Во времена владычества греков ни один армянин не вступал в Стамбул

SAMSUNG CAMERA PICTURES
SAMSUNG CAMERA PICTURES

Потеряв в IV веке свою государственность, распыленные по всему свету армяне веками несли в своих генах миф о «Великой Армении». Многовековое рабство сформировало своеобразные качества в этом народе, как корыстолюбие, интриги, клятвопреступление, продажность, и принимая во внимание именно эти качества армян, прокурор Эчмиадзинского Синода А.Френкел в начале ХХ века писал, что они (армяне – ред.) будучи «испорченными рабством», презираемы и ненавидимы всем христианским Востоком и в частности греками, о чем писал в ХVII веке армянский путешественник Симеон Лехаци, подчеркивая в своей работе «Путевые заметки», что «во времена владычества греков ни один армянин не вступал в Стамбул».

Исторические документы, хранившиеся в государственных архивах Турецкой Республики, также свидетельствуют об объективной позиции Симеона Лехаци. После подписания Берлинского договора, христианин Николадис, обращаясь к европейским государствам, указывал, что «до завоевания Константинополя османами здесь не проживал ни один армянин».

После подписания Берлинского договора, христианин Николадис, обращаясь к европейским государствам, указывал, что «до завоевания Константинополя османами здесь не проживал ни один армянин»

Однако благосклонное отношение Османской империи к армянскому населению не могло изменить «генетический фон» этого народа, которое пользовалось в империи достаточной степенью свободы, безопасности, благополучия и имело определенное общественное положение.

Однако в самый разгар Сан-Стефанских переговоров о мире, армянский патриарх Варжабедьян привлек внимание Европы к мучениям армян. Обращение Варжабедьяна было завершающим актом действий армянства, которое, базируясь на стараниях армяно-григорианской церкви и конгрегации мхитаристов, вело активную агитационную работу как на Востоке, так и на Западе, начиная с ХVIII века, пытаясь привлечь внимание ведущих государств к «армянскому вопросу», а именно — образованию армянской государственности в Восточной Анатолии. Особым усердием отличались мхитаристы, в свою очередь привлекая внимание императора Франции Напалеона III к «армянскому вопросу» еще задолго до Сан-Стефанских переговоров. В эту агитационную работу армянства были активно подключены армянские колонии Египта и Индии.

После подписания Сан-Стефанского договора «армянский вопрос» был включен в международную систему и стал источником инсуррекции армян. Образованные армянские политические партии в последней четверти XIX века являлись идеологами сепаратизма. А методом их борьбы был террор. Изощренность интеллигибельной идеи армянства в этот период превратила «армянский вопрос» в более изощренную форму — в «армянский синдром», движущей силой которого был террор.

Для достижения цели, своей многовековой мечты армянские националистические силы решили организовать ряд смут в Османской империи, которые могли бы убедить Запад в том, что армяне в этой стране подвергаются жесточайшим гонениям. В этот период армянское лобби на Западе активно организует благотворительные комитеты и организации для привлечения внимания общественности европейских стран и США к «армянскому вопросу».

В самый разгар армянской инсуррекции в Восточной Анатолии, организуется в Нью-Йорке в июне 1895 года «Патриотическая федерация армян». Это организация целенаправленно поддерживала миф о «Великой Армении». К своей интеллигибельной мечте армяне–сепаратисты стремились привлечь также Францию, которая в то время отнеслась к «армянскому вопросу» трезво: французский посланник в Стамбуле считал нецелесообразным образовать армянскую государственность в Восточной Анатолии.

Однако, не сумев реализовать свою бредовую мечту в Османской империи и оставшись без поддержки европейских держав, армянские националисты решили перенести борьбу на Кавказ. Здесь армянство ведет открытую борьбу с Российской империей.

Однако, не сумев реализовать свою бредовую мечту в Османской империи и оставшись без поддержки европейских держав, армянские националисты решили перенести борьбу на Кавказ. Здесь армянство ведет открытую борьбу с Российской империей

Ибо Россия, трезво оценив сложившуюся социально-политическую ситуацию в регионе, предпринимает определенные шаги, как, например, закрытие армянских церковно-приходских школ на Кавказе, Положение от 12-го июня 1903 года на армяно-григорианскую церковь, которая играла главенствующую роль в армянстве, объединив османских и российских армян под идеей образования «Великой Армении».

В ответ на это начинается тотальный армянский террор на всей территории Кавказа. В начале ХХ века доминирующая роль среди политических партий принадлежала партии «Дашнакцутюн», которая владела огромной реальной силой – 100-тысячной армией четников. Этот факт неоспоримо доказывает, насколько были зомбированы и идеологизированы армяне мифической идеей. Отбросив свою маску «обездоленных страдальцев», армянство терроризировало чиновников всех рангов кавказской администрации, как, например, главноначальствующего гражданской частью на Кавказе Г.С.Голицына, Бакинского губернатора М.Накашидзе, принимавших активное участие в локализации деятельности армянства в регионе.

Однако армянское лицемерие и лживость не имели границ. Не упоминая, об учиненных терактах, дашнаки, проливали «крокодиловы слезы» относительно положения армян в Османской империи, пытались привлечь внимание мировой общественности.

Однако армянское лицемерие и лживость не имели границ. Не упоминая, об учиненных терактах, дашнаки, проливали «крокодиловы слезы» относительно положения армян в Османской империи, пытались привлечь внимание мировой общественности

Ведущий печатный орган дашнаков «Дрошак» на своих страницах печатал всякие небылицы о «страданиях» армян в Османской империи, «забывая» о преступных действиях армянства.

В годы Первой Мировой войны армянский терроризм вспыхнул ярким пламенем и отличился особой жестокостью. Мифическая идея о создании «Великой Армении», которая должна была охватить шесть вилайетов Восточной Анатолии, дала новый импульс действиям армянских террористов. После Сарыгамышской битвы армяне-сепаратисты, решив воспользоваться сложившейся ситуацией, начинают действовать в качестве «пятой колонны». Отряды армянских боевиков оказывают помощь русской армии при взятии Баязита и, пользуясь наступлением Кавказской армии в направлении Вана, армянские инсургенты, как пишет Ж. де Малевил, под предводительством дашнаков Арама и Варилу захватывают Ван и истребляют турок-мусульман, изгоняя их из мест, вошедших в состав «Ванского государство».

Изучая данную проблему западные исследователи, как, например, С.Т. Шоу, Ж. де Малевил, Ж.Маккартни, Эрик Файгел, опираясь на неоспоримые факты, доказали, что в годы Первой мировой войны вооруженные силы армян-сепаратистов уничтожали в ареале, охватывающем географическое пространство от Эгейского до Средиземного моря, от Черного море до Кавказа, более двух миллионов турков-мусульман, подданных Османской империи. Это был геноцид турецкого этноса, гегемона, со стороны этнического армянского меньшинства, воспользовавшегося присутствием и покровительством русской оккупационной армии. Воспользовавшись оккупацией восточной части Малой Азии русскими войсками, армянские боевики истребляли здесь не только турок, но также евреев. В годы Первой мировой войны в Османской империи армянскими головорезами были уничтожены 10 тыс. евреев. Но в годы Первой мировой войны армянские четники физически уничтожали также азербайджанцев, как в 1915 году в Карской области.

В годы Первой мировой войны в Османской империи армянскими головорезами были уничтожены 10 тыс. евреев. Но в годы Первой мировой войны армянские четники физически уничтожали также азербайджанцев, как в 1915 году в Карской области

Физическое уничтожение азербайджанского народа продолжалось и в период большевистско-дашнакско-гнчакского правления ярым националистом С.Шаумяном и его бандформированиями в Бакинской губернии. Не сумев, реализовать миф о «Великой Армении», С.Шаумян подвергает геноциду азербайджанский народ весной 1918 года. По неполным подсчетам, только в Бакинской губернии в указанный хронологический период были физически уничтожены более 40 тыс. азербайджанцев. А в годы дашнакского правления в Иреванской губернии было уничтожено 200.000 азербайджанцев.

Все эти факты неоспоримо освещают исторические реалии рассматриваемого нами периода и превращают в «мыльный пузырь» мифический «геноцид» армян. Миф, который олицетворяет синергию «армянского синдрома», неся в себе сепаратизм и террор армянства.

К сожалению, в годы Первой мировой войны западные страны активно поддерживали интеллигибельную мечту армянства, выделяя им баснословные субсидии, вооружали четников, которые продолжали убивать, грабить тюрков-мусульман в регионе. Выступая с однобокой позиции в этом вопросе Запад – Европа, США, страны Латинской Америки, не принимая во внимание исторические реалии, на протяжении ХХ века благосклонно относились к «армянскому синдрому» — синергии сепаратизма и террора. Армянство же, пытаясь войти в образ «несчастных страдальцев», продолжает искажать реальную историю, представляя ее в «кривом зеркале».

Базируясь на неоспоримых фактах, свидетельствующих о насилии, грабеже и терроре армян-сепаратистов, мы призываем мировую общественность и, прежде всего Францию со своими традициями демократии и плюрализма, не поддаваться лжи, обману армянского лобби и отказаться от антидемократичного закона, попирающие права человека. Однако, армянское лобби, готовясь к 100-летию мифического «геноцида», вовлекает Францию в «армянский синдром» — в синергию сепаратизма и террора.

Официально признав «армянский геноцид» 29 января 2001 года, Франция не остановилась на данной фазе. Финансовые ресурсы армянского лобби заманили депутатов парламента и сенаторов Франции в лабиринт «армянского синдрома». Сенат принял 23 января 2012 года антидемократичный закон о несуществующем в истории, вымышленном «геноциде армян», приравняв его к Холокосту, «забыв» при этом, что парламент и Сенат должны решать социально-экономические, политико-культурные вопросы в масштабах своей страны и не внедрять во французское общество инорегиональные исторические проблемы.

Обязав свой народ перед историей, Франция взваливает на его плечи огромный груз. Отказавшись от объективной позиции в этом вопросе, Франция не должна забывать о преступной деятельности армян-легионеров, направленной на физическое уничтожение народов — венгров, евреев и цыган — под руководством дашнакских лидеров в годы Второй мировой войны и активной террористической деятельности армянских националистов в современном мире – носителей «армянского синдрома».

http://news.day.az/politics/

УЗБЕКИСТАН РАТИФИЦИРОВАЛ КОНВЕНЦИЮ МОТ №87

uzbekistan-mapУзбекистан ратифицировал Конвенцию МОТ о свободе объединений и защите права на объединение в профсоюзы.

И. о. Президента Узбекистана Шавкат Мирзиёев 25 октября подписал закон «О ратификации Конвенции Международной организации труда №87 о свободе объединений и защите права на объединение в профсоюзы (Сан-Франциско, 9 июля 1948 года)». Закон был принят Законодательной палатой 6 октября и одобрен Сенатом 12 октября.

Конвенция №87 была принята на 31-й сессии Генеральной конференции МОТ в 1948 году и вступила в силу в 1950 году. Одна из восьми основополагающих конвенций МОТ на сегодняшний день ратифицирована 153 странами-членами МОТ.

Конвенция предусматривает право работников и работодателей создавать организации и вступать в них, право организаций работников и работодателей вырабатывать уставы и административные регламенты, организовывать свою деятельность, утверждать и реализовывать программу действий, свободу от вмешательства государственных органов, ограничивающих право на объединение или препятствующих его законному осуществлению, запрет на роспуск или приостановление в административном порядке деятельности организаций работников и работодателей, а также принятие мер, гарантирующих работникам и работодателям свободное осуществление права на объединение.

Ратификация Конвенции МОТ №87 создаст условия для дальнейшей интеграции Узбекистана в международные и региональные организации, а также совершенствования защиты интересов работников и работодателей в соответствии с международными стандартами.

В Туркменистане выбирают Бердымухамедова

ashxabadВ Туркменистане стартовала избирательная кампания, которая завершится 12 февраля 2017 года выборами президента страны. Выдвижение кандидатов на главный государственный пост начнется за 60 дней до дня голосования. Президенту Гурбангулы Бердымухамедову, который идет на третий семилетний срок, конкуренцию составят кандидаты от зарегистрированных в стране политических партий. Эксперты не сомневаются, что, несмотря на благословленное властями соперничество, победителем станет действующий глава государства.

В кампании по выборам президента примут участие три кандидата. Свои кандидатуры представят президентская Демократическая партия Туркменистана, Партия промышленников и предпринимателей, а также Аграрная партия. Президент Гурбангулы Бердымухамедов еще в сентябре на совместном заседании правительства и Государственного совета безопасности потребовал проведения выборов «на широкой демократической и альтернативной основе с участием нескольких кандидатов» от политических партий или групп граждан. Однако смельчака, который решился бы бросить вызов Бердымухамедову без согласования с его администрацией, на этих выборах скорее всего не будет.

Гурбангулы Бердымухамедов пришел к власти в 2007 году после смерти первого президента Туркменбаши – Сапармурата Ниязова. Вторые выборы, на которых он победил с явным преимуществом, прошли 12 февраля 2012 года. Новый президент объявил о проведении в стране экономических и политических реформ. В обществе заговорили об оттепели. Ряд указов и действий молодого президента действительно были направлены на устранение ошибок прошлого. Например, возврат к среднему образованию и отмена обязательного двухлетнего опыта работы перед поступлением в вузы. К этому можно добавить возврат к григорианскому календарю, отмену запрета на оперу, балет и цирк, а также повсеместную компьютеризацию. Однако скоро стало очевидным, что надеяться на широкую демократизацию и улучшение прав человека в стране не стоит.

Бердымухамедов продолжил курс на укрепление культа личности и выстроил клановую систему управления государством, сосредоточив основные активы в своих руках. В мае 2015 года в центре Ашхабада был открыт первый памятник Гурбангулы Бердымухамедову – всадник верхом на коне, покрытый сусальным золотом. Дважды президент внес изменения в Конституцию (в 2008-м и в 2016 году). Согласно новой редакции Основного закона, Бердымухамедов получил возможность баллотироваться на третий президентский срок. Эксперты считают, что последующими изменениями в Основной закон страны он обеспечил себе пожизненное президентство.

Не изменит итогов выборов и социально-экономический кризис, который усиливается с каждым годом. ВВП Туркмении, по данным Всемирного банка, с 14,7% в 2012 году снизился до 6,2% в 2016 году. Безработица в стране составляет более 50%. И это не предел. До конца года работу потеряют 30% сотрудников Министерства железнодорожного транспорта. При этом граждан лишили льгот, введенных при Туркменбаши, – бесплатных света, газа, электричества, воды и соли, а также льготных цен на топливо.

«Экономическая ситуация в Туркменистане очень тяжелая. Это связано с падением цены на нефть и кризисом задолженности в отношениях с Китаем», – сказал «НГ» директор Аналитического центра Института международных исследований (ИМИ) МГИМО Андрей Казанцев. Эксперт отметил, что деньги за газ, который Туркменистан продает Китаю, идут в счет погашения кредита Пекину. Он пояснил, что газопровод Туркменистан–Китай был оформлен не как строящийся на китайские инвестиции, а возводящийся на средства, взятые у Пекина в качестве государственного долга. Поэтому продаваемый Китаю газ доходов туркменской казне не приносит.

Иран, получая туркменский газ, расплачивается с Ашхабадом по бартерной схеме. Россия, которая закупала у Туркменистана более 40 млрд куб. м газа в год, сократила объем закупок до 10–12 млрд куб. м газа, а потом и вовсе отказалась от туркменских углеводородов. Планы по строительству Транскаспийского трубопровода и TAPI (Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия) остаются все еще на бумаге.

«Снизились доходы и от западных нефтяных компаний, которые разрабатывают нефтяные месторождения на шельфе Каспия. Это действительно является серьезной причиной экономического кризиса в Туркменистане. Социальное недовольство в стране будет нарастать. Но это вовсе не означает, что ситуация скажется на итогах голосования избирателей в условиях контролируемого их волеизъявления», – отметил Казанцев. Эксперт считает, что уже сегодня можно предсказать однозначную победу Бердымухамедова. «Но при этом стоит отметить, что серьезная часть международного сообщества поставит под сомнение результаты этих выборов. Это же касается и альтернативных кандидатов. Ашхабад может утверждать, что в кампании принимали участие независимые кандидаты, но в это мало кто поверит», – сказал Андрей Казанцев.

Эксперты считают, что Бердымухамедов продолжит литературные опыты, оставаясь президентом страны. В нынешнем году его произведения издаются с особой скоростью. В начале октября он презентовал уже седьмую в этом году книгу – «Туркменистан», в которой, как передает национальное агентство ТДХ, «рассказывается об огромной работе, проделанной туркменским народом за 25 лет священной независимости». Всего за 10 лет правления он издал 40 книг.
26.10.2016

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»

Источник — ng.ru

Битва за Мосул может развалить коалицию против ИГИЛ

iraq-map1Если боевики террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) решат бороться до последнего за второй по величине город Ирака, им может удаться настроить членов коалиции друг против друга, тем самым одержав стратегическую победу

Несмотря на оптимистические заявления иракских властей о том, что удерживаемый террористами ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Мосул будет взят быстрее, чем ожидалось, основная битва за город еще впереди. Таким образом, очень важно понять, что если боевики решат стоять в Мосуле до последнего, вполне может оказаться, что им удастся достигнуть стратегической победы даже в случае их полного тактического поражения в городе, пишет Дэниэл Л. Дэвис в статье для National Interest.

Автор отмечает, что террористы ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которых часто представляют бездумными бандитами, бессердечными убийцами и простыми преступниками, все-таки представляют значительную тактическую угрозу. Они набрались значительного опыта в ходе своей пятнадцатилетней террористической деятельности в Ираке, Афганистане и Сирии. Многие из их лидеров успешно противостоят традиционным вооруженным силам, а также являются экспертами в ведении партизанской войны и боевых действий в городских условиях.

Хотя в случае с другими городами удерживаемыми террористами, боевики оставляли их, как только ситуация оказывалась слишком напряженной, в случае же с Мосулом есть основания полагать, что руководство ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) планирует бороться в городе до конца.

Некоторые могут подумать, что это хороший показатель, поскольку тогда в городе будет уничтожена большая часть командования и живой силы боевиков, что ускорит падение организации. Только это утверждение не совсем верное, а ситуация, в которой оказалось ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не столь тяжелая, как кажется.

Мосул — огромный город, который боевики не могут защищать полностью. По некоторым данным, командование группировки оттянуло передовые дозорные пункты, целью которых было предоставить руководству разведывательную информацию о том, по какому направлению коалиция направит свои основные удары. По мере продвижения сил коалиции террористы будут, скорее всего, наносить по ним изматывающие удары, устанавливать самодельные взрывные устройства на их пути, а также применять снайперов, но не вступать до определенного момента в вооруженное соприкосновение.

Они будут медленно отступать до тех пор, пока не займут выбранную ими линию обороны, расположенную в районах, которые они на протяжении многих месяцев готовили для решающей битвы. Там организованы продуманные и многосторонние оборонные сооружения.

По всей вероятности, там устроены пересекающиеся туннели, с помощью которых живая сила может передвигаться от одной позиции к другой, не подставляясь под огонь противника. Снайперы, вероятнее всего, займут позиции в заданиях, закрывая своим огнем основные пути наступления. На дорогах также будут баррикады. На стратегически важных направлениях будут установлены минометы, ракетные установки и, возможно и танки.

Для повышения своей живучести простые бойцы будут распределены по всему театру боевых действий, концентрируясь исключительно для определенных операций. ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), скорее всего, сформировало небольшие мобильные группы, которые будут осуществлять локальные контратаки для истощения сил иракской армии и войск коалиции в ходе их продвижения по городу. Если боевики будут бороться дисциплинированно и наносить отчаянные удары по освобождающим силам, вполне возможно, что они смогут использовать городские условия для нанесения огромного урона наступающим и продержаться в течение значительного периода времени.

Если боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) готовы к такой стратегии, но они вполне могут пожертвовать 50,60 и даже 75% своей живой силы в ходе отчаянного сопротивления. Отступления из города не будет, поскольку, как указывают источники в осажденном городе, боевикам некуда бежать, им также невозможно вернуться в иракское общество. Таким образом, перед коалицией встает не только опасность тяжелых боев в городских условиях, но и риск развала из-за внутренних противоречий.

Во-первых, затяженая операция станет испытанием характера иракской армии. Всего два года прошло с тех пор, как ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) нанесло им поражение и захватило огромные территории страны. Хотя войска Багдада и были перестроены, заново обучены и получили новейшее вооружение, они еще ни разу не участвовали в долгой и сложной военной операции. Неясно, что будет, если силы Багдада начнут нести огромные потери.

Во-вторых, чем дольше будет продолжаться тактическая битва за Мосул, тем выше вероятность, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сможет свести на нет те непрочные связи, которые скрепляют силы коалиции, и добиться победы стратегически. Если боевики будут драться до последнего, их основной целью будет продержаться как можно дольше и нанести как можно больший урон иракской армии. Группировка ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) уже доказала свою готовность погибать за свои цели и преодолевать больше трудности. По меньшей мере, до сего момента этого нельзя сказать об армии Ирака. Это боевикам прекрасно известно, поэтому они не надеются нанести поражение наступающим силам, но, возможно, попытаются использовать шанс расколоть коалицию и лишить ее воли к борьбе.

Боевики надеются добиться этого следующим способом. Так, коалиция составлена из поддерживаемых Ираном шиитских вооруженных формирований, различных суннитских отрядов, небольшого числа христианских и туркоманских подразделений, курдских пешмерга, армии Багдада, а также военнослужащих США, выступающих в качестве советников, предоставляющих артиллерийскую и авиаподдержку. Многие из членов коалиции не доверяют друг другу, тогда как некоторые лидеры шиитских вооруженных формирований открыто говорили о том, что будут убивать американцев, которых встретят на поле боя. Если операция затянется, и потери среди различных формирований будут расти, риск конфликтов внутри коалиции будет возрастать.

В частности, если боеспособность иракской армии будет снижаться, а шиитским вооруженным формированиям придется брать на себя часть их ответственности, их командование решит прекратить сотрудничество с Багдадом и начать осуществлять собственный план. В худшем случае они могут начать боросться с другими формированиями или нападать на американцев.

Также существует риск того, что в процессе развития битвы, некоторые несуннитские группы решат захватить части города, которые по плану им захватывать не предписывалось. Если шииты решат войти в суннитские анклавы Мосула без разрешения, местные жители или даже бойцы суннитских формирований могут перевести свой огонь на шиитов. В таком случае коалиция может начать пожирать сама себя.

Вероятность того, что шиитские, курдские, христианские и суннитские вооруженные группы, — поскольку некоторые из них принимают приказы не из Багдада — будут работать вместе, не так велика. Чем дольше ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будет удерживать город и чем больше будут потери, тем выше шансы того, что религиозные и политические противоречия между частями коалиции выйдут на поверхность.

В столь взрывоопасной ситуации не учитывается еще риск того, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган решит выполнить свое обещание и примет участие в операции.

Несмотря на все сложности, еще есть вероятность того, что операция по освобождению Мосула пройдет гладко, что оборона боевиков будет прорвана быстрее, чем ожидалось. Чем быстрее будет одержана победа, тем выше вероятность сохранения эффективности коалиции, однако не стоит недооценивать способности ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).
26 Октября 2016

Источник — regnum.ru

Президентские выборы в Иране

iranИранцы ждали от Рухани не просто снятия санкций, а экономического чуда – быстрого развития и процветания. А этого не произошло. Теперь консерваторы все активнее поднимают болезненный для Рухани вопрос, который может лишить его шансов на переизбрание: следует ли считать ядерную сделку достижением, если Тегеран пошел на уступки, а риторика Вашингтона стала жестче?

В 2017 году Иран будет выбирать нового президента, и в предвыборной гонке уже произошли первые громкие события. От участия в выборах отстранили бывшего президента Махмуда Ахмадинежада – вдохновившись примером Путина, он хотел попытать счастья и в третий раз занять президентский пост после четырех лет перерыва.

Однако когда-то популярный Ахмадинежад оказался неприемлем как для иранских реформаторов, так и для значительной части консервативных кругов. Правда, отстранение Ахмадинежада все равно не означает, что нынешнему президенту Рухани удастся переизбраться и продолжить свой курс на умеренные реформы.

Вторая попытка вернуться

Отстранение Ахмадинежада от выборов показало, что в окружении верховного лидера Ирана Хаменеи бывшего президента воспринимают как угрозу. Причем угрозу достаточно серьезную, чтобы потребовалось личное вмешательство Хаменеи.

