баку в конце апреля 1920 г.» Роль участия турецкого генерала Халил-паши в апрельском перевороте в Баку г-н Демоян явно преувеличивает, так как это вписывается в рамки его «теории» об «искусственно созданном» Азербайджане. Но следует отметить, что ни участие Халил-паши в агрессии Советской России на Азербайджан, ни тем более письмо Мустафы Кемаль-паши, которое, кстати, дошло до Москвы только 3 июня 1920 года, то есть спустя месяц и пять дней после апрельского переворота, в Баку ни сыграли, да и не могли сыграть никакой роли в оккупации Азербайджана. Дело в том, что после ряда важнейших побед Красной Армии над Белым движением в корни изменилась ситуация как в самой России, так и за ее пределами. В этих условиях захват Закавказья, падение независимых государств Южного Кавказа и включение Азербайджана, Армении и Грузии в орбиту теперь уже Советской России было делом времени. 10 января 1920 года Красная Армия овладела Ростовом-на-Дону крупным центром, открывающим дорогу на Кавказ, а 17 марта пал Екатеринодар. Войска А.И.Деникина с боями отступили в Новороссийск. Именно эта победа дала возможность Советской России взять курс на Баку. К тому же армянский мятеж в Нагорном Карабахе в марте 1920 года, акты агрессии Армении на Казах и Нахичевань, вынужденная переброска в связи с этим азербайджанским правительством из Баку и дагестанской границы 5-го Бакинского, 1-го Джаванширского и 4-го Кубанского пехотных полков, а также апрельский правительственный кризис создали благоприятные условия для интервенции XI Красной Армии на Азербайджан. 21 апреля командование Кавказским фронтом в лице Тухачевского, Орджоникидзе и Захарова направили руководству XI Красной Армии и Волга-Каспийской флотилии директиву № 490, в которой констатировалось нахождение основных сил Азербайджана в западном регионе и в связи с этим им предписывалось: «27 апреля перейти границу Азербайджана и в течение пяти дней завершить операцию Ялама-Баку». (Тухачевский, Орджоникидзе и Захаров — командиру XI Красной Армии. 21.04.1920 г. //Российский государственный архив социально-политической истории, ф.85, оп.8, д.1, л. 79)

27 апреля 1920 года состоялось последнее заседание парламента Азербайджана под председательством М.Э.Расулзаде, на котором шли жаркие дебаты по вопросу о передаче власти большевикам. Вот, что говорил на этом заседании М.Э.Расулзаде после получения ультиматума в 16:00 от ЦК АКП(б) и Бакинского бюро Кавказского краевого комитета РКП(б) о сдаче власти по поводу «турецких уговоров», которые, по мнению Г.Демояна, «сыграли решающую роль в вопросе наступления большевистских частей на Баку»: «Братья! Перед нами лежит ультиматум. Здесь говорится о сдаче власти. Однако, что это значит? Ради кого мы должны сдаться? Нам говорят, что проходящую через нашу страну армию возглавляет турецкий командир по имени Ниджати. Идущая из России эта агрессивная сила направляется, я так думаю, спасать Турцию, ведущую сейчас борьбу не на жизнь, а на смерть. Братья! Турция спасительница Азербайджана. Священная страна, защищающая интересы нашего народа. С должным уважением проводим всякую силу, идущую ей на выручку. Но с условием, что эта сила не проглотит нашу свободу и независимость. Хотя, конечно же, всякая сила, вошедшая в нашу страну, не может считаться дружественной нам, она враждебна. Эта пропаганда, которую мы слышим, вражеская пропаганда. Нас обманывают. Это ложь, это русская армия. Ее желание — вернуть все к границам 1914 года. Прикрываясь идеей помощи Анатолии, эта оккупационная армия пришла и уже никогда не выйдет отсюда. Принимать этот ультиматум и сдаться большевикам нет никакой необходимости. Мы с отвращением отвергаем ультиматум… Этот меджлис, который клялся беречь нашу независимость как зеницу ока, если примет ультиматум, то это будет равнозначно сдаче власти врагу, притворяющемуся другом. Мы пришли сюда по воле и желанию народа, нас отсюда можно вывести только силой и штыками» (Джамиль Гасанлы. Русская революция и Азербайджан: трудный путь к независимости. 1917-1920. М., 2011, С.599) 28 апреля 1920 года силой и штыками Советской России пала Азербайджанская Демократическая Республика.

В конце своего «исследования» г-н Г.Демоян приходит к выводу о том, что «и младотурки, и кемалисты единолично распоряжались судьбами этих государств, в первую очередь Азербайджана. По ходу младотурки для упрочения своей власти на местах не скрывали намерения тотального уничтожения местного христианского населения, превратив таким образом проект создания Азербайджана и других искусственных государственных образований на Кавказе в одно из звеньев в цепи чудовищной политики геноцида, на этот раз не только против армян, но и русских». Циничный замысел автора лежит на поверхности: настроить русских против турок, используя в качестве инструмента апробированный армянским агитпропом вымышленный геноцид.

Можно было не реагировать на эту статью доктора исторических наук, директора музея-института так называемого геноцида армян Национальной академии Республики Армения Гайка Демояна и пройти мимо нее. Однако отсутствия ответа в подобных случаях дает авторам чувствовать себя вольготно и расслабляться от представления о собственной безнаказанности для распространения бредовых суждений. Поэтому, представляя на суд читателей опровержение домыслов Г.Демояна, хочется надеяться, что на ленте ИА REGNUM развернется подлинно академическая, что декларировал было Г.Демоян, дискуссия с азербайджанским историком Джамилем Гасанлы. К этому призывает и политолог Михаил Александров со страниц армянской газеты «Ноев Ковчег», красноречивыми строками которого и хочется завершить эту статью: «Впрочем, на аргументы Гасанлы могли бы лучше ответить сами армянские историки» (http://noev-kovcheg.ru/mag/2011-17/2783.html). Ответить-то можно, г-н Александров, но оспаривать документы, к которым апеллирует азербайджанский ученый-историк Джамиль Гасанлы априори невозможно.

Для создания боле объективного представления о событиях, происходивших в Закавказье после Февральской революции я бы советовал беспристрастным (и пристрастным тоже) читателям ознакомиться с недавно изданной в Москве блестящей монографией Джамиля Гасанлы «Русская революция и Азербайджан: трудный путь к независимости. 1917-1920″.

Подробности: http://www.regnum.ru/news/fd-abroad/1447859.html#ixzz2leJook2Q

Азербайджан выбирает цивилизованный путь демократизации

По следам президентских выборов в Азербайджане и накануне саммита Восточного партнерства в Вильнюсе, участницей которого также является эта страна, «Новый Кавказ» побеседовал с директором информационно-аналитического центра «Этноглобус» Гюльнарой Инандж о внутренней ситуации и вызовах, которые получает Азербайджан извне.

- Какова сейчас ситуация в стране, пост-фактум, после выборов? Если смотреть со стороны, победа Алиева кажется абсолютно логичной и закономерной. Так ли это для самих азербайджанцев?

- Перед выборами у нас проводилось много соцопросов. Они совершенно разные, их подготавливали разные исследовательские центры, но все они называли лидером Ильхама Алиева. На то есть много причин.  Первое, и самое главное, начались экономические изменения в лучшую сторону. Обустраиваются села, есть газ, вода и свет даже в самых отдаленных селениях. Строятся дороги. Но, безусловно, основная проблема – это коррупция. Она остаётся до сих пор.  Главным образом, с этим сталкиваются простые граждане, средний класс этого избегает, у него есть для этого возможность.  Но, когда я говорю с теми, кто не проживает постоянно на территории Азербайджана, а приезжает, например, к родственникам и имеет возможность сравнивать, то они все отмечают положительную динамику в решении этих проблем.  В том, что коррупция имеет место, как и везде, есть вина и самих граждан.  Они не хотят решать проблемы некоррупционным путём, они хотят перешагнуть формальности и решать проблемы быстро. Во многом из-за того, что имеет место определенная социальная апатия – люди не верят в законность, в то, что цели можно достичь, действуя по правилам. Эта апатия вносится и оппозицией, которая внушает такие мысли.  Нет, конечно, оппозиция не пропагандирует коррупционное поведение, просто культивируя сознаниегражданского бессилия, она это поведение провоцирует.

- Какие выходы из проблемы есть на настоящий момент?

Только прививать правовую культуру.  У нас создана служба АСАН ( Государственное Агентство по оказанию Услуг Гражданам и Социальным Инновациям при Президенте АР- прим. ред.)   Эта служба в Баку имеет несколько центров и филиалы по всей стране, где на местах оформляется любой документ  – машины, квартиры, купля-продажа, буквально всё. Быстро, оперативно, без взяток – это исключено.  Так людей приучают к тому, что правовое поведение не только возможно, но и выгодно.  Постепенно появится поколение молодёжи, которая привыкнет к другим ценностям, которая не будет знать, как предложить деньги чиновнику.

- При всех существующих проблемах, насколько сильны в сегодняшнем Азербайджане протестные настроения? Существуют ли они вообще?

- Нет. Немаловажно желание людей жить спокойно, мирно и в достатке и то, что они видят для себя возможность так жить. Смена политического лидера – это следствие того, что люди хотят для себя новых перспектив и возможностей, если у них это есть, они не обращают внимания на то, кто сидит в кресле президента.  Мы, как и весь остальной мир, следили за ходом «арабской весны» и видели её последствия. Люди так жить не хотят, поэтому не стремятся повторять эту модель.

- В конце ноября в Вильнюсе состоится крупное мероприятие – саммит стран программы Восточного Партнерства.  У Азербайджана в последнее время достаточно напряжённые отношения с европейскими партнёрами. Как, по-вашему, стоит ли ожидать каких-то сенсаций на саммите?

