Анкара: военная операция в Идлибе вызовет проблемы в Турции и за ее пределами

google

Президент Турции Эрдоган считает, что Тегеран и Москва должны прекратить гуманитарную катастрофу

Военная операция сирийского правительства в Идлибе вызовет гуманитарные проблемы, а также несет угрозу безопасности Турции и Европы, заявил во вторник президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

В статье, опубликованной в Wall Street Journal, Эрдоган призвал международное сообщество принять меры в Идлибе — последнего центра повстанцев в Сирии, и предупредил, что в противном случае «весь мир заплатит цену».

Эрдоган, который на прошлой неделе встретился со своими российским и иранским коллегами на саммите в Тегеране, также сказал, что Россия и Иран должны взять ответственность за прекращение гуманитарной катастрофы в Идлибе.

https://www.golos-ameriki.ru/a/erdogan-idlib/4565910.html

Эрдоган летит в Иран за решением сирийского вопроса

AA

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетит седьмого сентября Тегеран для участия во встрече с лидерами России и Ирана по Сирии.

По итогам переговоров Реджепа Тайипа Эрдогана, Владимира Путина и Хасана Рухани состоится совместная пресс-конференция.

Ожидается, что лидеры стран-гарантов астанинских договоренностей обсудят широкий спектр вопросов, связанных с Сирией, в частности тему ситуации в Идлибе.

Кроме того, состоится обмен мнениями по шагам в сфере политического урегулирования в Сирии.

В рамках саммита в Тегеране запланирована встреча Эрдогана и Путина.

В то же время спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура заявил, что для выхода из кризиса в Идлибе необходимы переговоры между Турцией и Россией. «Встреча Эрдогана и Путина в Тегеране может изменить ситуацию», — считает де Мистура.

Первая трехсторонняя встреча лидеров Турции, России и Ирана состоялась 22 ноября 2017 года в Сочи, вторая – четвертого апреля 2018 года в Анкаре.

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным ООН, в ходе конфликта погибло более 400 тысяч человек, свыше 10 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. 4,8 миллиона человек нашли убежище за пределами страны.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%8D%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD-%D0%BB%D0%B5%D1%82%D0%B8%D1%82-%D0%B2-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D0%B7%D0%B0-%D1%80%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%D0%BC-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%B0-/1247506

США и Израиль хотят обуздать Иран госпереворотом

В Тегеране заподозрили Вашингтон в подготовке госпереворота

Юрий Паниев
Зав. отделом международной политики «Независимой газеты»

Джон Болтон и Биньямин Нетаньяху констатировали, что союз США с Израилем никогда не был столь крепким, как сейчас.. Фото Reuters
Иерусалим стал первой остановкой в зарубежном турне помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона. Его кульминацией обещает быть встреча в четверг в Женеве с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым в развитие договоренностей, достигнутых на переговорах Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки. Ожидается, что ситуация в Сирии, в частности роль Ирана в конфликте, станет одной из главных тем российско-американских переговоров в Швейцарии.

Источник Reuters в Белом доме рассказал, о чем Болтон собирается говорить в Женеве с Патрушевым. Стороны обсудят Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности и будущее Договора СНВ-3. Кроме того, планируется обсудить роль Ирана в Сирии. По словам источника, президенты России и США в принципе согласны, что иранские силы должны выйти из Сирии.

Неудивительно, что по дороге в Женеву Болтон провел переговоры в Иерусалиме с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Глава правительства, знакомый с Болтоном много лет, называет его настоящим другом Израиля и ярым сторонником союза между Америкой и еврейским государством. «Я с нетерпением жду возможности обсудить с вами многие вопросы, но в основном-то, как и в дальнейшем останавливать агрессию Ирана в регионе и гарантировать, чтобы у него никогда не появилось ядерного оружия», – сказал Нетаньяху накануне переговоров.

Болтон, в свою очередь, отметил, что перед Израилем, США и всем миром стоят общие проблемы. И в первую очередь это якобы иранская ядерная программа.

«Для Вашингтона вопросом высочайшей важности является недопущение появления у Тегерана ядерного оружия и возможностей по его доставке, – сказал Болтон. – Именно поэтому президент США Дональд Трамп вышел из ядерной сделки с Тегераном и возобновил экономические санкции против Ирана».

Кроме того, по словам Болтона, в Вашингтоне «продолжаются опасения по поводу центральной роли Ирана в качестве банкира международного терроризма и его вовлеченности в военную активность в Ираке, Сирии, Йемене и Ливане вместе с движением «Хезболла». Он отметил, что альянс между Израилем и США никогда еще не был столь могучим.

А Нетаньяху добавил: «Израиль считает, что у него нет лучшего друга и союзника, чем Соединенные Штаты. Я верю, что у США нет лучшего друга и союзника, чем Израиль. Это уникальный союз… При президенте Трампе наш союз укрепился, стал сильнее, чем когда-либо».

«Болтон известен своей решительной поддержкой Израиля и враждебностью по отношению к главному врагу еврейского государства – Ирану, – сказал в беседе с «НГ» израильский политолог Бенни Брискин. – С Болтоном у Израиля нет никаких разногласий. Если говорить об отношениях Израиля с соседями, то Болтон гораздо более правый и крайний, чем даже израильские крайне правые партии. Поэтому на его переговорах с Нетаньяху вряд ли возникали хоть малейшие расхождения по Ирану».

По словам эксперта, безопасность Израиля находится под невиданной ранее угрозой, вызванной военной активностью Ирана и контролируемых им шиитских группировок на территории Сирии. При этом у сирийского президента Башара Асада нет ресурса отказаться от сотрудничества с Ираном. «В этой связи встает вопрос, который наверняка обсуждался Болтоном с Нетаньяху: насколько успешно может содействовать Россия сдерживанию амбиций Ирана в Сирии, – отметил Брискин. – Кроме того, полагаю, что стороны обсуждали сложные схемы, в которых у Израиля могут быть различные роли, в том числе посредника между Москвой и Вашингтоном. Нетаньяху мог бы повлиять на Болтона, известного своей жесткостью по отношению к России, в сторону смягчения его позиции, как и позиции администрации США».

Говоря об усилиях Москвы в плане воздействия на Тегеран, он напомнил, что в Иерусалиме отвергли предложенный ею компромисс в виде отвода иранских подразделений на расстояние в 100 км от израильских границ. «Израиль устроит только полная эвакуация иранских военных из Сирии. Он продолжит действовать жестко, нанося ракетные удары по позициям противника. И каких-либо компромиссов с Россией ожидать трудно», – убежден Брискин.

Комментируя сообщения в израильских СМИ о том, что США и Израиль создали рабочую группу для поддержки акций протеста в Иране, эксперт сказал, что официальная позиция обеих стран заключается в невмешательстве во внутренние дела суверенных государств. Однако в Иерусалиме и Вашингтоне надеются, что с помощью ряда шагов можно усилить давление на Тегеран и таким образом повлиять на его политику. «Впрочем, если в результате таких мер и произойдут изменения в режиме в Тегеране, не думаю, что кто-то в Израиле прольет крокодиловы слезы по этому поводу», – заключил Брискин.

Помимо вышеназванной американо-израильской рабочей группы с участием Болтона и главы Совета национальной безопасности Израиля Меира Бен-Шабата, в США сформировали на днях группу для координации политики в отношении Ирана. Ее работой будет руководить Брайан Хук, который станет спецпредставителем США по Ирану. По словам госсекретаря Майкла Помпео, группа будет отвечать за взаимодействие США со странами, которые разделяют американские оценки относительно иранской угрозы.

Глава иранского МИДа Мохаммад Джавад Зариф увидел в создании этих групп попытки США осуществить очередной государственный переворот в Иране «посредством давления, дезинформации и демагогии». В интервью телеканалу CNN он заявил, что решение Тегерана заключить ядерную сделку могло быть ошибочным, поскольку США отличаются болезненной зависимостью от введения санкций в отношении других государств.

Джавад Зариф подчеркнул, что не видит смысла в организации встречи президента Ирана Хасана Рухани и Трампа в условиях, когда американцы отказались от своих обязательств по ядерной сделке и ужесточили санкции против Тегерана.

Источник — ng.ru

О чем договорились пять каспийских стран в Актау

google

Конституция Каспия. О чем договорились пять каспийских стран в Актау

Станислав Притчин

Однозначно назвать какую-то сторону выигравшей или проигравшей при разделе Каспия невозможно. С точки зрения принципов делимитации главными бенефициарами стали Казахстан и Азербайджан. Зато острая проблема региональной безопасности на море решена с максимальным учетом интересов Москвы и Тегерана

Двенадцатого августа в казахстанском прибрежном городе Актау произошло важное для всего Каспийского региона событие – на пятом саммите глав государств прикаспийских стран была подписана Конвенция о правовом статусе моря. Стороннему наблюдателю могло показаться, что все прошло слишком буднично: президенты Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении на один день прилетели в Актау, выступили на расширенном заседании, подписали конвенцию и еще несколько специализированных соглашений, дали пресс-конференцию и разъехались по домам. Однако этому дню предшествовали 22 года, заполненные напряженными переговорами вперемежку с бурными демаршами и длительными простоями.

Почему так долго

Более 20 лет понадобилось сторонам на то, чтобы провести 52 встречи на уровне заместителей министров иностранных дел, 12 министерских встреч, четыре президентских саммита. Много это или мало? Мировая практика показывает, что переговоры вокруг раздела границ могут длиться десятилетиями. Так было, например, с советско-американскими переговорами вокруг шельфа Берингова моря или с норвежско-российскими переговорами по разделу Баренцева моря. Канадско-датский спор вокруг острова Ганса длится с 1973 года, а с конца 60-х годов Оттава пытается договориться с Вашингтоном о статусе Северо-Западного прохода в Арктике.

Каспий изначально был еще более сложным объектом для раздела. Во-первых, в переговорах принимали участие не две и не три, а пять стран, каждая со своими интересами, подчас диаметрально противоположными остальным. Во-вторых, Каспийское море – это не далекий остров в Арктике. Каспий не только крупнейший водоем в центре Евразии, соединенный сетью судоходных рек, но и важный центр добычи энергоресурсов. Помимо этого, в акватории моря сосредоточено 90% генофонда осетровых. Очевидно, что каспийской пятерке было что делить. При таких стартовых позициях то, что переговоры удалось завершить всего за 22 года, выглядит немалым успехом.

К тому же еще в декабре прошлого года казалось, что про скорое подписание конвенции можно забыть. На последнем саммите в Астрахани в 2014 году президенты договорились не позднее чем через два года собраться вновь, чтобы подписать согласованный документ в одном из городов Казахстана. Но ни в 2016-м, ни в 2017 году встреча так и не состоялась, процесс, похоже, зашел в тупик.

Прорыв наметился в самом конце прошлого года. В декабре по итогам встречи министров иностранных дел пятерки в Москве глава МИД РФ Сергей Лавров неожиданно заявил, что все вопросы наконец согласованы и саммит состоится в 2018 году. То, что именно Россия пытается во что бы то ни стало довести переговорный процесс до конца, стало ясно 21 июня. В этот день официальный сайт правовой информации правительства России пошел на беспрецедентный шаг и опубликовал проект конвенции, показав тем самым, что российская сторона выполнила всю предварительную работу и готова подписать документ. Усилия официальной Москвы в конечном итоге дали результат, что и показала встреча в Актау.

Кто в выигрыше

Значимость состоявшегося саммита и подписанного на нем документа сложно переоценить. Документ определяет правила, по которым будет развиваться сотрудничество прикаспийских стран в сфере безопасности, экономической кооперации, защиты экологии, развития транспортного потенциала моря и так далее.

Важный вопрос: кто больше выиграл, а кто проиграл от подписания конвенции? Понятно, что однозначно назвать какую-то сторону выигравшей или проигравшей невозможно. С точки зрения принципов делимитации главными бенефициарами стали Казахстан и Азербайджан. Астана и Баку не только пролоббировали секторальный раздел морского дна в интересах недропользователей, но и сумели взять под свой контроль крупнейшие сектора с самыми значительными запасами нефти и газа.

Россия и Иран не смогли отстоять принцип кондоминиума, предполагающий совместное освоение ресурсов и богатств моря. Вместе с тем острая проблема региональной безопасности на море решена с максимальным учетом интересов Москвы и Тегерана, которые с самого начала переговорного процесса выступали категорически против появления на Каспии военных объектов третьих стран.

В итоге еще в 2007 году, на втором саммите в Тегеране, стороны согласились, что все споры на море будут решаться путем переговоров. Члены пятерки обязались не предоставлять свои территории третьим странам, если их деятельность будет угрожать интересам соседей по региону, и не размещать на Каспии иностранные военные базы.

