Кому было не выгодно возобновление сотрудничества России и Турции?

armenia polisПолитолог, эксперт по международным конфликтам Евгений Михайлов прокомментировал для Vesti.Az главные темы политической повестки дня.

Турция

Прежде всего, надо говорить о том, кому было не выгодно возобновление сотрудничества России и Турции. Отсюда и ответ на вопрос. Однозначно, не выгодно США. Если Эрдогану таким образом удастся избавиться от сторонников Гюлена в армии, то все происходящее можно расценивать, как болезненную, но необходимую для Эрдогана чистку.

Эрдоган уже попробовал, что такое турецкая экономика без российского рынка. Этой прививки ему хватит надолго. Соответственно сближение  позиций России и Турции будет только продолжаться, что может в итоге привести к полномасштабному союзническому договору.

Армения

Попытка переворота в Армении, на мой взгляд, выглядит опереточной. Так перевороты не делают. Более того, непонятна позиция Сержа Саргсяна, который никак не комментирует происходящее, а силовики слишком слабо реагируют на потенциальную угрозу для власти.

Создаётся впечатление что намеренно создаётся ситуация раскачки, так как основные требования протестантов, это прекратить попытки мирного переговорного процесса по Карабахскому конфликту.

Данная ситуация может устраивать Саргсяна, который почти согласился на возврат части оккупированных территорий. В этом его обвиняют и можно предположить, что он пытается переложить ответственность за возможный срыв переговорного процесса на бунтовщиков.

В такой обстановке можно допустить, что Саргсян самоустранится и конфликт только усугубится. Однако население Армении устало от политических дебатов и драк. Слабая экономика республики выгнала большую часть активных граждан за пределы страны. Данный фактор может сыграть против кулуарных интриг заговорщиков поднять население на войну и возможно не позволит развиться конфликту внутри политических элит.

Карабах

Дестабилизация обстановки в Армении сегодня не выгодна никому. Ни Баку, ни Анкаре, ни тем более Москве. Вряд ли сегодня возможен переворот в Армении. Что касается ситуации вокруг Нагорного Карабаха, то вся логика событий свидетельствует о том, что сторонников компромисса вокруг это вопроса становится все больше. Позитивную роль сыграет и провал переворота в Турции.

Исмаил Алиев

Что мешает Европе бороться с «воинами джихада»

euОбозреватель «Ъ» Максим Юсин о последствиях теракта во французской церкви

Выступая с обращением к нации после резни в церкви Сент-Этьен-дю-Рувре, президент Франсуа Олланд в очередной раз заявил, что «Исламское государство» (организация запрещена в России) объявило Франции войну.

Развивая эту мысль (президент, впрочем, этого делать не стал), неизбежно приходишь к выводу: если идет война, то и жить надо по законам военного времени. Как могут выглядеть эти законы в преломлении к нынешней ситуации с радикальными исламистами? Один из возможных вариантов — поражение в правах тех, кто разделяет идеологию «воинов джихада». Участие в боевых действиях на Ближнем Востоке в рядах радикальных исламистских группировок уже само по себе может стать составом преступления. Да и не только участие — даже попытки попасть на «священную войну» с неверными.

Адель Кермиш, перерезавший горло священнику в Сент-Этьен-дю-Рувре, дважды пытался добраться до Сирии — и дважды его возвращали назад. Но при этом не изолировали от общества — выпустили из тюрьмы, надели на ногу электронный браслет, обязали регулярно отмечаться в полиции. А в перерывах между посещениями полицейского участка он мог беспрепятственно готовить теракт — тем более что жил всего в 2 км от церкви, где служил кюре Жак Амель.

Во Франции, в Бельгии, в Германии спокойно живут сотни потенциальных террористов, успевших повоевать в Сирии, Ираке, Ливии. И еще тысячи собиравшихся поехать туда, но по разным причинам не реализовавших свои замыслы. Возможно, они уже наметили своих будущих жертв, выследили их, вынесли им смертный приговор, как Кермиш вынес приговор Жаку Амелю.

Полиция и спецслужбы знают об этих будущих террористах, но тем не менее они не изолированы от общества. Эти люди продолжают вести нормальную жизнь — среди законопослушных граждан, каждый из которых в любой момент может стать их мишенью.

Правые французские политики по горячим следам резни в церкви требуют ужесточить законодательство. Экс-президент Никола Саркози предложил взять под стражу всех, кто подозревается в причастности к террористическим группировкам, не выпуская их ни под залог, ни под домашний арест. «Наша система должна защищать потенциальных жертв, а не тех, кто может стать исполнителем следующего теракта»,- убежден он.

Из правого лагеря звучат и другие инициативы, немыслимые еще вчера в политкорректной Франции: немедленно высылать из страны иностранцев, связанных с радикальными движениями, а также создать специальный центр для содержания экстремистов, вернувшихся с «джихада» на Ближнем Востоке,- своего рода европейскую Гуантанамо.

Левые политики и публицисты встретили эти идеи с возмущением. На что их оппоненты эмоционально (иногда сверхэмоционально) возражают: сколько еще нужно раздавленных грузовиком детей в Ницце, расстрелянных посетителей парижского театра, священников с перерезанным горлом, чтобы эти «гуманисты за чужой счет» поняли: идет война, на войне законы мирного времени не действуют, а враг беспощаден и беспринципен?

И если этот враг уже обозначил себя, уже присягнул на верность «Исламскому государству», уже повоевал в Сирии, к нему нельзя относиться с той же деликатностью и щепетильностью, как к обычному гражданину. Для него не должно быть презумпции невиновности. Свою вину он уже доказал, сделав выбор в пользу тех, кто объявил войну цивилизованному миру.

«Коммерсантъ» от 27.07.2016

Источник — kommersant.ru

Нельзя недооценивать противника, так как вырос потенциал сценаристов и режиссеров террористических актов

fikret sadixovТеракты постепенно становятся нормой теперь уже и в странах Европы: только за последние недели июля теракты произошли в Париже, Мюнхене, Ансбахе, не говоря о регионе Ближнего и Среднего Востока, где одним из крупнейших стал подрыв мирного шествия в Кабуле, где погибло более 80 человек.

Своими взглядами о мерах укрепления безопасности по всему миру и объединению усилий в борьбе с международным терроризмом поделился в интервью с1news.az азербайджанский политолог Фикрет Садыхов.

— Какое сегодня «лицо» у международного терроризма? И кто стоит за многочисленными терактами по всему миру? 

— Последние события показали, что в Европе, как и во многих других уголках мира, жить стало небезопасно. Однако настоящая борьба начинается лишь после того, как прогремят выстрелы, погибнут ни в чем неповинные граждане.

Сегодня борьба с международным терроризмом – это уже не просто частное противостояние с группой радикальных элементов, это глобальная война человечества за выживание, за свои ценности, за прогресс и развитие. Ведь главная задача террористов в том, чтобы посеять страх, растерянность и ненависть. Террористические организации всегда пользовались этим.

К сожалению, в отдельных случаях они добивались поставленных целей – вносили сумятицу, неразбериху и дестабилизировали общество. Я убежден, что умиротворенность и благодушие сегодня представляют собой угрозу для общественного развития любой страны.

Нельзя недооценивать противника, так как вырос потенциал сценаристов и режиссеров террористических актов. Используются передовые технологии, это уже даже не XIX и не XX век. За всеми этими силами стоят определенные группы лиц, заинтересованные в дестабилизации обстановки в отдельных странах и использования этого в своих интересах.

Сегодня угроза исходит от группировки ИГИЛ как главного действующего лица. В то же время в Турции угроза исходит преимущественно от радикального крыла Рабочей партии Курдистана.

На задний план уходят такие террористические организации как Аль-Каида. Значит, определенным силам, которые стоят за этими группировками, сейчас финансово невыгодно поддерживать Аль-Каиду. Акцент делается на ИГИЛ, на их действиях в отдельных регионах мира по дестабилизации внутренней политической стабильности в отдельных государствах.

— Что мешает международной коалиции эффективно бороться с терроризмом? И что, на ваш взгляд, необходимо предпринять?

— Сегодня массовыми акциями в поддержку мира, возложением цветов к стенам посольств делу не помочь. Это, конечно, говорит о консолидации общества, но в целом, это всего лишь лозунги. Ведущим странам Запада пора осознать, что не стоит диктовать всему миру, как жить, как развиваться, а тем более, вводить туда войска и устраивать внутриполитические разборки.

В этих вопросах жизненно необходимо учитывать опыт ряда отдельных государств. К примеру, очень хороший опыт борьбы с терроризмом есть у Израиля. Они научились бороться не с симптомами, а с самой болезнью. Важно искоренять причины, которые порождают террористические акты, а это требует высокой политической воли, высочайшего уровня сознания, солидарности политических элит всех государств мира.

Реальность в том, что мы видим слабость спецслужб, плохую работу агентурной сети, недостаток информации, слабый контроль над отдельными криминальными группировками.

Вместе с тем надо признать и другое: возможности спецслужб тоже ограничены. Если даже американские спецслужбы умудрились проморгать подготовку к крупнейшему в истории теракту в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, когда были разрушены Башни-близнецы… А ведь водителя-одиночку в Ницце проследить намного сложнее.

Потому, я считаю, в этой борьбе необходим комплекс жесточайших мер и контроля над теми факторами, которые могут привести к подобным радикальным явлениям.

— Есть какие-то конкретные предложения?

— Прежде всего, необходимы совместные консолидированные действия работы спецслужб: возможно, создание совместных внутренних войск, единые контр-террористические службы.

Есть разные предложения специалистов по этим вопросам. Некоторые предлагают восстановить смертную казнь, хотя я считаю, что это не самое верное решение. Ведь практически все террористы – смертники, и смертной казнью их не запугать. Также считаю, что не будет иметь результата повсеместное уничтожение террористов и их семей.

Дело в том, что прошли те времена, когда террористы вольготно жили в европейских странах. Сегодня эти группировки консолидируются на Ближнем Востоке, в других странах, и вряд ли они пострадают от того, что где-то арестуют кого-то из их родственников, или приведут в исполнение смертные приговоры.

Исполнители терактов – это фанатики. Необходимо выявлять те силы, которые стоят за организацией терактов. Добиться этого можно лишь консолидированными совместными усилиями ведущих государств мира. Важна также просветительская работа. В противном случае мир столкнется с невосполнимыми потерями.

— Как получилось, что театр «боевых действий» был перенесен в европейские столицы?

— Европу, как единое пространство, не смогли сдвинуть с места ни 11 сентября, ни другие крупные террористические акты. Отправка воинских контингентов на Ближний Восток, активное вмешательство во внутренние дела арабских государств, стремление «демократизировать» их на свой лад привели к вспышке террористического насилия.

Еще одна значимая проблема на сегодняшний день, которая усложняет борьбу с террористами – это масштабный поток мигрантов в Европу. Тут нужно обозначить причину, по которой они оказались в Европе, а это – полная дестабилизация в их родных странах. Идет война, мирные жители погибают ежедневно.

Почему это произошло? Кто в этом виноват? Эти вопросы должны задать себе руководители крупных ведущих государств Запада, которые вводили туда войска без разрешения Совета Безопасности ООН, которые пытались устранить руководителей этих государств и переформатировать их на те демократические ценности, которые Запад считает основными факторами развития и прогресса любого общества.

Это не сработало. И сегодня, вместе с мигрантами в Европу прорвалась и значительная часть террористических элементов, которые сегодня более скрыто и более профессионально реализуют свои задачи на местах.

Сегодня граждане Евросоюза уже не могут пользоваться прежними правами и свободами, пренебрегая реальными угрозами терроризма. Ни одна страна не может себе позволить жить в состоянии полной расслабленности, считая, что угроза обойдет ее стороной. Европа разрывается между ценностями свободного общества и реалиями террористических угроз, и ей придется делать выбор.

Я считаю, что в этом направлении важны также консолидированные действия Запада и России, несмотря на имеющееся между ними противостояние.

Также в самых разных частях света появляются одиночки с серьезными психическими отклонениями, которые совершают убийства в общественных местах. Они, конечно, не представляют собой организованно-преступную сеть, но не менее опасны.

— Есть на вашей памяти удачные примеры борьбы с террористической угрозой в истории Европы?

В 1970-1980-е годы в Италии действовали т.н. «Красные бригады», во Франции – террористическая организация «Прямое действие». Также опасны были и сепаратисты Северной Ирландии.

К примеру, Италия, используя силовой подход и чистку коррумпированных чиновников, легализовала левые движения, и это дало неплохой эффект. В Израиле борьбе с терроризмом помогает специфика самого общества с менталитетом осажденной крепости и широким вовлечением граждан в активное противодействие террору.

В США после теракта 11 сентября специальные службы получили широкие полномочия, что в какой-то мере страхует от форс-мажорных обстоятельств в самих Соединенных Штатах. В России режим контр-террористических операций позволяет обеспечить мобилизацию имеющихся у спецслужб ресурсов.

Даже у нас, в Азербайджане, после известных терактов 1990-х годов произошло полное реформирование спецслужб, консолидация, и мы смогли сохранить стабильность в обществе, избавиться от радикальных элементов, защититься от проникновения террористических угроз.

Это очень важно, потому что Азербайджан, находящийся в те годы в состоянии открытой войны с Арменией, был подвержен прямой угрозе со стороны армянской террористической организации ASALA, армянских спецслужб, и мы хорошо знаем, что в Азербайджане большое число людей стали жертвами их действий.

Елена Остапенко

Тегеран намерен встать в один ряд с промышленно развитыми государствами.

Тофик Аббасов , Азербайджан. политолог

СтатIran Mapья написана на платформе онлайн конференции по теме «Иран. Инвестиции – 2016.Привлекательность и риски».

Организатор центр Международный онлайн информационно-аналитический центр «Этноглобус» (Азербайджан) Модератор: директор центра «Этноглобус», политолог Гюльнара Инандж 

 Иран представляет собой пространство неограниченных возможностей, и готов предоставить иностранным инвесторам льготные возможности касательно всех сфер. Учитывая то обстоятельство, что страна за долгие годы действия жестких ограничительных условий и режима наказаний больше всех нуждается в финансовых вливаниях в индустрию, надо полагать, что это связано с расчетами, направленными на увеличение доли промышленного производства. Можно не сомневаться, что сфера нефтяной, нефтехимической промышленности, машиностроительной, приборостроительной, ИКТ и других больше нуждаются в инвестиционной подпитке.

Потому в стране стимулируются виды деятельности, где местные и иностранные предприниматели смело ставят масштабные планы, добиваются их реализации на базе новых технологий.

Не случайно во всех проектах, где участвуют инвесторы, приветствуется инновационная активность.

Если в результате успешных разработок авторы проектов, их подрядчики добиваются высоких инновационных результатов, государство поощряет их порыв тем, что уступает вложенные акции частникам и этим их вознаграждает. Это свидетельствует готовности государственного сектора стать партнером каждого, кто на базе новых идей воссоздает питательную среду для рождения ноу-хау.

Перспективность инвестирования в экономику Ирана  и постоянная угроза возвращения глобальных санкций

В Иране за последние десятилетия, что прошли под знаком жестких трений с Западом, осознали бесперспективность намерений, направленных на восстановление отношений с теми странами, которые взяли за правило говорить с Тегераном с позиции силы. В стране практически избавились от иллюзий, которые, так или иначе, связывались с улучшением отношений с США и их союзниками после Вены 2015 года.

Санкции влиятельных сил никуда не исчезли, они по-прежнему в действии, и оказывают калечащее воздействие на состояние иранской экономики. Потому после подписания венских соглашений вокруг ядерной программы Ирана говорить о начале новой эры не приходится. Экономика сопротивления, которая взята на вооружение, мотивирует национальную элиту на поиск и реализацию прорывных технологий, что становятся плодом усилий технократов и их коллег по научной сфере.

