Запад готовится к решающему удару по Средней Азии?

sentral asiaСкладывается устойчивое впечатление, Россией управляют люди, в планах которых окончательная дефрагментация постсоветского пространства. За все постсоветское время наши «управленцы» по сути ничего конструктивного не сделали, чтобы хоть как-то усилить процессы интеграции на территории некогда единой страны.

Остался последний регион, где худо-бедно, по старой памяти, как-то еще держится российское влияние – Средняя Азия. Но такими темпами и там наша «элита» удержится ненадолго.

Три основных составляющих формирования влияния в среднеазиатском регионе на данный момент:

— экономическая – Россия теряет позиции, ее замещает Китай и наши западные «партнеры»;

— информационная – пресса, интернет, другое медийное пространство также фактически отданы на откуп Западу;

— идеологическая – в регион активно стараются проникнуть религиозные радикальные течения, причем определенная часть среднеазиатов «инфицируется» на территории России. Если бы среднеазиатские элиты не предпринимали жесткие меры, «девятый вал» ближневосточных террористов-радикалов мог бы уже накрыть регион.

Про исторически-цивилизационное влияние России уже речи не ведется. «Романтика» Российской империи, которая пестуются на данный момент управленческой верхушкой постсоветской России, в массе своей также чужда среднеазиатам, как и части еще оставшегося советского поколения жителей России.

На советские достижения у нашей «элиты» просто жуткая аллергия. Так как на фоне тех советских управленцев начала двадцатого века, наши политические пигмеи современности просто меркнут. Завершение газово-нефтяной вольницы в России показывает – значительных достижений у нынешних управляющих нет.

Что могут привнести на окружающее Россию постсоветское пространство нынешние постсоветские «политические хищники» Кремля? Ничего – хаос, деградацию и предательство. Свежие примеры Донбасс и Сирия. А подобный «товар» во все времена и у всех народов был не в чести.

Поэтому так легко уходят из под опеки Москвы бывшие республики Союза. Одно из самых главных и больших предательств началось в Беловежье, в начале 90-х прошлого столетия. Несколько политических отщепенцев, каким-то образом оказавшихся на гребне мутной политической волны, решили распорядиться плодами труда всего Союза, поколений людей положивших жизни на строительство, развитие и защиту советского государства. Все остальные шаги постсоветского руководства России разных лет, не более чем закономерная цепь и череда событий аналогичного толка. Предательство порождает предательство. В не зависимости от присутствия управляющих фигур на российском политическом небосклоне, после развала большой страны тенденции одни – разграбление, разворовывание, латентная дезинтеграция социума.

Собственно поэтому нашу элиту и не воспринимают на Западе всерьез и за равных. Кто будет считать равноправными людей продавших свое государство за средства обогащения, за личные привилегии. Даже если в ваших руках военный, полицейский, пропагандистский и прочие аппараты, но фактически вы «заточены» на личное обогащение и собственное привилегированное положение – вы бессильны. Вы не будете драться за страну, вы будете всеми правдами и неправдами сохранять свои «инвестиции» на Западе, ну это которые замки, особняки, виллы и т.п. Все эти «аппараты» в руках олигархически-криминальных управленческих кланов работают, как показывают последние десятилетия в России, на одно – обогащение малой части и обнищание основного людского массива страны. Деградацию всех государственных систем.

Золото никогда не было выше идеологии и проекта – это всего лишь инструмент, не базис не основа – обычный инструмент – «презренный металл». И тот, кто становится его рабом, по умолчанию слаб, не смотря ни на какие ухищрения и уловки, окружения себя и своего богатства разнообразными охранными «аппаратами».

При чем тут Средняя Азия спросите вы?

«Евросоюз приготовил для России пять принципов, на которых Брюссель готов строить взаимоотношения с Москвой. Эти принципы верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини обсудила на заседании Совета ЕС.

Второй принцип — усиление отношений ЕС с восточными партнерами и другими соседями, в частности в Центральной Азии, отметила Федерика Могерини».

У Москвы остался последний не павший бастион на постсоветском пространстве – среднеазиатский. И то, не благодаря мудрой политике «российской элиты», а скорее вопреки ее стараниям. И низкий поклон среднеазиатам – что они еще держатся.

Заявление Могерини говорит об одном – решающая схватка в новой Большой игре за Среднюю Азию вступает в свою последнюю фазу.

Если «европейским просветителям» удастся ее выиграть, обитателям Кремля только и останется что тоскливо озираться из-за зубцов кремлевской стены на новое постсоветское пространство. Окончательно утерянное пространство.

Конечно Москве можно попытаться в очередной раз разыграть «силовую карту» защиты региона. Но исключительно «на штыках» бесконечно усидеть нельзя. Вы должны предлагать главный ресурс – развитие региона в геополитическом проекте, фундамент которого, социальная справедливость. А не быть просто «на подхвате» у западных и китайских «партнеров». Социально-промышленная деградация и олигархически-криминальная архаика, получившие разгул на территории России за последние десятилетия, народ среднеазиатских государств не прельстит.

Кто выиграет решающую битву за Среднюю Азию? Время покажет…

Эрик ХАНЫМАМЕДОВ, Волгоград

Источник — ЦентрАзия

МОСКВА-КАБУЛ: РОССИЙСКИЕ МЕЧТЫ И АФГАНСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Игорь Панкратенко

Без малого 16 лет политика Москвы в отношении Афганистана представляла из себя набор хаотичных метаний из крайности в крайность, сопровождавшихся громкими декларациями, которые никак не реализовывались на практике.

Россия обвиняла США во вторжении – и сама проводила переговоры с Бишкеком и Ташкентом о размещении на их территории американских военных баз. В Москве возмущались присутствием НАТО – и тут же пытались с ним договориться о создании на российской транзитного пункта для переброски вооружений и военного имущества НАТО в Афганистан. Кремль много говорил о том, что афганский вопрос должен решаться через диалог региональных игроков – и не предпринимал ничего конкретного для организации сотрудничества в афганском вопросе с Ираном или тем же Китаем.

За этой имитацией бурной деятельности и российское руководство, и российская дипломатия пытались скрыть тот факт, что никакого афганского проекта у Москвы попросту не существует. Это – во-первых. А, во-вторых, не существует ни особого интереса к его разработке, ни возможностей для его реализации.

С экономической точки зрения Афганистан российской элите совершенно не интересен. В связи с настигшим Россию экономическим кризисом, и без того небольшой товарооборот между двумя странами попросту обвалился. В первом квартале 2015 года объем общего товарооборота между Россией и Афганистаном составил $47,3 млн долларов США, что на 81,1% меньше, чем в первом квартале 2014 г., когда общий годовой товарооборот составил $250 млн долларов. Да, действительно, в 2014 году Россия занимала второе после Пакистана место в списке импортеров афганской продукции. Но дело в том, что 85% этого импорта составлял… изюм, а остальное – орехи и сухофрукты.

Конечно, часть российских экспертов выдвигали идеи совместных с Афганистаном масштабных экономических проектов. Говорили и о совместном использовании месторождений полезных ископаемых, и о сотрудничестве в сфере энергетики, и даже о транспортном коридоре через Афганистан из России до Индии. Но все эти идеи, в силу специфики афганской реальности, выглядят, скорее фантастикой, чем реальным бизнес-проектом.

Но Афганистан и ситуация в нем оказывают слишком большое влияние на регион. По большому счету – это точка, в которой сталкиваются интересы влиятельных и серьезных игроков – США и Ирана, Китая и Индии, Пакистана и постсоветских государств Средней Азии. Понимая это Москва изо всех сил стремилась встроиться в процесс афганского урегулирования. «Не получается с экономикой – зайдем из сферы политики», — рассуждают в Кремле. «Подтверждаем готовность продолжать сотрудничество с Афганистаном в деле борьбы с терроризмом и наркоугрозой как на двусторонней основе, так и во взаимодействии с зарубежными партнерами и международными организациями. Будем и далее оказывать помощь Кабулу в становлении и оснащении боеспособных национальных сил безопасности, в подготовке кадров для афганских силовых структур, в том числе нa базе российских специализированных вузов», — заявили в Москве, комментируя состоявшуюся недавно передачу российской стороной на безвозмездной основе крупной партии стрелкового оружия и патронов к нему для нужд МВД ИРА.

Этот и подобные ему демонстративные шаги не имеют за собой серьезной основы – реальной готовности, а главное – реальных возможностей Москвы влиять на ситуацию в Афганистане. В экономической сфере ей предложить Кабулу нечего, поскольку из-за кризиса инвестиционные возможности России уступают аналогичным возможностям Китая. В политической сфере – у Москвы в регионе лишь амбиции и требования признания ее «особой роли», без учета интересов Ирана, Пакистана, Индии и того же Китая.

Собственно, кроме амбиций в афганском вопросе Кремль ничего предложит не может. Но амбиции эти столь велики, что способны поставить в тупик даже те страны, которые о ситуации в Афганистане осведомлены гораздо лучше, чем Москва, а возможностей для влияния на проходящие в этой стране процессы имеют несравнимо больше.

Состоявшаяся на днях уже третья за последние несколько недель международная встреча «квартета», созданного представителями Афганистана, Пакистана, Китая и США в рамках содействия усилиям по примирению страны была воспринята в Москве крайне болезненно. Впрочем, российские власти вообще раздражает и деятельность этого «квартета», и сам факт его существования. Что, в принципе, неудивительно, ведь Россия оказалась на обочине процесса, и Кремль ни за что не признает, что произошло этого исключительно в результате его близорукой политики. В том числе – из-за нежелания выстраивать диалог по Афганистану с Ираном и Китаем.

Именно этот фактор – раздражение из-за неудовлетворенных амбиций Москвы – послужил основной причиной заявления, сделанного специальным представителем президента РФ по Афганистану и Пакистану Замиром Кабуловым. В котором он сообщил, что, оказывается «Россия прилагает усилия для привлечения движения «Талибан» к участию в мирных переговорах с афганским правительством». Более того, «мы (Россия – И.П.) побуждаем к этому талибов и надеемся, что процесс начнётся как можно скорее, что позволит избежать начала нового сезона боевых действий».

Связь с итоговым заявлением третьей встречи «квартета» — Афганистан, Пакистан, Китай и США – здесь совершенно очевидна. Его участники говорят о том, что планируют возобновить переговоры с Талибаном – и тут же официальный российский представитель заявляет, что Москва уже давно эту работу ведет.

Что совершенно не соответствует действительности. Нет, встречи российских представителей с эмиссарами руководства Талибана действительно были. Хорошо информированные источники утверждают, что только в 2015 году этих встреч на территории одного из европейских государств было минимум две. Но встречи эти носили характер взаимного зондажа, когда стороны просто информировали друг друга о своих позициях по ситуации в Афганистане, не более того. Участие в них с обеих сторон принимали люди, которые не имеют полномочий не только на самостоятельные решения, но и на то, чтобы сказать нечто, выходящее за рамки текстов, которые для них были подготовлены заранее. И когда господин Кабулов заявляет о неких «усилиях» и «побуждении талибов», то эти слова совершенно не стоит воспринимать как наличие серьезных переговоров.

Так же не стоит всерьез воспринимать и то, что говорилось им в ходе недавней встречи с Ашрафом Гани в Кабуле – о налаживании тесного сотрудничества между Россией и Афганистаном в области экономики и создании совместных предприятий. Москва утратила свои позиции в афганском вопросе. У нее нет реальных рычагов влияния на ситуацию. Основными партнерами Центральной Азии в сфере экономики, политики и безопасности становятся Китай и Иран, отчасти – США, Пакистан и Индия. И, похоже, это уже необратимо.

Материал опубликован на ИА FarsNews

МОСКВА-КАБУЛ: РОССИЙСКИЕ МЕЧТЫ И АФГАНСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Россия и Турция на грани войны?

Russia-Turkey-3
Война между Турцией и Россией — не пустое предположение, а серьезная вероятность

Россия и Турция на грани войны?

«Я сказал уважаемому Путину: „Возьмите нас в Шанхайскую пятерку, и мы попрощаемся с ЕС». Шанхайская пятерка лучше и гораздо сильнее». (24 июля 2012 года, 24 TV. Похожие заявления повторялись неоднократно несколько лет).

«Особенно я благодарен моему дорогому другу Путину». (23 сентября 2015 года, открытие мечети в Москве).

«Дорогой друг, я испытал глубокое горе, когда узнал о трагической катастрофе». (31 октября 2015 года, соболезнования в связи с уничтожением российского самолета на Синайском полуострове).

Автор этих слов, как вы догадались, — Эрдоган.

Все эти «уважаемые» и «дорогие» друзья канули в прошлое, дружба осталась далеко позади.

«Что значит далеко позади?- спросите вы. — С 24 ноября прошло только три с половиной месяца».

Да, но иногда «день длится дольше века», как говорил Айтматов.

24 ноября, невероятно длинный день, стал своего рода «вехой».

С Москвой мы пережили множество опасных моментов напряженности… Например, в 40-е или 90-е годы прошлого века…

Но руки никогда не тянулись к оружию…

24 ноября 2015 года «рука» потянулась к оружию…

И выстрелила…

(Почему? Как это могло быть? Какой была цель? Кто спровоцировал? Ответов на эти вопросы до сих пор нет.)

С того момента шло наращивание вооружений, сейчас взяться за оружие готовы тысячи рук.

«Дорогие друзья» Путин и Эрдоган готовятся к войне друг с другом.

Кто-то из вас под успокаивающим влиянием чрезмерного оптимизма и / или беспечности может посмеяться над этим моим тезисом: «Ну, побушуют, покричат еще немного, а скоро все пройдет и забудется…»

Не будем нарушать счастье таковых. Но для других читателей давайте подчеркнем серьезность ситуации.

Вдруг стать «заклятыми врагами»…

Я внимательно слежу за газетами, интернет-сайтами и телевидением двух стран.

Одно я могу сказать точно. Главный враг России теперь — Турция. Для Турции же таковым стала Россия.

Один проведенный в России опрос показал, что в печатных СМИ и интернете Турция стала «враждебной страной номер один», обойдя Украину и США. В Турции также объявили, что 64,7% населения считают, что «Россия представляет угрозу для Турции» (в 2014 году этот показатель был равен 28,2%).

Журналисты и политики двух стран словно начали войну друг с другом.

В последнее время президент Путин и премьер-министр Медведев меньше говорят о Турции, но критика остается такой же жесткой.

По сравнению с ними, президент Эрдоган делает заявления несколько чаще, иногда на уровне «пусть Россия не испытывает наше терпение»…

Но «самый говорливый» — это, несомненно, наш премьер-министр. Давутоглу, который даже в те периоды, когда мы считались друзьями с Россией, делал заявления вроде «Москву нужно изолировать», сейчас постоянно жалуется на Россию США, ЕС, Ирану, арабским странам, а временами даже обвиняет ее в «терроризме».

На более низких уровнях в каждой из двух стран, конечно, тоже немало «храбрецов», тон которых не позволяет сожалеть о прошлых русско-турецких войнах.