- Азербайджан не за вступление в Евросоюз и в НАТО, и в ближайшее время этого не будет – это точно. Но партнерство сохраняется. Я не думаю, что можно говорить о выходе, но пересмотр отношений несомненно случится. Очень большое давление оказывалось на нашу страну в 90х годах, и сейчас  мы снова начинаем ощущать это давление.   Сейчас появилась новая тема – мониторинги ситуации с нарушением прав национальных меньшинств в Азербайджане.  Были непонятные отчёты, в которых  говорилось о нарушениях прав христиан. Это были в основном примеры с неправославными сектантами, чья деятельность запрещена по ряду причин на законных основаниях. То же самое и этнические меньшинства. Их права никто не притесняет.  У них есть свои каналы информации, свои СМИ. Исламский радикализм и этнический радикализм, конечно, не допускается. Равно как и создание политических объединений на таком основании. Но в данном случае речь не о дискриминации и не о притеснении.

- Насколько серьёзным козырем против Азербайджана это может стать в большой международной партии?

Эти заявления абсурдны и не соответствуют действительности, но рычаг давления найден, и это будет продолжаться. Пока неизвестно, кому эту нужно. Например  обращение президента республики Дагестан Рамазана Абдулатипова к азербайджанским дагестанцам с тем, чтобы те голосовали за Алиева говорит само за себя – Россия не разыгрывает карту розни в стране. Этот фланг мы считаем защищенным, значит, Россия не настроена к нам враждебно.  Сейчас очень серьёзная опасность исходит именно с Запада.  Тут, безусловно, используются оценки ситуации, которые производят зарубежные фонды и центры.

 - А на чём базируются эти оценки? Наверняка проводится какая-то работа на территории?

- У малочисленных народностей иногда  появляются какие-то комплексы,  и если их спровоцировать в беседе, то они скажут именно то, что нужно предвзятому исследователю.   Но реальная ситуация сильно отличается от таких заявлений. У нас есть много групп, каждый из членов которых параллельно признаёт себя этническим меньшинством и азербайджанцем, и  что он будет ставить на первое место – это его личное дело. Дискуссии же о том, кто первый появился на земле, на основе которых производятся попытки выбить себе какую-то исключительность, носят ненаучный, эмоциональный характер.  Давайте обращаться к фактам, к соблюдению законов и мы увидим, что никаких притеснений нет.

http://ncaucasus.com/analitika/-v-azerbaidzhane-net-pritesnenii-nacmenshinstv.html

Заморозки на Каспии продолжаются

В вопросе определения правового статуса Каспийского моря пока нет никаких подвижек, и вряд ли они ожидаются в ближайшее время, считает заведующий кафедрой международного публичного права Бакинского государственного университета, руководитель НПО «Каспий — развитие во имя будущего» Рустам Мамедов.

«Уточняются детали, но в целом, кардинальные вопросы пока находятся вне рассмотрения, так как они являются камнем преткновения во внешней политике прикаспийских государств. Трудно прийти к единому мнению, когда позиции идут вразрез друг другу, особенно позиция Ирана», — заявил Мамедов Новости-Азербайджан.

34-е заседание Специальной рабочей группы по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийских государств состоится 21-22 ноября в Москве. В ходе встречи будет продолжена работа над текстом Конвенции. Стороны также обсудят актуальные вопросы подготовки к Четвертому каспийскому саммиту в России в 2014 году.

Это уже третье заседание группы в текущем году. В апреле группа заседала в Тегеране, в сентябре – в Баку.

По словам Мамедова, пока не определена реальная позиция Ирана и Туркменистана, говорить о серьезных подвижках в вопросе определения статуса Каспия не приходится.

«Видимо, это устраивает как Иран, так и Туркменистан, и поэтому они не хотят, чтобы в бассейне Каспийского моря был международный правопорядок», — отметил он.

Эксперт считает, что для эффективного решения вопроса должны быть изменены подходы к проблемам Каспия. В первую очередь, должна быть четко обозначена формулировка его наименования (море или озеро – ред.), необходимо определить принципы деления Каспийского моря с учетом мировой практики.

Кроме того, по словам Мамедова, нужно определить стандарты в области борьбы с экологическими правонарушениями в бассейне Каспийского моря, решить проблемы военно-политической безопасности, судоходства на Каспии, а также вопрос об участии третьих государств в региональных процессах.

«Все эти моменты на сегодняшний день остаются под знаком вопроса. И пока каждый будет говорить со своей колокольни, процесс будет напоминать крыловскую басню», — подытожил эксперт.

Прибрежные страны (Азербайджан, Казахстан, Россия, Туркменистан и Иран) в ноябре 2003 года подписали Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского моря.

В июле 1998 года между Казахстаном и Россией было заключено соглашение о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование, а в мае 2002 года — подписан протокол к данному соглашению. А 29 ноября 2001 года и 27 февраля 2003 года было заключено соглашение между Казахстаном и Азербайджаном о разграничении дна Каспийского моря и, соответственно, подписан протокол к нему.

Также между Казахстаном, Азербайджаном и Россией 14 мая 2003 года было заключено соглашение о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна Каспийского моря.

На сегодняшний день основными вопросами обсуждения в рамках Рабочей группы являются разграничение суверенной зоны, рыболовной зоны и использование водного пространства.

Источник: http://www.newsazerbaijan.ru/economic/20131121/299681132.html

Разногласия между Россией и Турцией не помеха…

Разногласия между Россией и Турцией по некоторым вопросам не способны охладить отношения между двумя странами, заявил президент РФ Владимир Путин на заседании российско-турецкого совета сотрудничества высшего уровня.

Российский лидер отметил, что двусторонние связи интенсивно развиваются по всем направлениям, а политический диалог носит регулярный характер.

«Мы взаимодействуем в решении ключевых региональных и международных проблем, в том числе в рамках ООН и группы «двадцати». У нас могут быть различия по отдельным вопросам, но это не приводит к охлаждению наших отношений», — сказал Путин.

Он подчеркнул, что контакты становятся еще плотнее, идет поиск точек соприкосновения.

Путин отметил, что на встрече с премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом в узком составе были предметно рассмотрены вопросы двусторонней повестки дня.

novosti.az

Этнонациональная ситуация в Иране (Часть I )

Видади Мустафаев

Завершение холодной войны, разрушение двухполюсной международной системы, усиление хаотичности в этой системе, а также глобализация, ускоренное развитие информационной технологии, расширение способов передачи и масштабов производимой информации и возрастание доли объективной и научной информации, усиление регионального и международного межправительственного и общественного контроля за деятельностью национальных государств, организаций различного уровня и направления, приверженность, пусть формально и ограниченно, политических систем демократическим принципам, ценностям и идеалам, учреждение демократических  институтов разного уровня и характера создали и расширяют условия для этнонациональной консолидации, этнической самоидентификации, самовыражения, появления, развития и передачи, распространения по различным каналам этно-национальной идеологии, выдвижения этнонациональными  , этническими общностями специфических национальных требований, деятельности по обеспечению этнонациональных интересов.

Возрастающее внимание региональных и международных организаций к проблемам национальных или этнических меньшинств, принимаемые ими многочисленные документы по их правовой защите, в том числе обнародование отчетов о положении дел в данной сфере, способствуют коррекции властями многонациональных государств своей национальной политики.

Все сказанное относится и к этнонациональной ситуации в Исламской Республике Иран, характеризующейся расширением этнонациональных движений основных национальных или этнических общностей Ирана, изменениями национальной политики государства, стремлением к созданию как новой идеологии национального единства,  так и созданию идеальной, комплексной, объективной и менее объективной, в том числе на теоретическом уровне, картину этнической структуры, этнических взаимоотношений, места и роли государства в данной системе.

Необходимо отметить, что Исламская Республика Иран  привлекает внимание международных, региональных организаций, больших и малых, близких и дальних государств не только определенной остротой национальных отношений в этой стране. Исламская Республика Иран привлекала и привлекает всеобщее внимание не столько своей многонациональностью, неоднозначной национальной политикой,  сколько своим существованием в качестве экспериментного поля для очередной проверки как действенности исторически сложившейся определенной идеологии, так и различных идей общественного устройства, своей асимметричной внутренней и»непредсказуемой» внешней, политикой.

Все это способствует, более того делает необходимым, всестороннее изучение нового иранского общества, его места в системе международных и региональных отношений. Действительно, Исламская Республика Иран стала объектом и предметом пристального изучения стратегами, политологами, социологами,  культуроведами, правоведами, аналитиками, этнологами различного уровня в разных странах, региональными и международными организациями.

Как известно, внутреннее, особенно региональное  и глобальное положение Ирана были подвержены резким изменениям, что требовало адекватной реакции со стороны акторов различного уровня, как уже отмечалось выше, более глубокого изучения происходящих изменений как внутри, так и внешнеполитического, идеологического и иного характера. Одной из областей общественно-политической, культурной жизни, где происходили значительные изменения, кризисные явления является межнациональная, межэтническая сфера, в первую очередь отношения между государством и национальными или этническими общностями. Данная сфера общественной жизни Иранского государства все более привлекает внимание зарубежных, как будет показано далее и местных специалистов различного направления, в том числе этнологов. Одним из последних «научных» изысканий, посвященных этнонациональной ситуации в Исламской Республике Иран является работа под названием «Этническая композиция Ирана» изданная при содействии президентской администрации страны к которой юридически или духовно принадлежит автор. [44]

 

 

 

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Пяжухешнаме (журнал, 1386/2007, № 8)

Модириййят-е техевволат-е говми (Управление этнических процессов)

Подготовлен Отделом исследований этносов и меньшинств Департамента Социальных и культурных исследовании Центром стратегических исследований при Совета по определению государственной целесообразности

2. Рахим НиКбяхт, Рахйафт-е тарихи-йе месаел-е гоуми Азярбайджан. (Исторический подход к этническим проблемам Азербайджана) В журн. Пяжухешнаме, 1386, № 8, с. 131 — 158.

3. Д-р Сейид Рза Салехи (Руководитель Департамента Социальных и культурных исследований), Шенахт-е чалишха ве бoхранха-йе гоуми ве елзамат-е модириййят-е тану (Выявление этнических проблем и кризисов и требования к управлению разнообразием). Пяжухешнаме, 1386, № 8, с. 15-50

4. Нурулла Гейсари, Тану-е фарханги ве вахдет-е мелли дар Иран: Елзамат-е назари ве рахйафти (Культурный плюрализм и национальное единство в Иране: теоретические и методологические требования), Пяжухешаме, 1386, № 8, с. 53-84.