Запад уже показал, что дальше слов не пойдет, и всякие обещания на предмет послабления санкций всего лишь вербальные маневры. Иранцы на подобные уловки, как правило, не попадаются. Потому единственным ответом национальных сил является активный поиск алгоритмов собственными силами.

В результате вложения в перспективные сферы хоть и приносят скромные всходы, тем не менее, питают надежду, что положение абсолютно не безвыходное, а значит, развиваться надо своими силами.

Мировое падение цен на нефть и их влияние  на возможности ИРИ

В результате снятия силами ООН и отдельных западных стран незначительной части санкций  обстановка немного улучшилась в нефтяной сфере. То есть со страны сняли некоторые запреты на продажу сырой нефти и нефтепродуктов.

Пока Иран находился в положении вне игры, его долю на нефтяном рынке поделили между собой конкуренты. Потому сегодня Тегерану важно вернуть себе утраченные позиции.

Да, это факт, что дешевые цены на сырье не совсем оправдывают надежды на выправление ситуации в национальной экономике. Тем не менее, Иран намеревается восстановить статус-кво, что было до введения жестких санкций.

В Тегеране хорошо осознают, что ослабление жестких мер совпало со временем дешевых цен, то есть, Запад не собирался смягчать свое давление, когда цены на нефть били рекорды. Как бы ни разворачивались события на биржах,

, а далее осуществлять новую стратегию нефтяного противостояния со старыми и новыми конкурентами.

Случаи бывают разные, и в любой момент всплеск на биржевых полях может принести стране дополнительные приобретения, хотя прогнозы экспертов не столь уж оптимистичны.

Во многом этим и объясняется ориентированностью иранцев на поднятие индексов высокой технологичности в экономике. По этой части Иран сегодня опережает даже ведущую экономику исламского сообщества – Турцию, которая находится в мировой двадцатке.

По тому, как развивается потенциал страны в сфере военной и в той, которая обладает двойным назначением, то есть, используется еще и в хозяйственной сфере, можно полагать, что ситуация далеко не безнадежна. Скорее, наоборот. Иранская инженерная мысль, научный потенциал за последние годы продемонстрировали высокую подготовленность. Многие национальные кадры,  что отучились во многих престижных учебных заведениях передовых стран, а речь здесь не только о западных государствах, но и о Китае, Японии, Корее и других, вернулись домой с обнадеживающим багажом научно-практических навыков.

К тому же не стоит забывать, что национальное образование в стране тоже обладает высоким реноме дееспособности. Потому рационализм в распределении имеющегося потенциала, что интеллектуального, что сырьевого, имеет колоссальное значение для реализации означенных национальных приоритетов.

Государственные рычаги страхования и возвратности инвестиций

Можно сказать, что они типичные. Для иностранцев, прицеливающихся на иранские реалии, важно, чтобы внутри страны обеспечивалась стабильность. При этом некоторые силы пытаются всколыхнуть внутриполитическое спокойствие. За последнее время участились случаи, когда осуществляются попытки проникновения вглубь страны различных групп диверсантов, террористов и наркоторговцев. Особенно часто это имеет место в восточных границах вдоль линии разграничения с Пакистаном и Афганистаном.

Пока силам национальной безопасности удается нейтрализовать непрошенных гостей. Но раз такие попытки предпринимаются, стало быть, внутри страны находятся точки опоры недругов.

Известно, что Иран для ряда сопредельных стран является недружественным образованием, и им не терпится вогнать традиционного неприятеля в один большой форс-мажор. Пока враги этого добиться не могут. А, значит, для ведения бизнеса внутри Ирана иностранцы обладают главной позитивной составляющей – национальной стабильностью.

Действующее законодательство в плане наличия механизмов страхования и возмещения ущерба достаточно либерально, и учитывает запросы реальных и потенциальных партнеров. В этом смысле иранцы берут на вооружение все преимущества из опыта передовых стран и этим выгодно отличаются от многих своих соседей. Благо, страна богатая, и может себе позволить некоторые послабления в пользу иностранного бизнеса.

Экономические риски зарубежных инвестиций в промышленный и торговый сектор 

Регион лихорадит не первый год. Мало того, что многие разрушительные тенденции обходят ИРИ стороной, Исламская Республика еще и  маневрирует, ей удается влиять на ситуацию в Сирии, Ливане, Йемене и других частях. Это происходит потому, что Тегеран ведет свою игру и имеет собственное видение на предмет обустройства регионального порядка, выстраивания новых парадигм.

Если говорить образно, то в выработке собственной стратегии Тегеран строго придерживается принципа «ни шагу назад». По всему диапазону действия  это находит подтверждение. Этим страна доказывает инвесторам, что не только является полноценным субъектом, но и подтверждает репутацию регионального лидера.

Для международного имиджа это важно, поскольку дает уверенность всем, и в том числе, иностранным инвесторам в намерении вкладывать в иранскую экономику.

http://ethnoglobus.az/index.php/blizhnij-vostok/iran/item/1806-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D1%81%D1%87%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B8%D0%BC-%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D0%B3%D0%BE%D0%BC-%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%83%D1%82%D1%8C-%D1%83%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D1%80%D1%8B%D0%BD%D0%BE%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%B7%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%B8

Сегодня власти Ирана делают всё возможное, чтобы привлечь в страну инвесторов

safa-kerimovСафа Керимов, Москва, политолог, журналист-международник

Статья написана на платформе онлайн конференции по теме «Иран. Инвестиции – 2016.Привлекательность и риски».

Организатор центр «Этноглобус». Модератор: директор центра «Этноглобус», политолог Гюльнара Инандж 

 

Как правило,когда речь заходит об инвестициях в экономику Ирана, все эксперты вспоминают о нефти. В самом деле, в Иране есть много других интересных направлений. Не надо забывать,что это страна с прекрасным климатом и уникальной природой,а иранские фрукты и овощи — это продукция самого высшего качества. Нельзя не сказать и об иранской лёгкой промышленности, о тканях, знаменитых коврах.Однако,даже при самом отличном качестве иранской продукции,сами производители,занятые в лёгкой промышленности и в сельском хозяйстве Ирана ,отчётливо понимают,что прорваться на мировые рынки со своей продукцией — невозможно. Пусть даже продукция будет не хуже и даже дешевле аналогичных европейских товаров. Рынки Европы и США отрегулированы таким образом ,что войти в них со своим товаром практически невозможно. В лучшем случае, какие-то преференции могут быть даны странам,входящим в ЕС, но Ирану это не грозит в обозримом и даже в очень далёком будущем.

Главная задача инвесторов – найти гарантированное, быстрое и эффективное возвращение своих финансов. И, конечно,получить гарантированные доходы.Относительно понятным для этого является нефтяной сектор. “Относительно” — потому что из-за многолетних санкций и закрытости страны специалистов по экономике Ирана в мире — считанные единицы, и свои прогнозы они дают с крайней осторожностью. Совершенно верно поднимается тема возможности нового “включения” санкций в полную мощь. Это вполне допустимый сценарий,потому что Иран традиционно ведёт независимую политику,а санкции — это прямое принуждение страны к изменению её курса.

Сегодня власти Ирана делают всё возможное, чтобы привлечь в страну инвесторов. И это совершенно понятно. Но наращивание  добычи углевородородов и их переработки — это очень дорогостоящий и долгий процесс.называются разные цифры, но нижний порог всегда начинается с миллиардных требований на срок от пяти-семи. При этом необходимо ещё убедить мировых инвесторов в самом трудном ,- что все эти годы будет сохраняться  устойчивая политическая составляющая. Не думаю,что кто-то при сегодняшней неустойчивости в мировой политике может дать гарантии на срок даже в два-три года.

Мир очевидно вступил в период нестабильности,причём даже в кратковременной перспективе. Инвесторы любого уровня,а особенно — системные и международные ,конечно же ,учитывают это,и отдают себе отчёт в рисках,которые могут привести к абсолютным потерям и невозвратности активов.

Зачем Турция мирится с Россией и Израилем

Примирение с Россией и Израилем сейчас важно для Турции потому, что эти страны в отличие от Запада никогда не переживали из-за авторитарных тенденций в турецкой внутренней политике. Но вот оптимистичные ожидания от вывода российско-турецких отношений на докризисный уровень едва ли оправдаются в ближайшем будущем

Впервые за семь месяцев между Владимиром Путиным и Реджепом Эрдоганом состоялся телефонный разговор, причем такой, который описывали уже подзабытыми клише «продуктивный» и «позитивный». Начало нормализации российско-турецких отношений символично совпало с трагедией в Стамбуле – терактом в аэропорту Ататюрка. Насилие и гибель мирных граждан за последний год стали частью повседневной жизни Турции. На этом фоне примирение с Россией и Израилем выглядит как отчаянная попытка вернуться к позитивной повестке дня. Но едва ли Турции в ближайшее время удастся реализовать все потенциальные выгоды от новой разрядки.

На военном положении

Турция сейчас окончательно превратилась в страну на военном положении – тут достаточно взглянуть на количество жертв терактов с начала 2015 года, оно уже давно исчисляется четырехзначными цифрами. Ситуация в экономике тоже тяжелая. Официальные показатели вроде бы неплохие – 4,8% роста ВВП за первый квартал 2016 года, лучше самых оптимистичных прогнозов. Но главный фактор – краткосрочное и вынужденное увеличение государственных расходов.

В увеличении турецкого ВВП сложились рост расходов на здравоохранение (на 22%), потому что пришлось лечить сотни раненных в результате спецопераций и многочисленных терактов, на оборону (более 40%), на проведение самих спецопераций (17%). Мобилизация тысяч солдат и полицейских, тяжелой военной техники, вертолетов – все это легко увеличило военные расходы Турции вдвое.

Главным двигателем экономического роста Турции стали антитеррористические операции, борьба с боевиками Рабочей партии Курдистана и так далее. Турция вышла в мировые лидеры по количеству прибывающих на ее территорию террористов и мигрантов. Расходы на беженцев, которые Эрдоган оценил в $20 млрд, – еще один источник высоких показателей экономического роста. А впереди огромные бюджетные траты на восстановление городов, разрушенных в ходе спецопераций на юго-востоке Турции. Это совсем другая модель экономического развития, где рост и снижение безработицы обеспечиваются не притоком инвестиций и увеличением экспорта, а борьбой с терроризмом и его последствиями.

И это лишь один из аспектов, наименее заметный внешним наблюдателям, непростого положения, в котором оказалась Турция. Кризис признает и сам Эрдоган, описавший сложившуюся в стране ситуацию как «пожар». Бывший президент Гюль вообще заявил, что Турецкая Республика переживает самые тяжелые времена в своей новейшей истории.

Кризис охватил почти все сферы – от экономики до внешней политики. Он все больше проявляется в падающей эффективности работы государственных институтов. Соцопросы показывают, что турки все меньше уверены в будущем и все острее ощущают исчерпанность проекта общественного развития. Причем как кемалистского, так и консервативно-демократического, который олицетворял собой режим Эрдогана в 2000-е годы. Возможно, именно этим стремлением выйти из замкнутого круга турецкой политики объясняется всплеск популярности курдского политического движения с его идеей всеобщей демократии. Неслучайно именно в курдах и курдских политиках Эрдоган видит главную угрозу.

Курдский фактор во многом стал определяющим не только для турецкой, но и в целом для ближневосточной политики. Множатся сообщения о турецких вертолетах, сбитых современными ПЗРК, которые оказались в руках у Рабочей партии Курдистана, – ситуация, ранее казавшаяся невозможной. Курдское ополчение все активнее действует на севере Сирии. Еще более впечатляющими выглядят успехи курдов в наступлении на позиции ИГИЛ (запрещено в РФ). Курдский фактор в Турции сейчас ищут везде, вплоть до того, что его рассматривают чуть ли не главной причиной, заставившей Эрдогана отправить Путину послание с соболезнованиями и извинениями за трагедию 24 ноября.

Трудности перевода

Обращение Эрдогана к Путину, опубликованное лишь фрагментарно в переводе на русский пресс-службой Кремля, стало сенсацией и для российских, и для западных СМИ. Однако вскоре выяснилось, что интерпретация турецкого послания в России и в Турции серьезно отличается, ведь Эрдоган не так давно говорил, что ни при каких обстоятельствах не принесет России извинений, потому что та сама виновата в трагедии над турецко-сирийской границей. В результате пресс-секретарь Эрдогана Ибрахим Калын заявил, что российская сторона восприняла «слова сожаления» как «извинения», а турецкий премьер Бинали Йылдырым специально пояснил, что Анкара имела в виду компенсации не России за сбитый самолет, а лишь семье погибшего летчика.

Такие разночтения несколько смазали эффект от послания Эрдогана, а некоторые даже дошли в своих поисках подвоха до абсурдных заключений, что извинений вовсе не было. На самом деле использованное в письме выражение «kusura bakma» означает просьбу «извинить» (достаточно обратиться к наиболее авторитетному из издаваемых в Турции словарей «Redhouse» или же толковому двухтомнику, выпущенному Турецким лингвистическим обществом). Правда, эта форма извинения разговорная и далека от привычных официальных дипломатических клише.

Проблема в другом – кому адресовались извинения. Турция выбрала наиболее комфортную для себя форму – Эрдоган выразил соболезнования семье погибшего российского летчика Олега Пешкова. Именно на это обращал внимание журналистов пресс-секретарь Эрдогана Ибрахим Калын. Но письмо было направлено президенту Путину, именно к нему прежде всего обращал свои соболезнования и извинения Эрдоган. И вопрос в том, насколько российского президента устроило столь лукавое исполнение первого из условий нормализации отношений.

Телефонные переговоры Путина и Эрдогана показали, что Кремль счел текст послания достаточным для начала диалога. Почему? Путин смог добиться от Эрдогана того, что хотел, – возможности определять параметры восстановления отношений на своих условиях. Вероятно, эти параметры как раз и будут обсуждать министры иностранных дел России и Турции в кулуарах саммита Организации черноморского экономического сотрудничества в Сочи.

Очевидно, трудный диалог будет проходить в форме торга – привычном для Турции и столь неуютном для большинства ее партнеров и союзников («торговец коврами» – так об агрессивной манере Эрдогана отзывались европейские чиновники еще в начале 2000-х годов, а российские бизнесмены называли турецкий энергетический рынок «восточным базаром»). Фактически этот торг уже начался, пока его основной предмет – компенсации, однако вопросов, по которым требуется найти компромисс, гораздо больше: как снимать санкции, как разрешить разногласия по энергетическому сотрудничеству, как вывести за рамки нормализации отношений диаметрально противоположные позиции стран по сирийскому кризису.

Пересмотр принципов

За сенсационным сообщением об извинениях Эрдогана гораздо меньше внимания досталось другому внешнеполитическому прорыву Анкары –соглашению о восстановлении дипотношений между Турцией и Израилем. Конечно, новость о примирении Анкары и Тель-Авива была куда менее неожиданной, чем письмо с извинениями. Традиционная в таких случаях подготовка общественного мнения была проведена с обеих сторон. Задолго до соглашения недвусмысленные сигналы о грядущей разрядке можно было легко заметить в заявлениях турецких и израильских политиков. Израильский премьер Нетаньяху на встрече с госсекретарем США Джоном Керри 27 июня открыто заявил, что соглашение с Турцией будет иметь колоссальное значение для экономики Израиля.

При этом в словах и тоне Нетаньяху не было ни намека на сдачу позиций. Израильский премьер демонстративно не стал благодарить президента США за помощь в примирении с Турцией, чтобы подчеркнуть, что нынешняя ситуация отличается от событий марта 2013 года. Тогда Обама заставил Нетаньяху позвонить Эрдогану и принести официальные извинения за гибель десяти турецких граждан во время штурма «Флотилии свободы».

