Азербайджан помогает Турции заработать на пахлаве

Турецкую пахлаву покупают Азербайджан, США, ОАЭ, Саудовская Аравия, Германия, Ирак, Катар, Грузия, Болгария, Израиль, Иордания, Сирия, Кувейт, Китай, Швейцария, Австралия и другие страны.

Турецкая пахлава, занимая особое место среди восточных сладостей, завоевывает рынки других государств, сообщает агентство Anadolu.

Так, за восемь месяцев этого года Турция экспортировала пахлаву в 18 стран, в том числе США, ОАЭ, Швейцарию и Китай.

Приготовление пахлавы
Приготовление пахлавы

По словам главы Союза экспортеров Юго-Восточной Анатолии (GAIB) Абдулкадира Чыкмаза, доходы Турции от экспорта 130 тонн пахлавы превысили 1,477 миллиона долларов.

Турция в 2016 году экспортировала 136 тонн пахлавы в 13 стран на 1,5 миллиона долларов, сказал Чыкмаз. По его словам, экспорт пахлавы за восемь месяцев приблизился к прошлогодним показателям.

Турецкая пахлава славится на весь мир
Турецкая пахлава славится на весь мир

С начала 2017 года лидерство по импорту турецкой пахлавы удерживают США, куда было поставлено 36 тонн этого продукта. Затем следуют ОАЭ, Саудовская Аравия и Германия.

Турецкая пахлава
Турецкая пахлава

В число стран-импортеров турецкой пахлавы также входят Азербайджан, Ирак, Катар, Грузия, Болгария, Израиль, Иордания, Сирия, Кувейт, Китай, Швейцария, Австралия, Турецкая Республика Северного Кипра и Палестина.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/economy/20170917/411891548/turcija-postavljaet-pahlavu-v-18-stran.html

Помощь единоверцам: Рамзан Кадыров теснит Реджепа Эрдогана

Глава Чечни перехватывает инициативу у турецкого лидера в вопросах поддержки мусульман

Сергей Аксенов

Материал комментируют:

Алексей Макаркин

Глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что никакой необходимости в новых митингах в поддержку мусульман народа рохиджа (рохинья) в Мьянме нет. Об этом он написал в своем Инстаграме. Тем временем, Россия активно способствует процессу урегулированию конфликта в Юго-Восточной Азии.

По словам Кадырова, миллион митингующих, вышедших на площадь в Грозном 4 сентября, вынудили мировую общественность обратить внимание на трагедию рохиджа. Изменилась и позиция России. Если в конце августа МИД солидаризовался с властями Мьянмы, то после митинга в Грозном, Владимир Путин осудил проявления насилия. Глава Чечни поблагодарил президента за это.

«Я обращаюсь к своим братьям и сестрам-мусульманам во всей России с просьбой не поддаваться чьей-то агитации и не дать использовать себя в чьих-то интересах. Сейчас рохиджа нужна гуманитарная поддержка. Мы ее оказываем», — написал, в частности, Кадыров.

Призыв авторитетного чеченского лидера прозвучал после несанкционированного митинга его единоверцев в Петербурге. В минувшие выходные на Дворцовой площади было задержано свыше 130 мусульман. Правда, общее число участников было невелико — около 200 человек.

Днем ранее московская полиция на корню пресекла попытку провести аналогичную акцию у посольства Мьянмы. Подходы к зданию были перекрыты. Организатор акции — писатель Арслан Хасавов рассчитывал встать в одиночный пикет, но и это не удалось. Пришлось возложить цветы к полицейским ограждениям.

«Как я понимаю, в следующий раз не нужно даже пытаться что-либо согласовать, лучше просто позвать друзей и прийти», — констатирует писатель. Действительно, во время самого первого митинга у посольства полиция не решилась препятствовать его многочисленным участникам даже несмотря на радикальные призывы ораторов.

Пережив неуправляемый протест, власти стали готовить меры противодействия. Так, уже через три дня правительством был внесен в Госдуму закон, дополнительно ужесточающий порядок проведения уличных массовых мероприятий. Теперь организаторы обязательно должны называть властям «вопросы, являющиеся причинами проведения» митинга.

Прямой отсылки к протестам по исламской тематике в законопроекте нет, однако подобные ужесточения в российском законодательстве традиционно происходят после ЧП.

Среди других мер, которые, похоже, предприняла Москва, — обращение за поддержкой к лидеру Казахстана Нурсултану Назарбаеву. Опыт переговоров в Астане по сирийскому вопросу, очевидно, был признан успешным. Теперь лидер Казахстана призвал стороны конфликта в Мьянме к диалогу в рамках ООН. Способствуя урегулирования в Мьянме, Назарбаев таким образом помогает снять общественное напряжение и внутри России.

Конкуренцию Назарбаеву и Рамзану Кадырову в деле поддержки мусульман-рохиджа составил президент Турции Реджеп Эрдоган. На первом в истории саммите Организации исламского сотрудничества он пообещал помощь беженцам из Мьянмы, а также призвал мусульман мира к сотрудничеству ради преодоления общих трудностей.

В самой Мьянме обстановка лучше не становится. Центральные власти отвергли инициативу военизированной группировки «Араканская армия спасения рохинджа» (ARSA) о прекращении огня в зоне конфликта на один месяц. При этом число беженцев рохиджа в Бангладеш выросло до 300 тысяч.

Писатель Арслан Хасавов видит в происходящих событиях рождение российского политического ислама.

— Защита народа рохиджа в Мьянме — задача всего цивилизованного человечества — вне зависимости от национальности или религии. Убежден, что не может быть двух мнений в ситуации, когда целый народ фактически лишается права на жизнь. К счастью, многочисленные акции протеста, прокатившиеся по всему миру, заставили мировых лидеров обратить внимание на проблему. В лагеря беженцев начала поступать гуманитарная помощь — в том числе и из России.

«СП»: — У нас такого, кажется, не было никогда…

— Если переместить фокус внимания непосредственно на происходившее в России, в частности, на стихийные несанкционированные митинги, то, пожалуй, действительно можно говорить о возникновении политического ислама. Фото- и видеосвидетельства зверств в Мьянме пробудили сознание тысяч людей, не привыкших выражать свою позицию в такой форме. Но вот, хватит ли запала на что-то большее — вопрос открытый.

По мнению политолога Алексея Макаркина, активность Рамзана Кадырова по защите мусульман в мире находит одобрение в Кремле.

— Рамзан Кадыров позиционирует себя как защитник мусульман во всем мире. И, видимо, делает это с санкции российского руководства. Он человек, понимающий пределы возможного и представить себе, что он выступал и по конфликту в Мьянме, и по мечети Аль-Акса в Иерусалиме, а до этого по вопросу французского журнала «Шарли Эбдо», без согласия федерального центра — трудно. Конечно, согласие есть.

«СП»: — Зачем это нужно федеральному центру?

— Думаю, в России хотели бы иметь такого защитника. Традиционно, в истории, такую роль играл османский султан-халиф, который совмещал светскую и духовную власть. При Ататюрке обе эти должности были последовательно упразднены, но сейчас появился Эрдоган, который, конечно, не султан и не халиф, но стремится играть схожую роль. Он, кстати, тоже высказался по Мьянме.

С учетом непростых отношений России с Эрдоганом, которые похожи на «качели» — то он — лучший друг, то злейший враг, то нечто среднее, как сейчас, наверное, есть желание, чтобы в России был свой защитник, на которого ориентировались наши мусульмане. Хотя они в России и очень разные. Поэтому такая роль Кадырова вполне очевидна.

«СП»: — В действиях и высказываниях Рамзана Кадырова чувствуется все же большая доля самостоятельности…

— Его фраза о том, что он готов при определенных обстоятельствах пойти против политики России вряд ли вызвала удовольствие в Кремле. Видимо, Рамзану было объяснено, что такие фразы лучше не говорить. Ведь, если это можно чеченскому лидеру, то почему нельзя кому-то другому?

«СП»: — Какие еще могут быть политические аспекты этой истории?

— Возможно, у России было желание таким образом несколько дистанцироваться от позиции Китая. До этого Россия целиком шла за позицией Пекина, который поддерживал правительство Мьянмы.

«СП»: — Что будет дальше?

— В итоге возникла интересная ситуация. После выступления в Грозном российский президент осудил «все факты насилия» в Мьянме, после чего Кадыров заявил, что своего он добился. Однако кровопролитие в Мьянме продолжается, а эмоции у части людей в российском обществе уже разбужены. Есть те, кто понимает, что уже оказанной мусульманам-рохиджа поддержки достаточно, что важна также геополитика, отношения с Китаем и т. п., а есть те, кто хочет продолжения. Они рассчитывают, что Россия более активно вступится за мусульман в Мьянме. Россия же этого делать не собирается. Соответственно, появляются недовольные. Они протестуют, выходят на акции. То есть подобного рода конфликты очень трудно держать в управляемом режиме.

— Мне и как мусульманину и как человеку трудно остаться равнодушным к ситуации в Мьянме, — говорит заместитель муфтия Москвы Марат хазрат Арсланов. — Удручает, что от нас мало что зависит. Здесь можно хотя бы в сердце, на уровне молитвы сопереживать этим людям. Это касается всего мусульманского сообщества.

Если же говорить о других видах проявления этой позиции, то они должны быть в рамках закона. Если это разрешают, если это возможно. Если это митинг, то он должен быть согласован. Чтобы таких трагических событий не происходило в мире нужно посвятить усилия образованию, искоренению невежества, радикализма и т. п.

«СП»: — Фонд Рамзана Кадырова пообещал помощь беженцам-рохиджа. Действует ли Духовное управление мусульман России схожим образом?

— Мы никогда не остаемся в стороне. И ДУМ РФ и ДУМ Москвы и фонд «Закят» на протяжении всего этого года собирали помощь единоверцам в разных регионах планеты. В частности, в Сирии, Палестине… На пятничной молитве будем собирать благотворительную помощь и для мусульман Мьянмы.
11.09.17

Источник — svpressa.ru

Кто ведет Саакашвили на прорыв

Украина в преддверии новой революции, обгоревшая Грузия — в томительном ожидании новых потрясений

Саакашвили на Украине. Следующая остановка — Грузия?

Экс-президенту Грузии и бывшему губернатору Одесской области Михаилу Саакашвили 10 сентября вечером удалось-таки прорвать кордон пограничников и попасть на территорию Украины. В этом деле ему помогли мускулистые и боевые сторонники, прибывшие на контрольно-пропускной пункт на польско-украинской границе. Они насильно разбили цепочку взявшихся за руки пограничников и, окружив Саакашвили со всех сторон плотным кольцом, буквально затащили его на сторону Украины.

Сценарий очень знакомый, избитый в Грузии и на Украине до банальности. Сколько подобных потрясений пережили обе страны за последние полтора десятилетия!

Вторжение готовилось давно и, судя по успеху первых шагов, тщательно. Все было продумано до малейших деталей. Саакашвили был уверен в том, что он въедет или войдет на Украину. Не сомневался он в этом и тогда, когда польская сторона по требованию властей Украины задерживала отправку поезда, в котором находился экс-президент Грузии.

Саакашвили добрался-таки до украинской границы. Не поездом, но автобусом, с множеством сторонников. Автобусом он планировал приехать вначале, потом передумал и сел в поезд, но в конце-концов опять вернулся к первоначальному плану.

Он был уверен, что у него все получится. В интервью телекомпании «Рустави-2», которая еще в период его правления была признана рупором «Единого национального движения» и его лидера Михаила Саакашвили, экс-президент, именуемый журналистами этой телекомпании не иначе как «третий президент Грузии», заявил, что арестовать его Порошенко не посмеет.

«На Украине у меня миллионы сторонников. Говорю это без преувеличений. Одно дело — сколько человек придет на границу, и другое, сколькие меня поддерживают. Единственное, что они (власти Украины) могут сделать, — это похитить меня, засунуть куда-то и переправить, скажем, в Грузию. Это будет уголовное преступление, и того, кто прикажет его совершить, обязательно арестуют», — заявил Саакашвили.

Первые шаги экс-президента на территории Украины оказались успешными. Никто его не задержал, никуда не «засунул», в Грузию не переправил. Никто не бросился вдогонку за Саакашвили и его сторонниками. Они расселись по автобусам и автомобилям и направились во Львов. Судя по заявлениям Михаила Саакашвили, оттуда и начнут они наступление на Киев.

По мнению экс-президента Грузии, президент Петр Порошенко, тот самый, который после своего прихода к власти пригласил самого Саакашвили и целый ряд его соратников к себе вначале в качестве советников, затем дал им должности в своем правительстве, а потом по собственной же воле отправил в отставку, сегодня боится его как ребенок, укравший банку варенья.

«Кем оказался этот Порошенко? Президент 40-миллионной страны ведет себя как маленький мальчик, который украл варенье и боится выйти из-под стола, чтобы мама или папа не наказали», — заявил Михаил Саакашвили телекомпании «Рустави-2» еще до вторжения на Украину.

Он пригрозил, что как бы ему ни мешали, он все равно приедет и всех расставит по своим местам.

«Что бы они ни делали, я все равно приеду на Украину, всем преступникам укажу на их места и отправлю в тюрьму», — говорил Саакашвили еще на территории Польши, до пересечения границы с Украиной.

Он пообещал, что обязательно перейдет границу и восстановит на Украине справедливость. Это должно было бы прозвучать как призыв истинного революционера и борца за права человека, если бы под тем же девизом (восстановления справедливости) в 2012 году в Грузии не был бы отправлен в отставку весь состав прежнего правительства Грузии, а в 2013 году потерпел поражение на выборах и сам Саакашвили.

Что сказать о справедливости?! Ее в Грузии пока так и не дождались. Отдельные уголовные дела и наказанные в результате их расследования и судебного рассмотрения чиновники жажду справедливости у народа не удовлетворили. Скорее, оставили ощущение половинчатости, недосказанности, недоделанности…

А Саакашвили и его партия тем временем прошли пятилетний период «реабилитации», может, недостаточный для полного очищения от всех «грехов», но достаточный для того, чтобы кое-что позабылось, кое-что стерлось в памяти, кое о чем взгрустнулось, кое о чем пожалели.

Реабилитированный Михаил Саакашвили при активной поддержке западных «друзей» и «кураторов» развернул активную политическую деятельность на Украине, первоначально приемлемую для Петра Порошенко. Настолько, что президент Украины даже присвоил Саакашвили украинское гражданство. А на все требования грузинской стороны о выдаче экс-президента, которому в Грузии уже были предъявлены серьезные обвинения, отвечал категорическим отказом.

Чиновничья карьера Саакашвили на Украине завершилась в Одесской области. После отставки с должности губернатора он перешел в открытую оппозицию к президенту Порошенко. Противостояние закончилось тем, что Порошенко лишил Саакашвили украинского гражданства. И лишенный до этого и грузинского гражданства экс-президент оказался «повисшим в воздухе».

Отсутствие гражданства нисколько не помешало Саакашвили свободно перемещаться по странам Европы и обосноваться в Польше, откуда и начал он осуществление плана возвращения на Украину.

Судя по активному началу, у Михаила Саакашвили далеко идущие планы. Судя по успеху его первых шагов на Украине, планы составлены не им одним и, вероятно, вовсе не им.

Их осуществление началось примерно так, как 14 лет назад в Грузии начиналась «революция роз», совершенная при «поддержке широких народных масс», хорошо организованной и целенаправленной массы людей.

Тогда тоже казалось, вот-вот случится что-то ужасное. Вот-вот власть Шеварднадзе применит силу, объявит чрезвычайное положение, разгонит толпу митингующих. Не применили, не объявили, не разогнали. Пропустили, отступили, бежали и освободили пространство для дальнейшей деятельности.

Уже тогда у многих зародилась мысль, что все это было хорошо инсценированным и сыгранным спектаклем, целью которого было доказать «демократичность Грузии» и перевести ее на «новый уровень демократического развития».

Человек, не имеющий гражданства, на явное нарушение границы так просто, не имея за спиной прочной опоры, не пойдет. Вероятно, эта «опора», эта «твердая спина» и питает уверенность Михаила Саакашвили в том, что на Украине ему «ничего не будет», что задержать его никто не посмеет.

А самой Украине, судя по уверенности Саакашвили, уготовили «очередной майдан». Если, конечно, нынешний президент Украины поведет себя в создавшейся ситуации так, как его предшественник.

«Я еду на Украину, но обязательно вернусь и в Грузию», — примерно так заявил Михаил Саакашвили в одном из своих телеинтервью. Вероятно, составители этого плана следующей его остановкой обозначили Грузию.

Ирина Инашвили

Источник — regnum.ru

Тема независимой Черкесии, также поддерживается влиятельными черкесами в Турции.

Гюльнара Инандж,  директор Международного онлайн информационно-аналитического центра «Этноглобус» (ethnoglobus.az). (Баку, Азербайджан).

Черкесская тема на мировой политической арене появилась после развала Советского Союза. На данной стадии развития черкесский национализм не агрессивен и не переходит в военную плоскость. Черкесские организации в самой России, также как диаспора и их покровители, пока пытаются сделать данный вопрос предметом интереса международных правозащитных организаций. Официально черкесская диаспора находится под патронажем европейский и международных организаций. Неофициально США, некоторые страны Европы, Израиль и Турция являются катализатором черкесского национализма. Заинтересованность Израиля в черкесском вопросе требует отдельного анализа. Политическую же окраску черкесская тема приобретает в России и Турции.

Пока Турция разбирается с курдской проблемой, против нее вьется черкесская паутина. Так как черкесы не имеют территориальных претензий к Турции, в данном случае речь может идти о политических спекуляциях вокруг нарушения этнических прав, с целью торпедировать просьбу Турции о вступлении в ЕС. Это развязывает руки Анкаре и превращает её в игрока в черкесском вопросе. До российского завоевания черкесы находились в составе Османской Империи. А принадлежность к суннитскому толку Ислама позволяло им легко адаптироваться и занимать высокие посты, чувствовать себя комфортно. Этот процесс имеет продолжение в современной Турции.

Этот фактор позволяет Анкаре активно участвовать в черкесском вопросе. Тема независимой Черкесии, также поддерживается влиятельными черкесами в Турции. После развала Советского Союза этнические черкесы начали появляться на Северном Кавказе в составе бизнес-структур, НПО и учебных заведений, в том числе и в республиках, где проживают адыги. Укрепление Турции в своих бывших исторических владениях, может усилить черкесский сепаратизм и подготовить почву для вытеснения Москвы с Северного Кавказа. Подпитка черкесского национализма – один из элементов плана откола Северного Кавказа от России. Поэтому Россия запрещала въезд в страну для турецких бизнесменов и их участие в региональном бизнесе, выдворяла с Северного Кавказа турецких предпринимателей (в основном это этнические черкесы), закрывала турецкие лицеи. Но тот факт, что черкесский национализм стал предметом манипуляций на Западе, и активность Израиля в этом вопросе, вынудили Москву дать волю действиям Турции, как менее, на её взгляд, агрессивного игрока.

Кроме того, Россия надеялась нейтрализовать черкесские амбиции о независимости путём признания Абхазии. Это, действительно, немного убавило пыл, но полного отказа не произошло. Одновременно Кремлю удалось внести раздор в черкесскую диаспору в вопросе независимости. Факт признания независимости Абхазии усилил разногласия, так как часть черкесов в России и в диаспоре считают, что черкесы, проживающие на территории России, должны иметь свою автономию, к которой они требуют присоединить исконные черкесские земли, ныне находящиеся в пределах других кавказских республик и областей. Ближневосточные события, находящися на переднем плане политической сцены, затмевают черкесскую тему, которая, на данный момент, все еще находится на начальной стадии своего развития.

Черкесский вопрос начнет оказывать серьезное влияние на Россию чуть позднее. Американские эксперты, предсказывающие потрясения на Юге России после Зимних Олимпийских Игр, вероятно, имеют в виду рост черкесского национализма, сопровождающегося сепаратизмом. Народы, не имеющие своей государственности, подвержены внешним влияниям и манипуляциям, их этнические чувства оголены. Они культивируют и мифологизируют героические фрагменты своей истории. Кавказские народы предпочитают не открываться миру, а жить обособленно. Отсутствие исторического опыта государственности чревато повторением тех проблем, с которыми регион столкнулся во время чеченских войн в конце прошлого века.

Подробнее см.: http://www.apn.ru/publications/article31062.htm

В Баку и Астане, несомненно, знали о конечной цели нурсистов — приход к власти

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн центра «Этноглобус» , политолог

Азербайджан и Казахстан объединяет несколько важнейших геополитических, культурных и религиозных факторов. Геополитически оба государства являются одними из ведущих стран своего региона и имеют свое слово в региональных вопросах, что соответственно перекладывает на официальный Баку и Астану определенную ответственность, одновременно делая их уязвимыми перед разного рода вызовами .

Религиозные, культурные и политические вызовы последних лет являются инструментом для раздела сферы влияния с использованием религиозных, этнических и политических факторов

Мироразделяющие силы, особенно крупные региональные государства, сливают воедино религиозный и этнический радикализм. Этносы , проживающие в сопредельных государствах, проповедующих ислам, становятся инструментом для   оказания давления на государство. Например, представитель радикального течения ислама , являющийся также представителем какого то этноса , проживающего в стране, совершив незаконное действие на территории государства, с выявлением его преступности начинает спекулировать его этнической принадлежностью, заявляя о притеснении на этнической основе. Против Азербайджана такие методы весьма активно использовались до середины 2000 гг. на северных и северо-западных регионах страны.

Подобное слияние этнического и религиозного радикализма устраивает обе стороны, выдвигающих свои требования государствам.

Для Казахстана подобная опасность в немного иной форме исходит из региональных стран, но особое место занимает уйгурский вопрос , тлеющийся из Китая. Уйгурский сепаратизм последние годы сливается с радикальным крылом ислама. По данным СМИ число радикальных мусульман среди уйгуров в Китае растет. Несмотря на то, что уйгурский сепаратизм в Китае выступает за независимость, среди этого этноса сильны исламские традиции.

Это и создает условия не только для мобилизации религиозной части населения, но и для деятельности сепаратистских движений на религиозной основе, ставящих своей целью создание на территории Синьцзяна «Исламской Восточно-Туркестанской республики».(1)

Второй вызов это нурсистское течение ислама, исходящее из Турции и претендующее на власть.

После развала Советского Союза гюленисты создали обширную просветительскую сеть , куда входили учебные заведения, ТВ и радио, СМИ, книжные и канцелярские магазины , благотворительные фонды, бизнес структуры и т.д. Им особенно легко удавалось распустить свои корни в тюркоязычных странах, где почти отсутствовал языковой барьер.

Например, очень популярным был в Азербайджане ТВ и радио «Саманйолу» , пропагандирующий ислам в доступным для каждого языке. Так как они пропагандировали ислам в мирном русле, призывая к мусульманскому братству, взаимопомощи, милосердию, рядом с ними оказывались представители разных слоев общества. Но школы Гюлень платные , соответственно там могли учиться дети из среднего и высшего слоя общества. Попасть в их школы и университеты можно было с очень высокими баллами, так как им нужны высокообразованные люди.

В Баку и Астане, несомненно, знали о конечной цели нурсистов — приход к власти. Но приход нурсистов в постсоветское пространство совпало со спадом экономики и государственных структур и хаосом во всех отраслях, что и позволяло им проникать во все области, в том числе и в религиозные структуры в   новообразованных государствах. Вначале Турция использовала нурсистов для усиления и расширения своего влияния в бывших советских республиках.

В Азербайджане в 2014 г. была выявлена сеть нурсистов , были отстранены от должностей несколько госчиновников, были арестованы более сорока членов секты. Но попытка государственного переворота гюленистов в Турции летом 2016 года продемонстрировала как глубоко нурсисты проникли во все государственные и органы, в том числе в силовые структуры и духовенство. По мнению, турецких экспертов нурсисты составляют примерно половину населения Турции.

После 2000-года Москва начала выдворять школы , общественные организации и бизнесменов нурсистов , осевших в южных регионах России. Если в начале 2000 года Кремль, наложив запрет турецким бизнес и просветительским учреждениям акцентировал на политические амбиции Анкары на юге России, то к 2008-му году борьба с нурсизмом приняла открытую форму.

В Казахстане дела с нурсистами обстоят иначе.

По утверждению исследователей, финансирование деятельности образовательных структур сообщества Гюлена в Казахстане осуществляется за счет турецких компаний и бизнесменов, работающих Казахстане. Турецкий эксперт Байрам Балджи в своей статье «Деятельность школ Фетулла Гюлена в Центральной Азии и их роль в распространении Тюркизма и Ислама», опубликованной в №2 журнала «Religion, State & Society» за 2003 г.утверждает, что большинство турецких компаний, ведущих деятельность в Центральной Азии, принадлежат движению Гюлена.

Но власти Казахстана процессы видят иначе, Например, когда после попытки госпереворота в Турции, Анкара обратилась к дружественным странам с просьбой закрыть учреждения Фетулаха Гюлена, в Астане ответили, что в Казахстане нет учебных заведений нурсистов и казахо-турецкие лицеи финансируются из местных органов.

Это можно объяснить словами Б.Балджи , что пропаганда ислама в образовательных учреждениях «фетхуллачи» в Казахстане проходит скрытно. Прежде всего, это связано с опасением руководства движения возможного обострения отношений с казахстанскими властями в связи с радикальной сущностью учения Ф. Гюлена.

Для уточнения заметим, что в Азербайджане религиозная составляющая нурсистских учебных заведений не скрывалась.

Очевидно, то, что случилось в Азербайджане в 2014 и 2016 гг., когда учреждения нурсистов были переданы местным структурам, в Казахстане произошло намного ранее.

Казахстанские СМИ утверждают, что нурсисты проникли в духовенство страны, что звучит реалистично, учитывая стратегические планы Гюлена и вообще любой силы, претендующей на власть.

Следует отметить что, в Азербайджане в 2014 г. после раскрытия сети нурсистов был смещен с должности председатель Госкомитета по работе с религиозными структурами Эльшад Искендеров. В 2015 году был арестован сотрудник Управления мусульман Кавказа с обвинением измена родине в пользу Ирана. Эти факты свидетельствуют тому, что религиозные структуры и духовенство находятся под прицелом заинтересованных зарубежных религиозных центров.

Если в начале 2000 года Азербайджан и Казахстан делали упор на нейтрализацию радикальных исламских течений, то последние годы религиозная политика нацелена на опережение процессов. Здесь необходимо анализировать деятельность государственных структур , курирующие религию и религиозные структуры.

Итак, в 2001 г. в Азербайджане был создан Гокомитет по работе с религиозными структурами (ГКРРС). В Казахстане при Министерстве Молодежи и культуры действовать Комитет по религии, который в конце 2016 г. вошел в структуру тогда же сформированного Министерства по делам религий и гражданского общества.

ГКРРС определил свой стратегический план, который объединял в себе предотвращение радикальных элементов в религиозной сфере с целью сохранения толерантности , контроль на издание и ввоз в страну религиозной литературы, привлечение деятельность религиозных структур к национальным государственным интересам и разрешению социальных проблем общества, организация религиозного просвещения, предотвращать попытки деструктивных групп использование религиозных людей в политических целях, регулировать и развивать отношения государство-религия, проведение идеологической и просветительской работы среди молодежи, укрепление национально-патриотических чувств и развития идеологии национального государства среди религиозных людей, оказывать содействие умеренным верующим и организациям в их деятельности против радикальных религиозных течений.(2)

Важным является тот факт, что при Управлении Мусульман Кавказа действует Бакинский Исламский Университет. За годы независимости сотни молодых людей окончили этот вуз. Студенты Бакинского Исламского Университета отличаются патриотизмом и государственностью, современным мировоззрением. Главное , только студенты Бакинского Исламского Университета могут занять посты в мечетях страны и преподавать в медресе.

Ранее по причине нехватки кадров, во многих мечетях страны работали люди, получившие образование в зарубежных духовных университетах, что позволяла им пропагандировать радикализм и антигосударственную политику.

Также иностранным гражданам запрещены проводить религиозные проповеди и обряды. Согласно изменениям в Конституцию религиозные обряды могут проводиться только в пределах мечетей. Уличные религиозные шествия, вывешивание религиозных флагов, проведение в домах религиозных обрядов запрещаются законом.

