Разочаровавшись в Европе, Россия поворачивается к Китаю

© РИА Новости, Александр Вильф

После аннексии украинского Крыма и последовавших за этим санкций Россия пытается активизировать экономические отношения с Китаем. Но пользу от этого пока получает лишь одна сторона.

В последние полтора десятка лет путинская Россия часто вела себя как обиженная замужняя женщина. Как только возникали проблемы с важнейшим экономическим партнером Европейским союзом, она угрожала бросить совместное хозяйство и уйти попытать счастья к возлюбленному на стороне.

Если Европа не хочет так, как хотим мы, раздается из Кремля, тогда мы отдадим свою любовь Востоку, читай: Китаю.

Но особого воздействия эта угроза не возымела: слишком часто ее озвучивали, но за словами редко следовали дела. Хотя потенциальный возлюбленный вроде и был готов, но дела с ним как-то не складывались.

Китай сменил Германию

Ситуация изменилась, лишь когда весной 2014 года Россия аннексировала украинский полуостров Крым, и Запад в связи с этим ввел против нее жесткие экономические санкции. «Все введенные против нашей страны санкции вынудили нас теснее сотрудничать в экономической сфере с азиатскими странами», — сказал год спустя российский премьер Дмитрий Медведев и добавил самодовольно: «Поэтому спасибо государствам, которые ввели санкции. Я говорю это совершенно искренне».

Более тесное сотрудничество нашло свое отражение и в цифрах. Китай потеснил Германию, бывшую до того времени важнейшим торговым партнером России. По данным российской таможни, торговый оборот между Россией и Германией в 2017 году составил около 50 миллиардов долларов (43 миллиарда евро). Это значит, что на Германию приходилось 8,6% российской внешней торговли.

А вот на Китай приходится сейчас 14,9% против 10,5% в 2013 году. Россия импортировала из Китая в 2017 году товаров на 48 миллиардов долларов, то есть вдвое больше чем из Германии.

«Китайские банки долго раздумывают»

Правда, Китаю еще далеко до ЕС, который до сих пор обеспечивает почти 45% российского внешнеторгового оборота. Однако и доля ЕС в последние годы заметно уменьшилась — еще пару лет назад она составляла более 50%.

В сфере кредитования и других форм финансирования многие каналы на Западе для России теперь закрыты. Хотя официальная Москва в своих пропагандистских сообщениях и заявляет о быстрой замене европейских банков китайскими, но эксперты относятся к этому скептически.

С европейскими и американскими финансовыми институтами отношения выстраивались десятилетиями, сказал Александр Шохин, президент российского Союза промышленников и предпринимателей, в конце 2014 года в интервью газете «Вельт». «Для того чтобы переориентировать финансирование на Китай, понадобится несколько лет. Китайские и восточноазиатские банки раздумывают долго».

Шохин оказался прав. Доля Китая в иностранной задолженности российских компаний в прошлом году составляла всего лишь 6%, в то время как суммарная доля Великобритании, Кипра и Германии была на уровни 38%, как свидетельствуют данные российского рейтингового агентства АКРА.

Новые транспортные пути между Берлином и Китаем

Китайская кредитная линия в размере 600 миллиардов рублей (8 миллиардов евро), предоставленная государственному инвестиционному Внешэкономбанку (ВЭБ) в июне 2018, призвана дать новый импульс финансовому сотрудничеству. Этими деньгами должны финансироваться интеграционные процессы в Евразийском экономическом союзе и в китайском инфраструктурном проекте «Шелковый путь», в том числе и участки транспортного пути между Пекином и Берлином. Речь идет в общей сложности о 70 совместных проектах.
Москва надеется на общее будущее. Так как Китай не участвует в Транстихоокеанском партнерстве, Кремль рассчитывает на создание некого евразийского партнерства. Россия надеется таким путем заманить к себе как можно больше китайских инвестиций.

Но пока эти инвестиции щедрыми никак не назовешь. Если на ЕС приходится 50% иностранных инвестиций в России, то Китай инвестирует менее 1%, как показывают данные российского Центрального банка. Тем не менее речь при этом идет о более чем 10 миллиардах долларов, в то время как российские компании вложили в Поднебесную максимум десятую часть этой суммы.
Самый крупный поставщик нефти

Но это ничего не меняет в прицельной ориентации Китая на совершенно определенные отрасли российской экономики. И хотя в России не любят слышать, что согласно мнению экспертов страна в перспективе превратится в сырьевой придаток Китая, нельзя отрицать, что Пекин интересуют прежде всего российские полезные ископаемые.

Но России все же удалось не допустить, чтобы китайцы получили контрольные пакеты в российских фирмах. Но и их миноритарное участие дает однозначную картину.

Так китайская нефтяная компания «Синопек» (Sinopec) и фонд Шелкового пути приобрели по 10% акций самого крупного нефтехимического концерна России «Сибур». И в самом значительном российском проекте по сжиженному газу «Ямал ЛНГ» доля обеих компании составляет в общей сложности 29,9%.

Самые тесные связи у Китая с государственным нефтяным гигантом «Роснефть». Еще в 2004 году китайцы помогли этому тогда никому не известному концерну встать на ноги, заплатив заранее несколько миллиардов долларов за поставки нефти. В 2013 году последовали контракты сроком на 25 лет на общую сумму в 270 миллиардов долларов, в результате чего поставки нефти в Китай удвоились. Таким образом, Россия стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай, потеснив Саудовскую Аравию. 23% российского экспорта нефти идет в Китай.

Китай платит за газ меньше чем Германия

Однако крупнейшим прорывом в двусторонней торговле считается контракт между Китаем и Газпромом о поставке газа. Соответствующий газопровод еще строится, но уже с 2019 года и в течение 30 лет в Китай ежегодно пойдет объем в 38 миллиардов кубических метров газа. И хотя это явно меньше, чем в Германию (53 миллиарда кубических метров), но значительно больше, чем в Турцию, второго по значимости клиента Газпрома.

Газпром вел переговоры с Пекином более десяти лет без какого-либо успеха. Китай держал Россию в состоянии неопределенности, а затем воспользовался моментом, когда России попала в изоляцию, и продиктовал свои условия договора — так считают наблюдатели. Но по другой версии событий, Поднебесная поддержала Россию политически в исторически трудный для нее момент.

Факт в том, что Китай платит Газпрому значительно меньше, чем Западная Европа. Но несмотря на это, договор стал для газового гиганта освобождением от односторонней зависимости от Европы.

Недоверие и ментальные различия

Тем не менее отношения между обеими странами остаются амбивалентными, о любви и страсти речи нет. Вспыхнувшая было эйфория российского правительства по поводу того, что китайские технологии и соответствующее оборудование смогут заменить санкционные западные, со временем улетучилась.

Российские бизнесмены с самого начала смотрели на все это более реалистично. «Никто из нас в Китае не разочаровался, потому что мы не были им очарованы», — сказал Владимир Евтушенков, шеф огромного смешанного концерна «АФК Система» в беседе с «Вельт». Далее он добавил, что да, необходимо развивать сотрудничество с Китаем, но «все серьезные люди знают, с какими трудностями и ментальными различиями приходится иметь дело в работе с Китаем».

Обе стороны просто друг другу не доверяют. У российского населения существует страх, что Китай постепенно возьмет под свой контроль российские земли на Дальнем Востоке. А китайские бизнесмены ведут себя сдержанно из страха перед коррупцией и отсутствием правовых гарантий в России. Кроме того, как написала недавно российская экономическая газета «РБК», у китайских компаний нет технологий и связей, необходимых для работы в России.

В этой ситуации оптимизм приходится проявлять политикам. «В отношениях с Китаем лед тронулся, — заявил вице-премьер Игорь Шувалов еще в прошлом году. — Мы научились разговаривать с ними, теперь они понимают нас лучше. А мы — их».

https://inosmi.ru/politic/20180710/242706926.html

The Hill: Почему американские войска должны остаться в Сирии?

© AFP 2018 / Delil Souleiman

В распоряжении США есть достаточно собственных и союзнических сил, чтобы оказать влияние на дипломатические решения, связанные с будущим Сирии

Беспощадная гражданская война в Сирии вновь вернулась в фокус внимания СМИ и политических обозревателей после сообщений о том, что в ходе саммита в Хельсинки президент США Дональд Трамп обсудил с президентом России Владимиром Путиным возможные пути урегулирования сирийского конфликта, пишет Джеймс Л. Джонс в статье для американского издания The Hill.

Последний раз Сирия занимала видное место в информационных сводках СМИ в апреле текущего года, когда Трамп публично заявил о том, что он решительно выступает за то, чтобы вывести американские войска из Сирии «в ближайшее время». Данное стремление понятно, оно является отражением того, что США уже устали от всевозможных конфликтов. Однако вывод американских войск из Сирии может оказаться стратегической ошибкой, которая в краткосрочной перспективе может поставить под угрозу череду побед над ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а в долгосрочной перспективе может означать передачу региональных позиций в руки других игроков, включая Россию.

У Соединенных Штатов есть много важных интересов в Сирии, которые администрация должна учесть при анализе будущей американской позиции в регионе. Во-первых, Вашингтон должен добиться убедительной победы над ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и не позволить, чтобы Сирия превратилась в плацдарм для подготовки будущих террористических атак. Во-вторых, США, наряду с Францией и Великобританией, должны стать сдерживающим фактором по отношению к использованию химического оружия. В-третьих, Вашингтон должен уделить первоочередное внимание организации поставок гуманитарной помощи и восстановлению пострадавших от войны районов. В-четвертых, США должны помешать внешним силам, недружественным Вашингтону, занять доминирующие позиции в Сирии и регионе, что могло бы также поставить под угрозу безопасность Израиля.

Европейские и арабские союзники также заинтересованы в достижении перечисленных целей, поэтому они должны взять на себя часть издержек, необходимых для их достижения.

Для достижения перечисленных целей потребуется всеобъемлющая военно-дипломатическая стратегия, для реализации которой нужны силы США, расположенные в Сирии и координация деятельности союзников Вашингтона в регионе и во всем мире. Чтобы окончательно разбить ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и исключить возможность возрождения данной террористической группировки, США должны располагать возможностью зачищать от боевиков подконтрольные территории. Союзники и региональные партнеры должны принять активное участие в организации гуманитарных поставок в освобожденные районы и обеспечить достаточную экономическую помощь для восстановления пост-асадовской Сирии.

Администрация Трампа добилась больших успехов в унижении ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и должна довести борьбу до победного конца, однако интересы США в Сирии не ограничиваются необходимостью уничтожения террористической группировки. США должны взять на себя ключевую роль в дипломатическом урегулировании гражданской войны и восстановлении государства, способного осуществлять управление в пределах своих границ. Для того, чтобы в будущем в Сирии не преобладали интересы, противоречащие интересам США и региональным союзникам, Вашингтону необходимо будет обеспечить доминирование в дипломатическом процессе.

Эти цели могут быть достигнуты только благодаря постоянному присутствию сухопутных войск США на территории Сирии. «Виртуальное» присутствие США в Сирии превратится в «фактическое» отсутствие Соединенных Штатов, что противоречит американским региональным интересам.

Хорошая новость заключается в том, что численность войск, необходимая для достижения региональных целей, будет довольно скромной. В настоящий момент в северо-восточной части Сирии расположено около 2 тыс. американских солдат. Дополнительно США могут опереться на местных союзников. Вместе эти силы могут освобождать захваченные боевиками территории и обеспечивать их безопасность. Эти силы могут выступить в качестве противовеса силам, выступающим на стороне правительства САР. Однако главное заключается в том, что в распоряжении США есть достаточно собственных и союзнических сил, чтобы оказать влияние на дипломатические решения, связанные с будущим Сирии.

Сообщалось, что советник по национальной безопасности США Джон Болтон и государственный секретарь Майк Помпео намерены создать коалицию из войск арабских региональных союзников, которая должна будет прийти на смену американским войскам в Сирии.

Безусловно, региональные государства очень заинтересованы в успешном исходе битвы в Сирии. Они должны сделать существенный вклад в эту борьбу. Как отметил сам президент, следует ожидать, что арабские союзники США направят деньги и войска, которые будут иметь решающее значение для исхода военных действий. США являются единственной страной, которая может объединить различные региональные страны, преследующие противоречивые цели, и объединить их вокруг единой стратегии.