В 2010 году силовой захват Израилем турецких активистов, которые пытались демонстративно прорвать блокаду сектора Газа на судне Mavi Marmara, перечеркнул выстраивавшиеся не одно десятилетие тесные партнерские отношения между Анкарой и Тель-Авивом. После трагических событий на Mavi Marmara Анкара предъявила Израилю три условия нормализации отношений: официальные извинения, выплата компенсаций за погибших и снятие блокады Газы.

Слова соболезнования и извинения в телефонном разговоре Эрдогана и Нетаньяху в марте 2013 года действительно были дипломатической победой Турции. Но в заключенном сейчас соглашении о восстановлении дипотношений Турция уже не выглядит победителем. Наоборот, из-за нарастающей международной изоляции Анкара готова идти на компромиссы, которые еще два-три года назад казались немыслимыми. Ведь в рамках соглашения Израиль не выполняет главного условия Турции – не снимает блокаду Газы. Конечно, Турция получила право осуществлять в секторе Газа инфраструктурные проекты, строить больницы, развивать местную энергетику. Однако все это означает, что шесть лет противостояния прошли зря – обе страны могли достигнуть аналогичных договоренностей гораздо раньше.

Турецко-израильское примирение выглядит скорее как попытка прорвать кольцо международной изоляции, сжимающееся вокруг Турции в последние месяцы, обернуть вспять навязшую в зубах формулу «ноль соседей без проблем». Есть и еще одно важное обстоятельство: решение разрядить напряженность с Израилем даже ценой ревизии отстаиваемых принципов – это сигнал о грядущем изменении внешнеполитической тактики Анкары, отказ от бескомпромиссных ценностно-ориентированных подходов в пользу более гибких и прагматичных.

Новый курс?

Письмо Эрдогана Путину – это шаг того же порядка, что и «сделка с Израилем», как ее уже окрестили политические оппоненты Эрдогана. В нем есть и стремление переломить нарастающую международную изоляцию, и попытка пересмотреть «принципиальные позиции» в пользу политического прагматизма. Момент для разрядки выбран тоже правильный – речь, конечно, не о стамбульской трагедии, – растет напряженность в отношениях с Брюсселем и непонимание со стороны США, вызванные авторитарными тенденциями в Турции. Ведь ни Москва, ни Тель-Авив традиционно не предъявляли претензий к Анкаре в вопросах внутриполитической жизни. И в этом смысле турецко-израильские и турецко-российские отношения всегда были воплощением прагматизма.

Для Турции восстановление отношений с Россией и Израилем не только большой портфель контрактов для турецкого бизнеса, но и геополитические выгоды, эффект от которых вполне может повлиять на политический климат на Ближнем Востоке. Ведь вслед за ревизией принципиальных позиций в отношениях с Израилем и Россией от Турции вполне можно ожидать и шагов в сторону режима Башара Асада (и здесь курдский фактор сыграет определяющую роль).

Но вот оптимистичные ожидания от вывода российско-турецких отношений на докризисный уровень едва ли оправдаются в ближайшем будущем. Крупные энергетические проекты – «Турецкий поток» и АЭС «Аккую» – быстро возобновить не получится. Достаточно сказать, что «Газпром» сейчас судится в международном арбитраже со своим турецким партнером госкомпанией «Боташ» из-за непредоставленных скидок, а «Росатом», формально не приостанавливая согласованный проект АЭС «Аккую», в бюджете на текущий год не предусмотрел на его реализацию необходимых ассигнований.

Приток турецких овощей, эмбарго с поставок которых снимут в ближайшие дни, будет мало востребован в России летом, когда хватает и более дешевых местных продуктов. На восстановление туристического потока потребуется не один месяц, а до конца высокого сезона осталось не так много времени, так что примирение с Россией вряд ли серьезно смягчит катастрофический спад на турецком туристическом рынке.

Зато нормализация отношений с Россией и Израилем принесет турецкому руководству серьезные дивиденды во внутренней политике. Ведь оба примирения – это, помимо прочего, еще и попытка продемонстрировать новый внешнеполитический курс правительства Бинали Йылдырыма, который обещал работать на улучшение отношений со странами региона. А всю ответственность за прошлые неудачи теперь можно переложить на бывшего премьера Ахмета Давутоглу, заодно будет чем объяснить его почти скандальную отставку.

Ускорить уже наметившийся во внешней политике Турции разворот может последний теракт в стамбульском аэропорту – одном из крупнейших и самых охраняемых в Европе. Раньше мишенью боевиков были конкретные социальные группы: теракты в Диярбакыре, Суруче и Анкаре были направлены против левых и прокурдских активистов, две акции в Стамбуле должны были запугать иностранных туристов. Теперь террористы атаковали простых граждан – террористический фронт больше не локализован ни географически, ни идеологически. Все это может заставить правительство Турции пересмотреть свою позицию по отношению к ИГИЛ и начать активнее взаимодействовать в этом вопросе с западными союзниками и Россией. Более того, превращение ИГИЛ в главную угрозу безопасности Турции неизбежно заставит турецкое руководство искать несиловое решение курдского вопроса. Так что нельзя исключать, что примирение с Израилем и Россией – это только начало принципиально нового этапа в турецкой политике.

Read more at: http://carnegie.ru/commentary/2016/06/30/ru-63971/j2nk

ПОЧЕМУ В РОССИИ НЕВОЗМОЖЕН ВОЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ

Военные захватывают власть там, где они чувствуют себя выше среднего по обществу. Их представление о превосходстве основано на том, что в отстающих странах они являются первым и долго остаются единственным современным институтом. Это давно не случай России и уже не случай Турции. Зато, как прежде военных западного строя, самые непокладистые правители держат сейчас современный экономический блок

Поскольку в последние недели с миром особенно интенсивно происходит история, а военный переворот – одна из самых ярких ее разновидностей, не обошлось и без него. Центральная идея турецкого переворота 15 июля 2016 года такая же, как у любого другого: правители все развалили, а мы поправим. Довели страну до ручки, а мы ее от этой ручки спасаем шпагой, эфесом, эполетом и бомбардировкой Измира.

Путчистов выходного дня в Турции уже сравнили с декабристами. Однако же если декабристы выходят на Сенатскую площадь седьмой раз за полвека, это означает: что-то не так не только с Сенатом, но и с самими декабристами. Особенно когда новые декабристы первым делом бомбят тот самый избранный парламент, требование которого вывело из казарм их русских предшественников.

Немедленно распространившееся среди многих оппозиционно настроенных турок мнение, что Эрдоган сам все устроил, чтобы прочнее воцариться, а также широко представленное среди их единомышленников в России чувство поддержки полковников и генералов, решивших выехать на танках посреди мирно гуляющего города страны – кандидата в ЕС, отключить там интернет и побросать бомбами, довольно много говорит о гражданской зрелости тех и других, а также о психологических глубинах, в которых надежды на свободу по-прежнему принимают форму штурма Зимнего революционными матросами.

Подавленный переворот быстро перерастает в чистки, однако сложно предположить, что без них обошлось бы в случае его победы. Ответ на вопрос, что в случае победы путчистов делать с той частью армии, судей и журналистов, которая их не поддержала, и с тем народом, который сейчас скачет по улицам в защиту временно совпавших Эрдогана и демократии, многим сторонникам свободы почему-то не кажется важным. Как раз это естественным образом толкает всех вынесенных за скобки выйти и поддержать Эрдогана, даже если до путча они бы лучше дома посидели.

Во время переворота там и сям были высказаны робкие догадки, что новые декабристы на вертолетах и для нас был бы вариант. Однако этот вариант находится у нас за пределами возможного. Мы видим, что военные перевороты распределены по миру не поровну – где густо, а где не дождетесь. И уж если они где случаются, то на одном останавливаются редко. В Аргентине за последние сто лет их семь, в Мавритании и Пакистане по шесть, в Боливии четырнадцать, в Таиланде двадцать один, в Турции нынешний – седьмой и первый неудачный.

Россия, как мы все видим, относится к группе стран, где военные перевороты давным-давно перевелись, последний и был, можно сказать, 14 декабря 1825 года, а значит, и в настоящем оказии ждать неоткуда.

Танки на Манежной

Страны неслучайно делятся на те, где военные перевороты бывают, и те, где нет. Военные охотно захватывают власть там, где они чувствуют себя выше среднего по обществу, и воздерживаются от этого там, где чувствуют себя ниже или равно.

В первой разновидности стран военные верят, что они впереди нации, воплощают лучшее, что в ней есть. Они смотрят сверху вниз и на политиков, и на купцов, и на интеллигентов-разночинцев, и на чиновников, и на простой народ. Особенно на политиков, которые, пользуясь низменными чувствами толпы, думают только о том, чтобы удержаться у власти и поделить добро со знакомыми купцами, а на оставшееся прикупить разночинцев. В странах, где военные де-факто – ветвь власти, они не только получают зарплаты, которые ставят их выше гражданских коллег. Военная служба здесь сопровождается поселением в закрытых престижных городках, в новых домах с удобствами, чистых и безопасных в окружающем беспорядке третьего мира, отдых в специальных санаториях, настоящую медицину и совершенно неочевидные за пределами западного мира пенсии и хорошее образование для детей.

Военные здесь элита, орден, двор. Важно, что не только они так про себя думают – мало ли кто думает, что управляет миром, не привлекая ничьего внимания, – а что другие с этим в общем согласны. Высокой самооценке военных соответствует их высокая общественная оценка. Военные вузы дают не вообще какое-то, а лучшее в стране образование. Богатые и влиятельные семьи отдают детей в военные школы и потом на военную службу, гордятся, когда те надевают мундир. Явление на публику в мундире – важное преимущество. Зарплаты военных не просто выше, чем у их гражданских коллег, а дают доступ к безбедной жизни, социальным благам, а на высоких чинах и к долям в собственности, участии в управлении экономикой. Военная служба здесь одновременно и накопитель представителей старой элиты, и самый подвижный и желанный из социальных лифтов, который позволяет по заслугам приобщить к ней старательного новичка.

Переворот не всегда делают маршалы и генералы. Иногда это как раз военные среднего звена: носители сословной программы, которым кажется, что старшие по званию предали ее, слившись в мезальянсе с гражданской верхушкой. Диктатура в Греции была черных полковников, а не генералов, а Каддафи был и вовсе лейтенант.

Все это верно в отношении Турции, Египта, арабского мира в целом, Пакистана, Таиланда, Испании и Латинской Америки XIX и местами XX века, Африки. Именно там регулярно происходит общественно-политическая коррекция при помощи военных и военно-дворцовых переворотов.

И все это неверно в отношении России, а заодно большинства стран Европы, включая постсоветскую Восточную, Северной Америки, Китая второй половины 20 века, Южной Африки. Даже если мы забудем про западные страны, где военный переворот кажется немыслимым из-за развитости политических институтов, различие между оставшимися развивающимися странами окажется тем более выразительным.

Привилегированное положение военных третьего мира находится в самом убедительном контрасте с вечно оплакиваемыми жилищными условиями их российских коллег, низкими (на самом деле просто обычными) зарплатами и пенсиями, вынужденной бездеятельностью жен (арабским офицерам не приходит в голову, что жене хорошо бы работать для повышения семейного дохода). И даже если самые вопиющие провалы удастся выправить в нынешнее время увеличенных военных бюджетов, военная профессия все равно будет уравненной с другими, как и сейчас на Западе – просто одной из. И местная политическая и деловая верхушка не начнет мечтать отправить ребенка в Суворовское училище, а оттуда на военное поприще, которое и в Америке, и в России рассматривается скорее как хороший вариант для небогатого региона.

Военные в России являются – особенно после нескольких случаев успешной демонстрации силы – уважаемыми профессионалами, но не всеми признанными хранителями каких-то особенно четко сформулированных ценностей, которые им завещано сберечь от размывания невежественной и не столь возвышенно мыслящей толпой. Напротив, они сами – часть этой среды, и их идеология – та же самая смесь самым общим образом сформулированного патриотизма с желанием, чтобы побольше было порядка, какая встречается в любой гражданской профессии и даже при полном ее отсутствии.

И уж тем более военные не являются в современной России сознательной модернистской силой, сословием – хранителем прогресса, которое ведет отстающее общество в глобальную современность. Скорее наоборот, российские военные (но также и европейские или японские)  – одно из самых ностальгирующих сословий. Что совершенно естественно: не выветрилась смутная память о том, что в России, Франции и Японии они когда-то стояли на том же посту, занимали ту же стратегическую высоту, что и их современные коллеги в Египте и Таиланде.

Полки западного строя

А что это за высота, что за пост? Если посмотреть, на чем в мире основывается вера военных в сословное превосходство, чем легитимируется их вмешательсво в управление страной там, где бывают военные перевороты и генералы-президенты, – это именно модернизация. Это стратегическая высота современности, на которую надо втащить остальных. Военные разрешают себе менять и подменять власть (а люди умственного труда с этим сплошь и рядом соглашаются) именно потому, что они видят в себе модернизаторов, общественный и научно-технический авангард, сословие, которое на несколько шагов впереди большинства народа – знает больше, мыслит смелее, живет свободнее, понимает, камо грясти.

Ценности, которые исповедуют военные, могут быть либеральными и даже немножко социалистическими (как в исламских странах), или сравнительно традиционными (как в Латинской Америке или Испании XX века), или смесью тех и других – как в Таиланде или той же Испании и Латинской Америке в разные периоды (в XIX веке военные там модернизаторы, а в XX – одновременно модернизаторы и хранители от ложной коммунистической модернизации, изолирующей от остального мира). Но за крайне редкими исключениями вроде Бирмы программа военных состоит в том, чтобы догнать развитый мир и стать его частью (чтоб больше не проигрывать битв), а соотечественников подтянуть по взглядам до самих военных, чтобы жили, мыслили и трудились, как они сами, – современно, прогрессивно и глобально.

Понятно, откуда у военных развивающихся стран такая программа. В странах с задержавшимся развитием власти, когда замечают отставание и спохватываются, первым делом начинают модернизировать армию. Отставание здесь наиболее наглядно – оно выражается в проигранных битвах и невозможности что-либо противопоставить иностранному давлению: в насильственно открытых портах, канонерках в Токийском заливе, изъястии иностранцев и местных христиан из под судов, договорах о протекторате и так далее.

Поэтому первым делом Петр Первый, турецкие султаны времен танзимата, египетский паша Мохаммед Али, император Мэйдзи, советник последнего императора Кан Ювэй начинают вводить полки иноземного строя, лить современные пушки, строить линкоры и обучать офицеров математике. Появляются военные – сознательный передовой отряд общества, сочетающий ценности патриотизма (есть такая профессия – родину защищать) и космополитизм: есть такое глобальное военное братство погонов и мундиров, где противники признают равенство друг друга и говорят на одном языке похожего во всем мире военного дела. Уланы с пестрыми значками и драгуны с конскими хвостами могут быть из разных стран, но равны друг другу и выше своих прочих соотечественников. Начаток современного глобального мира был одет в мундир. Когда-то такой была и Западная Европа.

В догоняющих странах военные вдобавок заполняют вакуум других институтов – когда кроме военных ничего серьезного и устоявшегося нет. Партии, пресса, суды – все как-то понарошку, а военные по-настоящему; все рыхло – военные твердо; все непонятно – военные понятно; все мокро – военные сухо, тепло и денщик варит кофе.

Странствующие рыцари и горожане

Неудача турецкого переворота вовсе не в том, что он был как-то спустя рукава подготовлен. Заговорщики провалились потому, что военные в Турции потеряли для общества то значение, которое они по инерции себе приписывали.

