Плохая игра. Как Афганистан идет к катастрофе

Афганистан рискует в ближайшее время снова превратиться в арену не только кровавой междоусобицы между различными афганскими военно-политическими фракциями, но и противостояния США и России, опосредованного поддержкой этих фракций с разных сторон

Ситуация в Афганистане в последние недели стремительно деградирует. Центральная власть в Кабуле последовательно утрачивает контроль в провинциях страны, отдавая ее в руки боевиков ИГИЛ (запрещено в РФ) и «Талибана». Особенно заметна эта тенденция на севере Афганистана, граничащем с государствами Средней Азии. Ограниченное военное присутствие США и НАТО не способно обеспечить должный уровень безопасности даже в местах дислокации их контингентов. Обучение и подготовка Афганской национальной армии (АНА) и полиции, которыми занимаются американцы и европейцы, так и не подняли профессиональный уровень правительственных вооруженных сил, что вместе с разъедающей их коррупцией трагически подрывает безопасность в стране. Проблемы усугубляются так и не разрешенными противоречиями внутри самого правящего режима во главе с президентом Ашрафом Гани и премьер-министром Абдуллой Абдуллой.

Троянский конь на базе

Ощущение нарастающей военно-политической катастрофы в Афганистане выглядит особенно гнетущим на фоне беспрецедентно гибельной для афганской армии атаки, совершенной талибами на один из ее гарнизонов 21 апреля: по последним данным, ее жертвами стали не менее 250 военных. После этого в отставку подали высшие военные чины страны, министр обороны Хабиби и начальник Генерального штаба Шахин. В Кабул с необъявленным визитом вынужден был прибыть министр обороны США Джеймс Мэттис. Наиболее заметным публичным выражением его пребывания в Афганистане стали очередные обвинения в адрес России в поддержке талибов и даже в поставке им оружия. Эти обвинения Москва категорически отвергает, обнаруживая в них «поле для геополитических игр».

Как бы то ни было, но Афганистан действительно рискует в ближайшее время снова превратиться в арену не только кровавой междоусобицы между различными афганскими военно-политическими фракциями, но и противостояния США и России, опосредованного поддержкой этих фракций с разных сторон.

Атака талибов на гарнизон 209-го корпуса Афганской национальной армии, расположенный на западной окраине северной столицы Мазари-Шарифа, была произведена по всем канонам профессиональной диверсионной операции, или, если хотите, партизанской войны. Десять солдат в форме АНА на двух машинах остановились у блокпоста на въезде в гарнизон, показали дежурным на вахте окровавленных раненых, которых надо срочно доставить в госпиталь. Затем, когда машины без досмотра въехали внутрь, там раздались два взрыва и начался планомерный расстрел военных, подавляющая часть которых были безоружные. Они только что закончили пятничную молитву в гарнизонной мечети, к тому же среди них было много необученных солдат, только недавно призванных на службу.

Столь массового истребления своих рядов афганская правительственная армия не знала почти 16 лет, с тех пор как из Кабула при содействии американцев было изгнано правительство «Талибан» и к власти уже в конце 2001 года пришла национальная администрация во главе с Хамидом Карзаем.

Поначалу официальный Кабул старался приуменьшить масштабы кровавой бойни в Мазари-Шарифе, но скрыть полностью ее подробности не удалось.

Стало известно, что за два дня до нападения прибывший из Кабула замминистра обороны Афганистана в ходе инспекционной проверки 209-го корпуса обнаружил в арсенале пропажу сорока процентов оружия и боеприпасов. Мало кто сомневается, что его просто продали боевикам то ли «Талибана», то ли ИГИЛ.

В ряде публикаций в афганской прессе приводятся утверждения, что случившееся стало результатом предательства в рядах военных. Более того, в социальных сетях страны распространилось видео, в котором некий афганский офицер возлагает ответственность за трагедию на президента Ашрафа Гани и губернатора провинции Балх (Мазари-Шариф является ее центром), влиятельного лидера таджикского меньшинства страны Мохаммада Атта, который якобы организовал это нападение. Согласно конспирологической версии, атаковавшие были переодетыми боевиками ИГИЛ и изменившими присяге военными.

Впрочем, подобная картина трагедии противоречит сообщениям, согласно которым «Талибан» взял на себя ответственность за атаку, заявив, что это месть за недавнее убийство назначенных талибами теневых губернаторов провинций Кундуз и Баглан.

Как заметил 26 апреля в своем выступлении на афганской панели VI Конференции по международной безопасности в Москве один из самых авторитетных мировых экспертов по Афганистану Таалатбек Масадыков (бывший политический директор спецмиссии ООН в Афганистане), «никто в этой стране точно не может сказать, кто атаковал гарнизон АНА в Мазари-Шарифе, – талибы, игиловцы или сами афганские военные».

ИГИЛ у ворот

Что касается Кундуза, то ситуация в этой пограничной с Таджикистаном провинции уж точно не контролируется центральным правительством. Во всяком случае, нет оснований считать, что местные силы правопорядка подчиняются Кабулу, а не боевикам ИГИЛ, которые чувствуют себя хозяевами этих мест. По сообщениям информированных источников в Афганистане, две недели назад, 13 апреля, в дневное время шесть полицейских пикапов доставили в провинциальный центр – он тоже называется Кундуз – около сорока одетых во все черное игиловских боевиков с оружием в руках, выгрузив их около городской мечети.

Реальное соотношение между влиянием ИГИЛ и правительственных структур на местах хорошо иллюстрируется ставшим публично известным призывом, с которым в отчаянии обратился к официальному Кабулу губернатор осажденной игиловцами провинции Сарипуль Захир Вахдат: «Если вы решили уже сдать провинцию на милость ИГИЛ, то вывезите отсюда моих людей!»

По сведениям из заслуживающих доверия афганских источников, количество боевиков ИГИЛ в северных провинциях страны выглядит весьма внушительным: в Кундузе и Тахоре по три тысячи; в Фарьябе и Сарипуле – от двух до трех тысяч; в Джаузджане, Самангане и Балхе по тысяче боевиков. Костяк этих сил составляют выходцы из стран Центральной Азии, российских районов Северного Кавказа, уйгуры из китайского Синцзяня.

При этом ситуация выглядит так, что правительство Афганистана странным образом видит своим главным противником «Талибан», а не ИГИЛ. Возможно, потому, что ИГИЛ не рассматривается Кабулом в качестве своего политического противника, который соперничает с ним за власть в стране; идеологически игиловцы берут выше – речь уже давно идет о создании ими провинции Хорасан, объединяющей все регионы Центральной Азии, включая китайский СУАР. Именно эта цель стимулирует вставать под черные знамена ИГИЛ этнических узбеков, туркмен, таджиков, казахов и уйгуров, значительная часть которых постепенно инфильтруется на север Афганистана из Сирии или доставляется туда из лагерей, находящихся в так называемой зоне племен на границе Пакистана и Афганистана.

Амбиции же талибов ограничены Афганистаном, и они, в отличие от игиловцев, как раз стремятся вернуть себе власть в Кабуле или во всяком случае претендуют на ее дележ с другими афганскими группировками. При этом никаких планов внешней экспансии за пределы Афганистана они не вынашивают, и за двадцать с лишним лет после их возникновения на афганской сцене никто и никогда не в состоянии был их обвинить в таких замыслах.

«Талибан» свой и чужой

Однако отнюдь не «внешнее миролюбие» сделало «Талибан» – силу крайне жестокую и безжалостную, которую современная цивилизация, хоть западная, хоть восточная, вряд ли когда-нибудь сможет приблизить к себе, – потенциальным партнером Москвы по диалогу. Российская дипломатия, которую на афганском направлении уже многие годы курирует спецпредставитель президента России Замир Кабулов, только пару лет назад вынуждена была признать, что без талибов афганского примирения не достичь, с ними придется договариваться. Так, как это случилось в те же 1990-е, когда гражданскую войну в Таджикистане удалось остановить, только когда Москва и Тегеран заставили таджикского президента Эмомали Рахмонова (Рахмоном он велел себя называть позже) вступить в переговоры с вооруженной таджикской оппозицией. В конце июня исполнится 20 лет со дня подписания в Москве мирного соглашения между правительством Таджикистана и оппозицией.

Что же касается поворота Москвы к «Талибану», с которым, по словам господина Кабулова, существуют «каналы» общения, то не исключаю, что сделано это было в том числе и в пику считающемуся проамериканским режиму в Кабуле во главе с президентом Ашрафом Гани. Неудивительно, что там если не в штыки, то уж точно без какого-либо энтузиазма восприняли после этого миротворческую активность Москвы – не слишком пока удачную попытку провести многосторонние консультации по афганскому урегулированию, состоявшиеся 14 апреля. Представительство официального Кабула было понижено до уровня малозначимого правительственного чиновника, и единственным видимым результатом стало согласие продолжать консультации с призывом провести их следующий раунд в афганской столице.

Новая администрация США в Белом доме проигнорировала приглашение Москвы участвовать в этих консультациях, сославшись на отсутствие предварительного согласования целей российской инициативы. Асимметричным ответом накануне встречи в Москве, 13 апреля, стал впервые произведенный в боевых условиях американской авиацией удар самой большой в истории неядерной бомбой GBU-43 весом 9,5 тонны, как заявлено в Вашингтоне, по позициям ИГИЛ в восточной провинции Нангархар. Там, в уезде Ачин у границы с Пакистаном, в складках горы Мамынд находятся пещеры и штольни, оставшиеся после разработок мрамора, служившие убежищем и арсеналом игиловцев, которые к моменту бомбардировки уже их покинули.

Демонстрация американской военной мощи, конечно же, не имела практически никакого оперативного значения. «Мать всех бомб», как ее пафосно назвали сами американцы, взорвалась у подножия горы, закупорив штольни и уничтожив, по сведениям международных структур в Афганистане, около пятидесяти жителей находившейся рядом деревни Алихель, население которой составляли в основном семьи игиловцев. Местные жители оттуда уже давно ушли. По данным же американских военных, было уничтожено более девяноста боевиков ИГИЛ.

Президент Трамп был счастлив: «Очень, очень горд нашими людьми. Очередная, еще одна успешно выполненная работа. Мы очень, очень гордимся нашими военными».

В место падения супербомбы до сих пор не допускаются журналисты, афганские власти и местные жители, только американский спецназ.

А спустя пару дней неподалеку от этого места, как утверждают местные жители, в расположение тренировочного лагеря ИГИЛ было сброшено оружие. С чьих вертолетов это было сделано, можно только догадываться, если знать, что чужие там не летают. Впрочем, о принадлежности этих вертолетов западным военным структурам, дислоцированным в Афганистане, уже открыто говорят сейчас и в афганском парламенте.

Бывший высокопоставленный ооновский чиновник Таалатбек Масадыков, обращаясь к участникам московской конференции из Пакистана и некоторых западных стран, был достаточно откровенным, вспоминая 1980-е годы, времена советской военной интервенции в Афганистан: «Тогда нынешние партнеры по НАТО готовили в пакистанских лагерях моджахедов для борьбы с Советским Союзом, но уже много лет, как шурави (советские) ушли, а бизнес остался». Господин Масадыков говорил о регулярной еженедельной доставке боевиков из тех же лагерей, но уже сегодня, в северные провинции Афганистана, о свободном их перемещении по территории этих провинций, о женских тренировочных лагерях в провинциях Фарьяб и Сарипуль.

Официальный Кабул, как и ожидалось, приветствовал американскую бомбардировку, однако значительная часть влиятельных афганских элит, в том числе поддерживающих главу исполнительной власти Абдуллу Абдуллу, ее резко осудила.

Плохая игра

Белый дом признал, что целью удара был психологический эффект, способный предельно жестко продемонстрировать: новая американская администрация будет вести себя по отношению к «плохим парням» в мире решительно и без лишних сантиментов, как это и было обещано во время предвыборной кампании Дональда Трампа в США. Первой такой акцией устрашения стал удар, нанесенный неделей ранее, 7 апреля, американскими «томагавками» по сирийскому аэродрому Шайрат, с которого, как утверждают в Вашингтоне, взлетели самолеты Асада, чтобы произвести бомбардировку по оппозиции в Идлибе химическим оружием.

Однако то, что, казалось бы, выглядит уместным в Сирии или по отношению к северокорейскому диктатору, совсем плохо работает в Афганистане. У моджахедов там уже почти сорокалетний опыт сопротивления иноземным армиям либо их ставленникам в стране. Талибы еще раз продемонстрировали это в день неожиданного прилета в Афганистан шефа Пентагона Джеймса Мэттиса, дерзко атаковав американскую военную базу в провинции Хост. Результаты инспекции генерала Мэттиса, гордящегося своим прозвищем Бешеный пес, широкой публике неизвестны. Но одно важное заявление он сделать успел: «Политика Москвы на афганском направлении вынуждает американскую сторону к конфронтации». Этим словам предшествовало заявление командующего Вооруженными силами США и НАТО в Афганистане Джона Николсона, в очередной раз обвинившего Россию в поставках оружия талибам. Анонимный американский военный источник сослался на данные, согласно которым Москва поставляет талибам пулеметы.

Каких-либо официальных подтверждений этим заявлениям либо документальных свидетельств из Вашингтона не поступало. Разумеется, в Москве эти обвинения гневно отвергают, – «лживыми и безосновательными» назвал их глава российского МИД Сергей Лавров, встречаясь с экс-президентом Афганистана Хамидом Карзаем, прибывшим в Москву для участия в конференции по безопасности.

«Афганский вопрос используется внешними силами как предлог для геополитических игр», – переходит в атаку господин Лавров. А ведь не без этого, если попытаться взглянуть со стороны. Штаты навязывают Москве в союзники «Талибан», проводя между ним и патронируемым самими американцами официальным Кабулом двойную сплошную линию, а сами при этом странным образом ведут двойную игру с ИГИЛ в Афганистане.

Зачем нужен Трампу новый плацдарм противостояния с Кремлем в Афганистане? Хорошо ли он знает историю «этих мест», чтобы доверять генералам начинать новые рискованные игры моджахедов в Центральной Азии? Джинн уже не раз выпускался из бутылки и ни разу окончательно ими не был загнан назад. Это и правда кажется плохой игрой. Спецпредставитель Путина по Афганистану господин Кабулов не теряет оптимизма, утверждая, что США все еще не определились с позицией по афганскому вопросу. Имеет ли он в виду Трампа или генералов, дипломат не уточнил.

27.04.2017

Аркадий Дубнов

Источник — carnegie.ru

Если Китай перекроет «нефтяной кран», Северной Корее грозит паралич

Страна диктатора Ким Чен Ына сильно зависит от торговли с Китаем, объем которой в последнее время, несмотря на санкции, несколько вырос. Однако теперь у Пхеньяна, похоже, заканчивается бензин. Неужели Пекин прекратит поставки топлива?

Джонни Эрлинг (Johnny Ehrling)

На улицах Пхеньяна в эти дни наблюдается непривычная картина — даже с учетом ущербности местной экономики: перед немногочисленными заправочными станциями в городе выстраиваются очереди из автомобилей. При АЗС, носящие названия «Дипломат», «Семь звезд» или Korea Airline, сами по себе заведомо предназначены для привилегированных представителей общества. По словам корреспондента китайской газеты Global Times Мань Джучена (Mang Jiuchen), начиная с понедельника, продажи бензина ограничены. Без проблем купить его могут лишь иностранные дипломаты или водители, имеющие специальные талоны.
По словам китайского корреспондента, автозаправки перестали получать топливо. Его коллега из агентства Associated Press, единственный аккредитованный западный журналист в Пхеньяне, наблюдал за поведением цен на бензин, и оказалось, что за выходные прошлой недели они выросли с 0,70-0,80 доллара за литр на 70% до примерно 1,25 доллара.
Режим Ким Чен Ына, судя по всему, готовится к новым санкциям. Представители США, Японии и Южной Кореи, участвовавшие в замороженных в 2009 году шестисторонних переговорах с КНДР, потребовали от Пхеньяна отказаться от собственных ядерной и ракетной программ. Президент США Дональд Трамп выступает за ужесточение мер, принимаемых Советом безопасности ООН в отношении Северной Кореи. Со стороны ближайшего соседа и союзника — Китая — давление, похоже, тоже усиливается.

По Северной Корее ездят 240 тысяч легковых машин — и почти все китайские
Global Times недавно открыто предупредила, что Китай собирается перекрыть поставки нефти в Северную Корею: «Если Северная Корея произведет шестое ядерное испытание, Пекин поддержит более жесткие санкции со стороны ООН, в частности, нефтяное эмбарго». При этом именно китайскому правительству необходимо продемонстрировать твердость, потому что именно из Поднебесной Пхеньян получает почти все энергоносители.
В 2015 году, по данным таможни, южнокорейского торгового ведомства и Торгового центра Объединенных Наций, поставки из Китая в Северную Корею составили 525 тысяч тонн сырой нефти. К ним добавились 218 тысяч тонн очищенной нефти и бензина, что составляет в шесть раз больше российских поставок в том же году. По данным северокорейского интернет-сайта North Korean Economy Watch, в стране насчитывается порядка 240 тысяч легковых автомобилей, в частности, несколько тысяч частных машин и такси. Почти все они произведены в Китае.
Общий товарооборот Северной Кореи в 2016 году несколько вырос по сравнению с предыдущим годом и достиг шести миллиардов долларов. Из них 5,5 миллиарда (то есть 91,5%) пришлись на Китай. Таким образом, режим Кима в экономическом плане почти целиком и полностью зависит от великого соседа. За ним следуют Индия (140 миллионов долларов) и бывшие союзники из России (всего около 76 миллионов долларов).
Пекин отправил обратно северокорейские корабли с углем
Так что Китай, будучи крупнейшим торговым партнером и гарантом энергообеспечения Пхеньяна, имеет возможности повлиять на того. В частности, в 2006 году китайцы поддержали санкции ООН, когда КНДР произвела свое первое ядерное испытание, нарушив тем самым резолюцию Объединенных наций. Тем не менее товарооборот между странами продолжал расти. Лишь в начале этого года Пекин, похоже, решил серьезно воплощать в жизнь свои обещания относительно санкций.

19 февраля Китай до конца этого года полностью отказался от импорта северокорейского угля. 7 апреля таможенная служба Поднебесной дополнительно потребовала отправить обратно все, даже уже прибывшие в китайские порты северокорейские корабли с антрацитом в трюмах. Это было непосредственно в день переговоров президента США Дональда Трампа и председателя КНР Си Цзиньпина во Флориде, в ходе которых они договорились остановить вооружение КНДР.
В качестве дополнительной предупредительной меры в адрес Пхеньяна Пекин приостановил официально организуемые поездки китайских граждан в Северную Корею. В качестве третьего шага с целью заставить руководство КНДР сесть за стол переговоров и прекратить провокации предусмотрена остановка поставок нефти и нефтепродуктов в соседнюю страну.
Китайским банкам и компаниям грозят санкции
Впрочем, руководство Поднебесной действует не совсем добровольно. Дело в том, что китайским компаниям в случае отказа от санкций против Пхеньяна грозят штрафные меры. В начале апреля, непосредственно перед встречей Трампа и Си Цзиньпина, отвечающий в американском Совете национальной безопасности за азиатское направление Мэттью Поттингер (Matthew Pottinger) в ходе пресс-конференции предупредил о возможных новых «санкциях для второго ряда».
В первую очередь, они коснулись бы китайских предприятий, которые тайно продолжили бы торговлю с КНДР, игнорируя решения ООН. В свою очередь, Казначейство США также подготовило списки китайских финансовых институтов, которые подверглись бы наказанию в случае деловых отношений с Северной Кореей.
Причиной для сомнений в честности Китая стали его собственные противоречивые статистические данные, приведенные в начале апреля. Тогда представитель таможни сообщил, что импорт угля из КНДР в первом квартале этого года сократился по отношению к первому кварталу прошлого на 51,6%, составив всего 2,67 миллиона тонн. При этом, по его словам, общий объем торговли с Северной Кореей за это время вырос на 37,4% до 8,4 миллиарда юаней (порядка 1,13 миллиарда долларов).
Импорт текстильной продукции из КНДР резко вырос
Северная Корея поставила в Китай различных товаров на 462 миллиона евро (рост более чем на 18%). Китай, в свою очередь, поставил соседней стране товаров на 668 миллионов евро (рост на 54%). Таким образом, отказ от северокорейского угля не сыграл особенной роли для общего товарооборота. В то же время общее положительное сальдо Поднебесной выросло, составив 1,52 миллиарда юаней, превысив показатели первого квартала 2016 года в 3,9 раза.
Представитель китайской таможни не стал уточнять, как такое стало возможным. В то же время надо сказать, что многие товары, оборот которых достаточно велик, не подпадают под санкции ООН. В частности, речь о продукции текстильной промышленности. По данным соответствующих интернет-сайтов, Китай в 2014 году купил у КНДР текстильной продукции на 800 миллионов долларов. Четырьмя годами ранее эта цифра составляла всего 190 миллионов.
Последние статистические данные китайская сторона не обнародовала. Неизвестен также объем импорта золота, меди, цинка и редкоземельных металлов. Вообще-то, они подпадают под санкции, но, по данным North Korean Economy Watch, торговля ими продолжается.


Снабжение за счет частных рынков

В свою очередь, китайские потребительские товары активно поступают на северокорейские рынки. Корреспондент австрийского телеканала ORF в Пекине Раймунд Лёв (Raimund Löw) был немало удивлен, когда в начале апреля ему было дозволено посетить в Пхеньяне частный рынок Тонг-Иль (Tong-Il), и он увидел товары, продающиеся там.
На рынке Тонг-Иль установлено в общей сложности 1700 прилавков, на которых можно увидеть практически все — от одежды и продуктов питания до компьютерной техники. Продавцы утверждали, что произвели все эти товары сами или закупили и местных семейных предприятий.
Однако было очевидно, что большинство этой продукции произведено именно в Китае. Лёву было строго запрещено производить на территории рынка какую-либо съемку. Тем не менее, это не была «потемкинская деревня» на северокорейский манер. В конце 2016 года южнокорейский исследовательский институт KINU, основываясь на показателях службы Google Earth и показаниях свидетелей, насчитал на территории северного соседа в общей сложности 404 официальных крупных рынка и еще намного больше регулируемых на государственном уровне крестьянских рынков.

http://inosmi.ru/politic/20170428/239236730.html

В Китае запретили давать детям мусульманские имена

Власти Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая составили список мусульманских имен, которые запрещено присваивать новорожденным. В списке, копия которого имеется в распоряжении газеты The New York Times, содержится более двух десятков имен.

Под запрет попали имена, связанные с религией Ислам: Муджахид, Ислам, Коран, Мекка, Джихад, Имам, Саддам, Хадж и Медина.
Radio Free Asia со ссылкой на источники сообщает, что в 2015 году список был распространен в округе Хотане, в южной части региона, но теперь этот запрет был распространен по всему региону.
Сотрудник, который ответил на звонок в полицейском участке в столице региона Урумчи, подтвердил, что «чрезмерно религиозные» имена теперь под запретом и что любые дети, зарегистрированные с такими именами, будут исключены из системы регистрации, которая предоставляет доступ к медицинскому обслуживанию и образование.
«В соответствии с «правилами присвоения имен этническим меньшинствам в правящей коммунистической партии Китая» не разрешено давать имена с сильным религиозным значением, — сказал местный чиновник. — Самое главное здесь не должно быть значения священной войны или раскола (СУАР)».
На вопрос, приемлемы ли имена исламских ученых, сотрудник ответил, что это может рассматриваться как пропаганда террора и окультизма».
На вопрос, приемлемо ли было слово Юлтузай (отсылка к звезде и луны символам Ислама), сотрудник ответил, что на самом деле звезда и луна — это языческие символы.
«Мекка была бы слишком нахальна. Я не думаю, что вы могли бы называть кого-то Саддамом», — сказал он в ответ на вопросы об этих именах.
«Просто придерживайтесь линии партии, и все будет хорошо», — сказал он.
Тем временем источник RFA сообщил, что самыми безопасными именами для уйгуров являются те, которые имеют более «мейнстрим» звучание.
«Я разговаривал с друзьями в Синьцзяне об этом, и все они говорят, что любые потенциально экстремистские подтексты будут запрещены, но имена, подобные Мемету, которые вы видите повсюду, считаются более распространенными в коммунистической партии Китая», — сказал источник сказал.
Дилхат Раксит, пресс-секретарь Всемирного уйгурского конгресса, заявил, что китайское правительство продолжает подавлять традиционную уйгурскую культуру, контролируя как уйгуры могут назвать своих детей.
«Установив ограничения на имена для уйгуров, китайское правительство фактически занимается политическими преследованиями под другим обличием», — сказал Раксит в интервью RFA. «Они опасаются, что люди с такими именами станут отчужденными от китайской политики в регионе».
«Например, Юлтузай рассматривается китайским правительством как носитель сепаратистских коннотаций, связанных с религией», — сказал он. «Они ограничивают религиозные убеждения уйгуров».
Софи Ричардсон, директор Human Rights Watch по Китаю, сказала The New York Times, что выбор имен младенцев должен быть «радостным, частным обсуждением».

«Это последнее абсурдное ограничение, которое китайское правительство наложило на людей в Синьцзяне», — написала она в письме.
Ранее, 28 февраля власти Синьцзян-Уйгурского автономного района на западе Китая провели масштабный военный парад парад в Урумчи, чтобы запугать местных террористов и сепаратистов. По сообщению, более 10 тыс. вооруженных полицейских устроили массовый парад в столице Урумчи.