Совместные усилия США и их региональных союзников позволят окончательно разгромить ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и сделать так, чтобы будущее Сирии находилось в соответствии с американскими и региональными интересами. Как только эти цели будут достигнуты, США смогут безопасно вывести свои войска с территории Сирии.

Максим Исаев

Источник — REGNUM

Мечеть Селимие — шедевр османской архитектуры

AA

Мечеть Селимие в турецкой провинции Эдирне привлекает внимание своей неповторимой архитектурой и величием.

Мечеть Селимие, одна из красивейших в Турции, является неизменным символом города Эдирне и была построена по проекту зодчего Синана в середине XVI века.

ЮНЕСКО включило мечеть Селимие в Список всемирного культурного наследия в 2011 году.

Зодчий Синан называл мечеть Селимие шедевром своего мастерства.

Мечеть находится в самом центре Эдирне, и ее минареты возвышаются над остальными зданиями города.

На территории мечети также расположены вспомогательные постройки, медресе и крытый рынок.

Величественная мечеть с грандиозным куполом и четырьмя изящными минаретами, возвышающаяся на холме, является своеобразным маяком для всех путников, приближающихся к Эдирне.

При постройке мечети зодчий Синан реализовал свою давнишнюю задумку установить огромный купол на правильный восьмигранник. За счет большого числа окон, врезанных прямо в куполе, достигается эффект необъятного пространства внутри мечети.

Внимание к мечети приковывают и ее 85-метровые минареты.

Распоряжение о строительстве мечети отдал султан Селим, сын султана Сулеймана и Роксоланы. Но ему не суждено было увидеть этот архитектурный шедевр.

Строительство мечети началось в 1569 году и завершилось только в 1575 году.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%BC%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%82%D1%8C-%D1%81%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D0%B5-%D1%88%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%B2%D1%80-%D0%BE%D1%81%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%82%D1%83%D1%80%D1%8B-/1214379#

Поток нелегальных мигрантов в Европу вырос на 60%

AA

Число нелегальных мигрантов, пытающихся проникнуть на территорию Европы, выросло с начала 2018 года на 60 процентов по сравнению с прошлым годом.

С начала года 14470 нелегальных мигрантов пытались проникнуть в Европу по Эгейскому, Средиземному и Черному морю.

Как сообщает агентство «Анадолу», на нелегальную миграцию людей толкают личные неурядицы, экономическая и политическая неопределенность внутри страны. Большая часть нелегальных мигрантов пытается проникнуть в Европу по Эгейскому морю.

Из 14470 нелегальных мигрантов, пытавшихся проникнуть на территорию Европы, 13336 были задержаны в акватории Эгейского моря.

Наибольшее число нелегальных мигрантов было зафиксировано в 2015 году. Но с 2016 года число попыток нелегального проникновения в Европу сократилось. При этом в 2018 году число нелегальных мигрантов вновь резко увеличилось, несмотря на высокий риск, с которым сопряжены подобные попытки.

В январе-июле 2017 года были предотвращены попытки проникнуть в Европу 9152 человек. В 2018 году их число выросло на 60 процентов — до 14470.

Таким образом, выросло и число погибших во время нелегальной миграции. В 2017 году число погибших составило 20, а в 2018 году этот показатель вырос до 54. В ходе операций силы безопасности задержали 38 организаторов нелегальной миграции.

https://www.aa.com.tr/ru/t%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%BA-%D0%BD%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%BC%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BF%D1%83-%D0%B2%D1%8B%D1%80%D0%BE%D1%81-%D0%BD%D0%B0-60-/1216547

Россия и Иран получат инструмент, который позволит задержать строительство газопровода из Туркменистана в Азербайджан

google

Вместе с конвенцией о правовом статусе Каспия, которую президенты государств региона подпишут 12 августа, появится протокол по процедуре оценки воздействия проектов на окружающую среду, пишет газета «Коммерсантъ». По документу для строительства трубопроводов по дну Каспия нужно согласие всех прибрежных государств.

Таким образом, Россия и Иран получат инструмент, который позволит как минимум задержать возможное строительство газопровода из Туркмении в Азербайджан. Собеседники издания в газовой отрасли уточняют, что в обозримой перспективе шансы этого проекта в любом случае невелики.

Президенты пяти прикаспийских государств 12 августа в Актау подпишут конвенцию о правовом статусе Каспия. Конвенция разрешает прокладку газопроводов по дну Каспия только на основе договоренностей стран, через чьи сектора пройдет труба. Однако, как рассказали источники в двух российских ведомствах, вместе с конвенцией будет подписан протокол о процедуре оценки воздействия проектов на Каспии на окружающую среду. Также рассматривается вариант, при котором этот документ накануне подпишут министры экологии и природопользования или главы внешнеполитических ведомств.

Протокол предусматривает согласование крупных проектов на Каспии, в том числе прокладку трубопроводов, на основе консенсуса всех прибрежных государств.

«Из документа ясно следует, что лишь национальной экологической экспертизы проектов или же международной экспертизы (осуществленной внерегиональными структурами — ред.) недостаточно. Одобрение на строительство должно быть получено от всех пяти прикаспийских стран», — пояснил один из собеседников. По его словам, конвенция и протокол «увязаны» друг с другом. При этом чиновник подчеркнул, что «ни о каких искусственных барьерах» речь не идет. «Вопрос связан исключительно с минимизацией экологических рисков», — настаивает собеседник.

Нерешенный статус Каспия до сих пор являлся одним из главных препятствий для строительства Транскаспийского газопровода, который позволил бы Туркмении (четвертой стране в мире по размеру запасов газа) поставить газ в Европу в обход России через Азербайджан, Грузию и Турцию. Проект активно обсуждался в Европе в конце 2000-х годов как возможная альтернатива закупкам российского газа, но в последние годы интерес со стороны европейского газового бизнеса угас. По словам собеседников, это связано с неясными перспективами спроса на газ в Европе, падением цен на него, а также высокой стоимостью похожего проекта — газопровода из Азербайджана в Южную Италию (Южный газовый коридор), бюджет которого составил $45 млрд.

Собеседники в газовой отрасли не видят прямых рисков того, что теперь Транскаспийский газопровод получит новую жизнь даже в отсутствие протокола. Они отмечают, что Туркмения законтрактовала значительные объемы газа для Китая, причем этой зимой не полностью выполняла контракт. Планируется четвертая ветка газопровода Центральная Азия—Китай на 35 млрд кубометров с вводом в 2020 году, что потребует от Туркмении наращивания добычи. «В горизонте минимум десяти лет мы не ожидаем, что туркменский газ попадет в Европу», — говорит собеседник в правительстве, отмечая, что долгосрочные прогнозы дать сложно.
Подробнее: ca-news.org/news:1461526/?f=cp

Иммигранты способствуют росту размеров и производительности рабочей силы

google

Одна из центральных проблем, стоящих перед развитыми странами мира, – это замедление темпов роста их экономики. На протяжении последнего десятилетия они составляли в среднем 1,2%, что ниже усреднённого уровня 3,1% в течение предыдущих 25 лет.

Джейсон Фурман – профессор практической экономической политики в Гарвардской школе им. Кеннеди, ранее председатель Совета экономических консультантов при президенте Бараке Обаме.

Project Syndicate, 2018

Как показывает история, из-за замедления темпов экономического роста общества могут становиться менее щедрыми, менее толерантными и менее инклюзивными. И поэтому совершенно естественно, что минувшее десятилетие вялого роста экономики способствовало всплеску той разрушительной формы популистского национализма, которая находится на подъёме во многих странах (и их число растёт).

Как и в самые тёмные десятилетия XX века, современный национализм принимает форму ожесточённой оппозиции иммиграции и – в меньшей степени – свободной торговле. Ситуация ухудшается тем, что нынешний токсичный национализм приведёт к дальнейшему замедлению темпов роста экономики, которое собственно и способствовало его возникновению.

Возможность превращения этого порочного круга в благотворный, то есть такой, в котором увеличение открытости способствует ускорению темпов экономического роста, будет зависеть (по крайней мере, отчасти) от успехов в повышении совместимости иммиграции с инклюзивными формами национализма.

Экономические доказательства на этот счёт однозначны: иммиграция вносит серьёзный вклад в рост экономики. Кроме того, иммиграция сейчас нужна даже сильнее, чем раньше, потому что старение населения и снижение рождаемости в развитых странах порождает пенсионный бум, который не опирается на соизмеримое количество местных работников в расцвете лет.

Например, в Японии работоспособное население сокращается с 1995 года. В Евросоюзе на долю иммиграции пришлось 70% прироста рабочей силы в период с 2000 по 2010 годы. А в США иммиграция является главным фактором продолжения роста размеров рабочей сил. Если бы Америка полагалась только на работников, родившихся в США, тогда размеры её рабочей силы уже начали бы сокращаться.

Ускорение темпов роста экономики приносит пользу даже в том случае, если за счёт этого роста приходится поддерживать возросшую численность населения, потому что работающие иммигранты платят налоги, которые помогают поддерживать пенсионеров и отставников. В целом же, намного лучше быть страной с быстрым ростом экономики и энергичным, увеличивающимся населением, чем страной, где население сокращается, например, как в Японии.

Помимо увеличения рабочей силы, иммигранты способствуют росту подушевого ВВП, потому что они повышают производительность, то есть объём продукции, производимой каждым работником. Причина этого в том, что иммигранты с большей вероятностью становятся предпринимателями и начинают новый бизнес.

Например, в 2015 году в Германии обладатели иностранного паспорта создали 44% всех новых предприятий. Во Франции, по оценкам ОЭСР, иммигранты на 29% чаще участвуют в предпринимательской деятельности, чем работники, родившиеся в этой стране. Этот показатель совпадает со средними показателями стран ОЭСР в целом. В США иммигранты в 2-3 раза чаще регистрируют патенты, чем граждане, родившиеся в США, а их инновации приносят пользу не только иммигрантам

Практически нет сомнений в том, что иммигранты увеличивают общий размер экономического пирога; но как они влияют на раздел этого пирога? Здесь данные менее однозначны. Есть явные победители и проигравшие. Но если подсчитать баланс, то доступные данные свидетельствуют о том, что появление иммигрантов не приводит к снижению зарплат местных работников. Напротив, с гораздо большей вероятностью иммигранты способствуют общему росту зарплат.

Например, в ходе недавнего исследования во Франции выяснилось, что внутри каждого департамента (то есть района) страны увеличению доли иммигрантов в числе занятых на 1% соответствовало повышение зарплат для родившихся в стране работников на 0,5%. Получается, что иммигранты способствуют не только росту размеров и производительности рабочей силы, но и зачастую дополняют профессиональные навыки местных работников, помогая им зарабатывать больше.

Мои профессиональные интересы связаны с экономикой, поэтому я всегда делаю акцент на роли экономического роста. Однако очевидно, что это не единственный фактор, которым объясняется подъём популистского национализма. Тот факт, что развитые страны меняются культурно, тоже имеет значение, причём, возможно, даже более существенное. Например, в США доля населения, родившегося за рубежом, выросла с 5% в 1960 году до 14% сегодня. Как отмечает Яша Монк из Гарвардского университета в своей проницательной новой книге «Народ против демократии», это самый высокий показатель со времён последнего крупнейшего всплеска недовольства иммиграцией в США: эпохи «жёлтой угрозы» в начале XX века.

В других странах наблюдаются схожие тенденции, причём иногда они проявляются даже ярче. Например, в Швеции доля населения, родившегося за рубежом, выросла с 4% в 1960 году до 19% сегодня – это даже более серьёзный сдвиг, чем в США.

Когда речь заходит об иммиграции, все страны оказываются перед выбором. Они могут либо заплатить высокую экономическую цену за проведение изоляционистской политики, либо пожинать экономические выгоды возросшей открытости. Впрочем, хотя государственная политика и способна помочь получению выгод от открытости, мы не должны терять из вида её политические и экономические ограничения.

Помимо политических решений, нам ещё нужно создавать культурные ожидания: иммигранты не просто принесут разнообразие перспектив, они присоединятся к своей новой стране в качестве граждан. Это означает – говорить на языке страны, уважать её национальные традиции и даже радоваться за её национальную футбольную сборную: в этом я смог убедиться лично, обсуждая все эти вопросы на конференции «Экономические встречи» (Les Rencontres Économiques) во французском городе Экс-ан-Прованс.