Создание в декабре 2016 года Министерства по делам религий и гражданского общества Республики Казахстан и передача в его подчинение Комитета по религии является ответом вызовам последних лет.

Работа Министерства по делам религий и гражданского общества РК осуществляется по трем основным направлениям: первое – реализация государственной политики в сфере религий, в том числе взаимодействие с религиозными объединениями, обеспечение права свободы вероисповедания граждан, второе – взаимодействие государства и гражданского общества, третье – государственная молодежная политика.

Министерством будут приниматься меры по пресечению попыток использования религии в деструктивных целях. В этой связи министерство направит усилия на совершенствование комплексных мероприятий по противодействию экстремизму и терроризму и акцентирование внимания на важности соблюдения всеми субъектами религиозных отношений Закона Республики Казахстан «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». (3)

Казахстан также основал Казахо-египетский исламский университет «Нур», правление которого находится у Духовного управления мусульман Казахстана. Здесь привлекает внимание два интересных момента. Первое, в попечительский совет университета входят как Верховный Муфтий Казахстана, также ректор известного во всем мире Египетского исламского университета Аль-Ахзар и другие влиятельные представители духовенства и ученые Казахстана и Египта, что придает учебному заведению международный статус.

Этот фактор привлекает на учебу в университете «Нур» казахскую молодежь ,желающих получить образование в арабских странах.

Кроме того, университет находится в подчинении Духовного Управления Мусульман Казахстана, что позволяет контролировать деятельность «Нур».

Таким образом, контролируется религиозное образование и сокращается количество молодежи, получающих образование в арабских странах, где они попадают под влияние радикальных исламских течений.

В начале 2016 -го года по итогам работы научно-практической конференции «Целостность религиозного образования – гарант религиозной стабильности», которая прошла в Алматы в Египетском университете исламской культуры «Нур», принят исторический документ — Концепция развития религиозного (духовного) образования до 2020 года Духовного управления мусульман Казахстана.

Этот документ принят с целью повышения религиозной грамотности населения, формирования исламского образования разностороннего формата и усиления роли ДУМК в организации получения религиозного образования.

Согласно концепции ДУМК будет готовить имамов, не только умеющих проповедовать, но и просвещать в вопросах религиозной науки и гуманизма. Для этих целей медресе планируется приблизить к уровню светских учебных заведений и присвоить всем медресе статус колледжей.
Статус колледжей даст право медресе выпускать не только имамов, но и квалифицированных религиоведов с дипломами государственного образца. В настоящий момент выпускники медресе могут работать только в системе ДУМК, в основном имамами в мечетях.

Благодаря разработанной концепции они смогут трудоустроиться в государственные органы, подведомственные учреждения, научно-исследовательские центры с религиозной направленностью. (4)
Приведенные параллели свидетельствуют о целенаправленной , системной работы и составления стратегии работы с религиозными структурами и построения взаимоотношения государство-религия в Азербайджане и Казахстане. А вот насколько это удается в реальности и получается ли диалог -это уже требует отдельного системного анализа.

Источники:

1. https://365info.kz/2015/11/separatizm-v-sintszyane-eshhe-odna-ugroza-dlya-kazahstana/

2. Стратегический план Государственного Комитета по работе с религиозными структурами Азербайджана.

3. (https://strategy2050.kz/ru/news/39829/)

4. Ислам в СНГ

Кремль не реагирует на героизацию нацизма в Армении

Героизация пособников нацистов идет не только на Украине

17 июля 2017 года главы МИД стран-членов ОДКБ сделали заявление о недопустимости осквернения памяти воинов-освободителей в годы Второй мировой войны. В частности,говорилось:

«Категорически не приемлем и решительно осуждаем предпринимаемые целенаправленные усилия по переписыванию истории, искажению и пересмотру итогов Второй мировой войны, попытки героизации нацизма и воинствующего национализма»

Заявление ОДКБ совершенно обоснованно, и мы неслучайно возмущаемся, когда на Украине национальными героями объявляют, например, Бандеру и Шухевича. Однако похожие вещи творятся не только на Украине, но об этом говорят значительно меньше. Я напомню, что в 2016 году в Ереване воздвигли помпезный памятник одному из самых одиозных деятелей партии «Дашнакцутюн» – Гарегину Нжде. Церемония открытия прошла в торжественной обстановке с участием президента Армении Сержа Саргсяна.

И трудно представить, что Саргсян не знаком с деталями биографии «виновника торжества».

Еще в начале XX века Нжде проходил по «делу Дашнакцутюн» и отсидел в тюрьме несколько лет. Если кто не знает, «Дашнакцутюн» до революции занималась террористической деятельностью. Во время Второй мировой войны Нжде активно сотрудничал с нацистами, входил в так называемый Армянский совет (Берлин, 1942 год). Обращался к рейхсминистру восточных оккупированных территорий Розенбергу с просьбой сделать Армению германской колонией.

После поражения Германии его арестовали сотрудники СМЕРШа, затем состоялся суд и приговор — 25 лет тюремного заключения. 21 декабря 1955 года Нжде умер во Владимирской тюрьме.

Но вот прошли годы, СССР исчез с карты мира, и в наше время руководство Армении разрешает поставить в столице памятник этому деятелю. Мало того, первое лицо государства лично прибывает на церемонию открытия. Ни пособничество гитлеровцам, ни призывы превратить Армению в колонию Рейха не стало препятствием для того, чтобы в Ереване появился памятник Нжде.

И это не единственный пример. В 2005 году в Капане (город на юге Армении) был построен целый мемориальный комплекс и парк памяти все тому же Нжде. Налицо противоречие: Армения ставит памятники пособнику нацистов и сама же, как член ОДКБ, осуждает именно такие действия на высоком дипломатическом уровне.

Нельзя сказать, что российские СМИ полностью игнорируют появление таких памятников в Армении. Публикации на этот счет, конечно же, были, но немного. Да и на официальном уровне реакция Москвы оказалась невнятной. 

Еще прошлым летом, 2 июня 2016 года состоялся брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой. Ей задали вопрос:

«Несколько дней назад Киев принял решение о переименовании Московского проспекта в проспект Степана Бандеры, а в Ереване в субботу был открыт памятник нацисту Гарегину Нжде. Как МИД России относится к этим фактам переписывания нашей общей истории нашими соседями?»

Захарова ответила:

«Что касается второго случая, о котором Вы сказали, не могу ничего сказать, я не видела этой информации». 

Хорошо, на тот момент Захарова не располагала необходимыми сведениями, но уже 10 июня 2016 года она вернулась к вопросу и сформулировала следующую позицию:

«Для нас непонятно, почему установлен указанный памятник, ведь мы все знаем о бессмертном подвиге армянского народа времен Великой Отечественной войны, Второй мировой войны.

Конечно, для нас основным индикатором официальной позиции Еревана по вопросу о сохранении исторической правды о Великой Отечественной войне является отношение к празднику 9 мая – дню общей для нас всех Победы.

Армения также входит в число соавторов традиционной резолюции Генассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Кроме того, при принятии данной резолюции на 70-й сессии Генассамблеи именно делегация Армении озвучила совместное заявление государств-членов ОДКБ в поддержку данной важной инициативы. Мы исходим из того, что именно это и есть официальная позиция Еревана и армянского народа».

Захарова заявляет, что основной индикатор официальной позиции Еревана – это отношение к Победе. А установка памятника пособнику нацистов, не бросает ли тень на отношение к Победе?

Захарова напомнила, что Армения – один из соавторов «резолюции Генассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом… далее по тексту». А как тогда трактовать появление монумента Нжде в Ереване? Разве это не нарушение указанной резолюции? А как относиться к тому, что в церемонии открытия памятника участвовал президент Армении Саргсян?..

Все это риторические вопросы, вызывающие эффект дежавю. Дело в том, что примерно так же вела себя Москва в 90-е годы, когда Украина начала раскрутку бандеровского мифа. Уже тогда эксперты предупреждали о крайне негативных последствиях такой идеологической политики Украины, но официальная Москва смотрела на все это сквозь пальцы. Теперь в Киеве укоренился радикально антироссийский режим, а Бандера прочно вошел в «пантеон» героев новой Украины.

Урок Украины ничему Москву не научил?..

Автор: Даниил ПреображенскийЧитать полностью: http://www.km.ru/v-rossii/2017/08/12/armeniya/807971-effekt-dezhavyu-moskva-nastupaet-na-starye-grabli

«Каспийская спираль»: новые вызовы региональной безопасности

Несмотря на отсутствие единого юридического документа, который закреплял бы международно-правовой статус Каспийского моря, система международных отношений в каспийском регионе в общих своих чертах сформировалась и успешно функционирует. Она базируется на трех основных принципах: разделение морского дна на национальные сектора по модифицированной срединной линии, сохранение водной толщи в общем пользовании и невмешательство третьих стран в отношения между прикаспийскими странами, в особенности в вопросах делимитации и военно-политической безопасности.

При всей внешней простоте каспийской политической формулы складывалась она в условиях серьезных противоречий сторон на протяжении всего периода истории с момента распада СССР, и отдельные ее аспекты остаются неурегулированными по сей день. Причина, по которой прикаспийские страны с трудом приходят к взаимовыгодному консенсусу заключается в том, что Каспийское море является крупнейшим мировым очагом добычи углеводородов. Оценки запасов нефти и газа в недрах Каспия колебались по мере усиления или ослабления геополитической конкуренции в регионе. В среднем доля потенциальных ресурсов Каспийского моря в мировых запасах оценивалась в пределах от 5 до 10%. По последним данным каспийские углеводороды составляют 48 млрд баррелей нефти и 292 трлн куб. м природного газа. Современная добыча нефти на Каспии покрывает приблизительно 3.4% мирового спроса[1].

Из-за высокой экономической значимости Каспийского моря для мировой энергетики проблема делимитации и эксплуатации его ресурсов после распада СССР и прекращения существовавшего ранее режима пользования водоемом стала принципиальной. Для России и Ирана, обильно обеспеченных углеводородами за счет других, некаспийских месторождений, проблема эксплуатации ресурсов водоема была в большей степени политической. Главным для Москвы и Тегерана было сохранение лидерских позиций на Каспии и осуществление контроля за основными каналами добычи и экспорта углеводородов, поэтому вместе они придерживались и продвигали принцип кондоминиума, т.е. общего пользования. В начале 1990-х гг. вовсе существовал проект международной организации прикаспийских государств, в создании которой больше всех был заинтересован Иран. Для Казахстана, Туркменистана и, в особенности, Азербайджана ресурсы Каспийского моря напротив ценны прежде всего с точки зрения экономики. По этой причине с самого начала они отвергали принцип кондоминиума и придерживались позиции полной делимитации моря на национальные сектора.

Данная конфронтационная модель системы международных отношений на Каспии существовала приблизительно до 1997 г., когда в российской политике произошел перелом. С целью сохранения позитивных отношений с бывшими советскими республиками Москва серьезно скорректировала свой политический курс. Вместо идеи кондоминиума она стала активно поддерживать режим национальных секторов при сохранении водной толщи в общем пользовании[2]. В период с 1998 г. по 2004 г. между Россией, Казахстаном, Азербайджаном и Туркменистаном был заключен ряд договоров, которые урегулировали основные противоречия между странами и установили принцип делимитации по модифицированной срединной линии[3].

Стоит отметить, что решение Москвы изменить внешнеполитическую линию в каспийском регионе было своевременным и весьма удачным, поскольку с одной стороны была ослаблена конфронтация между странами региона и созданы условия для эффективной экономической эксплуатации углеводородных ресурсов водоема, а с другой Россия стала лидером политического процесса на Каспии. Пойдя на ряд экономических уступок своим соседям по региону (наибольшими выгодоприобретателями от режима национальных секторов являются Азербайджан и Казахстан), Москва укрепила свою политическую роль и добилась от остальных стран принятия ряда выгодных ей условий. Так, в Тегеранской декларации, принятой по итогам работы II саммита прикаспийских государств в Тегеране в 2007 г., был закреплен принцип невмешательства третьих стран в дела государств региона[4]. На IV саммите прикаспийских государств, состоявшемся в Астрахани в 2014 г., закрытый статус Каспийского моря был конкретизирован и распространен на военно-политическую сферу. Кроме того, в итоговом заявлении лидеров прикаспийских стран был установлен режим общего пользования водными ресурсами за пределами 25 мильной национальной зоны[5].

После успешного саммита прикаспийских государств в Астрахани СМИ активно распространяли информацию о том, что страны как никогда близки к тому, чтобы принять единую конвенцию и таким образом покончить с неопределенностью в системе международных отношений в каспийском регионе. Однако подобные оценки были преждевременными, если не вовсе неуместными. Как было отмечено выше в период с 1998 по 2004 гг. Россия, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан урегулировали между собой большинство вопросов делимитации, но при этом между ними остались некоторые проблемы, наиболее острые, в частности, в отношениях между Баку и Ашхабадом. Кроме того, выработанную ими схему полностью отверг Иран.

После того, как в 1998 г. Россия и Казахстан приняли первое соглашение о разграничении дна в северной части Каспия, Иран, осознав факт того, что он лишился поддержки Москвы в каспийской дипломатии, также существенно скорректировал свой подход к делимитации моря. Тегеран принял модель национальных секторов, однако в основу своего подхода положил принцип справедливости, т.е. предоставления каждой из стран региона равных секторов моря с полным правом на недропользование. В соответствии с принципом срединной линии Ирану полагается сектор размером в 13-14% от общей площади Каспия. Соответственно увеличение его национальной акватории должно быть произведено за счет секторов соседних стран – Азербайджана и Туркменистана. Ашхабад, имеющий ряд претензий к Баку на Каспии, не отказался от принципа срединной линии, но в целом позитивно воспринял саму возможность пересмотреть некоторые итоги каспийской делимитации, поэтому особенно острых проблем в ирано-туркменских отношениях не наблюдается. Однако, принимая во внимание то, насколько важную роль в экономике и политике Азербайджана играет Каспийское море, в отношениях между Баку и Тегераном возникли серьезные противоречия.

В зоне азербайджано-иранского соприкосновения оказался целый ряд перспективных углеводородных структур – Алов, Араз, Шарг, Сардар-Джангал – статус которых Тегеран начал оспаривать. В 2001 г. во время попытки Баку начать нефтедобычу на месторождении Алов между Азербайджаном и Ираном произошел опасный военный инцидент, прекратить который удалось только после вмешательства внешних сил в ирано-азербайджанские отношения. Хотя со временем позиция Тегерана смягчилась, он продолжает настаивать на принципе равных долей и по сей день. Причем претензии Ирана по отношению к соседям усиливаются в периоды активизации нефтедобывающей деятельности на Каспии, как например было в начале 2000-х гг., когда строился трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, или в 2008 г., когда началась активная фаза добычи на глубоководной части месторождения Гюнешели.

Таким образом, в Каспийском регионе сложилась спиралевидная модель отношений. Политический процесс последовательно развивается и со временем обретает конкретные формы, однако из-за неурегулированности целого ряда проблем в отношениях между прикаспийскими странами стадия мирного диалога регулярно сменяется стадией конфронтации. Причем переход от сотрудничества к соперничеству обычно происходит в период обострения региональной конкуренции между основными акторами в регионе.

Хотя в Тегеранской декларации и закреплено положение о невмешательстве третьих стран в дела региона, с момента распада СССР постоянными участниками региональных процессов являются США, страны Европы и западные нефтяные транснациональные корпорации. Подключение их к каспийской системе международных отношений было вполне естественным, поскольку с одной стороны они являются основными покупателями каспийских углеводородов, а с другой обладателями необходимых для их реализации технологий и финансовых возможностей. В период с середины 2000-х по 2013 гг. интерес западных инвесторов к Каспию постоянно снижался. Это было связано как с существенной коррекцией ожиданий относительно объемов нефти и газа в регионе, так и рядом политических и технологических проблем. Но с 2013-2014 гг. наблюдается постепенное усиление интереса западных инвесторов к Каспию. Причина тому ввод в эксплуатацию месторождения Филановского в российском секторе Каспийского моря и месторождения Кашаган в казахском. Ожидается, что их разработка приведет к увеличению ежедневной добычи нефти в регионе на 200 млн баррелей[6].

В условиях возросших ожиданий относительно роста нефтедобычи на Каспии страны региона активно привлекают инвесторов для эксплуатации собственных секторов. Так, казахстанская корпорация КазМунайГаз продала итальянской корпорации Eni 50% долю прав недропользования на месторождении Исатай. Стороны также договорились о создании совместного предприятия по его разработке[7]. Туркменистан занимается поиском инвесторов для освоения месторождений Северное Готурдепе и Узунада с целью увеличить экспорт в Индию и Пакистан. Также крайне перспективным для Ашхабада является проект транскаспийского газопровода, через который он бы осуществлял экспорт энергоресурсов в Европу[8]. О перспективах газопровода, который соединил бы Туркменистан и Азербайджан говорил, выступая в Польше 27 июня 2017 г. президент И. Алиев. Азербайджанский лидер подчеркнул, что его страна высоко заинтересована в увеличении газового экспорта в страны ЕС в рамках программы Южного Газового коридора, который, по его словам, будет закончен в течении 2-3 лет[9]. Не отстает от своих соседей и Иран. Национальная иранская нефтяная компания ведет переговоры с норвежскими, датскими и британскими инвесторами об эксплуатации иранского сектора Каспия, причем речь на переговорах идет о месторождении Сардар Джангал, находящемся в оспариваемом участке соприкосновения с азербайджанской акваторией[10].

Следуя логике региональной архитектуры международных отношений активизация нефтедобычи на Каспии и приход новых инвесторов гарантированно приведут к интенсификации региональной конкуренции, причем как между прикаспийскими странами (в особенности между Азербайджаном, Туркменистаном и Ираном), так и между внешними акторами, США и Европой с одной стороны, и ведущими государствами региона, Россией и Ираном, с другой. Однако новый виток конфронтации на Каспии имеет целый ряд отличий, от чего довольно сложно спрогнозировать его итог. Если в конце 1990-х начале 2000-х гг. США и страны Европы являлись союзниками в регионе, то на данный момент их интересы неоднородны. Для США, активно заявляющих о намерении увеличить поставки сжиженного газа в Европу, активность европейских корпораций по увеличению экспорта каспийских углеводородов в страны ЕС является маловыгодным сценарием. Кроме того, существенные разногласия между европейцами и американцам существуют по вопросу об отношениях с Ираном. Европа рассчитывает расширить с ним контакты, в особенности, в сфере экономики и энергетики, в то время как администрация Д. Трампа пока что проводит жесткую конфронтационную линию по отношению к ИРИ.

Вдобавок к европейско-американским противоречиям в каспийском регионе также наблюдается новый дипломатический тренд, связанный с появлением в регионе нового актора – стран персидского залива. По последним данным Объединенные Арабские Эмираты, которые являются проводниками внешней политики стран залива на Каспии, вложили в энергетические комплексы Азербайджана, Казахстана и Туркменистана 165 млрд долларов и в дальнейшем намерены усилить свое экономическое влияние на них[11]. Новый участник каспийской дипломатии в лице арабских стран Персидского залива порождает угрозы региональной безопасности нового порядка. Как известно, Иран находится в очень непростых, зачастую враждебных взаимоотношениях с ними. Проникновение стран залива в зону жизненно важных интересов Ирана, а именно таким является каспийское направлением во внешней политики ИРИ, может привести не только к обострению обстановки на Ближнем Востоке, но и распространению конфликта арабов и персов на Каспий.

В условиях нарастающих противоречий на Каспии, России следует, во-первых, сформировать дипломатическую стратегию поддержания стабильности сложившейся системы отношений в регионе, а во-вторых, защитить собственные национальные интересы. Весьма перспективным в данном контексте выглядит выработанный Азербайджаном и успешно внедренный в каспийскую дипломатию трехсторонний подход. Суть ее заключается в создании серий трехсторонних дипломатических региональных форматов, в которых одновременно принимают участие как дружественные по отношению к автору формата страны, так и те, отношения с которыми складываются непросто. Подобная модель позволяет слабому относительно соседей, России, Турции и Ирана, Азербайджану успешно реализовывать собственные интересы и поддерживать в регионе благоприятную, конструктивную атмосферу[12].

Стоит отметить, что Россия уже опробовала данный формат. 8 августа 2016 г. в Баку встретились лидеры Азербайджана, Ирана и России. Стороны обсудили проблемы добычи и транспортировки энергоресурсов Каспийского моря и по итогам переговоров подписали декларацию, в которой договорились развивать и укреплять трехсторонний дипломатический формат. Президент Азербайджана И. Алиев назвал данную встречу исторической. Его российский коллега В. Путин отметил, что новый формат безусловно будет способствовать скорейшему заключению единой каспийской конвенции[13].

Разумеется, учитывая существующие в регионе противоречия, урегулирование международно-правового статуса Каспия является отдаленной исторической перспективой, однако новый дипломатический формат безусловно поможет Азербайджану и Ирану при посреднической роли России найти новые точки соприкосновения и продвинуться к мирному решению взаимных противоречий. Создание же новых перекрестных трехсторонних форматов, в которых приняли бы участие Казахстан и Туркменистан, безусловно, будет способствовать гармонизации позиций прикаспийских стран и обезопасит регион от целого ряда новых вызовов, связанных с очередным закручиванием каспийской дипломатической спирали.

Иван Сидоров, кандидат исторических наук


1 Oil and natural gas production is growing in Caspian Sea region // U.S. Energy Information Administration. 11.09.2013 URL: https://www.eia.gov/todayinenergy/detail.php?id=12911

2 Мамедов Р.Ф. Формирование Международно-правового статуса Каспийского моря в постсоветский период // Центральная Азия и Кавказ. 2000. № 2(8). URL: http://www.ca-c.org/journal/2001/journal_rus/cac-02/10.mamru.shtm

3 Green D. Caspian Sea dispute: where solutions jump ahead of problems // The Times of Central Asia. 01.06.2017 URL: https://timesca.com/index.php/news/26-opinion-head/18120-caspian-sea-dispute-where-solutions-jump-ahead-of-problems

4 Итоговая Декларация саммита прикаспийских государств в Тегеране от 16 октября 2007 г. // Вести.ru. 16.10.2007. URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=143024

5 Заявление президентов Азербайджанской Республики, Исламской Республики Иран, Республики Казахстан, Российской Федерации и Туркменистана от 29 сентября 2014 г. // Официальный сайт президента РФ. 29.09.2014 URL: http://kremlin.ru/supplement/4754

6 Two Caspian Sea Projects Could Add 200 MBOPD by Year-End // Oil&Gas360. 08.09.2016 URL: https://www.oilandgas360.com/two-caspian-sea-projects-add-200-mbopd-year-end/

7 Eni, KMG strengthen ties offshore Kazakhstan // Offshore. 27.06.2017 URL: http://www.offshore-mag.com/articles/2017/06/eni-kmg-strengthen-ties-offshore-kazakhstan.html

8 Каспийское море не позволяет себя разделить // Новости Узбекистана. 07.06.2017 URL: https://nuz.uz/v-mire/23745-kaspiyskoe-more-ne-pozvolyaet-sebya-razdelit.html

9 Ilham Aliyev: Azerbaijan reliable partner in oil deliveries to European markets // Trend. 29.06.2017 URL: https://en.trend.az/azerbaijan/politics/2771358.html

10 Foreign Oil Firms Seek Caspian Exploratory Contracts // Financial Tribune. 30.08.2016 URL: https://financialtribune.com/articles/energy/48711/foreign-oil-firms-seek-caspian-exploratory-contracts

11 UAE leads Gulf foray into $165bn Caspian Sea market // Trade Arabia. 22.05.2017 URL: http://tradearabia.com/news/CONS_325332.html

12 Weitz R. Caspian Triangles: Azerbaijan’s Trilateral Diplomacy – A New Approach for a New Era / Trilateral Dimension of Azerbaijan’s Foreign Policy. Edited by F. Mammadov, F. Chiragov. Baku: SAM, 2015. P. 6-30.

13 Blagov S. Caspian deal still elusive as littoral states form new trilateral grouping // Asia Times. 11.08.2016 URL: http://www.atimes.com/article/caspian-deal-still-elusive-as-littoral-states-form-new-trilateral-grouping/

«Каспийская спираль»: новые вызовы региональной безопасности

Стартовала совместная онлайн конференция центра «Этноглобус» (Азербайджан) и «Тюркишфорум» «Референдум в Иракской Курдской Автономии: реалии и будущее»

25 сентября в Иракской Курдской Автономии (ИКА) пройдет референдум о провозглашении независимости от Багдада. Напомним, что неофициальный референдум независимости в ИКА проводился в 2005 г.

Последствия  очередного референдума независимости курдов от Ирака, реалии  и роль внешних игроков, влияние процессов на региональные процессы будут обсуждаться на платформе онлайн конференции «Референдум в Иракской Курдкой Автономии: реалии и будущее».

Организаторами  онлайн конференции являются Международный онлайн аналитический центр «Этноглобус» (ethnoglobus.az) и Американо-турецкий ресурс  «Тюркишньюс» (turkishnews.com)

Статьи будут публиковаться на ethnoglobus.az и turkishnews.com.

Статьи могут быть представлены, на русском, азербайджанском, английском и тюркском языках.

Модератор: Директор центра «Этноглобус», политолог Гюльнара Инандж (mete62@inbox.ru)

Нынешняя ситуация с активизацией радикальных исламистов напоминает конец 90-х и начало 2000 гг.-период чеченской войны

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн аналитического центра «Этноглобус», политолог

 

18 июля в Баку был задержан Абдулкеримов  Анар Мазахир оглу, который занимался незаконной религиозной деятельностью. Одновременно  в Баку , Гяндже, Ширване, Губе и Тертере выявлены десять человек, которые без наличия лицензии занимались торговлей религиозной литературой. На сей раз операция прошла без кровопролития.

Напомним, что в начале  февраля 2017 г.  в интернете появилось видео с угрозой радикальных исламистов в адрес президента Азербайджана. В обращении говорится , что если не будут освобождены осужденные в Азербайджане из числа  ахли сунна (не шииты), то они проведут теракты в полицейской академии, здании президентского аппарата и в местах скопления иностранцев. Это обращение появилось в соцсетях чуть позже как  силовые структуры обезвредили группу террористов, готовящих теракты  в Азербайджане.

Группа радикальных исламистов примкнули к террористическим организациям, действующим за пределами Азербайджана и готовились дестабилизировать ситуацию на территории республики путем радикального экстремизма. Террористы прятались в доме на территории поселка Гарачухур. Спецслужбы провели операцию захвата. Террористы  оказали вооруженное сопротивление с применением огнестрельного оружия и  гранат.

Радикальные исламисты  Улубеков, Г.Демиров, С.Мамедов, Т.Алмамедов были обезврежены во время операции, а Ф.Садыгов был взят живым.

Заметим, что нынешняя ситуация с активизацией радикальных исламистов напоминает конец 90-х и начало 2000 гг.-период чеченской войны. Ныне роль катализатора исламского радикализма сыграли события на Ближнем Востоке. ИГИЛ , выродившийся после свержения ближневосточных режимов  активировал радикальных исламистов, в том числе в Азербайджане. По подсчетам СМИ из Азербайджана  в рядах ИГИЛ воюют около 200 человек,  более 50  боевиков были во время внутренних разборок, по данным посольства Азербайджана в Турции в Сирии убиты 300 боевиков ИГИЛ из Азербайджана . Кроме того ,в  Азербайджане периодически проводятся операции по обезвреживанию радикальных исламистов, в результате которого уничтожаются около десяти боевиков при каждой операции , чуть меньше оказываются под следствием.

Азербайджан страна маленькая и  очень сложно радикалам вести проповеди и остаться незамеченным, тем не менее невозможно контролировать каждого салафита или ваххабита.  Для контролирования ситуации в мечети назначаются духовные лица , получившие образование только в Азербайджане, запрещено проводить религиозные обряды в домах, что больше всего предназначено для ослабления иранского влияния среди шиитов.  После закрытия мечети Абу Бакр , который являлся центром салафитов, радикалы рассеялись по разным мечетям, что осложнил контроль над ними.

Умеющие укомплектовываться радикальные исламисты ведут свою пропаганду в тюрьмах Азербайджана, куда они попадают. Как сообщают наши достоверные источники, подкупая надзирателей, радикалы в тюрьму перевозят религиозную литературу  и диски. Они особенно работают с осужденными за жестокое убийство, насилие — убивший один раз, может убить и второй раз. Также в джамаатах оказывают финансовую помощь нуждающимся, предоставляют базовые деньги для открытия собственного бизнеса и  постепенно их заманивают в свои сети.

