Разоблачая бытующие на Западе мифы о Центральной Азии

Мало найдется в мире регионов, о которых международные СМИ демонстрируют столь же неглубокие познания, как о Центральной Азии. Новости из этого региона, который свысока называют «станами», редко появляются в крупных мировых изданиях, кроме случаев, касающихся исламского терроризма, авторитаризма и межрелигиозной напряженности.

Хотя эти три проблемы, несомненно, имеют место в Центральной Азии, подобные постоянные «дискуссии об опасностях» выдавливают нюансы и аналитику из большинства статей и так называемых «аналитических» докладов. Если мы хоть что-то поняли за последнее время, так это то, что район Моленбик в Брюсселе с большей вероятностью может стать рассадником исламского терроризма, чем Узбекистан. Тем не менее, после смерти Ислама Каримова комментаторы сразу начали озвучивать ничем не подтвержденные клише по поводу роста исламской угрозы.

Проблема авторитаризма стоит в Центральной Азии очень остро, но существуют большие различия между закрытой, неосталинистской системой в Туркменистане, клептократией в Таджикистане, шатким парламентским либерализмом в Кыргызстане и диктатурой технократов в Казахстане. Что касается межнациональной и межрелигиозной напряженности, действительно удивительным фактом является то, что здесь она проявляется в относительно сдержанной форме, хотя регион отличается большим этнорелигиозным разнообразием. В Центральной Азии не происходит ничего сравнимого с этническими чистками в Дарфуре; кровавыми столкновениями между христианами и мусульманами в Нигерии; войной Турции с курдами; конфликтами между шиитами и суннитами и притеснением христиан в Пакистане; войнами на Балканах в 1990-х годах.

Но, тем не менее, в одном из редких случаев, когда политический конфликт принял межэтническую форму, а именно во время ошских событий в Кыргызстане в 2010 году, нас тут же начали пичкать полным набором ленивых выводов о некой «древней, неискоренимой вражде», напоминающем постулаты из книги «Балканские призраки» Роберта Каплана (Robert Kaplan), в которой тот таким образом объяснял причины развала Югославии.

Одним из особо устойчивых утверждений представляется то, что регион являет собой пороховую бочку из-за расчерченных еще в советские времена границ. Как писал в издании The Guardian Эдвард Стауртон (Edward Stourton) из «Би-Би-Си» во время кровавых событий в Оше, «на вопрос о том, что является причиной проблем Кыргызстана, на самом деле есть простой ответ: расчерчивая границы региона, Сталин сделал так, чтобы эти территории постоянно сотрясали межнациональные конфликты. Когда он в 1920-х годах чертил на карте границы новых советских республик, он создавал меньшинства, которые должны были сделать эти республики нестабильными».

Питер Зейхан (Peter Zeihan) в своей статье в издании Stratfor также написал, что «Сталин хорошо все расчертил», а аналитическая статья в британской газете Economist была озаглавлена «Сталинская жатва». Образ Сталина с огромным карандашом в руке, злобно чертящего на карте Центральной Азии линии, гарантирующие региону нестабильности в случае выхода из СССР, крепко засел в сознании. Несмотря на острую критику со стороны Шона Гиллори (Sean Guillory) и Мадлен Ривз (Madeleine Reeves), это ленивое, стереотипное и, самое главное, противоречащее истории объяснение проблем центральноазиатского региона оказалось весьма живучим.

В своей книге «Беспокойная долина» Филипп Шишкин объясняет большинство проблем региона проводившейся Сталиным политикой в формате «разделяй и властвуй». В недавней аналитической статье Эндрю Корыбко (Andrew Korybko) также заявил об «этнополитическом подходе Сталина в стиле Макиавелли» при создании границ в Ферганской долине «без оглядки на этническое распределение». В опубликованном недавно в Stratfor историческом очерке об Узбекистане заявляется, что «Сталин расчерчивал границы таким образом, чтобы еще больше перемешать различные группы населения и поддерживать этническую напряженность», а Шон Уокер (Shaun Walker) в своей в других отношениях весьма тщательно проработанной статье, посвященной 25-летней годовщине независимости республик ЦА, написал в декабре прошлого года, что «вьющиеся и пересекающиеся границы Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана являются наследием советских границ, которые, как иногда кажется, начертил какой-то пьяница с карандашом в руке». Ну, хоть он не упомянул Сталина.

Почему это так важно? Во-первых, подобными заявлениями подразумевается, что жители Центральной Азии являются бессильными узниками своего прошлого, не способными самостоятельно решать свои проблемы. Во-вторых, эти заявления грубо искажают историю. Вопрос границ в Центральной Азии стоит остро, но эти границы чертили не случайным образом и не без оглядки на этнические группы. И, самое главное, границы не были навязаны Москвой региону против его воли.

Среди наиболее интересных событий в историографии СССР со времени рассекречивания советских архивов после развала Союза в 1991 году было появление серии исследований советской национальной политики в районах, населенных преимущественно нерусскими, в частности в Центральной Азии. Исследования, проведенные Юрием Слёзкиным (Yuri Slezkine), Рональдом Сани (Ronald Suny), Терри Мартином (Terry Martin), Арном Хогеном (Arne Haugen), Франсин Хёрш (Francine Hirsch), Сергеем Абашиным (Sergei Abashin) и многими другими показали, что Сталин не являлся «крушителем наций», как назвал его Роберт Конквест (Robert Conquest), а, напротив, в качестве народного комиссара по делам национальностей придал им территориальную и институциональную форму. Он сделал это не в рамках политики в формате «разделяй и властвуй», а в ответ на рост националистских движений, появившихся во многих частях Российской империи в период революции и гражданской войны. Была предпринята искренняя, хотя, возможно, и ошибочная, попытка создать национальные территориальные образования там, где их раньше не было, и произошло это потому, что Ленин и Сталин считали, что «отсталые народы» ни за что не смогут построить социализм, если он не будет формироваться на основе национальных образований.

Данный процесс не был спущен сверху из Москвы. В 1920-х годах советский режим в Центральной Азии был ослаблен и остро нуждался в союзниках. Как показали Адриана Эдгар (Adrienne Edgar) в случае с Туркменистаном, Пол Бёргне (Paul Bergne) – с Таджикистаном, Али Игмен (Ali Igmen) – с Кыргызстаном, Адиб Халид (Adeeb Khalid) – с Узбекистаном, Дина Аманжолова (Dina Amanzholova) и Томохико Уяма (Tomohiko Uyama) – с Казахстаном, новые национальные территориальные образования стали плодом часто непростых альянсов между местными интеллектуалами-националистами и советским государством, особенно так называемыми джадидами в Узбекистане и Алаш-Ордой в Казахстане.

Местные коммунистические организации, в рядах которых состояло много местных кадров, играли ключевые роли в переговорах с Москвой и друг с другом по поводу новых национальных границ. В отличие от Африки, где на Берлинском конгрессе в 1884 году европейские колониальные державы действительно просто сели и начертили границы на карте, или Ближнего Востока, где при заключении Соглашения Сайкса-Пико желания местных жителей не принимались или почти не принимались в расчет, появившиеся в Центральной Азии границы не чертили случайным образом, хотя в рамках этого процесса часто казалось, что нарушается географическая логика. Границы в ЦА были продуктом переписей населения в конце царистской эпохи и раннего советского периода, исследований этнографов и востоковедов и, частично, процесса районирования – формирования предположительно рациональных и жизнеспособных территориально-экономических единиц и обеспечения соответствия каждого нового территориального образования минимальным критериям, которые позволили бы ему затем стать настоящей Советской Социалистической Республикой. Критерии включали такие параметры, как население минимум в один миллион человек и столица с доступом к железной дороге.

Процесс введения национальных границ в регионе, где их раньше не было, где двуязычие и многослойная идентичность были распространенным явлением, и где границы языков и этнических групп часто пролегали у границ между городами и сельскими районами, неизбежно порождал множество аномалий. Среди оседлого населения широкий круг национальных идентичностей – сарты, хорезмийцы, ферганцы, самаркандцы, бухарцы – объединили под общим ярлыком «узбеки», хотя до 1921 года это слово относилось только к определенным племенным группам. Ташкент и Шымкент были городами, населенными европейцами и узбеками, а вокруг этих городов простирались территории, населенные по большей части казахами. Ташкент включили в состав Узбекистана, а Шымкент – Казахстана. Таджикоязычные Бухара и Самарканд были окружены сельскими районами, где население говорило на тюркских языках, и оба города оказались в Узбекистане, что до сих пор не дает покоя Таджикистану.

Учитывая, что казахи и киргизы были по большей части кочевыми народами, представители этих групп составляли лишь малую часть городского населения в своих республиках, где города в основном населяли европейцы и узбеки. Ош и Джалал-Абад, где в 2010 году произошли наиболее ожесточенные столкновения, вошли в состав Кыргызстана, несмотря на то, что были населены преимущественно узбеками, но это произошло потому, что иначе они бы лишились важных для них с экономической точки зрения прилегающих сельских районов, населенных по большей части киргизами, а также потому, что без них на юге Кыргызстана вообще бы не осталось городов.

Процесс пересмотра границ продолжился и после смерти Сталина. Последние изменения произошли в 1980-х годах. Как продемонстрировала Мадлен Ривз, эти более поздние перемены часто следовали иной территориальной и этнополитической логике, чем в период размежевания в 1920-х годах, и были продуктом борьбы за воду и сельскохозяйственные угодья на очень локальном уровне. Сложное переплетение границ и анклавов в районе Ферганской долины было не частью сталинского заговора в духе Макиавелли с целью посеять межнациональную вражду, а попыткой приспособиться к очень сложным реалиям, включавшим крайнее национальное разнообразие и требования местных националистов.

Сейчас, оглядываясь назад, мы можем сказать, что попытки ввести принципы национальных государств в регионе, где население и политические границы всегда распределялись иным образом, не могли не создать проблем. Это касается не только Центральной Азии, но любого другого региона мира. Но ни Сталин, ни советское государство не заставляли Центральную Азию делиться по национальному признаку. Как заявил Адиб Халид, у советского проекта по построению национальных территориальных образований были местные корни, и возник он на основе идей и движений местной мусульманской интеллигенции, возникших до прихода советской власти. Комиссары в 1920-х годах просто приняли их в качестве части своей политики.

Хотя большая часть этого первого поколения центральноазиатских интеллектуалов стала жертвой советских репрессий в 1930-х годах, проект по построению национальных территориальных образований продолжился. Этот проект всегда шел вразрез с целью по созданию общей советской идентичности, но он оказался весьма стойким. Центральноазиатским национальным государствам, неохотно появившимся на свет после развала СССР в 1991 году, не пришлось с нуля создавать свою национальную идентичность. Они могли строить на заложенном еще при советах фундаменте. То, что большинство жителей Центральной Азии сейчас прочно идентифицируют себя в качестве граждан стран, в которых они живут, является явным показателем того, как прочно укоренилась идея национальной государственности.

Два с половиной десятилетия назад Роберт Каплан – вместо того, чтобы попытаться понять современные политические и экономические факторы, приведшие к развалу межэтнических отношений и ввергшие бывшую Югославию в пламя войны, – объяснил все «древней и неискоренимой» враждой между сербами и хорватами, христианами и мусульманами, сдержать которую мог только безжалостный авторитаризм Тито. Но затем Ноэль Малкольм (Noel Malcolm) камня на камне не оставил от его аргументов, и сегодня мало кто воспринимает идеи Каплана всерьез, будь то по отношению к Югославии или другой части Европы. Тем не менее, Центральную Азию продолжают представлять в качестве узника советского прошлого, места, где готова вырваться на поверхность межэтническая вражда, ставшая неизбежной благодаря усилиям Сталина по созданию местных границ.

Национальные государства никогда не бывают естественными политическими образованиями. Их приходится строить, и приходится прогибать под них действительность, чтобы создать идеальный, иллюзорный союз между границами и идентичностью, являющийся целью любого националиста. Это привело к этническим чисткам, насильственному переселению людей и насильственной ассимиляции, причем не только в большинстве бывших европейских колоний, но также по всей Европе, где, как предполагается, зародилась эта националистская идея. По сравнению с обменом населением между Грецией и Турцией в 1920-х годах, выселением немцев из большей части Восточной Европы после 1945 года, выездом европейских поселенцев из Алжира после 1962 года и этническими чистками и геноцидом на Балканах в 1990-е годы, последствия национализма в Центральной Азии представляются относительно мягкими. Частично это объясняется тем, что после создания этих советских республик они существовали в рамках общей, наднациональной структуры СССР, и у них не было «жестких» границ (и предполагалось, что границы продолжат оставаться административными).

После обретения независимости и укрепления границ передвижения населения носили постепенный и добровольный характер: миллионы русских покинули регион (хотя и оставшиеся тоже исчисляются миллионами), казахи постепенно начали переезжать в Казахстан из соседних республик, будучи привлеченными растущей экономикой этой страны. Но во всех центральноазиатских республиках продолжают оставаться крупные национальные и религиозные меньшинства. Агрессивный национализм может нарушить этот баланс, но здесь он проявляется меньше, чем, скажем, в России или даже во многих странах Западной Европы.

Запутанные границы региона действительно создают значительные трудности, особенно в районе Ферганской долины, но, как продемонстрировала Мадлен Ривз, люди, живущие у границы, выработали изобретательные способы обойти преграды или даже обратить их себе на пользу. Отсутствие региональной интеграции в регионе является проблемой, которую необходимо решить. Но заявления о том, что эта проблема носит неразрешимый характер, что злобный дух Сталина продолжает преследовать Центральную Азию, и что жители региона являются бессильными узниками прошлого, необходимо отмести раз и навсегда.

Александр Моррисон, преподаватель истории в Назарбаев Университете в Астане, автор труда «Российское господство в Самарканде в 1868-1910 гг. Сравнение с Британской Индией» (Оксфорд, 2008 г.). Сейчас работает над исторической книгой о российском завоевании Центральной Азии. Оригинал материала опубликован Eurasianet.Org

http://www.fergananews.com/articles/9275

Новая военная западная база в Грузии: страну подталкивают к линии огня?