Полки иноземного строя, диплом артиллерийского училища, демонстративная рюмка раки в день начала Рамадана, прусские усы, английские сигары, плановое строительство плотин и мостов – все это имело значение, пока армия оставалась единственным западным институтом турецкого общества. Теперь, когда турецкая экономика полностью включена в глобальную, турфирмы Антальи или технопарки Стамбула справляются с этой ролью не хуже.

Мало военным иметь высокую самооценку и видеть в себе модернизаторов, важно, чтобы она совпадала с оценкой общества. Провал переворота произошел потому, что те военные, которые его затеяли (это явно не вся армия), чувствовали себя эксклюзивными хранителями модернизаторской роли, а общество их в этой роли больше не воспринимало. По крайней мере та часть общества, которая вышла, чтобы поддержать гражданскую власть, – и в отличие от сторонников переворота не в соцсети, а на улицы.

Число сторонников переворота нельзя измерять числом оппонентов Эрдогана. Одно дело быть недовольным религиозными или авторитарными тенденциями текущего правления, другое –согласиться, чтобы условный Касьянов въехал в центр Москвы на танке взбунтовавшегося полка, предварительно отключив интернет. Турция вышла из времени, когда военные были четко оформленным институтом, а остальные были понарошку.

Дело в том, что главную модернизаторскую группу невозможно назначить или быть ей по старой памяти. Она образуется там, где у догоняющих стран область наиболее опасного, критического отставания. Ни в России, ни в Турции это сейчас не армия. Полки западного строя у нас уже триста лет и достигнут ядерный паритет. Военные Эмиратов, Саудовской Аравии или Пакистана тоже одеты в современные формы и летают на западных самолетах, но ждать модернизации страны сейчас от них уже бессмысленно, хотя в Пакистане они являются важными, хотя и все более изолированными хранителями постколониальной светскости полувековой давности.

Борьба за место в современности разворачивается не в воображении, а в международной реальности. Для России область наибольшего отставания сейчас не армия: армия как раз отстает меньше, поэтому военные могут позволить себе побравировать антимодернизмом. И не физика, где сравнялись в 50-е. И не культура, которая и в советское, и в постсоветское время держалась в пределах мировых приличий, поэтому интеллигенция может поиграть с тем же, – а, например, транспорт, городская среда, научная медицина и всякая современная экономика.

Где сейчас находится область наибольшего отставания и какая группа является естественно модернистской, определить нетрудно. Как прежде полки западного строя, самые непокладистые правители теперь держат при себе современный экономический блок, как за полвека до них держал  при себе военный каудильо Франко. Это не только искусственно архаизирующий Путин, но и гораздо более упертый Иран, и средневековая Саудовская Аравия, и поверхностно коммунистический Китай, и народный марксист Лукашенко, и правители Средней Азии, не говоря уже об Эрдогане. Им же приходится в той или иной степени терпеть все эти интернеты – точно так же, как за поколение до этого приходилось терпеть капризы физиков и авиастроителей.

Понятно, почему нет военных переворотов не только в странах с развитыми институтами – на Западе или в Японии, но и в Индии, Китае, в современной Латинской Америке. Военные уже побывали в роли главной модернистской силы и, по мере того как современность распространялась по другим группам, утратили права и значение модернизаторского сословия. И до них это стало доходить.

Российское общество уже в XIX веке было слишком сложно, чтобы человек в мундире оказался в нем главной модернистской силой. Во время Петра да, а уже во время Александра II –нет. Тут бы обсудить версию, что и без большевистской революции Россию на волне Великой депрессии непременно ждала бы диктатура генерала наподобие Хорти или Франко. Однако Франко как раз был наследником целой серии военных переворотов и диктатур испанского XIX века, в котором у нас такого не было.

К тому же страны, пережившие революцию, склонны к искусственному понижению роли военных. Лозунг «Народ и армия едины», который не имел никакого смысла в поздние советские годы и просто мозолил глаза среди прочего задержавшегося на полвека революционного мусора, в ранние годы говорил: армия – не выше народа, не она отвечает за порядок и прогресс. И в самом деле, в послереволюционных обществах на эту роль претендуют другие силы – например, революционные партии. Точно так же роль армии была искусственно понижена в коммунистическом Китае, исламском Иране и т.д. Так что армия в России, и без того прошедшая этап, когда она была выше других, еще и искусственно понижена в звании.

В Индии, стартовавшей оттуда же, что и склонный к переворотам Пакистан, военных быстро вытеснили сильные и ясно оформившиеся политические партии, предпринимательское сословие, пресса  и научно-технические кадры. Сейчас политики и бизнес шумно вытесняют военных в Латинской Америке.

В прежние времена латиноамериканские военные, недолго прособиравшись, расстреляли бы из пушек резиденции правителей вроде Чавеса, Моралеса и Дилмы Русеф. Сейчас не вмешиваются, иногда высказываются через газеты, ходят голосовать и в штатском на митинги оппозиции, собирают подписи под петициями. Да Чавес и сам был бывший военный, проваливший переворот, но получивший власть на выборах.

И в продолжающей любить погоны Латинской Америке и в прежних привычных к этому местах армия больше не уверена, что она, как прежде, признана обществом в качестве самостоятельной ветви власти, самого сильного института и сословия модернизаторов. А в России уже давно не уверена. Свобода и прогресс в виде танков на фоне подсвеченных мостов через Босфор и европейских вывесок Таксима выглядят архаичнее, чем в тех же декорациях турчанка в платке.

Read more at: http://carnegie.ru/commentary/2016/07/18/ru-64099/j31b

Россия готова присоединиться к Совету сотрудничества тюркоязычных стран

turkdilli_olkelerРФ готова рассмотреть возможность присоединения к Совету сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ), заявил глава МИД РФ Сергей Лавров.
“У нас есть тюркоязычное население, тюркская культура, которая никуда не исчезает и, как и любая другая культура любого другого народа РФ, пользуется защитой государства”, — сказал Лавров, выступая на форуме “Территория смыслов на Клязьме”.
“Есть межгосударственная организация — Совет сотрудничества тюркских государств, куда РФ уже не входит, потому что надо, чтобы доминирующее население было тюркским. Но я не вижу проблем с тем, чтобы мы и к этой организации присоединились”, — сказал министр.
Он уточнил, что если эта организация будет готова принимать государства, где тюркоязычное население есть, но не доминирует, “мы с удовольствием это рассмотрим”.
“Тем более, что это было бы, наверное, интересно и полезно с точки зрения необходимости подчеркнуть, что тюркоязычные народы не изолируются”, — добавил он.

РИА Новости http://ria.ru/

Россия и Турция отказались от конфронтации

Russia-Turkey-3На протяжении нескольких месяцев газета «Новое Время» проводила опрос среди своих читателей, которым предлагалось ответить на вопрос «Какую позицию должен занять Азербайджан по российско-турецкому конфликту?».

Вариантов ответа было четыре: занять сторону Турции; поддержать позицию России; занять нейтральную позицию; стать посредником в налаживании российско-турецких отношений.
 Результаты опроса, честно говоря, очень нас обрадовали: подавляющее большинство ответивших – 44,38 процента — посчитали, что Азербайджан должен стать посредником в налаживании российско-турецких отношений. Гораздо меньше принявших участие в опросе были уверены, что Азербайджан должен поддержать одну из сторон: 25,33 процента посчитали, что нужно встать на сторону Турции, 27,1 процента – на сторону России. Как видим, здесь отдавших предпочтение той или иной стране оказалось почти одинаковым. Меньше всего – только 3,08 процента – были уверены, что позиция нашей страны в вопросе российско-турецкого конфликта должна быть нейтральной.
Но, как отметил один из западных дипломатов в Азербайджане, события развивались именно в том направлении, за которое проголосовали читатели «Нового Времени»: российско-турецкие отношения были нормализованы, и именно Азербайджан, его руководство оказало содействие в этой нормализации.
Напомним, что буквально на следующий день после получения российским президентом послания президента Турции, то есть 28 июня, премьер-министр Турции Йылдырым поблагодарил Азербайджан за содействие в нормализации отношений с Россией. Также турецкий премьер поблагодарил за содействие Казахстан. А турецкие СМИ в свое время сообщали, что президент Турции, заинтересованный в урегулировании отношений с Россией, обратился к президентам Азербайджана и Беларуси Ильхаму Алиеву и Александру Лукашенко с просьбой о содействии в нормализации отношений с Владимиром Путиным. И благодарность турецкого премьера подтверждает факт такого обращения.
Выбор читателей «Нового Времени» подтверждает мудрость азербайджанского народа, который прекрасно понимает, что от хороших отношений между двумя большими соседями – Россией и Турцией – в выигрыше останутся все стороны. Понимает, что невозможность отдать предпочтение ни России, ни Турции, с которыми азербайджанский народ связан многовековыми отношениями, более того – множеством человеческих контактов. Ведь тысячи азербайджанцев проживают в России, став гражданами этой страны. Сотни тысяч азербайджанцев работают в этой стране. Много азербайджанцев проживает в Турции. Кроме того, это страна является излюбленным местом отдыха для тысяч азербайджанцев. Да и бизнес-интересы Азербайджана присутствуют и в России, и Турции. На высоком уровне находятся политические отношения Азербайджана с этими двумя странами. И поэтому подавляющему большинству граждан Азербайджана важно и необходимо, чтобы между Россией и Турцией были нормальные, дружественные отношения, что является гарантией стабильности и процветания региона.
И Азербайджан может выразить удовлетворение, более того — радость в связи с тем, что его посреднические усилия увенчались успехом и начался процесс улучшения отношений между двумя его стратегическими партнерами – Турцией и Россией. Ведь Азербайджан, его руководство, и, как показал опрос «Нового Времени», и рядовые граждане страны с самого начала конфликта между Россией и Турцией выступали за нормализацию отношений между двумя странами, считая, что напряженность между ними вредит не только России и Турции, но и региону в целом.
Кстати, эта благодарность Турции Азербайджану за содействие в нормализации отношений с России опровергает ранее высказанные экспертами предположения. Они, в частности, отмечали, что Азербайджан может стать посредником только в том случае, если обе стороны конфликта – Турция и Россия этого захотят. А они, якобы, такого желания не проявляют. Но, как видим, по меньшей мере Турция искала посредников для нормализации отношений с Россией.
Кроме того, эксперты предполагали, что письмо Эрдогана Путину было его реакцией на итоги референдума в Великобритании о выходе из состава ЕС. Как видим, еще задолго до референдума о «Брексит», результаты которого никто не мог предугадать, Турция и сама пыталась, и призвала посредников, в том числе Азербайджан, чтобы восстановить отношения с Россией. Это, безусловно, можно поставить в заслугу руководству Турции, которое понимало, что без отношений с Россией невозможно нормальное экономическое развитие страны, невозможно решать проблемы региона. И Россия приняла посредничество Азербайджана и других стран, что тоже свидетельствует о ее заинтересованности в нормализации отношений. То есть, все страны — Турция, Россия и посредники в лице Азербайджана проявили мудрость и понимание того, что только совместными усилиями можно обеспечить мир и развитие в регионе, следствием чего и стала нормализация российско-турецких отношений.
Р.ГУСЕЙНЗАДЕ

http://www.novoye-vremya.com/w62799/…/#.V5XBbfmLT4Z

Китайская экспансия Таджикистана

chineНе секрет, что в отношениях с более слабыми странами Китай проводит политику экспансии. Китайцы как бы проводят инвестиции, с другой проводится планомерный захват территорий, промышленных предприятий и природных ресурсов. Вот так происходит и с нашим Таджикистаном.

Благодаря экономической политике непутевого и самовлюбленного Президента Рахмона экономика пришла в упадок. И вот тут свою руку протянул как бы дружественный Китай. Они начали проводить финансовые вливания в разные сферы экономики, скупать производства и плодородные земли. И что в итоге? Мы стали полностью зависимы от Китая! Страну заполонили китайские предприниматели.

По данным информагентств, только в Хатлонской области на юге Таджикистана китайцы уже давно не удивляют местное население. Здесь они работают на полях, которые арендовали у таджикских властей. Землю им отдали «с целью развития аграрного сектора» отдал в аренду китайским фермерам 500 гектаров земли на 49 лет. В прошлом году во временное пользование для выращивания. хлопчатника китайско-таджикской компании здесь же было сдано еще 15 тысяч гектаров. А ведь при скудости пахотных земель и местным земледельцам не хватает наделов.

Видимо наши власти, поддавшись напору китайской стороны и возможно получая определенную мзду, сдают китайцам наиболее плодородные участки. Китайцы основательно берутся за оборот земли, и сегодня составляю весомую конкуренцию местным крестьянам.

— Выращивают пшеницу, рис, в теплицах у них растут баклажаны, помидоры, огурцы, — рассказывает один из жителей Явана Каримбек, в селе которого китайские компании также арендуют земли, — они трудолюбивые, очень много работают, и урожаи у них хорошие.

Стоит отметить, что урожаи китайских земледельцев весьма хороши. Это позволяет им сбивать рыночные цены, что способствует разорению таджиков и росту напряженности в отношениях. Уже давно нередки стали конфликты между таджиками и китайцами. Масла в огонь подливают факт найма местных жителей на полевые работы, китайские предприниматели зачастую относятся к ним как к людям второго сорта, определяя их на самые тяжелые и низкооплачиваемые работы.

Миграционной службы Министерства труда, миграции и занятости населения Таджикистана показывают данные, что идет постоянный прирост численности китайских граждан в стране. Например, в сравнении с 2015 годом количество трудовых мигрантов из Китая увеличилось на 30%. В разных сферах деятельности в Таджикистане сейчас трудится порядка 6,5 тысяч граждан КНР. При этом количество квот, которые Таджикистан выделил для иностранных трудовых мигрантов в этом году, составляет порядка 8 тысяч. Впрочем, по неофициальным данным, число мигрантов из КНР в Таджикистане достигает 150 тысяч.

Подобная тихая экспансия привела к тому, что в Таджикистане основная часть мало-мальски доходных предприятий постепенно переходит в руки китайцев и таджики в собственной стране перестанут быть хозяевами. И тут важна позиция Президента Рахмона и правительства, которые должны защитить суверенитет страны и приложить максимум усилий для возрождения экономического потенциала республики. А иначе независимый Таджикистан превратится в колонию более успешного соседа.

Аркадий Бараев

Источник — ЦентрАзия

Теймур Атаев об итогах V-й международной молодежной летней школы исламоведения в Остроге

1Эксклюзивное интервью ethnoglobus.az  с азербайджанским политолог ом Теймуром Атаевым о завершившейся в г. Острог (Украина) V-й международной молодежной летней школе исламоведения и не только.

— Теймур-бей, вы приняли участие в V-й международной молодежной летней школе исламоведения в Остроге, охватившей довольно широкую тематику: «Ислам в Европе, Украине и на Ближнем Востоке: история и современность». Какими впечатлениями вы хотели бы поделиться с нами?

— Вы знаете, прежде всего, хотел бы отметить атмосферу Летней школы. Ничего похожего на проведение мероприятия для галочки. Чувствовалась душа организаторов и отдача со стороны практически всех участников. Возможно, на это повлиял творческий подход к Форуму со стороны  Украинского центра исламоведческих исследований (УЦИИ), Всеукраинской ассоциациии общественных организаций «Альраид» и Национального университета «Острожская Академия». Этот творческий акцент сопровождал все дни мероприятия.

«Широта» же направленности нынешней Школы («Ислам в Европе, Украине и на Ближнем Востоке: история и современность») привела к охвату выступавшими массы вопросов.

В основном, доклады касались как бы «международной» жизни Ислама, но при этом были освещены и «внутренние» тонкости, в частности, рассмотрены аспекты принятия неэтническими мусульманами  исламской религии. Также были представлены результаты очень интересного социологического исследования по вопросу отношения к Исламу жителей различных регионов Украины.