Радикальные исламисты в Азербайджане  легально имеют в основном торговые точки, религиозные магазины, которых можно определить по их названию. Но по мнению наблюдателей, радикалы могут скрывать свои магазины под шиитскими названиями.

В результате углубления официальным Баку  своей политики на Ближнем Востоке ,  в Азербайджан зачастили арабские шейхи, которые занимаются крупным бизнесом, выросло количество арабских туристов.

16 марта 2017 года авиакомпания ОАЭ Air Arabia открыла новый прямой авиарейс Шарджа-Баку . Самолеты летают четыре раза в неделю.

С 1 февраля 2016 года граждане Катара, Омана, Саудовской Аравии, Бахрейна и Кувейта могут получить азербайджанскую визу (стоимость визы также снижена) непосредственно в аэропорту по прибытии.  Как сообщают СМИ , в первой половине 2016 года иностранцы в Азербайджане на различные услуги потратили 2 миллиарда долларов. Туристы из арабских стран также оживляют торговлю,туризм, сферы услуг в Азербайджане.

По официальным данным  Министерства Экономики Азербайджана объем прямых инвестиций ОАЭ в ненефтяной сектор экономики Азербайджана составляет примерно 659 миллионов долларов. В Азербайджане действуют 223 компании только  из ОАЭ, а товарооборот между Азербайджаном и ОАЭ, по данным на конец третьего квартала 2016 года, составил 58 миллионов долларов. Это на 24 процента превышает показатель аналогичного периода 2015 года.

Безусловно , в этом есть плюсы и минусы. Эксперты забили тревогу, что это позволит просочится в страну радикальных исламистов.  Отметим, что в азербайджанском общественном сознании радикализм идентифицируется только ваххабизмом, не зная, что есть радикальное и умеренное крыло этого толка.

Я как специалист во время чеченской войны имела контакт с радикальными ваххабитами, знакома их взглядами , знакома их пропагандистскими  изданиями.   Они отказывались пить из моей руки даже чай, считая меня неверной, с презрением относились к женщинам. В Баку же я посещаю религиозные магазины ваххабитов, где встречают меня девушки с доброжелательностью, мы беседуем о общечеловеческих критериях.

Также общалась с умеренными салафитами , которые не придерживаются идеологии жестокости.  Отмечу такой факт- однажды спасенную мной собачку на своей машине взялся отвести молодой человек, который в ходе беседы оказался салафитом.  Не думаю, что не только радикальный исламист , жаждущий смертью всего живого, но и не многие ревностные мусульмане согласились бы посадить в свою машину харам животное.

Опять же помниться, что в период чеченской войны, родители в Азербайджане сами сообщали в полицию, что у них есть информация, что их дети намерены поехать в Чечню.

Тем самым родители  добивались того, чтобы их дети сидели в тюрьме , нежели  воевали в Чечне.

В  одном из интернет форумов я случайно наткнулась на запись салафита, который писал, что он мусульманин, но азербайджанец и для него целостность его родины это свято, что идет вразрез идеологии радикальных исламистов. Очевидно, что ваххабизм и салафизм приобретает азербайджанский облик, азербайджанские ментальные особенности.  В подтверждение этому, азербайджанские отряды ИГИЛ  пытались покинуть ряды террористов, чтобы  поехать воевать на карабахском фронте, когда в апреле 2016 года шли военные действия на армяно-азербайджанском фронте, за что были казнены.

Азербайджанской ментальности свойственно впитать в себя все новое, а только потом разделять  на плохое и хорошее.  Политика открытых дверей для арабского мира может насторожить тем, что со временем ваххабизм и салафизм ,пусть даже в умеренном формате, может внедриться в азербайджанское общественное сознание и изменить понятие о традиционном  Исламе в Азербайджане.

С другой стороны, очевидно, власти Азербайджана  иранскую религиозную угрозу считают более опасной для Азербайджана, нежели арабскую. К примеру, представители проиранской Исламской Партии Азербайджана сетуют, что в то время как члены этой партии , находящиеся в тюрьмах без причин они могут оказаться в карцере, а ваххабиты  в то время  не преследуются тюремным надзором и чувствуют себя вольготно.

Здесь нужно отметить региональный фактор распространения радикального ислама, так как граничащий с Азербайджаном Дагестан и Грузия являются плацдармом для их передвижения .

После контртеррористических операций в Чечне в начале 2000-х г.  боевики были вытеснены  в находящемся в тяжелых социальных условиях  Дагестан и Грузию.  Также все ближневосточные благотворительные фонды и организации , подпитывающие боевиков,  из Азербайджана переехали в Грузию, где в основном базируются в регионах компактного проживания азербайджанцев.  Грузинские власти позволяют действовать в этих регионах как иранским проповедникам, также радикальным исламистам, укрепляя среди азербайджанцев религиозное сознание. Тем самым подпитывают  деморализацию и раскол среди азербайджанцев, препятствуют развитию национального сознания, чем отталкивают их от возможного этнического сепаратизма и создают почву для укрепления религиозного сознания.

Если ранее в ряды радикальных исламских течений попадали азербайджанцы сунниты, которые в своем большинстве составляют этнические меньшинства , проживающие на севере и северо-западе Азербайджана , то последние годы среди них оказываются люди из традиционно шиитских семей. Эта тенденция также имеет место и в южном Дагестане, районах компактного проживания азербайджанцев.

В Дагестане также происходит процесс слияние религиозного радикализма с этническим. Этот фактор коррумпированными силовыми структурами используется с целью манипуляции как внутриполитической ситуации в самом Дагестане и при  необходимости для переброски в регион с целью раскола возможного этнического сепаратизма на юге России.

Изменения политики США на Ближнем Востоке

© AFP 2016, Joseph Eid

Иран для России и ее народа до сих пор в значительной степени представляется «черным ящиком» с неясными очертаниями. «Конечно, эта ситуация порождает свои опасения, у которых есть причины. Прежде всего, они основываются на том, что наше сотрудничество (Ирана и России — прим. пер.) все последние годы сосредотачивалось на Сирии и ее проблематике. Темой дня всегда была Сирия, и суть этого вполне понятна. Сотрудничество Ирана и России формировалось как сотрудничество не «для чего-то», а «против чего-то». Специфика военно-политической ситуации в Сирии заключается в том, что на первый план выходили вызовы и угрозы. Вызовам и угрозам противостоят, вот нам и приходилось сообща противостоять им». По данной проблеме Институт по изучению Ирана и Евразии (IRAS) взял интервью у Григория Лукьянова, преподавателя Высшей школы экономики и эксперта Российского Совета по международным делам (РСМД).

 

IRAS: Какие качественные изменения принес Дональд Трамп в политику США по сравнению с предыдущей администрацией?

Григорий Лукьянов: Как это часто бывает с приходом новой администрации, политика Вашингтона переживает определённый этап утряски, когда новая команда только «срабатывается» и определяется с тем, как соотнести то, что она хочет, с тем, что она может.
В случае с Дональдом Трампом мы не видим исключения. Его команда притирается очень тяжело, вплоть до того, что нам сейчас довольно сложно понять, как происходит процесс принятия и согласования даже наиболее важных решений.

Спустя полгода с момента инаугурации Трампа создается впечатление, что в нынешних условиях его генеральная линия внешней политики на Ближнем Востоке заключается в стремлении выполнить ключевое из предвыборных обещаний — развернуть все силы американской военной и дипломатической машины на Ближнем Востоке на борьбу с «Исламским государством» (запрещена в РФ — прим ред.), одинаково опасной как для стран Европы и Азии, так и для Америки и ее ближайших союзников (Великобритании, Австралии, Канады и Новой Зеландии).

Это требует некоторой корректировки политики США, но при этом не отказа от ее генеральной линии, направленной на сокращение ответственности и присутствия самих Соединённых Штатов в регионе при сохранении определённых механизмов контроля за ситуацией с минимальными затратами ресурсов. Движение в этом направлении было начато ещё при Бараке Обаме.
Определёнными шагами в процессе реализации данных устремлений стало восстановление отношений с традиционными партнёрами США в регионе. В первую очередь это Саудовская Аравия и Израиль. До голосования на референдуме в Турции можно было ожидать также сближения с Анкарой. Это позволило бы говорить о восстановлении триады союзников, на которых США может опереться и делегировать решение части региональных проблем. Турция — это один из опорных элементов этой триады.
Тем не менее траектория развития режима Реджепа Тайипа Эрдогана, а также неспособность Трампа в нынешних условиях пойти на те требования, которые выставляет Анкара, не позволяют сегодня Турции и Соединённым Штатам сблизиться.
Поэтому сегодня мы наблюдаем улучшение отношений Вашингтона с Израилем и Саудовской Аравией, которое в первую очередь направлено на создание новой архитектуры безопасности на Ближнем Востоке с учётом стремления США сократить свои «расходы» на этот регион. При этом ставится задача по созданию такого дизайна устройства региона, который будет в максимальной степени удовлетворять интересам США, во вторую очередь — интересам стран региона, которые сотрудничают с Америкой, и уже потом сопредельных центров, таких как Европейский Союз.
На этом фоне США беспрецедентно сократили свое участие в разрешении других локальных конфликтов. На этом фоне сирийское направление может показаться исключением. Здесь США действуют активно, и мы понимаем, что предвыборная цель победы над ИГИЛ доминирует над стратегическими соображениями. Если на других направлениях США готовы делегировать полномочия Саудовской Аравии и возводимым под её эгидой реальным или полуживым интеграционным объединениям, то в Сирии приходится все решать самим. Причем опорой США здесь становятся не арабские политические силы, а курдские. Это направление вносит определённую турбулентность в, казалось бы, слаженную систему, и заставляет американцев самостоятельно ввязываться в открытое противостояние.
Сегодня мы видим, что битва с ИГИЛ затянулась и блицкриг не получается. Не удалось взять Мосул быстро, с наскока. То же самое — с Раккой. Однако пока Трамп не сможет доказать, что он одержал громкую победу над ИГИЛ, это состояние будет сохраняться.
Итак получается, что пока Трамп не победит ИГИЛ, он не уйдёт. А что в этом случае можно будет назвать победой? Неужели полное уничтожение ИГИЛ?
— Победа надо ИГИЛ должна быть громкой, заметной, с максимальной презентацией роли США в её достижении. Это должна быть военная победа, потому как она решает для Трампа целый ряд внутренних проблем.

 

Панорама Старого города в Мосуле, Ирак. 9 июля 2017

Одной из групп, голосовавших за Трампа, были военные. Не генералы, а солдаты, которым хотелось завершения войны. Но при этом они должны вернуться победителями. Победа, которая нужна Трампу, будет заключаться в захвате у противника крупнейших городов и недопущении сохранения военного контроля «Исламского государства» над территорией Ирака и Сирии. Если ИГИЛ будет загнана в подполье, как это было сделано с «Талибаном» в 2002-2003 годах, то это устроит Трампа.
То есть, если взят только Мосул, а Ракка остается у «Исламского государства», то это победой назвать нельзя?
— Это не победа, потому что ИГИЛ будет сохранять за собой то, что его отличает от «Аль-Каиды» (запрещена в РФ — прим ред.) — это территория, это плацдарм, это земля халифата, которую они завоевали и которая привлекает к ним сторонников со всего мира. Как только они лишатся этой земли, их лозунги утратят фундамент и организация перестанет быть «особенной». В этом случае мы можем ожидать, что сторонники ИГИЛ по всему миру просто растворятся в многочисленных живучих структурах «Аль-Каиды» и других организациях, обладающих той или иной степенью легитимности на местах.
Какое место занимает Иран в новой политики США на Ближнем Востоке?
— Это достаточно сложный вопрос. Можем говорить только о том, какую он играет роль в краткосрочной и среднесрочной перспективе.
В нынешних условиях, когда Трамп делает ставку на Израиль и Саудовскую Аравию, благодаря их ресурсам, возможностям и способностям влиять на ситуацию в регион, он является также и пленником интересов своих союзников. Ни Израиль, ни Саудовская Аравия не могут и не хотят создавать новую архитектуру безопасности с сохранением Ирана в том виде, в котором он существует сегодня. Речь идёт об Иране с его нынешней политической системой и ее идеологическим наполнением. И Израиль, и Саудовская Аравия не видят своей региональной политики без противодействия иранской угрозе. Таким образом, чтобы интересы самого Трампа были соблюдены, он вынужден кардинально изменить политику США по отношению к Ирану.

Но это не отрицает того факта, что сегодня США потенциально могут в любой момент отказаться от такого подхода и от антииранской риторики.
В нынешних условиях мы наблюдаем, как США на определённом этапе поддержали антииранскую политику и риторику, а также предприняли ряд действий, которые демонстрируют их солидарность с оппонентами Ирана. И сделано это в первую очередь не против Ирана, а чтобы завоевать региональную поддержку Саудовской Аравии и Израиля. В нынешних условиях мы наблюдаем, как в Ираке продолжается тактическое взаимодействие между советниками США и проиранскими формированиями местной шиитской милиции по решению совместных задач в борьбе с «Исламским государством». Любопытная ситуация в Афганистане, где сейчас США также в непростом положении, когда созданный ими режим находится на грани краха. Тем не менее Иран не дестабилизирует ситуацию, а, наоборот, стабилизирует её, обеспечивая определённую устраивающую его безопасность на приграничных территориях. То есть то, что происходит на уровне большой региональной политики, не всегда распространяется на ту область, когда решаются конкретные проблемы на низовом уровне.
Пока, как Вы сказали, ключевая цель Трампа — это «Исламское государство», и он концентрируется на ней. В этом случае недавнее заявление Рекса Тиллерсона о том, что США будут проводить политику по мирной смене режима в Иране, можно воспринимать как пустые угрозы? Ни к каким реальным шагам это не приведёт?
— Да, это скорее риторика, которую хотят услышать от США в Эр-Рияде и Тель-Авиве. Саудовская Аравия за это платит настоящими деньгами, а Израиль за это предоставляет определённую лояльность интересам США в регионе, а также не мешает Трампу внутри США, где проживает еврейское лобби, связанное с Израилем. Таким образом, Трамп тратит куда меньше, а получает достаточно много.

Посмотреть изображение в Твиттере

Однако антииранская риторика в США начинает воспроизводить сама себя. Одно дело — интересы Трампа, другое дело — интересы политиков, экспертного сообщества и аналитических центров, которые формируют американский политический дискурс, задают повестку дня и ее оценку. Для многих из них воспроизводство антииранского дискурса становится элементом выживания. Было бы это временем антисаудовской истерии, и нашлась бы целая плеяда спикеров и общественных деятелей, которые выступали бы против Саудовской Аравии.
Мы наблюдали это во время «арабской весны», когда в американском политическом истеблишменте стихийно появились антиливийские настроения, хотя вроде бы казалось, что Ливия никак не мешала здесь и сейчас США. Поэтому очень важно отделять конъюнктурно возникшую антииранскую истерию в американском экспертном сообществе от той самой политики администрации, которая во многом строится на использовании антииранской риторики в качестве инструмента завоевания расположения региональных союзников, требующего минимальных ресурсов для достижения максимальной выгоды.

 

Визит президента РФ Владимира Путина в Азербайджан

Когда Трамп только пришел к власти в иранском экспертном сообществе были опасения насчёт того, что приход человека, от которого никто не ожидал победы, может повлиять на возобновления диалога между США и Россией и на сближение этих стран. В Тегеране опасались, что Москва начнёт в Сирии взаимодействовать с Вашингтоном, а интересы Ирана будут отброшены. Пока этот сценарий не сбывается. Если сейчас шансы на то, что такой поворот всё-таки состоится?
Мне кажется, сегодня такие опасения в Иране даже усиливаются и назвать их целиком и полностью безосновательными нельзя. Хотя позиции России и США по сирийскому вопросу за последние месяцы реально так и не сблизились, но такая возможность потенциально сохраняется. Помимо того, Россия может сблизиться по ряду аспектов с Турцией, и это делает возможным возникновение в Сирии трений между Москвой и Анкарой, с одной стороны, и Ираном — с другой.

 

Подобные опасения, но в отношении Ирана, присутствуют и с российской стороны. Для России и ее граждан Иран всё ещё во многом остается «чёрным ящиком», непонятым и непознанным. И причина тому кроется, в первую очередь, в том, что наше сотрудничество, сложившееся в последние годы вокруг Сирии, носит сугубо конъюнктурный и стихийный характер. Оно возникло не благодаря, а вопреки. Военно-политическая ситуация сложилась таким образом, что мы стали вынужденными союзниками перед лицом общих угроз и вызовов в Сирии. У нас произошло определённое совпадение интересов и выстроилось взаимопонимание на уровне высших руководителей, но нам все ещё не хватает фундамента отношений и доверия на институциональном уровне. Отсюда возникает большое количество страхов и опасений.
Исходя из осознания преград, которые вот уже долгое время мешают хоть какому-то возобновлению отношения России и США, можно сказать, что сложившиеся положение дел по крайней мере на сирийском направлении сохранится, как минимум, в среднесрочной перспективе. Сегодня, несмотря на заявления о благостном отношении США к переговорному процессу в Астане, в России нет уверенности в том, что с Вашингтоном Москве удастся договориться по широкому кругу вопросов с выгодой для себя. Чего нельзя сказать о Тегеране, в отношении которого существуют более оптимистичные ожидания.
Победа Хасана Рухани на президентских выборах добавила определённый вес той группе представителей российской элиты, кто выступает за развитие прагматичного сотрудничества с Тегераном. Хасан Рухани выглядит как достаточно надёжный, предсказуемый (в хорошем смысле этого слова), понятный контрагент, с которыми вести дела можно с обоюдной выгодой для обеих сторон. Но нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что США в принципе могут предложить России куда больше Ирана по куда более широкому кругу направлений. Поэтому Ирану, если он также заинтересован в развитии сотрудничества с Российской Федерацией, необходимо проводить гибкую политику и учитывать интересы России не только в региональном, но и глобальном контексте. Понимание и взаимное уважение интересов друг друга — гарантия процветания российско-иранского партнерства не только в Сирии, но и в Евразии в целом.

Чем больше Россия оказывается вовлечена в дела Ближнего Востока, тем больше в ней растет осознание необходимости выстраивания долгосрочных отношений со странами региона.
Иран в этом отношении один из первых партнеров для России. Он движется по пути дальнейшей интеграции в состав ШОС. Обсуждаются вопросы более широкого взаимодействия с Евразийским экономическим союзом. Таким образом, постепенно увеличивается количество направлений для углубления сотрудничества между двумя странами.
Тем не менее, очень трудно, но необходимо преодолеть груз исторического прошлого, которое нас разъединяет. В этом плане Ирану сложнее, чем России. Российское общество сегодня забыло всю ту историю отношений и те моменты, когда Россия в отношении Ирана выступала как агрессор и оккупант. Но именно такой образ России сохраняется в исторической памяти значительной части иранского общества. Иранский народ хорошо помнит события 1920-х и 1940-х годов, когда политика большевиков и советского правительства поставила под угрозу территориальную целостность его страны. В этом отношении актуальной задачей для российских и иранских политиков и ученых является не откладывать в прошлое эти проблемы, а пытаться разрешить и преодолеть эти застарелые противоречия и открыть новую страницу в истории двустороннего взаимодействия. Это и экономика, и приграничное сотрудничество, и культура, и туризм. Все это будет создавать груз тех благоприятных тяжестей, которые не дадут «разойтись» также быстро, как «сошлись». Таким образом на сирийском направлении мы можем конвертировать временный союз в более продолжительный. Но есть здесь и своя опасность — мы по-разному видим будущее Сирии, а также степень участия каждого из нас в этом будущем.
А могут ли Соединённые Штаты и, в частности, Трамп подтолкнуть Россию и Иран к сближению?
— Он может это сделать, совершая поступки, которые и в Москве, и в Тегеране будут восприняты как прямая угроза их интересам.
Например, удар «Томагавками» по территории Сирии можно отнести к таким поступкам?
— Да, но не только это. Дистанцирование США от участия в каких-либо региональных вопросах и проблемах тоже идёт здесь на благо. Российско-иранское сближение во многом обусловлено общим пониманием принципов, на которых должна строиться архитектура безопасности и миропорядка на Ближнем и Среднем Востоке и в Северной Африке.
Мы выступаем за равенство субъектов, которые находятся в регионе, и за сокращение участия внешних сил во внутренних делах стран региона. И эта позиция значительно отличается от принципов, на которых зиждется ближневосточная политика США. Такое различие подходов может стать хорошей основой для выстраивания отношений не только между Россией и Ираном, но и другими странами, в том числе Турцией. Между тремя государствами очень много противоречий, но начавшаяся эпоха прагматики на Ближнем Востоке объективно способствует их сближению.

 

© AP Photo, Saudi Press Agency via AP
Президент Египта Абдель Фаттах Аль-Сиси, король Саудовской Аравии Салман, первая леди США Мелания Трамп и президент США Дональд Трамп

Когда идеалистические утопии уходят на второй план, а на первый выходит проблема прагматического решения существующих проблем, могут возникать самые неожиданные союзы. Мы видели, как неожиданно сблизились Россия и Иран, которые до сирийского кризиса не были союзниками. Теперь мы наблюдаем, как налаживаются их отношения с Турцией, являющейся членом НАТО и долгие годы считавшейся проводником интересов США на Ближнем Востоке. Кроме того, происходит осторожное сближение Ирана с Катаром, который до недавних пор был главным спонсором всех врагов и Ирана, и России в регионе. Не исключено, что через год появится ещё более непредсказуемые союзы и альянсы.
В этом плане действия США при нынешней администрации могут подталкивать страны региона к отказу от привычной линии поведения и переходу к новым форматам отношений на основе прагматизма, взаимного уважения суверенитета друг друга и национальных интересов. Это может открыть новую эру для Ближнего Востока.
Как изменились позиции саудовской Аравии на Ближнем Востоке после прихода Трампа?
— Саудовская Аравия при Бараке Обаме была, по сути, в стороне от политики Вашингтона, и её отношения с США практически не развивались. Сегодня в лице Трампа она получила силу, которая будет оказывать моральную поддержку, и не станет вмешиваться в то, как Эр-Рияд обеспечивает свои региональные интересы.
А разве Обама вмешался в политику Саудовской Аравии?
— Заключив сделку с Ираном, он тем самым выступил против стратегических интересов Саудовской Аравии. Он не говорил, что объявляет войну Эр-Рияду, но его действия шли наперекор интересам саудовцев.
Сегодня благожелательный нейтралитет со стороны США идёт Саудовской Аравии на пользу. Грядёт время новых лидеров. Новый наследник престола в Саудовской Аравии хочет совершить рывок в развитии страны. Для этого ему в среднесрочной перспективе нужно не только реализовать программу 2030, которая направлена на перестройку экономики страны, но и изменить сам характер отношений на Ближнем Востоке. В первую очередь это касается ближнего круга Саудовской Аравии — монархий Аравийского полуострова. Невозможно было представить, что конфликт между Саудовской Аравией и Эмиратами с одной стороны, и Катаром с другой, дойдет до того состояния, что мы наблюдали в июне 2017 года, если бы не благожелательный нейтралитет со стороны США.

 

© AP Photo, Khaled Elfiqi
Заседание глав МИД Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна и Египта в Каире. 5 июля 2017

После визита Трампа в Саудовскую Аравию, Эр-Рияд получил карт-бланш на представление американских интересов в регионе. Королевство намерено ваять регион так, как ему это нужно, учитывая интересы США. Начинается всё, конечно, с Аравийского полуострова, где существуют две ключевые проблемы. Неподконтрольный, но обладающий колоссальнымми ресурсами Катар и йеменский конфликт, который необходимо решать любыми средствами как можно скорее.
Дальше интересы саудовцев пойдут шире. Однако чем дальше от Аравийского полуострова, тем больше Саудовской Аравии необходимо будет взаимодействовать с другими региональными игроками, и саудовской элита это понимает. Можно игнорировать Иран, но придётся сотрудничать с Турцией, Египтом, а также Россией.
В скором времени в Россию должен приехать премьер-министр Ирака, а затем, вероятно, король Салман. Всё это во многом демонстрирует изменившуюся роль России, которая готова говорить и с Катаром, и с Саудовской Аравией, и со всеми остальными странами региона. Позиции Москвы значительно укрепились потому, что политика США выглядит все менее предсказуемой и привлекательной для основных региональных акторов.
Сегодня и России, и странам Ближнего Востока выгодно выстроить новый многополярный порядок в регионе. Эту идею также поддерживает Китай и отчасти Европейский союз. До недавних пор США не были готовы к столь быстрым переменам. Однако и они сегодня начинают осознавать новую реальность. Среднестатистический американский избиратель это тоже понимает и хочет уменьшить вовлеченность их страны в «заокеанских» делах, о чем не в последнюю очередь свидетельствует приход к власти Трампа. Поэтому процесс вряд ли обратим. И Трамп, как прекрасно чувствующий конъюнктуру человек, не идёт против этого процесс, а двигается по течению. В этих условиях можно прогнозировать только то, что регион продолжит меняться. И не факт, что в худшую сторону.

http://inosmi.ru/politic/20170713/239774981.html

«Строительство Тюркского союза – требование времени»

7 июля, в городе Стамбуле Турции прошел курултай с участием официальных представителей Кыргызстана, Казахстана, Турции, Узбекистана, Туркменистана, Азербайджана и Турецкой Республики — Северный Кипр, а также гражданских активистов.

Курултай прошел в рамках вопроса: Как эти независимые государства смогут сохранить свою самостоятельность перед крупными державами?

Смогут сохранить только языком, религией, одним происхождением родственных 7 суверенных тюркоязычных стран, их единством, согласием, крепкими взаимосвязями.

Этот объединивший тысячи людей почин организовала организация «Туркбирдев». На курултае среди государственных и общественных деятелей 7 государств выступил на турецком языке сын нашего великого писателя Чингиза Айтматова Аскар Айтматов, сделал заявление, акцентировав, что путь превращения во влиятельную силу Кыргызстана во внешней политике — в единстве братских государств.

По мнению участвовавшего в собрании историка Дастана Раззак уулу: «Чем быть рабом России или Америки, для Кыргызстана было бы полезней быть родственным таким государствам, как Турция, Казахстан».

В завершение собрания были приняты во внимание высказанные мнения и предложения, принята резолюция о строительстве союза.

Зачем нужен союз тюркских государств? Мы взглянули – в мире имеются региональные или родственные по происхождению союзы народов. Они объединяются, становятся независимыми от других государств, напротив, действуют для оказания влияния на мир или достижения экономического, политического суверенитета. Например, Европейский союз, Арабская лига, Африканское единство, Латиноамериканский союз, союз АСЕАН, НАТО и другое.

Кыргызстан тоже член таких крупных организаций как ШОС, ОДБК, ЕАЭС. Однако в сегодняшней перемешанной или глобализованной эпохе вместе со странами с многомиллионным населением, даже многомиллиардным населением мы со своим малочисленным народом, слабой экономикой, малочисленной армией и нестабильной внутренней политикой всегда зависим от них, и никогда не сможем соревноваться на равных. Есть вероятность, что мы никогда не сможем выйти из-под их влияния, и во времена глобализации или укрупнения можем исчезнуть. Это относится не к одним лишь кыргызам. Относится к тем же казахам, узбекам, туркменам, азербайджанцам. Почему мы, тюркоязычные народы, имеющие единое происхождение языка, религии, культуры, не можем построить свой союз? Более того, географические территории рядом.

Почему мы неприязненно относимся друг к другу, считаем за врагов, но все мы сидим зависимыми перед другими? Путь выхода из этой ситуации – строительство Тюркского союза.

Строительство Тюркского союза не означает вступление в состав Турции или остаться под управлением Турции. Это означает, что все тюркские страны, в том числе Кыргызстан будут разговаривать со всеми на равных, активно участвовать в решении внешних и мировых вопросов. Мы знаем, уже до этого существуют такие организации тюркских государств, как ТЮРКСОЙ, Тюркский совет, но эти организации ограничиваются лишь какими-то сферами, не видно результата. Вот почему строительство экономического, политического, военного сильного Тюркского союза – требование времени.

