В Стамбуле в 2018 году пройдет Фестиваль тюркской музыки

Фестиваль пройдет при сотрудничестве с Министерством культуры и туризма Турции, муниципалитетом Стамбула и телеканалом TRT.

XXV Фестиваль традиционной музыки тюркских народов пройдет в Стамбуле с 15 апреля по 15 мая 2018 года.

Организатором фестиваля выступит Стамбульский совет солидарности ассоциаций и фондов тюркской музыки (MÜZDAK).

Фестиваль пройдет при сотрудничестве с Министерством культуры и туризма Турции, муниципалитетом Стамбула и телеканалом TRT.

В рамках фестиваля 9-11 мая 2018 года в Государственной консерватории тюркской музыки будет организован международный симпозиум на тему: «Стратегические подходы в музыке».

В рамках мероприятия также пройдут 12 форумов на темы: «Влияние культурной политики на развитие музыки», «Подходы к музыкальному образованию», «Структурирование музыкальных учреждений в университетской системе», «Занятость выпускников музыкальных учреждений», «Исследование музыкальных систем».

http://aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2-%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BC%D0%B1%D1%83%D0%BB%D0%B5-%D0%B2-2018-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B9%D0%B4%D0%B5%D1%82-%D1%84%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D1%8C-%D1%82%D1%8E%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%BC%D1%83%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B8-/967197

Российский эксперт: «Россия и Турция не смогут самостоятельно решить карабахскую проблему»

О встрече президентов Турции и России и возможной встрече рассказал Yenicag.ru российский эксперт Андрей Епифанцев.

— Президент Турции Эрдоган, заявил, что в урегулировании карабахского конфликта Россия играет очень важную роль и она может решить конфликт. Как вы оцениваете данное заявление в преддверии встречи с президентом России, и к чему стороны могут придти?

— Мне представляется, что это стандартное дипломатическое заявление, из тех, которые делают накануне важной встречи, чтобы не раздражать собеседника. Россия действительно играет важную роль в урегулировании карабахского конфликта, но она одна не в состоянии его решить, точно также как одна Турция, либо Россия вместе с Турцией самостоятельно его решить не могут. Поэтому ожидать, что на встрече Путин и Эрдоган вдруг чудесным образом найдут формулу решения этого конфликта, которая устроит всех – не приходится.

Любое такое дипломатическое решение должно идти только через болезненные компромиссы со стороны Еревана и Баку, причем, очень вероятно, при давлении на них со стороны международной коалиции, гораздо более внушительной, чем Россия и Турция. Наверное, теоретически может существовать и другой – силовой – вариант решения этого конфликта, но по разным причинам я очень сомневаюсь, что Путин и Эрдоган будут его обсуждать.

— Некоторые эксперты скептически относятся к отношениям Турции и России. Как вы их видите на данном этапе и насколько отношения Турции и России можно считать союзническими?

— Всё зависит от того какой смысл вкладывать в понятие «союзнические отношения». Понятно, что 100%-но и глубоко союзническими отношения наших стран быть не могут т.к. мы в большой степени являемся конкурентами на том же самом или сходном политическом и экономическом пространстве. Полного, тотального совпадения интересов Москвы и Анкары не будет никогда. Другое дело, что в зависимости от конкретной политической конъектуры, на каком-то этапе и до какой-то степени эти интересы могут совпасть и тогда временный, ситуативный союз России и Турции вполне возможен.

Сейчас сложилось как раз такое положение: у нас схожие вызовы и угрозы, Москва и Анкара заинтересованы друг в друге и мы видим ровные, взаимовыгодные отношения. Сказать как долго продлится такое состояние невозможно – может быть на десятилетие, а может быть ситуация изменится и такие отношения быстро прервутся. По сути, подобный тип взаимоотношений России и Турции мы наблюдали последние 2-2,5 века. Наши страны имели около 12 крупных конфликтов или войн, но если обстановка менялась, то Россия и Турция могли прекрасно соседствовать, либо даже воевать вместе против третьей стороны, как это было против Франции. В этом отношении нынешний период не показывает ничего нового.

Ниджат Гаджиев

http://yenicag.ru/rossiyskiy-yekspert-rossiya-i-turciya-n/

Баку-Тбилиси-Карс: путь к успеху открыт

© Sputnik / Elnur Salayev

Официальная церемония открытия движения по железной дороге Баку-Тбилиси-Карс и начала его эксплуатации состоялась 30 октября 2017 года.

Строительство железной дороги Баку-Тбилиси-Карс протяженностью 826 километров осуществлялось на основании азербайджано-грузино-турецкого межгосударственного соглашения от 7 февраля 2007 года.

В итоге азербайджанская и грузинская железные дороги соединились с турецкими. О том, как осуществлялся очередной стратегический для экономики региона проект, смотрите в инфографике Sputnik Азербайджан.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/infographics/20171030/412545144/baku-tbilisi-kars-stroitelstvo-zaversheno.html

ПАСЕ нам не друг

Осенняя сессия Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) в очередной раз подтвердила своё «особое отношение» к Азербайджану. Через голосование недруги Азербайджана смогли «протащить» и принять резолюции по двум докладам, подвергающие резкой критике действующую власть независимой страны. Кто это сделал? Точный ответ на этот вопрос дал помощник президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанов: «Известно, что Азербайджан за период, прошедший с момента членства в этой структуре, последовательно сталкивался с давлением определенных лоббистских групп и, в частности, сподвижников армян. А в бытность Турбьёрна Ягланда генеральным секретарем это давление еще более увеличилось и обострилось. И это вытекает из его особо негативного отношения к Азербайджану».

Итак, 11 октября на заседании ПАСЕ были приняты резолюции по подготовленному Стефаном Шеннаком и Сезаром Предой отчету под названием «Состояние демократических институтов в Азербайджане» и по докладу, подготовленному бельгийским парламентарием Аленом Дестексом «Председательство Азербайджана в Совете Европы: ситуация с очередными шагами, которые будут предприняты в области соблюдения прав человека». ПАСЕ в очередной раз подтвердила, что эта организация  пытается не только «привнести европейские ценности», которые, очевидно, основательно и бесповоротно деградировали, но просто раздавать команды по изменению  государственного устройства в других странах, в том числе и в Азербайджане.

Совершенно необъяснимо в этой ситуации ведут себя представители стран, которые одновременно «расписываются» в большой и искренней любви к Азербайджану. К примеру, как можно объяснить поведение украинской делегации? Без исключения ВСЕ украинские депутаты в ПАСЕ проголосовали за антиазербайджанские доклады! Более того, украинская делегация приложила все силы, чтобы не прошли даже поправки, которые предложила азербайджанская делегация. Как будто до этого не было ни поддержки со стороны Азербайджана (в отличие от Армении, кстати!) территориальной целостности Украины в 2014 году, ни визита Порошенко в Баку в 2016, ни саммита ГУАМ уже в этом году, где Азербайджан также подтвердил свои добрые намерения по отношению к Украине, ни визита в Баку главы внешнеполитического ведомства Украины Павла Климкина уже совсем недавно – в начале октября этого года, когда он встречался с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Причём Киев неоднократно приглашал президента Азербайджана с ответным «дружественным визитом». И после всех заверений в вечной дружбе, украинская делегация, как под дирижёрскую палочку, дружно голосует за лживые домыслы против Азербайджана! Это или временное коллективное помешательство, а на самом деле – непростительная политическая ошибка, показывающая готовность Украины голосовать за что угодно, лишь бы только получить одобрение своих европейских «спонсоров». Конечно, официальный Баку, с его принципиальной позицией, никогда подобный демарш со стороны тех, кто тут же клянется в «дружбе», без государственной оценки не оставит.

Проще говоря, ПАСЕ пытается напрямую вмешиваться в суверенные дела независимого государства. По этому поводу очень верно высказался в своем аккаунте в Twitter помощник президента Азербайджана по вопросам внешней политики Новруз Мамедов: «Некоторые из заседающих в ПАСЕ ведут себя, чуть ли не как члены инквизиционного суда и видят свои обязанности в определении наказания. Разве в ПАСЕ не понимают, куда завела Европу такая политика? Если ПАСЕ полагает, что ее основная миссия заключается в определении наказания  для своих партнеров, а сама эта структура не имеет никаких обязательств, то кому и зачем нужна тогда данная организация?»

На самом деле – какой из важнейших вопросов для будущего Европы был решён за последние годы в ПАСЕ? Конфликт Франции и Корсики? Непрекращающиеся взаимные претензии Лондона и Северной Ирландии? Или между Данией и Фарерскими островами? А между правительством Испании и Каталонией, которые просто уже на грани гражданской войны? Как политолог, могу с ходу назвать ещё пару десятков территорий в Европе, которые прошли через открытые столкновения и где лилась кровь совсем недавно. Что же сделано в их отношении в ПАСЕ? Ответ: НИЧЕГО.

Организация  не в состоянии решить ни одну из подобных проблем. А решать нужно уже давно: европейский сепаратизм просто умалчивается, а на деле Европе уже в ближайшие десять-пятнадцать лет грозит дробление на множество новых государств, во многих из которых уже сейчас можно предсказать расцвет расовой и религиозной дискриминации. И, конечно, исламофобии. Точно так же ПАСЕ не в состоянии что-либо предпринять в отношении двадцатипятилетней оккупации азербайджанских земель в Нагорном Карабахе.

 

Здесь остаётся только полностью согласиться с мнением руководителя азербайджанской делегации в ПАСЕ, председателя комитета Милли Меджлиса АР по международным связям и межпарламентским связям Самеда Сеидова: «ПАСЕ в настоящее время переживает очень тяжелый период и, вместо того чтобы двигаться вперед, идет назад…Ведущий нас в тупик вопрос – отсутствие лидерства и цели в структуре. Когда мы видим, что некоторые парламентарии, а также генсек Совета Европы, выступают с очень агрессивными и неприемлемыми заявлениями против стран-членов, мы задаемся вопросом, что мы тут делаем, для чего мы остаемся в этой организации?».

Чего же добились члены ПАСЕ в результате оскорбительных для Азербайджана решений и заявлений? Опять же – НИЧЕГО. Как сказал лидер страны президент Азербайджана Ильхам Алиев, «если Азербайджан покинет Совет Европы, то никто не придаст этому значения. Ничего в нашей жизни не изменится, мы не станем жить ни лучше, ни хуже, ни богаче, ни беднее. Права человека и демократия и впредь будут находиться в центре нашего внимания. Мы делаем это не для того, чтобы понравиться генеральному секретарю Совета Европы, находящегося в настоящее время в центре необоснованных нападок на Азербайджан. Мы делаем это с целью развития нашей страны».

Азербайджанское политическое руководство уверенно показало, что «давить» на Азербайджан – дело бесперспективное. Невозможно заставить делать что-либо, не вписывающееся в доктрину создания сильного независимого государства, которую проводит Баку. «Принятие предвзятых документов, основанных на субъективных соображениях, и увеличение попыток давления вынуждают Азербайджан вновь пересмотреть отношения с Советом Европы», – заявил помощник Президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанов, комментируя принятые на осенней сессии ПАСЕ доклады по нашей стране, –  принятием этих безосновательных документов оказать давление на Азербайджан невозможно. Азербайджан – независимое, сильное государство, у которого есть свои приоритеты во внутренней и внешней политике, и которое продолжит свой путь развития».

Конечно, многим не нравится, что Азербайджан как государство проводит свою независимую политику, при этом день ото дня укрепляясь во всех отношениях, и в политическом, и в военном плане. Безусловно, совершенствуется и общество, потому что существующие проблемы не «загоняются внутрь» (как это происходит в Евросоюзе), но делается всё, чтобы они решались.

Полностью поддерживают эту политически справедливую оценку и депутаты Милли Меджлиса:

– К большому сожалению, — комментируя решение ПАСЕ, сказал депутат Милли Меджлиса Бахтияр Алиев, — некоторые круги для обеспечения своих интересов, а также для того, чтобы принудить Азербайджан принять их условия посредством других кругов в ряде международных организаций, проводят против нашей страны грязную кампанию. Но они должны знать, что Азербайджан продолжит свою независимую политику. Азербайджан сотрудничает со всеми странами на основе взаимоуважения. Азербайджан не изменит своей политики под воздействием диктата, выдвигаемых условий, необъективного и пристрастного давления.

– Когда речь идет о мусульманском государстве, то они думает только об одном — беспорядок, нестабильность, конфликты, войны, раскол, голод, государственные перевороты и так далее. Они хотят видеть мусульманские страны только такими, — отметил депутат Милли Меджлиса Эльман Мамедов. – Им не нравится Азербайджан, который сегодня проводит независимую политику, у которого растет с каждым днем военный потенциал, уважение, авторитет на международной арене.

Конечно, ожидать другого от организации, которая на протяжении многих лет, начиная со вступления Азербайджана в ПАСЕ ничего, кроме недоброжелательности, в отношении Баку не демонстрировала, нельзя было ожидать. Об этом сказал Президент Азербайджана Ильхам Алиев:

– Во-первых, когда мы вступали в эту организацию, то наши ожидания были связаны с тем, что она окажет нам содействие в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Однако Совет Европы не добился успеха в этом вопросе, это дело не получилось, да и не получится. Во-вторых, в начале нашего членства я был первым руководителем нашей делегации. В то время я был членом парламента Азербайджана и в 2001-2003 годах руководил делегацией Азербайджана в Парламентской Ассамблее Совета Европы. То есть, мне известно, что эта за организация и как в ней относятся к Азербайджану. Отношение было крайне негативным. Мы вступили в эту организацию в один день с Арменией и сравнивали крайне негативное отношение к Азербайджану с позитивным отношением к Армении.

Диалог с Европой, конечно, будет продолжен. Проблема Нагорного Карабаха должна быть поставлена максимально чётко во всех европейских международных институтах,  – будь это ПАСЕ или формат «Восточного партнёрства». Летом этого года, во время саммита в Риге, так и не удалось получить внятного ответа на конкретные вопросы, поставленные азербайджанской относительно Нагорного Карабаха.  Похоже, в Европе прилагают все усилия, чтобы ни одно предложение Азербайджана по Нагорному Карабаху не прошло.

К примеру, известный постоянный представитель Франции при ЕС Пьер Селлаль на заседании Совета ЕС по иностранным делам в Люксембурге 19 июня этого года сделал всё, чтобы предложение Азербайджана о необходимости фиксирования в итоговой декларации саммита «Восточного партнёрства» азербайджанской позиции по Нагорному Карабаху не прошло. Что в итоге и случилось… Зато теперь знаем, кому сказать «спасибо». В результате чего заместитель главы МИД Азербайджана Махмуд Мамедгулиев был вынужден заявить, что «считает невозможным подписание нового соглашения между республикой и Евросоюзом о сотрудничестве до ноябрьского саммита «Восточного партнерства» в Брюсселе».

Сейчас, перед очередным саммитом, предельно чётко сформулировал позицию страны Ильхам Алиев. «Наши ожидания от саммита «Восточного партнерства», в частности, заключаются в том, чтобы Европейская комиссия продемонстрировала единый подход в отношении всех конфликтов на постсоветском пространстве. В противном случае мы вполне справедливо будем воспринимать это как подход с позиций двойных стандартов», — сказал президент Азербайджана на встрече в Баку делегаций Совета ЕС во главе с председателем Комитета по политике и безопасности Вальтером Стивенсом. — Поэтому очень важно, чтобы в тексте итоговой декларации, связанной с Нагорным Карабахом, вопрос о территориальной целостности Азербайджана был четко изложен».

… В азербайджанском языке есть пословицы и поговорки, которые складывались веками и лучше всего отражают характер народа,- доброжелательного, гостеприимного, терпеливого. Но каждое терпение имеет свои пределы, — особенно, когда в твой дом приходят чужие люди и начинают в нём устанавливать свои порядки, воспитывать тебя и членов твоей семьи… Что касается ПАСЕ, то к действиям этой организации хочу напомнить одну старую, но очень точную пословицу: «üz verəndə astar da istəyir». Переводить не буду, даже если в ПАСЕ начнут очередное «расследование» по поводу Азербайджана.

Сафа Керимов, политолог, журналист-международник

 

http://ethnoglobus.az/index.php/vse-novosti/item/2516-%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%B5-%D0%BD%D0%B0%D0%BC-%D0%BD%D0%B5-%D0%B4%D1%80%D1%83%D0%B3

Карабах (1990-1991): игра агентур на фоне измены

«Почему именно армяне были выбраны на роль «ликвидаторов»

Сегодня мы продолжаем нашу серию публикаций о развертывании карабахского конфликта в далеких 1990-1991 годах. Их автор главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын, который в то время работал в Оргкомитете по Нагорному Карабаху (НКАО).

Толковый аналитик точно знает, что невозможно получить на 100% достоверной информации о грядущих событиях, независимо от надежности и компетентности его источников. Он обязательно споткнется о такой камень преткновения, как «субъективизация», проще говоря, каждый будет видеть явление по-своему. Прямо-таки по известному наблюдению: поручите тридцати хорошим художникам написать один и тот же пейзаж, и вы получите тридцать разных пейзажей.

Но с годами понимаешь, что невозможно составить абсолютно достоверную картину и давно прошедших событий. Мы, к примеру, не можем дать исчерпывающее объяснение причин карабахского конфликта, не ответив на главный вопрос: «Почему распался Советский Союз?». И здесь каждый исследователь будет акцентировать свою версию. Кто-то станет утверждать, что СССР не выдержал гонки вооружений, другой напомнит о резком падении цен на нефть, третий все сведет к «проискам империалистических разведок» и т.д. и т.д. Но все это будет не истиной, а лишь ее частицей и то, отраженной в кривом зеркале собственного восприятия мира.

Я же, вовсе не претендуя на оригинальность, уверен, что отправной точкой распада СССР стала клиническая смерть Генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева после тяжелейшего инсульта и инфаркта, которые постигли его в 1976 году. Тогда партийная номенклатура со всеми своими чадами и домочадцами, засевшими в дипломатии и в КГБ, юриспруденции и культуре – в общем, наверху, вдруг увидела перед собой новые перспективы. Элиты почувствовали, что могут быть не просто властью, а властью лично очень богатой, внешне вполне либеральной и для «цивилизованного мира», как говорил классик, «приятной во всех отношениях».  Дверь в этот новое  манящее будущее открывалась на Западе. Туда и рванулся последний Генсек, он же  первый и последний президент СССР Михаил Горбачев.

В прошлой своей публикации я рассказывал о моих личных контактах с Эриком Амфитеатровым, шефом московского бюро «Time Magazine», который имел весьма авторитетные позиции в англосаксонском разведсообществе. Я как-то встретился с ним в канун апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС, на котором новый партийный лидер впервые провозгласил курс на «перестройку». Меня тогда поразило, что Эрику известно о каких-то предстоящих активных подвижках в советском обществе. Он весьма возбужденно желал им успеха и даже обещал «скрестить пальцы» на удачу Горбачева («I’ll keep my fingers crossed for Gorbachev»). Этакое милое британское поверье, восходящее к началу нашей эры – так верующие христиане узнавали друг друга во времена гонений.

К тому моменту  я, конечно, знал о несколько странном визите Горбачева в Британию в декабре 1984 года и о том, что Маргарет Тэтчер принимала его в загородной резиденции в Чеккерсе для особо значимых гостей. Но ни мне, ни кому-либо из моих товарищей, мысль в голову не могла придти, что Генсек ЦК КПСС приехал к Тэтчер на поклон, «сдавать в расход» собственное государство. Не знаю, держал ли Горбачев пальцы скрещенными, но предателя в нем «железная леди» безусловно узнала. Сам Александр Яковлев, «идеолог перестройки», гораздо позже рассказал, а «великий Горби» сам подтвердил любопытнейший эпизод их встречи: «Михаил Сергеевич вытащил на стол карту Генштаба со всеми грифами секретности, свидетельствовавшими, что карта подлинная. На ней были изображены направления ракетных ударов по Великобритании… Премьерша рассматривала английские города, к которым подошли стрелы, но пока ещё не ракеты. Затянувшуюся паузу прервал Горбачёв: «Госпожа премьер-министр, со всем этим надо кончать, и как можно скорее». «Да», – ответила несколько растерянная Тэтчер».

Наверное, с этого момента британские спецслужбы, отнюдь не в меньшей  степени чем американцы и немцы, вплотную занялись «демонтажем» СССР. Англичане были особенно активны на восточном направлении. Кавказ, Центральная Азия – это же традиционные площадки «Большой игры» между Россией и Западом, о которой я вскользь упоминал в одной из предыдущих публикаций. И тому, что британская разведка «Secret Intelligence Service» (SIS) так сконцентрировалась на Азербайджане, у меня есть собственная, может быть, даже несколько эмоциональная версия.

Англичане никогда ничего не забывают, и потеря Баку после Первой мировой войны, на который британская корона имела большие виды,– тоже не исключение. Это же о нашем городе  еще до той «Great War» («Великой войны») писала британская газета Economist: «Если нефть – королева мира, Баку – ее трон». Но этот трон Британии не достался, а желания поквитаться за такую неудачу у нее было в избытке.

Многие исследователи считают, что Уинстон Черчилль вел с Москвой свою личную войну, видя в ней продолжение Крымской, в которой участвовали члены его рода герцогов Мальборо. Это очень характерно для британской ментальности, и ею я объясняю непримиримую позицию по отношению к Азербайджану, которую заняли тогда баронесса Кокс, лорд Пирсон и, конечно, бывший директор разведки Ее Величества Колин Маккол. Тоже, кстати, «сэр».

Мальком  Пирсон сыграл свою главную партию в «Большой игре», начав ее в уже объятом войной Карабахе в 1992 году. Он, действительно, рисковал, но англичанам это свойственно. А по возвращению из карабахских гор в Лондон выступил на заседании парламента, с болью в голосе рассказал о «зверствах» азербайджанцев и продемонстрировал фотографии якобы трофейного оружия, захваченного «почти безоружными армянами» у своих мучителей. Причем, оружие это было западных образцов.

В годы войны я провел немало времени непосредственно на линии фронта, побывал в самых разных воинских частях и никакого подобного оружия в глаза не видел. Я хочу спросить у своих боевых товарищей, может быть, они держали в руках бельгийские пулеметы или британские гранатометы? Конечно, ответ будет отрицательным. Но Пирсон не перегнул с этими липовыми «трофеями». Лорд шел на очень тонкую провокацию: он как бы спрашивал своих коллег по парламенту, мол, что это получается – у «плохих парней» (азербайджанцев) натовское оружие, а у хороших парней (армян) только охотничьи ружья и прочая дребедень. Эффект от демарша лорда Пирсон был громким – вновь оживился «воздушный мост» между Европой и Нагорным Карабахом, по которому «гуманитарные грузы» перебрасывались регулярной армянской армии.

С профессиональной точки зрения операция Малькома Пирсона выглядит, нет, не наивной, а достаточно безалаберной. Никакого документального подтверждения тому, что оружие действительно принадлежит азербайджанским военным, да еще захвачено у них с боем, британский лорд не предоставил. И потом Пирсон, «залегендировав» свои пулеметы-гранатометы натовским «происхождением», вошел в явное противоречие с известной разведчикам установкой: «Не надо искать там, где нет того, что хочется найти». Ну, право, как это вооружение, по каким каналам, могло вообще оказаться в Азербайджане?

Однако о логике сэр Мальком особенно не заботился, прекрасно зная, что каждый слышит то, что хочет услышать. Парламентарии и международные СМИ хотели услышать что-то новенькое о «злокозненных азербайджанцах». Так свою долгожданную порцию «дезы» они получили, сами в нее «поверили» и бросились на помощь армянам.

Впрочем, Еревану и без публичных призывов «SOS! Армяне гибнут!» охотно помогали не только агенты западных спецслужб, но и «перестроечные», и «постперестроечные» демократы. Те самые выходцы из элит, которым очень хотелось денег, власти и известности. Зачастую «реформаторы-либералы» и «туземная агентура» (термин британской SIS) оказывались одними и теми же людьми. Видимо, параллельных путей к предательству Родины не бывает – все дороги сливаются в одну. Вот, к примеру, почивший недавно в бозе Владимир Ступишин, доктор наук, дипломат и некогда законспирированный сотрудник Первого главного управления КГБ СССР (внешняя разведка).

Ступишин долгие годы числился советником советских посольств в Камбодже, Марокко и Франции, занимаясь совсем не пыльной работой в соответствующих резидентурах. Можно, конечно, скептически воспринимать политическое руководство собственной страны, иногда это даже полезно делать – меньше разочарований тогда испытаешь. Но, простите, я с презрением буду относиться к бывшему советскому офицеру и дипломату, который потом в таких выражениях опишет в мемуарах свою жизнь, цитирую, «имевшую несчастье случиться в условиях тоталитарного рабства». Это он-то, беспринципный карьерист, обласканный начальством, которое позже назвал «преступной сволочью», жил в «условиях тоталитарного рабства»?

Из разведки Ступишина изгнали на последнем издыхании «перестройки», когда она стремительно катилась к своему закономерному краху. Очевидной стала его связь с западными спецслужбами. Но отдать Ступишина под суд его начальник, умница, генерал-лейтенант Леонид Шебаршин не смог. В качестве ремарки — Шебаршин очень помогал нашему Оргкомитету и Военной Комендатуре, т.к. знал Виктора Поляничко и многих других еще с «афганских времен». Это Леониду Владимировичу принадлежит замечательный афоризм: «Наши реформаторы — это люди, переведённые с английского на ломаный русский». Ступишин был «переводом» с французского, но это мало, что меняло.