С момента распада Советского Союза продолжается перманентное и неудержимое продвижение НАТО на восток. Обещания и гарантии, которые щедро раздавались в 90-е годы западными лидерами, оказались банальным «кидаловом». Они не то, что забыты, отрицается само их существование. Примерно так какой-нибудь сельский ловелас объясняет наивной девице, что она его неправильно поняла. Иногда расширение на восток происходит «по просьбам трудящихся», иногда ради защиты высоких идеалов свободы и демократии. Особо непонятливые быстро поумнеют, когда им на головы посыпятся бомбы и крылатые ракеты, а двери начнут взламывать наемники-гуманисты со всего мира.

Вот и Грузия сделала еще один шаг в западном направлении, еще одной ниточкой привязав себя к заокеанским военным структурам. По сообщению Министерства обороны Грузии, между Вашингтоном и Тбилиси достигнута принципиальная договоренность об открытии в Грузии Центра военной подготовки. Достижению договоренности предшествовали активные и многосторонние контакты на правительственном уровне.
Параллельно в Вашингтоне на днях прошли переговоры между новым госсекретарем США Рексом Тиллерсоном и министром иностранных дел Грузии Михаилом Джанелидзе. В Грузии серьезно опасались, что отношения с администрацией Дональда Трампа станут намного хуже по сравнению с предыдущим кабинетом Барака Обамы. К радости грузинских властей эти опасения не подтвердились, так как встреча прошла в дружеской атмосфере, а новый глава американской дипломатии заявил, что Грузия является «одним из самых близких друзей и надежным партнером для США».

Возвращаясь к теме Центра, отметим, что информация о нем появилась в связи с визитом в Германию, в небольшой баварский городок Хоэнфельс, министра обороны Грузии Левана Изория, где тот встретился с командующим сухопутными войсками США в Европе генерал-лейтенантом Фредериком Бен Ходжесом. Переговоры прошли на американской военной базе, которой командует бригадный генерал Антонио Аугусто. Леван Изория остался доволен результатами переговоров.

«Мы обсудили амбициозные планы осуществления программы оборонной готовности Грузии», — заявил он.

Именно частью этой программы и является строительство Центра боевой подготовки, который будет во многом аналогичен центру в Хоэнфельсе, но в более ограниченном масштабе. Эта база грузинским военнослужащим хорошо знакома — здесь они уже несколько лет под руководством американских инструкторов готовятся для отправки на миротворческую миссию в Афганистан.

Методики обучения в этом многонациональном Центре боевой подготовки выдержаны в лучших суворовских традициях — здесь выстроена целая «афганская деревня», где военных тренируют в условиях, максимально приближенных к афганским (вспомните суворовские тренировки на полномасштабном макете Измаила — авт.). Обучают здесь и навыкам взаимодействия с афганским населением.

Леван Изория достигнутые договоренности назвал историческими. Таким образом, бригадный генерал Антонио Аугусто собирается посетить с рабочим визитом Грузию, в ходе которой и будут согласованы все технические детали строительства и функционирования Центра военной подготовки. По мнению грузинских экспертов, создание ЦВП не является эквивалентом полноценной американской военной базы. Но при этом все абсолютно согласны, что и такая «неполноценная» база в значительной степени повышает степень военного присутствия США в регионе.

234851020В связи с этим становится понятным тот энтузиазм и та щедрость, с какой генерал Ходжес рассыпал комплименты в адрес грузинских военных, участвующих в операциях войск США и НАТО в Афганистане.

«Они отлично подготовлены. Быстро соображают и прекрасно действуют в составе подразделения. Я им очень доверяю. Грузины -гордые и надежные партнеры. Они любят свободу и готовы драться за нее. Именно поэтому их страна — лидер в сложнейшем регионе», — заявил генерал.

Все, что сказал генерал Ходжес, абсолютная правда — гордые, храбрые, свободолюбивые! Не сказал генерал только об одном — вместо кого эти парни проливают свою кровь и отдают свои молодые жизни? Чьи интересы они защищают в тысячах километров от дома? Что они делают на войне, которая не имеет к ним никакого отношения?

Эти вопросы задавать можно сколь угодно и вряд ли генерал станет давать на них ответы. Зато он сказал следующее, что надо хорошенько запомнить. Наблюдая в Грузии за военными маневрами с участием подразделений стран-членов НАТО, генерал Ходжес сообщил, что цель частых маневров американских военнослужащих на грузинской территории — «проверить, насколько быстро американская военная техника, бойцы смогут примчаться на грузинскую землю в случае необходимости».

Хочется спросить генерала и о том, а кто будет определять, настала необходимость или нет? Военная техника и бойцы примчатся на чужую территорию не для того, чтобы собирать грибы или поливать цветочки. Их дело — воевать! А воевать, понятное дело, лучше не в Айдахо да Флориде, а на чужой территории. Ну, а Грузии-то какая роль? Быть площадкой для сражений? К сожалению, и этих трагедий в нашей истории предостаточно. Не один раз сверхдержавы разных эпох выясняли между собой отношения на грузинской земле, превращая ее в залитые кровью дымящиеся развалины.

Станет ли Россия спокойно взирать на возрастающую военную активность у своих границ? Надеяться на это может только очень наивный человек. Всем памятно, к чему привело усиление военных сил в Восточной Европе, в странах бывшего соцлагеря. Россия предупреждала об ответных мерах. Калининградская область и «Искандеры». Сильно ли повысилась безопасность младонатовцев, оказавшихся под прицелом оружия, от которого не существует защиты? И стоит ли Грузии идти по тому же пути?

А ведь в мире есть зловещие силы, подталкивающие ее к пропасти. Чего только стоил новогодний визит американских сенаторов во главе с печально известным «ястребом» Джоном Маккейном. С линии огня на Донбассе он едет на границу с Южной Осетией. Зачем, с какой целью, что ему вообще там было нужно? Только одно — подлить масло в огонь войны, не дать ему погаснуть. Оценку деятельности этого человека сделал не кто-нибудь, а сам президент Соединенных Штатов Дональд Трамп, посоветовав своему яростному критику заниматься своими прямыми обязанностями и постараться приносить американскому народу хоть какую-нибудь пользу, а не тратить всю свою энергию на разжигание любой ценой третьей мировой войны. В умении четко формулировать свои мысли и ясно видеть суть дела Дональду Трампу не откажешь.

Справедливости ради следует отметить, что с 2015 года в Грузии уже действует Совместный тренировочный и оценочный центр Грузии и НАТО, который был торжественно открыт в присутствии генерального секретаря Североатлантического альянса Йенса Столтенберга. Однако сегодня НАТО с легким испугом смотрит на вышеупомянутого нами Дональда Трампа, который и сам Альянс называл устаревшим, упрекая европейских союзников за нежелание поддерживать свои военные расходы на уровне 2% от ВВП. Вот Столтенберг и названивает новому президенту, убеждая его, что расходы европейцев будут расти. Трамп ведь грозил, что США не будут платить за всех, а он очень отличается от своих предшественников. Американский избиратель уже привык, что предвыборные обещания даются только для того, чтобы их не выполнять. А Трамп с первых же дней начал выполнять все, что обещал. Так что за членство в НАТО, возможно, еще придется платить немалые деньги, которых у многих стран нет. Вот о чем надо задуматься политической элите страны, так радостно ведущей народ за дудочкой крысолова.

Ираклий Чхеидзе (Тбилиси)

Новая военная западная база в Грузии: страну подталкивают к линии огня?

Последний ход Путина: учения десантников в Эль-Аламейне

Впервые проводятся совместные военные операции России и Египта. Кремль, подоспевший на помощь Асаду, теперь обхаживает друзей США

Россия перебросит своих десантников в Эль-Аламейн, чтобы они объединились с египетскими спецподразделениями, прибывшими на место наземными средствами. Военные маневры «Защитники дружбы» начнутся на рассвете 15 октября. Сценарий — противостояние массивной террористической атаке «соседнего государства», то есть Ливии, с «друзьями» (русскими), призванными на помощь каирским войскам.

В египетской пустыне, где итальянские и немецкие войска под предводительством Роммеля (Rommel) потерпели поражение от генерала Монтгомери (Montgomery), формируется новый альянс Владимира Путина на Ближнем Востоке — с президентом Египта Абделем Фаттахом Ас-Сиси. Операция в Сирии не оставила Путину шансов перед лицом мирового общественного мнения. Однако на Ближнем Востоке его действия приносят свои плоды. Его безоговорочная защита Башара Асада простирается за пределы Сирии. Пророссийская пропаганда настаивает на одном: Россия, в отличие от Америки, «никогда не бросает своих союзников». Такое отношение открыло перед «царем» множество дверей. Оно позволило ему вновь бросить вызов Соединенным Штатам на всех возможных уровнях.

Сирию. Ему также удалось посеять раздор между давними союзниками США — Египтом, Саудовской Аравией и Турцией, после неудавшегося государственного переворота Гюлена. Теперь он решительно нацелился на Египет. Впервые вооруженные силы РФ окажутся на территории Египта. Взаимопонимание между «царем» и новым «фараоном» достигло небывалого уровня. Их объединяет желание уничтожить исламистскую угрозу без лишних церемоний. Если российская авиация безжалостно бомбит восток Алеппо, то Каир непрерывно продолжает подавлять «Братьев мусульман», а на Синае египетские войска борются с ИГ(запрещенной в России террористической организацией — прим.ред.). Теперь из России в Египет будут отправлены 500 военных, 15 самолетов и вертолеты. Путин мечтает, чтобы они имели штатное расположение в Египте. Продолжаются переговоры по открытию бывшей советской базы Сиди Баррами, находящейся неподалеку от Эль-Аламейна. Эта база была закрыта в 1972 году, когда президент Садат (Sadat) выслал на родину 32 тысячи советских военных консультантов, после чего началось стратегическое сотрудничество Египта с США.

С 1987 года Вашингтон отправлял в среднем 1,3 миллиарда долларов в год только на вооруженные силы. С Садатом и Хосни Мубараком (Hosni Mubarak) Каир оставался на стороне Запада. После свержения Мубарака что-то сломалось. Ас-Сиси стал налаживать отношения с Россией. Новая ось сотрудничества стала укрепляться в Сирии. Каир вновь открыл посольство в Дамаске. На состоявшейся 7 октября встрече Совета Безопасности ООН Египет проголосовал против антиасадовской резолюции Франции, поддержав Россию. Саудовская Аравия в ответ заблокировала поставки нефти и отозвала своего посла. Однако даже нарушение взаимоотношений между Египтом и Аравией никак не сказалось на планах, которые старательно выкраивает Путин. Сирийские базы Хмеймим и Тартус были преобразованы в «постоянные». В Сирии находятся уже от 50 до 60 бомбардировщиков Су-35 и Су-34. Увеличение вдвое этого количества за счет Египта в Сиди Баррани дало бы Москве серьезное преимущество на восточном побережье Средиземного моря.

От Тартуса до Калининграда

Российский президент следует царским стратегиям. Он берет под контроль Черное море с базой в крымском Севастополе, контролирует восточное Средиземноморье и Балтийское море, где город-анклав Калининград (бывший Кенигсберг, родина Иммануила Канта) превратился в крепость, в которую свезли ракетные комплексы «Искандер». Сирия и Восточная Европа кооперируются в амбициозном плане противостояния с США. ВВП России в десять раз меньше ВВП Америки. Однако ее вооруженные силы насчитывают около 700 тысяч человек, что в два раза превышает ВС США. Ее противовоздушные комплексы западные специалисты (например, блог The Aviationist) считают достойными соперниками западных. Танк нового поколения Т-14 превосходит американский Abram и немецкий Leopard. Россия располагает 15 тысячами танков, что составляет американский и европейский арсенал, сложенный вместе. За 15 лет инвестиций развалившаяся армия, поверженная в чеченской войне (1994-1996), превратилась  в опасного противника.

 http://inosmi.ru/military/20161014/238024709.html?utm_source=adfox_site_41589&utm_medium=adfox_banner_1867142&utm_campaign=adfox_campaign_628449&ues=1

Взгляд на крупнейшие военные преступления, совершенные Великобританией в Иране (основано на документах)

01-02-2008

В начале июля 1915 г., после затяжного периода политического кризиса, кабинет министров Эйн од-Доуле подал в отставку, и в течение 7 недель страна оставалась без правительства. 3 августа 1915 года, недавно прибывший в Иран спецпосланник Великобритании, сэр Чарльз Марлинг заявил, что его очень тревожит обстановка, сложившаяся на тот момент в Исфахане. Российский и британский консулы Керманшаха, на западе Ирана, которые к маю 1915 г. покинули Иран, попытались возвратиться туда снова, однако натолкнулись на противодействие консула Германской империи и его местных сторонников-иранцев. Наконец, 22 августа 1915 г., было сформировано новое правительство, под председательством Мустофи-уль-Мамалека. И в тот же день, примерно 2000 русских казаков вступили в город Казвин, и далее, по мере продвижения их к Тегерану, в столице Ирана начались волнения. После однодневного марша, казаки, однако, вернулись в Казвин, но это, очевидно, было предупреждением новому тегеранскому правительству. К тому моменту обстановка в Тегеране уже была чрезвычайно неспокойной, и англичане, как и русские, решили перенести посольские и дипломатические учреждения в Казвин, который был к тому моменту оккупирован российскими войсками.