Например, изрядно постаревший представитель русского национализма Жириновский, подогревает интерес, прямо определяя такие цели, как «разбомбить Турцию» или «отнять Айя-Софию».

Одна из самых «веселых» новостей у нас была опубликована недавно под заголовком «Прикажи, и мы совершим вечерний намаз в России». Члены культурно-спортивного клуба верховой езды Rahvan в качестве реакции на шоу русских с ПЗРК (во время прохождения через Босфор российского корабля 4 декабря военнослужащий, находившийся на его борту, держал переносной зенитно-ракетный комплекс — прим. пер.) заявили: «Если глава государства прикажет, мы отправимся в путь и совершим вечерний намаз в России».

Думаю, русским стало очень страшно. Особенно, если им известно о талантах «главы государства» в области верховой езды…

Схватка двух государств возможна в Сирии

Главная причина ссоры Турции и России, сближавшихся с 2004 по 2011 годы в политической сфере и еще до прошлого года бывших важнейшими торговыми партнерами друг для друга, — сирийская политика (добавим к этому обеспокоенность России, страдающей от радикальных исламистов внутри страны, отношениями Турции с ИГИЛ и похожими организациями).

В последнее время в сирийской войне, которой скоро исполнится пять лет, многое изменилось.

Кремлю, который давно поддерживал правительство Асада дипломатическими усилиями, удалось шаг за шагом притянуть США к близкой ему линии.

А 30 сентября 2015 года Москва сама вступила в войну в Сирии с применением своих военно-воздушных сил. И к тому же, весьма активно (возможно, из-за боязни того, что может произойти, если остаться там надолго).

Обширная группа стран, которая изначально говорила, что «Асад обязательно должен уйти», постепенно поредела и стала насчитывать несколько государств. Впереди всех в этой группе сейчас стоит Турция.

Даже Саудовская Аравия и Катар «находятся на связи» с Россией.

Москва «не контактирует» только с Анкарой.

Пугающая ситуация.

Говоря «пугающая», я — в отличие от наездников Rahvan — имею в виду не только обеспокоенность позицией России в отношении вступления в бой с Турцией.

В то же время я пытаюсь выразить свой страх перед тем, что за три с половиной месяца руководство во главе с Эрдоганом и Давутоглу не приложило ни одного серьезного усилия, чтобы исправить отношения с Москвой. Кажется, в последнее время оно особенно сильно жаждет вмешаться в войну в Сирии.

Анкара обеспокоена перемирием

Сегодня в Сирии худо-бедно действует режим прекращения огня.

Это, конечно, не значит мир. Все полагают, что перемирие даст возможность «перевести дух» и подготовиться к следующей стадии войны.

Тем не менее решение о прекращении боевых действий многое значит. Режимы прекращения огня могут быть важными этапами на пути к миру.

Кажется, соглашение о перемирии все встретили с удовлетворением.

Россия (она оказала наибольшее влияние на этот процесс), США (хотя США делают заявления, открывающие возможность для разных прочтений, такие как «есть план Б на случай несоблюдения перемирия», они стали «одним из двух главных архитекторов» соглашения), официальный Дамаск, воюющие на его стороне Иран и «Хезболла», европейские страны и некоторые другие государства (включая саудитов, с которыми «наши» связывают большие надежды), некоторые сирийские оппозиционные силы…

Почти все, кроме ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра», на которых не распространяется объявленное перемирие, выглядят довольными…

К недовольным следует добавить Турцию, а точнее руководство Эрдоган — Давутоглу…

Хотя в Анкаре звучало что-то вроде «одобрительного» заявления в отношении соглашения о перемирии, оно сопровождалось большим количеством «но»…

На встрече с сельскими старостами президент Эрдоган подписался под очередным скандалом, попытавшись поставить на место весь мир и сказав: «Чем вам не угодила „Джебхат ан-Нусра»?».

Кроме того, он выдвинул такое требование: «Перемирие не должно распространяться на Партию „Демократический союз» и Отряды народной самообороны».

А премьер-министр заявил: «Мы не будем придерживаться режима прекращения огня в случае угрозы нашей безопасности».

Что это значит?

Анкара дает понять, что может действовать по-разному в зависимости от ситуации, даже если под перемирием поставит подпись весь мир.

Власти Партии справедливости и развития упорно не отказываются от своей ошибочной сирийской политики, которую они преследуют в течение последних пяти лет.

Более того, с ощущением «близится конец игры» они планируют непременно сделать что-нибудь и изменить балансы.

Между тем, взаимные артобстрелы на турецко-сирийской границе обладают высоким потенциалом опасности.

Неужели Турция готовится к операции «против атаковавшего ее ИГИЛ»?

Сторона, больше всех «ожидающая» военные шаги, которые могут быть предприняты на этом основании, — Россия!..

Вероятно, плохо прерывать тему на столь захватывающем месте, но не волнуйтесь, мы продолжим.

Оригинал публикации: Türkiye-Rusya savaşı boş bir iddia değil, ciddi bir ihtimal
Опубликовано 11/03/2016

Хакан Аксай (Hakan Aksay)

Источник — inosmi.ru

СУББОТНИКИ В СЕВЕРНОМ АЗЕРБАЙДЖАНЕ (XIX В.)

evrei subbotnikiХаджар  Вердиева,доктор  исторических   наук, старший  научный  сотрудник   Архива   Политических   Документов   Управления  Делами  Президенте  Азербайджанской  Республики

 

Завоевав в первой трети XIX века северные ханства Азербайджана Российская империя включила эти земли в колониальную систему государства, при этом в целях установления политической власти в регионе, проводила здесь целенаправленную переселенческую политику, суть которой заключалась в создании социальной опоры в завоеванных землях и размежевании монолитной среды автохтонов. Принимая за основу данную политику Россия переселяла в Северный Азербайджан иноэтничные, иноверные, иноземные народности, в результате в этнической номенклатуре страны появился новый этнос – русские.

Русская колонизация была необходима для России прежде всего для политического покорения Южного Кавказа. Отдельные апологеты самодержавия дореволюционного периода считали, что «слишком много пролито крови русской на Кавказе для его завоевания и слишком много Россией средств затрачено для того, чтобы Россия могла отказаться от Кавказа».[1] Поэтому апологеты – А.Липранди и А.Волынец считали, что российская государственность должна была иметь на Южном Кавказе, а также в Северном Азербайджане твердую почву и прочную опору, которым являлся русский элемент.[1]

Первый этап русской колонизации в Северном Азербайджане начинается в первой трети XIX века. Конфессионально переселенцы этой волны были сектантами.

Следует отметить, что исследователи как кавказской историографии, так и советской, изучая русскую колонизацию, не акцентировали на конфессиональной градации переселенцев. В целом русская колонизация прослеживалась с проблемой переселения русских православных крестьян, и тем самым переселение русских сектантов оставалось за пределами дефиниции «русская колонизация» Хотя как русское православное население, так и русские сектанты являлись составной частью русской колонизации.

Точная дата начального этапа переселения русских сектантов на Южный Кавказ, в том числе в Северный Азербайджан, как и место, где они обустроились, до недавнего времени оставались неустановленными. Русские кавказоведы дореволюционного периода не были едины во мнении относительно исходной даты водворения русских сектантов в Северном Азербайджане. Изучая данный вопрос мы рассматривали ряд документов, один из которых гласит, что первое русское сектантское поселение в Северном Азербайджане было создано в 1830 году – в Гызыл-Гышлаке духоборами из донских казаков.[1] Принятые за основу документы АКАК, которые являются наиболее достоверными, мы придерживаемся позиции тех специалистов, которые принимают 1830 год за начальную дату заселения русскими сектантами Южного Кавказа, в том числе Северного Азербайджана.[1] Этих сектантов, признанными по суду виновными в распространении и привлечении других к ней, отдавали в солдаты в Кавказский корпус. Не способных к воинской службе, как и женщин, высылали для водворения на Южный Кавказ.[1] Переселенные сектанты в Северный Азербайджан делились на четыре категории: 1) молокане; 2) старообрядцы; 3) субботники или иудействующие; 4) скопцы и духоборы.

В данной работе объектом исследования является переселение субботников в Северный Азербайджан в изучаемый период и их этно-конфессиональная сущность. Не являясь объектом специального исследования, отдельные аспекты данной проблемы были освещены как российскими кавказоведами дореволюционного периода, так и отдельными исследователями XX века, а также историками постсоветского периода.[1]Цель изучения данной проблемы является освещение истории переселения субботников в Северный Азербайджан в исследуемый период, как составную часть русской колонизации на Южном Кавказе, которая является слабоизученной страницей в отечественной историографии. В процессе исследования данного вопроса мы придерживались требованиям исторического объективизма, а также концепции постсоветского периода азербайджанской историографии. Данная работа пытается заполнить пробел в отечественной историографии по темам «Русские сектанты в переселенческой политике Российской империи», а также «Роль русских сектантов в русской колонизации Северного Азербайджана».

В процессе изучения данного вопроса исследователи относились к этой секте с разных позиций. Одни считали их русскими, и отождествляли их с жидовствующими, а другие относили их к еврейской народности. В этих предположениях просачивались брожения мыслей и путаница в этно-конфес-сиональной градации секты субботников. Так, например, в своих работах С.П.Зелинский ссылаясь на труды исследователя Кистенева, пытался отождествить субботников с талмудистами. Хотя делал это он осторожно и субботников причислял к русским сектантам, а последователей учения Талмуда относил к еврейской народности.[1] А.Берже также изучая данную проблему пытался вникнуть в своеобразность этой секты и был очень близок в осмыслении сущности субботников, разделив их на две группы: субботников и талмудистов и был близок к истине, но при этом субботников относил к русским сектантам, а талмудистов к евреям.[1]Следовательно, вышеуказанное показывает, что отдельные кавказоведы изучая данный вопрос не могли четко объяснить, относились ли субботники к русской народности или же к еврейской. Кроме того субботников отождествляли с жидовствующими и отдельные исследователи XX века ссылаясь на исторические документы[1] считали, что субботники это последователи жидовствующих и поэтому причисляли их к русским сектантам, а талмудистов к еврейской народности.[1]

Изучая данную проблему мы поставили две задачи: во-первых, выяснить этно-конфессиональную сущность субботников; во-вторых, показать результаты переселения субботников в страну. Проведенные исследования дают следующее объяснение по этим вопросам.

Субботники эта религиозная секта, которая возникла в России на рубеже XVII-XVIII веков среди крестьян центральных губерний империи. Название секты объясняется тем, что ее последователи праздновали субботу. По своей

природе они являлись последователями жидовствующей секты* и считали себя последователями закона Моисея.

Однако, возникает вопрос, почему в этой секте происходила конфессиональная градация и в одной секте сосуществовали две группы. Изучая данный вопрос, мы смогли выявить в отдельных фондах Государственного Исторического Архива Азербайджанской Республики на наш взгляд ценный материал по осознанию сути и специфичности этой секты. В 1810 году в Департамент Духовных Дел Тифлисской консистории поступило сообщение от грузинского епархиального миссионера священника Александра Дунаева. Базируясь на многолетние наблюдения и исследования он показал следующее: субботники по своему мировоззрению делятся на две группы. Одни субботники исповедуют только лишь учение Моисеева закона, отрицая Талмуд вместе с его кабалистикой. Другие же исповедуют Моисеев закон и кроме того признают во всей своей точности и Талмуд с его комментариями. Первых он принимал как субботников-библеистов, а вторых субботников-талмудистов или иудействующих.[1]

Выявленные нами фактические материалы свидетельствуют, что субботники-талмудисты соблюдали все еврейские праздники, кроме Ветхого Завета и признавали Талмуд, имели раввина-еврея, если не было своих наставников, изучали еврейский язык, и как евреи думали, что ожидаемый ими Мессия будет земным царем, который восстановит земное царство Израильское. В отличие от талмудистов, субботники-библеисты еврейского языка не изучали и единственным источником своего вероучения признавали Ветхий Завет, за исключением некоторых ветхозаветных пророчеств, как о времени рождения Мессии, об обстоятельствах рождения Моисея, считая эти пророчества позднейшею вставкою в ветхозаветные книги, сделанные христианами. В свою очередь к христианским догмам они относились еретически. Пресвятую Богородицу считали обыкновенной женой Иосифа, а Христа их естественным сыном, распятым за то, что он выдал себя за сына Бога. Эти элементы учения субботников сближали их с несторианами*, которые также воспринимали Св. Марию и Христа за обыкновенных людей. Детей обрезали по-еврейски, но других еврейских обрядов не признавали и раввин не держали. Браки, погребение и другие религиозные требования совершали без еврейских обрядов. И в этом они были схожи с молоканами Воскресенской секты и ждали они Мессию в виде земного царя.[1] Но субботников-библеистов и субботников-талмудистов объединяло многое. Они праздновали субботу, в целом признавали Ветхий Завет и отвергали Новый, принимали судный день и гробное служение, почитали единого Бога, но отвергали веру в Иисуса Христа, признавали единоличие Св. Троицы, ожидали пришествия Мессии, не признавали христианские таинства и святые иконы, не постились, в большинстве случаев сами венчались и разводились по произволу, считали обрезание необходимым символом принадлежности к избранникам Божьим.

Вышеизложенное неоспоримо доказывает, что позиция отдельных исследователей не выдерживает никакой критики по изучению конфессиональной градации секты субботников. Так как принятие Талмуда не дает основание принимать субботников-талмудистов за евреев. Ибо Талмуд это учение, а последователи любого учения, а также данного могут быть представители всех этносов. И в данном случае последователи этого учения были русские. Следовательно, и субботники-талмудисты, и субботники-библеисты по своему этническому признаку не принадлежали к еврейской народности, их объединяли с евреями ни этнические корни, а конфессиональные признаки. Однако отдельные исторические документы были склонны доказать, что талмудисты отрекались от всего русского, ибо отдаленные от русских корней и от всего русского, лишенные права ездить по торговым и другим делам в Россию – они были лишены возможности иметь с нею духовное общение и, замкнувшись в тесном кругу деревенской деятельности, исполняя обряды иудейской веры и вникнув в толкование Талмуда, они считали себя как бы кровными евреями, никогда не называя себя русскими.[1] На наш взгляд это было естественно, ибо при их образе жизни этническая принадлежность не имела основное значение, в этом случае доминировала конфессиональная принадлежность. А российское правительство не вникая в суть проблемы, пытаясь различить их от других русских поселенцев-сектантов, называло их жидами.[1] Впоследствии этот термин затмил дефиницию-субботники, вошел в лексический оборот и идентифицировался как еврей. Тем самым затмив суть этой секты и принадлежность ее к конфессиональной общине, а не к этнической группе.