В США нам необходимо работать именно над такой концепцией иммиграции и инклюзивного национализма, в том числе повышая качество футбольной команды.
Подробнее: ca-news.org/news:1461897/?f=cp

В Улан-Баторе пройдет фестиваль «Кочевая Монголия»

AA

В Улан-Баторе 11-15 августа пройдет фестиваль «Кочевая Монголия», сообщает CA-NEWS.

Организаторы фестиваля — Министерство образования, культуры, науки и спорта Монголии, столичное Управление по делам культуры и искусств и Управление Улан-Батора по делам физической культуры и спорта.

Целью фестиваля является популяризация культурного наследия и национальных традиций народов Монголии.

В фестивале примут участие более двух тысяч человек со всей Монголии.

В программу входят различные соревнования, в том числе по национальной борьбе и стрельбе из лука, а также скачки.

https://www.aa.com.tr/ru/o%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE/%D0%B2-%D1%83%D0%BB%D0%B0%D0%BD-%D0%B1%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B9%D0%B4%D0%B5%D1%82-%D1%84%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D1%8C-%D0%BA%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D1%8F-%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%8F-/1214303

Консолидированный ответ на общие проблемы

 

 

 

 

 

На пленарной сессии 22 июня 2018 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию «Укрепление регионального и международного сотрудничества по обеспечению мира, стабильности и устойчивого развития в Центральноазиатском регионе». Документ, разработанный Узбекистаном совместно с соседними государствами Центральной Азии, единогласно поддержан всеми государствами — членами ООН.

Это событие — историческое не только для стран региона, сложно переоценить его значение и в международном контексте. С концептуальной точки зрения принятие резолюции ознаменовало новый этап в развитии стран Центральной Азии, трансформирующейся в единый консолидированный регион.

Значение для Узбекистана

Впервые инициатива о принятии резолюции выдвинута Президентом Шавкатом Мирзиёевым на 72-й сессии Генассамблеи ООН в сентябре 2017 года. Заявив о намерении организации международной конференции по Центральной Азии в Самарканде в ноябре 2017 года, лидер Узбекистана предложил разработать по ее итогам резолюцию ООН в поддержку усилий стран Центральной Азии по обеспечению безопасности и укреплению регионального сотрудничества.

Принятие документа явилось подтверждением международного признания и поддержки новой региональной политики Ташкента. Она заключается в том, чтобы превратить Центральную Азию в стабильный, экономически развитый и процветающий регион, как подчеркнул Шавкат Мирзиёев. Сегодня Узбекистан находит полное понимание и поддержку всех партнеров — от стран ближнего и дальнего зарубежья до авторитетных международных организаций. В мировом сообществе сформировалось четкое

понимание, что современная политика Узбекистана нацелена на полное раскрытие потенциала страны в регионе без ущерба для чьих-либо интересов.

Центральная Азия

Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан активно поддержали инициативу Узбекистана, а также выступили соавторами резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. В ней отражена взаимная поддержка инициатив, ставших существенным практическим вкладом в укрепление региональной безопасности и обеспечение устойчивого развития.

В частности, в резолюции отмечены итоги прений в Совете Безопасности по Афганистану в январе 2018 года в период председательства Казахстана в СБ ООН, а также регулярное проведение в Кыргызстане Всемирных игр кочевников. Подчеркнуты результаты международной конференции по проблемам противодействия терроризму и экстремизму, проведенной в Таджикистане в мае 2018 года. Страны региона приветствовали проведение саммита глав государств Международного фонда спасения Арала в Туркменистане в 2018 году. Выражена поддержка инициативы Узбекистана по ежегодному созыву консультативных встреч лидеров стран Центральной Азии.

По сути, резолюция стала консолидированным ответом центральноазиатских государств на общерегиональные проблемы, вызовы и угрозы глобализации. Республики усилили свою роль как самостоятельные субъекты системы международных отношений, способные сообща нести ответственность за настоящее и будущее региона.

Такая позитивная динамика в Центральной Азии является беспрецедентной за все годы независимого развития стран региона, которые вышли на качественно новый уровень регионального сотрудничества. С чем это связано?

Государства Центральной Азии обрели независимость в период распада биполярного миропорядка, сопряженного с возникновением новых вызовов и угроз стабильности, усилением геополитического соперничества, эскалацией вооруженного противостояния в соседних регионах. Ситуация безопасности в регионе осложнялась тяжелым бременем внутренних политических, социально-экономических, идеологических и других проблем, с которыми столкнулись страны Центральной Азии в 90-е и последующие годы.

По мнению американского эксперта С. Корнелла, в течение 25 лет Узбекистан играл очень важную роль в Центральной Азии. С самого начала он занял твердую позицию в отношении радикализма и экстремистских идеологий, вел сильную политику, нацеленную на недопущение распространения экстремистской идеологии в регионе.

В государствах Центральной Азии сформировались и укрепились политические системы и институты государственной власти, реализуются собственные модели и концепции национального развития. По мере интеграции в систему международных отношений центральноазиатские страны накопили опыт выстраивания внешней политики, требующей в условиях

глобализации нового взгляда на стратегические перспективы и преимущества регионального сотрудничества.

Как отмечает директор Центра исследований Центральной Азии и Афганистана Института международных исследований МГИМО А. Казанцев, Узбекистан показал достаточно серьезный потенциал в разрешении региональных конфликтов. За последние два года Президент Мирзиёев с нуля успел разрулить все проблемы, которые существовали в Центральной Азии, тем самым заложив основы для решения проблем регионального характера.

Сегодня страны Центральной Азии проявляют твердую готовность к конструктивным изменениям в двух- и многосторонних отношениях. Государства региона как никогда сконцентрированы на консолидации усилий по повышению своей конкурентоспособности на мировой арене и укреплению международно-политической субъектности всего региона.

Мировое сообщество

Принятие резолюции ООН по Центральной Азии — беспрецедентное событие в новейшей истории региона, так как ее единогласно поддержали страны практически всех континентов мира — Австралии, Северной и Южной Америки, Азии, Африки и Европы. По данным МИДа Узбекистана, в консультациях по проработке документа активно и конструктивно участвовали все ведущие государства-партнеры стран Центральной Азии, включая Россию, КНР, США и ЕС.

Фактически мировое сообщество выразило твердую безусловную поддержку усилиям стран Центральной Азии по углублению регионального сотрудничества, являющегося одним из важнейших факторов стабильности и развития. Уже не оспаривается тот факт, что безопасность Центральной Азии является неотъемлемой составляющей глобальной безопасности. В условиях, когда в ряде регионов мира сохраняются напряженность и конфликты, стратегические перспективы регионального сотрудничества приобретают особое значение для международной безопасности.

Нарастающая неопределенность, турбулентность и дисбалансы в глобальной экономике требуют от государств региона более тесного, скоординированного взаимодействия для поиска путей и реализации общих проектов совместного развития.

В регионе и за его пределами есть четкое осознание того, что только стабильные, динамично развивающиеся и процветающие центральноазиатские государства могут стать привлекательными, конструктивными и долгосрочными партнерами международного сообщества. Это аксиома! Если страны региона будут успешными в этом направлении, то Центральная Азия может «стать геополитической лабораторией стабильности и мира в Евразии».

Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию по развитию Центральной Азии

Фото: АР

Генеральная Ассамблея ООН 22 июня 2018г. одобрила резолюцию «Укрепление регионального и международного сотрудничества в целях обеспечения мира, стабильности и устойчивого развития в Центрально-Азиатском регионе». В документе говорится о поддержке текущих региональных усилий по укреплению экономического сотрудничества и стабильности в Центральной Азии.

Резолюция стала практическим осуществлением инициативы Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, которая была представлена в рамках 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2017 г. в Нью-Йорке.

Соавторами резолюции стали 55 стран Европы, Северной и Южной Америки, Азии и Африки. Среди них – Австралия, Австрия, Афганистан, Беларусь, Германия, Италия, Индия, Индонезия, Канада, Нигерия, Норвегия, ОАЭ, Республика Корея, Сингапур, Турция, Швейцария, Эквадор и другие. Свои консультации предоставили основные страны-партнеры стран Центральной Азии, включая Россию, КНР, США и ЕС.

Представляя проект резолюции, глава Постоянного представительства Узбекистана при ООН Бахтиёр Ибрагимов сказал, что основной целью документа является поддержка международного сообщества в усилиях Центрально-Азиатских стран по содействию более тесному сотрудничеству в целях обеспечения мира и стабильности в регионе.

В документе отмечается важность развития и укрепления двустороннего и регионального сотрудничества в области рационального и комплексного использования водных и энергетических ресурсов в Центральной Азии, смягчения экологических и социально-экономических последствий высыхания Аральского моря, создания современной транспортной и транзитной системы в регионе, углубления связей в сферах просвещения, науки, технологий, инноваций, туризма, культуры, искусства и спорта.

По словам представителя Узбекистана, страны Центральной Азии обладают большим потенциалом для сотрудничества и развития, учитывая их общее духовное и культурно-историческое наследие. Страны Центральной Азии также имеют общие транспортные и коммуникационные сети, схожее экономическое развитие. Регион может

иметь большое значение в качестве основного межрегионального транспортного коридора, соединяющего Восток с Западом.

По данным ООН, в течение последних 10 лет средний рост ВВП стран региона Центральной Азии составил 6,2%. Этот показатель значительно превышает среднемировой уровень – 2,6% за тот же период.

РОЛЬ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА УЗБЕКИСТАНА В ЗАЩИТЕ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА

google

В настоящее время в Республике Узбекистан идет системный, динамичный процесс реформирования всех сторон жизни общества, развития политической, правовой и социально-экономической систем, духовного возрождения и утверждения демократических ценностей. Продолжается последовательный процесс строительства демократического правового государства и формирования сильного гражданского общества. В республике реализуется важнейший принцип избранной узбекской модели модернизации страны – «переход от сильного государства к сильному гражданскому обществу».

Одним из приоритетных направлений политического развития Узбекистана является развитие институтов гражданского общества. Государство, осуществляя политику социального партнерства, поощряет развитие неправительственных организаций, среди которых определенная часть осуществляет правозащитную деятельность. Трудно переоценить роль и значение этих организаций в укреплении демократических ценностей в сознании людей, повышении их политической и гражданской активности, расширении масштабов и углублении демократических преобразований, происходящих в стране. Принято более 250-ти законов, регулирующих взаимоотношения государства и институтов гражданского общества. Среди них важную роль выполняют законы «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления» и «О социальном партнерстве».

В Узбекистане функционирует более 8 тыс. негосударственных некоммерческих организации, в т.ч. около 30 международных и зарубежных представительств иностранных НПО. Государство проводит политику социального партнерства, активно развивает институты гражданского общества. В июне 2005 г. образована Ассоциация негосударственных некоммерческих организаций, которая представляет их интересы во взаимоотношениях с государством.

Государство обеспечивает соблюдение прав и законных интересов общественных объединений, создает им равные правовые возможности для участия в общественной жизни. Вмешательство государственных органов и должностных лиц в деятельность общественных объединений не допускается.

С принятием совместного решения палат Олий Мажлиса по созданию Общественного фонда по поддержке ННО и других институтов гражданского общества, а также Парламентской комиссии по управлению средствами Фонда в стране создана демократическая, прозрачная, независимая от органов исполнительной власти система финансовой поддержки ННО.

Значительную работу в области обеспечения прав человека, повышения правовой, политической культуры граждан проводят средства массовой информации. Для успешной и активной их деятельности в Узбекистане создано обширное правовое поле, которое продолжает совершенствоваться с учетом международного опыта и реалий современности.

В настоящее время в республике действует более 1500 средств массовой информации. Общее суточное эфирное время только телеканалов Национальной телерадиокомпании Узбекистана составляет 616 часов, в то время как до обретения независимости – всего лишь 48 часов.

Заслуживает внимания, что кардинально меняется также структура средств массовой информации. Это подтверждает и то, что в нашей стране около 53 процентов всех телеканалов и 85 процентов радиоканалов являются негосударственными.

Для создания в Узбекистане организационно-правовых основ социального партнерства последовательно решается ряд взаимосвязанных задач: а) в законах и положениях о государственных органах полнее отражаются их обязанности содействовать участию граждан в управлении; б) обучение госслужащих и депутатов основам политико-правового поведения; в) обеспечение доступа системы правового просвещения для населения; г) улучшение взаимодействия государственных органов с партиями и другими общественными объединениями; д) постоянный анализ меняющегося отношения населения к публичной власти и его формирование в соответствии с политическим курсом. В дальнейшем, следует более внимательно учитывать факторы, порождающие критику и отчуждение граждан от власти, и добиваться признания и поддержки ими конкретных программ и действий

В рамках Концепции административных реформ в Республике Узбекистане на 2017-2021 годы предполагается на основе принятия закона «О государственной службе» внедрить новые подходы к взаимоотношениям государственных органов и граждан.