Верховный лидер уже не первый раз срывает выборные планы Ахмадинежада. Еще в 2013 году Хаменеи не позволил Ахмадинежаду провести свою операцию «преемник», исключив из президентской гонки президентского ставленника Рахим Машаи. Считалось, что Рахим Машаи должен был исполнить роль Медведева и уйти после первого срока, уступив место снова Ахмадинежаду. Тогда ради баланса Хаменеи пришлось снять с выборов и Хашеми Рафсанджани, которого традиционно поддерживали реформаторы и либеральные прагматики, чтобы избирательная кампания не вызвала нареканий ни в консервативном, ни в либеральном лагере иранского общества.

На этот раз Хаменеи церемонился уже меньше. Он прямо и в то же время по-восточному витиевато рекомендовал Ахмадинежаду не избираться. Со слов Хаменеи, этого не стоило делать «ради блага страны и собственного [Ахмадинежада] же блага». В иранской политической культуре такие слова – фактически ультиматум, после которого второго предупреждения не следует. Ахмадинежад внял совету и от гонки отказался.

Чем было мотивировано поведение верховного лидера? Очевидно, Хаменеи исходил пусть из малой, но все же вероятности, что Ахмадинежад может победить. Этот вывод подтверждают данные некоторых ближневосточных социологических агентств, по подсчетам которых рейтинги Ахмадинежада стали неожиданно расти после появления слухов о его намерении вновь переизбраться.

Это говорит о том, что некоторая часть иранского общества настолько разочарована в текущих реалиях, что предпочитает реформаторской команде Рухани бывшего президента, связанного с неоконсерваторами и прославившегося сомнительными популистскими программами и скандальными высказываниями (чего стоит отрицание факта холокоста). Это тревожный сигнал для иранских властей, и, хотя Хаменеи не сильно благоволит Рухани, допустить третье пришествие Ахмадинежада верховный лидер не мог.

Помимо личной неприязни между двумя лидерами, Ахмадинежад вполне мог если не выиграть выборы, то привнести в их итоги фактор неопределенности. А его возвращение на пост президента могло навредить и даже обратить вспять и без того непростой процесс нормализации отношений Тегерана с внешним миром. Возвращаться в ситуацию 2010–2015 годов, когда страна была поставлена на грань экономического коллапса, иранскому руководству совсем не хочется.

Травмы прошлого

Ахмадинежад прочно ассоциируется с санкциями, наложенными на Иран в 2006–2012 годах, которые нанесли сильнейший удар по иранской экономике. В 2010–2015 годах объемы производства нефти в Иране сократились с 3,8 млн до 2,6–2,7 млн баррелей в сутки, а нефтяной экспорт упал вдвое: до 0,7–1,3 млн баррелей в сутки. Соответственно, сократились и доходы иранского бюджета, который к 2010 году на 60% и более зависел от нефтедолларов.

Все это наложилось на масштабные популистские проекты Ахмадинежада, на необходимость срочной модернизации экономики страны, а также на неоправданно раздутые социальные программы. Результатом стал экономический спад, инфляция более 20% в год, падение курса риала, рост социального расслоения, истончение прослойки среднего класса и обострение традиционных иранских проблем – безработицы, нищеты, тотального госконтроля в экономике, деградации частного сектора и увеличения роли теневой экономики.

Снятие санкций, которого добился сменивший Ахмадинежада Рухани, несомненно, принесло облегчение. Отмена нефтяного эмбарго позволила Ирану за первую половину 2016 года восстановить объемы производства и экспорта углеводородов практически до уровня 2010 года (по разным оценкам, к осени 2016 года Иран добывал 3,6–3,8 млн баррелей нефти в сутки). Частичное восстановление связей с внешним миром вызвало интерес иностранных инвесторов к Ирану и оживило экономику. Темпы роста иранского ВВП стали положительными еще накануне отмены санкций (3% в 2014 году), а на 2016–2017 годы МВФ прогнозирует рост более 4% в год.

Иранское правительство демонстрирует еще больший оптимизм и исходит из того, что в 2016–2021 годах среднегодовой показатель темпов роста ВВП составит 8%. К началу 2016 года правительству Рухани удалось снизить темпы роста потребительских цен с исторического пика 45,1% в октябре 2012 года до 12,6%, что в принципе соответствует средним показателям до введения санкций 2010–2012 годов. На разведку в Иран потянулись иностранные инвесторы. В сентябре 2016 года правительство США приняло историческое решение разрешить концернам «Боинг» и «Аэробус» продавать пассажирские самолеты в Иран.

Чудо, которого не произошло

Ахмадинежад стал ассоциироваться с санкционным прошлым, а Рухани – с настоящим, свободным от внешнеэкономического давления. По этой причине первый даже не смог начать официальную выборную кампанию, а второй рассчитывает на победу в президентской гонке. Сторонники Рухани особо и не скрывают, что снятие санкций обеспечило ему высокие рейтинги и поддержку. По их мнению, Рухани как президент, выполнивший свои обещания (а именно под лозунгом снятия санкций он победил на выборах в 2013 году), просто обречен на второй срок. Однако на деле иранцы ждали от Рухани не просто снятия санкций, а экономического чуда – быстрого развития и процветания. А вот этого не произошло.

Иран действительно смог сделать шаг в сторону от пропасти экономического коллапса и даже добиться определенных успехов в снижении зависимости от нефти, но вот создать основу для стабильного экономического роста пока не получается. Темпы роста ВВП во многом держатся на позитивных ожиданиях и очень волатильны: если в 2014 году рост составил 3%, то в 2015 году – лишь 0,5%. Бюджет страны по-прежнему пуст, а низкие цены на нефть не позволяют его наполнить. Иностранные инвесторы также в основном ведут переговоры на перспективу. Тяжелой остается и социальная ситуация. Уровень безработицы даже подрос – с 10,6% в 2014 году до 11,7% в 2015-м.

Президентская команда продолжает курс на диверсификацию экономики, стабильное развитие и приватизацию, но такие реформы не приносят быстрого результата. А иранскому обывателю нужно чудо здесь и сейчас. Завышенные ожидания и отсутствие ощутимых улучшений и обеспечили неожиданный рост популярности Ахмадинежада, заставив опасаться его не только Рухани, но и Хаменеи.

Несмотря на просчеты в экономической политике, Ахмадинежад был понятнее простому иранцу – жителю окраин мегаполисов и основной массе населения провинции. Он говорил с обывателем на простом языке, умело манипулируя популистскими лозунгами. Его реформа госсубсидий хоть и была с изъянами, но дала в руки иранскому обывателю гарантированные ежемесячные выплаты живых денег. Для населения, значительная часть которого (до 60%) живет за чертой бедности, это как раз и было реализацией предвыборного обещания Ахмадинежада дать каждому в пользование кусочек национального богатства.

Поэтому отстранение Ахмадинежада не решает главную проблему Рухани. Если у него не получится добиться заметных улучшений в экономике, то к выборам первоначальная эйфория от снятия санкций может совсем иссякнуть.

А дать ожидаемое чудо будет сложно. Прежде всего, полностью санкции с Ирана так и не сняли. В первую очередь это касается использования Ираном долларов в качестве иностранной валюты, а также доступа к международной финансовой системе. Независимо от того, кто станет новым президентом США, американцы намерены сохранить часть экстерриториальных санкций, касающихся финансового сектора, как важный рычаг давления на Тегеран. Так что иранская финансовая система не сможет получить полноценный доступ к иностранным банковским институтам, а значит, и обеспечить необходимое сопровождение внешней торговле и притоку зарубежных инвестиций.

Западные финансовые институты (а вместе с ними и бизнес-корпорации) не торопятся укреплять реальные связи с Ираном, даже когда у них есть разрешение на это от собственного правительства. Например, весной 2016 года тогдашний британский премьер Кэмерон и министр иностранных дел Хэммонд направили письма руководству HSBC и Barclays с предложением активизировать работу с Ираном. Последние ответили весьма жестким официальным отказом. Они оказались не готовы начинать работу с иранцами, пока не будет понятно, что им не угрожают никакие внешнеполитические риски. Условия ведения бизнеса в Иране и без того сложны, чтобы утяжелять их еще и дополнительными рисками извне.

Однако санкции, как бы о том ни говорили в Тегеране, это не главный источник трудностей в иранской экономике. Они лишь усугубили те структурные проблемы, с которыми Иран борется с самых первых дней существования Исламской Республики: давление государства на экономику, неразвитый частный сектор, коррупция, клановость и клиентизм, негативная роль элементов исламской экономики, раздутые популистские социальные программы. Санкции убрали, а эти проблемы остались.

Устойчивый рост иранской экономики требует глубоких структурных преобразований, на которые действующее правительство едва ли решится. Помимо всего прочего, пересмотра требует банковская и валютная политика: обменный курс риала к доллару завышен, что мешает развитию экспортных отраслей и снижает конкурентоспособность иранских производителей. Отдельных усилий требует оптимизация работы государственных институтов, отвечающих за экономическую политику.

Экономический блок кабинета министров Рухани не производит сильного впечатления. Меры по выравниванию экономической ситуации принимаются медленно. Выбранные стратегии не всегда адекватны ситуации. При текущем состоянии иранской экономики было бы разумнее отпустить курс риала, принять дефицитный бюджет и понизить процентную ставку, но кабинет Рухани выбрал противоположное решение, не способствующее активизации экономической жизни страны. В этих условиях все чаще возникает вопрос: а есть ли у Рухани четкая программа по выводу иранской экономики из кризиса?

Дедушка тебя не любит

Против Рухани играет и то, что отстранение Ахмадинежада вовсе не означает, что Хаменеи автоматически поддерживает Рухани. Пока у Рухани нет сильного соперника, но верховного лидера явно раздражает активный курс президента на налаживание контактов с Западом. Такие отношения Хаменеи считает вынужденным злом, необходимым для того, чтобы вывести экономику страны из кризиса, но не более. Поэтому реформатор находится под давлением со стороны аппарата верховного лидера и верных ему консервативных групп. Хаменеи и его команда явно стараются принизить значимость ядерной сделки, периодически ставя под вопрос ее положительный эффект для экономического развития Ирана.

Противники Рухани из числа консерваторов стараются использовать сохранение односторонних санкций как доказательство близорукой политики президента, чья команда не смогла договориться об отмене всех ограничений во время переговоров по ядерной программе.

Позиции консерваторов усиливает и региональная нестабильность. Глядя на ситуацию в соседних странах, особенно в тех, где попытки реформ привели к полной дезинтеграции режимов, иранцы приходят к мысли, что лучше поступиться частью своих прав в пользу гарантируемых консерваторами стабильности и безопасности.

В результате многие в Иране считают, что Рухани может стать первым иранским президентом, не переизбранным на второй срок. Более того, некоторые иранские эксперты пророчат, что на смену ему придут консервативные силы со всеми вытекающими последствиями.

Пока такой сценарий выглядит маловероятным. Но верховный лидер, чье благословление обязательно для победы на президентских выборах, занял явно выжидательную позицию. Судя по всему, Хаменеи будет осторожно поддерживать консервативных оппонентов действующего президента. А судьба Рухани будет зависеть от того, сможет ли он сохранить массовую поддержку до выборов. Если да, то верховный лидер не пойдет в открытую конфронтацию с избирателями и позволит ему победить. Но если Рухани не сможет удержать свои рейтинги на высоте, то и поддерживать его непосредственно на выборах Хаменеи не будет.

Ничего хорошего Рухани не принесут и грядущие выборы в США. Кто бы ни стал следующим президентом, отношение к Ирану в Вашингтоне станет менее дружелюбным. Клинтон не будет воспринимать ядерную сделку как нечто священное – премию мира ей оправдывать не нужно. От достигнутых договоренностей она не откажется, но будет жестче относиться к Тегерану по вопросам прав человека, припомнив разгон зеленого движения и поддержку течений, которые в Вашингтоне считают радикальными. Клинтон точно не будет такой же терпимой, как Обама, к иранским попыткам мягкого шантажа в вопросах соблюдения ядерных договоренностей, что для Рухани означает потерю последних рычагов, которые могут заставить Белый дом снять оставшиеся санкции. Ничего хорошего для Рухани не обещает и победа Трампа, чья внешняя политика, судя по всему, будет строиться на принципах популизма.

В этих условиях в ближайшие месяцы иранские консерваторы еще активнее поднимут болезненный для Рухани вопрос: следует ли считать ядерную сделку достижением, если Тегеран пошел на уступки, а риторика Вашингтона стала жестче? Конечно, к отказу от договоренностей со стороны Ирана это не приведет – здесь ценят даже частичное снятие санкций. Но лишить Рухани на предстоящих выборах главного козыря – высоких рейтингов после подписания ядерной сделки – такой расклад может.

Николай Кожанов
25.10.16

Источник — carnegie.ru

Выдуманная история о «Цор»

azerbaycan-mapПредставляем вниманию читателей «Этноглобуса» ОТЗЫВ доктора философии по истории, доцента, декана факультета международных отношений и регионоведения Бакинского Славянского университета Ширинбея Гаджиали оглу Алиева

на диссертацию Ш.М.Хапизова “Поселенческая культура  дагестанцев Цора в контексте этнокультурной истории (ХVIII–ХХI вв.)” 

  1. Неправильно составлена структура диссертации. Название диссертации совпадает с названием второй главы. Таким образом, первая и последняя главы диссертации не соответствуют теме диссертации. Исследование культурных поселений в этих главах неполноценно. Во введении не показаны хронологические рамки диссертации. Название диссертации хоть и ограничено XVIII- XXI веками, однако автор совершенно не придерживается выбранных хронологических рамок. Например, третий параграф первой главы называется «Этнокультурные процессы в Цоре в XVII–XX вв.» (стр.35)
  2. Диссертант отмечает рост напряженности в крае в последние годы. Это оттого, что диссертанту не выгодно признать ускоренные темпы развития в самом стабильном регионе. Однако, на той же странице автор, отмечая, что впоследствии землетрясения 2012 года разрушилось более 6 тыс. домов, с горечью приходит к выводу, что таким образом был уничтожен фонд архаических жилищ и на их месте возведены новые однотипные дома (стр.4). На самом деле после стихийного бедствия, азербайджанское государство в самые кратчайшие сроки заново построило самые современные дома и безвозмездно передала их в эксплуатацию всем пострадавшим гражданам.
  3. Обсуждение диссертации в Азербайджане, научные дискуссии позволили бы создать реальную историческую картину. Однако, он, исследуя в основном аварцев Азербайджана свои «исследования» опубликовал преимущественно в Армении, Иране и Грузии, а не в Баку, в Азербайджане. Диссертант опубликовал 4 научные статьи в Ереване, 4 раза выступал на международных конференциях в Армении. Все это доказывает, что  диссертант далек от объективности и исторической действительности, стремясь к провоцированию сепаратизма.
  4. Неправильно и неточно определен предмет исследования. Представления диссертанта о предмете исследования запутаны, противоречивы. Предмет исследования, пишет он, «Алазанская долина, более известная в Дагестане как Цор” (səh.4-5), «разделенный государственными границами между Азербайджаном и Грузией, является одним из наиболее сложных с точки зрения этнического состава и наименее изученных регионов традиционного проживания этнических дагестанцев в Закавказье». Хотя Дагестан, как всем известно, еще более сложный регион.

При этом диссертант, стремясь ввести в научный оборот новое географическое название «Цор», не приводит какие-либо исторические свидетельства о нем. По непонятным причинам диссертант в целях и задачах исследования отмечает, что «географические рамки ограничены территорией левобережья р. Алазани, начиная от гор. Кварели и кончая границей Кахского и Шекинского районов АР» (стр.6), совершенно забыв о «Цор». В новизне работы подчеркивается, что «в научный оборот вводится географическое название Цор, как обозначение Алазанской долины» (стр.13). Как признается сам автор, азербайджанские аварцы (стр.71) проживали в основном на Южном склоне Кавказских гор и в горных долинах. На Алазанской долине исторически проживали же азербайджанцы/мугалы и ингилойцы. Расселение аварцев на Алазанской долине в XIX  веке непосредственно связано с колонизационной политикой Российской империи. Например, после восстания 1830 года жителям Джар не разрешили вернуться в свои селения, и они вынуждены были поселиться в соседних селах, в т.ч. в Даначи.  В целом, после знакомства с диссертацией не ясно, какой регион конкретно автор понимает под названием Цор. Если Цор – Алазанская долина, то почему автор в диссертации все время рассматривает в основном  Южные склоны гор Кавказа?! В тоже время диссертант подразделяет Цор на две части: на составляющие южные склоны Кавказских гор северную гористую часть и южную низменную. При описании этих частей с топографической точки зрения, подразделяет Цор на три части: горную, среднюю и низменную (стр. 24-25). Какое отношение первая часть имеет к Алазани! Далее диссертант Цор делит  на 3 зоны: гористую, которую местные жители называют Голода, предгорье Эхеди (возвышенность) и равнинную Битди  (стр. 69). Две первые зоны не имеют никакого отношения к Алазанской долине.

  1. В первом параграфе первой главы диссертации  диссертант делает неудачные попытки объяснения этимологии топонимии «Цор». Автор ссылаясь на различных авторов идентифицирует Цор то с Закавказьем, то с Грузией (Цебе Цор, Наха Цор и Жаниб Цор),  то с Джар, то с Джаро-Белоканы, то Закатальским округом. Одним словом, диссертант просто даже сам не может определить пределы звучащего по-аварски Цор и ищет выход в догадках: “Обозначая долину реки Алазани, аварцы вполне могли использовать термин цIури (цIоро)….” (стр. 22-24.)
  2. Наконец, непонятно, почему диссертант отвергает общеизвестные принятые топонимы, гидронимы, этнонимы, ойкономы, оронимы и др., вместо этого использует названия из диалекта небольшого сообщества. Почему он не признает Джаро-Белокан и Джар-Тала, славная история и культура которых общепризнаны в кавказоведении и в чем нужда в вымысле новых географических названий?!
  3. Диссертант во втором параграфе первой главы пытается исследовать ранние этапы этнической истории региона. В первую очередь он не соглашается с тем, что дагестаноязычное население Алазанской долины является пришлым этническим элементом (стр.26), ищет их корни в регионе периоды хурри-урарту и Мидии. Затем, основываясь на греческих источниках указывает, что лпины, силвы предки аварцев и стремится локализовать эти роды на Алазанской долине (стр. 28-29)

Таким образом, выходит, что до Аварии и Хунзаха, стоящие у истоков этнических аварцев лпины, расселялись на Алазанской долине. Диссертант в то же время, искажая сведения о древних автохтонных родов гел/her Алазанской долины, стремится приписать их к лпинам (стр.32). Кроме того, диссертант пытается связать с аварцами и чилбов, стоящих у этнических корней цахур.

Считая свое дело выполненным диссертант обходит два тысячелетие молчанием, переходит к XVII веку. При этом вообще не рассматривает вопрос переселения горцев на Алазанскую долину в позднее средневековье. В то время как нужно было остановиться именно на этом. Диссертант в следующем параграфе частично рассматривает вопрос переселения аварцев в Кварели и Лагодехи и в итоге приходит к выводу о том, что аварцы в Азербайджане автохтонные, в Грузии же пришлые полукочевники (стр. 39-41). Несомненно, он делает это ради того, чтобы не обидеть грузинских коллег, с которыми тесно сотрудничает.

  1. Диссертант в третьем параграфе первой главы рассматривает походы шаха Аббаса и переселение населения города Загама в Мазандаран. Утверждает, что переселенные в Иран были грузины и ассимилированные аварцы. Диссертант сведения Искандера Мюнши о тейпах «инисел/енисел» живущих в Загаме, связывает с аварцами. (стр. 36). При этом, он забывает о существовании автохтонного этноса ингилойцев и доказанном в историографии связях тайпов «инисел/енисел» с ингилойцами. Диссертант пытается доказать ложными фактами свою теорию переселения аварцев, отрицая еще один исторический факт. Этот факт состоит в том, что в походах шаха Аббаса в Кахетию участвовали горские тейпы, в т.ч. аварцы. После разрушения города-крепости Загам по воле шаха Аббаса со временем регион перешел под контроль Джаро-Балаканских джамаатов. С этой точки зрения переселение аварцев шахом Аббасом в Иран является абсурдом.
  2. Диссертант не уделяет должное внимание доминирующим в XVIII – середине XIX вв. в регионе Джаро-Белоканскому джамаату и Илисуйскому султанству, будто бы Закатальский округ не существовал в этом регионе.
  3. Диссертант в четвертом параграфе первой главы в своей своеобразной манере поясняет демографические и языковые процессы. Якобы в Азербайджане проживает 160-170 тыс. аварцев (səh.47), при этом диссертант, не стесняясь, представляет этнических азербайджанцев аварцами. Диссертант, подвергая сомнению итоги переписей населения в разные периоды (даже в советское время), пытается убедить нас в собственных цифрах, не подтвержденных какими-либо источниками, а потому ложными.
  4. Диссертант подвергает сомнению существование автохтонного этноса ингилойцев. По его мнению, в регионе проживают только грузины (стр.72, 77). Например, анонимный автор XIX века (М.М.-цев) повествует именно об ингилойцах, но автор представляет ингилойцев грузинами (стр. 45). Даже в прошлом веке офицер Российской империи точно называет этнос ингилойцами, но диссертант вновь допускает серьезную ошибку, выдавая их за «местных мусульман-грузин» (стр. 76).
  5. Диссертант пытается исследовать поселения, дома и др. по этническому признаку, что не принято в этнографии. Одинаковый тип поселений, домов и пр. присущ всем этносам региона и различать их по этническому признаку невозможно. Можно лишь говорить о свойствах, присущем всему региону.
  1. На стр. 23 диссертант, ссылаясь на статью Б.М.Гусейновой, изданную в 2008 году в Махачкале, сравнивает «город» Джар с Баку начала ХIХ века, при этом, представляет Джар еще более большим населенным пунктом, чем город Баку. Если бы диссертант сравнивал Джар с Хунзахом и Махачкалой были бы еще понятны его «благие намерения».
  1.  На стр. 92 диссертант совершает ошибку, идентифицируя, опираясь на грузинские источники, основанную в 1830 году село Нухбик с построенной в VIII веке в Кахетии (Тушетии) крепостью Нухбати. Что свидетельствует о дилетантстве научного сотрудника, претендующего на научную степень.
  2. Большинство таблиц (географические и демографические) в приложении к диссертации не имеют никакого отношения к диссертации. На самом деле диссертант должен был составить историко-этнографические таблицы, связанные с поселенческой культурой: типы поселений, жилища, дороги, хозяйственные постройки и др.
  3. Включенные в приложение таблицы №№ 7, 8, 9 (стр. 210-225) составлены не правильно. Не указаны даже источники статистических данных. Таблица № 9 состоит сугубо из вымыслов диссертанта, т.к. содержит абсолютно фальсифицированные цифры. Это позволяет ему раздуть численность аварцев в Азербайджане за счет других этносов. Численность азербайджанцев сведена к минимуму. В таблице автор преднамеренно или может непреднамеренно (у диссертанта скудная информация о регионе, дилетантски относится к научному аппарату, поэтому его представления ошибочны) преподносит ингилойцев — один из коренных этносов региона как грузин. Диссертант ложно представляет ингилойские селения Алиабад, Мосул, Ититала, Енгиан, Шотавар, Тасмаллы и др. полностью, а мугалские селения Кепенекчи, Верхиян (Бехмедли), Кюрдемир, Тураджлы и др. частично населенные грузинами (?). Население Гах-Ингилой, Гахбаш, Ингилой-Кетюклю, Алибейли, Мешебаш, Алатемир и др. селений христиан-ингилойцев показано как грузинское, но автором не указано, что в конце XIX века в результате политики насильственной христианизации, грузинофикации, насильственной ассимиляции, искусственным образом был создан новый этнос и религиозная конфессия. Разве диссертанту не известно о том, что Алазанская долина никогда не входила в состав этнической территории грузин?
  4. На стр. 180 список информаторов абсолютно фальсифицирован. Имена всех 49 человек, приведенных в списке без фамилии и отчества. Диссертант признавая, что он не встречался с большинством из них, забывает, что у живущих в Азербайджане аварцев есть фамилии с окончание «ов», «ев» и все они обязательно имеют отчества. С этнографической точки зрения Ф.И.О. должны быть полностью указаны.
  5. В списке литературы раздел иностранной литературы (стр.202-205) оформлен неправильно. Произведения, изданные на азербайджанском, аварском, английском, французском языках, приведены в списке на языке оригинала. Однако грузинские источники написаны на русском языке. Это свидетельствует о незнании автором грузинского языка и одновременно доказывает, что он не использовал их непосредственно сам. В таком случае диссертант должен был использовать переводы грузинских источников на доступном ему языке.

В целом каждая глава, параграф, даже абзац и строчка спорные, не отражает объективную реальность. Диссертант со своим субъективным подходом пришел к тенденциозным выводам, которые не обоснованы и совершенно не выдерживают научную критику.