Принимая за основу вышеизложенное мы констатируем следующее:

1) субботники были русскими сектантами и в отличии от других русских сектантов праздновали субботу;

2) субботники-библеисты и субботники-талмудисты являлись органической частью секты субботников;

3) отличаясь своей своеобразностью, эти две группы одной секты не выходя за рамки субботнической общины, сосуществовали, а именно субботники-библеисты совершали богослужение на русском языке, а субботники-талмудисты на древне-еврейском и браки не допускались между последователями этих двух групп и быт их был обособленным. При этом последователи обеих групп данной секты имели связи с палестинскими евреями и посылали туда пожертвования.[1]

Вторая задача данного исследования заключается в освещении переселения субботников в Северный Азербайджан, и их динамику и численности населения в исследуемый период.

Кропотливое изучение истории появления представителей этой секты на территории Северного Азербайджана показывает, что субботники появились в Северном Азербайджане во второй четверти XIX века. В 1839-1840 годах более 550 субботников добровольно были переселены в Ленкоранский уезд и поселились вдоль по реке Гиек-Тапы. В 1843 году общество субботников Кизлярских и Просковейских просило кавказскую администрацию утвердить за ними земли между реками Гиек-тапы и Гамашари.[1] В конце 60-х годов XIX века ареал поселений субботников охватывал Шамахынский, Лянкяранский, Бакинский и Геокчайский уезды Бакинской губернии.[1] Численность субботников в эти годы достигла 2943 чел.[1]

В целом же, по своей численности субботники уступали только молоканам. Если в середине XIX века их численность достигала 2200 чел., то численность молокан была 5.282 чел., а в 1870 году – 16.008 чел. Если принять во внимание тот факт, что население Северного Азербайджана в 1886 г. составляло 2.186.500 чел., а субботников 4.570,[1] то удельный вес их в этноконфессиональной структуре населения страны составлял 0,2%. В конце XIX века ареал поселений субботников был более широк. Они проживали в Бакинской, Елизаветпольской и Иреванской губерниях. По данным 1886 года субботники занимали второе место по численности населения среди русских сектантов Северного Азербайджана. Если в 1886 году численность сектантов и раскольников составляла 28.125 чел., а из них молокане составляли 18.577, субботники 4.570 чел., следовательно, субботники не доминировали в русских сектантских общинах Северного Азербайджана, но в отличии от духоборов и «общих» не преследовались кавказской администрацией. Переселяя субботников в Северный Азербайджан, российское правительство пыталось решить ряд государственных задач: во-первых, остановить конфессиональное брожение в центральных губерниях России, а именно изолировать сектантские общины, а также секту субботников в инородной, иноземной, иноверной среде и тем самым локализировать конфессиональную деятельность ереси; во-вторых, являясь русским этническим элементом, субботники служили орудием для установления политической власти и социальной опорой колониальной политики Российской империи и являлись органической частью русской колонизации на Южном Кавказе.

Вышеизложенный обзор данного вопроса по русской колонизации Южного Кавказа, а также Северного Азербайджана позволяет нам дать следующую констатацию: во-первых, в результате переселенческой политики Российской империи в исследуемый период в этноконфессиональной номенклатуре населения страны появился новый этнос – русские; во-вторых, в целях установления политической власти в стране, и в целом на Южном Кавказе Российская империя пыталась «раздробить» мусульманский слой в народонаселении страны, внедрить в нее новый иноэтничный, иноконфессиональный компонент и в данном случае субботников, тем самым создать этно-социальную базу для русского колониального господства; в-третьих, переселение русских сектантов субботников являлось составной частью русской колонизации, цель которой была русифицировать, христианизировать страну, а точнее превратить Северный Азербайджан в одну из обычных «русских областей»; в-четвертых, русская колонизация не ответила требованиям колониальной политики Российской империи, которая стремилась «растворить» азербайджанский народ в иноземной, пришлой среде; в пятых, изучение данного вопроса освещает один из аспектов проблемы русской колонизации на Южном Кавказе, которая являлась составной частью нового и новейшего периодов истории Азербайджана и была одной из страниц истории, как страны, так и Кавказа.

***

Начало XX века явилось тяжелым испытанием для русских переселенцев Северного Азербайджана. Каскад революционных ситуаций, брожение умов, усиление террора, обострение национального вопроса, трагические годы Первой Мировой войны, свержение монархии, образование новых независимых государственных единиц на территории Южного Кавказа, и кровавый период Баккомуны в Истории Азербайджана не прошли бесследно для русских колонистов, как сектантских так и православных. Накануне установления советской власти в Северном Азербайджане русские поселения в Мильской и Муганской степях пришли в упадок. После Октябрьского переворота, армяне-националис-ты, переселенные на земли Азербайджана в первой трети  XIX века  в результате переселенческой политики Российской империи,  в начале ХХ века, действуя по алгоритму «армянского вопроса» проводили этническую «чистку» не только в отношении коренного населения страны – азербайджанцев, а также русских. Армяне-боевики устраивали русские погромы, как в губерниях Азербайджана, так и в Карской области. РезультатыЛенкоранских событий 1919 года, для  русских переселенцев были  также тяжелы. Были разрушены Нижне-Воронцовский канал и окрестные русские поселения, в том числе субботнические.

Однако история уберегла следы истории русских переселенцев Азербайджана. До наших дней сохранились отдельные поселения русских сектантов, а также православных в регионах нашей независимой республики, что неоспоримо доказывает толейрантность азербайджанцев в отношении материально-культурного наследия других народностей, в том числе русских и их конфессий. Так, после провозглашения независимости Азербайджанской Республики только в столице функционируют три церкви, одна из них была построена в 1907 году на средства крупнейшего представителя компрадорной буржуазии и известного азербайджанского миллионера мецената Х.З.Тагиева. Этот кафедральный собор Жен-Мироносец пришел в упадок в годы советской власти, и был восстановлен только в последние годы. Так, 27 мая 2001 года церковь была освещена, а субсидировал восстановительные работы собора Жен-Мироносец азербайджанский миллионер-меценат А.Гурбанов. Эта церковь является Бакинским и Ставропольским собором и функционирует с 2002 года. Демократические преобразования в конфессиональной сфере позволяют также функционированию православных церквей в регионах республики. Так, в г.Хачмазе функционирует православный храм Свято-Никольский, планируется построение храма в г.Сумгаите.[1] Все это свидетельствует о высоком морально-нравственном отношении азербайджанского народа и правительства республики материально-культурному наследию аллохтонных этнических групп, в данном случае русских. И никакие авантюристические выпадки со стороны небезысвестных так называемых «соседей» о разрушении и уничтожении материально-культурных ценностей инородных этносов на территории Азербайджанской Республики не выдерживают критики.

Литература

[1] Ковалевский П.И. Кавказ. История завоевания Кавказа. Т.II. С.-Петерб ург, 1915, с.269.

[1] Липранди А., Волынец А. Кавказ и Россия. Харьков, 1911, с.46.

[1] Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссиею (далее – АКАК), т.X, Тифлис. 1885, док. 293, с.281; Всеподданейший отчет о проведенной в 1905 году, по высочайшему повелению, сенатором Кузминским А.М. ревизии города Баку и Бакинской губернии. Б.И.Б. с.507.

[1] Козлов В.И., Комарова О.Д., Степанов В.В., Яшсков А.Н. Проблемы адаптации русских старожилов в Азербайджане. – «Советская этнография» (далее – СЭ), 1988, №6, с.36. Багиров Ф.Э. Из истории переселенческого движения в Закавказье (Азербайджане) вXIX веке. – Известия АН Азербайджана, СИФП, 1994, №1-4; Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999.

[1] АКАК, т.X, док. 283, с.281.

[1]Берже А. Русские раскольники в Бакинской губернии. – газ. «Кавказ» 1868 г. №10; Зелинский С.П. Племенной состав, религия и происхождение государственных крестьян (Свод материалов по изучению экономического быта государственных крестьян Закавказского края (далее – СМИ ЭБГКЗК), т.II, Тифлис, 1887; Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России. Москва, 1965; Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999; Агаева Л.Н. Русские сектанты в Азербайджане в XIX – начале XX веков (историко-этнографическое исследование). Автореф. канд. дисс. Баку, 2004.

[1] Зелинский С.П. Указ. раб., с.56.

[1] Берже А. Указ. раб., с.3.

[1] АКАК, т.X, с.283.

[1] Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России. Москва, 1965, с.197.

[1] ГИА Азерб. Респ., ф.44. оп.2, д.1084, лл.23.

[1] ГИА Азерб. Респ., ф.44, оп.2, д.1084, лл.20-21.

[1] НАИИ (2246), л.35.

[1] НАИИ (2249), л.35.

[1] ГИА АР, ф.44, оп.2, д.1084, лл.20-21.

[1] Вердиева Х.Ю. Указ. раб., с.181.

[1] НАИИ (3013), см. ГИА Груз. ф.4, оп.1, д.543, л.20.

[1] Вердиева Х.Ю. Указ. раб., с.237.

[1]Вердиева Х.Ю. Указ. раб., с.181-182, 237, 245.

[1] Газ. «Православный листок», №10, 2005, с.4.

Источник:Azərbaycan Respublikası Təhsil Nazirliyi.Azərbaycan Dillər Uni-versiteti. Elmi Xəbərlər. Ученые записки. Research Papers.№5,2006. S.232-237.                     

Саудовская Аравия открывает новый фронт против Ирана

Игорь Панкратенко,
Специально для Iran.ru

 

Заявление генерального секретаря Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива Абд аль-Латифа Рашида аз-Зияни об объявлении движения Хизбалла «террористической организацией» − это, в первую очередь, заявление об открытии саудитами и их союзниками нового фронта против Ирана и его политики в регионе. На этот раз – в Ливане.

События, финалом которых стало заявление Рашида аз-Зияни, развивались стремительно. 19 февраля нынешнего года Эр-Рияд объявил, что отменяет свое решение, согласно которому Бейруту выделялось 4 миллиарда долларов: 3 – на закупку во Франции военной техники для ливанской армии, 1 миллиард – на укрепление правоохранительных органов и спецслужб страны. Объясняя этот шаг, официальные представители Королевства пояснили, что это такая воспитательная мера, на которую саудиты вынуждены были пойти после того, как Бейрут отказался осудить произошедшее в начале января нынешнего года нападение на посольство КСА в Тегеране.

Спустя два дня МИД Саудовской Аравии обратился к гражданам Королевства с призывом воздержаться от поездок в Ливан. Ну, а затем в ход пошли уже вполне конкретные экономические санкции, к которым тут же присоединились младшие партнеры Эр-Рияда по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) − Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты и Кувейт. Всего за пару дней были прекращены финансовые операции с Ливаном и приостановлена работа как банков этой страны в монархиях Залива, так и деятельность филиалов национальных банков этих стран, работающих в Ливане.

заморожены активы и счета тех ливанских бизнесменов, кто является христианами или шиитами. 250 компаний из Ливана, работающих в странах Залива, получили от местных властей предписание в трехмесячный срок прекратить свою деятельность. Более чем тысяче ливанских граждан, работающих в Саудовской Аравии, опять же – христианам и шиитам – был закрыт вид на жительство в Королевстве, а чиновники Бахрейна, Эмиратов и Кувейта сообщили, что аналогичные меры готовят и они.

Вскоре стало ясно, что «обида» Эр-Рияда на неприсоединившийся к осуждению Тегерана Бейрут к саудовским санкциям в отношении Ливана никакого отношения не имеет, что главная цель этих шагов – Хизбалла. 24 февраля советник министра обороны Королевства Ахмад Ассири заявил, что «у нас есть полученные разведывательным путем доказательства причастности Хизбаллы к поддержке мятежников и террористов в Йемене». В тот же вечер по телеканалам стран Залива была продемонстрирована датированная июнем-июлем прошлого года видеозапись, на которой некто, представленный в репортаже «представителем Хизбаллы» беседовал с несколькими людьми, которых журналисты назвали «командирами повстанческих отрядов хути», об организации терактов на территории Саудовской Аравии.

Саудовский ультиматум Бейруту

Итогом пропагандисткой кампании, сопровождавшейся вполне конкретными экономическими санкциями и административными мерами в отношении ливанских граждан, стало появление так называемого «Списка десяти мер», которые Эр-Рияд намеревается реализовать в отношении Бейрута.

Согласно данному документу, опубликованному в средствах массовой информации государств Залива, саудиты планируют:

—        вывести все вклады КСА из Центрального банка Ливана;

—        обеспечить вывод из всех ливанских банков всех вкладов частных лиц, являющихся гражданами Саудовской Аравии;

—        прекратить любые инвестиционные проекты в Ливане и добиться, чтобы аналогичным образом поступили саудовские бизнесмены;

—        прекратить выдачу виз на въезд в Саудовскую Аравию ливанским гражданам;

—        приостановить любые банковские операции и переводы между Саудовской Аравией и Ливаном;

—        приостановить авиасообщение между двумя странами;

—        депортировать из страны всех работающих и проживающих там ливанских граждан;

—        закрыть рынок Саудовской Аравии для экспорта из Ливана;

—        прекратить импорт в Ливан саудовских товаров и услуг;

—        разорвать дипломатические отношения между двумя странами, закрыть посольство Королевства в Бейруте и выдворить из Саудовской Аравии всех ливанских дипломатов;

—        и, наконец, добиться присоединения к этим антиливанским санкциям всех остальных стран, входящих в ССАГПЗ.

Но в эти же дни, когда появился данный «Список», когда саудиты и их союзники по ССАГПЗ с энтузиазмом вводили санкции против Ливана, в интервью France Presse посол Королевства в Бейруте сделал весьма многозначительное заявление. «Ливанские граждане», — сказал он, — «не будут депортированы, ряд бизнесменов из этой страны смогут продолжить свою деятельность в странах Залива, а санкции не вступят в силу, если ливанское правительство примет определенные меры».

С учетом того, что денежные переводы от трудовых мигрантов, работающих в странах ССАГПЗ составляют пять миллиардов (!) долларов в год, с учетом того, что на приезжих из монархий в основном и держится туристическая отрасль страны, с учетом того, что именно саудиты выступают гарантом большей части внешнего долга Ливана (70 миллиардов долларов, 145% от ВВП этой страны), представители саудовского лобби в Бейруте – руководители «Движения 14 марта» − обратились к Эр-Рияду за разъяснениями. Дескать, что же именно должно быть сделано в стране, чтобы она смогла избежать вполне вероятного из-за саудовских санкций экономического коллапса.

Тут то все и выяснилось. Главное требование Эр-Рияда к Бейруту заключается в том, чтобы «в Ливане произошло радикальное изменение существующего баланса сил. Либо должна быть создана коалиция, равная по силе проиранскому движению Хизбалла, либо Хизбалла должна быть ослаблена настолько, чтобы сравняться по силам с другими ливанскими партиями и движениями».

Главная цель саудитов – Иран, основной метод – вооруженный конфликт чужими руками

В Эр-Рияде полностью отдают себе отчет в том, что попытка выполнения их требований лояльными к саудитам партиями и движениями в Бейруте вызовет в стране вооруженный конфликт. Собственно, именно к этому сценарию в Королевстве и готовятся, проводя в Ливане скрытую мобилизацию своих сторонников. Так, под руководством посла Королевства Али Авада Асири сотрудники саудовских спецслужб сейчас проводят встречи с руководством вооруженных отрядов, существующих при каждом расположенном в Ливане лагере палестинских беженцев.