Очень понравилась активность молодой научной поросли, так сказать, причем, что особо интересно, ее женской половины. Могу отметить неимоверно серьезный и ответственный подход к рассматриваемым темам, четкое знание предмета разговора. Причем на протяжении всех дней присутствовал интерес к выступлениям друг друга, о чем свидетельствуют иногда десятки вопросов после того или иного доклада.

При этом беседы по исламской тематике проводились и в кулуарах. Нет, конечно же, нельзя сказать, что прямо весь день участники общались друг с другом исключительно в «рамках» тематики Школы. Но все же общемировая ситуация, где ислам оказался на одной из первых геополитических ступенек, вынуждал собравшихся раз за разом возвращаться к «исламскому» фону происходящего.

— Какую тему осветили Вы?

— Доклад был презентован, как «О заложенных в Коране правах человека и плюрализме». Но беседы с участниками привели меня ко мнению, что целесообразно как-то расширить ракурс преподнесения ислама. Дело в том, что за всеми сегодняшними «измами» вокруг (да и внутри) мусульманской конфессии, а также представлении Ислама  исключительно «политической» силой, реальный Ислам, с его философией человеколюбия и социальной справедливости, остается под или сбоку «радикального», «умеренного» или какого «иного» Ислама. Мне показалось важным более детально представить некоторые аспекты Ислама еще и по той причине, что значительную массу участников составляли немусульмане.

— Сыграл ли Ваш такой подход?

— Ну, наверное, это больше вопрос к участникам…

— Возможно, для читателей будет несколько неожиданно услышать о столь «сильном» представительстве немусульман на Летней школе по исламоведению.

— Мне сейчас вспоминается сказанное знаменитым арабским философом, математиком и астрономом IX в. аль-Кинди. Он как-то произнес, что мусульманам «не должно быть стыдно приобщаться к истине», даже когда она исходит от представителей «далеких рас и отличающихся от нас народов. Для взыскующего истины нет ничего превыше истины, и значимость ее не умаляется и не принижается в зависимости от того, кто произносит или передает ее». Да и в период становления исламской цивилизации, в функционировавших на всю мощь знаменитых «Домах знаний» («Мудрости») — фактически прообразах современных Академий наук — христиане трудились бок о бок с приверженцами Ислама. И ничто не мешало им совместно двигать мировую науку вперед. Так почему сегодняшнее исламоведение в Украине, наряду с мусульманами, не могут развивать люди, не относящие себя к исламской религии? Ведь все они — граждане Украины, патриоты, желающие процветания государства. К тому же, как неоднократно заявляли авторитетные политические деятели страны, ислам — неотъемлемая часть Украины.

В контексте сказанного, также хотелось бы сфокусировать внимание на личности выдающегося украинского востоковеда XIX-ХХ вв., блестящего энциклопедиста и интеллектуала Агафангела Крымского (отдельные данные о котором мне любезно предоставила Соломия Вивчар — сотрудница Львовского литературно-мемориального музея Ивана Франко). В письме к писателю Борису Гринченко он отмечал свое татарское происхождение. «Как мне удалось установить, — конкретизировал он, — наш прадед был выходцем из ханства и крестился примерно в 1698 г. в Мстиславле (Могилевщина)».

Так вот, с одной стороны, А. Крымский внес значительный вклад в изучение языка и культуры крымских татар, с другой, — возглавлял Институт украинского научного языка ВУАН. Параллельно опубликовал свыше 500 печатных работ, посвященных истории, литературе и культуре арабских стран, Ирана, Турции, Крымского ханства, Азербайджана.

В преломление же к мусульманству еще в 1899 г. А. Крымский писал, что способный «сосредоточить свое внимание исключительно» на коранических «представлениях о Боге», может «поразиться простотой ислама». Он же называл неправыми лиц, предвещающих исламу «близкую смерть», ибо мусульманская религия «не только не в упадке, а будет существовать еще очень долго». Ученый подчеркивал, что ислам «прекрасно может совместиться с наукой», поэтому не должно «отказывать» мусульманству «в способности к прогрессу». В аспекте наличествующих вокруг упреков о проповедовании Исламом «фанатизма», А. Крымский подчеркивал: если кто-то из позиционирующих себя мусульманами — «фанатики, то это не значит еще, что ислам не может быть нефанатичен». По словам Крымского, отсутствие доказательств на происхождение фанатизма из мусульманской религии свидетельствует, что данный ракурс «не обязательно связан с Исламом», ибо, напоминает ученый, «в самом  Коране» его нет, да и «не у всех мусульман он есть». В свете вышесказанного, А. Крымский резюмировал, что Ислам никоим образом не должен «считаться помехой прогрессу и цивилизации» (аналогично другим религиям).2

В этой личности как бы собран (сконцентрирован) образ украинского патриота, всегда ратовавшего за идею государственной независимости. Т. е. его образ позволяет видеть реальную возможность объединения усилий всех граждан Украины, вне зависимости от национальной и религиозной принадлежности, в деле укрепления украинской независимости. Ступенькой к чему и может проявиться совместная работа по такому же принципу в аспекте создания в стране науки «Исламоведение».

— Насколько усматривается даже из Баку, последние годы однозначно продемонстрировали, что мусульмане — сторонники укрепления украинской государственности.

— В Украине это ни для кого не секрет. Данный аспект затрагивался и в рамках Летней школы. В частности, в своем выступлении Татьяна Евлоева высветила активное участие украинских мусульман в защите независимости, неделимости и единства Украины в составе Вооруженных Сил, Нацгвардии и других структур в зоне АТО. Параллельно она обратила внимание на помощь мусульман-волонтеров военным госпиталям, временно перемещенным лицам (как мусульманам, так и последователям других религий); осуществление ими акций по донорству и др.

Но в вышеотмеченных деяниях приверженцев Ислама нет ничего спонтанного, т. к. данная позиция — краеугольная линия ДУМУ «Умма» и «Альраид». Она идет в русле всей политики этих структур, руководители которых неоднократно подчеркивали: украинские мусульмане — не просто неотъемлемая часть социума, но и сила, всегда ставящая целью быть одной важнейших созидающих сторон государственности страны. Наличие же сильного исламского компонента в общем базисе украинской государственности позволит стране противостоять возможным попыткам внешних сил дестабилизировать внутреннюю ситуацию посредством использования конфессиональной парадигмы.

— Спасибо Вам за интервью

— Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить организаторов Летней школы за приглашение выступить на таком замечательном мероприятии. Нельзя обойти вниманием и культурную программу, позволившую не просто ознакомиться с достопримечательностями Острога, но и заглянуть в интересные пласты украинской истории. Для меня это имело особую значимость, ведь многие исторические моменты я затрагиваю в готовящейся к изданию в Киеве книге, посвященной важным эпизодам из многовековой истории Украины и соседних стран (в настоящее время завершается ее редактирование).

Ну и отдельная благодарность организаторам — за возможность знакомства с прекрасным городом Львовом. Хотя, конечно, львовская тематика требует отдельного освещения.

Попытка госпереворота в Турции обсудят на совместной конференции «Тюркишфорума» и «Этноглобуса»

turkite-azerb. flaqАмерикано-турецкий ресурс  Turkishforum (Turkishnews.com ) и Международный онлайн информационно-аналитический центр «Этноглобус» (ethnoglobus.az) (Азербайджан) стартуют онлайн конференцию на тему «Попытка военного переворота в Турции- причины и влияние на региональную политику и экономику «.

Статьи будут опубликованы в Turkishnews.com и ethnoglobus.az. материалы могут быть представлены на русском, турецком, английском, азербайджанском языках.

Статьи можно отправлять по электронному адресу: mete62@inbox.ru и на facebook страницы:https://www.facebook.com/TurkishForumPage/,

https://www.facebook.com/turkishforumru/,

https://www.facebook.com/Ethnoglobus-1601637286732561/

Модератор- директор центра «Этноглобус», редактор русского раздела Turkishnews.com, политолог Гюльнара Инандж

Военный переворот в Турции похож на срежиссированный фейк

People stand on a Turkish army tank in Ankara, Turkey July 16, 2016.   REUTERS/Tumay Berkin
People stand on a Turkish army tank in Ankara, Turkey July 16, 2016. REUTERS/Tumay Berkin

Девять моментов путча, которые вызывают сомнения

В Турции на прошлой неделе произошло нечто. Кто-то называет это попыткой переворота, кто-то видит в этом событии неуклюжую пародию на захват власти. Говорят, для того, чтобы понять, кто за всем стоит, нужно обратить внимание на то, кому это в результате оказалось выгодным.

Утверждается, что главным организатором является бывший командующий военно-воздушными силами Турции Акын Озтюрк. Он пришел в командование ВВС в 2013 году — после того, как в ходе операции «Кувалда» многие командиры были арестованы. Спустя два года службы, в августе 2015 года, Озтюрк ушел с поста, а сам продолжил свой срок полномочий на должности члена Высшего военного совета. Его должны были отправить на пенсию 30 августа, на очередном ежегодном съезде совета, что могло не устраивать его, и поэтому Озтюрк устроил путч. Именно он в пятницу около 10 часов вечера нажал на кнопку и дал начало всей операции с 4-й авиабазы Акынджи в Анкаре, после чего в воздух поднялись истребители F-16. В организации путча Озтюрку помогала 141-я авиаэскадрилья, командиром которой является его зять, подполковник Хакан Каракуш.

Как у наблюдателя у меня есть четкое понимание: у турецкой армии давно иссякли амбиции проводить какие-либо военные вмешательства. Говорят, что подобные авантюры вояк были вытеснены совместной работой Эрдогана и ныне его заклятого врага — исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. СМИ, близкие к Эрдогану и аффилированные с Гюленом, поддержали судебные разбирательства — «Эргенекон», операцию «Кувалда», — в которых были замешаны высокопоставленные военные, политики и журналисты. Вскоре это дело распалось, задержанные были освобождены, но осадок остался.

Смена генералитета на лояльных военных создала уверенность у многих экспертов, что у армии уже нет никакого идеологического противостояния с властью и, самое главное, миссии гаранта светского строя государства. Военные остались просто военными. Но, возможно, в армии еще оставались нелояльные Эрдогану генералы, которые то и дело не позволяли ему войти в Сирию или вести безжалостные операции на юго-востоке страны в борьбе с сепаратистами. Поэтому этими делами занималась Специальная армия, которая, как утверждается, и спасла Эрдогана от переворота. Если это действительно была попытка переворота.

Почему «если»? Потому что все происходящее было больше похоже на какой-то плохо срежиссированный фейк. Для видимости все было сделано правильно: самолеты, танки, вертолеты, военные, захват телеканала, диктор читает послание «Совета мира на родине» (так назвала себя группа путчистов) по гостелеканалу ТРТ… Нужно понимать, что этот источник — один из примерно 70 турецких телеканалов. Также есть еще 8 новостных телеканалов, которые за все время «переворота» не были захвачены, не были выключены, Интернет работал исправно. И на этих телеканалах выступали в прямом эфире по видеосвязи экс-президент Гюль, экс-премьер Давутоглу, министр юстиции, премьер и другие. И самое главное — дважды выступал президент Эрдоган. Все они призывали народ выйти против военной хунты, заявляя, что это происки «параллельной структуры» . И призыв удался.

Выражение «параллельная структура» вошло в обиход в декабре 2013 года, сразу после того, как полицейские прошлись по адресам близких Эрдогану чиновников и арестовали их по коррупционному делу «Большая взятка». В деле были серьезные доказательства коррупционных связей министров экономики и внутренних дел с бизнесменом иранского происхождения Резы Заррабом. Министров отправили в отставку спустя восемь дней. А тогдашний премьер Турции Эрдоган назвал это расследование попыткой свергнуть власть, заявив, что все причастные к этому делу полицейские, прокуроры и судья — звенья одной цепи, члены темной силы, не желающей развития турецкого государства. Далее все, кто так или иначе был неугодным правительству, были подведены под общую гребенку «параллели».

С начала 2014 года вся полиция была преобразована, тысячи ее сотрудников были смещены, судья и прокуроры — уволены. Оппозиция была недовольна действиями правительства и не соглашалась с репрессиями Эрдогана. Но он считал, что у него было полное моральное право защищаться, и он творил, что считал нужным.

Кто бы ни был организатором переворота, ясно одно: победителем во всей этой эпопее стал Реджеп Тайип Эрдоган. Теперь у него есть очередное «полное моральное право», как это было с «Большой взяткой», проводить репрессии в рядах армии — и, судя по происходящему, не только. Оппозиция не сможет говорить что-либо — потому что это будет звучать как «поддержка путчистов». Уже по меньшей мере 8000 сотрудников полиции были отстранены от занимаемых должностей, более 100 генералов и адмиралов задержаны и около 3000 судей отстранены от занимаемых должностей. Двое судей Конституционного суда арестованы. И если с генералами хоть что-то понятно, то никто не спросит, при чем тут судьи и прокуроры. Потому что ярая толпа на улицах и толпы «диванных генералов» в Сети выказывают свою поддержку любым репрессиям правительства.

Девять моментов переворота, которые вызывают сомнение

1. Интернет-связь работала бесперебойно.

2. Все новостные телеканалы работали, там выступали министры, которые призывали выходить на улицы. По идее их в первую очередь должны были закрыть.

3. Ни один министр или высокопоставленный чиновник не был захвачен, а легко вещал на телеканалах через видеотелефонную связь.

4. В то время, когда в воздухе летали военные истребители и все знали, что Эрдоган в Мармарисе, он беспрепятственно смог долететь до Стамбула.

5. Нападение на отель Эрдогана было совершено после того, как он его покинул.

6. Списки мятежников были известны в ночь переворота, то есть до какого-либо расследования.

7. Вертолетчики, стрелявшие в здание разведки, не попадали в цель. Это видно на кадрах, опубликованных в интернете.

8. Солдаты на мосту и аэропорту не знали, для чего находятся на местах, никто им ничего не объяснял. При виде толпы они сразу сдались.

9. Стратегия людей, поставивших на кон свои карьеры, жизни и репутацию, оказались непродуманными, что вызывает недоумение.

Яшар Ниязбаев, главный редактор «МК в Турции», корреспондент ИА «Мухабир Ажанс»

№27154 от 19 июля 2016

Источник — mk.ru

Что способен принести миру политический альянс Анкары, Москвы и Тегерана

turkey flagПрезидент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выразил готовность «больше прежнего» сотрудничать с Ираном и Россией ради восстановления мира в регионе. Об этом, как передает ИА ТАСС, он заявил в понедельник — 18 июля — во время телефонного разговора с иранским лидером Хасаном Роухани.

Главной темой беседы стала неудавшаяся попытка военного переворота в Турции. Но также стороны затронули и ситуацию на Ближнем Востоке в целом. Пришли к общему мнению, что в мире есть силы, которых не устраивает спокойствие в странах исламского мира. И это, как указал иранский президент, не только террористы, но и «некоторые сверхдержавы». Трудно не догадаться, что Роухани имел в виду Соединенные Штаты, которые за последние два десятилетия наследили в регионе весьма заметно.

Тем неожиданней, видимо, прозвучало для главы Ирана предложение президента Турции о создании тройственного союза — Анкара-Тегеран-Москва.

«Мы сегодня больше чем прежде полны решимости рука об руку с Ираном и Россией, во взаимодействии с ними способствовать решению региональных проблем и намерены активизировать усилия по возвращению мира и стабильности в регион», — цитирует Эрдогана агентство IRNA.

Что это — восточная «тонкость»? В пику США президент Турции готов сотрудничать даже с Ираном, с которым у Анкары всегда были серьезные разногласия? Или вектор интересов Эрдогана поменялся после недавних событий?

И как в целом такой союз может изменить региональную картину в контексте сирийского кризиса?