Осенью 1915 года стало ясно, что если не будет принято никакого радикального решения, русские и англичане могут полностью утратить какой-либо контроль и влияние в стране. В начале сентября 1915 года движение так называемых «лесовиков»-дженгели («джангал» переводится с фарси как «лес», — прим. перев.) под предводительством Мирзы Кучек-хана совершили нападение на силы русских в провинции Гилян и нанесли им тяжелый урон. 13 сентября 1915 г., вероятно, в ответ на резню племени тенгистанцев, устроенную англичанами в г. Бушер, был убит помощник английского консула в Ширазе, а английский консул в Исфахане был ранен в результате нападения из засады. Англичане и русские, которые были чрезвычайно напуганы тем, что отдельные действия террористов могут перерасти, при подстрекательстве немцев и их сторонников среди местного населения, в массовые беспорядки, оставили город [Исфахан, — прим. перев.] и перебрались в Ахваз, под защиту английской армии. После эвакуации из Исфахана, русский и английский консулы в городах Керман и Йезд, а также находившиеся там подданные России и Великобритании, из соображений безопасности, направились в город Бендер-Аббас. После убийства английского консула в Ширазе, английский и русский посланники в Тегеране стали требовать отставки губернатора провинции Фарс, настаивая на том, чтобы последний был заменен на некоего Кавам-аль-Мулька, сторонника пробританской ориентации. Однако в октябре 1915 г. иранская жандармерия в Ширазе заставила Кавам-аль-Мулька покинуть город, и тот, также опасаясь за свою безопасность, бежал под защиту англичан в Бушер.

Тем временем беспорядки начались также и в городе Хамадан, и, с началом ноября 1915 года, иранская жандармерия совершила нападение на казаков и разоружила их. В результате беспорядков русский и английский консулы также покинули город. Затем жандармерия вынудила англичан покинуть Солтан-Абад (Арак) и перебраться в окрестности, а также захватила здание английского банка. Обстановка в самом Ширазе также обострилась, в особенности, после того, как город покинул Кавам-аль-Мульк. 21 ноября, с получением известий о приходе вспомогательных сил турок, англичане совершили нападение на оборонительные линии турок в районе городища Ктесифон, сразу к югу от Багдада. Однако эта атака англичан окончилась тяжелым поражением и сопровождалась также тяжелыми потерями. Англичане были вынуждены отступить в район Кут-эль-Амара, но там они оказались окружены силами турок. Жандармерия, а также восставшие жители города Шираз, которых воодушевила неудача англичан в районе Багдада, захватили английского консула, а также британских подданных, находившихся в городе, а затем заточили последних в крепости на побережье Персидского залива.

В начале сентябре 1915 года экспедиционный корпус русских высадился в Энзели [побережье Каспийского моря, — прим. перев.], оккупировал Решт, захватил турецкое консульство, конфисковал весь его архив, а сам консул Османской империи был арестован. Затем, после кровавого столкновения с «лесными» дженгелийцами, русские продолжили, тем не менее, продвижение к г. Казвин. Осознавая, что сил, которыми располагают русские в Иране, явно недостаточно, посланник Российской империи в Тегеране направляет в Россию депешу, в которой говорилось о необходимости прислать в Иран дополнительные силы. В необходимости этого русских активно убеждали и англичане. После того, как русским и английским дипломатам, военным и подданным пришлось бежать из многих иранских городов, наиболее срочной и важной для них задачей было установить контроль над Тегераном. В начале октября 1915 г., появляются свидетельства о том, что немцы, их местные союзники из числа иранцев, при поддержке корпуса персидской жандармерии и служивших в ней шведских офицеров, планируют устроить в Тегеране переворот, с тем, чтобы взять под контроль столицу Ирана. При этом, ни русские, ни англичане не испытывали особого доверия к кабинету министров Мустофи-уль-Мамалека, и полагали, что он не сможет организовать сопротивление готовящемуся государственному перевороту, как и вряд ли сможет что-либо противопоставить прогерманским силам. 15 октября 1915 года Великобритания представила Ирану официальный ультиматум, в котором говорилось о недопустимости какого-либо «альянса» с немцами. А 20 октября 1915 г. правительство Российской империи распорядилось направить в Иран дополнительные войска, и 28 октября первые подразделения русских начали высаживаться в Энзели. 17 ноября 1915 года прибывший из России экспедиционный корпус предпринял, как и ранее 22 августа 1915 года, «показной» марш-бросок на Тегеран. В результате, в столице Ирана началась паника. Шах и правительство намеревалось оставить столицу и укрыться в Исфахане, а депутаты меджлиса, а также германская и турецкая дипмиссии бежали из Тегерана в Кум. После бегства наиболее активных «политиков-парламентариев», иранский меджлис [парламент — прим. перев.] фактически прекратил работу. Неделю спустя, посланник США сообщал, что русские приостановили свой «марш-бросок», однако в Энзели продолжали высаживаться все новые и новые силы русских. 29 ноября 1915 г. Колдуэлл (Caldwell) докладывал, что русские отступили к Кереджу, что в 25 милях к северо-западу от Тегерана, но 15 тысяч русских пехотинцев, недавно прибывших в Энзели, движутся по направлению к Казвину. Вместе с тем, он также сообщал, что правительство решило остаться в Тегеране. При этом, активные «политики меджлиса», покинув Тегеран вместе с германским посланником, провозгласили против русских «джихад» [священную войну, — прим. перев.], а также, намеревались сформировать корпус «национальной жандармерии», которая должна была стать во главе сопротивления русским и полностью установить контроль над Тегераном. К ним присоединились вооруженные ополчения племен из провинций Фарс и Исфахан, а также другие «моджахеды».

В начале декабря 1915 г., силы русских начали движение из Казвина по двум направлениям — в сторону Кума и Хамадана. 9 декабря 1915 года Колдуэлл сообщает, что иранские силы сопротивления, которые, по разным оценкам, составляли от 12 до 25 тысяч человек, включая жандармерию, ополчения племен, а также моджахедов, намереваясь воспрепятствовать продвижению русских, постоянно наращивавших свои силы, также собрались к югу от Казвина. Неделю спустя, 16 декабря 1915 года, разразилось сражение в окрестностях селения Эльчи. Превосходящие силы русских рассеяли иранцев, многие были убиты. Затем был взят и Хамадан, после того как его оставило защищавшее его ополчение. Жандармерия и иранские ополченцы отступили к Аббас-Абаду. Русские, развивая наступление на юг, 24 декабря 1915 г. заняли городок Кангавар в 30 милях к юго-западу от Хамадана. Продвигаясь же в северном направлении, русские к середине декабря захватили Кум, Савэ и Лалехан. Иранцы оставили Кум после того, как он был оккупирован русскими, и направились на север, с целью прорваться в столицу. Но 27 декабря 1915 г. русские казаки разбили иранскую жандармерию и моджахедов вблизи селения Рабат-Керим, примерно в 25 милях юго-западнее Тегерана. Рассеянные и лишенные руководства силы повстанцев в спешке бежали на юг, а также в Кашан, Солтан-Абад и Боруджерд. 27 декабря 1915 г. правительство Мустофи-уль-Мамалека подало в отставку, и новый кабинет министров сформировал Абдул-Хоссейн Мирза Фарманфарма, назначив Мохаммед Вали-хана Сепахдара Тонкабони военным министром. Укрепив свои позиции в Тегеране, русские и англичане добились от нового кабинета министров удаления шведских офицеров из корпуса жандармов.

В январе 1916 года русские продолжили наступление на юг Ирана. 21 января 1916 г. был занят город Горус, и, по свидетельству газет, город был разграблен русскими. 7 февраля 1916 г. русские заняли Нехавенд и Боруджерд. В начале февраля 1916 г., турки оккупировали Саводжболуг (Мехабад), имея цель продвинуться дальше в сторону Тебриза и оккупировать его. Но 24 февраля 1916 г. русские навязали сражение туркам и наголову разбили их, отбив у последних Саводжболуг. После этого, все, кто поддерживал наступление турок и помогал им, были повешены без какого-либо судебного разбирательства. 25 февраля 1916 г., русская армия под командованием генерала Баратова начала наступление на Керманшах: 3 марта город был взят русскими. 12 марта 1916 г. Баратов взял Керенд. А в центре Ирана, силы русских, продвигаясь со стороны Кума, в начале марта 1916 г. захватили Кашан, а 19 марта, после большого сражения с 1000 ополченцев из племени бахтияр, заняли Исфахан. Американский посланник Колдуэлл, в донесении от 13 марта 1916 г., сообщал, что всего в военных операциях в Иране было задействовано до 100 тысяч русских военных. Таким образом, к концу марта 1916 г. русские завершили военную оккупацию северной половины страны. 3 марта, после того, как русские заняли Керманшах, правительство Фарманфарма подало в отставку, а 13 марта было сформировано новое правительство. На пост главы правительства (визиря) был назначен Мохаммед Вали-хан Сепахдар Тонкабони.

19.02.2017

Kayhan, Иран

Редакционная статья

Источник — inosmi.ru

Без появления «треугольника безопасности Москва-Анкара-Баку» ситуация на Южном Кавказе будет по-прежнему оставаться крайне проблематичной

Сегодня Россия и Турция являются союзниками в вооруженной борьбе с международным терроризмом, что стало закономерным результатом поэтапного сближения позиций наших стран на международной арене в новом тысячелетии.

Достигнутое политико-экономическое партнерство России и Турции в последние годы начинает приобретать обоюдовыгодное идеологическое оформление в виде идеологии «евразийства», которая в двух странах начинает активно культивироваться не только на политическом, но и на научно-академическом уровне, что уже в ближайшей перспективе неизбежно приведет к выработке обоюдно приемлемой для двух стран идеологической концепции «славяно-тюркского евразийского единства». Данная идеологическая концепция вполне реально может противопоставить себя идеологии «трансатлантизма», доминирующей сегодня в политической жизни Западной Европы как послушного сателлита Соединенных Штатов, что неизбежно повлечет за собой построение новой конфигурации многополярного мира.

Складывание оси Москва-Анкара существенно изменит (если не изменило уже сейчас) расклад сил в Черноморско-Кавказском регионе, для нормального функционирования транспортной инфраструктуры которого географическое положение Турции имеет определяющее значение.

Однако стабильность подобной геополитической конструкции будет всегда находиться под угрозой вследствие потенциальных внешних воздействий, поскольку не будет иметь достаточной структурной стабильности. Единственной логически обоснованной возможностью увеличения запаса прочности данного альянса является трансформация оси (или линии) в какую-то иную пространственную геометрическую фигуру, например, треугольник, который бы в результате покрывал собой все пространство Черноморско-Кавказского региона, перекрывая основные линии коммуникаций.

Такая логика развития событий является естественной даже с точки зрения канонов евклидовой геометрии, поскольку треугольник является самой устойчивой геометрической фигурой, самостоятельно образующей плоскость, на преодоление внутреннего сопротивления которой требуется гораздо больше сил, чем на искривление прямой. Единственно возможным для этого партнером для Анкары и Москвы может (и должен) стать Баку, а образование треугольника Москва-Анкара-Баку замкнет внутри себя пространство от Балкан до Каспия.

Без появления «треугольника безопасности Москва-Анкара-Баку» ситуация на Южном Кавказе будет по-прежнему оставаться крайне проблематичной, нестабильной и взрывоопасной.

Олег Кузнецов, 
кандидат исторических наук (Россия, Москва)

http://ru.strategiya.az/index.php?do=xeber&id=81391

«Щит Евфрата» показал — с Турцией необходимо считаться

Благодаря совместным усилиям российских ВКС и турецких военных в Сирии было заключено долгожданное перемирие.

Евгений Михайлов, эксперт по вопросам безопасности Никто не ожидал, что Турция в августе 2016 года примет участие в антитеррористической операции «Щит Евфрата» на севере Сирии, с целью оказать поддержку Сирийской Свободной Армии в борьбе с запрещенной радикальной террористической организацией «Исламское государство» (ИГ). На мой взгляд, за прошедшие полгода с начала операции турецкие военные достигли большой эффективности в вопросе уничтожения террористов ИГ. Во-первых – за шесть месяцев от боевиков была зачищена большая территория на севере Сирии, чего так и не смогла добиться западная коалиция во главе с США. Во-вторых – при совместной координации с российскими военными около 50 тысяч мирных жителей Алеппо были эвакуированы из города по безопасным коридорам.

В-третьих – Турция сумела показать, что активная антитурецкая пропаганда Запада о том, что турецкая сторона не только не воюет с ИГ, но и всячески поддерживает террористов, лишена оснований. В-четвертых – несмотря на попытку военного переворота 15 июля 2016 года, Турция продемонстрировала, что ее армия все еще сильна и способна на проведение столь масштабных военных операций как «Щит Евфрата». Хотя ранее военные аналитики предполагали, что в связи с арестами многих генералов, замеченных в связях с заговорщиками, операция «Щит Евфрата» будет провальной. Однако, все оказалось далеко не так. В-пятых – турецкие военные, благодаря совместной координации с Военно-космическими силами (ВКС) России резко улучшили результативность проведения боевых действий, тем самым, еще раз доказав свою приверженность к полному уничтожению ИГ на всей территории Ближнего Востока. И последнее – благодаря успехам операции «Щит Евфрата» Турция показала всему миру, что она является сильной региональной державой, с которой необходимо считаться.

Ни Турция, ни Россия, ни Сирия, ни США не смогут взять Ракку Резюмируя вышесказанное стоит подчеркнуть еще и то, что именно благодаря совместным усилиям российских ВКС и турецких военных в Сирии было заключено долгожданное перемирие. Тогда как США и их союзники в этом вопросе остались не у дел, и это в дальнейшем может спровоцировать новые горячие точки в регионе. Антитеррористическая операция «Щит Евфрата» продолжается на севере Сирии с 24 августа при поддержке ВС Турции. Участие турецкой армии в операции основано на признанном на международном уровне праве страны на самооборону и стремлении ликвидировать террористическую угрозу Турции, в особенности со стороны ИГ. В рамках операции поставлены цели очистить приграничные районы Турции от террористов, обеспечить доставку гуманитарной помощи и оказать поддержку международной миссии по борьбе с ИГ. Управление по предотвращению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций при правительстве Турции (AFAD) и Турецкий Красный Полумесяц бесперебойно доставляют гуманитарную и другие виды помощи Сирийской освободительной армии и мирным жителям.

Read more: https://ru.sputnik.az/expert/20170224/409089239/shhit-evfrata-turcija-region-ugrozy.html

Разве Финляндия не нападала на СССР?