Напомню, что именно в этих лагерях саудиты вербовали и вербуют бойцов для антиправительственных отрядов в Сирии. И уже известно, что ряд палестинских группировок, в Айн-аль-Хильве, на юге страны и в самом Бейруте, уже объявили состояние боевой готовности и приступили к тренировкам – «для отражение возможного развертывания вооруженных отрядов Хизбаллы».

Уже расколото политическое поле Ливана: если представители «Движения 14 марта» призывают правительство извиниться за отказ от осуждения Ирана и принять саудовские условия, то их оппоненты из «Коалиции 8 марта», объединяющей просирийские и проиранские силы, резко выступают против попыток Эр-Рияда перекроить сложившийся в стране баланс сил.

Саудиты толкают страну к новой гражданской войне, и делают это вполне сознательно, поскольку конфликт позволит им убить даже не двух, а целых трех «зайцев». Во-первых, вооруженный конфликт серьезно ослабит Хизбаллу. Во-вторых, ослабленная Хизбалла окажется не в состоянии держать фронт сопротивления антиправительственным силам в Сирии, что делает положение Башара Асада бесповоротно критическим. Это – промежуточные цели, поразив которые можно добиться главной, той, которая в-третьих: ослабив чужими руками Хизбаллу и профинансировав ее дальнейшее «добивание», свергнув, опять же – чужими руками, Асада, Эр-Рияд получает свой главный приз – потерю Ираном его позиций в Леванте и резкое сужение границ его влияния. Перед такими перспективами – чего стоят для саудитов жизни каких-то там ливанцев?

Более того, для достижения этой цели Эр-Рияд готов даже частично пожертвовать собственной репутацией в мусульманском мире. Далеко не все страны разделяют его позицию в отношении Хизбаллы. С осуждением решения ССАГПЗ признать ее террористической организацией выступили Ирак и Алжир, ряд влиятельных арабских лидеров назвали данный шаг «безответственным, абсолютно неразумным и нелогичным». А большая часть экспертов и обозревателей как в мусульманских странах, так и на Западе – прямо указали, что саудиты действуют в полном соответствии с израильскими планами в регионе, что их шаги – на пользу только Тель-Авиву, что происходящее сейчас в Ливане – доказательство существования альянса «Саудовская Аравия – Израиль».

Скептикам, отрицающим вероятность альянса сионизма и ваххабизма, стоило бы прислушаться к высказанному в интервью агентству Sputnik Persian мнению иранского политолога и дипломата Сейеда Хади Афгахи (Seyed Hadi Afghahi), много лет проработавшего в Ливане. «Миссии этих двух режимов очень похожи – оккупировали территории и изменили наименования прежних государств. Так земли Хиджаза и Неджда стали Королевством Саудовской Аравии, а Израиль объявил о создании своего государства на захваченных палестинских землях. Идеология Израиля строится на утверждении сионизма, а саудовского режима – на экспорте и распространении идей ваххабизма. А по сути — оба защищают интересы Запада», − считает он.

Впрочем, достаточно проанализировать поведение саудитов в период 34-дневной израильско-ливанской войны 2006 года, достаточно изучить деятельность представителей Королевства в Ливане с начала сирийской гражданской войны – чтобы сомнения в наличии саудовско-израильского альянса окончательно отпали. Нет в политике партнерства более крепкого, чем дружба против общего врага. Которым и для Эр-Рияда, и для Тель-Авива является именно и прежде всего Тегеран.

******

Стремясь предотвратить разжигаемый саудитами вооруженный конфликт в их стране, делегация ливанских парламентариев срочно посетила Вашингтон. По их словам, «высокопоставленные американские чиновники были крайне раздражены решением Эр-Рияда отказаться от финансирования ливанской армии и сил безопасности». Однако, напрямую вмешиваться в складывающуюся ситуацию США не намерены, поскольку, как недвусмысленно дали понять визитерам из Бейрута, «Вашингтон на сегодняшний день не считает положение в Ливане приоритетом для своей внешней политики». Президент Франции, которая традиционно имеет сильные позиции в политическом поле Ливана, через несколько дней после решения ССАГПЗ по Хизбалле наградил наследного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Найефа орденом Почетного легиона, «за усилия по борьбе с терроризмом и экстремизмом». По сути, США и Европа дали саудитам свое молчаливое согласие на их антииранскую авантюру в Ливане. И хотя шансы на успех у нее далеко не стопроцентные, и хотя Иран обладает ресурсами для ее нейтрализации – безопасности региону это не добавит. Еще одна «горячая точка» в стратегически важном узле – это перебор даже для нынешнего Ближнего Востока.

Iran.ru

АРМЯНСКИЙ ТЕРРОРИЗМ: ВЧЕРА И СЕГОДНЯ. ЧАСТЬ 2

armyane-dasnaki 1 mirovaya voynaХаджар  Вердиева,доктор  исторических   наук, старший  научный  сотрудник   Архива   Политических   Документов   Управления  Делами  Президенте  Азербайджанской  Республики

После завершения Первой мировой войны армянский терроризм вступил в качественно новую стадию, а именно армянские националисты направляли свою деятельность не только на образование «Великой Армении», но также стремились взять реванш в борьбе против Турции и тюркоязычных народностей. С этой целью партия «Дашнакцутюн» создала террористическое формирование «Возмездие», главной задачей которого являлось физическое уничтожение иттихадистов. Так, первой жертвой этих террористов стал Талят-паша, министр внутренних дел, а позднее военный министр при младотурках. 15 марта 1921 года он был убит в Берлине террористом Саамоном Техмирьяном, который остался безнаказанным. В феврале 1922 года в Риме был убит бывший визирь и министр иностранных дел принц Саид Халил-Паша. Это было делом рук террориста Аршавира Ширакяна, который так же не понес наказания  и позже  вместе с другим дашнаком Арамом Ерганяном убил в Берлине двух младотурков — Бахаддина Шакира и Камала Азми.31

 

Этот список можно пополнить именами сотен жертв армянских террористов. В свою очередь, террористы, оправдывая свои варварские действия, объясняли их как ответ за так называемый «геноцид армян»1915 года. Обосновывая свой тезис о том, что геноцида не было, следует отметить, что это  были соответствующие меры, принятые правительством Османской империи, в ответ на сепаратизм, действия  «пятой колонны» и армянских мятежников. Когда начались мятежи в Зейтуне, Битлисе, Муше, Ване, министр внутренних дел младотуркского правительства Талят- паша был вынужден объявить «по циркуляру приказ о немедленном закрытии центров армянских комитетов в Стамбуле и других больших городах, аресте их руководителей и захвате их документов.32В результате, были арестованы 600 ярых четников.

Искажая эти факты,  армянские фальсификаторы почти 100 лет кричат об «армянском геноциде», а апологеты советской империи, как например Г.Боровик, в своем двухсерийном фильме «Эхо Сумгаита», искажая историю, утверждал, что якобы только в 1915 г. за один день османами были уничтожены 1,5 млн. армян. Однако официальные статистические данные указывают, что в начале XX века численность армян в Османской империи не достигала указанной отметки. Во-вторых, в годы Первой мировой войны ни одно из воюющих государств не имело оружие массового поражения, которое могло бы уничтожить 1,5 млн. человеческих жизней за 1 день.  В-третьих, после объявления армянскими мятежниками «Ванской Республики» военный министр с целью искоренения в государстве «пятой колонны» 26 мая 1915 года объявил о депортации армян из Восточной Анатолии вглубь страны.

Аналогичные решения в период военных действий принимали и  отдельные европейские страны в отношении тех своих подданных, к которым власти относились с недоверием. Так, французское правительство, накануне нападения Германии на Францию эвакуировало немецкое, а также германофильское население деревень Эльзаса на юго-запад Франции, хотя это население не поднимало мятежа и не предпринимало какие-либо сепаратистские действия в отношении правительства Франции. Российская империя указом от 20 апреля 1915 года депортировало из зоны прифронтовой полосы мусульман Кавказа. Бросив при этом сотни тысяч жизней на произвол судьбы, а именно в зону военных действий, без всяких объяснений, так не сумев обвинить мусульман Кавказа в сепаратизме. Итак, после указа от 26 мая 1915 г. армянское население подверглось депортации, но не физическому уничтожению, как это делали главари бандформирований армян в Восточной Анатолии и на Центральном Кавказе, а именно в 1918 г. в Баку, Шамахе, Губе, Зангезуре, Гейчае и в других регионах.

С другой стороны, террористические группировки армян создавались еще в последней четверти XIX века, также как в 1878 году «Черный Крест», в 1881 году «Защитники родины»33и т.д., которые терроризировали мусульманское население Османской империи. Следовательно, история армянского терроризма насчитывает более века и их действия не могут быть оправданы никакими объяснениями, тем более мифом о «геноциде», который необходим для политической демагогии сепаратистов-националистов.

В современном мире террором занимаются несколько десятков армянских террористических отрядов и организаций. Географический ареал их действий по своему масштабу широк, методы устрашения и насилия направлены в основном против Турции, а также  таких развитых мировых стран, как, например, Германия, Швейцария, Израиль, которые с объективной позиции выступают по «армянскому вопросу». Среди армянских террористических организаций особое место занимает ASALA (Секретная армянская армия за освобождение Армении), созданная в 1975 г. Отдельные западные иссле-дователи34   утверждают, что организация была создана при поддержке КГБ СССР по двум причинам.  Во-первых, стратегическая цель организации заключалась в  присоединении Восточной Анатолии к Армянской ССР; во-вторых, деятельность ASALA была направлена главным образом против члена НАТО и стратегического партнера США — Турции, расположенной на южных границах СССР.

В целях реализации своей бредовой идеи — образования на территории Восточной Анатолии армянского государства — террористические армянские организации тесно сотрудничают с ООП (Организация Освобождения Палестины), с курдской террористической организацией ППК (Курдская рабочая партия), также с «ХАМАС», «ХЕЗБОЛЛА», «Аль-Каида». Например, лидер ASALA Акоп Акопян был объявлен почетным моджахедом ООП.35

Кроме ASALA, в последней четверти ХХ века активно проводили теракты такие террористические группировки, как «Армянская группа 28», «Новое армянское сопротивление», «Фронт освобождения Армении», группа «3 октября» и другие.36

На основе вышеизложенного мы даем следующую констатацию:

— во-первых, «армянский вопрос» является идейным вдохновителем армянского терроризма;

— во-вторых, теракты, организованные армянскими террористическими группировками под жупелом «геноцида 1915 года»,  направлены главным образом против Турции и тех государств, которые выступают с объективной позиции в отношении необоснованных требований армянской стороны к шести вилайетам Восточной Анатолии. Следовательно, армянский терроризм — это политическое давление на прогрессивную мировую общественность, которая не принимает сепаратистские действия армянских экстремистов и выступает против фальсификаторов истории.

 

Хаджар Вердиева, доктор исторических наук, старший научный сотрудник Архива Политических Документов Управления Делами Президенте Азербайджанской Республики

Литература

1 Мусайев И. «Ермяни эеносиди», йохса тцрк-мцсялман сойгырымы. Биринъи китаб. Бакы, 2001, с.150.
2 Мусайев И. Указ. раб., с.122.
3 Малевил де Жорж. Армянская трагедия 1915 года. Баку, 1990, с.76.
4 Гурко-Кряжин В. Армянский вопрос — Большая Советская Энциклопедия (далее — БСЭ), т.III. Москва, 1926, с.435.
5Малевил де Жорж. Указ. раб., с.76.
6Малевил де Жорж. Указ. раб., с.77.
7Файгл Эрик. Правда о терроре. Баку, 2000, с.38; Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999, с.
8История Азербайджана по документам, с.152.
9 Маевский В.Ф. Армяно-татарская смута на Кавказе, как один из фазисов армянского вопро-са. Баку, 1993 (вып. Дан. Ориг. Тифлис, 19151), с.16; Файнл Эрик,с.40.
10ФайглЭрик, с.41.
11 Гюрун Кямуран. Армянское досье, с.192; Маевский В.Ф. Указ. раб., с.153.
12 Гюрун Кямуран. Указ. раб., с.200; Кариби. Красная книга, с.21.
13 Малевил де Жорж. Указ. раб., с.82, 83; Файнл Эрик. Указ. раб., с.41.
14ГюрунКямуран. Указ. раб., с.208.
15 Архив Политических Документов Управления делами Президента Азербайджанской Рес-публики(далее — АПД УДП АР), ф.276, оп.8, д.60, ил.33-34.
16 АПД УДП АР, ф.276, оп.8, д.1360, ил.31.
17 Наджафов Б. Лицо врага, с.139.
18 АПД УДП АР , ф.276, оп.8, д.110, ил.6.
19 Наджафов Б. Указ. раб., с.134.
20 Наджафов Б. Указ. раб., с.139.
21 Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999, с.133.
22 Свод законов Российской империи. Продолжение 1912 года, т.XI, ч.I, с.5.
23 Зейналова Судаба. Немецкие колонии в Азербайджане (1891-1941 годы). Баку, 2002, с.87; Вердиева Х., Гусейн-заде Р. Родословная армян и их миграция на Кавказ с Балкан. Баку, 2003, с.61.
24 АПД УДП АР, ф.276, оп.8, д.90, л.2.
25 Кариби. Красная книга. См. в раб. История Азербайджана по документам.., с.159.
26 Маевский В.Ф. Указ. раб., с.44.
27 Малевил де Жорж. Указ. раб., с.44.
28 Малевил де Жорж. Указ. раб., с.22, 23.
29 АПД УДП АР, ф.276, оп.8, д.498, лл.14, 15.
30 АПД УДП АР, ф.276, оп.8, д.513, лл.14, 14 об.; Файнл Эрик. Указ. раб., с.41.
31 Файгл Эрик. Указ. раб., с.85.
32 Малевил де Жорж. Указ. раб., с.45.
33 Нурийева Ирадя.Erməni terrorizmi bu gün- Azərbaycan Dövlət Pedaqoji Universiteti Хəbərlər. Щуманитар вя елм серийасы. №5, 2005, с.202.
34 Файгл Эрик. Указ. раб., с.154.
35 Нурийева Ирадя. Указ. раб., с.204.
36 Файгл Эрик. Указ. раб.

Подробнее:http://www.erevangala500.com/?direct=news_page&id=224

Русские сектанты в Северном Азербайджане

 

russkiye staroveri

Хаджар  Вердиева,доктор  исторических   наук, старший  научный  сотрудник   Архива   Политических   Документов   Управления  Делами  Президенте  Азербайджанской  Республики

Завоевывая северные земли Азербайджана Российская империя проводила здесь переселенческую политику, суть которой заключалась в создании в завоеванных землях этно-конфессиональную опору для установления политической власти империи в регионе. Принимая за основу данную политику, Россия начиная с первой трети XIX века стала целенаправленно переселять в Северный Азербайджан иноэтничные, иноверные, иноземные народности, в результате в этнической номенклатуре страны появился новый этнос – русские.