5. Атефе Фярахани, Моталеат-е гоуми, мафахим ве нязяриййат (Исследование этносов: понятия и теории), Пяжухешнаме, 1386, № 8, с. 87-118.

6. Элхам Реза Нежад, Чанд фярхянггэраи (Мулти культурализм), Пяжухешнаме, 1386, № 8, с. 121-130.

7. Д-р Али Кярими. Дярамади бяр джамее шенаси-йе сийаси-йе тану-е гоуми: мясаел вя назарийеха (Введение в политическую социологию полиэтничности: вопросы и теории. учебник для вузов). Тегеран, Ентешарат-е Сямт, 1390

8. Моджтяба Мягсуди, Нахямгуни-йе джямиййяти вя тосее-йи мелли дяр Иран ба такид бярнахямгуни гоуми (Социальная гетерогенность и национальное развитие в Иране на основе (акцентируя) этнической гетерегонности, Тегеран, Мояссесе-йе моталеат-е мелли, 1376.

9. Д-р Моджтяба Мягсуди, Тяхявволат-е гоуми дяр Иран: Элял вя зяминеха (Этническое изменения: причины и основы) Тегеран, Моессясе-йе моталеате мелли, 1382, 512 с.

10. Иса Гюлверди, Агвам-е Ирани вя Зяминеха-йе хямгярайи (Иранские этносы/народы и основы интеграции), Мояссесе-йе ентешарати-йе Кямил, 1391 (Центр стратегических исследований при Совета целесооб) 394 с.

11. Д-р Сейид Рза Салехи Амири, Енседжам-е мелли вя танов-е фярхянги (Национальная единство (сплоченность) и мультикультурность), Центр стратегических исследований, 1388, 418 с.

12.  Мохаррям Пурряхман Бяряндяг, Амнийят-е мелли вя ягаллиййятха-йе говми вя дини дяр Джомхури-йе Эслами-йе Иран (Национальная безопасность и этнические, религиозные меньшинства в Исламской Республике Иран), Пяжухешкяде-йе тахгигат-е эслами, Няшриййе-йе Хосун, 1388, № 19.

Резьюме

www.nashriat — ps.com.

13. Хамид Ахмяди, Говмиййят вя говмгяраи дяр Иран: яз яфсане та вагеиййят, (Этнос и этноцентризм в Иране: от легенды до реальности), Тегеран, Нашр-е Ней, 1378.

14. Али Моршидизад, Негяреш-е нохбеган бе хевиййят-е мелли вя мантегеи (Взгляд элиты на национальную и региональную идентичность) Докторская диссертация. Тегеранский университет.

15. Джавад Хейят, Сейри дяр тарих-е зябан вя гуйешха-йе торки (Обзор истории тюркского языка и его диалектов) Тегеран, няшр-е ноу, 1366.

16. Каве Бяйат, Пантуркизм вя Иран, (Пантюркизм и Иран), 1387.

17. Бяширийе, Хосейн, Джамеешенаси-йе сийаси (Социология политики) Тегеран, Ней, 1374.

18. Чяляби Мясуд, Хевиййятха-йе говми вя рабете-йе ан ба хявиййят-е джаме-и (мелли) дяр Иран (Этнические идентичности и их связь с коллективной (общественной, национальной) идентичностью в Иране).

Вязарят-е Кешвяр, Дяфтяр омур-е еджтемаи, 1367.

19. Сурят-е мяшрух-е моназерат-е мяджлес-е бярряси-йе нехайи-йе ганун-е ясаси джомхури-йе эслами-йе Иран, (Стенограмма заседаний Конституционного собрания). Тегеран, Маджлис, 1362.

20. Али Байрамлы, Гозареше нешяст-е нагд-е кетаб-е «Дерамяди бяр джамеешенаси-йе сийаси-йе танов-е гоуми: мясаел вя нязяриййеха» (Отчет об обсуждении книги «Введение в … «)

www.polisoсial.ir.

21. Могяддеме-йе кетаб-е таховволат-е гоуми дяр Иран. Могяддяме (Введение книги: Этнические процессы в Иране. Ввведение)

drmaqhsoudi.ir.

22. Д-р Хосейн Навин, Тарих-е зябан-е азяри дяр Азярбайджан (История языка азери в Азербайджане), 1390, 271 с.

23. Мясале хямбястеги: моделха вя нязяриййеха; тярджоме (Проблемы солидарности: модели и теории, перевод), 1387, Мояссесейе моталеат-е мелли.

24. Хосейн Годарзи, Гофтархайи дяр барейе зябан вя хявиййят, (Беседы  о языке и идентичности), Мояссесе-йе моталеат-е мелли, 1387.

25. Гадир Насри, Мабани-йе хявиййят-е мелли, (основы нациоанльной идентичности), Мояссесе-йе моталеат-е мелли, 1387.

26. Давуд Мирмяхоммади, Хявяййят-е мелли дяр Иран (Национальная идентичность в Иране) Мояссесе-йе моталеат-е милли, 1383.

27. Моджтабе Мягсуди, Хвиййят вя хамбястяэи-йе мелли дяр незам-е амузеши-йе Иран (Национальная идентичность и национальное единство в системе образования Ирана), Мояссесе-йе моталеат-е мелли, 1391.

28. Гасан Рашеди, Торкан вя бярряси-йе тарих, зябан вя хявиййят-е анха дяр Иран, (Тюрки и исследование их истории, языка и идентичности в Иране), Тегеран, Андише-йе ноу, 1385, 315 с.

29. Меньшинство этническое… Философские энциклопедии

dic.akademic.ru

 

30.Science and technology in Iran

en.wikipedia.org

 

31. С.Б.Соколовский, Права меньшинств: антропологические, социологические и международно-правовые аспекты. М.Московский общественный научный фонд. 1997, 217 с.

(Институт этнологии и антропологии РАН, Москва)

www.booksite.ru

32. Елена Галкина. От этнонационализма к исламской демократии: Иранский опыт.

vnatio.org

Вопросы национализма, 2010  н 12

Журнал научной и общественной политической мысли

33. В.Бромлей. Очерка теории этноса, М.»Наука», 1983.

 

 

34. L.С.Curzon, Persian Question, London, 1892, vol.I

35. A.V.Williams Jackson, Persia: Past and Present (A book of travel and research) New York, 1909, p.100

36. В.Берар, Персия и персидская  смута Спб. 1912.

37. Leonard Binder, Iran: Political development in changing society 1962

38. Piter Avery, Modern Iran. London 1967.

39. Iran, Geneve, Paris, Munish, 1966.

40. Востров А. Племена Ирана и племенная политика персидского правительства — «материалы  по национально-колониальным проблемам», 1936, № 34, сс. 190-232.

41. Ervand Abrahamian, Iran between two revolution, Princeton University Press, 1982.

42. Туркмены

ru.wikipedia.org.

43. Оливье Т.А. Путешествие через Оттоманскую империю, Египет и Персию. О нынешней Персии (Извлечено из Оливeрова Путешествие в Персию)

Восточная Литература

www.wostlit.info

44. Г.Асатрян. Этническая композиция Ирана: от «Арийского простора» до Азербайджанского мифа

Ереван. 2012.

45. Д-р Рза Салехи Амири, Модирийат-е моназеат-е гоуми дар Иран нагд ва барраси-йе олгуха-йе моуджуд ва ерайе-йе олгу-йе матлуб (Урегулирование этнических конфликтов в Иране. Обзор и рассмотрение существующих моделей и предложение улучшенной модели)

www.csr.ir/Pdf

46. Марказ-е тахгигат-е естратежик (Центр стратегических исследований) при Совета целесообразности)…

www.csr.ir

47. Моассесе-йе моталеат-е мелли (Институт национальных исследований)

www.rinsweb.org

48. Д-р Масуд Матлаби, Джографийа-йе сийаси-йе агвам-е ирани (Политическая географий иранских народов)

zamane.info

49. Мохаммед Реза Хафезния, Морaд Кавйанирад, Нагш-е ховиййет-е гоуми дар хамбастеги-йе мелли (Моталее-йе моуреди-йе гоум-е балудж),  (Роль этнической идентичности в национальной сплоченности (солидарности), на примере балуджского народа), Исфаганский университет, научный журнал, 1385, т.хх, № 1, сс. 15-46.

www.ensani.ir

50. Гофтогу ба д-р Насер Фокухи (доцент Тегеранского Университета) (Беседа с доктором Насер Фокухи)

9 ордибехешт, 1391

iranianstudies.org.

51. Хади Озма, Алиакбар Бадири, Тахлил-е анасор-е тахдидха-йе сийаси-амниййати дар незам-е тагсимат-е кешвари-йе Иран (Анализ угрожающих политической стабильности и безопасности элементов в административно-территориальной системе Ирана).

Барнамеризи ва амайеш-е фаза.

2012, Том 15, № 4, сс. 03-83

prof.doc.um.ac.ir.

52.ООНН

ru.wikipedia.org

53. Пажухешкедеха ва маракез-е тахгигати (Институты и исследовательские центры)

www. isn.ac.ir

54. Насраддин шах Каджар, Сафарнаме-йе Арак-е Аджам (Билад-е маркази) (Путевые заметки ;города  центрального Ирана), Тегеран, 1983.

55. Надир Мирза, Тарих ва джографийе Дар ос-Салтане-йе Табриз (История и география Тебриз), Тегеран, 1972.

56. Мирза Мохаммед Керим бен Мехдикулу, Борхан-е джаме (Энциклопедический словарь), Тегеран, 1317.

57. Наме-йе данишваран-е Насери, 1296. х.г. 1,4,5,6,7-йтт.

58. United Nations Human Rights Office of the High Commissioner for Human Rights

Iran (Islamic Republic of )

www. ohchr.org

Committe on the Elmination of Racial Discrimination seventy-seven session

Auqust2-27, 2010. Islamic Republic of Iran

59..Дробижева Л. М , O формах поддержки развития национальных меньшинств. c. 1-5

www. col.int/t

Ceminar. Council of Europa.

Международно-правовые гарантии защиты национальных меньшинств и проблемы их осуществления с образованию национальных меньшинств.