Чолпонай Ташиева, Стамбул

Источник: Inter.kg

Источник — Inter.kg

Издана монография о тесных взаимосвязях между Азербайджанской Демократической Республикой и государственными образованиями Северного Кавказа

Вышла в свет книга доктора исторических наук ,

заведующего отделом «Азербайджано-Российских отношений» Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Севиндж Исрафиль кызы  Алиевой "Азербайджанская Демократическая Республика и государственные образования Северного Кавказа (Горская Республика. Северо-Кавказское эмиратство. Имамат Гоцинского) в 1918 – 1920 годы. "

Существующие с 1918 по 1920-е годы на Северном Кавказе независимые государственные образования: Союз объединенных горцев Северного Кавказа, именовавшийся позже Горской республикой, Северо-Кавказское эмиратство шейха Узун-Хаджи, а также попытки создания Н. Гоцинским имамата – пользовались поддержкой Азербайджана. Эта тема исследована в очередной монографии д.и.н. Севиндж Алиевой. На основании обширных архивных источников автор проследила тесные взаимосвязи, сотрудничество между Азербайджанской Демократической Республикой и мусульманскими по своему составу государственными образованиями Северного Кавказа, исследовала идеи и планы их объединения с АДР, партнерство и помощь со стороны правительства и общественности Азербайджана борьбе северокавказских народов за свою независимость.

Севиндж Алиева долгие годы изучает историю взаимоотношений Азербайджана и народов Северного Кавказа. В это монографии она особо выделила период 1918-1920 годов. Накануне 100-летия Азербайджанской Республики эта монография Севиндж Алиевой выходит за рамки собственно нашей Республики и повествует о сложной и драматической истории, пронизанной борьбой народов за право на победу демократических свобод, мир и самостоятельное существование

Книга издана под грифом ЮЖНО-РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ – ФИЛИАЛ

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ЦЕНТР ПРАВОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ.

Очередная монография вышла при поддержке ректора Центра правовых исследований ЮРИУ – Ф РАНХ и ГС при Президенте Российской Федерации д.ю.н., проф. Д.Ю.Шапсугова, который является автором научно-исследовательского проекта «Государство и право народов Кавказа».

Как выразился сам проф. Д.Ю.Шапсугов в Предисловии книги Севиндж Алиевой: «По сложившимся обстоятельствам этот проект открывает монография доктора исторических наук, профессора, зав.отделом института истории Национальной Академии наук Азербайджана Севиндж Алиевой,п освященной до сих пор остающемуся малоизученноым, или не ставшим известным по разным причинам, опыт совместного строительства государств, государственных образований, правовых систем на Кавказе в 1917-1920 г., привычно трактовавшийся официальной советской властью и советской исторической наукой как сплошное победоносное шествие советской власти на Кавказе….».

В приложении монографии даны документы по теме взаимоотношений и сотрудничества Азербайджанской Демократической Республики с государственными образованиями Северного Кавказа 1918-1920 годов.

22 июня 2017 года в Кабардино-Балкарском государственном университете (г.Нальчик, Кабардино-Балкарская Республика) в рамках международной научно-практической конференции «Полиэтнические государства и нормативно-юридические системы народов Кавказа: понятие, разновидности, историческое значение для формирования национальных государств» (Нальчик-Ростов-на-Дону, 22-23 июня 2017 г.) состоялась презентация монография д.и.н. Севиндж Алиевой.

По словам автора, «После октября 1917 года передовые представители Кавказского региона приняли самое активное участие в формировании самостоятельных политических субъектов на Южном и Северном Кавказе. На протяжении 1918 – 1920-х годов на Кавказе появились независимые государственные образования, которые провозгласили отделение от России, защищали свою территориальную целостность, суверенность и при этом тяготели к сближению друг с другом, вынашивая проекты объединения. Ход истории показал, что с самого начала идея объединения кавказских государств заинтересовала Азербайджанскую Республику, Грузинскую Республику и Горскую Республику. Они скрепили отношения друг с другом договорами о сотрудничестве и взаимопомощи. Автор исследовала историю взаимоотношений Азербайджанской Республики и Горской Республики, показала помощь Правительства и населения Азербайджанской Республики народам Горской Республики в период белогвардейской интервенции и борьбы горцев за свою независимость. Выявлены сюжеты безвозмездной гуманитарной и военной помощи, оказываемой со стороны Правительства и общественности АДР национально-освободительному движению на Северном Кавказе и мирному населению Дагестана. Подвергнуты детальному исследованию проекты объединения АДР и Горской Республики.

Книга издана в Ростове-на-Дону, издательстве  — Альтаир, в 2017. 408 с.

В России осудили убийство мирных жителей Азербайджана оккупантами Карабаха

Руководитель межпарламентской группы дружбы Россия-Азербайджан Дмитрий Савельев жестко осудил убийство мирных жителей села Алханлы Физулинского района Азербайджана, учиненное накануне армянскими оккупантами.

«В преддверии встречи «Большой двадцатки» такие действия карабахских сепаратистов можно расценивать только как откровенно провокационные, ценой которых стали жизни невинных мирных граждан, в том числе ребенка. Этот факт должен получить соответствующую оценку у международного сообщества, которое должно увеличить количество прилагаемых усилий для мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Нормы международного права должны заработать на раздираемой военными акциями земле, территориальную целостность Азербайджана необходимо восстановить в самые кратчайшие сроки», — заявил Дмитрий Савельев.

Напомним, накануне около 20:40 ВС Армении обстреляли из 82- и 120-мм минометов и станковых гранатометов село Алханлы Физулинского района, в результате чего погибли жители села Сахиба Гулиева и двухлетняя Захра Гулиева. Еще одна пострадавшая — Сарвиназ Гулиева, получившая осколочное ранение, была прооперирована в больнице. Был нанесен значительный ущерб гражданским объектам. МИД Азербайджана уже возложил всю ответственность за сложившуюся ситуацию полностью на военно-политическое руководство Армении, призвав сопредседателей Минской группы (МГ) ОБСЕ потребовать от Армении немедленного вывода своих войск с оккупированных азербайджанских территорий, поскольку именно они являются главной причиной роста напряженности ситуации в зоне конфликта.

Как отметил в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» директор Института политических исследований Сергей Марков, инцидент приведет к ужесточению позиции Баку на переговорах. «Гибель бабушки и внучки, конечно, вызвала гнев среди азербайджанского населения, и власти Азербайджана должны будут дать адекватный ответ на эту провокацию. Это может привести к возобновлению военных действий по модели апрельских боев за Карабах, возможно, даже в более серьезном масштабе», — ожидает он.

Политолог сравнил действия ВС Армении с бойней в Ходжалы. «С одной стороны, это могли быть взаимные обстрелы, которые привели к гибели мирного азербайджанского населения, ведь в районе линии соприкосновения войск живут только азербайджанцы, а армяне держат там оккупированные территории пустыми для будущего обмена. С другой стороны, возможно, это было целенаправленное действие в стиле Ходжалы с целью спровоцировать боевые действия. В условиях замороженных мирных переговоров возобновление боев является практически неизбежным, и, вероятно, Ереван выбрал наиболее удобный для себя момент, чтобы их начать», — пояснил Сергей Марков.

Эксперт ожидает, что в скором времени на убийство мирных жителей Азербайджана должна последовать реакция Минской группы ОБСЕ. «Нужно ожидать активизацию посредников, чтобы не допустить новых боев, поскольку видно, что напряженность возрастает и ситуация может в любой момент скатиться к более полномасштабным военным действиям», — сказал директор Института политических исследований.

Директор Института актуальной экономики Никита Исаев, в свою очередь, отметил чувство безнаказанности, которое обрел президент Армении Серж Саргсян после последних парламентских выборов. «Саргсян чувствует серьезную поддержку армянского общества, милитаризированного в результате милитаристской риторики в рамках парламентских выборов, и, фактически, обеспечивает тот мандат, который был ему предоставлен. В итоге Карабах возвращается в орбиту большой геополитической напряженности в связи с недоговороспособной позицией армянских властей и действиями, разбалансирующими политическую ситуацию в регионе, такими как референдум в Нагорном Карабахе и поддержка переназначения президента Саргсяна в суперпрезидентской республике», — пояснил он.

Из-за этого мирные переговоры зашли в тупик. «Все действия посредников и по линии Минской группы ОБСЕ, и на основе женевских принципов практически не работают, любые переговорные инициативы, в том числе встречи министров иностранных дел Азербайджана и Армении при посредничестве России, проваливаются. И переход на жертвы среди гражданского населения – это следующий этап эскалации конфликта после жертв среди военнослужащих, которые имеют относительно регулярный характер, ведь боевые действия на линии соприкосновения войск не прекращаются и работа по их прекращению не ведется. Если Россия и США а также, возможно, Франция, не включатся в активное урегулирование конфликта, боюсь, еще большая эскалация не за горами», — предупредил Никита Исаев.

При этом, по его оценке, участие США в урегулировании нагорно-карабахского конфликта здесь и сейчас маловероятно. «США заняты вопросами большой геополитики и выстраиванием отношений внутри своих собственных элит. Даже украинский вопрос, который для России в приоритете, сейчас находится в достаточно спокойном режиме из-за отсутствия к нему особого интереса со стороны США. Об участии Вашингтона в нагорно-карабахском урегулировании можно будет говорить только после принятия базовых геополитических решений о взаимоотношениях России, США и других основных мировых игроков, таких как Китай и Евросоюз», — считает директор Института актуальной экономики.

Политический консультант, кандидат исторических наук Олег Кузнецов согласился с тем, что гибель мирных жителей в Алханлы усилит напряженность на линии фронта. «Этот инцидент способен привлечь внимание международной общественности к проблеме нагорно-карабахского конфликта. Он является еще одним доказательством того, что в Нагорном Карабахе по-прежнему идет война. В ближайшее время стоит ожидать если не ответных действий со стороны Азербайджана, что будет вполне логично, то, по крайней мере, более жесткой реакции азербайджанских военных на повторные обстрелы, вплоть до локальных боев, достаточно масштабных по своему содержанию и способных изменить конфигурацию линии фронта», — прогнозирует он.

Эксперт напомнил, что правящий режим в Армении может оставаться у власти только до тех пор, пока на линии фронта сохраняется напряженность. «Любое затихание конфликта, любое начало мирных переговоров, любые подвижки в сторону урегулирования означают неизбежную скорую политическую гибель правящего карабахского клана Кочаряна-Саргсяна. Для того, чтобы удержаться у власти, сохранить за собой ресурсы и возможность получения внешних субвенций, эти люди будут воевать с Азербайджаном до последнего гражданина своей республики», — подчеркнул Олег Кузнецов.

http://vestikavkaza.ru/news/V-Rossii-osudili-ubiystvo-mirnykh-zhiteley-Azerbaydzhana-okkupantami-Karabakha.html

ТОРГОВЫЕ КОЛОНИИ НА CASPIA VIA МЕЖДУ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИЕЙ И КАВКАЗОМ

СУЛЕЙМАНОВА С.А.

(Баку. ИВ НАНА им. акад. З.М.Буниятова

Кавказ с древнейших времен находился на перекрестке великих переселений и торговых путей между Севером и Югом, Западом и Востоком. Археологические исследования последних лет на территории Азербайджана, Северного Кавказа, Сирии, Туркмении доказали миграции в Южный и Северный Кавказ носителей древних культур Передней Азии (Убейдской, Урукской), влияние которых доходило до Анатолии и шло на восток вплоть до Южного Туркме­нис­та­на (конец V-IVтыс.до н.э.).[1] Во время миграционных движений в связи с природно-географическими условиями материальная культура убейдских племен подвергалась некоторым изменениям, но традиции, связанные с идеологией, духовной культурой, столетиями оставались в памяти этих племен и практиковались на Южном Кавказе и Южной Туркмении. Миграции на Северный Кавказ из Южного Кавказа (культура Лейлатепе), возможно, происходили через проходы Большого Кавказа.[2] Каждый миграционный процесс несет в себе об­рат­ное движение – коммуникационные связи, сохраня­ющие этнокуль­тур­ную основу и традиции.[3] Раскопки на поселении Беюк Кясик, а также на аналогичных памятниках, выявленных в Азербайджане, Иране, Дагестане и Грузии, показали, что лейлапинская культура сыграла важную роль в развитии последующих – майкопской и куро-аракской археологических культур эпохи ранней бронзы на Северном и Южном Кавказе (см. Карта1) [4]. Миграции приводят к культурной интеграции, тор­го­вым сношениям, обуславливая идеологическую и материальную почву для последующих переселений.[5] Поселения среднеазиатских племен, относящиеся к III-II тыс.до н.э., также обнаруживают связи с культурами Месопотамии, Элама. В III-I тыс. до н.э. в Переднюю Азию через Кавказский и Малоазийский Тавр устремляются хурриты, кутии, кас­си­ты, хетты, «народы моря», киммерийцы, скифы. О древних путях сообще­ния, образуемых в круговороте этих передвижений, свиде­тель­ству­ют дорожные указатели с ассирийской клинописью, где при­ве­де­ны расстояния между пунктами, подобно указателям вдоль дорог, расстав­лен­ным арабами в IX-Xвв.[6]

Ареальные связи между Передней Азией, Центральной Азией и Кавказом подтверждаются также лингвистическими исследованиями, выделяющими северокавказскую семью языков, которая включает как мертвые языки Передней Азии и Малой Азии, на котором говорили в III-Iтыс. до н.э., так и реликтовые языки современного Кавказа и такой же архаичный язык бурушаски в горах Афганистана и Пакистана.[7] Вместе с тем, согласно глоттохронологии, северокавказские языки обнаруживают генетическую связь с синоафриканскими языками (берберский, кушитский, енисейский, синотибетский), прародиной которых предполагается Западная Азия, куда входил и Южный Прикаспий.[8] Первоначальным местом обитания носителей восточнокавказских языков – хурритов считается территория между современным Тбилиси и Кавказскими горами в сторону востока, откуда они в IIIтыс. до н.э. распространяются южнее.[9] В начале II тыс. до н.э. происходят контакты хурритов-митаннийцев с индо-иранскими племенами, вторгшимися в Переднюю Азию,[10] чем объясняются арийские элементы у хурритов Матиена (в Приурмийском бассейне) и у касситов (кашшу) или коссеев, живущих рядом с матиенами в восьмой сатрапии Ахеменидской империи. Существуют мнения о связи касситов-кашшу с каспиями Прикаспия, Памира, а также с касками-кашками Причерноморья, Кавказа.[11]

Наследниками традиций синкретической культуры Древней Передней Азии, торговых колоний ассирийцев, хеттов, финикийцев, становятся Ахемениды, затем Селевкиды, которые формировали свои легионы из бывших Ахеменидских сатрапий, что создавало пеструю в этнокультурном отношении картину этого геополитического региона. В селевкидскую флотилию, которая совершала плавания в отдаленные при­каспийские области[12], наравне с фракийцами, карийцами, должно быть, входили арабы – преемники финикийских мореходов, а также каспии Гиркании, от имени которых происходило название  Каспийского  моря. Из Сирии и Йемена шли сухопутные и морские  магистрали в Центральную Азию, Индию и Китай, по которым распространялось как арамейское письмо, так и манихейство и несторианство.[13]

Южный путь восточной торговли шел через Афганистан, Иран и по западному побережью Каспия. Северный путь – через Согдиану и сте­пи Казахстана. Страбон и Плиний также сообщают о мор­ской торговле из Бактрии по Оксу и Каспию в Албанию, оттуда через реку Кир и сле­дующие местности в Понтийское море (Strabo.Geogr.,XI,7,3;II,1,15; Plin.Nat.Hist., VI,52). Реальное функционирование в античный период водно-сухо­путного пути из Бак­трии по Оксу и Каспию подтвердилось археоло­ги­чес­кими иссле­до­ва­ниями в зоне Узбоя, которые оп­ро­вергли ут­вер­див­шееся мнение о прекращении стока по древнему руслу Аму-Дарьи (Окс) к этому времени. Было доказано обводнение и функционирование Узбоя (Окс) в VII в.до н.э.-IV в.н.э.,[14] что свидетельствовало о сло­жившихся еще в Ахеме­нид­ский пе­ри­од связях Центральной Азии и Кав­ка­за.[15] Сведения античных авторов о судоходстве по Оксу дополняются свиде­тель­ством китайской хроники Шицзи о том, что в Аньси (Парфия) по реке Гуй-Шуй (Аму Дарья) «живут торговцы, которые и сухим путем и водою развозят свои товары за несколько тысяч ли».[16] Страбон сообщает о караванной торговле верхних аорсов, которые владели боль­шей частью побережья Каспия. Они вели караванную торговлю на верблюдах ин­дийскими и вавилонскими товарами, получая их от армян и мидийцев (Strabo. XI,5,8). Опира­ясь на эту информацию, некоторые исследователи дают пред­поч­тенье караванной торговле с юга Каспийского моря по западному по­бе­режь­ю Каспия,[17] или же через Экбатану и Газаку в Армению и далее на запад по кол­хидо-меот­скому пути.[18] В последнем случае исключается участие Кавказской Албании в между­народной торговле в античный период, что встречает серьезное возра­жение оп­понентов, расце­ни­ва­ю­щих путь по Куре через Албанию и Иберию наи­более корот­ким, удоб­ным, безо­пас­ным (см.Карта2).[19] Доказательством активного функционирования этой трассы являются Мингечаурские поселения и некрополи на правобережье и левобережье Куры, где с начала эллинистического периода развивались и достиг­ли высокого уровня ремесла, торговля, денеж­ное обращение.[20] Поселения го­родского типа вдоль Куры были узловыми пунктами международной торговли, где производились торговые операции с местными и иноземными торговцами. Из этих узловых пунктов через горные перевалы, проходы и тропы товары перевозились в различные области Кавказа, о чем говорит большое количество античного импорта, выявленное в могильниках на территории Азербайджана и Дагестана. [21]

Использо­ва­ние аорсами колхидо-меотского тракта в караванном пути из Передней Азии, как полагали Я.А.Манандян и С.Т.Еремян, было опровергнуто также М.С.Гад­жи­е­вым, который прежде всего, оперировал локализацией верхних аор­сов в Северном и Северо-Западном Прикаспии, что предполагало Прикас­пий­ский путь через Дербентский проход в Итиль, где соединялись северная и южная ветви Великого шелкового пути, и далее – на Босфор.[22] Караванная дорога аорсов шла по за­падному и восточному побережью Каспия. Истахри сообщает: «из Абаскуна до стра­ны хазар по правому побережью – 300 фарсахов», «из Абаскуна в страну хазар по левому побережью – 300 фарсахов». При этом он говорит,  что «по Хазарскому морю плавают торговцы, отправляющиеся в страну хазар, Арран, Джил, Табаристан и Джурджан» и отмечает, что «из Табаристана до Баб ал-Абваба можно пересечь море по ширине за неделю, если будет ветер. Но путь из Абаскуна до страны Хазар по ширине длиннее, т.к.он угловой».[23] Так, Истахри говорит о прибрежном и открытом плавании, что сочетается как со сведениями Геродота, который сообщает о «ширине моря на самом широком месте, что составляет восемь дней плавания на гребном судне» (Her.Hist.,I,203), так и Страбона, отмечающего «ширину Каспия – около 5000 стадиев» и расстояния «вдоль берегов албанцев и ка­дусиев – 4800 стадий» и «вдоль берегов анариаков, мардов и гирканов вплоть до устья Окса  — 4800 стадий» (Strabo,XI,6,1). «Арран, Джил, Табаристан, Джурджан» у Истахри соответствует «албанцам, кадусиям, мардам и гирканцам» у Страбона, описывающего «известный грекам путь вокруг Каспия». Реальность этих сведений  подтверждается так­же информацией в арамейских папиру­сах (Vв. до н.э.) о кас­­пиях-ко­раб­­ле­стро­и­­телях, которые, по мнению И.Алиева, «не могли не быть мореходами».[24]

Говоря о бактро-кавказской торговле по Каспию, И.Г.Алиев отме­чает, что каспии должны были играть какую-то роль в тран­зит­­ной торговле, которая ве­лась аор­сами (арсии) по побе­режью Каспийского моря, а также в торговых опе­ра­­циях, ведущихся на сухо­путно-морском пути через Среднюю Азию, Кас­пий­ское мо­ре, затем по Куре и Риони к Черно­мор­ско­му побе­режью.[25] Возможно, каспии, которым принадлежали упоминаемые античными авторами города в Гирка­нии, как Самариана (Strabo.XI,7,2), Барука у устья Куры (Ptol.Geogr.,V,11), Айниана, Анариака в Утии (Strabo.XI,7,1), входили в состав селевкидской флотилии,[26] действовавшей на Каспийском море и совершали плавания в отдаленные при­каспийские области. Источники знают «западных» и «восточных» каспиев. Геро­дот поме­­щает каспиев в XI сатра­пии Ахеменидской державы в юго-запад­ной части Прикаспия, а также в XV сатрапии (Her.Hist.,III,92,93), которая ло­кализуется в юго-восточном Прикаспии в районе Узбоя (см. Карта 3).[27] С ними связывают город Каспапир (Каспатир) в районе Гандхар у границы с Бактрией.[28] И.М.Дьяко­нов отмечает прикаспийских и припамирских каспиев (каспиры).[29] Существует мнение, что каспии жили также у верховьях Инда.[30]

Страбон утверждает, что «в стране албанов имеется Каспиана, названная, как и море, по имени народа каспиев, ныне исчезнувших» (Strabo,XI,4,5). Учиты­вая, что он отмечает вдоль берегов Каспийского моря  вплоть до устья Окса албанцев, кадусиев, анариаков, мардов, гирканов (Strabo,XI,6,1) и помимо назван­­ных народов перечисляет на побережье Каспия гелов и уитиев (Strabo,XI,7,1),[31] можно пред­положить, что упоминаемые им народы имели отношение к «исчезнувшим» каспиям. И.М.Дья­ко­нов предполагает, что кадусии в Гиркании были частью каспиев и входили в XI сатрапию.[32] Более того, он пред­по­лагает, что племена, которых античные авторы называют гелы, кадусии, каспии и т.д. родственны древним кутиям и касситам.[33] М.А.Дандамаев считает, что уже в I тысячелетии до н.э. термин «кути» или «Гутиум» являлся анахро­низмом и употреблялся в качестве синонима севера или северо-востока, применяясь к Урарту, Манне, народам Мидии.[34] Впоследствии следы этих древних народов – кутиев, каспиев сохранились в названиях определенных территорий – Отена (Утия) на правобережье Куры и Баласакан-Каспиана на юго-западном побережье Каспия (см. Карта 4),[35] через которые проходили важные торговые линии. И.М.Дьяконов отмечает, что каспии у средневекового историка Фавста Бузанда, которых он знает в Пайтакаране (Нижний Карабах), анахронизм, что было общим обозначением неиндоевропейских племен (анариаки) всей прикаспийской полосы, куда могли входить и кадусии, а вероятно, и албаны.[36]

Но какое отношение имели каспии к аорсам, которые, как и каспии, действо­­вали и в западной стороне, и восточнее Каспийского моря. Аорсы вели морскую и караванную торговлю, которая проходила по водам и зем­ле каспиев (Caspia via). По свидетельству Клавдия Эли­ана (кон.II-нач.IIIв.н.э.), восходяще­му, как считают, к Аминте (IVв.до н.э.), каспии так­же вели караванную торговлю с использованием верблюдов и в их хозяйстве важ­ное значение имело рыбо­лов­ство и верблюдоводство.[37] М.И.Артамонов связывает аорсов (яньцай кит. источников) с асиями (ас-яс) Восточной Европы и арсиями Туркестана.[38] Арсии (асы) входили в состав Парфии (Аньси кит. ис­точников), зани­­мая в ней руководящее положение (Арсакиды).[39] Согласно ис­точникам, торго­вые маги­стра­ли про­­легали через 19 областей Парфии.[40] Страбон сообщает, что асии сов­местно с пасианами, тохарами, сакараулами захватили Бактрию (Strabo,XI,8,2). Эту коалицию можно сравнить с инфор­мацией Геродота о каспиях, входяших вместе с павсиками, пантиматами и дарейтами в XI сатрапию (Her.,III,92), которую называют гиркано-пар­фян­ской (Parnoi). Так можно предположить тождество этих асиев (арсии) с каспиями, которых Геродот отмечает в XI и XV сатрапиях.[41] Арси также считают народным именем юечжи – кушанов. С ними можно связать горную страну комедов, где дорога из Бактр соединя­­лась с дорогой из Согдианы. Отсюда шли пути к индийским портам и в страну серов (китайцев).[42] Вероятно, существовала связь между «отправным пунктом» на северном пути китайской торговли – Серики[43] и сиракским союзом сарматских племен в Предкавказье. Птолемей отличает серов, привозящих шелк (serikon) из Китая в Парфию и Рим, от настоящих китайцев – синов.[44] Возможно, притесненные аор­сами сираки[45] соответствуют гирканцам-каспиям (арсии-асы). А самих аорсов, которые по сведениям Страбона, господствовали над большой частью Каспийского моря, захватив древний путь из Северного Причерноморья на Восток, можно связать обратной миграционной волной тех же гирканцев-сираков или арсиев.[46] Страбон говорит о пребывании сираков и аорсов в предкавказских степях в последние века до нашей эры (Strabo,XI,II,2,5,7,8),[47] что также соответствует сведениям о караванной торговле как аорсов, так и каспиев.

Страна Янцай, «переименованная в Аланья», в китайских источниках имеет также название Судэ-Согд.[48] В источниках согдийцы называются также хусцы.[49] Согдийцы сыграли важную роль в образовании торговых колоний по Великому Шелковому пути. Китайский текст Vв. cооб­щает о купцах из страны «Судэ», где правят Хуни – хиониты.[50] Гёг-турки преследо­вали цель завладеть Шелковым путем, завоевав хионитов-аваров. О.О.При­­цак отмечает, что авары (ю-вень), которых китайские источ­ники называли «восточ­ные варвары», считались «гегемонами степи» и «хранителями северных границ».[51] Под «северной границей», видимо, нужно понимать отправной путь китайской торговли через Согдиану, контролируемый хионитами, которых, как и кидаритов (кушаны) и эфталитов, латинские и сирийские источники называли хиаона, кионайе – «белые гунны».[52] Представляет интерес и то, что к «белым гуннам» сирийские источники относили также кадусиев (кудишайе), проживающих в Нисибии.[53] Нисибия, которая передавалась из рук в руки то византийцев, то персов, находилась на важном торговом пути между Месопотамией и Сирией.[54] Трудно представить, что арабские кадусии были остатками древних кутиев, хотя ассимилировавшись они могли сохранить прежнее название. С.Кашкай отмечает что после свержения кутиев территория Приурмийского бассейна   еще долгое время вплоть до правления ассирийского царя Ассархаддона сохраняла название «кутийские земли» не как этнический и государственный, а как географический термин. Но отдельные группы кутиев продолжали жить на этой территории.[55] Можно также предположить, что нисибинские кадусии являлись персид­скими гарнизонами в Вавилонии, где первым наместником был назначен полководец Кира Губару – «наместник Гутиума», т.е.Мидии.[56] Сирийские источники сообщают о частых выступлениях кудишайа-кадусиев в Нисибии, которые при каждом удобном случае пытались обособиться. В источниках, излагающих Ахеменидскую историю, также говорится о восстаниях кадусиев, усмирению которых Ахеменидские цари придавали особое значение.[57] Но здесь, видимо, имеются в виду кадусии Мидийской сатрапии в юго-западном и юго-восточном Каспии (Гурган).