— Конечно, Эрдоган, что называется, пытается сыграть новый тайм после неудавшегося переворота, — комментирует ситуацию директор Исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Первый он сыграл, когда после долгого сопротивления очень быстро пошел на сближение с Израилем и Россией.

После этого — странное хронологическое совпадение! — теракт в международном аэропорту Стамбула. Затем появляется информация о готовящейся встрече Эрдогана с Путиным. Сначала в формате «большой двадцатки» в Китае. Потом сроки переносят… И сразу этот путч — непонятный, совершенно несогласованный.

Первая версия, которую озвучили в Турции — организаторами мятежа стала определенная часть турецкого офицерства, которая будто бы хотела помешать сближению с Израилем и Россией. Кстати говоря, в этот контекст турки «вдавливают» и инцидент со сбитым российским самолетом.

Вторая версия — переворот якобы готовили турецкие офицеры, ориентированные на спецслужбы Египта и Объединенных Арабских Эмиратов. Тут надо учитывать напряженные отношения, которые сложились между Каиром и Анкарой.

И, наконец, третья версия, которую озвучил сам Эрдоган, — это проживающий в Штатах проповедник Гюлен, бывший союзник, а ныне злейший враг и противник турецкого президента. Когда в 2007 году Эрдоган начал чистки в армии, он как раз старался избавиться от сторонников Гюлена.

Когда ближневосточное урегулирование провалилось, турецкий лидер сначала попытался «на крыльях НАТО» укрепить свое региональное геополитическое влияние — отсюда, собственно, доктрина неоосманизма. Но ему не удалось переиграть западных партнеров. И он оказался втянут в глобальный региональный конфликт с Сирией и Ираком — если иметь в виду, что эти территории объединяет ИГИЛ *.

Плюс, курдский фактор, которых в Сирии стали поддерживать американцы. И после этого курды поднялись на юго-востоке самой Турции.

«СП»: — Вы хотите сказать, что положение Эрдогана далеко незавидное, несмотря на то, что из недавних событий он вышел победителем?

— Я думаю, он сам давно понял, что оказался в ловушке в результате этой самой западной политики. И что проблему беженцев, в общем-то, западная политика и породила, Эрдоган об этом открыто заявлял. Он говорил: «Это вы сделали. Теперь, пожалуйста, ешьте! Вы создавали эту проблему общими усилиями, а у нас теперь два миллиона беженцев».

И затем он открыл коридоры по перемещению их в Европу. После чего там начался миграционный кризис. Но главное, европейская безопасность оказалась под угрозой — о чем сегодня мы можем судить по целой серии террористических атак — в Париже, Брюсселе, Ницце.

Я напомню, что и Великобритания вышла из Евросоюза именно из-за его провальной миграционной политики.

И, наконец, сейчас Эрдоган в довольно жесткой форме выставил требование к Соединенным Штатам об экстрадиции Гюлена, обвиняя его во всех грехах. Американцы, естественно, потребовали доказательств. Но таких доказательств нет. Тем не менее, у турецкого лидера формула такая: «раз вы друзья, вы должны нам поверить. И не должны требовать от нас доказательств».

При этом, понимая, что американцы Гюлена не сдадут, Эрдоган сознательно, по тактическим соображениям провоцирует осложнение с ними. И разыгрывает, как всегда, «восточную карту».

«СП»: — Каким же образом?

— Точно также — по такому сценарию — они действовали, когда вступали в ШОС. Турция же получила там статус партнера по диалогу. И Эрдоган тогда говорил, что «если нас не примут в ЕС в скором времени, мы уйдет в ШОС».

И вот сейчас, когда он начинает проводить массовые репрессии после путча, Запад обрушился на него с резкой критикой. Госсекретарь США Керри даже заявил, что может быть поставлен вопрос об исключении Турции из НАТО.

Однако надо иметь в виду, что на ЕС приходится 65% товарооборота Турции. И просто так — одним указом — развязать пуповину с Западом Эрдогану не удастся. Поэтому он выстраивает определенную альтернативу для политического интерактива. Для торга с Западом.

Проблема в том, что Запад, судя по всему, идет на сценарий фрагментации всего Ближнего Востока, включая и Турцию. Для России — это черная дыра. Мы получаем дополнительные очаги напряженности у своих потенциальных южных границ. Тогда Россия вынуждена будет идти на определенный альянс с Эрдоганом.

И тут хотелось бы обратить внимание на два параллельных процесса. Эрдоган объявил себя Верховным главнокомандующим — вопреки конституции, между прочим. И готовится, видимо, на волне победы над путчистами провести трансформацию политической системы страны — из парламентской в президентскую. С помощью референдума, конечно.

И какое совпадение: 18 июля президент Азербайджана Ильхам Алиев вносит в Конституционный суд специальный акт, где продлевает срок своих полномочий до семи лет и вводит должность вице-президентов. Такая акция — понятно — за одну ночь не готовится. Но почему-то совпадает с усилением движения в сторону авторитаризма власти в Анкаре и в Баку.

«СП»: — И какова ваша версия?

— Дело в том, что Баку первым — еще в октябре прошлого года — столкнулся с попыткой госпереворота. Тогда заговорщиков, в том числе главу МНБ Азербайджана, вовремя арестовали. И потом стала просачиваться информация, что бакинские заговорщики имели связи с Анкарой.

Значит, нельзя исключить, что сейчас именно через Баку прошла утечка информации о готовящемся заговоре в Анкаре.

Ситуация вообще нестандартная — геополитическая картина меняется. И если Эрдоган будет последовательным — я имею в виду его предложение о союзе с Ираном и Россией, — то это означает, что на сирийском направлении он должен признать эффективность режима Асада. И в соответствующем формате вести переговоры. И тогда это открывает перспективу урегулирования кризиса.

Потому что до сих пор Турция не признавала правительство Асада. Но пока, собственно говоря, в заявлениях, которые сделал на днях турецкий премьер Йылдырым (он сказал, что заговорщики стреляли в свой народ, как Асад), я не заметил даже нотки сочувствия сирийскому лидеру.

Вместе с тем, приходится признать, что после этого переворота в Турции могут начаться новые катаклизмы, когда силы политической оппозиции, которая там вся прозападная, начнут выступать против самого Эрдогана. Это дополнительный, к сожалению, фактор, который может привести к осложнению ситуации в стране.

Вполне объяснимо, что в этой ситуации Анкара идет на какие-то тактические альянсы. Власти Турции пытаются заручиться поддержкой союзников, которые могли бы сыграть роль противовеса в обостряющихся отношениях с Западом.

Но как будут развиваться события, сказать сложно. На начало августа назначена встреча Путина и Эрдогана. Возможно, там эти вопросы будут разбираться. И тогда появится определенная ясность. Хотя у меня все же складывается впечатление, что Турция пытается изменить свою геополитическую ориентацию.

Член Европейского общества иранистов, доктор исторических наук Владимир Юртаев обратил внимание на модель дипломатии, которая реализуется сейчас на Ближнем Востоке:

— Это так называемая «дипломатия треугольников», которая очень продуктивно используется, в частности, Тегераном. Впервые она была реализована между Россией, Индией и Китаем Евгением Примаковым. Я называют это «треугольники Примакова». И вот иранская дипломатия, она этот подход очень ценит. Восприняла его. И наиболее активно из всех стран региона использует.

Мне кажется, обращение Турции к Ирану и России, в этом смысле, больше, скорей всего, учитывает фактор именно иранского активного присутствия в регионе. Безусловно, с попыткой как-то включить в этот процесс и Россию.

Насколько это выгодно и полезно России, я судить не берусь. Исторически такого прецедента взаимодействия в регионе не было.

«СП»: — Но если такое предложение будет сделано, нам стоит соглашаться?

— Разумеется. Тем более это очень ценно, что Турция все-таки — страна НАТО. И если появится устойчивый канал консультаций между Россией, Ираном и Турцией, то отчасти это будет канал консультаций — не прямых, естественно, а косвенных — с НАТО. Это важно.

Но также надо понимать, что Североатлантический альянс — это, прежде всего, США. А коль скоро американцы, действительно, на Ближнем Востоке, и в сирийском, в частности, случае, неэффективны, то это просто новый формат их вхождения в регион. Через «треугольник» с участием Турции.

Насколько там будет собственно турецкая позиция проявлена, покажет время.

Но все же встречи в верхах и работа в рамках «треугольника» — это разные уровни … Главное — какая будет повестка дня сформулирована для этого треугольника.

«СП»: — Поясните?

— Многое зависит ни от Турции, ни от Ирана, и ни от России. Очень многое зависит от желания тех людей, которые находятся в Сирии: жить мирно, или воевать? Если захотят жить мирно, и их не будут при этом друг на друга науськивать. Думаю, тогда эта истерия сама собой как-то пойдет на «нет».

То есть надо договариваться. И, собственно, процесс этот идет благодаря усилиям России.

* Движение «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ, ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Светлана Гомзикова

Источник — svpressa.ru

Какова роль Гюлена в попытке госпереворота в Турции

Автор: Салих Йылмаз

Профессор. преподаватель университета Йылдырым Беязит в Анкаре/Турция

Участник событий.

 

salih yilmazПочему в Турции была попытка переворота? Какую роль играет в этом перевороте террористическая организация Феттулаха Гюлена?

 

Попытка военного переворота 15 июля была сорвана гражданским обществом Турции которое вышло на улицы против танков и самoлетов. В этом противостоянии от рук путчистов погибли 240 человек. Возникает закономерный вопрос как это стало возможным?

 

В 2002-м году Партия Справедливости и Развития пришла к власти выиграв демократические выборы, в первую очередь ПСР стала налаживать прочные связи с США и ЕС одновременно дав старт демократическим реформам в стране. Были сделаны изменения в конституции страны в рамках процесса вступления в ЕС. Эти реформы проводились совместно со всеми политическими силами в стране. На фоне демократических реформ проводимых ПСР в стране появились доказательства, что среди недовольных ПСР армейских рядах готовится военный переворот, группами Эргенекон и Бальез. Именно в это время проживающий на тот момент в США Феттулах Гюлен и его сторонники проявили желание поддержать Партию Справедливости и Развития и влились в ее ряды. К тому моменту имеющий в своих рядах огромное количество молодых и образованных технократов взрощенных в учебных заведениях  организация FETO прекрываясь попыткой переворота внедрила своих людей в армию, полицию, систему высшего образования, судебную систему. Организация FETO позицианируя себя исламистами продавливала сближение с США и Израилем. 2002-2010 годах почти вся система государственного управления стала вотчиной Гюленовских сторонников и в государство были внедрены кадры этой организации. Уже в 2010 году Гюленовцы взялись за ПСР, имея планы возглавив эту партию и объявить свой Халифат. Были попытки давить на Лидера Партии Справедливости и Развития Режепа Эрдогана, которые перешли в угрозы. Гюленовцы указывая на свою поддержку в тяжелые времена прямо стали угрожать Эрдогану репресиями если он откажется выполнять их требования. Лидер ПСР и премьер министр Турции Эрдоган отказался подчинится шантажу и прервал все свои контакты с этой организацией. 17/25 декабря 2011 года был не силовой переворот, путем вброса в СМИ компремитирующей информации против Эрдогана и его семьи. Попытка заставить Эрдогана уйти в отставку через скандал и вбросы компротматов не имели успеха. Попытка переворота провалилась. Режеп Эрдоган противостоя Гюленовцам начал зачистку государственного аппарата, в тоже время был дан старт ликвидации экономической потпитки Гюленовцев. Хорошо законспирированные в государственных структурах Гюленовские кадры практически не возможно было выявить, что осложняло зачистку государственных структур. В тоже время живущий в США лидер организации Фетуллах Гюлен дал указание своим сторонникам сотрудничать со всеми силами против Турецкой республики. Попытка влиять на Эрдогана переросла в предательство Турции и ее интересов сторонниками Гюлена. Учитывая, что в республиках Средней Азии и России движение Гюленовцев запрещено, Турция признала правильность таких действий и признала организацию FETO террористической. Принадлежащие к этой террористической организации люди работающие в государственных структурах Турции выявлялись и увольнялись. 1 августа 2016 года в Турции должно было пройти плановое назначение и увольнение военных с присвоением им званий. В 2016 году планировалось уволить в запас выявленных сторонников Гюлена в армии. Стоит указать как были выявлены хорошо законспирированные сторонники Гюлена в армии. Так в 2010 году в Турции были украдены экзаменационные вопросы единого экзамена по набору госслужаших (KPSS). Украденные вопросы были использованы для внедрения Гюленовских сторонников и симпатизантов в структуры гос управления. Стало ясно, что используя украденные экзаменационные вопросы незаслуженно стали госслужащими сторонники Гюлена. Прокуроры которые раследовали это преступление выявили, что таким образом стали госслужащими родственники определенного количества офицеров и высших чинов в армии Турции. Таким образом удалось выявить хорошо законспирированных прогюленовских военных в рядах Турецкой армии. В тоже время Гюленовские военные поняли, что 1-го августа 2016 года их уволять из армии а их родственники могут быть арестованы и привлечены за мошеннеческие действия при устройстве на госслужбу. Количество таких военных было 580 человек. Паралельно на международной арене в ЕС и НАТО были не довольны сближением Турции с Израилем и Россией. Власти США относились к лидерам ПСР как к врагам. США раздражало и объявление Турцией Курдских сепаратистов (PYD) в Сирии террорестической организацией, в то время как США оказывало им поддержку. Позиции Турции и США расходились в вопросах Ирака и Сирии. В вопросах решения миграционного кризиса страны ЕС считали виноватой Турцию, считая что Турция должна преградить поток миграции беженцев любой ценой. Турецкая позиция по миграционному кризису заключается в том, что весь мир должен проявить гуманизм и совместно решать проблему беженцев из Ближнего Востока.

В Сирии и Восточной Европе нарастал кризис между Россией, ЕС и НАТО. НАТО пытается увеличить свое присутствие в Восточной Европе и на Кавказе, но хорошие отношения между Турцией и Россией негативно влияли на попытки НАТО увеличить свое присутствие в регионе. Лидер Партии Справедливости и Развития Эрдоган сделал Турцию страной которая уже не была региональной державой слепо исполняющей желания ЕС и США. Улучшение отношений с Израилем и Россией дают предпосылки на сближение Турции с ее Восточными соседями и укрепление мира в этом регионе. Политикой ПСР недовольны такие региональные правительства как Асад в Сирии, Сиси в Египте, руковоство Ирана и Ирака. По мнению политического руководства этих стран в регионе не должно быть сильной Турции. Для ослабления Турции из нутри в данном случае можно было использовать только террористическую организацию Гюлена, других сил которые могли бы привести к желаемому результату просто не было. Тем более эта террористическая организация хорошо проникашая в армию, полицию и среди бюрократов тоже хотела отстранить Эрдогана от праления страной. 15 июля 2016-го года в 22:30 был дан старт попытке переворота имея своих сторонников в армии и полиции. В тоже время путчистам не удалось получить поддержку у высшего руководства армии Турции, после чего были задержаны путчистами а их место нахождения держалось в секрете. Первым делом захватив национальное ТВ путчисты объявили о захвате власти в стране. В тоже время на связь с СМИ вышел премьер Турции Бинали Йылдырым и проинфомировал мир о попытке переворота в стране, указал о не приемлимости таких действий. Президент Турции, который проводил свой отпуск в одном из отелей Мармариса связался по телефону с телевидением и призвал народ выйти на защиту демократии. Народ поддержал президента и вышел на улицы во всех городах и районах Турции. Выйдя на улицы народ остановил танки и помещал путчистам свергнуть законно избранную власть в стране. Народ вооружившись палками против танков задерживал и передавал путчистов в руки полиции. Путчисты были в шоке от такой реакции народа. Путчисты пытаясь разогнать народ и ввергнуть его в страх скидывали бомбы на резиденцию президента и главны штаб армии, парламент. Еще до этого путчисты пытаясь предотвратить силовое спротивление сил специального назначения полиции разбомбили место дислокации ССНП. В этой атаке погибли 40 спецназовцев. Уже в 2:30 ночи против Путчистов начали операцию армейские части не поддержавщие попытку переворота. С разных районов в овздух поднялись самолеты ВВС Турции поддерживающие законно избранную власть подняли в воздух истребители и нетрализовали угнанные путчистами истребители. Во второй половине ночи путчисты поняли, что попытка переварота провалилась. Понимая что невозможно убить миллионы граждан которые вышли зашитить демократию и законную власть путчисты начали сдаваться или бежали. Некоторые бежали в Сирию на территорию контролируемую Сирийскими курдами PYD. Народ Турции негадовал, использование вооруженных сил Турции против гражданского населения, убийство военными полицейских вызвало негодование и злость народа. К утру Эрдоган и другие руководители Турции взяли ситуацию под свой контроль. Военные и полиция проводили операции по нейтрализации путчистов и аресту участников попытки переворота. Вслед за этим было принято решение уволить с госслужбы прокуроров, судей, губернаоторов и др. связанных с Гуленом. Начались их аресты. В попытке переворота участвовали до 9000 человек. 9000 терроритсов не смогли противостоять 80 милионному народу. ЗАПАД расчитывая получить контроль над страной путем военного переворота, как это было в Египте поддержали путчистов. Путчисты не имели возможности быть успешными без помощи из вне. Только ЗАПАД не расчитал, что в Турции народ не приемлит любые анти демократические процессы. Турецкий народ под риском быть убитыми заступился за демократически выбранную власть. В тоже время против этой попытки переворота выступили все демократически выбранные партии входящие в паламент Турции. На улицы вышли люди разных политических взглядов и отстояли демократию. Желавшие стравить в Турции секуляристов и исламистов, курдов и турков не имели успеха. Вышли на улицы не только Западной части Турции но и в восточной анатолии. В городах с курдским населением также народ вышел на улицы и протестовал против попытки переворота.