60. Iranian people

en.wikipedia.org

61. Commission on Human Rights Sub-Commission on Promotion and Protection of Human Rights Working Group on Minorities Ninth Session 12-16 May 2003

Ethnic and religious groups in the Islamic Republic of Iran

Policy suggestions for the integration of minorities through participation in Public Life

(Pauper prepared by Nazila Ghanea — Hersock, University of London, Institute of Common wealth Studies.

www.unhchr.ch

62. Human Rights Watch, Iran: Religions and Ethnic Minorities: Discrimination in Law and Practice,   september1, 1997

www.inhcr.org

63. Chapter Three

The politics of the minorities

Shadhqanqa.inflibned. ac.in

64. Order Code Rl 34021

CRS Report for Congress Iran: Ethnic and Religious Minorities

Hussein D. Hassan

Information Research Specialist. Knowledqe Ceries Group.

65. Мохаммед Реза Хафезния, Джографиййа-йе сийаси-йе

Иран, Тегеран, 1381.

Какую одежду примерит Анкара ?

Намик Ибрагимов

Интервью профессора Университета Кадир Хас Турция, заведующего кафедрой международных отношений Митата Челикпала.

 

- Внешняя политика Турции в отношении Азербайджана основана на полной поддержке в вопросе Карабахского конфликта. Однако совсем недавно одна турецкая авиакомпания пыталась открыть рейс по маршруту Ван-Ереван. Ведь это ведет к ослаблению справедливой блокады против Армении. Как вы оцениваете эти попытки?

 

- У каждого государства есть свои приоритеты. Турция сторонник нормализации  отношений с Арменией, но Анкара не раз заявляла, что без урегулирования Карабахского конфликта на справедливой основе – это не возможно. В Турции полагали, что в замороженной ситуации вокруг Карабаха потепление отношений с Арменией поможет сдвинуть проблему с мертвой точки. Но Ереван упорствует. Кстати, насколько мне известно, полеты по указанному вами маршруту так и не состоялись. Я был одним из тех, кто критиковал политику Анкары в вопросе открытия границ с Арменией. Точнее, критиковал ту поспешность, с которой Турция претворяла ее в жизнь. Я убежден, что нам надо вместе с Азербайджаном выработать  единую позицию, сформировать единое общественное мнение, и таким повлиять на общественное мнение в Армении. Но такой работы нет, надо признать это. К сожалению, некоторые чиновники из правительства забыли, что Азербайджан наш единственный фундаментальный союзник. И это привело к похолоданию в наших отношениях. Но фундамент турецко-азербайджанских отношений очень прочный и разрушить его невозможно.

 

- Сирийский кризис серьезно осложнил ситуацию на границе с этой страной. Известно, что Турция поддерживает оппозицию в Сирии, но на кого делает ставку среди противников Башара Асада?

 

- Пока руководство страны не знает, какую из сторон поддержать. Политические группы там очень разношерстны. Вначале Анкара, поддерживая контакты с каждой из этих групп, намеревалась создать единую оппозиционную силу по примеру Ливии. Но мы просчиталась, и не смогли добиться этого.

 

- А почему?

 

- Во-первых, не хватило элементарной силы. Во-вторых, очень много внешних игроков появилось вокруг Сирии, а Турция не смогла заручиться поддержкой Запада. Вдобавок ко всему 80% населения Турции не поддержало прямое военное и другое вмешательство Турции в Сирию. А это для нашей страны важнейший фактор. К тому же в Турции находятся около 500 тысяч сирийцев. Добавьте еще теракты, в основе которых лежит сирийский кризис. Поэтому турецкие власти пошли по пути привлечения внимания международной общественности к войне, хотя и эти попытки особого эффекта не имеют. Тем самым, как мне представляется, какие бы силы не пришли к власти в Сирии после Асада, они не будут протурецки настроены.

 

- Отношения между Израилем и Турцией переживают не самые лучшие времена, хотя наметились контуры сближения позиций. Какие, по-вашему, шаги необходимо предпринять в первую очередь, чтобы ускорить процесс примирения?

 

- Проблема в том, что политическая биография нынешних турецких властей, их мировоззрение, подпитываемое исламом, должны были привести к похолоданию отношений с Израилем. Но вместе с тем эти же власти очень рациональны, и они понимают, что это ни к чему хорошему не приведет. И не только с точки зрения проводимой Турцией политики на Ближнем Востоке, а также и с точки зрения регионального, технологического и военного сотрудничества, а также еврейского лобби. Я считаю, что, попросив прощения у Анкары, Израиль сделал очень верный шаг и дал позитивный импульс Турции, которая, по-моему, адекватно это оценит. Я думаю, что если мы сможем восстановить прежнее эффективное сотрудничество между Турцией, Израилем и Азербайджаном, то Анкара станет сильным региональным игроком. Надеюсь, что это понимают и власти.

 

- Турция уже давно стучится в двери Евросоюза, однако, ее туда не впускают. Не кажется ли вам, что это так и останется мечтой для Турции? Может, имеет смысл отказаться от этих попыток и сменить внешние ориентиры?

 

- Турция поняла, что с политической и экономической точек зрения без вхождения в Евросоюз прожить очень даже возможно. Однако здесь есть один нюанс – подходы к Евразийскому сообществу Турции и России сильно разняться. «Евразия» по задумке России — это желание поставить всех под свой контроль, а Турция на это никогда не согласится. Поэтому я прогнозирую напряжение в отношениях между этими странами. Но если Турция хочет создать модернизированную, секулярную, богатую Евразию, то должна вести соответствующую политику. И с этой точки зрения отношения с Азербайджаном очень важны.

 

-  Кстати, о секулярности. Недавно в Турции был принят закон, запрещающий продажу спиртного в ночное время. Он вызвал бурные дискуссии в обществе. Выходит, что власти реально шагают в сторону полной исламизации страны и отходят от светского курса?

 

-  Я тоже критикую правительство в этом вопросе, которое не может толком объяснить свои шаги.

Для чего нужен был этот закон, если по официальной статистике Турция по потреблению алкоголя на одном из самых низких мест в мире. Конечно, создается впечатление, что власти ведут страну к Шариату, но в целом пока светскость пока доминирует.

 

Источник  «New Baku Post»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Азербайджану нужно участвовать в ЭКСПО 2020

Сафа Керимов, журналист-международник, политолог

В конце этого года в Париже, на генеральной ассамблее Международного бюро выставок (МБВ) в результате голосования будет окончательно определена страна, в которой будет проводиться всемирная выставка  ЭКСПО в 2020 году.

Всемирная выставка или ЭКСПО (Expo) — международная выставка, которая является символом индустриализации и открытой площадкой для демонстрации технических и технологических достижений. ЭКСПО проводится с 1851 года один раз в пять лет и длится шесть месяцев. В роли участников всемирных выставок могут выступать государства, международные и общественные организации, юридические и физические лица.

Первая всемирная выставка была проведена в 1851 году в Великобритании. Эта выставка по своим экспонатам и количеству стран-участниц по праву получила историческое название  The Great Exhibition of the Works of Industry of All Nations (Великая выставка промышленных работ всех народов).  Уже первую выставку посетило почти шесть миллионов человек. Устроителями следующего  ЭКСПО, в 1889 году, выступили, конечно же, вечные конкуренты англичан – французы. Именно для парижского ЭКСПО инженеру Гюставу Эйфелю была заказана Эйфелева башня, позднее ставшая настоящим символом Парижа. Из промышленных достижений больше всего экспонатов было посвящено электричеству и его применению в различных областях. Как стало понятно со временем, именно это определило облик современной цивилизации.

Прямым продолжателем традиций первых всемирных выставок будет ЭКСПО 2017 , которая состоится в столице Казахстана Астане. Основная тема Expo 2017 АСТАНА — «Энергия будущего». На территории выставки в 113 гектаров будут размещены экспозиции более 100 стран; устроители ожидают не менее  восьми миллионов посетителей.

Одновременно проходит серьезная подготовка к следующей выставке – ЭКСПО 2020.  На сегодня среди официальных претендентов – четыре крупных, известных в мире города: Сан-Паулу (Бразилия), Аюттхая (Таиланд), Измир (Турция), Екатеринбург (Россия).

То, что участвовать в ЭКСПО 2020 Азербайджану нужно – не вызывает никаких сомнений. Нельзя не воспользоваться таким уникальным проводом продвижения собственных интересов. Не менее 200 тысяч посетителей в день будут посещать эту грандиозную выставку в течение шести месяцев. Лучший повод представить достижения экономики, привлечь новых инвесторов и просто рассказать о себе – придумать невозможно. Теперь Азербайджану предстоит выбрать, какую из стран, принимающих ЭКСПО, стоит выбрать – с точки зрения минимальных вложений и максимального эффекта.

До недавних пор одну из самых  лучших по наполнению заявок в заявочный комитет представлял бразильский  Сан-Паулу. В заявочный комитет были представлены данные о будущем ЭКСПО, загрузке, графике посещения. Дело в том, что бразильский ЭКСПО строится не для целевой выставки, а как большой выставочный центр, который должен занять огромные пустующие площади. Больше можно говорить о том, что Сан-Паулу больше готовится к чемпионату мира по футболу 2014 года, чем к ЭКСПО. Но, к слову сказать, Сан-Паулу, который готовился принять весь чемпионат мира по футболу, в результате не смог этого сделать, и там пройдёт только первая игра чемпионата. Правда, теперь бразильцы утверждают, что после чемпионата мира по футболу все силы бросят на подготовку ЭКСПО. Но основная проблема даже не в том, хватит ли у Бразилии сил и средств подготовиться к всемирной выставке. Отношение граждан к предстоящим мероприятиям – крайне отрицательное. Даже проведение чемпионата мира по футболу в Бразилии (!) находится под сильнейшим давлением общественности, протестующей против расходования бюджетных средств. В крупнейших городах Бразилии непрерывно происходят массовые акции протеста. Десятки тысяч людей уже перекрывали центральные проспекты Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро, столицы Бразилиа и других крупных городов. Все они протестуют против бедности, коррупции и произвола властей. Это крупнейшие волнения в стране за последние 20 лет, объединившие миллионы граждан. Очевидно, говорить о том, что население этой страны станет более лояльными и доброжелательными по отношению  к мероприятиям, подобным ЭКСПО 2020 , крайне проблематично.