Его мгновенно подобрал другой реформатор от дипломатии, ставший скоро главой российского МИД Андрей Козырев, и сразу же повысил, направив послом, как вы догадались, в Армению. Ступишин по-своему привязался к этой стране, на которую действительно много работал. Чтобы вы имели представление об этой личности, я приведу только одну цитату из его мемуаров «Моя миссия в Армении», которые были изданы несколько лет назад: «Москву очень обозлило освобождение карабахцами 9-го мая Шуши, исконно армянского города Нагорного Карабаха, отуреченного (!!!) за годы Советской власти и превращенного в цитадель…» и т.д. и т.д. По-моему, комментарии излишни. Ступишин даже получил от карабахских сепаратистов «Медаль «Признательность» за оказанные НКР ценные услуги», как записано в наградном листе. Но поверьте, не ею, не тутовкой и даже не армянским коньяком оплачивали армяне его «ценные услуги».

А как же без еще одного реформатора Галины Старовойтовой?  Дочь лауреата Ленинской премии, руководителя ВНИИ тяжёлого машиностроения (это серьезнейший элемент военно-промышленного комплекса), не могла не попасть в поле зрения западных спецслужб. Для них не составляло труда установить, что мадам Старовойтова — личность авантюрная, насквозь циничная и патологически алчная. Вербовочные мероприятия в отношении нее были проведены, очевидно, где-то в конце 70-х или начале 80-х годов, когда Галина Старовойтова в качестве этнопсихолога (коим никогда не была) возглавляла зачастившие в СССР международные экспедиции, изучавшие в Абхазии и Нагорном Карабахе «феномен долгожительства».

Когда советская государственность при Горбачеве затрещала по швам, «этнопсихолог», естественно, обратила свои взоры на Армению, этакую «лабораторию» национальных конфликтов на постсоветском пространстве. В мае 1989 года она триумфально была избрана в народные депутаты СССР от этой республики. На этом поприще ее деятельность канализируется по легальному и нелегальному направлению. Первое — «защита угнетенного народа Карабаха» — нам хорошо известно. А, вот, второе…

В июле 1991 года сформировались т.н. «вооружённые силы Конфедерации горских народов», т.е. незаконное вооруженное формирование численностью до трех тысяч человек, полностью оснащенное автоматическим стрелковым оружием. Первый  «командующий» этими «Вооруженными Силами» некий  Иса Арсемиков однажды неосторожно допустил утечку информации, сказав где-то, что создать свою «армию» помогли «товарищи» из Эстонии, Латвии и Грузии, а также некоторые депутаты  Верховного Совета СССР, среди которых Арсемиков назвал Анатолия Собчака и Галину Старовойтову.

Имеются свидетельские показания, что первую партию из 20 крупнокалиберных пулемётов завезли в Чечню представители Межрегиональной группы Верховного Совета СССР, пользуясь депутатской неприкосновенностью. Естественно, что Галина Васильевна была самой активной участницей тех событий. По некоторым данным, поставки оружия в Чечню — автоматов, пулемётов, гранатомётов — курировал Аркадий Вольский, возглавлявший в то время …Комитет особого управления Нагорно-Карабахской автономной области.

Этот Комитет, позже упраздненный, сделал все возможное, чтобы вывести НКАО из подчинения Баку и передать ее Еревану. И еще одна ремарка – люди Вольского даже формально не передали власть нашему Оргкомитету. Они просто куда-то исчезли, бросив область на произвол судьбы. Когда сотрудники Оргкомитета вместе с военным вошли в бывшее здание обкома, где располагалась команда Вольского, то увидели только распахнутые двери кабинетов, опрокинутую мебель, пустые бутылки, открытые сейфы и клочки документов, разлетевшихся по пустынным коридорам.

Наверное, неслучайно в 1995 году Вольский был назначен фактическим руководителем делегации по мирному разрешению конфликта в Чеченской Республике. А ведь к этому времени Аркадий Иванович уже был президентом богатейшего и влиятельнейшего Российского Союза Промышленников и Предпринимателей и имел на Западе прозвище «Kingsmaker» («делатель королей», понимайте — олигархов). Кстати, Вольский, и Старовойтова, хотя и были фигурами совершенно разного калибра, оба пользовались особой благосклонностью западных лидеров.

Пути Вольского и Старовойтовой после 1992 года разошлись. В это трудно поверить, но Ельцин хотел назначить экс-генерала Олега Калугина, позже заочно приговоренного к 15 годам заключения за измену родине, руководителем федеральной контрразведки, а Старовойтову – министром обороны. Можно только представить сколько бед принесла бы эта «сладкая парочка» народу России, а об Азербайджане я даже не говорю. Но, Галина Васильевна, действуя  по собственному плану «агентурных мероприятий», совершила фатальную ошибку.

Она в декабре 1992 года внесла в Верховный Совет Российской Федерации законопроект «О запрете на профессии для проводников политики тоталитарного режима». В нём предлагалось подвергнуть профессиональным ограничениям работников партаппарата КПСС, штатных сотрудников и агентуру советских и российских спецслужб. На это бывшие «партийные бонзы» — Вольский, Гайдар, Бурбулис, даже сам Ельцин — пойти, конечно, не могли, и Старовойтову из кремлевского пула со временем убрали. Она же начала делать деньги как на политическом, так и криминальном поле. Чем это закончилось – хорошо известно.

Боюсь, что читатель уже впал в состояние, которое называется «переизбытком информации», хотя  я рассказал только о двух публичных фигурах, которые строили себе карьеру на «демократической» волне, одновременно работая на чужые спецслужбы. Поверьте, таких людей было значительно больше. Надеюсь, что еще коснусь этой темы в следующей публикации, а заодно попытаюсь ответить, прежде всего, самому себе на ключевой для карабахской истории вопрос: «Почему именно армяне были выбраны на роль «ликвидаторов» столь близкого советским людям понятия «дружба народов» в далекие «перестроечные времена?».

http://vesti.az/news/344132

Ислам и Туран: Принятия Ислама тюркскими племенами


Официальная историография трактует, что вовремя Таласской битвы 751 году в местечке Атлах порабощенное китайцами предводители тюркского племени Карлук направили свои войска против армии китайской династии Тан в союзе с арабскими войсками и этим самым действием якобы Карлуки способствовали дальнейшее развитие принятия Ислама остальными тюркскими племенами. То есть, академически считается, что именно с этого момента представители племени Карлук, предки нынешних узбеков и уйгуров, якобы первыми признают Ислам своей религией, но исторические факты показывают другую реальную картину.

Благодаря этой победе, главным образом было остановлено экспансия Китая в тюркские земли, а процесс принятия Ислама у тюрков происходил в течении нескольких столетий.
Ислам, как верование и государственная религия в тюркских государствах начал утверждаться в X веке. Следует учесть, что даже во времена Золотой Орды, где основная масса жителей были тюрки, Ислам, как государственная религия была принята, только во время правления Узбек-хана (1283 — 1341). После принятия Ислама Улус Джучи стал называться Улус Узбека, а подданных именовали Узбеками, а тех, кто не принял Ислам стали обозначать Калмыками, то есть отставшими. Лидеры противников Ислама Султан Гийас ад-Дин Мухаммад Узбек хану заявляли: «Ты ожидай от нас покорности и повиновения, а какое тебе дело до нашей веры и нашего исповедания и каким образом мы покинем закон и устав Чингисхана и перейдём в веру арабов?». В ответ, для утверждения Ислама и своей власти Узбек хан устроил массовые казни Чингизидов и сторонников Тенгрианства. Принятие Ислама тюрками не всегда было гладко и мирно.
Кем же были эти воинственные и непокорные народы до завоевания арабов и после принятия Ислама? В официальной исторической науке имеется закоренелая академическая гипотеза утверждающая, что тюрки, якобы на мировой арене появились в VI-VII вв. Данная догма утвердилась после того, как датскому лингвисту Вильгельму Томсену 25 ноября 1893 года удалось дешифрировать древнетюркское руническое письмо. На сегодняшний день в современной науке накопилась масса результатов археологических и лингвистических исследований, которые подтверждают намного древнюю историю тюрков.
Согласно сообщениям Абу Рейхана Бируни, начало заселения Хорезма произошло за 980 лет до Александра Македонского, (т.е. до начала селевкидской эры — 312 г. до н. э.) тогда было образовано царство тюрков, а через 92 года после этого сюда переселился Сиявуш, сын персидского царя Кайкавуса. Александр Македонский появился в Междуречье в IV веке до нашей эры годы. Простоя арифметика сообщения Бируни: 980+312= 1292 г. до н. э. то есть 3 тысяча 309 лет тому назад Хорезм был заселен тюрками, а в 1200 г. до н. э. То есть 3 тысяча 217 лет тому назад в Хорезм приходит Сиявуш сын Кайкавуса, подчинивший своей власти «царство тюрков».
Заслуживает внимания также сообщение Абу Бакр Мухаммад ибн Жаъфар ан-Наршахий, согласно которому, «Бухарский оазис впервые был заселен тюрками, а город Бухару основал сын тюркского хакана Кара Чурин Тюрка по имени Шири Кишвар».
Особый интерес представляет сообщение Махмуда Кашгари, согласно которому, «все города Мавераннахра были основаны и принадлежали тюркам. После того, как здесь значительно возросло количество персов, они стали похожи на города Аджама».
Тюрки до завоевания арабов в большом количестве прибывали в Хорасан еще в IV-V вв. в составе хионитских и эфталитских группировок. В V веке — первой половине VI в. Тохаристан был под властью эфталитов, в 563 г. или 567 г. после их разгрома тюрками становится тюркским владением. Новые походы тюрков раздвинули границы государства до северо-западной Индии.
Так называемый Хорасан с начала VII в. вошел в состав Западного Тюркского каганата. С этого времени начинается процесс массового переселения тюрков в эти территории. Основную массу оседавших тюрков составляли карлуки и халачи, которые впервые начали переселяться в Хорасан еще задолго до образования Первого Тюркского каганата.
По сообщению китайского странствующего монаха и путешественника, посетившего почти все города тюрков Сюань Цзана: Тохаристан состоял из 27 мелких владений, которые были подчинены одному верховному правителю — тюркскому «йабгу». До прихода арабов в эти территории, верховному тюркскому «йабгу» Тохаристана уже подчинялись 212 владений, включая области, расположенные к северу от Амударьи и некоторые области, расположенные к югу от Гиндукуша, в которых правили тюркские правители».
Согласно ат-Табари, к моменту завоевательных походов арабов в Центральную Азию, в первой половине VIII в. в Верхнем Тохаристане (часть Хорасана) было расположено владение тюркского «джабгу», т.е. «йабгу» или верховного правителя Тохаристана. В 618 г. после победы тюрков над Сасанидами верховный тюркский хакан Тон-йабгу (618-630 гг.) в Тохаристане провёл административную реформу и назначил своих представителей — «тудун»ов в области для наблюдения и контроля за сбором дани и все это отдал во владение своему старшему сыну Тарду-шаду, который стал основателем тюркской династии правителей Тохаристана. Позже все это включается в обширную территорию под названием Хорасан.
Многие наивные люди считают, что тюрки приняли Ислам не по принуждению, а по доброй воле, по их толкованию, якобы Тенгрианство тюрков, вера в Небесного Тенгри было монотеистическим и поэтому Исламский образ жизни для тюрков был не чуждым. Некоторые обыватели сообщают, что тюркам ислам, как религия кочевников подошла по менталитету и многие тюркские племена приняли эту религию с удовольствием, и якобы тюрки-варвары, приняв Ислам они просветлились и усилились. Так ли это на самом деле, а как тюрки принимали Ислам?
По сообщениям арабских и персидских летописцев Шейха Ибн Джарир ат-Табари, Абу Бакр Мухаммад ибн Джафар Наршахи, Абу Мухаммад Ахмад ибн Асам ал-Куфи, Абу Мухаммад, Абдул-Малик Ибн Хишам Ибн Айюб, аль-Хумейри и многих других историков процесс завоевания земель Междуречья Амударьи и Сырдарьи была одной из страшных трагедий человечества. Принятие Ислама местными людьми происходило не методом обучения, разъяснения и пропаганды, а внедрялся методом насильственного завоевания и через многочисленные человеческие жертвы тюрки приняли Ислам. Приход арабов в их земли сопровождались кровавыми событиями, и арабские завоеватели на своем пути встретили ожесточенные сопротивления тюрков.
В годы правления халифа Омара ибн Хаттаба (634-644 гг.), арабские войска впервые вторглись в Хорасан и дошли до берегов Джейхуна (Амударьи). Во время правления халифа Османа ибн Аффана (644-656 гг.), местные жители Хорасана, в основном тюрки несколько раз поднимали восстания и изгоняли арабов.
Осенью 673 года по указу халифа Муавии ибн Абу Суфьяна наместник Хорасана Убайдуллах ибн Зияд перешел Амударью. Таким образом первым арабом, переправившимся через Амударью для захвата Бухары и Самарканда, был Убайдуллах ибн Зияд.
Через Хорасан и Мервский оазис начинаются набеги арабов в сторону Бухары, заняв Пайкенд и Рамитан, они осадили город Бухару. Объединенные войска тюрков, пришедшие на помощь жителям Бухары, потерпели поражение. По приказу Убайдуллаха ибн Зияда были разрушены селения, уничтожены посевы, вырублены сады и деревья, всему городу угрожали пожары и полное уничтожение. Арабы разграбили Бухару и взяли огромную добычу. В Хорасан арабы вернулись с четырьмя тысячами пленных и большой добычей — оружием, одеждой, серебряными и золотыми изделиями, другими ценностями. Арабы, завоевав тюркские земли разместили в Мерве, Герате и Нишапуре 50 000 арабских семей из Куфы и Басры.
В 676 году, под предводительством наместника Хорасана Саида ибн Османа ибн Аффана арабские войска вновь вторглись в Бухару. Затем Саид ибн Османа повел свои войска из Бухары в сторону Самарканда. Именно в Самарканде местными повстанцами был обезглавлен Кусам ибн Аббас ибн Абдулмуталиб ибн Хашим, двоюродный брат и ближайший соратник пророка Мухаммада. Саид ибн Осман получил серьезное ранение, был вынужден пойти на переговоры с местными и заключил перемирие. Он вывез из похода вместе с трофеями 30 тысяч пленных. На обратном пути захватил и ограбил город Термез.
В период правления халифа Язида ибн Муавии (680-683 гг.) Муслим ибн Зияд, Асад ибн Абдаллах и многие другие совершали непрерывные набеги в Междуречье Амударьи и Сырдарьи. При халифе Валиде ибн Абдулмалике (705-715 гг.) известный своими жестокостями наместник Ирака Абу Мухаммад аль-Хаджадж ибн Юсуф ас-Сакафи поддержал Кутейбу и в 704 году он становится наместником Хорасана.
По сообщениям историка Абу Бакр Мухаммад ибн Джафар Наршахи автора книги «История Бухары», Кутейба захватив в четвертый раз Бухару, приказал горожанам освободить для арабских воинов половину каждого дома с тем, чтобы воины, живя вместе с горожанами, могли следить за ними. Тот же автор сообщает, что завоеватели действительно использовали этот метод надзора над местным населением и жестоко наказывали каждого, кто не выполнял требование Кутейбы, который издал указ о том, что за каждую тюркскую голову арабам будет заплачено 100 дирхемов. После указа в течении суток в ставку Кутейбы принесли до 10 000 отрубленных голов тюркского населения — мужчин, женщин и детей.
В 712 году Кутейба уничтожает Хорезмскую цивилизацию. Великий ученый энциклопедист Абу Рейхан Мухаммад ибн Ахмад аль-Бируни в своем труде «Аль-Асар аль-Бакия», также сообщает о грабеже, об убийстве всех учёных и тех кто знал письменность хорезмийцев, кто хранил вековые предания и подробно описывает бесчинства, учиненные местному населению при арабском завоевании Хорезма.
Кутейба ибн Муслим был главным организатором и исполнителем последующих завоевательных походов арабов в Междуречье. Под его руководством в 708 году был разграблен и разрушен Кеш (Шахрисабз), 709 году была разграблена и сожжена Бухара, в 712 году Хорезм и Самарканд, в 713 году — Чач (Ташкент). В 714 году его войска начали грабить и разрушать Ферганскую долину.
В 714 году, после смерти своего покровителя Абу Мухаммада аль-Хаджадж ибн Ю́суф ас-Сакафи, организовавшего завоевательный поход на восток и после смерти в 715 году халифа аль-Валида ибн Абд аль-Малика наместник Хорасана Кутейба ибн Муслим теряет всякую поддержку нового халифа Сулеймана ибн Абдул-Малик (715-717). Недовольные его управлением свои же арабы в 715 году в Фергане устраняют Кутейбу со всеми его родственниками вместе с пятью братьями и четверо сыновьями обезглавливают.
Таким образом, факты говорят о том, что именно в период правления Омейядов с 661 по 750 год начинается тотальное наступление арабов в тюркские земли, их набеги из себя представляли периодические грабительские походы наместников Хорасана назначаемых Омейядскими халифами. Кем же были Омейяды? Какая была политическая ситуация в самом Арабском халифате во время правления этой династии?
Еще на заре становления Ислама пророку Мухаммаду было суждено встретиться с язычниками в битве при Ухуде (627г.) во главе с Абу Суфьяном Сарх ибн Харб аль-Умави. Тогда он был одним из ярых противников пророка Мухаммада и Ислама. После того, как Вахши ибн Харба, который побоялся биться с Хамзой ибн Абд аль-Мутталибом лицом к лицу, ударом копья в спину предательски убил молочного брата и ближайшего сподвижника пророка Мухаммада, имеющего почётный титул Асадуллах («Лев Аллаха»). Жена Абу Суфьяна Хинд бинт Утба прибывает на поле боя и распоров живот Хамзы вырвала его печень и съела в знак мести за смерть отца Утба ибн Рабиа, брата аль-Валид ибн Утба и дяди Шайба ибн Рабиа. Основатель династии Омейядов Муавия ибн Абу Суфьян является сыном этих родителей, а Язид ибн Муавия был внуком.
Что же было, какое событие заставило надругаться над телом великого война Ислама, Хамзы Асадуллаха?
За три года до битвы при Ухуде пророк Мухаммад руководил боем при Бадре (624г.). Боевая победа мусульман в этой битве стал фактически поворотным пунктом в их борьбе против язычников. В поединке Али ибн Абу Талиб сразу убил аль-Валид ибн Утба. Хамза ибн Абд аль-Мутталиб на поединке сразу же убил Шайба ибн Рабиа. Хамза и Али вместе убили Утба ибн Рабиа и вывезли раненного мусульманина Убайд ибн аль-Хариса из поля поединка. Бой был справедливым поединком три на три и по согласию сторон. Сам пророк Мухаммад руководил боем, у всех на глазах в честном бою все три язычника были убиты, а один мусульманин был ранен.
В 656-661 годы происходит Первая Фитна. Совершается убийство халифа Османа ибн Аффана и гражданская война между племенами и сторонниками того или иного аристократа в последствии приводит к разделению мусульман на разные течения. Демонстративный отказ Муавия ибн Абу Суфьяна и его сторонников подчиниться избранному халифу Али ибн Абу Талибу, а позже убийство халифа Али в истории Ислама является началом разделения мусульман на хариджитов, суннитов и шиитов.
После убийства в Куфе халифа Али ибн Абу Талиба хариджитами, под руководством Муавия I ибн Абу Суфьяна устанавливается власть Омейядов в Дамаске, которая просуществовало с 661 по 750 год. Неизвестно за какие заслуги Муавия приблизил к себе человека по имени Зияд, происхождение которого никому не было известно и объявил Зияда своим названым братом. Он получил имя Зияд ибн Абу Суфьян, но остался в истории под именем Ибн Абихи («Сын своего отца»), или еще уничижительней — Ибн Сумайя («Сын Сумайи»), что означает — «безродный». Подобный случай — исключительная редкость для арабов, которые считают позором не помнить своих предков или отказаться от их имен.
Муавия отдает в распоряжение Зияда весь Ирак, а затем Хорасан и Персию. В этих регионах он совершил неимоверные преступления, сослал в отдаленные поселения сотни сторонников семьи пророка Мухаммада. После смерти Зияда его сын Убайдуллах ибн Зияд начинает свой карьерный рост при дворе Омейядов.
Вторая Фитна происходит во время халифа Язида ибн Муавия (680-683) и продолжалась междоусобными войнами до 685 г. с перерывами до 692 г. Противостояние Омейядов с семьей пророка Мухаммада окончательно разделила мусульман на враждующие стороны. Убайдуллах ибн Зияд став наместником Куфы в 680 году в Кербале непосредственно участвует в убийстве Хусейна сына Али ибн Абу Талиба и внука пророка Мухаммада. Убайдуллах ибн Зияд это тот, кто, будучи наместником Хорасана первым пересек Амударью в целях разграбления Бухары и Самарканда и сын того безродного Зияда совершавшего преступления в Ираке, Иране и в Хорасане.
Вскоре Язид ибн Муавия был свергнут аль-Мухтар ибн Абу Убайд ас-Сакафи и все те, кто были против Хусейна ибн Али и участвовали в его трагической смерти были обезглавлены. За свои преступления Зияд Убейдуллах был обезглавлен Ибрахим ибн Малик Аштаром, полководцем Мухтара аль-Сакифа.
Третья Фитна (744-750), так же происходит во время правления династии Омейядов. Постоянные интриги и заговоры после смерти Османа ибн Аффана и Али ибн Абу Талиба, которые происходили между арабскими племенами привели к нарастанию недовольства подданных именно во время правления Омейядов и происхождение всех трех фитна в Исламе связаны с Омейядами.
Почти вековая обида за несправедливость и унижение потомков пророка Мухаммада превращается в антиомейядскую революцию начатой бывшим рабом и не арабом Абу Муслимом в Мервском оазисе. Хорасан и Междуречье считался ссыльным краем для неугодных и противников династии Омейядов, Абу Муслим сумел объединить всех недовольных правлением Омейядов. Все это завершилось свержением и почти полным истреблением представителей этой династии, лишь немногим удалось спастись в Андалусии, где они организовали свое царство.
Антиомейядские выступления были в основном под лозунгом требования возвращения халифской власти представителям семьи пророка Мухаммада, к потомкам Али ибн Абу Талиба. На волне этих выступлений в 750 году Абуль-Аббас Абдуллах ибн Мухаммад ас-Саффах становится халифом. Вместо того, чтоб быть преданным идеалам антиомейядского движения он начинает укреплять могущество своей семьи и положил начало более чем 500-летнему правлению Аббасидов, которые укрепив свою власть сразу же начинают кампанию по уничтожению своих недавних сторонников по антиомейядскому движению.
После смерти от оспы первого Аббасидского халифа, в 755 году по приказу второго халифа Абу Джафара Абдуллах ибн Мухаммад аль-Мансура был убит один из вождей антиомейядского восстания Абу Муслим аль-Хорасани. Убийство Абу Муслима вызвало недовольство многих его сторонников, позже начинаются череда восстаний против Аббасидов под руководством Хишам ибн Хаким аль-Муканна в Междуречье и Бабека Хурраммита в Азербайджане.
Халифат при Аббасидах из арабского превратился в мусульманский и этническая принадлежность в управлении государством перестает иметь значение. Масса государственных чиновников уже не состояла только из арабской племенной аристократии. Политический центр халифата перемещается из Дамаска в Багдад. Во время правления Аббасидов происходит арабо-персидский симбиоз, правитель халифата арабского происхождения, а культура и быт персидская, таким образом начинается слияние арабо-персидской культуры на основе Ислама.
Следует отметить и констатировать факт, что в начале возникновения различных течений в Исламе, таких как хариджия, шиа, мурджиа, мутазилия, ахли сунна абсолютно все конфликты происходили на основе политической конъектуры арабских племен, то есть борьба за власть, соперничество между племенами и династиями, даже убийство представителей семьи пророка Мухаммада на заре Ислама были внутри арабскими событиями, а последующие события были связаны с персидскими интриганами, которые вмешивались во внутри арабскую борьбу для устранения того или иного халифа. Какое отношение имеет к тюркам все эти межплеменные разборки арабов и арабо-персидские слияния?
Каждый новый наместник Хорасана назначенный новым халифом переправлялся через Амударью и разграбив города и селения, собрав дань и захватив пленников, возвращался в Хорасан. В результате постоянных перемен халифов и их наместников учащаются набеги арабов почти во все города и селения Междуречья Амударья и Сырдарья и абсолютно все были разграблены и разрушены. Об этих бесчинствах и о бесчеловечности завоевателей писали арабские и местные авторы, упоминавшие в своих произведениях о многотысячных рабах, угнанных на базары халифата, также в их произведениях имеются подробные описания каждого разграбления, разрушения, поджога городов и селений Междуречья, их труды по сей день сохранены в библиотеках мира. Современные археологические исследования подтверждают их сообщения, действительно некогда процветающие города Междуречья Амударья и Сырдарья во время арабского нашествия были превращены в руины и прослеживается глубокий кризис в жизни местных народов, упадок социальной и материальной культуры связанный со спадом производительности ремесленников.
Основная и фундаментальная идея, которая пропагандирует Ислам — это установление мира, добра и любви в человеческих сердцах. Ислам не религия насилия и убийства людей, а наоборот отвергает всякую агрессию. Согласно Корану — Ислам бесспорно является миролюбивой религией для всего человечества, но арабы и персы под флагом Арабского халифата устанавливая новую и ранее неведанную религию, что принесли тюркам и Тюркскому миру, кроме разрухи, убийств и разграблений богатств благодатного Турана?
Народы обширной территории, которая известна под названием Туран, Туркестан и Мавераннахр на протяжении многих столетий принимали активное участие в создании известных всему миру цивилизаций. История этого региона повествует о многочисленных завоевателях, которые стремились установить своё господство над территорией, где имеются несметные богатства. Это были Ахемениды, Александр Македонский, китайские императоры, Сасаниды, персы, арабы, Британская и Российская империи. Они устраивали нашествия на местные государства или тайные сговоры против них.
Местным народам Турана, которые превратили свою землю в рай земной, построили города, возвели прекрасные дворцы и разбили сады, пришлось на протяжении не одного столетия с оружием в руках отстаивать свою землю, свободу, независимость и право на существование. Они мужественно защищали свои нетленные богатства, в том числе культуру и духовность, не жалея собственной жизни во имя и во славу своей Родины. Величие цивилизации не разрушениями мирной жизни людей, не сожжением книг, не уничтожением городов определяется, а также не количеством убитых и не числом порабощённых мирных людей достигается расцвет цивилизации.
Все эти прекрасно сохраненные старинные архитектурные памятники, которые мы видим сегодня и эти крупные городища с фортификационными сооружениями и с цитаделями, археологические комплексы, которые мы находим из недр родной земли, очищая толщу вековой пыли, создавались руками именно местных мастеров, а не арабскими мастерами. Научные труды, воистину великих учёных Турана аль Бируни, аль Хорезми, аль Фараби, ибн Сина и Мирза Улугбека не арабами сделаны, а наоборот вес Исламский мир пользуется их научными открытиями и в XXI веке.
Великий ученый из Хорезма Абуль-Касим Махмуд ибн Умар аз-Замахшари за свою деятельность в Исламском мире получил прозвище Джаруллах («покровительствуемый Аллахом») и Фахри Хоразм («гордость Хорезма»). Его книга «Ал-Муфассал фи синаъат ал-эъраб» является классическим учебником по арабской грамматике, которая используются по сей день для изучения арабской грамматики во всем Исламском мире. Великий Хорезмиец также является автором первого фундаментального арабско-персидского словаря «Мукаддима аль-адаб», многих сборников пословиц, поговорок, сборника дидактических обращений и рассказов «Макамат» и географического словаря.
Многие ученые теологи из Турана оставили золотой след в Исламском мире, даже жизнеописание пророка Мухаммада и сунна мусульман по сей день во всем мусульманском мире преподается по книгам великого учёного из Бухары Абу Абдуллах Мухаммад ибн Исмаил аль Бухари. Его книги «аль-Джами ас-сахих», «аль-Асма ва-ль-куна», «ат-Тарих аль-кабир», «ас-Сунан филь-фикх», «Хальк аф‘аль аль-‘ибад», «аль-Адаб аль-Муфрад» и «аль-Кира’а хальфа-ль-имам» считаются бесценными произведениями человеческого разума.
Продолжение следует
Шухрат Барлас
http://eurasiadiary.com/ru/news/interesting/193269-islam-i-turan-prinyatiya-islama-tyurkskimi-plemenami#.WcufQQwIjho.facebook

Азербайджан помогает Турции заработать на пахлаве

Турецкую пахлаву покупают Азербайджан, США, ОАЭ, Саудовская Аравия, Германия, Ирак, Катар, Грузия, Болгария, Израиль, Иордания, Сирия, Кувейт, Китай, Швейцария, Австралия и другие страны.