Важна конвенция и с точки зрения глобальной повестки. После выхода США из ядерной сделки с Ираном и ввода нового санкционного пакета против его экономики ситуация вокруг Исламской Республики обострилась. Оказавшись под угрозой американских санкций, крупнейшие европейские компании, например французская Total, стали отказываться от участия в запланированных проектах. Обещания Брюсселя защитить европейский бизнес не смогли остановить бегство западных инвесторов из Ирана. В условиях, когда Тегеран фактически снова попал в международную изоляцию, страны региона, подписав конвенцию, выразили ему политическую поддержку и продемонстрировали, что прагматичные отношения на Каспии для них важнее, чем глобальные интересы США.

Транскаспийский газопровод

Важным спорным пунктом, препятствовавшим окончательному согласованию конвенции, был проект Транскаспийского газопровода, по которому Туркменистан намеревался поставлять газ на европейский рынок. Москва и Тегеран выступали категорически против, резонно опасаясь, что Ашхабад составит конкуренцию «Газпрому», а в перспективе и иранскому газу. Кроме того, прокладка Транскаспийского газопровода связана с серьезными экологическими рисками. Предполагаемый маршрут трубы должен пройти по наиболее глубоководной части моря, да еще и через сейсмоопасный район, где регулярно случаются подводные землетрясения.

Устроившее всех решение было найдено во время подготовки к саммиту в Актау. Двадцатого июля в Москве министры экологии прикаспийских стран подписали Протокол о воздействии на окружающую среду. Этот специализированный документ устанавливает условия реализации всех крупных проектов на море, потенциально опасных для экологии, будь то подводный трубопровод большого диаметра или буровая скважина.

Теперь если, к примеру, Азербайджан и Туркменистан договорятся построить подводный газопровод, им придется предварительно передать все параметры проекта на рассмотрение соседям. У тех будет 180 дней на то, чтобы изучить проект и представить свои требования и рекомендации по улучшению его экологической безопасности. После этого все заинтересованные стороны организуют консультации, чтобы окончательно устранить разногласия. Таким образом, Протокол о воздействии на окружающую среду повышает ответственность всей каспийской пятерки за экосистему моря.

Впрочем, выработка прозрачного механизма по согласованию Транскаспийского проекта не означает, что газопровод будет построен в ближайшее время, – для этого необходимо преодолеть много других серьезных препятствий. Во-первых, экономических. Пока еще никто не считал, какие потребуются инвестиции, чтобы запустить новые газовые месторождения в Туркменистане, проложить 300 километров трубы по дну моря и расширить инфраструктуру Южного газового коридора через Азербайджан, Грузию и Турцию. Как никто не считал, во сколько в итоге кубометр туркменского газа обойдется европейскому потребителю.

Во-вторых, есть еще препятствия дипломатические. Азербайджан, два месяца назад запустивший добычу газа на крупном месторождении Шах-Дениз-2, в среднесрочной перспективе не заинтересован в появлении конкурента на рынке стран ЕС. Не стоит также сбрасывать со счетов Китай, на сегодня – главного покупателя туркменского газа. Вряд ли Пекин легко согласится с потерей статуса важнейшего энергетического партнера Ашхабада.

Переговоры продолжаются

Несмотря на то что конвенция, специальные соглашения и протоколы регламентируют большую часть международного взаимодействия в регионе, это не означает, что пятерке больше нечего обсуждать.

До сих пор, скажем, не решен вопрос раздела ресурсов южной части моря. Конвенция предусматривает, что территориальные вопросы – это уровень двух- и трехсторонних переговоров. Так, Россия, Азербайджан и Казахстан поделили Северный Каспий еще в 2003 году и с тех пор осваивают ресурсы своих секторов. Ирану еще только предстоит это сделать на переговорах с Азербайджаном и Туркменистаном.

Кроме того, прикаспийские соседи заинтересованы в развитии экономического сотрудничества и совместных проектов, а для этого им необходима постоянная переговорная платформа. Неудивительно, что в коммюнике, принятом по итогам саммита в Актау, стороны договорились о проведении следующей встречи президентов в Туркменистане. Это означает, что востребованность в пятистороннем диалоге сохраняется. Так что саммит в Актау стал на сегодня самым важным, но не последним для Каспийского региона.

Источник — Московский Центр Карнеги

Что происходит между родственниками- Таджикистаном и Ираном?

google

Кирилл Кривошеев

Таджики для иранцев единственные на всем свете родственники. Языки друг друга эти народы понимают почти без подготовки. Но в отношения двух стран вмешались вроде бы совсем далекие вопросы, типа борьбы за сферы влияния на Ближнем Востоке и иранской ядерной программы

Все давно привыкли к тому, что в рядах врагов Ирана числятся Израиль, США, Саудовская Аравия, но куда удивительнее обнаружить там самую близкую персам страну – Таджикистан. Таджики для иранцев единственные на всем свете родственники. Языки друг друга эти народы понимают почти без подготовки. Да, их тесному сотрудничеству мешают вполне естественные причины – крайне закрытый туркменский режим, отделяющий одну страну от другой, религиозные различия (шиизм и суннизм), разная письменность (вязь на основе арабской в Иране и кириллица в Таджикистане). Но даже в таких непростых условиях сотрудничество двух стран могло бы быть выгодно обеим. Собственно, так оно и было, пока в отношения двух стран не вмешались вроде бы совсем далекие вопросы, типа борьбы за сферы влияния на Ближнем Востоке и иранской ядерной программы.

Друг моего друга – мой враг

В августе прошлого года по таджикскому телевидению показали и даже несколько раз повторили местный аналог российской «Анатомии протеста». В 45-минутном фильме-разоблачении, снятом по заказу МВД республики, трое мужчин в наручниках рассказывают, как совершали теракты и заказные убийства в конце 1990-х годов. Делали они это, если верить признаниям, по приказу оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана и, что интереснее, правительства Ирана. Власти в Тегеране, утверждается в фильме, даже выдавали боевикам иранские паспорта на другие имена, чтобы тем было легче скрыться. Подчеркивалось, что среди жертв исламистов были и российские военнослужащие 201-й дивизии.

В июне этого года на экраны вышел еще один фильм – «Невидимые корни». В нем Иран обвиняется уже не в прошлых, а в будущих злодеяниях – в подготовке госпереворота в Таджикистане в 2020 году. Не слишком приятная ситуация для Москвы: союзник из одного крайне проблемного региона (афганская граница) обвиняет партнера из другого проблемного региона (Ближний Восток) в терроризме. Но тогда это казалось не слишком значимым.

Обвинить правительство соседней страны в организации терактов и подготовке госпереворота – дело, конечно, серьезное. Но с точки зрения пропагандистского воздействия – не слишком сильное, что называется, для внутреннего потребления. Едва ли можно было рассчитывать на международный резонанс, предложив зрителю путаное повествование о событиях 20-летней давности с кучей незнакомых ему имен. Да и подготовкой гипотетического госпереворота за рубежом мало кого впечатлишь.

Совсем другое дело – назвать Иран виновником вполне реальной гибели конкретных западных туристов – двух американцев, швейцарца и голландца, убитых в Таджикистане в конце июля. Они были настоящими мечтателями – некоторые уже преодолели на велосипедах Южную Африку, Марокко, Восточную Европу. Но их кругосветный маршрут оборвался в таджикских горах – под колесами пыльной легковушки Daewoo, специально выехавшей на встречную полосу, чтобы их убить.

Атаки с использованием автомобиля, давящего людей, эксперты называют характерным почерком запрещенной группировки «Исламское государство» (ИГ). Такое было в Ницце, такое было в Барселоне. Но таджикские власти назвали других виновных – все ту же Партию исламского возрождения и ее иранских покровителей.

Однако убийство западных туристов привлекло к себе куда больше внимания, чем туманные рассказы о преступлениях 90-х, поэтому очень скоро в антииранских обвинениях Душанбе обнаружились серьезные нестыковки. Новость о том, что ИГ берет на себя ответственность за теракт в Таджикистане, появилась в мировых СМИ за несколько часов до того, как в МВД Таджикистана заявили, что единственный задержанный участник нападения, Хусейн Абдусамадов, признался – он проходил подготовку в Иране и действовал именно от лица Партии исламского возрождения. От чьего лица действовали еще четверо нападавших, следователям спросить не удалось – они, как утверждается в пресс-релизе, оказали сопротивление при задержании и были ликвидированы.

Еще через несколько часов появилась следующая нестыковка: в сеть попало видео, где пятеро молодых боевиков сидят под деревом, на ветках которого растянуто черное знамя «Исламского государства». Наверное, в другой ситуации таджикские власти могли бы заявить: «Это не они!», но было поздно – на сайте МВД уже были выложены фотографии нападавших – как арестованного Абдусамадова, так и четверых его убитых сообщников. На них можно узнать тех же людей, что и на видео со знаменем ИГ.

После этого в течение нескольких дней в таджикских государственных СМИ шел чемпионат по логической эквилибристике. С помощью всевозможных экспертов продвигалась идея о связи «Исламского государства» и Партии исламского возрождения Таджикистана – мол, какая разница, кто совершил теракт, все исламисты одинаковые. У единственного выжившего нападавшего Хусейна Абдусамадова, ко всему прочему, обнаружился еще брат Бахтиер, который сидит в тюрьме за причастность к Исламскому движению Узбекистана, а эта группировка еще в 2014 году присягнула на верность ИГ. Один брат в Партии исламского возрождения, в другой в ИГ – чем вам не доказательство тесного сотрудничества?

Почему тогда Иран одной рукой помогает Партии исламского возрождения, а другой – воюет с ИГ в Сирии, таджикские политологи так и не смогли разъяснить. Положение спасла прокуратура, сделавшая примирительное заявление: видео с флагом ИГ было записано злодеями из Партии исламского возрождения для отвода глаз, чтобы пустить следствие по ложному следу. В таком случае мучиться и доказывать связь между двумя совершенно разными организациями на официальном уровне больше не нужно. Хотя на экспертном уровне попытки связать Иран и «Исламское государство» в Таджикистане продолжились.

Несимметричный ответ

Реакция Ирана на столь серьезные обвинения на первый взгляд была мягкой. В Тегеране ограничились скупым заявлением, что они «категорически отвергают» причастность к теракту, а затем вызвали в МИД таджикского посла.

При этом возможностей ответить Таджикистану у Ирана достаточно: например, национальная авиакомпания Tajik Air хоть раз в неделю, но все еще летает в Тегеран. Список контактов на государственном уровне только в этом году и вовсе можно назвать внушительным. Так, в апреле, то есть уже после крайне резких заявлений Душанбе, на встречу с президентом Эмомали Рахмоном спокойно приезжал иранский глава МИД Джавад Зариф и даже обсуждал «сотрудничество в рамках региональных и международных организаций». Иными словами, до уровня армяно-азербайджанских или даже российско-украинских отношений Тегерану и Душанбе еще очень далеко.

Незаметны даже попытки иранцев ответить на обвинения в СМИ, а ведь теоретически они могли бы напомнить, что это таджикский, а не иранский полицейский Гулмурод Халимов был «министром войны Исламского государства». Однако у Тегерана совсем другая, несколько примирительная риторика. Даже в сообщении МИД Ирана о вызове посла Таджикистана есть слова, что Тегеран готов помочь в расследовании теракта.

Очевидно, что инициаторами охлаждения отношений стали именно таджики. На вопрос «почему?» в Тегеране отвечают почти однозначно: это влияние Саудовской Аравии – главного врага Ирана, инвестирующего приличные средства в Таджикистан.

Влияние саудовцев в Таджикистане действительно есть. Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть недавнее интервью посла Абдулазиза аль-Бади таджикскому агентству «Авеста». «Саудовская Аравия не из тех некоторых стран, которые в лицо заявляют о вечной дружбе с таджикским народом, но в то же время вонзают нож в спину», – говорит посол. И тут же поясняет, что он имеет в виду «сомнительную и подозрительную деятельность Ирана в Таджикистане».

Другие эксперты, как в России, так и в Иране, называют еще одну причину. Это деньги опального иранского бизнесмена Бабака Занджани. Раньше он занимался экспортом иранской нефти в обход санкций, а теперь приговорен на родине к казни за хищение $2,7 млрд. В Тегеране считают, что эти деньги Занджани спрятал в одном из таджикских банков; в Душанбе отвечают, что ни о каких миллиардах не слышали. Но если обвинения Тегерана хоть на чем-то основаны, то для Таджикистана это огромные деньги – при сумме госрасходов $2,1 млрд за 2017 год заначка Занджани могла бы оказать огромное влияние на таджикскую политику. Торговлю, конечно, терять жалко, но $2,7 млрд – это товарооборот Таджикистана с Ираном почти за 20 лет.