Проблема русской колонизации до самого последнего времени относилась к слабо освещенным страницам истории Азербайджана. Не являясь объектом специального исследования отдельные аспекты проблемы были освещены как российскими кавказоведами дореволюционного периода, так и отдельными исследователями XX века.

Проблема переселения русских сектантов в Северный Азербайджан исследовалась в трудах отдельных историков, но не являлась объектом исследования как в российском кавказоведении, так и в азербайджановедении. В последние годы в азербайджанской историографии появились ряд публикаций по интересующей нас проблеме. Так, в своей статье Ф.Э.Багиров затронул вопрос о русской колонизации Северного Азербайджана.[i] При этом он впервые в азербайджанской историографии беря за основу исторические документы указал точную дату образования русских поселений в Северном Азербайджане: «Первым законодательным актом о водворении русских переселенцев на территории Закавказья является закон от 20 октября 1830 года».

Изучая проблему русской колонизации Северного Азербайджана мы в своих трудах[ii] рассмотрели историю появления нового этноса в этническом составе народонаселения Северного Азербайджана, образования русских поселений, цели и задачи русской колонизации, которая являлась составной частью колониальной политики Российской империи. Показаны юридические основы русской колонизации в Северном Азербайджане на рубеже XX века. Прослежено заселение Муганской и Мильской степей в начале XX века.

В вышеуказанных работах была изучена русская колонизация, не акцентируя на конфессиональной градации переселенцев. И в целом русская колонизация прослеживалась с проблемой переселением русских православных крестьян, и тем самым переселение русских сектантов оставались за пределами дефиниции «русская колонизация». Хотя как русское православное население, так и русские сектанты являлись составной частью русской колонизации.

В данной работе объектом исследования является переселение русских сектантов в Северный Азербайджан, как составная часть переселенческой политики Российской империи на Кавказе.

Данная работа, основанная на фактические материалы, а также на исторические документы дает возможность проследить историю поселений русских сектантов, а также на основе статистических данных показать удельный вес русских сектантов в этнической номенклатуре Северного Азербайджана в исследуемый период. А также необходимо принять во внимание новый подход к проблеме, а именно в отличие от работ советских исследователей, изучающих русскую колонизацию в исследуемый период, мы в своих трудах, а также в данной работе рассматриваем историческую географию Северного Азербайджана в исторических территориальных границах страны. Поэтому русские сектантские поселения будут изучаться не только по Бакинской, Елизаветпольской губерниях, а также по Иреванской губернии и тем самым будет объективно освещена история поселений русских сектантов на азербайджанских землях в исследуемый период.

Точная дата начального этапа переселения русских сектантов на Южный Кавказ, в том числе в Северный Азербайджан, как и место, где они обустроились, до недавнего времени оставались неустановленными.

Русские кавказоведы дореволюционного периода не были едины во мнении относительно исходной даты водворения русских сектантов в Северном Азербайджане. Так, А.Берже считал, что русские сектанты появились в Северном Азербайджане в 1832 году.[iii] Другие кавказоведы отсчетную дату переселения русских сектантов относили к 1834 году.[iv]

Е.Максимов считал, что процесс переселения был начат в 1838 году, когда русских старообрядцев водворили в село Вель Ленкоранского уезда.[v]

Изучая данный вопрос мы рассматривали ряд документов,[vi] один из которых гласит, что первое русское сектантское поселение в Северном Азербайджане было создано в 1830 году – в Гызыл Гышлаке духоборами из донских казаков.[vii] Принимая за основу документы АКАК, которые являются наиболее достоверными, мы придерживаемся позиции тех специалистов, которые принимают 1830 год за начальную дату заселения русскими сектантами Южного Кавказа, в том числе Северного Азербайджана.[viii] В этом документе показано: по указанию Государственного Совета от 20 октября 1830 года, «духоборы, иконо-борцы, молокане, иудействующие и другие признаны особенно вредными, и поэтому соответствующими государственными инстанциями было решено «раскольников вышеупомянутых сект из людей казенного ведомства переселить, а их единомышленников водворить впредь в Закавказье.[ix] Переселение русских сектантов осуществлялось следующим образом: крестьян, признанных по суду виновными в распространении ереси и привлечении других к ней, отдавали в солдаты в Кавказский корпус. Не способных к воинской службе, как и женщин, высылали для водворения на Южный Кавказ.[x]

Переселенные в пределы Северного Азербайджана в первой половине XIX века сектанты делились на четыре категории: 1) молокане; 2) старообрядцы; 3) субботники или иудействующие; 4) скопцы и духоборы. Следует отметить, что самая известная русская секта в Северном Азербайджане были молокане, которая состояла из следующих подгрупп: воскресенские, прыгуны, хлысты, «общие», «кроткие» или назареевы. Исследуя данную проблему мы выявили интересные факты, а именно что в начале XIX века Северный Азербайджан не только заселялся неугодными Российской государственности конфессиональными элементами, а также за период хронологического исследования Северный Азербайджан являлся «родиной» новообразовавшихся христианских сект – прыгунов и «общих». Хотя до нашей данной работы дореволюционный русский кавказовед Н.Преображенский в своих трудах указывал, что, Кавказ является родоначальником только одной секты – хлыстов, представители же других сект, это результат переселенческой политики Российской империи на Кавказе.[xi] Однако мы берем за основу исторические документы и реальные факты приведенные отдельными кавказоведами указываем, что прыгуны и «общие» в первой половине XIX века отказались от молоканской секты, причиной которого являлись различные факторы, как бытовые, так и конфессионально-идеологические.

Первые переселенцы-сектанты в Северном Азербайджане как было выше указано были молокане,* которые были поселены на землях Гарабага. Следует отметить, что молокане как секта возникла в конце 60-х годов XVIII века среди государственных крестьян, а также приобрела последователей в среде мещан и купечества Российской империи. На азербайджанские земли молокане стали переселяться в начале 30-х годов XIX века.

В 1832 году члены молоканской Воскресной секты поселились в урочище Дудагчи Варандинского участка Гарабагского уезда. В 1833 году другая часть молокан Воскресенской секты была поселена в урочище Аладдин. Однако из-за неблагоприятных климатических условий Воскресенские молокане села Дудаг-чи и урочища Алладин в 1839 году переселились в урочище Базар-чай, а оттуда часть их в 1841 году разместилась в урочище Баллу-каяэ а другая часть в 1842 году поселилась в селении Гара-булага.[xii]

Как свидетельствуют исторические документы из молоканского раскола образовалась в 1841 году Шепиловская секта или «общие», или Акинфия Попова была распространена в Шушинском, Шамахынском, Ленкоранском уездах.[xiii] Тогда же «общие» появились в Александропольском уезде Иреванской губернии.[xiv] За пропаганду идей этой секты ее основатель А.Попов в 1843 году был сослан в Сибирь, в Енисейскую губернию, село Обетованное.[xv] Эта секта была вроде особого братства. В своем вероучении «общие» считали основным правилом своего учения отрицание частной собственности.[xvi]

Правительство считало эту секту вреднее молоканской, ибо в этой секте игнорировалась частная собственность, а члены общества были соединены между собой духом общества, находились под строгою дисциплиною своих наставников.[xvii]

В 1854 г. Лукьян Петрович проник в Иреванскую губернию и сел. Еленовка* Новобаязетского уезда привлек два семейства к идее «общих». После идеи этой секты проникли в сел. Константиновка той же губернии.[xviii]

В своих исследованиях Н.Дингельштаддт указывал к 1853 году на Южном Кавказе было примерно 60 семей «общих». В 1854 году все члены секты пожелали объединиться в селе Николаевка, всего 123 семьи и 23 одиночки, общим числом 645 сел.[xix] Представители Кавказского Наместничества считали целесообразным разместить всех общих в одном селе, ибо это помогло бы локализовать их конфессиональную агитацию. В результате, «общие» были поселены в почтовой станции Гызыл-агач. Этим сектантам отвели 297 дес. земли. К 1909 году «общих» в этом селе было 795 чел.[xx]

В середине XIX века из молоканской секты образовалась новая секта прыгуны, называющие себя лютеранами.[xxi] Придерживаясь правил молоканства, они исполняли эти правила гораздо строже. Переходя от поста к молитве и от молитве к посту, «ревнители истинной и чистой веры, как они себя называли на первых порах, – скоро дошли до прямого общения с духом.[xxii]

Прыгунами стали сектанты из Саратовской губернии. Прыгунство было распространено в Иреванской губернии и частично в Бакинской губернии.[xxiii]

Прыгуны в Иреванской губернии появились в 1852 году. В январе 1853 года стало известно о появлении прыгунов в селах Никитинское и Воскресенское Александропольского уезда, а также об их последователях в других молоканских селах. Но большого распространения в губернии, за ее пределами, вчастности из Александропольского уезда, они тогда не получили. Только в 1854 году появилось первое официальное сообщение о появлении прыгунов в селах Еленовка, Семеновка и Константиновка Новобаязетского yeздов.[xxiv]

После эти сектанты вышли за пределы Иреванской губернии и образовали село Андреевка Ленкоранского уезда Бакинской губернии.[xxv]

Прыгуны соблюдали христианские праздники (Благовещенские, Рождество Христово, Крещение, преображение) и пять моисеевых (Пасха, Пятидесятница, Память Труб, Судный день и Кущу).[xxvi]

Таинственная сторона прыгунского учения, заключалась их вере в «духовную пляску», которая привела к тому, что прыгуны, выделявшиеся из молоканства, были составлены в списке вредных сект еще в виде молокан.[xxvii]

Другая секта, отличавшаяся от молокан, были «кроткие» или назареевы. Они признавали духовное пришествие Христа, но отвергали рождение его от Девы Марии. В общине не было административного правления. Быт назареевых от молокан резко не отличался. Но они не употребляли мясо. Поселение «назареевых – кротких» в основном были расположены в селении Гозлучай Шамахынского уезда и в селениях Хильмеллы и Астраханке Ленкоранского уезда.[xxviii] Представители этой секты были в основном из Самарской губернии.[xxix]

Другая секта молоканства — христововеры, или «хлысты» также обосновались в эти годы в селе Астраханке Ленкоранского уезда, куда они переселились из Тамбовской губернии.[xxx]

В Северный Азербайджан в первой половине XIX века кроме молокан переселились сектанты-раскольники, а также старообрядцы, которые подвергались гонениям на Руси с 60-х годов XVII века.

Впервые старообрядцы* появились на территории северных земель Азербайджана в 1838 г., когда они основали в Ленкоранском уезде в деревне Вель поселение.[xxxi] Хотя отдельные первоисточники указывают, что поселение Вель, было образовано еще в 1834 году.[xxxii] Но кавказоведы дореволюционного периода и исследователи XX века берут за основу дату образования деревни Вель 1838 год, поэтому мы также придерживаемся этой даты. Старообрядцы не желали обращаться к Православной церкви и не признавали православные обряды, они хотели иметь у себя беглых попов. Эта секта была малочисленной и в отличие от других сект широкого ареола распространения в стране не имела.

Субботники – последователи жидовствующей* секты считают себя последователями закона Моисея и ограничиваются также выполнением некоторых наружных обрядов, а именно: совершают обрезание, празднуют субботу, Пасху, судный день и гробное служение, читают и поют библейские песни на еврейском языке, но написанные на кириллице, содержат раввинов, почитают единого Бога, но отвергают веру в Иисуса Христа, ожидают пришествия Мессии, не признают христианские таинства и святые иконы, не постятся, в большинстве случаев венчаются сами и разводятся по произволу.[xxxiii]

К субботникам также относились талмудисты. Следует отметить, что отдельные исследователи субботников-жидовствующих причисляли к русским сектантам, субботников-талмудистов к еврейской народности.[xxxiv] Но с позицией вышеуказанных исследователей мы не можем согласится, так как Талмуд это учение, а последователи любого учения, а также Талмуда могут быть представители всех этносов, и в данном случае последователи этого учения были русские. Принимая во внимание исторические документы мы субботников делили на две группы: субботники-талмудисты; субботники-ийдействующие.

В эти годы переселились в Северный Азербайджан более вредные сектанты, чем молокане. Это были скопцы и духоборы.

Скопцы* появились в Северном Азербайджане в 1834 г. на урочище Алты-Агач Шамахынского уезда, а также на урочище Гяряки Гарабагского уезда в 1834 г.[xxxv] Первые скопцы были выходцы из Курской губернии.[xxxvi] В отличии от молокан Кавказское наместничество к этим сектантам относилось довольно жестко.[xxxvii] Тому были определенные причины. Как свидетельствуют документы Шамахынские и Агачские скопцы дошли в своих религиозных действиях до крайнего фанатизма.[xxxviii] Беря за основу данный документ, а также принимая во внимание неоднократные попытки со отдельных скопцев в насильственном принуждении отдельных членов к скоплению в 1853 г. кавказская администрация решила: 1) непримиримых скопцев сослать на Аланские острова, а также в инвалидную роту, расположенную в Кутаисской губернии; 2) всех фанатичных скопчих разместить прачками по госпиталям Южного Кавказа.

Духоборы появились на Южном Кавказе, а также в Северном Азербайджане, ближе к середине XIX века. В 1839 году был издан указ, согласно которому их выселили с Молочных вод на Южный Кавказ – в Ахалцихский и Елизаветпольский уезды. В 1840-м и 1842-м годах они образовали селения Ново-троицкое, Ново-спасское и Ново-горелое.[xxxix] В 1844 году появилось еще одно село духоборов – Славянка.[xl] Кавказское Наместничество также предполагало поселить 100 семей духоборов в Нахчыванском, Ленкорансокм и Губинском уездах и считала целесообразным заселить мелитопольских духоборов в Гокчинском участке.[xli] В 1845 году из Таврической губернии переселили на Южный Кавказ около 1500 духоборов.[xlii] Однако, когда они узнали, что чиновники местной администрации хотят их отправить на пустопорожние земли, в село Арах-тепе Айрумского участка Елизаветпольского уезда, то просили поселить их в Ахалцыхском участке Ахалцыхского уезда. Свою просьбу они основывали тем обстоятельством, что «почти все из них имеют с находящимися там духоборами родственные связи, а некоторые даже принадлежат к одним с ними семействам.[xliii] Поэтому Палата Государственных Имуществ разрешила духоборам перезимовать в Ахалцыхском участке, а затем решить, где им поселиться.[xliv]

К середине 80-х годов XIX века на Южном Кавказе проживали 3.306 духо-боров, из них в Северном Азербайджане было 2.297.[xlv] В виду того, что в конце XIX века в Духобории возник социальный конфликт и имело место религиозно-имущественных споров. Часть духоборов эмигрировала в Канаду, в результате секта духоборов прекратила свое существование в Тбилисской, Елизаветпольской губерниях.[xlvi] Эти события отрицательно повлияли на динамику поселения духоборов, и численность их сократилась в Северном Азербайджане и составила около 2000 чел. После вышеуказанных событий представители российского правительства считали их менее «вредными» ибо костяк духоборов был распылен.