Не менее серьёзные проблемы у Таиланда. Правда, здесь не идёт речи о социальных проблемах, но может сказаться кое-что посерьёзнее –  непреодолимые силы природы. Выставку в Аюттхае  из-за угрозы постоянных наводнений может просто смыть. Таиландское бюро конгрессов и выставок (TCEB) уже запросило у своего правительства  дополнительные 50 миллионов бат для продвижения ЭКСПО 2020 и проведения масштабной кампании в прессе. Столько же правительство перечислило в Фонд предотвращения наводнений, работа которого должно снять самое главное замечание к заявке Таиланда  – угрозу затопления. Таиланд, правда, уже объявил, что в скором времени будет закончено строительство шести плотин вокруг города (меньшее количество плотин не решит этой проблемы)…

Пожалуй, одной из самых привлекательных площадок для проведения ЭКСПО 2020 именно для Азербайджана была бы Турция и прекрасный город Измир. Однако существуют две темы, которые могут вызвать серьёзные затруднения для победы Измира в отборочном конкурсе на проведение ЭКСПО. Во-первых, Турция одновременно претендовала (к сожалению, безуспешно) ещё и на проведение Олимпийских игр в 2020 году в Стамбуле. Вследствие чего два мировых мероприятия, Олимпиада и ЭКСПО, могли лечь на бюджет страны очень и очень серьёзным бременем. А вторая проблема та же, что и в Бразилии,- массовые протесты населения, одним из центров которого стал именно Измир.

О серьёзной подготовке к ЭКСПО объявил и другой претендент  –  Объединенные Арабские Эмираты. Свой бюджет на ЭКСПО Эмираты оценили в 4 млрд. долларов. Раннее был объявлено, что проведение ЭКСПО в Дубае поддержали Сирия, Йемен, Судан и Сомали. Конечно, участие Сирии в ЭКСПО 2020 и вообще в каких-либо выставках в ближайшие годы теперь звучит как горькая ирония. Да и вообще участие всего ближнего Востока, где пресловутая «арабская весна» превратилась в испепеляющее лето, успешно сжигающее правящие режимы.

Приоритетным среди городов-претендентов считается положение Екатеринбурга. Екатеринбург занимает уникальное положение между Европой и Азией, и успешно выступает площадкой для крупнейших международных мероприятий и встреч на высшем уровне. По количеству дипломатических миссий Екатеринбург занимает третье место в Российской Федерации после Москвы и Санкт-Петербурга. Среди  дипломатических миссий достойное место занимает Генеральное Консульство Азербайджана в Екатеринбурге, которое в общем контексте развития дипломатических, культурных, торговых связей между России и Азербайджаном  успешно выполняет свою роль в выстраивании отношений между таким крупным регионом как Свердловская область, столицей которой является Екатеринбург, и отдельными регионами Азербайджана. Благодаря мощному промышленному комплексу, высокой деловой активности, созданию благоприятной инвестиционной среды Екатеринбург уже является прямым торгово-экономическим партнером крупнейших стран и, конечно, Азербайджана. Для Азербайджана Екатеринбург является не менее близким и знакомым городом, чем, к примеру, Москва или Санкт-Петербург. Именно в Екатеринбурге в настоящее время строится силами азербайджанских бизнесменов крупнейших логистический центр. Из других прагматических соображений: Екатеринбург ближе всего к Азербайджану; здесь точно обойдутся без излишнего «золота» в прямом и переносном смысле, без которого никогда не может обойтись Дубай; в Екатеринбурге – давние партнёры Азербайджана, с которыми связывают десятилетия доверительного бизнеса и простого человеческого общения.

В рамках подготовки к ЭКСПО 2020 Екатеринбург выделяет более 400 гектаров земли под возведение объектов Всемирной выставки. Главной площадкой станет новый выставочный павильон площадью 200 тысяч квадратных метров. Полным ходом идёт модернизация регионального транспортного узла в соответствии с современными мировыми стандартами, строительство гостиниц мирового уровня, культурно-массовых объектов.

Главная тема ЭКСПО 2020 ,– «Глобальный разум», – безусловно, является, одной из самых интересных и актуальных для всех стран мира, в том числе, и для современного  Азербайджана. ЭКСПО 2020— это попытка всесторонне исследовать одно из самых впечатляющих явлений современного мира – глобализацию, ее возможные последствия и вызовы. Эта тема важна для всего мирового сообщества.

ЭКСПО 2020 предоставит странам — участникам выставки, с одной стороны, возможность выразить свою самобытность, продемонстрировать преимущества разнообразия мира, с другой, станет площадкой для демонстрации глобального применения новейших технологических достижений разных стран. Азербайджан с его древней историей, уникальной культурой и динамичным развитием имеет все основания стать настоящим украшением ЭКСПО 2020.

Источник газета «Вышка»

Израиль делиться своей практикой с Азербайджаном

Эксклюзивное интервью АМИ «Новости-Азербайджан» с послом Израиля в АР Рафаэлем Харпазом.

В начале ноября нынешнего года планируется встреча членов Клуба главных редакторов стран СНГ, Балтии и Грузии с руководителями властных структур Израиля. Это – не первая встреча КГР с главами государств и правительств, но впервые она пройдет вне постсоветского пространства. В преддверие этого визита члены КГР в странах СНГ провели встречи с послами Израиля в этих государствах. На вопросы главного редактора АМИ «Новости-Азербайджан», члена Клуба главных редакторов стран СНГ, Балтии и Грузии Гюльнары Мамедзаде отвечает посол Израиля в Азербайджане Рафаэль Харпаз:

События на Ближнем Востоке приобретают все более тревожный ракурс. Относительная стабильность, по оценкам мировых СМИ, сохраняется «только в демократическом,  стабильном и процветающем Израиле».  Как Вы оцениваете дальнейшее развитие событий в этом регионе?

Израиль находится в достаточно сложной обстановке. Начиная с периода приобретения Израилем независимости, 65 лет тому назад, ряд государств желают уничтожения Израиля, однако они не смогли этого добиться.

На данный момент Израиль является островком стабильности в регионе. Израильтяне – миролюбивый народ, мы желаем жить в условиях мира. В этом отношении значимы наши мирные соглашения с Египтом и Иорданией.

В настоящее время государство начало переговоры с палестинцами. К сожалению, есть силы, которые пытаются препятствовать  данному процессу. В первую очередь, это Иран, который открыто заявляет, что желает увидеть крах Израиля,  а также террористические организации «Хезболлах», ХАМАС, «Исламский джихад», чинящие препятствия на пути мирных переговоров.

Несмотря на это, Израиль – сильная страна. Мы сумели построить прекрасное государство с мощной экономикой и академическими институтами — число нобелевских лауреатов среди израильтян достигло 10-ти, и блестящее демократическое общество. Кроме того, недавно в Израиле были обнаружены месторождения нефти и газа.

У нас налаженные дипломатические отношения с рядом государств, в том числе с США, странами Евросоюза, Россией и Азербайджаном.

Между Ираном и США наблюдается некоторое улучшение отношений. Как это может повлиять на позиции Израиля?

Иран является угрозой не только для Израиля, но и для всего международного сообщества. В Иране действует режим, сочетающий в себе экстремистско-религиозную идеологию и намерение производить ядерное оружие.

Если Иран превратится в ядерную страну, это создаст почву для создания еще одного ядерного государства. ИРИ на протяжении многих лет дезинформирует всю мировую общественность.

Вторая проблема, связанная с Ираном, это то, что ИРИ спонсирует международный терроризм. «Аль-Каида», ХАМАС, все террористические организации имеют связь с Ираном.

Таким образом, Иран – основной источник нестабильности в регионе. Конечно, мы будем ждать развития процессов, однако мы точно знаем, что в иранском вопросе международное сообщество обладает очень ограниченным временем и возможностями. У терроризма нет границ, и никакая защита не дает гарантии в этом вопросе. В этом отношении большое значение имеет международное сотрудничество, так как главная задача – предупредить поддержку терроризма на государственном уровне.

Ряд экспертов считает, что в арабо-израильском диалоге наиболее важен сам процесс, нежели итог…

Диалог очень важен, он создает доверительные отношения между сторонами. Однако диалог не должен оставаться на словах. Израиль всегда поддерживает диалог и открыт для переговоров.

Какие основные компоненты формируют спектр взаимоотношений между Израилем и Азербайджаном?

У нас особые отношения с Азербайджаном, они берут свое начало 22 года назад, то есть, с момента обретения независимости Азербайджана. Мы высоко оцениваем все достижения этой страны. Все последние руководители Израиля имели и имеют прекрасные отношения с главами азербайджанского государства.

Это было и при Гейдаре Алиеве, и сейчас наблюдается в отношениях с Ильхамом Алиевым. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху свой первый визит на посту главы правительства совершил в Азербайджан в 1997 году, президент Шимон Перес посещал Баку в 2009 году с обширной делегацией, приезжали также министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман и бывший премьер-министр Эхуд Барак.

С азербайджанской стороны регулярно совершаются визиты в Израиль руководителей ряда министерств и ведомств. В частности, недавно  Израиль посетила делегация во главе с министром экономического развития Азербайджана Шаином Мустафаевым, а в апреле министр иностранных дел АР Эльмар Мамедъяров провел ряд официальных встреч с лидерами государства, и мне довелось присутствовать при этом. Кроме того, ежегодно руководители двух стран встречаются на Всемирном экономическом форуме в Давосе.

Израиль высоко оценивает конструктивную позицию Азербайджана в качестве непостоянного члена Совета безопасности ООН.

В ряде сфер Израиль обладает широкой практикой, которой может и желает поделиться с Азербайджаном. Это водные технологии, сельскохозяйственный сектор, медицина и сфера ИКТ. Деятельность израильских компаний в названных сферах в Азербайджане наглядна.