Американская сдержанность

В Москве на противостояние Душанбе и Тегерана официально никак не реагируют. Несмотря на неловкие попытки Таджикистана указать, что коварная Партия исламского возрождения убивала и россиян тоже, это вряд ли заставит российских дипломатов заступаться за одну из сторон.

С другой стороны, именно сейчас, когда против Ирана снова введены американские санкции, ему особенно важно было бы вступить в ШОС – этого хотят и в Тегеране, и в Москве. Вот только из-за непримиримой позиции Душанбе на последнем саммите организации в Циндао этот вопрос даже не обсуждался. А учитывая, что динамика в таджико-иранских отношениях исключительно негативная, надеяться, что Иран удастся включить в альянс через год или два, тоже не стоит. Не зря же таджикские власти анонсировали на 2020 год иранскую попытку госпереворота.

Еще более интересной здесь выглядит реакция США на смерть своих граждан в далекой стране. По сути, это отмалчивание: Госдеп, конечно, выпустил предостережение о террористической опасности в Таджикистане, но так и не признал «Исламское государство» виновником гибели своих граждан. «Разумеется, мы видели сообщения, что ИГ взяло ответственность за атаку, в которой погибли двое американцев, – сказала на брифинге 31 июля представитель Госдепа Хизер Нойерт. – Мы пока не можем назвать ответственного за атаку. Американское правительство предоставляет помощь правительству Таджикистана в расследовании, и мы скажем, когда узнаем больше».

С того дня прошло уже две недели, но никаких деталей в Вашингтоне так и не раскрыли. Вероятно, именно молчание в США считают наиболее удобным в нынешней ситуации. Ведь, однозначно обвинив в трагедии ИГ, американцам пришлось бы указать невиновность Ирана. А это явно не то, что нужно во время возобновления санкций против «кровавого режима аятолл» (первый пакет санкций, напомним, вступил в силу 7 августа).

Таким образом, Россия, США и другие крупные державы пока лишь наблюдают за схваткой двух персоязычных стран. Серьезной угрозы их интересам это противостояние пока не несет: во многом потому, что Иран относится к ситуации крайне сдержанно, а у Душанбе не так много рычагов международного влияния. Впрочем, с нарастанием санкционного давления Тегеран может сменить сдержанность на жесткость и найти способ отомстить Душанбе.

Кроме того, рано или поздно на этом конфликте могут начать играть и третьи силы. Например, Душанбе пытается взять в союзники Баку – туда президент Рахмон летал на днях. Главной темой были все же экономические вопросы, такие как транзит таджикского алюминия в Европу. Однако в составе делегации кроме глав МИДа и Минторга зачем-то был генеральный прокурор. А это уже показательно, учитывая, что в Азербайджане Иран тоже недавно упоминался в негативном свете. Именно там, а точнее, в священном для шиитов городе Кум якобы проходил подготовку Юнис Сафаров, совершивший покушение на мэра Гянджи. Там же, в Куме, по данным таджикского МВД, четырежды был Хусейн Абдусамадов, сбивший иностранных туристов.

Источник — Московский Центр Карнеги

Кремль заявил о проработке встречи глав РФ, Турции и Ирана

AA

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что на данный момент прорабатывается возможность проведения в сентябре трехсторонней встречи глав РФ, Турции и Ирана.

«Есть соответствующие наметки», — сказал Песков.

По его словам, после согласования графика трех президентов по дипломатическим каналам будет сделано дополнительное заявление.

Пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын ранее заявил, что третья трехсторонняя встреча президентов по Сирии запланирована на первую неделю сентября в Тегеране.

«Конкретная дата еще не определена. Анкара придает особое значение Астанинскому процессу по дипломатическому урегулированию конфликта в Сирии», — отметил Калын.

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным ООН, в ходе конфликта погибло более 400 тысяч человек, свыше 10 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. 4,8 миллиона человек нашли убежище за пределами страны.

https://www.aa.com.tr/ru

Трамп рискует объединить Турцию, Иран, Китай и Россию в «ось попавших под санкции»

Марк Алмонд | Daily Telegraph

«Могут ли жертвы торговой войны Трампа объединиться против него?» — задается вопросом в статье для The Telegraph директор Оксфордского института исследования кризисных ситуаций Марк Алмонд.

Он отмечает: «По отдельности Иран, Турция, Россия и даже Китай уязвимы перед давлением Америки. Но если эти страны сблизить, в результате их взаимной поддержки и способности вызывать сумятицу меры США могут стать контрпродуктивными. Вероятно, объединение Ирана и Турции можно сбросить со счетов как не более стабильное, чем двое поддерживающих друг друга пьяниц, воображающих, что они оперлись на фонарный столб. Но добавьте Россию и Китай — и внезапно у них появится новый геополитический тыл».

Эрдоган довольно откровенно намекнул на геополитический разворот, заявив, что его страна найдет новых друзей, и позвонив Путину. Еще до ссоры из-за пошлин Эрдоган бранил Вашингтон за отказ экстрадировать его врага Гюлена. Турция заигрывала с Кремлем, закупая российские комплексы С-400 и явно отказываясь от интегрированной противовоздушной обороны НАТО.

Турция, по словам автора, имеет стержневое значение. «Ее положение на стыке между Европой и Азией, на границах с Россией, Ираном, Ираком и Сирией, было одной из причин, почему Вашингтон всегда хотел, чтобы Турция была в НАТО. И поэтому Россия видит огромную выгоду в том, что Трамп наложил санкции и на Москву, и на Анкару», — пишет Алмонд.

Турции и Ирану грозят внутренние беспорядки на фоне того, что сбережения городского населения улетучиваются. Но их правительства показали, что умеют подавлять протесты. При поддержке России и Китая Рухани и Эрдоган, вероятно, сочтут, что полицейские силы и антиамериканская риторика им помогут.

Поддержку Турции уже выразил Пакистан, зависящий от китайских инвестиций. Он также получил от России предложение военной помощи взамен заблокированной американской. «В результате на шахматной доске, связывающей Турцию и Иран с Китаем, может оказаться еще одна фигура», — указывает автор.

«Единовременно противостоя оси подвергнутых санкциям стран, Трамп вносит ясность в международные отношения. Он заставляет всех выбирать, с кем они», — пишет Алмонд. Но, по его словам, Трамп забывает о мудрости своего великого предшественника Авраама Линкольна: вести войны по одной.

«Со стороны Трампа было бы мудрее придерживаться одной торговой войны за раз. Впоследствии он может обнаружить, что другие более сговорчивы, когда у них меньше друзей», — резюмирует Алмонд.

Источник: Daily Telegraph

Источник — ИноПресса

Москва и Тегеран дадут США урановый ответ

http://www.dailymail.co.uk

РФ и Иран фактически выходят из сделки с американцами

Анатолий Комраков

Россия возвращает Ирану высокообогащенный уран, который получила по условиям международной ядерной сделки. Пока о выходе из нее сообщили только США, вернувшие заодно и все прежние экономические санкции против Тегерана. Эксперты считают, что возврат урана, пригодного для производства ядерного оружия, означает фактический выход из сделки России и Ирана.

Иран готовится принять из РФ вторую партию обогащенного до 20% урана, который хранится там по ядерному соглашению 2015 года, а теперь будет использоваться на Тегеранском ядерном реакторе, заявил представитель Организации по атомной энергии Ирана (AEOI) Бехруз Камальванди, сообщает Tehran Times.

Он напомнил, что первую из 10 хранящихся в РФ партий урана Иран уже вернул почти семь месяцев назад. Камальванди сообщил также, что любая из этих партий может использоваться в течение почти одного года, так что Ирану хватит топлива для столичного реактора как минимум на семь-восемь лет научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в области обогащения урана.

В январе 2016 года начал действовать так называемый Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) – достигнутое в 2015 году соглашение Ирана, пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН (России, Великобритании, Китая, США, Франции) и Германии об урегулировании ядерной проблемы Тегерана. По нему отменялись санкции ООН, США и ЕС, наложенные на Иран, который подозревали в проведении военной ядерной программы. В ответ Тегеран обещал прекратить обогащать уран до «опасных» 20 и более процентов, а все топливо, которое уже удалось обогатить до такого уровня и которое пригодно для производства ядерного оружия, передать России. Для тщательного контроля над выполнением сделки Иран допустил на все объекты представителей Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Однако президент США Дональд Трамп неоднократно критиковал сделку, обвинял Иран в нарушениях СВПД, израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху даже пытался подкрепить слова американского лидера какими-то невнятными слайдами. Другая версия недовольства США – невключение в сделку баллистических ракет Ирана.

В мае Трамп объявил о выходе Вашингтона из сделки. Он также вернул в начале августа часть санкций (например, опять запретив продавать Ирану самолеты, а у него покупать черную икру), а в ноябре пройдет вторая волна запретов, и удар будет нанесен по нефтяной отрасли Исламской Республики (см. «НГ» от 12.08.18). Остальные участники ядерного соглашения не поддержали решение США и призвали к сохранению сделки. На встрече с Трампом в Хельсинки президент Владимир Путин заявил, что СВПД делает ядерную программу Ирана максимально открытой для международной общественности и выход США из ядерной сделки не принесет пользы никому.

Иран в ответ на шаги США продолжил испытания баллистических ракет, проводит масштабные военные учения в чувствительном для поставок нефти по всему миру Ормузском проливе и заявил, что увеличит запасы обогащенного урана в 20 раз. Религиозный лидер страны, аятолла Хаменеи, приказал AEOI запустить процесс немедленно. Правда, он заявил, что Иран не выйдет за рамки ядерного соглашения, то есть не будет обогащать уран более чем на 3,5%.

В этот раз представитель AEOI предупредил, что Иран готов возобновить 20-процентное обогащение урана в случае отказа от СВПД. «Если соглашение по ядерной сделке будет сохранено, другие стороны будут обязаны продавать нам топливо, однако если ядерная сделка рухнет, у нас не будет препятствий для самостоятельного обогащения 20-процентного урана», – сказал Бехруз Камальванди. Он также заявил, что его слова следует рассматривать как предупреждение другим участникам сделки, и подчеркнул, что Иран на этот раз готов показать куда более мощный прогресс в ядерной сфере, чем ранее.

Некоторые опрошенные «НГ» эксперты делают далеко идущие выводы из информации о возвращении из России обогащенного урана.

«Иран не раскрывает полностью свои планы по НИОКР с этим ураном, поскольку СВПД перестал действовать, и он уже не обязан отчитываться перед Западом. Так как соглашение по факту больше не действует, Россия возвращает уран владельцу. Формально придраться здесь не к чему», – считает первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский. Эксперт вместе с тем видит и скрытый смысл возврата урана, который может быть использован в огромной глобальной политической игре. «Возникает очередной виток политической интриги – как он разрешится, пока неизвестно. Россия принимает огонь Вашингтона на себя. Это поможет нам ставить условия для дальнейшей политической игры: Россия как бы вынужденно помогает Ирану производить атомные боеголовки. А что вы можете сделать для нас, чтобы мы этого не допустили?» – рассуждает Андриевский.

По его мнению, такие демонстративные действия необязательно приведут к усилению противостояния сторон. «Не исключено, что это заставит опять сесть за стол переговоров», – говорит Андриевский.

Главный редактор портала «Атомная энергия 2.0» Павел Яковлев пояснил «НГ», что возвращаемый уран предназначен для научных работ – в частности, для получения изотопов в интересах медицины и проведения широкого спектра исследований для мирной ядерной программы Ирана. «Проблема заключается в том, что исследовательские ядерные реакторы Ирана в основном старой конструкции, они работают на высокообогащенном уране, который теоретически может далее применяться и в военных целях. Россия и США выступали спонсорами их переделки, а Китай даже модернизировал один из таких реакторов, переведя его на низкообогащенный уран», – говорит Яковлев.

Эксперт сомневается, что Иран заинтересован в военной ядерной программе. «Во-первых, это очень дорого, для разработки военной ядерной программы нужны большие человеческие и финансовые ресурсы, и при текущем экономическом положении Ирана и режиме санкций это будет недальновидно, – пояснил Яковлев. – Во-вторых, МАГАТЭ продолжает осуществлять очень тщательный контроль, постоянно берутся пробы воздуха, пыли – ловят изотопы, которые тут же сигнализировали бы о нарушениях». Нарушений, как следует из слов эксперта, пока не зафиксировано.

Источник — ng.ru

Турция – Иран: брак по расчету или..?

google

Ближний Восток после победы в Сирии

Когда президент США Дональд Трамп выступил с призывом к союзникам и другим странам прекратить с 4 ноября закупку нефти из Ирана (после этой даты поставки оттуда будут считаться нарушением санкций), а также объявил о введении дополнительных санкций против центрального банка Ирана, Анкара заявила, что Вашингтон «совершает ошибку», а Турция «будет придерживаться своей принципиальной позиции», поддерживая торгово-экономические и финансовые отношения с Тегераном.