Еще до попытки военного переворота, в Турции были попытки сменить власть насильственным путем. Сперва были попытки расколоть партию власти ПСР. Затем под предлогом Гези вывести на улицы молодежь. Была попытка арестовать руководство страны обвинив в коррупции. Также была попытка обвинить легитимную власть в связях с ИГИЛ, тем самым поставив в трудное положение на международной арене. Хотя на удивление ИГИЛ больше всего терактов совершили на территории Турции. Когда в странах которые обвиняли Турцию в связях с ИГИЛ терактов ИГИЛ не было. Те кто навязывали свое видение по ситуации в Сирии Турции пытались списать свои неудачи в этой стране на Турцию. Имея все возможности воевать против ИГИЛ в Сирии, имея господство над ИГИЛ в воздухе и на земле эти страны так и не смогли победить ИГИЛ. Почему? Потому наверно, что эти страны не имели желания победить ИГИЛ не смотря на декларацию таких намерений. Этим странам не выгодно поражение ИГИЛ. Турция с первых дней заявляла о том, что ИГИЛ это террористическая организация и имеет тесные связи с режимом Асада. Доказывая наличие таких связей на международных площадках. Турция настаивала на создании безопасной зоны на севере Сирии, которая будет способствовать решению и миграционного кризиса. Появление такой зоны сыграло бы и болшую роль по нейтрализации ИГИЛ в Сирии. Но почему-то США и ЕС не соглашалось на это предложение Турции. Хотя ИГИЛ продолжал наносить террористические удары по Европе, не проявлялось реальное желание бороться с ИГИЛ. В противовес этому Турция вывела на чистую воду эти страны, заявила о невозможности существования на Ближнем Востоке режима уничтоживщего 500 тысяч своих граждан, тем более о каком либо сотрудничестве с этим режимом. Эту позицию озвучил президент Турции, прошлом человек создавший и возглавивший Партию Справедливости и Развития. Поэтому считая, что если сменить власть в Турции путем переворота и нейтрализовать Эрдогана эти силы, считали что смогут делать в регионе все, что захотят. Вот это и есть причина попытки переворота. Этот переворот провалился потому, что Турецкий народ в лице детей, женщин, стариков и молодежи вышли на улицы тем самым став преградой бомбам и пулям которыми планировалось сместить демократически избранную и законную власть в Турции. Турецкий народ доказал своим героизмом, что в состоянии противостоять внешним врагам и власть в их стране без всяких сомнений пренадлежит народу.

Итоги переворота в Турции

tursiya darbeИсраэль ШАМИРпублицист

Когда солнце встало над Босфором, мятежники сложили оружие. Так закончилась драматическая ночь с пятницы на субботу, начавшаяся покушением на Эрдогана и взятием заложников. Попытка военного переворота была нешуточной. Мосты через Босфор были перекрыты, на них вышли танки мятежников. В воздух поднялись самолеты и вертолеты, бомбившие штаб партии АК, правящей партии Эрдогана.

Давно не было в Турции военного переворота – раньше они бывали очень часто. Турецкая армия считала себя «гарантом конституции и республики», и стоило политикам сделать что-либо, что армии не нравилось – происходил военный переворот. Армия стояла за дружбу с США и Израилем, за НАТО, против ислама, за светские идеалы кемализма – как называется турецкий национализм по имени его основателя Мустафы Кемаля Ататюрка.

Президент Эрдоган отстранил армию от власти, посадил многих генералов в тюрьму, и казалось – лишил армию возможности вмешиваться в политику. Но, оказывается, не вполне, не окончательно и не бесповоротно.

На этот раз главные генералы в перевороте не участвовали. Обычно при турецких военных переворотах начальник генштаба выступал по телевидению и сообщал населению. На этот раз такого выступления не было. Лишь небольшая фракция Генштаба – люди, связанные с крайне влиятельным проповедником Фетхулла Гюленом – приняли участие в событиях. Эрдоган был когда-то дружен и близок с Гюленом, но с тех пор многое изменилось, и живущий в США Гюлен стал врагом Эрдогана. Возможно, сторонники Гюлена в генштабе решили попытать счастья, пока их не сместили. (Сам Гюлен, живущий в штате Пенсильвания, отрицал причастность к перевороту и клялся в своей верности конституции.)

Упорные слухи связывали поражение российского бомбардировщика в небесахСирии с именем Гюлена, которому хотелось поссорить Россию и Турцию – и на некоторое время удалось. Если это так, то попытка переворота может быть связана и с примирением Турции и России – примирением, крайне расстроившим Соединенные Штаты. Сторонники Гюлена в армии также были недовольны извинениями Эрдогана, принесенными Москве.

Но народ был доволен примирением с Россией. За годы сотрудничества возникло много смешанных русско-турецких семей – ставших заложниками дружбы между народами. В Турции к России относятся хорошо, и у турок нет исторической подозрительности к русским – но есть серьезные сомнения относительно европейцев и американцев.

Самым драматическим моментом этой штормовой ночи было обращение Эрдогана к народу – не по телевизору, с флагом на заднем плане, но по мобильному телефону. Он сказал, что его попытались убить – взрыв раздался, когда он уже покинул свое прежнее расположение. Он призвал народ отстоять законную власть – и действительно десятки и сотни тысяч граждан вышли на улицы и площади с демонстрацией поддержки легитимного президента.

В отличие от всех прежних переворотов и попыток скинуть Эрдогана, на этот раз крупные СМИ не поддержали путчистов. Даже самые анти-эрдоганские газеты и либеральные блогеры воздержались от одобрений – что указывает на узость базы путчистов. Было бы их побольше – газеты уже ударили бы в литавры. Ведь Эрдоган далеко не всеми любим. Но этого не было.

Судя по всему, попытка переворота не удалась, и хорошо для России и Турции, что не удалась. Исторически турецкие военные занимали антирусские и про-НАТОвские позиции. Русские туристы не пострадали во время событий – и вообще жертв было немного. Вопреки советам диванных вояк, Россия поддерживает стабильность и законную власть в соседних странах, в частности в Турции. Сама попытка не может не испугать Эрдогана и его партию. Можно предполагать, что он укрепит границу с Сирией, и воспрепятствует свободному доступу джихадистов. Его обращение к народу и готовность народа поддержать президента показывают, что верно поступил президент России, когда примирился с турецким президентом – у него еще есть кредит доверия.

http://www.msk.kp.ru/daily/26555/3572192/

 

 

 

Электрифицированная железная дорога Ангрен-Пап – высокий результат стратегического партнерства

uzbek_china flagВ Узэкспоцентре состоялась церемония, посвященная завершению реализации крупного перспективного проекта узбекско-китайского сотрудничества – официальному открытию электрифицированной железнодорожной линии Ангрен-Пап и тоннеля Камчик. В ней приняли участие Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов и Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин.

Глава нашего государства особо отметил, что реализация этого крупнейшего проекта является для Узбекистана большим достижением, важным и незабываемым историческим событием.

В процессе строительства дружно работали строители, инженеры, специалисты Узбекистана и Китая, они проявили высокое профессиональное мастерство. Это сооружение отвечает самым высоким международным нормам и считается уникальным проектом в международной практике. Пуск электрифицированной железной дороги Ангрен-Пап позволяет экономить время и средства на перевозку грузов, вместе с тем резко повышает транзитный, производственный и инфраструктурный потенциал, будет служить дальнейшему развитию экономики Узбекистана, сказал Президент Ислам Каримов.

Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов и Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин нажатием на специальную кнопку включили семафор, разрешающий проезд пассажирского поезда «Узбекистон» через тоннель Камчик на электрифицированной железнодорожной линии Ангрен-Пап.

С первых лет независимости Узбекистана на повестку дня были выдвинуты такие актуальные задачи, как открытие новых путей к мировым рынкам, создание современных транспортных коммуникаций, связывающих нашу страну с другими регионами мира. Большое внимание было уделено строительству железных дорог и созданию единой железнодорожной сети Узбекистана.

Первым шагом на этом пути стало строительство железнодорожной линии Навои-Учкудук-Султон Увайстог-Нукус и современного моста, рассчитанного на автомобильное и железнодорожное движение через Амударью.

Потом в эксплуатацию было сдано уникальное сооружение, получившее название “чудо века”, – железнодорожная линия Ташгузар-Байсун-Кумкурган. Это стало очередным важным этапом создания в стране единой национальной железнодорожной сети.

Железные дороги являются основной транспортной артерией любого государства. Заслуживает внимания то, что самоотверженным трудом железнодорожников Узбекистана в последние годы была проложена новая железнодорожная сеть общей протяженностью более 1200 километров, модернизировано и реконструировано свыше 3800 километров дорог, электрифицировано почти 1100 километров железнодорожных магистралей. В результате общая протяженность железных дорог, охвативших все регионы нашей страны, составила 6500 километров.

Со времени создания акционерного общества “Узбекистон темир йуллари” объем перевозки грузов увеличился в 1,5 раза, перевозки пассажиров – в 1,3 раза. В целом в 2015 году по железным дорогам было перевезено почти 82 миллиона тонн грузов, доставлено 20,1 миллиона пассажиров, что свидетельствует о повышении потенциала и возможностей этой отрасли. В настоящее время более 60 процентов всех грузов страны и свыше 75 процентов пассажиров перевозятся железнодорожным транспортом.

Железные дороги Узбекистана как важнейшее звено трансрегионального транспортного коридора занимают достойное место в системе международных железнодорожных перевозок. Ведь магистральные железнодорожные линии страны обладают большим транспортно-коммуникационным и транзитным потенциалом, объединяющим Восток и Запад, Юг и Север.

Между Узбекистаном и Китаем наряду с другими сферами активно развивается сотрудничество в сфере транспортных коммуникаций. Поставка в нашу страну произведенных в Китае современных высокоэффективных электровозов и тепловозов с высокими техническими параметрами служит ярким примером взаимовыгодного сотрудничества.

Строительство самой короткой железнодорожной ветки между Узбекистаном и Китаем – одно из стратегических направлений партнерства. Это обеспечит выход Китая в страны Центральной Азии, а далее – в Южную Азию. Новая электрифицированная железнодорожная линия Ангрен-Пап выполняет задачу своеобразного моста в этом направлении. Общая стоимость тоннеля, построенного в сотрудничестве акционерным обществом “Узбекистон темир йуллари” и китайской компанией “China Railway Tunnel Group”, составила 455 миллионов долларов.

Пуск в эксплуатацию электрифицированной железнодорожной линии Ангрен-Пап, пролегающей по перевалу Камчик на высоте 2200 метров над уровнем моря, позволит связать области Ферганской долины с другими регионами нашей страны. Наряду с этим она послужит важнейшим звеном нового международного транзитного железнодорожного коридора Китай – Центральная Азия – Европа.

В строительстве новой ветки приняли участие более тысячи работников и специалистов компании “China Railway Tunnel Group”, свыше трех тысяч железнодорожников, более трехсот электромонтажников Узбекистана. Высококвалифицированные строители в течение 32 месяцев самоотверженно трудились в сложных климатических условиях – в летнюю жару и зимние морозы, и это дало свои результаты.

На 123,1-километровой железной дороге Ангрен-Пап на перевале Камчик построен тоннель протяженностью 19,2 километра. Объем проведенных здесь земляных работ составил 43 миллиона кубометров, бурильных и взрывных работ – 16,3 миллиона кубометров. Вместе с тем возведены 285 сооружений инфраструктуры и проложены водопроводные трубы, построены 15 железнодорожных мостов протяженностью 2,1 километра, средняя высота которых составляет 25 метров, и 6 путепроводов. Завершено строительство 4 станций, 4 разъездов и 2 вокзалов, построены 2 подстанции. В рамках широкомасштабного проекта общей стоимостью почти 1 миллиард 635 миллионов долларов для железнодорожников построено около десяти жилых домов.

Электрифицированная железнодорожная линия Ангрен-Пап будет играть важную роль в дальнейшем экономическом развитии страны, повышении благосостояния узбекского народа. Это подтверждают и следующие данные.

По предварительным расчетам, только в нынешнем году на этой железной дороге будут оказаны услуги 600 тысячам пассажиров. Во время строительства работой были обеспечены 4 тысячи человек, полная сдача в эксплуатацию железной дороги позволит создать еще 1,5 тысячи новых рабочих мест.

В целом железнодорожный тоннель Камчик занимает восьмое место в мире по сложности строительных работ, тринадцатое место в мире и единственное в СНГ по протяженности.

На церемонии Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин отметил, что реализация данного проекта является весомым результатом сотрудничества между Узбекистаном и Китаем, еще одним ярким примером тесной дружбы наших народов.

Китай и Узбекистан – дружные соседи, близкие друзья и надежные партнеры, наши страны высоко ценят искренность в своих взаимоотношениях. Мы в будущем совместно достигнем еще больших успехов, отвечающих интересам наших народов. Мы уверены, что перспективы сотрудничества Узбекистана и Китая будут еще более широкими и светлыми, сказал Си Цзиньпин.

Реализация такого широкомасштабного проекта, как строительство электрифицированной железнодорожной линии Ангрен-Пап, будет служить укреплению экономической мощи нашей страны, повышению транзитного и туристического потенциала, совершенствованию железнодорожной отрасли, подъему на качественно новый уровень и дальнейшему развитию многогранных стратегических отношений между Узбекистаном и Китаем.

 

 

 

 

Репрессии в отношении заговорщиков нанесут удар по безопасности страны

People stand on a Turkish army tank in Ankara, Turkey July 16, 2016.   REUTERS/Tumay Berkin
People stand on a Turkish army tank in Ankara, Turkey July 16, 2016. REUTERS/Tumay Berkin

Александр Князев

Эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии, востоковед Александр Князев прокомментировал причинно-следственные связи, последствия и значение для России неудавшегося военного переворота в Турции.