Диссертация Ш.М.Хапизова “Поселенческая культура дагестанцев Цора в контексте этнокультурной истории (ХVIII–ХХI вв.)” написана на слабом научном уровне, не соответствует требованиям ВАКа и автор не может быть удостоен искомой степени кандидата исторических наук.

 

В начале VII века к власти в Кавказской Албании пришла новая династия – Михраниды

kafkaz-albaniya-kartaВ начале VII века к власти в Кавказской Албании пришла новая династия – Михраниды.

В начале VII века к власти в Кавказской Албании пришла новая династия – Михраниды. Главным представителем этой династии был великий деятель Джаваншир Михрани.

Джаваншир был князем государства Кавказская Албания из династии Михранидов, правителем феодального владения Гардман. Отец Джаваншира, Вараз Григор Михранид, стал первым правителем Гардмана, получившим титул князя всей Албании.

Сам Джаваншир правил Албанией с 638 по 670 годы. До этого он в течение семи лет возглавлял албанское войско в войне сасанидского Ирана против арабов, участвовал в сражении против арабов у Кадисии на стороне сасанидских войск.

После падения Сасанидской империи в 651 году Джаваншир ведет переговоры с Арабским Халифатом. Благодаря дипломатическим способностям Джаваншир добивается смягчений условий зависимости. Халиф Муавиййа сохраняет внутреннюю независимость Албании и уменьшает налоги с Албании в три раза.

Еще находясь в составе Государства Сасанидов, Джаваншир проявил искусство полководца в войне против арабского халифата и был одарен правителем Сасанидов множеством дорогих подарков. Воспользовавшись ослаблением Империи Сасанидов, Албания провозгласила собственную независимость. В 660 году Джаваншир заключил союз с Византией против Арабского халифата.

В 667 году, под угрозой нашествий арабов с юга и хазар с севера, Джаваншир признал себя вассалом Халифата, что стало поворотным пунктом в истории страны и способствовало ее исламизации.

Византийская империя боялась упустить из рук Кавказ. Видя сильное влияние арабов на албанского правителя, византийцы начали активно вмешиваться в дела Албании.
В результате заговора со стороны провизантийских местных феодалов Джаваншир Михрани был убит. В начале VIII века Албания была завоевана Халифатом, и в 705 власть Михранидов была упразднена.

В 705 году власть арабов все же утвердилась в Атропатене и Кавказской Албании, которые были объединены арабами в единую провинцию. С этого времени начинается Исламский период истории Азербайджана.

Джаваншир вошел в историю Азербайджана как выдающийся полководец и мудрый государственный деятель, который в очень тяжелое для страны время смог восстановить исохранить независимость страны, а также как талантливый дипломат, умеющий мирным путем разрешать проблемы, возникающие в его взаимоотношениях с арабами, византийцами и хазарами.
Джаваншир много сделал для развития материальной и духовной культуры Албании. Он перенес столицу Албании в город Барду. При нем жил и работал выдающийся албанский историк Моисей Каланкатуйский. Историк пишет, что Джаваншир построил в Барде и в других городах много дворцов и храмов. В Исмаиллинском районе Азербайджана до сих пор сохранилась Крепость Джаваншира, сооруженная примерно в VII веке.

Sputnik Азербайджан http://ru.sputnik.az/event/20150928/402176924.html#ixzz4O4hWxNMv

Хозяева и заказчики антиазербайджанских «научных» работ

akademiyaЗаведомое изолирование азербайджанских ученых от конференции, что уже стало нормой для некоторых «научных кругов», не что иное, как прямая провокация и научный террор против Азербайджана.

Между Институтом истории имени Бакиханова Национальной академии наук Азербайджана (НАНА) и Институтом Институтом  этнографии и археологии Дагестанского научного центра Российской академии наук (ДНЦ РАН) установлены тесные научные связи, говорится в сообщении, распространенном отделом по связям с общественностью Института истории НАНА.

Отмечается, что дагестанские ученые являются постоянными участниками научных конференций, проводимых в Баку, Губе, Шамахе, Гяндже. Их труды в Азербайджане публикуются в научных журналах и материалах соответствующих мероприятий.

«Нас связывают не только научные, но и вековые исторические и культурные связи. НАНА и РАН заключили Договор о сотрудничестве 22 декабря 2005 года. А 8 апреля 2016 года подписан Договор о сотрудничестве между Институтом истории НАНА и Институтом этнографии и археологии ДНЦ РАН», — говорится в сообщении.

Так же отмечается, что в Институте истории НАНА действует отдел «История азербайджано-российских связей», поддерживаются тесные научные связи с научными коллективами и организациями Москвы, Санкт-Петербурга и других регионов Российской Федерации (РФ).

К сожалению, отмечается в сообщении, стремление к поддержанию сотрудничества и научного диалога омрачает деятельность ряда псевдоученых. Некоторые сотрудники ДНЦ РАН ведут откровенную антиазербайджанскую деятельность, вмешиваясь в дела Азербайджанской Республики, покушаясь на ее территориальную целостность и историко-культурное наследие.

Представители НАНА рассказали, что 21-23 октября этого года в Ереване состоялась международная конференция «Иран и Кавказ: 20 лет», где обсуждались вопросы истории Азербайджана. В ней принимали участие, в частности, российские ученые, а также антиазербайджанский пропагандист Шахбан Хапизов, хорошо известный под псевдонимом «Марко Шахбанов».

Было отмечено, что долгое время на страницах печати и интернет-ресурсов он занимается разжиганием межнациональной розни, клеветой в адрес азербайджанского государства.
«Удивляет тема его очередного доклада «Черкесы» или аварцы Ирана: исторический экскурс и современное положение». С каких пор аварцы Дагестана как субъекта РФ, а также АР, стали гражданами Ирана? Что имел в виду автор, утверждая это? И какие цели преследовали те, кто направил его на эту конференцию от лица ДНЦ РАН? Аварцы живут в дружной семье народов Азербайджана, где проводится политика мультикультурализма, а в РФ – в составе Республики Дагестан», — говорится в сообщении.

Авторы сообщения отмечают, что на самом деле ситуация ясна. 11 октября 2016 года на заседании Диссертационного совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук при Институте этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая РАН прошла защита диссертации Хапизова «Поселенческая культура дагестанцев Цора в контексте этнокультурной истории (XVIII-ХХI века)».

Институт истории имени Бакиханова НАНА выражает глубокую озабоченность в связи с тем, что допущено вмешательство во внутренние дела Азербайджана, оскорбление и уничижение истории и культуры азербайджанского народа. При высоком уровне азербайджано-российских отношений подобного рода ненаучные, претенциозные, фальшивые, подстрекательские «работы», лишенные этического, научного и политического смысла, омрачают многовековые братские, дружественные связи сторон.

Нет ничего удивительного в том, говорится в сообщении, что ангажированный в Ереване Хапизов с благословения отдела «Народы Кавказа» Института этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая РАН (заведующий – член-корреспондент РАН Сергей Арутюнов) в своей диссертации грубо искажает историю Азербайджана, к которому автор предъявляет территориальные претензии, опубликовав четыре статьи в Армении.

«Кто его хозяева и заказчики, становится всем понятно. Да автор и не скрывает этого», — отмечают авторы сообщения.

По их мнению, обращает на себя внимание и то, что одна из секций конференции в Ереване посвящена проблемам талышей Азербайджана и Ирана. Заведомое изолирование азербайджанских ученых от конференции, что уже стало нормой для некоторых «научных кругов», привлечение сепаратистов и нездоровых националистов, таких как Хапизов, не что иное, как прямая провокация и научный террор против Азербайджана.

«Кому и зачем это понадобилось?», — задаются вопросом авторы обращения.

По их словам, вместо стремления к здоровому диалогу и развитию сотрудничества, особенно в условиях сложной геополитической ситуации, когда сама международная обстановка требует установления прочных взаимоотношений между Азербайджаном и Россией на уровне стратегического партнерства и сотрудничества, подобного рода «марши» вызывают сожаление и нежелательные размышления.

Sputnik Азербайджан http://ru.sputnik.az/science/20161024/407466619/iskazhenie-istorii-azerbajdzhana-dagestan-provokacija.html#ixzz4O4SZ5spa

Началась битва за будущее Ирака

iraq-flagКоалиция, созданная для борьбы с ИГИЛ (запрещенной в России организацией. — Прим. ред.), уже задумывается над судьбой региона на севере Ирака. Этническая пороховая бочка готова взорваться в любой момент, пишет автор публикации на сайте Die Presse Альфред Хакенсбергер.

Шейх Мухедин Халиль Салим, глава общины шабаков (мусульманская религиозная группа в Ираке. — Прим. ред.), встречает австрийских гостей у себя дома в Эрбиле. Его община насчитывает более полумиллиона человек в регионе, расположенном вокруг Мосула. «Шабаки — одно из многочисленных этнорелигиозных меньшинств, определяющих культурное многообразие Ирака», — пишет обозреватель австрийского издания.

«Шабаки, как езиды и христиане, стали жертвами ИГИЛ», — сообщает журналист. «Мы были вынуждены убегать от террористов со всех ног в июле 2014 года», — рассказывает шейх. «Конечно, мы надеемся, что наступление на Мосул позволит нам вернуться в наши деревни в провинции Ниневия».

Иракская армия и курдские военизированные формирования «пешмерга» за несколько дней очистили от боевиков ИГИЛ около 20 деревень. До Мосула они пока не добрались. В операции участвуют до 2 тыс. членов общины шабаков.

«Для нас, шабаков, как и для других суннитских племен, речь идет о выживании», — неоднократно повторяет в беседе шейх, который не сомневается в успехе операции по наступлению на Мосул. Он, в отличие от других суннитских шейхов, не опасается участия в военной операции и шиитских вооруженных формирований. «Шиитские группы, прежде всего «Хашд аш-Шааби», получили сомнительную известность из-за пыток и убийств суннитов», — говорится в статье.

«В нашей общине есть как сунниты, так и шииты. Мы не делаем между ними разницу и страха не испытываем», — говорит шейх. По его мнению, настоящие проблемы начнутся после освобождения провинции Ниневия и Мосула. Тогда должно будет произойти примирение с суннитскими племенами, которые примкнули к ИГИЛ. «Тот, кто насиловал и убивал, теряет всякую защиту племени и становится свободным, как птица», — говорит шейх, оставляя открытым вопрос о том, означает ли это смертный приговор.

«Политическое переустройство после окончания военной операции будет проходить еще труднее», — констатирует автор. «Мы должны будем стать автономным регионом, с собственным правительством, бюджетом и управлением. Конечно, в рамках иракского государства», — считает шейх Салим. Если Багдад на это не пойдет, шейх не исключает возможности интеграции с Курдским региональным правительством. Конечно, больше всего глава общины хотел бы, чтобы их под свою защиту взяли США и международная коалиция, замечает автор.

Идею о создании автономной провинции разделяет и Сафаа Камро, возглавляющий христианское военизированное формирование NPF, сражающееся на стороне «пешмерги». Проблему, однако, он видит не в политической реализации плана, а в таком препятствии, как ненависть между этническими группировками и религиозными общинами. «Ею пропитано все, и сидит она глубоко — большинство даже не в состоянии из-за этой ненависти думать о будущем страны», — констатирует он.

Автономные провинции — единственная возможность сохранить Ирак как единое государство, считает и экс-губернатор Мосула Афиль ан-Наджифи. По его словам, он уже ознакомил с идеей федерализма политиков в Багдаде — мнения разделились.

Если Мосул будет окончательно разрушен, а его население обращено в бегство, безопасности больше не будет нигде: ни в Багдаде, ни в Эрбиле, уверен экс-губернатор. Сунниты потеряют свой последний город, а с ним — и свою идентичность и культуру. «Это было бы часом возрождения ИГИЛ или не менее жестокой радикальной группировки».

21 октября 2016 г.
Die Presse

Альфред Хакенсбергер |

Источник — inopressa.ru

Почему лидеры Турции и Ирака перешли к личным оскорблениям

iraq-turkiye-bayraq«Знай свое место! Твой визг и вопли нам безразличны!» Подобную лексику первые лица государства используют нечасто, но сейчас это обычная форма общения между Анкарой и Багдадом. «Наша армия пока достаточно сильна, чтобы не слушать иракских приказов, — заявил во вторник, 18 октября, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган иракскому премьер-министру Хайдеру аль-Абади. — Ты мне не ровня. Мы будем делать то, что захотим». «Мы освободим свою землю благодаря решимости наших людей, а не при помощи видеообращений», — съязвил в ответ Абади, намекая на обращение Эрдогана к нации во время неудачной попытки переворота.

Перебранка между турецким президентом и иракским премьером — лишь один пример страстей, кипящих вокруг иракского города Мосула, на который с разных сторон наступают сейчас отряды шиитской милиции, иракской армии и курдского ополчения. Турция в ультимативной форме потребовала разрешить ей принять участие в освобождении города, в противном случае пригрозив действовать самостоятельно. Американские военные, координирующие операцию, буквально творят чудеса, нарезая секторы ответственности, разводя враждующие и одновременно союзные группировки по разным направлениям, чтобы операция не превратилась в войну всех против всех.

Вкус поражения

Мосул — «жемчужина севера», второй по размерам город Ирака после Багдада, населенный в основном суннитами и имеющий важное стратегическое значение, — попал в руки боевиков запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» (ИГ) летом 2014 года. Регулярная иракская армия сдала город практически без боя — отступая, она оставила исламистам склады с оружием и бронетехнику.

Часть силовиков и жители, успевшие покинуть Мосул до его падения, обосновались на территории, контролируемой иракскими курдами. Туда же бежал губернатор провинции Найнава Атиль аль-Нуджаифи. Спустя несколько месяцев турецкие военные, получив устное разрешение от Нуджаифи и главы Иракского Курдистана Барзани, развернули на севере Ирака тренировочные базы, где начали готовить бойцов курдской пешмерги и суннитского антиисламистского ополчения.

В Багдаде на происходящее смотрели сквозь пальцы: любая активность на севере страны оттягивала силы исламистов с южного фронта, который только-только стабилизировался на подходах к иракской столице. Но когда турки в декабре 2015 года ввели на север Ирака дополнительные силы, включая танки и артиллерию, Багдад выразил протест. Учитывая, что иракские власти не контролировали эти районы, возмущенные ноты были чистой формальностью. Однако после того, как в войне наметился перелом и перспектива отбить Мосул и окрестные районы стала реальной, вопрос, что делать с освобожденными территориями, оказался на повестке дня.

Тень империи

Север Ирака давно интересовал Турцию как из соображений безопасности (туда уходили на отдых и оттуда наносили удары отряды Рабочей партии Курдистана, ведущей против турок партизанскую борьбу), так и из соображений экономических (оттуда шла нефть, добываемая в курдских регионах Ирака). Турецкие военные присутствовали там еще с 1990-х — с разрешения Саддама Хусейна. Поэтому как только в регионе возник вакуум власти и появилась возможность установить над ним контроль, Анкара незамедлительно этим воспользовалась. Турецкие власти трезво оценили обстановку и поняли: в ситуации, когда рушится многолетний баланс сил, либо ты будешь активно действовать и менять ситуацию в нужном тебе русле, либо она изменится без твоего ведома — и вряд ли в твою пользу. Эрдоган в этих условиях пытается максимально соблюсти интересы государства, как он их понимает, основав в Мосуле собственный центр силы, дружественный Анкаре.

Турция буквально продавливает свое участие в освобождении Мосула, объясняя это стремлением не допустить гуманитарной катастрофы, которая неминуемо последует за падением города. Как полагают в Анкаре, сотни тысяч человек, спасаясь от зверств шиитской милиции, хлынут к границе. Учитывая, что в Турции и без того скопились 2,7 миллиона беженцев из Сирии, это вряд ли можно назвать желанным подарком.

На тактические соображения накладывается вопрос национальной памяти: как заявил Эрдоган, Анкара несет историческую ответственность за регион, который был частью Османской империи без малого четыреста лет, и за судьбу народов ее населяющих. В Анкаре опасаются, что багдадские власти планируют изгнать из Мосула и окрестностей суннитов и заселить территорию шиитами с юга страны. «Если вы, выбив ИГ, попытаетесь изменить демографическую структуру Мосула, вы разожжете гражданскую войну огромных масштабов, религиозную войну, — предупредил турецкий президент. — Нас это беспокоит, мы опасаемся за наших братьев — туркоманов и арабов-суннитов… Возникает вопрос, кто должен контролировать город после освобождения. Конечно, арабы-сунниты, туркоманы-сунниты и курды-сунниты».

Судя по всему, Анкара настроена жестко и не намерена обращать внимание на протесты Багдада. «Мы не нуждаемся ни в чьем разрешении и не собираемся никого о нем просить», — объявил Эрдоган, дав понять, что турецкая армия с севера Ирака не уйдет. На днях парламент Турции официально продлил мандат военной миссии.

Дезертиры или ополченцы?

Турецкие войска, развернутые на севере Ирака, представляют самую боеспособную силу в регионе. Однако рассчитывают в Анкаре в основном не на них — ударной силой в боях за Мосул должны стать суннитские ополченцы, лояльные бывшему губернатору провинции аль-Нуджаифи.

Отношения у губернатора с центром, мягко говоря, напряженные. Депутаты иракского парламента открыто обвинили аль-Нуджаифи в развале обороны Мосула летом 2014-го, в результате чего город стал легкой добычей исламистов. Многие подозревают его в сепаратизме.

В распоряжении аль-Нуджаифи сейчас находятся, по разным данным, от одной до трех тысяч человек — в основном бывшие силовики из Мосула, ополченцы и полицейские. В Багдаде их считают дезертирами, бросившими фронт. Они хорошо вооружены и обмундированы на турецкие деньги и прошли подготовку у турецких инструкторов. Командует суннитскими ополченцами Саади Обейди — бывший генерал-майор иракской армии, начинавший карьеру еще при Саддаме Хусейне.

Как заявляет сам Обейди, задача его людей — взять под контроль территорию Мосула и окрестностей после освобождения ее иракской армией. Вряд ли, однако, эта перспектива вызывает восторг в Багдаде.

В Багдаде неспокойно

Багдад крайне болезненно воспринимает турецкое присутствие на севере страны, поскольку оно служит свидетельством неспособности столичных властей контролировать всю территорию государства. «Мы бы хотели разрешить эту проблему по дипломатическим каналам, через конструктивный диалог, — заявил посол Ирака в Анкаре Хишам Алави. — Но если, сохрани Аллах, турецкая сторона не пойдет нам навстречу, мы обратимся в Совбез ООН. Если же и это не поможет, то иракское правительство вынуждено будет рассмотреть другие возможные варианты, чтобы защитить наш суверенитет и интересы Ирака».

С точки зрения Багдада, ни аль-Нуджаифи, ни власти Иракского Курдистана не имели никакого права приглашать турецкие войска на территорию Ирака. «Даже если бы существовало какое-то устное соглашение или что-то подобное, речь могла бы идти только о военных советниках, — отметил Алави, — но никак не о присутствии турецких войск с артиллерией и танками в 120 километрах за линией границы».

При этом Багдад готов идти на уступки: иракские власти пообещали, что не позволят шиитским ополченцам творить в захваченном Мосуле все, что им заблагорассудится. Если турки не проявят ответной любезности, у Ирака есть чем ответить: при необходимости Багдад может поддержать сирийских курдов наподобие того, как турки поддерживают курдов иракских. Для иракского правительства это вопрос жизни и смерти: если оно позволит иностранным войскам хозяйничать на своей территории как у себя дома, о сильном независимом Ираке можно будет забыть.

Курдистан меж двух огней

Сложнее всего в этой ситуации иракским курдам, которые оказались меж двух огней.

Почему не все курды хотят жить в одном государстве

С одной стороны, Эрбиль давно и плодотворно сотрудничает с Анкарой, продавая ей нефть и иногда даже помогая проводить военные операции против братьев по крови из Рабочей партии Курдистана. Турецкие военные помогают пешмерге оружием и снаряжением, тренируют ее бойцов; в этой ситуации курды просто не могут позволить себе вступать в конфликт с Анкарой, тем более что рухнувшие цены на нефть почти опустошили региональный бюджет.

С другой стороны, Иракский Курдистан по-прежнему остается, пусть и формально, частью Ирака. Понятно, что курды стремятся к независимости — как провозгласил премьер Курдистана Нечирван Барзани, «независимость Курдистана — это право нашего народа, и он сам будет определять, где пройдут границы». Как показывают опросы, более 84 процентов иракских курдов поддерживают своего премьера, но независимость Курдистана не нужна не только Ираку, который в этом случае лишится львиной доли нефтяных полей, но и Турции: Анкара опасается, что примеру иракских братьев последуют курды в Сирии и самой Турции.

Алексей Куприянов
21.10.16

Источник — lenta.ru

Узбекистан будет председательствовать в Совете министров иностранных дел ОИС.

20161021_120437Как сообщает ethnoglobus.az  21 октября в посольстве Узбекистана в Баку прошла пресс-конференция. На мероприятии обсуждались две темы: подготовка к предстоящим президентским выборам в стране, которые состоятся 4 декабря  и председательство Узбекистана в Совете министров иностранных дел ОИС.

По первому вопросу выступил заместитель посла Узбекистана в Азербайджане Джохонгир Аминов, который детально рассказал о предвыборной ситуации и обо всех кандидатах в президенты. Он также отметил, что в Баку зарегистрировано 400 граждан из Узбекистана, из которых 250 человек являются избирателями. Так как в Тбилиси отсутствует посольство Узбекистана, в Баку будут голосовать также граждане Узбекистана, проживающие в Грузии. «Граждане Узбекистана отличаются активностью в участии на выборах», резюмировал Аминов.

Консул посольства Хуман Омаров отметил, что 18 октября в Ташкенте состоялась 43-я сессия Совета министров иностранных дел Организации Исламского Сотрудничества (ОИС). Ташкентская сессия стала  официальным началом председательства  Республики Узбекистан  в СМИД ОИС.

«Девиз узбекского председательство-«Образование и просвещение-путь к миру и созиданию». Идея объявления девиза гармонирует со знаменитым хадисом: «Стремись к знаниям от рождения до смерти.» Данная тематика сессии была предложена первым президентом Узбекистана Исламом Каримовым», подчеркнул Омаров.

Далее дипломаты ответили на вопросы журналистов.

Что означает операция по взятию Мосула?

us-army-in-irakМария Шелудякова

Что происходит вокруг Алеппо? Что означает операция по взятию Мосула? Как эти события связаны? Sputnik попытался разъяснить читателям, какие события и чьи интересы стоят за военными сводками с Ближнего Востока.

В мире пристально следят за затяжными и ожесточенными боями в иракском Мосуле и сирийском Алеппо – ключевых городах в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство» (запрещена в России и ряде стран). Как Ближний Восток превратился в поле боя, рассказал Sputnik старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктор Надеин-Раевский. Алеппо: великое прошлое и трагическое настоящее Взятие сирийского города Алеппо, безусловно, способно склонить чашу весов в пользу Асада. Город с населением около двух миллионов человек считается фактической столицей Сирии. Здесь была сосредоточена большая часть легкой промышленности и производства товаров народного потребления. Алеппо связан дорогами практически со всеми районами страны. Экономическая составляющая сражения за город велика, как и идеологический фактор.

17 марта 2006 года Это древнейший город, в котором сохранились строения времен крестовых походов. Это жемчужина Ближнего Востока с древней историей и богатым наследием, где всегда жило много христиан: и православных, и католиков. Сирийское правительство к моменту захвата Алеппо террористами «Исламского государства» успело отреставрировать большую часть древних сооружений.

Боевики Фронта ан-Нусра Сейчас в Алеппо сосредоточены боевики самых разных исламских организаций, а их несколько сотен, подчеркнул эксперт. Из них несколько десятков крупных, таких как «Джабхат ан-Нусра», чье влияние распространяется на большую часть территории Сирии. В этой террористической организации собраны десятки тысяч боевиков со всего исламского мира.  «Освобождать такой большой населенный пункт будет крайне сложно, гражданские объекты часто расположены в тех же кварталах, где ведутся боевые действия. Отсюда все необоснованные обвинения в адрес сирийского правительства и России об ударах по госпиталям, – отметил Надеин-Раевский. – Для западных политиков главное обвинить Москву, а доказательства – дело второстепенное». Завоевание террористами Алеппо в свое время стало большой трагедией для страны. Сейчас этот город действительно стал ключом, не овладев которым, бессмысленно надеяться на победу над террористами «Исламского государства», уточнил эксперт.