Суви Туртиайнен (Suvi Turtiainen)

Когда 52-летний поляк Михал Копчински в школьном возрасте заинтересовался историей стран Северной Европы, один вопрос заставил его задуматься. Он прочел в польском учебнике, что в 1939 году Финляндия напала на СССР.
Это показалось ему не самым умным поступком, особенно если сравнивать Финляндию и Советский Союз по размерам. «Я был наивным подростком, любил заниматься математикой, физикой и химией. В этих дисциплинах два плюс два всегда равняется четырем».

В истории правда не настолько однозначна. В школьные годы Копчински Польша была частью коммунистического восточного блока, управляемого СССР. Официальная история диктовалась Москвой.

В 1982 году 20-летний Копчински встретился с приехавшим в Польшу финским академиком Нильсом Эриком Энквистом (Nils Erik Enkvist). В Польше был введен закон о военном положении из-за усилившегося демократического движения.
Он спросил у Энквиста о 1939 годе и начале Зимней войны. Энквист рассказал правду о Майнильском инциденте. Россия инсценировала нападение Финляндии. Копчински получил от Энквиста литературу по истории Финляндии и других стран Северной Европы.
Теперь Копчински — профессор истории Варшавского университета и ведущий эксперт Польши по вопросам, связанным с жизнью Маннергейма. Мы беседуем в кофейне Blikle на улице Nowy Świat.
На стене кофейни висит портрет Маннергейма. Здесь он любил бывать, когда его перевели в Варшаву для командования уланским полком в 1911 году.  Польша входила в состав Российской Империи, а Маннергейм состоял на службе в царской армии. Маннергейм наслаждался временем, проводимым в Польше. Он завязал дружеские отношения с польскими дворянами, хотя представлял сторону оккупанта.

«Маннергейма не считали русским. Аристократия Польши считала его прежде всего финном», — говорит Копчински.
Наверное, самым близким другом Маннергейма в годы его пребывания в Польше была княгиня Мария Любомирская, семья которой была одной из самых богатых в Польше. О характере этих отношений ходило много слухов, но, по словам Копчински, в Польше эти отношения в первую очередь называют дружескими.
Национализм, поднимавший голову в России в 1900-х, нашел выражение в периоде угнетения в Польше, а также в Княжестве Финляндском. У Финляндии и Польши, тем не менее, разные отношения с Россией.
«Польша была более склонна к мятежам против российских оккупантов», — говорит Копчински.
Он рассказывает о мятеже в 1830 году, когда поляки протестовали против русских. Были взяты в заложники двое финнов, служивших в царской армии. Их призывали перейти на сторону Польши.
Мужчины не согласились. Они говорили, что финны останутся лояльными по отношению к России, поскольку чувствовали «холодный ветер» над Финляндией.
Копчински, будучи исследователем, изучал отношения Финляндии и Польши с Россией. Он говорит, что в то время, когда страны находились под властью Российской Империи, позиция Финляндии, в конце концов, оказалась удачнее.
«Финны продолжили придерживаться лояльной линии. Таким образом, они достигли многих свобод, например, во время правления Александра II», — говорит Копчински.
Касательно отношений с Россией различия заключались не только в позициях стран. Различалась и обстановка в странах. Польша утратила независимость. Финляндия перешла из подчинения Швеции в подчинение России.
После захвата Крыма и войны на Востоке Украины отношения с Россией вновь стали актуальной темой в разных странах Европы.
Польша относится к России напряженнее, чем Финляндия, и прямым текстом говорит об угрозе со стороны России. В отличие от Финляндии, Польша является членом НАТО, и ее нынешнее националистическое правительство относится к России с открытым недоверием.
Копчински не хочет проводить параллели с традиционным польским повстанческим духом и нынешней политикой России. Он подчеркивает, что является историком.
Кое-чему то время, когда Маннергейм жил в Польше, все же может научить. Тогда в России национализм также занимал сильные позиции, что привело к русификации и притеснению как в Польше, так и в Финляндии.
«Российский национализм может быть действительно опасным. Особенно для маленьких государств, находящихся рядом с Россией».

http://inosmi.ru/social/20170112/238511896.html?utm_source=adfox_site_41589&utm_medium=adfox_banner_1938443&utm_campaign=adfox_campaign_628444&ues=1

Геноцид, сотворенный армянами против лезгин в Губинском уезде

После октябрьского переворота большевики в альянсе с дашнаками на штыках устанавливали советскую власть как в центральных областях, так и на периферии. Творимые бесчинства и насилия привели к противостоянию с одной стороны населения губерний Азербайджана, а с другой – советской власти. Азербайджанский народ не мог и не хотел сми­риться с творимым беззаконием. Лезгины, входившие в этно-конфес­си­ональный состав народонаселения Северного Азербайджана, также оказали сопротивление в апреле 1918 года большевикам, провозглашавшим советскую власть в Губинском уезде. Лезгины и азербайджанцы, не принявшие и не признавшие новую власть, оказали большевистско-даш­накскому альянсу вооруженное сопротивление. После трехдневных ожесточенных боев им удалось прогнать из города отряд большевиков, получивших подкрепление из Хачмаса в количестве 150 человек с 2 пушками – исключительно армян под начальством поручика Агаджанянца. Обе стороны понесли жертвы, у лезгин было убито 200 человек. “При отступлении отряд Агаджанянца сжег Бульварную улицу и убил на Базарной улице 16 человек, на Комендантской – 7 человек, в черте города около старой тюрмы – 35 человек. Отступая большевики и армянские дашнаки подожгли здания Уездного Управления, Городской Думы и Мирового отдела, покушались поджечь Джума-мечеть.” (Государственный Архив Азербайджанской Республики, далее – ГААР, ф. 1061, оп. 1, д. 96, л. 37).

Тут уместно было бы отметить, что в марте-мае 1918 года армянские вооруженные формирования четырежды совершали кровавые рейды для уничтожения мирного населения в северных районах Азербайджана. На мирное население Губинского уезда совершал набеги отряд Мурадяна числом свыше 2000 армянских боевиков. Позже этнические чистки проводили и другие отряды. И, наконец, полномасштабную кровавую бойню учи­нили отряды Срванцтяна Амазаспа. Бакинский Совет исполь­зовал его батальоны для утверждения своей власти в уездах Азербайджана, и 1 мая 1918 года под начальством дашнака Амазаспа и его помощника Николая в Кубу вступил двухтысячный отряд, состоявший исключительно из армян, окружив город, начал обстреливать его из пушек, пулеметов и ружей. Началась страшная паника. Занятие города сопровождалось избиением мусульманского населения и всякого рода насилиями над ним. Как утверждает в своем докладе член Чрезвычайной Следственной Комиссии А.Новацкий, “армяне беспощадно убивали попадавшихся на улицах мужчин, женщин и детей, врывались в дома и убивали целые семьи, не щадя грудных детей, которых расстреливали или зарубали кинжалами на грудях матерей” (ГААР, ф. 1061, оп. 1, д. 95, л. 5-8).

В ходе карательной операции отряд Амазаспа выполнял не поли­тическую задачу, т.е. задачу по установлению советской власти, а этническую чистку. Сам Амазасп не скрывал карательный характер действий своих бандформирований. На четвертый день он собрал губинцев на площади возле мечети и обратился к ним со следующей речью: “Я герой армянского народа и защитник его интересов. Я прислан сюда с карательным отрядом, чтобы отомстить вам за смерть тех армян, которые были убиты здесь две недели назад. Я прислан не для водворения порядка и установления советской власти, а для отмщения вам за убитых армян, мне приказано было уничтожить всех мусульман от берегов моря до Шах Дага и жилища ваши сравнять с землей, как это было сделано в Ширване, за убитых вами и тюрками наших братьев армян” (ГААР, ф. 1061, оп. 1, д. 95, л. 5-8).

В Губе армяне свирепствовали и напивались кровью несколько дней. В первый же день были убиты 715 мусульман, большинство из которых составляли женщины и дети. На второй день в 1-й и 2-й части города были убиты 1012 человек, преимущественно мужчинах. Как отмечает А.Но­вацкий, “в общем, было убито около двух тысяч человек: мужчин, жен­щин и детей… Отряд Амазаспа сжег и разгромил в Губинском уезде 122 мусульманских селения…, имущество мусульман расхищалось. По подсчету, сделанному общественными деятелями, отрядом Амазаспа было похищено в гор. Губе: четыре миллиона рублей наличными деньгами, золото, золотые вещи и драгоценные камни на четыре с половиной миллиона, разного товара и съестных припасов на двадцать пять миллионов рублей. Кроме того, отряд Амазаспа сжег сто пять домов и построек в гор. Губе” (ГААР, ф. 1061, оп. 1, д. 95, л. 5-8).

Свыше 26 лет выявляя в азербайджанских и российских архивах документы, мы выяснили, что отряд Амазаспа сжег и разгромил в Губинском уезде не 122 мусульманских селения, а 162. При этом 27 деревень вообще были стёрты с лица земли.

Не успокоившись содеянным, враг начал подниматься к городу Гусар, но был остановлен бесстрашием и отвагой лезгин. 18 мая 1918 года произошел главный бой между армянскими дашнаками и лезгинами около селения Дигях, расположенного между городами Гусар и Губа, в местечке называемым сегодня “Ганлы дере”. Отряды самообороны из жителей лезгинских сел, возглавляемые местными предводителями Хатам ага Ча­карви, Мохубали Эфенди, Алибеком Зизикским разгромили армян. Амазасп спасся, и с жалкими остатками карательных отрядов в 100-200 человек по побережью Каспия отступил к Баку. Нами также документально установлено, что в марте-мае 1918 года в Губинском уезде армянскими вооруженными формированиями были убиты более 16 000 человек из числа местного населения и было уничтожено более 5000 армян-головорезов (Музаффар Меликмамедов. Ганлы дере. Баку, 2009. С. 11).

Вылазки армянских бандформирований не прекращались и после майских событий 1918 года. 4 июля 1918 года по приказу Шаумяна в Гу­бинский уезд была введена десятитысячная хорошо укомплектованная армия, состоящая в основном из солдат армянской национальности (Из истории гражданской войны в СССР. I том. МГ 1960. С. 567). Тогда войска, посланные Шаумяном, в течение двух недель пытались пробиться в лезгинские села и учинить там еще одну резню над мирными жителями. Оборону этой местности возглавил опытный военный Хатам ага Чакарви, бывший офицер царской армии, который организовал отряды само­обо­ро­ны из жителей лезгинских сел. Отряды, возглавляемые им успешно отбили атаки десятитысячной армии и предотвратили еще одну массовую резню, которую хотел учинить Шаумян. Посланная им армия, не достигнув своих целей, отступила в Баку, уничтожая по пути населенные пункты.

По нашим данным, в марте-июля 1918 года в Губинском уезде армян­скими и большевистскими вооруженными бандформированиями были уничтожены около 8 тысяч лезгин. В течении нескольких месяцев ими бы­ло сожжено и разгромлено более 60 лезгинских селений. При этом 6 деревень были стерты с лица земли.

Геноцид лезгин был не случайным. Определенное число мусуль­ман­ского населения Губы составляли лезгины. Их бесстрашие и отвага пугал дашнаков. Лезгины помешали им преследовать свои цели. А преследовали они конкретную цель. В Хачмазе было несколько армянских сел, на базе которых армяне хотели создать свое автономное образование на севере Азербайджана, в приграничных с Россией районах. К счастью самоотверженность местного населения, отрядов самообороны не позволила тогда, в сложный период истории Азербайджана, дашнакам, перекрашенных в боль­шевиков, осуществить свои коварные замыслы.

Азербайджанский народ должен помнить эти трагические страницы истории Азербайджана, и показать мировому сообществу истину, ужаса­ющие преступления дашнаков и носителей их безумной идеологии. В поисках истины следует построить мемориал в селе Дигях Губинского района, где произошло массовое уничтожение мирного населения. Это важно и для воспитания подрастающего поколения, чтобы оно знало и помнило о кровавых событиях 1918 года в Губинском уезде – о геноциде лезгин. Особое внимание уделял лезгинскому геноциду общенациональный лидер Гейдар Алиев и дал высокую оценку героической борьбе лез­гин Губинского уезда против дашнакских бандформирований, сказав: “Лезгинское население Азербайджана при защите своих земель, в борьбе с армянскими оккупантами понесло тяжелые потери. Я это очень высоко ценю, народ наш тоже высоко это ценит, история тоже оценит. Перед памятью павших, в том числе и павших лезгин, я склоняю голову и выра­жаю чувство благодарности, признательности”.

источник:Multikulturalizm. Ədəbi-bədii, elmi-publisistik yurnal.№3,2016. S.45-48

 

Почему бы Москве не помочь созданию оси Израиль — Иран?

Израильско-иранский клубок прагматической вражды

Если мы говорим сегодня об Иране, то сразу на ум приходит Израиль. Именно этого добивались все тридцать восемь лет своего правления тегеранские аятоллы.

В американских академических кругах любят выискивать точные определения всякому явлению. На вопрос, стремится ли Иран к секторальной идентификации или же к идеологической, большая часть специалистов указывают на последнее. Действительно, Тегеран никак не может претендовать на региональное первенство, если он будет обращаться к потенциальным союзникам на базе персидско-шиитской выделенности. А вот выйти к соседям с лозунгами «Смерть Америке» и «Смерть Израилю» — это всегда найдет то, что Высоцкий назвал в бессмертной песне «поддержка и энтузиазм миллионов».

Когда к власти в Иране пришли тридцать восемь лет назад революционеры во главе с аятоллой Хомейни, американские консерваторы жесточайшим образом критиковали тогдашнего президента Джимми Картера за поощрение этой «цветной революции». Парадоксально, но самым ярким примером неуклюжего американского вмешательства было способствование свержению шаха.

Как помнится, Мохаммед Реза Пехлеви был одновременно другом США, Израиля и СССР. Именно при участии израильских ученых началась разработка иранской ядерной программы в середине семидесятых. Но Госдепу США и президенту Картеру не нравился уровень соблюдения прав человека там, и они открыто подбодрили вышедших на улицы оппозиционеров.