Турецкая пахлава, занимая особое место среди восточных сладостей, завоевывает рынки других государств, сообщает агентство Anadolu.

Так, за восемь месяцев этого года Турция экспортировала пахлаву в 18 стран, в том числе США, ОАЭ, Швейцарию и Китай.

Приготовление пахлавы
Приготовление пахлавы

По словам главы Союза экспортеров Юго-Восточной Анатолии (GAIB) Абдулкадира Чыкмаза, доходы Турции от экспорта 130 тонн пахлавы превысили 1,477 миллиона долларов.

Турция в 2016 году экспортировала 136 тонн пахлавы в 13 стран на 1,5 миллиона долларов, сказал Чыкмаз. По его словам, экспорт пахлавы за восемь месяцев приблизился к прошлогодним показателям.

Турецкая пахлава славится на весь мир
Турецкая пахлава славится на весь мир

С начала 2017 года лидерство по импорту турецкой пахлавы удерживают США, куда было поставлено 36 тонн этого продукта. Затем следуют ОАЭ, Саудовская Аравия и Германия.

Турецкая пахлава
Турецкая пахлава

В число стран-импортеров турецкой пахлавы также входят Азербайджан, Ирак, Катар, Грузия, Болгария, Израиль, Иордания, Сирия, Кувейт, Китай, Швейцария, Австралия, Турецкая Республика Северного Кипра и Палестина.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/economy/20170917/411891548/turcija-postavljaet-pahlavu-v-18-stran.html

Помощь единоверцам: Рамзан Кадыров теснит Реджепа Эрдогана

Глава Чечни перехватывает инициативу у турецкого лидера в вопросах поддержки мусульман

Сергей Аксенов

Материал комментируют:

Алексей Макаркин

Глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что никакой необходимости в новых митингах в поддержку мусульман народа рохиджа (рохинья) в Мьянме нет. Об этом он написал в своем Инстаграме. Тем временем, Россия активно способствует процессу урегулированию конфликта в Юго-Восточной Азии.

По словам Кадырова, миллион митингующих, вышедших на площадь в Грозном 4 сентября, вынудили мировую общественность обратить внимание на трагедию рохиджа. Изменилась и позиция России. Если в конце августа МИД солидаризовался с властями Мьянмы, то после митинга в Грозном, Владимир Путин осудил проявления насилия. Глава Чечни поблагодарил президента за это.

«Я обращаюсь к своим братьям и сестрам-мусульманам во всей России с просьбой не поддаваться чьей-то агитации и не дать использовать себя в чьих-то интересах. Сейчас рохиджа нужна гуманитарная поддержка. Мы ее оказываем», — написал, в частности, Кадыров.

Призыв авторитетного чеченского лидера прозвучал после несанкционированного митинга его единоверцев в Петербурге. В минувшие выходные на Дворцовой площади было задержано свыше 130 мусульман. Правда, общее число участников было невелико — около 200 человек.

Днем ранее московская полиция на корню пресекла попытку провести аналогичную акцию у посольства Мьянмы. Подходы к зданию были перекрыты. Организатор акции — писатель Арслан Хасавов рассчитывал встать в одиночный пикет, но и это не удалось. Пришлось возложить цветы к полицейским ограждениям.

«Как я понимаю, в следующий раз не нужно даже пытаться что-либо согласовать, лучше просто позвать друзей и прийти», — констатирует писатель. Действительно, во время самого первого митинга у посольства полиция не решилась препятствовать его многочисленным участникам даже несмотря на радикальные призывы ораторов.

Пережив неуправляемый протест, власти стали готовить меры противодействия. Так, уже через три дня правительством был внесен в Госдуму закон, дополнительно ужесточающий порядок проведения уличных массовых мероприятий. Теперь организаторы обязательно должны называть властям «вопросы, являющиеся причинами проведения» митинга.

Прямой отсылки к протестам по исламской тематике в законопроекте нет, однако подобные ужесточения в российском законодательстве традиционно происходят после ЧП.

Среди других мер, которые, похоже, предприняла Москва, — обращение за поддержкой к лидеру Казахстана Нурсултану Назарбаеву. Опыт переговоров в Астане по сирийскому вопросу, очевидно, был признан успешным. Теперь лидер Казахстана призвал стороны конфликта в Мьянме к диалогу в рамках ООН. Способствуя урегулирования в Мьянме, Назарбаев таким образом помогает снять общественное напряжение и внутри России.

Конкуренцию Назарбаеву и Рамзану Кадырову в деле поддержки мусульман-рохиджа составил президент Турции Реджеп Эрдоган. На первом в истории саммите Организации исламского сотрудничества он пообещал помощь беженцам из Мьянмы, а также призвал мусульман мира к сотрудничеству ради преодоления общих трудностей.

В самой Мьянме обстановка лучше не становится. Центральные власти отвергли инициативу военизированной группировки «Араканская армия спасения рохинджа» (ARSA) о прекращении огня в зоне конфликта на один месяц. При этом число беженцев рохиджа в Бангладеш выросло до 300 тысяч.

Писатель Арслан Хасавов видит в происходящих событиях рождение российского политического ислама.

— Защита народа рохиджа в Мьянме — задача всего цивилизованного человечества — вне зависимости от национальности или религии. Убежден, что не может быть двух мнений в ситуации, когда целый народ фактически лишается права на жизнь. К счастью, многочисленные акции протеста, прокатившиеся по всему миру, заставили мировых лидеров обратить внимание на проблему. В лагеря беженцев начала поступать гуманитарная помощь — в том числе и из России.

«СП»: — У нас такого, кажется, не было никогда…

— Если переместить фокус внимания непосредственно на происходившее в России, в частности, на стихийные несанкционированные митинги, то, пожалуй, действительно можно говорить о возникновении политического ислама. Фото- и видеосвидетельства зверств в Мьянме пробудили сознание тысяч людей, не привыкших выражать свою позицию в такой форме. Но вот, хватит ли запала на что-то большее — вопрос открытый.

По мнению политолога Алексея Макаркина, активность Рамзана Кадырова по защите мусульман в мире находит одобрение в Кремле.

— Рамзан Кадыров позиционирует себя как защитник мусульман во всем мире. И, видимо, делает это с санкции российского руководства. Он человек, понимающий пределы возможного и представить себе, что он выступал и по конфликту в Мьянме, и по мечети Аль-Акса в Иерусалиме, а до этого по вопросу французского журнала «Шарли Эбдо», без согласия федерального центра — трудно. Конечно, согласие есть.

«СП»: — Зачем это нужно федеральному центру?

— Думаю, в России хотели бы иметь такого защитника. Традиционно, в истории, такую роль играл османский султан-халиф, который совмещал светскую и духовную власть. При Ататюрке обе эти должности были последовательно упразднены, но сейчас появился Эрдоган, который, конечно, не султан и не халиф, но стремится играть схожую роль. Он, кстати, тоже высказался по Мьянме.

С учетом непростых отношений России с Эрдоганом, которые похожи на «качели» — то он — лучший друг, то злейший враг, то нечто среднее, как сейчас, наверное, есть желание, чтобы в России был свой защитник, на которого ориентировались наши мусульмане. Хотя они в России и очень разные. Поэтому такая роль Кадырова вполне очевидна.

«СП»: — В действиях и высказываниях Рамзана Кадырова чувствуется все же большая доля самостоятельности…

— Его фраза о том, что он готов при определенных обстоятельствах пойти против политики России вряд ли вызвала удовольствие в Кремле. Видимо, Рамзану было объяснено, что такие фразы лучше не говорить. Ведь, если это можно чеченскому лидеру, то почему нельзя кому-то другому?

«СП»: — Какие еще могут быть политические аспекты этой истории?

— Возможно, у России было желание таким образом несколько дистанцироваться от позиции Китая. До этого Россия целиком шла за позицией Пекина, который поддерживал правительство Мьянмы.

«СП»: — Что будет дальше?

— В итоге возникла интересная ситуация. После выступления в Грозном российский президент осудил «все факты насилия» в Мьянме, после чего Кадыров заявил, что своего он добился. Однако кровопролитие в Мьянме продолжается, а эмоции у части людей в российском обществе уже разбужены. Есть те, кто понимает, что уже оказанной мусульманам-рохиджа поддержки достаточно, что важна также геополитика, отношения с Китаем и т. п., а есть те, кто хочет продолжения. Они рассчитывают, что Россия более активно вступится за мусульман в Мьянме. Россия же этого делать не собирается. Соответственно, появляются недовольные. Они протестуют, выходят на акции. То есть подобного рода конфликты очень трудно держать в управляемом режиме.

— Мне и как мусульманину и как человеку трудно остаться равнодушным к ситуации в Мьянме, — говорит заместитель муфтия Москвы Марат хазрат Арсланов. — Удручает, что от нас мало что зависит. Здесь можно хотя бы в сердце, на уровне молитвы сопереживать этим людям. Это касается всего мусульманского сообщества.

Если же говорить о других видах проявления этой позиции, то они должны быть в рамках закона. Если это разрешают, если это возможно. Если это митинг, то он должен быть согласован. Чтобы таких трагических событий не происходило в мире нужно посвятить усилия образованию, искоренению невежества, радикализма и т. п.

«СП»: — Фонд Рамзана Кадырова пообещал помощь беженцам-рохиджа. Действует ли Духовное управление мусульман России схожим образом?

— Мы никогда не остаемся в стороне. И ДУМ РФ и ДУМ Москвы и фонд «Закят» на протяжении всего этого года собирали помощь единоверцам в разных регионах планеты. В частности, в Сирии, Палестине… На пятничной молитве будем собирать благотворительную помощь и для мусульман Мьянмы.
11.09.17

Источник — svpressa.ru

Кто ведет Саакашвили на прорыв

Украина в преддверии новой революции, обгоревшая Грузия — в томительном ожидании новых потрясений

Саакашвили на Украине. Следующая остановка — Грузия?

Экс-президенту Грузии и бывшему губернатору Одесской области Михаилу Саакашвили 10 сентября вечером удалось-таки прорвать кордон пограничников и попасть на территорию Украины. В этом деле ему помогли мускулистые и боевые сторонники, прибывшие на контрольно-пропускной пункт на польско-украинской границе. Они насильно разбили цепочку взявшихся за руки пограничников и, окружив Саакашвили со всех сторон плотным кольцом, буквально затащили его на сторону Украины.

Сценарий очень знакомый, избитый в Грузии и на Украине до банальности. Сколько подобных потрясений пережили обе страны за последние полтора десятилетия!

Вторжение готовилось давно и, судя по успеху первых шагов, тщательно. Все было продумано до малейших деталей. Саакашвили был уверен в том, что он въедет или войдет на Украину. Не сомневался он в этом и тогда, когда польская сторона по требованию властей Украины задерживала отправку поезда, в котором находился экс-президент Грузии.

Саакашвили добрался-таки до украинской границы. Не поездом, но автобусом, с множеством сторонников. Автобусом он планировал приехать вначале, потом передумал и сел в поезд, но в конце-концов опять вернулся к первоначальному плану.

Он был уверен, что у него все получится. В интервью телекомпании «Рустави-2», которая еще в период его правления была признана рупором «Единого национального движения» и его лидера Михаила Саакашвили, экс-президент, именуемый журналистами этой телекомпании не иначе как «третий президент Грузии», заявил, что арестовать его Порошенко не посмеет.

«На Украине у меня миллионы сторонников. Говорю это без преувеличений. Одно дело — сколько человек придет на границу, и другое, сколькие меня поддерживают. Единственное, что они (власти Украины) могут сделать, — это похитить меня, засунуть куда-то и переправить, скажем, в Грузию. Это будет уголовное преступление, и того, кто прикажет его совершить, обязательно арестуют», — заявил Саакашвили.

Первые шаги экс-президента на территории Украины оказались успешными. Никто его не задержал, никуда не «засунул», в Грузию не переправил. Никто не бросился вдогонку за Саакашвили и его сторонниками. Они расселись по автобусам и автомобилям и направились во Львов. Судя по заявлениям Михаила Саакашвили, оттуда и начнут они наступление на Киев.

По мнению экс-президента Грузии, президент Петр Порошенко, тот самый, который после своего прихода к власти пригласил самого Саакашвили и целый ряд его соратников к себе вначале в качестве советников, затем дал им должности в своем правительстве, а потом по собственной же воле отправил в отставку, сегодня боится его как ребенок, укравший банку варенья.

«Кем оказался этот Порошенко? Президент 40-миллионной страны ведет себя как маленький мальчик, который украл варенье и боится выйти из-под стола, чтобы мама или папа не наказали», — заявил Михаил Саакашвили телекомпании «Рустави-2» еще до вторжения на Украину.

Он пригрозил, что как бы ему ни мешали, он все равно приедет и всех расставит по своим местам.

«Что бы они ни делали, я все равно приеду на Украину, всем преступникам укажу на их места и отправлю в тюрьму», — говорил Саакашвили еще на территории Польши, до пересечения границы с Украиной.

Он пообещал, что обязательно перейдет границу и восстановит на Украине справедливость. Это должно было бы прозвучать как призыв истинного революционера и борца за права человека, если бы под тем же девизом (восстановления справедливости) в 2012 году в Грузии не был бы отправлен в отставку весь состав прежнего правительства Грузии, а в 2013 году потерпел поражение на выборах и сам Саакашвили.

Что сказать о справедливости?! Ее в Грузии пока так и не дождались. Отдельные уголовные дела и наказанные в результате их расследования и судебного рассмотрения чиновники жажду справедливости у народа не удовлетворили. Скорее, оставили ощущение половинчатости, недосказанности, недоделанности…

А Саакашвили и его партия тем временем прошли пятилетний период «реабилитации», может, недостаточный для полного очищения от всех «грехов», но достаточный для того, чтобы кое-что позабылось, кое-что стерлось в памяти, кое о чем взгрустнулось, кое о чем пожалели.

Реабилитированный Михаил Саакашвили при активной поддержке западных «друзей» и «кураторов» развернул активную политическую деятельность на Украине, первоначально приемлемую для Петра Порошенко. Настолько, что президент Украины даже присвоил Саакашвили украинское гражданство. А на все требования грузинской стороны о выдаче экс-президента, которому в Грузии уже были предъявлены серьезные обвинения, отвечал категорическим отказом.

Чиновничья карьера Саакашвили на Украине завершилась в Одесской области. После отставки с должности губернатора он перешел в открытую оппозицию к президенту Порошенко. Противостояние закончилось тем, что Порошенко лишил Саакашвили украинского гражданства. И лишенный до этого и грузинского гражданства экс-президент оказался «повисшим в воздухе».

Отсутствие гражданства нисколько не помешало Саакашвили свободно перемещаться по странам Европы и обосноваться в Польше, откуда и начал он осуществление плана возвращения на Украину.

Судя по активному началу, у Михаила Саакашвили далеко идущие планы. Судя по успеху его первых шагов на Украине, планы составлены не им одним и, вероятно, вовсе не им.

Их осуществление началось примерно так, как 14 лет назад в Грузии начиналась «революция роз», совершенная при «поддержке широких народных масс», хорошо организованной и целенаправленной массы людей.

Тогда тоже казалось, вот-вот случится что-то ужасное. Вот-вот власть Шеварднадзе применит силу, объявит чрезвычайное положение, разгонит толпу митингующих. Не применили, не объявили, не разогнали. Пропустили, отступили, бежали и освободили пространство для дальнейшей деятельности.

Уже тогда у многих зародилась мысль, что все это было хорошо инсценированным и сыгранным спектаклем, целью которого было доказать «демократичность Грузии» и перевести ее на «новый уровень демократического развития».

Человек, не имеющий гражданства, на явное нарушение границы так просто, не имея за спиной прочной опоры, не пойдет. Вероятно, эта «опора», эта «твердая спина» и питает уверенность Михаила Саакашвили в том, что на Украине ему «ничего не будет», что задержать его никто не посмеет.

А самой Украине, судя по уверенности Саакашвили, уготовили «очередной майдан». Если, конечно, нынешний президент Украины поведет себя в создавшейся ситуации так, как его предшественник.

«Я еду на Украину, но обязательно вернусь и в Грузию», — примерно так заявил Михаил Саакашвили в одном из своих телеинтервью. Вероятно, составители этого плана следующей его остановкой обозначили Грузию.

Ирина Инашвили

Источник — regnum.ru

Тема независимой Черкесии, также поддерживается влиятельными черкесами в Турции.

Гюльнара Инандж,  директор Международного онлайн информационно-аналитического центра «Этноглобус» (ethnoglobus.az). (Баку, Азербайджан).

Черкесская тема на мировой политической арене появилась после развала Советского Союза. На данной стадии развития черкесский национализм не агрессивен и не переходит в военную плоскость. Черкесские организации в самой России, также как диаспора и их покровители, пока пытаются сделать данный вопрос предметом интереса международных правозащитных организаций. Официально черкесская диаспора находится под патронажем европейский и международных организаций. Неофициально США, некоторые страны Европы, Израиль и Турция являются катализатором черкесского национализма. Заинтересованность Израиля в черкесском вопросе требует отдельного анализа. Политическую же окраску черкесская тема приобретает в России и Турции.

Пока Турция разбирается с курдской проблемой, против нее вьется черкесская паутина. Так как черкесы не имеют территориальных претензий к Турции, в данном случае речь может идти о политических спекуляциях вокруг нарушения этнических прав, с целью торпедировать просьбу Турции о вступлении в ЕС. Это развязывает руки Анкаре и превращает её в игрока в черкесском вопросе. До российского завоевания черкесы находились в составе Османской Империи. А принадлежность к суннитскому толку Ислама позволяло им легко адаптироваться и занимать высокие посты, чувствовать себя комфортно. Этот процесс имеет продолжение в современной Турции.

Этот фактор позволяет Анкаре активно участвовать в черкесском вопросе. Тема независимой Черкесии, также поддерживается влиятельными черкесами в Турции. После развала Советского Союза этнические черкесы начали появляться на Северном Кавказе в составе бизнес-структур, НПО и учебных заведений, в том числе и в республиках, где проживают адыги. Укрепление Турции в своих бывших исторических владениях, может усилить черкесский сепаратизм и подготовить почву для вытеснения Москвы с Северного Кавказа. Подпитка черкесского национализма – один из элементов плана откола Северного Кавказа от России. Поэтому Россия запрещала въезд в страну для турецких бизнесменов и их участие в региональном бизнесе, выдворяла с Северного Кавказа турецких предпринимателей (в основном это этнические черкесы), закрывала турецкие лицеи. Но тот факт, что черкесский национализм стал предметом манипуляций на Западе, и активность Израиля в этом вопросе, вынудили Москву дать волю действиям Турции, как менее, на её взгляд, агрессивного игрока.

Кроме того, Россия надеялась нейтрализовать черкесские амбиции о независимости путём признания Абхазии. Это, действительно, немного убавило пыл, но полного отказа не произошло. Одновременно Кремлю удалось внести раздор в черкесскую диаспору в вопросе независимости. Факт признания независимости Абхазии усилил разногласия, так как часть черкесов в России и в диаспоре считают, что черкесы, проживающие на территории России, должны иметь свою автономию, к которой они требуют присоединить исконные черкесские земли, ныне находящиеся в пределах других кавказских республик и областей. Ближневосточные события, находящися на переднем плане политической сцены, затмевают черкесскую тему, которая, на данный момент, все еще находится на начальной стадии своего развития.

Черкесский вопрос начнет оказывать серьезное влияние на Россию чуть позднее. Американские эксперты, предсказывающие потрясения на Юге России после Зимних Олимпийских Игр, вероятно, имеют в виду рост черкесского национализма, сопровождающегося сепаратизмом. Народы, не имеющие своей государственности, подвержены внешним влияниям и манипуляциям, их этнические чувства оголены. Они культивируют и мифологизируют героические фрагменты своей истории. Кавказские народы предпочитают не открываться миру, а жить обособленно. Отсутствие исторического опыта государственности чревато повторением тех проблем, с которыми регион столкнулся во время чеченских войн в конце прошлого века.

Подробнее см.: http://www.apn.ru/publications/article31062.htm

В Баку и Астане, несомненно, знали о конечной цели нурсистов — приход к власти

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн центра «Этноглобус» , политолог

Азербайджан и Казахстан объединяет несколько важнейших геополитических, культурных и религиозных факторов. Геополитически оба государства являются одними из ведущих стран своего региона и имеют свое слово в региональных вопросах, что соответственно перекладывает на официальный Баку и Астану определенную ответственность, одновременно делая их уязвимыми перед разного рода вызовами .

Религиозные, культурные и политические вызовы последних лет являются инструментом для раздела сферы влияния с использованием религиозных, этнических и политических факторов

Мироразделяющие силы, особенно крупные региональные государства, сливают воедино религиозный и этнический радикализм. Этносы , проживающие в сопредельных государствах, проповедующих ислам, становятся инструментом для   оказания давления на государство. Например, представитель радикального течения ислама , являющийся также представителем какого то этноса , проживающего в стране, совершив незаконное действие на территории государства, с выявлением его преступности начинает спекулировать его этнической принадлежностью, заявляя о притеснении на этнической основе. Против Азербайджана такие методы весьма активно использовались до середины 2000 гг. на северных и северо-западных регионах страны.

Подобное слияние этнического и религиозного радикализма устраивает обе стороны, выдвигающих свои требования государствам.

Для Казахстана подобная опасность в немного иной форме исходит из региональных стран, но особое место занимает уйгурский вопрос , тлеющийся из Китая. Уйгурский сепаратизм последние годы сливается с радикальным крылом ислама. По данным СМИ число радикальных мусульман среди уйгуров в Китае растет. Несмотря на то, что уйгурский сепаратизм в Китае выступает за независимость, среди этого этноса сильны исламские традиции.

Это и создает условия не только для мобилизации религиозной части населения, но и для деятельности сепаратистских движений на религиозной основе, ставящих своей целью создание на территории Синьцзяна «Исламской Восточно-Туркестанской республики».(1)

Второй вызов это нурсистское течение ислама, исходящее из Турции и претендующее на власть.