В этой связи некоторые турецкие эксперты предполагали, что Анкаре удастся все же договориться с американцами, как это было в период с 2012 по 2015 год, когда ей удалось сохранить возможности для своих компаний вести бизнес с Ираном. Сегодня не получается. Однако Тегеран зафиксировал такую позицию турок. Поэтому когда США начали уже против Турции тарифные и торговые войны, то Иран осудил такую политику США, выступил с поддержкой Анкары. Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми заявил, что Тегеран «готов оказать посильную поддержку Турции в противодействии американским санкциям», подчеркнув, что две столицы могут стать «хорошими друзьями». Помимо того, Иран призвал Анкару «объединиться, чтобы дать совместный отпор общему врагу».

Правда, как «враги» в отношении друг к другу позиционируют себя лишь Тегеран и Вашингтон. Турция и США до этой черты пока еще не дошли, да и американскую политику (по сравнению с иранским направлением) в отношении Анкары санкционной в буквальном смысле не назовешь. По Турции — и не только по ней — реально пока бьют только пошлинами, хотя бьют больно. Так, Анкара занимает шестое место по объему экспорта стали в США, Трамп повысил пошлины. В итоге стала обваливаться лира, обнажились острые экономические проблемы. Но пусть американцы и недовольны внешней политикой Турции, ее сближением с Россией и Ираном, покупкой российских зенитных ракетных систем с-400. Увязка этих вопросов с намеренным вводом Вашингтоном новых пошлин носит условный характер. Просто США дают Анкаре понять, что она потеряет роль привилегированного партнера, если не будет придерживаться предлагаемых ей правил игры.

Другое дело, что использование Вашингтоном так называемых экономических репрессий и иранских санкций хронологически совпали. Однако маневренности у Турции на американском направлении по сравнению с Тегераном значительно больше. Отсюда демонстрация Анкарой возможностей активизации сотрудничества в рамках новых объединений и союзов, имея в виду, конечно, и Иран. Тем более что на этом направлении Турция, помимо России, может получить определенную поддержку и со стороны стран Европейского союза, которые не поддержали выхода США из ядерной сделки с Тегераном. Следует также сказать, что в сложившемся на сирийском направлении треугольнике Россия — Турция — Иран отношения между Анкарой и Тегераном, как странами региональными, всегда имели определенную историческую специфику.

Исторически они выступали как конкуренты, таковыми являлись и до недавнего времени. Достаточно вспомнить, пишет турецкая газета Sabah, отношение двух стран к такому феномену, как «арабская весна». Анкара тогда рассматривала ее как «стремление народов региона к демократии и свободе турецкого образца», а иранские лидеры считали своей «победой» и бросали угрозы в адрес Анкары. Последняя не оставалась в долгу, обвиняя Тегеран «в сектантской политике и стремлении» доминировать на Ближнем Востоке. В Сирии две столицы долго адаптировались друг к другу, используя посреднические усилия Москвы. Анкару и Тегеран толкала к совместному сотрудничеству американская политика, опасения, что США удастся реализовать в регионе курдский проект. Затем их сблизил катарский кризис, когда они почувствовали, что Вашингтон с опорой на Саудовскую Аравию намерен изменить региональный порядок в свою пользу.

В то же время есть моменты, на которые обращают внимание многие эксперты. Да, сближение между Турцией и Ираном обозначено наличием серьезных экономических и торговых связей. Анкара импортирует значительную часть своей энергии из Ирана — 20% газа и 30% нефти. Двусторонняя торговля между двумя странами, которая в 2016 году составляла 9,65 млрд долларов, имеет большой потенциал увеличиться до 30 млрд долларов. В то же время Турция не сжигает мосты в своих отношениях с Вашингтоном, в то время как и Тегеран до недавнего времени дискутировал относительно того, вступать ли в диалог с США по ядерной сделке, а если да, то на каких условиях. Не случайно в этой связи турецкие эксперты относят альянс Анкара — Тегеран к так называемому «ограниченному разряду», готовности к сотрудничеству «там, где интересы двух стран пересекаются».

Но принципиальная проблема как раз в том, что никто не знает, действительно ли Турция и Иран ориентированы на сохранение статус-кво на Ближнем Востоке таким, каким его привыкли видеть в недавнее время, или у них существуют собственные геополитические проекты, связанные с укреплением своей новой политической идентичности. Так что сценарии дальнейшего развития событий в альянсе Анкара — Тегеран остаются неясными. Некоторые эксперты предполагают, что Трамп в одинаковой мере, но с разными целями использует в отношении Турции и Ирана «северокорейские приемы» и будет «ассиметрично разжимать клещи» после ноябрьских выборов в Конгресс США. В свою очередь Анкара и Тегеран вместе заговорили о необходимости «продвигать многосторонние подходы ко всем вызовам через региональные организации».

Конечно, американцы понимают, что турецко-иранский суннитско-шиитский фронт может занять доминирующее положение в северной части Ближнего Востока и кардинальным образом изменить там расстановку сил. При этом эксперты из США считают, что такой союз может стать полноправным, и предлагают свои контрдоводы. Один из них: начать переговоры с Россией и признать ее доминирование в регионе, чтобы вбить клин в отношения Москвы с Анкарой и Тегераном. Или разыграть карту с Турцией как членом НАТО, выбросить на-гора исторический клубок ее противоречий с Ираном. «В настоящее время политика, проводимая Анкарой, обозначает путь, на котором будут иметь место болезненные периоды, — пишет один турецкий эксперт. — Но лучше всего перестать вращаться вокруг американской орбиты, сформировать собственную и принять другие страны на нее».

Станислав Тарасов

Источник — REGNUM

Как санкции США в адрес Ирана отразятся на Азербайджане? —

CША возобновили санкции против Ирана, действие которых было приостановлено в 2015 году после заключения ядерной сделки. Первый пакет санкций охватит такие сферы, как драгметаллы, авиационная и автомобильная промышленность. Второй пакет санкций, который вступит в силу 5 ноября 2018 года, нацелен на иранский энергетический сектор, включая сделки с нефтью, а также на сделки зарубежных финансовых организаций с ЦБ страны. Кроме того, Вашингтон намерен принимать меры в отношении других стран за сотрудничество с Ираном. Чего ожидать дальше, к чему приведут санкции, и на другие вопросы в интервью Vzglyad.az ответил азербайджанский политолог Тофик Аббасов.

— Как повлияют новые санкции на торгово-экономических отношениях Ирана с его партнерами?

— Турция уже дала понять, что она будет торговать с Ираном с помощью национальных валют. Иран будет покупать за свои риалы у Турции необходимы товары, а продавать – за лиры. Определенно есть страны, которые поддерживают Иран, такие как Россия, Китай, та же Турция. Есть некоторые страны, которые являются во внешней торговле партнерами Ирана, и при наличии политического согласия создается предпосылка для формирования той конъюнктуры, которая будет помогать Исламской Республике.

— А как насчет стран Южного Кавказа – Азербайджана и Грузии?

— Иран имеет неплохие отношения и с Грузией, Азербайджаном и Арменией. Что касается Грузии и Азербайджана – есть неплохая площадка, где стороны будут довольно успешно взаимодействовать, осуществлять согласованно некоторые проекты — энергетические, транспортно-коммуникационные, и т.д. Мы знаем, что сейчас активно лоббируется нашими странами, Ираном, Азербайджаном и Россией, транспортный коридор «Север-Юг». Но у Ирана есть большая предрасположенность к транспортному коридору по направлению «Юг-Запад». И для этого фактически Азербайджан, Грузия и даже Украина имеют предварительное согласование, ведут успешные переговоры и консультации. И этот транспортный коридор имеет важное значение и является выгодным маршрутом. И поэтому Иран в силу глобальных опасностей, которые он испытывает, не с руки терять позиции на Кавказе.

С другой стороны, у нас с Ираном были достаточно глубокие противоречия по ряду вопросов. Тем не менее благодаря прагматизму нашего руководства и иранского (после прихода к власти Рухани) многие проблемы действительно решены и преодолены такие барьеры. Неслучайно за последний неполный год и предыдущий – уровень товарооборота между Азербайджаном и Ираном вырос почти на 70%. И это говорит о том, что политические разногласия, которые иной раз подогревались еще и внешними силами, фактически отброшены на второй этап. Стороны поняли, что лучше, конечно, дружить и самое главное не иметь претензий друг к другу. Я считаю, что иранское руководство во главе с Хасаном Рухани довольно прагматично, они понимают прекрасно, что в Азербайджане нет никаких рисков для иранского государства. Точно так же мы дали понять, что не потерпим недружественных актов в отношении себя. И вот все эти вопросы нашли разрешение и поэтому можно считать, что никаких больших перемен не ожидается. Взаимное доверие, готовность элит двух стран, как политических, так и интеллектуальных, быть на волне, скажем функциональности, отвечают общим интересам. И это, естественно, очень позитивно отражается на вопросы безопасности в нашем неспокойном регионе.

— Как отразятся санкции США на экономике Ирана?

— Санкции США рассчитаны на то, чтобы больно ударить по экономике Ирана. И уже сейчас мы наблюдаем единоличное правление Соединенных Штатов, как страны доминанта, которая уже налагает и обещает наложить санкции на те страны, которые будут поддерживать с Ираном экономические отношения, строить какие-либо планы, обмениваться технологиями, товарами и т.д. В данном случае можно сказать, что США предприняли такой шаг с тем, чтобы поставить Иран на колени и спровоцировать внутренние волнения и беспорядки. Экономическая ситуация в Иране, конечно же, ухудшится. Первым индикатором является неубедительное поведение национальной валюты, риала, которая стремительно дешевеет. Инвесторы пытаются спасти свои сбережения, ресурсы. И все это, конечно же, сильно бьет по экономической ситуации в стране и имеются там очень большие не радужные ожидания.

— Кстати, второй пакет санкций коснется иранской нефти. Какие могут быть последствия?

— Не случайно американцы посягнули на святая святых иранской экономики – запрещают другим странам покупать иранскую нефть. Например, Южная Корея уже отказались от нефти. Правда, Китай поторопился заявить, что не оставит иранцев в одиночку и будет наращивать объемы закупок. Но тем не менее Ирану невыгодна такая позиция Китая, поскольку китайцы воспользуются ситуацией и станут покупать нефть по выгодной им цене. А Ирану это абсолютно ненужно. Президент Ирана Хасан Рухани заявил, что если Иран лишится возможности экспортировать свою нефть, то он не даст это делать сопредельным государствам – Саудовской Аравии и ее союзникам. И поэтому ситуация остро накаляется, она обретает тревожные краски и это ни к чему хорошему не приведет. Прежде всего сам регион и так сам взрывоопасный и есть большое накопление рисков. В любой момент там могут вспыхнуть непредсказуемые события. Такие резкие скачки на нефтяных рынках могут как раз-таки привести к тому, что произойдут какие-то неожиданные эксцессы в отношении Иранской Республики с соседями, прежде всего с Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном и т.д.

— На ваш взгляд, будет ли ослаблено влияние Ирана на Ближнем Востоке, в частности в Сирии на фоне усиливающегося давления Вашингтона на Тегеран?

— Американские требования, во-первых, были направлены на то, чтобы Иран полностью отказался от ядерных технологий. Во-вторых – чтобы были отозваны обратно иранские силы из Сирии, и, в-третьих, чтобы Иран не вмешивался в процесс вокруг Йемена. Но в глобальном понимании американцы желают, скажем, ограничения иранского влияния вообще на Ближнем востоке. Как видно из опыта и практики последних лет, это влияние есть и оно создавалось не в одночасье. Почему это важно для Америки – Иран является официальным союзником Сирийского государства. В рамках этого союзничества иранцы намеревались выводить газ на европейские рынки через Ирак и территории Сирии. С другой стороны, Иран намеревался и даже начал строить автостраду, и это все настораживало американский бизнес, потому что американцы считали, что любой новый транзит (неважно газ или нефть) так или иначе оказывает негативное влияние на американские интересы на всех стратегически важных территориях. И поэтому они пришли к тому, что, если мы не можем остановить Иран, надо создать на его пути такие преграды, которые он не сможет преодолеть.

Нина Вахотина

Vzglyad.az

http://vzglyad.az/news/115113

«У Каспийского моря будет особый правовой статус»

google

Заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин — о завершении 20-летних переговоров по Каспийской конвенции

В воскресенье, 12 августа, в казахском городе Актау пройдет 5-й Каспийский саммит с участием президентов всех прикаспийских государств — Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркмении. В ходе этого мероприятия должна быть подписана Конвенция о правовом статусе Каспия, работа над которой длилась более 20 лет. Статс-секретарь, заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин рассказал корреспонденту «Ъ» Елене Черненко, чем все же решено признать Каспий — морем или озером.