Посторонние люди привыкли смотреть на иранских властителей как на фанатичных адептов суетств и суеверий. Надо сказать, что в отношении Израиля такие проявления осознанно выпячиваются при каждой возможности. Но за всем этим зримым мракобесием стоит прагматический восточный подход. Вспомним, как произошел раскол в арабском и мусульманском мире после подписания Египтом мира с Израилем взамен на весь Синайский полуостров. Аятолла Хомейни решил тогда, что первенство возможно только среди радикалов, и пошел своим особым путем.

С теологической точки зрения такой подход выглядит неубедительно. Формально это звучит так: любая земля, принадлежавшая мусульманам, есть «вакф», освященная навек. И никогда она не может быть отдана немусульманам. А поскольку сто лет назад вся территория нынешнего Израиля была под турецким контролем, а потом часть ее — под иорданским, то мусульмане должны выбивать оттуда огнем и мечем сионистских захватчиков.

Звучит это неубедительно потому, что в конфликте между Арменией и Азербайджаном вокруг Карабаха ситуация выглядит куда более обязывающей, ибо речь идет о шиитах. Но тут Иран проявляет олимпийский прагматизм, отказываясь от всех теологических принципов, на которых основывают противодействие Израилю.

В этой дихотомии циничного прагматизма и шиитского пуризма заложено объяснение нынешнего состояния дел между Израилем и Ираном. При всех словесных огненных потоках в адрес Иерусалима из Тегерана никто не удивится, если узнает завтра о тайной договоренности между враждующими сторонами по Сирии или по ИГ, например.

Мало кто знает, что аятолла Хомейни и его соратники-революционеры подталкивали Израиль к ликвидации ядерного реактора в Ираке. Как известно, Израиль успешно ликвидировал 7 июня 1981 года поставленный французами ядерный реактор. Накануне этой военной акции в Париже состоялась тайная встреча между израильскими и иранскими представителями силовых структур. Объявившие войну Израилю и сионизму представители аятолл предлагали Израилю использовать любой из их аэродромов в ходе операции по ликвидации ядерной программы Саддама Хусейна. Израиль обошелся без помощи Ирана, но сам факт можно отнести к разряду ярких иллюстраций. Израиль, конечно, враг, но он далеко и ничем не угрожает, а вот Ирак близко…

Ирак совершил-таки нападение на Иран еще в сентябре 1980 года, а Израиль стал одним из основных поставщиков оружия режиму аятолл. В Иерусалиме были прекрасно осведомлены о риторике грозного Хомейни и его опричников, но прагматические интересы взяли верх. Израиль определенно не был заинтересован в победе Саддама.

Во второй половине восьмидесятых и в начале девяностых противостояние между Израилем и Ираном обострилось, когда шиитское радикальное движение «Хезболла» совершило несколько крупных терактов против израильских и еврейских объектов за рубежом. В этот же период, в 1985 году, «Хезболла» совершила дерзкий налет на советских дипломатов в Бейруте, взяв заложников. Большая часть вылазок террористов координировалась с Ираном или даже направлялась Ираном.

Знаменательно, что вскоре после американского вторжения в Ирак в 2003 году пребывавшие одновременно в тревоге и отраде аятоллы предложили американцам полное разоружение «Хезболлы» и широкий спектр сотрудничества. Но заскорузлость администрации Буша привела к тому, что Вашингтон упустил шанс на обновление геополитического сотрудничества с Тегераном.

Между тем Иран не только натравлял на Израиль «Хезболлу», но и исправно финансировал ХАМАС, а также взял за обычай проведение конкурсов карикатур на Холокост, сопровождающихся высказываниями в духе пересмотра итогов Второй мировой войны.

Со своей стороны Иран может предоставить длинный список своих претензий к Израилю, преимущественно касающийся израильских внутренних дел и с упоминанием международных инициатив Израиля, направленных против политики аятолл. Циничный наблюдатель мог бы сказать, что сохранение враждебного накала стало политической необходимостью для обеих сторон.

Можно было бы поставить на этом точку, но события последних лет внесли свои поправки. Появление ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стало причиной некоторого закулисного взаимопонимания. Как малоизвестно, но известно сведущим, Израиль активно помогал иракским курдам противостоять ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с первых дней военных действий. Иранская сторона никак не препятствовала этому, хоть могла попытаться чинить козни.

Израиль со своей стороны смотрит с пониманием на ситуацию в Сирии, где сохранение у власти президента Асада является для него приоритетным. При всем нетерпимом отношении Израиля к передаче оружия «Хезболле» столкновений с самими иранскими подразделениями в Сирии не было.

Важнейшим фактором последних лет можно считать разлад между Ираном и ХАМАС. Будучи объявленным филиалом «Братьев-мусульман» (запрещенной в РФ организации), ХАМАС выступил против предоставившего ему убежище правительства Сирии. Выступил — это стрелял в спину покровителям и кормильцам. Что привело к резкому ухудшению отношений с Ираном.

Много лет назад я задавал вопрос: почему Москва не способствует восстановлению оси Иерусалим — Тегеран? Старая идея Бен-Гуриона о сотрудничестве всех неарабских сил на Ближнем Востоке не утеряла актуальности. Особенно учитывая отсутствие сущностных геополитических противоречий между Израилем и Ираном. Кстати, а почему бы Москве не призадуматься над этим?

Авигдор Эскин, 20 февраля 2017,

Источник — regnum.ru

Битва за Мосул: нескончаемый иракский сериал

Премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади 19 февраля вновь объявил о начале операции по освобождению западной части города Мосула. По сообщениям официальных иракских СМИ, накануне самолеты ВВС Ирака сбросили миллионы листовок, чтобы предупредить жителей о неминуемом победоносном наступлении, и к исходу дня «в ходе широкомасштабного наступления, в первые часы операции, была освобождена деревня Бахира в районе Тель-Афар к западу от Мосула».

Трудно подсчитать, сколько раз в Багдаде заявляли о грядущем наступлении, его начале и неминуемой скорой победе. На этот раз глава кабинета министров выступил с очередным заявлением в Германии, на полях Мюнхенской конференции по безопасности. Заявление было чисто политическим и выглядело как попытка привлечь внимание к ситуации в Ираке, заручиться дополнительной поддержкой и побудить спонсоров оказать Багдаду дополнительную помощь.

Между тем Ирак не значился в повестке дня работы конференции – там обсуждали положение в Сирии, иранскую ядерную программу и иные вопросы. Обескураженный потерей интереса в мире к происходящему в Ираке, премьер аль-Абади решил встретиться с президентом Иракского Курдистана Масудом Барзани для обсуждения отношений между Эрбилем и Багдадом в различных областях – от экономических и военно-политических до гуманитарных, включая вопросы содействия возвращению миллионов перемещенных лиц в свои дома. Примечательно, что перед переговорами с аль-Абади Барзани имел встречу с вице-президентом США Майком Пенсом, который высоко оценил совместную работу Эрбиля и Багдада в освобождении Мосула от боевиков ИГ. Злой иронией прозвучали на этом фоне слова, сказанные Джаббаром Яваром (генеральный секретарь министерства пешмерга Иракского Курдистана): «Силы пешмерга останутся на своих нынешних позициях, они не задействованы в операции». Он отметил, что Багдад не обращался за помощью к пешмерга касательно Западного Мосула, поэтому курдские силы не участвуют в новом наступлении.

Хаотичные и несогласованные заявления, звучащие из Багдада, отсутствие координации, явные проблемы в управлении войсками вряд ли позволяют оценивать перспективы очередного наступления с оптимизмом. 30 января парламент Ирака одобрил кандидатуру на пост главы министерства обороны, предложенную премьер-министром. Фигура нового министра также свидетельствует о том, что соображения, относящиеся к запутанным взаимоотношениям иракских политиков, преобладают над элементарным здравым смыслом. Новым руководителем важнейшей государственной структуры в стране, находящейся в состоянии войны, стал 61-летний Арфан Махмуд Абдель Гафур Абделла аль-Хайяли (так полностью звучит его имя). Казалось бы, соблюдены основные требования, а именно: суннит (уроженец провинции Анбар), бывший военный, в политических дрязгах не замечен. Однако при более внимательном взгляде выясняется, что биография человека, занявшего столь значимый пост, не содержит абсолютно ничего выдающегося, напротив – вызывает вопросы. Окончив военное училище в 1980 году, новоиспеченный лейтенант служил командиром взвода, затем роты в мотопехотной бригаде, дислоцированной в провинции Дивания (то есть во втором эшелоне группировки войск в ходе войны с Ираном). Участия в боевых действиях не принимал, в 1983 году был назначен командиром учебной роты курсантов в военном училище в Багдаде, где и прослужил до 1991 года военным педагогом. Затем с должности командира батальона был выдвинут на должность помощника начальника управления кадров министерства обороны. Информации о том, чем занимался новый военный министр в последующие годы, в открытых источниках нет. Сегодня даже на сайте министерства о новом начальнике не найти ничего, кроме его фамилии и фото. Известно, впрочем, что после свержения Саддама Хусейна и американской оккупации Ирака аль-Хайяли вступил в контакт с «временной администрацией» и в последние годы служил на административно-хозяйственных должностях в главном управлении по борьбе с терроризмом, где дослужился до звания генерал-майора. Однако успехи Ирака в борьбе с терроризмом по меньшей мере неочевидны: если при прежнем режиме иностранец мог свободно перемещаться по Багдаду пешком в любое время суток, то теперь для поездки куда бы то ни было формируется конвой из бронированных автомобилей с автоматчиками, хотя и это не гарантирует безопасности.

Возможно, об успехах генерала на фронте борьбы с терроризмом обывателям многое неизвестно. Специфика спецслужб в том и состоит, что не время обсуждать их дела раньше, чем через 25 лет, как минимум. Поэтому журналисты и прочие любопытствующие, пытавшиеся найти информацию о новом министре обороны Ирака, не обнаружили практически ничего важного. Наверное, по этой причине в качестве одного из главных результатов плодотворной деятельности нового министра упоминается, что у него семеро детей. Что касается оппозиционных суннитских сайтов, то там нового министра нередко характеризуют такими терминами, за которые в СМИ, отстаивающих свободу слова и самовыражения, вполне можно попасть в пожизненный черный список. Это тоже о чем-то говорит. Операция по освобождению Мосула продолжается…

Антон ВЕСЕЛОВ | 21.02.2017 |

Источник — Фонд Стратегической Культуры

«Роснефть» заигралась в глобализацию. Кому и зачем нужен контракт с правительством Иракского Курдистана?

«Роснефть» заигралась в глобализацию

Зачем компания Игоря Сечина заключила контракт с правительством Иракского Курдистана

Анна Седова

Материал комментируют:

Константин Симонов

Компания «Роснефть» заключила соглашение с региональным правительством Иракского Курдистана о сотрудничестве в области разведки, добычи, инфраструктуры, логистики и трейдинга углеводородов. Контракт был подписан в рамках конференции IP Week в Лондоне. В пресс-службе российской компании сообщают, что договор рассчитан на 2017−2019 годы. В этот период подразделение «Роснефти» Rosneft Trading SA будет закупать «черное золото» у иракских курдов. Договор предусматривает предоплату.

Исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, комментируя подписание соглашения, заявил, что стороны надеются найти новые рынки сбыта для курдской нефти. «Контракт позволит обеспечить сырьем расширяющуюся международную сеть НПЗ „Роснефти» и повысить их эффективность», — сказал Сечин.

Как сообщает «Интерфакс», после покупки «Башнефти» «Роснефть» получила возможность работать в иракских провинциях Наджаф и Мутанна на перспективном нефтеносном Блоке 12. Считается, что этот неразведанный регион в Западной пустыне площадью 7680 кв. км. обладает самым большим в стране нефтяным потенциалом. Но в Курдистане проектов у «Роснефти» пока не было. Зато «Газпром нефть» уже работает на территории автономии. Запасы нефти Иракского Курдистана оцениваются в 45 млрд. баррелей.

Интересно, что накануне известий о подписании соглашения в Багдад неожиданно прибыл глава Пентагона Джеймс Мэттис. Во время визита он заверил, что США не собираются захватывать нефтяные месторождения Ирака. «Думаю, что все американцы, которые здесь собрались, как правило, всегда платили за газ и за нефть, и уверен, что мы продолжим это делать и в будущем», — добавил Мэттис.

Оправдываться Мэттису пришлось не случайно. В январе новый президент США Дональд Трамп на встрече в ЦРУ заявил, что, по его мнению, американцам следовало бы сохранить контроль над иракской нефтью и, возможно, такой шанс им еще представится. Во время избирательной кампании миллиардер делал еще более смелые заявления, например, говорил, что если американцы покинут Ирак, они должны «забрать нефть с собой».

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов убежден, что экономическая выгода от сделки с Иракским Курдистаном для «Роснефти» сомнительна.

— «Роснефть» позиционирует себя, как глобальная компания. У руководства есть идея, что нужно работать на глобальных рынках, активно инвестировать по всему миру. Эта сделка вписывается в логику такой игры в глобальность. Многие наши компании в это уже наигрались, хотя еще десять лет назад такая стратегия была общим поветрием.

Лично я всегда был критиком этой концепции. Некоторые наши компании работают в Ираке, например, «Лукойл», «Газпром нефть». Но я считаю, что России нет смысла копировать стратегии европейских и американских компаний. У нас довольно большие запасы собственных углеводородов. «Роснефть» сегодня контролирует 40% национальной нефтедобычи. Есть огромное количество проектов в России, которыми можно заняться.

«СП»: — Какие экономические выгоды несет соглашение?

— Совершенно не ясно, каким будет уровень вовлеченности в торговлю курдской нефтью. Если «Роснефть» будет просто перепродавать сырье, вообще непонятно, зачем это нужно. По той же причине я был критиком не состоявшейся, к счастью, сделки с Ираном, по которой мы должны были брать у них нефть и самостоятельно перепродавать ее где-то на рынке.