После развала Советского Союза гюленисты создали обширную просветительскую сеть , куда входили учебные заведения, ТВ и радио, СМИ, книжные и канцелярские магазины , благотворительные фонды, бизнес структуры и т.д. Им особенно легко удавалось распустить свои корни в тюркоязычных странах, где почти отсутствовал языковой барьер.

Например, очень популярным был в Азербайджане ТВ и радио «Саманйолу» , пропагандирующий ислам в доступным для каждого языке. Так как они пропагандировали ислам в мирном русле, призывая к мусульманскому братству, взаимопомощи, милосердию, рядом с ними оказывались представители разных слоев общества. Но школы Гюлень платные , соответственно там могли учиться дети из среднего и высшего слоя общества. Попасть в их школы и университеты можно было с очень высокими баллами, так как им нужны высокообразованные люди.

В Баку и Астане, несомненно, знали о конечной цели нурсистов — приход к власти. Но приход нурсистов в постсоветское пространство совпало со спадом экономики и государственных структур и хаосом во всех отраслях, что и позволяло им проникать во все области, в том числе и в религиозные структуры в   новообразованных государствах. Вначале Турция использовала нурсистов для усиления и расширения своего влияния в бывших советских республиках.

В Азербайджане в 2014 г. была выявлена сеть нурсистов , были отстранены от должностей несколько госчиновников, были арестованы более сорока членов секты. Но попытка государственного переворота гюленистов в Турции летом 2016 года продемонстрировала как глубоко нурсисты проникли во все государственные и органы, в том числе в силовые структуры и духовенство. По мнению, турецких экспертов нурсисты составляют примерно половину населения Турции.

После 2000-года Москва начала выдворять школы , общественные организации и бизнесменов нурсистов , осевших в южных регионах России. Если в начале 2000 года Кремль, наложив запрет турецким бизнес и просветительским учреждениям акцентировал на политические амбиции Анкары на юге России, то к 2008-му году борьба с нурсизмом приняла открытую форму.

В Казахстане дела с нурсистами обстоят иначе.

По утверждению исследователей, финансирование деятельности образовательных структур сообщества Гюлена в Казахстане осуществляется за счет турецких компаний и бизнесменов, работающих Казахстане. Турецкий эксперт Байрам Балджи в своей статье «Деятельность школ Фетулла Гюлена в Центральной Азии и их роль в распространении Тюркизма и Ислама», опубликованной в №2 журнала «Religion, State & Society» за 2003 г.утверждает, что большинство турецких компаний, ведущих деятельность в Центральной Азии, принадлежат движению Гюлена.

Но власти Казахстана процессы видят иначе, Например, когда после попытки госпереворота в Турции, Анкара обратилась к дружественным странам с просьбой закрыть учреждения Фетулаха Гюлена, в Астане ответили, что в Казахстане нет учебных заведений нурсистов и казахо-турецкие лицеи финансируются из местных органов.

Это можно объяснить словами Б.Балджи , что пропаганда ислама в образовательных учреждениях «фетхуллачи» в Казахстане проходит скрытно. Прежде всего, это связано с опасением руководства движения возможного обострения отношений с казахстанскими властями в связи с радикальной сущностью учения Ф. Гюлена.

Для уточнения заметим, что в Азербайджане религиозная составляющая нурсистских учебных заведений не скрывалась.

Очевидно, то, что случилось в Азербайджане в 2014 и 2016 гг., когда учреждения нурсистов были переданы местным структурам, в Казахстане произошло намного ранее.

Казахстанские СМИ утверждают, что нурсисты проникли в духовенство страны, что звучит реалистично, учитывая стратегические планы Гюлена и вообще любой силы, претендующей на власть.

Следует отметить что, в Азербайджане в 2014 г. после раскрытия сети нурсистов был смещен с должности председатель Госкомитета по работе с религиозными структурами Эльшад Искендеров. В 2015 году был арестован сотрудник Управления мусульман Кавказа с обвинением измена родине в пользу Ирана. Эти факты свидетельствуют тому, что религиозные структуры и духовенство находятся под прицелом заинтересованных зарубежных религиозных центров.

Если в начале 2000 года Азербайджан и Казахстан делали упор на нейтрализацию радикальных исламских течений, то последние годы религиозная политика нацелена на опережение процессов. Здесь необходимо анализировать деятельность государственных структур , курирующие религию и религиозные структуры.

Итак, в 2001 г. в Азербайджане был создан Гокомитет по работе с религиозными структурами (ГКРРС). В Казахстане при Министерстве Молодежи и культуры действовать Комитет по религии, который в конце 2016 г. вошел в структуру тогда же сформированного Министерства по делам религий и гражданского общества.

ГКРРС определил свой стратегический план, который объединял в себе предотвращение радикальных элементов в религиозной сфере с целью сохранения толерантности , контроль на издание и ввоз в страну религиозной литературы, привлечение деятельность религиозных структур к национальным государственным интересам и разрешению социальных проблем общества, организация религиозного просвещения, предотвращать попытки деструктивных групп использование религиозных людей в политических целях, регулировать и развивать отношения государство-религия, проведение идеологической и просветительской работы среди молодежи, укрепление национально-патриотических чувств и развития идеологии национального государства среди религиозных людей, оказывать содействие умеренным верующим и организациям в их деятельности против радикальных религиозных течений.(2)

Важным является тот факт, что при Управлении Мусульман Кавказа действует Бакинский Исламский Университет. За годы независимости сотни молодых людей окончили этот вуз. Студенты Бакинского Исламского Университета отличаются патриотизмом и государственностью, современным мировоззрением. Главное , только студенты Бакинского Исламского Университета могут занять посты в мечетях страны и преподавать в медресе.

Ранее по причине нехватки кадров, во многих мечетях страны работали люди, получившие образование в зарубежных духовных университетах, что позволяла им пропагандировать радикализм и антигосударственную политику.

Также иностранным гражданам запрещены проводить религиозные проповеди и обряды. Согласно изменениям в Конституцию религиозные обряды могут проводиться только в пределах мечетей. Уличные религиозные шествия, вывешивание религиозных флагов, проведение в домах религиозных обрядов запрещаются законом.

Создание в декабре 2016 года Министерства по делам религий и гражданского общества Республики Казахстан и передача в его подчинение Комитета по религии является ответом вызовам последних лет.

Работа Министерства по делам религий и гражданского общества РК осуществляется по трем основным направлениям: первое – реализация государственной политики в сфере религий, в том числе взаимодействие с религиозными объединениями, обеспечение права свободы вероисповедания граждан, второе – взаимодействие государства и гражданского общества, третье – государственная молодежная политика.

Министерством будут приниматься меры по пресечению попыток использования религии в деструктивных целях. В этой связи министерство направит усилия на совершенствование комплексных мероприятий по противодействию экстремизму и терроризму и акцентирование внимания на важности соблюдения всеми субъектами религиозных отношений Закона Республики Казахстан «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». (3)

Казахстан также основал Казахо-египетский исламский университет «Нур», правление которого находится у Духовного управления мусульман Казахстана. Здесь привлекает внимание два интересных момента. Первое, в попечительский совет университета входят как Верховный Муфтий Казахстана, также ректор известного во всем мире Египетского исламского университета Аль-Ахзар и другие влиятельные представители духовенства и ученые Казахстана и Египта, что придает учебному заведению международный статус.

Этот фактор привлекает на учебу в университете «Нур» казахскую молодежь ,желающих получить образование в арабских странах.

Кроме того, университет находится в подчинении Духовного Управления Мусульман Казахстана, что позволяет контролировать деятельность «Нур».

Таким образом, контролируется религиозное образование и сокращается количество молодежи, получающих образование в арабских странах, где они попадают под влияние радикальных исламских течений.

В начале 2016 -го года по итогам работы научно-практической конференции «Целостность религиозного образования – гарант религиозной стабильности», которая прошла в Алматы в Египетском университете исламской культуры «Нур», принят исторический документ — Концепция развития религиозного (духовного) образования до 2020 года Духовного управления мусульман Казахстана.

Этот документ принят с целью повышения религиозной грамотности населения, формирования исламского образования разностороннего формата и усиления роли ДУМК в организации получения религиозного образования.

Согласно концепции ДУМК будет готовить имамов, не только умеющих проповедовать, но и просвещать в вопросах религиозной науки и гуманизма. Для этих целей медресе планируется приблизить к уровню светских учебных заведений и присвоить всем медресе статус колледжей.
Статус колледжей даст право медресе выпускать не только имамов, но и квалифицированных религиоведов с дипломами государственного образца. В настоящий момент выпускники медресе могут работать только в системе ДУМК, в основном имамами в мечетях.

Благодаря разработанной концепции они смогут трудоустроиться в государственные органы, подведомственные учреждения, научно-исследовательские центры с религиозной направленностью. (4)
Приведенные параллели свидетельствуют о целенаправленной , системной работы и составления стратегии работы с религиозными структурами и построения взаимоотношения государство-религия в Азербайджане и Казахстане. А вот насколько это удается в реальности и получается ли диалог -это уже требует отдельного системного анализа.

Источники:

1. https://365info.kz/2015/11/separatizm-v-sintszyane-eshhe-odna-ugroza-dlya-kazahstana/

2. Стратегический план Государственного Комитета по работе с религиозными структурами Азербайджана.

3. (https://strategy2050.kz/ru/news/39829/)

4. Ислам в СНГ

Кремль не реагирует на героизацию нацизма в Армении

Героизация пособников нацистов идет не только на Украине

17 июля 2017 года главы МИД стран-членов ОДКБ сделали заявление о недопустимости осквернения памяти воинов-освободителей в годы Второй мировой войны. В частности,говорилось:

«Категорически не приемлем и решительно осуждаем предпринимаемые целенаправленные усилия по переписыванию истории, искажению и пересмотру итогов Второй мировой войны, попытки героизации нацизма и воинствующего национализма»

Заявление ОДКБ совершенно обоснованно, и мы неслучайно возмущаемся, когда на Украине национальными героями объявляют, например, Бандеру и Шухевича. Однако похожие вещи творятся не только на Украине, но об этом говорят значительно меньше. Я напомню, что в 2016 году в Ереване воздвигли помпезный памятник одному из самых одиозных деятелей партии «Дашнакцутюн» – Гарегину Нжде. Церемония открытия прошла в торжественной обстановке с участием президента Армении Сержа Саргсяна.

И трудно представить, что Саргсян не знаком с деталями биографии «виновника торжества».

Еще в начале XX века Нжде проходил по «делу Дашнакцутюн» и отсидел в тюрьме несколько лет. Если кто не знает, «Дашнакцутюн» до революции занималась террористической деятельностью. Во время Второй мировой войны Нжде активно сотрудничал с нацистами, входил в так называемый Армянский совет (Берлин, 1942 год). Обращался к рейхсминистру восточных оккупированных территорий Розенбергу с просьбой сделать Армению германской колонией.

После поражения Германии его арестовали сотрудники СМЕРШа, затем состоялся суд и приговор — 25 лет тюремного заключения. 21 декабря 1955 года Нжде умер во Владимирской тюрьме.

Но вот прошли годы, СССР исчез с карты мира, и в наше время руководство Армении разрешает поставить в столице памятник этому деятелю. Мало того, первое лицо государства лично прибывает на церемонию открытия. Ни пособничество гитлеровцам, ни призывы превратить Армению в колонию Рейха не стало препятствием для того, чтобы в Ереване появился памятник Нжде.

И это не единственный пример. В 2005 году в Капане (город на юге Армении) был построен целый мемориальный комплекс и парк памяти все тому же Нжде. Налицо противоречие: Армения ставит памятники пособнику нацистов и сама же, как член ОДКБ, осуждает именно такие действия на высоком дипломатическом уровне.

Нельзя сказать, что российские СМИ полностью игнорируют появление таких памятников в Армении. Публикации на этот счет, конечно же, были, но немного. Да и на официальном уровне реакция Москвы оказалась невнятной. 

Еще прошлым летом, 2 июня 2016 года состоялся брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой. Ей задали вопрос:

«Несколько дней назад Киев принял решение о переименовании Московского проспекта в проспект Степана Бандеры, а в Ереване в субботу был открыт памятник нацисту Гарегину Нжде. Как МИД России относится к этим фактам переписывания нашей общей истории нашими соседями?»

Захарова ответила:

«Что касается второго случая, о котором Вы сказали, не могу ничего сказать, я не видела этой информации». 

Хорошо, на тот момент Захарова не располагала необходимыми сведениями, но уже 10 июня 2016 года она вернулась к вопросу и сформулировала следующую позицию:

«Для нас непонятно, почему установлен указанный памятник, ведь мы все знаем о бессмертном подвиге армянского народа времен Великой Отечественной войны, Второй мировой войны.

Конечно, для нас основным индикатором официальной позиции Еревана по вопросу о сохранении исторической правды о Великой Отечественной войне является отношение к празднику 9 мая – дню общей для нас всех Победы.

Армения также входит в число соавторов традиционной резолюции Генассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Кроме того, при принятии данной резолюции на 70-й сессии Генассамблеи именно делегация Армении озвучила совместное заявление государств-членов ОДКБ в поддержку данной важной инициативы. Мы исходим из того, что именно это и есть официальная позиция Еревана и армянского народа».

Захарова заявляет, что основной индикатор официальной позиции Еревана – это отношение к Победе. А установка памятника пособнику нацистов, не бросает ли тень на отношение к Победе?

Захарова напомнила, что Армения – один из соавторов «резолюции Генассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом… далее по тексту». А как тогда трактовать появление монумента Нжде в Ереване? Разве это не нарушение указанной резолюции? А как относиться к тому, что в церемонии открытия памятника участвовал президент Армении Саргсян?..

Все это риторические вопросы, вызывающие эффект дежавю. Дело в том, что примерно так же вела себя Москва в 90-е годы, когда Украина начала раскрутку бандеровского мифа. Уже тогда эксперты предупреждали о крайне негативных последствиях такой идеологической политики Украины, но официальная Москва смотрела на все это сквозь пальцы. Теперь в Киеве укоренился радикально антироссийский режим, а Бандера прочно вошел в «пантеон» героев новой Украины.

Урок Украины ничему Москву не научил?..

Автор: Даниил ПреображенскийЧитать полностью: http://www.km.ru/v-rossii/2017/08/12/armeniya/807971-effekt-dezhavyu-moskva-nastupaet-na-starye-grabli

«Каспийская спираль»: новые вызовы региональной безопасности

Несмотря на отсутствие единого юридического документа, который закреплял бы международно-правовой статус Каспийского моря, система международных отношений в каспийском регионе в общих своих чертах сформировалась и успешно функционирует. Она базируется на трех основных принципах: разделение морского дна на национальные сектора по модифицированной срединной линии, сохранение водной толщи в общем пользовании и невмешательство третьих стран в отношения между прикаспийскими странами, в особенности в вопросах делимитации и военно-политической безопасности.

При всей внешней простоте каспийской политической формулы складывалась она в условиях серьезных противоречий сторон на протяжении всего периода истории с момента распада СССР, и отдельные ее аспекты остаются неурегулированными по сей день. Причина, по которой прикаспийские страны с трудом приходят к взаимовыгодному консенсусу заключается в том, что Каспийское море является крупнейшим мировым очагом добычи углеводородов. Оценки запасов нефти и газа в недрах Каспия колебались по мере усиления или ослабления геополитической конкуренции в регионе. В среднем доля потенциальных ресурсов Каспийского моря в мировых запасах оценивалась в пределах от 5 до 10%. По последним данным каспийские углеводороды составляют 48 млрд баррелей нефти и 292 трлн куб. м природного газа. Современная добыча нефти на Каспии покрывает приблизительно 3.4% мирового спроса[1].

Из-за высокой экономической значимости Каспийского моря для мировой энергетики проблема делимитации и эксплуатации его ресурсов после распада СССР и прекращения существовавшего ранее режима пользования водоемом стала принципиальной. Для России и Ирана, обильно обеспеченных углеводородами за счет других, некаспийских месторождений, проблема эксплуатации ресурсов водоема была в большей степени политической. Главным для Москвы и Тегерана было сохранение лидерских позиций на Каспии и осуществление контроля за основными каналами добычи и экспорта углеводородов, поэтому вместе они придерживались и продвигали принцип кондоминиума, т.е. общего пользования. В начале 1990-х гг. вовсе существовал проект международной организации прикаспийских государств, в создании которой больше всех был заинтересован Иран. Для Казахстана, Туркменистана и, в особенности, Азербайджана ресурсы Каспийского моря напротив ценны прежде всего с точки зрения экономики. По этой причине с самого начала они отвергали принцип кондоминиума и придерживались позиции полной делимитации моря на национальные сектора.

Данная конфронтационная модель системы международных отношений на Каспии существовала приблизительно до 1997 г., когда в российской политике произошел перелом. С целью сохранения позитивных отношений с бывшими советскими республиками Москва серьезно скорректировала свой политический курс. Вместо идеи кондоминиума она стала активно поддерживать режим национальных секторов при сохранении водной толщи в общем пользовании[2]. В период с 1998 г. по 2004 г. между Россией, Казахстаном, Азербайджаном и Туркменистаном был заключен ряд договоров, которые урегулировали основные противоречия между странами и установили принцип делимитации по модифицированной срединной линии[3].

Стоит отметить, что решение Москвы изменить внешнеполитическую линию в каспийском регионе было своевременным и весьма удачным, поскольку с одной стороны была ослаблена конфронтация между странами региона и созданы условия для эффективной экономической эксплуатации углеводородных ресурсов водоема, а с другой Россия стала лидером политического процесса на Каспии. Пойдя на ряд экономических уступок своим соседям по региону (наибольшими выгодоприобретателями от режима национальных секторов являются Азербайджан и Казахстан), Москва укрепила свою политическую роль и добилась от остальных стран принятия ряда выгодных ей условий. Так, в Тегеранской декларации, принятой по итогам работы II саммита прикаспийских государств в Тегеране в 2007 г., был закреплен принцип невмешательства третьих стран в дела государств региона[4]. На IV саммите прикаспийских государств, состоявшемся в Астрахани в 2014 г., закрытый статус Каспийского моря был конкретизирован и распространен на военно-политическую сферу. Кроме того, в итоговом заявлении лидеров прикаспийских стран был установлен режим общего пользования водными ресурсами за пределами 25 мильной национальной зоны[5].

После успешного саммита прикаспийских государств в Астрахани СМИ активно распространяли информацию о том, что страны как никогда близки к тому, чтобы принять единую конвенцию и таким образом покончить с неопределенностью в системе международных отношений в каспийском регионе. Однако подобные оценки были преждевременными, если не вовсе неуместными. Как было отмечено выше в период с 1998 по 2004 гг. Россия, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан урегулировали между собой большинство вопросов делимитации, но при этом между ними остались некоторые проблемы, наиболее острые, в частности, в отношениях между Баку и Ашхабадом. Кроме того, выработанную ими схему полностью отверг Иран.

После того, как в 1998 г. Россия и Казахстан приняли первое соглашение о разграничении дна в северной части Каспия, Иран, осознав факт того, что он лишился поддержки Москвы в каспийской дипломатии, также существенно скорректировал свой подход к делимитации моря. Тегеран принял модель национальных секторов, однако в основу своего подхода положил принцип справедливости, т.е. предоставления каждой из стран региона равных секторов моря с полным правом на недропользование. В соответствии с принципом срединной линии Ирану полагается сектор размером в 13-14% от общей площади Каспия. Соответственно увеличение его национальной акватории должно быть произведено за счет секторов соседних стран – Азербайджана и Туркменистана. Ашхабад, имеющий ряд претензий к Баку на Каспии, не отказался от принципа срединной линии, но в целом позитивно воспринял саму возможность пересмотреть некоторые итоги каспийской делимитации, поэтому особенно острых проблем в ирано-туркменских отношениях не наблюдается. Однако, принимая во внимание то, насколько важную роль в экономике и политике Азербайджана играет Каспийское море, в отношениях между Баку и Тегераном возникли серьезные противоречия.

В зоне азербайджано-иранского соприкосновения оказался целый ряд перспективных углеводородных структур – Алов, Араз, Шарг, Сардар-Джангал – статус которых Тегеран начал оспаривать. В 2001 г. во время попытки Баку начать нефтедобычу на месторождении Алов между Азербайджаном и Ираном произошел опасный военный инцидент, прекратить который удалось только после вмешательства внешних сил в ирано-азербайджанские отношения. Хотя со временем позиция Тегерана смягчилась, он продолжает настаивать на принципе равных долей и по сей день. Причем претензии Ирана по отношению к соседям усиливаются в периоды активизации нефтедобывающей деятельности на Каспии, как например было в начале 2000-х гг., когда строился трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, или в 2008 г., когда началась активная фаза добычи на глубоководной части месторождения Гюнешели.

Таким образом, в Каспийском регионе сложилась спиралевидная модель отношений. Политический процесс последовательно развивается и со временем обретает конкретные формы, однако из-за неурегулированности целого ряда проблем в отношениях между прикаспийскими странами стадия мирного диалога регулярно сменяется стадией конфронтации. Причем переход от сотрудничества к соперничеству обычно происходит в период обострения региональной конкуренции между основными акторами в регионе.

Хотя в Тегеранской декларации и закреплено положение о невмешательстве третьих стран в дела региона, с момента распада СССР постоянными участниками региональных процессов являются США, страны Европы и западные нефтяные транснациональные корпорации. Подключение их к каспийской системе международных отношений было вполне естественным, поскольку с одной стороны они являются основными покупателями каспийских углеводородов, а с другой обладателями необходимых для их реализации технологий и финансовых возможностей. В период с середины 2000-х по 2013 гг. интерес западных инвесторов к Каспию постоянно снижался. Это было связано как с существенной коррекцией ожиданий относительно объемов нефти и газа в регионе, так и рядом политических и технологических проблем. Но с 2013-2014 гг. наблюдается постепенное усиление интереса западных инвесторов к Каспию. Причина тому ввод в эксплуатацию месторождения Филановского в российском секторе Каспийского моря и месторождения Кашаган в казахском. Ожидается, что их разработка приведет к увеличению ежедневной добычи нефти в регионе на 200 млн баррелей[6].

В условиях возросших ожиданий относительно роста нефтедобычи на Каспии страны региона активно привлекают инвесторов для эксплуатации собственных секторов. Так, казахстанская корпорация КазМунайГаз продала итальянской корпорации Eni 50% долю прав недропользования на месторождении Исатай. Стороны также договорились о создании совместного предприятия по его разработке[7]. Туркменистан занимается поиском инвесторов для освоения месторождений Северное Готурдепе и Узунада с целью увеличить экспорт в Индию и Пакистан. Также крайне перспективным для Ашхабада является проект транскаспийского газопровода, через который он бы осуществлял экспорт энергоресурсов в Европу[8]. О перспективах газопровода, который соединил бы Туркменистан и Азербайджан говорил, выступая в Польше 27 июня 2017 г. президент И. Алиев. Азербайджанский лидер подчеркнул, что его страна высоко заинтересована в увеличении газового экспорта в страны ЕС в рамках программы Южного Газового коридора, который, по его словам, будет закончен в течении 2-3 лет[9]. Не отстает от своих соседей и Иран. Национальная иранская нефтяная компания ведет переговоры с норвежскими, датскими и британскими инвесторами об эксплуатации иранского сектора Каспия, причем речь на переговорах идет о месторождении Сардар Джангал, находящемся в оспариваемом участке соприкосновения с азербайджанской акваторией[10].

Следуя логике региональной архитектуры международных отношений активизация нефтедобычи на Каспии и приход новых инвесторов гарантированно приведут к интенсификации региональной конкуренции, причем как между прикаспийскими странами (в особенности между Азербайджаном, Туркменистаном и Ираном), так и между внешними акторами, США и Европой с одной стороны, и ведущими государствами региона, Россией и Ираном, с другой. Однако новый виток конфронтации на Каспии имеет целый ряд отличий, от чего довольно сложно спрогнозировать его итог. Если в конце 1990-х начале 2000-х гг. США и страны Европы являлись союзниками в регионе, то на данный момент их интересы неоднородны. Для США, активно заявляющих о намерении увеличить поставки сжиженного газа в Европу, активность европейских корпораций по увеличению экспорта каспийских углеводородов в страны ЕС является маловыгодным сценарием. Кроме того, существенные разногласия между европейцами и американцам существуют по вопросу об отношениях с Ираном. Европа рассчитывает расширить с ним контакты, в особенности, в сфере экономики и энергетики, в то время как администрация Д. Трампа пока что проводит жесткую конфронтационную линию по отношению к ИРИ.

Вдобавок к европейско-американским противоречиям в каспийском регионе также наблюдается новый дипломатический тренд, связанный с появлением в регионе нового актора – стран персидского залива. По последним данным Объединенные Арабские Эмираты, которые являются проводниками внешней политики стран залива на Каспии, вложили в энергетические комплексы Азербайджана, Казахстана и Туркменистана 165 млрд долларов и в дальнейшем намерены усилить свое экономическое влияние на них[11]. Новый участник каспийской дипломатии в лице арабских стран Персидского залива порождает угрозы региональной безопасности нового порядка. Как известно, Иран находится в очень непростых, зачастую враждебных взаимоотношениях с ними. Проникновение стран залива в зону жизненно важных интересов Ирана, а именно таким является каспийское направлением во внешней политики ИРИ, может привести не только к обострению обстановки на Ближнем Востоке, но и распространению конфликта арабов и персов на Каспий.