— Какое значение придают в Москве саммиту в Актау?

— Можно сказать, что он замкнет символическое кольцо: начавшись в 2002 году в Ашхабаде, регулярные встречи глав пяти государств обогнули Каспийское море через Тегеран, Баку и Астрахань, и вновь возвращаются на восточный берег — в Актау. Дата тоже значимая — с 2007 года в прибрежных странах 12 августа отмечается День Каспия.

К празднику приготовлен очень хороший подарок. Наконец-то, после более чем двадцатилетних переговоров на суд лидеров будет вынесена Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. С принятием этого комплексного международного договора в прошлом останется целый этап каспийской истории, начавшийся с распадом СССР, и начнется новый — нацеленный в будущее.

— Кому выгоднее всех принятие конвенции?

— Речь идет о заключении документа, основополагающего для системы взаимодействия в Каспийском регионе. Он принесет равную выгоду всем странам-участницам.

Конвенция не только значительно укрепит доверие между ними и безопасность на Каспии в целом, но и будет способствовать росту экономической кооперации, инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности каспийской «пятерки», реализации совместных проектов, направленных на ускоренное развитие и полное раскрытие потенциала в самых передовых отраслях. Повышение предсказуемости и снижение различных рисков в одном из важнейших районов Евразии выгодно всем нам.

— Благодаря какой формуле после 20 лет переговоров все же удалось выйти на согласованный текст?

— Формула очень простая — взаимное уважение интересов, помноженное на чуткость к партнеру по переговорам.

— Как-то не очень реалистично звучит.

— Сейчас много говорится о формировании новых правил игры в международных отношениях. При этом в фокусе внимания часто оказываются либо полыхающие конфликты, либо яркие пиар-акции, не несущие никакой добавленной стоимости людям. Однако за эффектными жестами тех, кто стремится заполнить собой эфир, порой теряются возможно не столь броские, но действительно важные кропотливые усилия государств и народов по поиску компромиссов при решении сложных задач.

В результате многолетней дипломатической работы удалось реально сблизить заметно разнящиеся позиции, на которых изначально стояли пять стран — Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан.

— Но как?

— Без диктата и выкручивания рук. Мы пришли к приемлемому для всех кодексу поведения в нашем общем водоеме спокойно и прагматично. Мы же соседи и хотим жить мирно и дружно. На этой понятной всякому разумному человеку основе строится наше сотрудничество.

— Понимаю, что вы до подписания не можете углубляться в детали конвенции. Но тем не менее: согласно достигнутым договоренностям, Каспий — это море или все-таки озеро?

— Ни то и ни другое. У Каспийского моря будет особый правовой статус. Это объясняется набором специфических географических, гидрологических и иных характеристик. Оно представляет собой внутриконтинентальный водоем, который не имеет прямой связи с Мировым океаном, и поэтому не может рассматриваться в качестве моря.

Но одновременно в силу своих размеров, состава воды и особенностей дна Каспий не может считаться и озером. В этой связи к Каспийскому морю не применимы как положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, так и принципы, используемые в отношении трансграничных озер: на секторы разграничивается только его дно, суверенитет в отношении водной толщи устанавливается на основании других принципов.

— Проект конвенции, насколько известно, не вносил полной ясности в один из ключевых спорных вопросов — о размежевании дна. Означает ли это, что проблема разделения недр намеренно вынесена за скобки конвенции и будет решаться государствами вне ее?

— Прикаспийские государства уже давно нашли пути урегулирования подобного рода вопросов между соседями — на двусторонней и трехсторонней основе. То есть не в пятистороннем формате. На мой взгляд, те соглашения, которые ранее заключили между собой Россия, Казахстан и Азербайджан, а также Казахстан и Туркменистан, могут послужить примером и при делимитации в южной части моря.

При этом Конвенция четко фиксирует цели такого разграничения исключительно для недропользования и обязывает стороны проводить его путем переговоров на основе международного права. Прибрежные государства при завершении делимитации получают полную юрисдикцию над ресурсами своего участка дна. Но правовой статус покрывающих вод отличен, как я уже сказал.

— Россия активнее других сейчас разворачивает свои военные силы на Каспии. Насколько проект Конвенции учитывает интересы Москвы в этом плане, в частности в том, что касается передвижения военных судов по водоему и проведения учений?

— Не соглашусь, что Россия проявляет здесь большую активность по сравнению с другими странами. Все наши партнеры по Каспию энергично развивают свои военно-морские силы. И в конвенции мы условились четко зафиксировать общие принципы в этом вопросе.

Что касается интересов России, то они учитываются в полном объеме. Предусмотренный режим гарантирует свободу развития ВМС, плавания и действий российских военных кораблей в общем водном пространстве. Устанавливаются правила безопасного поведения кораблей в прибрежной зоне и в районах интенсивной хозяйственной деятельности.

Исключительная прерогатива прикаспийских государств в обеспечении безопасности в Каспийском бассейне дополнительно закрепляется протоколами к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии 2010 года, которые также будут подписаны на саммите в Актау: о совместной борьбе с терроризмом и организованной преступностью, а также о плотном взаимодействии береговых охран пяти стран.

— Саммит в Актау последний?

— Отнюдь. Есть понимание, что набранный темп не только не стоит снижать, но и наоборот можно наращивать.

Если за все предыдущие годы мы наработали всего девять юридически обязывающих пятисторонних документов, то в Актау — помимо большого межгосударственного договора — ожидается подписание сразу шести новых межправительственных соглашений.

Ожидаем, что после принятия конвенции каспийский формат заметно окрепнет. Назрел вопрос о формировании постоянно действующей консультационной площадки.

— О чем идет речь? Вы формируете новую региональную структуру?

— Думаю, на саммите будут озвучены весьма интересные идеи. Давайте дождемся воскресенья.

Источник — Коммерсант

Израиль все чаще находит общий язык с противниками Ирана

Захар Гельман – доктор химических и философских наук, профессор.

По мнению израильских специалистов, Иран не только открыто претендует на господство в регионе Ближнего Востока, но одновременно, демонизируя Израиль, отказывает ему в праве на существование. С учетом этого факта израильское политическое и военное руководство делает все возможное, чтобы не допустить нахождение на сирийской территории иранских военных. Именно этому, в частности, был посвящен и недавний визит премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Москву, где он провел переговоры с президентом Владимиром Путиным. Причем израильские политики обращают внимание, что это уже девятая встреча двух лидеров с сентября 2015 года, когда Россия начала военную операцию в Сирии, и третья в нынешнем году.

«БЫТЬ БЫ ХУДУ, ДА ПОДКРАСИЛА ВСТРЕЧА»

Эта русская пословица недвусмысленно характеризует насущную необходимость личных встреч Путина и Нетаньяху. Они объясняются, во-первых, ситуацией спонтанного сползания к войне в регионе, который давно стал «кипящей точкой планеты». Во-вторых, между главой российского государства и главой израильского правительства установились вполне дружеские отношения, которые помогают решению вопросов, требующих безотлагательного двустороннего анализа. В-третьих, обсуждение время от времени возникающих проблем в режиме телефонных бесед небезопасно с позиции возможного их рассекречивания.

Так, в эпоху президентства Барака Обамы, по данным издания Wall Street Journal, Агентство национальной безопасности США неоднократно пыталось прослушивать телефонные разговоры Нетаньяху, чья позиция по ядерной сделке с Ираном не совпадала с тогдашней позицией Белого дома. И нельзя исключить, что спецслужбы могут прослушивать разговоры главы израильского правительства с лидерами иностранных государств.

При этом важно иметь в виду, что даже при том, что отношение официального Израиля к Сирии и Ирану весьма разнится, ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) все же не позволит сирийским войскам оказаться в непосредственной близости от своей границы. Израильтяне не потерпят нарушения соглашения № 350 от 31 мая 1974 года о разъединении войск, достигнутого по итогам Войны Судного дня октября 1973 года. Если сирийские армейские подразделения войдут в поселок Эль-Кунейтра, находящийся в нейтральной демилитаризованной зоне, то ЦАХАЛ их уничтожит.

Весьма примечательно, что именно эта граница до начала гражданской войны в Сирии характеризовалась как самый спокойный рубеж Израиля. Президент Путин в ходе пресс-конференции после встречи 16 июля нынешнего года в Хельсинки с президентом Трампом подчеркнул, что Россия выступает за соблюдение соглашения о разъединении между Израилем и Сирией. Премьер-министр Нетаньяху высоко оценил военную координацию между Израилем и Россией и четкую позицию президента Путина по всему комплексу проблем Ближнего Востока.

Бывший заместитель главы Совета национальной безопасности Израиля Чак Фрейлих в интервью газете Jerusalem Post сказал: «Россия может помочь Израилю ограничить активность Ирана и Сирии, чтобы избежать непосредственного воздушного столкновения с ВВС ЦАХАЛа… Единственный способ, которым Израиль может добиться успеха в ограничении присутствия Ирана в Сирии, – это посредством России». Чак Фрейлих не сомневается в том, что «сирийцы тоже не хотят, чтобы их захватили иранцы, но, в конце концов, ключ к успеху находится в руках россиян».

При этом недоверие к Асаду у израильтян все же остается. Так, военный обозреватель 10-го канала израильского телевидения и газеты «Маарив» Алон Бен-Давид указывает: «Башир Асад не является идеальным соседом. Однако у него есть и преимущества: сирийский лидер прекрасно понимает израильское превосходство и боится его… После того как правительственные силы окончательно возьмут под контроль границу, Дамаск позаботится о стабильности в этом районе». Развивая эту мысль, коллега Бен-Давида по газете «Маарив» военный эксперт Таль Лев-Рам пишет: «Асаду нет смысла допускать к своей юго-западной границе, то есть на Голанские высоты, ни «Хезболлу», ни Иран. Тем не менее недавнее проникновение сирийского беспилотника в израильское воздушное пространство вынуждает ЦАХАЛ проявлять предельную осторожность». С точки зрения Израиля, не так важен факт проникновения беспилотника в израильское воздушное пространство, как определение сил, им управлявших. «Высока вероятность того, – обращает внимание Алон Бен-Давид, – что речь идет об иранском разведывательном летальном аппарате».

Нахождение на территории Сирии иранских вооруженных сил или военных советников Израиль считает совершенно неприемлемым. Его также беспокоит нахождение в районе Дамаска иранских систем ПВО, оснащенных современным ракетным оружием, а также баз беспилотников, способных не только собирать развединформацию, но и наносить удары с воздуха.

В Дамаске это вынуждены учитывать. Военный обозреватель самой популярной израильской газеты «Едиот ахронот» («Последние известия») Алекс Фишман пишет в статье «Война все ближе»: «Во всех рискованных ситуациях армия Асада проявляет необходимую осторожность и даже более чем необходимую, заодно удерживая от нападений на израильские объекты союзнические отряды иракских и иранских шиитов, руководимых офицерами Корпуса стражей исламской революции (КСИР)». На последние иранское руководство, кстати, делает особую ставку.

ПАЛЕСТИНСКИЙ СЛЕД В ПЕРСИДСКОМ ПАСЬЯНСЕ

Согласно документам, многие из которых опубликованы сравнительно недавно, значительный вклад в создание КСИР внес Ясир Арафат, многие годы возглавлявший Организацию освобождения Палестины (ООП). Аятолла Рухолла Хомейни, по указанию которого в 1979 году и был создан КСИР, еще в изгнании носился с идеей создания революционной шиитской армии по образцу Фронта национального освобождения Алжира (1954–1962), считавшего колонизаторами всех французов и действовавшего против них, не различая женщин, детей, стариков, с ужасающей жестокостью. Арафат предоставил боевикам Хомейни тренировочные базы ООП в Ливане.

Известный израильский эксперт по темам армии и разведки, корреспондент «Едиот ахронот» Ронен Бергман в книге «Восстань и убей первым: тайная история израильских целевых ликвидаций», вышедшей в американском издательстве Random House в 2018 году, так об этом пишет: «На тренировочных базах инструкторы ООП обучали молодых иранцев террористической тактике, искусству диверсий, проведению разведывательных операций. Для Арафата тот факт, что люди Хомейни тренировались на базах ООП, давал шанс предстать в мире значимой фигурой и еще больше увеличить свою поддержку».