Нанесение авиаударов по террористам в квартале Рамусе на юго-западе Алеппо Во вторник, 18 октября, ВКС России прекратили наносить удары по объектам боевиков в Алеппо. Сирийские правительственные войска к началу «гуманитарной паузы» (намечена на утро четверга, 20 октября) также будут отведены от линии соприкосновения, что должно позволить как жителям, так и боевикам выйти из города по специально созданным коридорам. По словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, Россия делает этот жест доброй воли в надежде, что западные партнеры наконец-то смогут отмежевать «умеренную оппозицию» от террористов (как это было предусмотрено еще женевскими договоренностями РФ и США). Мосул: мятежные курды и нефть В иракском Мосуле ситуация несколько иная. Это центр добычи и переработки нефти, здесь под контролем исламистов остаются месторождения Кайяра и Наджма. Кроме того, значительную роль в конфликте играет турецкий фактор – на территории Ирака находятся турецкие войска.

Солдат ВС Ирака на востоке Мосула, 15 октября 2016 года «Накануне турецкий лидер Эрдоган заявил, что Турцию и Мосул связывает общая историческая судьба. Турки воспринимают иракский город как турецкую территорию. Примечательно, что соседняя с Ираком турецкая провинция носит то же название – Мосул. И турки никогда не скрывали своих претензий на эти территории. Кроме того, в Турции собственных нефтяных месторождений крайне мало. Так что их интерес подогревается нефтью», – объяснил политолог.

Пентагон: битва за Мосул «решающий момент» в кампании против ИГ Мосул – иракская столица террористов ИГ. Овладение этим населенным пунктом серьезно подорвало бы сопротивление исламистов. Но перед правительственными войсками стоит непростая задача. Боеспособность иракской армии крайне сомнительна. В 2014 году правительственные войска «подарили» Мосул террористам, хотя наступало на город всего 1,5 тысячи боевиков «Исламского государства». Сегодня террористами  заминирована вся территория вокруг города и некоторые некогда жилые районы. Эту территорию удерживают несколько тысяч боевиков, которые сделают все возможное, чтобы сохранить Мосул за собой.  Именно поэтому американцы сосредоточили здесь большое количество своих советников и отрядов спецназа для участия в операции по освобождению города. Министерство обороны США считает операцию решающей в борьбе с этой группировкой, но крупные города штурмовать всегда крайне непросто.

Бронетранспортер ВС США на базе Каййара в 60 км восточнее Мосула, 18 октября 2016 года Помимо военнослужащих США и правительственных войск Ирака, также подготовленных американцами, в регионе воюют и курдские ополчения (пешмерга). По мнению эксперта, именно курды – «самая целеустремленная боевая сила». Для курдов террористы «Исламского государства» – смертельные враги, и они полны решимости уничтожить в Ираке все «игиловское отребье».

Курды сразились с ИГ в Хазире, при наступлении на Мосул «Но, – продолжил Надеин-Раевский. – Иракское правительство в высшей степени осторожно относится к желаниям курдов распространить свою власть на эту территорию. Почему? Тоже из-за нефти. Идет грубый дележ нефтяных месторождений, и на этом фоне отношения курдской автономии и иракского шиитского правительства приобрели болезненный характер». Усугубляется ситуация и тем, что в Багдаде у власти находятся шииты, а президент – курд, считает эксперт. Говорить о едином Ираке сейчас не приходится, считает политолог. Каждая сила, которая борется за Мосул, преследует собственные интересы. Багдад опасается курдского контроля над Мосулом. У Турции здесь двойной интерес: не просто борьба с «Исламском государством», а желание подавить на территории Ирака Курдскую рабочую партию (которую в Турции считают террористической организацией), боевые отряды которой активно участвуют в сражениях.

Read more: http://ru.sputnik.az/world/20161019/407416441/ekspert-u-tursii-v-irake-dvoynoy-interes.html

Монеты и денежные обращения Шемахинского ханства

sikkeПосле смерти Надир-шаха одним из образовавшихся  азербайджанских феодальных государств было Шемахинское ханство. Основателем ханства были Гаджи Мамедалибек и братья Мамедсеид и Агаси из племени Ханчобаны. Ширванское ханство простиралось Каспийского моря до Геокчая длиною около 150 верст, а с севера до реки Куры около 100 верст. На севере оно граничило с Кубинским ханством, на востоке с Бакинским, на юге с рекой Курой, на западе с Шекинским ханством по реке Геокчай. Одно из самых крупных и богатых ханств Северного Азербайджана, Ширванское ханство было самым сильным среди других азербайджанских ханств по военному и экономическому потенциалу. У ханства было 8–10 тысячное войско. Характерной чертой данного ханства состояло в двоевластии. Половина земель Ширвана управлялось как Мамедалибек ханом с центром новая Шемаха, так и братьями Мамедсеид и Агаси с центром страя Шемаха. Борьба за власть мешала объединению ханства и развитию его хозяйства. В 1763 году Мамедсеид хан захватил новую Шемаху и пленил Мамедалибек хана. Произошло объединение старой и новой Шемахи и на эти земли распространилась власть Мамедсеид хана.

25 декабря 1805 года Мустафа-хан и генерал Цицианов подписали трактат о вступлении Ширванского ханства в подданство Российской империи. Присоединение Ширванского ханства к России в 1805 было подтверждено Гюлистанским мирным договором 1813. Однако, в 1820 году Мустафа-хан изменил и бежал в Персию, вследствие чего звание хана было упразднено и в Шемахе было введено русское управление. После на данной территории была образована Ширванская провинция, которая в 1840 вошла в Каспийскую область (с 1846 — Шемахинская, с 1859 — Бакинская губерния).

Основными занятиями населения в Шемахинском ханстве были земледелие, производство шёлка и других тканей, торговля, ремёсла. Как отмечает Байрамова Н., у Шемахинского ханства были широкие торговые отношения с Ираном и Россией [1, 57]. Это значит, Шемахинское ханство должно было иметь весьма развитое монетное дело, обслуживающее развитое ремесло и торговлю. Как указывает Раджабли А., за исключением Гянджинского ханства, чекан монет в других северо-азербайджанских ханствах начался, только при регентстве Керим-хана Зенда [3, 164]. Нумизматические материалы свидетельствуют, что вышеуказанные правители чеканили монеты в монетном дворе Шемахи. Наиболее ранние монеты Шемахинского ханства датированы двумя последними годами первого периода независимого существования этого государства. Незначительное количество сохранившихся образцов, чеканенных в течении этих лет позволило установить наличие в обращении двух типов.

Первый тип с шиитским символом веры, чеканенный в 1177 г.х. (1753 г.), зарегистрирован в коллекции МИА в единственном экземпляре. Второй тип со стихотворной персидской легендой и формулой воззванием («О, милосердный»), выпушенный в этот же и последующий год известен в двух вариантах, различающихся по расположению цифр дат чекана. Образцы каждого варианта хранятся в коллекции МИА в двух экземплярах, отмеченных разными годами выпуска. Наличие в обращении двух типов монет позволяет сделать вывод о том, что в Шемахинском ханстве функционировало два монетных двора: в Старой Шемахе, выпускавшей первый тип, поскольку правитель ее считал себя преемником Сефевидов, и в Аксу, где чеканился второй тип, т.е. потомки рода Серкеров получили здесь право на власть от Керим-хана Зенда [4, 96]. Во второй половине 18 века Шемахинский монетный двор начинает выпуск монет нового типа с воззванием «О, владыка времени». Проведение Фатали-ханом Кубинским мероприятие по упорядочению монетной системы Шемахинского ханства затронуло все подвластные ему территории Северо-Восточного Азербайджана с различным уровнем денежного обращения и по всей вероятности было направлено на создание единого внутреннего рынка.

Наряду с серебряными монетами в Шемахинском ханстве чеканились также медные анонимные монеты с изображением павлина и других животных, а на реверсе надпись «Шемаха/чекан». По мнению ряда ученых, изображение на монетах животных связано с календарным циклом. Данный тип монет характеризуется тем, что внешне монета круглой формы, диаметром 2–23 мм, вес 4–4,5 грамм. В отличие от вышеописанного другой тип монет имеют внешне продолговатую форму, диаметр 17–29 мм, вес 4,6–6,9 грамм. В аверсе монеты  вокруг узора изображен меч. В реверсе монеты имеется надпись «Шемаха/чекан» Эти монеты чеканились в Агсу, так как в отличие от Серкеров, правитель Агсу Гаджи Мамедали хан был шиитом, а потому в монетах чеканился шиитский символ веры. Во время археологических раскопов в средневековом городе Агсу в 2010 году были обнаружены четырехугольные продолговатые монеты. Диаметр данных монет 15–34 мм, вес 14–16,5 грамм. На аверсе монеты был изображен меч, а на реверсе было отчеканено слово фулус без указания места и года чекана. На некоторых монетах имеется надпись Лагич, Мухаммед [2, 105].

Весьма важно выяснить топографию монет Шемахинского ханства. Далее, нами приводятся топография монет ханства, обнаруженных на территории Азербайджана. Нумерация находок приводиться по девяти томным выпускам Е.А. Пахомова «Монетные клады Азербайджана и других республик, краев и областей Кавказа».

Монеты Шемахинского ханства, обнаруженные на территории Азербайджана

216. В шекинском и шушинском уездах Гянджинской губернии в 1841 г. был найден клад из 216 серебряных монет. В кладе были монеты Афшаридов: 1) Надир-шаха, битые в Кабуле, Кандагаре, Надир-абаде, Герате, Мешхеде, Ширазе, Исфахане, Тебризе, Гяндже и Тифлисе, в 1150–1160 (1737–1748) и 2) Адиль-шахе  в Исфахане, Казвине, Тебризе в 1160–1161 (1747–1748) и 3) Ибрагим-шаха в  Казвине, Тебризе, Гяндже и Тифлисе, в 1161–1162 (1747–1748) и 4) Шахрухе в тех же городах, в 1162–1168 (1748–1755) гг.; Сефевида Исмаила Третьего,- Решт 1176 (1753–54) гг.; Зендида Керим-хана,- Казвин 1175 (1761–62) гг.; Ширванских ханов Шемахи 1177 (1763–64) гг.; Бабуридов-1) Фаррухсияра, 1125 (1713–14) г., город сбит и Атава, 1129 (1716–17) гг. 2) Рафии-ад-дареджат 1131 (1718–1719) гг. 3) Мухаммад-шаха, в Лагоре и Шахджехан-абаде 1132–1146 (1719–1734) гг.; османида Ахмеда Третьего (1703–1730) гг.- два стамбульских пиастра и золотая монета, битая им в Тебризе.

219. В селении Карадашлы-Джейнам, Арешского уезда Бакинской губернии в 1902 году, был найден клад из из 49 серебряных монет Сефевидов, Овейсидов, Афшаридов, Зендидов, Ханов Гянджи и Ширвана 18 века.

228. В Карабахе, Шушинском уезде Гянджинской губернии в 1830 г. при проведении канавы найден клад из 120 серебряных монет 17–18 вв., из которых 8 поступили в музей и оказались следующими: Сефевид Сефи Первый или Второй,- чекан Хувейзы; Сефевид Сулейман, чекан Хувейза 1087 (1676–77) и 1091 (1680–81) гг.; Сефевид Аббас Третий, шахи Исфахана 1147 (1734–35) гг.; Багратидов, аноним, чекан Тифлиса 1178 (1764–65); Ханов Шемахинских, 1178, Шемаха; Ханов Гянджинских, 1185 (1771–72) и 1991 (1780–82). Монеты чеканены между 1676 и 1781 гг.

235. В с. Сагиян Шемахинского уезда Бакинской губернии в 1901 г. был найден кладс 420 серебряных монет ханов Шемахи, Шеки, Дербенда, Гянджи и Кубы 1217–1219 (1797–1805)

236. В с. Зизик на реке Кудиал-чай Кубинского уезда Бакинской губернии в 1904 году найден 42 серебряных монет Ширванских Ханов 1720 г. и одна монета Керим-хана Зендского

238. В с. Карадаглы Арешского уезда Гянджинской губернии в 1890 г. найден клад из 236 монет, битых в Тебризе, Хувейзе Исфахане, Нахичеване, Тифлисе, Мешхеде, а большинство в Шемахе и Гяндже.

534. Из  Ханкенды в Сектор драгметаллов в Баку 1934 г. поступил небольшой клад серебряных анонимных аббаси закавказских ханств (13), в том числе Шемаха 1188 (1), 1190 (1), Гянджа 1189 (9), 1190 (2). Самая ранняя дата на монетах,- 1188 (1774/5), а самая подзняя 1190 (17176/7).

535. Их Ханкенды в 1934 г. поступил клад серебряных анонимных аббаси закавказских ханств, в том числе 35 штук, битых в следующих городах и годах: Шемаха,-1187 (1), 1188 (1), 1189 (4), год сбит (4); Гянджа,- 1189 (6). Самая ранняя дата,-1187 (1773/4), самая поздняя,- 1191 (1777/8).

536. Из Агдаша в Сектор драгметаллов в Баку в 1934 г. поступил клад серебряных анонимных аббаси закавказских ханств, в числе 246 штук. Состав их следующий: Шемаха,-1187 (2), 1188 (14), 1189 (21), 1190 (14), 1191 (10), 1192 (6), 1193 (10), 1194 (18), 1195 (8), 1196 (2), 1197 (1), 1199 (9), 119 (10), 1200 (8), год не понятен (1), год сбит (10); Гянджа 1188 (16), 1189 (24), 1198 (2), 1199 (2), 1200 (4), год сбит (1), 1188 (2), 1189 (23), 1190 (46), 1191 (16), 1192 (15), 1193 (5), 1194 (18), 1195 (3), без обозначения года (9), год сбит (15). Самая ранняя дата 1187 (1773/4), самая поздняя 1200 (1785/6).

538. Из Кубы в Сектор драгметаллов в 1934 г. поступил клад серебряных анонимных аббаси закавказских ханств 17–18 вв., в числе 248, битых в следующих городах и годах: Дербент,- 1220 (2), 1221 (3), год сбит (3); Куба,- 1220 (19), 1221 (19), 1222 (8), 1223 (54), год сбит (11); Шемаха,- 1185 (1), 1188 (5), 1189 (6), год сбит (16), 1190 (2), 1191 (5); новый тип,- 1200 (6), 1201 (5), 1202 (5), 1203 (4), 1204 (4), 1208 (4), 1209 (2), 1210 (3), 1211 (3); Гянджа,- 1189 (16), 1190 (4), 1192 (4), 1198 (2); без обозначения года (1), год сбит (2), 1188 (3), 1189 (5), 1199 (1), год сбит (1); с шиитским символом веры,- год  сбит. Самая ранняя дата,-1185 (1771/2), а самая поздняя,- 1223 (1808/9).

539. В с. Басхал в 1927 г. в 1927 г. был найден глиняный кувшинчик с серебряными анонимными аббаси, чеканенным в Шемахе в 1200, 1223, 1224 и в других годах, в исходе 18 и в начале 19 века.

540. В Нухе в 1825 г. найден клад из монет закавказских ханств.

Состав данных кладов, их топография показывают, что монеты Шемахинского ханства обращались не только в пределах ханства, но и в сопредельных ханствах.

Литература

1. Bayra­mova Nailə Şamaxı Xan­lıgı. Bakı: Təh­sil, 2009, 396 s.

2. Quliyev A. Agsuda sikkə zərbi və pul tədavulu / Agsu şəhəri orta əsr­lərdə. Tarixi-arxeoloji araşdırma. 2 buraxılış. Bakı: Polifrafik Pro­dakşın, 2010, 386 s., s. 100–109

3. Раджабли А.   Нумизматика Азербайджана (Очерки истории монетного дела и денежного обращения Азербайджана). Баку: Elm və Xəyat, 1997, 232 c.

4. Сейфедини М., Байрамов Р. Денежное обращение и монетное дело в Азербайджане в 16–19 вв. Баку: Elm, 2001, 150 с.

Tеймур Кулиев (кандидат исторических наук)

научный сотрудник сектора Нумизматики Института Археологии и Этнографии НАНА

http://arxeoloq.az/?p=1335

У России есть возможность влиять на нефтяные цены без сокращения добычи

RussianДо встречи в Вене 28-29 октября специального комитета ОПЕК по реализации алжирских договоренностей остается немного. Напомним: 28 сентября на переговорах в Алжире страны-члены ОПЕК договорились снизить уровень добычи до 32,5-33 миллионов баррелей в сутки. Подобная договоренность достигнута впервые с 2008 года.

На встрече в Вене, куда приглашена Россия, должны быть определены условия и параметры ее присоединения к замораживанию добычи нефти. На сегодняшний день РФ – мировой лидер по нефтедобыче. Сентябрьский показатель — 11,11 млн. барр. в сутки. Российская нефтяная промышленность поставила, таким образом, новый рекорд производства черного золота, вплотную приблизившись к пику добычи, зафиксированному в СССР в 1987 году (11,42 млн. барр. в сутки), когда суммировались результаты производства этого сырья в Азербайджане и других советских республиках, добывавших нефть.

Позиция лидера нефтедобычи и предстоящая встреча в Вене министра энергетики РФ А. Новака с генеральным секретарем ОПЕК Мохаммедом Баркиндо вызывает огромный интерес всех участников рынка. Несмотря на многочисленные предсказания о том, что Россия сорвет процесс замораживания добычи, глава нефтяного картеля выражает уверенность в намерении российской стороны стабилизировать рынок. М.Баркиндо подтверждает это мнением президента России Владимира Путина, который заявил в Стамбуле, что РФ поддержит усилия по восстановлению баланса на рынке черного золота и присоединится к усилиям ОПЕК в этой области.

По поводу конкретных лимитов для каждой из стран организации пока договоренностей нет, окончательное решение об этом должно быть принято на официальной сессии ОПЕК 30 ноября в Вене.

В ожидании всех этих событий рынок оказался под давлением разнонаправленных факторов и ожиданий. Сейчас цены на нефтяном рынке слабо колеблются вокруг цифры 50 долларов за баррель. По данным на 19 октября, декабрьские фьючерсы на Brent подорожали на 0,06% — до 52,10 доллара за баррель. А ноябрьские на WTI — подешевели на 0,08% до 50,72 доллара за баррель.

С одной стороны, сильны надежды, что страны-производители нефти из ОПЕК все-таки смогут договориться в Вене и остальные к ним присоединятся. С другой стороны, участников рынка продолжает беспокоить неопределенность, связанная с уровнем добычи в Иране, Нигерии и Ливии. Все три страны заявляют, что в ближайшее время увеличат производство нефти. Кроме того, рост числа вводимых буровых установок в США продолжается уже седьмую неделю подряд, и трейдеры расценивают это как твердое намерение американских сланцевиков тоже попытаться увеличить добычу. Правда, по прогнозам Управления энергетической информации (EIA) при Минэнерго США, в ноябре производство сланцевой нефти несколько сократится: до 4,429 млн. барр. в сутки, что на 30 тыс. барр. меньше, чем предполагается добыть на американских сланцевых месторождениях в октябре

Что касается роста добычи в Ливии, то, по данным National Oil Corporation (NOC), месторождения этой страны выдают около 560 тыс. барр. в сутки. Нигерия до конца 2016 года повысит добычу нефти на 22%, в результате чего суточное производство там достигнет уровня в 2,2 млн. барр.

Стратегическая задача Тегерана – вернуться к объемам добычи нефти, существовавшим до введения санкций против Ирана в 2011 году. Согласно официальной иранской статистике, это приблизительно 4-4,2 млн. баррелей в сутки. Кроме того, ИРИ хотела бы восстановить свою 13-процентную долю в мировом экспорте нефти.

В таких условиях пытаться предсказать тенденции движения нефтяных цен, а тем более их будущий уровень совершенно нереально. Правильнее искать возможности безболезненного для российской нефтянки ограничения добычи и получения политических дивидендов от участия страны в стабилизации мирового нефтяного рынка. Россия прямо заинтересована в такой стабилизации.

Целесообразно при этом заранее определить параметры участия России в возможных договоренностях с ОПЕК. Глава российского Минэнерго А. Новак выразил мнение, что наиболее эффективной мерой стабилизации рынка станет замораживание объемов добычи нефти на полгода с возможностью продления срока. «Мы исходим из того, что заморозка для нас — это наиболее приемлемый, эффективный вариант, — говорит Новак. — На мой взгляд, наиболее эффективный срок, который бы позволил действительно реально достичь результата — шесть месяцев с мониторингом ситуации и возможной пролонгацией». Сейчас Минэнерго продолжает консультации с российскими нефтяными компаниями на тему их присоединения к будущему договору об ограничении добычи и рассчитывает на участие в процессе замораживания всех добывающих предприятий без исключения.

Интересное предложение сделал в интервью агентству ТАСС советник президента России Сергей Глазьев. Для стабилизации рынка нефти, говорит он, Россия должна ограничить экспорт нефти, а не заморозить ее добычу, как планируют страны ОПЕК. С. Глазьев призывает, думая о стабилизации мировых цен на нефть, не забывать о развитии собственных добывающих производств. «Мне кажется, что для России, как страны, которая нефть не только экспортирует, но и потребляет, логичнее ставить вопрос не о заморозке добычи, а об ограничении экспорта», — считает Глазьев.

Развитие нефтедобычи для внутреннего потребителя, например для нефтехимии, — важнейший компонент экономического роста в стране. Следует учитывать, что помимо естественного сокращения добычи за счет падающего дебита истощающихся месторождений, Россия располагает и эффективными инструментами регуляторного характера, позволяющими внести вклад в усилия стран ОПЕК по ограничению предложения на мировом рынке.

«У нас и так есть ограничения. У нас действует экспортная пошлина на нефть, чего нет в арабских странах. Поэтому у нас есть инструменты, которые могли бы без ущерба для экономического роста удовлетворить пожелания стран ОПЕК ограничить предложение на мировом рынке», — говорит советник президента России.

Для этого потребуются инвестиции в нефтехимию, но при развитии такой высокотехнологичной отрасли, как нефтехимическая в совокупности с участием в стабилизации мирового нефтяного рынка инвестиции окупаются с гарантией.

Игорь ТОМБЕРГ | 19.10.2016

Источник — fondsk.ru

В оккупированном Карабахе найдены тюркские балбалы

balbalДиректор Центра истории Кавказа, историк Ризван Гусейнов

Времена меняются и армянские идеологи по всей видимости торопятся найти свое «древнее» место в тюркской культуре и истории. Ведь оказалось, что еще рано списывать тюрок и тюркский фактор, который становится все более важным в мировой геополитике. Теперь ясно почему вдруг армянские идеологи «влюбились» в кочевую культуру и историю.

В последнее время армянская сторона активно пытается «осваивать» тюркскую культуру, обычаи, курганные захоронения и археологические находки. Несколько лет назад на территории Армении в Шенгавите были обнаружены древние курганные захоронения приблизительно 3 тыс. до н.э., где найдены некрополи с культом погребения жертвенных коней – типичным для древнетюркской культуры. Здесь же обнаружены останки колесниц, бронзовых и железных изделий, оружия и других предметов кочевой культуры. Комично то, что из-за того, что Шенгавит находится недалеко от Еревана, в армянских СМИ появились статьи о том, что теперь Еревану уже 6000 лет (!) Уже давно известно, что в Армении не действуют никакие законы науки и истории. Некоторые армянские горе-ученые и СМИ поспешили назвать Армению из-за этих уникальных находок «колыбелью древней цивилизации», лукаво замалчивая, что это все относится к древней кочевой культуре, от которой обычно у армянской стороны рот кривится.

 

Балбалы, найденные в Нор Кармираване

На днях в армянских СМИ появилась еще одна информация о уникальных археологических находках – в этот раз в оккупированном Карабахе. Здесь у села Нор Кармираван (это оккупированное азербайджанское село Паправенд Агдамского района) были обнаружены новые антропоморфные стелы, датируемые началом первого тысячелетия до нашей эры. Однако армянские авторы в материале ни разу не указали что «антропоморфными стелами» в науке называют древние кочевые, тюркские балбалы – каменные изваяния, которые встречаются на широких просторах Евразии, где издревле проживали тюркские народы.

При этом армянские СМИ отмечают, что подобные балбалы в большом количестве встречаются по всей территории оккупированного Карабаха. Однако армянские археологи лукавят, когда утверждают, что «каменные изваяния подобного типа встречаются исключительно в этом регионе», тем самым они стремятся вычленить эти находки из общего тюркского кочевого наследия. А ведь достаточно просто опереться на базовые археологические знания и находки, чтобы убедиться – эти балбалы определяются наукой как часть культа и истории тюрок, в том числе Азербайджана. Наши предки называли балбалы словом «баба» — то есть «праотец» и это слово перекочевало в русский язык в виде «каменные бабы».