Планируется сформировать систему по постоянному изучению ситуации в каждом регионе (речь идет о мониторинге), прежде всего, по исполнению указов и постановлений, эффективности их реализации, выработке предложений по повышению ответственности государственных органов в данной сфере. Государственные органы должны все более активно развивать и расширять сотрудничество как с ННО, так и другими институтами гражданского общества. Практически у каждого государственного органа должна быть создана собственная система и механизмы сотрудничества с ННО в сфере прав человека.

Анализ практики взаимодействия ННО в сфере обеспечения прав человека показывает, что в дальнейшем необходимо развивать

следующие концептуальные направления сотрудничества с ННО на основе принятия Закона «Об общественном контроле», совместного мониторинга ситуации в сфере соблюдения и защиты прав человека в Республике Узбекистан путем: а) выявления случаев нарушения прав человека и формирования банка данных по категориям граждан, по географии их распространения; б) обмена информацией, документами, исследованиями свидетельствующими о нарушении прав человека; в) взаимных консультаций, дискуссий о предупреждении нарушений прав человека; г) развития договорных отношений между государственными структурами и ННО по изучению и исследованию соблюдения прав определенной категории граждан соответствующей неправительственной организацией; д) разработки совместных программ содействия обеспечению прав определенных категорий граждан; е) проведения общественной экспертизы законопроектов и разработки совместных предположений по устранению пробелов в законодательстве о правах человека и приведению его в соответствие с нормами международного права.

YPG/PKK и режим Асада ведут переговоры по Мюнбичу

AA

Террористическая организация YPG/PKK в Сирии ведет с режимом Башара Асада переговоры по вопросу передачи режиму контроля над районом Мюнбич. Стороны намерены совместно обеспечивать безопасность в районе.

Террористы продолжают находиться в Мюнбиче, несмотря на информацию о том, что боевики YPG/PKK покидают указанный район.

Для того, чтобы помешать сотрудничеству Турции и США по выводу боевиков YPG/PKK из Мюнбича, террористы ведут переговоры с сирийским режимом.

Две недели назад в здании партии БААС в Алеппо прошла встреча представителей режима Асада и главарей YPG/PKK, прибывших из Кандиля.
На встрече режим Асада представляли функционеры партии БААС в Алеппо Фадыл Джаббар, Абдуллах Хусейн и Ахмед Габхан.

Террористов на встрече представляли главари так называемого «военного совета» в Мюнбиче Мухаммед Кариди и Ибрахим Беннави, командир группировки «Джундул-Харамейн» Мухаммед Гувейши и адвокат YPG/PKK Шукрю аль-Авни.

Стороны обсудили вопросы предотвращения вмешательства Турции в ситуацию на севере Сирии, возвращения режима Асада в Мюнбич и разделение власти в районе.

Ранее «военный совет» Мюнбича сообщил в соцсети, что не собирается передавать контроль над районом Турции, а предпочитает сдать Мюнбич режиму Асада.

Анкара и Вашингтон четвертого июня достигли договоренности о выводе отрядов сирийского крыла террористов PKK — YPG из района Сирии, расположенного к западу от реки Евфрат.

Мюнбич был захвачен отрядами террористов YPG в августе 2016 года при поддержке США. 90 процентов населения указанного района сирийской провинции Алеппо составляют этнические арабы.

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам.

По данным ООН, в ходе конфликта погибло более 400 тысяч человек, свыше 10 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. 4,8 миллиона человек нашли убежище за пределами страны.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/ypg-pkk-%D0%B8-%D1%80%D0%B5%D0%B6%D0%B8%D0%BC-%D0%B0%D1%81%D0%B0%D0%B4%D0%B0-%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D1%83%D1%82-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D1%8B-%D0%BF%D0%BE-%D0%BC%D1%8E%D0%BD%D0%B1%D0%B8%D1%87%D1%83/1211250

Сотрудничество с БРИКС – новый импульс для развития Турции

google

Участие президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в 10-м саммите лидеров стран-участниц БРИКС придаст импульс многовекторному развитию турецкой экономики и углублению торговых связей на международном уровне.

Саммит глав государств и правительств стран-участниц БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика) пройдет 25-27 июля в столице ЮАР – Йоханнесбурге.

В повестке саммита предстоящего саммита значатся вопросы сотрудничества в сфере глобальной экономики, инвестиции и финансов.

Президент Турции станет специальным гостем саммита БРИКС. Эрдоган приглашен в Йоханнесбург в качестве действующего председателя Организации Исламского сотрудничества (ОИС).

Саммит БРИКС, с участием лидеров ряда стран и крупных предпринимателей, станет для Эрдогана вторым масштабным международным мероприятием после саммита НАТО после победы на выборах 24 июня в Турции.

Девизом 10-го саммита глав государств и правительств стран-участниц БРИКС выбраны слова «БРИКС и Африка: сотрудничество для инклюзивного роста и общего процветания в ходе 4-й промышленной революции».

Как сообщает агентство «Анадолу», на долю стран-участниц БРИКС — Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика — приходится свыше 40% населения мира, а их доля в мировом ВВП превышает 20%.

Доля стран-участниц БРИКС в мировой торговле достигает 17%, они производят треть мировой промышленной продукции и половину мировой сельскохозяйственной продукции.

Объем внешней торговли стран-участниц БРИКС в минувшем году составил 5,9 триллионов долларов.

Объем внешней торговли Турции со странами БРИКС в 2017 году же составил 60,7 миллиардов долларов. Экспорт Турции в страны БРИКС в 2017 году составил 7,3 миллиардов долларов, импорт – 53,4 миллиарда долларов.

Экс-вице-премьер Турции Мехмет Шимшек в одном из своих заявлений в минувшем году отмечал, что страны-участницы БРИКС создали собственный банк развития. «Для того, чтобы принять участие в проектах БРИКС, необходимо быть членом организации. В этой связи Турция рассматривает вопрос участия в БРИКС», — сказал Шимшек.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%81%D0%BE%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D1%81-%D0%B1%D1%80%D0%B8%D0%BA%D1%81-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B9-%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%81-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%8F-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8/1212239

Трамп встретился с Путиным, чтобы настроить Россию против Китая?


Президент США Дональд Трамп и президент РФ Владимир Путин
© Михаил Метцель/ТАСС
Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5381449

Ван Хайюнь (王海运)
China.com, Китай

На встрече лидеров США и России Трамп стал объектом нападок со стороны американских СМИ. На пресс-конференции, состоявшейся после саммита, Трамп опроверг заявление американской разведки и заявил, что у России нет причин вмешиваться в выборы президента США, и в итоге Трамп стал предателем родины. Вернувшись в США, Трамп сразу же заговорил по-иному, заявив, что это была оговорка, и первоначально он хотел подчеркнуть вмешательство России в выборы президента США. Кроме этой театральной части, встреча Путина и Трампа больше никак не запомнилась международному сообществу. Несмотря на все это, в связи с потеплением отношений между Россией и США был достигнут определенный прогресс в двусторонних отношениях, а данная встреча принесла конкретные плоды.

Например, несмотря на то что обе стороны согласились создать экспертный совет в экономической сфере и учредить комиссию из ученых и военных обеих стран, большинство из этого всего лишь задумки. Несмотря на то, что на встрече был затронут широкий круг международных вопросов, таких как, война в Сирии, ядерный кризис в Корее и иранское ядерное соглашение, каждый президент говорил о чем-то своем. Однако вопросы, которые оказывают наибольшее влияние на двусторонние межгосударственные отношения, такие как Крым и экономические санкции, вовсе не были затронуты.

Выстраивание российско-американских отношений требует больших усилий и немалого терпения. Прежде всего, противоречия двух стран имеют структурный характер. У обеих стран разные мнения о мировом порядке, концепции развития и системе нравственных ценностей. Во-вторых, в отношениях между США и Россией существует большое количество конфликтных вопросов, а также накопилось много ненависти к друг другу. Например, вопрос о расширении НАТО на север и усилении военного присутствия в Центральной и Восточной Европе, украинский кризис и связанные с ним санкции против России. Возможности для взаимного компромисса очень ограничены. В этот раз Трамп снова столкнулся с большим количеством ограничивающих факторов. Например, с вновь остро стоящим скандалом о рашагейте. Путин же полон разочарований относительно дружбы России и США. Все эти факторы определяют развитие отношений США и России и, видимо, «потепление» в этих отношениях наступит еще очень нескоро.

Независимо от того, сможет ли встреча Путина и Трампа принести определенные результаты, в любом случае, начатые переговоры будут способствовать стабильности во все мире, в отличие от холодного безразличия. Китай, как одна из «ответственных мировых держав», безусловно, рад видеть улучшение отношений между двумя крупными государствами, а также доволен тем, что США снизили свое давление на главного стратегического партнера Китая — Россию.

Теперь о недавних сенсационных новостях, появившихся в интернете, например, «Киссинджер помогает Трампу настроить Россию против Китая», «Китаю следует принять меры и не допустить измены Путина». Если же они не направлены на то, чтобы помешать нормализации отношений США и России, то тогда это, безусловно, можно считать намеренной провокацией против китайско-российских отношений. Провокация была совершена из-за отсутствия информации о стабильности в российско-китайских отношениях, а также из-за отсутствия понимания об их глубоком и стратегическом характере. Следует понимать, что высокий уровень китайско-российского стратегического сотрудничества заключается не только в том, что две страны — соседи, а также в том, что каждая из стран выступает залогом развития и безопасности друг друга. Руководители наших государств и представители элиты имеют глубокое представление как о положительных, так и об отрицательных исторических аспектах взаимоотношений России и Китая. Более того, поскольку обе страны считаются развивающимися державами и не западными государствами, они также выступаю, как объект стратегического сдерживания США. Ввиду этого, стратегические потребности и стратегическая концепция России и Китая схожи. Существует общая потребность и России, и Китая в балансе международной структуры и в построении нового международного порядка. Есть веские основания полагать, что совсем нелегко будет подорвать китайско-российское всестороннее стратегическое сотрудничество в его «наилучший исторический этап».

Говоря о Киссинджере, то, действительно, в прошлом году Трамп отправил его с официальным визитом в Россию, а также на встречу с Путиным. Однако, проанализировав информацию из разных источников, мы не находим никаких доказательств того, что целью его поездки было настроить Россию против Китая. Более того, впоследствии он совершил официальный визит в Китай, где очень дружелюбно пообщался с китайскими лидерами. Что еще более важно, то это помощь президенту Никсону в улучшении отношений между Китаем и США — это то, чем гордится Киссинджер больше всего в своей жизни. Как же он сможет так легко разрушить «гордость» всей его жизни? Кроме того, Киссинджер гуру международного стратегического баланса, и он не может не знать о том, что настроить Россию против Китая будет практически невозможно. Похоже, что некоторые люди в нашем обществе, действительно, должны протереть глаза и включить голову.

Ван Хайюнь
старший советник Китайского института международных стратегических исследований и директор группы экспертов китайско-российского стратегического сотрудничества.

Источник — Иносми

Минуло 44 года с операции по поддержанию мира на Кипре

Сигналом к высадке турецких войск на Кипре стал пароль «Айша выходит на отдых»AA

AA

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/10857

 

Иранское руководство школьное образование на местных языках считает опасным

google

Месамед В.И.

В последние дни в Иране расширяется грозящая перейти в широкие протестные акты дискуссия, связанная с функционирования языков национальных меньшинств. Ее поводом стали высказывания министра просвещения ИРИ Сейеда Мохаммада Батхаи, сказавшего несколько дней назад, что нельзя вести преподавание и разговаривать на языках меньшинств в иранских школах. В некоторых регионах Ирана, продолжил министр, заметны попытки ввести школьное обучение на языках национальных меньшинств страны. «Местные языки надо учить дома, а в школах дети должны овладевать официальны языком страны, которым является фарси».

Преподавание на фарси Батхаи назвал «красной линией» исламского режима, отметив, что школьное образование на местных языках «опасно» и поэтому его введение в систему образования невозможно. Здесь нелишне отметить отношение к национальному вопросу в ИРИ. Политика клерикального руководства Ирана, особенно на первом послереволюционном этапе, игнорировала языковые и этнические признаки национальной общности, а в качестве определяющего выдвигала принцип религиозного единства. Учтем при этом, что неперсидские этносы составляют примерно половину населения страны.