Арриан говорит об участии кадусиев в битве в Гавгамеле в войске мидийского сатрапа: «с мидянами соединены были кадусии, и албаны, и сакасены» (Arrian.Anab.III,8,4). В.В.Бартольд, ссылаясь на И.М.Дьяконова, отмечает, что эти народы принимали участие в битве при Гавгамеле (331г.до н.э.) не в качестве подданных персидского царя, а в качестве союзников или наемников.[58] И.М.Дьяконов отожествляет кадусиев с каспиями, которые вместе с павсиками, пантиматами и дарейцами входили в XI сатрапию,[59] но к этому времени (уже в середине Vв. до н.э.) каспии, как и кардухи, тибарены, колхи, откололись от Мидийской сатрапии.[60] Можно полагать, что эти народы имели привилегированные условия пограничной области и, будучи непокорными, при возможности откалывались от власти.[61] Описывая сражение в Гавгамеле, Арриан указывает, что албаны, сакасены занимают место в середине фаланги, находясь в близком окружении Дария (Arrian.Anab.III,11,4;13,1). К.В.Тревер объединяет албанов и сакасенов под наименованием каспиев и отведенное им ответственное место в строю объясняет высокими военными качествами и авторитетом этих наиболее крупных племенных объединений, обитавших в бассейне левого берега Куры.[62] В связи с этим интересно описание окружения Шапура II перед битвой под Амидой: слева царь хионитов Грумбат, справа царь албанов, равный с первым по месту и почету (Amm.Marc.Hist.,XVIII,6). Из хионитов был посажен на «золотой престол» потомственный марзбан в горном Сарире (Авар) на Кавказе с титулом «владетель трона» («сахиб ас-сарир»).[63] Ареной борьбы сасанидских царей с хионитами, кушанами (эфталитами) представляется Апаршахр в восточной границе Ирана.[64]

Апаршахр или Апар («отдаленная страна Апар» у Елише, Себеоса) – это Гурган (Горго), что также представлялся лагерем беспокойных кадусиев («земля кадусиев»). Аммиан Марцеллин сообщая о договоре Шапура (357/358г.) с хионитами и геланами, называет их gentium extimarum «отдален­нейшими народами».[65] «Верхняя сатрапия» Апаршахр соответствует территории Парфии. И.М.Дьяконов отмечает, что название Парфии восходит к мидийскому и означает «окраина», «край».[66] Видимо, военный лагерь хионитов, эфталитов («отдаленнейших народов») – Апаршахр (Абаршахр) означал «окраина», «пограничье».[67] Происхождение парфянских Аршакидов возводят к племенам parna (аparna), которых связывают со значением «горцы», исходя из «апар» — «вверху». К племенам парна, видимо, восходили как авары (апар) в Тян-Шане, так и эфталиты (heptal), которых связывают с парутами (parutai-«горцы») на Гиндикуше (Uparisaina). Предполагают, что они откололись от кушанов.[68] Апаршахр мы видим и в Албании. Хамдуллах Казвини отмечает недалеко от устья Куры город Апаршахр, который С.Т.Еремян, как и город Aparhunik, связывает с племенем апарнов, обитающих в пределах области Баласакан-Каспиана.[69]

Апаршахр недалеко от устья Куры можно отожествить с «городом Пайтакаран в Албании», где располагался лагерь персидских марзбанов. Албанский источник, описывая события IVвека, говорит о персидском ставленнике Санатруке, который  «воцарился над албанами в городе Пайтакаране».[70] Армянские Моисей Хоренский, Фавст Бузанд считают Санатрука Аршакидом, называя его царем маскутов или хонов.[71] В событиях Vв. во время восстания в Армении опять же персидский хазарапет Михрнарсе «прибыл в город Пайтакаран, снаряжает полки с албанами, отправляет в Армению».[72] Другая ставка персидских войск находится в проходе Чор, где они расположились при возвращении из похода против хонов. После битвы у Халхала[73] на правобережье Куры, откуда они были опрокинуты, и поражения у реки Лопнас (Иори)[74] персидский лагерь отошел в главный лагерь Шахастан,[75] т.е. Пайтакаран.

Относительно пограничной области Чор при «пахаке хонов», которая фигурирует у Моисея Каланкатуйского, Елише, Лазаря Парбского, существуют различные мнения.  «Пахак хонов» отождестляют с Дербентским или Дарьяльским проходами, или же Бармакской крепостью. Мы же локализовали его в северо-западной Албании (Лбиния) на границе с Грузией, где проходила «стена лбинов». ВXVI-XVIIIвв. эта пограничная область называлась Джар (Чари) или Цор,[76] откуда  совершались набеги совместно с горцами Дагестана в Грузию, Ширван, в южные города Азербайджана.[77] Здесь поныне имеется проход Цор (Цоор кац), а также перевал Хунсвери («перевал хонов»).[78] К доказательствам нашей локализации «пахака хонов»  можно привести также сведение сирийского источника («Житие Петра Ивера») о «белых гуннах», бывших соседями иверов, с помощью которых Фарсман, родом ивер, бежавший от мщения Аркадия (395-408гг.), воцарился над иверами.[79] Автор отмечает, что «белые гунны» были причиной многих бед, видимо, имея в виду опустошительные набеги «северных народав» — хонов в Сирию, Армению, Каппадокию в IV-V вв. Пероз просил денег у Византии, ставя вопрос об охране крепости Юроейпаах, находившейся у Каспийских ворот.[80] Юроейпаах Маркварт расшифровал как «крепость Иверии». Что касается термина «Каспийские ворота», который встречается также у греческих и латинских авторов, также существуют различные мнения о его применении к Дербентскому или Дарьяльскому проходам.[81] Но при той или другой локализации обнаруживается много несоответствий, что вызывает возражения оппонентов.

В связи событиями 34 г.н.э. Иосиф Флавий и Тацит говорят об иберах и албанах, которые «до этого времени удерживали скифов и сарматов от вторжения путем охраны перевалов и возведения фортов», но они же «владея местностью, открыв ворота, впускали скифов и сарматов в Парфию и Армению Каспийской дорогой» («Caspia via»).[82] Это сообщение объясняет походы Канидия и Помпея на иберов и албан. У Страбона имеется сообщение о походе Помпея «против иберов и албанов, обитающих между морями с обеих сторон – Каспийским и Колхидским (Strabo.XI,1,6), что определяет линию торговой трассы от Каспия к Черному морю и роль албанов и иберов в этой торговле.  Источники сообщают, что Помпей преследовал понтийского царя Митридата, бежавшего через Колхиду в Босфор. Но он не пошел следом в Колхиду (союзные с понтийским царством иберы не пропустили бы его), а вторгся через Армению и шел «не по самой удобной дороге», т.к. места для удобной переправы Куры защищались албанами.[83] Помпей после сражения с албанцами на левом берегу Алазани (64г. до н.э.) «встал лагерем у подножия самого Кавказа («positis sub ipse Caucaso castris»), затем двинулся к Гирканскому морю, заклю­­чая договоры с «другими обитателями Кавказа до Каспийского моря», но не дойдя трех переходов до моря, возвратился в Малую Армению».[84] Как видим, Помпей, прошел путь от Иберии до западного побережья Каспия, т.е. важ­­ный отрезок транскаспийского пути через Албанию и Грузию — Caspia via. Так, в отношениях с понтийским царем и в покорении ал­банцев и иберов Пом­пей преследовал цель контролировать Caspia via. Здесь важно опреде­ление Страбоном иберов и албанов, как «обитающих между морями с обеих сторон», т.е. владетелей «Каспийской дороги». Следует также отметить сведение Плутарха, который в числе союзников армянского царя против вторгшихся в Армению римских легионов Лукулла (69г.до н.э.) перечисляет «албанов Каспия и соседствующих с албанами иберов».[85]

Спустя тридцать лет Канидий совершает поход на иберов и албанов тем же путем, что и Помпей. Из Иберии в Албанию Канидий шел упомянутым у Страбона горным проходом «сначала по высеченной в скалах дороге, за­тем через болото, образуемое рекой Алазонией» (Strabo.XI,3,5). Горный про­ход из Иберии в Албанию, через который прошел Канидий, соответствует Каспий­ско­му проходу («claustra Caspiarum») у Тацита, который описывает намечав­шийся в 65 г.н.э. поход Нерона против албан. У Плиния – «против ворот каспиев» («ad caspias portas»). У Птолемея Каспийские ворота на карте и в перечне городов отсутствуют. У него показаны Албанские ворота в горном хребте.[86]  Тревер отмечает, что термин «claustra» означает преграда, вал, пограничное укрепление.[87] Можно полагать, что «claustra Caspiarum» представляло огражденную торговую колонию или погра­ничную об­ласть, которая, включала Кахетию (Санария), Тушетию, Лпинию. На севере-запа­­де она примыкала к Дарьяльскому проходу, с востока –  к Шир­ванскому (Бармак) и Дербентскому валам, образуя общую фортифика­ционную систему – Чор. Эта пограничная область соответствует Махелонии, известной в античной литературе I-II вв. как «царство махелонов и гениохов».[88] В надписи сасанидского царя Шапура I (241-272 гг.) страны Закавказья перечисляются в следующей последовательности: «Атропатена, Армения, Иберия, Махелония, Албания». В парфянской версии надписи вместо Махелонии читается SYKN.[89] SYKN можно соотнести с согдийским S’ykn, которое переводится как «военный лагерь» > «замок»,[90] что аналогично другим названиям этой области – Гундзетия (Хундзах) от ср.перс.«гунд» — «войско»; Эрети от груз.«эри» — войско (ср.древнеперс.«айр» — «муж»; шумер. «эри» — «воин) и т.д.

В «Истории Ширвана и Дербента» говорится о «воротах Сугд», где Буга распял тело Тифлисского эмира Исхака. В.Ф.Минорский считает, что название Сугд, означающее «место скорби» на грузинском языке, никакого отношения к Согду не имеет.[91] Но Табари отмечает на правом и левом берегу Куры два города – Тифлис на юго-западе и Сугдабил на юго-востоке,[92] где жила жена Тифлисского эмира Исхака – дочь владетеля Сарира.[93] Ибн ал-Факих, как и ат-Табари, Ибн Хордадбех знает город Сугдабил, который был построен Ануширваном после Баб ал-Абваба, ворот Шакки, ворот Дудания, ворот Дурдзукия, и что он переселил сюда народ из Согда и укрепил его.[94] Табари утверждает, что Фируз еще раньше воздвиг в труднодоступном пути в области Сул рядом с Джурджаном строения из скал,[95] имея в виду, видимо, крепости, построенные Фирузом, затем Губадом на «садд ал-Либин».[96] Под Сулом обычно понимают или Гурган на юго-восточном побережье Каспия или же Дербентский проход, но в этом случае Табари, как видим, имел в виду пограничную область Цор на северо-западе Албании (Лпиния) рядом с Джурджаном (Грузией),[97] которая, видимо, как и Дербент или восточный Гурган, называлась Сулом. Сул обычно связывают со значением «вал», но «Сули» также является буддийской и манихейской формой слова Согд. Это китайское произношение, применительно к согдийцам (сугдак-сулик) и торговым колониям согдийцев в Туркестане, перешло в языки санскритский и тибетский.[98] Исходя из этого, можно полагать, что согдийские торговые колонии существовали в северо-восточной (Дербент), северо-западной (Лпиния) и юго-восточной (Каспиана-Баласакан, Гелан, Гурган) областях, [99] к которым применялись названия Сул, Чор и Гурган.[100] Существует мнение, что Сул арабских источников является калькой с Чор армянских источников.[101] Вероятнее, что Сул со значением «вал» является калькой от арабского «сур» («асвар») – «стена», «вал», как и Чор от арабского «джар» (дживар) – «стена», «ограда». В этой связи следует отметить, что в Ва­ви­лонских и Египетских текстах северные проходы и ограды называются Джару (Чалу, Залу),[102] что можно соотнести с названиями  Дербенда – Джора (Чола, Сул). Так, название Согд мог означать торговую колонию, огражденную длинным валом. Это подтверждается также тем, что согдийское письмо, которое послужило моделью древнетюркского рунического письма, являлось одной из разновидностей арамейского алфавита,[103] что предполагало более широкое идеологическое заимствование, обусловленное этническими контактами, миграциями.[104] Все это наводит на предположение о существовании Ахеменидских торговых колоний как в Центральной Азии, так и на Кавказе – в Лпинии, Дербенте и на Апшероне (Гюрганский мыс),[105] к которым применялись названия Сул, Чор и Гурган. Определяя северные границы Ахеменидской империи, Геродот утверждал, что весь Южный Кавказ до Большого Кавказского хребта входил в состав этой империи (Her.III.97).

Реальность существования торговых колоний Ахеменидов в Албании подтверждается последними археологическими раскопками в с.Караджемирли Шамкирском р-на, где выявлено Ахеменидское строение с каменными базами колонн, которые находят аналогии в строительстве дворцов Пасаргады, Суз, Персеполя. Археологические раскопки в Шамкире обнаруживают непрерывность городской культуры до раннеэллинистического периода.[106] Город Шамкир, а также ранее обнаруженные памятники ахеменидского времени – Сарытепе в Газахском р-не и Гумбаты в Восточной Грузии, как и останки древних храмов, монастырей в северо-западном Азербайджане, Грузии, горной Ингушетии,[107] построенные согдийцами,[108] могут свидетельствовать об активном функционировании в ахеменидский и античный период транскаспийской торговой трассы через Албанию и Иберию. Археоло­ги­чес­кие иссле­до­ва­ния, доказавшие обводнение Узбоя в VIIв. до н.э. – IV в.н.э.[109], а также Мингечаурские поселения, датированные VIIв. до н.э. – I-IIвв. н.э.,[110] также являются показателем интен­сив­­но­го использования этой трассы в соответствующем отрезке времени. Caspia via объединяла огромные ареалы, входящие в Цивилизацию торговых путей.

 

 

 

REGARDING THE BORDERS

OF THE CAUCASIAN ALBANIA DURING THE ROME ARCHES

(In The Context of Relationship with the Ancient Asia Minor)

S.A. Suleymanova

The facts regarding distortion of the information from the antique sources about the Caucasian Albania are explained in the article. One of the points used by the opponents regarding the borders between the Caucasian Albania and Armenia is related to the river Kur. From the cross analysis of different sources it turns out that not the down stream of the river Kur served as the border as emphasized by the opponents, but actually the river’s up stream was meant as the border and that’s where Pompey did exactly pitch a camp during his march to the Ancient Albania. This point does not only change the thoughts about the borders among Kolkhida, Armenia, Iberia and Albania, but also causes the historical facts about the Front Asia to reveal. One of the important outcomes of the study is regarding “The Big Armenia” term. As a result of an extensive analysis it is known that, this term is similar to the Selevki state of Syria’s colony on the Tigris river basin — “The Big Salavkiya” term and that it serves as a kind of an imitation of the administrative divisions once existed in the Assyrian, Achaemenid, Selevki states. While as for the name of the Parthian origin Armenian ruler – Tigran the Second, this can be explained by his occupation of the territories of the collapsing Selevki State, along with the territory on the outfall of the river Kur and dethroning the Syrian (Arameya) throne from Antiox the X (95-83 B.C). However, this situation lasted only for 13-17 years; the territories on the Euphrates were captured by the Roman commander Lucull in 69-70 B.C, while in 66-65 BC the territories of the Asia Minor were taken away from him by Pompey. The localization of the ancient road connecting the river Tigris (The Big Salavkiya) with the Kur river (The Sevsamora) is also of a particular importance,

 

[1] Р.М.Мунчаев. Урукская культура (Месопотамия) и Кавказ. /Материалы Международной научной конференции: Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Махачкала, 2007, с.8-9; Нариманов И.Г., Ахундов Т.И., Алиев Н.Г. Лейлатепе. Поселение, традиция, этап в этнокультурной истории Южного Кавказа. Баку, 2007

[2]  Наджаф Мусеибли. Энеолитическое поселение Беюк Кесик. Баку, 2007, с.126, 155

[3]  Т.И.Ахундов. О связях Майкопской традиции с Южным Кавказом и Ближним Востоком. /Материалы Международной научной конференции: Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007,с.61-64

[4]  Мусеибли, с.155

[5] Сулейманова С.А. Шелковый путь и интеграция Запада-Востока в формировании кавказских и тюркских народов. /Материалы научной конференции, посвященной 80-летию академика З.М. Буниятова. «Актуальные проблемы Востока: История и современность. Б.,2003,с.20-25.

[6] Г.Ф.Джафаров. О древних путях сообщений Азербайджана. /Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007, с.127-128.

[7]Она делится на восточнокавказскую: нахско-дагестанские, хуррито-урартские, кутийский, сино-тибетский, язык кетов на Енисее, а также этруский и другие языки Малой Азии, Балкан, Кипра, Лемноса; и западнокавказскую ветвь: абхазский, убыхский. адыгейско-черкесский, хаттский, язык касков Причерноморья, язык бурушаски, тохарский  (И.М. Дьяконом, С.А. Старостин. Хуррито-урартские и восточнокавказские языки. //Древний Восток: этнокультурные связи. Москва,1988,с.164-218; И.М.Дьяконов Языки древней Передней Азии. М.,1969, с.113).

[8] И.М.Дьяконов. Алародии (Хурриты, урарты, кути, чеченцы и дагестанцы). //Алародии (этногенетические исследования). Мх.,1995, с.3-13; Милитарев А.Ю., Старостин С.А. К проблеме афроазийскосеверокавказских этнолингвистических связей //Кавказ и цивилизация Древнего Востока. Оржоникидзе, 1989.

[9] Пределы расселения носителей восточнокавказских языков – хурритов в Передней Азии территориально совпадают с границами распространения кура-аракской культуры, что дает основание считать их  созда­те­лями кура-араксой культуры (Дьяконов И.М. Некоторые лингвистичнские данные к проблеме связей населения Восточного Кавказа и Закавказья с Древним Востоком в в III-Iтыс. до н.э. //Материалы семинара по проблеме происхождения и формирования азербайджанского народа: Тезисы. Б., 1966. В.12, с.7-9).

[10] Проник­новение в восточнокав­каз­скую ветвь северокавказских языков «иранизмов» степной культуры Юго-Восточной Европы отмечается еще в IIIтыс. до н.э. в местах прежнего проживания, где еще раньше происходили контакты прасеверокавказских языков с праиндоевропейскими языками Юго-Восточной Европы (М.Г.Гаджиев. О демографических и этногенетических процессах в Дагестане в первобытную эпоху. //Алародии (этногенетически исследования). Мх.,1995, с.14-27).

[11] История Азербайджана (на азерб.языке), ред. И.Алиев. Б.,1993, с..36-38; Алиев И.Г. Очерк истории Атропатены. Б.,1989, с.9-10

[12] Бикерман Э. Государство Селевкидов. М.,1985,с.94

[13] К.Байпаков. Религии в средневековых городах Южного Казахстана и Семиречья.  Ш.Акинер. Культурная география Евразии. Религии в Центральной Азии. /Центральная Азия и культура ми­ра, Бишкек,2002

[14] Юсупов Х. Древности Узбоя. Ашхабад, 1986, с.179-197.

[15] Гаджиев М.С. Между Европой и Азией (из истории торговых связей Дагестана в албано-сарматский период). Мх., 1997, с.102-109, там же анализ мнений.

[16] Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений и народов, обитавших в Средней Азии в древние времена. т. II, М.-Л.,1950. с.151; Гаджиев, с.102

[17] И.А.Бабаев. Великий Шелковый путь и Азербайджан. В Сб. Великий Шелковый путь и Азербайджан. Б.,1998

[18] Я.А.Манандян. О торговле в городах Армении в связи с мировой торговлей древних времен. Ереван, 1954, с.57

[19] В контексте функционирования пути по Каспию и Куре рассматривается распространение кувшинных погребений в бассейне Куры по линии торговой трассы, а также  расположение  вдоль Куры поселений городского типа, которые являлись важными транзитными пунктами на одной из наиболее оживленных трасс Великого Шелкового пути античного времени (Гошгарлы Г. Могильники древнего Мингечаура как показатель международных торговых связей Кавказской Албании /Археология Кавказа. Тбилиси, 2006.№1,с.205-210; А.К.Алекперов. Исследования по археологии и этнографии Азербайджана. Баку. 1960).

[20] Ваидов Р.М. Мингечаур в III-VIII веках (по материалам археологических раскопок). Б.,1961; И.А.Бабаев. Города Кавказской Албании в IVв. до н.э.-IIIв. н.э. Б.,1990, с.22; Гошгарлы, с.205

[21] Сулейманова С.А. Влияние Международной Евразийской торговли на этнокультурные прoцессы на Кавказе. // Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007, с.130; Давудов О.М. Материальная культура Дагестана Албанского времени. Мх.,1996, с. с.296-299; Гаджиев, 111-119

[22] Функционирование торгового пути из Передней Азии и Закавказья через Кавказскую Албанию и Приморский Дагестан на Босфор находит подтверждение в обилии предметов античного производства и нумизматики, выявленных на территории Азербайджана. В этом контексте рассматриваются отдельные находки, свидетельствующие о связях Армении с Босфором и археологический материал сарматского времени, а также остеологические находки верблюда в Северном Причерноморье и Дербенте (Гаджиев, с.92-99).

[23] Ал-Истахри. Китаб масалик ал-мамалик (изд. де Гуе, BGA. Лейден. 1870, I. с.218-219, 226-227). В.В.Бартольд также говорит о плавании с восточного берега Каспия на запад не по одной и той же географической широте. Он приводит свидетельство астронома Кутб ад-дина Ширази (ум. в 710 г.) и ряд источников XIV-XV вв., свидетельствующих о судохостве по Аму-Дарье и Каспийскому морю и в более поздние времена (Бартольд В.В. К вопросу о впадении Аму Дарьи в Каспийское море. Соч. III т. М.,1965, с.248-249; Бартольд В.В. Соч. IIт. ч.1. М., 1963, с.657).

[24] Алиев И.Г. Очерк истории Атропатены. Б.,1989,с.10

[25] Алиев, с.10

[26] Бикерман Э. Государство Селевкидов. М.,1985, с.94; Гаджиев, с.106

[27]  Гумилев  Л.Н. Ритмы Евразии. М.,1993

[28] Боровкова Л.А. Запад Центральной Азии во II в. до н.э.-VIIв.н.э.(исто­рико-географический обзор по древнекитайским источникам). М.,1989, с.43-46; Гаджиев, с.108

[29] Дьяконов И.М. История Мидии. Москва-Ленинград, 1956, с.103.

[30] Бартольд, IIт. ч.1, с.654

[31] К.В.Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании (IV-VII в. н.э.). М.-Л., 1959. с.46,143

[32] Он также отмечает, что «земля кадусиев» у Арриана однозначна с землей каспиев у Плиния (Nat.Hist.,VI,18) и что по Плинию, «каспиями» назывались все племена южного Прикаспия (Дьяконов, с.444,447-448).

[33] Там же, с.225

[34] В Вавилонской хронике «наместник Гутиума» Губару, ставший «наместником» Кира в Вавилоне, являлся наместником Мидии (М.А.Дандамаев. Политическая история Ахеменидской державы. М.,1985, с.271; Дьяконов, с.287).

[35] Каспиана-Баласакан или Пайтакаран как в IIIв. до н.э., так и в III-VIIвв.н.э. находилась в составе Кавказской Албании (Ф.Мамедова. Политическая история и историческая география Кавказской Албании. Б.,1986).

[36] Дьяконов, с.447-448

[37] Гаджиев,с.107

[38] Открытые в Восточном Туркестане археологическими раскопками документы позволяют считать, что оставивший их народ назывался арси. Их язык оказался близким к западной группе европейских языков, т.е. кельтскому, латинскому и др. (Артамонов М.И. История хазар. Л.,1962.,407).

[39] Бартольд, с.176-178

[40] Алиев К. Античная Кавказская Албания. Б.,1992, с.80,115-118;48,654-657.

[41] Тождество это, конечно, условно. Будучи в контакте с местными племенами Центральной Азии и Китая и возможно, смешавшись с другими переселенцами из Малой Азии или переднеазиатских колоний, они уже являлись носителями иной культуры.

[42] Этот маршрут к «Антиохии Маргианской», т.е. к Мерву, оттуда к Бактрам (Балху), из Бактр на север через горную страну комедов, которые причисляются к сакам, отличается от  пути к «Антиохии по реке», т.е. Мерверруду на верхнем Мургабе, оттуда к Герату и Кандагару (Бартольд, IIт. ч.1. с.185)

[43] Гумилев Л.Н. Хунны. М., 1960. с.20-22                                     

[44] Цейлонские послы (купцы) рисуют их рослыми блондинами, проживающими за Емодом (Гималаи). Гумилев. Хунны. М., 1960, с.20-22

[45] В III в.до н.э. аорсы, двигаясь из Южного Приуралья на юг и запад, вытеснели нижневолжское объединение родственных им савроматов, которые явились основой формирования в предкавказских степях сиракского союза сарматских племен, противостоящего аорсам, кочевья которых доходили и в эти степи (История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. Москва,1988, с.78-80).

[46] Если предшествующей волной предположить синдов (Синдика), то очередной волной круговорота в этом миграционном ареале, обусловленном торговыми путями, представляются аланы, затем хунны, сильно ассимилированные китайцами (Сулейманова С.А. Шелковый путь и интеграция Запада-Востока в формировании тюркских народов. //Актуальные проблемы Востока. Б.,2003,с.20-25). Л.Гумилев отмечает, что на северных склонах Тяньшаня преследование гуннов сяньбийцами остановили абары, которые считались самыми воинственными в степной Азии (Гумилев Л.Н. Тысячелетие вокруг Каспия.. Б.,1991, с.165). Абары — хионитские гарнизоны в пограничье северной торговли с Китаем. см. сн.51.

[47] «…аорсы живут по течению Танаиса, а сираки – по течению Ахардея, который вытекает с Кавказских гор и впадает в Меотиду» (Strabo,XI,II 2,5,7,8).

[48] Бартольд В.В. Соч. IIт. ч.1. М., 1963, с.176,550,813-814

[49] В.Караев. Арабо-персидские источники о тюркских народах. Фрунзе. 1973, с.102

[50] Артамонов, с.107; Гумилев  Л.Н.. Эфталиты и их соседи в IV в. ВДИ.1959, №1 /в кн. Ритмы Евразии. М.,1993, с.364; Бичурин, Собрание сведений, III, карта династий Хань.260

[51] Прицак О.О. Протомонголы в Хазарском Закавказье. Всесоюзная конференция востоковедов. М.,1991. с.70-71; Схидний свит (6,7). 2`95-1`96, с.70-76; Sevda A. Suleymanova. Кафкасйа ве Аварлар. –Турклер. т.2. Анкара, 2002, с.674-685

[52] Н.В.Пигулевская. Сирийские источники по истории СССР, М.Л., 1941, с.37; Wesendonk, op.cit.,p.341

[53] Пигулевская, с.48

[54] Нисибин у арабских географов, который был расположен на большом караванном пути из Ирака в Шам (Ибн Хордадбех. Книга путей и стран (перевод, комментарии, исследование, указатели и карты Н.Велихановой,), Б., 1986. с.271. Ибн Хордадбех также отмечает город Кадисийа рядом с Дамаском и также несколько населенных пунктов в Ираке с аналогичным названием (с.268).

[55] С.Кашкай. Государство Манна. Баку, 1993, с.30-31.

[56] Дандамаев, с.271. см. сн.21

[57] Покоренные Киром II, они отложились от Ахеменидов еще в Vв. Согласно одной легенде  Кир (из племени мардов) захватил власть с помощью кадусиев, на усмирение которых был послан мидийским царем Астиагом (Дандамаев с.240,13.).

[58]Бартольд, IIт. ч.1.с.789. В.В.Бартольд полагает, что эти народы принимали участие в битве при Гавгамеле (331г. до н.э.) не в качестве подданных персидского царя, а в качестве союзников или наемников Но эти народы, видимо, входили в состав персидской империи с  привилегированными условиями, связанными с военной службой и оказывая сопротивление, периодически откалывались от нее.

[59] Дьяконов, с. 339

[60] Дандамаев, с.240. «Мидийская сатрапия», видимо относительный термин. И.М. Дьяконов отмечает, что кадусии не были покорены Мидией, а выступали с ними как союзники (Дьяконов, с.339). Ксенофонт называет Танаоксара (Бардия) сатрапам Мидии, Армении и племени кадусиев (Дандамаев, с.66).

[61] С.А.Сулейманова. Институт «охраны границ» в северо-западном Азербайджане на фоне историко-типологический параллелей. Сб. Актуалные вопросы Востока. Б.,2000. с.39-42

[62] Тревер, с.52-53

[63] Сулейманова С.А. Этнополитическая история северо-западной Албании в свете архетипов в местных источниках, Известия НАНА (серия истории, философии и права), 2004, № 4, с.61-62; Sevda A. Suleymanova. Кафкасйа ве Аварлар. с.674-685; Минорский, с.220; 132-138; 203-204

[64]Л.Н.Гумилев. Древние тюрки. М., 1993,с.133; М.И.Артамонов. История хазар, Л.,1962, с.202; Пигулевская, с.50-53

[65] Ammianus,17,5,1,p.122; Пигулевская,с.35

[66] Дьяконов, с.69

[67] В этой связи следует отметить имя мидийского сатрапа Губару, в войске которого находились кадусии. Губару был наместником территории  к западу от Евфрата — Заречья (арамейское Абар-нахара) /Дандамаев, с.52/. семитский абар означает переход (как и иранск. ср. парадрайа).