Каменные бабы — это антропоморфические каменные изваяния высотой от 1 до 4 м, изображающие воинов, а иногда и женщин. Согласно исследованиям ученых Оксфордского Университета, балбалы или бабы ставились на курганах древними народами, например, скифами, половцами и другими. Найдены в больших количествах в степной полосе России, Южной Сибири, в Азербайджане [Jonathan M. Bloom, Sheila Blair. The Grove Encyclopedia of Islamic Art and Architecture. — Oxford University Press, 2009. — Т. 2. — С. 235-247.], на востоке Украины, вГермании, в Грузии, Армении, Средней Азии и Монголии. В древние времена на Руси каменные статуи называли истуканами. В «Слове о полку Игореве» упоминается «тмутараканский истукан». Орхоно-енисейские рунические надписи, сделанные тюрками Сибири, сообщают о балбалах — каменных статуях, изображающих предков.

Упоминал о каменных бабах в своих произведениях великий азербайджанский поэт XII века Низами Гянджеви, который рассказывал о пожертвованиях половцев каменным идолам. [Плетнева С. А. Половецкие каменные изваяния // Свод археологических источников. — Вып. У4-2. — М., 1974.- с. 5.] Посол папы римского Вильгельм де Рубрук, проезжая в 1253 году половецкой степью, наблюдал, как половцы насыпали большие холмы и сооружали на них статуи, обращённые лицами на восток и держащие в руке чашу.[Рубрук В. де. Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. — М., 1957. — с. 102]

Каменные истуканы, которые рассматривались людьми как идолы-обереги, появились на территории Кипчакской степи (территория от Иртыша до Дуная) еще в IV—II тысячелетии до н. э. Антропоморфные стелы обнаруживались археологами при исследовании катакомбных погребений. Большие камни устанавливались на курганах. В древности на территории Азербайджана каменные фигуры предков, известные как баба (по-азерб. означает «праотец») отмечали территорию различных племенных поселений. [Jonathan M. Bloom, Sheila Blair. The Grove Encyclopedia of Islamic Art and Architecture. — Oxford University Press, 2009. — Т. 2. — с. 235-247].

В свете приведенных цитат, ясно, что балбалы или бабы считаются сугубо кочевым, тюркским культом и наследием. Однако не стоит удивляться если через некоторое время армянские ученые начнут утверждать и везде писать, что этот культ появился сперва у «древних армян», а потом распространился у тюрков. Только тут армянские ученые столкнутся со сложной дилеммой – или «древние армяне» были кочевниками, или же современные армяне вовсе не являются потомками «древних армян». К тому же распространение балбалов от Дальнего Востока, Сибири до Средиземноморья, Дуная, Кавказа и Малой Азии дают большой шанс армянской псевдонауке расширить территорию «Великой Армении» в десятки раз. Может именно поэтому армянская делегация летом этого года поехала в Кыргызстан для участия во Всемирных Играх Кочевников? Времена меняются и армянские идеологи по всей видимости торопятся найти свое «древнее» место в тюркской культуре и истории. Ведь оказалось, что еще рано списывать тюрок и тюркский фактор, который становится все более важным в мировой геополитике. Теперь ясно почему вдруг армянские идеологи «влюбились» в кочевую культуру и историю.

news.day.az

Иран и Саудовская Аравия в схватке за Афганистан

iran_saudi_arabiaС прошлой недели в мусульманских массмедиа всего мира циркулирует информация, что ваххабитская Саудовская Аравия инвестирует около $600 миллионов в развертывание двух высших учебных заведений в Афганистане.

Особую интригу проекту придает не только объем прямых инвестиций в исламское образование — а это примерно столько, сколько составляет весь национальный экспорт Афганистана в прошлом году (не считая, разумеется, экспорта героина).

Строить исламские университеты саудиты решили не в контролируемых официальным Кабулом провинциях, а на территориях, контролируемых афганским крылом ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — прежде всего в приграничной провинции Нангархар. «Исламский университет в Афганистане» и «Исламский центр», объединяющий университет и мечеть, будут построены в явной попытке поднять ставки в борьбе за афганский ислам — построены после того, как шиитский Иран, в свою очередь, построил один из крупнейших исламских университетов в афганской столице Кабуле. Именно шиитское присутствие в Кабуле выталкивает саудовских ваххабитов в земли, контролируемые халифатом, — впрочем, как показывают примеры Сирии и Ирака, там Эр-Рияду куда удобнее.

Гонка радикализации мусульман, которую ведут между собой идеологи шиитского «хомейнизма» и суннитского ваххабизма в Афганистане, набирает обороты. В то время как «хомейнизмом» охвачены шиитские движения джихадистов, такие как проиранская «Хезболла», превратившаяся в ходе сирийской войны в самую мощную негосударственную армию в регионе, противостоящую халифату, ваххабизм был принят в качестве религиозного базиса большинством крупных суннитских террористических групп, и прежде всего самим ИГИЛ и «Аль-Каидой» (организации, деятельность которых запрещена в РФ).

Афганистан — относительно новый театр для длящейся уже 1400 лет войны шиитов и суннитов. То есть война проникала сюда все четырнадцать веков, но афганские задворки исламского мира мало интересовали как лидеров шиитов, так и суннитскую верхушку. Все изменилось в последние годы, когда стало очевидно — та экспансия, которая прокатится по миру прямо сейчас, способна изменить ход многовекового противостояния. А здесь борьба идет уже за каждую мечеть, за каждый поселок, тем более — за каждую страну и этнос, ее населяющий.

Решение Ирана прийти в Кабул, а Эр-Рияда — на земли, контролируемые халифатом, позволяет экспертам говорить о повторении сирийского сценария — шиитские силы, ориентирующиеся на Иран, будут все больше сближаться с официальным правительством и армией, ваххабитские сунниты будут искать опору в местных ячейках халифата и «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Разумеется, Эр-Рияд никогда открыто в этом не признается — но статус стратегического союзника США защищает от многих неприятных вопросов, в том числе, как показывает практика президентского вето, и в самих Соединенных Штатах.

В Афганистан тактика «экспансии медресе» в войне шиитов и суннитов перетекла из соседнего Пакистана. Из почти 285 исламских учебных заведений в Пакистане, которые получают зарубежное финансирование, две трети получают финансовую поддержку со стороны ваххабитов Саудовской Аравии и других монархий Залива, в то время как одна треть спонсируются странами шиитского большинства, такими как Иран и Ирак.

Вот почему именно шииты первыми обратили внимание на соседний Афганистан. Тегеран первым построил одно из самых больших медресе в Кабуле — «Исламский университет Хатам-аль Набиин», который служит в качестве координационного центра иранской softpower, включая содействие крайне влиятельному Попечительству исламских юристов. В ответ на это несколько лет назад суннитское королевство начало строить суннитский исламский центр в столице Афганистана. Несмотря на заоблачный для страны бюджет в 100 миллионов долларов, позиции шиитов в Кабуле только укреплялись.

Тогда саудиты решили сменить тактику.

«Хаама Пресс», крупнейшее афганское информационное агентство, сообщило на прошлой неделе, что, в дополнение к кабульскому проекту, саудовцы построят исламский мегауниверситет стоимостью $500 миллионов в провинции Нангархар, которая лежит вдоль границы c Пакистаном и считается оплотом ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) всего региона.

Позиция афганского правительства по отношению к этой экспансии Тегерана и Эр-Рияда более чем поощрительная. Большинство афганских студентов в настоящее время выезжает в Пакистан для изучения ислама, что является серьезной проблемой для афганского руководства: пакистанские религиозные школы и медресе играют важную роль в качестве системы вербовки отрядов талибов, противостоящих официальным властям в Афганистане. Дело в том, что пакистанские медресе относятся к деобандской ветви суннитского ислама, которая как раз и легла в основу «Талибана». Несмотря на многие внешние признаки, создающие сходство между деобандским и ваххабитским суннитским исламом, это не просто разные, а противостоящие ветви — ИА REGNUM рассказывало в своих публикациях о военном противостоянии талибов и халифата. И, несмотря на то, что кабульские власти до дрожи в коленках напуганы быстрым распространением халифата в своей стране, — талибов, своих исконных врагов, они ненавидят и боятся еще больше.

В этом сжатом тексте мы вынужденно не раскрыли и половины значимых деталей — роль в конфликте четырех школ исламской юриспруденции, место в этом пасьянсе барлевистского ислама, шиитского меньшинства хазарейцев, джамаата Таблиги на территории США… Вам кажется, что все это так сложно? Отнюдь. Добро пожаловать в обычную, рутинную и ничем не примечательную исламскую политику. Государства — спонсоры терроризма: Иран — шиитского, Саудовская Аравия — суннитского, — борются за влияние над суннитским большинством и шиитским меньшинством в Афганистане и Пакистане, двух странах, где шииты и сунниты жили в относительном мире много столетий.

Пока что «экспансия медресе» нацелена в основном на поставки пушечного мяса сторонам шиитско-суннитской войны в Сирии и Ираке. Но ветераны уже возвращаются домой с фронтов. И здесь и тех, и других встречают талибы, привыкшие к тому, что они единственные «плохие парни» в Афганистане — а, значит, договариваться нужно только с ними.

Полшага до войны всех против всех.

Александр Шпунт
18 окт. 16

Источник — regnum.ru

Кто они — тюрки?

turk-qiz7 сентября состоялся прямой эфир проекта «Клубный день Альпари». На вопросы Александра Разуваев отвечал Директор Центра Гумилёва Павел Зарифуллин.
На Клубном дне мы рассмотрели текущую геополитическую ситуацию на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Особое внимание было уделено урегулированию российско-турецкого кризиса, посреднической роли в этом Баку и Астаны. А также этнотренингам Центра Льва Гумилёва по преодолению российско-турецкого кризиса. Также Павел Зарифуллин подробно ответил на вопрос: кто такие тюрки? Об их роли в мировой истории и становлении России.


Тюркские народы — это кто? Что их объединяет? Где они живут?

Тюркские народы – это группа народов, говорящих на сходных тюркских языках. Расселены очень широко. От Балканского полуострова, где живут турки и гагаузы до нашей суровой тайги, до Якутии, потому что якуты тоже тюрки. Ну, а слово «тайга» — тюркского происхождения.
Т.е. это огромное количество людей, миллионы, сотни миллионов, разбросанных по всему Евразийскому континенту от Северного ледовитого океана до Средиземного моря. И, конечно же, все эти народы имеют общий корень – одно из самых больших государств древности или средних веков или эпохи, которая как раз была между эпохой древности и средними веками — это Тюркский каганат. Гигантское государство размером с Советский Союз, которое было уже в 6 веке, о нём мы очень мало знаем.
Но есть идея евразийская, идея Льва Николаевича Гумилёва, что наш отец Чингиз – хан, наша мама Золотая Орда, что современная Великороссия или Московское царство, зародилась внутри Золотой Орды, переняв основные успехи и навыки этой страны.
Но вот если копать дальше – кто же дедушка в таком случае нашей страны, Российской Федерации? А дедушка нашей страны это Великий Тюркский каганат, из которого выросли не только тюркские народы, но и многие другие. И иранские, и финские, и славянские.

Тюркский каганат это эпоха завоеваний и походов, эпоха появления Великого Шёлкового пути, как явления уже экономического, явления экономической интеграции. Тюркский Эль в 6 веке одновременно граничил с Византией, с Ираном, с Китаем, контролировал Великий Шёлковый. И, благодаря Тюркскому каганату, византийцы, европейцы могли встречаться с китайцами уже тогда. Т.е. у тюрок огромное, славное прошлое.

4

Было множество и других тюркских государств, например Сельджукские султанаты, Османская империя, Дешт-и-кипчак. Тюрки дали России аристократию. Лев Николаевич Гумилёв прекрасно описал, что от половины до трёх четвертей русских дворянских родов имели тюркское или монгольское происхождение. Собственно это видно по фамилиям великих славных родов: Суворов, Кутузов, Апраксин, Алябьев, Давыдов, Чаадаев, Тургенев – это фамилии тюркские. Т.е. пословица Тургенева, самого потомка тюркского аристократа: «поскреби русского — найдёшь татарина», т.е. тюрка- она имеет самое прямое отношение к нашей стране. Так вот, наш дедушка Тюркский каганат и, если нас долго скрести, то, конечно, у русского найдётся очень много тюркского.

А каков процент изначально персидских и тюркских слов в русском языке?

Теодор Шумовский, подельник Льва Николаевича Гумилёва (они сидели по одному делу в «Крестах»), выдающийся русский лингвист, филолог, переводчик Корана, говорил, что от трети до половины русских слов имеют тюркское и персидское происхождение. Почему тюркское и персидское, потому что тюркские и персидские народы тысячелетия жили рядом, как собственно и русские когда-то жили вместе. И очень много слов имеет смешанное происхождение, например русское слово «очаг», оно имеет происхождение тюркско – персидское. Первая часть слова тюркская, а вторая персидская. «Отджах» или «отгях». Само изначально слово «Атешгях» означает «храм огнепоклонников». Так называются святилища в Иране в Азербайджане, храмы зороастрийцев. Русское слово «очаг» от него как бы отпочковалось, образовалось. По одной из версий само слово «книга» имеет происхождение тюркско – персидское. От слова «кан» — знание, «гях» — место, т.е. «место знаний». Потом и у тюрок и у персов это слово вытеснило арабское слово «китаб». А вот мы до сих пор пользуемся тюркско – персидским своим прошлым.
Ну и, конечно, герои наших сказок, такие как Кащей Бессмертный или Баба-яга имеют тюркское происхождение. Потому, что слово «кащей» от старотюркского «кус» — птица. Кащей — «шаман — птицепоклонник», гадатель по полётам птиц. Тюрки поклонялись птицам, как люди, пришедшие из Сибири, из Алтая. Алтайцы до сих пор, поклоняются птицам, вестникам. И множество тюркских родов имели птичьих покровителей. Собственно, русские очень много от них переняли и названия наших городов Курск, Галич, Воронеж, Углич, Орёл они имеют сходную функцию в названии, этимологии. Они фиксируют птичьих покровителей регионов и городов. Итак, «кащей» от тюркского слова «кус» — «птица». Да и слово «искусство» из того же корня. Как бы — воспарить. Или слово «куст» — место, где живёт птица. «Кащей Бессмертный» это шаман — птицепоклонник, он так и выглядит в костюме скелета, замечательный наш персонаж. Добавим ещё, что Кащей царь. В том же Риме цари-августы произошли от гадателей на птицах — от авгуров. В фигуре Кащея в русской сказке запечатлены очень древние предания и архетипы. И, как мы видим, они тюркского происхождения.
Или Баба-яга, переводится с тюркского просто как «белый старец», белый волхв. В русских условиях, где силён был в древности матриархат, старец «поменял» пол. Но хотя белый старец, я думаю, существо уже бесполое, т.к. это священное существо, осуществляющее магические и знахарские функции.

73818633

Получается, что тюркское глубоко засело внутри нас. Например, мы смотрим «Первый канал», мы же не задумываемся, почему он «первый»? Ведь есть русское слово «один», «един». А почему он не «единый» канал? Слово «первый» от тюркского «бер», «бир»- один. Т.е. «первый» от «бервый». Счёт прививался из Орды, а может и ещё раньше — во времена Тюркского каганата. Слово «алтын» так к нам попало, т.е. «золотой». Собственно и «первый» оттуда же пришёл. Русское слово «отечество», естественно, от «ати» — «отец». Потому что славяне когда-то входили в самые различные государственные образования, которые создавали тюрки, в Золотую Орду, в Тюркский каганат.
Ну, а ещё если раньше вспомнить, предки тюрков это гунны. Их язык называют прототюркским. Это империя Аттилы. «Аттила» это же тоже не имя. Это инициатическое звание, как «отец народов» — от «ати». Всем нам знакомые слова «отечество», отец, но отец-то у нас тюркский получается, по этой логике. Что отражено в русском языке.

Не все помнят наши предыдущие клубные дни. В одном из них ты говорил, что на самом деле великороссы, как этнос, они как раз проявились где-то во времена Ивана Грозного, т.е. этнос зародился в Орде. И мы сохранили связь с более древним, древнерусским этносом, который на самом деле уже в период Киевской Руси был в стадии заката. Вот этот вопрос, насколько русские, как этнос – молодой этнос, насколько в нём сильна была тюркская составляющая, и одновременно связь с тем, что историки называют Киевской Русью?

Ну, этногенез великороссов, современных русских он очень сложен. Ведь был приход славян на в Залесье, но территории эти были финские изначально. Мы поговорили о месте тюрок в нашем языке и этносе. Но все старые названия городов, рек, озёр они финские до сих пор. «Ока» переводится с тюркского «белая» и «Волга» — «белая», но только с финских наречий. Судогда, Вологда, Муром – это финские названия. И этногенез великороссов проходил своеобразно. Это и выходцы из Орды, тюркская и монгольская аристократия, и финские племена. Известно, что среди северных русских до сих пор значительное количество даже генетически финской крови. А когда нам говорят, что где же вот этот след монголов, как таковых в русском этносе, в современных исследованиях, генетики постоянно их проводят, где у нас монгольское? Спорят, не было монгольской Руси, потому что не отложилось особенно это в генетике. Это говорит о том, что не было разбойничьих, захватнических походов монголов, как таковых. И ига никакого не было.
Но у нас огромное количество тюркского составляющего по одной простой причине. Основная гаплогруппа русских R1а, но, такая же гаплогруппа и у татар. И разобраться кто русский, а кто, условно говоря, не русский очень сложно, потому что гаплогруппа примерно одинаковая у восточных славян и у тюрок в нашей стране (татар, казахов, алтайцев, балкарцев, ногайцев).
И аристократия действительно у нас была, скорее всего, меньше монгольская, но больше тюркская, потому что тюрки пошли служить Монгольской империи, и они в ней составляли большинство.
Великорусский этногенез шёл по линии формирования Московского государства, которое в значительной степени копировало свою «альма-матер», Золотую Орду. Копировали армию московские князья (тюркские слова: «есаул», «мишень», «барабан», «караул», «хорунжий», «ура», «кинжал», «атаман», «сабля», «кошевой», «казак», «кочевать», «кобура», «колчан», «лошадь», «булат», «богатырь»). Копировали финансы. Отсюда у нас слова «деньги», «барыш», «таможня», «казна», «ярлык», «тавро» (и «товарищ»), «артель». Копировали транспортную систему. Так возник «ямщик»- это монгольское слово в нашем языке. От монгольского «ямчжи» — система транспортных коридоров. И оделись «по-татарски»: «башмак», «кафтан», «шаровары», «тулуп», «башлык», «сарафан», «колпак», «фата», «чулок», «папаха».
Вот такая новая орда, можно её и так назвать, не надо стесняться этого слова, «орда» прекрасное слово, оно во многом совпадает со словом «орден» по смысловому значению. Возникла «Новая орда», но со славянским языком, с христианской верой. Именно поэтому русские и смогли потом присоединить земли, которые когда-то Орде принадлежали. Потому, что местное население воспринимало их, как своих. Был и другой виток этногенеза. Нас постоянно тыкают в Украину, но там ситуация была несколько другая. На территории Украины, как правило, спасались люди, которым эта ордынская система, «Яса» Чингисхана, не нравились.
Об этом Олесь Бузина покойный писал, что в Запорожскую Сечь бежало очень много людей, которым вот эта дисциплина, империя, организация были отвратительны. Такого анархического, вольного типа люди, но их там восхваляли, фактически отребье туда бежало, которые «Ясу» Чингисхана отказывались признавать. «Отребье» в хорошем смысле, конечно. Они «отрубились» ото всех.
И там они как-то группировались, гнездились, так возникло постепенно украинское наречие, украинский этнос со своими законами, со своими представлениями, совершенно во многом противоположными Московскому царству. Такая анти-орда, если можно её так назвать. Тоже очень интересное, оригинальное образование, оригинальный этногенез получился. Мы до сих пор результат этого этногенеза расхлёбываем.

Следующий вопрос. Тут на финансовом рынке обсуждали, что «Газпром» может купить «Башнефть», официальная новость. Я даже пошутил, что новая компания будет называться, если это случится, «Тенгриойл». Тэнгри, тенгрианство, которое, кстати, сейчас набирает силу в той же Белой орде, в Казахстане, вот что это такое? Единобожие? Более подробно, потому что опять — таки много вопросов на данную тему.

Но в случае Газпрома в Тэнгри я, конечно, не верю в их такую религиозность особую. Тэнгри, в их случае — это деньги. Потому, что слово русское «деньги» происходит от тюркского «тэнгри» естественно. «Тенге» — валюта Золотой Орды. Сейчас это валюта Казахстана. Русские стали так называть любые финансовые средства.
Но единобожие тюрок, оно известно. Т.е. до прихода в Великую степь, которая является их колыбелью, до прихода иудаистов, мусульман, христиан, тюрки поклонялись единому богу ещё тысячи лет назад, ещё до рождества Христова, если говорить о предках тюрок, о гуннах. И Тэнгри — бог – единое небо. И великий правитель, условно говоря, Чингисхан — это воля великого неба. Религия тюрок имеет богатую историю, богатое культурное наследие. И, стоит отметить, что очень мало народов имели свою письменность на протяжении тысячелетий. В основном письменность этносы Евразии экспортировали от финикийцев или греков, или от арамейцев. И большинство видов письма, они имеют очень конкретную коннотацию к этим народам, народам Ближне — Восточным и Средиземноморским.
Кроме двух групп народов — германцев и тюрков, которые имели руническую письменность самостоятельную на протяжении нескольких тысяч лет. Эти руны схожи, но имеют разное звуковое и смысловое значение. У тюрок был свой рунический алфавит, который, естественно, восходил к воле неба, к воле Тэнгри, происходил из священного рунического календаря, из наблюдений за солнцем, луной, звёздами, за космосом, явлением Тэнгри. По преданию, как раз небеса эту руническую письменность когда-то первым каганам тюркским вручили. Поэтому утверждать, что тюрки какие-то дикие народы (постоянная идея западных учёных и русских националистов) очень даже глупо. Покультурнее они будут многих этносов, которые и ныне существуют на планете Земля.

tonyukuk-yazitlari-2

Выражаясь с точки зрения богословия, Тенгри это Бог – отец? С точки зрения христианского восприятия?

Да. Бог — Отец. Господь Саваоф. С точки зрения православия «Господь Саваоф» переводится, как «Господин звёзд», «Господин неба». «Господин семи небес» будет правильнее, потому что числительное «семь» наше происходит от арабского «себу» — семь. Вот Тэнгри — Господин всех небес. Верховный главнокомандующий космоса.

У меня есть друзья из Казахстана, и смысл тенгрианства, как они говорят, что Бог один, просто у каждого этноса есть традиционный путь общения с ним. Такой вопрос — турки, как этнос, современная Турция, последний конфликт. В истории Российская Империя воевала с Турцией очень много раз. Кто они нам? Враги, партнёры или может быть союзники против Запада? Эта история.