В условиях нарастающих противоречий на Каспии, России следует, во-первых, сформировать дипломатическую стратегию поддержания стабильности сложившейся системы отношений в регионе, а во-вторых, защитить собственные национальные интересы. Весьма перспективным в данном контексте выглядит выработанный Азербайджаном и успешно внедренный в каспийскую дипломатию трехсторонний подход. Суть ее заключается в создании серий трехсторонних дипломатических региональных форматов, в которых одновременно принимают участие как дружественные по отношению к автору формата страны, так и те, отношения с которыми складываются непросто. Подобная модель позволяет слабому относительно соседей, России, Турции и Ирана, Азербайджану успешно реализовывать собственные интересы и поддерживать в регионе благоприятную, конструктивную атмосферу[12].

Стоит отметить, что Россия уже опробовала данный формат. 8 августа 2016 г. в Баку встретились лидеры Азербайджана, Ирана и России. Стороны обсудили проблемы добычи и транспортировки энергоресурсов Каспийского моря и по итогам переговоров подписали декларацию, в которой договорились развивать и укреплять трехсторонний дипломатический формат. Президент Азербайджана И. Алиев назвал данную встречу исторической. Его российский коллега В. Путин отметил, что новый формат безусловно будет способствовать скорейшему заключению единой каспийской конвенции[13].

Разумеется, учитывая существующие в регионе противоречия, урегулирование международно-правового статуса Каспия является отдаленной исторической перспективой, однако новый дипломатический формат безусловно поможет Азербайджану и Ирану при посреднической роли России найти новые точки соприкосновения и продвинуться к мирному решению взаимных противоречий. Создание же новых перекрестных трехсторонних форматов, в которых приняли бы участие Казахстан и Туркменистан, безусловно, будет способствовать гармонизации позиций прикаспийских стран и обезопасит регион от целого ряда новых вызовов, связанных с очередным закручиванием каспийской дипломатической спирали.

Иван Сидоров, кандидат исторических наук


1 Oil and natural gas production is growing in Caspian Sea region // U.S. Energy Information Administration. 11.09.2013 URL: https://www.eia.gov/todayinenergy/detail.php?id=12911

2 Мамедов Р.Ф. Формирование Международно-правового статуса Каспийского моря в постсоветский период // Центральная Азия и Кавказ. 2000. № 2(8). URL: http://www.ca-c.org/journal/2001/journal_rus/cac-02/10.mamru.shtm

3 Green D. Caspian Sea dispute: where solutions jump ahead of problems // The Times of Central Asia. 01.06.2017 URL: https://timesca.com/index.php/news/26-opinion-head/18120-caspian-sea-dispute-where-solutions-jump-ahead-of-problems

4 Итоговая Декларация саммита прикаспийских государств в Тегеране от 16 октября 2007 г. // Вести.ru. 16.10.2007. URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=143024

5 Заявление президентов Азербайджанской Республики, Исламской Республики Иран, Республики Казахстан, Российской Федерации и Туркменистана от 29 сентября 2014 г. // Официальный сайт президента РФ. 29.09.2014 URL: http://kremlin.ru/supplement/4754

6 Two Caspian Sea Projects Could Add 200 MBOPD by Year-End // Oil&Gas360. 08.09.2016 URL: https://www.oilandgas360.com/two-caspian-sea-projects-add-200-mbopd-year-end/

7 Eni, KMG strengthen ties offshore Kazakhstan // Offshore. 27.06.2017 URL: http://www.offshore-mag.com/articles/2017/06/eni-kmg-strengthen-ties-offshore-kazakhstan.html

8 Каспийское море не позволяет себя разделить // Новости Узбекистана. 07.06.2017 URL: https://nuz.uz/v-mire/23745-kaspiyskoe-more-ne-pozvolyaet-sebya-razdelit.html

9 Ilham Aliyev: Azerbaijan reliable partner in oil deliveries to European markets // Trend. 29.06.2017 URL: https://en.trend.az/azerbaijan/politics/2771358.html

10 Foreign Oil Firms Seek Caspian Exploratory Contracts // Financial Tribune. 30.08.2016 URL: https://financialtribune.com/articles/energy/48711/foreign-oil-firms-seek-caspian-exploratory-contracts

11 UAE leads Gulf foray into $165bn Caspian Sea market // Trade Arabia. 22.05.2017 URL: http://tradearabia.com/news/CONS_325332.html

12 Weitz R. Caspian Triangles: Azerbaijan’s Trilateral Diplomacy – A New Approach for a New Era / Trilateral Dimension of Azerbaijan’s Foreign Policy. Edited by F. Mammadov, F. Chiragov. Baku: SAM, 2015. P. 6-30.

13 Blagov S. Caspian deal still elusive as littoral states form new trilateral grouping // Asia Times. 11.08.2016 URL: http://www.atimes.com/article/caspian-deal-still-elusive-as-littoral-states-form-new-trilateral-grouping/

«Каспийская спираль»: новые вызовы региональной безопасности

Стартовала совместная онлайн конференция центра «Этноглобус» (Азербайджан) и «Тюркишфорум» «Референдум в Иракской Курдской Автономии: реалии и будущее»

25 сентября в Иракской Курдской Автономии (ИКА) пройдет референдум о провозглашении независимости от Багдада. Напомним, что неофициальный референдум независимости в ИКА проводился в 2005 г.

Последствия  очередного референдума независимости курдов от Ирака, реалии  и роль внешних игроков, влияние процессов на региональные процессы будут обсуждаться на платформе онлайн конференции «Референдум в Иракской Курдкой Автономии: реалии и будущее».

Организаторами  онлайн конференции являются Международный онлайн аналитический центр «Этноглобус» (ethnoglobus.az) и Американо-турецкий ресурс  «Тюркишньюс» (turkishnews.com)

Статьи будут публиковаться на ethnoglobus.az и turkishnews.com.

Статьи могут быть представлены, на русском, азербайджанском, английском и тюркском языках.

Модератор: Директор центра «Этноглобус», политолог Гюльнара Инандж (mete62@inbox.ru)

Нынешняя ситуация с активизацией радикальных исламистов напоминает конец 90-х и начало 2000 гг.-период чеченской войны

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн аналитического центра «Этноглобус», политолог

 

18 июля в Баку был задержан Абдулкеримов  Анар Мазахир оглу, который занимался незаконной религиозной деятельностью. Одновременно  в Баку , Гяндже, Ширване, Губе и Тертере выявлены десять человек, которые без наличия лицензии занимались торговлей религиозной литературой. На сей раз операция прошла без кровопролития.

Напомним, что в начале  февраля 2017 г.  в интернете появилось видео с угрозой радикальных исламистов в адрес президента Азербайджана. В обращении говорится , что если не будут освобождены осужденные в Азербайджане из числа  ахли сунна (не шииты), то они проведут теракты в полицейской академии, здании президентского аппарата и в местах скопления иностранцев. Это обращение появилось в соцсетях чуть позже как  силовые структуры обезвредили группу террористов, готовящих теракты  в Азербайджане.

Группа радикальных исламистов примкнули к террористическим организациям, действующим за пределами Азербайджана и готовились дестабилизировать ситуацию на территории республики путем радикального экстремизма. Террористы прятались в доме на территории поселка Гарачухур. Спецслужбы провели операцию захвата. Террористы  оказали вооруженное сопротивление с применением огнестрельного оружия и  гранат.

Радикальные исламисты  Улубеков, Г.Демиров, С.Мамедов, Т.Алмамедов были обезврежены во время операции, а Ф.Садыгов был взят живым.

Заметим, что нынешняя ситуация с активизацией радикальных исламистов напоминает конец 90-х и начало 2000 гг.-период чеченской войны. Ныне роль катализатора исламского радикализма сыграли события на Ближнем Востоке. ИГИЛ , выродившийся после свержения ближневосточных режимов  активировал радикальных исламистов, в том числе в Азербайджане. По подсчетам СМИ из Азербайджана  в рядах ИГИЛ воюют около 200 человек,  более 50  боевиков были во время внутренних разборок, по данным посольства Азербайджана в Турции в Сирии убиты 300 боевиков ИГИЛ из Азербайджана . Кроме того ,в  Азербайджане периодически проводятся операции по обезвреживанию радикальных исламистов, в результате которого уничтожаются около десяти боевиков при каждой операции , чуть меньше оказываются под следствием.

Азербайджан страна маленькая и  очень сложно радикалам вести проповеди и остаться незамеченным, тем не менее невозможно контролировать каждого салафита или ваххабита.  Для контролирования ситуации в мечети назначаются духовные лица , получившие образование только в Азербайджане, запрещено проводить религиозные обряды в домах, что больше всего предназначено для ослабления иранского влияния среди шиитов.  После закрытия мечети Абу Бакр , который являлся центром салафитов, радикалы рассеялись по разным мечетям, что осложнил контроль над ними.

Умеющие укомплектовываться радикальные исламисты ведут свою пропаганду в тюрьмах Азербайджана, куда они попадают. Как сообщают наши достоверные источники, подкупая надзирателей, радикалы в тюрьму перевозят религиозную литературу  и диски. Они особенно работают с осужденными за жестокое убийство, насилие — убивший один раз, может убить и второй раз. Также в джамаатах оказывают финансовую помощь нуждающимся, предоставляют базовые деньги для открытия собственного бизнеса и  постепенно их заманивают в свои сети.

Радикальные исламисты в Азербайджане  легально имеют в основном торговые точки, религиозные магазины, которых можно определить по их названию. Но по мнению наблюдателей, радикалы могут скрывать свои магазины под шиитскими названиями.

В результате углубления официальным Баку  своей политики на Ближнем Востоке ,  в Азербайджан зачастили арабские шейхи, которые занимаются крупным бизнесом, выросло количество арабских туристов.

16 марта 2017 года авиакомпания ОАЭ Air Arabia открыла новый прямой авиарейс Шарджа-Баку . Самолеты летают четыре раза в неделю.

С 1 февраля 2016 года граждане Катара, Омана, Саудовской Аравии, Бахрейна и Кувейта могут получить азербайджанскую визу (стоимость визы также снижена) непосредственно в аэропорту по прибытии.  Как сообщают СМИ , в первой половине 2016 года иностранцы в Азербайджане на различные услуги потратили 2 миллиарда долларов. Туристы из арабских стран также оживляют торговлю,туризм, сферы услуг в Азербайджане.

По официальным данным  Министерства Экономики Азербайджана объем прямых инвестиций ОАЭ в ненефтяной сектор экономики Азербайджана составляет примерно 659 миллионов долларов. В Азербайджане действуют 223 компании только  из ОАЭ, а товарооборот между Азербайджаном и ОАЭ, по данным на конец третьего квартала 2016 года, составил 58 миллионов долларов. Это на 24 процента превышает показатель аналогичного периода 2015 года.

Безусловно , в этом есть плюсы и минусы. Эксперты забили тревогу, что это позволит просочится в страну радикальных исламистов.  Отметим, что в азербайджанском общественном сознании радикализм идентифицируется только ваххабизмом, не зная, что есть радикальное и умеренное крыло этого толка.

Я как специалист во время чеченской войны имела контакт с радикальными ваххабитами, знакома их взглядами , знакома их пропагандистскими  изданиями.   Они отказывались пить из моей руки даже чай, считая меня неверной, с презрением относились к женщинам. В Баку же я посещаю религиозные магазины ваххабитов, где встречают меня девушки с доброжелательностью, мы беседуем о общечеловеческих критериях.

Также общалась с умеренными салафитами , которые не придерживаются идеологии жестокости.  Отмечу такой факт- однажды спасенную мной собачку на своей машине взялся отвести молодой человек, который в ходе беседы оказался салафитом.  Не думаю, что не только радикальный исламист , жаждущий смертью всего живого, но и не многие ревностные мусульмане согласились бы посадить в свою машину харам животное.

Опять же помниться, что в период чеченской войны, родители в Азербайджане сами сообщали в полицию, что у них есть информация, что их дети намерены поехать в Чечню.

Тем самым родители  добивались того, чтобы их дети сидели в тюрьме , нежели  воевали в Чечне.

В  одном из интернет форумов я случайно наткнулась на запись салафита, который писал, что он мусульманин, но азербайджанец и для него целостность его родины это свято, что идет вразрез идеологии радикальных исламистов. Очевидно, что ваххабизм и салафизм приобретает азербайджанский облик, азербайджанские ментальные особенности.  В подтверждение этому, азербайджанские отряды ИГИЛ  пытались покинуть ряды террористов, чтобы  поехать воевать на карабахском фронте, когда в апреле 2016 года шли военные действия на армяно-азербайджанском фронте, за что были казнены.

Азербайджанской ментальности свойственно впитать в себя все новое, а только потом разделять  на плохое и хорошее.  Политика открытых дверей для арабского мира может насторожить тем, что со временем ваххабизм и салафизм ,пусть даже в умеренном формате, может внедриться в азербайджанское общественное сознание и изменить понятие о традиционном  Исламе в Азербайджане.

С другой стороны, очевидно, власти Азербайджана  иранскую религиозную угрозу считают более опасной для Азербайджана, нежели арабскую. К примеру, представители проиранской Исламской Партии Азербайджана сетуют, что в то время как члены этой партии , находящиеся в тюрьмах без причин они могут оказаться в карцере, а ваххабиты  в то время  не преследуются тюремным надзором и чувствуют себя вольготно.

Здесь нужно отметить региональный фактор распространения радикального ислама, так как граничащий с Азербайджаном Дагестан и Грузия являются плацдармом для их передвижения .

После контртеррористических операций в Чечне в начале 2000-х г.  боевики были вытеснены  в находящемся в тяжелых социальных условиях  Дагестан и Грузию.  Также все ближневосточные благотворительные фонды и организации , подпитывающие боевиков,  из Азербайджана переехали в Грузию, где в основном базируются в регионах компактного проживания азербайджанцев.  Грузинские власти позволяют действовать в этих регионах как иранским проповедникам, также радикальным исламистам, укрепляя среди азербайджанцев религиозное сознание. Тем самым подпитывают  деморализацию и раскол среди азербайджанцев, препятствуют развитию национального сознания, чем отталкивают их от возможного этнического сепаратизма и создают почву для укрепления религиозного сознания.

Если ранее в ряды радикальных исламских течений попадали азербайджанцы сунниты, которые в своем большинстве составляют этнические меньшинства , проживающие на севере и северо-западе Азербайджана , то последние годы среди них оказываются люди из традиционно шиитских семей. Эта тенденция также имеет место и в южном Дагестане, районах компактного проживания азербайджанцев.

В Дагестане также происходит процесс слияние религиозного радикализма с этническим. Этот фактор коррумпированными силовыми структурами используется с целью манипуляции как внутриполитической ситуации в самом Дагестане и при  необходимости для переброски в регион с целью раскола возможного этнического сепаратизма на юге России.

Изменения политики США на Ближнем Востоке

© AFP 2016, Joseph Eid

Иран для России и ее народа до сих пор в значительной степени представляется «черным ящиком» с неясными очертаниями. «Конечно, эта ситуация порождает свои опасения, у которых есть причины. Прежде всего, они основываются на том, что наше сотрудничество (Ирана и России — прим. пер.) все последние годы сосредотачивалось на Сирии и ее проблематике. Темой дня всегда была Сирия, и суть этого вполне понятна. Сотрудничество Ирана и России формировалось как сотрудничество не «для чего-то», а «против чего-то». Специфика военно-политической ситуации в Сирии заключается в том, что на первый план выходили вызовы и угрозы. Вызовам и угрозам противостоят, вот нам и приходилось сообща противостоять им». По данной проблеме Институт по изучению Ирана и Евразии (IRAS) взял интервью у Григория Лукьянова, преподавателя Высшей школы экономики и эксперта Российского Совета по международным делам (РСМД).

 

IRAS: Какие качественные изменения принес Дональд Трамп в политику США по сравнению с предыдущей администрацией?

Григорий Лукьянов: Как это часто бывает с приходом новой администрации, политика Вашингтона переживает определённый этап утряски, когда новая команда только «срабатывается» и определяется с тем, как соотнести то, что она хочет, с тем, что она может.
В случае с Дональдом Трампом мы не видим исключения. Его команда притирается очень тяжело, вплоть до того, что нам сейчас довольно сложно понять, как происходит процесс принятия и согласования даже наиболее важных решений.

Спустя полгода с момента инаугурации Трампа создается впечатление, что в нынешних условиях его генеральная линия внешней политики на Ближнем Востоке заключается в стремлении выполнить ключевое из предвыборных обещаний — развернуть все силы американской военной и дипломатической машины на Ближнем Востоке на борьбу с «Исламским государством» (запрещена в РФ — прим ред.), одинаково опасной как для стран Европы и Азии, так и для Америки и ее ближайших союзников (Великобритании, Австралии, Канады и Новой Зеландии).

Это требует некоторой корректировки политики США, но при этом не отказа от ее генеральной линии, направленной на сокращение ответственности и присутствия самих Соединённых Штатов в регионе при сохранении определённых механизмов контроля за ситуацией с минимальными затратами ресурсов. Движение в этом направлении было начато ещё при Бараке Обаме.
Определёнными шагами в процессе реализации данных устремлений стало восстановление отношений с традиционными партнёрами США в регионе. В первую очередь это Саудовская Аравия и Израиль. До голосования на референдуме в Турции можно было ожидать также сближения с Анкарой. Это позволило бы говорить о восстановлении триады союзников, на которых США может опереться и делегировать решение части региональных проблем. Турция — это один из опорных элементов этой триады.
Тем не менее траектория развития режима Реджепа Тайипа Эрдогана, а также неспособность Трампа в нынешних условиях пойти на те требования, которые выставляет Анкара, не позволяют сегодня Турции и Соединённым Штатам сблизиться.
Поэтому сегодня мы наблюдаем улучшение отношений Вашингтона с Израилем и Саудовской Аравией, которое в первую очередь направлено на создание новой архитектуры безопасности на Ближнем Востоке с учётом стремления США сократить свои «расходы» на этот регион. При этом ставится задача по созданию такого дизайна устройства региона, который будет в максимальной степени удовлетворять интересам США, во вторую очередь — интересам стран региона, которые сотрудничают с Америкой, и уже потом сопредельных центров, таких как Европейский Союз.
На этом фоне США беспрецедентно сократили свое участие в разрешении других локальных конфликтов. На этом фоне сирийское направление может показаться исключением. Здесь США действуют активно, и мы понимаем, что предвыборная цель победы над ИГИЛ доминирует над стратегическими соображениями. Если на других направлениях США готовы делегировать полномочия Саудовской Аравии и возводимым под её эгидой реальным или полуживым интеграционным объединениям, то в Сирии приходится все решать самим. Причем опорой США здесь становятся не арабские политические силы, а курдские. Это направление вносит определённую турбулентность в, казалось бы, слаженную систему, и заставляет американцев самостоятельно ввязываться в открытое противостояние.
Сегодня мы видим, что битва с ИГИЛ затянулась и блицкриг не получается. Не удалось взять Мосул быстро, с наскока. То же самое — с Раккой. Однако пока Трамп не сможет доказать, что он одержал громкую победу над ИГИЛ, это состояние будет сохраняться.
Итак получается, что пока Трамп не победит ИГИЛ, он не уйдёт. А что в этом случае можно будет назвать победой? Неужели полное уничтожение ИГИЛ?
— Победа надо ИГИЛ должна быть громкой, заметной, с максимальной презентацией роли США в её достижении. Это должна быть военная победа, потому как она решает для Трампа целый ряд внутренних проблем.

 

Панорама Старого города в Мосуле, Ирак. 9 июля 2017

Одной из групп, голосовавших за Трампа, были военные. Не генералы, а солдаты, которым хотелось завершения войны. Но при этом они должны вернуться победителями. Победа, которая нужна Трампу, будет заключаться в захвате у противника крупнейших городов и недопущении сохранения военного контроля «Исламского государства» над территорией Ирака и Сирии. Если ИГИЛ будет загнана в подполье, как это было сделано с «Талибаном» в 2002-2003 годах, то это устроит Трампа.
То есть, если взят только Мосул, а Ракка остается у «Исламского государства», то это победой назвать нельзя?
— Это не победа, потому что ИГИЛ будет сохранять за собой то, что его отличает от «Аль-Каиды» (запрещена в РФ — прим ред.) — это территория, это плацдарм, это земля халифата, которую они завоевали и которая привлекает к ним сторонников со всего мира. Как только они лишатся этой земли, их лозунги утратят фундамент и организация перестанет быть «особенной». В этом случае мы можем ожидать, что сторонники ИГИЛ по всему миру просто растворятся в многочисленных живучих структурах «Аль-Каиды» и других организациях, обладающих той или иной степенью легитимности на местах.
Какое место занимает Иран в новой политики США на Ближнем Востоке?
— Это достаточно сложный вопрос. Можем говорить только о том, какую он играет роль в краткосрочной и среднесрочной перспективе.
В нынешних условиях, когда Трамп делает ставку на Израиль и Саудовскую Аравию, благодаря их ресурсам, возможностям и способностям влиять на ситуацию в регион, он является также и пленником интересов своих союзников. Ни Израиль, ни Саудовская Аравия не могут и не хотят создавать новую архитектуру безопасности с сохранением Ирана в том виде, в котором он существует сегодня. Речь идёт об Иране с его нынешней политической системой и ее идеологическим наполнением. И Израиль, и Саудовская Аравия не видят своей региональной политики без противодействия иранской угрозе. Таким образом, чтобы интересы самого Трампа были соблюдены, он вынужден кардинально изменить политику США по отношению к Ирану.

Но это не отрицает того факта, что сегодня США потенциально могут в любой момент отказаться от такого подхода и от антииранской риторики.
В нынешних условиях мы наблюдаем, как США на определённом этапе поддержали антииранскую политику и риторику, а также предприняли ряд действий, которые демонстрируют их солидарность с оппонентами Ирана. И сделано это в первую очередь не против Ирана, а чтобы завоевать региональную поддержку Саудовской Аравии и Израиля. В нынешних условиях мы наблюдаем, как в Ираке продолжается тактическое взаимодействие между советниками США и проиранскими формированиями местной шиитской милиции по решению совместных задач в борьбе с «Исламским государством». Любопытная ситуация в Афганистане, где сейчас США также в непростом положении, когда созданный ими режим находится на грани краха. Тем не менее Иран не дестабилизирует ситуацию, а, наоборот, стабилизирует её, обеспечивая определённую устраивающую его безопасность на приграничных территориях. То есть то, что происходит на уровне большой региональной политики, не всегда распространяется на ту область, когда решаются конкретные проблемы на низовом уровне.
Пока, как Вы сказали, ключевая цель Трампа — это «Исламское государство», и он концентрируется на ней. В этом случае недавнее заявление Рекса Тиллерсона о том, что США будут проводить политику по мирной смене режима в Иране, можно воспринимать как пустые угрозы? Ни к каким реальным шагам это не приведёт?
— Да, это скорее риторика, которую хотят услышать от США в Эр-Рияде и Тель-Авиве. Саудовская Аравия за это платит настоящими деньгами, а Израиль за это предоставляет определённую лояльность интересам США в регионе, а также не мешает Трампу внутри США, где проживает еврейское лобби, связанное с Израилем. Таким образом, Трамп тратит куда меньше, а получает достаточно много.

Посмотреть изображение в Твиттере

Однако антииранская риторика в США начинает воспроизводить сама себя. Одно дело — интересы Трампа, другое дело — интересы политиков, экспертного сообщества и аналитических центров, которые формируют американский политический дискурс, задают повестку дня и ее оценку. Для многих из них воспроизводство антииранского дискурса становится элементом выживания. Было бы это временем антисаудовской истерии, и нашлась бы целая плеяда спикеров и общественных деятелей, которые выступали бы против Саудовской Аравии.
Мы наблюдали это во время «арабской весны», когда в американском политическом истеблишменте стихийно появились антиливийские настроения, хотя вроде бы казалось, что Ливия никак не мешала здесь и сейчас США. Поэтому очень важно отделять конъюнктурно возникшую антииранскую истерию в американском экспертном сообществе от той самой политики администрации, которая во многом строится на использовании антииранской риторики в качестве инструмента завоевания расположения региональных союзников, требующего минимальных ресурсов для достижения максимальной выгоды.

 

Визит президента РФ Владимира Путина в Азербайджан

Когда Трамп только пришел к власти в иранском экспертном сообществе были опасения насчёт того, что приход человека, от которого никто не ожидал победы, может повлиять на возобновления диалога между США и Россией и на сближение этих стран. В Тегеране опасались, что Москва начнёт в Сирии взаимодействовать с Вашингтоном, а интересы Ирана будут отброшены. Пока этот сценарий не сбывается. Если сейчас шансы на то, что такой поворот всё-таки состоится?
Мне кажется, сегодня такие опасения в Иране даже усиливаются и назвать их целиком и полностью безосновательными нельзя. Хотя позиции России и США по сирийскому вопросу за последние месяцы реально так и не сблизились, но такая возможность потенциально сохраняется. Помимо того, Россия может сблизиться по ряду аспектов с Турцией, и это делает возможным возникновение в Сирии трений между Москвой и Анкарой, с одной стороны, и Ираном — с другой.