Однако основатель Исламской Республики Иран аятолла Рухолла Хомейни, будучи приверженцем доминирования религиозного фактора, обосновал на иранском примере необходимость следования догме «Исламская община – единая нация», блокирующей по сути решение проблемы национального развития проживающих в Иране меньшинств, в том числе такой многочисленной как азербайджанцы. В условиях ИРИ все движения нетитульных, то есть – неперсидских, наций за свои политические и культурные права, рассматриваются как подрывающие власть центрального правительства, то есть направленные против режима Исламской Республики.

Базу для такого положения создает ныне действующая Конституция ИРИ, при составлении и принятии которой было проигнорировано абсолютное большинство поправок и добавлений, предложенных представителями национальных меньшинств. В стране много сторонников реализации национально-культурных прав национальных меньшинств, противников дискриминации по этническому признаку, хотя примеры иранской реальности, где этническими азербайджанцами являются такие лидеры страны как сам верховный лидер аятолла Али Хаменеи, бывший премьер-министр, а ныне один из лидеров оппозиции Мир-Мохаммад Мусави, многолетний глава МИД ИРИ, ныне – главный внешнеполитический советник аятоллы Хаменеи – Али-Акбар Велаяти, являются наглядным опровержением такого рода утверждений. Вместе с тем, в мае 2006 г. в стране было отмечена вспышка антиазербайджанских настроений, когда в газете «Иран» были опубликованы карикатуры на иранских азербайджанцев. В заметке под заголовком «Что делать, чтобы остановить насекомых?» Азербайджан сравнивался с помойкой, его население именовалось насекомыми, питающимися от иранцев (персов), звучали призывы уничтожить «насекомых».

Статью сопровождала карикатура, на которой мальчик-перс произносит на фарси слово «таракан», а проходящий мимо азербайджанец по-азербайджански откликается: что? Реакция властей была жесткой – газету временно закрыли, а виновных отдали под суд. В азербайджаноязычных провинциях поднялась буря протеста. Как писала пресса, «… жители Урумийе осудили действия смутьянов и издевательства над азербайджанским языком. Тысячи горожан участвовали в демонстрации, осуждающей издевательские карикатуры в газете «Иран» и действия смутьянов, организовавших в этой связи беспорядки в городе». Вот и на этот раз иранские азербайджанцы восприняли слова министра просвещения как нападки на свой родной язык. Бурная реакция исходит от многих представителей этого, самого многочисленного после персов этноса, насчитывающего, по разным оценкам, от 15 до 25 млн человек.

Так, Мусуд Пезешкиян – депутат от Тебриза, исторического центра иранских азербайджанцев, в Собрании исламского совета (парламенте страны), реагируя на «националистическое», как назвал его сайт вещающего из Баку на Иранский Азербайджан телеканала «Гуназ-ТВ», высказывание министра просвещения Ирана, сказал: «По Конституции на языке меньшинств должно вестись образование». Давая интервью местному изданию «Табризэ ман», Пезешкиян отметил, что в стране необходимо ввести обучение на родном языке не только в школах, но и в вузах. Как раз об этом, сказал депутат от Тебриза, идет речь в статье 15 Конституции ИРИ. «То, что у нас нет школ на родных языках меньшинств, ведет к разобщению, поэтому в стране должно реализоваться требование этой статьи.

Я прослежу за этим как вице-спикер парламента. В этом вопросе нужно действовать принципиально, и если такое право присутствует в главном законе страны, его надо претворять в жизнь, а не наклеивать ярлыки пантюркистов на тех, кто поддерживает включение азербайджанского языка в школьное и вузовское преподавание». Для того, чтобы прояснить ситуацию, процитируем названную статью 15 Конституции ИРИ, действующей в стране с 1979 г. Вот она: «Официальным и общим языком и алфавитом для иранского народа является персидский язык и персидский алфавит. Официальные документы и тексты, официальная переписка и учебники должны быть написаны на этом языке этим алфавитом, однако местные национальные языки могут свободно использоваться наряду с персидским языком в прессе и иных средствах массовой информации, а также для преподавания национальных литератур в школах».

На наш взгляд, трудно определять эту статью как разрешающую использование национальных языков в школьном образовании. Но в любом случае, это «националистическое и фашистское», как называют его некоторые фарсиязычные СМИ, высказывание иранского министра просвещения вызвало многочисленные протесты как азербайджаноязычного, так и говорящего на других местных языках, населения ИРИ. Однако, отмечает интернет-сайт «Гуназ-ТВ», лишь 9 из 71 депутата от азербайджаноязычных провинций страны, высказали к нему свое отношение, потребовав отставки министра просвещения ИРИ и введения азербайджанского и других языков национальных меньшинств в школьное обучение. В социальных сетях уже идет дискуссия по этой проблеме. К ней присоединилось и местное духовенство.

Имам-хатиб соборной мечети города Ардебиля аятолла Хасан Амели, реагируя на слова министра просвещения Ирана, посоветовал тому не влезать в дела, «в которых он ничего не смыслит». Назвав местные языки «божественными откровениями», аятолла Амели уточнил, что лишь Всевышний может решать судьбу того или иного языка. «Мы можем только уважать и сохранять эти божественные откровения. Именно поэтому все существующие языки должны поощряться и развиваться. Местные языки, будучи средством передачи знания, являются богатством страны, это Божье послание, и никто не может их отвергнуть или восстать против них». Амели назвал слова министра просвещения «полнейшей несуразностью»: «Мы с ними не согласны, и призываем государственных мужей ответственно подходить к тому, что они говорят, и не касаться тех проблем, в которых они ничего не смыслят». Коллега Амели на посту имам-хатиба Тебриза — Мохаммадали Але Хашем, высказался по поводу слов министра просвещения следующим образом: « Мы никогда не перестанем любить свой родной Азербайджан, и наши люди ждут того, чтобы и в вузах хотя бы некоторые предметы преподавались на нашем родном языке». Другой этнический иранский азербайджанец Мохаммад-Реза Бадамчи, являющийся депутатом Собрания исламского совета от Тегерана, нашел высказывание министра просвещения Ирана противоречащим духу и букве действующей Конституции ИРИ: «Прискорбно, что министр высказывается против нашей Конституции, еще более прискорбно, что до сих пор не дезавуировал свои слова».

Бадамчи заверил, что он поднимет затронутую проблему на заседании парламента и потребует ее досконального рассмотрения. «Мы ждем от правительства особой чувствительности по поводу выполнения конституционных требований, а также недопущения высказываний членов кабинета, идущих вразрез с Основным законом страны». Этот депутат парламента написал в Twitter, что министр просвещения не имеет понятия о базовых правах граждан страны. «Надо заставить министра просвещения прочитать Конституцию, и научить его уважать национальные меньшинства страны». Обратим внимание на реакцию члена городского Совета Тебриза Голам-Хоссейна Масуди-Рейхана. Ранее он был председателем комиссии Собрания исламского совета по просвещению. Он говорит, что уже 41 год трудится в сфере просвещения, и убежден, что конституционное право обучения на родном языке должно быть реализовано, ибо только так можно добиться глубины получаемых знаний. Владение родным языком ведет к росту ответственности человека перед его страной.

«Если нынешний министр просвещения этого не знает, он должен проконсультироваться со специалистами по языкознанию или почитать специальную литературу. По всей вероятности, министр не знает, что вопрос обучения на родном языке является одним из требований национальных меньшинств. В нынешнем составе Собрания исламского Совета есть специально фракция азербайджаноязычных депутатов. Высказывания министра просвещения – прямой укор этим избранникам народа, одна из задач которых была в том, чтобы продвигать развитие родного языка». Реализма в эту дискуссию прибавило мнение парламентария от города Урумийе Надера Газипура. Он высказал такую точку зрения: обучение на родном языке не мешает овладению языком фарси. Касаясь вызвавших дискуссию слов министра просвещения ИРИ, он назвал их проявлением «недалекого ума» и показателем того, что «человек, который делает такие заявления, не понимает, что в нынешней специфической ситуации подобного делать нельзя». В Иране существуют острые проблемы школы, где отсутствует стандартизация и не решены трудности с оплатой труда учителей. Их и нужно решать, резюмировал политик.

 

Желание быть русским

Можно по-разному отно­ситься к Белинскому, Писареву, Добро­любову, Чернышевскому, но так называемые революционеры-демократы, не говоря уже о славянофилах, отличались болезненным, гипертрофированным чувством долга, даже острой вины перед своим народом