Никто не знает, как можно на этом заработать, зато мы влезаем в сделки, которые не выгодны, но соответствуют пониманию, что мы — глобальные игроки. Хотя «Роснефти» не нужно торговать курдской нефтью, чтобы соответствовать этому статусу. Игра в глобальность — это, скорее, проблема. Посмотрите на Венесуэлу, где парламент сейчас пытается оспорить решение президента по сотрудничеству с российской компанией, и, возможно, «Роснефть» теперь все там потеряет. Получается, все глобальные усилия были приложены напрасно.

Трамп сегодня говорит о том, что «возвращается в Америку». То же самое нужно сделать и нашим компаниям. Игры на зарубежных рынках только отвлекают на себя ресурсы. Нужно думать о собственных продажах, а не о том, как перепродать нефть конкурентам.

Начальник Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов, в свою очередь, полагает, что дело не в экономике, а в политических расчетах.

— Россия пытается разыгрывать, в том числе, курдскую карту. Достаточно посмотреть на последние инициативы в отношении сирийских курдов, которым, как напомнила Москва, неплохо было бы предоставить автономию. Это было отражено, например, в проекте Конституции Сирии, которую передали на рассмотрение на встрече в Астане.

Можно вспомнить и о недавней Курдской конференции в Москве, на которой были представлены различные курдские силы. Думаю, и это соглашение связано с резким усилением интереса России к курдской проблематике. Особых экономических выгод «Роснефть» от этого договора быстро не получит. Так что этот шаг следует рассматривать через политическую призму.

Россия решила развивать отношения с Иракским Курдистаном и наполнить эти контакты практическим содержанием, в том числе через развитие экономического партнерства, где нефть может стать главным аспектом взаимодействия. Без политического контекста эта сделка вряд ли состоялась.

«СП»: — Есть ли перспективы у этого сотрудничества с курдами?

— Следует разделять сирийских и иракских курдов. Партнерство с сирийской ветвью чревато для нас резким ухудшением отношений с Турцией. Там у власти находится коалиция TEV-DEM во главе с PYD (Демократический союз), который, по мнению Анкары, является филиалом Рабочей партии Курдистана, признанной в Турции террористической организацией. Любые плотные взаимодействия с ними чреваты осложнением отношений с Анкарой. Хотя Москва пытается лавировать и не портить отношения с теми и другими, турецкую сторону все равно любые контакты не устраивают.

Другое дело — Иракский Курдистан, где у власти до сих пор находится Масуд Барзани, который имеет очень тесные связи с Анкарой. Он фактически ближайший союзник Турции в Ираке, даже ближе, чем премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади.

Поэтому в отношении Иракского Курдистана можно действовать более смело, без оглядки на Анкару. Но при этом Россия пытается выступать посредником в сирийском курдском вопросе. В том числе с тем, чтобы вернутся к Эрбильским договоренностям, то есть снова допустить к политическому процессу Курдский национальный совет (KNC), который PYD отстранили от власти. Задача Москвы — уговорить PYD выйти на диалог с Национальным советом, который является барзанистской партией. Это помогло бы и сохранить отношения с курдами, и не ухудшить их с Анкарой. Это очень сложный клубок противоречий.

С Иракским Курдистаном все проще, и экономическая сделка с ними — сигнал, что Москва делает ставку не только на Демократический союз, а готова развивать отношения со всеми курдскими силами и выступать в качестве посредника в контактах между силами PYD и барзанистским Национальным советом в рамках курдско-сирийского урегулирования.

«СП»: — Не пересекаются ли наши нефтяные интересы в Ираке с американскими?

— Пересекаются, но пока роль России слишком незначительна, чтобы представлять угрозу для американских интересов. Когда Саддама Хусейна отстранили от власти, Россия лишилась практически всех своих контрактов в Ираке. И сейчас мы не представляем серьезную конкуренцию американцам в стране. Да и основные месторождения нефти находятся не в Курдистане, а на юге, в шиитской зоне ближе к Персидскому заливу.

Мы, скорее, помогаем иракским курдам решить их проблемы, в том числе с транспортировкой нефти. Ведь ее пытаются возить через Иран и Турцию не по нефтепроводам, а на автомобилях. На границе часто путали колонны с цистернами, считая, что это нефть из ИГ *, а это было курдское сырье. Кроме того, далеко не все готовы инвестировать в Курдистан, и с этим «Роснефть» тоже поможет.

Проблемы могут возникнуть скорее не с американцами, а с режимом в Багдаде, который пытается контролировать все нефтяные вопросы и не допустить роста курдской самостоятельности в транспортировке углеводородов. Но, думаю, Россия этот вопрос решит, в том числе с помощью связей с Ираном. Можно найти пути транспортировки курдской нефти в обход центрального правительства.

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), решением Верховного суда РФ от 29.12.2014 признано террористической организацией и ее деятельность в России запрещена.
21.02.17

Источник — svpressa.ru

Асад между Турцией и Россией

© AP Photo, Sergei Grits

Абд аль-Манам аль-Хайдари (عبد المنعم الحيدري)

У каждого государства есть своя политическая стратегия, представляющая собой путь к достижению долгосрочных целей. Каждая стратегия сопровождается тактикой, с помощью которой вырабатывается маневренность для достижения этих целей более быстрым путем. В сущности, тактика является притоком реки под названием стратегия: она часто основывается на обмане и хитрости, дабы ввести в заблуждение врагов и соперников и склонить их к сотрудничеству, чтобы достичь своих целей как можно быстрее.
Семь лет назад, еще до начала войны в Сирии, я уже писал об этом в статье под названием «Турция: между стратегией и тактикой», опубликованной в иракском журнале «Давайте начнем с начала» культурно-просветительского центра Ирака. В ней описывались политические игры Турции при Эрдогане и то, как Турция не могла дистанцироваться от американо-израильского альянса по политическим, экономическим и психологическим причинам, а все ее действия в палестинском вопросе были не более чем тактикой для быстрого достижения поставленной цели. Но, в итоге, Турция добилась того, чего хотела, когда в трудный момент смогла убрать ХАМАС из союзов с осью сопротивления, отдалиться от Ирана и после этого начать борьбу в Сирии.

Эрдоган четко заявил о задачах Турции в Сирии, сказав во всеуслышание: «когда мы вошли в Сирию, нашей целью было свергнуть президента Сирии Башара Асада». Даже когда битва за Алеппо закончилась победой над терроризмом и его сторонниками, Анкара все равно бросила спасательный круг вооруженным группировкам из рядов оппозиции. Тогда она повернулась к России, утверждая, что хочет разрешить сирийский кризис и остановить войну в регионе, благодаря чему превратилась из спонсора терроризма в государство, которое с ним борется. Только этот шаг не заставил сирийского льва и его союзников доверять Турции (в данном случае имеет место игра слов: имя Асад — с арабского языка переводится как «лев» — прим. пер.), они продолжают ее опасаться, а в некоторых ситуациях и сомневаться на ее счет. Почему? Турецкая лиса — опытное животное и продумывает каждое свое движение, потому как внимательно читала политическую историю современной Турции и историю движения Братьев-мусульман: твой противник может уничтожить тебя, а ты даже не заметишь этого.

В политических играх каждый должен быть осторожен.
Русский медведь вышел из спячки и начал двигаться на Восток, дабы осуществить свою мечту проникнуть сквозь железный занавес, который был установлен десятилетия назад, как раз с целью не допустить его проникновения на эти территории. Даже когда Россия пошла на столь тесное сотрудничество с Турцией, вызвав волнение своих стратегических союзников, турецкая лиса все равно набросилась на медведя. Это явно проявилось на встрече «Астана-2», которая предположительно должна была стать основой для Женевской конференции. Тогда-то лиса вновь проявила свою коварную сущность.
Турция показала свое истинное лицо в позиции по войне в Сирии. Турецкой лисе удалось одурачить русского медведя, но с сирийским львом так не получилось. Все происки Турции принесли ей победу в тактической игре, но в стратегическом плане она проиграла. Алеппо стал поражением для Турции, и она вновь вернулась к своей старой песне — желанию свергнуть Асада.

Русский медведь предоставил Турции поле для деятельности, полагая, что это поможет ему в достижении его целей, и будучи уверенным в поведении лисы… Проанализировав ситуацию, русский медведь понял, что Турция сможет компенсировать ему то, что он, возможно, потеряет в Сирии и воплотить в жизнь свою давнюю мечту все-таки получится! Но после успешного маневра, в котором Россия потерпела поражение, а Асад стал более бдителен, Турция вновь вернулась к своим стратегическим играм. Русскому медведю придется платить хитрой лисе по счетам, но что он будет делать после того, как турецкая лиса его вновь обманула?

http://inosmi.ru/politic/20170221/238762951.html

Армия Турции завязла под Эль-Бабом

Турецкая армия не пойдет на Ракку

После тяжелых боев под Эль-Бабом Анкара не решилась идти на открытый конфликт с курдами

Турецкие войска не будут принимать непосредственного участия в освобождении Ракки от боевиков ИГИЛ (запрещено в РФ). Об этом 19 февраля заявил турецкий премьер Бинали Йылдырым. Вместо этого Анкара предлагает отправить на штурм столицы джихадистов лояльные ей формирования сирийской оппозиции. И пытается сейчас согласовать этот вопрос с Вашингтоном. Эксперты отмечают, что бросок турецких танков на Ракку обернулся бы открытой войной с курдами.

В ходе визита в Германию Бинали Йылдырым дал понять, что турецкая армия не будет участвовать в наступлении на Ракку, но готова оказать «тактическую поддержку» отрядам сирийской оппозиции. По словам турецкого премьера, Анкара хочет, чтобы в штурме столицы ИГИЛ участвовали отряды «Свободной сирийской армии» (ССА) и другие протурецкие формирования.

— Мы будем оказывать им поддержку, — сказал Йылдырым. И добавил, что сейчас активно обсуждается вопрос о совместных действиях с США по освобождению Ракки.

На столицу самопровозглашенного «халифата» наступают «Сирийские демократические силы» (СДС), основу которых составляют курдские отряды. Они завершают операцию по окружению и «изоляции» Ракки, после которой должен начаться собственно штурм города. Курды пользуются поддержкой военного командования антиигиловской коалиции. На минувшей неделе заместитель командующего операцией «Несокрушимая решимость» британский генерал Руперт Джонс заявил, что СДС по своим боевым возможностям остаются наиболее подходящей силой для освобождения Ракки.

Впрочем, США ведут себя очень осторожно, чтобы не провоцировать турок. Пентагон старается не передавать сирийским курдам тяжелые вооружения. Любые поставки оружия официально предназначаются подразделениям так называемой «Сирийской арабской коалиции», которые укомплектованы этническими арабами.

Однако турецкие власти ищут пути, чтобы уменьшить роль курдов. По сообщениям турецких СМИ, данный вопрос обсуждался на недавних переговорах с вице-президентом Майклом Пенсом и главой ОКНШ Джозефом Данфордом. Параллельно президент Турции Реджеп Эрдоган обещал, что после взятия Эль-Баба войска начнут боевые действия против курдов, которых Анкара считает террористами, а затем двинутся и на Ракку.

Эксперты предупреждают, что попытки Анкары расширить зону влияния на севере Сирии, скорее всего, приведут к открытию еще одного фронта в сирийском конфликте. На этот раз курдско-турецкого.

— Бросок турецких войск на Ракку может привести к войне с курдами, — рассказал «Известиям» директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. — Им придется либо двигаться по узкому коридору, над которым курды нависают с северо-востока, либо отвоевывать у них Манбидж. Но курдское командование уже пообещало, что использует все имеющиеся силы, чтобы не допустить захвата турками Манбиджа.

Впрочем, по мнению Коновалова, громкие заявления турок об участии в штурме Ракки не подкреплены военными возможностями.

— Боевые качества ССА вызывают большие сомнения, — пояснил эксперт. — К тому же «зеленой» пехоты довольно мало — всего около 7 тыс. Они до сих пор возятся под Эль-Бабом. Надо также помнить, что у самих турецких военных нет опыта взятия крупных городов.

Военный аналитик добавил, что ситуация осложняется той путаницей, которую оставила после себя администрация Барака Обамы, а также неготовностью нового президента США Дональда Трампа сформулировать новую региональную политику.

— Администрация Обамы делала ставку на курдов, их назначили ответственными за освобождение Ракки, что привело к стремительному ухудшению отношений с Анкарой, — отметил Коновалов. — Трампу теперь предстоит выбирать между курдами и Турцией, которая является союзником по НАТО. Пока он этот выбор не сделает, ситуация останется очень запутанной.

21 февраля 2017, Николай Сурков |

Источник — izvestia.ru

Референдум , или усиление казарменной режимности?

Ввиду проводимого в «НКР» референдума, разрекламированного перегревшейся машиной пропаганды, в сфере свободомыслия происходит невиданное. Оказывается, впервые за время существования больной матери и ее хилого (незаконнорожденного) ребенка родительница и чадо «отдаляются друг от друга». Речь о том, что не находящая покоя от болезненности роженица, выбирая парламентскую форму правления, не смогла убедить слабо мыслящий плод пойти таким же путем. Как результат, дите решило  идти своим путем.

Что такое президентская форма правления для бесперспективного  организма, помпезно именуемого государством, ясно и без комментариев. Это неминуемое усиление вертикали власти в условиях казарменной жизни. Централизация управления в руках первого лица означает, что Ереван в силу усиливающегося напряжения решает упростить подчинение сателлита.

На словах армянские начальники не устают талдычить о необратимости успеха в горемычном проекте «НКР». В доказательство приводят свидетельства, дескать, институциональное строительство в непризнанном субъекте побило рекорды совершенства. Иные функционеры осмеливаются утверждать, мол, пусть передовые «европы» и «америки» возьмут с нас  пример.

Быть может, тем, кто любуется прорывами армянского политического гения с расстояний, что-то и импонирует. Те же, что наслышаны и информированы о прелестях чудотворного госстроительства по лекалам затасканной  ереванской мастерской, осознают, что в реалиях имеет место жуткий эксперимент — оживление безнадежного организма.