Но генетически турецкие турки они конечно очень далеки от тюрок, которых мы знаем, от татар, от алтайцев, от казахов. Вообще они гораздо ближе к персам, к арабам, к грекам. Данные генетики это подтверждают. Просто тюрок, которые шли когда-то к «последнему морю», на запад, к Белому морю, как они называли Средиземное, их было не очень много. Приходили небольшие племена кочевников, наиболее активная часть, потому что основная часть оставалась дома, в Степи.
Но те, «кто дошли», пассионарии становились аристократией местных народов. Они находили там потомков персов, потомков греков. Из этого что-то лепили, какие-то государства. Так они слепили Турцию. Но вот дух, такой спирит, тюркских кочевников, воинов, солдат он, конечно же, в Турции расцвёл. И даже славные войны, известные как янычары, это же славяне, которые принимали ислам. Славянские мальчики, которых брали в хорошие тюркские семьи, воспитывали в исламском и тюркском духе, они потом шли и резали за ислам, за великую Османскую Империю, за своего тюркского падишаха, т. к. мы видим в суперпопулярном сериале «Великолепный век» (его все наши домохозяйки с удовольствием смотрят).
Вот он — тюркский дух, спирит, конечно же, в Османской Империи он процветал. Но нельзя сказать, что это было однозначно тюркское государство. Тюркское государство они стали строить, когда эта Османская Империя рухнула. Потому что они говорили на османском языке, это какая-то смесь персидских, арабских, славянских слов с небольшим количеством тюркских слов.
Османский язык Кемаль Ататюрк чуть ли не запрещал. Османская Империя это был такой имперский проект, глобалистский проект. Много почерпнувший от Византии, не с точки зрения религии, а с точки зрения географии, стратегии, кадровой политики. Лучшие моряки у них были потомки греков, «пираты» — потомки французов, итальянцев, принимавших ислам. Т.е. они брали всех ото всех. Конницу брали тюркскую, потому что всегда тюркская конница самая лучшая, это известно всем.
Т.е. османский проект не могу сказать, что он был однозначно каким – то тюркским, как в Российской Империи нельзя сказать, что российский проект был славянским. Ну, как он славянский, когда династия немецкая, население смешанное, дворянство полутюркское, половина казаков говорила на тюркских диалектах до 20 века. Получается, что воевали, возможно, тюрки со стороны Российской Империи со славянами со стороны Османской Империи. Такая была чехарда.
Появление собственно тюркского национализма связано с фигурой Кемаля Ататюрка, с 20 веком. Когда Османская Империя рухнула, они стали думать, как им жить, во что бы им вцепиться, чтобы просто сохраниться во враждебном мире. И начали тюркофикацию своей страны экстренную. Фактически заново стали создавать язык, и чтобы как-то его восстановить (потому что он был насквозь персидским или славянским — османский язык), они отправили этнографические экспедиции, Кемаль Ататюрк отправлял, к тюркам – огузам, которые жили, как раз на территории Советского Союза. Это азербайджанцы, туркмены и гагаузы. И начали брать у них слова, вместо арабских, вместо персидских. Т.е. тюркское государство Турция это во многом такой искусственный конструкт, когда население, которое в значительной степени, это потомки греков и других племён Малой Азии, оно было искусственно загнано в тюркский национализм и ново-тюркский язык.
Вот если Казахстан, понятно, тюркская страна, или Россия даже более тюркская страна, я считаю, чем Турция. Но турки сделали пан-тюркизм своей вывеской. Это очень активно использовали США в «Большой игре» против Советского Союза. Комплекс этих идей был направлен на то, чтобы развалить нашу большую страну.
Чтобы все тюркские народы: узбеки, казахи, алтайцы, якуты, башкиры, татары, они, так или иначе, воспринимали бы турок, как своего старшего брата. Хотя ещё раз скажу, с точки зрения генетики это немножко смешно, потому что генетически турки ни чем не отличаются от южных итальянцев, например, от жителей Неаполя или Сицилии. Просто близнецы-братья. Ну, поскольку у них была мощная история, у них была Империя, то они претендовали на то, чтобы возглавить тюркский мир. Конечно же, это никогда не нравилось ни Российской Империи, ни Советскому Союзу. Не нравилось это и не нравится Российской Федерации такого рода идеи. Примирить вот этот комплекс противоречий, очень сложных и разборок между нашими странами могла бы Евразийская идеология.
Евразийство возникло, как идея объединения славянских и тюркских векторов. Славяне и тюрки, когда они раздельно, пытаются сказать, что Российская Империя это славянское царство, а Османская Империя это турецкое царство и они должны воевать между собой. Потом начнёшь разбирать, оказывается, что Российская Империя это наполовину тюркское царство. А Османская Империя это наполовину славянское царство. Т.е. всё дробилось.
Мы, евразийцы, утверждаем, что когда тюрки и славяне встречаются, получается хорошо, получается симфония. Как говорил Лев Николаевич Гумилёв – комплементарность. Есть народы, которые дополняют друг друга. И вот такой тюркско -славянский симбиоз наоборот всегда рождал живучие и творческие народы и личности.
С этой точки зрения, мы можем, не просто примирить свою страну, Россию, которая, конечно же, плод славяно — тюркского симбиоза. А шире — не просто восстановить Советский Союз, но сделать его более мощным, как Евразийский союз, в основе которого тоже лежит славяно — тюркское братство.

kyrgyzstan-02

Основные двигатели Евразийского союза – славяне и тюрки, белорусы, русские, казахи, татары, киргизы.
Но мы можем и договориться с турками. Потому что, ещё раз повторю, этногенез тюрок он значительно связан с этногенезом и с соединением славянского и тюркского элементов. Я про янычар уже говорил. Большинство визирей времён расцвета Османской Империи, они традиционно тоже были славяне-сербы, Соколовичи. Ну и собственно говоря, про рыжую жену Сулеймана Великолепного мы прекрасно знаем. Про Александру Русскую, которая стала великой царицей Османской Империи, всем известно. Поэтому, вот когда мы говорим – Евразийство, евразийская интеграция — то здесь мы можем с турками найти общий язык, наладить совместные дела, экономические и геополитические. Потому, что здесь никто уже не говорит — кто там выше? Тюрки первый народ, а остальные под ними – это основная идея пантюркизма.
Если мы говорим – Евразийство, то все равны, с этой точки зрения. Вместе создаём как бы большое древо народов, большой мир народов, в центре которого как раз стоит ось славян и тюрок. Благодаря этой оси, комплементарности и все остальные дружеские народы и финские, и угорские, и кавказские, мы все вместе формируем масштабную общность на нашем пространстве. Вот с точки зрения евразийской идеологии, убирая пантюркизм или панславизм или национализмы любого рода, русский национализм или турецкий национализм, мы можем (и сейчас это будет происходить), наладить отношения с братской Турецкой республикой. Тогда она становится братской, в пространстве евразийского братства, товарищества, дружбы народов и мы с Турцией, я думаю, очень много можем сделать совместно для мира и сотрудничества в Евразии.

Роль Баку и Астаны в недавнем примирении и во всём этом проекте?

Ну, я думаю, все старались, потому что всем было не выгодно противостояние Турции и России. Это не новое противостояние. Ведь в своё время войны между Российской Империей и Турцией активно поддерживали с двух сторон наши противники поляки, шведы, англичане, французы, немцы. Они стравливали буквально, например, папа Римский, Турцию и Россию с тем, чтобы оттянуть силы, чтобы Россия не лезла в Европу и Турция не лезла в Европу. Чтобы мы мутозили друг друга, били друг друга, уставали и тогда приходили бы европейцы и нас мирили.
Так происходили все русско-турецкие войны. В этом смысле, конфликт последний между Россией и Турцией он был на руку только нашим западным конкурентам. И старалась, конечно же, Астана, очень велика роль Нурсултана Абишевича Назарбаева в этом примирении. И Азербайджанская сторона, спасибо ей.
Но, я думаю, этот конфликт не был выгоден никому. И народ его не понял. Потому что, мы-то постоянно проводим социологические исследования, этнические исследования. Конфликт с Америкой понятен, и русский народ как бы в этом конфликте принимает участие и поддерживает своего президента. Конфликт с радикальным исламизмом понятен. Никто не приветствует радикальный исламизм. В России никто даже из нормальных мусульман их не поддержит.
Но вот конфликт с Турцией народу был не понятен. И не смотря на то, что тысячи пропагандистов наших проплаченных государством выли, как волки в турецкую сторону, но народ всё равно воспринимал турок, как братский народ. И понимали, что царь с султаном поругались, а завтра помирятся. В свою очередь, мы в «Центре Льва Гумилёва» проводили специальный этнотренинг, на котором организовали энергетический мир между нашими странами, где один представитель Турции попросил торжественно прощения у России, вот на этом тренинге.

59927_590x371

Объясню, в чём смысл этнотренингов. Лев Николаевич Гумилёва говорил о том, что этнос, народ, формирует энергетическое поле. Такие энергетические поля создают любые естественно общности людей, и семьи, и организации. А вот этнос это, совокупность энергетических полей. Мы обращаемся к этому полю напрямую, у нас есть технологии, и мы формируем некое событие. И потом так оно и происходит. Сначала у нас в «Центре Льва Гумилёва» попросил прощения человек, представляющий Турцию, его играл гагауз, у России, её играла осетинка (почему-то так сложилось). Попросил прощения. И через некоторое время, через месяц турецкий президент попросил у России прощения, просил принять его извинения. Я думаю, старались все, и на энергетическом уровне, и на технологическом уровне, и на дипломатическом. И этот конфликт, я надеюсь, не повторится, раз. А во – вторых, нам ещё очень долго придётся восстанавливать итоги этого конфликта потому, что экономические отношения были разорваны между нашими странами, а это не выгодно никому.

Сейчас у всех на слуху Узбекистан. Роль Тамерлана во всей этой истории?
Ну, в том же Узбекистане Тамерлан был назначен таким священным первопредком всего местного населения, хотя это немного странно.
Во – первых, он не был чигизидом. Некоторые считают, что был. Но это ведь неправда.

Тоже множество споров. Факт остаётся фактом, что это очень серьёзная фигура на шахматной доске человечества. Человек, которому удалось создать Империю, если не размеров Чингисхана, но сопоставимую с ним, не размером Тюркского каганата, но фактически сопоставимую. Он объединил всю Центральную Азию, Иран, часть Индии, Малую Азию.

Я пишу колумнистику, и несколько раз писал, что если бы Тамерлан взял Москву, то, наверное, столицей будущей Империи был бы другой город. И государственной религией стал бы ислам, а не православие. Насколько это справедливо?

Дело в том, что, Москву, сколько не бери, ей только лучше от этого. Москве всё, как с гуся вода. Её сколько не сжигай, она всегда встанет и опять ей хорошо.
С точки зрения столкновения с нашей цивилизацией, русско — евразийской или Союза леса и степи, как мы её называем, конечно же, Тамерлан был врагом, потому что он представлял несколько иную культуру. Обновлённый халифат, фактически. Он его и пестовал, и создавал только с центром не в Багдаде, не в Дамаске, а с центром в Самарканде. Жёстко ислам насаждал. При нём были уничтожено христианство в Центральной Азии несторианское, окончательно и бесповоротно. Он просто взял и всех вырезал.
А там до этого жили миллионы христиан, в Центральной Азии, тех же тюрок. И я в различных экспедициях в Киргизии встречаю наскальные изображения крестов. Кресты, несторианские символы веры. Это последние христиане прятались от Тамерлана в каньонах киргизских. И то, он там их находил и резал, и сжигал. Т.е. человек был невероятной агрессии, невероятной силы.
И нёс он в степь, на нашу территорию, на территорию Евразийского союза современного разорение, смерть. Степи он сжигал, всех брал в полон. И если бы он тогда захватил бы Русь, то не пощадил бы никого. Потому что, монголы приходили, условно говоря, они договаривались с местным населением, князьями, проходили страну насквозь, брали ресурсы и шли дальше. А вот Тамерлан угонял население целыми областями, целыми районами к себе на территорию. И этим он напоминал скорее фашистскую Германию, когда брали население нескольких областей и отправляли на работы.
Т.е. пришла такая рабовладельческая Азия к нам. Такая из романов Азия, про деспотов азиатских, про каких — то фараонов страшных, которые целые племена гоняют туда – сюда. Вот он был классический азиатский деспот, не совместимый с кодом поведения на нашей территории, среди условно говоря, царей или ханов. У нас в России и Великой Степи никогда не уничтожали людей за вероисповедание.
Цари или ханы так не поступали и не превращали всё в бесконечную работорговлю. Тамерлан нёс работорговлю и нес свой культурный код нам, но не дотянулся. Бог или Тэнгри, они спасли эту территорию от уничтожения.

Вопрос такой. Азербайджан, они тоже тюрки, часть тюркского мира. Их перспективы. Но и нельзя обойти в рамках евразийской интеграции — есть ещё и Армения. Как вот это?

У нас, по — моему, был эфир, хороший, связанный с вопросами Карабаха, он достаточно посещаемый. Это видео, его можно посмотреть. И скоро мы вывесим текст этнотренинга, который мы по Карабаху выводили.
Я сейчас посмотрел, это достаточно безопасно, уже страсти улеглись. Проблему надо решать, решать необходимо, потому что земля лежит заброшенная. Карабах – земля, которая раньше процветала. Она была многонациональной, многонародной, многорелигиозной. Там жили армяне и азербайджанцы, курды и русские на этой территории. Сейчас она лежит в значительной степени заброшенной. Карабах надо развивать. То, что «Чёрные холмы» закрытая территория, превращена в тупик, транспортный тупик, это мешает развитию нашей торговли, развитию наших экономик. И карабахский вопрос должен быть решён.
Карабаху, наверное, должен быть предоставлен особый статус в Евразийском Союзе, может быть он мог бы охраняться войсками специальными Евразийского Союза, иметь статус достаточно сложный, можно разные варианты, кондоминиума обсуждать.

Но, тем не менее, проблема должна быть решена. Я считаю, что наше поколение обязано эту проблему решить.
Но самое главное, я считаю, с точки зрения экономического развития Евразийского Союза, самый большой прогресс был достигнут недавно, когда трасса «Север — Юг», о которой в течение десятилетий говорили, она была одобрена руководителями России, Азербайджана и Ирана. Сейчас транспортный коридор будет активно развиваться, дороги будут строиться, парк судов на Каспии будет увеличиваться. Вот это уже будет реальная евразийская интеграция, если это произойдёт. Тогда Азербайджан органично войдёт в состав Евразийского Союза, и не надо будет ничего придумывать.

Последний вопрос. Скоро 12 сентября. Православная церковь чтит Александра Невского. Не могу закончить, не упомянув эту фигуру, потому что с одной стороны широкий круг знает знаменитый советский фильм, то что он разбил немцев. С другой стороны «отмороженные» русские нацисты его очень не любят, потому что он давил антиордынские восстания. Более того он и с Бату и с его сыном, с их точки зрения, он кто — язычник. Вот, соответственно, данная фигура.

Ну, во-первых, Александр Невский – символ России. Это было единственное, на мой взгляд, честное голосование, которое вообще могло быть. Люди выбирали между Сталиным и Столыпиным, все переругались, а потом как — то успокоились и выбрали Александра Невского. Помню, на телевидении был такой конкурс – не конкурс, некое голосование. Действительно выбрали его символом России, потому что он Россию создал. Когда надо было выбирать между западом и востоком, Александр выбрал восток.

Москвитин-Филипп-Александрович-Св.князь-Александр-Невский-и-хан-Сартак-в-Орде.2002год

И как мы выясняем, с исторической точки зрения не проиграл, т.е. не просто не проиграл, а выиграл. Потому что весь восток постепенно достался России. Те, кто выбрали запад, как жители Галиции и князь их Галицкий, ну вот мы видим, в каком они идиотском состоянии сейчас находятся на задворках у Европы. Их даже не берут в эту Европу. Поляки то сидят в сенях Европы, а эти вот как собаки воют за околицей. Даже не собаки, которые огород охраняют, это вот прибалты, такие классические.
А собаки, которых выгнали. Классический пёс из мультфильма украинского, которого выгнали. И брошенный пёс ходит между волками, то к волкам тюркам уйдёт, то обратно пытается проникнуть, в то место, откуда его выгнали. Вот это, к сожалению, судьба Западной Украины. Потом они эту дьявольскую судьбу подсунули и всем остальным малороссам.
Александр Невский сделал другой выбор. Да, он пошёл к язычникам, но к каким язычникам? Сын Бату – хана, его побратим Хан Сартак был христианином несторианской веры.
Он просто направился на Восток. Поскакал «встреч» солнца и за ним двинулся его народ «встреч» солнца и дошёл до Аляски.
А первый шёл Александр Невский. Мы долго думаем, как вообще русские поехали Байкал осваивать. А первым то на Байкале был Александр Невский, по дороге в Каракорум. И сейчас прекрасный спектакль Андрей Борисов наш театральный мэтр поставил в Иркутском драмтеатре по Александру Невскому. И это очень символично. В Иркутске, как раз, приходит понимание, что первый прибыл Александр Невский на Байкал, а потом его народ пришёл вслед за ним спустя столетия. И первый отправился в Орду Александр Невский в Сарай — Бату, в современную Астрахань, в Сарай — Берке к хану Берке, в его ставку, которая находилась недалеко от Волгограда. А сегодня покровителем Волгограда небесным горожане признали Александра Невского. Он показал нам путь.

Вот он — наш отец. Если турки до сих пор выясняют кто их отец, то ли Сулейман Великолепный, то ли Кемаль Ататюрк, то мы знаем, кто наш отец, наш «ати». Это Александр Невский, показавший нам дорогу на Восток, «солнечный путь». В этом смысле, он человек, который нас ведёт. Первый был Андрей Боголюбский, который вывел столицу из Киева, от бесконечных «предмайданных настроений», на Владимирскую Русь. И его путь продолжил дальше Александр Невский, он вывел Россию на Восток. С тех пор Россия восточная страна и русские, конечно же, восточный народ, в авангарде всех остальных народов Востока.

http://www.gumilev-center.ru/rossiya-i-tyurkskijj-ehl-2/

Под прицел санкций ЕС в первую очередь попадет сирийский режим

syria-mapУжесточение воздействия на власти России, Сирии и Ирана в ответ на кризис в Алеппо стали главной темой встречи глав МИД стран ЕС в Люксембурге. Они собрались после похожих переговоров в Лондоне, где были высказаны мнения в пользу введения новых санкций в отношении официального Дамаска и Москвы. Запад уверен, что на российскую сторону нужно оказывать большее давление – для урегулирования гуманитарного кризиса в этом сирийском городе.

За запретительные меры в отношении России активно высказываются Германия, Великобритания и Швеция, которые считают, что мирное население Алеппо гибнет из-за российских бомбардировок. «Я считаю, что самое мощное оружие, которое мы имеем на данный момент, – это наша способность заставить президента Путина и россиян почувствовать последствия того, что они делают», – заявил глава британского Форин офиса Борис Джонсон. В то же время министр не испытывает иллюзий по поводу эффективности таких мер. «Я бы не стал делать вид, что эти предложения дадут волшебное решение этой ужасной бойни, потому что реальная ответственность лежит на тех, кто это совершает, – на режиме Асада и его кукловодах в виде русских и иранцев», – приводит Guardian его слова.

По мнению Джонсона, изменить ситуацию военным путем будет чрезвычайно трудно. «Мягко говоря, у большинства европейских стран нет политического аппетита, чтобы принимать такое решение в настоящее время», – заявил руководитель британского дипведомства, комментируя военное вмешательство. Джонсон также называл «очень значительным» событием отказ Путина ехать во Францию 19 октября. «Они начинают чувствовать давление, и важно продолжать его оказывать», – пояснил журналистам Джонсон. Его американский коллега Джон Керри заявил накануне в Лондоне, что «дополнительные санкции рассматриваются», не уточнив, кто может стать их объектом. Пока, по словам Керри, у американской администрации нет конкретного решения по запретительным мерам.

А вот глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер незадолго до встречи в Люксембурге заявил, что санкции не смогут предотвратить гуманитарный кризис в Алеппо. «Я не вижу, как санкции с возможным долгосрочным эффектом должны способствовать улучшению снабжения гражданских лиц, – отметил министр. – Я не единственный, кто в данном случае довольно скептически относится к ним». Его поддержал и министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн, который заявил, что запретительные меры не заставят Россию отказаться от своей логики поведения. «Есть и другие меры», – добавил глава дипведомства.

Несмотря на то что для введения санкций Запад еще не предпринял конкретных шагов, в российском МИДе уже заявили о возможной ответной реакции. «Без ответа любые враждебные действия в отношении России не остаются», – заявил замглавы МИД РФ Сергей Рябков, добавив, что российская сторона не раз предупреждала Запад об асимметричных ответах на санкции. По словам дипломата, Америка должна воспринимать ситуацию в Сирии реалистично, а «не тешить себя иллюзорными надеждами, что, прикрикнув, замахнувшись или продемонстрировав приемы, которым не должно быть места в межгосударственном общении, они добьются искомой цели».

Пока что возобновленный диалог Москвы и Вашингтона по Сирии продолжается. Формат лозаннской встречи, которая собрала в минувшую субботу глав дипведомств России, США и семи региональных государств, был продолжен на этой неделе, однако уже на экспертном уровне. Об этом сообщил источник «НГ» в МИД РФ.

«Непохоже, что у западных властей есть много вариантов введения новых санкций в отношении России или асадовского режима в Сирии, – заявил «НГ» аналитик Ближневосточного центра Карнеги Изид Сайиг. – Последний уже находится под обширными двусторонними санкциями, введенными США, ЕС, а также Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива, которые обновляются в рутинном порядке. Однако новые санкции против России поднимают несколько проблем, одна из которых заключается в том, что ЕС и такие страны, как Германия в частности, имеют довольно тесные торговые и экономические связи с Россией. Им приходится балансировать между необходимостью противостоять российской политике в Сирии и соблюдать собственные интересы».

По мнению эксперта, изменений следует ждать уже от новой президентской администрации США. «Нет никакой перспективы достижения перемирия в Сирии до тех пор, пока не окончатся президентские выборы в США, или до тех пор, пока новая американская администрация не определится со своей внешней политикой, – отметил Сайиг. – Это произойдет весной 2017 года. Но даже тогда мирное соглашение может быть достигнуто только путем прямого диалога между США и Россией. Дипломатические переговоры в Лозанне или где-то еще – это лишь формальное явление, которое может быть использовано для объявления российско-американской сделки».

Другой эксперт пояснил, что власти некоторых европейских стран все чаще рассматривают проблемы через призму ценностей, а не выгоды. «Ангела Меркель все больше и больше руководствуется политикой ценностей, – отметил в разговоре с «НГ» немецкий политолог Александр Рар. – Если канцлер уговорит других членов ЕС следовать этой линии, то санкции против РФ могут быть приняты. С другой стороны, есть другие страны ЕС, для которых политика интересов стоит выше политики ценностей. Они хотели бы уменьшить даже украинские санкции и вернуться к экономической кооперации».

По словам аналитика, возможный антироссийский пакет санкций подорвет принципы глобальной экономической системы. «Доверие исчезнет, – заявил Рар. – Каждая страна – Россия, Китай, Индия, Бразилия – будет понимать, что в любой момент Европа и США могут ввести санкции против нее, если она преследует свои геополитические интересы. Это подмена всей системы мировой организации».

Если говорить о недавней истории, то двусторонние санкции со стороны США в отношении сирийского режима были введены еще в 2004 году – за вмешательство в политическую и военную жизнь Ливана. Затем последовала целая серия персональных и экономических запретительных мер в 2010 и 2011 годах – по официальным формулировкам, за поддержку терроризма, коррупцию, дестабилизацию ситуации в Ираке и Ливане. Подобные шаги были предприняты и Евросоюзом. В 2011 году поводом для возмущения западных стран стало подавление оппозиционных выступлений в арабской стране, которые и послужили причиной гражданского кровопролития.
18.10.2016

Источник — ng.ru

Пути выхода из афганского кризиса обсудили в Москве

pavel-zarif10 октября 2016 года в московском отеле «Арарат-Парк-Хаятт» с успехом прошла конференция на тему «Политическая нестабильность в Афганистане осенью 2016 года: риски для страны и государств региона». Для Центра Льва Гумилёва организация международной конференции подобной тематики уже традиция, в декабре прошлого года вопросы безопасности стран Центральной Азии также обсудили в «Арарат-Парк-Хаятт».

В конференции приняли участие спикеры из России, Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана, Германии и, конечно же, Афганистана. В этом году к участию были приглашены представители ведущих афганских СМИ, от них зависит и наше представление о ситуации в Афганистане, и то, как в этой стране воспринимается Россия.

Надо сказать, что несмотря на все политические, военные и социальные неурядицы, в Афганистане за последние годы созданы условия, обеспечивающие весьма высокий уровень свободы СМИ. Это заслуга, прежде всего, самих афганцев, которые прекрасно осознают важность всестороннего взгляда на события, представители СМИ являются настоящей элитой своего общества.

С приветственным словом к участникам конференции обратился директор Центра Льва Гумилева Павел Зарифуллин.

«Уже несколько лет наша команда пристально следит за событиями в Центральной Азии и освещает события, происходящие в Афганистане на сайте gumilev-center.af. Мы считаем, что это важная и ответственная миссия, поскольку дестабилизация обстановки в странах Центральной Азии, и в Афганистане в частности, непосредственно касается интересов России. Мы не можем оставаться в бездействии, когда соседняя и дружественная нам страна сталкивается с серьезными угрозами и вызовами: затяжным кризисом политической власти, ростом активности различного толка террористических группировок, которые используют страну как плацдарм для совершения преступлений международного масштаба, способствуют эскалации насилия и глобальному росту наркотрафика. Сегодня мы собрали экспертов высокого уровня и представителей СМИ из разных стран для обсуждения данных проблем, и надеемся, что наша конференция вырастет в регулярный форум, где представители не только экспертного сообщества, но и представители бизнес- и политической элиты наших стран смогут вести продуктивный, ориентированный на будущее, диалог», — отметил в своей речи Павел Зарифуллин.

В конференции принял участие сенатор, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности и лидер Российского Союза ветеранов Афганистана – Франц Адамович Клинцевич, который в своем выступлении затронул проблемы обострения российско-американских отношений и связанных с этим аспектов информационной войны.