[68]Гумилев  Л.Н.. Эфталиты и их соседи в IV в. /В кн. Три исчезнувших народа. ВДИ.1959, №1. с.369-374

[69] Еремян С.Т. Страна Махелония надписи Кааба-и-Зардушт, ВДИ, 1967, №4,с.56. В «Истории албан» М.Калан­ка­туй­­ского говорится о «поле Апарисакан», который отожествляют с Арцахом (Моисей Каганкатваци, История агван. СПб., 1861, с.165). «Армянская география» (VII в.) отмечает город Варазманавар недалеко от Куры, что С.Ашурбейли связывает с аварами, поселенными в Албании (Ашурбейли С. Государство Ширваншахов (VI-XVIвв.). Б., 1983,с.63).

[70] Моисей Каганкатваци, с.21,22

[71] Тревер, с.188-191

[72] Лазарь Парбский. История Армении. Тифлис, 1904, с.63; Тревер, с.206

[73] Древний Халхал  — «зимняя резиденция албанских царей» (Моисей Каланкатуйский, с.85) локализуют около нын. Казаха (Тревер, с.207,210).

[74] Тревер отожествляет Лопнас с нынешним Агстев, «пахак хонов» с Бармакской крепостью (Тревер, 206-216).

[75] Моисей Каланкатуйский, с. 85-87 (к.2, гл.II).

[76] Цор на аварском означает «предгорье», «равнина», что однозначно хорониму Аран на азербайджанском.

[77] Албанская хроника XVIII века, говоря о набегах аварцев Джара в разгар антииранского восстания, характеризует их как «племя леков, называемых по древним книгам хонами…». (Есаи Хасан Джалалян, Краткая история страны Албанской (1702-1720 гг.), Б.,1989,с.22,44; об этом. см. С.А.Сулейманова. Этнополитическая история северо-западной Алба­нии в свете архетипов в местных источниках. /Известия (серия истории, философии и права) НАНА. Б., 2004, № 4. с.71). Как видим, изменениям подвергаются язык, антропология, но не психология, что выражается в преемственности и непрерывности традиции.

[78] Сулейманова, Этнополитическая история…, с.56-60.

[79] Пигулевская, с.37

[80] Пигулевская, с.53

[81] Тревер, с.с.112-126. здесь же обзор мнений.

[82]Тревер,с.117-118. Caspia via М.С.Гаджиев отожествляет с Прикаспийским путем, К.В.Тревер – современной Военно-грузинской дорогой (Гаджиев, с.107;Тревер.117 -118). Но здесь речь идет о труднопроходимой Лекетской дороге из северо-западной Албании (Лпиния) в Кахетию,  что имеет непосредственное отношение и к Албании и к Иберии.

[83] Плутарх говорит о «частоколе», которым варвары «на большом пространстве защитили берега Куры» (Плутарх. Помпей, гл.35 /638).

[84] Флор. Сокращения из Тита Ливия. Кн.1, гл.,40,28 Тревер, с.104-107.

[85] Плутарх. Лукулл, кн. XXVI (509). К.В.Тревер приводит это сообщение Плутарха для подтверждения своей точки зрения на термин «каспии», который «перестал быть объединяющим этническим наименованием для ряда народностей, в том числе албанов, а употреблялся только для части из них» (Тревер, с.88-89).

[86] Тревер. с.275. Некоторые исследователи сопоставляют их с Гелдой (Ковалевский С.А. Карта Птолемея в свете исторической географии Прикаспия. Известия Всесоюзн.Географ.общества, 1953, т.85,вып.1,с.33-34;). Птолемеевскую Гелда можно соотнести с Голодой – древним центром Джара (Цор), где мы локализовали пограничную область Чор в северо-западной Албании.

[87] Тревер,274

[88] Сулейманова, Этнополитическая история…, с.58-60

[89] Тревер, с.135.

[90] Согдийские документы с горы Муг. Вып.II (чтение, перевод и комментарии В.А.Лившица). М.,1962,с.101

[91] Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда. М., 1963,с.46

[92] Г.Гошгарлы рассматривает поселения на противоположных берегах Куры как одно большое поселение, считая, что появление поселения на левом берегу является следствием бурного роста правобережного поселения (Гошгарлы, с.205).

[93] Абу Джафар Мухаммад бин Джарир ат-Табари. Тарих ар-русул ва-л-мулук. т.IX. Мыср, 1968. с.192

[94] Ибн ал-Факих ал-Хамадани. Мухтасар китаб ал-булдан. Изд. де Гуе. 1885, с.288

[95] ат-Табари. т. II. Мыср,1961. с.100,101

[96] Ибн ал-Факих,с.287. «Садд ал-Либин» отожествляется с «Закатальской Длинной стеной» между Шакки и Кахетией, где локализуются с албанские племена —  силвы и лбины (Е.А.Пахомов, Закатальская «Длинная стена», — ТАзГУ серия ист.,вып.1,1950,с.68-90; Минорский, с.28,123).

[97]Вызывало недоумение сообщение Иосифа Флавия об аланах, которые вступили в переговоры с «царем гирканцев, который владел проходом …», в ясность в которое внес С.Т.Еремян, указав, что у античных авторов названием Hyrcania (арм.Virkan) обозночалось Иберия (Тревер, с.126).

[98] Бартольд, IIт. ч.1, с.190,454

[99] Возможно, Сул на юго-западном побережье Каспия (Гурган) или же Сул — Дербентский проход, имели отношение к хионитам в Согде, которые контролировали Шелковый путь и считались марзбанами в пограничных областях Персии (Сулейманова С.А. Храм Большой Медведицы в древнем порту Баку. Археология и этнография Азербайджана. Б.,2005.№1, с.228-229).

[100] В.В.Бартольд предполагал согдийские колонии в Крыму, где имелось поселение Сугдак (Бартольд, IIт. ч.1,с.550,814).

[101] М.С.Гаджиев. Миссия епископа Исраела и вопросы историчексой географии Кавказской Албании. /Северный Кавказ: Историчексие очерки и заметки. Материалы и исследования по археологии России. Вып.3, М.,2001/

[102] История Древнего Востока, IIч.,  М.,1988, с.248

[103] С.Г. Кляшторный. Древнетюркские рунические памятники. М., 1964, с.47

[104] Сулейманова С.А. Сириус – Ши’ра в Исламе и в поверьях народов Азии и Кавказа. /Научные исследования, Б.,2004, вып.VII, №2-4, с.314; Сулейманова С.А. Храм Великой Матери Банат Наш в древнем порту Баку /Археология и этнография Азербайджана. Б.,2005. №1 s.218-236

[105] В результате подводных исследований здесь обнаружено множество древних памятников.   (Идрис Алиев. Ариф Рахманов.Джейхун Алиев. Подводные памятники Каспия. /Археологические исследования в Азербайджане. ИАЕ НАНА. Б.,2008, с.115-117).

[106] И.Бабаев, Ф.Кнаус. Археологические раскопки Идеалтепе. Результаты совместной международной археологической экспедиции Германии, Грузии и Азербайджана, проведенной в в 2006-2007 гг.  в с.Караджемирли Шемкирского района. /Материалы конференции: Шемкир. Археологическое наследие, история, архитектура. Шемкир., 2008, с.10-21.

[107] В.А.Кузьмин. Великий Шелковый путь на Кавказе. /Архитектура караван-сараев в горной Ингушетии. /Материалы Международной научной конференции: Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе. Мх.,2007, с.132-136)

[108] Согдийцы сыграли важную роль не только в образовании торговых колоний по Великому Шелковому пути, но и в распространении религии.

[109]Юсупов, с.179-197

[110] Гошгарлы, с.205

 

Вестник МИЦАИ. Самарканд. Выпуск.8, 2008 .

С.40-57

 

 

Запад вкладывает «инвестицию мира» в Армению

Заигравшись с хваленой мягкой силой, Запад пробует ее различные варианты применения не только в отношении недругов. Где надо, она используется против интересов партнеров, как в случае с Азербайджаном. Речь о плане вложения «инвестиций мира» в Армению.

Стране, во главе которой вот уже не одно десятилетие находятся ястребы, западные стратеги вознамерились преподнести рекреационное геополитическое меню. Цель одна – вызволить страну-агрессора из тяжелого экономического положения, в которое Ереван вверг себя сам ввиду экспансии против Азербайджана.

Итак, передовая западная тройка в лице США, Франции, а теперь и Германии, похоже, всерьез берутся за вызволение Армении из болота отсталости. Застрельщиками «гуманистического» плана выступили Вашингтон и Париж. Подхвативший эстафету «мира» Посол Германии в Армении Бернхард Матиас Кислер дает знать, что энергетика формирует основу новых армяно-германских отношений, потому европейский промышленный гигант уже оказал Еревану помощь в объеме 150 млн евро.

До немецкого дипломата подобные заявления сделали послы США и Франции, которые также отличились широтой души, преследуя цель оздоровить энергетическое дыхание Армении. Расчет ясен, он строго направлен не только на разрыв экономической блокады, но и на подрыв стратегических интересов Баку и Анкары, которые по понятным причинам и в полном соответствии с сугубо западными представлениями о локализации зла наказывают страну, нарушившую букву международного права.

Незавершенная карабахская война с ее неисчислимыми бедами начала 90-х и ныне несет в себе не менее страшные риски для судеб региона. Страны, придерживающиеся адекватного рассудка, понимают чреватость бряцания оружием в Южном Кавказе, которым традиционно балуется Ереван. Его неуемные амбиции и притязания постоянно прибавляют турбулентности к процессам и явлениям. Однако Запад, как видится, придерживается иной точки зрения, видя в Армении лакомый кусок, прежде всего, для укрепления собственных позиций в трансконтинентальном перешейке.

Прекрасно понимая, насколько элита Армении вынашивает долгожданный план выгодной самореализации, Вашингтон с подручными идет ва-банк, бросая вызов и не только Азербайджану и Турции, но и России.

Иначе как понимать план американских инвестиций на сумму в 8 млрд. долларов в сферу восстанавливаемой энергетики Армении? Это далеко не фейковая информация, а новость, которую озвучил в Ереване посол США Ричард Миллз. Его французский коллега Жан-Франсуа Шарпантье также не остался в долгу, заявив, что кампании его страны кровно заинтересованы в энергетической подкормке Армении и в скором времени раскроют инвестиционные карты.

Случайно ли это, что такая важная сфера Армении, как энергетика, вдруг оказалась в центре внимания крупнейших и развитых стран, обладающих передовыми профильными технологиями? Конечно же, нет. Удивительная синхронность в действиях тройки происходит в то самое время, когда градус антироссийских настроений в Армении растет стремительными темпами.

В последнее время власть Саргсяна не только искусно закрывает глаза на угрожающую протестную активность армянской улицы, настойчиво озвучивающей антироссийскую риторику, но сама выступает в роли организатора и вдохновителя русофобской вакханалии. Не случайно в среде политической элиты страны прозападный сегмент наращивает напор.

На протяжении долгого времени эксперты по постсоветскому пространству не без удивления вопрошали – почему в американском диппредставительстве в Ереване сосредоточен огромный штат сотрудников.  Есть ли в этом какая-то политическая закономерность? Бесспорно, есть.

США присутствуют в стратегически важных точках планеты не только военными базами, но и внушительными диппредставительствами. Так, если не считать американское посольство в Багдаде, которое представляет собой   настоящую крепость с 27 зданиями, миссия в Армении мало чем уступает. Речь о втором по величине представительстве. Новый комплекс американского посольства занимает территорию в 9 га. Под стать число сотрудников, и по данным источников численность персонала перевалила за полтысячи человек.

Наилучшим объяснением этому американцы сами называют географическое расположение Армении, что граничит с Турцией, Азербайджаном, Грузией и Ираном. Потому ей отдается роль потенциально мощного и действенного рычага в продвижении американских интересов в ключевом регионе Евразии.

Если принять во внимание, что внутри проблемной Армении происходят большие трансформации и американцы по определению не могут себе позволить ими пренебречь, становится ясно, что янки ради собственной выгоды готовы пожертвовать целями и интересами испытанных партнеров. Как в случае с Турцией и Азербайджаном.

Итак, Вашингтон наперекор стараниям стран, которые призывают Ереван к геополитической добропорядочности и отказу от политики угроз и диктата, формируют альтернативную ось, чтобы в будущем переманить Армению в орбиту своего влияния, параллельно стимулируя агрессивный курс Еревана. Это в своем роде карт-бланш возмутителю спокойствия, а также показатель позиции тройки в отношении конфликта в Карабахе.

Предлагаемые ведущей западной тройкой Армении вливания, хоть и именуются «инвестициями мира», по сути, превратятся в допинг для роста армянской агрессивности. Они помогут Еревану не только в экономическом росте, но и в диверсификации планов расширения жизненного пространства за счет азербайджанских, грузинских, турецких, иранских, а также и российских земель. И как бы инициатива «мира» не вылилась в фундаментальную программу воспроизводства новых вызовов в пожароопасном регионе, к которому Запад всегда был неравнодушен.

http://vesti.az/news/335435

Азербайджан у дверей мусульманского НАТО?

Баку последовательно выступает за принятие реалистичных решений

Вне зависимости от того, как будет развиваться дальнейшая политическая судьба американского президента Дональда Трампа, в дебюте судьбоносной миссии ему удалось отличиться нестандартным мышлением, оригинальной постановкой вопросов и умением централизовать актуальную повестку. Как бы его не критиковали соперники, он демонстрирует изобретательность, чтобы вернуть Америке величие, как и обещал.

Внутри страны ему дерзко навязываются позиционные бои, а он, хладнокровно отметая претензии противников, идет своим путем, форсируя зондаж американских позиций в ключевых регионах мира. В этом смысле американо-арабо-мусульманский саммит в Эр-Рияде аналитики занесли в разряд экстраординарных событий, и его итоги вызывает повышенный интерес с точки зрения перспектив реализуемости сделанных наметок. В этом ряду самой актуальной значится вероятность создания арабо-мусульманского НАТО.

Видавшие виды политики, эксперты, прогнозисты ломают голову вокруг вероятности рождения нового альянса. Небезынтересно знать, кто в него войдет и против кого будет накачивать мускулы сводный мусульманский блок.

Азербайджан, как известно, был на саммите представлен на высоком уровне, и это дает повод некоторым центрам предсказывать, будто бы  Баку может стать одним из ключевых игроков в новой горячей ближневосточной партии под патронажем Вашингтона. Но контекст, будучи очень непростым, если не сказать вязким, требует дифференцированного подхода.

Во-первых, создание нового блока по конфессиональному признаку не видится реальным, поскольку мусульманские государства, как образования, которых объединяет религия, невероятно разношерстны. Вопрос даже не в мазхабовых различиях. Геополитические приоритеты влиятельных мусульманских образований настолько разнятся, что все они по определению не могут составить кампанию друг другу, чтобы воевать, скажем, против  ИГИЛ, Аль-Кайды или же ан-Нусры.

Во-вторых, в век глобального кризиса растущие военные расходы для многих государств, ну, может быть, за исключением стран Персидского залива, итак являются головной болью, и дополнительные расходы просто пугают военно-политические элиты.

В-третьих, против террористических формирований Ближнего Востока итак воюют влиятельные государства во главе с США, и вряд ли в условиях повышенной плотности рядов антитеррора есть резон подключения новых фигурантов.

В-четвертых, если речь идет об Иране, как о факторе риска для ряда стран  Востока, то за исключением государств залива иные акторы далеки от мысли выходить на бессмысленное ристалище, ибо Тегеран воспринимается в качестве крепкого орешка. К тому же, он выгодный партнер для десятков государств.

В-пятых, чьи армии составят костяк сил мусульманского НАТО, если в регионе помимо боеспособных военных машин Тегерана, Анкары и Исламабада, других-то и нет?

Трамп в Эр-Рияде черным по белому сказал, что готов помочь в решении проблем горячего региона, но не прямым включением, а чисто консультативно, да еще и за счет финансовых ресурсов региональных государств. Таким образом, таскать каштаны из полыхающего огня региональных перипетий Вашингтон предлагает тем, кто развел жар.

Теперь о вероятности включения в бурно разворачивающийся тренд Азербайджана. Баку не сторонится неформальных обсуждений, когда речь об актуальном и неотложном. Но его позиция непременно прагматична во всем, что касается принятия конкретных решений по горячей повестке. Будучи в эпицентре судьбоносных процессов, Баку последовательно выступает за принятие реалистичных решений, которые не обернутся разрастанием иллюзорной стратегии.

Создание мусульманского НАТО, как раз из серии, где многое, если не все, вилами по воде писано. В нынешних условиях, когда борьба с исламским террором вступает в решающую фазу, открывать второй, да еще сомнительный фронт против мифологизированного врага, в образе которого некоторые центры пытаются представить Иран, по меньшей мере, не разумно, если не сказать глупо. Дело не в том, что Азербайджан напрямую граничит с Ираном, и в случае вспышки военных действий на территории южного соседа гуманитарного лиха может перепасть и Баку. Эскалация напряженности там, где далеко не полностью реализован дипломатический потенциал, выгодна радикальным кругам, которые наводят оружие на корпоративные цели.

С теми, кто выделяется со скудным политическим капиталом, Азербайджану не по пути. Баку привержен идее направления запасов энергии на преодоление вакуумных пространств, нацелен на усиление интеграционного тренда, который отвечает духу времени. Не случайно итоги участия  азербайджанского президента Ильхама Алиева на саммите в Эр-Рияде нашли  понимание среди его коллег, с которыми состоялись переговоры и консультации.

Впрочем, дальнейший ход событий лишь подтвердил, что конструктивную  логику выдерживает трезвый взгляд на актуальную проблематику. На роль строителей нового обнадеживающего порядка тянут силы, которым дано верно оценивать ситуативность и выводить точные резюме.

Американский президент Дональд Трамп, дважды обратившись к своему азербайджанскому коллеге после саммита, недвусмысленно подчеркнул, что не только разделяет видения Баку, но и готов продолжить усилия для наращивания партнерства.

Именуя Азербайджан «новым источником энергии», Трамп воздает должное  лидеру Южного Кавказа в контексте глобальных проектов и заявляет готовность к продолжению долгосрочного сотрудничества. Он не выводит за пределы внимания проблему Нагорного Карабаха, оставляя приоритет за политическим решением дилеммы, из чего следует, что Вашингтон будет продолжать усилия для достижения ожидаемого результата.

Обращаясь к азербайджанскому президенту, Дональд Трамп заявляет, что «Соединенные Штаты Америки готовы работать с Азербайджаном», и это есть признание заслуг страны в программе глобальной стабилизации. Однако эта программа являет собой задачу без завершения, значит, тон, который задает мыслящая мировая элита, адекватно воспринят в Баку, и  реалистичный настрой азербайджанской элиты остро востребован.

Специально для Vesti.Az  

http://www.vesti.az/news/333093

АГРЕССИЯ АРМЯНСКИХ ВООРУЖЕННЫХ ОТРЯДОВ ПРОТИВ НЕМЕЦКИХ КОЛОНИСТОВ АЗЕРБАЙДЖАНА В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА (1904-1918).

АГАСИЕВ ИКРАМ КЕРИМ ОГЛУ

доктор исторических наук

И.К.Агасиев родился 18 октября 1963 года в с. Биледжик Шекинского района (Азербайджан). В 1988 году с отличием окончил «Исторический» фа­куль­тет Волынского Государственного Университета имени Леси Украинки. В 1988-1992 годы работал на должности старшего научного сотрудника в Волынском краеведческом музее. В 1992-1995 годы, с успехом окончив очное отделение аспирантуры Волынского Государственного Уни­верситета, он работал в Красноярском Государственном Пе­да­гогическом Университете. В 1999 году в диссертационном со­ве­те Красноярского Государственного Педагогического Универ­ситета защитил кандидатскую диссертацию на тему «Немецкие ко­лонии в Волынской губернии (конец XVIII века – до 1917 года)».

С 2003 года И.К. Агасиев работает в Институте Истории им. А. Бакиханова НАН Азер­байд­жа­на.

До сегодняшнего дня является автором 95 научных работ в объеме 170 печатных листов, посвященных истории немецкого на­се­ления, из которых 31 опубликованы за рубежом. Выступал по исследуемой теме на 25 меж­дународных конференциях, проведенных в Азербайджане и за рубежом.

Член международного общества «Азербайджан-Германия»       

На протяжении всего Х1Х века российские правители вели целе­направленную  политику по переселению армян из Персии и других госу­дарств на исконные Азербайджанские территории. Такая политика привела к увеличению численности армян на Южном Кавказ, которых в начале ХХ века насчитывалось уже 1млн. 300 тысяч : из них 1 млн. составляли мигранты или потомки мигрантов(15,с.61). Искусственное увеличение численности армян создало проблемы для всех народов региона и в первую очередь для азербайджанцев, на землях которых армянские националисты мечтали создать армянское государство. Для осуществления этой сумасбродной идеи, так называемое «армянское национальное движение» не брезговало ника­кими средствами. Армяне своими  врагами считали всех тех, кто выступал  против их кровавой политики    «высвобождения мест»  для   будущей  «Ве­ли­кой Армении».  

Анализ архивных документов периода 1905-1918 гг. дает основание сделать такой вывод, что в рассматриваемый исторический период жертвами армян­ских националистов наряду с азербайджанцами стали также и другие этнические группы, в том числе и немецкие колонисты.

Для справки отметим, что немецкие колонисты поселились в западных районах Азербайджана еще в 1819-ом году и образовали тут 2 колонии – Еленендорф (ныне г.Гёйгёль) и Анненфельд (ныне г. Шамкир). В после­дующие годы число немецких колоний увеличилось и в начале ХХ века в Азербайджане насчитывалось 8 немецких колоний, в которых проживало приблизительно 6 тыс. человек.

Начиная с 70-х годов ХIХ века царское правительство стало проводить политику ограничения «немецкого элемента» в России, и в особенности в приграничных губерниях. Поэтому немецкое население держалось на стороне от действий, которые могли быть расценены как антиправи­тель­ственные. Неслучайно, в годы армяно–азербайджанского конфликта 1905-1907 гг. немецкие колонисты Кавказа заняли нейтральную позицию, стали вести ещё более замкнутый образ жизни, устраняясь по возможности от всякого соприкосновения с окружающим их местным населением. Однако, и такая позиция не спасла немцев от террористических актов армянских националистов, о чем свидетельствуют многочисленные документы отно­сительно 1904-1907 годов (2,8)

В июне, июле, сентябре, декабре 1905 года немецкие колонисты Азер­байджана неоднократно обращались с просьбой к официальным государ­ственным органам, чтобы «они предприняли нужные меры против армянских преступников»(2, с.35, 104, 150)

Террористические акты армянских националистов были направлены не только против простого азербайджанского и немецкого населения, но и против тех представителей государственных властей, которые не только осуждали «армянский терроризм», но и предпринимали попытки искоренить это зло. Например, ярый враг армянских террористов, вице-губернатор Елизаветпольской губернии Андрей Филимонович Андреев был убит армянами в 04 июля 1904 года на своей даче в Гаджикенте.  Покойник был похоронен в Еленендорфе, где обер-пастор колонии Маркус Миллер на траурной церемонии говорил о недопустимости терроризма, который забирает жизнь невинных людей. Исполняющий должность Елизавет­польского губернатора генерал – майор Флейшер, тоже немец по нацио­нальности, объявил благодарность обер-пастору М.Миллеру и всем колонистам за искреннее сочувствие к трагическому событию, за осуждение действий армянских террористов(1.л.80). Этот жест человеколюбия дорого обошелся немцам-лютеранам: 26 сентября 1905 года обер-пастор всех немецких колоний Южного Кавказа Маркус Миллер был зверски убит  в Тифлисе членами армянской партии «Дашнакцутюн» (3, л.15).

Партия «Дашнакцутюн» нуждалась в финансовых средствах для осущест­вления террористических актов, и члены партии решали эту задачу любыми методами — шантажом, запугиванием деловых людей и вымоганием у них денежных средств. Например, житель колонии Еленендорф Яков Гурр имел завод по производству минеральных вод. На этом заводе наряду с немцами трудились также армяне. Один из работников армянской национальности – агент по продаже Гукасов поддерживал отношения с членами Елизавет­польского филиала революционной партии «Дашнакцутюн» и в июле 1907 года от имени заводского руководства провёл финансовую операцию, по которой завод Я.Гурра оказался должником перед партией «Дашнакцутюн». «За лето 1907 года Я.Гурр получил два письма от Елизаветпольского армянского комитета, где требовалось возвращение, якобы полученного заводом долга» (4.л.45).

Эти письма Я.Гурр представил уездному начальству и за это Елизавет­польская революционная партия «Дашнакцутюн» приговорила его к смерт­ной казни.

Приговор партии был изложен в письме от 04 августа 1907 года, где поставлена печать партии «Дашнакцутюн». Поскольку Я.Гурр был предста­вителем «другой национальности», дашнаки этот приговор заменили денежным штрафом в размере 2000 рублей (4, л.45). Я.Гурр эту сумму должен был предоставить в течение 7 дней в Центральный армянский комитет, начиная с 5-ого августа 1907 года. В случае неоплаты штрафа решено было принять другие меры. Колонист Я.Гурр не пошёл на поводу у вымогателей  и 14 августа 1907 года он был застрелен армянскими террористами (4, л.45). Это дерзкое убийство вызвало волну недовольства у немецких колонистов. Во всех колониях проводились собрания, где осуждался акт вандализма армян. 20 августа 1907 года в колонии Еленендорф состоялось общее собрание колонистской общины, где принято заключение, что «Я.Гурр стал жертвой террористов в лице Армянского комитета»(4, л. 45)

На собрании  отмечено, что «немало пострадали колонисты за последние года от злоумышленников, состоящих в связи с социалистической рево­люционной партией Дашнакцутюн» (4, л.45).

Ещё в1904 году коварно был убит армянином колонист Готлиб Дигель, в 1905 году армяне  ранили сына колониста Якова Андриса, находившиеся в винограднике своего отца. В этом же 1905 году армяне открыли огонь по Христиану Имануилу и Генриху Майеру, которые проезжали по шоссе вдоль армянских виноградников: Генрих Майер, раненный, в голову умер.

19 июня 1905 г. было вооруженное нападение армянских беженцев  села Чайкент на колонию Еленендорф. Возглавляли банду некие Цатуров и Шакарянц. Как свидетельствуют документы, от выстрелов армян пострадали жители колонии Роберт Фоттелер, Герман Сейдел и Генрих Гурр. По данному делу щульц  колонии написал рапорт (2, л.86).

В 1906 году армянином убит «по дороге из своего виноградника колонист Готлиб Фрик (4, л.54). Требованиями об ограждении немецкого населения от насилия армянских террористов, о предупреждении подобных преступлений в будущем колонисты неоднократно обращались к губернским властям. (2, л.150).

Как уже отметили, в армяно – азербайджанском конфликте 1905-1907 гг. немцы не принимали участие в вооруженных отрядах ни одной конфлик­тующей стороны. Немцы как пришлое население, не могло открыто выражать свой истинные эмоции, но непорядочность армян, их скандаль­ность вызывали недоброжелательное отношение к ним немецких колонистов.

Ненависть армян к немецким колонистам была связана аполитичностью колонистов и их стремлением к стабильности, что сближало их с азербай­джанцами. Кроме того, у армянских террористических организаций раздра­жение вызывала позиция Германии по так называемому «армянскому вопросу»: в Германии «армянский вопрос» был «непопулярным». Герман­ские политики прекрасно понимали, что так называемое «армянское национальное движение» прокладывает путь для царской России к будущему захвату земель Османской империи. По этому, кайзер Вильгельм ещё 1902 году отказал армянскому лобби в поддержке, дипломатично сказав, что «ещё не пришло время ставить армянский вопрос на политическую почву»(14, л.51)

О доверительных отношениях между азербайджанцами и немецкими колонистами свидетельствуют попытки как-то помочь азербайджанцам, пострадавшим от рук армянских бандитских формирований.