Похоже, в скором времени придется изобретать механизм интенсивной терапии, чтобы избежать летального исхода. День ото дня не легче, но авторы-технологи все стараются и стараются, полагаясь на чудо.

Пока же в ход пущено красноречие без остатка. Утверждается, что и в Армении, и в Карабахе в проводимых  «конституционных реформах» используются идентичные компоненты  институционального набора. Губерния расписалась от души, обещая «демократизацию политической системы», «укрепление действующих институтов», «разграничение полномочий между ветвями власти», «повышение эффективности управления» и прочую дребедень.

Напыщенности в презентации преимуществ реформ, что называется, выше крыши. Но мастера красноречия упускают из виду проницательность думающей аудитории. Носители оппозиционных взглядов, сторонние наблюдатели, эксперты, специализирующиеся на выборных технологиях прекрасно осознают, для чего и во имя кого развернулась шумная кампания  показухи.

В самой карликовой «республике» бонзы всерьез утверждают, что повышение уровня эффективности в управлении  политической системой  необходимо для того, чтобы ввести порядок, исключающий риски  столкновений между ветвями власти. Оказывается, при действующей полупрезидентской модели есть угроза политических кризисов, и выражается это в том, что при определенном раскладе может произойти дефолт управляемости.

В популярной транскрипции это означает, что если по итогам парламентских выборов большинство мест в законодательном органе займет оппозиция, а президент будет из другого политического блока, то возможные коллизии до добра не доведут.

Как говорится, вот тебе бабушка и юрьев день. Эту поговорку сегодня вспоминают многие армянские оппозиционеры, те, кто оказался изгоем и вынужденно покинули родину. Многие из них капитулировали перед разрушительным напором волюнтаризма, который стал постоянным спутником власти. Нынешняя искривленная политическая система и есть логический итог безраздельной анархии, которой сопутствует благая  казуистика.

Несогласные с властью конкретны в оценках о том, что концентрированная суть изменений сводится к конкретной цели: правящая верхушка с помощью референдума планирует обеспечить себе политическое долголетие. Они же утверждают, что целью нововведений не является воспроизводство действующей системы власти с целью расширения границ демократии. Затевая две кампании к ряду (в оккупированном регионе и в Армении) Ереван укрепляет свои позиции, чтобы не уступить Олимп соперникам.

Позорный спектакль в аннексированной провинции призван продлить срок «президентства» Бако Саакяна как минимум еще на три года, а далее еще на две каденции, что аукнется централизацией ресурсов и управленческих рычагов в одних руках. Поборы простых граждан, коррупция, насильственная милитаризация жизни, неравномерное распределение ресурсов обретут еще более интенсивный характер, от чего людям на местах уже дурно.

Однако во всей этой истории есть одна немаловажная деталь, которая проливает свет на подноготную шумихи с карабахскими конституционными изменениями. До апрельских событий был одобрен план перехода непризнанной республики к парламентской форме правления. То есть, в оккупированной зоне Ереван намеревался создать миниатюру своей модели, однако удар азербайджанской армии спутал карты увековечивания захвата, и «новаторы» решили соригинальничать.

Sargsyan

Но дело тут не только во внешнем эффекте. Армения и ее умирающий социум постепенно дистанцируются от карабахского плана, который не только влетел в копеечку, но и жестоко подорвал жизненный тонус республики. Произойди еще один провал (по типу апрельского 2016 года), трагедии правящему карабахскому клану уж точно не избежать. Серж Саргсян смотрит в оба, чтобы усилить позиции на передовой и тем самым отстоять главное военно-политическое завоевание.

Но не только это важно. Президент номер один помогает «президенту» номер два (совсем как в градации гомосексуальных семей) усилиться, и этим представляет ситуацию таким образом, что цель в виде самоопределения «НКР» сегодня также свята, как и 20 лет назад. В этом и кроется роковое заблуждение Еревана.

Мыкающиеся граждане Армении только и делают, что чертыхаются в разговорах о защите Карабаха, понимая, что это уже несбыточная мечта. Все больше людей склоняется в пользу компромиссов с Баку, осознавая, что чем дольше будет артачиться Ереван, тем болезненнее окажется условия  выживания.

Тем временем краснобаи вроде Шаварша Кочаряна не сбавляют обороты риторики. Колоритный анекдотичный персонаж умудрился блеснуть мастерством изобретательности, провозгласив, что «конституционный референдум не определяет статус Нагорного Карабаха, а является его продолжением».

Такое впечатление, что его шефы и все, кто подпал под влияние иллюзорной дипломатии, никогда не покинут фантомные пределы, словно и не было холодного апрельского душа. Надо полагать, способность слышать пока не утратили. «Референдум, который планируется провести, является абсолютно незаконным и не признается ни одной страной мира», — так прореагировал на авантюру с референдумом президент Азербайджана Ильхам Алиев на  Мюнхенской конференции по безопасности.

Чего больше в этом заявлении – информации к размышлению, призыва к благоразумию, или предупреждений зарвавшимся, пусть решают в Армении, да и в Карабахе тоже.

Тофик Аббасов

http://minval.az/news/123666349

Россия разыгрывает чеченскую карту?

Маркус Венер

В последнее время «все больше молодых чеченцев в Германии присоединяются к салафитам: многие уже приезжают готовыми воинствующими исламистами, некоторые радикализируются здесь», говорится в статье политического обозревателя немецкой Frankfurter Allgemeine Маркуса Венера. Особенно актуальна это проблема в восточных регионах Германии. В Берлине, к примеру, чеченцев уже несколько лет причисляют к потенциальным террористам; в федеральной земле Бранденбург МВД насчитывает 80-90 радикальных исламистов, большая часть которых — чеченцы.

Раньше исламисты из российской Чечни не вызывали серьезных опасений у немецких спецслужб, поскольку «Кавказский эмират» рассматривал Германию в качестве «плацдарма для отступления и места отдыха», пишет Венер. Но в последние годы, после того как организация подчинилась террористической организации «Исламское государство» (запрещена в РФ. — Прим. ред.), все изменилось.

Всего с 2012 года с просьбой предоставить убежище в ФРГ обратились 36 тыс. чеченцев, причем большинство прибыли в страну без действующего паспорта и визы. Только за прошлый год заявление на убежище в Германии подали 12,2 тыс. граждан России, из них 9,85 тыс., т.е. более 80%, — чеченцы. В текущем году, сообщает автор, из 15,5 тыс. поданных россиянами заявок свыше 13,6 (более 90%) принадлежали чеченцам.

Одним из объяснений такой волны автор считает незаинтересованность России в том, чтобы перекрыть поток нелегальных мигрантов в Германию. «Российская сторона хочет показать Германии, что может создать проблему, но может ее и устранить», — говорится в статье. Россия внесла свой вклад в миграционный кризис в Германии, который раскалывает страну, и еще сильнее его усугубляет. «Поэтому России выгодно разыгрывать чеченскую карту», — уверен Венер.

Кстати, во время переговоров с русскими, на которых немецкая сторона просила остановить приток чеченцев, представители России заверили, что речь идет не о выходцах из российской северокавказской республики, а о чеченцах из Казахстана. Но это неправда, отмечает Венер, так как в процентном соотношении чеченцы, депортированные в Казахстан Сталиным во время Второй мировой войны, составляют там всего 0,2% населения.

«Неужели в данном случае миграция используется как оружие? — рассуждает Венер. — У немецкой полиции, как говорится в ответе на запрос, нет доказательств того, что потоком мигрантов из Чечни управляют. Но в то же время там уверены, что российским властям и спецслужбам известно о том, что тысячи чеченцев через Белоруссию и Польшу едут в ФРГ». Несколько дней тому назад ФСБ России впервые с 1995 года ввела контроль на границе с Белоруссией. «Но, станет ли от этого меньше чеченцев ехать в Германию, неясно», — замечает автор. Один из сотрудников немецкого правительства описывает опыт сотрудничества с Россией в вопросах нелегальной миграции следующим образом: «То, что приносит проблемы немцам, является козырем в рукаве русских».

Источник: Frankfurter Allgemeine
http://www.inopressa.ru/article/20Feb2017/faz/chechen_rus.html

Турция шпионит за сторонниками Гюлена по всей Европе

Скандал вокруг шпионской деятельности турецких религиозных организаций выходит за пределы Германии. По информации Der Spiegel, данные о сторонниках турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена Анкаре передавали, в числе прочих, сотрудники турецких посольств и консульств в некоторых европейских странах — в Австрии, Швейцарии, Нидерландах и Бельгии.

Как следует из документов, турецким властям «передавались не только имена людей, но и подозрения относительно школ, детских садов, культурных и студенческих организаций, которые предположительно могут иметь отношение к движению Гюлена». К примеру, посольство Анкары в Берне написало в отчете для турецкого Президиума по религиозным вопросам, что «готовые к применению насилия активисты движения Гюлена сбежали из Турции и обосновались в Швейцарии».

Как напоминает издание, скандал разгорелся из-за того, что имамы Турецко-исламского союза религиозных учреждений в Германии (DITIB), возможно, занимались шпионажем. В среду Федеральная прокуратура Германии провела обыски в квартирах четырех священнослужителей DITIB.

Более того, немецкие спецслужбы отмечают, что в последнее время их турецкие коллеги оказывают на них все большее давление. В частности, известны случаи, когда «турецкие официальные лица просили их проверить действующие в Германии турецкие оппозиционные организации и принять соответствующие меры», передает корреспондент.

Источник: Der Spiegel
http://www.inopressa.ru/article/20Feb2017/spiegel/turkey_eu.html

Китаю будет нелегко возглавить глобализацию

Оценка могущества Китая

Пять лет назад в Пекине проходила одна из сессий Комитета по обновлению Бреттон-Вудса, группы, которая стремится осмыслить будущее многосторонней экономической системы.

После нее любезные хозяева мероприятия пригласили участников на один из своих знаменитых ужинов, славящихся изобилием и гостеприимством. Гости могли от души насладиться уткой по-пекински и Lux Regis (вином, производимым в регионе Нинся, которым китайцы по праву гордятся).

Рядом со мной за ужином, потягивая красное вино отечественного производства, сидели два высокопоставленных руководителя китайского Eximbank. Мы говорили о будущем Китая как супердержавы за рамками экономики.

Они говорили: «Вы на Западе ждете от Китая слишком многого. Конечно, у нас есть вес и размах. И в последние три десятилетия нам удавалось выбирать правильную стратегию. Но обратите внимание, что Китай все еще немногим отличается от прочих развивающихся стран…»

Если логика in vino veritas работает и в случае китайцев, то мои соседи по столику явно утверждали, что встать во главе глобализации Китаю пока не по силам.

В нынешнюю эпоху трампизма, разумеется, существует огромный соблазн рассматривать мировую шахматную игру как подобие перетягивания каната.

Если главными действующими лицами на самом деле выступают Вашингтон и Пекин — G2 современного мира — добровольная замкнутость США означает большую свободу действий для Китая.

В последние недели подобное видение ситуации распространилось особенно широко.

На Давосском форуме Клаус Шваб провозгласил Си Цзиньпина великим кормчим глобализации.

В марте этого года в Чили пройдет встреча на высоком уровне со странами-участниками переговоров по ТТП (Транстихоокеанскому партнерству), за исключением США, и Китай — в списке приглашенных.

Кроме того, в Европе мы наблюдаем, как даже в экономическом плане утрачивает свою силу концепция «Северной Атлантики». Будь то инициатива брюссельского сообщества, либо решение каждой столицы в отдельности, но европейские страны, похоже, предпринимают собственные «развороты в Азию».

Да и в Латинской Америке, за очевидным исключением Мексики, трудно найти дипломатию, которая бы не искала у Пекина возможностей для экономического партнерства, более перспективных, чем те, что можно ожидать от Вашингтона Трампа.

К этой островной и индивидуалистической позиции Соединенных Штатов следует прибавить экономическую мощь Китая, которая не ограничивается одной торговлей.

Если начиная с 2013 года при показателе суммарного импорта и экспорта свыше четырех триллионов долларов Китай обгоняет США, становясь главной торговой нацией, его сила все больше ощущается в сфере прямых иностранных инвестиций (ПИИ), финансирования новейших разработок и межправительственных кредитов.

Итак, можно сказать, что Китай является подлинным «лидером глобализации»? Хотя в последние дни китайцы вовсю расхваливают благословенную экономическую взаимозависимость, идея взять на себя организационные обязанности в отношении новой мировой системы приветствуется далеко не всеми в высших эшелонах власти Пекина.

Глобализация самого Китая, если не считать экономику, дело отнюдь не легкое. Китай не является «образцом для подражания». Совсем не блещет с точки зрения «мягкой силы». И китайцы прекрасно это понимают.

В коллективной системе мира и безопасности Китай не столько на сцене, сколько в зрительном зале. Войска или ресурсы, предоставляемые им для миссий по поддержанию мира, которые организует Совет Безопасности ООН, ничтожны.

Вместе с тем он не спешит продвигать реформу модернизации постоянных членов этого элитного органа многосторонней дипломатии.

Даже в собственной китайской структуре проекции силы простое сравнение с США демонстрирует разделяющую их пропасть. Ежегодно американец тратит на оборону в среднем в восемнадцать раз больше, чем китаец.

И еще: возглавлять глобализацию значит защищать идеалы и модели, которые могут — по крайней мере впоследствии — получить «универсальный характер».

Можно ли представить себе, что Китай возглавляет переговоры по транснациональной стандартизации практик в таких областях, как интеллектуальная собственность, охрана окружающей среды или государственные закупки?

Многие страны, очевидно, пленила траектория экономического роста Китая. И у китайской модели действительно есть чему поучиться. Однако она не воспроизводима в других национальных контекстах.

Хотя сегодня китайское превосходство ни у кого не вызывает сомнений — и его относительная мощь в ближайшие годы, вероятно, будет только расти — то, чем до сих пор располагал Китай, была лишь «большая стратегия» для самих себя.