 

Подобные опасения, но в отношении Ирана, присутствуют и с российской стороны. Для России и ее граждан Иран всё ещё во многом остается «чёрным ящиком», непонятым и непознанным. И причина тому кроется, в первую очередь, в том, что наше сотрудничество, сложившееся в последние годы вокруг Сирии, носит сугубо конъюнктурный и стихийный характер. Оно возникло не благодаря, а вопреки. Военно-политическая ситуация сложилась таким образом, что мы стали вынужденными союзниками перед лицом общих угроз и вызовов в Сирии. У нас произошло определённое совпадение интересов и выстроилось взаимопонимание на уровне высших руководителей, но нам все ещё не хватает фундамента отношений и доверия на институциональном уровне. Отсюда возникает большое количество страхов и опасений.
Исходя из осознания преград, которые вот уже долгое время мешают хоть какому-то возобновлению отношения России и США, можно сказать, что сложившиеся положение дел по крайней мере на сирийском направлении сохранится, как минимум, в среднесрочной перспективе. Сегодня, несмотря на заявления о благостном отношении США к переговорному процессу в Астане, в России нет уверенности в том, что с Вашингтоном Москве удастся договориться по широкому кругу вопросов с выгодой для себя. Чего нельзя сказать о Тегеране, в отношении которого существуют более оптимистичные ожидания.
Победа Хасана Рухани на президентских выборах добавила определённый вес той группе представителей российской элиты, кто выступает за развитие прагматичного сотрудничества с Тегераном. Хасан Рухани выглядит как достаточно надёжный, предсказуемый (в хорошем смысле этого слова), понятный контрагент, с которыми вести дела можно с обоюдной выгодой для обеих сторон. Но нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что США в принципе могут предложить России куда больше Ирана по куда более широкому кругу направлений. Поэтому Ирану, если он также заинтересован в развитии сотрудничества с Российской Федерацией, необходимо проводить гибкую политику и учитывать интересы России не только в региональном, но и глобальном контексте. Понимание и взаимное уважение интересов друг друга — гарантия процветания российско-иранского партнерства не только в Сирии, но и в Евразии в целом.

Чем больше Россия оказывается вовлечена в дела Ближнего Востока, тем больше в ней растет осознание необходимости выстраивания долгосрочных отношений со странами региона.
Иран в этом отношении один из первых партнеров для России. Он движется по пути дальнейшей интеграции в состав ШОС. Обсуждаются вопросы более широкого взаимодействия с Евразийским экономическим союзом. Таким образом, постепенно увеличивается количество направлений для углубления сотрудничества между двумя странами.
Тем не менее, очень трудно, но необходимо преодолеть груз исторического прошлого, которое нас разъединяет. В этом плане Ирану сложнее, чем России. Российское общество сегодня забыло всю ту историю отношений и те моменты, когда Россия в отношении Ирана выступала как агрессор и оккупант. Но именно такой образ России сохраняется в исторической памяти значительной части иранского общества. Иранский народ хорошо помнит события 1920-х и 1940-х годов, когда политика большевиков и советского правительства поставила под угрозу территориальную целостность его страны. В этом отношении актуальной задачей для российских и иранских политиков и ученых является не откладывать в прошлое эти проблемы, а пытаться разрешить и преодолеть эти застарелые противоречия и открыть новую страницу в истории двустороннего взаимодействия. Это и экономика, и приграничное сотрудничество, и культура, и туризм. Все это будет создавать груз тех благоприятных тяжестей, которые не дадут «разойтись» также быстро, как «сошлись». Таким образом на сирийском направлении мы можем конвертировать временный союз в более продолжительный. Но есть здесь и своя опасность — мы по-разному видим будущее Сирии, а также степень участия каждого из нас в этом будущем.
А могут ли Соединённые Штаты и, в частности, Трамп подтолкнуть Россию и Иран к сближению?
— Он может это сделать, совершая поступки, которые и в Москве, и в Тегеране будут восприняты как прямая угроза их интересам.
Например, удар «Томагавками» по территории Сирии можно отнести к таким поступкам?
— Да, но не только это. Дистанцирование США от участия в каких-либо региональных вопросах и проблемах тоже идёт здесь на благо. Российско-иранское сближение во многом обусловлено общим пониманием принципов, на которых должна строиться архитектура безопасности и миропорядка на Ближнем и Среднем Востоке и в Северной Африке.
Мы выступаем за равенство субъектов, которые находятся в регионе, и за сокращение участия внешних сил во внутренних делах стран региона. И эта позиция значительно отличается от принципов, на которых зиждется ближневосточная политика США. Такое различие подходов может стать хорошей основой для выстраивания отношений не только между Россией и Ираном, но и другими странами, в том числе Турцией. Между тремя государствами очень много противоречий, но начавшаяся эпоха прагматики на Ближнем Востоке объективно способствует их сближению.

 

© AP Photo, Saudi Press Agency via AP
Президент Египта Абдель Фаттах Аль-Сиси, король Саудовской Аравии Салман, первая леди США Мелания Трамп и президент США Дональд Трамп

Когда идеалистические утопии уходят на второй план, а на первый выходит проблема прагматического решения существующих проблем, могут возникать самые неожиданные союзы. Мы видели, как неожиданно сблизились Россия и Иран, которые до сирийского кризиса не были союзниками. Теперь мы наблюдаем, как налаживаются их отношения с Турцией, являющейся членом НАТО и долгие годы считавшейся проводником интересов США на Ближнем Востоке. Кроме того, происходит осторожное сближение Ирана с Катаром, который до недавних пор был главным спонсором всех врагов и Ирана, и России в регионе. Не исключено, что через год появится ещё более непредсказуемые союзы и альянсы.
В этом плане действия США при нынешней администрации могут подталкивать страны региона к отказу от привычной линии поведения и переходу к новым форматам отношений на основе прагматизма, взаимного уважения суверенитета друг друга и национальных интересов. Это может открыть новую эру для Ближнего Востока.
Как изменились позиции саудовской Аравии на Ближнем Востоке после прихода Трампа?
— Саудовская Аравия при Бараке Обаме была, по сути, в стороне от политики Вашингтона, и её отношения с США практически не развивались. Сегодня в лице Трампа она получила силу, которая будет оказывать моральную поддержку, и не станет вмешиваться в то, как Эр-Рияд обеспечивает свои региональные интересы.
А разве Обама вмешался в политику Саудовской Аравии?
— Заключив сделку с Ираном, он тем самым выступил против стратегических интересов Саудовской Аравии. Он не говорил, что объявляет войну Эр-Рияду, но его действия шли наперекор интересам саудовцев.
Сегодня благожелательный нейтралитет со стороны США идёт Саудовской Аравии на пользу. Грядёт время новых лидеров. Новый наследник престола в Саудовской Аравии хочет совершить рывок в развитии страны. Для этого ему в среднесрочной перспективе нужно не только реализовать программу 2030, которая направлена на перестройку экономики страны, но и изменить сам характер отношений на Ближнем Востоке. В первую очередь это касается ближнего круга Саудовской Аравии — монархий Аравийского полуострова. Невозможно было представить, что конфликт между Саудовской Аравией и Эмиратами с одной стороны, и Катаром с другой, дойдет до того состояния, что мы наблюдали в июне 2017 года, если бы не благожелательный нейтралитет со стороны США.

 

© AP Photo, Khaled Elfiqi
Заседание глав МИД Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна и Египта в Каире. 5 июля 2017

После визита Трампа в Саудовскую Аравию, Эр-Рияд получил карт-бланш на представление американских интересов в регионе. Королевство намерено ваять регион так, как ему это нужно, учитывая интересы США. Начинается всё, конечно, с Аравийского полуострова, где существуют две ключевые проблемы. Неподконтрольный, но обладающий колоссальнымми ресурсами Катар и йеменский конфликт, который необходимо решать любыми средствами как можно скорее.
Дальше интересы саудовцев пойдут шире. Однако чем дальше от Аравийского полуострова, тем больше Саудовской Аравии необходимо будет взаимодействовать с другими региональными игроками, и саудовской элита это понимает. Можно игнорировать Иран, но придётся сотрудничать с Турцией, Египтом, а также Россией.
В скором времени в Россию должен приехать премьер-министр Ирака, а затем, вероятно, король Салман. Всё это во многом демонстрирует изменившуюся роль России, которая готова говорить и с Катаром, и с Саудовской Аравией, и со всеми остальными странами региона. Позиции Москвы значительно укрепились потому, что политика США выглядит все менее предсказуемой и привлекательной для основных региональных акторов.
Сегодня и России, и странам Ближнего Востока выгодно выстроить новый многополярный порядок в регионе. Эту идею также поддерживает Китай и отчасти Европейский союз. До недавних пор США не были готовы к столь быстрым переменам. Однако и они сегодня начинают осознавать новую реальность. Среднестатистический американский избиратель это тоже понимает и хочет уменьшить вовлеченность их страны в «заокеанских» делах, о чем не в последнюю очередь свидетельствует приход к власти Трампа. Поэтому процесс вряд ли обратим. И Трамп, как прекрасно чувствующий конъюнктуру человек, не идёт против этого процесс, а двигается по течению. В этих условиях можно прогнозировать только то, что регион продолжит меняться. И не факт, что в худшую сторону.

http://inosmi.ru/politic/20170713/239774981.html

«Строительство Тюркского союза – требование времени»

7 июля, в городе Стамбуле Турции прошел курултай с участием официальных представителей Кыргызстана, Казахстана, Турции, Узбекистана, Туркменистана, Азербайджана и Турецкой Республики — Северный Кипр, а также гражданских активистов.

Курултай прошел в рамках вопроса: Как эти независимые государства смогут сохранить свою самостоятельность перед крупными державами?

Смогут сохранить только языком, религией, одним происхождением родственных 7 суверенных тюркоязычных стран, их единством, согласием, крепкими взаимосвязями.

Этот объединивший тысячи людей почин организовала организация «Туркбирдев». На курултае среди государственных и общественных деятелей 7 государств выступил на турецком языке сын нашего великого писателя Чингиза Айтматова Аскар Айтматов, сделал заявление, акцентировав, что путь превращения во влиятельную силу Кыргызстана во внешней политике — в единстве братских государств.

По мнению участвовавшего в собрании историка Дастана Раззак уулу: «Чем быть рабом России или Америки, для Кыргызстана было бы полезней быть родственным таким государствам, как Турция, Казахстан».

В завершение собрания были приняты во внимание высказанные мнения и предложения, принята резолюция о строительстве союза.

Зачем нужен союз тюркских государств? Мы взглянули – в мире имеются региональные или родственные по происхождению союзы народов. Они объединяются, становятся независимыми от других государств, напротив, действуют для оказания влияния на мир или достижения экономического, политического суверенитета. Например, Европейский союз, Арабская лига, Африканское единство, Латиноамериканский союз, союз АСЕАН, НАТО и другое.

Кыргызстан тоже член таких крупных организаций как ШОС, ОДБК, ЕАЭС. Однако в сегодняшней перемешанной или глобализованной эпохе вместе со странами с многомиллионным населением, даже многомиллиардным населением мы со своим малочисленным народом, слабой экономикой, малочисленной армией и нестабильной внутренней политикой всегда зависим от них, и никогда не сможем соревноваться на равных. Есть вероятность, что мы никогда не сможем выйти из-под их влияния, и во времена глобализации или укрупнения можем исчезнуть. Это относится не к одним лишь кыргызам. Относится к тем же казахам, узбекам, туркменам, азербайджанцам. Почему мы, тюркоязычные народы, имеющие единое происхождение языка, религии, культуры, не можем построить свой союз? Более того, географические территории рядом.

Почему мы неприязненно относимся друг к другу, считаем за врагов, но все мы сидим зависимыми перед другими? Путь выхода из этой ситуации – строительство Тюркского союза.

Строительство Тюркского союза не означает вступление в состав Турции или остаться под управлением Турции. Это означает, что все тюркские страны, в том числе Кыргызстан будут разговаривать со всеми на равных, активно участвовать в решении внешних и мировых вопросов. Мы знаем, уже до этого существуют такие организации тюркских государств, как ТЮРКСОЙ, Тюркский совет, но эти организации ограничиваются лишь какими-то сферами, не видно результата. Вот почему строительство экономического, политического, военного сильного Тюркского союза – требование времени.

Чолпонай Ташиева, Стамбул

Источник: Inter.kg

Источник — Inter.kg

Издана монография о тесных взаимосвязях между Азербайджанской Демократической Республикой и государственными образованиями Северного Кавказа

Вышла в свет книга доктора исторических наук ,

заведующего отделом «Азербайджано-Российских отношений» Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Севиндж Исрафиль кызы  Алиевой "Азербайджанская Демократическая Республика и государственные образования Северного Кавказа (Горская Республика. Северо-Кавказское эмиратство. Имамат Гоцинского) в 1918 – 1920 годы. "

Существующие с 1918 по 1920-е годы на Северном Кавказе независимые государственные образования: Союз объединенных горцев Северного Кавказа, именовавшийся позже Горской республикой, Северо-Кавказское эмиратство шейха Узун-Хаджи, а также попытки создания Н. Гоцинским имамата – пользовались поддержкой Азербайджана. Эта тема исследована в очередной монографии д.и.н. Севиндж Алиевой. На основании обширных архивных источников автор проследила тесные взаимосвязи, сотрудничество между Азербайджанской Демократической Республикой и мусульманскими по своему составу государственными образованиями Северного Кавказа, исследовала идеи и планы их объединения с АДР, партнерство и помощь со стороны правительства и общественности Азербайджана борьбе северокавказских народов за свою независимость.

Севиндж Алиева долгие годы изучает историю взаимоотношений Азербайджана и народов Северного Кавказа. В это монографии она особо выделила период 1918-1920 годов. Накануне 100-летия Азербайджанской Республики эта монография Севиндж Алиевой выходит за рамки собственно нашей Республики и повествует о сложной и драматической истории, пронизанной борьбой народов за право на победу демократических свобод, мир и самостоятельное существование

Книга издана под грифом ЮЖНО-РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ – ФИЛИАЛ

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ЦЕНТР ПРАВОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.

Очередная монография вышла при поддержке ректора Центра правовых исследований ЮРИУ – Ф РАНХ и ГС при Президенте Российской Федерации д.ю.н., проф. Д.Ю.Шапсугова, который является автором научно-исследовательского проекта «Государство и право народов Кавказа».

Как выразился сам проф. Д.Ю.Шапсугов в Предисловии книги Севиндж Алиевой: «По сложившимся обстоятельствам этот проект открывает монография доктора исторических наук, профессора, зав.отделом института истории Национальной Академии наук Азербайджана Севиндж Алиевой,п освященной до сих пор остающемуся малоизученноым, или не ставшим известным по разным причинам, опыт совместного строительства государств, государственных образований, правовых систем на Кавказе в 1917-1920 г., привычно трактовавшийся официальной советской властью и советской исторической наукой как сплошное победоносное шествие советской власти на Кавказе….».

В приложении монографии даны документы по теме взаимоотношений и сотрудничества Азербайджанской Демократической Республики с государственными образованиями Северного Кавказа 1918-1920 годов.

22 июня 2017 года в Кабардино-Балкарском государственном университете (г.Нальчик, Кабардино-Балкарская Республика) в рамках международной научно-практической конференции «Полиэтнические государства и нормативно-юридические системы народов Кавказа: понятие, разновидности, историческое значение для формирования национальных государств» (Нальчик-Ростов-на-Дону, 22-23 июня 2017 г.) состоялась презентация монография д.и.н. Севиндж Алиевой.

По словам автора, «После октября 1917 года передовые представители Кавказского региона приняли самое активное участие в формировании самостоятельных политических субъектов на Южном и Северном Кавказе. На протяжении 1918 – 1920-х годов на Кавказе появились независимые государственные образования, которые провозгласили отделение от России, защищали свою территориальную целостность, суверенность и при этом тяготели к сближению друг с другом, вынашивая проекты объединения. Ход истории показал, что с самого начала идея объединения кавказских государств заинтересовала Азербайджанскую Республику, Грузинскую Республику и Горскую Республику. Они скрепили отношения друг с другом договорами о сотрудничестве и взаимопомощи. Автор исследовала историю взаимоотношений Азербайджанской Республики и Горской Республики, показала помощь Правительства и населения Азербайджанской Республики народам Горской Республики в период белогвардейской интервенции и борьбы горцев за свою независимость. Выявлены сюжеты безвозмездной гуманитарной и военной помощи, оказываемой со стороны Правительства и общественности АДР национально-освободительному движению на Северном Кавказе и мирному населению Дагестана. Подвергнуты детальному исследованию проекты объединения АДР и Горской Республики.

Книга издана в Ростове-на-Дону, издательстве  — Альтаир, в 2017. 408 с.

В России осудили убийство мирных жителей Азербайджана оккупантами Карабаха

Руководитель межпарламентской группы дружбы Россия-Азербайджан Дмитрий Савельев жестко осудил убийство мирных жителей села Алханлы Физулинского района Азербайджана, учиненное накануне армянскими оккупантами.

«В преддверии встречи «Большой двадцатки» такие действия карабахских сепаратистов можно расценивать только как откровенно провокационные, ценой которых стали жизни невинных мирных граждан, в том числе ребенка. Этот факт должен получить соответствующую оценку у международного сообщества, которое должно увеличить количество прилагаемых усилий для мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Нормы международного права должны заработать на раздираемой военными акциями земле, территориальную целостность Азербайджана необходимо восстановить в самые кратчайшие сроки», — заявил Дмитрий Савельев.

Напомним, накануне около 20:40 ВС Армении обстреляли из 82- и 120-мм минометов и станковых гранатометов село Алханлы Физулинского района, в результате чего погибли жители села Сахиба Гулиева и двухлетняя Захра Гулиева. Еще одна пострадавшая — Сарвиназ Гулиева, получившая осколочное ранение, была прооперирована в больнице. Был нанесен значительный ущерб гражданским объектам. МИД Азербайджана уже возложил всю ответственность за сложившуюся ситуацию полностью на военно-политическое руководство Армении, призвав сопредседателей Минской группы (МГ) ОБСЕ потребовать от Армении немедленного вывода своих войск с оккупированных азербайджанских территорий, поскольку именно они являются главной причиной роста напряженности ситуации в зоне конфликта.

Как отметил в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» директор Института политических исследований Сергей Марков, инцидент приведет к ужесточению позиции Баку на переговорах. «Гибель бабушки и внучки, конечно, вызвала гнев среди азербайджанского населения, и власти Азербайджана должны будут дать адекватный ответ на эту провокацию. Это может привести к возобновлению военных действий по модели апрельских боев за Карабах, возможно, даже в более серьезном масштабе», — ожидает он.

Политолог сравнил действия ВС Армении с бойней в Ходжалы. «С одной стороны, это могли быть взаимные обстрелы, которые привели к гибели мирного азербайджанского населения, ведь в районе линии соприкосновения войск живут только азербайджанцы, а армяне держат там оккупированные территории пустыми для будущего обмена. С другой стороны, возможно, это было целенаправленное действие в стиле Ходжалы с целью спровоцировать боевые действия. В условиях замороженных мирных переговоров возобновление боев является практически неизбежным, и, вероятно, Ереван выбрал наиболее удобный для себя момент, чтобы их начать», — пояснил Сергей Марков.

Эксперт ожидает, что в скором времени на убийство мирных жителей Азербайджана должна последовать реакция Минской группы ОБСЕ. «Нужно ожидать активизацию посредников, чтобы не допустить новых боев, поскольку видно, что напряженность возрастает и ситуация может в любой момент скатиться к более полномасштабным военным действиям», — сказал директор Института политических исследований.

Директор Института актуальной экономики Никита Исаев, в свою очередь, отметил чувство безнаказанности, которое обрел президент Армении Серж Саргсян после последних парламентских выборов. «Саргсян чувствует серьезную поддержку армянского общества, милитаризированного в результате милитаристской риторики в рамках парламентских выборов, и, фактически, обеспечивает тот мандат, который был ему предоставлен. В итоге Карабах возвращается в орбиту большой геополитической напряженности в связи с недоговороспособной позицией армянских властей и действиями, разбалансирующими политическую ситуацию в регионе, такими как референдум в Нагорном Карабахе и поддержка переназначения президента Саргсяна в суперпрезидентской республике», — пояснил он.

Из-за этого мирные переговоры зашли в тупик. «Все действия посредников и по линии Минской группы ОБСЕ, и на основе женевских принципов практически не работают, любые переговорные инициативы, в том числе встречи министров иностранных дел Азербайджана и Армении при посредничестве России, проваливаются. И переход на жертвы среди гражданского населения – это следующий этап эскалации конфликта после жертв среди военнослужащих, которые имеют относительно регулярный характер, ведь боевые действия на линии соприкосновения войск не прекращаются и работа по их прекращению не ведется. Если Россия и США а также, возможно, Франция, не включатся в активное урегулирование конфликта, боюсь, еще большая эскалация не за горами», — предупредил Никита Исаев.

При этом, по его оценке, участие США в урегулировании нагорно-карабахского конфликта здесь и сейчас маловероятно. «США заняты вопросами большой геополитики и выстраиванием отношений внутри своих собственных элит. Даже украинский вопрос, который для России в приоритете, сейчас находится в достаточно спокойном режиме из-за отсутствия к нему особого интереса со стороны США. Об участии Вашингтона в нагорно-карабахском урегулировании можно будет говорить только после принятия базовых геополитических решений о взаимоотношениях России, США и других основных мировых игроков, таких как Китай и Евросоюз», — считает директор Института актуальной экономики.

Политический консультант, кандидат исторических наук Олег Кузнецов согласился с тем, что гибель мирных жителей в Алханлы усилит напряженность на линии фронта. «Этот инцидент способен привлечь внимание международной общественности к проблеме нагорно-карабахского конфликта. Он является еще одним доказательством того, что в Нагорном Карабахе по-прежнему идет война. В ближайшее время стоит ожидать если не ответных действий со стороны Азербайджана, что будет вполне логично, то, по крайней мере, более жесткой реакции азербайджанских военных на повторные обстрелы, вплоть до локальных боев, достаточно масштабных по своему содержанию и способных изменить конфигурацию линии фронта», — прогнозирует он.

Эксперт напомнил, что правящий режим в Армении может оставаться у власти только до тех пор, пока на линии фронта сохраняется напряженность. «Любое затихание конфликта, любое начало мирных переговоров, любые подвижки в сторону урегулирования означают неизбежную скорую политическую гибель правящего карабахского клана Кочаряна-Саргсяна. Для того, чтобы удержаться у власти, сохранить за собой ресурсы и возможность получения внешних субвенций, эти люди будут воевать с Азербайджаном до последнего гражданина своей республики», — подчеркнул Олег Кузнецов.

http://vestikavkaza.ru/news/V-Rossii-osudili-ubiystvo-mirnykh-zhiteley-Azerbaydzhana-okkupantami-Karabakha.html

ТОРГОВЫЕ КОЛОНИИ НА CASPIA VIA МЕЖДУ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИЕЙ И КАВКАЗОМ

СУЛЕЙМАНОВА С.А.