Принимая во внимание вышеуказанное можно сделать следующее заключение: в исследуемый период в целях образования в чужой завоеванной стране социально-конфессиональную опору даже в лице сектантов, русский этнический элемент служил оружием для установления политической власти и социальной опорой колониальной политики Российской империи.

 

Литература

 

* Молокане – признают Библию, и проповедуют общепротестантскую идею «спасение верой». Веруют в Христа и Святую Троицу, признают Священной Писание, пророков и апостолов, собираются в 7-й день недели для пения псалмов и духовных песен, содержат посты, сами сопрягают браки, нарекают имена младенцам и провожают умерших к погребениям с пением псалмов, но таинства не употребляют (см. Клебанов А.И.), с.176; АКАК, т.X, с.283.

*Еленовка – возникла в середине XIX века и названием своим обязана одной весьма известной на Южном Кавказе вице-губернаторше, которая переиспытав многое в Европе, Азии и Америке, чуть ли не превратилась в последовательницу буддийской веры.

*Старообрядцы – раскольники, держась старопечатных книг и древних церковных обрядов, они отвергали исправления и перемены в церковных книгах и придерживались учению и примеру первых 5-ти российских пат патриархов, бывших до Никона.

*Жидовствующие – ересь, известная под этим именем, появилась в Новгороде во II половине XV в. и оттуда перешла в Москву. Основоположником этого течения был еврей Сакария, приехавший из Киева в Новгород, Первыми его последователями были священники: Дионисий и Алексий. Жидовствующие отрицали многоженство и духовную иерархию, отвергали поклонение иконам, не верили в таинство причащения, отрицали троичность божества и божественность, а также отказывались признавать бессмертие человеческой души. При кн. Василии III эта ересь получила тяжелый удар, но в период возникновения старообрядчества жидовствующие вновь ожили.

*Скопцы – религиозная секта, образовавшаяся в России в XVIII в. После разгрома крестьянских восстаний. Крайний аскетизм, который проповедовался сектой, был логическим продолжением христианского вероучения, утверждающего, что источником греховности человека являются плотские, мирские желания. См. Клебанов А.М. Из мира религиозного сектантства. М., 1974, с.22.

[i]Багиров Ф.Э. Из истории переселенческого движения в Закавказье (Азербайджане) в XIX веке. Известия АН Азербайджана, СИФП, 1894, №№1-4.

[ii]Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999; Вердиева Х.Ю. Русская колонизация в Северном Азербайджане в начале XX века. – Tarixvя onunproblemlяri, 1999, №1.

[iii]Берже Р. Русские раскольники, поселенные в Бакинской губернии. – «Кавказ», 1868, №9, с.1.

[iv]Липранди А., Волынец А. Кавказ и Россия. Харьков, 1911, с.136.

[v]Максимов Е. На Кавказе. –Журн. «Дело», 1867, №5, с.68.

[vi]Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссиею (далее – АКАК), т.Х, Тифлис, 1885, док.293, с.281; Всеподданнейший отчет о проведенной в 1905 году, по высочайшему повелению, сенатором Кузминским A.M. ревизии города Баку и Бакинской губернии. Б.г.б.ш., с.507.

[vii]АКАК, т.Х, док.293, с.281

[viii]Козлов В.И., Комарова О.Д., Степанов В.В., Яшсков А.Н. Проблемы адаптации русских старожилов в Азербайджане. – «Советская этнография» (далее – СЭ), 1988, №6, с.36.

[ix]АКАК, т.Х, док.283, с.281.

[x]ПСЗ – II, т.5, отд.1, №4010, с.1-2.

[xi] Преображенский Н. «Очерки по истории сектантства». Журн. «На Кавказе». Тифлис, 1909, т.2, №5.

[xii] АКАК, т.X, с.283.

[xiii] Государственный Исторический Архив Азербайджанской Республики (далее – ГИА Азерб.), ф.45, оп.2, д.39, л.146.

[xiv] Кавказский Вестник, 1902, №5, с.28.

[xv] АКАК, т.X, с.299-300.

[xvi] Кавказский Вестник, Тифлис, 1902, №5, с.28.

[xvii] АКАК, т.X, с.299-300.

[xviii] Дингельштедт Н. Указ. раб., с.48.

[xix] АКАК, т.X, с.299-300.

[xx]ГИА АР, ф.44, оп.2, д.1076, л.14.

[xxi] АКАК, т.X, с.283.

[xxii]Дингельштедт Н. Закавказские сектанты. Первые прыгуны в Закавказье. Спб., 1885, с.1.

[xxiii] Там же, с.45.

[xxiv]Дингельштедт Н. Указ.раб. с.16, 42.

[xxv]Дингельштедт Н. Указ. раб., с.44-46.

[xxvi] Кавказский Вестник, Тифлис, 1902, №5, с.28.

[xxvii]Дингельштедт Н. Указ. раб., с.16.

[xxviii] Кавказский вестник, Тифлис, 1902, №5, с.28; Газ. «Кавказ», №10, 1868, с.3.

[xxix] ГИА Азерб., ф.45, оп.2, д.26, л.5.

[xxx] Преображенский Н. Указ.раб.

[xxxi] НАИИ (1650), л.34.

[xxxii] Обзор Бакинской губернии за 1903 год. Баку, 1904, с.28.

[xxxiii] АКАК, т.X, с.283.

[xxxiv] Берже А. Указ.раб. См. «Кавказ», 1868, №10, с.3; Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России. Москва, 1965, с.197.

[xxxv] АКАК, т.X, с.288.

[xxxvi] ГИА Азерб., ф.44, оп.2, д.30, л.9.

[xxxvii] ГИА Азерб., ф.44, оп.2, д.34, л.1.

[xxxviii] АКАК, т.X, Тифлис, 1885, с.297, док.300.

[xxxix] НАИИ (1650), лл.33, 34.

[xl] АКАК, т.X, с.118.

[xli] АКАК, т.X, с.119.

[xlii] АКАК, т.X, с.119.

[xliii] АКАК, т.X, с.119.

[xliv] Известия Кавказского отдела имп. Русского географического общества (далее – Известия КОИРГО), т.XVIII, 1905-1906 годы, Тифлис, 1906, с.176.

[xlv] ГИА АР, ф.45, оп.2, д.19, л.71об.

[xlvi] Величко В.Л., Кавказ. Русское дело и междуплеменные вопросы. С.Петерб ург, 1904, с.206.

 

Источник: Humanitar elmlərin öyrənilməsininin aktual problemləri. Ali məktəblərarası elmi məqalələr məcmuəsi.

Актуальные проблемы изучения гуманитарных наук.

Межвузовский сборник научных статей.Bakı, №2, 2006. C.261-266

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

к.и.н. Вердиева Х.Ю.

Азербайджанский Медицинский Университет

 

 

Субботники в Северном Азербайджане (XIX в.)

 

Завоевав в первой трети XIX века северные ханства Азербайджана Российская империя включила эти земли в колониальную систему государства, при этом в целях установления политической власти в регионе, проводила здесь целенаправленную переселенческую политику, суть которой заключалась в создании социальной опоры в завоеванных землях и размежевании монолитной среды автохтонов. Принимая за основу данную политику Россия переселяла в Северный Азербайджан иноэтничные, иноверные, иноземные народности, в результате в этнической номенклатуре страны появился новый этнос – русские.

Русская колонизация была необходима для России прежде всего для политического покорения Южного Кавказа. Отдельные апологеты самодержавия дореволюционного периода считали, что «слишком много пролито крови русской на Кавказе для его завоевания и слишком много Россией средств затрачено для того, чтобы Россия могла отказаться от Кавказа».[xlvi] Поэтому апологеты – А.Липранди и А.Волынец считали, что российская государственность должна была иметь на Южном Кавказе, а также в Северном Азербайджане твердую почву и прочную опору, которым являлся русский элемент.[xlvi]

Первый этап русской колонизации в Северном Азербайджане начинается в первой трети XIX века. Конфессионально переселенцы этой волны были сектантами.

Следует отметить, что исследователи как кавказской историографии, так и советской, изучая русскую колонизацию, не акцентировали на конфессиональной градации переселенцев. В целом русская колонизация прослеживалась с проблемой переселения русских православных крестьян, и тем самым переселение русских сектантов оставалось за пределами дефиниции «русская колонизация» Хотя как русское православное население, так и русские сектанты являлись составной частью русской колонизации.

Точная дата начального этапа переселения русских сектантов на Южный Кавказ, в том числе в Северный Азербайджан, как и место, где они обустроились, до недавнего времени оставались неустановленными. Русские кавказоведы дореволюционного периода не были едины во мнении относительно исходной даты водворения русских сектантов в Северном Азербайджане. Изучая данный вопрос мы рассматривали ряд документов, один из которых гласит, что первое русское сектантское поселение в Северном Азербайджане было создано в 1830 году – в Гызыл-Гышлаке духоборами из донских казаков.[xlvi] Принятые за основу документы АКАК, которые являются наиболее достоверными, мы придерживаемся позиции тех специалистов, которые принимают 1830 год за начальную дату заселения русскими сектантами Южного Кавказа, в том числе Северного Азербайджана.[xlvi] Этих сектантов, признанными по суду виновными в распространении и привлечении других к ней, отдавали в солдаты в Кавказский корпус. Не способных к воинской службе, как и женщин, высылали для водворения на Южный Кавказ.[xlvi] Переселенные сектанты в Северный Азербайджан делились на четыре категории: 1) молокане; 2) старообрядцы; 3) субботники или иудействующие; 4) скопцы и духоборы.

В данной работе объектом исследования является переселение субботников в Северный Азербайджан в изучаемый период и их этно-конфессиональная сущность. Не являясь объектом специального исследования, отдельные аспекты данной проблемы были освещены как российскими кавказоведами дореволюционного периода, так и отдельными исследователями XX века, а также историками постсоветского периода.[xlvi] Цель изучения данной проблемы является освещение истории переселения субботников в Северный Азербайджан в исследуемый период, как составную часть русской колонизации на Южном Кавказе, которая является слабоизученной страницей в отечественной историографии. В процессе исследования данного вопроса мы придерживались требованиям исторического объективизма, а также концепции постсоветского периода азербайджанской историографии. Данная работа пытается заполнить пробел в отечественной историографии по темам «Русские сектанты в переселенческой политике Российской империи», а также «Роль русских сектантов в русской колонизации Северного Азербайджана».

В процессе изучения данного вопроса исследователи относились к этой секте с разных позиций. Одни считали их русскими, и отождествляли их с жидовствующими, а другие относили их к еврейской народности. В этих предположениях просачивались брожения мыслей и путаница в этно-конфес-сиональной градации секты субботников. Так, например, в своих работах С.П.Зелинский ссылаясь на труды исследователя Кистенева, пытался отождествить субботников с талмудистами. Хотя делал это он осторожно и субботников причислял к русским сектантам, а последователей учения Талмуда относил к еврейской народности.[xlvi] А.Берже также изучая данную проблему пытался вникнуть в своеобразность этой секты и был очень близок в осмыслении сущности субботников, разделив их на две группы: субботников и талмудистов и был близок к истине, но при этом субботников относил к русским сектантам, а талмудистов к евреям.[xlvi] Следовательно, вышеуказанное показывает, что отдельные кавказоведы изучая данный вопрос не могли четко объяснить, относились ли субботники к русской народности или же к еврейской. Кроме того субботников отождествляли с жидовствующими и отдельные исследователи XX века ссылаясь на исторические документы[xlvi] считали, что субботники это последователи жидовствующих и поэтому причисляли их к русским сектантам, а талмудистов к еврейской народности.[xlvi]

Изучая данную проблему мы поставили две задачи: во-первых, выяснить этно-конфессиональную сущность субботников; во-вторых, показать результаты переселения субботников в страну. Проведенные исследования дают следующее объяснение по этим вопросам.

Субботники эта религиозная секта, которая возникла в России на рубеже XVII-XVIII веков среди крестьян центральных губерний империи. Название секты объясняется тем, что ее последователи праздновали субботу. По своей

природе они являлись последователями жидовствующей секты* и считали себя последователями закона Моисея.

Однако, возникает вопрос, почему в этой секте происходила конфессиональная градация и в одной секте сосуществовали две группы. Изучая данный вопрос, мы смогли выявить в отдельных фондах Государственного Исторического Архива Азербайджанской Республики на наш взгляд ценный материал по осознанию сути и специфичности этой секты. В 1810 году в Департамент Духовных Дел Тифлисской консистории поступило сообщение от грузинского епархиального миссионера священника Александра Дунаева. Базируясь на многолетние наблюдения и исследования он показал следующее: субботники по своему мировоззрению делятся на две группы. Одни субботники исповедуют только лишь учение Моисеева закона, отрицая Талмуд вместе с его кабалистикой. Другие же исповедуют Моисеев закон и кроме того признают во всей своей точности и Талмуд с его комментариями. Первых он принимал как субботников-библеистов, а вторых субботников-талмудистов или иудействующих.[xlvi]

Выявленные нами фактические материалы свидетельствуют, что субботники-талмудисты соблюдали все еврейские праздники, кроме Ветхого Завета и признавали Талмуд, имели раввина-еврея, если не было своих наставников, изучали еврейский язык, и как евреи думали, что ожидаемый ими Мессия будет земным царем, который восстановит земное царство Израильское. В отличие от талмудистов, субботники-библеисты еврейского языка не изучали и единственным источником своего вероучения признавали Ветхий Завет, за исключением некоторых ветхозаветных пророчеств, как о времени рождения Мессии, об обстоятельствах рождения Моисея, считая эти пророчества позднейшею вставкою в ветхозаветные книги, сделанные христианами. В свою очередь к христианским догмам они относились еретически. Пресвятую Богородицу считали обыкновенной женой Иосифа, а Христа их естественным сыном, распятым за то, что он выдал себя за сына Бога. Эти элементы учения субботников сближали их с несторианами*, которые также воспринимали Св. Марию и Христа за обыкновенных людей. Детей обрезали по-еврейски, но других еврейских обрядов не признавали и раввин не держали. Браки, погребение и другие религиозные требования совершали без еврейских обрядов. И в этом они были схожи с молоканами Воскресенской секты и ждали они Мессию в виде земного царя.[xlvi] Но субботников-библеистов и субботников-талмудистов объединяло многое. Они праздновали субботу, в целом признавали Ветхий Завет и отвергали Новый, принимали судный день и гробное служение, почитали единого Бога, но отвергали веру в Иисуса Христа, признавали единоличие Св. Троицы, ожидали пришествия Мессии, не признавали христианские таинства и святые иконы, не постились, в большинстве случаев сами венчались и разводились по произволу, считали обрезание необходимым символом принадлежности к избранникам Божьим.