Власти СУАР также объявили о выделении 100 млн. юаней ($14,5 млн.), которые должны быть выплачены за информацию о террористах и их пособниках, действующих в регионе.
Максимальный размер разовой выплаты — 5 млн. юаней (почти $727 тыс.), такое вознаграждение полагается за данные о будущих терактах в местах с большим скоплением народа. За информацию за связях экстремистов, пропаганде джихада или организации нелегального пересечения границы полагается от 2-3 млн. юаней (более $290-436 тыс.).

Деньги будут выплачиваться даже за сообщения о женщинах, закрывающих лицо, и носящих длинные бороды мужчинах — эти сведения были оценены в 2 тыс. юаней ($290). Всем информаторам гарантируется полная анонимность.

Источник — vesti.uz

Возможен ли союз Китая и России?

Лайл Голдстайн (Lyle J. Goldstein)

Сценарий, который больше других должен вызывать озабоченность сотрудников американских органов военного планирования, заключается во мрачной, но все еще редко обсуждаемой возможности того, что Китай и Россия одновременно вступят в вооруженный конфликт против США. Хотя поодиночке Москва и Пекин не достаточно сильны, чтобы идти нога в ногу с Вашингтоном в условиях длительной войны с высокой интенсивностью боевых действий, их слаженные совместные усилия, безусловно, могли бы создать сверхдержаве серьезные проблемы. Подобный сценарий вполне справедливо воспринимался как крайне маловероятный, отчасти потому, что одним из важных уроков холодной войны стала, как представляется, ошибочность видения коммунистического блока в качестве цельной структуры, ведь на деле он был сильно раздроблен. Пожалуй, трагической войны во Вьетнаме можно было бы избежать, если бы Вашингтон лучше понимал такие расколы.
Но мир изменился, и доказательства того, что Москва и Пекин становятся с каждым днем все ближе, очевидны. Среди последних примеров их геостратегического объединения можно назвать, среди прочего, многочисленную китайскую делегацию на недавней российской арктической конференции в Архангельске, все более активную поддержку российского вмешательства в Сирии со стороны Китая, а также воздержание обеих держав относительно их категорических возражений против развертывания Америкой системы противоракетных комплексов THAAD в Южной Корее. Ранее я уже упоминал удивительную откровенность, с которой стратеги Пекина обсуждают будущее долгосрочной политики Китая по отказу от союзов [不结盟]. Сила данных дискуссий отражена в опубликованной изданием Chinese Foreign Policy [中国外交] статье под названием «Заключить ли союз с Китаем? Национальные интересы России и вероятность китайско-российского альянса». [与中国结盟吗? 俄罗斯国家利益与中俄结盟概率].
В статье изложены откровенные и относительно объективные доводы в связи с этим вопросом, имеющие важное значение для будущего мировой политики, а потому в данном выпуске «Глаза дракона» я сформулирую тезисы этой увлекательной стати. Прежде всего, автор предполагает, что потенциал китайско-российского альянса мог бы стать революционной стратегией [改变现状的战略]. Кроме того, он предположил, что такой подход поддерживают и другие значимые стратеги Пекина, такие как Чжан Вэньму, который заявил, что политика сдерживание США побудит Китай и Россию выстроить стратегию контрсдерживания [即美国遏制与中俄反遏制]. Автор этой статьи приходит к выводу, что альянс мог бы стать «эффективным инструментом» борьбы с «американским давлением». Вопрос огромной базы природных ресурсов России также считается весьма актуальным а контексте будущих размышлений Пекина на данную тему.

И все же большая часть статьи посвящена критике предложения об официальном объединении Китая и России в союз. В данной работе широко обсуждается возможность того, что альянс этот будут рассматривать не как защитную реакцию, а как наступательную операцию [具备一定的攻击性] и агрессивный шаг. С одной стороны, автор приводит против альянсов классический довод «о ловушке», отмечая, что Китай может оказаться втянут в ненужные военные конфликты. С другой стороны, автор отмечает, что Россия вряд ли нуждается в помощи китайских военных сил. Кроме того, в статье несколько раз упоминается тот факт, что процесс превращения экономической силы Китая в военную относительно медленный [经济实力向军事实力转化的速度相对更慢], в результате чего образуется временной лаг, несмотря на более очевидное экономическое влияние. И хотя прямо об этом не говорится, автор, как мне думается, подразумевает, что постоянная военная слабость Китая является препятствием на пути к созданию альянса с Россией ввиду того, что первого, возможно, не рассматривают в качестве достаточно эффективного партнера. Однако автор, тем не менее, на удивление недвусмысленно указывает на то, что в гипотетическом альянсе старшим партнером будет именно Китай, во многом благодаря своему экономическому весу [中国…占优势的情况]. Но призывов о помощи в рамках этого союза будет больше именно с его стороны, учитывая и без того нескрываемое стратегическое давление на Китай со стороны Вашингтона и переориентации последнего на Азиатско-Тихоокеанский регион. Внутреннюю напряженность внутри союза между Китаем и Россией автор показывает с помощью предположения о том, что Россия, можно сказать, уже стратегически выиграла от американской «перебалансировки» и что китайско-российский альянс может породить определенные противоречия в российской дипломатии, к примеру, в довольно обширных торговых связях Москвы со странами юго-восточной Азии.

Этот анализ показывает, что кризис на Украине мировую политику в корне не изменил. Ведь, как было отмечено, Россия в кризисной ситуации зависела от собственных военных сил, а сам кризис едва ли устранил давление в отношении Китая. Автор настойчиво утверждает, что главным приоритетом России останется оздоровление экономики [俄罗斯…经济发展任务十分严峻], а зависеть это будет, прежде всего, от улучшения отношений с Европой и США. Применяя похожую логику, он также отмечает, что по многим вопросам американо-китайское сотрудничество может прекратиться, если Китай примет решение о продолжении активного сближения с Россией. Автор также отмечает достигнутое Россией и Китаем локальное превосходство по проблемным направлениям, давая основания предполагать, что союз может оказаться и не нужен. И наконец, он поднимает вопрос российского культурного отношения к Китаю. Согласно анализируемой статье, опросы показали абсолютно благожелательное отношение Китая к России, чего нельзя сказать о россиянах.
Тем не менее, данный анализ не совсем пессимистичен в отношении перспектив китайско-российского альянса. Автор приходит к следующему заключению: «Можно прогнозировать, что Россия станет главной целью усилий Китая по созданию альянсов» [可以预见的是俄罗斯将成为中国结盟的最主要目标]. Далее объясняется, что «в борьбе с давлением со стороны США и их союзников Китаю необходимо государство, с которым он мог бы вступить в тесное сотрудничество для формирования надежного стратегического тыла, и государство это — Россия». В качестве положительных примеров обещаний потенциального альянса отмечаются последовательные ежегодные военные учения и предпринятые в 2012 году практически одновременные стратегические ходы против японских претензий на Курильские острова. Кроме того, автор говорит, что увеличение поставок российской нефти и газа повысит энергетическую безопасность Китая. Он также предполагает наличие координации между Китаем и Россией по сложным дипломатическим вопросам, таким как Иран и Северная Корея. В интригующем заключительном замечании автор делает прогноз: «Растущая мощь России позволит ей усилить свои позиции в альянсе. Через десять лет вероятность китайско-российского союза возрастет» [十年以后… 中俄结盟概率将上升.]

 

И все же данное китайское исследование со своей впечатляющей объективностью вряд ли можно рассматривать как бескомпромиссное одобрение такого союза. Сохранение некоторых наиболее важных аспектов современного российско-китайского сотрудничества находится в рамках «политической и моральной поддержки» [政治和道义支持], и автор, по всей видимости, признает, что оба партнера вполне удовлетворены высоким и стабильно повышающимся уровнем сотрудничества. Они не видят большой выгоды в документальном закреплении партнерских отношений, по крайней мере в ближайшей перспективе. Автор утверждает, что «списание старой политики по отказу от союзов не следует отождествлять с выбором в пользу заключения таковых» [放弃不结盟政策并不意味着选择结盟]. Это туманное заявление означает, скорее всего, что Пекин задумал долгий и постепенный процесс, в ходе которого будет мудро избегать любых поспешных ходов. Отмечается, что китайское правительство уже приняло политику «заложения основ для стран со стратегическими преимуществами» [打造战略支点国家], что имеет, пожалуй, аналогичную окраску в контексте данной дискуссии.
Последним для рассмотрения пунктом является вывод автора о том, что «американская стратегия сжатия и сдерживания еще не достигла такого уровня, при котором создание альянса между этими двумя странами стало бы крайне необходимым». [美国的战略挤压和遏制也并没有达到需要两国结盟应对的程度]. В этом утверждении заложена скрытая угроза: если Вашингтон ориентирован на активизацию процесса «перебалансировки», одним из возможных ответов Пекина стал бы активный поиск официально оформленного военного партнерства с Москвой.


Лайл Голдстайн — доцент Китайского института морских исследований (CMSI) при Военно-морском колледже в Ньюпорте, Род-Айленд. Изложенные мнения принадлежат автору и не отражают официальную точку зрения ВМС США и прочих ведомств американского государства.

http://inosmi.ru/politic/20170427/239227926.html

В Анкаре ждут с визитом Шавката Мирзиеева

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу прибыл в Узбекистан с рабочим визитом. Сегодня на встрече с президентом Шавкатом Мирзиеевым, а затем и в парламенте он обсудит вопросы расширения экономического сотрудничества между двумя странами. Турция, несмотря на сложное экономическое положение, готова инвестировать в экономику Узбекистана. Сама она ожидает в первую очередь отмены визового режима. Однако, как сказал «НГ» источник в узбекском правительстве, Ташкент в этом деле спешить не будет. Он также сообщил, что в ходе встреч будут обсуждаться детали предстоящего визита узбекского лидера в Анкару.

Президента Узбекистана Шавката Мирзиеева ожидают в Турции. По словам источника «НГ» в правительстве страны, программа и дата визита будут согласованы в ходе переговоров с Мевлютом Чавушоглу. Источник сообщил, что Анкара будет добиваться отмены визового режима для граждан Турции при посещении Узбекистана. Турция пытается компенсировать экономические потери на Западе, восстанавливая утраченные связи на Востоке. Турецкие эксперты считают, что Турция совершила ошибку, в 90-х годах переоценив ситуацию со своим вступлением в ЕС. Тогда турецкая внешняя политика была сконцентрирована на реализации этого плана. Причем, пока Анкара безуспешно стучалась в европейские двери, ее влияние в оставленной фактически без внимания Центральной Азии неуклонно слабело. Сейчас она пытается вернуть позиции, вступая в геополитическую конкуренцию с Ираном и Саудовской Аравией за место в мусульманском мире.

«Турция поняла, что, вступая в конфронтацию с Западом, стоит иметь альтернативного союзника. Россия оказалась Турции ближе по многим направлениям. Это же касается и Узбекистана с учетом смены власти в республике: Анкара рассчитывает на некую корректировку внешней политики Ташкента в этом направлении», – сказал «НГ» директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. Визит в Узбекистан в ноябре прошлого года президента Реджепа Тайипа Эрдогана расценивается как перезагрузка турецко-узбекских отношений. «Турция очень хорошо понимает, что Узбекистан и Казахстан – два ключевых игрока в Центральной Азии, и если с Казахстаном отношения у Турции очень хорошие и в экономической сфере, и в политической, то Узбекистан она пытается вернуть в сферу своих политических интересов», – считает Сатпаев.

Поэтому вопрос отмены визового режима стоит в повестке дня едва ли не главным. Еще в ноябре, после возращения из Узбекистана, Мевлют Чавушоглу, который сопровождал Эрдогана в поездке, заявил журналистам в Анкаре, что Узбекистан может отказаться от виз. «Мы отменили визы для граждан Узбекистана… открыли новую страницу в отношениях с Узбекистаном. Надеемся, что и Узбекистан, в свою очередь, также отменит визы для наших граждан», – цитирует Чавушоглу турецкое издание Haber Turk. Напомним, по условиям режима, который действует с 2007 года, узбекские граждане могут находиться в Турции без визы до 30 дней. Однако узбекские власти пока не спешат распахивать двери, даже несмотря на обещанный поток инвестиций, в которых так нуждается республика.

Сегодня в Узбекистане действуют всего 500 фирм и компаний Турции. Объем привлеченных в экономику Узбекистана турецких инвестиций составляет более 1 млрд долл. Еще на миллиард долларов договорился вице-премьер правительства Узбекистана Рустам Азимов, побывавший в Анкаре в начале марта. По его словам, турки готовы вложиться в строительство НПЗ, сельское хозяйство, текстильную, кожевенную промышленность и др. Узбекистан мог бы заинтересовать турецкий бизнес создаваемой в Самаркандской области свободной экономической зоной «Ургут».

«Турция известна политикой экономической экспансии. Сегодня она становится более активной, что, вероятно, связано с массовым закрытием школ Гюлена по всему миру: когда образовательная дипломатия перестала быть инструментом внешней политики, упор стал делаться на экономику. С учетом того что турки достаточно активно работают в Центральной Азии, естественно, они хотят застолбить за собой часть рынка Узбекистана, наладить новые связи в условиях, когда для нового президента принципиально важно увеличить экономические возможности, в том числе и за счет прихода иностранных инвесторов», – сказал «НГ» научный сотрудник Института востоковедения РАН Станислав Притчин. По его мнению, интересы обеих сторон совпадают в плане интенсификации повсеместных экономических контактов. «Соответственно если Ташкент отменит визовый режим, то может добиться активизации турецких бизнесменов», – считает Притчин.

«На фоне неудач в Сирии, сложностей в отношениях с Россией и Ираном, непростых отношений со странами ЕС Анкара нуждается во внешнеполитическом прорыве, который продемонстрировал бы турецкому избирателю успешность внешней политики президента Эрдогана, а заодно расширил бы рынки для турецких компаний. Довольно неожиданным был приезд турецкого президента в Самарканд в ноябре прошлого года. Именно начиная с этого момента Узбекистан стал одним из важных объектов, на который направлена турецкая активность», – сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев. Но в Ташкенте, по его мнению, понимают и то, что Турция не может стать «самым дорогим партнером» по ряду причин. «Во-первых, Турция остается и местом базирования, и основным спонсором целого ряда эмигрантских узбекских группировок, оппозиционных Ташкенту и занимающих пантюркистские и панисламистские позиции. Во-вторых, в отличие от начала 1990-х годов, на которые пришелся бум турецкой активности в регионе, сегодняшняя Турция не является слишком уж привлекательным партнером для Узбекистана в экономике – есть итоги визита Шавката Мирзиеева в Москву, предстоит его визит в Китай. На таком фоне инвестиционные и иные возможности Турции выглядят бледновато, а сближение с ней при этом может в какой-то момент стать раздражителем для более важных партнеров. Но самое главное – турецкие амбиции на лидерство в альянсе тюркоязычных стран вступают в прямое противоречие с видением собственной роли и значимости, которое было, есть и будет присутствовать в столице Узбекистана», – отметил Князев. По его словам, Эрдоган пригласил Мирзиеева с визитом в Анкару еще в ноябре, но дата до сих пор не определена, а это важный показатель того, что Узбекистан в развитии отношений с Турцией в обозримой перспективе будет вести себя сдержанно.

26.04.2017

Виктория Панфилова

Турция разбомбила в Ираке и Сирии курдских друзей США

Turkish Army Troops, Militants Mass in Aleppo: Russian Monitor

США выразили обеспокоенность не согласованным с другими членами антиигиловской коалиции авиаударом Турции по позициям курдского движения пешмерга в Ираке и Сирии. По сообщению Анкары, при атаке погибли не менее 70 курдских боевиков, а сам удар был частью контртеррористической операции, нацеленной на уничтожение членов курдской партии «Демократический союз».

Госдепартамент США выразил обеспокоенность тем, что Турция нанесла массированные авиаудары, из-за которых в северных районах Ирака и Сирии погибли бойцы поддерживаемых США курдских военизированных формирований, сражающихся с террористической организацией «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России).

«Эти воздушные удары не были одобрены коалицией и привели к невинным жертвам среди наших союзных сил в борьбе против ИГ. В частности, погибло множество бойцов движения пешмерга», — цитирует пресс-секретаря Госдепартамента Марка Тонера The Washington Times.

Он добавил, что США обеспокоены тем, что Турция проводила атаки без надлежащей координации, а также подчеркнул важность соблюдения границ и суверенитета Ирака. По словам Тонера, официальные лица США напрямую поделились своими опасениями с Турцией.

Информацию о том, что при атаке турецких ВВС 24 апреля погибло множество сирийских и иракских курдских боевиков, поддерживаемых США, подтвердили Fox News два американских чиновника из Пентагона. Кроме того, несколько десятков бойцов получили ранения. Оба чиновника заявили, что среди бойцов, попавших под удар, нет военнослужащих США. В момент удара ближайшие американские патрули находились примерно в 10 км от места атаки.

«Это очень серьезно», — сказал один возмущенный чиновник из США.

Американские и российские войска были предупреждены примерно за час до того, как 24 турецких самолета и два беспилотника разбомбили несколько мест расположения боевиков на севере Ирака и на северо-востоке Сирии. По информации Пентагона, высокопоставленные российские официальные лица связались с коллегами из США, чтобы попытаться уговорить Турцию отказаться от атаки, но эти просьбы были проигнорированы Анкарой.

«Учитывая чрезвычайно сложную ситуацию в этих районах, крайне важно, чтобы Турция и все партнеры по борьбе с ИГ координировали свои действия и вели атаки в тесном сотрудничестве. Это поможет более эффективно атаковать ИГ и обеспечить безопасность всего персонала коалиции», — пояснил пресс-секретарь Пентагона Адриан Ранкин-Гэллоуэй.

По сообщению Анкары, при атаке погибли не менее 70 курдских боевиков, а сам удар был частью контртеррористической операции, нацеленной на уничтожение членов курдской партии «Демократический союз».

По словам турецких силовиков, это объединение является военизированным отделением Рабочей партии Курдистана. Турция классифицирует их как террористические группы, а Вашингтон считает их неотъемлемой частью международной коалиции, участвующей в войне против ИГ.

Ранее в этом месяце министр обороны США Джеймс Мэттис в Пентагоне провел переговоры со своим турецким коллегой Фикри Ышиком о предстоящем наступлении на город Ракка в Сирии. При этом сотрудники секретариата обеих сторон проигнорировали вопрос одного из журналистов о роли курдов в этой операции.

Ровно месяц назад в Вашингтоне прошла встреча стран — участниц возглавляемой США коалиции по борьбе с ИГ, в которой приняли участие госсекретарь США Рекс Тиллерсон, министры иностранных дел и официальные представители 68 государств. Встреча коалиции состоялась после более чем двухлетнего перерыва.

В октябре 2016 года официальный Багдад заявил, что если турецкие войска не покинут Северный Ирак, это может привести к масштабной региональной войне.

«Мы не один раз просили турецкую сторону не вмешиваться в иракские дела, и я боюсь, что турецкая авантюра может обернуться региональной войной», — заявлял премьер Ирака Хайдер аль-Абади.

Турция ввела войска в Ирак еще в декабре 2015 года. Тогда турецкие военные и бронетехника вошли в северную провинцию Найнава, примыкающую к Иракскому Курдистану, автономному от Багдада. Анкара объяснила свои действия подготовкой народных отрядов, воюющих в Ираке с ИГ. Однако, согласно сообщениям властей Ирака, Турция занималась обеспечением безопасного прохода контрабандной нефти и наносила удары по позициям местных курдов.

Багдад назвал присутствие турецких военных «враждебным действием» и заявил о нарушении суверенитета. На эту фактическую интервенцию отреагировала и Лига арабских государств, и даже США, призвавшие уважать территориальную целостность Ирака.

В настоящее время в Сирии находится около тысячи военнослужащих США. В марте в страну были переброшены 400 морских пехотинцев. Для проведения ударов по ИГ военно-воздушные силы США используют турецкую авиабазу вблизи границы с Сирией.

Рафаэль Фахрутдинов 26.04.2017,

Источник — gazeta.ru

Ненависть и презрение уничтожает в первую очередь личность, отражаясь зеркально в общественном сознании


Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн информационно-аналитического центра «Этноглобус», политолог

За годы продолжения армяно-азербайджанского конфликта и в Армении и в Азербайджане выросло целое поколение, сознание и историческая память которого пропитана злобой, агрессией, поиском виновника, осуждением и т.д.

Любой негативный элемент, укрепившийся в подсознании человека разрушает персональное и общественное сознание, постоянно нуждаясь в подпитке негативными эмоциями.

Ненависть и презрение уничтожает в первую очередь личность, отражаясь зеркально в общественном сознании.  Человек превращается в инструмент ненависти, теряется личность.  Он начинает искать виновника в своих бедах, личных неудачах, несостоятельности.

В нашем случае это нагорно-карабахская война.

Опасность этнических и религиозных войн заключается в том, что сознание формирует образ врага в лице конкретного этноса или религии. Это в свою очередь подпитывает и формирует этнический и религиозный шовинизм в его самых радикальных проявлениях.

В отличие от Армении в Азербайджане дети не воспитывались на геноциде и ненависти к армянскому народу. Ненависть к другому народу или религии приравнивалось к плохому тону, маргинализму , регрессии общественного сознания.

К сожалению, когда оккупированы 20% территории, 1 млн. беженцев, стратегия личного и общественного сознания меняется. Инстинкт самосохранения доминирует, требуя справедливости и наказания, освобождения оккупированных территорий.

Нагорно-карабахский конфликт, бесспорно, является цементирующим элементом общественного сознания азербайджанской нации со всеми  его этническими и религиозными сегментами.

Свидетельство тому апрельские бои 2016 г., когда все слои общества затаив дыхание, ждали продолжения военных действий, до освобождения всех оккупированных территорий.  Никто не считал потери, ведь речь шла о самом святом- освобождении оккупированных земель.

Здесь азербайджанское общество  продемонстрировало выработанный гражданский патриотизм, основанный  на освобождении оккупированных земель.  Подобный патриотизм после завершения нагорно-карабахского конфликта плавно может перейти на  плоскость- святость родных земель.

Но любовь к своей земле, к своему народу и его защита не должно зиждется на ненависти. Если в подсознание укрепилась агрессия к  различному от него индивидууму ,потеряв поддержку в одной среде ищет для себя новые источники подпитки. Что в свою очередь может  посеять недоверие к другим народам и религиям.

Одним из причин введения должности  государственного советника по межнациональным вопросам, вопросам мультикультурализма и религии являются эти вызовы. Также был создан Международный Бакинский центр мультикультурализма.

 

Системная пропаганда в Азербайджане  культур различных этносов и религий расслабляет недоверие в общественном сознании  к другим народам, укрепляя взаимное уважение и доверие через знакомство, и усвоение культур друг друга, самовыражение через этническую и религиозную идентичность.

Азербайджанское общество в целом не агрессивное,а миролюбивое, терпимое и толерантное. Но, к сожалению, нагорно-карабахский конфликт и современные агрессивные призывы и технологии имеют  значимое влияние на подсознание человека, на его поведенческий стереотип.

Стратегия пропаганды важности мультикультурного общества и его преимущества укрепляет толерантность азербайджанского общества, не позволяя внедриться агрессивности в любой форме его проявления.

Нагорно-карабахский конфликт формировал в азербайджанском сознании, в какой-то мере ошибочности его миролюбивого и толерантного менталитета, так как армянская агрессия и человеконенавистничество помогло им оккупировать наши территории, а азербайджанцы со своей миролюбивостью и толерантностью оказались «униженными» и «побежденными».

Стратегия пропаганды преимущества мультикультурального общества  и культуры совместного проживания постепенно начала возвращать в азербайджанское сознание и укреплять преимущество и современность его исторической  поведенческой формулы с представителями других религий и этнос.

Ведь после завершения войны агрессивность и недоверие требуя выхода своей энергии, повернется вовнутрь самого общества, создавая новые форматы нетерпимости внутри общества.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Афганистан и новая холодная война

После распада Советского Союза немногие могли предположить, что у правителей государства, оставшегося после крушения этой сверхдержавы, вновь появится желание мериться силами с Западом. Однако единоличное лидерство Запада, в конце концов, заставило Россию встать на поле военного соперничества с Америкой и, более того, с Западом в целом.

В августе 2008 года Грузия произвела нападение на Южную Осетию. В ответ на это Россия направила в этот регион свои войска с целью «устроить разнос» грузинскому президенту Саакашвили. В результате войны, которая продлилась пять дней, Грузия была вынуждена вывести свои войска из этого региона.

Война в Южной Осетии, ставшая первой зарубежной военной кампанией Москвы после выхода из Афганистана, показала, что Россия, в качестве наследницы СССР, по-прежнему считает бывшие советские республики зоной своего влияния и весьма чувствительно относится к западному вмешательству в этот регион, равно как и к любой дестабилизации обстановки в своем окружении.

Еще до войны с Грузией, несмотря на финансовые проблемы, обусловленными распадом СССР, Российская Федерация, обеспокоенная возможностью проникновения исламистов на находящуюся в зоне ее влияния территорию Средней Азии, приняла меры для противодействия талибам. Правительство РФ направило воевавшему с «Талибаном» правительству моджахедов во главе с Раббани щедрую помощь вооружением и военным оборудованием, чтобы не допустить перехода боевиков через среднеазиатскую границу. Тем не менее, в ответ талибы создали повод для беспокойства не только для Средней Азии, но и для Кремля, предоставив убежище узбекскому боевику Тахиру Юлдашеву и его сподвижникам, таким как Жумабай Намангани, и официально признав правительство Чечни во главе с Асланом Масхадовым. Поэтому ввод американских войск в Афганистан и свержение талибов стали фактором, позволившим русским расслабиться и обрести относительное спокойствие.