14642816_1105703859478393_1470410295_n

Обращаясь к представителям афганских СМИ, Франц Адамович был предельно откровенен: «Существуют принципиальные различия в подходах российской и американской дипломатии. На сегодняшний день у России нет достаточного влияния в Афганистане, поскольку наша страна по очевидным причинам не может составить конкуренцию продолжающемуся доминированию США с их «машиной доллара». Кроме того, афганская элита по-прежнему остаётся несамостоятельной в принятии ключевых решений».

 

Вместе с тем, Франц Адамович обратил внимание афганских гостей на особый, ни с чем несравнимый опыт России в деле межцивилизационного и межкультурного взаимодействия, основанный на многовековой практике исторически мирного сосуществования разных народов и культур на огромной территории Евразии. По мнению сенатора, этот бесценный опыт представляет интерес для Афганистана, но судьбу своей страны афганцы, безусловно, должны решать сами. Выступление сенатора встретило живой отклик у афганских гостей конференции.

В качестве официального представителя афганского правительства на конференции выступил Сайед Кубуддин Ройдар, заместитель государственного министра по делам Парламента Афганистана. В его выступлении прозвучало несколько принципиальных тезисов.

14658344_1105727856142660_1868939849_n

«Ни одна система внешней помощи не поможет Афганистану до тех пор, пока не будут созданы условия для внутреннего развития. Сегодня всем должно быть понятно, что Афганистан нуждается, прежде всего, в экономическом развитии, естественно, в тесном сотрудничестве со странами региона.

В сегодняшнем Афганистане за чертой бедности проживает 42% населения, и у этой проблемы глубокие социально-демографические корни. Значительное число молодёжи не имеет доступа к качественному образованию, а около 7 млн. молодых людей не могут найти работу у себя на родине. Проблема безработицы в молодёжной среде стоит наиболее остро и продолжает быть основным «фактором отчаяния», которым умело пользуются враги Афганистана для разжигания ситуации», — отметил в своем выступлении господин Ройдар.

Кроме того, господин Ройдар обратил внимание на крайне низкую эффективность борьбы с наркотиками, при том, что в Афганистане за время нахождения натовских войск произошла своего рода «опиумная революция». Заместитель министра выразил надежду, что именно в этой сфере – по части обеспечения эффективности антинаркотических мероприятий – Россия могла бы действовать значительно активнее, чем западные страны.
Что касается проблемы мирного урегулирования, то, по мнению господина Ройдара, усилия официальной власти на данном направлении следует оценивать положительно.

Устойчивость текущей политической системы Афганистана стала основной темой выступления известного учёного-востоковеда из Казахстана, журналиста Александра Князева.

14699869_1105744162807696_939521796_n

«На данный момент ключевым следует признать общеполитический и конституционный конфликт, в основе которого – вопрос о легитимности текущей власти, фактически срок полномочий Парламента Афганистана истёк весной этого года, в то время как новые и обещанные ранее механизмы конституционного урегулирования всё ещё не работают. Кроме того, продолжают играть существенную роль межэтнические конфликты, содержание которых намного сложнее, чем принято считать.

Условная линия раскола проходит между выходцами из среды мождахедов, ассоциирующихся с «Советом командиров джихада», чья карьера начиналась во время борьбы с советским присутствием, и политиками с доминирующей прозападной ориентацией, к которым можно отнести и нынешнего президента Ашрафа Гани.

Разумеется, речь не должна идти о федерализации Афганистана, но движение в сторону большей самостоятельности регионов и поддержки региональных лидеров является вполне приемлемым, если не неизбежным.

Для борьбы с экстремизмом и терроризмом необходимо поддержать регионы Афганистана и их лидеров, там где государственная власть временно не может контролировать ситуацию. Особенно выделил Князев одного из лидеров Северного Афганистана — господина Нура: «ему удалось на своей территории сплотить таджиков, узбеков и пуштунов, суннитов и шиитов. По сути он организовал у себя малую модель Афганистана, но без этнических и религиозных конфликтов. Этот опыт необходимо изучать, а Нура и его команду привлекать к решению конфликтных ситуаций по всему большому региону.

При этом включение «Хезб-и-Ислами» в политический процесс создаёт ситуацию, при которой «должностей на всех не хватает», что, в свою очередь, может только обострить вопрос о легитимном статусе афганской власти. К тому же вслед за Хекматьяром в Афганистан уже сейчас возвращаются мигранты из приграничных регионов Пакистана, что усугубляет и без того сложные социальные проблемы Афганистана. Смогут ли нынешние руководители преодолеть все эти трудности – большой вопрос», — заявил Александр Князев.

Ильхом Нарзиев, журналист из Таджикистана, отметил: «Соглашение между правительством Афганистана и Исламской партией следует оценивать как необходимый и неизбежный шаг на пути к урегулированию внутриафганского конфликта.

14694648_1105770546138391_1246699175_n

Кроме того, в своё время Исламская партия Афганистана считалась самой мощной военно-политической группировкой в стране, после НДПА это была вторая партия, которая добилась общенационального статуса, собрав в своих рядах представителей всех основных этносов страны. Этот консолидирующий потенциал при определённых условиях может быть использован на благо афганского общества.

Однако, до сих пор справедливому распределению властных полномочий и должностей между участниками афганского политического процесса по-прежнему мешает активное вмешательство внешних сил».

Халил Ахмад Фитри, менеджер отдела новостей информационного агентства Pajhwok Afghan News, призвал участников конференции позитивно оценивать заключённое правительством Афганистана мирное соглашение.

«Мирное соглашение дало афганскому обществу надежду на то, что мир достижим, и другого пути к урегулированию действительно нет. Однако необходимо также формировать и укреплять централизованные органы политической власти, которые могли бы самым серьёзным образом пресекать экстремистские и другие крайние идеологии», — отметил господин Фитри.

14694594_1105734119475367_239343836_n-2

Вахид Пайман, журналист-обозреватель гератской газеты «8 утра» высказал определённые опасения по поводу данного соглашения: «Сегодня в Афганистане, несмотря на активность различных движений, нет политических партий в классическом понимании этого слова. Есть лишь различные силы, в том числе радикально-экстремистские, которые борются за влияние на низшие слои общества».

Заки Дарьяби, издатель и главный редактор кабульского ежедневника Etilaatroz, в своих оценках был также весьма критичен. По его мнению, партия Хекматияра может сыграть скорее дестабилизирующую, чем консолидирующую роль, нарушив и без того крайне хрупкий баланс власти.

«В текущих условиях, когда «Талибан» по-прежнему контролирует около 40% территории страны, а ряд крупных городов, включая Кундуз, продолжают вести активные боевые действия, кризис этой власти проявляется особенно остро. Нет другого законного пути выхода из кризиса, кроме как через обещанный созыв Лойя Джирги. Но этому должны предшествовать парламентские реформы, которые гарантировали бы справедливое распределение властных полномочий. Если государство не скажет своего последнего слова в этом вопросе, Афганистан рискует превратиться в Сирию», — прокомментировал ситуацию господин Дарьяби.

14686264_1105838216131624_668784892_n

Халик Хуссайни, журналист Khaama Press, в своём выступлении отметил: «Соседи Афганистана, в том числе Россия и Китай, способствуя экономическому развитию страны, могли бы принудить к миру различные стороны внутриафганского конфликта, а борьба с терроризмом могла бы быть более эффективной, если бы велась общими усилиями стран ШОС. Местный управленческий потенциал афганской элиты пока, увы, не позволяет осуществить те благие цели, которые были поставлены в ходе политических реформ».

С весьма скрупулёзным анализом вопроса о соотношении внешних и внутренних факторов афганского кризиса выступил директор Центра изучения и исследований Афганистана (Германия), бывший посол Афганистана в Казахстане и Киргизии, Азиз Арианфар.

14642840_1105678752814237_1641764196_n

«Будущее Афганистана существенным образом зависит от разрешения глобальных противоречий между НАТО, Китаем и Россией и региональных противоречий между Индией и Пакистаном, Ираном, арабскими странами Персидского залива и Турцией. Что касается внутриафганской борьбы, то тут, помимо уже отмеченных факторов, всплывают казалось бы забытые исторические противоречия, например, между пуштунами-дуррани, ныне тяготеющими к бывшему президенту Хамиду Карзаю, и пуштунами-гильзаями из восточных регионов страны.

Другой «внутрипуштунский парадокс», связан с тем, что пуштунская элита исторически привыкла полагаться на внешнюю поддержку ведущих мировых держав, а потому не заинтересована в реальном суверенитете страны. Однако пуштунский народ всегда выступал за максимальную самостоятельность и продолжает оставаться принципиальным противником любого иностранного присутствия.

Одним из возможных выходов является откат к формату подобному Боннской конференции, гарантии нейтрального статуса Афганистана и созыв Лойя Джирги», — заявил Азиз Арианфар.

Касым Бекмухамедов, руководитель представительства иранского информационного агентства «Фарс» по Таджикистану и Центральной Азии, поделился собственным взглядом на российско-афганские отношения призвал российскую сторону обратиться к опыту Ирана в решении вопроса сокращения наркотрафика, который идет из Афганистана, и отметил, что конфликтный потенциал, сохраняющийся между ключевыми региональными игроками – Ираном, Пакистаном, Индией и Китаем, – всё ещё оставляет и для России, и для Ирана «окно возможностей» для сотрудничества в Афганистане.

14699835_1105779466137499_848084801_n

Нотки оптимизма прозвучали в заявлении Сохраба Гайрата, основателя независимой афганской социальной сети KabulJan.

«Несмотря на все угрозы, афганское общество делает шаги вперёд. Даже нынешний демократический процесс можно оценивать как успешный. Но самое главное, что технологический и экономический прогресс опережает политическую динамику, что потенциально может создать новые источники роста. В этом большая заслуга наиболее активной молодёжи и частного бизнеса, которые становятся всё более значимой социальной силой. В этих условиях у России сохраняется огромный потенциал для развития сотрудничества с Афганистаном, например в образовании и в области современных, в том числе информационных, технологий. Нужно только его использовать» — заверил Сохраб Гайрат.

Ольга Ладыгина, руководитель Центра Льва Гумилева в Таджикистане, в своем выступлении провела анализ культурной идентичности этносов, проживающих на территории современного Афганистана: «Консолидации общества препятствует и раздельность практически всех крупных народов, проживающих в Афганистане, кроме хазарейцев. Пуштуны, белуджи, таджики, узбеки, казахи, туркмены, киргизы входят в состав сопредельных государств. Так, например, этнодемографическая картина двух самых крупных этносов в Афганистане выглядит следующим образом: пуштуны в Афганистане — 8-9 млн, а в Пакистане их – 13-14 млн; таджиков в Афганистане — около 4 млн, в Таджикистане — 3,5 млн.

Несмотря на пестрый этнический состав населения Афганистана, определяют общую этнополитическую ситуацию в стране пуштуны и таджики, которые вместе составляют более 60% населения. Этноиерархическая организация общества приводит к перманентной межэтнической конфронтации.

Следствием розни, взаимного недоверия, переходящего во вражду, подозрительности по отношению к центральной власти становится угроза дезинтеграции государства».

14696844_1105671886148257_1736416068_n

Валерий Синько, координатор Центра Льва Гумилева в Киргизстане, в своем выступлении в завершении конференции отметил: «Нам, евразийцам, необходимо активизировать свою деятельность по распространению идей евразийства. Конечно, трудно противостоять идеологии силы, а если учесть финансовую поддержку США, то мы на много уступаем им. Но нельзя опускать руки и сдаваться. Только в мире и согласии мы сможем достичь экономического развития, интеграции, толерантности, уважения к различным религиям, соблюдения прав человека на Евразийском пространстве».

В резолюции конференции было отмечено, что всё происходящее в Афганистане должно происходить в рамках конституционного поля и установленных в стране правовых традиций.

Решено было организовать совместный российско-афганский евразийский информационный Форум. Он необходим для работы в социальных сетях, с молодёжью, представителями этнических и религиозных меньшинств.

Такой Форум должен способствовать развитию сотрудничества в регионе, укреплению солидарности народов в борьбе против террористов, помогать развивать совместные финансовые, культурные и научные проекты.

Подводя итоги, следует отметить разнонаправленный, но в то же время весьма конструктивный характер прошедшей дискуссии. Вне всяких сомнений Центр Льва Гумилёва будет и дальше углублять взаимодействие с экспертами, представителями СМИ и общественных организаций из Афганистана и других дружественных стран.

Центр Льва Гумилева выражает большую благодарность Обществу дружбы и сотрудничества с Афганистаном в лице Данилы Киселева за неоценимую помощь в проведении мероприятия.

Пресс-служба Центра Льва Гумилева

Фото: Андрей Севостьянов

Центр Льва Гумилёва в Афганистане

Дипломатические ходы Надир шаха Афшара к Российским и Османским Империям

nadir_shahВопрос изучения истории дипломатических посольств имеет исключительную важность для изучения истории международных отношений в XVIII веке. В условиях отсутствия в это время традиции пребывания постоянных дипломатических представительств при дворах восточных государств, обмен посольствами наряду с дипломатической перепиской являлся основной формой установления и поддержания межгосударственных контактов. Настоящая статья посвящена описанию посольств, отправленных в 1739 году Надир шахом Афшаром в Российскую и Османскую империи. Данные акции приходятся на период после захвата Надир шахом большей части Центральной Азии и Индии. В статье сведения с описанием данных посольств даются на основе богатейшего архивного наследия, хранящегося в турецких и российских архивах, а также описаний музейных экспонатов из Эрмитажа (Санкт-Петербург) и Топкапы (Стамбул).

Сведения о посольствах Надир шаха представляет интерес во многих отношениях. Из них мы можем почерпнуть сведения о взаимоотношениях крупнейших империй, о политической ситуации в кавказском регионе, о сложившихся при дворах монархов дипломатическом этикете и церемониале и т.д. Исследование вопроса о дипломатических посольствах Надир шаха чрезвычайно любопытно также с точки зрения определения степени влияния культурно-цивилизационных различий на ход и результаты дипломатических переговоров.

Краткая история возвышения Надир шаха Афшара

Сложившийся к началу 20-х г. XVIII в. в Сефевидском государстве политический и социально-экономический кризис в конечном итоге привел к его краху. Существенную роль в этом сыграли восстания покоренных народов. Одно из них – восстание афганского племени Гильзай, населявшего провинцию Кандагар, привело к образованию самостоятельного афганского княжества. Воспользовавшись военно-политической слабостью Сефевидского государства, афганская  феодальная верхушка в 1722 году подготовила и возглавила военное вторжение в пределы Сефевидского государства и захват его столицы – города Исфахана. Полная неспособность шахского двора к эффективному противодействию внешней угрозе привела к его капитуляции перед афганским предводителем Мир Махмудом. Шах Султан Хусейн (1694-1722) вынужден был уступить власть афганцам. (2, p.15) Воспользовавшись сложившейся благоприятной ситуацией, Российская (прикаспийский поход Петра I в 1722-1723 гг.) и Османская империи (в ходе военных действий 1723-1726 гг.) захватили часть Сефевидских территорий. В результате узкая прикаспийская полоса попала под власть России, а остальная часть юго-восточного Кавказа и Западный Иран под власть Османской империи.

Однако расчеты завоевателей на безропотное подчинение ослабевшего Сефевидского государства внешней силе оказались глубоко ошибочными. Тяжелые последствия афганской, турецкой и русской оккупаций способствовали подъему освободительной борьбы против захватчиков под руководством талантливого полководца Надира из рода Афшаров.* Сведений о детстве и юношеских годах Надира практически не сохранилось. Известно лишь, что после очередного набега хорезмских узбеков, он вместе с членами семьи был взят в плен. Однако Надир вскоре бежал из плена, и, вернувшись в Хорасан, поступил на службу к правителю Абиварда Баба Али беку, приняв имя Надир Гулу-бека. Собрав небольшое войско, он постепенно подчинил своей власти несколько провинций Хорасана. Согласно данным источников, именно в это время, в 1726 г. 37 летний Надир Гулу бек поступает на службу шаху Тахмасибу II* и принимает имя Тахмасиб гулу-хана. «8 сентября (1726 г.), — сообщает Аврамов, —прибыл в Качан [Кучан-Хабушан] авшарец Надыр-Кулы-бек при котором было войск конницы и пехоты тысеч пять… которому шах… ранг переменил и назвал Тахмас Кулы-ханом». (16, л. 19-а и 19 б) После смерти в 1726 г. Фатх Али-хана Каджара* Тахмасибу II назначает Надира главнокомандующим шахскими вооруженными силами.

Надир поступает на службу к Тахмасиб шаху в период, когда территории Сефевидского государства на Южном Кавказе находились под оккупацией русской и османской армий. В этой сложной ситуации Надир сделал, казалось, невозможное. Он освободил вначале страну от афганских войск, а вскоре вынудил русских и турков полностью вернуть все захваченные на Южном Кавказе земли. Таким образом, Надир практически восстановил прежние границы Сефевидского государства. Как замечает М.Аксуорси, без Надира, Иран, ждала судьба Польши (которая была разделена в XVIII в.)- частичное или полное разделение его территорий между ее соседями, афганцами, русскими и османскими турками. (3, p.XV) Воспользовавшись неудачными военными действиями сефевидского шаха против османской империи, Надир хан в августе 1732 г., сверг с престола шаха Тахмасиба II и провозгласил шахом его сына — малолетнего Аббаса III. Начиная с этого времени Надир хан, фактически стал полновластным правителем государства.

По мере усиления своей власти, Надир вынудил Османскую империю и Россию вернуть все захваченные сефевидские земли. Россия, понимая, что не сможет далее удерживать прикаспийские земли, согласилась вернуть их по Рештскому (21 января 1732 г.) и Гянджинскому (21 марта 1735г.) договорам. В результате военных действий и длительных переговоров Османская империя также вынуждена вернуть захваченные сефевидские земли. По соглашению, подписанному в марте 1736 г. были восстановлены османо-сефевидские границы, установленные по договору 1639 г. (25, ст.201-202) Укрепив свою власть и влияние в стране, Надир в марте 1736 г. на курултае в Мугане, низложив Сефевидскую династию, провозгласил себя Шахом. (9, р.104)

Надир шах не ограничился только восстановлением границ Сефевидского государства, и вскоре встал на путь их расширения. Об имперских амбициях Надир шаха Афшара говорит надпись, отчеканенная на монете в честь его восшествия на престол: «Да будет известно всему миру о воцарении Надира, будущего покорителя Вселенной».

Зимой 1738 года Надир шах начал свой поход в Индию, который завершился в марте 1739 г взятием столицы империи Великих Моголов города Дели. В целом, к 1739 г. Надир шах достиг вершины своего могущества. К этому времени уже были изгнаны со всех бывших сефевидских владений русские и османские армии, покорены Хива и Бухара, разбиты на голову войска Моголского императора, обвиненного в помощи афганцам. После занятия войсками Надир шаха столицы Великих Моголов -города Дели, вся сокровищница и несметные богатства этой династии попали в руки победителя. Находясь в Хасан Абдале, Надир шах осенью 1739 г. направил впечатляющие посольства в Стамбул и Санкт-Петербург (24, с. 190), чтобы сообщить о своем завоевании Индии. Послы начали свой долгий путь 23 октября 1739 года. Каждому посольству были даны ценные подарки и несколько слонов, для преподнесения правителю, которому они были аккредитованы.

Бесспорно, Надир как великий стратег и прагматик, посылая эти посольства, преследовал далеко идущие цели. России он хотел показать мощь своего государства и тем самым предотвратить в дальнейшем вторжение русских войск на Южный Кавказ. Интерес представляют также инструкции Надир шаха послам, где содержались предписания выписать корабельных мастеров для оснащения и развития собственного судостроительства на Каспийском море. С Османской империей Шах пытался перевести отношения на качественно новый уровень – союзнический.

Описание Посольства Надир шаха Афшара в Российскую империю в 1739г.

На протяжении первой половины XVIII в дипломатические контакты Надир шаха с российским государством были довольно интенсивными. О значении, которое Надир шах придавал отношениям с Российской империей, свидетельствует его посольство, направленное к императрице Анне Иоанновне в 1739 г.

Прежде чем выслать посольство, еще находясь в Дели, Надир шах поручил Мехди-кули хану Астрабади (секретарю и историографу) отправить письмо к русскому резиденту в Исфахане И.П. Калушкину, которое было получено им 5 октября 1739 г. К письму был приложен также перечень даров, которые Надир шах посылал Анне Иоанновне, её сестре и племяннице. Письмо это было включено в донесение Калушкина русскому правительству, копия которого было обнаружено в Астраханском архиве. (22, с.11-12)

Во главе посольства в Россию был назначен Сердар-бек Кирклу. Однако в связи с задержкой посольства в Кизляре, Сердар-бек Кирклу вынужден был вернуться, его сменил Магомет Хуссейн хан. П.Г. Бутков отмечает: «Надыр, по побеждению Могола, отправил для объявления сего петербургскому двору посольство ближнего родственника своего и обер-шталмейстера еще в начале 1740 г. с 16 т. человек войска и с 20 пушками». (19, с.209) Новое посольство Надир шаха отправилось в Россию 23 октября 1739 г. и прибыло в Петербург лишь 2 октября 1741 года.