Вышеизложенное неоспоримо доказывает, что позиция отдельных исследователей не выдерживает никакой критики по изучению конфессиональной градации секты субботников. Так как принятие Талмуда не дает основание принимать субботников-талмудистов за евреев. Ибо Талмуд это учение, а последователи любого учения, а также данного могут быть представители всех этносов. И в данном случае последователи этого учения были русские. Следовательно, и субботники-талмудисты, и субботники-библеисты по своему этническому признаку не принадлежали к еврейской народности, их объединяли с евреями ни этнические корни, а конфессиональные признаки. Однако отдельные исторические документы были склонны доказать, что талмудисты отрекались от всего русского, ибо отдаленные от русских корней и от всего русского, лишенные права ездить по торговым и другим делам в Россию – они были лишены возможности иметь с нею духовное общение и, замкнувшись в тесном кругу деревенской деятельности, исполняя обряды иудейской веры и вникнув в толкование Талмуда, они считали себя как бы кровными евреями, никогда не называя себя русскими.[xlvi] На наш взгляд это было естественно, ибо при их образе жизни этническая принадлежность не имела основное значение, в этом случае доминировала конфессиональная принадлежность. А российское правительство не вникая в суть проблемы, пытаясь различить их от других русских поселенцев-сектантов, называло их жидами.[xlvi] Впоследствии этот термин затмил дефиницию-субботники, вошел в лексический оборот и идентифицировался как еврей. Тем самым затмив суть этой секты и принадлежность ее к конфессиональной общине, а не к этнической группе.

Принимая за основу вышеизложенное мы констатируем следующее:

1) субботники были русскими сектантами и в отличии от других русских сектантов праздновали субботу;

2) субботники-библеисты и субботники-талмудисты являлись органической частью секты субботников;

3) отличаясь своей своеобразностью, эти две группы одной секты не выходя за рамки субботнической общины, сосуществовали, а именно субботники-библеисты совершали богослужение на русском языке, а субботники-талмудисты на древне-еврейском и браки не допускались между последователями этих двух групп и быт их был обособленным. При этом последователи обеих групп данной секты имели связи с палестинскими евреями и посылали туда пожертвования.[xlvi]

Вторая задача данного исследования заключается в освещении переселения субботников в Северный Азербайджан, и их динамику и численности населения в исследуемый период.

Кропотливое изучение истории появления представителей этой секты на территории Северного Азербайджана показывает, что субботники появились в Северном Азербайджане во второй четверти XIX века. В 1839-1840 годах более 550 субботников добровольно были переселены в Ленкоранский уезд и поселились вдоль по реке Гиек-Тапы. В 1843 году общество субботников Кизлярских и Просковейских просило кавказскую администрацию утвердить за ними земли между реками Гиек-тапы и Гамашари.[xlvi] В конце 60-х годов XIX века ареал поселений субботников охватывал Шамахынский, Лянкяранский, Бакинский и Геокчайский уезды Бакинской губернии.[xlvi] Численность субботников в эти годы достигла 2943 чел.[xlvi]

В целом же, по своей численности субботники уступали только молоканам. Если в середине XIX века их численность достигала 2200 чел., то численность молокан была 5.282 чел., а в 1870 году – 16.008 чел. Если принять во внимание тот факт, что население Северного Азербайджана в 1886 г. составляло 2.186.500 чел., а субботников 4.570,[xlvi] то удельный вес их в этноконфессиональной структуре населения страны составлял 0,2%. В конце XIX века ареал поселений субботников был более широк. Они проживали в Бакинской, Елизаветпольской и Иреванской губерниях. По данным 1886 года субботники занимали второе место по численности населения среди русских сектантов Северного Азербайджана. Если в 1886 году численность сектантов и раскольников составляла 28.125 чел., а из них молокане составляли 18.577, субботники 4.570 чел., следовательно, субботники не доминировали в русских сектантских общинах Северного Азербайджана, но в отличии от духоборов и «общих» не преследовались кавказской администрацией. Переселяя субботников в Северный Азербайджан, российское правительство пыталось решить ряд государственных задач: во-первых, остановить конфессиональное брожение в центральных губерниях России, а именно изолировать сектантские общины, а также секту субботников в инородной, иноземной, иноверной среде и тем самым локализировать конфессиональную деятельность ереси; во-вторых, являясь русским этническим элементом, субботники служили орудием для установления политической власти и социальной опорой колониальной политики Российской империи и являлись органической частью русской колонизации на Южном Кавказе.

Вышеизложенный обзор данного вопроса по русской колонизации Южного Кавказа, а также Северного Азербайджана позволяет нам дать следующую констатацию: во-первых, в результате переселенческой политики Российской империи в исследуемый период в этноконфессиональной номенклатуре населения страны появился новый этнос – русские; во-вторых, в целях установления политической власти в стране, и в целом на Южном Кавказе Российская империя пыталась «раздробить» мусульманский слой в народонаселении страны, внедрить в нее новый иноэтничный, иноконфессиональный компонент и в данном случае субботников, тем самым создать этно-социальную базу для русского колониального господства; в-третьих, переселение русских сектантов субботников являлось составной частью русской колонизации, цель которой была русифицировать, христианизировать страну, а точнее превратить Северный Азербайджан в одну из обычных «русских областей»; в-четвертых, русская колонизация не ответила требованиям колониальной политики Российской империи, которая стремилась «растворить» азербайджанский народ в иноземной, пришлой среде; в пятых, изучение данного вопроса освещает один из аспектов проблемы русской колонизации на Южном Кавказе, которая являлась составной частью нового и новейшего периодов истории Азербайджана и была одной из страниц истории, как страны, так и Кавказа.

***

Начало XX века явилось тяжелым испытанием для русских переселенцев Северного Азербайджана. Каскад революционных ситуаций, брожение умов, усиление террора, обострение национального вопроса, трагические годы Первой Мировой войны, свержение монархии, образование новых независимых государственных единиц на территории Южного Кавказа, и кровавый период Баккомуны в Истории Азербайджана не прошли бесследно для русских колонистов, как сектантских так и православных. Накануне установления советской власти в Северном Азербайджане русские поселения в Мильской и Муганской степях пришли в упадок. После Октябрьского переворота, армяне-националис-ты, переселенные на земли Азербайджана в первой трети  XIX века  в результате переселенческой политики Российской империи,  в начале ХХ века, действуя по алгоритму «армянского вопроса» проводили этническую «чистку» не только в отношении коренного населения страны – азербайджанцев, а также русских. Армяне-боевики устраивали русские погромы, как в губерниях Азербайджана, так и в Карской области. РезультатыЛенкоранских событий 1919 года, для  русских переселенцев были  также тяжелы. Были разрушены Нижне-Воронцовский канал и окрестные русские поселения, в том числе субботнические.

Однако история уберегла следы истории русских переселенцев Азербайджана. До наших дней сохранились отдельные поселения русских сектантов, а также православных в регионах нашей независимой республики, что неоспоримо доказывает толейрантность азербайджанцев в отношении материально-культурного наследия других народностей, в том числе русских и их конфессий. Так, после провозглашения независимости Азербайджанской Республики только в столице функционируют три церкви, одна из них была построена в 1907 году на средства крупнейшего представителя компрадорной буржуазии и известного азербайджанского миллионера мецената Х.З.Тагиева. Этот кафедральный собор Жен-Мироносец пришел в упадок в годы советской власти, и был восстановлен только в последние годы. Так, 27 мая 2001 года церковь была освещена, а субсидировал восстановительные работы собора Жен-Мироносец азербайджанский миллионер-меценат А.Гурбанов. Эта церковь является Бакинским и Ставропольским собором и функционирует с 2002 года. Демократические преобразования в конфессиональной сфере позволяют также функционированию православных церквей в регионах республики. Так, в г.Хачмазе функционирует православный храм Свято-Никольский, планируется построение храма в г.Сумгаите.[xlvi] Все это свидетельствует о высоком морально-нравственном отношении азербайджанского народа и правительства республики материально-культурному наследию аллохтонных этнических групп, в данном случае русских. И никакие авантюристические выпадки со стороны небезысвестных так называемых «соседей» о разрушении и уничтожении материально-культурных ценностей инородных этносов на территории Азербайджанской Республики не выдерживают критики.

 

Литература

[xlvi] Ковалевский П.И. Кавказ. История завоевания Кавказа. Т.II. С.-Петерб ург, 1915, с.269.

[xlvi] Липранди А., Волынец А. Кавказ и Россия. Харьков, 1911, с.46.

[xlvi] Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссиею (далее – АКАК), т.X, Тифлис. 1885, док. 293, с.281; Всеподданейший отчет о проведенной в 1905 году, по высочайшему повелению, сенатором Кузминским А.М. ревизии города Баку и Бакинской губернии. Б.И.Б. с.507.

[xlvi] Козлов В.И., Комарова О.Д., Степанов В.В., Яшсков А.Н. Проблемы адаптации русских старожилов в Азербайджане. – «Советская этнография» (далее – СЭ), 1988, №6, с.36. Багиров Ф.Э. Из истории переселенческого движения в Закавказье (Азербайджане) в XIX веке. – Известия АН Азербайджана, СИФП, 1994, №1-4; Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999.

[xlvi] АКАК, т.X, док. 283, с.281.

[xlvi]Берже А. Русские раскольники в Бакинской губернии. – газ. «Кавказ» 1868 г. №10; Зелинский С.П. Племенной состав, религия и происхождение государственных крестьян (Свод материалов по изучению экономического быта государственных крестьян Закавказского края (далее – СМИ ЭБГКЗК), т.II, Тифлис, 1887; Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России. Москва, 1965; Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999; Агаева Л.Н. Русские сектанты в Азербайджане в XIX – начале XX веков (историко-этнографическое исследование). Автореф. канд. дисс. Баку, 2004.

[xlvi] Зелинский С.П. Указ. раб., с.56.

[xlvi] Берже А. Указ. раб., с.3.

[xlvi] АКАК, т.X, с.283.

[xlvi] Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России. Москва, 1965, с.197.

[xlvi] ГИА Азерб. Респ., ф.44. оп.2, д.1084, лл.23.

[xlvi] ГИА Азерб. Респ., ф.44, оп.2, д.1084, лл.20-21.

[xlvi] НАИИ (2246), л.35.

[xlvi] НАИИ (2249), л.35.

[xlvi] ГИА АР, ф.44, оп.2, д.1084, лл.20-21.

[xlvi] Вердиева Х.Ю. Указ. раб., с.181.

[xlvi] НАИИ (3013), см. ГИА Груз. ф.4, оп.1, д.543, л.20.

[xlvi] Вердиева Х.Ю. Указ. раб., с.237.

[xlvi]Вердиева Х.Ю. Указ. раб., с.181-182, 237, 245.

[xlvi] Газ. «Православный листок», №10, 2005, с.4.

 

Источник:Azərbaycan Respublikası Təhsil Nazirliyi.Azərbaycan Dillər Uni-versiteti. Elmi Xəbərlər. Ученые записки. Research Papers.№5,2006. S.232-237.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Архив Политических Документов Управления Делами Президента Азербайджанской Республики  свидетельствуют о неизвестных стра-ницах немцев в  истории Азербайджана.

Вердиева Хаджар Юсиф гызы

Республика Азербайджан

 

После вступления  на  путь  независимости  нашей  страны,   представители  азербайджанской  историографии  получили  возможность  изучать  «закрытые»  темы,  исследования  которых  были  запрещены  десятилетиями  не  писаными  законами   советской  историографии. «Немецкий  вопрос»  относился  к  этой  категории  проблем  и  только  после  распада  СССР  историки,  независимые  исследователи  страны,  смогли  придерживаться  требований  постсоветской  концепции  отечественной  историографии  и  стали  изучать  немецкие  страницы  истории  Азербайджана  по  нижним  и   верхним  пределам  данной  проблемы.  За  последние 20  лет  представители  азербайджанской  историографии  изучили  ряд  вопросов  по  теме  «Немцы  в  Азербайджане»,  а  именно  с  истории  образования  немецких  колоний  на  землях  Азербайджана  до депортации  немцев  из страны. Следует  отметить,  что  многие  аспекты  немецких  стра-ниц  истории  Азербайджана, а также Южного Кавказа  дореволюционного периода  и  первых  десятилетий  большевистской  власти  были  изучены  исследователями  азербайджанской,  а  также российской  историографий(1). Однако  существует  ряд  вопросов по проблеме  «Немцы  в Азербайджане»,  которые  требуют более глубокого изучения. К ним относится судьба  виног-радовинодельческого  кооператива  «Конкордия»,  сыгравшая  особую  роль  в сохранении немецкой  культуры  и  языка в первые годы советской  власти  в Азербайджанской ССР,  пережившая  социально-политическое давление ав-торитарно-тоталитарного  режима. Следует отметить, что вопрос о  «Кон-кордии»  изучался  отдельными исследователями  азербайджанской  и  не-мецкой  историографий. Так, М.Джафарли, который внес неоценимый объ-емный  фактологический  материал  в научный  оборот  азербайджанской  ис-ториографии по проблеме «судьбы азербайджанских немцев и политический террор», базируясь на фактические материалыархива Министерства  Наци-ональной  Безопасности Азербайджанской Республики(МНБ АР), показал  поэтапную ликвидацию «Конкордии»(2).На основе отчета 1925 года  хра-нившийсяв фондах Центрального Государственного Исторического Архива  Азербайджанской  Республики ЦГИА АР, (ныне, Государственный Архив  Азербайджанской  Республики – ГА АР) был опубликован под редакцией  Е.М.Аух и А.Айсфельда сборник документов, показавший социально-эконо-мическую структуру в период формирования и развития виноградо-вино-дельческого  кооператива «Конкордия»  в годы  советской  власти(3).

В  данной работецель нашего исследования заключается  в освещении  неизвестных страниц немецких колоний в годы советской власти в  Азербай-джанской ССР, на основе документов Архива Политических Документов  Управления Делами Президента Азербайджанской Республики(далее – АПД УДП АР), и показатьразработку технологии ликвидации виноградовино-дельческого кооператива «Конкордия»административно-силовыми структу-рами  Азербайджанской  ССР.

После  апрельского  переворота социально-экономическая  структура страны  претерпела радикальные изменения. В результате изданных  базовых  декретов Азревкома, как например «Декрет  об  отмене  частной  собс-твенности  на землю» ( 5  мая  1920 г.)(4, с.16),  «Декрет о  национализации  лесов, вод и недр земли» (12 мая 1920 г.) (4, с. 32 ) был  разрушенсуществующий  уклад  исоциальная  категория  игнорирующаяся  диктатурой  пролетариата остается без  средств к существованию. Декреты Азревкома, не принесли обе-щанное населению благосостояние, напротив революционные преобразова-ния усугубили социально-политическую ситуацию в советском Азербайд-жане.  Голод  и  разруха  стали  реальной  действительностью. Выявленные  нами фактические  материалы в  фондах АПД УДП АР свидетельствуют  о тяжелом социально-экономическом положении в стране после  установления  советской  власти. Критическая  ситуация  свирепствовала  во многих  уез-дах  советского Азербайджана. И эту  действительность  не отрицал  член ЦК АКП(б) Гамид  Султанов. Он с ужасом  отмечал: «В  данный момент дейст-вительно в Азербайджане обреченына верный голод 10-12 уездов  ежедневно  по несколько человек умирает с голода»(5, Л.67,68). Другой  документ  АПД УДП АР показывает царивший произвол и безнаказанность в стране «Обыс-ки и аресты в деревнях  и  в  городе  носят эпидемический  характер, не ред-ки  и расстрелы по почину». Социально-политический  коллапс  царил  также  в столице  Азербайджанской ССР. В  своем  кратком  отчете  за  ноябрь  1923  года заведующий Биржей Труда показывает о тяжелом положении  безра-ботных рабочих, численность  которых к концу  1923  года достигала  13.806  чел.и перспективы также не были утешительны. Документ гласил: «Прини—мая во  внимание  предстоящее  сокращение  штатов, можно  констатировать,  что армия эта увеличится  до  25-ти  тыс. чел.(6, Л.66об.).