Для Хoмейни создание военной структуры типа КСИР было напрямую связано со стратегией экспорта «исламской революции». Прав обозреватель Jerusalem Post Шон Дернс, написавший в номере за 16 мая с.г.: «Подобно Ленину и идеологам его типа, Хомейни считал себя лидером революции без границ. Хомейнизм был и остается больше и шире, чем просто Иран и шиитская ветвь ислама». В благодарность ООП получала от иранцев оружие и политическую поддержку, хотя те одновременно помогали и политическим противникам Арафата. Махмуд Аббас, преемник Арафата, от Тегерана держится на расстоянии. Ведь ему совсем не с руки подпадать под подозрение «в измене» со стороны таких ведущих арабских государств, как Саудовская Аравия и Египет.

Согласно иранскому закону, принятому в мае 1982 года, КСИР определяется как военно-политическая организация, «защищающая иранскую исламскую революцию, ее завоевания, и осуществляющая священную войну на пути джихада…». Следует иметь в виду, что КСИР – это не милицейское, а жандармско-полицейское, то есть обладающее войсковыми возможностями формирование, на которое возложены задачи обеспечения внешней и внутренней безопасности исламского режима в стране. Именно благодаря КСИР иранцы смогли создать различные марионеточные военизированные милиции в странах исламского мира. Так, в Ливане доминирующим влиянием обладает «Хезболла», сумевшая взять под свой контроль всю страну и к тому же фактически создавшая «филиал» в Газе. И это при том, что палестинские джихадисты остаются суннитами и немалое их количество еще недавно противостояло «Хезболле» в боевых действиях в Сирии. Что касается ХАМАСа, то эта организация также остается клиентом Ирана. Однако прав упомянутый Джонатан Спайер, утверждающий, что «ХАМАС в настоящее время уже нельзя назвать марионеткой иранцев в полном смысле этого слова». И действительно, «близкие» отношения хамасовцев с египтянами значительно отдалили эту организацию от тегеранских аятолл.

Еще до недавних переговоров Путина и Трампа в Хельсинки источники в окружении Нетаньяху сообщали, что Россия способствует «отдалению» иранских сил от израильских границ. После встречи лидеров великих держав в Хельсинки те же источники отметили тот факт, что Путин готов способствовать «выводу» этих сил с сирийской территории. Действительно, президент Путин, не испытывающий ни идеологической вражды к Израилю, ни особой симпатии к Тегерану, готов принять меры, которые он сочтет необходимыми, чтобы сдержать воинственный пыл иранцев и их марионеток. Российский президент неоднократно в личных встречах с израильским лидером выражал приверженность обеспечению безопасности Израиля. «Однако публичное высказывание такого рода из уст российского президента во время важнейшей встречи в верхах, – отмечает военный обозреватель газеты «Маарив» Йоси Мельман в статье «Укрепление отношений Нетаньяху с Путиным», – имеет особую ценность. Это заявление является своего рода официальным подтверждением того, что всем уже давно понятно: Путин не мешает Израилю противостоять иранским попыткам создания в Сирии своей военной инфраструктуры».

ДАЛЕКО РАСКИНУЛИСЬ ИРАНСКИЕ ЩУПАЛЬЦА

Следует особо отметить тот факт, что, как утверждают арабские СМИ, в последнее время Нетаньяху в переговорах с Владимиром Путиным выступает не только от своего имени, но и от имени ряда суннитских государств, и прежде всего таких как Саудовская Аравия, ОАЭ и Марокко. Между саудитами и аравийскими монархиями, с одной стороны, и Ираном, с другой, отношения давно накалены до предела. Эр-Рияд разорвал дипотношения с Тегераном еще в начале января 2016 года. Вслед о разрыве дипломатических отношений объявили Бахрейн и Судан. ОАЭ ограничились понижением уровня своего представительства.

Рабат в очередной раз разорвал дипломатические отношения с Тегераном 2 мая 2018 года, обвинив того в поддержке через «Хезболлу» Фронта Полисарио, который марокканцы считают сепаратистским, нацеленным на отделение от королевства Западной Сахары. Имеет смысл напомнить, что в 1981 году Иран разорвал отношения с Марокко в ответ на предоставление тогдашним королем Хасаном II убежища шаху Мохаммеду Резе Пехлеви после его свержения сторонниками аятоллы Хомейни. В марте 2009 года занявший марокканский престол Мухаммед VI разорвал дипотношения с Ираном, ссылаясь на активизацию попыток распространения Тегераном шиитской ветви ислама в его суннитском королевстве.

Иран провозгласил себя вселенским защитником шиитов и протянул щупальца по всему Среднему Востоку. Иранские военные и их помощники дирижируют «Хезболлой» в Ливане и Сирии, подогревают войну в Йемене, Ираке, секторе Газа, на территории Палестинской национальной автономии. Иранские интересы проявляются в таких странах, как Афганистан, Пакистан, Индия и Азербайджан. В последние месяцы замечена активизация иранских боевиков в сирийском Курдистане. Нельзя исключить подготовку этих боевиков к столкновению с курдскими милицейскими отрядами. Иранцы могут попытаться выдавить курдов из этого стратегически важного района.

Израильский арабист, сотрудник университета имени Меира Бар-Илана в Рамат-Гане (входит в «Большой Тель-Авив») Дина Лиснянская замечает: «Если раньше, согласно арабским СМИ, Израиль считался «раковой опухолью», которая приведет к разрушению Ближнего Востока, то на данный момент все переключились на конфликт между суннитами и шиитами. На самом деле этого и следовало ожидать. Арабский мир стал воспринимать Израиль совсем по-другому – как прагматичную страну, ставшую частью суннитского альянса».

Весьма уязвим Иран и в связи с продолжающимся экономическим давлением. Именно этот факт уменьшает его возможности оказания военной помощи своим сателлитам, и прежде всего «Хезболле». Тем не менее Тегерану удается переигрывать своих арабских, и прежде всего саудовских, соперников в борьбе за региональную гегемонию. Перевес дает использование иррегулярных военизированных формирований и методы дестабилизации, включающие запугивание и террор. С израильтянами у иранцев такие ходы не проходят. Авиация ЦАХАЛа неоднократно атаковала и будет атаковать иранские объекты на территории Сирии, угрожающие безопасности Израиля. Атакам будут также подвержены любые передвижения военных грузов, предназначенных для «Хезболлы».

Но подобные атаки – это еще не полномасштабная война. В определенном смысле это намеки – прозрачные и разной степени тонкости – иранцам на совершенно иные возможности ЦАХАЛ в случае непосредственной угрозы существованию государства. Понимают ли в Тегеране подобные намеки? Время покажет!

Иерусалим
10 авг. 18

Источник — ng.ru

Санкции США могут привести к новой волне протестов в Иране

AA

Восстановление санкции США увеличивают вероятность возобновления массовых акций протеста в Иране

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/11102

Евросоюз не поддержит санкции США против Ирана

AA

Евросоюз не поддержит санкции США против Ирана, говорится в совместном заявлении главы дипломатии ЕС Федерики Могерини и министров иностранных дел Франции, Германии и Великобритании («евротройка»).

В заявлении подчеркивается решимость к защите интересов еврейских компаний, наладивших торговые связи с Ираном в соответствии с законодательством ЕС и резолюциями Совбеза ООН.

Выражается серьезное беспокойство в связи с решением Вашингтона о выходе из соглашения по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) с Ираном.

Указывается, что ЕС начнет блокировать действие американских санкций против Ирана. «СВПД призван обеспечить исключительный мирный характер иранской программы, что подтверждается Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) в 11 последовательных докладах. Это важная составляющая обеспечения безопасности Европы, региона и всего мира. Мы ожидаем, что Иран продолжит в полном объеме выполнять все свои ядерные обязательства по СВПД», — говориться в заявлении, распространенном в Брюсселе.

«Наша работа продолжается, в том числе с третьими странами, заинтересованными в поддержке СВПД и поддержании экономических связей с Ираном», — говорится в документе.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%8E%D0%B7-%D0%BD%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B8%D1%82-%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0/1223792

ВМС Ирана блокируют Персидский залив

Если на путях нефтяного транзита поставят несколько морских мин, может начаться война

Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

3 авг. 18

Иран активизирует свою деятельность в зоне Персидского залива. В ближайшее время там должны начаться маневры Военно-морских сил (ВМС) Исламской Республики и береговых войск. В учениях, по данным телеканала CNN, примет участие до 100 кораблей и катеров Корпуса стражей исламской революции (КСИР), сотни бойцов, воздушные части и береговые ракетные батареи, а также иранские военные, не относящиеся к КСИР. По мнению журналистов CNN, одна из целей данных учений – продемонстрировать возможности Ирана по перекрытию Ормузского пролива.

По оценкам экспертов, военно-морская активность Ирана в Персидском заливе наблюдалась всегда. Но сейчас к учениям иранских ВМС и КСИР в зоне Ормузского пролива наблюдатели относятся с особым вниманием. В самом узком месте ширина этого пролива составляет всего 50 км, и концентрация там большого количества иранских военных кораблей и катеров, конечно же, вносит определенную напряженность в регионе. Тем более что Госдепартамент США в связи с выходом Вашингтона из ядерной сделки с Тегераном добивается ограничения экспорта иранской нефти. Свое решение по этому поводу США планируют озвучить 4 августа. В Тегеране же не раз уже заявляли, что в случае введения международных ограничений на закупки нефти Иран может закрыть Ормузский пролив для нефтяного экспорта.

У иранского флота накоплены большие запасы минного оружия (хоть и устаревшего), а к постановке мин приспособлены почти все корабли. Причем осуществить постановку можно в очень сжатые сроки, а буквально первый или второй подрыв супертанкеров может парализовать все судоходство. К тому же минные заграждения серьезно затруднят действия корабельных группировок американского флота.

При этом CNN отмечает, что «как правило, подобные учения Корпуса стражей исламской революции проходят гораздо позднее в году». Кроме того, в Персидском заливе в данный момент находится лишь один американский боевой корабль – ракетный эсминец Sullivans класса Arleigh Burke.

«Мы осведомлены о том, что Иран наращивает морские операции в Персидском заливе, Ормузском проливе и Оманском заливе. Мы внимательно следим за этим и продолжим работать с нашими партнерами, чтобы гарантировать свободу навигации и свободное коммерческое судоходство в международных водах», – заявил CNN представитель Центрального командования Вооруженных сил США капитан Уильям Урбан. Каким образом США будут работать с партнерами, офицер не уточнил. Хотя и так ясно, что в военном плане американцы что-то готовят, чтобы в случае дальнейшего обострения ситуации нейтрализовать Иран в Персидском заливе. СМИ уже писали о том, что удар по Ирану может быть нанесен уже в августе, и помочь в этом Вашингтону могут Австралия и Великобритания.

При этом все обратили внимание и на угрожающую запись американского президента Дональда Трампа в адрес президента Ирана Хасана Рухани, сделанную на прошлой неделе в Twitter: «Берегитесь», – написал Трамп, используя исключительно заглавные буквы.

160-2-1_b.jpg
Даже небольшие катера иранского флота способны поставить минные
заграждения. Фото с сайта www.military.ir
Позже, правда, он смягчил свою позицию и сообщил о готовности встретиться с представителями руководства Ирана «без предварительных условий». В ответ командующий КСИР Мохаммед Али Джаафари заявил, что в Тегеране не считают возможным организацию подобной встречи. «Мистер Трамп! Иран это не Северная Корея, чтобы принять ваше предложение о встрече», – цитировали иранские СМИ слова Джаафари. В то же время интернет-портал Iran.ru приводит мнение иранского аналитика Фарамарза Давара, который утверждает, что «согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, Ормузский пролив является международным проливом, и в мирное время право транзита по нему не может быть приостановлено». «Преднамеренное блокирование Ормузского пролива и недопущение пересечения его судами является серьезной мерой с потенциальными последствиями. Если говорить серьезно, то это может сигнализировать о начале боевых действий в Персидском заливе», — считает Давар.

«Технически, к примеру, постановкой даже двух-трех глубинных мин, не говоря уже о масштабных минных заграждениях, Ормузский пролив Иран смог бы перекрыть, – сказал «НГ» военный эксперт капитан 1 ранга Олег Шведков. – Однако это действовало бы непродолжительное время, поскольку наверняка международное сообщество, США и другие страны все эти заграждения сумеют уничтожить. Поэтому, возможно, у Тегерана есть другой план, связанный с прекращением нефтяного транзита с месторождений в районе Персидского залива. Они уже насолили американцам и другим своим недругам, используя для этого йеменских хуситов. Те обстреляли на прошлой неделе в районе Баб-эль-Мандебского пролива саудовские танкеры, что уже привело к приостановке нефтяного транзита по Красному морю». Шведков обратил внимание на то, что премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху уже предостерег Иран от попыток и в дальнейшем блокировать Баб-эль-Мандебский пролив.