Цель посольства Магомета Хуссейн хана, (родственника Надир шаха), заключалась прежде всего, в донесении сведений об Афшарских победах над бухарцами и индийцами, а также в решении различных спорных вопросов. В одном из источников указывается: «как представитель могущественного монарха, похвалявшегося покорить весь мир, Хуссейн-хан ехал в Петербург с богатейшими подарками и с 14 слонами. Посла окружала нарядно одетая свита из 128 человек. … Конечно, ни одно посольство никогда не являлось еще ко двору дружественной державы с такой значительной вооруженной силой. 9 декабря 1739 года Афшарское посольство прибыло в Кизляр, где забили тревогу. Дальше посольство не было пропущено Астраханским губернатором, князем Сергеем Голицыным, так как на этот предмет не было еще из Петербурга никаких приказаний. На Волгу поспешно двинуты были пять пехотных и шесть драгунских полков, расположившихся лагерем перед Астраханью. Послу дали знать, что афшарское войско через границу пропущено быть не может, да и кормить его в пути будет нечем, а потому советовали или возвратиться назад, или распустить войско. Переговоры поэтому поводу длились долго и окончились тем, что Надир шах уступил, и посол двинулся в дальнейший путь, в сопровождении двухтысячной свиты*, за которой вели 14 слонов. В ожидании дальнейшего путешествия посольство простояло в Кизляре до августа следующего года. Наконец разрешение на путешествие посольства из Петербурга было получено. 11 сентября 1740 года Хуссейн-хан торжественно вступил в Астрахань, встреченный губернатором и войсками с надлежащей церемонией, отданием чести и пушечной пальбой». (26)

18 сентября 1740 года Афшарское посольство выступило из Астрахани в Царицыно. Ехало все посольство на 170 подводах. В Донских степях к послам присоединились еще 120 человек из свиты. Поэтому вновь назначенный к посольству главный пристав генерал-майор С.Ф. Апраксин приказал рассадить посольство и разложить их багаж на 800 подводах. С дороги Хуссейн хан написал вице-канцлеру А.И. Остерману следующее оповестительное письмо: «высокостепенный и высокоповеренный и высочайшей честию превосходящий, первенственнейший министръ и верховный визирь, счастье коего въ цветущемъ состоянии да пребудетъ навсегда! Желаю вамъ от Господа всякаго благополучия и счастливаго въ высокомъ градусе пребывания. По объявлении дружескихъ комплиментовъ  вашему степенству известно да будетъ, что я — великаго Надира, шах-инъ-шаха, доверенный посолъ Хуссейнъ-ханъ». (26)

Как сообщает источник, «7 Марта 1741 года Хуссейн-хан остановился близ Тамбова, в Кузьминой Гати. На следующий день был торжественный въезд посла в Тамбов, выстроился Сибирский драгунский полк с оркестром музыки и штандартами. Тут же были и все местные власти. В 4 часа пополудни Хуссейн-хан, до того времени отдыхавший в одной Бокинской избе, прикрепил к шапке шахово перо, сел на коня и начал церемониальное шествие до самого Тамбова по так называемой большой Астраханской дороге. 2 июня афшарское посольство на 700 подводах выехало из Тамбова. Ровно через месяц Посольство торжественно вступали в Москву. У Данилова монастыря они встречены были войсками, канцелярскими служителями, конным Московским купечеством и многолюдным хором трубачей. Шествие двигалось  в таком порядке: Впереди процессии шла команда гренадер. Ехало купечество. Приказные служители. Парадные кареты. Рота гвардий Семеновского полка. Конюшня генерала Апраксина. Слоны. Посольская музыка. Посольская конюшня. Посольские приставы. Действительный статский советник князь Голицын, состоявший при после. Сам посол Хуссейн-хан. Афшарское знамя с ассистентами и Афшарский военный отряд. Всех  Персиян вступало в Москву 2128 человек и лишь только посол прибыл в свою квартиру, к нему немедленно явился с визитом Московский главнокомандующий». (26)

Оставшись довольным московским гостеприимством, Хуссейн хан написал об этом Надир шаху. Грамота его начиналась так: «Бесконечной милостью царя царей возвышенный высокостепенный посол Эмир Хуссейн-хан — приношу себя в жертву подножию благословенных ног твоих. Ты, царь царей, благополучием своим даруешь свет царям и украшаешь венцами главы и владеешь всеми народами… А вот мое доношение…».(26)

29 сентября Хуссейн хан торжественно вступил в Петербург. «Церемониал шествия был следующий: Конная гвардия. 14 слонов по 2 в ряд. Афшарская музыка. Посольская карета. Императорской конюшни заводские лошади с унтер-шталмейстером и берейторами. Генералы, штаб и обер-офицеры. Князья Долгорукий и Шаховской. Граф Салтыков и Хуссейн-хан в карете цугом. При них шли конюхи, лакеи, гайдуки и скороходы. В заключение шествия несли Афшарское знамя». (26)

Поскольку посольство направлялось к Анне Иоанновне, а прибыло уже к Иоанну Антоновичу (при регентше Анне Леопольдовне), 2 октября 1741г. афшарское посольство было представлено правительнице Анне Леопольдовне. Вступая в аудиенц-зале, Хуссейн хан сделал перед троном 3 поклона и потом, вручив в установленном порядке шахскую грамоту, начал следующую высокопарную речь: «Сия есть дружеская и благоволения преисполненная грамота от высочайшей стороны Его Величества, превысочайшего, пресветлейшего, имеющего достоинство Соломона, государства яко луна просвещающего, престол державы украшающего, милостию Божией снабденного властно и миродержательством, Иранского государства повелителя, царям Индейским и Туранским корону дарующего Надыра…». (26) Как замечает П.Г. Бутков: «Посол, в держанной на аудиенции речи к матери императора, великой княгине Анне, говорил, что государь его желал полученную от Могола добычу разделить с таковым добрым союзником, как император российский. Одна часть петербургского министерства опасалась, что намерение шаха, при отправлении сего посольства, не состояло ли в том, чтоб овладеть Астраханью и произвести также знатные завоевания, если найдет границы не укрепленные. Но настоящее его намерение, казалось, требовать в супружество царевну Елисавету Петровну, обещаясь ввесть христианский закон в своих государствах. Тогда было ему 60 лет. Правительница может быть поступила бы на сие требование, если б не показалось оное чрезвычайно сумнительным, и для того в том ему отказано». (19, с. 210)

Таким образом, на основные претензии Хуссейн хана были даны следующие ответы: «1) шах желал с Россией свойство учинить, токмо в том ему отказано (т.е. в руке цесаревны Елизаветы Петровны); 2) по просьбе шаховой афшарских пленных и также Грузинцев и Армян не возвратили; 3) Ногайцы в Афшарскую сторону не уступлены; 4) корабельные мастера для делания в Персии судов не даны; 5) капельмейстеры для обучения музыке не присланы, 6) мастера, которые стенные шерстяные обои ткут, не даны, и 7) Афшарским купцам беспошлинно торговать не велят» (26)

По окончании речи посла началось торжественное поднесение шахских подарков. «Анне Леопольдовне, Иоанну Антоновичу и Елизавете Петровне представлены были куски богатейшей парчи, бриллиантовые пояса, золотые с бриллиантами кубки, богатый столик, 3 пера для украшения шапок и шляп, перстни, ящики … Вместе с тем Хуссейн-хан объявил, что повелитель мира указал освободить всех русских пленных…». (23) Всего было прислано 22 предмета, 15 колец и 14 слонов (22, с. 12). Среди даров* Надир шаха было золотое кольцо, украшенное рубинами, изумрудами и большим алмазом, принадлежавшее Джахан Шаху* (1627-1658), одному из могущественных правителей Индии из династии Великих Моголов.*

Следует отметить, что только благодаря этим подношениям Надир шаха, Эрмитаж, где в настоящее время хранятся все основные экспонаты данного посольства, превратился в единственный музей мира, в котором хранится столь обширная коллекция индийских золотых сосудов XVII-начала XVIII вв. Их не сохранилось даже в музеях Индии. Таким образом, вещи подаренные посольством Надир шаха российскому царскому двору вскоре становятся коллекцией-эталоном, хотя и небольшой по количеству (20 предметов). (22, с. 14)

Посольство находилось в Петербурге в период известного переворота 1741 г. и вернулось обратно в ноябре 1742 г. с дружелюбными грамотами Императрицы Елизаветы, с подарками, среди которых самое видное место занимали вина и водки. Однако политические итоги переговоров оказались неудачными. Не случайно, что в том же, 1742 г. начались вооруженные столкновения на границе двух государств. Надир шах грозился покорить Россию, как доносил об этом русский резидент в Иране Калушкин. Вследствие ухудшения отношений c Афшарским государством, императрица Елизавета направила к границе усиленный корпус войск под начальством генерал-лейтенанта Тараканова. (24, ст.250-251) Еще одной причиной ухудшения отношений стало, по-видимому, нежелание Российской империи иметь у себя по соседству, наряду с Османской империй, еще одно сильное мусульманское государство. Поэтому вся последующая политика русского правительства в регионе была направлена на ослабление влияния и могущества Афшарского государства.

Описание посольства Надир Шаха Афшара в Османскую империю.

 

Одновременно с посольством в Россию Надир шах направил еще одно посольство с ценными подарками в Османскую империю. Учитывая напряженные отношения между Афшарским государством и Османской империей, они не имели постоянных послов и консулов, и лишь эпизодически обменивались посольствами. Первоначально посольство Надир шаха возглавил Али хан, который позже скончался в пути. Его сменил Гаджи Хан Чамишгазакский.

Вместе с письмом и ценными подарками предназначенные в дар османскому султану Махмуду I (1730-1754), посольство везло 9 слонов. (4, NHD, 4/134, (6 Nisan 1741); 4, NHD, 8; 4, HH, 5/177) Дары, отправленные Надиром к османскому султану состояли из 90 предметов: 1 (медное) блюдце со звездой, украшение с драгоценностями, 1 укрощенный алмазами и рубинами кинжал, 1 украшенный драгоценными камнями индийский меч, 9 перстней (используемых как печать) украшенных драгоценными камнями, 1 хрустальная (кристалл) золотая  шкатулка, 63 предмета из одежды и утвари,  украшенные различными камнями, 7 слонов, 4 слоновой кости, 2 накидки для слонов. (14)

Как только стало известно о приближении афшарского посольства к границе, османские власти предприняли все меры чтобы оно не испытало трудностей по пути в Стамбул. Перейдя  22 сентября 1740 года османо-афшарскую границу, посол Гаджи Хан вместе с 3000-свитой вступил  в Багдад. Для оказания должных почестей, здесь были выстроены 10000 войска Багдадского вали. В январе 1741 г. посол Гаджи Хан Чамишгазакский с огромной свитой, помпезно вступил в Алеппо. (24, ст.266) Посольство Надир шаха прибыло в Стамбул 5 марта 1741 г. По прибытии в Ускудар их встретил отряд солдат из 400-500 человек. Отдохнув и пообедав в Ускударе, посольство перешло в район Хайдарпаши. Только 26 марта 1741 была объявлена аудиенция для принятия посла и его свиты. Для этого нужно было перейти в Бешикташ. Для транспортировки посольства были наняты 594 лодки, которые вмешали по 4 и 5 человек. 565 лодок перевозили членов свиты и их багаж, а 29 было предназначено для перевозки багажа покойного посла Али хана.

Прибытие Гаджи хана и его свиты в Топхане и Терсане приветствовали пушечными выстрелами. Передохнув несколько дней, 1 мая 1741 г. посольство начало мирные переговоры с высокопоставленными лицами османского правительства. Как было замечено, «посол прибыл в Константинополь, где он был принят Великим Визирем. «Надменный и презрительный экипаж» Гаджи Хана, а также его настойчивый отказ обсуждать цели своей миссии с кем-либо кроме Султана дало повод возникновению недовольства. После приема у Султана, посол обсудил религиозные вопросы с турецкими министрами и Улемой. Позиция Порты оставалась неизменной в их отношении, но она не считала благоразумным в это время открыто конфликтовать с  Надиром. Поэтому Порта дала уклончивый ответ, что она предпримет действия в соответствии с заповедями истинного закона». (24, ст.266) Несмотря на то, что переговоры не имели результатов (Афшарский посланник добивался признания джафаритского толка законным), однако было условлено продолжить переговоры по данному вопросу. 16 июня 1741 г. посольство выступило из Ускудара в обратный путь в Иран. (13, p.13-32)

Так как послу не были даны все полномочия, а также не совсем было ясно из доставленного им послания, хочет ли Надир шах войны или мира, османы решили не заключать с ним соглашение, и отправили собственное посольство к Надир шаху. По словам Л. Локкарта, «послами были выбраны Муниф Эфенди, главный казначей и Назиф Мустафа Эфенди. Посольство прибыло в лагерь Надира (примерно в 11 милях на севере от Дербента) в январе 1742 г. Турецкие эмиссары доставили послание от Султана, в котором последний извинялся в связи с невозможностью принятия предложенных им религиозных требований. В ответ Надир заявил, что хотел бы, чтобы Султан признал джафаритское течение, так как его (Надира) основная цель протянуть ветвь дружбы между двумя государствами. В продолжение он заметил что, так как вопрос пятого толка является важным для умиротворения Мусульманской уммы и, так как Султан является Халифом Ислама, он лично отправится в Турцию, чтобы окончательно решить этот вопрос. С этой угрозой он завершил свой ответ». (24, 266-267) Бесспорно, добиваясь признания джафаритского течения, Надир шах преследовал далеко идущие планы. Возможно, он задумывал даже план захвата Османского государства, тем более что после подчинения Великих Моголов это не казалось для него невозможным.

Это не было единственное посольство Надир шаха к султану Махмуду I. В 1745-1746 гг. между Афшарским государством и Османской империей вновь разгорелась война. Однако военные действия не дали никаких существенных результатов. Весной 1746 г. Надир шах вернулся в Азербайджан и для ведения мирных переговоров встретился у Саудж Булага с османским послом Назифом Эфенди. 4 сентября 1746 г. был подписан договор, который официально положил конец продолжительным разногласиям между Афшарским государством и Османской империей. В преамбуле договора подтверждались условия османо-сефевидского договора, заключенного в 1639 г. в Зохабе (Гасри-Ширин), и в частности, границы между двумя странами, установленные данным договором. Обе стороны обязывались воздерживаться от всего, что могло возбуждать недовольство другой стороны и противоречило заключенному миру.(12, p.309; 6, p.98-99) Договор не содержал упоминаний о джафаритском толке, но основное внимание было уделено статусу и защите паломников и торговцев в османских владениях. По договору, была запрещена шиитская практика проклятия первых трех халифов Ислама. (2, p. 49)

Для укрепления дружеских отношений с Османской империей, Надир шах вновь послал двух своих доверенных людей, Шанлы (Санлы) Мустафа Хана и Мухамед Мехди Хана с посольством и чрезвычайно ценными подарками к османскому султану Махмуду I. Подарки Султану включали приобретенный Надир шахом в ходе индийского похода Трон (Тахты Тавуз) танцующего слона из Индии и другие ценные дары. Трон, подаренный в 1746 г. Надир шахом султану Махмуду I, был изготовлен из черного дерева, невидимого под сплошным слоем золота, изумрудов, рубинов и жемчуга. Трон украшали девять шаров, густо усыпанных крупными рубинами, в центре каждого шара — изумруд. Восхищенный подарками, Махмуд I решил отблагодарить Надира. В качестве ответного подношения был избран кинжал в золотых ножнах. Его рукоять украшали три огромных изумруда в оправе из бриллиантов. Под самым большим изумрудом были спрятаны часы английской работы. Подарки турецкого султана включали также лучших  скакунов  и другие ценные предметы. (10, s.115)

Однако Надир шах не успел ратифицировать договор с турками. Он был убит в результате заговора в ночь с 20 на 21 июня 1747 г. (6, p.101-103) Дипломатическая миссия султана узнала об убийстве шаха, уже добравшись до условленного места встречи. Поэтому послам пришлось везти подарки обратно. В результате ювелирный шедевр вернулся в Турцию. Теперь его именуют «кинжал Топкапы» и храниться он, как и все подарки Надир шаха, в музее Топкапы в Стамбуле.

Заключение

Бесспорно, Надир шах достоин восхищения и почитания не только как великий полководец, но и как политический деятель, правление которого оказало огромное влияние на дальнейшую историю Азербайджана и Ирана. Анализируя цели и масштабы его посольств, можно с уверенностью сказать, что Надир шах стремился к признанию легитимности своей власти соседними государствам, которые еще несколько лет назад делили между собой сефевидские владения. Учитывая рост своего могущества, для разрешения определенных политических проблем с соседними государствами, Надир шах, пытался использовать не только рычаги военного, но и дипломатического характера.

В отношениях с Османской империей ему так и не удалось разрешить вопрос о признании джафаризма пятым толком Ислама. В тоже время, Османская империя, с беспокойством следившая с ростом могущества Афшарского государства, была очень осторожна и достаточно уступчива во время переговоров с Надир шахом. В течение первых десятилетий XVIII в. Османская империя, истощенная многочисленными войнами с Европой, была не в состоянии вести прежнюю активную внешнюю политику. Перед султаном со всей очевидностью встали серьезные внутренние проблемы и трудности, решение которых требовали спокойствия на границе и значительных финансовых затрат.

Как уже отмечалось, после посольства Надир шаха в 1739-1741 гг. отношения с Российской империй ещё более ухудшились. Основной причиной недовольства Надир шаха была монополия русских на Каспийском море. (2, p. 60) В это время Россия была единственной державой, имевшей на Каспийском море военный флот. Основа его была заложена ещё Петр I, на момент кончины которого Российская империя имела в Каспийском море около ста судов.* В тоже время царское правительство предпринимало все меры для предотвращения развития местного судоходства. (18, с.311) Россия, в частности, запрещала перевозку по морю всех видов продукций военного назначения, к которым относились – оружие, порох, свинец, сера, селитра и прочее, корабельный лес и судовые припасы, драгоценные металлы. (29, с. 238) Такая политика была направлена на то, чтобы помешать какой либо соседней стране строить оборонительные сооружения, корабли, производить оружие. Российское правительство исходило из того, что в противном случае это могло нанести ущерб как экономическим, так и, главным образом, военно-политическим интересам России. В интересах России было не допустить, чтобы «какая-то другая держава, чья бы то ни была, на Каспийском море утвердилась». (17, с.53) Главным мотивом всяческого противодействия российского правительства строительству альтернативного русским флота на Каспии было сознание того, что это может представлять реальную угрозу завоеваниям России в регионе. В свою очередь Надир шах, как дальновидный правитель, понимал, что для превращения своей страны в сильную морскую державу и получения доходов от морских перевозок, ему необходимо  также создать сильный военный флот на Каспийском море. (20) Тем самым можно было бы установить морской военный баланс с Россией и иметь значительные финансовые вливания в казну от транзитной торговли.

Большие трудности с продовольствием, которые испытывал Надир шах при подавлении восстаний в Северном Азербайджане и Дагестане, лишний раз убедили его в необходимости иметь свой флот на Каспии. (28, с.66) Как отмечает Локкарт, обеспечение столь огромной армии в ходе его военных кампаний в этом регионе, состоящем большей частью из лесов и горных скал, представляло большую сложность. Из соседней провинции Ширвана доставлялось недостаточно продовольствия из-за частых опустошений, которым она подвергалась. Единственным выходом была доставка продовольствия морем. (9, р. 204) До постройки своих собственных кораблей, Надир при транспортировке продовольствия морем* почти полностью зависел от российских судов, за счет чего российские купцы имели огромные прибыли. Несколько же судов, которые Надир шах имел в своем распоряжении, были небольшими и примитивными по конструкции и строению.*

В свою очередь, поддерживание дружеских отношений с государством Надир шаха было необходимо России, которая рассматривало его как сдерживающий фактор против распространения влияния Османской Турции на восток. (27, с.87) Однако интерес Надир шаха к морскому делу и его стремление к созданию собственного военно-морского флота на Каспии, Россия встретила враждебно. И именно этот фактор сыграл  решающую роль в ухудшении отношений между двумя государствами. Желание доминирования на Каспийском море имело важное стратегическое значение для Надир шаха. Тем самым он, во-первых, обеспечил бы безопасность своих северных границ, а, во-вторых, надежность поставок продовольствия своим войскам в случае начала военных действий в регионе. Таким образом, стремление к экономическим выгодам и ослаблению военно-торговой монополии России на море являлось главным мотивом дипломатических шагов Надир шаха. Посольства Надир Шаха в Османскую и Российскую империи, ценные подарки, грамоты и инструкции, порученные послам, свидетельствовали о миролюбивом характере афшарских посольств, задачей которых было решение всех проблем с соседями, прежде всего, мирным путем.

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что интерес к морскому делу, стремление к созданию собственного военно-морского флота свидетельствуют о таких качествах Надир шаха как дальновидного государственного деятеля и великолепного военного стратега, четко видевшего свои преимущества и недостатки, о его прогрессивных воззрениях, столь несвойственных для восточных правителей его времени.

Список используемой Литературы

  1. Ali Akbar Dehoda, Lugatname, Tehran, 1947, p. 3112.
  2. Avery P. Nadir Shah and Afsharid legacy, The Cambridge history of Iran: From Nadir Shah to the Islamic Republic. Vol. VII. Cambridge, 1993, p.3-62.
  3. Axworthy M. The Sword of Persia: Nadir Shah, from Tribal Warrior to Conquering Tyrant. London, UK and New-York: I.B. Tauris, 2006.
  4. Başbakanlık Osmanlı Arşivi (BOA):
    • Name-i Hümayun Defterleri (NH D): 8 Mühimme Defterleri (MD): 147, 148, 150,151
    • Hatt-ı Hümayun (H H): 4/134, 19 M 1154 ( 6 Nisan 1741); 5/177
  1. Bell John Travels from Petersburg in Russia to Diverse Parts of Asia, Vol. I. London, Robert and Andrew Foulis, 1763.
  2. Ernest S. Tucker. Nadir Shah’s Quest for Legitimacy in Post-Safavid Iran. Florida University Press, 2006.
  3. Ivanov A. A. Applied arts: metalwork, ceramics and sculpture.

http://en.unesco.org/silkroad/sites/silkroad/files/knowledge-bank-article/vol_V%20silk%20road_applied%20arts,%20metalwork,%20ceramics%20and%20sculpture.pdf

  1. Kashgarli Mahmud. Divanu Luğat-it-Turk, translated by Besim Altay, c. I. Ankara, 1939.
  1. Lockhart L. Nadir Shah. A critical study based mainly upon contemporary sources. London, 1938.
  1. Münir Aktepe M. 1720-1724 Osmanlı-Iran Munasibetleri və Silaşör Kamani Mustafa Ağanın Revan Fateh-namesi. İstanbul, 1970.
  2. Münir Aktepe M. Nadir Şah’ın Osmanlı Padişahı I Mahmud’a gönderdiği Taht-i Tavus Hakkında. Tarih Dergisi, №28-29. İstanbul, 1975, s. 113-122.
  3. Shaw S. Iranian relation with the Ottoman empire in the eighteenth and nineteenth centuries, p.297-313, The Cambridge history of Iran: From Nadir Shah to the Isla­mic Republic, Vol. VII. Cambridge, 1993.
  4. Tahir Sevinch «Nadirşah’ın 1738-1739 Hindistan Seferi ve Sonuçları», SDU Faculty of Arts and Sciences, Journal of Social Sciences, December 2011, No:24, pp.13-35.
  5. Topkapı sarayı Archive (TS), TS.MA.d 4109.
  1. The chronicles of a travels or A History of Afghan wars with Persia in the beginning of last century, being a translation of the “Tareeh-i-seeah” from the Latin of J.C. Clodius. London, 1840.
  1. Аврамов С. «Дневная записка бывшего в Персии у шаха Тахмаспба Российского секретаря Семена Аврамова для склонения его к примирению с Российским двором с обстоятельной ведомостью о тамошних чрез три года бывших происхождениях».  Российский государственный архив древних актов (РГАДА), Персидские дела 1726 г., № 6.
  2. Атаев Х.А. Торгово-экономические связи Ирана с Россией в XVIII – XIX вв. Москва, 1991.
  3. Ашурбейли С.Б. История города Баку (период средневековья). Баку, 1992.
  4. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг. Часть I. Санкт-Петербург, 1869.
  5. Гёзалова Н.Р. Попытки Надир Шаха Афшара по созданию военно-морского флота на Каспийском море. Известия Азербайджанского Государственного Педагогического Университета, №3, 2006, с. 183-194.
  6. Гёзалова Н.Р. Вопросы истории Азербайджана XVIII в. (на основе сведений англоязычных источников и историографии). Москва, 2010.
  7. Иванов А.А., Луконин В.Г., Смесова Л.С. Ювелирные изделия Востока. Коллекция Особой кладовой отдела Востока Государственного Эрмитажа. Древний, средневековый периоды. Москва, 1984.
  1. Ильин В. О походе Надиршаха в Индию (исторические материалы). — «Астраханские губернские ведомости», 1847, №26-32.
  2. Локкарт Л. «Надир Шах» перевод труда с английского на русский язык Гёзаловой Н.Р., Баку, 2004.
  1. Мустафазаде Т.Т. Азербайджан и русско-турецкие отношения в первой трети XVIII в. Баку, 1993.
  2. Очерки из истории Тамбовского края. Иследование И.И. Дубасова. Типография Елисаветы Гербекъ, уголъ Петровки и Газетнаго пер., д. Хомяковыхъ.,1883.
  3. Соловьёв С.М. История России с древнейших времен. Том XXI, Издательство: Товарищество «Общественная польза», СПб. 1871.
  4. Юнусова Л.И. Торговая экспансия Англии в бас­сейне Каспия. Баку, 1988.
  5. Юхт А.И. Торговые компании в России в середине XVIII в. Исторические Записки. Том 111. Москва, 1984, ст. 238-295.

* Тюркское происхождение племени афшаров подтверждает множество источников, в том числе и Кашгари «Афшары это одна из ветвей Тюркских Огузов. Огузы это Тюркоманы, состоящие из 22 ветвей». (8, s.55-56) и Али Акбар Дехода «Афшары это одна из знатных тюркских племен». (A.A. Dehoda, 1947, s.3112) и многие другие источники.

* Сын шаха Султана Хусейна- Тахмасиб (1722 (9)-1732), бежавший из Исфагана в сопровождении восьмисот гаджаров, еще в июне, в ноябре объявил себя шахом Тахмасибом II. (15, p.113)

*Фатх-Али-хан Каджар, правитель Астрабада, один из могущественных правителей Сефевидского государства, фактически верховный главнокомандующий армии Тахмасиб шаха.

* Бутков П.Г. указывает, что послу позволили: «взять с собою только 3 т. чел., а прочих оставить назади» или «Свита его состояла в 3 т. человеках и 14 слонах, коих шах прислал императору (тогда был малолетный Иоанн)». (19, с.209-210)

* Из которых сохранилось лишь 17 предметов и 1 кольцо (7).

* На внутренней стороне кольца написано: «Второй обладатель сближения двух светил в одном знаке».

* Кольцо предназначено для стрельбы из лука. Оно надевалось на большой палец, чтобы предохранить его при спуске тетивы. Это кольцо парадное, но имеет форму боевого. (22, с.12-13)

* Главнейшим типом судов были в то время корабли 2- или 3-дечные (40–100 пушек), фрегаты (до 30 пушек), пинки, гекботы, гукары (вроде корвета), шнявы (бриги, с 18 орудиями). Галер­ный (весель­ный) флот состоял из галер (до 130 длины) и скам­павей (меньшего размера галера, с 1 пушкой большого калибра на носу и несколь­кими мелкими) и других мелких судов.

* Как указывает П.Г. Бутков, российское правительство позволяло только купцам русской национальности посылать продовольствие к персидским портам на Каспии (19, с. 212 и 510).

* Суда, которыми владели местные жители, были построены большей частью русскими перебежчиками. Джон Белл, который посетил этот регион на четверть века раньше, замечал что: «Судоходство на Каспии принадлежало исключительно русским, персы и другие жители не имели ничего кроме рыболовных лодок» (5, p.47).

Нигяр Гезалова, кандидат исторических наук,

Институт Истории НАН Азербайджана