Поляков Юрий, «Литературная газета», 18 июля

XIV. Этноэтика
Но ведь чувство долга перед соотечественниками – это не врожденное свойство, не прививка от гриппа. Чик – и готово. Его, это чувство, надо воспитывать, внушать, иногда пришивать суровыми нитками. А почему нет? Курить-то нас отучают по всей строгости карательного здравоохранения. Можно по-разному отно­ситься к Белинскому, Писареву, Добро­любову, Чернышевскому, но так называемые революционеры-демократы, не говоря уже о славянофилах, отличались болезненным, гипертрофированным чувством долга, даже острой вины перед своим народом. Наша классическая литература воспитывала в гражданах ответственность, доходящую до жертвенности. Конечно, не все усваивали, но это другой вопрос. В СССР литература, кино, театр занимались тем же самым, в особо опасных случаях аккуратно именуя народ «трудящимися». Без этих чувств – вины и долга – невозможно понять Платонова, Шолохова, Бондарева, Распутина, Астафьева… А вот из современной российской литературы, которую окормляет почему-то Министерство связи и цифровых технологий, даже тень сочувствия к народу выветрилась, осталось в лучшем случае брезгливое снисхождение. Вот если человеку при советской власти дважды отказали в выезде на ПМЖ, это настоящая трагедия. А когда в одночасье учителя рухнувшей страны оказались нищими, рабочие – безработными, разве ж это катастрофа? Это реформы. К тому же в лесу полно грибов и ягод.
Более того, презрение к стране, к людям, к российской государственности, а то и русофобия стали своего рода маркерами премиальной литературы. В одном романе, помню, автор сообщал в первой же главе, что гимн с детства ассоциируется у него с испражнениями, так как в шесть часов утра его будило радио, всегда начинавшее вещание с гимна, и он брел в туалет. Надо ли объяснять, что книга получила, кажется, «Букера», и автор вошел в состав агитбригады, которую за казенный счет постоянно вывозят на книжные ярмарки. В другом романе неграмотная татарка ужасается, видя на карте страшный силуэт СССР, и этот монстр терзает другие страны. Не важно, что темная женщина вряд ли разбирается в политической карте мира (у нас не каждый старшеклассник это умеет), главное – правильная позиция автора, за что была выдана премия «Большая книга». Это напоминает систему.
Вот еще типичное, увы, наблюдение. На замечательный Грушинский фестиваль бардовской песни приехал один из «любимовцев» с молодежной труппой и привез спектакль по стихам Евгения Евтушенко. Я слушал, недоумевая: из всего наследия этого сложного и переменчивого в настроениях поэта с ювелирной точностью были вычленены только те стихи, где автор порицал Россию или предъявлял ей претензии, связанные в основном со сталинизмом. А что, разве нельзя? Ну почему же… Можно, например, поставить спектакль «Пушкин и Христос», где прозвучит только безбожная, но дьявольски талантливая «Гавриилиада». Но разве этой, по сути, кощунственной поэмой исчерпывается отношение великого поэта к Вере? Хочется спросить: зачем? Зачем замалчивать или просто купировать, как непородистые щенячьи уши, замечательные патрио­тические стихи Евтушенко? А затем, полагаю, чтобы молодой слушатель, не знающий метаний автора «Братской ГЭС», по окончании спектакля встал в полной уверенности, что один их самых громких русских поэтов ХХ века свое Отечество не любил и другим не советовал.
В свое время я долго убеждал руководителей разных каналов – вернуть поэтическое слово в эфир, ставя в пример «Стихоборье», которое я вел на канале «Народные университеты» в 1995–1996 гг. Наконец это случилось: такая передача появилась, называлась она «Вслух», а вести ее поручили длинноволосому телевьюноше, манерой говорить напоминавшему лимонадный фонтанчик. Замысел был прост: молодые и не очень молодые поэты, состязаясь, читали в эфире стихи, а мэтры, в основном самопровозглашенные, их оценивали. Но за несколько сезонов существования проекта я не услышал в эфире ни строчки о Родине, о России, о любви к Отечеству, хотя как главный редактор, читающий кипы присланных в «ЛГ» стихотворений, отлично знал: патриотическая, в том числе русская, тема весьма распространена в современной отечественной поэзии. Вопрос: кто и зачем устанавливает фильтры, не допускающие в эфир патриотическую тему, имманентно присущую отечественной поэзии? Если изготовители «контента» почему-то не любят Россию, им вообще не стоит доверять эфир, как педофилов нельзя пускать в пионерский лагерь. Кстати, те же самые фильтры в той же самой передаче почему-то не допускали в эфир и поэзию, написанную на языках наших автономий. Странное совпадение, не так ли?
А возьмем важнейшее из искусств – кино, чье влияние на формирование стереотипов поведения и шкалы ценностей общеизвестно. Достаточно сказать, что кинематограф – главное орудие агрессивной американизации, а точнее, голливудизации жизни. Так вот, если и появляется в отечественном кино на экране персонаж, настроенный патриотически, да еще озабоченный русским вопросом, в итоге он оказывается или мерзким расистом, или политическим авантюристом, или вором, прикрывающим риторикой свои махинации. Но чаще – и первым, и вторым, и третьим в одном флаконе. А ведь среди татар, якутов, адыгов, евреев тоже есть люди, болезненно озабоченные прежде всего судьбой своих народов, но я ни разу не видел, чтобы их представляли на экране в таком отвратительном виде, как русских. Характерна концовка фильма Андрея Звягинцева «Нелюбовь». Там героиня, чье материнское равнодушие погубило ребенка, появляется в последних кадрах облаченная в красный спортивный костюм с белой надписью «Россия». Неверная жена и преступная мать равнодушно крутит педали стационарного тренажера, бессмысленно глядя вдаль. «Куда мчишься, птица-тройка?»
«Русский вопрос» на нашем ТВ заслуживает отдельного и подробного разговора. Пока приведу лишь один пример. Смотрю очередную передачу из цикла «Нерусские русские» – фильм о моем любимом актере Василии Меркурьеве и его жене Ирине Мейерхольд. Авторы передачи с каким-то утробным удовольствием доносят зрителям, что Василий-то Васильевич, создавший на экране классические образы русских удальцов и хлебосолов, сам-то, оказывается, из немцев. Ну и что? По мне, хоть последний из удэге, был бы актер хороший. А его тесть, продолжают нас просвещать авторы, великий Мейерхольд – невинная жертва большого террора. Минуточку, коллеги, зачем же лепить горбатого? Общеизвестно, что именно великий Всеволод Эмильевич, увы, сильно постарался, чтобы в советском искусстве репрессии стали одним из главных способов разрешения идейно-эстетических споров. И опять хочется спросить: зачем? Вы хотите нас убедить, что русским по духу человека делает не кровь? Мы знаем без вас. В этом и состоит сила нашей цивилизации. Или же вы стараетесь исподволь внушить нам мысль, что русская культура стала великой лишь потому, что ее создавали люди нерусские? Вопрос весьма спорный. Что ж, запускайте передачу «Русские русские», посчитаем и разберемся. Не забудьте прихватить циркуль – черепа мерить. Но ведь никогда на нашем ТВ не будет передачи «Русские русские». Ни-ко-гда! И тут мы вступаем в область этнической этики, о которой наша медийная публика даже представления не имеет…
Несколько раз мне доводилось подвизаться ведущим на разных телеканалах, и я обратил внимание на странное обстоятельство: эфирный персонал, чаще всего редакторы, нередко страдают странной ментальной болезнью с тремя симптомами: антисоветизм, отчизноедство и русоплюйство. Причем этот недуг служит своего рода признаком интеллигентности, даже избранности. А что? Считали же в XIX веке, что сифилис обостряет талант и что без бледной спирохеты на Монмартре делать нечего. В последнее время к триаде добавился новый симптом – путинофобия. Неприязнь к «бессрочному», как они считают, президенту сегодня сплачивает нашу либеральную интеллигенцию (даже ту, что с выгодой работает на правительство) покрепче, чем монархистов объединяло желание взять Царьград и проливы.
Став ведущим передачи «Дата» на ТВЦ, я сначала никак не мог понять, почему в сценарии фигурируют исключительно имена и события зарубежной истории и культуры, в крайнем случае – российские эмигранты, преимущественно третьей волны. Стал выяснять. Оказалось, в редакции есть только энциклопедия заграничных знаменательных дат. Купил им отечественный справочник. Результат тот же самый. Тогда в прямом эфире я понес отсебятину про низкопоклонство перед Западом и Клавдию Шульженко, юбилей которой мы якобы прошляпили из-за Клаудии Шиффер. Вышел скандал. Наябедничали Олегу Попцову, тогдашнему начальнику ТВЦ. Он разобрался, навалял «западникам» и обязал их не менее половины сюжетов посвящать отечественным именам и датам. Потом я перешел на работу в «ЛГ» и через месяц, увидев передачу «Дата» с другим ведущим, оторопел: все вернулось на круги своя. Купленный мной справочник, видимо, на радостях сожгли, возможно, в ритуальных целях.
И на других каналах, где мне приходилось подвизаться, я замечал такую же особинку: юбилейные или скорбные даты, связанные с «нерусскими русскими», как-то сами собой попадают в эфирную сетку, точно по выделенной полосе. А вот про «русских русских» приходится напоминать, убеждать, давить. Мы даже в свое время в «ЛГ» открытое письмо публиковали, когда все каналы дружно «не заметили» смерть крупнейшего русского поэта Юрия Кузнецова. Помню, как пробивал в эфир сюжет о премии имени Пластова, знаковой фигуры для русской реалистической живописи ХХ века. Но его вытеснил из сетки фестиваль то ли Шагала, то ли Кандинского. Я возмутился – мне клятвенно обещали: через год исправим ошибку. Год пролетел, как молодость. И вот сижу я, подгримированный, в студии, а пока выставляют свет, листаю сценарий:
– А где же премия Пластова?
– Какого Пластова?
– Того самого.
– Камера у нас сломалась, – отводя глаза, объясняет руководитель программы.
– Тогда считайте, что и ведущий у вас сломался, – отвечаю я, отстегивая «петличку», и встаю.
– Ну что вы, Юрий Михайлович, так нельзя! Мы же интеллигентные люди…
– Неужели?
И все сразу нашлось: и камера, и машина, и место в эфире… И еще я заметил: когда борешься за место для «русских русских» в информационном пространстве, на тебя как-то странно смотрят, мол, вроде нормальный с виду, хорошо одетый и причесанный гражданин, а вместо галстука повязал на шею змею.
Как ни странно, в нашей многоплеменной державе практически не разработана такая важная дисциплина, как этническая этика, а ведь ее азы наряду с религиозными основами надо преподавать в школе и в расширенном формате в средне-специальных и, конечно, высших учебных заведениях. В вузах, готовящих учителей, медийный персонал, чиновников, будущих деятелей культуры, офицеров, этноэтика вообще должна стать одной из основных дисциплин и опираться на последние достижения науки. Точнее, на достижения наук, ведь «народоведение» – это и история, и археология, и генетика, и этнография, и психология, и фольклористика, и социо­логия… Люди, которые принимают политические решения, учат, воспитывают, оглашают эфир, снимают фильмы, пишут книги и школят нашу многонациональную армию, должны понимать: национальное чувство, хоть и гнездится в голове, – это объективная реальность, которую необходимо учитывать. От того, что ты сам вырос на Арбате и считаешь себя по национальности «москвичом», эта объективная реальность никуда не исчезает, а порой набухает кровью.
Лет десять–двенадцать назад меня попросили слетать в Баку на конференцию вместе с одним правительственным чиновником. Когда самолет набрал высоту, этот симпатичный молодой человек, прежде занимавшийся оптовой торговлей, хлебнув аэрофлотовского виски, попросил меня:
– А теперь расскажи мне по ходу, что там азеры и хачики не поделили?

Окончание следует

Источник — литературная газета

Иран, как шиитское государство, прямо использующее свою религиозную идентичность для качественного изменения собственного регионального и глобального статуса


google

Иран, как шиитское государство, прямо использующее свою религиозную идентичность для качественного изменения собственного регионального и глобального статуса, имеет весьма неблагоприятное положение в мусульманском мире. Для суннитов шииты являются еретиками и вероотступниками, с которыми не может быть достигнуто никакого взаимовыгодного консенсуса, поэтому любое активное политическое действие Исламской Республики (ИРИ) тщательно отслеживается и чаще всего оспаривается всем суннитским миром. Однако если на межгосударственном уровне благодаря дипломатии Ирану удается поддерживать конструктивные отношения с суннитскими государствами, то на уровне суннитских религиозных сообществ, особенно наиболее радикального исламистского толка, суннито-шиитские противоречия вскрываются в наиболее полной мере.

Суннитские фундаменталистские радикальные группировки, такие как Талибан, Аль-Каида или ИГИЛ, совершенно открыто провозглашают одной из своих главных целей уничтожение всех носителей любых других религиозных идеологий, в особенности отступников шиитов. Широко известны факты проявления боевиками ИГИЛ в захваченных районах Сирии, Ирака и Ливана исключительной жестокости по отношению к шиитскому населению. А поскольку суннитские исламистские организации, приобретающие те или иные политические формы, уже на протяжении нескольких десятилетий действуют в непосредственной близости к границам ИРИ, Иран находится под постоянной экзистенциальной угрозой.

По этой причине, еще задолго до того, как проблема международного терроризма была сформулирована и признана основной угрозой человечеству в XXI в., Иран вел активную и непримиримую борьбу с исламским фундаментализмом и радикализмом.

Сразу же после исламской революции 1978-1979 гг. Исламская Республика оказалась жертвой внешней агрессии Ирака. Поскольку население Ирака приблизительно на 70 % состояло из мусульман шиитов, Багдад крайне чувствительно отнесся к произошедшим в ИРИ событиям. Опасаясь того, что собственное шиитское население примет идеи исламской революции и предпримет широкомасштабные антиправительственные акции, Ирак решил нанести превентивный удар по своему врагу, для чего был использован вопрос об ирано-иракской границе и статусе провинции Хузестан. Однако истинная, куда более весомая угроза власти толкала иракское правительство на самые радикальные шаги, в частности, применение химического оружия. Стоит отметить, что в период ирано-иракской войны, международное сообщество, в особенности Соединенные Штаты, осталось глухо к заявлениям Ирана, проигнорировало факт применения Ираком химического оружия и, напротив, поддержало С. Хусейна, который был главным нарушителем мира и стабильности на Ближнем Востоке в конце XX в. и признанным спонсором международного терроризма. Впоследствии же, спустя четверть века, именно остатки хусейновской армии составили боевой костяк войск Исламского государства.

Вторым крупным политическим событием, который также можно отнести к борьбе с радикализмом и терроризмом, стало участие Тегерана в урегулировании гражданского конфликта в Таджикистане в 1992-1997 гг. Одной из основных оппозиционных сил конфликта была Партия исламского возрождения Таджикистана. В условиях экономического краха 1990-х гг. существовала крайне высокая вероятность появления в Центральной Азии фундаменталистского исламистского государства. Тегеран использовал весь имеющийся у него политический ресурс для урегулирования конфликта и недопущения прихода к власти радикальных сил, что в купе с усилиями российских миротворцев и дипломатов оказалось достаточным для разрешения конфликта и сохранения секулярного характера власти в Таджикистане.

На рубеже 1990-2000-х гг., когда Североатлантический альянс активно занимался собственным переформатированием и поиском новых направлений деятельности в мире XXI в., Иран обращал внимание мирового сообщества на угрозу Талибана. В 1998 г. талибские боевики совершили нападение на иранское посольство в Мазари-Шарифе, в результате которого погибло девять иранских дипломатов, после чего по всему Афганистану началось притеснение шиитского населения. Но только трагические события 11 сентября 2001 г. обратили внимание мирового сообщества на данную проблему.