На протяжении последних полутора десятилетий русские оставались бесстрастными наблюдателями того, как Америка увязает в афганской трясине, и не выказывали ни малейшего желания участвовать в этой авантюре. Русские по опыту собственного присутствия в Афганистане знали, что Америка и ее союзники дорого заплатят за эту безрезультатную войну, которая не предоставит американцам шанса на то, чтобы проникнуть в Среднюю Азию, рассматриваемую русскими как зону для распространения своего влияния на юг. С другой стороны, афганский конфликт также сдерживал рост влияния Китая в Центральной Азии.

Исходя из этого, подобная контролируемая война в Афганистане до 2014 года не представляла прямой угрозы национальным интересам России, поэтому Москва постоянно предупреждала о негативных последствиях поспешного вывода иностранных сил из ИРА.

В годы афганской военной миссии американцам удалось нейтрализовать главарей среднеазиатских исламистских группировок, таких, как Тахир Юлдашев и Жумабай Намангани, которые угрожали российским интересам в этом регионе и уничтожение которых было на руку русским. Тем не менее, в присутствии иностранных сил начало развиваться головокружительными темпами производство наркотиков в Афганистане, которое стало превращаться в большую проблему для России, и с этих пор усилия русских по налаживанию контактов с кабульским правительством были связаны преимущественно с обеспокоенностью Москвы афганской наркоугрозой.

Политика русских в Восточной Европе, большей частью, концентрировалась вокруг темы предотвращения вызовов безопасности в окружающем пространстве. Поддерживая «цветные революции», Америка стремилась лишить власти сторонников Москвы в Восточной Европе. Однако когда она попыталась при помощи политики расширения НАТО на Восток приблизить свой «ядерный зонтик» к российским границам, Российская Федерация продемонстрировала жесткую реакцию и в 2014 году присоединила к своей территории полуостров Крым. Этот шаг привел к напряженности в отношениях между Россией и Западом и введению американцами экономических санкций против Российской Федерации.

В 2015 году Россия вмешалась в сирийский конфликт и таким образом предотвратила падение режима Башара Асада. Этот шаг России направил сирийские события в нежелательное для Америки русло.

Конкуренция между Россией и Америкой в настоящее время распространилась и на регион Южной Азии. Пакистан, который впал в немилость у своего давнего друга – Америки, в настоящее время беспрецедентным образом сближается с Россией.

В ситуации, когда в ближайшие несколько дней в Москве ожидается проведение конференции по Афганистану при участии более десятка государств, российская военная делегация во главе с заместителем начальника Генштаба России Сергеем Истраковым совершила поездку в Пакистан по приглашению официального военного руководства этой страны. По сообшению пакистанских СМИ, в ходе этой поездки высокопоставленный российский военнослужащий посетил районы Вана и Мираншах в Северном Вазиристане, где его ознакомили с информацией о военных операциях пакистанских сил. Во время данного визита Истракова ввели в курс программ по восстановлению и развитию, а также укреплению безопасности в регионе Федерально управляемых племенных территорий (FATA), и доложили, что операции, проведенные пакистанскими военными, были нацелены на разгром всех без исключения террористических группировок.

Как следует из публикаций в пакистанских газетах, во время данного визита российскую военную делегацию посвятили в планы Пакистана в отношении линии Дюранда или, как ее называют в пакистанских СМИ, «границы с Афганистаном», вдоль которой пакистанские военные выкапывают ров и устанавливают колючую проволоку.

Российская военная делегация впервые посещает пакистанскую зону племен. Радио «Голос Америки» сообщило о том, что российские и пакистанские генералы якобы патрулируют афгано-пакистанскую границу и обучают военному делу бойцов группировки Хаккани. Нахождение российских генералов на границе между Афганистаном и Пакистаном само по себе для многих стало неожиданностью, однако одно то, как эта новость была передана американским СМИ, свидетельствует об озабоченности, если не сказать раздражении, американских властей российскими действиями в регионе. Не собираются ли пакистанцы таким образом оказать давление на Америку, чтобы заставить ее раскошелиться?

Пакистанская газета «Джанг», комментируя посещение российской делегацией зоны племен, пишет:

«…В международной практике такие понятия, как «дружба» и «вражда», сильно отличаются от тех же понятий в жизни обычных людей. В отношениях между государствами ежедневно происходят события, которые могут привести к временному охлаждению этих отношений, к примеру, в случае недопонимания, возникшего вследствие действий других государств, неверных решений или деятельности международных террористических сетей. Однако на этой почве не вырастают барьеры ненависти и отчуждения между государствами. Если бы международные отношения строились по этому принципу, дружба между Америкой и Японией никогда не была бы возможной…»

Далее газета еще в большей степени обнадеживает американцев, заявляя следующее: «…Мы должны с уверенностью констатировать, что Америка никогда не будет врагом Пакистана. Америка неоднократно помогала Пакистану в самых сложных ситуациях и сотрудничала с нашей страной. Но мы не должны забывать, что если Америка протягивает руку дружбы Пакистану или любой другой стране, она имеет в виду собственные интересы… Америке присущи желание и решимость уничтожить терроризм во всем мире, и в этом деле Пакистан является ее ближайшим партнером. Поэтому в деле противодействия терроризму Пакистан можно считать одним из подразделений американской полиции…»

Подобные сентенции, отражающие основные намерения Исламабада, свидетельствуют о том, что пакистанцы не собираются «складывать все яйца в одну корзину» и надеются на то, что близость с Москвой не нанесет ущерба их отношениям с Вашингтоном.

Россия стремится сформировать региональный консенсус по афганскому вопросу. Москва пришла к выводу, что присутствие иностранных сил в Афганистане не только не способствует миру в этой стране, но и является стимулом для распространения в Афганистане беспокойной обстановки, влияние которой на стабильность и безопасность региона полностью очевидна. И это при том, что ранее российские власти считали преждевременный вывод иностранных сил из Афганистана угрозой для региональной безопасности.

Очевидно, такое изменение позиции Российской Федерации связано с подписанием Кабулом соглашения о безопасности с США и ажиотажем вокруг появления «ИГ» в Афганистане. Длительная война Америки в Афганистане, названная борьбой с терроризмом, сейчас подвергается множеству сомнений, в появлении которых виновны сами американские власти. К примеру, когда высокопоставленный американский военный заявляет, что в Афганистане в настоящее время действуют двадцать террористических группировок, это может породить два предположения: либо Америка потерпела поражение в 16-летней борьбе с терроризмом, либо она сама выступила в роли фактора, способствовавшего появлению новых группировок в этой стране. Такая постановка вопроса вызывает озабоченность государств региона и еще более подчеркивает необходимость региональной интеграции для обеспечения мира в Афганистане.

Какое бы давление на усилия России по созданию региональной интеграции для прекращения войны в Афганистане ни оказывал Вашингтон, самым важным компонентом этого уравнения будет оставаться Исламабад. Пакистан, который в конце холодной войны между СССР и Западом извлек большую пользу из этого противостояния и превратился в атомную державу, сегодня в начале новой холодной войны снова стремится ловко воспользоваться этой ситуацией. Но в отношении Афганистана Пакистан оказался сбитым с толку из-за своей зависимости от Америки. Теперь Исламабад не знает, какую позицию занять в связи с новыми обстоятельствами, поскольку позиция американского президента в отношении России до сих пор не определена, и также неясно, каков будет следующий план этой страны в отношении Афганистана.

09.04.2017

Об авторе: Ахмад Вахид Моджа, известный афганский публицист.

Источник — afghanistan.ru

Будущее демократии от Анкары до Парижа

В течение длительного времени США были примером для многих стран и народов, но сегодня этот ориентир утрачен; мы все чаще наблюдаем отход от либерального образца в сторону более централизованной модели управления по всему миру. Особенностью американской демократии было, как известно, разделение властей — организация работы механизма «сдержек и противовесов». Но эта модель оказалась вовсе не универсальной.

Турция. Президента Турции Реджепа Эрдогана теперь многие обвиняют в том, что он ведет страну к диктатуре, но при этом мало кто вспоминает, что летом прошлого года его чуть было не сместили с законной должности путем военного переворота, за которым стояли, как считают многие эксперты, проамериканские силы. На этом фоне и на фоне экономического упадка в стране Эрдоган заявляет, что его стране нужна стабильность, чтобы исправить положение. 16 апреля он побеждает на референдуме. При этом победитель забирает все. Но в Турции мало кто упоминает и о том, что под лозунгом защиты национальных интересов в тюрьмы было посажено 50 000 человек, и лишь часть из них была причастна к «заговору». Под «раздачу» попали даже дети, которые дразнили президента в соцсетях.

Европа. Что касается Европы, здесь нельзя упускать из виду в первую очередь экономическую составляющую. Реакция на Великую рецессию 2008 года в Европе со стороны европейских социал-демократических или левоцентристских партий заключалась в осуществлении политики строгой экономии: они выручали банки тем, что ужесточали бюджетную политику.

«Экономические и политические последствия этой политики были катастрофическими, особенно для Южной Европы: это привело к жесткой рецессии, которая оставила многие страны в руинах, усугубила неравенство, усилила политическую нестабильность, распространила страх и привела к утрате надежды на будущее. Затем это привело к электоральным поражениям левоцентристских партий и способствовало росту популизма по всей Европе. Самой большой ошибкой было, конечно же, принятие и осуществление политики жесткой экономии, которая превратила социал-демократические правительства в реакционеров, перешедших на сторону банков», — пишет Сабестьян Ройо на страницах Social Europe.

«Левоцентристские политики, одержимые миссией доказать, что они тоже могут нести финансовую ответственность, были неспособны объединить свои силы на уровне ЕС и противостоять догматизму Германии; они были спокойны, поскольку считали, что у левых избирателей нет Альтернативы, и с энтузиазмом запрыгнули на подножку жесткой экономии, от которой страны ЕС будут страдать еще многие годы», — считает эксперт.

Проблема заключается еще и в том, что, несмотря на фиаско, левые не обновляли свою повестку и не спешили идти в ногу со временем (это происходило как в ЕС, так и в США). Им явно не хватает новых формулировок, нового видения альтернативы, которая бы бросила вызов современной парадигме.

Тем временем рабочие силы становятся все менее централизованы, традиционные классовые идентичности и партийные системы размытыми. Произошла стагнация реальных доходов среди рабочих и среднего класса; упал уровень жизни; снизилась социальная мобильность; произошли культурные и социальные потрясения, вызванные иммиграцией, все это началось за десятки лет до Великой рецессии, которая и добила рабочий класс. Европейские левоцентристы при этом измельчали абсолютно; они свели к минимуму эти проблемы и даже не удосужились разработать политику для их эффективного решения.

Левые на обоих континентах, действительно, запоздали с этой мыслью. Вместо того чтобы слепо поддерживать жесткие бюджетные соглашения и соглашения о свободной торговле, нужно было поддержать инвестиции в государственный сектор и снизить налоги для среднего класса, чтобы стимулировать широкое потребление. Им также необходимо было реформировать системы налогообложения и социального обеспечения, чтобы способствовать более справедливому распределению благ и сокращению неравенства, а также инвестировать в инфраструктуру; заняться промышленностью, которая поможет диверсифицировать экономику и защитить работников, переосмыслить способ обучения рабочей силы, чтобы соответствовать требованиям будущего.

Прямо сейчас для любой страны ЕС единственный способ избежать фискальной смирительной рубашки, Пакта стабильности и роста (стратегии преодоления рецессии и обеспечения посткризисного развития), — это выйти из зоны евро. Таково решение всех «экстремистских» партий.

Но хотя и можно во всем обвинить глобализацию, от нее уже нельзя полностью отказаться. Нужно смириться с мыслью, что мир изменился с тех пор, как левые стали заниматься политикой; глобализация ослабила доверие к правительствам, испарились те социальные договоренности, которые открывали государства торговле, а консенсус в отношении иммиграции был утрачен.

Проблема в другом — в том, что на данный момент в глаза бросается явное несоответствие между глобализацией и той властью, которой вообще могут распоряжаться национальные правительства. По мнению населения, это должно измениться. Выгоды от глобализации должны быть справедливо распределены, корпорации должны платить свою долю налогов, а политику необходимо разработать таким образом, чтобы она в первую очередь могла смягчить социальные потрясения.

Популисты как раз и питаются пессимизмом по поводу того, что при сохранении статус-кво все это останется недостижимым. Для того чтобы противостоять росту популизма, либералам нужно было найти оптимистичный нарратив, который бы сфокусировался на решении вопросов, связанных с народными страхами, и предложил бы реальные решения проблем.

Франция. Этот процесс и начал французский кандидат в президенты Эммануэль Макрон. Только он, похоже, и учится на чужих ошибках; и своим выходом во второй тур убедительно доказывает правильность выбранной стратегии. Инструмент, который использует Макрон против популистских восстаний, — это собственное «восстание», но из центра.

Его социальная платформа имеет все задатки «прогрессивной сказки». Его свежее мальчишество, красивые костюмы, месседж, что он «не левый, но и не правый» и восторги французских СМИ… Все это сулит победу и дает надежду его избирателям. «Мы больше не можем защищать политическую систему, методы которой ослабляют демократию», — говорит он, осуждая «вакантное политическое статус-кво». «Я даже не говорю, что левые и правые больше ничего не значат, или больше не существуют, или, что это уже одно и то же», — иронизирует Макрон.

Макрон защищает открытую французскую экономику, которая искоренит неравенство. Он беззастенчивый сторонник глобализации, хочет дерегулировать неблагоприятные отрасли Франции и повысить свободу передвижения и торговли. Он против политики США и Великобритании, которые закрываются от мира. «Я думаю о наших британских друзьях, которые решили покинуть Европу… Я думаю о том, что наши американские друзья решили отказаться от своей исторической миссии защищать мир во всем мире».

«Он хочет возвращения к идеалам времен славы таких харизматичных центристов, как Тони Блэр и Билл Клинтон. Если Макрон сможет «продать» разочарованной Франции адаптированную версию этого мышления, тогда, возможно, он сможет и остановить распространение «популизма» в стиле Дональда Трампа по всей Европе и даже за ее пределами. Его избрание укрепило бы и позиции британских либеральных демократов, и партии итальянского Маттео Ренци и германского Мартина Шульца. Президентство Макрона также послужит прологом для укрепления Европейского союза, ободрения НАТО и более устойчивого положения стран «Большой семерки», — пишет издание The Quartz.

Макрон напоминает экспертам молодого Блэра и Клинтона, но проблемы, с которыми ему предстоит столкнуться, выглядят гораздо мрачнее. Для предпринимателей и либералов от бизнеса, которые представляют собой базу Макрона, он излучает харизму рок-звезды, дерзкого наследника принципов Обамы. Он страстно защищает ЕС, открытые границы, дирижирует ликующими толпами.

Но его самая большая проблема, однако, сводится к реальной политике. Для зачистки авгиевых конюшен, которые оставили его «прогрессивные» предшественники, потребуется намного больше, чем просто остроумные лозунги. Финансовые кризисы, массовая миграция, повсеместная автоматизация производства — все это дает понять, что глобализация работает не для всех. Вслед за финансовым кризисом растущее неравенство в доходах поразило Францию гораздо больше, чем многие другие богатые страны ЕС. Высок уровень безработицы среди молодежи, и у нее уже тоже появляются вопросы к концепции Макрона.

То, что мир теперь вращается силой мысли (с помощью твитов и мемов), конечно, работает на Макрона, но не на 100%. Его отжившие объяснения компромиссов, на которых строилась когда-то глобализация, сегодня часто выглядят как пустые слова. Ле Пен постоянно отвергала риторику Макрона как неопределенную и бесхарактерную. «Вы ничего не сказали. Каждый раз, когда вы говорите, вы берете немного этого, и немного этого, и вы никогда не соглашаетесь ни с чем конкретным», — отрезала она на первых телевизионных дебатах.

Макрон делает ставку на то, что он единственный, кто искренне предлагает новые идеи. Тем же, кого соблазняют «ксенофобские и протекционистские» месседжи Ле Пен, Макрон напоминает о фашистских корнях ее партии: «Марин Ле Пен настоящая дочь Жан-Мари Ле Пена».

7 мая на кон будет поставлено многое; и это выходит далеко за рамки французской политики. Все левоцентристские глаза Европы устремлены на Макрона, в надежде на то, что он не допустит распространения протекционизма в ЕС и во всем мире. «Семена посеяны и начинают всходить», — говорит эксперт по европейской политике Мэтт Браун из «Центра американского прогресса». «Триада Макрон, Трюдо (в Канаде) и Ренци (в Италии) станет стержнем нового глобального, прогрессивного движения, — говорит он. — Усилия Блэра, Клинтона и Обамы не станут напрасными, и великий эксперимент демократически развитых стран с рыночной экономикой может получить второй шанс».

Елена Ханенкова, 24 апреля 2017,

Источник — regnum.ru

Сталинские репрессии в Азербайджане

Севиндж Алиева, доктор исторических наук.

 Тема сталинских репрессий в Азербайджанской ССР, несмотря на ангажированность, на самом деле не стала предметом многочисленных исследований азербайджанских ученых. Крупным исследователем «Большого террора» в Азербайджане являлся покойный профессор Эльдар Исмаилов.[1] В своих фундаментальных монографиях «Власть и народ. Послевоенный сталинизм в Азербайджане» (2003), «Очерки истории Азербайджана» (2010),  «История «большого террора» в Азербайджане»  (2015) автор объективно исследовал предпосылки, ход и последствия репрессий в Азербайджанской ССР, пришел к выводу о том, что «большой террор» стал подлинной трагедией и предопределил утрату многими народами бывшей единой страны доверия к центральной власти. Тема репрессий в Азербайджанской ССР нашла свое отражение в работах других азербайджанских ученых, а именно З.Буниятова, Дж.Гасанлы, А.Назарли, Ш.Мамедова, А.Пашаева, Б.Рафиева, Р.М. Байрамова, А.Кенана и др.[2]

При рассмотрении темы политических репрессий в тоталитарном государстве, террора, попирания прав граждан, произвола, огромное значение имеют рассекреченные архивные материалы, опубликованные в сборниках документов, которые еще более раскрывают всю трагедию того периода. Они демонстрируют средства, к которым прибегало тоталитарное государство для поддержания своей власти и достижения поставленных целей крайними, неоправданно жестокими мерами.

Распад Российской империи в результате революционных потрясений 1917 года привел к провозглашению на Кавказе различных государственных образований и их борьбе за независимое существование. Однако победа большевиков в Гражданской войне вначале пресекла развитие данной тенденции, а затем и существенно изменила весь политический и социально-экономический уклад кавказского общества.

Азербайджан один из первых национальных окраин бывшей Российской империи испытал на себе социальные потрясения большевистского правления.

После того как 7 ноября (25 октября) 1917 года в Петрограде власть перешла в руки большевиков, объявивших советскую власть, буржуазно-националистические партии Южного Кавказа решительно отвергли власть нового правительства. На местах наблюдалось отмежевание от Советской России. 2 (15) ноября 1917 года, спустя неделю после падения Временного правительства в Петрограде, в Баку был сформирован Бакинский совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов (Баксовет), который возглавил большевик Степан Шаумян. В апреле 1918 года Бакинский Совет при поддержке вооружённых отрядов армянской партии «Дашнакцутюн» в результате кровопролитных мартовских событий утвердил свою власть в Баку, после чего был сформирован Совет народных комиссаров. Весной 1918 года в ходе кровавого захвата власти большевиками в Бакинской губернии более 50 тысяч азербайджанцев стали жертвами геноцида, устроенного вооруженными силами большевистко-дашнакского альянса в различных уездах данной губернии. После этого в течение двух лет Азербайджан находился вне территории контроля большевиков. В  период Азербайджанской Демократической Республики хоть и не успели провести аграрные реформы, однако не разрушили сложившийся веками хозяйственный уклад деревни. После того как в ночь с 26 на 27 апреля 1920 года ХI Красная Армия перешла границу Азербайджана и вторично, на этот раз на 70 с лишним лет была установлена советская власть.

Большевистская политика в отношении мусульман неуклонно эволюционировала в сторону ограничения и вытеснения традиционных институтов. На Х съезде Компартии 1921 года тюркизм и исламизм были отнесены к проявлениям «буржуазно-демократического национализма». Лица, обвиненные в тюркизме, подверглись репрессиям. Усиление репрессивной составляющей большевистской политики отмечалось и в других регионах, в том числе, в Азербайджане, где после прихода большевиков началось преследование членов Правительства АДР, мусаватистов и тех, кто подозревался в буржуазном национализме и в антисоветских настроениях. 28 апреля 1920 года Азревком выступил с обращением «Ко всему населению г. Баку и Азербайджана», объявив о  ликвидации преступного правительства партии «Мусават» и утверждении рабоче-крестьянской власти. …Если власть беков, ханов, банкиров, предпринимателей, биржевиков и спекулянтов еще держится насилием и провокацией, то это лишь видимость, лишь призрак власти. Дни и часы господства шайки эксплуататоров, захватчиков и насильников сочтены. Нет той силы, которая могла бы отсрочить час врагов народа». В этом тексте впервые были обозначены главные «враги народа»: «белогвардейские банды Деникина», «грабительский англо-французский империализм», «разбойничьи замыслы дашнаков и грузинских меньшевиков». Четко и грозно звучало предупреждение: «На белый террор буржуазии и помещиков мы ответим беспощадным красным террором… Горе тем, кто жаждет крови трудящихся».[3] По сведениям Э.Исмаилова, «только в конце 1920 – начале 1921 года в Азербайджане было расстреляно около 40 тысяч человек».[4]

Ломка прежней системы, ликвидация сословий и привилегий, изменение системы образования, землепользования, отмена частной собственности, преследование духовенства, верующих, запрещение шариатских судов и т.д. — вызывали некоторое недовольство на местах. Одним из методов борьбы с «антисоветскими элементами» стали репрессии.

Первый приказ, с которого начались репрессии, об арестах и конфискациях был издан 29 апреля 1920 года. Согласно этому решению  была организована Азербайджанская Чрезвычайная Комиссия (АзЧека, АЧК). Приказ Азревкома от 2 июня 1920 г. «О борьбе с контрреволюцией» дал  обоснование многим дальнейшим приговорам. 17 мая 1920 г. Политбюро КП(б) Азерб. ССР приняло постановление о создании в Баку трудового (концентрационного) лагеря.[5]

Этап массовых репрессий наступил в условиях перехода к так называемой «социалистической реконструкции».

Азербайджанская деревня была включена в орбиту экономических  экспериментов большевиков, связанной с политикой продовольственной разверстки. В Азербайджанской ССР продразверстка охватила кратковременный период с сентября 1920 года по май 1921 года. В это же время осуществлялся военный коммунизм, хоть и не в таких масштабах, как в России, т.к. социально-экономические, культурные, бытовые условия сильно отличались от российских. Несмотря на непродолжительность данной политики (всего семь месяцев), в уездах Азербайджана также были зафиксированы факты голода и крестьянские бунты. Причиной тому были, с одной стороны, засуха, например, 1925 года,[6] с другой — усугубляющие тяготы крестьян бесконечные, бесконтрольные реквизиции со стороны продагентов, а также обязанность кормить и обувать дислоцированных в Азербайджане солдат ХI Красной Армии.

Курс на индустриализацию, взятый со второй половины 20-х годов, проводился за счет крупных и состоятельных хозяйств деревни, что привело к снижению урожайности и ослаблению сельскохозяйственного производства. В 1929 году в республике появились продовольственные карточки. Была запрещена продажа хлеба, массово конфисковали  зерно. По резолюции ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 года, коллективизация в Азербайджанской ССР должна была завершиться к весне 1932 года. Переход к сплошной коллективизации стал настоящей драмой для народов Кавказа. 11-16 февраля 1930 года на совещании ЦК ВКП (б) по вопросам коллективизации и ликвидации кулачества как класса приняли участие секретари ЦК партии Азербайджана, Грузии, Узбекистана, Таджикистана, Армении, а также Дагестанского, Бурятского и др. обкомов и райкомов. А после принятия ими постановления от 20 февраля 1930 года «О коллективизации и борьбе с кулачеством в национальных, экономически отсталых районах», население, выражавшее недовольство на религиозной почве, неудовлетворенное аграрной политикой и образом правления, и к тому же классифицированное как кулаки, подверглось еще большим репрессиям.

Недовольство крестьян вылилось в ряд вооруженных выступлений в Нуха-Закатальском, Нахчыванском, Гянджинском регионах Азербайджанской ССР в 1930 году, которые были жестоко подавлены. Однако, 2 марта 1930 года вышла статья Сталина «Головокружение от успехов», которая призывала притормозить дальнейшую коллективизацию. После этого был разрешен выход крестьян из колхозов и содержать мелкое единоличное хозяйство. Распределение земельных наделов и скота между колхозниками привело к снижению показателей и заготовок. Массовые репрессии привели к выходу крестьян из колхозов. Ответственность возлагалась на командное управление партийно-советского руководства. «Кулацкие группы» обвинялись в убийствах, пожарах, потере поголовья скота, т.е. во «вредительстве» и «классовой мести».

По Постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) «О коллективизации и борьбе с кулачеством в национальных экономически отсталых районах» от 25 февраля 1930 года по Азербайджанской ССР ориентировочно предписывалось репрессировать 500 кулаков-активистов и заключить их в концентрационные лагеря (1 категория).[7]

По Постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) «О плане выселения кулаков в 1932 году» от 4 мая 1932 года, был принят план переселения 38300 семей кулаков в Среднюю Азию, по Азербайджанской ССР было утверждено переселение 1200 семей кулаков в Казахстан.[8]

В 1933 году было принято решение о выселении из хлопковых и пограничных районов Южного Кавказа 1500 хозяйств, в частности, из Азербайджана 900 кулацких хозяйств с семьями.[9]

В следующем году было принято Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О высылке из Азербайджана антисоветских элементов» от 25 декабря 1934 года, санкционировавшее высылку из Азербайджана в административном порядке в концлагеря с конфискацией имущества 87 семейств кулаков.[10]

Идеологической основой сталинских репрессий стал тезис об усилении и изменении формы классовой борьбы по мере развития социализма и диктатуры пролетариата.

Выступая на Пленуме ЦК ВКП(б) 9 июля 1928 года, Сталин развивал этот ленинский тезис: «Не ясно ли, что все наше продвижение вперед, каждый наш сколько-нибудь серьезный успех в области социалистического строительства является выражением и результатом классовой борьбы в нашей стране?

Но из всего этого вытекает, что, по мере нашего продвижения вперед, сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться, а Советская власть, силы которой будут возрастать все больше и больше, будет проводить политику изоляции этих элементов, политику разложения врагов рабочего класса, наконец, политику подавления сопротивления эксплуататоров, создавая базу для дальнейшего продвижения вперед рабочего класса и основных масс крестьянства.

Нельзя представлять дело так, что социалистические формы будут развиваться, вытесняя врагов рабочего класса, а враги будут отступать молча, уступая дорогу нашему продвижению, что затем мы вновь будем продвигаться вперед, а они – вновь отступать назад, а потом “неожиданно” все без исключения социальные группы, как кулаки, так и беднота, как рабочие, так и капиталисты, окажутся “вдруг”, “незаметно”, без борьбы и треволнений, в лоно социалистического общества. Таких сказок не бывает и не может быть вообще, в обстановке диктатуры пролетариата – в особенности

Не бывало и не будет того, чтобы отживающие классы сдавали добровольно свои позиции, не пытаясь сорганизовать сопротивление. Не бывало и не будет того, чтобы продвижение рабочего класса к социализму при классовом обществе могло обойтись без борьбы и треволнений. Наоборот, продвижение к социализму не может не вести к сопротивлению эксплуататорских элементов этому продвижению, а сопротивление эксплуататоров не может не вести к неизбежному обострению классовой борьбы.

Вот почему нельзя усыплять рабочий класс разговорами о второстепенной роли классовой борьбы».[11]

В разгар «большого террора» 3 марта 1937 года в своем докладе на Пленуме ЦК ВКП(б) Сталин еще раз вернулся к тезису обострения классовой борьбы по мере развития социалистического общества в условиях диктатуры пролетариата:

«Необходимо разбить и отбросить прочь гнилую теорию о том, что с каждым нашим продвижением вперед классовая борьба у нас должна будто бы все более и более затухать, что по мере наших успехов классовый враг становится будто бы все более и более ручным.

Это не только гнилая теория, но и опасная теория, ибо она усыпляет наших людей, заводит их в капкан, а классовому врагу дает возможность оправиться для борьбы с Советской властью.

Наоборот, чем больше будем продвигаться вперед, чем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться остатки разбитых эксплуататорских классов, тем скорее будут они идти на более острые формы борьбы, тем больше они будут пакостить Советскому государству, тем больше они будут хвататься за самые отчаянные средства борьбы как последние средства обреченных.

Надо иметь в виду, что остатки разбитых классов в СССР не одиноки. Они имеют прямую поддержку со стороны наших врагов за пределами СССР. Ошибочно было бы думать, что сфера классовой борьбы ограничена пределами СССР. Если один конец классовой борьбы имеет свое действие в рамках СССР, то другой ее конец протягивается в пределы окружающих нас буржуазных государств. Об этом не могут не знать остатки разбитых классов. И именно потому, что они об этом знают, они будут и впредь продолжать свои отчаянные вылазки.

Так учит нас история. Так учит нас ленинизм.

Необходимо помнить все это и быть начеку».[12]

По Постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) «Об антисоветских элементах» от 10 июля 1937 года по Азербайджанской СССР были утверждены тройки в составе т.т. Сумбатова, Теймуркулиева и Джангирахунзаде. В документе отмечалось утвердить намеченных к расстрелу кулаков 500 чел., уголовников 500 чел., высылке кулаков 1300 чел., уголовников 1700 чел. Тройке разрешалось рассматривать дела контрреволюционных повстанческих организаций с применением расстрела к 500 чел., высылке 750 чел. и выселения в лагеря НКВД 150 семейств бандгрупп.[13]

По Оперативному приказу народного комиссара внутренних дел Союза ССР за № 00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов от 30 июля 1937 г. выясняется, что в поисках антисоветских формирований было сфабриковано множество дел в отношении осевших в деревне бывших кулаков. Это были или ранее репрессированные, либо скрывавшиеся от репрессий, бежавшие из лагерей, ссылки и трудпоселков. Среди них были и бывшие активные участники антисоветских вооруженных выступлений. Советские власти выявляли представителей бывших антисоветских партий, в т.ч. мусаватистов и иттихадистов, обвиняя их в организации всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых областях промышленности.

В Приказе перед органами безопасности прямо ставилась задача: «самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства».[14]

Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские элементы подразделялись на две категории:

— к 1 категории относили всех наиболее враждебных элементов. Они подлежали немедленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках — расстрелу;

— ко 2 категории относились все остальные менее активные враждебные элементы. Они подлежали аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на те же сроки в тюрьмы по определению тройки.

В соответствии с данными, предоставленными Наркомами республиканских НКВД и др. было даже указано количество человек, подлежащих репрессии. В Азербайджанской ССР показатели были такие:  категория – 1500, 2 категория – 3750, всего- 5250 чел.[15]

Утвержденные цифры хоть и считались ориентировочными, однако, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имели права самостоятельно их превышать, могли лишь предъявлять мотивированные ходатайства.

Семьи репрессированных по первой и второй категории, как правило, не репрессировались. Однако, предусматривались исключения для «способных к активным антисоветским действиям». По этому Приказу с 5 августа 1937 года во всех республиках, краях и областях началась операция по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников.[16]

По процедуре, на каждого арестованного или группу арестованных заводилось следственное дело. Следствие, направленное на выявление всех преступных связей арестованного, должно было проводиться ускоренно и в упрощенном порядке. По окончании следствия дело направлялось на рассмотрение тройки. К делу приобщались ордер на арест, протокол обыска, материалы, изъятые при обыске, личные документы, анкета арестованного, агентурно-учетный материал, протокол допроса и краткое обвинительное заключение. В Азербайджанской ССР утверждался персональный состав республиканской тройки: председатель — Сумбатов, члены Теймуркулиев, Джангир Ахундзаде. На заседаниях троки мог присутствовать  республиканский краевой или областной прокурор, если он не входил в состав тройки.[17]

С 1 октября 1936 года по 1 июля 1938 года по приказу НКВД № 00447 с 5 августа 1937 года по 1 июля 1938 года из 1420711 арестованных было репрессировано 13356 азербайджанцев, что составляло 0,9% удельного веса общего числа арестованных. Следует принять во внимание, что арестованных иранцев (персидскоподданные азербайджанцы) насчитывалось 14994 человек (1,1%).[18] По Постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) об иранских гражданах (69) от 19 января 1938 года, ЦК ВКП(б) и СНК Азербайджана было предложено в известность всех граждан приграничных с Ираном районов об оформлении советского подданства в течение 10 дней в том случае, если эти граждане считают себя подданными Ирана. «Иранцев», оформивших советское подданство, предписывалось в месячный срок переселить в Казахстан, также как и курдов из Нахичеванской республики. «Граждане иранцы», отказавшиеся от перехода в советское подданство и желавшие остаться в подданстве Ирана, должны были вернуться в Иран, в противном случае подвергнуться аресту.[19] Кроме того, и дагестанские азербайджанцы – потомки иммигрантов из Южного Азербайджана, как и большинство населения с иностранным гражданством на территории Советского Союза, ошибочно записанные в советской переписи персами, были выселены с мест своего проживания.[20]

По сведениям из Справки НКВД о количестве осужденных за время с 1 октября 1936 г. по 1 ноября 1938 года, из 36906 чел, осужденных ВК Верхсуда, НКВД  Азербайджанской ССР выслало 7894 иранскоподданных. В распорядительных документах НКВД СССР имеются два интересных документа. Меморандум от 29 января 1938 г. за №202, направленный в республиканские, областные и др. органы внутренних дел, и распоряжение, адресованное руководству НКВД Азербайджанской ССР. В Меморандуме № 2021938 г. об аресте иранских подданных и советских граждан, подозревавшихся в шпионской, вредительской, диверсионной, повстанческой, националистической и иной антисоветской деятельности определялись сроки и порядок проведения операции по аресту и следствию в отношении арестованных лиц. В Распоряжении №202 от 29 января 1938 г. предписывалось немедленно начать аресты и расследования дел всех иранцев — иранских подданных и иранцев, не имевших ни советских, ни иностранных паспортов. Напомним, что среди иранских подданных большинство составляли азербайджанцы, приезжающие на заработки в родственный Азербайджан. [21]

Помимо этого антисоветские выступления не способствовали стабильности жизнедеятельности населения и держали в напряжении крестьянство. А земельные конфликты выливались в вооруженные столкновения, приводили к обострению армяно-азербайджанского национального антагонизма и вызывали недовольство органами власти со стороны местного населения. Советские органы, в свою очередь, во всех бедах обвиняли низовой аппарат, который, по их определению, состоял из «феодально-духовной аристократии». Представителей бывшего высшего сословия обвиняли во взяточничестве, произволе и связи с антисоветскими элементами. ОГПУ обвиняло также духовенство в распространении слухов об  объявлении капиталистическими державами войны с СССР и агитации против коммунистов и советской власти.[22]

В первую когорту репрессированных «врагов народа» вошли первые советские руководители и квалифицированные кадры, а также «антисоветские враждебные элементы».

Трагедия заключалась в формализации и чрезмерно рьяном отношении к делу контролирующих и карательных органов. Дикий фарс заключался в установлении лимитов репрессируемых и тем более дополнительных лимитов. Так, по Постановлению ЦК ВКП(б) об утверждении дополнительных лимитов на репрессии по приказу НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 года обкомам, крайкомам и ЦК нацкомпартий предписывалось принять предложение НКВД СССР об утверждении дополнительного количества подлежащих репрессии бывших кулаков. По Азербайджанской ССР была установлена квота — 2 тыс. чел. по 1 категории (уголовники и активный антисоветский элемент).[23]

По Сводке №33 ГУГБ НКВД об арестованных и осужденных на основании приказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 года, всего в Азербайджанской ССР предусматривался арест 5 тыс человек 1 категории и 4250  — 2 категории (всего – 9250). На 1 марта 1938 года было арестовано 7229 человек. Осуждено тройкой 7259 чел. (1 категории – 2815, 2 категории – 4444. Из них кулаков — 1480, уголовников – 600, других контрреволюционных элементов – 735; 2 категории – бывших кулаков 2260, бывших уголовников – 1598, других контрреволюционных элементов 586 чел.[24]

В советское время был установлен строгий лимит собственности не только на землю, но и на скот, растительность и т.д. На 1 января 1938 года в личном пользовании колхозников в Азербайджанской ССР (без Нахичеванской АССР и Кельбаджарского района) сверх устава было зафиксировано большое количество скота. Поэтому по догмам того времени принцип правильного сочетания общественных и личных интересов в колхозе считался нарушенным. Насаждение правил, лимитов и квот сопровождалось непониманием или игнорированием со стороны населения, что влекло привлечение к ответственности и наказание.[25] По выражению Сталина, Нахичеванская республика являлась «наиболее опасным пунктом во всем Закавказье».[26]

Постановлению Политбюро ЦК ВКП (б) «Об антисоветских элементах» от 31 января 1938 года по Азербайджанской ССР дополнительно подлежали репрессиям еще 2 тыс чел 1 категории и 1 тыс – 2 категории.[27]

По сводке 1 спецотдела НКВД СССР «О количестве арестованных и осужденных органами НКВД СССР за время с 1 октября 1936 г. по 1 июня 1938 г.»,  с 1 октября 1936 года по 1 июля 1938 года всего было арестовано 1 420 711 чел. Из них в Азербайджанской ССР  — 25222 чел., в том числе по приказу №00447 – 9972 чел (бывшие кулаки – 5399, уголовники – 2053, прочие контрреволюционные элементы – 2520). По национальному составу, всего было арестовано 13356 азербайджанцев. Из них по приказу № 9592 (бывших кулаков – 5156, уголовников – 2200, прочих контрреволюционных элементов – 2236).[28] Под наименованием «иранцы» (среди них большинство составляли азербайджанцы) — всего было арестовано 14994 человек, Из них по приказу 00447 – 811 (бывших кулаков – 101, уголовников – 409, прочих контрреволюционных элементов – 301 чел.).[29]

В дальнейшем в отношении некоторых подследственных дела были пересмотрены. Так, по Статистическом отчету о результатах пересмотра дел сельского и колхозного актива по СССР, в Азербайджанской ССР в отношении 2555 чел. дела были пересмотрены, а в отношении 1067 чел. дела были оставлены в силе. В отношении 1297 лиц были возбуждены ходатайства о снятии судимости. В отношении 114 человек (4,5%) дела были прекращены.[30] Помимо этого, в Азербайджанской ССР было обнаружено свыше 2 тыс. нерассмотренных дел. Была признана неудовлетворительная работа наркомюста и органов прокуратуры в республике. В связи с этим было приказано в месячный срок проверить все ли уголовные дела, подлежащие согласно директиве пересмотру, были отобраны и представлены народными судами на рассмотрение подготовительных комиссий. Народные судьи совместно с районными прокурорами должны были провести проверку и тех уголовных дел о сельском и колхозном активе и отдельных колхозниках, приговоры о которых при пересмотре были оставлены без изменения. [31]

За малейшие просчеты и нарушения председатели сельсоветов, колхозов и другие работники колхозного и сельского актива  привлекались к уголовной ответственности. При этом была признана и неосновательность многих дел. По Азербайджанской ССР: в Нахичеванской АССР из 272 привлеченных прекращены дела в отношении 119 чел. (43%); в числе привлеченных 139 председателей правлений колхозов.[32] Было принято Постановление СНК СССР «О пересмотре дел лиц из колхозного и сельского актива, осужденных в 1934—1937 гг.» от 27 июля 1939 г.[33]

Естественно, что это не могло не вызвать ответной протестной реакции. Повстанческое движение в Закатальском округе (Алиабатском и Кахском районах, в селениях Шеки и др.), Гянджинском округе Азербайджанской ССР разворачивалось под лозунгами: «Освобождение народа из-под власти Советов», «Долой колхозы». Органы ГПУ докладывали в Москву о руководстве восставшими в Азербайджане из Дагестана и Турции. События в Южном Дагестане разворачивались в опасном для местных властей направлении. Повстанцы заняли ряд селений Касумкентского, Табасаранского, Курахского районов и двигались по направлению к Азербайджану. Среди населения распространялись сведения о свержении советской власти в Дагестане и занятии Дербента турками.[34] 19 мая 1930 года азербайджанский повстанческий отряд из 10-12 человек перешел границу у сел. Хнов Рутульского района и проник на территорию Южного Дагестана. Началось восстание хновцев, поддержанное жителями села Борч. Повстанческие отряды из Азербайджана сконцентрировались в районе Салаватского перевала (300 чел.). На подавление восставших районов Азербайджана и Дагестана Советская администрация направила воинские части. Были перекрыты проходы из Дагестана в Закаталы, чтобы не допустить прорыва повстанцев в Азербайджан.

Советские войска подавляли восстания, арестовывая участников и беря в заложники местных жителей. В результате, восстание в Хнов с участием азербайджанских повстанцев, как и другие, было подавлено. Тем не менее, протестные настроения оставались весьма мощными. В этот период, помимо выступления повстанцев в разных районах Азербайджанской ССР, фиксируется массовый выход местных жителей из колхозов.

С лета 1936 по осень 1938 годов советская тоталитарная система, изначально не отличавшаяся особым гуманизмом, систематически использовавшая для достижения своих целей и задач методы государственного терроризма, пошла на еще более, чем прежде, откровенное попрание норм соблюдения прав граждан, в том числе в сфере обеспечения их личной безопасности. Это был период откровенного «беспредела», приведшего к огромным жертвам, ущемлению прав и свобод огромной массы людей. Это дало основание именовать этот период «большим террором».

Безусловно, репрессивная машина косила всех, невзирая на социальную, национальную принадлежность. Только в 1937 году в Азербайджане были арестованы 22 наркома, 49 секретарей райкомов, 29 председателей райисполкомов, 57 директоров заводов и промыслов, 95 инженеров, 110 военнослужащих, 207 советских и профсоюзных работников, 8 профессоров. Почти все они были расстреляны. Известно, что с 1 октября 1936 года до 1 июля  1938 года в Азербайджанской ССР было арестовано 25222 человек. Их них 13356 были азербайджанцами. Если сравнивать с репрессиями по отношению к представителям других национальных групп населения, это ни в абсолютных цифрах, ни в относительных показателях по отношению к общей численности представителей данной национальности, не выглядит как сугубо антиазербайджанская акция. Но рамки репрессий были значительно более широкими. К жертвам «большого террора» правомерно отнести  близких родственников  «врагов народа», которые выселялись в отдаленные, преимущественно северные районы и Среднюю Азию. К жертвам большого террора вполне можно отнести и детей репрессированных родителей. Их участь была незавидной. Как правило, дети репрессированных определялись в детские дома. На многие годы они были обречены жить в лишениях, числиться «детьми врагов народов» и потому испытывать ограничения в вопросах получения образования и трудоустройства, налаживания личной жизни. Учитывая данные факты, в работе З.Буниятова отмечено, что общая численность жертв массовых репрессий в Азербайджане в 1937-1938 гг. насчитывала более 80 тысяч человек.[35] Ту же цифру приводит Э.Исмаилов.  «Подсчитать общее количество репрессированных в эти годы в Азербайджане не так просто. Видимо, справедливо было бы отнести сюда всех, кто был расстрелян, заключен в лагеря, жен и детей осужденных, выселенных за пределы республики. Иными словами, всех кто пострадал физически и морально. С учетом этого можно предположить, что число репрессированных в Азербайджане в период «большого террора» составило не менее 80 тысяч человек», — резюмировал он тему массовых репрессий в своей работе.[36]

Азербайджанская ССР, как и другие республики, входила в полосу ужесточения борьбы власти и общества, борьбы против инакомыслия. В СССР работал механизм беспощадной репрессии — карательных мер, применяемых государственными органами под предлогом защиты и сохранения существующего строя. Все эти мероприятия партии и советского правительства позже вошли в историю под названием сталинские репрессии, массовые репрессии, массовый террор, и стали составной и сопутствующей частью формирования и утверждение тоталитарного режима советского государства.

Цель всех этих репрессий — уничтожение потенциальных и активных противников, а также устрашение народа. Во главе советского режима стоял единоличный лидер – И. Сталин, который принял на себя принятие всех важнейших решений, что привело к утверждению его культа личности. По оценке некоторых экспертов нельзя всю вину возлагать на одного Сталина, виной всему является сама доктрина большевизма. Однако нужно признать, что и до Сталина, и после него советское государство не знало таких репрессий и столь жестокого обращения с гражданами. Отметим также, что, поскольку сталинское видение путей эволюции советской государственности было в основе мероприятий того времени, его личное отношение к отдельным народам в значительной степени повлияло на принятие в отношении некоторых из них самых суровых решений.

Репрессии коснулись всех слоев населения, возникали невероятные дела против тех, кто подозревался в приверженности национальному мышлению, а не советским штампам. Шли массовые разоблачения «врагов народа», «вредителей», «шпионов», что отражалось на судьбе не только самих «виновников», но и их родных, близких, коллег. По мнению специалистов, репрессии служили не только как средство наказания или метод устрашения, не только как инструмент устранения реальных и потенциальных противников тоталитарного режима, но и для физического уничтожения реальных конкурентов Сталина. Именно так это и произошло в 1934 году в случае с убийством С.М. Кирова. 10 июля 1934 года в рамках реорганизации спецслужб был создан народный комиссариат внутренних дел СССР (НКВД). В ноябре 1934 года был создан специальный отдел под названием «Особое совещание». Этот отдел получал широкие полномочия по борьбе с врагами народа. Сталин обратился к членам партии с заявлением о необходимости окончательного истребления всех врагов народа. В уголовный кодекс СССР были внесены изменения, согласно которым все дела по политическим заключенным могли рассматриваться в ускоренном порядке без адвокатов и прокуроров в течение 10 дней. В результате в СССР был установлен режим беспредельной власти Сталина. Созданный партийно-государственный аппарат вмешивался в решение всех экономических вопросов. Насильно осуществлялось отчуждение людей от собственности и от вмешательства в дела власти. В национальных республиках советизация приобрела как общие, присущие всему СССР, так и специфические черты. По справедливой оценке Эльдара Исмаилова: «Власть того времени в Азербайджане носила наместнический характер. Ее главным назначением было обеспечение целей и интересов имперского государства, каким являлся Советский Союз».[37]

В Азербайджанской ССР был свой «Сталин», свой «хозяин» — Первый Секретарь ЦК Компартии Азербайджана Мир Джафар Багиров. По мнению, сложившемуся в азербайджанской общественной и научной среде, Багиров был прямо причастен к репрессиям в Азербайджанской ССР. Несомненно, огромную роль в осуществлении репрессий играло НКВД. М. Дж. Багиров являлся только инструментом, винтиком в руках центрального руководства большевистской партии. Сегодня высказываются предположения, что если бы М.Дж. Багиров и другие партийные функционеры Азербайджана что-либо предприняли против «генерального курса» правящей партии, их самих бы и расстреляли, что, собственно, потом и произошло.

Безусловно, как руководитель республики, М. Дж. Багиров дирижировал репрессиями. По заключению исследователя этого вопроса профессора Эльдара Исмаилова, «в 1920-е годы при активном участии Багирова были уничтожены практически все очаги политического сопротивления в Азербайджане. Причем, уничтожены самым беспощадным образом».[38] М. Дж. Багиров был продуктом той системы, которую создал Сталин. Поэтому, указывая на его участие в репрессиях, конечно, нельзя отрицать личностные качества Багирова как руководителя, обладавшего харизмой, умевшего управлять людьми. Багиров сумел положить конец той кадровой чехарде, которая существовала в руководстве республикой на протяжении 20-х — первой половине 30-х годов. Последующее длительное нахождение его на посту руководителя республики (1933-1953) было также связано с иными факторами субъективного порядка. Одним из них были близкие отношения главы Азербайджана с Л. Берией, который и рекомендовал Багирова на пост первого секретаря. Сам Берия с 1932 года возглавил партийную организацию Закавказья (1932-1936), а с Багировым был знаком еще по совместной работе в Азербайджанской Чрезвычайной комиссии (Берия был руководителем Следственно-оперативным отделом ЧК Азербайджанской ССР).

В целом, за 1920-1930-е гг. в СССР произошла огромная социально-экономическая революция, которая не могла не иметь последствий. Изменилась природа собственности, структура общества, экономический уклад, идеология. Безусловно, были силы, которые находились в оппозиции (открытой или скрытой) этому процессу. Необходимо учитывать и внешнеполитический фактор, состоящий, главным образом в том, что у СССР в это время фактически не было союзников. Между тем, приближалась большая война. Поэтому, нужно признать, что, будь в это время во главе руководства республикой вместо Багирова кто-либо другой, это все равно не изменило бы логики работы репрессивной машины. Она уже была включена, причем далеко не в 1937 году. Фактически репрессии в СССР никогда и не прекращались. Они начались с момента образования этого государства и завершились его падением. Менялся лишь характер, степень жестокости репрессий. Эпоха 1937-1938 гг., безусловно, стала их кульминацией. К репрессиям можно отнести борьбу с кулачеством, инакомыслием и диссидентством, депортацию народов и т.д. Советская идеология всегда воспитывала советских граждан в духе борьбы. Даже большинство работ по советскому периоду 20-30-х гг. всегда начинались этим словом – «борьба». «Борьба с врагами народа» была той центральной идеей, которая должна была подстегнуть и мобилизовать граждан накануне новых испытаний. Как и все в СССР, репрессии проводились на плановой основе. Планы о численности граждан, которые подлежали аресту, спускались сверху и беспрекословно выполнялись нижестоящими карательными органами.

Что же касается обвинений, то их выбор, по сути, был предопределен и предельно незамысловат. Думается, что, широко распространенные в Азербайджане обвинения граждан в «пантюркизме», во многом стали следствием малообразованности их авторов – создателей (советские следователи и прокуроры), зачастую самым смутным образом представлявших даже само значение этого слова. Им просто нужны были яркие ярлыки, которые позволили бы обвинить арестованного, например, в связях с Турцией, с которой отношения к этому времени сильно испортились. Правда среди репрессированных были и такие люди как Г. Джавид, С. Мумтаз, Б. Чобанзаде и др., которые хорошо были знакомы с истоками этой идеи. Но и они не вкладывали в него политический смысл и больше рассматривали как культурную категорию. В годы сталинских репрессий с территории Азербайджана в ссылку были отправлены десятки тысяч представителей интеллигенции, военнослужащих, деятелей культуры и искусств, ученых, писателей, учителей, религиозных служителей. А это значит, что была уничтожена значительная часть образованного, духовного слоя общества.