Во время армяно-азербайджанского конфликта 1905-1907 гг. азербай­джанские села часто подвергались нападению армянских отрядов. Особенно в этом отношении тяжело было тем селам, которые находились вблизи армянских деревень. Для того, чтобы беречь хоть какую часть своего иму­щества азербайджанцы оставляли свои вещи на хранения у немецких колонистов. Например, перед очередным нападением армянских бандитов в 22 декабря 1905 года жители азербайджанского села Топал-Гасанлы доставляли колонистам, в Еленендорф «целый фургон вещей, ковров, медных котлов, три азиатских мешка, наполненных пшеницей, матрасов, печи и другой домашней утвари» (5, л.17).

31 декабря 1905 года смотритель над рабочими братьев Фореров – колонист Георг Леглер обратился к приставу 2-ого участка о нападении десяти вооруженных армян на рабочих азербайджанской национальности в количестве 4-х человек. По сведению Г.Леглера армяне отвезли азербай­джанцев в сторону села Молла-Джалилли и попытки отбить их у армянских бандитов не дали нужных результатов.

По рапорту Г.Леглера видно, что о дальнейшей судьбе этих азербай­джанцев – выходцев из Южного Азербайджана ничего неизвестно. Немцы просили представителей официальных властей «найти и наказать бесчинствующих армян»(2, л.150).

В период после 1907 года в России усилилась внутренняя реакция и на этом фоне наблюдалось сравнительное ослабление преступной деятельности армянских дашнакских организаций. Февральская буржуазная революция 1917 года, после которой в России установилась двоевластие, принесла народам империи не только демократические новшества, но и социально-экономический, политический хаос. Армянский террор начался с новой силой. Положение становилось все угрожающим. Зачастили случаи грабежа, убийства немецких колонистов. 11 апреля 1917 года Еленендорфский сельский комиссар получил информацию о возможном нападении армян на колонию. (6, л.41) Обстановка как вокруг, так внутри колонии, была очень сложной. В окрестностях Еленендорфа поселились армянские беженцы из Ирана и Турции в количестве около 3000 человек. Кроме того, при населении 2200 человек, в колонии были размешены также 800 беженцев-айсоров и некоторые воинские части, возвращающиеся с Кавказского фронта.

Армяне развернули пропагандистскую работу среди солдат Стрелького полка Кавказской Кавалерийской Дивизии.

Из акта, составленного 07 июня 1917 года Еленендорфским сельским комис­саром Христианом Цайзером видно, что «житель г. Баку Агбель Огандоронянц, его жена и солдат Стрелкового полка Рыбалко зашли к сельскому Комиссару и жаловались на татар (азербайджанцы — И.А.), которые будь-то бы нападают на солдат.

Когда за ложные сведения их выдворили из здания сельского исполкома жена Огандоранянца призвала собравшихся солдат «разгромить подвалы немцев, и разбит бочки с вином». Алберт Цайзер и Теодор Гуммель старались успокоить жену Огандоранянца, но она продолжала призывать к погрому немцев»(7,л.13).

В акте, составленном Еленендорфским Сельским Комиссаром в 27 июня 1917 года говориться о том, что «какой то персидско-поданный Аршак Арутюнов на улице громогласно кричал, что немцы-колонисты соединив­шись с татарами (азербайджанцы-И.А.), действуют против русских и армян» и таким образом натравливал солдат на немецких колонистов(7, л.11).

Несмотря на то, что местные жители с уважением относились к военным, «солдаты этой дивизии в колонии Еленендорф вели себя очень непристойно. В результате колонисты написали жалобу и на ответ решено отправить дивизию в Персию. Недовольные солдаты пригрозили перед отъездом произвести погром всей колонии Еленендорф, «дабы у местных жителей оставить о себе вечную память» (6, л.41,53)

Летом 1917 года численность незаконных армянских отрядов на Южном Кавказе увеличивалась. В обеспечении этих отрядов огнестрельным оружием немалую роль играли разного ранга чиновники армяне из государственных структур.

Как видно из архивных документов только в колонии Еленендорф в течение 1914 – 1916 гг. было отобрано оружие у 50 колонистов и это меро­приятие осуществлялось под руководством правительственного старшины В.Мелик-Осипяна (9, л.42-48).

Анализ наличных документов по данному вопросу показывает, что только часть оружия передана в архив Елизаветпольского уездного управления, а судьба остальной части охотничьего оружия неизвестна. В связи с этим делом было дано поручение Елизаветпольскому уездному  комиссару вести «тщательное расследование по настоящему делу и о результатах сообщить Комитету» (9, л.49.б).

В дни августовского кризиса в России 1917 года, когда генерал Корнилов пытался с помощью армии разогнать Временное правительство и взять власть в свои руки, бесчинство армянских отрядов особенно усилилось. Они совершали разбойные нападения на хозяйства колонистов, пытались при­брать к своим рукам их земли и другое имущество (11,л.21). В сложившейся ситуации возникла необходимость в создании  отрядов самообороны во всех немецких колониях. Например, уже 10 августа 1917 года на собрании колонисты Еленендорфа приняли решение «о создании народной милиции из числа преданных делу революции лиц». В решении также отмечено, что «основной целью создания народной милиции является обеспечение личной и имущественной безопасности колонистов» (11, л.23).

На очередном собрании в 24 августа 1917 года колонисты утвердили список членов народной милиции и обратились вышестоящим государ­ственным инстанциям об оказании им помощи в формировании отряда самообороны (11, л.23).

Уже после свержения Временного Правительства, в 16 декабря 1917 года на общем собрании колонии принятие еленендорфцами решения «о создании военизированных групп для охраны колонии от вмешательств извне» и конкретная перечень фамилий членов этой охранной группы свидетельствует о том , что за время деятельности Временного правительства немецким колонистам не удавалось создать свои охранные отряды (12, л.21)

В прошении на имя Председателя делегации Закавказского комиссариата по урегулированию взаимоотношений между духоборами, молоканами, мусульманами и колонистами» колонисты просят «сделать соответственное распоряжение о выдаче необходимого количества винтовок и по 250 патронов к каждой винтовке»(12, л.21).

В октябре 1917 года в колонии Еленендорф был расквартирован Татар­ский (Азербайджанский-И.А.) конный полк , состоявший преимущественно из азербайджанцев. Он был создан в 1914 году и входил в состав «Кавказской туземной конной дивизии».

До января 1918 года Азербайджанский полк стоял в Еленендорфе и защищал немцев от всяких посягательств со стороны армян. В январе 1918 года в связи с расформированием Кавказской туземной конной дивизии Татарский конный полк оставил колонию. Колонисты выразили благо­дарность всадникам полка и выдали им премию в размере 200 рублей. (6, л.21).

После ухода Татарского конного полка по предписанию Елизавет­польского губернатора в Еленендорфе планировалось размещение 107-ого пехотного полка, в котором солдаты-армяне составляли значительный процент. Решение губернских властей вызвало негодование у немецкого населения.   В 8 января 1918 года на колонистском собрании было отмечено, что размещение в колонии 107-ого пехотного полка представляло бы огромную опасность для колонии и на собрании принято решение «не допустить расквартирование войск и ходатайствовать об отмене этого распоряжения» (8, л.18).

Несмотря на протесты колонистов, по распоряжении помощника уездного комиссара Елизаветпольского уезда Тер-Асатурова в колонии Еленендорф был расквартирован отряд всадников Армянского Гражданского Комитета. (12, л.24).

Размещение армянских всадников в колонии нарушило спокойствие колонистов: провокационные действия армян против немцев зачастили. В письме Еленендорфского комиссара Армянскому Гражданскому Комитету сообщается о вооруженной вылазке жителей г.Елизаветполья Арманяка Захарова, Богдана Асирбекова, Богдана Епископянца в колонии в ночное время, за что они были разоружены и задержаны народной милицией. (12,л.23.).

Как видно из документа нарушители подчинялись Армянскому Граж­данскому Комитету, по настоятельному требованию которого они были освобождены и отобранное оружие было им возвращено(12, л.33).

В марте 1918 года в Азербайджане общественно-политическая жизнь была сложная. После заявления Закавказского Сейма о признании условий Брест-Литовского мира, заключенного в 3 марта между Советской Россией и Германией турецкие войска перешли в наступление. За короткое время турки освободили города Ардаган, Карс, Баязет, Батуми. Большевицкий Бакинский Совет, где господствующие позиции принадлежали армянам, а также армянская националистическая партия «Дашнакцутюн», Армянский Нацио­нальный Совет беспокоились быстрым продвижением турецких войск в направлении Азербайджана и по этому хотели до вероятного прихода турков в Баку нанести удар по азербайджанской партии «Мусават» и всему тюрко-мусульманскому населению города и близлежащих районов. 4. Добиться этнической чистке под лозунгом «борьбы против контрреволюции» армянские большевики и дашнаки проводили диверсионную работу среди русского, айсорского, немецкого и другого населения региона. Во многих селах русских молокан в середине марта 1918 года началась военная мобилизация. В ночь 30 марта 1918 г. начался геноцид ,учинённый армянами против безоружного, мирного азербайджанского населения. Скоро это кровавая акция распространялась на всю территорию южного Кавказа.

По содержанию архивных документов того периода можно утверждать, что в отличие от русских-молокан немецкое население не поддалось влиянию анти — азербайджанской пропаганды, проводимой армянами. Немцы заняли нейтральную позицию, а в некоторых случаях даже встали на защиту азербайджанцев. Например, в 26 марта 1918 года вооруженная группа армян напала на рабочих-азербайджанцев, выходцев из Персии, работающие на винограднике колониста Андриаса Бека. Армяне ругали площадной бранью и «хотели убит их сказав, что они товарищи татар(азербайджанцы-И.А.), почему и нужно их уничтожить» (12, л.20). Благодаря немецким колонистам удалось спасти рабочих-азербайджанцев от явной гибели. В рапорте комиссара Еленендорфа от Армянского Гражданского Комитета требуется, чтобы армяне «не трогали рабочих проживающих в Еленендорфе», потому, что «они являются лишь рабочими и других замыслов не имеют» (12, л.20). В начале 1918 года отношения между немцами и армянами накалились до предела. Армянское население «сознательно и систематически» причиняло убытки немецким хозяйствам.7 апреля 1918 года в обращении Еленен­дорфского сельского приказа к Елизаветпольскому Армянскому Граждан­скому Комитету говорится о том , что «жители селения Мурут, Азат и Чайкент прогоняют скота своего приблизительно до 1500 голов и потравляют сенокосные угодья» (12, л.15). Как видно из документов, несмотря на жалобу колонистов, Армянский Гражданский Комитет не предпринимал никаких мер против нарушителей и подобные их действия повторялись и в последующие месяцы (12, л.25).

22 апреля 1918  года Закавказской Сейм объявил о создании единой независимой Закавказской Федеративной Республики, в состав которой входили все Южно-кавказские территории, кроме тех которые находились под контролем Бакинского Совета. Объявление Закавказской Федерации не изменило существующее положение. Армянские националистические отряды продолжали терроризировать мирное население Южного Кавказа – азербайджанцев, грузин, евреев, немцев и других. Армянские националисты мечтали о создании «Великой Армении», которая простиралась бы от Ростова — на Дону до берегов Каспийского и Средиземного морей.

Так называемые армянские революционеры претворяли в жизнь политику «высвобождения места», чтобы на землях Османской империи, Грузии и Азербайджана создать так называемую «Великую Армению» от моря до моря. Армянам надо было истребить мусульман на территориях, заселенных неармянским большинством. В осуществлении этих злостных намерений жертвами стали также нетюркское, немусульманское население, такие как немцы, которые как уже отметили, осуждали террористическую деятельность армянских боевиков.

С мая 1918 года отношения между немцами колонистами и армянами обостряются. Как свидетельствуют документы, 6 мая 1918 года жители города Елизаветпола Вано Акопов, Гамаяк Тер-Гукасов, Рубен Аганесян, Артём Аганов, вооруженные винтовками разного калибра, совершили раз­бойное нападение на колонию Еленендорф. Через два дня после əтого события жители села Зурнабад Макир и Арустам Кочаровы напали на отряд самообороны к.Еленендорф, в результате чего армянские боевики были ранены и у них «была отобрана турецкая винтовка с 77 патронами, патронташ, кинжал с поясом и ножик». Такая же участь постигла нападавших на колонистов жителей села Карабулах Петроса Беглярова и Тиграна (12, л.3).

Елизаветпольский Армянский Гражданский Комитет поддерживал преступную деятельность дашнаских отрядов и требовал от колонистского руководства «сделать распоряжение о передаче конфискованного оружия Армянскому Гражданскому Комитету для передачи их по принадлежности» (12,л.36.)

Нападение армянских боевиков на немецкие колонии продолжались и в течение мая месяца 1918 года (12, л.36,42). Армяне планировали изжить немцев из колоний, намеревались прибрать к своим рукам их земли, дома и другое имущество. Отметим, что в западных районах Азербайджана в то время поселились тысячи армянских переселенцев из Ирана и Турции, которые брали активное участие в разбойных налетах на немецкие колонии.

Армянский Гражданский Комитет, оправдывая преступную деятельность армянских вооруженных отрядов во всех немецко-армянских конфликтах обвинял самих колонистов. Например, в 9 мая 1918 года группа жителей села Зурнабад во главе с Агаджаном Карахановым совершили вооруженный налет на колонию Еленендорф. По этому поводу Еленендорфский сельский испол­ком выразил свой протест, на что Елизаветпольский Армянский Граждан­ский Комитет ответил, что армяне намеревались «выбраться… из колонии» и дело «могло кончиться и без кровопролития, если бы не появление перед вооруженными зурнабадцами командира Немецкого батальона  Рущица, которой  и до этого держал себя по отношению к армянам чересчур реши­тельно, а в этот день принял  сразу такие действия, кои неминуемо должны были кончиться кровопролитием» (9,л.51).

Как видно, единственной силой, которая могла дать отпор дашнакским отрядам был Немецкий батальон, от решительного командира которого армяне хотели избавиться, даже требовали «чтобы батальонный начальник Рущиц был бы переведён в другое место»(9, л.51 об). Это было не единственное условие, что Армянский Гражданский Комитет ставил перед колонией Еленендорф взамен на мирное сосуществование. Армяне требовали также, чтобы Еленендорфский исполком сделал «обращение к проживающим и проживавшим в колонии армянам с заверением, что инцидент считается исчерпанным и весьма нежелателен выезд из колонии армян» (9, л.51 об).

В случаях нападения армян на колонию Армянский Гражданский Комитет требовал от немцев не предпринимать никаких шагов по отношению к армянам, а обратиться к Армянскому Гражданскому Комитету.

Во время Закавказской Федерации делались попытки захвата имущества немецких колонистов со стороны официальных организаций, где заправили в основном чиновники армянской национальности. Например, по решению Елизаветпольского Уездного Комитета Еленендорфский немецкий лазарет вместе со своим имуществом был передан в распоряжение Всероссийского союза городов, председателем был армянин Е.А.Меликов и в состав комиссии для приема имущества лазарета входили А.М.Тер-Ионесян и Р.Н.Сафразбекян. Заведующим лазаретом был доктор А.Амирханов, тоже армянин по национальности (13, л.20).

Как свидетельствуют документы, имущество Еленендорфского лазарета должно было распределяться между Чайкендским и Чардахлинским меди­цин­скими пунктами, а также лазаретом для беженцев-армян, что находился в селе Азат. Усилиями солдат Немецкого Стрелкового полка, присланных из Тифлиса 10 мая 1918 года удалось предотвратить растаскивание лазарета по армянским деревням. Претензии армян к немецкому лазарету были настолько не обоснованными что этот случай вызвал справедливый протест во всех немецких колониях Южного Кавказа. Обсуждая этот вопрос на своем заседании Закавказский Союз немцев, правление которого находилось в Тифлисе, принял «о правомочности действий немецких колонистов» (8,л.11).

В конце мая 1918 года среди фракций Закавказской Федерации проти­воречия усилились и 26 мая 1918 года Грузия вышла из ЗФР.28 мая 1918 года Национальный Совет Азербайджана принял Акт о независимости, и была провозглашена Азербайджанская Демократическая Республика, которая гарантировала «в своих пределах гражданские и политические права всем гражданам без различие национальности, вероисповедания, социального положения  и пола»(13,л.10). В истории народов Азербайджана, в том числе немецкого населения начался новый этап, когда их стабильную жизнь от  армянского террора защищала молодая Азербайджанская  Республика.

 

ИСТОЧНИКИ  И   ЛИТЕРАТУРА

 

  1. Государственный Исторический Архив Азербайджанской Республики (далее — ГИААР) ф.508,оп. 1, д.
  2. Там же, д. 93.
  3. Там же, д. 102.
  4. Там же, д. 110.
  5. Там же, д.
  6. Там же, д. 377.
  7. Там же, д.
  8. Там же, д. 395.
  9. Там же, д.
  10. Там же, д.
  11. Там же, д.
  12. Там же, д.
  13. Aзербайджанская Демократическая Республика. (1918-1920) Законода­тельные акты (Сборник документов). Издательство «Азербайджан»,  Баку, 1998. 560  с.
  14. «Кавказский вестник».Тифлис, 1905, №4.

15.Шавров Р.И. Новая угроза русскому делу в Закавказье. Предстоящая  распродажа  Мугани   инородцам. Спб., 1911.

 

 

İkram Agasiyev 

                                                             

XX əsrin əvvəllərində erməni silahlılarının Azərbaycanın alman      kolonistlərinə qarşı təcavüzü. (1904-1918)

Məqalədə XX əsrin əvvəllərində Azərbaycanda yaşayan alman kolonist­lərinə qarşı erməni terrorçularının törətdikləri qanlı aksiyalardan danışılır. “Böyük Ermənistan” xülyası ilə yaşayan ermənilərin əsas məqsədi Cənubi Qafqazda yaşayan türk-müsəlman əhalini məhv etmək, onların torpaqlarında öz dövlətlərini qurmaq idi. “Erməni məsələsi”ndə Almaniyanın, ədalətli olaraq, erməni lobbisini dəstəkləməməsi, həmçinin almanların azərbaycanlılara rəğbətlə yanaşmasına görə erməni terror dəstələri Cənubi Qafqaz alman əhalisini də hədəfə almışdı. Məqalədə ermənilərin alman kolonistlərinə qarşı terror aktları haqqında onlarla sənədli sübut göstərilir.

Yalnız 28 may 1918-ci il tarixdə Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin yaranması ilə erməni terrorçularına layiqli cavab verildi və alman əhalisinin azad inkişafı üçün şərait yarandı.

 

 

      Ikram Aghasiyev

                                                                                                                                                    

AGGRESSION BY ARMENIAN ARMED FORCES AGAINST GERMAN COLONISTS IN AZERBAIJAN IN THE EARLY 20th CENTRY (1904-1918)

The article deals with bloody actions committed in the early 20th century by Armenian terrorists towards German colonists who lived in Azerbaijan. The key aim of Armenians living with “Great Armenia” illusion was to destray Turkic-Moslem population of the Southern Caucasus, establish their own state in its lands. Since in “Armenian issue” Germany fairly didn’t support Armenian lobby and Germans regarded Azerbaijanis with favour, German population of the Southern Caucasus became target of Armenian tourists group, too. The article gives dozens of documentary facts about terror acts by Armenian against the German colonists.

Only after establishing Azerbaijan people’s Republic on May 28, 1918 there was given worthy repulse to the Armenian terrorists and appeared conditions for the German population’s free development.

 

 Источник: Статья опубликована в журнале « Азербайджан и Азербайджанцы», Vol.102,9-12, 2008,  s.100-107.

У армянских писателей до начала XIII в. нет упоминания о городе Эривани.

Территория, на которой расположен город Иреван, в разные периоды времени находилась в составе таких государств как Урарту, Сасанидов, Арабского халифата, Саджидов, Шеддадидов, Сельджуков, Эльдегезидов, Эльханидов, Теймуридов, Гара-гоюнлу, Аг-гоюнлу, Сефевидов, Афшаридов, Каджаров.

 

Социально-экономическое развитие города Иреван как центра относится к периодам беглярбекства Чухур-Саад и Иреванского ханства. В средневековых исторических источниках название города дается как Реван и Иреван.
После того, как в 1950 году армянские историки во время археологических раскопок на территории Ганлы тепе, расположенной в юго-восточной части города Иреван, обнаружили остатки крепости Эребуни (Ирпуни), возведенной во время правления царя Урарту Аргишти I, история города Иреван на этом была забыта. Крепость Эребуни была возведена только в военно-фортификационных целях и вокруг нее никогда не формировалась городская инфраструктура. В действительности же, насколько урартийцы не имели отношения к армянам, настолько и крепость Эребуни ни с территориальной, ни с исторической точек зрения, не имела связи с нынешним городом Иреван. Расстояние между Иреваном, который являясь древним местожительством в средние века и сформировался в качестве города, и крепостью Эребуни, обнаруженной в 1950 году в результате археологических раскопок, значительное.

Только во второй половине XX века территория города Иреван была расширена и Ганлы тепе, на которой располагалась крепость Эребуни, была включена в состав города. Из найденных михийских письмен (текстов), относящихся к периоду урартийцев, стало ясно, что в первой четверти VIII века до н.э. долина Агры (левобережье реки Араз и нижнее течение реки Арпачай) до завоевания ее урартийцами называлась страной народа Аза.

Отождествление Иревана с городом Эребуни (Ирпуни), основанного царем Урарту Аргишти I в 782 году до н.э. является ярким примером исторической фальсификации. Предположение академика Бориса Пиотровского: «Возможно, что даже в названии столицы Армянской ССР города Еревана (Иревана) продолжает жить урартское название города Эребуни», высказанное им в угоду своей жене, Рипсиме Джанполадян, армянке по национальности, дало возможность армянам в 1968 году торжественно отметить 2750-летие Еревана.

Таким образом, армяне возвестили на весь мир, что город Ереван древнее Рима на 30 лет.
Связывание названия Иревана с «армяноязычным» пророком Ноем является явным доказательством того, насколько армянские историки искусны в своих измышлениях. По их версии оказывается, что во время Всемирного потопа, когда построенный пророком Ноем корабль причалил у вершины горы Арарат, вода отошла и первое слово пророка Ноя, увидевшего вдали сушу, было – «Еревал» (т.е. по-армянски «показалась»). Увиденное им место якобы и было нынешней территорией Иревана.

Известный армянский писатель Хачатур Абовян в статье «Краткий исторический очерк города Эривани» писал о том, что у армянских писателей до начала XIII в. нет упоминания о городе Эривани. С этого времени, т.е. с 1209 г., они называют его «местечком». Хачатур Абовян также писал о том, что в народных преданиях говорится, что название «Эривань» происходит или от имени армянского царя Ерванда, или от армянских слов, «еревил», «еревац», т.е. «видел», «показался». Абовян считал, что предание о том, что Ной, увидя с вершины Арарата сушу, в том месте, где располагается ныне город, назвал его этим именем (Эривань), совершенный вымысел, и добавлял, что вероятнее всего, этот город делается известным с 1441 г., когда персияне, во время Джаган-шаха (т.е. эмира Гара-гоюнлу), завладели им. С этого времени до 1827-го года Эривань делается добычей персов и турков и переходит беспрестанно из рук в руки, от одного народа к другому. 10 пашей со стороны турок и 33 хана со стороны персиян, включая в их число и последнего сардара эриванского, назначались в разные времена управителями города Эривани и его уезда.
В 658 году провинция Иреван была захвачена арабскими войсками. Во время халифата управление эмиратами Южного Кавказа, как правило, возлагалось на тюрков.

Известный турецкий путешественник-географ Эвлия Челеби отнес дату возникновения Иревана как населенного пункта к началу XV века. По его словам, в 810 году по хиджре (1407-1408 гг.) один из любимцев эмира Тимура, купец Ходжа-хан Лехичани ступил на землю Иревана. Он увидел плодородный край и поселился там вместе со всеми своими домочадцами. День ото дня он богател на выращивании риса и строил этот город. Далее Эвлия Челеби добавил, что в 915г. по хиджре (1509-10) году, Шах Исмаил приказал своему визирю Ревангулу хану построить в этом месте крепость. Тот за семь лет воздвиг крепость и дал ей имя Реван. Некоторые исследователи соглашаются с историей основания города Иреван и Иреванской крепости, написанной Эвлией Челеби, иные соглашаются с авторами, которые считают, что история города более древняя. Но неоспоримым фактом является то, что в 1501 году, после завоевания города Иреван, Шах Исмаил поручил своему полководцу Ревангулу хану построить крепость в стратегически важном месте, на берегу реки Занги. Ревангулу хан построил крепость в течение 7 лет.

В результате войн между Османской и Сефевидской империями, город Иреван 14 раз переходил из рук в руки. И каждый раз, подвергаясь различным разрушениям, город заново отстраивался. В 1554 году Османские войска, захватив Иреван, полностью разрушили его. В 1580 году османский визирь Леле Мустафа снова завоевал Иреван. Иреванская крепость, описываемая многими путешественниками и историками, была построена Фархад пашой, в период османской оккупации, в 1582-1583 годах на месте прежней крепости. Крепость имела почти квадратную форму – длина ее составляла 850 м, ширина 790 м, и размещалась она на территории площадью в 7 га. Высота двойных стен крепости достигала 10,5-12 м. Одинарная стена крепости проходила по скалам, омываемым водами реки Занги. Крепость имела трое ворот: Тебризские врата с южной стороны, Ширванские (или Мейданские) врата с северной стороны и врата Керпю. В 1679 году через реку Занги был построен мост, названный Гырмызы керпю (Красный мост), связавший между собой Мейданские врата со Старым городом.
Несмотря на то, что в 1604 году войска Шаха Аббаса I отвоевали у турков город Иреван, контратака турков вынудила их отступить. Во время отступления, в результате проведенной политики «выжженной земли», все население беглярбекства Чухур-Саад, в том числе и население Иревана, было переселено на другой берег реки Аракс.

В 1635 году османские войска вновь захватили Иреван. Согласно подписанному между Сефевидами и Османами в 1639 г. Касри-Ширинскому договору, провинция Иреван, в том числе и город Иреван переходили под власть Сефевидов. После падения Сефевидов в 1723 году город был захвачен турками. В 1733 году Надир шах Афшар освободил Иреван от османов. В 1747 году, после убийства Надир шаха Афшара, возникли независимые ханства. Город Иреван становится центром одноименного ханства.
В крепости и городе Иреван были построены уникальные архитектурные жемчужины: мечети, караван-сараи, бани, парки для отдыха. В город с плоскогорья Гырхбулаг была проведена питьевая вода, а благодаря оросительным каналам Иреван превратился в край садов.
Произошедшее в Иреване 4 июня 1679 г. землетрясение полностью разрушило все постройки города, но с помощью Нахчыванского, Гянджинского, Карабахского, Тебризского и Макинского беглярбекств Иреван был в скором времени отстроен заново.

Ханский дворец или дворец Сардара, считавшийся уникальной архитектурной жемчужиной Востока, был возведен сардаром Иревана Амиргуне-ханом Каджаром, а в 1760-1770 годах иреванским ханом Гусейн Али ханом (1762-1783) была проведена перестройка дворца. В 1791 году по приказу сына Гусейн Али хана Мухаммед-хана (1784-1805) к дворцовому комплексу были достроены зеркальный зал и летняя резиденция.
Европейские путешественники Жан Тавернье, Жан Шарден, Керр-Портер, Джеймс Мориер, Монпере, Камерон, Линч и другие, побывавшие в разное время в Иреване, описывали в своих произведениях Ханский дворец и его зеркальный зал, мечети крепости и города, бассейны и бани, подземную мраморную ступенчатую дорогу, проходящую под рекой Занги.