(Баку. ИВ НАНА им. акад. З.М.Буниятова

Кавказ с древнейших времен находился на перекрестке великих переселений и торговых путей между Севером и Югом, Западом и Востоком. Археологические исследования последних лет на территории Азербайджана, Северного Кавказа, Сирии, Туркмении доказали миграции в Южный и Северный Кавказ носителей древних культур Передней Азии (Убейдской, Урукской), влияние которых доходило до Анатолии и шло на восток вплоть до Южного Туркме­нис­та­на (конец V-IVтыс.до н.э.).[1] Во время миграционных движений в связи с природно-географическими условиями материальная культура убейдских племен подвергалась некоторым изменениям, но традиции, связанные с идеологией, духовной культурой, столетиями оставались в памяти этих племен и практиковались на Южном Кавказе и Южной Туркмении. Миграции на Северный Кавказ из Южного Кавказа (культура Лейлатепе), возможно, происходили через проходы Большого Кавказа.[2] Каждый миграционный процесс несет в себе об­рат­ное движение – коммуникационные связи, сохраня­ющие этнокуль­тур­ную основу и традиции.[3] Раскопки на поселении Беюк Кясик, а также на аналогичных памятниках, выявленных в Азербайджане, Иране, Дагестане и Грузии, показали, что лейлапинская культура сыграла важную роль в развитии последующих – майкопской и куро-аракской археологических культур эпохи ранней бронзы на Северном и Южном Кавказе (см. Карта1) [4]. Миграции приводят к культурной интеграции, тор­го­вым сношениям, обуславливая идеологическую и материальную почву для последующих переселений.[5] Поселения среднеазиатских племен, относящиеся к III-II тыс.до н.э., также обнаруживают связи с культурами Месопотамии, Элама. В III-I тыс. до н.э. в Переднюю Азию через Кавказский и Малоазийский Тавр устремляются хурриты, кутии, кас­си­ты, хетты, «народы моря», киммерийцы, скифы. О древних путях сообще­ния, образуемых в круговороте этих передвижений, свиде­тель­ству­ют дорожные указатели с ассирийской клинописью, где при­ве­де­ны расстояния между пунктами, подобно указателям вдоль дорог, расстав­лен­ным арабами в IX-Xвв.[6]

Ареальные связи между Передней Азией, Центральной Азией и Кавказом подтверждаются также лингвистическими исследованиями, выделяющими северокавказскую семью языков, которая включает как мертвые языки Передней Азии и Малой Азии, на котором говорили в III-Iтыс. до н.э., так и реликтовые языки современного Кавказа и такой же архаичный язык бурушаски в горах Афганистана и Пакистана.[7] Вместе с тем, согласно глоттохронологии, северокавказские языки обнаруживают генетическую связь с синоафриканскими языками (берберский, кушитский, енисейский, синотибетский), прародиной которых предполагается Западная Азия, куда входил и Южный Прикаспий.[8] Первоначальным местом обитания носителей восточнокавказских языков – хурритов считается территория между современным Тбилиси и Кавказскими горами в сторону востока, откуда они в IIIтыс. до н.э. распространяются южнее.[9] В начале II тыс. до н.э. происходят контакты хурритов-митаннийцев с индо-иранскими племенами, вторгшимися в Переднюю Азию,[10] чем объясняются арийские элементы у хурритов Матиена (в Приурмийском бассейне) и у касситов (кашшу) или коссеев, живущих рядом с матиенами в восьмой сатрапии Ахеменидской империи. Существуют мнения о связи касситов-кашшу с каспиями Прикаспия, Памира, а также с касками-кашками Причерноморья, Кавказа.[11]

Наследниками традиций синкретической культуры Древней Передней Азии, торговых колоний ассирийцев, хеттов, финикийцев, становятся Ахемениды, затем Селевкиды, которые формировали свои легионы из бывших Ахеменидских сатрапий, что создавало пеструю в этнокультурном отношении картину этого геополитического региона. В селевкидскую флотилию, которая совершала плавания в отдаленные при­каспийские области[12], наравне с фракийцами, карийцами, должно быть, входили арабы – преемники финикийских мореходов, а также каспии Гиркании, от имени которых происходило название  Каспийского  моря. Из Сирии и Йемена шли сухопутные и морские  магистрали в Центральную Азию, Индию и Китай, по которым распространялось как арамейское письмо, так и манихейство и несторианство.[13]

Южный путь восточной торговли шел через Афганистан, Иран и по западному побережью Каспия. Северный путь – через Согдиану и сте­пи Казахстана. Страбон и Плиний также сообщают о мор­ской торговле из Бактрии по Оксу и Каспию в Албанию, оттуда через реку Кир и сле­дующие местности в Понтийское море (Strabo.Geogr.,XI,7,3;II,1,15; Plin.Nat.Hist., VI,52). Реальное функционирование в античный период водно-сухо­путного пути из Бак­трии по Оксу и Каспию подтвердилось археоло­ги­чес­кими иссле­до­ва­ниями в зоне Узбоя, которые оп­ро­вергли ут­вер­див­шееся мнение о прекращении стока по древнему руслу Аму-Дарьи (Окс) к этому времени. Было доказано обводнение и функционирование Узбоя (Окс) в VII в.до н.э.-IV в.н.э.,[14] что свидетельствовало о сло­жившихся еще в Ахеме­нид­ский пе­ри­од связях Центральной Азии и Кав­ка­за.[15] Сведения античных авторов о судоходстве по Оксу дополняются свиде­тель­ством китайской хроники Шицзи о том, что в Аньси (Парфия) по реке Гуй-Шуй (Аму Дарья) «живут торговцы, которые и сухим путем и водою развозят свои товары за несколько тысяч ли».[16] Страбон сообщает о караванной торговле верхних аорсов, которые владели боль­шей частью побережья Каспия. Они вели караванную торговлю на верблюдах ин­дийскими и вавилонскими товарами, получая их от армян и мидийцев (Strabo. XI,5,8). Опира­ясь на эту информацию, некоторые исследователи дают пред­поч­тенье караванной торговле с юга Каспийского моря по западному по­бе­режь­ю Каспия,[17] или же через Экбатану и Газаку в Армению и далее на запад по кол­хидо-меот­скому пути.[18] В последнем случае исключается участие Кавказской Албании в между­народной торговле в античный период, что встречает серьезное возра­жение оп­понентов, расце­ни­ва­ю­щих путь по Куре через Албанию и Иберию наи­более корот­ким, удоб­ным, безо­пас­ным (см.Карта2).[19] Доказательством активного функционирования этой трассы являются Мингечаурские поселения и некрополи на правобережье и левобережье Куры, где с начала эллинистического периода развивались и достиг­ли высокого уровня ремесла, торговля, денеж­ное обращение.[20] Поселения го­родского типа вдоль Куры были узловыми пунктами международной торговли, где производились торговые операции с местными и иноземными торговцами. Из этих узловых пунктов через горные перевалы, проходы и тропы товары перевозились в различные области Кавказа, о чем говорит большое количество античного импорта, выявленное в могильниках на территории Азербайджана и Дагестана. [21]

Использо­ва­ние аорсами колхидо-меотского тракта в караванном пути из Передней Азии, как полагали Я.А.Манандян и С.Т.Еремян, было опровергнуто также М.С.Гад­жи­е­вым, который прежде всего, оперировал локализацией верхних аор­сов в Северном и Северо-Западном Прикаспии, что предполагало Прикас­пий­ский путь через Дербентский проход в Итиль, где соединялись северная и южная ветви Великого шелкового пути, и далее – на Босфор.[22] Караванная дорога аорсов шла по за­падному и восточному побережью Каспия. Истахри сообщает: «из Абаскуна до стра­ны хазар по правому побережью – 300 фарсахов», «из Абаскуна в страну хазар по левому побережью – 300 фарсахов». При этом он говорит,  что «по Хазарскому морю плавают торговцы, отправляющиеся в страну хазар, Арран, Джил, Табаристан и Джурджан» и отмечает, что «из Табаристана до Баб ал-Абваба можно пересечь море по ширине за неделю, если будет ветер. Но путь из Абаскуна до страны Хазар по ширине длиннее, т.к.он угловой».[23] Так, Истахри говорит о прибрежном и открытом плавании, что сочетается как со сведениями Геродота, который сообщает о «ширине моря на самом широком месте, что составляет восемь дней плавания на гребном судне» (Her.Hist.,I,203), так и Страбона, отмечающего «ширину Каспия – около 5000 стадиев» и расстояния «вдоль берегов албанцев и ка­дусиев – 4800 стадий» и «вдоль берегов анариаков, мардов и гирканов вплоть до устья Окса  — 4800 стадий» (Strabo,XI,6,1). «Арран, Джил, Табаристан, Джурджан» у Истахри соответствует «албанцам, кадусиям, мардам и гирканцам» у Страбона, описывающего «известный грекам путь вокруг Каспия». Реальность этих сведений  подтверждается так­же информацией в арамейских папиру­сах (Vв. до н.э.) о кас­­пиях-ко­раб­­ле­стро­и­­телях, которые, по мнению И.Алиева, «не могли не быть мореходами».[24]

Говоря о бактро-кавказской торговле по Каспию, И.Г.Алиев отме­чает, что каспии должны были играть какую-то роль в тран­зит­­ной торговле, которая ве­лась аор­сами (арсии) по побе­режью Каспийского моря, а также в торговых опе­ра­­циях, ведущихся на сухо­путно-морском пути через Среднюю Азию, Кас­пий­ское мо­ре, затем по Куре и Риони к Черно­мор­ско­му побе­режью.[25] Возможно, каспии, которым принадлежали упоминаемые античными авторами города в Гирка­нии, как Самариана (Strabo.XI,7,2), Барука у устья Куры (Ptol.Geogr.,V,11), Айниана, Анариака в Утии (Strabo.XI,7,1), входили в состав селевкидской флотилии,[26] действовавшей на Каспийском море и совершали плавания в отдаленные при­каспийские области. Источники знают «западных» и «восточных» каспиев. Геро­дот поме­­щает каспиев в XI сатра­пии Ахеменидской державы в юго-запад­ной части Прикаспия, а также в XV сатрапии (Her.Hist.,III,92,93), которая ло­кализуется в юго-восточном Прикаспии в районе Узбоя (см. Карта 3).[27] С ними связывают город Каспапир (Каспатир) в районе Гандхар у границы с Бактрией.[28] И.М.Дьяко­нов отмечает прикаспийских и припамирских каспиев (каспиры).[29] Существует мнение, что каспии жили также у верховьях Инда.[30]

Страбон утверждает, что «в стране албанов имеется Каспиана, названная, как и море, по имени народа каспиев, ныне исчезнувших» (Strabo,XI,4,5). Учиты­вая, что он отмечает вдоль берегов Каспийского моря  вплоть до устья Окса албанцев, кадусиев, анариаков, мардов, гирканов (Strabo,XI,6,1) и помимо назван­­ных народов перечисляет на побережье Каспия гелов и уитиев (Strabo,XI,7,1),[31] можно пред­положить, что упоминаемые им народы имели отношение к «исчезнувшим» каспиям. И.М.Дья­ко­нов предполагает, что кадусии в Гиркании были частью каспиев и входили в XI сатрапию.[32] Более того, он пред­по­лагает, что племена, которых античные авторы называют гелы, кадусии, каспии и т.д. родственны древним кутиям и касситам.[33] М.А.Дандамаев считает, что уже в I тысячелетии до н.э. термин «кути» или «Гутиум» являлся анахро­низмом и употреблялся в качестве синонима севера или северо-востока, применяясь к Урарту, Манне, народам Мидии.[34] Впоследствии следы этих древних народов – кутиев, каспиев сохранились в названиях определенных территорий – Отена (Утия) на правобережье Куры и Баласакан-Каспиана на юго-западном побережье Каспия (см. Карта 4),[35] через которые проходили важные торговые линии. И.М.Дьяконов отмечает, что каспии у средневекового историка Фавста Бузанда, которых он знает в Пайтакаране (Нижний Карабах), анахронизм, что было общим обозначением неиндоевропейских племен (анариаки) всей прикаспийской полосы, куда могли входить и кадусии, а вероятно, и албаны.[36]

Но какое отношение имели каспии к аорсам, которые, как и каспии, действо­­вали и в западной стороне, и восточнее Каспийского моря. Аорсы вели морскую и караванную торговлю, которая проходила по водам и зем­ле каспиев (Caspia via). По свидетельству Клавдия Эли­ана (кон.II-нач.IIIв.н.э.), восходяще­му, как считают, к Аминте (IVв.до н.э.), каспии так­же вели караванную торговлю с использованием верблюдов и в их хозяйстве важ­ное значение имело рыбо­лов­ство и верблюдоводство.[37] М.И.Артамонов связывает аорсов (яньцай кит. источников) с асиями (ас-яс) Восточной Европы и арсиями Туркестана.[38] Арсии (асы) входили в состав Парфии (Аньси кит. ис­точников), зани­­мая в ней руководящее положение (Арсакиды).[39] Согласно ис­точникам, торго­вые маги­стра­ли про­­легали через 19 областей Парфии.[40] Страбон сообщает, что асии сов­местно с пасианами, тохарами, сакараулами захватили Бактрию (Strabo,XI,8,2). Эту коалицию можно сравнить с инфор­мацией Геродота о каспиях, входяших вместе с павсиками, пантиматами и дарейтами в XI сатрапию (Her.,III,92), которую называют гиркано-пар­фян­ской (Parnoi). Так можно предположить тождество этих асиев (арсии) с каспиями, которых Геродот отмечает в XI и XV сатрапиях.[41] Арси также считают народным именем юечжи – кушанов. С ними можно связать горную страну комедов, где дорога из Бактр соединя­­лась с дорогой из Согдианы. Отсюда шли пути к индийским портам и в страну серов (китайцев).[42] Вероятно, существовала связь между «отправным пунктом» на северном пути китайской торговли – Серики[43] и сиракским союзом сарматских племен в Предкавказье. Птолемей отличает серов, привозящих шелк (serikon) из Китая в Парфию и Рим, от настоящих китайцев – синов.[44] Возможно, притесненные аор­сами сираки[45] соответствуют гирканцам-каспиям (арсии-асы). А самих аорсов, которые по сведениям Страбона, господствовали над большой частью Каспийского моря, захватив древний путь из Северного Причерноморья на Восток, можно связать обратной миграционной волной тех же гирканцев-сираков или арсиев.[46] Страбон говорит о пребывании сираков и аорсов в предкавказских степях в последние века до нашей эры (Strabo,XI,II,2,5,7,8),[47] что также соответствует сведениям о караванной торговле как аорсов, так и каспиев.

Страна Янцай, «переименованная в Аланья», в китайских источниках имеет также название Судэ-Согд.[48] В источниках согдийцы называются также хусцы.[49] Согдийцы сыграли важную роль в образовании торговых колоний по Великому Шелковому пути. Китайский текст Vв. cооб­щает о купцах из страны «Судэ», где правят Хуни – хиониты.[50] Гёг-турки преследо­вали цель завладеть Шелковым путем, завоевав хионитов-аваров. О.О.При­­цак отмечает, что авары (ю-вень), которых китайские источ­ники называли «восточ­ные варвары», считались «гегемонами степи» и «хранителями северных границ».[51] Под «северной границей», видимо, нужно понимать отправной путь китайской торговли через Согдиану, контролируемый хионитами, которых, как и кидаритов (кушаны) и эфталитов, латинские и сирийские источники называли хиаона, кионайе – «белые гунны».[52] Представляет интерес и то, что к «белым гуннам» сирийские источники относили также кадусиев (кудишайе), проживающих в Нисибии.[53] Нисибия, которая передавалась из рук в руки то византийцев, то персов, находилась на важном торговом пути между Месопотамией и Сирией.[54] Трудно представить, что арабские кадусии были остатками древних кутиев, хотя ассимилировавшись они могли сохранить прежнее название. С.Кашкай отмечает что после свержения кутиев территория Приурмийского бассейна   еще долгое время вплоть до правления ассирийского царя Ассархаддона сохраняла название «кутийские земли» не как этнический и государственный, а как географический термин. Но отдельные группы кутиев продолжали жить на этой территории.[55] Можно также предположить, что нисибинские кадусии являлись персид­скими гарнизонами в Вавилонии, где первым наместником был назначен полководец Кира Губару – «наместник Гутиума», т.е.Мидии.[56] Сирийские источники сообщают о частых выступлениях кудишайа-кадусиев в Нисибии, которые при каждом удобном случае пытались обособиться. В источниках, излагающих Ахеменидскую историю, также говорится о восстаниях кадусиев, усмирению которых Ахеменидские цари придавали особое значение.[57] Но здесь, видимо, имеются в виду кадусии Мидийской сатрапии в юго-западном и юго-восточном Каспии (Гурган).

Арриан говорит об участии кадусиев в битве в Гавгамеле в войске мидийского сатрапа: «с мидянами соединены были кадусии, и албаны, и сакасены» (Arrian.Anab.III,8,4). В.В.Бартольд, ссылаясь на И.М.Дьяконова, отмечает, что эти народы принимали участие в битве при Гавгамеле (331г.до н.э.) не в качестве подданных персидского царя, а в качестве союзников или наемников.[58] И.М.Дьяконов отожествляет кадусиев с каспиями, которые вместе с павсиками, пантиматами и дарейцами входили в XI сатрапию,[59] но к этому времени (уже в середине Vв. до н.э.) каспии, как и кардухи, тибарены, колхи, откололись от Мидийской сатрапии.[60] Можно полагать, что эти народы имели привилегированные условия пограничной области и, будучи непокорными, при возможности откалывались от власти.[61] Описывая сражение в Гавгамеле, Арриан указывает, что албаны, сакасены занимают место в середине фаланги, находясь в близком окружении Дария (Arrian.Anab.III,11,4;13,1). К.В.Тревер объединяет албанов и сакасенов под наименованием каспиев и отведенное им ответственное место в строю объясняет высокими военными качествами и авторитетом этих наиболее крупных племенных объединений, обитавших в бассейне левого берега Куры.[62] В связи с этим интересно описание окружения Шапура II перед битвой под Амидой: слева царь хионитов Грумбат, справа царь албанов, равный с первым по месту и почету (Amm.Marc.Hist.,XVIII,6). Из хионитов был посажен на «золотой престол» потомственный марзбан в горном Сарире (Авар) на Кавказе с титулом «владетель трона» («сахиб ас-сарир»).[63] Ареной борьбы сасанидских царей с хионитами, кушанами (эфталитами) представляется Апаршахр в восточной границе Ирана.[64]

Апаршахр или Апар («отдаленная страна Апар» у Елише, Себеоса) – это Гурган (Горго), что также представлялся лагерем беспокойных кадусиев («земля кадусиев»). Аммиан Марцеллин сообщая о договоре Шапура (357/358г.) с хионитами и геланами, называет их gentium extimarum «отдален­нейшими народами».[65] «Верхняя сатрапия» Апаршахр соответствует территории Парфии. И.М.Дьяконов отмечает, что название Парфии восходит к мидийскому и означает «окраина», «край».[66] Видимо, военный лагерь хионитов, эфталитов («отдаленнейших народов») – Апаршахр (Абаршахр) означал «окраина», «пограничье».[67] Происхождение парфянских Аршакидов возводят к племенам parna (аparna), которых связывают со значением «горцы», исходя из «апар» — «вверху». К племенам парна, видимо, восходили как авары (апар) в Тян-Шане, так и эфталиты (heptal), которых связывают с парутами (parutai-«горцы») на Гиндикуше (Uparisaina). Предполагают, что они откололись от кушанов.[68] Апаршахр мы видим и в Албании. Хамдуллах Казвини отмечает недалеко от устья Куры город Апаршахр, который С.Т.Еремян, как и город Aparhunik, связывает с племенем апарнов, обитающих в пределах области Баласакан-Каспиана.[69]

Апаршахр недалеко от устья Куры можно отожествить с «городом Пайтакаран в Албании», где располагался лагерь персидских марзбанов. Албанский источник, описывая события IVвека, говорит о персидском ставленнике Санатруке, который  «воцарился над албанами в городе Пайтакаране».[70] Армянские Моисей Хоренский, Фавст Бузанд считают Санатрука Аршакидом, называя его царем маскутов или хонов.[71] В событиях Vв. во время восстания в Армении опять же персидский хазарапет Михрнарсе «прибыл в город Пайтакаран, снаряжает полки с албанами, отправляет в Армению».[72] Другая ставка персидских войск находится в проходе Чор, где они расположились при возвращении из похода против хонов. После битвы у Халхала[73] на правобережье Куры, откуда они были опрокинуты, и поражения у реки Лопнас (Иори)[74] персидский лагерь отошел в главный лагерь Шахастан,[75] т.е. Пайтакаран.

Относительно пограничной области Чор при «пахаке хонов», которая фигурирует у Моисея Каланкатуйского, Елише, Лазаря Парбского, существуют различные мнения.  «Пахак хонов» отождестляют с Дербентским или Дарьяльским проходами, или же Бармакской крепостью. Мы же локализовали его в северо-западной Албании (Лбиния) на границе с Грузией, где проходила «стена лбинов». ВXVI-XVIIIвв. эта пограничная область называлась Джар (Чари) или Цор,[76] откуда  совершались набеги совместно с горцами Дагестана в Грузию, Ширван, в южные города Азербайджана.[77] Здесь поныне имеется проход Цор (Цоор кац), а также перевал Хунсвери («перевал хонов»).[78] К доказательствам нашей локализации «пахака хонов»  можно привести также сведение сирийского источника («Житие Петра Ивера») о «белых гуннах», бывших соседями иверов, с помощью которых Фарсман, родом ивер, бежавший от мщения Аркадия (395-408гг.), воцарился над иверами.[79] Автор отмечает, что «белые гунны» были причиной многих бед, видимо, имея в виду опустошительные набеги «северных народав» — хонов в Сирию, Армению, Каппадокию в IV-V вв. Пероз просил денег у Византии, ставя вопрос об охране крепости Юроейпаах, находившейся у Каспийских ворот.[80] Юроейпаах Маркварт расшифровал как «крепость Иверии». Что касается термина «Каспийские ворота», который встречается также у греческих и латинских авторов, также существуют различные мнения о его применении к Дербентскому или Дарьяльскому проходам.[81] Но при той или другой локализации обнаруживается много несоответствий, что вызывает возражения оппонентов.

В связи событиями 34 г.н.э. Иосиф Флавий и Тацит говорят об иберах и албанах, которые «до этого времени удерживали скифов и сарматов от вторжения путем охраны перевалов и возведения фортов», но они же «владея местностью, открыв ворота, впускали скифов и сарматов в Парфию и Армению Каспийской дорогой» («Caspia via»).[82] Это сообщение объясняет походы Канидия и Помпея на иберов и албан. У Страбона имеется сообщение о походе Помпея «против иберов и албанов, обитающих между морями с обеих сторон – Каспийским и Колхидским (Strabo.XI,1,6), что определяет линию торговой трассы от Каспия к Черному морю и роль албанов и иберов в этой торговле.  Источники сообщают, что Помпей преследовал понтийского царя Митридата, бежавшего через Колхиду в Босфор. Но он не пошел следом в Колхиду (союзные с понтийским царством иберы не пропустили бы его), а вторгся через Армению и шел «не по самой удобной дороге», т.к. места для удобной переправы Куры защищались албанами.[83] Помпей после сражения с албанцами на левом берегу Алазани (64г. до н.э.) «встал лагерем у подножия самого Кавказа («positis sub ipse Caucaso castris»), затем двинулся к Гирканскому морю, заклю­­чая договоры с «другими обитателями Кавказа до Каспийского моря», но не дойдя трех переходов до моря, возвратился в Малую Армению».[84] Как видим, Помпей, прошел путь от Иберии до западного побережья Каспия, т.е. важ­­ный отрезок транскаспийского пути через Албанию и Грузию — Caspia via. Так, в отношениях с понтийским царем и в покорении ал­банцев и иберов Пом­пей преследовал цель контролировать Caspia via. Здесь важно опреде­ление Страбоном иберов и албанов, как «обитающих между морями с обеих сторон», т.е. владетелей «Каспийской дороги». Следует также отметить сведение Плутарха, который в числе союзников армянского царя против вторгшихся в Армению римских легионов Лукулла (69г.до н.э.) перечисляет «албанов Каспия и соседствующих с албанами иберов».[85]

Спустя тридцать лет Канидий совершает поход на иберов и албанов тем же путем, что и Помпей. Из Иберии в Албанию Канидий шел упомянутым у Страбона горным проходом «сначала по высеченной в скалах дороге, за­тем через болото, образуемое рекой Алазонией» (Strabo.XI,3,5). Горный про­ход из Иберии в Албанию, через который прошел Канидий, соответствует Каспий­ско­му проходу («claustra Caspiarum») у Тацита, который описывает намечав­шийся в 65 г.н.э. поход Нерона против албан. У Плиния – «против ворот каспиев» («ad caspias portas»). У Птолемея Каспийские ворота на карте и в перечне городов отсутствуют. У него показаны Албанские ворота в горном хребте.[86]  Тревер отмечает, что термин «claustra» означает преграда, вал, пограничное укрепление.[87] Можно полагать, что «claustra Caspiarum» представляло огражденную торговую колонию или погра­ничную об­ласть, которая, включала Кахетию (Санария), Тушетию, Лпинию. На севере-запа­­де она примыкала к Дарьяльскому проходу, с востока –  к Шир­ванскому (Бармак) и Дербентскому валам, образуя общую фортифика­ционную систему – Чор. Эта пограничная область соответствует Махелонии, известной в античной литературе I-II вв. как «царство махелонов и гениохов».[88] В надписи сасанидского царя Шапура I (241-272 гг.) страны Закавказья перечисляются в следующей последовательности: «Атропатена, Армения, Иберия, Махелония, Албания». В парфянской версии надписи вместо Махелонии читается SYKN.[89] SYKN можно соотнести с согдийским S’ykn, которое переводится как «военный лагерь» > «замок»,[90] что аналогично другим названиям этой области – Гундзетия (Хундзах) от ср.перс.«гунд» — «войско»; Эрети от груз.«эри» — войско (ср.древнеперс.«айр» — «муж»; шумер. «эри» — «воин) и т.д.

В «Истории Ширвана и Дербента» говорится о «воротах Сугд», где Буга распял тело Тифлисского эмира Исхака. В.Ф.Минорский считает, что название Сугд, означающее «место скорби» на грузинском языке, никакого отношения к Согду не имеет.[91] Но Табари отмечает на правом и левом берегу Куры два города – Тифлис на юго-западе и Сугдабил на юго-востоке,[92] где жила жена Тифлисского эмира Исхака – дочь владетеля Сарира.[93] Ибн ал-Факих, как и ат-Табари, Ибн Хордадбех знает город Сугдабил, который был построен Ануширваном после Баб ал-Абваба, ворот Шакки, ворот Дудания, ворот Дурдзукия, и что он переселил сюда народ из Согда и укрепил его.[94] Табари утверждает, что Фируз еще раньше воздвиг в труднодоступном пути в области Сул рядом с Джурджаном строения из скал,[95] имея в виду, видимо, крепости, построенные Фирузом, затем Губадом на «садд ал-Либин».[96] Под Сулом обычно понимают или Гурган на юго-восточном побережье Каспия или же Дербентский проход, но в этом случае Табари, как видим, имел в виду пограничную область Цор на северо-западе Албании (Лпиния) рядом с Джурджаном (Грузией),[97] которая, видимо, как и Дербент или восточный Гурган, называлась Сулом. Сул обычно связывают со значением «вал», но «Сули» также является буддийской и манихейской формой слова Согд. Это китайское произношение, применительно к согдийцам (сугдак-сулик) и торговым колониям согдийцев в Туркестане, перешло в языки санскритский и тибетский.[98] Исходя из этого, можно полагать, что согдийские торговые колонии существовали в северо-восточной (Дербент), северо-западной (Лпиния) и юго-восточной (Каспиана-Баласакан, Гелан, Гурган) областях, [99] к которым применялись названия Сул, Чор и Гурган.[100] Существует мнение, что Сул арабских источников является калькой с Чор армянских источников.[101] Вероятнее, что Сул со значением «вал» является калькой от арабского «сур» («асвар») – «стена», «вал», как и Чор от арабского «джар» (дживар) – «стена», «ограда». В этой связи следует отметить, что в Ва­ви­лонских и Египетских текстах северные проходы и ограды называются Джару (Чалу, Залу),[102] что можно соотнести с названиями  Дербенда – Джора (Чола, Сул). Так, название Согд мог означать торговую колонию, огражденную длинным валом. Это подтверждается также тем, что согдийское письмо, которое послужило моделью древнетюркского рунического письма, являлось одной из разновидностей арамейского алфавита,[103] что предполагало более широкое идеологическое заимствование, обусловленное этническими контактами, миграциями.[104] Все это наводит на предположение о существовании Ахеменидских торговых колоний как в Центральной Азии, так и на Кавказе – в Лпинии, Дербенте и на Апшероне (Гюрганский мыс),[105] к которым применялись названия Сул, Чор и Гурган. Определяя северные границы Ахеменидской империи, Геродот утверждал, что весь Южный Кавказ до Большого Кавказского хребта входил в состав этой империи (Her.III.97).