Итак, первая волна репрессий (1920-е годы) затронула «чистых» контрреволюционеров, прежде всего, деятелей АДР, мусаватистов, иттихадистов. Вторая волна (1936-1939) уничтожила «врагов народа» в лице «пантюркистов» и «панисламистов», «антисоветских элементов» и «вредителей» всех мастей. Это подтверждает общую тенденцию, в силу которой, в сталинское время национальные кадры все время находились под подозрением в склонности к национализму. В Азербайджане в 1936-1938 годы репрессиям подвергались в основном именно по обвинению в «буржуазном национализме». Вместе с тем, кадровая политика в национальных республиках была очень осмотрительной. Особенно власти опасались обострения межнациональной конфликтности, нападок и обвинения со стороны различных национальных групп.[39]

В отмеченном контексте важно особо выделить еще один аспект рассматриваемой проблемы, связанный с тем, что в постсоветское время в Азербайджане пытались представить репрессии 1937-1938 годов как исключительно антиазербайджанские. Однако с таким выводом согласиться трудно. Маховик сталинских репрессий носил общесоюзный характер и не пощадил ни одну из союзных республик.

В связи с тем, что режим постоянно поддерживал идею об угрозе СССР извне, о внешней опасности, исходящей от Запада и находящихся под их протекторатом и влиянием пограничных с СССР стран, в Азербайджане развернулась масштабная антииранская и антитурецкая пропаганда. Cоветская власть подогревала общественное мнение ожиданием угрозы со стороны Ирана и Турции. Пресекались малейшие протурецкие и проиранские симпатии.

По данным, приведенным Э. Исмаиловым: «Только таким внесудебным органом, как Особая тройка при НКВД Азербайджанской ССР, в 1937 за политические преступления были осуждены к разным срокам лишения свободы 2846 человек, а к высшей мере наказания приговорены 2215 человек. Только за антисоветскую агитацию и пропаганду были приговорены к расстрелу 1108 человек. В 1938 году Особая тройка рассмотрела дела в отношении 10 тыс. человек. Не менее, если не более масштабно, действовала выездная Сессия Военной Коллегии Верховного Суда СССР. Так, эта инстанция под руководством Никитченко за 2 дня 30 и 31 декабря 1937 года рассмотрела дела на 95 человек, а в последующие дни января 1938 года эта же сессия рассматривала ежедневно от 40 до 50 дел».[40]

Жертвой сталинских репрессий были не только физически пострадавшие люди, брошенные в застенки, казненные, либо погибшие в лагерях. Жертвой политических репрессий можно по праву называть весь советский народ, который подвергался психическому и моральному давлению.

Репрессии в СССР продолжались до 1953 года.

В 1948-1953 годы по Постановлению «О переселении колхозников и другого азербайджанского населения из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР» депортации из родных очагов подверглись сотни тысяч азербайджанцев Западного Азербайджана. Все это мотивировалось потенциальной возможностью сочувствия мусульманского населения приграничных с Турцией районов. Фактически это означало, что советское руководство не доверяло мусульманскому населению Кавказа, видело в нем врага, «пятую колонну». Такое преувеличенно настороженное отношение, на наш взгляд, трудно оправдать или объяснить. Лишь с конца 1950-х годов большинство репрессированных народов получили разрешение на возвращение в родные места. Декларация Верховного Совета ССР о признании незаконными всех направленных против них актов была принята 14 ноября 1989 года. Постановление об отмене всех юридических актов, направленных против репрессированных народов было подписано 7 марта, а 26 апреля 1991 года был принят Закон РФ «О реабилитации репрессированных народов». Историческая справедливость была восстановлена, однако депортация целых народов на основе надуманных обвинений оставила тяжелый след в исторической памяти народов. Длительная задержка с реабилитацией способствовала консервации конфликтного потенциала проблемы.[41] Следует учитывать и то, что реабилитированные народы возвратились на территорию, уже занятую представителями других этносов. Сложившееся в царское и советское время компактное и чересполосное расселение стало основой недовольства административным и территориальным делением границ Ингушетии, Осетии, Чечни, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Ставропольского края и др., при определении государственной границы между Азербайджаном и РФ, Грузией и РФ.

Сталинские репрессии были направлены на борьбу не только против тех, кто сопротивлялся советской власти, подозревался в инакомыслии, но и против предполагаемых, воображаемых врагов режима. В разное время массовым политическим репрессиям подверглись различные слои общества, но в годы Великой Отечественной войны от них пострадали целые народы. Сталинские репрессии стали подлинной трагедией для всего советского народа, но на Кавказе их последствия ощущаются до сих пор. Неизгладима память о миллионах выселенных, погибших, изувеченных судьбах. Кроме того, репрессии и депортации, перекраивание административно-территориальных единиц на Кавказе заложили основу этнотерриториальных споров и конфликтов, оставили горькую память, сформировали отношения противопоставления «свои-чужие» — «кавказцы-русские». В целом, в сталинский период советской истории многие преступления, правонарушения, неосторожные высказывания и т.д. рассматривались с точки зрения угрозы советскому строю. Репрессиям подвергались по классовому признаку или подозрению в «собственничестве», принадлежности к эксплуататорским классам. Поэтому репрессии в это время в основном носили политический характер.

В целом, давая оценку социально-экономической политики сталинского режима в 1920-30-х годах, надо констатировать, что она осуществлялось репрессивными методами и в конечном итоге вылилась в геноцид собственных  граждан. Последствия этой политики коснулись всех союзных республик — кого больше, кого меньше. Это не было кампанией узконациональной, узкоконфессиональной или узкосоциальной. Отличия состояли лишь в характере, масштабах  и степени жестокости репрессий.

Осмысливая поставленную научную проблему, нельзя не учитывать  особенности современного общественного мнения по данному вопросу. Опрошенные – граждане Азербайджана с высшим образованием считают, что сталинские репрессии в Азербайджане были направлены на уничтожение азербайджанской нации, а потому являются преступлением. По мнению респондентов, в годы сталинских репрессий был уничтожен цвет азербайджанской интеллигенции. По мнению опрошенных пожилых людей без образования, государство отнимало все, всегда был страх, что за ошибку, неправильное слово или шутку, могли прийти и забрать человека. По единодушному мнению, репрессии носили антинародный характер и были направлены на уничтожение мусульманских народов с целью передать их землю соседним республикам или другим народам. В воспоминаниях сохранились свидетельства о принудительном отнятии даже шерсти, пастельных принадлежностей у крестьян. Самым большим результатом репрессий 1930-х годов стал страх, выработанный у населения перед властью, органами безопасности.

Жертвам сталинских репрессий установлены в Азербайджане два памятника.

Никакие геополитические, стратегические, государственные интересы не могут быть оправданием расправы, которая была учинена диктаторской, тоталитарной советской властью. Впрочем, эта политика, как показали события последних десятилетий, была далека даже от обычного прагматизма и дальновидности.

[1] Эльдар Исмаилов. Очерки истории Азербайджана. М.: Флинта, 2010, с.300.

[2] Назарли А.Э. XI Красная Армия в Северном Азербайджане: оккупация, расправы, бесчинства. Баку: изд-во “Elm və Təhsil”, 2014; Bünyadov Z. Qırmızı terror. Bakı: Azərnəşr, 1993; Мамедова Ш. Интерпретация тоталитаризма. Сталинизм в Азербайджане, 1920-1930 гг. Баку: Адилоглу, 2004; Аскеров-Кенгерлинский А. Трагедия Азербайджана // Хазар, 1990, №3 (4), с.68-87; Paşayev A. Açılmamış səhifələrin izi ilə. Bakı: Azərbaycan, 2001; Rəfiyev B. Aysberqin sualtı hissəsi. Bakı: Azərnəşr, 1995; Bayramova R.M. Azərbaycan rəhbərliyində ixtilaflar və daxili-siyasi çəkişmələr (1920-1925-ci illər). Bakı: Elm, 2007; Aslan Kənan. XX əsrdə repressiyalara məruz qalanlar. Bakı: Azərnəşr, 2011; Баберовски Й. Враг есть везде. Сталинизм на Кавказе. Пер. с нем. В. Т. Алтухова. М.: РОССПЭН: Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2010; Мустафа-заде Р.С. Две Республики. Азербайджано-российские отношения в 1918-1922 гг. М.: Изд-во «МИК», 2006; Рафиев Б. Если снять гриф секретности (очерки новейшей истории Азербайджана). Глазов: Глазовская типография, 2008; Mir Cəfər Bağırovun məhkəməsi. Bakı: Yazıçı, 1993.

[3] Декреты Азревкома 1920-1921. Сборник документов. Баку: 1989, с.11-12.

[4] Эльдар Исмаилов. Очерки по истории Азербайджана. М.: Флинта, 2010, с.273.

[5] Назарли А. Э. XI Красная Армия в Северном Азербайджане: оккупация, расправы, бесчинства. Баку: изд-во “Elm və Təhsil”, 2014, с.44-45.

[6] Обзор политического состояния СССР за сентябрь 1925 г.// Совершенно Секретно»: Лубянка Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.), т.3 1925 г., Москва, 2002.

[7] Постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) «О коллективизации и борьбе с кулачеством в национальных экономически отсталых районах» Из приложения к протоколу заседания Политбюро № 118, п.44 от 25 февраля 1930 года// Политбюро и крестьянство: высылка, спецпереселение, 1930-1940: В 2 кн. Кн.1./ Отв. Ред. Н.Н.Покровский. М.: РОССПЭН, 2005, с.110, 119.

[8] Постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) «О плане выселения кулаков в 1932 году» Из приложения к протоколу заседания политбюро № 98, п.57/33// Политбюро и крестьянство: высылка, спецпереселение, 1930-1940: В 2 кн. Кн.1./ Отв. Ред. Н.Н.Покровский. М.: РОССПЭН, 2005, с.537.

[9] Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О выселении кулаков по Закавказью». Из протокола заседания Политбюро №136, п.94/70// Политбюро и крестьянство: высылка, спецпереселение, 1930-1940: В 2 кн. Кн.1./ Отв. Ред. Н.Н.Покровский. М.: РОССПЭН, 2005, с.605.

[10] Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «О высылке из Азербайджана антисоветских элементов» Из протокола заседания Политбюро № 17, п.256, от 25 декабря 1934 года, //Политбюро и крестьянство: высылка, спецпереселение, 1930-1940: В 2 кн. Кн.1./ Отв. Ред. Н.Н.Покровский. М.: РОССПЭН, 2005, с. 659.

[11] Сталин И.В. Об индустриализации и о хлебной проблеме. Речь на Пленуме ЦК ВКП(б). 9 июля 1928 г. // Сочинения, т.11. М., 1949, с.171-172

[12] Сталин И.В. О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников. Доклад на Пленуме ЦК ВКП(б). 3 марта 1937 года. // Сочинения. М., 1997, т.14, с.166

[13] Из постановления Политбюро ЦК ВКП(б) «Об антисоветских элементах» от 10 июля 1937 года// Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938/ Под ред. Акад. А.Н. Яковлева. М.: МФД, 2004, с.241.

[14] Записка м.и.Фриновского в Политбюро ЦК ВКП(б) с Приложением оперативного приказа НКВД СССР №00447//Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938/ Под ред. Акад. А.Н. Яковлева. М.: МФД, 2004, с. 273.

[15] Записка м.и.Фриновского в Политбюро ЦК ВКП(б) с Приложением оперативного приказа НКВД СССР №00447//Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938/ Под ред. Акад. А.Н. Яковлева. М.: МФД, 2004, с.274-275.

[16] Записка м.и.Фриновского в Политбюро ЦК ВКП(б) с Приложением оперативного приказа НКВД СССР №00447//Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938/ Под ред. Акад. А.Н. Яковлева. М.: МФД, 2004, с.273.

[17] Записка м.и.Фриновского в Политбюро ЦК ВКП(б) с Приложением оперативного приказа НКВД СССР №00447//Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938/ Под ред. Акад. А.Н. Яковлева. М.: МФД, 2004, с.278, 280.

[18] Данилов В.П. Советская деревня в 1938-1939 годах//Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 2. 1938—1939 / Под ред. В.Данилова. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006. С. 18.

[19] Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) об иранских гражданах (69)// Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938/ Под ред. Акад. А.Н. Яковлева. М.: МФД, 2004, с. 464.

[20] Коллективизация и антиколхозные выступления в Дагестане (1927 — 1940). Документы и материалы. Махачкала, 2007, с. 196-198.

[21] Справки НКВД о количестве осужденных за время с 1 октября 1936 г. по 1 ноября 1938 года// Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 2. 1938—1939 / Под ред. В.Данилова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006, с. 305, 573.

[22] Обзор политического состояния СССР за сентябрь 1925 г.// Совершенно Секретно»: Лубянка Сталину о положении в стране (1922-1934 гг), т.3 1925 г., Москва, 2002.

[23] Постановление ЦК ВКП(б) об утверждении дополнительных лимитов на репрессии по приказу НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г.// Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 2. 1938—1939 / Под ред. В.Данилова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006, с.34.

[24] Сводка № 33 ГУГБ НКВД об арестованных и осужденных на основании приказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г.// Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 2. 1938—1939 / Под ред. В.Данилова. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006, с. 57.

[25] Доклад ЦУНХУ Госплана СССР об итогах переписи скота от 8 апреля 1938 г// Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 2. 1938—1939 / Под ред. В.Данилова. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006, с. 94.

[26] Шифртелеграмма И.В.Сталина в ЦК КП(б) Азербайджана об арестах руководства Нахичеванской АССР ЦК компартии Азербайджана Багирову от 26 сентября 1937 г. № 15566/ш// Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938/ Под ред. Акад. А.Н. Яковлева. М.: МФД, 2004, с.380.

[27] Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «Об антисоветских элементах» от 31 января 1938 года// Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938/ Под ред. Акад. А.Н. Яковлева. М.: МФД, 2004, с.467.

[28] Из сводки 1 спецотдела НКВД СССР «О количестве арестованных и осужденных органами НКВД СССР за время с 1 октября 1936 г. по 1 июля 1938 г.» // Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 2. 1938—1939 / Под ред. В.Данилова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006, с.162-163.

[29] Из сводки 1 спецотдела НКВД СССР «О количестве арестованных и осужденных органами НКВД СССР за время с 1 октября 1936 г. по 1 июля 1938 г.». Не ранее 1 июля 1938 г// Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 2. 1938—1939 / Под ред. В.Данилова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006, с. 163.

[30]Справка Уголовно-судебного отдела Прокуратуры СССР «О работе органов прокуратуры по пересмотру дел осужденных работников сельсоветов, МТС и колхозов// Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 2. 1938—1939 / Под ред. В.Данилова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006, с. 175.

[31] Приказ наркома юстиции СССР и Прокурора СССР о проверке уголовных дел колхозного и сельского актива и отдельных колхозников, осужденных в 1934—1937 гг. 1 ноября 1938 г.// Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 2. 1938—1939 / Под ред. В.Данилова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006, с. 302-304.

[32] Докладная записка Морозова А.Я. Вышинскому «О привлечении к уголовной ответственности работников низового колхозного и сельского актива в 1938 г.» 13 мая 1939 г// Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 2. 1938—1939 / Под ред. В.Данилова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006, с. 406.

[33] Постановление СНК СССР «О пересмотре дел лиц и колхозного и сельского актива, осужденных в 1934—1937 гг.» 27 июля 1939 г.// Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5 тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 2. 1938—1939 / Под ред. В.Данилова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006, с. 446.

[34] Коллективизация и антиколхозные выступления в Дагестане (1927 — 1940). Документы и материалы. — Махачкала, 2007, с.46-49, 140-141, 154-155, 158, 164-167.

[35] Bünyadov Z. Qırmızı terror. Bakı: Azərnəşr, 1993. С.5.

[36] Эльдар Исмаилов. Очерки по истории Азербайджана. М., 2010, с. 306-307.

[37] Исмаилов Э. Власть и народ. Послевоенный сталинизм в Азербайджане. — Баку: Изд-во Адильоглу, 2003, с. 7.

[38] Исмаилов Э. Власть и народ. Послевоенный сталинизм в Азербайджане. — Баку: Изд-во Адильоглу, 2003, с.41.

[39] Исмаилов Э. Власть и народ. Послевоенный сталинизм в Азербайджане. — Баку: Изд-во Адильоглу, 2003. — С.7.

[40] Исмаилов Э. Власть и народ. Послевоенный сталинизм в Азербайджане. Баку: Изд-во Адильоглу, 2003, с.48.

[41] Исмаилов Э. Власть и народ. Послевоенный сталинизм в Азербайджане. — Баку: Изд-во Адильоглу, 2003, с. 295-297.

Россия и Новый Шелковый путь


Юрий Тавровский

Пекинский форум «Один пояс и один путь» (14-15 мая) станет для Евразии главным внешнеполитическим мероприятием нынешнего года. В нем примут участие около двадцати глав государств, расположенных на Экономическом поясе Шелкового пути (ЭПШП). Отправится в Пекин и президент России В.В. Путин. Это будет первая в этом году его встреча с председателем Си Цзиньпином. Она даст возможность с глазу на глаз обсудить не только впечатления от первых ста дней президентства Дональда Трампа и быстро меняющуюся обстановку в мире, но также рассмотреть вопросы, связанные с повесткой дня форума — взаимодействием на Шелковом пути. Именно это взаимодействие дает возможность поставить наше двустороннее стратегическое партнерство на критически важное надежное торгово-экономическое основание. Только масштабные новые проекты могут оживить сотрудничество двух огромных сопредельных стран, двух взаимодополняющих экономических систем, которое в последние годы развивается по принципу «шаг назад, два шага вперед».

До пекинского саммита остается совсем немного времени. Однако тема Шелкового пути слабо различима в симфонии внешнеполитических мелодий не только российского экспертного сообщества и СМИ, но также правительственных учреждений и деловых объединений, которым поручено обеспечить сопряжение ЕАЭС и ЭПШП. Похоже, это не случайно.

В России так и не смогли найти свое достойное место, свой интерес в инициативе ЭПШП, а в Пекине не смогли предложить Москве привлекательную роль. Россия с 1992 года используется как транзитная территория для китайского экспорта в Европу, следующего из транспортного узла Ляньюньган на берегу Желтого моря через весь Китай, Казахстан, Россию, Белоруссию, Польщу, Германию в такие же узлы Гамбурга и Роттердама. Этот маршрут получил в Китае громкое название «Новый континентальный мост Азия-Европа». На самом деле это просто стыковка, сопряжение в одну линию уже имевшихся железнодорожных путей самого Китая и постсоветского пространства. Грузы через нас идут еще и через «Континентальный мост Азия-Европа». Так в Китае прозвали наш старый добрый Транссиб.

В инфраструктурную основу ЭПШП, все чаще называемого в России Новым Шелковым путем, входит также крупномасштабный проект строительства трансконтинентального скоростного шоссе «Западный Китай — Западная Европа». Оно пройдет от того же Ляньюньгана до Санкт-Петербурга. Этот проект, начатый еще до 2013 года, реализован лишь частично. По территории Китая проложено современное скоростное шоссе, по которому мне недавно довелось «с ветерком» проехать более тысячи километров от Ланьчжоу до Алашанькоу. Далее шоссе проходит по Казахстану вплоть до границы с Россией в районе Оренбурга. Существуют разные оценки готовности казахстанского отрезка, но российский не проложен даже на бумаге.

Несколько лет обсуждался проект строительства скоростной пассажирской линии Москва-Казань с последующим продлением до Екатеринбурга и чуть ли не до Пекина. Однако никаких реальных результатов этот проект не принес, став только источником разочарования и взаимных претензий двух сторон. Во время встречи в Сочи в 2014 году Путин и Си Цзиньпин обсуждали участие Китая в модернизации Транссиба и БАМа, однако вскоре эта тема перестала даже упоминаться.

Таким образом, со времени выдвижения инициативы «Один пояс и один путь» осенью 2013 года для российско-китайского транспортного взаимодействия в Евразии по существу ничего не изменилось. Россия как получала, так и получает отчисления за транзит по двум «континентальным мостам», один из которых недавно отметил свое столетие, а второй — четвертьвековой юбилей. Возможная и желательная синергия созидательных порывов двух стратегических партнеров в самом крупном инфраструктурном проекте ХХI века пока так и не произошла. Появились только красивые на первый взгляд идеи и длинные списки мелких и средних проектов преимущественно регионального масштаба. Упущено много возможностей, которые умело реализуют не только наши дальние соседи — Пакистан, Иран, государства Африки и Персидского залива, но и страны-члены ЕАЭС — Казахстан и Белоруссия.

Стратегическому партнерству недостает тактического

Закономерен вопрос: в чем тут дело? Ведь на уровне мировой стратегии Москва и Пекин действительно наладили реальное партнерство по важнейшим проблемам безопасности, которое подчас напоминает военно-политический союз. Но вот с «тактикой» проблемы налицо, причем не только на Новом Шелковом пути. Что бы ни говорилось о проблемах с обменным курсом рубль/юань или о роли западных санкций, товарооборот прошлого года, не дотянувший до 70 миллиардов долларов, — свидетельство отсутствия между партнерами «стыковочных механизмов», симптом серьезных коренных проблем во взаимодействии двух огромных сопредельных держав, двух крупных экономических систем,

Эти проблемы начинаются на стратегическом уровне. У Китая есть выдвинутый в 2012 году долгосрочный план «Китайская мечта», призванный к 2049 году превратить Поднебесную в одну из ведущих держав мира. С учетом выступлений председателя Си Цзиньпина на «Большой двадцатке» в прошлом году в Ханчжоу и в Давосе нынешней зимой речь может идти и о намерении превратиться в глобального лидера вместо впадающих в стагнацию США. Инициатива «Один пояс и один путь» является составной частью этого плана. При этом ЭПШП — его сухопутная часть, «пояс», которую дополняет Морской Шелковый путь XXI века. Кроме того, в Китае сохраняется система пятилетних планов — сейчас реализуется 13-й пятилетний план. У России за все послесоветские годы ни долгосрочной, ни даже среднесрочной стратегии так и не появилось. Не удивительно, что в Москве не могут объяснить Пекину, чего же мы хотим от двустороннего экономического сотрудничества.

Наше стратегическое партнерство удалось потому, что совпали национальные интересы в области безопасности. Наше экономическое партнерство не удается потому, что ни та, ни другая сторона не предлагает проекты, отвечающие национальным интересам обеих держав. Проект «Москва-Казань» был задуман в первую очередь для транспортного обеспечения футбольного чемпионата 2018 года. Китаю это мероприятие безразлично, а перспективы отдачи капиталовложений от пассажиропотока по завершении праздника спорта неясны. Даже в самом Китае с его колоссальным населением и растущими потоками пассажиров только две линии скоростных дорог вышли на прибыль, остальные по-прежнему дотируются. Возить воздух из Москвы в Казань или, тем более, во Владивосток или Пекин — это не по-китайски.

В чем же заинтересованы китайцы? Честно говоря, у меня складывается впечатление, что их устраивает статус-кво. Существующий поток товаров в Европу (экспорт в 2016 г. — 340 млрд. евро) вполне успешно обслуживают не только морские маршруты, но и проходящие по территории России «континентальные мосты», перевозки по которым пока убыточны и дотируются китайским бюджетом. Мало того, ускоренными темпами прокладываются новые маршруты в обход России — свое плечо подставил наш партнер по ЕАЭС Казахстан, через который уже пошли пробные составы на Туркмению, Азербайджан, Грузию, Турцию и далее в Европу. Большие ресурсы брошены на строительство «пакистанского коридора», который через пару лет может обеспечить транспортировку товаров из Китая по железной дороге и шоссе в порт Гвадар на побережье Персидского залива.

Некоторые эксперты считают, что Китай вообще не заинтересован в усилении России и под предлогом западных санкций и отсутствия дельных предложений уклоняется от серьезных вложений в нашу экономику. Поддержка же внешнеполитических действий и инициатив Москвы призвана стимулировать ее нынешнюю активность. Россия, получившая прозвание «чжаньдоу миньцзу» («боевая нация» или «задиристая нация»), рассматривается как громоотвод, который притягивает к себе молнии Америки, испытывающей растущую конкуренцию со стороны Китая на мировой экономической арене. Недавно появилась и такая формула: «российская боеголовка на китайской ракете».

Думаю, что дело не в каких-то стратагемах Пекина, а в наступившем периоде временного взаимного разочарования после бурного начала нового этапа двусторонних отношений. Он начался с приходом председателя Си Цзиньпина в Чжуннаньхай и возвращения президента Путина в Кремль. Посылаемые после каждой встречи мыслящих стратегическими величинами лидеров импульсы постепенно гаснут в толще консервативного правительственного аппарата обеих столиц.

Китайское чиновничество, напуганное общенациональной борьбой с коррупцией, сейчас проявляет максимум осторожности в контактах со всеми иностранцами, включая российских коллег, которые нередко предпочитают именно «взяткоемкие» проекты. Они проявляют порой излишнюю жесткость на переговорах разного уровня. Отличия в законодательстве и делопроизводстве, языковой барьер, разница в традициях проведения переговоров тоже усиливают разочарование. Даже профессиональные специалисты по России, особенно молодые эксперты и журналисты, все чаще ведут себя заносчиво. Не стоит сбрасывать со счета и позицию влиятельных кругов элиты, которые до сих пор сомневаются в правильности выбора главного стратегического партнера. Одни во всем ориентируются на Запад. Другие все еще не забыли о временах китайско-советской «холодной войны».