«Если Иран попробует заблокировать Баб-эль-Мандебский пролив, я уверен, что он столкнется с международной коалицией, которая попробует это предотвратить. И израильские вооруженные силы войдут в эту коалицию», – заявил Нетаньяху. И это очень серьезное заявление. Кстати, вчера йеменские хуситы объявили двухнедельный мораторий на атаки судов, следующих через Баб-эль-Мандебский пролив. Согласно их заявлению, это жест доброй воли, призванный содействовать достижению мира в Йемене. При этом со стороны Ирана по поводу этого решения никаких заявлений не поступало.

«Я уверен, что большой войны на Ближнем Востоке против Ирана не будет. У Трампа сейчас не та позиция, чтобы начинать там военные действия, – сказал «НГ» старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин. – Да и союзников в данной ситуации у него мало – только Израиль и Саудовская Аравия. Решения нынешнего президента США многими политиками критикуются внутри страны. Ядерную сделку с Ираном по-прежнему поддерживает большинство постоянных членов Совбеза ООН, а также Германия. Значит, возможные санкции США, связанные с добычей и транзитом иранской нефти, будут неэффективны». По мнению эксперта, не нужна война и самому Ирану, который сейчас чувствует поддержку многих стран. «У Ирана сейчас много внутренних проблем, связанных с экономическими трудностями. Нынешняя власть там считается либеральной. И если США будут поддерживать и стимулировать там недовольство нынешним руководством страны, народные волнения, то к власти в Иране придут радикальные исламисты, для которых США – это самый заклятый враг. В администрации Трампа это, видимо, понимают, и ссориться с Тегераном, как говорится, до драки, они, видимо, не будут, да и не смогут», – уверен Сажин.

Источник — независимая газета

Иранский разворот Трампа может быть полезен Европе

Кристоф фон Маршалл | Tagesspiegel

Дональд Трамп, которому так хочется быть государственным деятелем, руководствуется в своих действиях одним лишь тщеславием. Для Европы его предложение Тегерану сесть за стол переговоров может стать преимуществом, считает корреспондент немецкой Tagesspiegel Кристоф фон Маршалл.

«До сих пор готовность Трампа встречаться без предварительных условий то с Ким Чен Ыном, то с Владимиром Путиным вызывала ликование у всяких политических негодяев. (…) Но что получал от этих встреч сам глава Белого дома? Пока что нет никаких ощутимых результатов, которые бы хоть как-то оправдывали подобные шаги навстречу, предпринятые Вашингтоном. Трамп вредит западным интересам, умасливая диктаторов», — констатирует журналист.

Для президента США речь идет лишь о собственной значимости, а не об интересах страны — ему нравится представлять себя в роли государственного деятеля. «Если он грозит войной — внимание ему гарантировано. Взгляды обращаются на него и в том случае, если он приглашает на саммит — и уж тем более тогда, когда мир облетают кадры со встречи с мнимым партнером. Трамп представляет себя вошедшим в учебники по истории — подобно Никсону в Китае или Кеннеди с Хрущевым в Вене», — передает издание.

Теперь речь идет о возможной встрече с руководством Ирана после того, как обе стороны пригрозили друг другу войной? Иран ставит условия, замечает автор: «Трамп должен отменить свое решение о выходе из ядерного соглашения». В мире Трампа условия ставит он, а не оппонент. «Возможно, и здесь будет найден выход — как в случае со штрафными пошлинами против Европы. Возможно, Трамп не станет отменять своего решения о выходе из соглашения, но пока не будет прибегать к санкциям».

Подобное развитие ситуации выгодно для Европы и Германии, говорится в статье. «В таком случае не будут введены «вторичные» санкции против третьих стран, ведущих бизнес с Ираном. (…) Кроме того, сократится пропасть между Европой и США. Оба игрока заинтересованы в продолжении переговоров, цель которых — остановить развитие ядерной программы Ирана и заставить Тегеран отказаться от поддержки террористических групп. Однако Европа и США при этом идут разными путями: Трамп делает ставки на санкции, Европа — на переговоры». Перспективы улучшения ситуации вокруг ядерной сделки не так уж плачевны — в экономическом плане Иран находится под сильным давлением, отмечает в заключение фон Маршалл.

Источник: Tagesspiegel

Источник — Инопресса

Санкции только сближают Россию, Турцию и Иран

google

Трамп проигрывает игру на Ближнем Востоке

Вашингтон по разным причинам ввел санкции против России и Ирана, а сейчас угрожает репрессиями уже Турции, своему партнеру по НАТО. При этом в российско-иранско-турецком треугольнике именно Тегеран имеет наибольший исторический стаж пребывания под санкциями.

Маховик прещений против него стал раскручиваться в 1979 году, после того как группа радикально настроенных иранских студентов захватила американское посольство в иранской столице и захватила заложников. В ответ США заморозили все авуары Ирана и хранящиеся в американских банках его золотые запасы, ввели полный запрет гражданам и компаниям Соединенных Штатов вести бизнес в Иране или участвовать в совместных предприятиях с иранскими компаниями, в том числе в нефтегазовой промышленности. Санкции грозили также компаниям третьих стран, которые нарушали условия американского эмбарго. Определенный просвет наступил лишь тогда, когда между «шестеркой» мировых держав и Тегераном была заключена ядерная сделка. С Ирана стали сниматься различные эмбарго.

Но ситуация вернулась на круги своя, когда президент США Дональд Трамп в мае этого года объявил о выходе из ядерной сделки и подписал указ о возвращении прещений. В отношении России американцы ввели разноплановые и разнопрофильные санкции после воссоединения Крыма. В последующем репрессии под теми или иными предлогами постепенно расширялись. Что касается Турции, то Вашингтон впервые открыто заговорил о введении против нее санкций после того, как появились сообщения о готовности Анкары приобрести российский зенитный ракетный комплекс С-400. Хотя это лишь вершина айсберга, поскольку проблемы в турецко-американских отношениях нарастали давно. Многое стало выплескиваться наружу, когда США начали открыто поддерживать курдов, причем не только в Сирии.

Существуют и определенные нюансы. На глобальном уровне обозначено вооруженное противостояние между США и Россией. На региональном уровне — в Сирии — Россия, США, Турция и Иран де-факто участвуют в военном конфликте. При этом Вашингтон регулярно угрожает Тегерану войной, тогда как Турция — пусть во многом и формально — остается в составе возглавляемой американцами международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В то же время Россия, США и Турция осуществляют координацию своих действий на сирийском направлении по линии военных ведомств. Есть основания предполагать, что такой же сценарий действует и во взаимоотношениях между Россией, Турцией и Ираном. В этом сложном, необычном и беспрецедентном по историческим меркам геополитическом уравнении с участием внешних «тяжеловесов», Москвы и Вашингтона, а также Анкарой и Тегераном, претендующими на особую роль на Ближнем Востоке, именно Турция становится «камнем на дороге», о который США стали постоянно спотыкаться.

Дело в том, что американцы не предлагают туркам ожидаемых ими новых решений или инициатив в развертывании политики на Ближнем Востоке, в рамках которой Анкара обнаружила бы свое «почетное» место. Истина в том, что именно российско-турецкий альянс на сирийском направлении, активное развитие торгово-экономического и военно-технического сотрудничества между двумя странами не только укрепляет, но и повышает геополитическое значение Турции в регионе. Определившийся ход событий свидетельствует о том, что при определенных обстоятельствах Москва может привести турецкое и иранское влияние в качестве аргумента в диалоге с Вашингтоном, который, по оценке многих американских экспертов, после подписания документов по иранской ядерной сделке и снятия санкций имел немалые шансы выйти с Тегераном на прямой диалог. Но Трамп решил выйти из соглашения, приступил к введению санкций, что вынуждает Иран сделать долгосрочный выбор в сторону расширения сотрудничества с Россией и Турцией. И не только на сирийском направлении.

Налицо некий промежуточный результат: американские санкции не только сближают Москву, Анкару и Тегеран, но и сужают возможности США влиять на изменение курса властей этих стран и ограничивать поле для маневров. Более того, замечает германский исследователь Кристиан фон Зоэст, санкции со стороны Вашингтона не находят абсолютной поддержки со стороны других стран, даже союзных, которые не выступают с американцами единым фронтом. По мнению другого германского эксперта Кристофера Даазе, проблема в том, что для Трампа «в первую очередь важна не внешняя политика, вопрос не в России, Турции или Иране, для него на данном этапе важны все же внутриполитические цели. Он блефует, не имея возможностей заключить секретные сделки с Москвой, Анкарой или Тегераном» без опасений спровоцировать атаку против себя в Конгрессе, и проигрывает игру на Ближнем Востоке.

Если внимательно и непредвзято посмотреть на то, что объединяет и что разделяет Россию, Турцию и Иран, то легко заметить — их вековые исторические споры. Может быть, все останется в прошлом и общие глобальные интересы перерастут и в более серьезный, стратегический формат. Условия для этого есть. Что же касается США, то, как пишет в этой связи турецкое издание Daily Sabah, «теперь лучшее, что может сделать Вашингтон, это перестать уговаривать Турцию прекратить сближение с Ираном и Россией». Если Москве, Анкаре и Тегерану удастся поддерживать стабильность в регионе в общих интересах, появится шанс добиться мира и процветания. На днях президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не только попросил принять Турцию в состав БРИКС, но и анонсировал проведение 7 сентября в Стамбуле саммита по Сирии с участием Турции, России, Франции и Германии. Американцы в Стамбул не приглашены. А сразу после того состоится встреча в астанинском формате Москва — Анкара — Тегеран.

Станислав Тарасов

Источник — REGNUM

Россия и Иран получат инструмент, который позволит задержать строительство газопровода из Туркменистана в Азербайджан

google

Вместе с конвенцией о правовом статусе Каспия, которую президенты государств региона подпишут 12 августа, появится протокол по процедуре оценки воздействия проектов на окружающую среду, пишет газета «Коммерсантъ». По документу для строительства трубопроводов по дну Каспия нужно согласие всех прибрежных государств.

Таким образом, Россия и Иран получат инструмент, который позволит как минимум задержать возможное строительство газопровода из Туркмении в Азербайджан. Собеседники издания в газовой отрасли уточняют, что в обозримой перспективе шансы этого проекта в любом случае невелики.

Президенты пяти прикаспийских государств 12 августа в Актау подпишут конвенцию о правовом статусе Каспия. Конвенция разрешает прокладку газопроводов по дну Каспия только на основе договоренностей стран, через чьи сектора пройдет труба. Однако, как рассказали источники в двух российских ведомствах, вместе с конвенцией будет подписан протокол о процедуре оценки воздействия проектов на Каспии на окружающую среду. Также рассматривается вариант, при котором этот документ накануне подпишут министры экологии и природопользования или главы внешнеполитических ведомств.

Протокол предусматривает согласование крупных проектов на Каспии, в том числе прокладку трубопроводов, на основе консенсуса всех прибрежных государств.

«Из документа ясно следует, что лишь национальной экологической экспертизы проектов или же международной экспертизы (осуществленной внерегиональными структурами — ред.) недостаточно. Одобрение на строительство должно быть получено от всех пяти прикаспийских стран», — пояснил один из собеседников. По его словам, конвенция и протокол «увязаны» друг с другом. При этом чиновник подчеркнул, что «ни о каких искусственных барьерах» речь не идет. «Вопрос связан исключительно с минимизацией экологических рисков», — настаивает собеседник.

Нерешенный статус Каспия до сих пор являлся одним из главных препятствий для строительства Транскаспийского газопровода, который позволил бы Туркмении (четвертой стране в мире по размеру запасов газа) поставить газ в Европу в обход России через Азербайджан, Грузию и Турцию. Проект активно обсуждался в Европе в конце 2000-х годов как возможная альтернатива закупкам российского газа, но в последние годы интерес со стороны европейского газового бизнеса угас. По словам собеседников, это связано с неясными перспективами спроса на газ в Европе, падением цен на него, а также высокой стоимостью похожего проекта — газопровода из Азербайджана в Южную Италию (Южный газовый коридор), бюджет которого составил $45 млрд.

Собеседники в газовой отрасли не видят прямых рисков того, что теперь Транскаспийский газопровод получит новую жизнь даже в отсутствие протокола. Они отмечают, что Туркмения законтрактовала значительные объемы газа для Китая, причем этой зимой не полностью выполняла контракт. Планируется четвертая ветка газопровода Центральная Азия—Китай на 35 млрд кубометров с вводом в 2020 году, что потребует от Туркмении наращивания добычи. «В горизонте минимум десяти лет мы не ожидаем, что туркменский газ попадет в Европу», — говорит собеседник в правительстве, отмечая, что долгосрочные прогнозы дать сложно.
Подробнее: ca-news.org/news:1461526/?f=cp

Иранское руководство школьное образование на местных языках считает опасным

google

Месамед В.И.