Реальность существования торговых колоний Ахеменидов в Албании подтверждается последними археологическими раскопками в с.Караджемирли Шамкирском р-на, где выявлено Ахеменидское строение с каменными базами колонн, которые находят аналогии в строительстве дворцов Пасаргады, Суз, Персеполя. Археологические раскопки в Шамкире обнаруживают непрерывность городской культуры до раннеэллинистического периода.[106] Город Шамкир, а также ранее обнаруженные памятники ахеменидского времени – Сарытепе в Газахском р-не и Гумбаты в Восточной Грузии, как и останки древних храмов, монастырей в северо-западном Азербайджане, Грузии, горной Ингушетии,[107] построенные согдийцами,[108] могут свидетельствовать об активном функционировании в ахеменидский и античный период транскаспийской торговой трассы через Албанию и Иберию. Археоло­ги­чес­кие иссле­до­ва­ния, доказавшие обводнение Узбоя в VIIв. до н.э. – IV в.н.э.[109], а также Мингечаурские поселения, датированные VIIв. до н.э. – I-IIвв. н.э.,[110] также являются показателем интен­сив­­но­го использования этой трассы в соответствующем отрезке времени. Caspia via объединяла огромные ареалы, входящие в Цивилизацию торговых путей.

 

 

 

REGARDING THE BORDERS

OF THE CAUCASIAN ALBANIA DURING THE ROME ARCHES

(In The Context of Relationship with the Ancient Asia Minor)

S.A. Suleymanova

The facts regarding distortion of the information from the antique sources about the Caucasian Albania are explained in the article. One of the points used by the opponents regarding the borders between the Caucasian Albania and Armenia is related to the river Kur. From the cross analysis of different sources it turns out that not the down stream of the river Kur served as the border as emphasized by the opponents, but actually the river’s up stream was meant as the border and that’s where Pompey did exactly pitch a camp during his march to the Ancient Albania. This point does not only change the thoughts about the borders among Kolkhida, Armenia, Iberia and Albania, but also causes the historical facts about the Front Asia to reveal. One of the important outcomes of the study is regarding “The Big Armenia” term. As a result of an extensive analysis it is known that, this term is similar to the Selevki state of Syria’s colony on the Tigris river basin — “The Big Salavkiya” term and that it serves as a kind of an imitation of the administrative divisions once existed in the Assyrian, Achaemenid, Selevki states. While as for the name of the Parthian origin Armenian ruler – Tigran the Second, this can be explained by his occupation of the territories of the collapsing Selevki State, along with the territory on the outfall of the river Kur and dethroning the Syrian (Arameya) throne from Antiox the X (95-83 B.C). However, this situation lasted only for 13-17 years; the territories on the Euphrates were captured by the Roman commander Lucull in 69-70 B.C, while in 66-65 BC the territories of the Asia Minor were taken away from him by Pompey. The localization of the ancient road connecting the river Tigris (The Big Salavkiya) with the Kur river (The Sevsamora) is also of a particular importance,

 

[1] Р.М.Мунчаев. Урукская культура (Месопотамия) и Кавказ. /Материалы Международной научной конференции: Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Махачкала, 2007, с.8-9; Нариманов И.Г., Ахундов Т.И., Алиев Н.Г. Лейлатепе. Поселение, традиция, этап в этнокультурной истории Южного Кавказа. Баку, 2007

[2]  Наджаф Мусеибли. Энеолитическое поселение Беюк Кесик. Баку, 2007, с.126, 155

[3]  Т.И.Ахундов. О связях Майкопской традиции с Южным Кавказом и Ближним Востоком. /Материалы Международной научной конференции: Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007,с.61-64

[4]  Мусеибли, с.155

[5] Сулейманова С.А. Шелковый путь и интеграция Запада-Востока в формировании кавказских и тюркских народов. /Материалы научной конференции, посвященной 80-летию академика З.М. Буниятова. «Актуальные проблемы Востока: История и современность. Б.,2003,с.20-25.

[6] Г.Ф.Джафаров. О древних путях сообщений Азербайджана. /Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007, с.127-128.

[7]Она делится на восточнокавказскую: нахско-дагестанские, хуррито-урартские, кутийский, сино-тибетский, язык кетов на Енисее, а также этруский и другие языки Малой Азии, Балкан, Кипра, Лемноса; и западнокавказскую ветвь: абхазский, убыхский. адыгейско-черкесский, хаттский, язык касков Причерноморья, язык бурушаски, тохарский  (И.М. Дьяконом, С.А. Старостин. Хуррито-урартские и восточнокавказские языки. //Древний Восток: этнокультурные связи. Москва,1988,с.164-218; И.М.Дьяконов Языки древней Передней Азии. М.,1969, с.113).

[8] И.М.Дьяконов. Алародии (Хурриты, урарты, кути, чеченцы и дагестанцы). //Алародии (этногенетические исследования). Мх.,1995, с.3-13; Милитарев А.Ю., Старостин С.А. К проблеме афроазийскосеверокавказских этнолингвистических связей //Кавказ и цивилизация Древнего Востока. Оржоникидзе, 1989.

[9] Пределы расселения носителей восточнокавказских языков – хурритов в Передней Азии территориально совпадают с границами распространения кура-аракской культуры, что дает основание считать их  созда­те­лями кура-араксой культуры (Дьяконов И.М. Некоторые лингвистичнские данные к проблеме связей населения Восточного Кавказа и Закавказья с Древним Востоком в в III-Iтыс. до н.э. //Материалы семинара по проблеме происхождения и формирования азербайджанского народа: Тезисы. Б., 1966. В.12, с.7-9).

[10] Проник­новение в восточнокав­каз­скую ветвь северокавказских языков «иранизмов» степной культуры Юго-Восточной Европы отмечается еще в IIIтыс. до н.э. в местах прежнего проживания, где еще раньше происходили контакты прасеверокавказских языков с праиндоевропейскими языками Юго-Восточной Европы (М.Г.Гаджиев. О демографических и этногенетических процессах в Дагестане в первобытную эпоху. //Алародии (этногенетически исследования). Мх.,1995, с.14-27).

[11] История Азербайджана (на азерб.языке), ред. И.Алиев. Б.,1993, с..36-38; Алиев И.Г. Очерк истории Атропатены. Б.,1989, с.9-10

[12] Бикерман Э. Государство Селевкидов. М.,1985,с.94

[13] К.Байпаков. Религии в средневековых городах Южного Казахстана и Семиречья.  Ш.Акинер. Культурная география Евразии. Религии в Центральной Азии. /Центральная Азия и культура ми­ра, Бишкек,2002

[14] Юсупов Х. Древности Узбоя. Ашхабад, 1986, с.179-197.

[15] Гаджиев М.С. Между Европой и Азией (из истории торговых связей Дагестана в албано-сарматский период). Мх., 1997, с.102-109, там же анализ мнений.

[16] Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений и народов, обитавших в Средней Азии в древние времена. т. II, М.-Л.,1950. с.151; Гаджиев, с.102

[17] И.А.Бабаев. Великий Шелковый путь и Азербайджан. В Сб. Великий Шелковый путь и Азербайджан. Б.,1998

[18] Я.А.Манандян. О торговле в городах Армении в связи с мировой торговлей древних времен. Ереван, 1954, с.57

[19] В контексте функционирования пути по Каспию и Куре рассматривается распространение кувшинных погребений в бассейне Куры по линии торговой трассы, а также  расположение  вдоль Куры поселений городского типа, которые являлись важными транзитными пунктами на одной из наиболее оживленных трасс Великого Шелкового пути античного времени (Гошгарлы Г. Могильники древнего Мингечаура как показатель международных торговых связей Кавказской Албании /Археология Кавказа. Тбилиси, 2006.№1,с.205-210; А.К.Алекперов. Исследования по археологии и этнографии Азербайджана. Баку. 1960).

[20] Ваидов Р.М. Мингечаур в III-VIII веках (по материалам археологических раскопок). Б.,1961; И.А.Бабаев. Города Кавказской Албании в IVв. до н.э.-IIIв. н.э. Б.,1990, с.22; Гошгарлы, с.205

[21] Сулейманова С.А. Влияние Международной Евразийской торговли на этнокультурные прoцессы на Кавказе. // Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007, с.130; Давудов О.М. Материальная культура Дагестана Албанского времени. Мх.,1996, с. с.296-299; Гаджиев, 111-119

[22] Функционирование торгового пути из Передней Азии и Закавказья через Кавказскую Албанию и Приморский Дагестан на Босфор находит подтверждение в обилии предметов античного производства и нумизматики, выявленных на территории Азербайджана. В этом контексте рассматриваются отдельные находки, свидетельствующие о связях Армении с Босфором и археологический материал сарматского времени, а также остеологические находки верблюда в Северном Причерноморье и Дербенте (Гаджиев, с.92-99).

[23] Ал-Истахри. Китаб масалик ал-мамалик (изд. де Гуе, BGA. Лейден. 1870, I. с.218-219, 226-227). В.В.Бартольд также говорит о плавании с восточного берега Каспия на запад не по одной и той же географической широте. Он приводит свидетельство астронома Кутб ад-дина Ширази (ум. в 710 г.) и ряд источников XIV-XV вв., свидетельствующих о судохостве по Аму-Дарье и Каспийскому морю и в более поздние времена (Бартольд В.В. К вопросу о впадении Аму Дарьи в Каспийское море. Соч. III т. М.,1965, с.248-249; Бартольд В.В. Соч. IIт. ч.1. М., 1963, с.657).

[24] Алиев И.Г. Очерк истории Атропатены. Б.,1989,с.10

[25] Алиев, с.10

[26] Бикерман Э. Государство Селевкидов. М.,1985, с.94; Гаджиев, с.106

[27]  Гумилев  Л.Н. Ритмы Евразии. М.,1993

[28] Боровкова Л.А. Запад Центральной Азии во II в. до н.э.-VIIв.н.э.(исто­рико-географический обзор по древнекитайским источникам). М.,1989, с.43-46; Гаджиев, с.108

[29] Дьяконов И.М. История Мидии. Москва-Ленинград, 1956, с.103.

[30] Бартольд, IIт. ч.1, с.654

[31] К.В.Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании (IV-VII в. н.э.). М.-Л., 1959. с.46,143

[32] Он также отмечает, что «земля кадусиев» у Арриана однозначна с землей каспиев у Плиния (Nat.Hist.,VI,18) и что по Плинию, «каспиями» назывались все племена южного Прикаспия (Дьяконов, с.444,447-448).

[33] Там же, с.225

[34] В Вавилонской хронике «наместник Гутиума» Губару, ставший «наместником» Кира в Вавилоне, являлся наместником Мидии (М.А.Дандамаев. Политическая история Ахеменидской державы. М.,1985, с.271; Дьяконов, с.287).

[35] Каспиана-Баласакан или Пайтакаран как в IIIв. до н.э., так и в III-VIIвв.н.э. находилась в составе Кавказской Албании (Ф.Мамедова. Политическая история и историческая география Кавказской Албании. Б.,1986).

[36] Дьяконов, с.447-448

[37] Гаджиев,с.107

[38] Открытые в Восточном Туркестане археологическими раскопками документы позволяют считать, что оставивший их народ назывался арси. Их язык оказался близким к западной группе европейских языков, т.е. кельтскому, латинскому и др. (Артамонов М.И. История хазар. Л.,1962.,407).

[39] Бартольд, с.176-178

[40] Алиев К. Античная Кавказская Албания. Б.,1992, с.80,115-118;48,654-657.

[41] Тождество это, конечно, условно. Будучи в контакте с местными племенами Центральной Азии и Китая и возможно, смешавшись с другими переселенцами из Малой Азии или переднеазиатских колоний, они уже являлись носителями иной культуры.

[42] Этот маршрут к «Антиохии Маргианской», т.е. к Мерву, оттуда к Бактрам (Балху), из Бактр на север через горную страну комедов, которые причисляются к сакам, отличается от  пути к «Антиохии по реке», т.е. Мерверруду на верхнем Мургабе, оттуда к Герату и Кандагару (Бартольд, IIт. ч.1. с.185)

[43] Гумилев Л.Н. Хунны. М., 1960. с.20-22                                     

[44] Цейлонские послы (купцы) рисуют их рослыми блондинами, проживающими за Емодом (Гималаи). Гумилев. Хунны. М., 1960, с.20-22

[45] В III в.до н.э. аорсы, двигаясь из Южного Приуралья на юг и запад, вытеснели нижневолжское объединение родственных им савроматов, которые явились основой формирования в предкавказских степях сиракского союза сарматских племен, противостоящего аорсам, кочевья которых доходили и в эти степи (История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. Москва,1988, с.78-80).

[46] Если предшествующей волной предположить синдов (Синдика), то очередной волной круговорота в этом миграционном ареале, обусловленном торговыми путями, представляются аланы, затем хунны, сильно ассимилированные китайцами (Сулейманова С.А. Шелковый путь и интеграция Запада-Востока в формировании тюркских народов. //Актуальные проблемы Востока. Б.,2003,с.20-25). Л.Гумилев отмечает, что на северных склонах Тяньшаня преследование гуннов сяньбийцами остановили абары, которые считались самыми воинственными в степной Азии (Гумилев Л.Н. Тысячелетие вокруг Каспия.. Б.,1991, с.165). Абары — хионитские гарнизоны в пограничье северной торговли с Китаем. см. сн.51.

[47] «…аорсы живут по течению Танаиса, а сираки – по течению Ахардея, который вытекает с Кавказских гор и впадает в Меотиду» (Strabo,XI,II 2,5,7,8).

[48] Бартольд В.В. Соч. IIт. ч.1. М., 1963, с.176,550,813-814

[49] В.Караев. Арабо-персидские источники о тюркских народах. Фрунзе. 1973, с.102

[50] Артамонов, с.107; Гумилев  Л.Н.. Эфталиты и их соседи в IV в. ВДИ.1959, №1 /в кн. Ритмы Евразии. М.,1993, с.364; Бичурин, Собрание сведений, III, карта династий Хань.260

[51] Прицак О.О. Протомонголы в Хазарском Закавказье. Всесоюзная конференция востоковедов. М.,1991. с.70-71; Схидний свит (6,7). 2`95-1`96, с.70-76; Sevda A. Suleymanova. Кафкасйа ве Аварлар. –Турклер. т.2. Анкара, 2002, с.674-685

[52] Н.В.Пигулевская. Сирийские источники по истории СССР, М.Л., 1941, с.37; Wesendonk, op.cit.,p.341

[53] Пигулевская, с.48

[54] Нисибин у арабских географов, который был расположен на большом караванном пути из Ирака в Шам (Ибн Хордадбех. Книга путей и стран (перевод, комментарии, исследование, указатели и карты Н.Велихановой,), Б., 1986. с.271. Ибн Хордадбех также отмечает город Кадисийа рядом с Дамаском и также несколько населенных пунктов в Ираке с аналогичным названием (с.268).

[55] С.Кашкай. Государство Манна. Баку, 1993, с.30-31.

[56] Дандамаев, с.271. см. сн.21

[57] Покоренные Киром II, они отложились от Ахеменидов еще в Vв. Согласно одной легенде  Кир (из племени мардов) захватил власть с помощью кадусиев, на усмирение которых был послан мидийским царем Астиагом (Дандамаев с.240,13.).

[58]Бартольд, IIт. ч.1.с.789. В.В.Бартольд полагает, что эти народы принимали участие в битве при Гавгамеле (331г. до н.э.) не в качестве подданных персидского царя, а в качестве союзников или наемников Но эти народы, видимо, входили в состав персидской империи с  привилегированными условиями, связанными с военной службой и оказывая сопротивление, периодически откалывались от нее.

[59] Дьяконов, с. 339

[60] Дандамаев, с.240. «Мидийская сатрапия», видимо относительный термин. И.М. Дьяконов отмечает, что кадусии не были покорены Мидией, а выступали с ними как союзники (Дьяконов, с.339). Ксенофонт называет Танаоксара (Бардия) сатрапам Мидии, Армении и племени кадусиев (Дандамаев, с.66).

[61] С.А.Сулейманова. Институт «охраны границ» в северо-западном Азербайджане на фоне историко-типологический параллелей. Сб. Актуалные вопросы Востока. Б.,2000. с.39-42

[62] Тревер, с.52-53

[63] Сулейманова С.А. Этнополитическая история северо-западной Албании в свете архетипов в местных источниках, Известия НАНА (серия истории, философии и права), 2004, № 4, с.61-62; Sevda A. Suleymanova. Кафкасйа ве Аварлар. с.674-685; Минорский, с.220; 132-138; 203-204

[64]Л.Н.Гумилев. Древние тюрки. М., 1993,с.133; М.И.Артамонов. История хазар, Л.,1962, с.202; Пигулевская, с.50-53

[65] Ammianus,17,5,1,p.122; Пигулевская,с.35

[66] Дьяконов, с.69

[67] В этой связи следует отметить имя мидийского сатрапа Губару, в войске которого находились кадусии. Губару был наместником территории  к западу от Евфрата — Заречья (арамейское Абар-нахара) /Дандамаев, с.52/. семитский абар означает переход (как и иранск. ср. парадрайа).

[68]Гумилев  Л.Н.. Эфталиты и их соседи в IV в. /В кн. Три исчезнувших народа. ВДИ.1959, №1. с.369-374

[69] Еремян С.Т. Страна Махелония надписи Кааба-и-Зардушт, ВДИ, 1967, №4,с.56. В «Истории албан» М.Калан­ка­туй­­ского говорится о «поле Апарисакан», который отожествляют с Арцахом (Моисей Каганкатваци, История агван. СПб., 1861, с.165). «Армянская география» (VII в.) отмечает город Варазманавар недалеко от Куры, что С.Ашурбейли связывает с аварами, поселенными в Албании (Ашурбейли С. Государство Ширваншахов (VI-XVIвв.). Б., 1983,с.63).

[70] Моисей Каганкатваци, с.21,22

[71] Тревер, с.188-191

[72] Лазарь Парбский. История Армении. Тифлис, 1904, с.63; Тревер, с.206

[73] Древний Халхал  — «зимняя резиденция албанских царей» (Моисей Каланкатуйский, с.85) локализуют около нын. Казаха (Тревер, с.207,210).

[74] Тревер отожествляет Лопнас с нынешним Агстев, «пахак хонов» с Бармакской крепостью (Тревер, 206-216).

[75] Моисей Каланкатуйский, с. 85-87 (к.2, гл.II).

[76] Цор на аварском означает «предгорье», «равнина», что однозначно хорониму Аран на азербайджанском.

[77] Албанская хроника XVIII века, говоря о набегах аварцев Джара в разгар антииранского восстания, характеризует их как «племя леков, называемых по древним книгам хонами…». (Есаи Хасан Джалалян, Краткая история страны Албанской (1702-1720 гг.), Б.,1989,с.22,44; об этом. см. С.А.Сулейманова. Этнополитическая история северо-западной Алба­нии в свете архетипов в местных источниках. /Известия (серия истории, философии и права) НАНА. Б., 2004, № 4. с.71). Как видим, изменениям подвергаются язык, антропология, но не психология, что выражается в преемственности и непрерывности традиции.

[78] Сулейманова, Этнополитическая история…, с.56-60.

[79] Пигулевская, с.37

[80] Пигулевская, с.53

[81] Тревер, с.с.112-126. здесь же обзор мнений.

[82]Тревер,с.117-118. Caspia via М.С.Гаджиев отожествляет с Прикаспийским путем, К.В.Тревер – современной Военно-грузинской дорогой (Гаджиев, с.107;Тревер.117 -118). Но здесь речь идет о труднопроходимой Лекетской дороге из северо-западной Албании (Лпиния) в Кахетию,  что имеет непосредственное отношение и к Албании и к Иберии.

[83] Плутарх говорит о «частоколе», которым варвары «на большом пространстве защитили берега Куры» (Плутарх. Помпей, гл.35 /638).

[84] Флор. Сокращения из Тита Ливия. Кн.1, гл.,40,28 Тревер, с.104-107.

[85] Плутарх. Лукулл, кн. XXVI (509). К.В.Тревер приводит это сообщение Плутарха для подтверждения своей точки зрения на термин «каспии», который «перестал быть объединяющим этническим наименованием для ряда народностей, в том числе албанов, а употреблялся только для части из них» (Тревер, с.88-89).

[86] Тревер. с.275. Некоторые исследователи сопоставляют их с Гелдой (Ковалевский С.А. Карта Птолемея в свете исторической географии Прикаспия. Известия Всесоюзн.Географ.общества, 1953, т.85,вып.1,с.33-34;). Птолемеевскую Гелда можно соотнести с Голодой – древним центром Джара (Цор), где мы локализовали пограничную область Чор в северо-западной Албании.

[87] Тревер,274

[88] Сулейманова, Этнополитическая история…, с.58-60

[89] Тревер, с.135.

[90] Согдийские документы с горы Муг. Вып.II (чтение, перевод и комментарии В.А.Лившица). М.,1962,с.101

[91] Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда. М., 1963,с.46

[92] Г.Гошгарлы рассматривает поселения на противоположных берегах Куры как одно большое поселение, считая, что появление поселения на левом берегу является следствием бурного роста правобережного поселения (Гошгарлы, с.205).

[93] Абу Джафар Мухаммад бин Джарир ат-Табари. Тарих ар-русул ва-л-мулук. т.IX. Мыср, 1968. с.192

[94] Ибн ал-Факих ал-Хамадани. Мухтасар китаб ал-булдан. Изд. де Гуе. 1885, с.288

[95] ат-Табари. т. II. Мыср,1961. с.100,101

[96] Ибн ал-Факих,с.287. «Садд ал-Либин» отожествляется с «Закатальской Длинной стеной» между Шакки и Кахетией, где локализуются с албанские племена —  силвы и лбины (Е.А.Пахомов, Закатальская «Длинная стена», — ТАзГУ серия ист.,вып.1,1950,с.68-90; Минорский, с.28,123).

[97]Вызывало недоумение сообщение Иосифа Флавия об аланах, которые вступили в переговоры с «царем гирканцев, который владел проходом …», в ясность в которое внес С.Т.Еремян, указав, что у античных авторов названием Hyrcania (арм.Virkan) обозночалось Иберия (Тревер, с.126).

[98] Бартольд, IIт. ч.1, с.190,454

[99] Возможно, Сул на юго-западном побережье Каспия (Гурган) или же Сул — Дербентский проход, имели отношение к хионитам в Согде, которые контролировали Шелковый путь и считались марзбанами в пограничных областях Персии (Сулейманова С.А. Храм Большой Медведицы в древнем порту Баку. Археология и этнография Азербайджана. Б.,2005.№1, с.228-229).

[100] В.В.Бартольд предполагал согдийские колонии в Крыму, где имелось поселение Сугдак (Бартольд, IIт. ч.1,с.550,814).

[101] М.С.Гаджиев. Миссия епископа Исраела и вопросы историчексой географии Кавказской Албании. /Северный Кавказ: Историчексие очерки и заметки. Материалы и исследования по археологии России. Вып.3, М.,2001/

[102] История Древнего Востока, IIч.,  М.,1988, с.248

[103] С.Г. Кляшторный. Древнетюркские рунические памятники. М., 1964, с.47

[104] Сулейманова С.А. Сириус – Ши’ра в Исламе и в поверьях народов Азии и Кавказа. /Научные исследования, Б.,2004, вып.VII, №2-4, с.314; Сулейманова С.А. Храм Великой Матери Банат Наш в древнем порту Баку /Археология и этнография Азербайджана. Б.,2005. №1 s.218-236

[105] В результате подводных исследований здесь обнаружено множество древних памятников.   (Идрис Алиев. Ариф Рахманов.Джейхун Алиев. Подводные памятники Каспия. /Археологические исследования в Азербайджане. ИАЕ НАНА. Б.,2008, с.115-117).

[106] И.Бабаев, Ф.Кнаус. Археологические раскопки Идеалтепе. Результаты совместной международной археологической экспедиции Германии, Грузии и Азербайджана, проведенной в в 2006-2007 гг.  в с.Караджемирли Шемкирского района. /Материалы конференции: Шемкир. Археологическое наследие, история, архитектура. Шемкир., 2008, с.10-21.

[107] В.А.Кузьмин. Великий Шелковый путь на Кавказе. /Архитектура караван-сараев в горной Ингушетии. /Материалы Международной научной конференции: Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007, с.132-136)

[108] Согдийцы сыграли важную роль не только в образовании торговых колоний по Великому Шелковому пути, но и в распространении религии.

[109]Юсупов, с.179-197

[110] Гошгарлы, с.205

 

Вестник МИЦАИ. Самарканд. Выпуск.8, 2008 .

С.40-57