В России тоже накопилось разочарование медленными темпами развития сотрудничества, на которое возлагали чрезмерные надежды после введения санкций Запада. Скептические рассуждения слышатся и от олигархов, и от руководителей предпринимательских объединений, вовлеченных в бизнес с Китаем. Выступая с лекциями о Китае в российских регионах, я отмечаю снижение еще недавно огромного интереса к Поднебесной, в том числе к возможностям взаимодействия в рамках Нового Шелкового пути. В Москве тем временем неспешно спорят сторонники и противники участия в китайском проекте. Журналисты и ученые публикуют статьи и монографии, участвуют в круглых столах. Чиновники разных министерств отсылают в Кремль справки о ведущейся подготовительной работе, доклады об «объективных трудностях» и необходимости «не торопиться» с реализацией договоренностей.

Необходимо сопряжение национальных интересов

Главную причину недостаточного интереса России к участию в ЭПШП я вижу все же в непонимании наших национальных интересов, вполне реальных возможностей. Это непонимание в немалой степени объясняется недостатком информации о том, какую роль отводит Пекин инициативе ЭПШП во внутренней и внешней политике страны. Она стала несущей конструкцией всей геополитической и геоэкономической активности Китая и останется таковой в обозримом будущем. В самом же Китае формула «и дай и лу» — «один пояс и один путь» известна каждому китайцу, реализация инициативы идет по жесткому графику с привлечением колоссальных средств как государственного бюджета, так и региональных финансовых ресурсов, частного капитала. Подобно американцам, устремившимся в XIX веке на «дикий Запад», или русским, освоившим Сибирь и Дальний Восток в XVII-XX веках, накопившие огромные капиталы и огромную созидательную энергию китайцы с вдохновением взялись за реализацию новой масштабной инициативы. На наших глазах идет переформатирование китайской экономики и географии. Благодаря инициативе ЭПШП, малонаселенный Северо-Запад Поднебесной становится «резервным» жизненным пространством китайской нации.

Новый Шелковый путь своими глазами

Начав комментировать инициативу Нового Шелкового пути вскоре после ее выдвижения председателем Си Цзиньпином осенью 2013 года, написав несколько статей и докладов и даже прочитав специальный курс лекций в Университете дружбы народов, я скоро понял скудость и противоречивость имеющейся информации. Так родилась мечта проехать по китайской части Нового Шелкового пути и все увидеть своими глазами. В течение 2016 года мне удалось предпринять серию поездок: Ляньюньган-Чжэнчжоу-Иньчуань, Сиань-Фупин-Ланьчжоу, Ланьчжоу-Увэй-Чжанъе-Цзяюйгуань-Дуньхуан, а также Дуньхуан-Хами-Алашанькоу-Хоргос-Инин-Урумчи. Ведь одно дело изучать Поднебесную, сидя в кресле, листая старинные фолианты и читая новые статьи коллег. Иной видится страна, когда идешь или едешь по ее дорогам и улицам. Совсем другими предстают люди, даже если из 1400 млн. человек ты успел поговорить, обменяться улыбками и рукопожатиями, разделить трапезу только с несколькими сотнями.

Преодолев за год расстояние в почти три тыс. км по трассе Нового Шелкового пути от порта Ляньюньган до «сухопутных портов» Алашанькоу и Хоргос на границе с Казахстаном, я вижу новую картину. Китайская нация приступила к выполнению сверхзадачи, соизмеримой по масштабу с возведением Великой стены, обустройством Великого Шелкового пути, созданием Великого канала. Эта сверхзадача потребует колоссальных средств и усилий в течение нескольких десятилетий. Но она предоставит и новые возможности для развития. Она изменит транспортную систему самого Китая и обеспечит новые выходы во внешний мир. Она сбалансирует размещение промышленности по территории страны и создаст новые точки роста. За счет новых аграрных технологий ускорится освоение засушливых и пустынных земель, уменьшится дефицит обрабатываемых площадей. Новое строительство создаст миллионы рабочих мест, привлечет в отстающие районы Северо-Запада образованную и пассионарную молодежь.

Для достижения первых, но вполне ощутимых успехов на Новом Шелковом пути была очень важна сама постановка долгосрочной цели и распределения ее начальных этапов по времени и по отдельным регионам. Я до сих пор вспоминаю, как на моих глазах поразительными темпами шло строительство новых заводов и медицинских центров, выставочных комплексов и жилых кварталов. Завод тяжелого машиностроения в Новом Ланьчжоу дал продукцию через год и шесть месяцев после начала строительства на новом месте. Химический завод на той же новой площадке — через восемь месяцев. Международный культурный центр из четырех дворцов средневекового стиля во всемирно знаменитом городе Дуньхуан — тоже через восемь месяцев…

Путешествуя на скоростных и обычных поездах, автобусах и джипах, я убедился, что Новый Шелковый путь вовсе не выстлан шелком. Даже на китайском участке еще предстоит сделать очень много. До сих пор не завершено строительство единой сети пассажирских скоростных железных дорог. От Пекина без пересадки пока не доехать до Урумчи. Грузовые магистрали предстоит и дальше реконструировать, надо увеличить скорость движения, проложить новые линии в «глубинку» и новые промышленные центры. Возникшие за последние годы «новые города» и «новые районы развития», технопарки и зоны свободной торговли еще не один год будут заполняться предприятиями из Восточного и Южного Китая, из соседних государств, включая Россию.

Внутрикитайский участок Нового Шелкового пути показывает, что подразумевается под «экономическим поясом». Вдоль скоростных железных дорог и шоссе, проходящих практически точно по старинным караванным маршрутам, возникают современные «оазисы». На площадки технопарков приходят новые производства, переселяются предприятия из перенасыщенных приморских районов. Создаются бондовые склады с элементами полномочий и привилегий зон свободной торговли. В рамках государственных программ развития открываются новые университеты, медицинские комплексы, целые кластеры центров программного обеспечения и облачных исчислений. В традиционно засушливых местностях находят источники воды и осваивают «китайскую целину», переселяя из нищих деревень в полупустынях десятки тысяч крестьянских семей.

Страны Нового Шелкового пути, прежде чем нарастить «плоть» из промышленных и торговых районов на «скелет» связанных с Китаем железных и шоссейных дорог, будут нуждаться в коренном обновлении своей инфраструктуры. Даже сейчас современные китайские железные и шоссейные дороги сразу после пересечения границы упираются в устаревшие трассы, а то и просто бездорожье. Уже скоро придется делать выбор — латать старое или создавать новое полотно Шелкового пути. Цена вопроса может быть колоссальной.

Новому Шелковому пути — новые российские проекты

Сконцентрировав внимание и средства на обустройстве внутрикитайского участка ЭПШП и добившись первых ощутимых успехов, в Пекине увидели явное отставание на маршрутах, ведущих в Европу и на Ближний Восток. Уже в близкой перспективе на этих направлениях с учетом нарастающего товарооборота могут возникнуть «бутылочные горлышки».

Преодолеть отставание, обеспечить координацию стратегий развития, сопряжение транспортных путей, упрощение процедур торговли и денежного обращения — такова главная цель Форума Шелкового пути, который пройдет 14-15 мая в окрестностях Пекина. Немаловажная задача состоит и в укреплении взаимопонимания. Не секрет, что в странах Евразии не только сохраняются исторические счеты к Поднебесной и старые антикитайские предрассудки типа «желтой угрозы», но также растут подозрения относительно целей масштабной аренды сельскохозяйственных угодий, перемещения из Китая избыточных производств и т.д.

Можно ожидать, что китайский руководитель как автор инициативы «Один пояс и один путь» выдвинет на форуме некие свежие идеи, уточнит недопонятые моменты, сделает новые предложения. Само собой разумеется, в Пекине будут ждать инициатив и от гостей. От Путина в Пекине захотят услышать не только добрые слова про «Один пояс и один путь» и вариации на тему «сопряжения ЕАЭС с Шелковым путем», но и увидеть доказательства заинтересованности России в реализации этой стратегии, новые масштабные инициативы. Одной из таких инициатив могла бы стать выдвинутая мною некоторое время назад и вызвавшая в экспертных кругах положительную реакцию идея создания «северного хаба» и «северо-западного хода».

Дело в том, что в ходе создания Нового Шелкового пути на нем образовалось несколько крупных транспортно-логистических узлов, соединяющих скоростные шоссе, железные дороги и портовые мощности, так называемые хабы. Восточным хабом с самого начала стал порт Ляньюньган на побережье Желтого моря. В Западной Европе, куда нацелен основной поток китайских экспортных товаров, таким совместным хабом можно считать расположенные недалеко друг от друга порты Роттердам и Гамбург. Роль южного хаба явно предназначена пакистанскому глубоководному порту Гвадар, который будет соединен с КНР не только новой железной дорогой, но и стратегическим шоссе, которое сейчас ускоренно достраивается из Синьцзяна. Центральным хабом всего Нового Шелкового пути, его сухопутным «ядром» становится главный город Синьцзяна Урумчи, соседствующий с КПП Алашанькоу и КПП Хоргос.

В интересах России было бы создание на своей территории еще одного, северного хаба в Санкт-Петербурге. Геостратегическая роль города на Неве для Нового Шелкового пути уже признана хотя бы тем, что именно он определен конечным пунктом шоссе «Западный Китай — Западная Европа», которое планируется достроить к 2023 году.

Если шоссе еще только строится, то целая система портов на Балтийском море в самом Санкт-Петербурге и в соседних с ним Усть-Луге, Приморске, Выборге и Бронке уже действует и является готовым морским компонентом северного хаба. В Усть-Луге сходятся автомобильные, железнодорожные, трубопроводные магистрали, к тому же порт соседствует с АЭС. На этой транспортной и энергетической базе планируется создание мощного индустриального парка, состоящего из взаимоувязанных кластеров предприятий разных отраслей. Грузооборот Усть-Луги в 2016 году составил 93.4 млн. тонн, а запланированная мощность — 180 млн. тонн. Прогнозируемый грузооборот этого порта и всей портовой системы Санкт-Петербурга существенно превышает пропускные возможности существующих железных дорог.

Таким образом, строительство новой современной железной дороги от Санкт-Петербурга на юго-восток европейский части России, в сторону Урала, Сибири и далее Китая отвечало бы национальным интересам России. Соединенная с действующими линиями Континентального моста Азия-Европа (Транссиба) и Нового континентального моста, проходящего через Казахстан, такая дорога отвечала бы национальным интересам также и Китая. Выход к Балтийскому морю и действующей транспортной сети Северной Европы расширил бы возможности прямой торговли со странами этих регионов. Интерес Китая существенно возрос бы при условии участия в строительстве новой дороги по новейшим китайским технологиям опытных организаций из Поднебесной, а также совместной эксплуатации. Само собой разумеется, речь идет не о пассажирской, а о грузовой скоростной дороге. В перспективе эта современная дорога, которую можно назвать северо-западным ходом, могла бы быть продлена на Север, в страны Скандинавии, и на Запад, в страны Восточной и Западной Европы.

Геостратегическое значение северо-западного хода повышает начинающаяся вскоре реализация проекта еще одного нового транспортного коридора — Белкомур (Белое море — Коми — Урал). Отправной точкой железной дороги, призванной кратчайшим путем соединить регионы Сибири и Урала, а в перспективе «дотянуться» до стран Центральной Азии и Китая, сейчас называют Архангельск. Однако популярность в экспертных и деловых кругах набирает предложение сделать еще одним хабом Белкомура Мурманск. Этот важнейший порт Северного морского пути уже связан железной дорогой с Санкт-Петербургом.

Таким образом возникает сопряжение сразу нескольких стратегических транспортных маршрутов глобального значения, столь интересных и Китаю, и нам. В дополнение к Морскому Шелковому пути XXI века, идущему из Китая через Индийский океан в страны Персидского залива и Средиземного моря, вырисовывается еще один стратегический морской путь, который можно назвать Северным Шелковым путем. Договоренность о российско-китайском сотрудничестве по Белкомуру уже была достигнута в сентябре 2015 года во время встречи в Пекине высших руководителей России и Китая. Характерно, что строительством Белкомура, которое должно начаться уже в 2018 году, намерена заняться китайская компания Poly International Holding.

Представляется, что наиболее рациональным с точки зрения логистики стало бы создание по современным стандартам новой трассы северо-западного хода, которая резко ускорила бы доставку контейнеров, разгрузила перегруженные российские магистрали и прошла по регионам, недостаточно подключенным к национальной транспортной сети.

При этом наиболее выигрышным маршрутом с точки зрения как сокращения длины, так и безопасности, представляется путь, проходящий по территории России и Китая. Он мог бы выйти из Урумчи и пересечь китайско-российскую границу на ее западном, алтайском участке. С учетом статуса заповедной территории и трудного рельефа Алтая возможен небольшой обход по примыкающим территориям Казахстана или Монголии. Затем железная дорога пересекла бы трассу Транссиба и ушла дальше на Север в сторону Санкт-Петербурга. Спрямление маршрута и строительство современной магистрали позволило бы резко сократить время доставки грузов, в том числе за счет использования новых отечественных или китайских скоростных грузовых и почтово-багажных составов. Грузовые поезда со скоростью движения от 120 до 250 км в час намечено начать производить в Китае к 2020 году. Новая магистраль дала бы мощный толчок развитию российских регионов, обеспечила им не только дополнительные связи с другими частями России, но и прямой выход на рынки Китая и стран ЮВА, помогла бы привлечь оте­чественные, китайские и иные капиталовложения.

Важным соображением в пользу создания российско-китайского транспортного коридора Синьцзян — Санкт-Петербург, включая северо-западный ход и северный хаб, является фактор безопасности. Рост антикитайских настроений в Казахстане и возможность нестабильности при передаче власти, прецеденты перекрытия или затруднения движения на торговых маршрутах в Польше и Белоруссии создают потенциальную угрозу стабильному функционированию все более важной для Китая трассы в Европу. Появление дополнительного маршрута Нового Шелкового пути лишило бы противников свободной торговли важного козыря и стабилизировало движение товаров по уже существующим маршрутам. Еще одним вариантом северного маршрута железной дороги до Санкт-Петербурга может стать прокладка трассы вдоль российского участка шоссе Западный Китай — Западная Европа от границы с Казахстаном в районе Оренбурга.

Подключение к проекту китайских финансов и передовых строительных технологий существенно сократило бы сроки его реализации, создало столь необходимый для общественного мнения пример эффективности российско-китайского взаимодействия. Дополнительным плюсом стало бы создание «экономического коридора» из российско-китайских промышленных кластеров в зоне притяжения железной дороги и крупных совместных аграрных производств для выхода на китайский рынок.

Формой реализации проекта могло бы стать формирование российско-китайского консорциума, подобного тому, что в 2015 году был создан Китаем, Казахстаном, Турцией, Грузией и Азербайджаном для транспортировки грузов в обход России по Транскаспийскому транспортному маршруту. Он является частью казахстанского долгосрочного плана развития инфраструктуры «Нурлы Жол», который координируется с ЭПШП. До 2020 года на эти цели выделено более 20 млрд. долларов. Казахстан рассчитывает привлечь солидную часть грузопотока между Китаем и Европой, который к этому сроку может превысить 170 млн. тонн.

Помимо идеи северного хаба и северо-западного хода, в Пекине могут быть представлены и другие масштабные программы. Исходя из существующих реалий и опыта последних лет, такие программы должны быть связаны с именами высших руководителей, находиться под постоянным контролем их самих или наделенных необходимыми полномочиями личных представителей. В ходе пекинского форума В.В. Путин и Си Цзиньпин призваны продемонстрировать своим народам и всему остальному миру прочность российско-китайского стратегического партнерства, развеять надежды недоброжелателей.

Поймать «китайский ветер» в паруса нашей экономики — этот призыв В.В. Путина как нельзя лучше отражает ситуацию с нашим участием в стратегии «Один пояс и один путь». Правда, на этот же «ветер» рассчитывают и другие страны, да и направление «ветра» может иногда меняться. Не видеть, не использовать имеющиеся сейчас возможности было бы ошибкой.

Илл. Китайско-российская дружба — так она выглядит на улицах Пекина

Источник — Завтра

Новый «Сайкс-Пико» маячит на горизонте: грядет раздел арабского мира

Джейн Исхак (Jane Iskhak)

Всем известно о секретном соглашении между представителями Франции и Британии, Франсуа Жорж-Пико и Марком Сайксом (так называемое Соглашение Сайкса-Пико было подписано 16 мая 1916 года — прим. ред.), согласно которому между этими сторонами произошел раздел территории Плодородного полумесяца (условное название региона на Ближнем Востоке и Северной Африке, где зимой наблюдается повышенное количество осадков; включает в себя территории в бассейне рек Тигра, Ефрата и Нила — прим. ред.). В основе соглашения лежали интересы каждой из стран и ситуация контроля над портами.
Сегодняшняя ситуация близка к тому, чтобы пойти по тому же самому сценарию. Раздел государств, раздираемых внутренними конфликтами, таких как Сирия, Йемен и Ливия, идет между двумя крупнейшими державами мира — Россией и Соединенными Штатами. Каждая из сторон стремится прибрать к рукам природные ресурсы, и, конечно, не будем забывать о восстановлении региона, в частности Сирии. Иностранные компании будут выкачивать отсюда миллиардные прибыли —  так же, как и из работы сирийских и ливийских портов в Средиземном море и в йеменском проливе Баб-эль-Мандеб.
Опустим обсуждение причин конфликтов на Ближнем Востоке, тех, кто стоит за этими конфликтами, межрелигиозную рознь, тех, кто действительно поддерживает «Исламское государство» (запрещено в РФ — прим. ред.), и тех, кто поддерживает конфликтующие стороны в Йемене или Ливии. В первую очередь следует пролить свет на запасы этих стран и их источники дохода, которые стремятся присвоить себе крупные страны.

Некоторые могут подумать, что в приоритете у зарубежных стран находится Сирия, однако на самом деле, с экономической точки зрения все вышеупомянутые арабские страны представляют определенный интерес.
Йемен
Почему именно Йемен? Зачем Соединенные Штаты вложили в эту войну миллионы? Ответ займет многие часы для объяснения всех причин и того, какими ресурсами обладает Йемен, не говоря уже о его стратегическом местоположении. Йемен представляет собой южные ворота Красного моря, эта страна контролирует морской коридор Баб-эль-Мандеб, ведущий в Индийский океан, где идет морское судоходство от Средиземного моря до Азии. Через него ежедневно проходит 3,4 миллиона баррелей нефти, то есть миллионы долларов. В день через него свободно может проходить более 57 судов, что заставляет крупные страны укреплять свои позиции в непосредственной близости и строить военные базы.
Влияние ситуации в Йемене сказывается на политике и безопасности стран Залива. Любое напряжение, касающееся безопасности или стабильности в Йемене обязательно влияет на безопасность и стабильность стран Персидского залива.
В 2008 году на сайте Wikileaks была опубликована секретная переписка бывшего посла США в Йемене Стивена Сеша, в которой говорилось, что в провинциях Шабва, Мариб и Аль-Джауфе имеются большие запасы газа. Что касается нефти, то, согласно подробной геологической разведке компании USGS, в Йемене имеются огромные морские нефтяные пласты. Данные запасы не разработаны, и это крупнейшее среди месторождений, которыми обладают богатейшие страны Персидского залива.
Этой переписки вполне достаточно, чтобы прояснить основную причину бомбардировок Йемена Америкой под лозунгами помощи его народу. Америка с самого начала осознавала значение Йемена и запасы его природных ресурсов.
Сирия

 

Экономический аналитик Мазен Иршид объясняет важность Сирии для России в первую очередь ее геополитическим положением и его важностью для российской экономики. Он подчеркивает большую роль порта Тартус, через который в будущем будет проходить снабжение газом трех континентов — Африки, Азии и Европы. Как известно, на восточном побережье Средиземного моря были открыты богатые газовые месторождения, которыми в настоящее время пользуются Ливан, наш сионистский враг и в меньшей степени Сектор Газа и Сирия. Идет освоение сотен миллиардов кубометров природного газа. Россия специально старается не упустить Сирию и жизненно важный порт Тартус, через который пойдет транспортировка газа на три континента, после того как в Сирию придут российские газовые гиганты, имеющие огромный опыт в этой сфере.

Иршид добавляет, что в настоящее время Россия является крупнейшим производителем нефти и газа в мире, однако ее географическое положение не позволяет с легкостью осуществлять экспорт своей продукции в Азию, Восточную Европу и Турцию. Контроль над газовыми месторождениями в Сирии будет иметь положительный эффект для российской экономики в долгосрочной перспективе, это укрепит российский газовый сектор, когда на нетрадиционные рынки начнет поставляться газ по более низкой цене.
Иршид уверен, что Россия не готова упустить Сирию, как это произошло с Ираком. Сейчас большинство разведывательных нефтяных компаний в Ираке американские и европейские, поэтому Россия будет стараться изо всех сил, чтобы оставить Сирию полностью под своим контролем, также как Ирак оказался под контролем западных и американских компаний. Невозможно игнорировать важность Сирии для России в качестве объекта для инвестиций в возобновляемые источники энергии, продукты питания, финансовый сектор и другие отрасли. Здесь же нужно отметить важность геополитического положения Сирии, окруженной американскими военными базами, расположенными по всему Ближнему Востоку.
В этой связи Иршид говорит о том, что Россия станет работать над возрождением своей истощенной экономики за счет восстановления Сирии. Особенно это касается сфер добычи природных ресурсов, железного и цементного строительства. Это те области, которые существенно пострадали в свете введения Западом жестких экономических санкций в результате российской позиции по Украине и аннексии Крыма. Восстановление Сирии потребует огромного потока инвестиций, который хлынет из частного сектора. Но последний, в свою очередь, должен сохранить свои деньги и после завершения этого восстановительного периода.
Говоря о США, Иршид отметил, что западная сторона не сможет поколебать российскую позицию в отношении Сирии. Они, несомненно, очень хорошо понимают, что Сирия значит для России и знают, в чем секрет того, что Россия столь упорно продолжает придерживаться этой позиции, даже через шесть лет после начала гражданской войны в Сирии.
Ливия

Ситуация в Ливии отличается от ситуации в Сирии и Йемене. Здесь имеет место политический, но больше военный кризис, где захватить власть стремятся четыре конкурирующих организации. Но никто из нас не забывал, что сказала Клинтон, когда умер Каддафи: «Мы пришли, мы увидели, он умер». Это предложение раскрыло план США в Ливии, целью которого было убить Каддафи и свергнуть режим, устроив хаос, а отзывчивые американские военные должны были прийти для защиты угнетенных людей. Но сегодня после недавних событий на Ближнем Востоке, снижения интереса США в Ливии и выхода Британии из Европейского Союза встает самый большой вопрос: является ли Ливия тем тузом, которым Америка побила Великобританию? Нуждается ли последняя в том, чтобы через нее проходил коридор в Африку в целях укрепления своей же экономики, экспорта собственных ресурсов и товаров в африканские страны, особенно когда перед ней захлопнутся двери в Европе? Тот факт, что Соединенные Штаты взяли под свой контроль Баб-эль-Мандеб, будет ли он способствовать прохождению британских товаров в Азию и Китай по более низкой цене?
Безусловно, мы не должны забывать и о ливийских запасах нефти и газа.
В войнах прошлого, особенно в Первой и Второй мировых войнах, крупные державы уничтожали друг друга, и даже не смотря на победы, теряли огромные деньги, человеческие ресурсы и военную технику. Именно поэтому после окончания холодной войны возникла концепция стратегических войн. Крупные державы избегают прямой войны, погружая страны третьего мира во внутренние конфликты и желая им управлять. По соглашениям Сайкса-Пико Франция и Великобритания были союзниками, деля добычу. Но Россия и Америка сегодня, по-видимому, враги, сражающиеся за контроль и мировую гегемонию. Однако, почему не могут существовать общие интересы, которые бы примирили «врагов»?

http://inosmi.ru/politic/20170421/239176167.html

В Баку прошли Гумилевские чтения

20 апреля в образовательном центре №132-134 состоялись Гумилевские чтения, посвященные 105-й годовщине со дня рождения талантливого русского ученого-востоковеда, тюрколога и переводчика Льва Николаевича Гумилева. Инициаторами мероприятия выступили Литературно-творческая ассоциация «ЛУЧ» и  филиал Московского Центра Льва Гумилева в Баку. Координатор проекта — отв. секретарь ассоциации «ЛУЧ» Марина Мурсалова. Выступления докладчиков чередовались с чтением стихов Льва Гумилева, Николая Гумилева и Анны Ахматовой.

Открывая мероприятие, выступила директор центра №132-134 Сара Ханларова, которая поприветствовала собравшихся в актовом зале гостей и высказала пожелание почаще проводить такого рода мероприятия, в которых молодежь получает столько полезной информации. Помимо учащихся центра также присутствовала большая группа студентов первого курса педагогического факультета Бакинского Славянского факультета (декан Флора Ханларова).

Приглашенная на мероприятие 2-ой секретарь Посольства России в Азербайджане Оксана Орлова отметила высокий уровень проведения мероприятия, актуальность темы и важность сотрудничества в области культуры и литературы.

С докладами о жизни и деятельности выдающегося ученого, востоковеда, тюрколога, основоположник теории этногенеза и науки этнографии, Льва Гумилева, о его теории пассионарности и звездных родителях — поэтах Серебряного века Николае Гумилеве и Анне Ахматове — выступили: руководитель ассоциации «ЛУЧ», востоковед, тюрколог Тофик Меликли; публицисты Рейхан Мирзазаде и Александр Костин, руководитель информационно-аналитического центра «Этноглобус» и филиала  Льва Гумилева в Баку Гюльнара Инандж.

Между выступлениями были продекламированы стихи Льва Гумилева, Николая Гумилева, Анны Ахматовой — под аккомпанемент пианино в исполнении ученицы 6 класса Заргялян Мехтиевой. Ведущей Гумилевских чтений была Фидан Садиг.