Чтобы быть мировыми лидерами, китайцы должны знать не только то, чего они хотят от мира, но и то, что они могут миру дать.

15.02.2017

Маркос Тройхо (Marcos Troyjo)
Folha, Бразилия

Источник — Иносми

Без продвижения демократии США не будут в безопасности

Фундаментальной целью национальной безопасности США и их союзников должно по-прежнему быть продвижения демократии, а не пересмотренный, реалистический и целенаправленный подход

Для возвращения величия США страна должна обезопасить себя и свои позиции на глобальной арене, но сделать это будет не возможно, если США перестанут заниматься продвижением демократии по всему миру, пишет бывший посол США в Чешской республике Адриан Басора и его коллега-дипломат Кеннет Яловиц, занимавший пост посла Вашингтона в Грузии и Белоруссии, в статье для The National Interest.

Авторы отмечают, что в ходе первого десятилетия после развала Советского Союза цель президент Джорджа Буша-младшего создания «единой и свободной Европы», а также установление мира за ее пределами казалась вполне достижиной. Исчезли угрозы холодной войны, демократические революции, которые прокатились по восточной Европе и другим регионами, «создали оптимизм» относительно продолжающегося прогресса становления либерального международного порядка.

Сейчас через два с половиной десятилетия эта тенденция стала идти обратным путем. В Европу и другие части мира стали возвращаться авторитарные лидеры, которые потрясли уверенность Запада в том, что либеральная демократия, свободные рынки и мирные границы будут по-прежнему играть ключевую роль в международном порядке, сформировавшемся после холодной войны.

Если в 1990-х годах США были «единственной сверхдержавой», то сейчас их глобальные влияние и мощь ставятся под сомнение Китаем и Россией, ему угрожает ослабление Европейского союза, а также острые внутренние противоречия, вскрытые президентской кампанией в США. Угрожают США и террористы, Вашингтону бросают вызов экспансионистские автократии, страна подвергается тайным операциям, массовой дезинформации и пропаганде.

Россия и Китай — «две принципиальные мировые автократические державы» — возглавляют процесс консолидации их модели внутри своих стран, они также выступают за создание альтернативной модели, «основанной на жестком национализме», авторитарном лидерстве и «подавлении прав человека и главенства права».

Россия «посредством своего тайного вмешательства в выборы в США, военных операций на Украине и поддержки правых популистских партий в Европе», работает на «подрыв системы либеральных институтов, права и норм поведения», которые объединяют Европу и США. К сожалению, подчеркивают авторы, эта альтернативная модель набирает обороты в Европе и других регионах. И в список прежде «перспективных новых демократий», таких как Венгрия, Турция, Таиланд и Филиппины, теперь входит и Польша.

Так в чем же связь между безопасностью США и состояние демократии в мире? По мнению авторов, демократические страны редко, если вообще, начинают войны друг с другом или хищнически относятся к своим соседям. Демократические системы и свободные рынки поддерживают друг друга, защищая индивидуальные и групповые свободы. Так, главенство права гарантируется лучше всего демократическими системами. Защита демократического порядка, который нынче подвергается нападками, должна, таким образом, стать одним из приоритетов в стратегическом анализе и политике. И фундаментальной целью национальной безопасности США и их союзников должно по-прежнему быть продвижения демократии, а не пересмотренный, реалистический и целенаправленный подход.

Так, на прошедшей недавно конференции в Международном центре Вудро Уильсона в Вашингтоне, посвященной этой теме, ряд экспертов пришел к выводу, что национальные интересы США и их союзников не только позволяют, но и требуют поддержки демократии за рубежом. Не делать этого — значит, закрыть глаза на угрозы самому существованию демократий и международному порядку, благодаря которым США были в безопасности и преуспевали.

Поэтому новой администрации необходима стратегия продвижения демократии. Авторы предлагают последовательный подход, который концентрируется на трех категориях стран, где внешняя поддержка может с наибольшей вероятностью привести к успеху. Из этого списка будут исключены страны, вроде России и Узбекистана, поскольку «действия в их отношении будут напрасны и/или приведут к дискредитации продвижения демократии и оправдают пропаганду режима», поскольку там «приравнивают эти программы к агрессивному вторжению во внутренние дела страны».

Наибольшие перспективы продвижения демократии связаны со странами, в которых недавно произошло крушение «авторитарных режимов» или где эти режимы согласились на процесс передачи власти. Таким странами дипломаты считают, в частности, Тунис, Украину, Мьянму и Индонезию. Также перспективной им представляется работа в странах, в которых «полуавторитарные правительства очевидным образом ослабли и им противостоят широкие движения местного населения», как, например, «в Венесуэле».

Ко второй группе относятся страны, испытывающие регресс демократии, причиной которого является агрессивный характер и частичный успех авторитарного противодействия. Существующим демократическим странам, таким как Польша и Венгрия, нужно помочь, чтобы предотвратить их откат назад. Появляющимся же «демократическим странам», таким как Украина, Молдавия и Грузия нужно оказать поддержку в защите их от внешних попыток подорвать их.

Наконец, в третью группу входят недемократические страны, которые находятся в состоянии между переходом к «демократии и консолидированной диктатурой». К ним относятся такие страны, как Армения, Таиланда и Белоруссия. В них «режимы» сохранили внешние демократические атрибуты для поддержания определенной доли легитимности, вроде контролируемых выборов. Эти атрибуты являются возможностями, которые могут быть использованы для создания фундамента для демократического перехода посредством крайне выверенных программ продвижения демократии.

Понятным образом, основное внимание новой администрации будет направлено на борьбу с террористической угрозой и снижением привлекательности радикальной идеологии для легко внушаемых молодых людей, однако необходимо уделить внимание и перспективам демократической трансформации и ответа на авторитарные контрмеры. В то же самое время граждане США должны подтвердить собственную приверженность демократии и ее стандартам на фоне того, как они справляются со своими экономическими проблемами. Для дальнейшего процветания демократии, нет ничего важнее, чем приверженность американским ценностями и принципам, а также их защиты по всему миру.

Максим Исаев, 17 февраля 2017,

Источник — regnum.ru

«Ливийские» переговоры в Каире: еще не успех, но уже не провал

По главным вопросам ливийские политики не договорились

В Каире в течение двух дней проходили непрямые переговоры главы базирующегося в Триполи Правительства национального единства (ПНЕ) Фаиза Сараджа и главнокомандующего Ливийской национальной армией (ЛНА) маршала Халифы Хафтара, которого поддерживают парламент и правительство в Тобруке. Посредниками на переговорах между ливийскими политиками, представляющими два конкурирующих центра власти, которые тем не менее пользуются поддержкой международного сообщества, выступили египетские военные во главе с начальником Генерального штаба Махмудом Хигязи.

Сараджу и Хафтару удалось согласовать заявление из четырех пунктов, которое предусматривает проведение в 2018 году всеобщих парламентских и президентских выборов, а также формирование совместной комиссии. Она будет заниматься согласованием законодательных актов и внесением корректировок в конституционную декларацию. Политики также договорились о том, что действующие ныне высокопоставленные чиновники будут продолжать выполнять свои обязанности до начала работы вновь избранного парламента и президента.

На этом договоренности были исчерпаны. Уговорить Хафтара лично встретиться с Сараджем на итоговом заседании в присутствии президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси так и не получилось. Во многом из-за предложений главы ПНЕ, которые предусматривали перераспределение полномочий главкома ЛНА в пользу парламента, Госсовета и Высшего военного совета (ВВС), то есть структур, подконтрольных Сараджу. За это Хафтара обещали ввести в состав ВВС в качестве одного из его членов. Разумеется, маршал, собственноручно создававший ЛНА и привыкший распоряжаться военной организацией по своему усмотрению, такое предложение отверг. Очевидно, слишком несправедливой показалась ему такая сделка.

На первый взгляд, результаты встречи в Каире выглядят если не как провальные, то как довольно скромные. На самом деле все не так уж плохо. Наивно было ожидать, что за пару дней удастся преодолеть все накопившиеся противоречия и обиды, сразу же выйти на взаимоприемлемые решения сложнейших проблем. Таков Восток с его традиционным, напоминающим спектакль торгом, когда один сначала заламывает цену до небес, а другой делает вид, что настолько возмущен, что не желает ничего слушать и готов уйти. В процессе торговли порядок цифр постепенно опускается до более или менее приемлемой величины, и в конце концов торгующиеся сходятся в цене. Или не сходятся.

В чем-то ситуация напоминает ту, что сложилась на сирийских переговорах в форматах Астаны и Женевы. Те же неуступчивость и недоверие, те же завышенные ожидания и требования друг к другу, наконец, такие же сложности провести грань между откровенными экстремистами и умеренными силами, на чем споткнулись в свое время американцы, не говоря уже о вовлеченности в конфликт внешних игроков, имеющих свои интересы. Разница, возможно, в том, что степень накаленности и ожесточения в Ливии все-таки на порядок меньше.

Хорошо уже то, что политические оппоненты согласились встретиться, попробовали договориться, а не стали стрелять друг в друга. Стороны условились работать над поправками в конституционную декларацию, которая может стать основой будущего Основного закона страны. И если сумеют прийти по ним к консенсусу, проведут выборы. Их конкретные сроки пока не определены, но результаты должны устранить существующее ныне двоевластие, отражающее фактический раскол Ливии на Киренаику и Триполитанию, которые, в свою очередь, покрыты множеством более мелких трещин.

Переговоры в Каире стали возможны благодаря стечению нескольких факторов. Во-первых, Москва, как оказалось, очень удачно заняла во многом выигрышную позицию равноудаленности от Тобрука и Триполи, что позволило ей нормально работать с обоими центрами власти. И Хафтар, и Сарадж, а также их представители были нередкими гостями в Москве. Кстати, последнего ожидают с визитом в Москве до конца февраля. Российская дипломатия немало работала над тем, чтобы преодолеть противоречия между политиками, а также тесно координировала свои усилия с египтянами. Наверняка Россия вместе с Египтом, предоставившим для переговоров площадку, немало потрудились над тем, чтобы уговорить маршала Хафтара приехать в Каир.

Во-вторых, незадолго до встречи в Каире произошло заметное изменение в позиции ООН и европейских держав и по отношению к Хафтару, и касательно более глубокого взаимодействия с Россией по ливийскому вопросу. По-прежнему поддерживая ПНЕ Сараджа, европейцы теперь уже вынуждены были признать Хафтара влиятельным политиком, без которого невозможно решить будущее страны. Однако, встраивая маршала в политический процесс, Евросоюз скорее всего будет вести свою игру и стремиться к тому, чтобы минимизировать его влияние и вес. Результаты закончившихся переговоров могут служить по крайней мере косвенным тому подтверждением.

Путь к миру, к восстановлению законности и целостности страны будет непрост. Предстоит договариваться еще со множеством племенных вождей, полевых командиров, контролирующих различные территории, а также с внешними игроками, такими как Саудовская Аравия, Катар, Турция, ОАЭ. Но сначала надо договориться между Триполи и Тобруком.

Закончившиеся в Каире переговоры дают такой шанс. Довольно слабый, без всяких гарантий на успех. Сумеют ли ливийцы им воспользоваться и превратить его в начало мирного процесса или все уйдет в песок?

Об авторе: Равиль Зиннатуллович Мустафин – журналист-международник.

17.02.17

Источник — ng.ru

«Арабская весна» расцвета не принесла и продолжается

Очередная трагическая годовщина напомнила о продолжении конфликтов на Ближнем Востоке

В среду, 15 февраля, на Ближний Восток пришла очередная трагическая годовщина. Ровно шесть лет назад в Ливии вспыхнула гражданская война, начавшаяся со свержения правящих режимов в Тунисе и Египте и ставшая новым этапом так называемой «арабской весны», которая продолжается и по сей день.

В Тунисе в январе 2011 г. противостояние дошло до того, что президент страны Зин эль-Аби-дин Бен Али был вынужден бежать из страны в Саудовскую Аравию. Через несколько дней беспорядки перебрались в Египет. Оппозиция потребовала немедленной отставки главы государства Хосни Мубарака. Протесты вылились в столкновения с полицией, начались погромы. Армия, как и в Тунисе, встала не на сторону президента, лишив его военной поддержки, и уже в начале второй декады февраля возглавлявший страну 30 с лишним лет Мубарак был отправлен в отставку, напоминают «Известия».

И в Ливии все началось с акций протеста против стоявшего у власти более 40 лет полковника Муаммара Каддафи. Почти девять месяцев длилось в стране восстание. Скоро в ситуацию вмешались другие страны во главе с США, и Каддафи был свергнут, а впоследствии и жестко убит.

Самое большое количество жизней среди всех участников «арабской весны» унесла именно гражданская война в Ливии. Только в 2011 г., согласно некоторым сведениям, погибли 50 с лишним тысяч человек. А по экономике страны был нанесен сильнейший удар: товарооборот в 2012-м упал почти на треть в сравнении с предыдущим годом.

Очень быстро «пламя революции» охватило другие арабские страны. На пороге гражданской войны оказались Ливан, Саудовская Аравия, Судан, Сирия, Кувейт, Джибути, Бахрейн, Ирак и другие государства. А быстро подавить восстание удалось лишь в Бахрейне. И правительству Марокко также удалось сохранить действующий режим.

В целом большинстве стран — в Египте, Тунисе, Ливии и других — «арабская весна» привела к свержению правительств. И в одних после этого она закончилась, а в других, как в Сирии, все еще идет.

И все это сильно отразилось на экономике регина. Страны-участницы конфликтов, по данным Международного валютного фонда, потеряли более $55 миллиардов.

Потери Ближнего Востока по итогам 2011 г. в среднем достигли 6% ВВП, а цены на сырье, напротив, выросли, так как среди государств-участников «арабской весны» было много импортеров нефти.

Очередной проблемой стал хлынувший в Европу поток беженцев. Свыше миллиона человек надеются найти убежище.

Алла НИКИТИНА
15.02.17

Источник — utro.ru