В энергетическом плане Азербайджан является основным экспортером нефти и газа для Израиля. Крупнейшая дочерняя структура Госнефтекомпании АР вне Каспийского моря, на суше,  Caspian Drilling Company, функционирует в Израиле, и мы надеемся на ее успешную работу.

Другой элемент энергетического сотрудничества — это долголетний опыт, который Израиль может перенять у Азербайджана. В Израиле создается Нефтяной фонд, и в настоящее время ведется обсуждение того, какой объем газа будет экспортироваться, а какой – потребляться на внутреннем рынке.

Наиболее значимый компонент двусторонних отношений связан с еврейской общиной. На мой взгляд, Азербайджан является примером толерантности в этом смысле. Евреи живут здесь тысячелетиями, к ним проявляется уважение.

В Азербайджане нет антисемитизма. В Израиле проживает около 70-80 тысяч людей азербайджанского происхождения, в Азербайджане – приблизительно 30 тысяч евреев. Общины поддерживают связь между собой, а это играет важную роль во взаимоотношениях стран. Я лично посещал синагоги в ряде районов Азербайджана, в том числе поселок Красная слобода в Губинском районе АР.

Нельзя не отметить культурные и спортивные связи. Несколько недель назад один из передовых коллективов Израиля – Иерусалимский симфонический оркестр, сыграл в рамках Габалинского международного музыкального фестиваля в Азербайджане, ранее три азербайджанских исполнителя мугама выступили в Израиле, всемирно известный джазист израильского происхождения Авишай Коэн примет участие в Международном Бакинском фестивале.

Национальные футбольные сборные Израиля и Азербайджана недавно сыграли матч в Израиле, а также состоялась встреча юношеских команд U-21. Два месяца назад израильский чемпион по дзюдо принимал участие в турнире в Баку, а в прошлом месяце теннисистка Шахар Пеер выступила на открытии Baku Open.

В сфере туризма также есть сотрудничество. Я полностью объездил Азербайджан, природа страны великолепна, местный народ дружелюбный и гостеприимный. Я думаю, что здесь имеется большой потенциал для развития туризма.

В рамках совместного проекта Азербайджанского института туризма с посольством Израиля ежегодно около 20 студентов отправляются в Эйлат на 5-тимесячную стажировку. Последняя такая группа на днях должна вернуться в Азербайджан.

Как видите, двусторонние отношения между Израилем и Азербайджаном многогранны.

Как развивается военно-техническое сотрудничество между Азербайджаном и Израилем? Какова позиция Израиля в нагорно-карабахском конфликте?

Израиль имеет эффективное сотрудничество с Азербайджаном во всех сферах. Ответ на вторую часть вопроса на самом деле очевиден. У Израиля есть четкая позиция по Нагорному Карабаху. Мы надеемся на мирное урегулирование конфликта, исходя из собственного опыта. Израиль признает территориальную целостность Азербайджана и поддерживает усилия Минской группы ОБСЕ.

На каком этапе находится создание Торговой палаты азербайджано-израильского сотрудничества?

Создание Торговой палаты уже утверждено. Обычно в Израиле регистрация подобной организации проходит несколько этапов, однако в виду того, что в данном вопросе имелся консенсус на всех уровнях, соответствующие юридические вопросы уже решены несколько недель назад. Цель – развитие бизнес-связей между двумя странами. Мы хотим создать платформу для координации и развития отношений между структурами частного и государственного сектора.

В предпринимательских кругах Израиля сложился имидж Азербайджана, как страны, где перспективно заниматься бизнесом

В ближайшее время ожидается также подписание трех двусторонних соглашений – по аннулированию двойного налогообложения, по стандартизации и по отмене виз для дипломатических лиц. Эти соглашения находятся на стадии обсуждения.

Как Вы оцениваете перспективу встречи руководства вашей страны в формате Клуба главных редакторов стран СНГ, Балтии и Грузии?

Я очень рад, что состоится такая встреча.  Израиль связывают хорошие отношения с постсоветскими странами.

В подготовке интервью принимали участие Нармина Али, Ильгар Велизаде.

 

 

 

 

Иран претендует на посредничество

Гюльнара Инандж

 

 Эксклюзивное интервью азербайджанского политолога Тофика Аббасова Международному онлайн информационно-аналитическому центру «Этноглобус»  ethnoglobus.az

 

 После визитов главы Администрации Президента Азербайджана Р.Мехтиева и Шейхульислама Аллахшукюр Пашазаде в Тегеран, иранская сторона начала активную общественно-политическую деятельность в направлении разрешения нагорно-карабахского конфликта. При каких условиях Азербайджан может согласиться на посредническую роль Ирана?

- Это возможно лишь в том случае, если Тегеран окажет давление на Ереван, заставив его отступить с оккупированных азербайджанских территорий. У иранской стороны имеются рычаги воздействия на Армению, и она в состоянии повлиять на положение в конструктивном ключе.

В условиях, кода Армения находится в изоляции, две страны помогают Еревану сводить концы с концами — это Грузия и Иран. То, что делает Иран, имеет для страны-оккупанта стратегическое значение. Речь о поставках энергоресурсов, о насыщении армянского рынка некоторыми дефицитными товарами, о наличии коридора, который помогает Еревану поддерживать экспортный тонус.

Если Иран займет жесткую позицию, то очень возможно, что Армении будет некуда отступать.

 

- Иран всегда предлагал свою посредническую роль в разрешении конфликта. Почему сейчас Азербайджан доброжелательно отнесся к этому предложению?

- Азербайджан всегда был доброжелателен к этому. Вопрос в том, что Минская группа ОБСЕ наделена мандатом самого влиятельного института сообщества в лице ООН. И по тому, как посредники не могут заставить Ереван занять компромиссную позицию, официальный Баку не исключает участия других сторон в разрешении территориального спора с Арменией.

 

 

  -Посредническая роль Ирана в 90-х гг. завершилась оккупацией Арменией новых азербайджанских земель, что составила сомнительный образ Тегерана в разрешении армяно-азербайджанского конфликта. При каких условиях возможно успешное посредничество Ирана в нагорно-карабахском конфликте?

- Посредничество Ирана не имело никакого отношения к захвату Шуши и других регионов Азербайджана. В то время стратегическое преимущество было за Арменией. Она обманула, прежде всего, иранскую сторону, сев за стол переговоров, дав согласие на перемирие и продолжив тем самым свой агрессивный курс. К захвату Шуши  приложили руку и некоторые внешние игроки, которые были заинтересованы в провале инициативы Ирана. В результате Тегеран вместо запланированных дивидендов заполучил пассив.

В нынешних условиях такое посредничество может заиметь результат только в том случае, если обе стороны — и Баку, и Ереван дадут согласие на участие Тегерана в посредничестве.

 

-Официальный Баку обращает особое внимание укрепление связей с Палестиной и тому, чтобы нагорно-карабахский конфликт был бы приравнен по значимости к проблеме Эль- Гудса в исламском мире. Что это даст Азербайджану в освобождении оккупированных земель?

- В Карабахе грубо попирается буква международного права. Не бывает маленьких или больших правонарушений, опасных и не очень опасных и конфликтов, чреватых и не очень чреватых захватов. Преступление есть преступление, и с этим надо бороться.

Аннексия азербайджанских земель, за которой стоит Ереван, это такой же опасный конфликт, как и проблема Эль-Кудса. Этот кризис точно также не терпит отлагательства, как палестинская проблема.

Понимают ли это посредники? Бесспорно да. Но делают вид, будто бы время для раскачки есть. Это опасное, ошибочное и непростительное шапкозакидательство.

В исламском сообществе нагорно-карабахская проблема постепенно обретает иное звучание. Все больше мусульманских стран проникаются пониманием, что нужно помочь Азербайджану в ликвидации армянской агрессии не только словами и заявлениями, но и делом.

-Можно ли убедить США в необходимости участия Ирана в армяно-азербайджанском конфликте?

-США это понимают, но не могут с этим смириться. А смириться с этим, как и согласиться на это они смогут лишь в том случае, если произойдет примирение Вашингтона и Тегерана.

 

-Какое влияние на переговорный процесс может оказать посредничество Ирана в разрешении конфликта?

-Двух параллельных миссий, как правило, не бывает. В этом смысле можно лишь говорить о наличии альтернатив. Если посредничество Минской группы ОБСЕ окончательно подорвется, то тогда появится шанс подумать об альтернативе.

 

 

Есть большой интерес к торговой палате Израиль-Азербайджан

Петр Люкимсон

На днях в Тель-Авиве состоялось собрание учредителей Торговой палаты Израиль-Азербайджан, на котором было выбрано руководство этой организации. Президентом и председателем Совета директоров палаты был единогласно избран бизнесмен Алекс Каплун , гендиректором – Арье Мишне . Оба – бывшие бакинцы, у обоих за плечами блестящая карьера в израильском хай-теке.

Вскоре после окончания собрания учредителей г-н Каплун любезно согласился дать интервью нашему корреспонденту.

 

- Г-н Каплун, давайте начнем с того, как возникла идея создания торговой палаты Азербайджан-Израиль, каковы были основные побудительные мотивы ее создания?

-  Сама по себе эта идея далеко не новая. Уже когда мы приступили к работе над организацией торговой палаты, выяснилось, что до нас был предпринято не меньше четырех-пяти попыток ее создания, но все они по тем или иным причинам не увенчались успехом. У меня эта идея возникла как результат моего жизненного опыта – уйдя почти полтора года назад с поста гендиректора крупной компании, я занялся частным бизнесом и почти полностью сосредоточил свою предпринимательскую деятельность на связях с Азербайджаном, в основном в области высоких технологий. Еще точнее: эта идея возникла у меня в ходе общения с предыдущим послом Израиля в Азербайджане Михаэлем Лотемом, который первым заговорил о том, что пришло время для создания такой структуры, и стал подталкивать меня к этому шагу. Было это примерно год назад. Предложение Лотема мне понравилось, и я начал активно заниматься его претворением в жизнь.

- Как вы лично оцениваете нынешний уровень экономических отношений между Израилем и Азербайджаном? Какую роль в их развитии может сыграть Торговая палата?