Стихи декламировали:

Учащиеся образовательного центра №132-134:

Свиридов Никита, 10 кл.; Фатима Мамедова, 10 кл.; Наиля Ханларова, 10 кл.; Арифа Джафарлы, 6 кл.; Фидан Мамедова, 6 кл.; Нурель Исмайлова, 6 кл.

Студенты первого курса педагогического факультета Бакинского славянского университета:

Ася Ибрагимова, Халима Рамазанова, Турана Юсифова.

Студенты Азербайджанского университета культуры и искусств:

Раксана Имирли, Ниджат Курбанзаде, Айтадж Мамедова, Эльвин Бахтиярзаде.

Впервые прозвучали стихи Николая Гумилева на азербайджанском языке, перевод Исмаила Велиева.

Лев Гумилев –выдающийся представитель тюркологической науки мирового масштаба. Одной из важнейших его работ можно считать книгу «Древние тюрки», которой ученый посвятил 25 лет своей жизни, и  которая не теряет своей актуальности по сей день. Он показывает нам реальную, а не надуманную историю развития этносов, человечества в целом. Лев Гумилев прожил жизнь, полную лишений и трудностей, трижды был репрессирован и оказывался за решеткой. Но и в застенках его желание служить науке не угасало, и свои наблюдения он умудрялся использовать на благо науки. За слишком новаторские и смелые научные взгляды  ученый нажил много врагов, но это его не останавливало в исследовании истины. О его неординарной и неоднозначной теории пассионарности знают,  к сожалению, не многие, но именно она положена в основу такой науки как этногенез, родоначальником которой можно считать Льва Гумилева. В годы советской власти о выдающемся ученом  практически не упоминалось, так как Л. Гумилев считался политически неблагонадежным, а это нередко было решающим критерием допуска к общественному мнению. Но сегодня о Льве Гумилеве , как ученом и стойком человеке, должно узнать подрастающее поколение. Это позволит нам по-иному взглянуть на многие устаревшие стереотипы и лучше узнать свои корни.

Обращаясь к присутствующим в зале студентам педагогического факультета и учащимся, руководитель ассоциации «ЛУЧ» Тофик Меликли высказал пожелание, чтобы  среди будущих литературоведов появились последователи и продолжатели дела Льва Гумилева.

Новый Шелковый путь станет настоящим поворотным моментом

Многочисленные маршруты между Китаем и Европой: почему новый Шелковый путь станет настоящим поворотным моментом

Сила и потенциал Нового Шелкового пути — в его универсальности. Эта новая сеть обновленных транспортных маршрутов и новых торговых узлов будет проложена между Китаем и Европой. Эффективность, безопасность и здоровая конкуренция заключается в том, что это не один маршрут, а целая сеть из множества взаимосвязанных транс-евразийских коридоров. Как и во времена древнего Великого Шелкового Пути, если один коридор исчезнет из-за смены правительства, войны, экономического переворота или спора из-за тарифов, груз можно будет просто отправить в то же самое место назначения через альтернативные маршруты — подобно тому, как река огибает валуны.

Евразия, континентальный массив, объединяющий Европу и Азию, стремительно втягивается в единый рынок, охватывающий свыше 65% населения, 75% энергетических ресурсов и 40% ВВП в мире, и именно революционные железнодорожные маршруты связывают все это воедино.

В настоящее время существуют три эксплуатационных железнодорожных коридора, которые физически соединяют Китай и Европу. Северный коридор проходит в основном по территории России и большей частью идет по маршруту Транссибирского экспресса. Центральный маршрут проходит по всей территории Казахстана, подключаясь к северному маршруту на западе России. Южный маршрут проходит через Казахстан в Актау и либо пересекает Каспийское море (на пароме), либо продолжается до Ирана, прежде чем пересечь Азербайджан, Грузию и Турцию. Время в пути по каждому коридору составляет от 10,5 до 16 дней.

Северные и центральные сухопутные маршруты Нового Шелкового пути в настоящее время находятся на подъеме, а южный сейчас только начинает развиваться. Более развитые маршруты эффективно связывают между собой только три крупные таможенные зоны — Китай, Евразийский экономический союз и ЕС — что составляет всего лишь два пограничных перехода по маршруту протяженностью более девяти тысяч километров, южный маршрут несколько сложнее. Входя в Казахстан из Китая в Хоргосе, этот маршрут затем минует отдельные таможни в Азербайджане, Грузии и Турции, прежде чем присоединиться к европейской железнодорожной сети.

Как это ни парадоксально, несколько существенных политических и экономических конфликтов фактически привели к активизации развития этого южного коридора.

«Этот маршрут идет в обход России», — пояснил Мартин Воетманн (Martin Voetmann), из DP World в морском порту Актау.

Установленные ЕС санкции против России из-за украинского конфликта вызвали реакционное эмбарго со стороны России в отношении многих продуктов ЕС. Такие европейские продукты, как мясо, сельскохозяйственная продукция и сыр, не только запрещены к ввозу в Россию, но их даже не разрешается перевозить в третьи страны по территории России.

«Большая проблема, с которой мы сталкиваемся, заключается в том, что в России по-прежнему действуют санкции, касающиеся перевозки скоропортящихся продуктов из Европы в Китай или из Европы в Казахстан через Россию. Сейчас это проблемный вопрос», — сказал Ян Кулен (Jan Koolen) из Unit 45 — компании, которая разрабатывает высокотехнологичные контейнеры для транспортировки, позволяющие перевозить хрупкую электронику и скоропортящиеся продукты по суше между Китаем и Европой круглый год. «Но теперь они также смотрят на другой коридор Баку — Актау, южный маршрут».

Главное преимущество перевозок в обход России заключается в том, что производители и экспедиторы могут обойти реакционные санкции страны и беспрепятственно доставлять свои товары на нужные рынки. Российское эмбарго серьезно подорвало способность Европы полностью задействовать недавно созданную транс-евразийскую железнодорожную сеть, поскольку продукты, которые производители отправляли бы по суше в Китай, в основном оказываются теми же запрещенными в России продуктами. Транскаспийский маршрут позволяет обойти эту торговую блокаду, и коридор начинает набирать темпы, поскольку Европа все больше стремится заполнять новым грузом контейнеры на обратном пути из Китая.

«У вас есть коэффициент возврата, — начал Воетман. — Потом ваши контейнеры и платформы оказываются в Европе, что вы будете делать с ними дальше?»

Это логистика 101: оптимальным является замкнутый цикл, в котором контейнеры перевозят грузы в обоих направлениях. Сторона Китай — Европа сейчас активизировалась — почти две тысячи поездов сейчас пересекают Евразию в западном направлении. Теперь необходимо заполнить поезда, которые возвращаются из Китая. Это предоставляет Европе новую возможность для получения доступа к быстро развивающемуся китайскому среднему классу.

Крупные инициативы, такие как ввод в эксплуатацию первого грузового поезда из Великобритании в Китай на прошлой неделе, создание логистики Нового Шелкового пути, совместное предприятие трех крупнейших европейских экспедиторов Европы, и начало деятельности в Европе казахстанской мультимодальной компании KTZ Express, показывают, что доступ к Китаю по железной дороге становится все более интересен для западных компаний.

В настоящее время Воетманн занят разработкой решений, которые помогут превратить порт Актау в узел для перевозки транс-евразийских грузов с запада на восток.

«Так что потенциально можно найти быстрый и довольно дешевый [вариант] для транспортировки обратного груза из Европы в Китай, — сказал он. — Это довольно быстро, и, возможно, мы сможем сделать этот способ более дешевым, что откроет целый ряд новых возможностей, как только мы установим этот маршрут».

Однако в настоящее время южный железнодорожный коридор задействуют только по мере необходимости. Регулярного сообщения пока нет, но вскоре это должно измениться.

«Поскольку спрос на услуги южного железнодорожного коридора продолжает расти, власти Ляньюньган и Чэнду надеются запустить запланированные рейсы в Стамбул в ближайшие месяцы. Тогда плановое сообщение позволит увеличить поток товаров по коридору и активизирует торговлю между Китаем и Европой», — сказал Стив Хуань (Steve Huang), генеральный директор по операциям в Китае компании DHL, немецкого экспедиторского гиганта, который является одной из основных компаний с установленными маршрутами на Новом Шелковом пути.

Продвижение регулярного сообщения по южному железнодорожному коридору продолжится введением в эксплуатацию новой железнодорожной линии Баку — Тбилиси — Карс (БТК), которая напрямую свяжет Баку с Азербайджаном и Турцией.

Продвижение регулярного сообщения по южному железнодорожному коридору продолжится введением в эксплуатацию новой железнодорожной линии Баку — Тбилиси — Карс (БТК), которая напрямую свяжет Баку с Азербайджаном и Турцией.

«Ожидается, что железная дорога Баку — Тбилиси — Карс будет завершена в 2017 году. Как только ее введут в эксплуатацию, транспортировка грузов из Китая в Турцию станет более быстрой и более рентабельной», — продолжил Хуан.

Сильная сторона инициативы Китая «Один пояс, один путь» и более широкого Нового Шелкового пути заключается в создании разнообразной и взаимосвязанной сети — укрепленной экономической системы по всей Евразии. В этой сети не будет ни единого маршрута, работу которого было бы легко нарушить.

Или, как выразилась моя семилетняя дочь: «Ты только что сказал, что там будет много дорог, папа, а значит, нужно называть это Новыми Шелковыми путями».

18.04.2017
Уэйд Шепард (Wade Shepard)
Forbes, США

Источник — inosmi.ru

У США нет стратегии борьбы с «Исламским государством»

Глава Пентагона Джеймс Мэттис начал турне по странам Ближнего Востока, в ходе которого посетит Саудовскую Аравию, Египет, Катар и Израиль. Основные темы в повестке визита – борьба с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ) и урегулирование гражданских войн в Сирии и Йемене. По мнению экспертов, неопределенность Вашингтона по каждому из этих вопросов может навредить его отношениям с союзниками.

Визит Мэттиса в регион стал для него первым в ранге министра обороны. Вчера глава Пентагона прибыл в Эр-Рияд, откуда должен был отправиться в Египет и Израиль. Под занавес турне Мэттис вернется на берега Персидского залива, чтобы посетить Катар.

Политика нынешней администрации США на Ближнем Востоке отличается от той, которую преследовал Барак Обама. В частности, это касается отношений Вашингтона со странами Персидского залива, в особенности с Саудовской Аравией, с которой у предшественника Трампа сложились весьма прохладные отношения. В связи с многочисленными жертвами среди гражданского населения в Йемене Обама ввел запрет на продажу саудовцам высокоточного оружия. Вдобавок Эр-Рияду пришлась не по душе ядерная сделка с Ираном, а также осторожность действий Обамы в борьбе с режимом Башара Асада в Сирии. Однако теперь сотрудничество в этой сфере, судя по всему, будет укрепляться. Беседуя с журналистами на пути в Эр-Рияд, Мэттис дал понять, что хочет добиться более тесного взаимодействия с Саудовской Аравией. Как передает Reuters, глава Пентагона также поднял тему о недопустимости участия Ирана в гражданской войне в Йемене: «Уже в течение длительного срока Иран поставляет повстанцам-хоуситам ракетное оружие, которое они затем используют для обстрелов Саудовской Аравии. Мы должны положить конец таким действиям и предотвратить дальнейшие жертвы среди мирного населения в Йемене». По данным агентства, Трамп намерен в ближайшее время уведомить Конгресс о своем решении возобновить поставки Эр-Рияду сверхточного оружия.

В то же время Мэттис подчеркнул: единственный способ решения гражданской войны в Йемене – политический. «Мы собираемся работать с нашими партнерами, чтобы попытаться разрешить противоречия за столом переговоров в ООН», – цитирует главу Пентагона Reuters. Отметим, что предыдущие семь попыток добиться перемирия между войсками официального правительства и повстанцами успехом не увенчались.

«США пытаются усилить свое влияние в регионе, визит Мэттиса воспринимается как попытка наладить стратегическое взаимодействие со странами Залива, – сказал «НГ» дипломатический источник в одном из государств Персидского залива. – Что касается Йемена, то, разумеется, саудовцы предпримут попытки вовлечь США в этот конфликт в еще большей степени на стороне арабской коалиции».

Вместе с тем ряд аналитиков назвал опрометчивым решение США увеличить свою поддержку Саудовской Аравии. «Если специально искать войну, в которой невозможно победить и в которую уж точно не стоит вмешиваться, то конфликт в Йемене занял бы первое место», – отметил в своей колонке эксперт по Ближнему Востоку, журналист британской Independent Патрик Кокберн. По его словам, тогда как саудовцы открыто поддерживают йеменское правительство, доказательств масштабной поддержки Ираном повстанцев на данный момент нет. «Нанесение же арабской коалицией авиаударов по Йемену ни к чему, кроме как к ухудшению там гуманитарной ситуации, не привело», – пишет Кокберн.

Ожидать разрешения гражданской войны в Йемене в ближайшее время не стоит, считает научный сотрудник аналитического центра Chatham House, профессор Регентского университета Йосси Мекельберг. «Несмотря на опасения некоторых аналитиков, полагаю, что США продолжат свою поддержку саудовцам, однако будут действовать осторожно. Они не станут вводить в Йемен собственные силы, – сказал он «НГ». – Так или иначе, я не вижу каких-то предпосылок к тому, что решение по перемирию может быть найдено в скором времени».

Вместе с тем нынешний внешнеполитический курс Трампа отличается не только от того, которого придерживался Обама, но и от того, который декларировал еще несколько месяцев назад сам Трамп. Обещав во время предвыборной кампании сотрудничать с Асадом в рамках борьбы с террористами ИГ, теперь Белый дом намеревается добиться ухода сирийского лидера со своего поста. Ситуацию усложняет то обстоятельство, что, как сообщил агентству Bloomberg близкий к военным элитам отставной генерал Джон Кин, арабские вооруженные отряды в Сирии имеют слабую мотивацию для борьбы с ИГ, предпочитая фокусироваться на уничтожении сил официального Дамаска.

По данным колумниста Bloomberg Элая Лэйка, в Белом доме все еще не определились со стратегией борьбы с ИГ. Причиной же отсутствия у Вашингтона твердого курса не в последнюю очередь стала отставка с поста помощника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна. Он являлся убежденным сторонником идеи партнерства с Москвой, чтобы покончить с угрозой ИГ. Флинн вдобавок выступал против увеличения военного присутствия в регионе американских войск. Теперь же, если верить источникам Лэйка, нынешний помощник президента Герберт Макмастер, как, впрочем, и ряд других военных советников, совсем не против увеличить контингент войск США в Сирии.

Так, по мнению Кина, самым выигрышным вариантом борьбы с ИГ стало бы создание американского военного штаба в долине реки Евфрат, чтобы координировать наступление войск США и их союзников в Персидском заливе на силы террористов в регионе. «Наши партнеры среди суннитских стран не раз выступали с таким предложением, — сказал Кин Bloomberg. – Однако Обама от них отказывался». Как пояснил отставной генерал, для претворения озвученного им плана в жизнь потребуется порядка 10 тыс. американских солдат. Остальные войска, по его словам, предоставят союзники США в заливе. Сами же государства Персидского залива надеются услышать от США больше конкретики относительно своих планов. «Саудовская Аравия стала одной из первых стран, которая безоговорочно поддержала решение Трампа нанести удар по Сирии, – сказал источник «НГ». – В Эр-Рияде и Дохе очень ждут, какую именно позицию США готовы занять в среднесрочной перспективе. Со своей стороны, арабские страны готовы бороться с ИГ, эта группировка является для нас серьезной угрозой». Впрочем, по мнению эксперта, такое ожидание дипломатов может быть напрасным. «Предсказать долгосрочную траекторию политики Трампа, судя по всему, действительно невозможно, – сказал Мекельберг. – Сегодня он говорит одно, завтра делает другое, а послезавтра дает какие-то невнятные объяснения своим действиям, которые запутывают ситуацию еще сильнее».

Выделываемые Трампом внешнеполитические зигзаги наверняка обеспокоили и премьер-министра Израиля Биньямин Нетаньяху, с которым Мэттис намерен встретиться в четверг. Как отметил Мекельберг, до сих пор Тель-Авив придерживался прагматичной политики по вопросу Сирии, отказавшись от активного вмешательства в гражданскую войну. Единственные две красные черты, переход которых стал бы для Израиля неприемлемым: обстрел прилежащих к стране территорий или попадание в руки к «Хезболле» большого количества оружия.

«Тель-Авиву удалось достигнуть взаимопонимания по вопросу Сирии как с Россией, так и с США, — подчеркнул Мекельберг. – Эскалация активности Вашингтона в регионе поставила Израиль не в самое удобное положение. Нетаньяху не желает ссориться ни с американцами, ни с русскими».
Евгений Пудовкин

19.04.17

Источник — ng.ru

Кто такой генерал Аус Аслан, которого Москва готовит на смену Асаду

© РИА Новости, Михаил Алаеддин | Перейти в фотобанк

Джейн Исхак (Jane Iskhak)

В последнее время появились слухи о том, что Россия готовит одного высокопоставленного офицера сирийской армии стать преемником сирийского президента Башара Асада. Эти слухи основываются на информации сирийской оппозиции, представители которой подтверждают, что российские ответственные лица сообщили своим американским коллегам о том, что у Москвы есть высокопоставленный офицер в Сирийской Арабской армии, который готов занять место президента Башара Асада в случае, если заинтересованные силы достигнут политического урегулирования.
Утверждается, что этот офицер имеет большое влияние в рядах сирийской армии, в прошлом участвовал в боевых действиях и хорошо знает территорию. В настоящее время для своей собственной безопасности он скрывается от лишнего внимания.

12 января сирийская оппозиция обнародовала информацию, обнаруженную в результате утечки российских файлов. В частности, был опубликован план России, согласно которому должно произойти назначение генерал-майора Ауса Али Аслана на место президента Башара Асада на этапе переходного периода. Россия будет стремиться претворить данный план в жизнь через различного рода переговоры и встречи, план уже доведен до сведения высокопоставленных лиц Сирии. Последние уже координируют свои действия в соответствии с этим планом, несмотря на то, что вслух о нем никто не говорит.

Кажется, сирийская оппозиция и все те, кто ненавидит президента Сирии Башара Асада, пытаются плодить как можно больше лжи, практикуя создание детективных историй, дабы уронить престиж и подорвать доверие к президенту. Это особенно актуально после последовательных побед режима в различных районах Сирии и поражений, который были нанесены террористам. Но кто же такой генерал Аус Аслан?
Генерал Аус Аслан — один из офицеров, близких к семье Асада. С президентом его связывают крепкие отношения, основанные на доверии и совместном долге по сохранению сирийского государства и защите его от террористов. В январе прошлого года президент Башар Асад назначил Аслана командующим Вторым корпусом армии.
Аус Аслан родом из семьи, многие члены которой состоят на военной службе. Его отец, отставной генерал Али Аслан, в настоящее время является военным советником в президентской резиденции.
Таким образом, все подобные слухи есть ложь, направленная на то, чтобы внести раздор между президентом Асадом и его ближайшим кругом, а также подорвать доверие президента к своим военным. Мы уверены, что семья Аслана предана делу Сирии и семье Асада, которая уже давно поддерживает безопасность и стабильность Сирии, стремясь сегодня вновь подняться и одержать победу над планами по ее свержению.

http://inosmi.ru/politic/20170419/239170474.html

Судьба Ближнего Востока зависит от исхода борьбы между «Хезболлой» и Израилем

© предоставлено пресс-службой Хезболлах

Ахмед Шеркауи (Ahmed Ash-Sherkawi)

Израиль нанес удар по конвою, который, как он сообщил, осуществлял перевозку оружия из Ирана для «Хезболлы». Сирийская армия ответила на данный акт агрессии, запустив ракеты С-200, в результате чего был сбит израильский самолет и понесены другие потери, несмотря на то, что Израиль опроверг эти данные.
Тогда я написал статью под названием «Вопрос дня: почему Россия не поставляет сирийскому союзнику системы С-300?». Это очень серьезный вопрос, особенно если учесть, что Сирия принесла России огромные жертвы, которые не принес ей ни один другой арабский режим, равно как и остальные государства, для того, чтобы Россия смогла сохранить свою монополию на рынке газа в Европе. В статье я пришел к заключению, что Россия в своих политических расчетах не приняла во внимание опасения Израиля, а также свои отношения с Вашингтоном.
Мною также была написана статья под названием «Битва империй: между решительностью и решениями». В ней я пришел к выводу, что любое политическое решение, в основе которого лежали бы соображения Путина, не будет способствовать урегулированию кризиса в Сирии и регионе в целом. Причина кроется в том, что природа конфликта в соответствии с историческим прочтением событий в регионе, а также теорией подъема и падения цивилизаций влияет на поведение великих и региональных держав. Она оказывает серьезное влияние на них. Либо Соединенные Штаты одержат победу и, как следствие, останутся мировым лидером, исполняющим роль судьи и жандарма, способного создавать кризисные ситуации, управлять ими и урегулировать их в соответствии с собственными интересами и видением, либо этот конфликт приведет к рождению нового многополярного порядка, и в этом случае Россия и ее союзники будут решать вопросы войны и мира. При этом ставка Москвы на привилегированные отношения с Вашингтоном и соответствующие им механизмы может быть сделана только в том случае, если российское руководство согласится с ролью младшего партнера США и откажется тем самым от мечты о равноправном партнерстве.

После событий в городе Хан Шейхун я написал статью под названием «Резня в Хан Шейхуне — предлог для американского военного удара… Но как и почему?». В ней я точно предсказал, что США нанесут удар по Сирии и объяснил, по каким внутренним и внешним причинам это произойдет и по какому сценарию. В самом начале я указал на то, что виной всему эволюция позиции Израиля по конфликту в Сирии и ситуации в регионе, поскольку именно сионистское лобби, преобладающее в государственных структурах, влияет на ход выборов и на внешнюю политику США, определяя ее цели и стратегии, реализуемые в интересах обеспечения национальной безопасности США.
Национальная безопасность США, как известно, сегодня связана с безопасностью Израиля в большей степени, нежели с интересами американского народа, и, таким образом, реализация стратегии Вашингтона на Ближнем Востоке не может отклониться ни на йоту от тех целей, которые преследует Израиль в регионе в целом и в Сирии, в частности. Среди них на первом месте стоит вытеснение Ирана и «Хезболлы» из Сирии путем перекрытия имеющихся между ними каналов снабжения и связи. Последнее в свою очередь может быть достигнуто посредством создания курдского кантона на севере Сирии, связанного с иракским Курдистаном, а также с суннитским кантоном на юге, простирающимся от Иордании до оккупированных Голанских высот. Все это рассматривается в качестве подготовительного этапа на пути к смене режима в Дамаске.
Это означает, что удар США по Сирии готовился заранее, еще до событий в Хан Шейхуне. Он не был нанесен вслепую и не имел карательного характера. Таким образом, авиаудар, застигший Россию врасплох, был частью новой стратегии Трампа, и в большей степени представляет собой послание российскому руководству, нежели другим странам. Можно сказать, что этот пробный шар, который Вашингтон запустил, чтобы выяснить реакцию Москвы, призван показать ей, что США снова принимают на себя роль «мирового жандарма». В их власти начинать войны и заключать мир в регионе, и они не позволят ни одному государству конкурировать с ними за этот статус. При этом важно, что США будут опираться в этом на свою военную мощь, даже если для этого потребуется действовать в обход Совета Безопасности ООН и нарушить нормы международного права.
Вопрос, который должен возникнуть в связи с этим, звучит так: «Почему российские системы ПВО в Сирии не сбили крылатые ракеты США?»
Для России вышеупомянутый сдвиг в политике Трампа стал большой неожиданностью — никто не обсуждал с ней этот шаг, как того требовала ситуация. Информировано было лишь российское военное руководство в Сирии, которое в свою очередь сообщило Дамаску о необходимости эвакуировать самолеты из аэропорта «Шайрат».
Президент Путин полагал, что Трамп стремится к сотрудничеству с ним в борьбе с терроризмом и хочет положить конец хаосу в регионе, причиной которого стала политика Барака Обамы и Хиллари Клинтон, и что он не осмелится развязать новую войну в Сирии или где-либо еще. Ведь именно это заявлял Трамп более 25 раз, США против любого военного вмешательства за рубежом, особенно в Сирии. Их цель — нанести поражение ИГИЛ, а не свергнуть Асада, а новая политика Трампа основана на принципе «США — в первую очередь!»
Однако Путин осознал, что сделал ошибочную ставку, и что именно Израиль стоит за данным сдвигом в политике США и стремится тем самым положить конец многообещающему сотрудничеству между Вашингтоном и Москвой. Российский президент выразил протест в связи информационной кампанией, которую провел Нетаньяху против Асада, как в Вашингтоне, так и на Ближнем Востоке. Он понял, что целью Израиля являлось не только изменение ситуации в Сирии, но и снижение роли России, нанесение удара по ее интересам в том случае, если она проигнорирует предупреждение со стороны США.