Город Иреван состоял из 4-х частей: Гала (Крепость), Шехер (или Старый город), Тепебашы (современный Конд) и Демирбулаг (современный Караханк). Между Галой и остальными частями города находилась Базарная площадь. Квартал Шехер простирался до Иреванской крепости по правому берегу реки Гырхбулаг. Именно в этой части города находились: центральный базар, все площади, а также многие караван-сараи и бани. Квартал Тепебашы находился на холме между рекой Занги и кварталом Шехер. Многочисленные сады именитых жителей Иревана отделяли квартал Тепебашы от квартала Шехер. Известный Ханский сад Гусейнгулу хана также находился в этой части города. Квартал Демирбулаг был расположен на юго-востоке от квартала Шехер и на востоке от Иреванской крепости. В этой части города находились мечеть и баня Джафар бей, а также баня Гасанали и караван-сарай Сусуз.
Для России овладение крепостью Иреван, находившейся на стратегических позициях между Османской империей и государством Каджаров, имело большое значение. Однако все попытки русских войск в 1804 и 1808 гг. захватить крепость были тщетны. Натиск русских войск, продолжавшийся с перерывами более 20 лет, привел к тому, что 1 октября 1827 г. Иреванская крепость пала из-за предательства армян, указавших русскому командованию слабые места в крепостных стенах. После падения крепости для города Иреван наступили трагические дни.

Сразу после захвата крепости Иреван русскими войсками, на куполе мечети, построенной в 1725 году османским полководцем Раджаб-пашой, полумесяц был заменен крестом, а на минарете установлен колокол. Таким образом, мечеть была превращена в православную церковь. Крепостная мечеть Сардара была превращена в арсенал русских войск, а гарем хана стал госпиталем. После падения Иреванского ханства Ханский дворец стал административным зданием новообразованной «Армянской области». Желание русского царя Николая I увидеть легендарную Иреванскую крепость, являвшуюся последним оплотом ханств Северного Азербайджана, осуществилось в 1837 году. Николай I остановился в Ханском дворце, где принимал представителей различных сословий города.

В результате произошедшего в 1853 году землетрясения стены Иреванской крепости вновь были разрушены. В 1864 г. Иреванскую крепость перестали использовать в военных целях. С 1868 года Сардарский зал Ханского дворца был передан в ведение городского полицейского управления. По ходатайству Иреванского губернатора в 1867, 1871, 1874, 1880-х годах были выделены средства на ремонт Сардарского зала.

В 1865 году купец Нерсес Таирян, выкупив часть территории Иреванской крепости, построил там винный завод (ныне коньячный завод). В 1906-1911 гг. в Иреване, согласно плану города, составленному иреванским техником Б. Я. Меграбовым, существовало 8 мечетей: Мечеть Тепебашинская, Мечеть Шагарская (Зал хан), Мечеть Сартиб, Гёй мечеть (Голубая мечеть) Гаджи-Гусейн Али-хана, Мечеть Гаджи Новруз Али-бека, Мечеть крепостная (мечеть Аббаса Мирзы), Мечеть Демирбулагская и Мечеть Гаджи Джафара.

В этот период улицы города Иреван имели на азербайджанском языке такие названия: Шариатская, Карвансарайская, Гала (Крепостная), Султанская, Чолмакчинская, Нахчыванская, Базарная, Дашлы-кюча, Пашаханская, Гариблар-оджагы, Дейирманлы-кючаси, Мечетьская, Фахла базары, Тапабашинская, Кабирстан-кючаси, Нагиб-кючаси, Мир Джафар-кючаси, Рустамхан-кючаси, Мамринская, Корбулагская, Бекская, Катанская, Дуканлы-кюча, Саллахлар и т.д.

В Иреване действовали многочисленные караван-сараи. Среди них Афшар, Сардар, Шейхульислам, Таглы, Сулу, Сусуз, Гаджи Али, Кемурчу, Гюрджу, Джульфа, Гаджи Ильяс и др. Эти караван-сараи, принадлежавшие азербайджанцам, были стерты с лица земли.
До начала XX века улицы Иревана освещались газовыми и керосиновыми фонарями. В 1907 году состоятельный азербайджанец Иревана Гаджи Ибрагим оглу выступил с инициативой постройки гидроэлектростанции на реке Занги. В 1909 году еще один состоятельный азербайджанец города – инженер Халил бек Гасымбеков вместе со своим коллегой Аршаком Малхасяном от имени совместной компании «Кооперация» обратились в городское управление с предложением построить гидроэлектростанцию. В начале XX века от реки Гедар (Гырхбулаг) до Иревана был проведен водопровод протяженностью почти 19 км. В проведении этого водопровода исключительная заслуга принадлежала Аббасгулу хану Иреванскому.

28 мая 1918 года на территории Кавказа образовалось три независимых государства – Азербайджан, Грузия и Армения. Из-за отсутствия у армян собственной столицы, 29 мая 1918 году Национальный Совет Азербайджана уступил город Иреван для создания армянской столицы. Несмотря на это, в 1918-1920 гг. дашнакское правительство Армении учинило геноцид против азербайджанцев Иревана. Были осуществлены и акции вандализма по отношению к материально-культурным памятникам азербайджанцев – сожжены мечети, разрушены и захвачены их дома.

И в годы Советской власти дискриминация и депортация азербайджанцев являлись составной частью политики официальной Армении. Реконструкция города Иреван, проводимая в 1924 г. по генеральному плану Александра Туманяна, была проведена с целью уничтожения следов существования азербайджанцев в этом городе. В Голубой мечети разместился музей истории города Иреван, Шагарскую мечеть (Зал хан) превратили в выставочный салон Союза художников, а остальные мечети, кроме Демирбулагской, были стерты с лица земли. Демирбулагская мечеть в марте 1988 года была сожжена армянскими вандалами. Камни снесенных стен Сардарского дворца и Иреванской крепости были использованы при строительстве набережной бульвара. В старой части города кварталы, где проживали азербайджанцы, были снесены, а на их месте были возведены парки, кинотеатры и площади.
Город Иреван, хотя и кичится своей «древностью», наверное, единственный среди столиц мира, имеющий историко-архитектурные памятники, которым не более 200 лет. Все древние историко-архитектурные памятники Иревана принадлежали азербайджанцам и были стерты с лица земли армянами. Название самого же города менялось дважды. В первый раз – в 1828 г., после захвата русскими войсками, город стал называться Эривань, во второй раз – в 1936 г. он стал называться Ереван.
Горькая реальность такова, что город Иреван, население которого некогда состояло из коренных азербайджанцев, сейчас превратился в моноэтнический армянский город.

http://www.iravan.info/ru/shererin_tarixi/

ОБЩЕСТВЕННО- ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ НЕМЕЦКИХ КОЛОНИСТОВ В ПЕРИОД АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

                                  Агасиев И.К.,  доктор исторических наук

Провозглашенная 22 апреля 1918 года Закавказская Федеративная Де­мократическая Республика просуществовала всего 34 дня, и выходом гру­зинской фракции из Закавказского Сейма она распалась. На месте Закавказ­ской Федерации образовались 3 самостоятельных национальных госу­дарств – Азербайджан, Грузия и Армения. 28 мая 1918 года в городе Тифлис Азербайджанский Национальный Совет принял «Акт о независимости Азер­байджана» и в восточной части Южного Кавказа была провозглашена Азербайджанская Демократическая Республика

Международная обстановка как для АДР, так и для всего Кавказского региона ос­тавалась сложной. Сложившаяся ситуация требовала от азербай­джанского правительст­ва выработки внешне- и внутриполитичес­кой концеп­ции. Одним из насущных вопро­сов внутренней жизни Республики являлся национальный вопрос. Несмотря на то, что подавляющее большинство населения Азер­байджана составляли азербайджанцы, по статистике АДР считалась самым полиэтни­ческим государством Южного Кавказа. По­этому обеспечение всех прав и свобод наци­ональных меньшинств, которые проживали в Азербайджане, являлось краеугольным кам­нем национальной политики АДР. Неслучай­но, две статьи из шести, которые отражены в Акте о независимости Азербайджана» были посвящены национальному вопросу. В 4-ой статье вышеназванного документа говорилось: «Азербайджанская Демократическая Республика гарантирует в своих пределах гражданские и политические права всем гражданам без различия национальности, ве­роисповеданий, социального положения и пола» (6, с. 10).

В 5-ой статье вышеназванного докумен­та говорилось: «Азер­байд­жанская Демокра­тическая Республика всем народностям, на­селяющим ее территорию, предоставит ши­рокий простор для свободного развития» (6, с.10).

Одной из этнических групп, проживав­ших в те годы в Азербайджане, составляли немецкие колонисты (так называлось земле­дельческое население, проживавшее обособ­ленно от окружающего мира — И.А.), посе­лившиеся в Азербайджане еще в 1819 году. Они образовали здесь 8 колоний, в которых в 1918 году проживало приблизительно 6 тыс. населения (8, с.64). Немцы проживали преимущественно в западной части Север­ного Азербайджана.

Конец мая 1918 года, как для всего насе­ления Азербайджана, так и для немецких ко­лонистов был тревожным.

В первые же дни своей деятельности правительство независимого Азербайджана уже столкнулось с трудностями. Одно было своих собст­вен­ных вооруженных сил для борьбы с большевизмом и армянскими банд­формированиями, которые бесчинство­вали на западных и юго-западных террито­риях. Армяне нападали также на немецкие колонии и в конце мая-начале июня 1918 го­да их вылазки стали еще интенсивнее. Орга­низатором и вдохновителем всех этих бес­чинств был Армянский гражданский коми­тет, который базировался в Елизаветполе (ныне Гянджа). Армянские отряды нападали на немецкое и азербайджанское население колонии Еленендорф (ныне Гёйгёль), убива­ли их, многих брали в заложники и освобож­дали их лишь после получения огромной суммы вознаграждения. В связи с этим Еле- нендорфский комиссар неоднократно обра­щался к Армянскому граж­данскому комите­ту и требовал от него «принять все завися­щие от него меры о прекращении нападений на земли Еленендорфского общества» (3, л.74).

Относительная стабильность в жизни немецких колоний началась после переезда правительства Азербайджана из Тифлиса в Гянджу 16 июня 1918 года. Представители немецких колоний были приняты Елизавет- польским губернатором 18 июня 1918 года, который довел до сведения колонистов, что проблемы немецкого населения будут реше­ны азербай­джанским правительством и нет необходимости искать покровительство на стороне. Нужно отметить, что перед этим ко­лонисты Еленендорфа обра­тились к высоко­поставленному немецкому офицеру с жало­бой и просили у него помощи (3, л.78).

Лето 1918 года не только для немецких колонистов, но и для молодой Республики было сложным временем: с начала июня 1918 года войска Бакинского Совета начали наступление в западном направлении и уже в середине июня большевицко-дашнакские войска стояли под Геокчаем. Советская Рос­сия старалась любой ценой прибрать в свои руки бакинскую нефть, а для этого отторг­нуть Бакинскую губернию от Азербайджана. Республика своими силами не смогла бы вы­стоять перед 20- тысячной армией Бакинско­го Совета и поэтому на Батумской конфе­ренции было принято решение оказывал, АДР вооруженную помощь.

4 июня 1918 г. в Батуми между делегаци­ями Азербайджана и Турции был заключен договор о мире и дружбе. Согласно статье этого договора турецкие войска вошли я Азербайджан для оказания военной помощи. Кавказская исламская армия под командова­нием Нури паши обосновалась в Гяндже. Скоро численность этой армии увеличива­лась за счет азер­байджанских воинских фор­мирований, созданных в регионах. Наряду с военными операциями, Кавказская Исламская армия вела большую работу по стабили­зации внутриполитической жизни. Именно при ее активной поддержке было сформули­ровано второе азербайджанское правитель­ство. Одной из важных задач этого прави­тельства являлось не давать возможности для всякого рода национализма и шовиниз­ма, обеспечить нормальную жизнь всех на­родов и национальностей, которые прожива­ли тогда в Азербайджане. Для осуществле­ния намеченного правительство пошло на жесткие меры: 23 июня 1918 года по всей территории Азербайджана объявлялось во­енное положение. 12 июля того же года пра­вительство приняло важное поста­нов­ление, где говорилось, что «убийство, разбой, гра­беж, вооруженное сопро­тивление властям, похищение и изнасилование женщин, под­жоги жилых строений и повреждение желез­ных дорог, телеграфных, телефонных линий и сооружений оглашение или публичное рас­пространение ложных сведений и слухов, могущих возбудить национальную вражду или один класс населения против другого строго запрещается. Лица, изобличенные в этих прес­туплениях будут немедленно при­влечены к ответственности военно-следст­венной комиссией, которая по расследова­нию дела направляет таковое Военному су­ду» (3, л.77). Отметим, что приговоры Воен­ного суда были приведены в исполнение Кавказской исламской армией в течение 24 часов.

В некоторой научной литературе Кавказская исламская армия пред­став­ляется как ту­рецкая. Однако первоначально пришедший в Азербайджан как турецкий военный контин­гент, впоследствии она прев­ратилась в ту­рецко-азербайджанскую армию. Поэтому нет ничего неестест­венного в том, что пра­вительство Азербайджана выделяло финан­сы для нужд выше­названной армии. Населе­ние Азербайджана, в том числе немецкие ко­лонисты принимали активное участие в ма­териально-техническом обеспе­чении Кав­казской исламской армии. В предписании Елизавет­польского губернского комиссара Зиятханова от 23 июня 1918 года Елизаветполь­скому уездному комиссару предлага­лось собранную в уезде «пшеницу и ячмень и впредь могущей быть собранной, доста­вить на ст. Елизаветполь в распоряжение Штаба турецкой армии» (3, л.92). Копия дан­ного предписания была отправлена комисса­ру Еленендорфского общества, от которого настоятельно требовалось «обязать… жите­лей, чтобы те из них, которые имеют на про­дажи пшеницу и ячмень не в коем случае не вывозили бы их в другие уезды губернии, а обязательно доставили бы в распоряжение Штаба турецкой армии…» (3, л.92). В пред­писании отмечалось, что «зерно будет при­ниматься и владельцам будет также уплачи­ваться стоимость такового» (3, л.92). Для обеспечения Кавказской исламской армии фур­гонами, лошадьми, извозчиками 4 авгус­та 1918 года в колонии Еленендорф были созданы две комиссии (4, л.42).

В первую комиссию входили Х.Цайзер, Ф.Рейтенбах III, Фоттелер III, И.Брейтмейер, Х.Гуммель и она занималась приемом и оцениванием лошадей.

Вторая комиссия занималась приемом и эценированием фургонов извозов и сюда «ходили Т.Рейтенбах, Г.Фоттелер, И.Гум­мель IV, Г.Кох и Я.Шефер.

Как видно из архивных документов, 10 человек из колонии Еленен­дорф работали «звозчиками в Кавказской исламской армии. Армейское руководство оплачивало стои­мость лошадей, извозов, фургонов. Даже, шше-названным колонистам – извозчикам платили по 30 руб. в день (4, л.43, 46).

По предписанию Елизаветпольского уе­здного начальника от 23 августа 1918 года население должно было 10% собранного урожая доставить в Елизаветполь для нужд Кавказской исламской армии. В прошении пове­ренного Еленендорфского общества Х.Х.Форера от 4 сентября 1918 года на имя министра внутренних дел Азербайджана от­мечается, что немецкое население помогает Бакинскому фронту турецких войск лошадь­ми и фургонами, несмотря на то, что сами колонисты живут в нужде.

В распоряжении Гянджинского уездного начальника говорится о том, что «ввиду при­ближения зимнего периода необходимости заготовить для войск турецкой армии теп­лую одежду. Турецкий штаб потребовал про­извести сборы с населения бараньих шкур для полушубок аскерам». Немец­кие колони­сты активно участвовали в этой компании (3, л.99). И позднее, когда турецкие войска по­кинули Азербайджан, немцы-колонисты продол­жали помогать военным формирова­ниям Азербайджанской армии, дислоцирую­щимся в Гяндже и Аджикенте (4, л.50).

Немецкие колонисты видели в Кавказ­ской исламской армии ту силу, которая при­несла стабильность и порядок в обществен­ную жизнь Елизавет­польской губернии. Штаб армии находился в Елизаветполе и ар­мейское руководство с вниманием относи­лось к жалобам колонистов и пресекались всякие противозаконные действия, наруша­ющие права и свободы коло­нистов. Исклю­чение из правил не существовало ни для ко­го. Например, были строго наказаны 2 солда- та-азербайджанца Кавказской исламской ар­мии, за то, что они 24 августа 1918 года «на шоссе Елиза­ветполь-Еленендорф занима­лись разбоем, которые ограбили 16-летнего Теодора Гуммеля и двух рабочих, следовав­ших с ними на работу…» (3, л.83). Колонис­ты доставили задержанных «в штаб турец­кой армии в г.Елиза­ветполь на распоряжение и для привлечения их к законной ответствен­ности». Сурово были наказаны также два солдата турецкой национальности, за то, что они «самовольно заходили в колонистские сады и в большом количестве похищали ви­ноград» (3, л.97).

Нельзя считать, что в жизни немецких колонистов все шло гладко. У колонистов были свои проблемы и по этому поводу они неоднократно обращались к высокостоящим инстанциям. Одно нужно подчеркивать, что их жалобы не имели политического содер­жания. Предметом большинства этих жалоб были разногласия между колонистами и со­седними азербай­джанскими селами Топал- Гасанлы и Молладжалы или же обычное чи­новническое узурпаторство. Например, 21 декабря 1918 года поверенный общества Ко­лонии Еленендорф Г.И.Гуммель в прошении на имя Гянджин­ского губернатора жалуется на действия пристава 2-го участка, который «получив от шульца боченок вина за кото­рую не уплатил» (2, л.61). Из Прошения вид­но, что пристав требовал также «поставки ему сена, подвод и фаэтонов для его личных, не служебных надобностей, за которые он тоже не уплатил денег». Поверенный Г.И.Гуммель просит, чтобы вышестоящие инстанции взяли под контроль деятельность пристава, «чтобы пристав ограничил свои обращения в сельской администрации тре­бованиям» чисто служебного характера, не выходя из пределов присвоенной ему власти (2, л.61).

Несмотря на то, что на Южном Кавказе Германия вела политику, не отвечающую го­сударственным интересам Азербайджана это не отразилось в отношениях правительства к своему немецкому населению. Яркое тому свидетельство положение принятого 20 ноя­бря 1918 года закона «Об образовании Азер­байджанского парламента» (6, с. 13). По дан­ному Закону, Парламент Азербайджана дол­жен быть состоять из 120 мест. Из них 80 мест были предусмотрены для мусульман­ского населения, остальные — для националь­ных меньшинств. Немецких колонистов на Парламенте должен был представлять 1 де­путат (6, с. 15).

7 декабря 1918 года состоялось торжест­венное открытие Азербай­джанского Парла­мента. Немецкое население было представ­лено депутатом Лоренцем Куном. Отметим, что он входил в одну их трех действующих на Парламенте группу «Национальные мень­шинства» и сюда кроме него входили по од­ному депутату от грузинского, еврейского и польского населения Азербайджана (7, с.43- 52). Л.Я.Кун был одним из активных и дея­тельных депутатов Парламента и всю свою деятельность посвящал решению наболев­ших вопросов политической, социально-эко­номической, культурной жизни немецкого населения.

Учреждение Азербайджанского парла­мента и ее благотворная деятель­ность в сфе­ре законодательства способствовали стаби­лизации общественной жизни и жизнь не­мецких колонистов возвращалась в нормаль­ное русло.

19 августа 1919 года был принят «Закон об азербайджанском граж­данстве», по кото­рому азербайджанскими гражданами счита­лись «без раз­личия национальности и рели­гии, все подданные бывшей Российской им­перии, которые сами или их родители роди­лись на территории Азербай­джанской Рес­публики» (6, с.95).

Таким образом, немецким колонистам, которые проживали в Азер­байджане уже 100 лет, предоставлялось азербайджанское граж­данство. Следует отметить, что принужде­ния в этом вопросе не было. Вторая статья вышеназванного закона оставляла за каж­дым жителем право отказаться от принятия нового гражданства. В таком случае, «не же­лающие считаться азербайджанскими граж­данами» обязаны были «в трехмесячный со дня опубликования настоящего постановле­ния срок подать о том заявление местному губернатору» (6, с.95). Во время исследова­ния данной темы в ар­хив­ных фондах не об­наружен документ, подтверждающий отказ немецкого колониста от азербайджанского гражданства. Азербайджанское правительст­во с вниманием относилось ко всем вопро­сам касательно общественной жизни немец­ких колонистов. Это особенно ярко выража­лось в дни празднования 100-летнего юбилея создания колонии Еленендорф. После обра­щения группы колонистов Гянджинский гу­бернатор Х.Рафибеков разрешил провести юбилейные празднества 9 июня 1919 года (5, л.41).

2 июня 1919 года состоялось собрание Еленендорфского общества, где обсужда­лись вопросы, связанные с программой ме­роприятия, и составляли список почетных гостей, В списке приглашенных значились Гянджинский губернатор, вице-губернатор, председатель партии «Мусават», прокурор, председатель Русского Национального Сове­та, представители соседних азербайджан­ских сел Топал-Гасанлы и Молладжалы и другие (1, л.57). Факт приглашения в юби­лей представителей двух азербайджанских сел вызывает интерес, поскольку начиная с конца XIX века мезаду этими селами и коло­нией Еленендорф происходили конфликты из-за земли и пастбищ. Иногда дело доходи­ло до вооруженной стычки. Участие на пра­зднике пред­ставителей названных сел коло­нистов свидетельствовало о том, что спор­ные вопросы между ними в годы АДР посте­пенно находили свое решение. И конфликт между названными селами и Еленендорфом был не этническим, как это старались трак­товать некоторые исследователи, а просто возникали из-за правового несовершенства в сфере аграрного законодательства в период Российской империи.

Накануне и в день юбилея в адрес коло­нистского руководства посту­пило множест­во поздравительных телеграмм из Баку, Гян­джи, Тифлиса и из других местностей. Но самым примечательным поздравлением для коло­нистов была телеграмма, поступившая от имени Председателя Парламента Азер­байджана Гасан бека Агаева. Поздравляя ко­лонистов от имени всех членов Президиума Парламента, он пожелал «этой маленькой культурной ячейке» процветания, развития и благополучия (5, л.14).

Депутат Азербайджанского Парламента, шульц Еленендорфского сель­ского общества Л.Я.Кун в своем докладе по случаю 100-ле- тия колонии сказал: «Уже второй год Еленен­дорф находится под властью азербайджан­ского правительства. Молодая Республика всеми силами старается поднять благососто­яние своих граждан и поставить их на более высокую ступень развития. Колония Еленен­дорф пользовалась до сих пор покровитель­ством и доброжелательством ее правительст­ва. За это колонисты выражают свою ис­креннюю благодарность и просят и в буду­щем оказывать Еленендорфу и другим не­мецким колониям республики такое же по­кровительство и доброжелательство (5, л.31).

Азербайджанская Демократическая Рес­публика просуществовала всего 23 месяца. Она открыла новую страницу в истории не только азербайджанского народа, но и своих граждан немецкой национальности. Законы, принятые в годы АДР, принесли немцам дей­ствительное равенство, свободу. Открылись новые перспективы в деле сохранения и раз­вития духовных ценностей немецких коло­нистов.

После уничтожения АДР Советской Рос­сией в истории, как азербай­джанского наро­да, так и немецких колонистов началась чер­ная полоса: в 20-30-х годах XX века были ре­прессированы десятки представителей не­мецкой интеллигенции и лютеранского духо­венства. В 1941 году все немецкое население Азербайджана  было депортировано в Си­бирь и Среднюю Азию.

18 октября 1991 года азербайджанский народ восстановил утраченную независи­мость. Как и 90 лет назад сегодня Азербайд­жанская Республика гарантирует свободное развитие всем национальным меньшинст­вам, которые встали в один ряд с азербайд­жанцами и служат интересам нашей Роди­ны.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. Azərbaycan Respublikasının Dövlət Tatix Arxivi (qısa-ARDTA), fond 508, siyahı1, iş
  2. ARDTA, 508, SİY.1, İŞ.405
  3. ARDTA, 508, SİY.1, İŞ 408.
  4. ARDTA, 508, SİY.1, İŞ 415.
  5. ARDTA, 508, SİY.1, İŞ 436.
  6. Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Законодательные акты( Сборник документов), Баку,Издатель­ство «Азербайджан”, 1998, с.13.
  7. Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Парламент. Баку, Издательство «Азербайджан», 1998.
  8. Пииия Г.В Политика Германии в За­кавказье в 1918 году. Сборник документов. Тбилиси, 1971.

Ikram Agasiyev

 AZƏRBAYCAN DEMOKRATIK RESPUBLIKASININ DÖVRÜNDƏ ALMAN KOLONİSTLƏRİNİN İCTİMAİ- SİYASİ HƏYATININ BƏZİ MƏSƏLƏLƏRİ (1918-1920)

Məqalədə 1918-1920-ci illərdə Azərbaycan dövlətinin bərqərar olması və möhkəmlənməsi məsələlərindən bəhs olunur və xronoloji şəkildə Azərbaycandakı alman kolonistlərinin həyatmda baş verən əsas hadisələrin təhlili verilir.

Alman əhalisinin həyatı çar Rusiyası dövrü ilə müqayisə olunarkən göstərilir ki, Azərbaycan Demokratik Respublikası (ADR) dövründə almanlar iqtisadi, siyasi və mədəni inkişaf üçün genis imkanlara malik idilər. ADR gərgin beynəlxalq vəziyyətdə qısa zamanda fəaliyyət göstərsə də, az sonra bolşevik Rusiyası tərəfmdən istila edilmisdir. Həmin qısa, amma eyni zamanda şərəfli tarixi dövrdə alman kolonistləri Azərbaycan xalqı ilə birlikdə idilər.

 

 

 

Ikram Aghasiyev.

 

SOME PROBLEMS OF SOCIAL-POLITI­CAL LIFE OF THE GERMAN COLONISTS UNDER AZERBAIJAN DEMOCRATIC REPUBLIC (1918-1920)

The article deals with problems of Azerbaijani statehood’s foundation and strengthening in 1918-1920 and chronological­ly analyses major events in life of the German colonists of Azerbaijan.

When comparing life of the German popu­lation under Tsarist Russia, it’s shown that under Azerbaijan Democratic Republic (ADR) Germans indeed were granted favourable condi­tions for economic, political and cultural devel­opment. In the tense international situation ADR had existed not long and was destroyed by Bolshevist Russia. Through the short, but simultaneously glorious historical period the German colonists were side by side together with the Azerbaijan people.

 

 

Строительство «Турецкого потока» отразится на перспективах «Транскаспийского трубопровода»

Строительство газопровода «Турецкий поток», предназначенного для транспортировки российского газа в Турцию и далее в Европу, отрицательно отразится на перспективах реализации «Транскаспийского трубопровода», считает сотрудник британского Университета Глазго, эксперт по Центральной Азии Лука Анчески (Luca Anceschi).

«Транскаспийский трубопровод» предполагалось проложить по дну Каспийского моря — от Туркменистана до побережья Азербайджана, куда посредством этого трубопровода можно было бы поставлять газ из Центральной Азии, в частности из Туркменистана, занимающего четвертое место в мире по запасам газа. Далее, по имеющейся инфраструктуре газ мог бы быть прокачан в Европу, тем самым, снизив зависимость ЕС от российских энергопоставок. «Любой прогресс в «Турецком потоке» изменит структуру спроса на каспийский газ, сделав «Транскаспийский трубопровод» неуместным», — сообщил Trend Анчески по электронной почте в среду.

Строительство морского участка «Турецкого потока» стартовало в начале мая.

Эксперт отметил, что скептически оценивает перспективы строительства «Транскаспийского трубопровода», поскольку существует много вопросов относительно транскаспийского энергетического сотрудничества в целом.
По словам Анчески, было бы неплохо, если бы в условиях нынешнего кризиса элиты в Ашхабаде пересмотрели свою энергетическую политику и заинтересовались малыми транзитными проектами объемом 7-8 миллиардов кубических метров. По словам эксперта, такой сценарий был бы идеален для расширения транскаспийского сотрудничества.

«Однако этот сценарий еще предстоит оформить», — сказал Анчески.

Проект «Транскаспийского трубопровода» считается оптимальным вариантом для доставки туркменских энергоресурсов на европейский рынок.

Строительство «Транскаспийского трубопровода» могло бы быть реализовано в рамках крупного проекта «Южный газовый коридор», который предполагает поставки газа из Прикаспийского региона, в частности азербайджанского газа, в Европу.
Переговоры по «Транскаспийскому газопроводу» между ЕС, Азербайджаном и Туркменистаном начались в сентябре 2011 года.
(Автор: Елена Косолапова)

http://www.trend.az/other/commentary/2756073.html