Последовательность иранской контртеррористической политики проявляется и на современном этапе в контексте борьбы с запрещённым в России террористическим «Исламским государством». После бесплодных попыток Тегерана обратить внимание международного сообщества на то, что внешнее вмешательство в политику стран Ближнего Востока и, в частности, деградация власти в Сирии и Ираке, приведут к непредсказуемым последствиям, его прогноз сбылся. Летом 2014 г. боевики ИГИЛ начали успешное наступление на севере Ирака и Сирии. Поскольку Иран находился в самом эпицентре событий, и как шиитское государство был одной из основных целей Исламского государства, он начал широкомасштабное сопротивление ему в экономической, идеологической и военной областях. Тегеран сформулировал комплексную стратегию борьбы с ИГ, главными целями которой стало полное уничтожение противника и сохранение целостности Ирака. В условиях возникшей опасности Тегеран даже продемонстрировал решимость отложить противоречия с США и Саудовской Аравией и был готов к совместным с ними действиям, причем не только на дипломатическом, но и военном уровне.

В очередной раз предложения Ирана, как и его усилия по борьбе с Исламским государством были проигнорированы. В рамках современного вестернизированного мирового порядка Иран является феноменом контрсистемным, поэтому любые его политические усилия, даже в области борьбы с международным терроризмом, рассматриваются как вызов этому миропорядку. Даже самые конструктивные и выгодные всем участникам международного политического процесса предложения Ирана отвергаются. Более того, сам Иран является признанным спонсором международного терроризма, причем в последние годы ввиду его успехов в ближневосточной политике критика Тегерана по данному направлению со стороны США усилилась.

Серьезно ситуация для Ирана начала меняться в 2013 г., когда он начал более тесное взаимодействие с Россией, которая также за свою постсоветскую историю значительно пострадала от международного терроризма. Успешные на первом этапе переговоры между Ираном и шестеркой посредников, не последнюю роль в чем сыграла Москва, в конечном итоге не стали началом процесса международной реабилитации Ирана, но дали старт укреплению отношений между Россией и Ираном. Столкнувшись с общей угрозой международного терроризма, которая возникла ввиду образования вакуума силы на Ближнем Востоке после вывода оттуда вооруженных сил США, Россия и Иран начали естественное движение навстречу друг другу. Вскоре обнаружилось общность их взглядов как на природу конфликта в Сирии, так и на будущее Ближнего Востока в целом.

В 2015 г. российские воздушно-космические силы начали проводить операции на территории Сирии против террористических группировок, таких ИГИЛ и Джебхат ан-Нусра, с целью восстановления безопасности и целостности Сирии. Иран в свою очередь продолжил массированные наземные операции на территории Сирии и Ирака, которые он уже не первый год проводил силами Кудс Корпуса стражей исламской революции в тесном взаимодействии с законными правительствами стран. В итоге военно-политический альянс России, Ирана, Ирака и Сирии проявил себя как наиболее эффективная контртеррористическая сила в регионе. В сентябре 2015 г. они создали совместный информационный центр в Багдаде для координации боевых действий против террористов и проведения разведывательных операций.

Постепенно сотрудничество между Россией и Ираном в сфере борьбы с международным терроризмом расширялось. В 2016 г. иранское правительство дало согласие на использование российской авиацией аэродрома Хамадан. Отмеченное событие оказалось знаковым для ирано-российских отношений, свидетельствующим о высокой степени доверия, достигнутой в двустороннем диалоге, поскольку подобное решение для иранского правительства было первым и единственным в истории страны после исламской революции, когда был установлен запрет на присутствие иностранных сил на территории Ирана. Помимо этого, начались регулярные консультации между Ираном и Россией по линии военно-политических организаций, важным участником которых является Россия: ОДКБ и ШОС. Интерес к российско-иранскому диалогу проявил Китай, давний торговый партнер Ирана.

Благодаря скоординированным действиям Ирана и России по оказанию помощи правительствам Сирии и Ирака в борьбе с международным терроризмом Исламскому государству и другим террористическим группировкам был нанесен существенный ущерб. Их присутствие в Сирии и Ираке оказалось сведено к минимуму, экономические возможности спонсировать террористическую деятельность в мире, от которой пострадали страны Европы и в том числе Россия ограничены, проведена эффективная работа по противодействию информационной пропаганде ИГИЛ.

Безусловно о полной победе над радикальным политическим исламом речи быть не может. По-прежнему довольно напряженная ситуация сохраняется в Афганистане, Пакистане. Затянувшийся гражданский конфликт и деградация государственных институтов в Йемене привели к активизации в стране Аль-Каиды (Аль-Каида на Аравийском полуострове). Однако то, что началось как вынужденное сотрудничество Москвы и Тегерана в борьбе с общей угрозой в итоге открыло совершенно новые горизонты сотрудничества в других областях, в которых борьба с терроризмом является лишь одним из множества направлений. Например, широко известны консультации между Ираном и Россией относительно перспектив расширения экономических связей в контексте евразийской интеграции, продолжается сотрудничество Москвы и Тегерана в области мирного атома, разведки и добычи углеводородных ресурсов, строительства инфраструктуры, развития транспортного коридора Север-Юг и поставок вооружений.

Высокую оценку российско-иранское сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом получило со стороны представителей иранской государственной власти. Так, президента ИРИ Х. Роухани во время трехсторонней встречи на высшем уровне между лидерами Азербайджана, Ирана и России, состоявшейся 1 ноября 2017 г. в Тегеране, обозначил успехи российско-иранской коалиции в сирийском конфликте и свою полную уверенность в том, что Россия и Иран способны справится с угрозой международного терроризма в регионе и содействовать установлению на Ближнем Востоке мира и стабильности. Верховный руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи в разговоре с российским президентом Путиным и вовсе отметил, что вместе Россия и Ирана обладают возможностью пошатнуть устоявшийся американоцентричный мировой порядок, заложив основу новой системы международных отношений на Ближнем Востоке.

В декабре 2017 г. спикер иранского парламента Али Лариджани во время посещения Международной конференции по борьбе с распространением наркотиков, проходившей в Москве, дал развернутое интервью, в котором подробно осветил позицию Ирана относительно сотрудничества с Россией. По его мнению, РФ и ИРИ – это силы, находящиеся на передовой в войне с международным терроризмом, которые в отличие от остальных стран не ограничиваются декларациями и созданием номинальных военных альянсов, а занимаются практическим устранением глобальной угрозы. В свою очередь Соединенные Штаты, долгое время претендовавшие на лидерство в глобальной борьбе с терроризмом, по его словам, продемонстрировали крайне низкую результативность и неготовность вести борьбу такого плана.

Вскоре слова Лариджани нашли неожиданное подтверждение в новой стратегии национальной безопасности США, проект которой озвучил министр обороны США Дж. Мэтис, выступая в университете Джона Хопкинса. В новой стратегии США сместили основной акцент с международного терроризма, который раньше признавался основной угрозой безопасности, на, во-первых, растущую военно-политическую мощь России и Китая, и, во-вторых, угрозы, исходящие от правительств КНДР и Ирана. Мэттис пообещал продолжить борьбу с терроризмом, однако на первый план американской политики, по его словам, выходит соперничество с глобальными державами. Одним из важнейших аспектов данного противостояния, по мнению Мэттиса, должна стать еще более тесная кооперация с союзниками США по евроатлантическому единству. Слова Мэттиса, озвучившего новый подход США к международным отношениям, особенно тепло были встречены секретарем министерства обороны Великобритании.

В феврале 2018 г., спустя месяц после выступления Мэттиса Великобритания предложила в Совете безопасности ООН проект резолюции, в которой признается вина Ирана в поставках йеменским повстанцам хуситам оружия в обход существующего эмбарго. Официальный представитель России в Совбезе ООН В. Небензя наложил вето на данный проект, выразив несогласие российской стороны с «некоторыми отдельными, но ключевыми формулировкам», которые смещают вину в конфликте на Иран и могут трактоваться, как предлог для создания антииранской коалиции.

Отмеченная ситуация в Совбезе ООН наглядно продемонстрировала, что широкие последствия российско-иранского сотрудничества оказались заметны в масштабах мировой политики. Фактически, оказавшись наедине с угрозой международного терроризма в Сирии, Россия и Иран не только нанесли ему значительный ущерб, но и, не забывая о собственных национальных интересах, существенно повысили свой политический статус, как на региональном, так и на глобальном уровне. Подобный сценарий во многом оказался неожиданным для Соединенных Штатов и их союзников, которые уступили инициативу в ближневосточной политике в целом, и в борьбе с терроризмом в частности, России и Ирану, поэтому совершенно закономерными и естественными являются их попытки создать трудности для российско-иранского альянса. Однако в современных условиях подобная политика не приведет к ожидаемому Вашингтоном результату и будет способствовать лишь дальнейшему укреплению связей между Москвой и Тегераном, причем как в области борьбы с терроризмом, так и во всех обозначенных выше сферах.

Иван Сидоров для «Военно-политической аналитики»

Источник: http://vpoanalytics.com/2018/07/16/sotrudnichestvo-rossii-i-irana-v-sfere-borby-s-mezhdunarodnym-terrorizmom/

 

Сплотив все здоровые силы общества, можно победить экстремизм, эту чуму XXI века.

На фоне последних событий в Гяндже имеет важное и неотложное значение возобновление дискуссии о традиционном исламе, который, благодаря взвешенной государственной политике, и дальше будет развиваться и крепнуть в Азербайджане.

С чем вновь столкнулся Азербайджан во время трагических событий, когда погибли люди? С очередным проявлением экстремизма, привнесённым в страну извне. С очередным влиянием «учителей», которые не просто далеки от истинного ислама, а являются его истинными врагами. Проще говоря, с очередным преступлением, совершённым под прикрытием религиозных лозунгов.

Как политолог и журналист, одним из направлений деятельности которого является именно религиозная тематика, как редактор исламского журнала, могу с уверенностью утверждать, что любые призывы к насилию, не говоря уже о самом ужасном преступлении – убийстве, противоречат исламу и Священному Корану. Если быть совсем точным, и те, кто совершают подобные преступления, и те, кто призывают к ним, будут отвечать перед Всевышним в Судный день. Это самые простые общечеловеческие истины: верующий человек должен нести мир, любовь и доброту. Понять это совсем не сложно, но в современном мире, в котором, к сожалению, доступна и вся негативная информация, наши сограждане часто оказываются под влиянием малограмотных, далёких от истинных знаний «учителей». В результате мы видим прямое осквернение веры, даже с преступлениями, которые, в свою очередь, порождают страх и недоверие ко всему исламу. Пожалуй, самую точную оценку событиям дал президент Азербайджана Ильхам Алиев: «Кровавые преступления в Гяндже совершались под религиозными лозунгами, и это большое преступление против ислама. Азербайджанский народ всегда защищал свою религию, а азербайджанское государство пропагандирует исламские ценности».

Эти проблемы оказались близки не только Азербайджану, но всем странам бывшего СССР. Десятилетия борьбы с религией принесли свои плоды. К примеру, в России, как и в Азербайджане, после «советских» времён тотального запрета на религию, теперь благодаря государственной политике уверенно развивается традиционный ислам, который воспитывает верующих в лучших традициях мира и любви, нацеливает их на достойную жизнь во имя укрепления собственной семьи и гражданского мира. Точно также, как и в Азербайджане, в России, после почти векового перерыва, начали строиться мечети. И это тоже отражение государственной политики в

обеих странах. Несколько лет назад по приглашению председателя Духовного управления мусульман России Равиля Гайнутдина я принимал участие в открытии Московской Соборной мечети, где на соседней трибуне сидели президент России Владимир Путин, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и глава Палестинской автономии Махмуд Аббас. Тогда, на встречах с коллегами-журналистами из других стран, особенно из Европы, я рассказывал о становлении и укреплении в Азербайджане именно традиционного ислама, в котором нет вражды и ненависти. И мне было очевидно, что такой государственный подход к религии является самым верным и, что особенно важно, полезным для народа, для будущего страны. В связи с этим хочу сказать, что попытка найти в гянджинских событиях «российский след», что с чрезмерным упорством стараются сделать некоторые традиционно неравнодушные к северному соседу журналисты, очевидно несостоятельны. В России с террористами давно уже определились; они – вне цивилизованного общества. Если у кого-то из преступников в Гяндже и оказались родственники, проживающие в России, уверен, что правоохранительные органы двух стран уже оперативно выстроили общение и обмен информацией, а при необходимости – и выдачу преступников.