В турецкой армии достаточно сильно влияние структур проживающего в США общественного деятеля Фетхуллаха Гюлена, что вряд ли дает основания говорить об «американском следе» в нынешней попытке военного переворота. Да, за Гюленом стоят американцы, но ровно настолько же, насколько они стоят за Эрдоганом. Искать в нынешних событиях критически важное внешнее влияние бессмысленно, причины произошедшего, прежде всего, в несоответствии внутренней политики Турции запросам общества.

Традиция переформатирования власти путем военного переворота в Турции устойчива, и на протяжении XX века подобное происходило циклически, примерно через каждые 20 лет. Созданная под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка в форме республики, как единое государство, Турция с 1923 года держалась на армии, являвшейся стержнем всей политической системы страны. Турция – очень неоднородное по своей структуре общество, существующее на множестве разломов: этнических, религиозных, культурных. Не случайно предыдущие военные перевороты в новейшей истории страны происходили именно в периоды, когда возникали некие угрозы хаоса, нестабильности и самому существованию Турецкой республики. Нынешняя попытка переворота в этом смысле ничем не особенная, она просто продолжает ту прежнюю традицию.

Сторонники Эрдогана на площади Кызылай в Анкаре
© AFP 2015/ ADEM ALTAN

Когда Adalet ve Kalkinma Partisi, партия Справедливости и развития Реджепа Тайипа Эрдогана пришла к власти, ее исламистская идеология оказалась достаточно чуждой для армейских кругов, поскольку идеологическим стержнем той, ататюрковской Турции, которой была и в основном остается привержена турецкая военная элита, как раз была деисламизация страны, отказ от прежнего теократического духа. Радикальный исламизм Ататюрк выкорчевывал огнем и мечом. Идеология партии Справедливости и развития абсолютно идентична идеологии известных «Ихфан уль-муслимон», «Братьев-мусульман», ее идеал – построение исламского халифата, объявление халифа и в дальнейшем расширение своего влияния, по крайней мере, в границах прежней Османской империи. В 1970-е отряды религиозных традиционалистов «акынджы», которые, кстати, долгое время возглавлял Эрдоган, выходили на митинги левых с холодным оружием. Исходя из этой идеологии, Эрдоган и поддерживал события «арабской весны», что тоже, кстати, в армейских кругах Турции вызывало серьезное недовольство. Турецкому генералитету был ближе прецедент отстранения от власти «Братьев-мусульман» египетскими военными во главе с нынешним президентом Египта Абдул Фаттахом Ас-Сиси в июне-июле 2013 года.

История военных переворотов в Турции >>

Независимо от результатов, попытка военного переворота в Турции показывает мощный раскол в турецкой элите. Это противостояние между, условно говоря, сторонниками светского пути, представленными в большой части генералитетом и офицерством, и сторонниками халифата, которых представляет Эрдоган.

Сторонники президента Турции у здания парламента Турции в Анкаре
© REUTERS/ BAZ RATNER

Эрдоган это понимал, и в 2010-2011 годах было сфабриковано громкое дело «Эргенекона», когда под видом борьбы с неким антигосударственным заговором Эрдоган начал менять кадры в армейских и других силовых структурах. Любопытно, что политолог-историк Мехмет Перинчек обвинил в инициировании дела «Эргенекона» США: «дело «Эргенекона» – это тщательно спланированная США операция против турецких патриотов, тех патриотов Турции, которые настроены антиамерикански».

Как бы там ни было, Эрдоган сделал ставку на Национальную разведывательную организацию Турции (MIT), в просторечии «Истихбарат», «разведка». Она была резко усилена, наполнена его сторонниками, и конкуренция между «Истихбаратом» и армией происходила все эти годы. Однако, антирелигиозная составляющая в военной элите оказалась сильна: если большая часть высшего руководства армии на уровне генералов была попросту заменена, то остались полковники. Полностью заменить армию Эрдоган был не в состоянии. С прошлого года потребность в армии стала особенно сильной: в стране идет непрекращающаяся война с курдскими движениями, попытки вмешательства в Сирию со стороны Турции тоже требуют армейского ресурса.

Президент Турции Эрдоган среди своих сторонников в аэропорту Ататюрк
© REUTERS/ HUSEYIN ALDEMIR

Любой государственный переворот заслуживает внимания и бывает успешен не только в случае успешного захвата власти. Одного этого недостаточно, нужно же еще и суметь управлять страной, отвечая на запросы общества. В этом плане турецкие военные могли бы быть вполне успешными. Репрессии в отношении заговорщиков, которые сейчас, несомненно, последуют, напротив, нанесут серьезный удар и по состоянию безопасности в стране, и по возможностям ее развития в последующем. Это, во-первых, ослабит армию и даст шанс курдским военизированным группировкам на усиление своего влияния, а с другой стороны, это будет вызывать еще большее недовольство в армии. Такие чисто карательные и репрессивные меры могут дать какой-то краткосрочный эффект, но они никогда не дадут продолжительного эффекта.

Внешняя политика Турции мало связана с внутриполитическими переменами.  Среди всего разнообразия турецких политических сил нет таких, кто, гипотетически, придя к власти, осуществил бы в турецкой политике свой «поворот на Восток», или «на Север», подобное априори исключено.

http://ru.sputnik.az/columnists/20160716/406378221.html

Мятеж перекинулся с Турции на Армению

armeniya myatejАресты сторонников Сефиляна идут по всей стране

Сторонники армянской оппозиции захватили полицейский участок, взяв заложников, в числе которых один из руководителей полиции страны. Мятежники заявили, что это первый шаг к смене власти в Армении. Однако едва ли это так: поддержка среди населения у радикалов минимальна.

На фоне драматических событий в Турции особое внимание привлекли распространенные в воскресенье утром в соцсетях обращения о начале вооруженного восстания в Армении против президента Сержа Саргсяна. Некая группа оппозиционеров, назвавшая себя «защитниками армянского народа», заявила о намерении «изменить обстановку» в стране. «Мы уже захватили одну из основных баз полиции в Ереване и контролируем квартал в Эребуни», – цитирует обращение ТАСС.

Однако действительность оказалась более прозаична, хотя и трагична. Нападавшие – а их количество, видимо, не превышает трех десятков – не заняли квартал Эребуни, где, в частности, находится аэропорт Еревана. Но захватить местный полицейский участок неожиданной атакой, произошедшей в пять часов утра, им действительно удалось. Во время тщательно подготовленного нападения погиб заместитель начальника полка патрульно-постовой службы полковник Артур Ваноян. Видимо, главной мишенью нападавших был находившийся в участке заместитель начальника полиции страны Вартан Егиазарян. Его и еще нескольких человек взяли в заложники.

«Вооруженная группа требует освобождения Жирайра Сефиляна, отставки президента Армении Сержа Саргсяна и передачи власти народу», – заявил депутат армянского парламента Никол Пашинян, побывавший на месте действия. Сейчас по всей республике идут аресты сторонников Сефиляна. При этом уличных протестов в поддержку нападавших в стране нет, что неудивительно.

Жерайр Сефилян – фигура в армянской политике достаточно интересная, но относящаяся к безнадежным маргиналам. Он принадлежит к особой категории людей, уже доставившей немало хлопот армянским властям – выходцам из Ливана, принимавшим участие в Карабахской войне. Сефилян родился в Бейруте в 1967 году. Его юность пришлась на гражданскую войну в Ливане, в которой он, как многие его армянские сверстники, участвовал в одном из отрядов, созданных националистической радикальной организацией Дашнакцутюн. С началом военного конфликта в Карабахе он приехал туда в качестве добровольца.

Сефилян возглавлял так называемый Шушинский особый батальон. Это подразделение было тесно связано с Дашнакцутюн (частично его и составляли члены этой партии) и отличилось прежде всего на начальном этапе Карабахской войны. Сам Сефилян, по отзывам знающих его людей, отличался большой личной храбростью. За мужество, проявленное в боях, он был награжден орденом «Боевой крест».

Если боевые действия Шушинского особого батальона были достаточно успешными, то последующая политическая карьера Сефиляна никак не может быть названа впечатляющей. Из-за радикализма и эпатажных высказываний Сефиляна даже называли «армянской Новодворской». Он находился в последовательной оппозиции всем президентам Армении и Нагорного Карабаха, критикуя их по самым различным поводам.

Главный из них – это подозрения Сефиляна в том, что власти страны могут пойти на какие-то уступки Азербайджану. Более того, он является, пожалуй, единственным нынешним армянским политиком, который прямо выступает за новую войну с азербайджанцами. Ее итогом, по мнению Сефиляна, должен стать окончательный разгром противника, которого, как он выразился, «мы должны поставить на колени». Широко известна его фраза, сказанная по армянскому телевидению: «Войны бояться не надо». Кстати, Россию в качестве союзника в будущей войне с Азербайджаном он не видит. Сефилян опять-таки является одним из немногих армянских политиков, кто выступает за вывод из Армении российской военной базы в Гюмри, которую он считает «проводником российских интересов на Южном Кавказе». Из-за чрезмерного радикализма ему не удалось создать сколько-нибудь большую группу сторонников (хотя среди ветеранов Карабахской войны и представителей диаспоры он пользуется уважением за боевые заслуги), а также наладить устойчивый союз с более респектабельной армянской оппозицией.

В 2006 году он был арестован и осужден за хранение оружия и призывы к насильственной смене конституционного строя и приговорен к полутора годам тюрьмы. После отбытия срока казалось, его политическая звезда окончательно закатилась. Однако Сефилян-политик пережил, можно сказать, «второе рождение» после президентских выборов 2013 года. Он пытался, с некоторым пропагандистским успехом, организовать кампанию их бойкота и даже создал некий «Учредительный парламент», который по его мысли должен стать альтернативным органом власти.

Кроме того, Сефилян поддерживал прозападного кандидата в президенты Раффи Ованнисяна. Но скоро разочаровался в его методах, сочтя их слишком умеренными и непоследовательными. Сефилян проявил себя и во время протестов апреля 2015 года против повышения тарифов на электроэнергию. В них он принял активное участие, безуспешно добиваясь их превращения в революцию.

И вот 23 июня этого года Сефилян был арестован. Как передает «Новости-Армения» со ссылкой на главное управление по расследованию особо важных дел следственного комитета страны, Сефилян «поддерживал непосредственные контакты с разными людьми, привлеченными в качестве обвиняемых по уголовному делу, которым напрямую поручал перевозить оружие и боеприпасы и хранить в разных местах, а также быть готовыми в случае соответствующего приказа использовать их». Вероятно, к действиям его подтолкнули бои 2–5 апреля на линии армяно-азербайджанского противостояния. «Противник не оставил нам выхода, необходимо поставить его на колени, необходима общенациональная мобилизация, создание правительства доверия, и если власти не пойдут на этот шаг, народ будет вынужден заставить их перейти к действиям», – заявил он вскоре. Однако развить бурную активность ему помешал арест.

Следует заметить, что современная Армения знает случаи не только политических уличных выступлений против власти, но и настоящих актов терроризма. Самый яркий пример – нападение на армянский парламент 27 октября 1999 года. Тогда от рук радикала Наири Унаняна, несколько похожего по своим убеждениям на Сефиляна, погибло восемь человек, в числе которых – тогдашний премьер-министр Вазген Саркисян и спикер парламента Карен Демирчян.

Олег Москвин
17 июля 2016,

Источник — vz.ru

Пентагон не может справиться в Сирии без России

Авианосцы США покинули Средиземное море из-за неспособности эффективно уничтожать боевиков

Россия и США углубят сотрудничество при проведении военных операций в Сирии. В частности, Пентагон и Минобороны РФ намерены более предметно обмениваться разведывательной и оперативной информацией о местах дислокации боевиков для нанесения по ним скоординированных ударов. Именно эти вопросы, по данным «НГ», стали главными на переговорах госсекретаря США Джона Керри с российским руководством.

Таким образом, выдвигаемые Москвой уже более полугода предложения о более тесном боевом взаимодействии с Вашингтоном в Сирии наконец-то имеют тенденцию к реализации. Хотя вряд ли американцы пойдут на большие уступки. Они в Сирии реализуют собственные интересы, связанные с поддержкой умеренной оппозиции, противодействием режиму Башара Асада и борьбой с радикальными террористическими группировками. Неспособность выполнить эти задачи самостоятельно и побудила, видимо, руководство США договариваться с Россией. В Белом доме, наверное, поняли, что не только сила решает на Ближнем Востоке исход дела. По крайней мере всего чуть более месяца находились в Средиземноморье два американских авианосца Harry S. Truman и Dwight D. Eisenhower, с которых палубные самолеты пытались наносить удары по позициям боевиков «Исламского государства» (ИГ – террористическая организация, запрещенная в РФ). Сейчас, как сообщило Центральное командование вооруженных сил США, авианосные ударные группы во главе с атомными авианосцами Harry S. Truman и Dwight D. Eisenhower покинули район восточного Средиземноморья. В настоящий момент корабельная группа Dwight D. Eisenhower находится в Индийском океане на подходе к Персидскому заливу. А Harry S. Truman и поддерживающие его корабли прибыли в минувшую среду на базу в Норфолке (штат Вирджиния, США).

За последние две-три недели, когда авианосцы находились недалеко от зоны боевых действий, между Россией и США в небе над Сирией и у ее берегов произошло несколько инцидентов в воздухе и на море, в которых Пентагон и Минобороны РФ обвиняли друг друга (см. «НГ» от 10.06.16 и 20.06.16). Вряд ли будет справедливо утверждать, что именно российские корабли и самолеты помешали американским авианосцам эффективно выполнять свои задачи, но факт в том, что свою деятельность в акватории Средиземного моря американцы свернули. Хотя еще месяц назад представитель Пентагона заявлял СМИ, что авианосцы в Средиземном море нужны для того, чтобы, в частности, продемонстрировать РФ мощь американского военного присутствия, «чтобы послать сигнал России».

Пока точно неизвестно, каким образом США и РФ будут крепить боевое взаимодействие в Сирии. Однако вчера сирийский лидер Башар Асад в очередной раз назвал американские бомбардировки по ИГ на сирийской территории «незаконными, несерьезными, неэффективными и контрпродуктивными». Неэффективными считают в Москве и озвученные вчера Джоном Керри предложения оказать влияние на Дамаск с тем, «чтобы сирийские власти ограничили активность военной авиации и свели ее исключительно к вылетам с гуманитарной или эвакуационной целью». Российская авиация и правительственные войска Сирии, конечно же, будут продолжать вести вооруженную борьбу с непримиримыми группировками боевиков. Концентрация сил на направлении главных ударов уже наблюдается в Алеппо, где шиитские силы, ополчение и войска Асада окружили город и готовятся его полностью освободить.

Конечно, было бы неправильным игнорировать военный потенциал США на Ближнем Востоке. В сводках Пентагона регулярно появляется информация об авиаударах, которые самолеты американской коалиции наносят по целям в Сирии и Ираке. В Сирии ВВС США в основном бомбят нефтяную и газовую инфраструктуру в провинциях Ракка и Дей-эр-Зор, а также позиции боевиков в районе города Манбидж (провинция Алеппо). Здесь при поддержке ВВС США и американских коммандос курдские отряды ополчения и наемники ведут вялотекущее наступление в направлении анклава Африн. Боевые вылеты авиации США в основном происходят с авиабаз в Турции (Инджирлик), Кувейте (авиабаза Аль-Джабир), Катаре (Эль-Удейд) и Омане (Масира, Эль-Хасиб). Это огромная по сравнению с нашей авиабазой Хмейним военная инфраструктура, на которой базируются более 100 различных боевых, разведывательных и военно-транспортных самолетов из США и других стран НАТО.
Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

15/07/16

Источник — ng.ru