- Не секрет, что отношения между нашими странами в последние годы стремительно развивались, объем нашего годового торгового оборота составляет порядка 4 млрд. долларов. Это – очень солидная цифра, говорящая для понимающего человека о многом. Однако доля отраслей народного хозяйства и гражданской промышленности, не считая нефти, в этом обороте относительно невелика. Хочу подчеркнуть: именно относительно, то есть в сравнении с торговым оборотом Израиля в этих областях с такими странами, как, скажем, США, Германия и др. Между тем, обеим нашим странам есть что предложить друг другу, и именно для развития такого, скажем условно, «гражданского бизнеса» и предназначена наша Торговая палата – мы призваны открывать двери и помогать бизнесменам обеих стран в поисках партнеров.

- Как восприняли известие о создании вашей торговой палаты в правительственных и деловых кругах Азербайджана и Израиля?

- Со стороны правительственных кругов как Израиля, так и Азербайджана мы изначально чувствовали постоянную поддержку. Если вы помните, во время недавнего визита в Израиль министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедьярова тот в своей речи подчеркнул: ему известно, что в настоящее время идет создание Торговой палаты, и он горячо приветствует это начинание. Также большую поддержку в создании нашей палаты оказали министр экономического развития  г-н Шаин Мустафаев и министр связи и информационных технологий г-н Али Аббасов.  И, само собой, наша Торговая палата не была бы создана без поддержки Минфина, МИДа и министерства экономики Израиля.

- Как отреагировали на создание палаты крупные компании и бизнесмены обеих стран?

- Многие израильские компании и бизнесмены выразили свою заинтересованность в создании такой структуры уже на начальной стадии. Судите сами: для официальной регистрации Торговой палаты требуется 30 учредителей, а у нас их – 35, причем каждый из этих учредителей – весьма значимая фигура в нашей индустрии; речь идет о гендиректорах, президентах и вице-президентах ведущих израильских компаний в области энергетики, связи, высоких технологий, образования и т.д.

- Лично у меня сложилось впечатление, что большинство израильских бизнесменов все еще плохо знакомы с Азербайджаном и азербайджанским рынком…

- Во-первых, некоторые уже знакомы и отлично на нем работают. Во-вторых, одна из наших задач как раз и состоит в том, чтобы открыть для израильских предпринимателей Азербайджан, огромный потенциал сотрудничества с ним. Должен заметить, что порой израильскому бизнесмену достаточно один раз побывать в Азербайджане, как он моментально начинает понимать, какие возможности там перед ним открываются и начинает активно работать с азербайджанскими партнерами. Поэтому если говорить об интересе со стороны деловых кругов Израиля, то он, повторю, огромен. Уже сегодня желающих стать членами нашей Торговой палаты немало, но мы просто не могли принимать новых членов до тех пор, пока не был выбран Совета директоров, так как по уставу новых членов может принимать только этот.

- А как восприняли сообщение о начале работы палаты в Азербайджане?

-  Как я уже сказал, правительственные круги республики нас, безусловно, поддерживают. Реакция азербайджанских СМИ тоже была самой положительной. Что же касается реакции деловых кругов, то на неофициальном уровне она опять-таки самая положительная, а официальной пока просто не может быть – палата работает, по сути, только несколько дней и еще не было даже ее официальной презентации ни в Израиле, ни в Баку. Мы даже еще сайт не успели открыть. Но интерес уже есть. Я бы даже сказал, большой интерес.

- В чем конкретно будет заключаться деятельность палаты?

- Общая задача та же, что любой билатеральной торговой палаты – продвижение интересов израильских бизнесменов в  Азербайджане и азербайджанских – в Израиле. Смотрите, и в Израиле, и в Азербайджане есть Институты экспорта, причем оба этих института замечательно работают. Но их задача, как следует из самого названия, заключается в налаживании экспорта и увеличении его объема. Торговая же палата не придает особого значения тому, в какую сторону идет бизнес – понятно, что не бывает бизнеса, который выгоден только одной стороне; когда он есть, он всегда обоюдовыгоден. Поэтому мы смотрим на вещи несколько шире; нас интересует как экспортный, так и импортный поток в обе страны, и, соответственно, предоставление предпринимателям услуг и создание структур, которые облегчали бы процесс заключения сделок и интенсифицировали бы эти потоки.

- Что сегодня Израиль, помимо той же продукции своей оборонной промышленности может предложить Азербайджану?

- Очень многое. Уже на данном этапе в палате будет действовать несколько департаментов. Разумеется, будет действовать департамент в области хай-тека. Но хай-тек – это очень широкое понятие, поэтому в этом департаменте будет несколько подотделов. Кроме того, мы обязательно будем заниматься вопросами энергетики, основанной как на традиционных, так и на альтернативных энергоносителях. Уже есть несколько совместных проектов в этой области, которые осуществляются сегодня в Азербайджане, а азербайджанская нефтяная компания, как известно, ведет поиск нефти в районе Ашдода. Сейчас ведутся переговоры о ряде очень крупных и крайне интересных с технологических точки зрения совместных проектов. Безусловно, Азербайджан в силу самого своего местоположения и военно-политических реалий очень заинтересован в приобретении у Израиля технологий, обеспечивающих защиту информации (так называемая «сайбер-защита»), да и во многих других новинках израильского хай-тека. Так, со 2 по 5 декабря в Баку пройдет выставка «Баку-тель», где Израилю будет выделен целый большой павильон, причем  выделен на особых условиях. Параллельно в столице Азербайджана будет проведен совместный израильско-азербайджанский семинар по кибернетической защите и ряду других аспектов. Думаю, израильский павильон на этой выставке будет одним из самых интересных и представительных – и по составу участников, и по количеству и значимости представленных на нем технологических новинок. Другое направление нашей деятельности – медицина. Причем речь идет как о продаже новейших медицинских технологий, так и о развитии проектов, основанных на человеческом факторе – налаживании сотрудничества между больницами обеих стран, обмене кадрами, опытом, научными достижениями. Будем заниматься и кругом проблем, связанных с инфраструктурой – водой, транспортом, безопасностями на дорогах и т.д. Не обойдем  стороной и вопросы образования. Сегодня в Израиле существует ряд технологий для сферы образования, которые являются ведущими на мировом рынке. Например, такие технологии как школьные лаборатории или удалённое обучение. Да и количество бывших ведущих бакинских педагогов здесь немаленькое.

- Вы все время говорите о неких глобальных направлениях. А что у нас с товарами широкого потребления, с продукцией бытовой и пищевой промышленности?

- Пищевая промышленность – это не совсем моя область, мне трудно сказать что-либо конкретное по данному поводу. Этим займутся другие специалисты. Но вот, к примеру, на этой неделе на прилавках азербайджанских магазинов появятся новые смартфоны израильского производства. Это, с одной стороны, обычные смартфоны-андроиды, обладающие всеми известными для таких аппаратов функциями, а с другой в них заложены медицинские датчики, делающие ЭКГ, измеряющие уровень сахара, температуру, насыщенность крови кислородом и т.д. без всяких других приборов. Азербайджан – первая страна в мире, где будут продаваться такие аппараты, и по большому счету это ведь сегодня товар широкого потребления. Азербайджан, в свою очередь, тоже немало может дать Израилю. Бывая, как минимум, раз в месяц в Баку и бродя по родным улицам, я вижу, что существует немало товаров, которые могут вызвать интерес в Израиле.

- Насколько законодательства Азербайджана и Израиля готовы к такой интенсификации сотрудничества? Существуют ли уже какие-то соглашения о налоговых льготах, страховании рисков и т.п.?

- Во-первых, как я уже сказал, экономическое сотрудничество между Израилем и Азербайджаном осуществляется давно, и потому определенная готовность имеется. Конечно, есть вопросы, связанные с мелким и средним бизнесом, но при обоюдном стремлении к сотрудничеству – а оно налицо – все эти вопросы решаемы. Как раз сейчас идет очень плотная работа на эту тему и в нашем посольстве в Баку, и в соответствующих государственных структурах обеих стран, так что в самое ближайшее время в этом направлении ожидаются существенные сдвиги.

- Как известно, недавно израильский Штаб по национальной безопасности включил Азербайджан в список «стран нежелательных для посещения». Не может ли это отпугнуть часть израильских предпринимателей от ведения бизнеса в Азербайджане?

- Уверен, что нет. Будем откровенны: израильтян напугать трудно, мы за эти годы прошли через многое. Поэтому я не думаю, что рекомендации Штаба могут сыграть какую-то роль. Тем более, что, подчеркну, речь идет не о запрете, а именно о совете, рекомендации – дескать, есть какая-то вероятность, что там с израильтянами может произойти некий неприятный инцидент. Но, во-первых, опять-таки мы с вами знаем, что такие инциденты могут произойти практически в любой стране, а во-вторых, именно в Азербайджане их как раз до сих пор не было. Я бы больше отнес предупреждения штаба к туристам и частным лицам, едущим  в Азербайджан по личным вопросам. Но уверен, что это не может повлиять на работу бизнесменов двух стран. В любом случае, с моей точки зрения, в Азербайджане сегодня вполне безопасно. Это, безусловно, одно из самых дружественных Израилю государств, и, повторю, с огромными возможностями для ведения бизнеса.

- И последний вопрос: когда можно будет сделать вывод о том, что создание торговой палаты Израиль-Азербайджан действительно оказалось успешной идеей?

- Когда наша палата станет богата. Мы не являемся коммерческой структурой, и не раздаем дивиденды. Но это не означает, что палата должна быть бедна. Чем больше финансовых ресурсов есть в торговой палате, тем больше работы она в состоянии выполнить.. А богаты мы станем лишь в том случае, когда у нас появится большое количество членов – ведь Торговая палата существует на членские взносы. А как вы знаете, ни одна израильская компания не потратит и доллара, если ей это не выгодно. То есть если большое количество израильских компаний будет платить, стало быть их пребывание в составе палаты выгодно, а значит и идея удалась. Мы также призываем Азербайджанские государственные и частные структуры присоединится к нашей палате, и в ближайшее время мы планируем открыть офис в Баку.

- Спасибо за интервью.