И в Азербайджане, и в России есть чёткое понимание необходимости создания собственной богословской школы. Глубокие и позитивные ожидания в этом направлении общественность связывает с решением президента Азербайджана Ильхама Алиева по созданию Института Теологии, который будет готовить специалистов не только по исламу, но и по другим религиям. Не так давно я общался с практикантами другого подобного, но уже российского заведения – Московского исламского института, и только ещё раз убедился в правильности своих выводов и наблюдений. Только собственная богословская школа, из собственных кадров, может отвечать всем внутренним и внешним требованиям. Уже сейчас очевидно, что именно студенты национальных теологических учебных заведений станут достойной сменой нынешним богословам. Начитанные, коммуникабельные, спортивные, изучающие несколько иностранных языков, подчёркнуто вежливые, особенно в общение со старшими – разве не такими и мы хотим видеть азербайджанскую молодёжь, особенно среди тех, кто будет служить примером для исповедующих ислам? Не случайно именно учёные Азербайджанского Института Теологии в связи с произошедшими террористическими актами в Гяндже выступили с чёткой и однозначной гражданской позицией. В заявлении учёных-теологов говорится: «Мы, учёные-теологи, как и вся общественность страны, глубоко осуждаем террористические акты, совершенные радикальными силами в древнем городе Гянджа, который занимает значительное место в истории государственности Азербайджана, и соболезнуем семьям шехидов —

полицейских, ставшими жертвами этого теракта. Во всех священных, религиозных книгах открыто написано, что убивать безгрешного человека является тяжким грехом. Убивший одного безгрешного человека убивает всё человечество, — так считается в Священном Коране, являющемся главным источником исламской религии. Наш Пророк (да благословит его Аллах и приветствует), его Ахли-Бейт и его сподвижники также заявили, что это является одним из тяжких грехов. Скрывание сущности деяний радикалов под завесой религии не допустимо, ибо это противоречит основным принципам нашей религии. Мы, учёные-теологи, призываем всех верующих быть бдительными и не поддаваться на провокации тех групп, которые эксплуатируют религиозные чувства верующих, и пытаются привести страну спокойствия и стабильности к хаосу. Мы уверены, что верующие нашей страны видят, к чему привели деяния радикальных сил в некоторых странах Востока и никогда не поддадутся на их провокации». Так же в заявлении учёных-теологов сказаны совершенно справедливые слова, что именно азербайджанская модель государственно-религиозных отношений, созданная общенациональным лидером Гейдаром Алиевым и успешно продолжаемая президентом Ильхамом Алиевым, является одной из образцовых моделей в мире. В этой модели, основанной на взаимном сотрудничестве между религией и государством, особое место занимают забота о религии, верующих и религиозных ценностях. В результате именно этой заботы, большое количество мечетей и святилищ строится и ремонтируется за счёт государственных средств, а также предоставляется материальная помощь религиозным деятелям и религиозным общинам.

В заявлении азербайджанских теологов я вижу не только чёткую гражданскую позицию, в которой нет никакого двойственного толкования, но и твёрдую уверенность в завтрашнем дне традиционного ислама. Вообще, в будущем представляется целесообразным развить полезное традиционное международное общение между высшими учебными заведениями и в направлении изучения традиционного ислама, что только принесёт всем пользу.

Развивая тему традиционного ислама, невозможно не упомянуть об удивительном учёном с мировым именем, за трудами и научными находками, озарёнными светом ислама, наблюдаю уже много лет. Это Иман Валерия Порохова-Аль-Рошд, автор смыслового перевода Корана на русский язык, который выдержал десятки изданий, действительный член Академии гуманитарных наук, член правления Евразийской международной академии культуры, действительный член Международной академии информатизации, Российской академии естественных наук, Почётный профессор Евразийского национального университета. Двенадцать лет Иман Валерия переводила Коран в Дамаске, в семье свёкра-шейха, под неукоснительным оком

верховного муфтия Сирии, окружённая сотнями томов тафсиров, из которых при малейшем сомнении вычитывался соответствующий текст её мужем доктором Мухаммадом аль-Рошдом… Так вот, этот авторитетный знаток Корана подтверждает, что в Коране записано: «Смертный, убивший хотя бы одного невиновного человека, никогда не узнает даже запаха рая» и «Не убивай человека, в которого вдохнул жизнь твой Создатель». Кстати, именно Пороховой в своё признавался Нобелевский лауреат эмбриолог Кейт Мор: «Если бы я прочитал Коран 20 лет назад, то совершил бы открытие на 20 лет раньше». На самом деле, все наши беды от невежества. И бороться с пережитками средневековья нужно только светом знаний. Как верно заметил председатель Госкомитета по работе с религиозными структурами Азербайджана Мубариз Гурбанлы, «мы не должны допускать, чтобы в Азербайджане кто-то, используя как прикрытие религиозные группы, совершал преступления, создавал угрозу для независимости и общественно-политической стабильности страны».

Не могу не сказать и ещё об одной проблеме, которая стала просто бичом современных средств массовой информации. Запущенное на Западе в своё время понятие «исламизм» стало общеупотребительным термином. Хочу ещё раз напомнить всем, кто бездумно пользуется этим «термином», о недопустимо его использования, особенно в Азербайджане, исповедующем ислам. Фактически это является недопустимым выражением, и даже ругательством, в отношении веры, завещанной нам предками. Это прямое отражение невежества, царящего в современном мире. Если речь идёт о преступниках, экстремистах, прикрывающихся исламом, – то надо понимать, что они никакого отношения к вере не имеют, потому что совершают действия, недопустимые исламом. Если этот термин использовать в отношении всех, кто исповедует ислам, в том числе, к миллионам азербайджанцев, – то мы просто не можем с этим согласиться. Мы – не исламисты; мы верующие в исламе!

Очень важно понять и то, что человекоубийца перестаёт быть не только мусульманином, но и иудеем, христианином. Различные «учителя» не устают использовать формулировку «убей неверного». На самом деле этим они показывают собственное глубокое невежество. В истинном и первоначальном значении это выражение означает «уничтожить неверного внутри себя», «победить самого себя». Это наглядный пример того, как искажаются и извращаются основные, базисные основы веры. Именно так понятие «джихад» было самым бессовестным образом переделано в борьбу с верующими других религий, а иногда – и с самими мусульманами.

… То, что произошло в Гяндже, – это, без сомнения, и испытание, и вызов. Испытание для традиционного ислама, который веками исповедуется

в Азербайджане. Вызов светской власти. Это попытка в очередной раз посеять хаос и возродить средневековое мракобесие. Точную оценку произошедшему дал помощник президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанов: «Предпринятые Азербайджаном строгие шаги против терроризма и призывов к терроризму должны быть правильно поняты учёными, известными представителями общества, представителями гражданского общества, широким массам должны быть предоставлены правильные месседжи. Попытки оправдать терроризм по каким-либо причинам или под каким-либо предлогом недопустимы, активные участники социальных страниц и представители СМИ в комментариях и отзывах не должны забывать о требованиях соответствующего законодательства и интересы государства, должны относиться к событиям более профессионально и объективно».

Только так, сплотив все здоровые силы общества, можно победить экстремизм, эту чуму XXI века.

Сафа Керимов, политолог, журналист-международник

http://ethnoglobus.az/index.php/vse-novosti/item/3010-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%BF%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D1%8D%D0%BA%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%B7%D0%BC-%D1%87%D1%83%D0%BC%D1%83-xxi-%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0?

В Лондоне показали прототип первого турецкого истребителя

AA

Прототип HÜRJET презентован на Farnborough Airshow-2018

Прототип первого турецкого легкого истребителя HÜRJET презентован в рамках авиасалона Farnborough Airshow-2018 в Великобритании.

Помимо HÜRJET, на авиасалоне в Лондоне презентованы новый турецкий вертолет T-625, первый полет которого намечен на сентябрь нынешнего года, и беспилотник ANKA.

В то же время в рамках Farnborough Airshow-2018 демонстрационный полет совершили турецкие ударные вертолеты T129 ATAK.

Кроме того, в турецкой экспозиции выставки представлены баллистические ракеты малого и среднего радиуса действия Gökdoğan и Bozdoğan разработки TÜBİTAK SAGE, а также авиационные бомбы MK-81 и MK-82.

Однако, по мнению экспертов, самым большим сюрпризом турецкого оборонпрома на Farnborough Airshow-2018 стал именно HÜRJET. Наземный прототип (макет) нового самолета дал возможность сформировать представление о нем.

Разработчики нанесли на хвостовую часть прототипа HÜRJET рисунок орла, который является символом ВВС Турции.

Проект создания отечественного истребителя успешно реализуется Компанией авиационной и космической промышленности Турции (TUSAŞ) за счет собственных ресурсов.

HÜRJET предназначен для учебно-тренировочных полетов и огневой поддержки. Концепция самолета готова, и в настоящее время специалисты работают над дизайном истребителя.

Летные испытания истребителя начнутся на 48-м месяце реализации проекта, а первый тестовый полет HÜRJET запланирован на 2023 год.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B2-%D0%BB%D0%BE%D0%BD%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%BF-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%B1%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8F-/1206638

Новая цель — Иран

AA

Ситуация в Сирии сегодня отвечает интересам крупных держав, каждая из которых получила то, чего хотела

США и Россия выходят победителями из близящегося к развязке конфликта в Сирии, считают турецкие политологи.

По их мнению, следующими целями супердержав являются обеспечение безопасности Израиля, сохранение влияния в регионе и ограничение политики Ирана.

Эксперты прокомментировали агентству «Анадолу» утверждения о негласных договоренностях Вашингтона и Москвы по Сирии, вероятной военной интервенции США в Иран и политику Турции на Ближнем Востоке.

Руководитель Центра энергетики и устойчивого развития университета «Кадир Хас», профессор Волкан Эдигер акцентировал внимание на неожиданном прекращении хаоса в Сирии.

По его словам, ряд стран на протяжении нескольких лет вел активную борьбу в Сирии, реализуя свои планы путем привлечения террористических структур и вооруженных формирований.

«Proxy War [опосредованные войны — ред.] в Сирии продолжались около пяти лет. К примеру, до сих пор остается загадкой, кто стоял за проектом террористов ДЕАШ, финансировал их, поддерживал и формировал стратегию действий. Небезынтересно, что вся эта неразбериха завершилась, словно по мановению руки. Как будто кто-то просто щелкнул пальцами, достигнув определенных целей или договоренностей. На данный момент ситуация в Сирии отвечает интересам крупных держав, каждая из которых получила то, чего хотела», — сказал Эдигер.

По его словам, Россия отстояла свои интересы в Сирии и доказала всему миру, что является супер-силой. Москва продемонстрировала миру, что в этом регионе планеты ничто нельзя изменить без ее ведома, сказал профессор.

В то же время США, принявшие решение о выводе войск из региона Ближнего Востока после завершения войны в Ираке, договорились с Москвой о сохранении влияния в Сирии, сказал глава центра.

«В действительности США не нуждаются в нефти и газе Ближнего Востока. В то же время Вашингтон всерьез обеспокоен тем, какая сила заполнит брешь, оставленную США на Ближнем Востоке. Создав военные базы в районах Сирии, расположенных к востоку от реки Евфрат, Вашингтон получил возможность в определенной мере контролировать действия России и сохранить военное присутствие в регионе», — считает Эдигер.

Говоря о будущем Сирии, турецкий эксперт отметил, что на этих землях фактически появятся два государства. «На западе Сирии будет действовать режим, подконтрольный России, а на востоке — проамериканская администрация», — сказал Эдигер.

По его мнению, по всей видимости, ситуация в Сирии будет заморожена.

На последующем этапе очередной фазы крупного противостояния в Сирии не предвидится. Потому что нынешний статус-кво отвечает интересам Израиля, сказал эксперт.

По его словам, Тель-Авив на сегодня не стягивает войска к границе Сирии по той простой причине, что не заинтересован в изменении наметившегося баланса в регионе.

Доцент юридического факультета университета «Диджле» Вахап Джошкун полагает, что администрация Дональда Трампа уже долгое время разрабатывает планы вывода войск из Сирии, но при условии сохранения влияния в этой стране и учета интересов Израиля. Именно поэтому Вашингтон нуждается в диалоге с Москвой.

«В вопросе Сирии Турция сотрудничает с различными силами. К примеру, в ходе операции «Оливковая ветвь» в Африне Анкара однозначно сотрудничала с Москвой. При этом Турция стремится и к контактам с Вашингтоном, несмотря на напряженность в отношениях с США. Наглядное тому подтверждение – договоренности по Мюнбичу», — отметил Джошкун.

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным ООН, в ходе конфликта погибло более 400 тысяч человек, свыше 10 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. 4,8 миллиона человек нашли убежище за пределами страны.