В последние дни в Иране расширяется грозящая перейти в широкие протестные акты дискуссия, связанная с функционирования языков национальных меньшинств. Ее поводом стали высказывания министра просвещения ИРИ Сейеда Мохаммада Батхаи, сказавшего несколько дней назад, что нельзя вести преподавание и разговаривать на языках меньшинств в иранских школах. В некоторых регионах Ирана, продолжил министр, заметны попытки ввести школьное обучение на языках национальных меньшинств страны. «Местные языки надо учить дома, а в школах дети должны овладевать официальны языком страны, которым является фарси».

Преподавание на фарси Батхаи назвал «красной линией» исламского режима, отметив, что школьное образование на местных языках «опасно» и поэтому его введение в систему образования невозможно. Здесь нелишне отметить отношение к национальному вопросу в ИРИ. Политика клерикального руководства Ирана, особенно на первом послереволюционном этапе, игнорировала языковые и этнические признаки национальной общности, а в качестве определяющего выдвигала принцип религиозного единства. Учтем при этом, что неперсидские этносы составляют примерно половину населения страны.

Однако основатель Исламской Республики Иран аятолла Рухолла Хомейни, будучи приверженцем доминирования религиозного фактора, обосновал на иранском примере необходимость следования догме «Исламская община – единая нация», блокирующей по сути решение проблемы национального развития проживающих в Иране меньшинств, в том числе такой многочисленной как азербайджанцы. В условиях ИРИ все движения нетитульных, то есть – неперсидских, наций за свои политические и культурные права, рассматриваются как подрывающие власть центрального правительства, то есть направленные против режима Исламской Республики.

Базу для такого положения создает ныне действующая Конституция ИРИ, при составлении и принятии которой было проигнорировано абсолютное большинство поправок и добавлений, предложенных представителями национальных меньшинств. В стране много сторонников реализации национально-культурных прав национальных меньшинств, противников дискриминации по этническому признаку, хотя примеры иранской реальности, где этническими азербайджанцами являются такие лидеры страны как сам верховный лидер аятолла Али Хаменеи, бывший премьер-министр, а ныне один из лидеров оппозиции Мир-Мохаммад Мусави, многолетний глава МИД ИРИ, ныне – главный внешнеполитический советник аятоллы Хаменеи – Али-Акбар Велаяти, являются наглядным опровержением такого рода утверждений. Вместе с тем, в мае 2006 г. в стране было отмечена вспышка антиазербайджанских настроений, когда в газете «Иран» были опубликованы карикатуры на иранских азербайджанцев. В заметке под заголовком «Что делать, чтобы остановить насекомых?» Азербайджан сравнивался с помойкой, его население именовалось насекомыми, питающимися от иранцев (персов), звучали призывы уничтожить «насекомых».

Статью сопровождала карикатура, на которой мальчик-перс произносит на фарси слово «таракан», а проходящий мимо азербайджанец по-азербайджански откликается: что? Реакция властей была жесткой – газету временно закрыли, а виновных отдали под суд. В азербайджаноязычных провинциях поднялась буря протеста. Как писала пресса, «… жители Урумийе осудили действия смутьянов и издевательства над азербайджанским языком. Тысячи горожан участвовали в демонстрации, осуждающей издевательские карикатуры в газете «Иран» и действия смутьянов, организовавших в этой связи беспорядки в городе». Вот и на этот раз иранские азербайджанцы восприняли слова министра просвещения как нападки на свой родной язык. Бурная реакция исходит от многих представителей этого, самого многочисленного после персов этноса, насчитывающего, по разным оценкам, от 15 до 25 млн человек.

Так, Мусуд Пезешкиян – депутат от Тебриза, исторического центра иранских азербайджанцев, в Собрании исламского совета (парламенте страны), реагируя на «националистическое», как назвал его сайт вещающего из Баку на Иранский Азербайджан телеканала «Гуназ-ТВ», высказывание министра просвещения Ирана, сказал: «По Конституции на языке меньшинств должно вестись образование». Давая интервью местному изданию «Табризэ ман», Пезешкиян отметил, что в стране необходимо ввести обучение на родном языке не только в школах, но и в вузах. Как раз об этом, сказал депутат от Тебриза, идет речь в статье 15 Конституции ИРИ. «То, что у нас нет школ на родных языках меньшинств, ведет к разобщению, поэтому в стране должно реализоваться требование этой статьи.

Я прослежу за этим как вице-спикер парламента. В этом вопросе нужно действовать принципиально, и если такое право присутствует в главном законе страны, его надо претворять в жизнь, а не наклеивать ярлыки пантюркистов на тех, кто поддерживает включение азербайджанского языка в школьное и вузовское преподавание». Для того, чтобы прояснить ситуацию, процитируем названную статью 15 Конституции ИРИ, действующей в стране с 1979 г. Вот она: «Официальным и общим языком и алфавитом для иранского народа является персидский язык и персидский алфавит. Официальные документы и тексты, официальная переписка и учебники должны быть написаны на этом языке этим алфавитом, однако местные национальные языки могут свободно использоваться наряду с персидским языком в прессе и иных средствах массовой информации, а также для преподавания национальных литератур в школах».

На наш взгляд, трудно определять эту статью как разрешающую использование национальных языков в школьном образовании. Но в любом случае, это «националистическое и фашистское», как называют его некоторые фарсиязычные СМИ, высказывание иранского министра просвещения вызвало многочисленные протесты как азербайджаноязычного, так и говорящего на других местных языках, населения ИРИ. Однако, отмечает интернет-сайт «Гуназ-ТВ», лишь 9 из 71 депутата от азербайджаноязычных провинций страны, высказали к нему свое отношение, потребовав отставки министра просвещения ИРИ и введения азербайджанского и других языков национальных меньшинств в школьное обучение. В социальных сетях уже идет дискуссия по этой проблеме. К ней присоединилось и местное духовенство.

Имам-хатиб соборной мечети города Ардебиля аятолла Хасан Амели, реагируя на слова министра просвещения Ирана, посоветовал тому не влезать в дела, «в которых он ничего не смыслит». Назвав местные языки «божественными откровениями», аятолла Амели уточнил, что лишь Всевышний может решать судьбу того или иного языка. «Мы можем только уважать и сохранять эти божественные откровения. Именно поэтому все существующие языки должны поощряться и развиваться. Местные языки, будучи средством передачи знания, являются богатством страны, это Божье послание, и никто не может их отвергнуть или восстать против них». Амели назвал слова министра просвещения «полнейшей несуразностью»: «Мы с ними не согласны, и призываем государственных мужей ответственно подходить к тому, что они говорят, и не касаться тех проблем, в которых они ничего не смыслят». Коллега Амели на посту имам-хатиба Тебриза — Мохаммадали Але Хашем, высказался по поводу слов министра просвещения следующим образом: « Мы никогда не перестанем любить свой родной Азербайджан, и наши люди ждут того, чтобы и в вузах хотя бы некоторые предметы преподавались на нашем родном языке». Другой этнический иранский азербайджанец Мохаммад-Реза Бадамчи, являющийся депутатом Собрания исламского совета от Тегерана, нашел высказывание министра просвещения Ирана противоречащим духу и букве действующей Конституции ИРИ: «Прискорбно, что министр высказывается против нашей Конституции, еще более прискорбно, что до сих пор не дезавуировал свои слова».

Бадамчи заверил, что он поднимет затронутую проблему на заседании парламента и потребует ее досконального рассмотрения. «Мы ждем от правительства особой чувствительности по поводу выполнения конституционных требований, а также недопущения высказываний членов кабинета, идущих вразрез с Основным законом страны». Этот депутат парламента написал в Twitter, что министр просвещения не имеет понятия о базовых правах граждан страны. «Надо заставить министра просвещения прочитать Конституцию, и научить его уважать национальные меньшинства страны». Обратим внимание на реакцию члена городского Совета Тебриза Голам-Хоссейна Масуди-Рейхана. Ранее он был председателем комиссии Собрания исламского совета по просвещению. Он говорит, что уже 41 год трудится в сфере просвещения, и убежден, что конституционное право обучения на родном языке должно быть реализовано, ибо только так можно добиться глубины получаемых знаний. Владение родным языком ведет к росту ответственности человека перед его страной.

«Если нынешний министр просвещения этого не знает, он должен проконсультироваться со специалистами по языкознанию или почитать специальную литературу. По всей вероятности, министр не знает, что вопрос обучения на родном языке является одним из требований национальных меньшинств. В нынешнем составе Собрания исламского Совета есть специально фракция азербайджаноязычных депутатов. Высказывания министра просвещения – прямой укор этим избранникам народа, одна из задач которых была в том, чтобы продвигать развитие родного языка». Реализма в эту дискуссию прибавило мнение парламентария от города Урумийе Надера Газипура. Он высказал такую точку зрения: обучение на родном языке не мешает овладению языком фарси. Касаясь вызвавших дискуссию слов министра просвещения ИРИ, он назвал их проявлением «недалекого ума» и показателем того, что «человек, который делает такие заявления, не понимает, что в нынешней специфической ситуации подобного делать нельзя». В Иране существуют острые проблемы школы, где отсутствует стандартизация и не решены трудности с оплатой труда учителей. Их и нужно решать, резюмировал политик.

 

Новая цель — Иран

AA

Ситуация в Сирии сегодня отвечает интересам крупных держав, каждая из которых получила то, чего хотела

США и Россия выходят победителями из близящегося к развязке конфликта в Сирии, считают турецкие политологи.

По их мнению, следующими целями супердержав являются обеспечение безопасности Израиля, сохранение влияния в регионе и ограничение политики Ирана.

Эксперты прокомментировали агентству «Анадолу» утверждения о негласных договоренностях Вашингтона и Москвы по Сирии, вероятной военной интервенции США в Иран и политику Турции на Ближнем Востоке.

Руководитель Центра энергетики и устойчивого развития университета «Кадир Хас», профессор Волкан Эдигер акцентировал внимание на неожиданном прекращении хаоса в Сирии.

По его словам, ряд стран на протяжении нескольких лет вел активную борьбу в Сирии, реализуя свои планы путем привлечения террористических структур и вооруженных формирований.

«Proxy War [опосредованные войны — ред.] в Сирии продолжались около пяти лет. К примеру, до сих пор остается загадкой, кто стоял за проектом террористов ДЕАШ, финансировал их, поддерживал и формировал стратегию действий. Небезынтересно, что вся эта неразбериха завершилась, словно по мановению руки. Как будто кто-то просто щелкнул пальцами, достигнув определенных целей или договоренностей. На данный момент ситуация в Сирии отвечает интересам крупных держав, каждая из которых получила то, чего хотела», — сказал Эдигер.

По его словам, Россия отстояла свои интересы в Сирии и доказала всему миру, что является супер-силой. Москва продемонстрировала миру, что в этом регионе планеты ничто нельзя изменить без ее ведома, сказал профессор.

В то же время США, принявшие решение о выводе войск из региона Ближнего Востока после завершения войны в Ираке, договорились с Москвой о сохранении влияния в Сирии, сказал глава центра.

«В действительности США не нуждаются в нефти и газе Ближнего Востока. В то же время Вашингтон всерьез обеспокоен тем, какая сила заполнит брешь, оставленную США на Ближнем Востоке. Создав военные базы в районах Сирии, расположенных к востоку от реки Евфрат, Вашингтон получил возможность в определенной мере контролировать действия России и сохранить военное присутствие в регионе», — считает Эдигер.

Говоря о будущем Сирии, турецкий эксперт отметил, что на этих землях фактически появятся два государства. «На западе Сирии будет действовать режим, подконтрольный России, а на востоке — проамериканская администрация», — сказал Эдигер.

По его мнению, по всей видимости, ситуация в Сирии будет заморожена.

На последующем этапе очередной фазы крупного противостояния в Сирии не предвидится. Потому что нынешний статус-кво отвечает интересам Израиля, сказал эксперт.

По его словам, Тель-Авив на сегодня не стягивает войска к границе Сирии по той простой причине, что не заинтересован в изменении наметившегося баланса в регионе.

Доцент юридического факультета университета «Диджле» Вахап Джошкун полагает, что администрация Дональда Трампа уже долгое время разрабатывает планы вывода войск из Сирии, но при условии сохранения влияния в этой стране и учета интересов Израиля. Именно поэтому Вашингтон нуждается в диалоге с Москвой.

«В вопросе Сирии Турция сотрудничает с различными силами. К примеру, в ходе операции «Оливковая ветвь» в Африне Анкара однозначно сотрудничала с Москвой. При этом Турция стремится и к контактам с Вашингтоном, несмотря на напряженность в отношениях с США. Наглядное тому подтверждение – договоренности по Мюнбичу», — отметил Джошкун.

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным ООН, в ходе конфликта погибло более 400 тысяч человек, свыше 10 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. 4,8 миллиона человек нашли убежище за пределами страны.