Тяжёлый авианесущий крейсер (ТАВКР) «Адмирал Кузнецов» (на первом плане) и СКР «Адмирал Григорович»

Ответом Путина на безрассудный шаг США стал приказ приостановить действие меморандума о предотвращении столкновений между Россией и США в сирийском воздушном пространстве. Посланием для Израиля стало решение Москвы укрепить противовоздушную оборону Сирии — российская сторона больше не будет принимать во внимание ни опасения Тель-Авива, ни соображения Вашингтона в сфере безопасности, и обеспечит Сирию системой С-300. Также был отдан приказ направить на военную базу на сирийском побережье фрегат «Адмирал Григорович», оснащенный крылатыми ракетами «Калибр», которые являются главным конкурентом американских ракет «Томагавк». По мнению наблюдателей, данные шаги призваны продемонстрировать, что после агрессии со стороны США Москва не откажется от поддержки своего сирийского союзника и порицает американскую силовую политику, которая призвана помешать формированию многополярной международной системы.
Сегодня мы видим, что вопреки ожиданиям Трампа удар по Сирии не вбил клин между Москвой и Тегераном, а напротив способствовал большей координации между ними. Стороны обсуждают вопрос по разработке общей стратегии в качестве ответа на агрессию США. Также последовало заявление о необходимости проведения союзниками Сирии (Россия, Иран, «Хезболла») совместных операций, цель которых — продемонстрировать, что стороны готовы применить силу в ответ на любой акт агрессии со стороны США, а также не позволят им доминировать в регионе и мире в целом, независимо от того, какими будут последствия.
Пока что ситуация складывается так, как выгодно «оси сопротивления», поскольку нанесен удар по интересам США, Израиля и их союзников. Сегодня они испытывают страх и разочарование в связи с тем, что скоро пламя, разгорающееся в регионе, настигнет и их самих, положив конец их надеждам. Но…
В воскресенье из Москвы пришла информация, согласно которой Кремль не был осведомлен о вышеупомянутом заявлении союзников, а за несколько часов до этого Мария Захарова сообщила, что Россия заинтересована продолжить переговоры с Вашингтоном и найти с ним общий язык, несмотря на сложность и запутанность ситуации.
Невзирая на то, что информация, полученная из Кремля, а также заявление Захаровой имеют рациональный характер и нацелены на то, чтобы удержать мир и человечество от новой мировой войны (одному Богу известно, чем бы она закончилась), Вашингтон и его союзники восприняли их как проявление слабости и знак капитуляции. По их мнению, это открывает дорогу для следующего шага, а именно создания в Сирии «зон безопасности» (подобно тому, как это было сделано Бушем в Ираке) с тем, чтобы сирийская авиация не имела возможности наносить удары по оппозиции и мирным жителям.
***

По этой причине я предпочел не писать статью, в которой был бы дан анализ ситуации, сложившейся после американского авиаудара, поскольку таких статей сейчас огромное количество. Я не считаю, что Россия готова к тому, чтобы принять вызов США, учитывая ее стремление сохранить отношения с Вашингтоном любой ценой, особенно если принять во внимание тот факт, что сейчас во главе США стоит глупый человек, который принимает необдуманные решения. В результате, Россия предпочитает дождаться визита госсекретаря США в Москву, который состоится на этой неделе, чтобы иметь более четкую картину ситуации.
Нет никаких сомнений в том, что новая «рациональная» позиция, которой придерживается Москва, проистекает из убеждения в том, что Вашингтон не отступит от своих планов после предупреждающего удара и что, если Москва пойдет на конфронтацию, США попытаются вовлечь в нее не только Организацию Североатлантического договора, но также и «арабское НАТО». Однако министр иностранных дел Люксембурга предостерег от возможности такого развития событий и вмешательства НАТО в Сирии. В подобном ключе высказалась Германия, подтвердив, что решение сирийского вопроса практически невозможно без участия России.
Тогда я вспомнил слова министра иностранных дел Бахрейна, который в интервью американскому каналу CNN 19 марта заявил следующее: «Мы надеемся, что Россия изменит свою политику и прекратит вмешательство в дела государств региона, в частности, Сирии. Мы будем противостоять действиям России, используя все наши экономические, политические и военные возможности с целью защиты нашей территории и наших граждан». Министр также подчеркнул, что его страна в партнерстве с Саудовской Аравией, Турцией, а также рядом других государств региона, наряду с поддержкой сирийской оппозиции не исключают возможности урегулирования конфликта военным путем.
Тогда я понял, что министр иностранных дел Бахрейна на самом деле сообщил нам о том, что готовится для Сирии в Вашингтоне и Тель-Авиве. Мы увидели, как удар Трампа по Сирии застиг Россию врасплох, а также то, как Конгресс принял решение вооружить сирийскую оппозицию, которую представляет «Джебхат Ан-Нусра» (запрещена в РФ — прим. ред.) и ее союзники, ракетами, способными сбивать сирийские и российские самолеты. Данный шаг был предпринят в рамках подготовки к созданию так называемых «зон безопасности» на севере и юге Сирии.
Мы также стали свидетелями того, как король Иордании в интервью каналу CNN во время своего недавнего визита в Вашингтон заявил о приверженности новой стратегии Трампа. В частности, он отметил, что Россия должна отказаться от поддержки президента Асада. Он считает, что если она надеется на урегулирование кризиса вокруг Крыма, а также установление мира на Украине, то она это сделает. Кроме того, иорданский лидер упомянул опасения Израиля в отношении Ирана, его экспансии в регионе и поддержки им терроризма.
***

Вопрос, который сегодня задают все — что последует за ударом по Сирии, призванным продемонстрировать, что США вновь хотят играть роль «мирового жандарма», отвечающего за безопасность в мире?
Нам известно, что Трамп принял решение направить американские авианосцы и боевые корабли в Южно-Китайское море, целью которых станет Северная Корея в случае, если она зайдет слишком далеко в своих провокациях с запусками ракет.
В британской прессе были опубликованы сообщения, в которых говорится, что Вашингтон не видит иного пути урегулирования ливийского кризиса, кроме как путем деления государства на три региона: Киренаику, Триполи и Феццан.

Тренировка израильского смешанного батальона «Львы Иордана»

Кроме того, на сайте Middle East panorama была размещена секретная информация о том, что салафиты в Египте планируют ударить по безопасности и стабильности Алжира.
Мы также слышали призывы «султана» Эрдогана к Путину отказаться от поддержки президента Асада и сотрудничать с Вашингтоном, чтобы положить конец тому, что он назвал «злом» в Сирии, обозначив тем самым поворот на 180 градусов своей позиции по отношению к России.
Мы также оказались свидетелями того, как копты снова стали мишенью в Египте, когда в городах Танта и Александрия были совершены теракты. Этими операциями управляют Катар и Турция, и их цель — реализация скрытой стратегии Вашингтона по разделу Египта на части: коптское государства на юге, исламское государство на севере, по примеру того, что произошло в Судане. После терактов копты впервые выступили с критикой в отношении государственных органов и служб безопасности Египта. Они заявили, что становятся мишенью для террористов и произошедшая трагедия — лишь начало, в будущем ситуация только усугубится. Если Ас-Сиси действительно заинтересован в сохранении единства Египта и безопасности его народа, то он откажется от союза с Россией и станет сотрудничать с США, Саудовской Аравией и Израилем. Он нанесет военный удар по Катару, вместо того чтобы обращаться к международному сообществу с просьбой о наказании тех, кто финансирует и поддерживает терроризм в Египте и регионе в целом.
Учитывая все вышесказанное, ставка может быть сделана только на Иран и его союзников, потому что иранское руководство не придает большого веса отношениям с Вашингтоном и противостоит ему в регионе. После того как национальная безопасность США стала рассматриваться сквозь призму национальной безопасности Израиля, а американская политика на Ближнем Востоке стала формироваться в Тель-Авиве, ситуация для России осложнилась.
В свете вышесказанного нельзя рассчитывать на реальное вовлечение в конфликт со стороны Москвы. Террористические и иные вооруженные группировки практически потерпели поражение, и Россия продолжит оказывать Сирии политическую поддержку и снабжать ее оружием и боеприпасами, пока Сирия и ее союзники не одержат победу, поскольку их победа — это также победа России, а в интересах последней управлять ходом военных действий на расстоянии.

Таким образом, не остается политической силы, которая могла бы изменить ход конфликта в Сирии (и во всем регионе), кроме «Хезболлы» и народного сопротивления. Все указывает на то, что Израиль намерен играть в Сирии роль большую, чем когда-либо, и тем самым совершает ошибку, от последствий которой его не сможет защитить даже Вашингтон. Поскольку его участие в войне повлечет за собой участие Ирана, а это в свою очередь означает, что под угрозой окажутся военные базы США и их национальные интересы.
Мы говорим об этом, потому что любое решение, предусматривающее защиту безопасности и стабильности Израиля от Ирана и его союзников, это самоубийство, и невозможно представить, что Вашингтон может сделать ставку на политическое урегулирование, которое закончится признанием права на существование сионистского образования в Палестине, которое могло бы навязать свою гегемонию странам региона.
Итак, мы приходим к выводу, что судьба региона будет зависеть от того, как будет развиваться конфликт между «Хезболлой», палестинцами, исламистами и арабами с одной стороны и Израилем и его сторонниками, с другой. Эта столкновение произойдет в эпоху Трампа, поскольку уничтожение «Хезболлы» является одним из приоритетов Вашингтона и Израиля, и Трамп подтвердил это, сказав: «Вы увидите, что мы сделаем с «Хезболлой» в Сирии».

http://inosmi.ru/politic/20170419/239166095.html

Китай и Россия идут по пятам «армады» авианосцев США, направляющихся в Северную Корею

«Китай и Россия отправили разведывательные корабли, тайно следующие за флотилией американских авианосцев, направляющихся к северокорейским водам», — передает The Independent.

Президент США Дональд Трамп направил группу военных кораблей как предупреждающий сигнал северокорейскому режиму в связи с его ядерной программой, напоминает корреспондент Кэролайн Мортимер.

Японская газета Yomiuri Shimbun сослалась на «многочисленные источники» в правительстве ее страны, заявившие, что Китай и Россия отправили суда для преследования корабля ВМС США Carl Vinson.

«Китай повсеместно считается единственной страной, способной усмирить Пхеньян, но обычно он отказывался это сделать, чтобы избежать падения режима и последующего миграционного кризиса на своей границе», — говорится в статье.

Между тем в последние месяцы Пекин «продемонстрировал признаки того, что хочет помочь международному сообществу заставить Северную Корею пойти на уступки: в феврале он полностью запретил импорт угля из страны, а на прошлой неделе разместил 150 тыс. солдат на границе», пишет Мортимер.

Пекин призвал Вашингтон и Пхеньян отказаться от «необратимого продвижения» к войне, передает издание.

Министр иностранных дел Китая Ван И сказал: «Если разразится война, сложится ситуация, в которой будут только проигравшие, победителей не будет. Победит не тот, кто использует более жесткую риторику или заносит больший кулак».

18 апреля 2017 г.

Кэролайн Мортимер |
Источник: Independent

Источник — inopressa.ru

Эрдоган станет новым Путиным

Я полагаю, что каждый народ вправе проголосовать против демократии, если ему так хочется. Но из-за этого подобное событие не становится менее трагичным. Особенно, если мнения по этому поводу в стране разделились.

Теперь Эрдоган станет новым Путиным, а Турция может окончательно помахать Европе рукой на прощание.

Большинство турок, хотя и неубедительное, хочет, очевидно, чтобы страной управлял человек, которому чужды сомнения и который всегда все знает лучше всех.

Конечно, если выборы не были сфальсифицированы. Две крупнейшие оппозиционные партии утверждают, что не все прошло, как положено, и требуют пересчитать 60% голосов.

Таким образом, сложилась худшая ситуация из возможных, и противоречия между теми, кто за Эрдогана, и теми, кто против него, могут еще возрасти. Нельзя исключить насилие.

Если исходить из того, что сторона, проголосовавшая «за», действительно победила, турки, по-видимому, считают Эрдогана чрезвычайно подходящей фигурой для того, чтобы привести страну к лучшему будущему, хотя в последние четыре года он вел Турцию во все более авторитарном направлении и по пути навредил экономике и благосостоянию страны.

Ближе к диктатуре почти и быть не может

То, за что сейчас проголосовало население страны, — это не сильная президентская власть по американской модели. Еще ближе к диктатуре страна подойдет, только если отменит избирательное право.

Президент Эрдоган может ввести чрезвычайное положение и править при помощи декретов. Парламент превратится в пассивную марионетку. Президент получает огромную власть над судами. Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan) становится почти диктатором. На практике это уже стало реальностью после попытки переворота прошлым летом.

Он получил одобрение на своем пути к тому, чтобы стать современным султаном.

Хотя победа и не стала однозначной, как которую он надеялся. Образованные городские жители проголосовали «против», в то время как консервативные сельчане голосовали «за». Как Эрдоган сможет теперь объединить глубоко расколотую страну, трудно сказать.

Система, за которую проголосовали турки, совершенно лишена баланса и контроля, какие имеются в США. Мы в последние три месяца могли следить за тем, как президент Дональд Трамп пытался нарушать американскую конституцию, но тут же получал по рукам от судов. Они вынудили его отступить.

Конгресс воспрепятствовал его попыткам заменить страховую систему Обамы худшей альтернативой.

Может пробыть у власти до 2029 года

Если бы у Трампа были те же полномочия, что есть сейчас у Эрдогана, он бы раздавил как суды, так и Конгресс. Так в демократии быть не должно. К тому же, новая конституция позволит Эрдогану занимать пост президента до 2029 года, если его переизберут.

Турки десятки лет жили при системах военной диктатуры или при авторитарных лидерах. Короткий период демократии длился лишь с 2002 года. Юная, незрелая демократия в стране, где многие еще не поняли ее сущность.

Аналогичное развитие мы видим в России. Русские с каждыми выборами давали Путину все больше властных полномочий, пока не наступила ситуация, когда его можно рассматривать практически как диктатора, избранного демократическим путем. Точно так же, как Эрдоган, Путин «подкрутил» конституцию, чтобы иметь возможность занимать пост дольше.

По многим признакам, Эрдоган учился у Путина. Точно так же, как Путин, «сильный лидер Турции» подстегнул националистские настроения, чтобы упрочить свои позиции. Когда Эрдоган на выборах летом 2015 года не получил большинства, он вдохнул новую жизнь в войну против курдской РПК, чтобы создать ощущение угрозы и небезопасности. Это сработало, и во время новых выборов позже Эрдоган свое большинство голосов получил. Неудачный военный переворот дал ему в руки еще больше оружия. Режим и до сих пор не представил никаких существенных доказательств, что за попыткой переворота стояло движение «Хизмет», тем не менее более 100 тысяч человек были уволены с государственных должностей, а более 30 тысяч — задержаны.

Сотни журналистов задержаны

Главный признак того, что Эрдоган превращается из демократа в диктатора, — это то, как он обращается со свободной прессой. Почти всем независимым газетам и телеканалам пришлось прекратить работу. Сотни журналистов были задержаны режимом, который уже тогда возглавлял позорный список. Здесь Эрдоган тоже скопировал Путина.

В лучшем случае победа Эрдогана приведет к тому, что он немного уменьшит давление, раз уж теперь ему практически ничто не угрожает.

Изначально Эрдоган пришел к власти благодаря своим обещаниям привести Турцию в ЕС. Но по мере того, как развивается его все более авторитарная манера, дверь туда закрывается все плотнее. Вероятно, турки, проголосовав против демократии, окончательно захлопнули эту дверь. Хотя честности ради надо сказать, что до вступления в ЕС Турции всегда было далеко.

ЕС сейчас зависит от Турции, которая за значительную сумму денег останавливает поток беженцев. Если Эрдоган решит нарушить этот договор, ЕС придется несладко. Стабильность Европейского союза не выдержит еще одного неконтролируемого потока беженцев. Поэтому ЕС продолжит обращаться с Эрдоганом как с равным, хотя он уже присоединился к компании авторитарных лидеров.

Эрдоган мотивирует получение новых властных полномочий тем, что собирается модернизировать Турцию. Но как страна станет более современной, когда почти вся власть соберется в руках одного человека, для меня остается загадкой.
16.04.2017

Aftonbladet, Швеция

Вольфганг Ханссон (Wolfgang Hansson)

Источник — inosmi.ru

ОБ АРМЯНСКОЙ ВОЕННОЙ КОНЦЕПЦИИ

Главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын для Vesti.az:

— Идею  «Укрощения/Сдерживания» армянские аналитики, долго не раздумывая, просто  стащили у американцев, которые в годы холодной войны с СССР разработали известную доктрину «сдерживания путем устрашения». «Рефлексивные мероприятия» — это ответные удары, а то, что армяне посчитали «превентивными» — это, называя вещи своими именами, демонстрация решимости ударить первыми. Я всегда советую тем, кто любит покричать об «апрельской агрессии Азербайджана», обратиться к этому самоуверенному, если не сказать наглому, выступлению Тонояна, которое тогда почему-то ни у кого не вызвало осуждения.

Но потом была «четырехдневная война», обернувшаяся для Еревана чем-то вроде национальной катастрофы. Это  сейчас армяне снова, извините за вульгаризм, «хорохорятся» — восторженно пишут о своей «победе в апреле», проводят никому неизвестные «карательные операции» на линии фронта, по-глупому хвастаются каким-то сверхэффективным оружием, прямо как фашисты накануне разгрома: «Фюрер знает, что бросить на чашу весов за пять минут до двенадцати».

Однако  вся эта пропаганда — только примитивный блеф, который невольно разоблачил ни кто иной, как сам армянский президент Серж Саргсян на своем, ставшем знаменитом чаепитии с  демобилизованными солдатами. Они-то возвращались с линии фронта и прекрасно знали, что никакого «чудо-оружия» в армянской армии нет. Поэтому, наверное, Саргсян был с ними неожиданно откровенен.

Я позволю себе весьма показательную цитату из его «глубокомысленных» рассуждений о закупке вооружений, в которых он призывает «не повторять Азербайджан»: «Мы должны иметь минимально необходимое. Если Азербайджан покупает за $2,5-3 млн T-90 или T-92, то нам в первую очередь необходимо приобрести противотанковые средства, которые гораздо дешевле. И поскольку у нас нет намерений к наступательным действиям, в таком случае противотанковых средств более чем достаточно».

Симптоматичное, хотя и несколько завуалированное признание армянского президента в том, что наступать армяне не могут, а, вот, все остальное… Во-первых, Саргсян проявил-таки свой  «могучий интеллект военноначальника». Что это за танк такой Т-92? Где-то в 50-х годах американцы разработали легкий танк Т-92, но его даже не приняли на вооружение, так и стоит экспонатом в танковом музее на Абрединском полигоне. И азербайджанские военные его точно покупать не собирались.

Во-вторых, давайте, разберемся — действительно ли противотанковые ракетные комплексы (ПТРК), которые Саргсян хочет где-то приобрести, способны эффективно противостоять имеющимся у Азербайджана танкам Т-90. Российские военные вовсе не делают секрета из того, что в противотанковом вооружении они значительно уступают лучшим зарубежным образцам. Российского серийного пехотного ПТРК, реализующего принцип «выстрелил-забыл» в российском арсенале пока нет. Правда, в ВС РФ сейчас проходит обкатку сверхсовременный комплекс «Вихрь-1», но цена его так кусается, что российское Минобороны решило закупать его только очень ограниченными партиями.

Фактически, единственный представленный на мировом рынке комплекс «Корнет-Э» принадлежит поколению «2+». А элитные армии закупают сейчас ПТРК третьего поколения — американский Javelin и израильский Spike. Да, тот самый ПТРК Spike, который есть на вооружении азербайджанской армии. Эти комплексы блестяще проявили себя в ходе апрельской войны. Но смогут ли армяне закупить эти ПТРК, если кто-то согласиться их продать? О «Вихре-1» я уже говорил, стоимость ракеты  Spike достигла двухсот тысяч  долларов, а  Javelin сейчас тянет на все 240-250 тысяч «зеленых». Суммы для Еревана совершенно неподъемные.

Так что, придется армянской армии довольствоваться старыми, еще советскими, противотанковыми комплексами с их извечными недостатками — чувствительны даже к пыли и дыму от разрывов снарядов, ракета летит медленно (200-300 м/сек), у армянских «Штурмов-С» и «Корнетов» малая скорострельность (3-4 выстрела в мин.).  Трудно будет выжить в бою армянским «бравым истребителям танков». Ох, как трудно.

Теперь самое важное, танки Т-90, поставленные в Азербайджан, прекрасно проявили себя в Сирии, хотя сирийские танкисты, как бы помягче сказать, те еще «специалисты», сами умудряются поставляться под ракеты боевиков. Уже зафиксировано не менее десяти попаданий в Т-90 управляемых ракет  надежного американского комплекса TOW-2А. Однако подбить танки и причинить ущерб экипажам боевикам не удалось — срабатывала динамическая защита «Контакт-5». Кстати, попадания происходили только тогда, когда сирийцы по каким-то, только им одним известным причинам, отключали комплекс оптико-электронного подавления «Штора-1». Если комплекс работал, «Штора» сбивала с цели любую ракету.

Вот, и делайте печальный для Сержа Саргсяна вывод — азербайджанские танкисты ошибок делать не будут и их Т-90-ые сомнут любую оборону противника, даже если армяне «нашпигуют» ее противотанковыми комплексами. Другими словами, никакого ассиметричного, но адекватного ответа возможному наступлению азербайджанских войск армяне дать не могут.

Но как же тогда «неприступные» армянские линии обороны, проходящие в горно-лесистой местности, которыми привыкли хвастаться армянские военные? Конечно, Саргсян не преминул за чашкой чая напомнить своим гостям о том, как трудно будет азербайджанским войскам наступать в Нагорном Карабахе. Но у меня встречный вопрос — а обороняться  легко? Ведь оборона в лесистых горах строится отдельными опорными пунктами для удержания господствующих высот, узлов дорог, перевалов, водоемов и пр.

Такой защитной линии давно найдено «противоядие» в формате обходящих штурмовых групп, которые способны скрытно сосредотачиваться в складках местности, чтобы через незанятые промежутки обороны выходить во фланг и тыл опорных пунктов для нанесения внезапных ударов.

Именно эту тактику применяли азербайджанские войска в апреле, и она полностью себя оправдала. А, если будет приказ о полномасштабном наступлении, то на противника обрушится мощный огонь минометов, гаубичной, реактивной и самой современной самоходной артиллерии, прекрасно зарекомендовавшей себя именно в горных условиях. Подобной у армян никогда не было. Кстати, у армянских ВС нет и ударных вертолетов, незаменимых при уничтожении опорных пунктов противника, и самой возможности высадки десантов в его тылу.

Но я не буду вслед за дилетантами, пусть даже и доброжелательными, утверждать, что армянские фортификации — это «мыльный пузырь», а их арсенал — не более, чем «груда металлолома». Конечно, это не так. Но проблемы у армянского генералитета наметились едва ли не по всем направлениям. И, прежде всего, это — «снарядный голод». Не то, чтобы армяне растратили своей боезапас в апрельской войне, просто давно вышел гарантийный срок хранения боеприпасов к вооружению, полученному от России в 90-ых — и в начале «нулевых» годов.

Даже применение китайской реактивной системы залпового огня WM-80 (всего четыре, а не восемь  боевых машин реактивной артиллерии), которыми так гордятся в Ереване, выглядит весьма проблематично. Дело в том, что именно в 2017 году истекает оптимальный срок хранения 273-мм реактивных снарядов, дополнительная закупка которых не предусмотрена соглашением между Арменией и китайской внешнеторговой корпорацией Norinco. А это значит, что китайские «просроченные» боеприпасы могут сдетонировать при эксплуатации РСЗО (особенно при транспортировке) или не взорваться при достижении цели.

И последнее, не могу не коснутся любимой темы армянского президента — ПВО против авиации. Серж Саргсян просветил армянских военнослужащих: «Если Баку покупает самолёт за 30 миллионов долларов, то нам нужно за меньшую сумму приобрести средства ПВО. Я не говорю, что у нас не должно быть самолетов». Действительно, Саргсян мог бы не заикаться о самолетах, потому что ничего, кроме пяти потрепанных Су-25 у армян за прошедшие четверть века  не появилось.

Впрочем, для нас важно другое: действительно ли армянская ПВО, прикрывающая небо над Карабахом — такой, уж, надежные щит от действий азербайджанской авиации, как утверждают армяне. Почему Саргсян забывает, что подлетное время к объектам армянской оккупационной армии чрезвычайно мало, а боевое развертывание зенитно-ракетных комплексов или даже их простой перевод в боевое состояние занимает драгоценные для армян минуты?

Не буду апеллировать к военному кругозору армянского президента, который готовится уничтожать несуществующие танки Т-92. Уверен, что он ничего не знает об операции израильских войск в Ливане летом 1982 года, названной  «Шлом а-Галиль» («Мир Галилее»). А зря, что не поинтересовался. В ее формате была проведена другая уникальная операция израильских ВВС «Арцав-19» («Медведка 19») против сил ПВО Сирии. Она изучается в лучших военных академиях мира как модель самого эффективного применения средств радиоэлектронной борьбы и подавления противовоздушной обороны. Эта самая «Медведка» стоила сирийцам потери 30 зенитно-ракетных батарей. Не сомневаюсь, что азербайджанские военные ее хорошо изучили, тем более, что у них на вооружении есть самые современные средства РЭБ и РЭП.

В Армении никак не отпраздновали годичный юбилей международной презентации своей военной концепции «Укрощения/Сдерживания» Азербайджана. Да и как это сделать, если сам Серж Саргсян, фактически, объявил армянским военным о том, что им надо готовиться к глухой обороне, поглубже зарываться в землю и даже не думать о каких-либо «превентивных ударах». Но и свою «концепцию» армяне тоже не отменили. А, значит, по-прежнему остается актуальным вопрос к армянским ВС и их главнокомандующему: «Так, когда же и чем устрашать будете, господа «непобедимые»?».

Аналитический отдел

NET-FAX — NET-ФАКС