Азербайджан выводит российскую нефть в Средиземное море

Государственная нефтекомпания Азербайджана (SOCAR) и российское ОАО «НК «Роснефть» ведут переговоры по поводу реверса нефти марки Urals по нефтепроводу Баку–Новороссийск в объеме 5 млн. тонн в год. Переговоры между сторонами проходят в рамках подписанного в ходе недавнего визита президента РФ в Баку Соглашения о сотрудничестве и Основных условиях поставок нефти. Об этом журналистам сообщил президент SOCAR Ровнаг Абдуллаев.

По его словам, стороны ведут переговоры о частичной транспортировке нефти марки Urals по трубопроводу Баку–Тбилиси–Джейхан на переработку на НПЗ в Италии и Германии, в которых «Роснефть» имеет долевое участие. Также рассматриваются возможности переработки части российской нефти в Азербайджане. Учитывая тот факт, что 5 мая текущего года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал распоряжение о прекращении действия договора между РФ и Азербайджаном о транзите нефти по трубопроводу Баку–Новороссийск, сообщение президента SOCAR стало сенсацией.

В то же время такой поворот событий фактически свел на нет утверждения некоторых аналитиков о том, что в отношениях Баку и Москвы существуют проблемы и сотрудничество двух стран в области энергетики более невозможно.

С другой стороны, оправдались прогнозы «НГ» о том, что некоторые российские компании заинтересованы в прокачке своей нефти по трубопроводу Баку–Тбилиси–Джейхан. Игнорировать экономическую привлекательность транспортировки по этому маршруту было бы большой ошибкой.

Тем временем высокую оценку перспективам сотрудничества с SOCAR дал глава «Роснефти» Игорь Сечин. Комментируя подписанное в Баку соглашение о сотрудничестве, глава крупнейшей российской нефтяной компании отметил, что «оно является стратегическим и предполагает обмен активами и совместную добычу». «Собираемся развивать целый ряд направлений: взаимные поставки, своп-операции, возможности использования совместной инфраструктуры, а в перспективе, возможно, и работу на трейдерском направлении», – заявил журналистам глава «Роснефти».

В целях реализации этих планов стороны создают совместное предприятие на паритетной основе, которое также займется реализацией проектов по разведке и добыче нефти и газа в различных странах, в том числе в России и Азербайджане. По мнению местных аналитиков, сотрудничество позволит двум компаниям расширить географию деятельности, получить доступ к новым рынкам и ресурсам, а также оптимизировать поставки нефти и нефтепродуктов за счет совместного использования существующей инфраструктуры.
Баку

22.08.2013

Сохбет Мамедов

Источник - Независимая газета
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1377151140

Каспийский вопрос является приоритетным для России

Гюльнара Мамедзаде,  Гендиректор АМИ «Новости-Азербайджан» (партнерская структура РИА Новости), руководитель Бакинского офиса Института Каспийского Сотрудничества, специально для Фонда публичной дипломатии им. А.Горчакова.

Столь ожидаемый и обсуждаемый на различных политических и медийных уровнях визит президента РФ Владимира Путина в Азербайджан включил в региональную повестку ряд ключевых вопросов, развитие которых важно рассматривать не в краткосрочной, а в долгосрочной перспективе.

Довольно сложно сегодня выделить  наиболее фундаментальные итоги визита, когда значение ряда подписанных документов преждевременно, а порой сознательно минимизируется в оценках ряда аналитиков.

Более того, многие наблюдатели и  СМИ уделяют приоритетное внимание не базовым, а внешним проявлениям данного события.

Признаться, тому немало способствовали и организаторы визита, который, по всей вероятности, получит особое определение в дипломатических протоколах. Достаточно оценить эффектные сюжеты с кораблями Каспийской флотилии РФ, на которых ожидалось, но, к счастью, не случилось появление главы российской державы в Баку.

Да и это не вызывает особого удивления, когда речь идет о Путине. Путин сегодня достиг того уровня мирового влияния и личностного значения, что позволяет ему демонстрировать как оригинальный стиль позиционирования, так и  брать на себя лидерство в реализации ряда масштабных региональных проектов в условиях жесткой мировой конкуренции.

Ставка на успех предопределяет соответствующий  уровень партнерства в регионе. И именно Азербайджан в современных реалиях может выступить почти равноценным партнером России в большом регионе, включая Кавказ, Каспий и далее на Восток.

Безусловно, Россия не может претендовать на доминирующее партнерство в связке с Азербайджаном. Таких гарантий не может дать и Азербайджан, что обусловлено многовекторной политикой Баку и наличием у АР не менее обязывающих партнерских договоренностей с западным блоком государств и транснациональных корпораций.

Но  Азербайджан, в силу гибкого использования своего геостратегическое положения  и энергетического фактора, способен в той или иной степени влиять на перспективы России и других  участников  глобальных энергетических и коммуникационных проектов.

Сложившуюся ситуацию и возможность  ее новой конфигурации, при разумных  усилиях сторон, соответственно учитывает и Путин, о чем свидетельствует, по меньшей мере, состав делегации российского президента, представленной на переговорах в Азербайджане, и подписанные документы.

Более того, Путин увязал свой визит в Баку с предвыборным периодом в АР, но  не только и не столько в намерении оказать поддержку президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву, как  это трактуют многие наблюдатели.  В системе межгосударственных отношений есть понятие интересов, остальное – производное от них.

У Ильхама Алиева более чем высокие шансы на следующий президентский срок,  и достаточная поддержка, как на внутреннем, так и на внешнем уровне. Для Путина, как представляется, здесь важно было зафиксировать фактор России не в смысле влияния или вмешательства, а в смысле значения и присутствия, и выхода на обновленную повестку регионального сотрудничества с одним из сложных, но стратегически важных партнеров по СНГ.

Визит главы российского государства в Баку также практически снял ряд неприятных внутриполитических моментов, растиражированных в СМИ. В частности, обнулив доводы о «российских планах» по изменению ситуации в Азербайджане с участием оппозиции и конкретных ее представителей, якобы взращенных Москвой.

Сейчас вряд ли уместно анализировать, кто и какие планы выстраивал на самом деле, и на каких условиях, поскольку предвыборная ситуация в Азербайджане приняла достаточно устойчивый ракурс, высветив как реальных участников процессов, так и маргинальных.

Своим визитом к  Ильхаму Алиеву Путин, как и 12 лет назад – к Гейдару Алиеву, в очередной раз продемонстрировал прагматизм государственника, приумножающего круг важных партнеров, а не наоборот.

На переговорах в Баку был обозначен блок  основных вопросов, как стратегического, так и экономического характера, в котором превалирует энергетический пакет и вопросы военно-технического сотрудничества.

Что касается энергетического сотрудничества, то даже если сегодня речь идет о Соглашении, которое требует технической детализации, здесь главное — в принципе «открытия  шлюза».

На перспективу, подписание Соглашения между «НК «Роснефть» и Госнефтекомпанией АР о создании совместного предприятия на паритетной основе для проектов по разведке и добыче нефти и газа в различных странах, а также о совместном использовании ряда инфраструктурных объектов, в том числе трубопроводов и терминалов, создает предпосылки для начала нового процесса в регионе. А именно: возможной коррекции в интересах РФ географии энергетических и транспортных проектов, инициированных другими геополитическим игроками.

Для РФ, развивающей евразийские интеграционные проекты, все вопросы, связанные с созданием совместных предприятий на пространстве СНГ, в накопительном и качественном соотношении может создать в перспективе нужный фундамент для выхода интеграционного процесса на следующий уровень.

В меняющихся форматах Азербайджану предстоит вести еще более гибкую и сбалансированную политику, но страна уже имеет необходимый потенциал для того, чтобы отражать в  этой противоречивой плоскости собственные интересы с минимальными потерями. И здесь, безусловно, важную роль играет фактор Алиева, осуществляемая им внешнеполитическая стратегия государства.

Что касается военной составляющей переговоров двух президентов, то здесь, наверное, большая часть вопросов осталась за кадром, учитывая сложные процессы в большом регионе, включая Ближний Восток и Иран. Коммерческая сторона вопроса была озвучена: в частности, президент АР заявил, что объем сотрудничества в сфере ВТС между РФ и Азербайджаном составляет 4 миллиарда долларов, и имеет тенденцию к росту.

Каспийский тренд, хотя в итоговых заявлениях президентов и не был конкретно отражен, но  не исключается, что Россия выводит каспийский блок вопросов из сферы периферийного в зону приоритетного внимания.

Растущее значение Каспийского региона, на  что РФ могла отреагировать и ранее, сегодня дополняется военной составляющей, на фоне дальнейшего разобщения интересов и милитаризации прикаспийских стран, к чему ведут и могут воспользоваться в определенных интересах  третьи страны.

Тем более в условиях  завершения активной фазы пребывания в Афганистане контингента НАТО. Вывод войск НАТО подразумевает формирование маршрутов и создание дислокационных баз, с возможной пролонгацией их дальнейшего присутствия  на территории стран, входящих в географию интересов РФ.

Москва демонстрирует намерение на усиление позиций в исторически привязанных к РФ регионах. Возможно, этот тренд на определенном этапе может быть использован и в процессе урегулирования карабахского конфликта. Ситуация в регионе меняется, и те политические инструменты, которые работали двадцать лет назад, сегодня выполняют блокирующие функции.

РФ, в силу своего растущего влияния, может создать в регионе предпосылки для урегулирования конфликтов «политическим путем», как и сказал Путин в Баку.

Вызывает сожаление, кстати, что в медийных и общественно-политических кругах Армении визит президента РФ в Баку вызвал столь неадекватные и негативные комментарии. Хотелось бы надеяться, что общественность Армении, усилиями наиболее здравомыслящих  представителей этой страны, будет пересматривать свои приоритеты, и искать выход из сложных ситуаций не конфронтационным путем, а посредством диалога и компромисса. Со временем это даст решение и в интересах армянского народа.

Резюмируя итоги визита главы российского государства в Азербайджан, можно сказать, что Путин повторил в Баку прорыв 2001 года, и результаты этого визита будут постепенно и последовательно проявляться, влияя на динамику региональных процессов. В перспективе 3-5 лет ситуация в регионе изменится.

http://novosti.az/expert/20130815/299247940.html