Немцы-колонисты  Азербайджана  также испытали  все тяготы  радикальных  перемен  в  стране  послу  установления  советской  власти. Являясь составным этническим  компонентом народонаселения  страны, переселенные в  результате  переселенческой политики Российской империи  на  земли  Азербайджана в  первой  трети ХIХ  века,  немцы-колонисты вступили  вновую полосу испытаний.  Пережившие антинемецкую  кампанию  в годы  Первой  мировой  войны, немцы  советского Азербайджана после  апрельского  переворота не  стремились стать  по-литическим оппонентом  советской  власти. Но  декреты  Азревкома  коснулись  и  немцев-колонистов страны.«Декрет о передаче в ведение Совнархоза  вино-дельческих  и  винокуренных  предприятий,  винных и  спиртных  погребов  и складов»  от 9  июня  1920 г.(4, с.58) был направленпротив  частной  собст-венности  немцев-колонистов Азербайджана. Пункт 1 данного  декрета  гласил: «Все  находящиеся  на территории Азербайджанской Советской Республики  вино-дельческие  и  винокуренные  предприятия,  винные  и  спиртные  погреба  и склады  со дня опубликования  настоящего декрета поступают в целостность и сохранность  складов»(4,с.58).Оказавшиесяв безвыходном положении колонисты  обраща-ются  за  помощью  в Комиссариат Земледелия. Так, в своем  письме  в июле 1920года семья Гуммелей пишут: «С момента становлениясоветской  власти  наши  виноградники с постройками,  инвентарем  национализированы  и мы,  братья Гуммель с нашими многочисленными семействами, насчитывающи-ми 51 душу, остались без земли и средств к существованию. Поэтому  про—сим выделить нам  каждому в отдельности  норму  земли, установленным  со-ветским  правительством»(2,с.29).

Колонисты  не  только  обращались  за  помощью  к административ-ным  органам  советской  власти,  а  также  искали  пути  выхода из  создав-шегося  положения. Пытаясь  сохранить  свои  хозяйства,  известные  семьи  колоний  Еленендорфа  и  Анненфельда  решают  создать  виноградо-винодельческий  кооператив и остановить  процесс разрушения социально-экономического  уклада  в  колониях. С  этой  целью  16  июня  1920 года  в  Гяндже  проходит  Первое  Учредительное  собрание  представителей  Еленендорфа  и Анненфельда и образуется Производственный  Союз  Трудовых  Виноградарей-Виноделов (ПРОСОТРУДВИН).Это  объедине-ние  включило в  свое  имущество  капиталы  известных  колонистов  страны, Фореров,  Гуммелей  и  др.

Гражданская  война  приведшая, Россию  на грань  экономической  катастрофы  вынудила  большевиков  отказаться  от  политики  «военного коммунизма».  Социально-политический  коллапс  вынудил  большевиков дать  свободу  действий мелкому  и среднему  капиталу,  Ленин и  его  командапытаясь  восстановить разрушенную  российскую экономику,приняли  курс,  Новой  Экономической  Политики – НЕП.  и  за  короткий  период  экономика  СССР  сделала  большой  рывок.  В  результате  селькохозяйственные  продукты  экспортировались  за  границу.  В  1924  году  советский  рубль  превзошел  английский  фунт-стерлинг. Эта  пози-тивная  волна  дает  импульс  действиям  колонистов  советского  Азербай-джана.В 1922 году ПРОСОТРУДВИН переименовывается в кооператив «Конкордия».  Кооператив  получает  свое  второе  рождение.  За  короткий  период «Конкордия» совершает  головокружительные  успехи  в хозяйственно-экономической  области.  Только  в  1926 году  «Конкордия» собрала  42% винограда   от общего  урожая  Азербайджанской  ССР. «Конкордия» также  расширяла  сеть перерабатывающих производств.  В  1923-1924  годах  были  созданы  новый спиртоводочный завод  в  Еленендорфе,  ректификационные  заводы  в  Анненфельде  и  Георгиевске,  а   в  1924  году  в  Траубенфельде.  Но  главное  «Конкордия»  образует  собственную  торговую  сеть,  которая  охватывала  «183  фирменные  магазины  по  всему  СССР  и  эпизодически  в  Берлине».(3, с.14-15) Успехи

кооператива  еще  в  1923 году  освещались   в  московском  двухнедельном  журнале  «Arbeit».  «Конкордия»  набирала  скорость.  Но  именно  в  эти  годы  социально-политическая  ситуация  в  мире  меняется не  в  пользу внешнеполитическому  курсу  большевиков. Историческая  реальность  показывала  о  невозможности  победы  мировой  революции  и  в  поисках  пути  выхода,  в  деле  построения  социализма, все  нарастающие  острые  внутриполитические  дискуссии,  выводили  партию  на  радикальную  экономическую   платформу,  что  являлась  прямой  угрозой  существованию  НЕП-а.  Построение  социализма  в  СССР  отвергала  частную  собствен-ность  и  в  данном  случае,  успехи  кооператива  «Конкордии»  не  отвечали  требованиям  социально-политической  платформы  партии  большевиков,  которая  готовилась  окутать  экономику  СССР  сетью  индустриализации,  насаждая  в  основы  производства социалистическую  собственность. С  другой  стороны  «Конкордия»  являлась  не  только  производственным  объединением  частной  собственности  колонистов  Азербайджанской  ССР.  Она  также  была  хранительницей  и  носителем  языка,  культурно-конфессиональной  традиций  немцев  и  связующим  звеном  их  с  исторической   родиной – Германией.  В  этот  период  в  Германии  доминировало  идеологическое брожение,  национал–социалисты  получали  все возрастающие  политические  дивиденды. «Конкордия»,  пытаясь  сохранить  этнические  узы,уделяла  серьезное  внимание  школьному  вопросу. и  руководители  «Конкордии»  поддерживали  тесную  связь  с  Германией.  Через  представителя  азербайджанских  колоний  в  БерлинеТеодора  Гуммеля  управлениекооператива  закупала  учебники,  художественную,  религиозную  и  детскую  литературу,  письменные  принадлежности.  Пытаясь  поднять  благосостояние  колонистов Азербайджанской ССР  управление  «Конкордии»  вкладывала  субсидии  на развитие социальной  сети  колонистов. Под  руководством  доктора Вильгелма Гурра  в  колониях  впервые  были  созданы  детские  сады  и  ясли,  специализированная  молочная  кухня,  а  также  детская  кухня  с  квалифицированной  консультацией  для  детей  и  их  родителей. В  эти  годы  «Конкордия»  содержала  на свои  средства  школу  2-й  ступени  в  Еленендорфе,  и  был  открыт  для  учащихся  школьный  интернат. С  осени

1924  г.  открывается  школа  для  глухонемых (2, с.32-33). «Конкордия»  финансировалатакже  научно-исследовательскую  работу,  направленную  на  борьбу  с  вредителями  сельского  хозяйства,  на  создание  новых  технологий  по  обработке  виноградников  и  земли  в  Азербайджане. При  кооперативе  в  Еленендорфе  создается  Энтомологический  кабинет,  а  в  Гринфельде  его  отделение  Филлоксерный  пункт. Руководителем  научно-исследовательских  разработок  являлся  Яков  Иванович  Принц.С 1923  по  1928  гг.   им  были  изданы  6  книг  по  проблемам  защиты  сельскохозяйственных  растений  в   Азербайджане (2, с.39).

Следует  отметить,  что  в отличии  от  немцев  г. Баку  немцы-колонисты  отличались  своей  набожностью и  твердостью  генетических  узов.  Большая  часть  немцев-колонистов  Азербайджанской  ССР  придер-живались лютеранской  церкви. Разрушение  устоявшихся  традиций,  броже-ние  в  умах  являлось  предпосылкой  распыления  немцев  страны.  И  «Конкордия»  пыталась  предотвратить  «расползание»  нравов  и  сохранить  этно-конфессиональные  традиции,  поддерживала  связь  с  Германией,  получала  журналы  и  газеты,  как  например  «Дас  ное  Дорф», «Ди  Вохе» и  др.(7, с.395).  В эти  годы  силовые  структуры  Азербайджанской  ССР  пристально  следили,  за социально-экономическим  развитием  в  колониях  страны  и  в первую  очередь  под  контролем  была «Конкордия».Независимые  действия  управления  «Конкордии»  не  отвечала  принципам  управления  административно-силовых  структур  советской  власти  и  летом  1925 года  начинается  стартовый  этап  по  уничтожению  кооператива  «Конкордия».  В данной  работе  этот фрагмент  истории  «Конкордии»  освещен  на  основе  выявленного  нами  документа  в фондах  АПД УДП АР,  и  содержит  ценную  информацию  по  делу  «Конкордии».  «Докладная  записка  по  делу  «Конкордия»»  показывает  разрабатываемую  технологию  АзЧека  против  деятельности  виноградовинодельческого коопреатива,  а  так же  показывает  причины, главные  задачи  и  цель  планируемого  политического  процесса  по  кооперативу «Конкордия».  Ход  этому  делу  дает  АзЧека.  Уполномоченные  ЗакЧека  в  своей  докладной  записке  по  делу  «Конкордия»обращаются  к  зампредуАзЧека  Петрову.  Ссылаясь  на агентурные данные  авторы  доклада, проявляют  свою  обеспокоенность   усилением  школьного  дела  в  колониях  Азербайджанской ССР,  куда  «Конкордия»  выписывала  «из  Германии  через  Теодора  Гуммеля  специальных  учителей,  оплачивала  содержание  этих  школ,  снова  от-правляла  группы  учащихся  в  Германию и  постепенно  вообще овладела немецкими  колонистами  настолько,  что  теперь  мы  имеем  полное  основание  сказать,  что  эти  колонисты  управляются не органами  совет-ской  власти». (8,Л.156.)  Этот эпизод  доклада  показывает  причины  бес-покойства  властей  в  развитии  деятельности  «Конкордии».  Силовые  структуры  не  могли  смириться  с  ростом  авторитета  виноградовинодель-ческого  кооператива воспринимая это,  как  угрозу  для  советской  власти.  С  другой стороны,  Азчека  беспокоила  политическая  активность  «Конкор-дии».  В  данном  документе  ясно  указывается: «Мы,  имеем  основание  считать,  что  через  посредство  «Конкордии»  грузинские  националисты-эмигранты,  сидящие  в  Германии,  посылают  деньги  своим  организациям  в  Грузию.  Такое  же  основание  мы  имеем  для  того,  чтобы  считать  Вер-нер  и   Христофор  Форер  используют  для  шпионских  целей  мусса-ватистов»(8,Л.156.).  С  целью  подтверждения  своих  соображений  по  данному  вопросу  чекисты  в  этом  отчете  вспоминают  известного  колониста  Лоренца  Куна,  который  «был  в  свое  время  членом  мусава-тистского  парламента»(8,Л.156.).И  тут  же  авторы этого  отчета  оговари-вают,  что  «эти  сведения  получены  недавно  и  не  успели  покамест  подвергнуться  тщательной  проверке»(8,.Л.156.).  Принимая  во  внимание  постепенный  отход  советской  власти  от  политики  НЕП-а,  в  данном документе  АзЧека  обвиняет  виноградовинодельческий кооператив  в  игнорировании  декретов  СНК,   и  в  частности  декрет Азревкома  от  9  июня  1920  года,  подчеркивая,  что  «Центральное  место  в  экономической  части  дела  занимают  весьма  серьезные  материалы  о  сокрытии  громадного,   по  ценности,  имущества,  подлежащего  национализации  еще  в  1920  году»(8,Л.157.).И  докладчики  показывают  списокименийвключенных  в  экономическую  структуру  «Конкордии».  В  их числе  были  частная  собственность  бывшего  Акционерного  Общества  братьев  Форер,  имение,  бывшего  Акционерного  Общества  братьев  Гуммель,  коньячный  склад   и  завод  в  Еленендорфе,  принадлежавший  Георгу  Беку,  а также  коньячный  завод  в  Еленендорфе  принадлежавшим  Адольфу  и  Готлобу  Куну,  а  также  Готфриду  Штрассеру(8,Л.157.).  Базируясь  на  вышеуказан-ныефакты,  докладчики  считали  целесообразным  в интересах  экономичес-ких  основ  социалистического производства  ликвидировать  кооператив  «Конкордию»  и тем  самым   нанести  удар  по  частной  собственности  колонистов  Азербайджанской  ССР.  Также  чекисты  придавали  делу  политическую  окраску,  обвиняя  управление   «Конкордии»  в  связях  с  фашистской  организацией  Германии.  Поэтому  докладчики считали необходимым арестовать  представителей  известных  фамилий  немцев-колонистов   и  тем  самым  обезглавить  виноградовинодельческий кооператив.Предлагалось  арестовать  членов  правления  «Конкордии»   Готлиба Готлибовича  Гуммеля,  Готлиба  Иоганнесовича  Гуммеля,  Вернера  и  Христофора  Форера,  а  также  Юлиуса  Форера,  Лоренца  Куна,  Вильгельма  Бека,  Георга  Фрика (8,Л.160.).

Внимательно  изучив,  этот  документ  мы выявили,  что основная цель  проектируемой  операции  органами  АзЧека  на данном этапе  заключалась  не  в  окончательной  ликвидации  немцев-колонистов  в Азербайджанской  ССР,  а  в  зондировании  этого  вопроса  в  период  трансформации  эконо-миической  политики  в  СССР.  И  для  реализации  этого  процесса  стави-лись  конкретные  задачи  перед  силовыми  структурами  страны.Во-пер-вых,  национализировав  имущество  кооператива  трансформировать  эко-номическую  базу  «Конкордии»,  превратив  его  в  социалистическое  учреждение.  Во-вторых,  внедрить  советскую  агитационную  машину  в  среду  немцев-колонистов. И  первоочередной  задачей  в  этом  направлении  докладчики  считали,  в  проведении  официальной  ревизии  в  «Конкордии»,  которая  должна  была  доказать,  что  этовиноградовинодельческое  производственное  учреждение  «фактически  является  не  кооперативным,  а  частным  капиталистическим  предприятием  и  что  до  сих  пор  она  шла  преступно-ошибочным  путем»  и  не отвечает  требованиям  советской власти.(8,.Л.159.)  Но  главная  цель  планируемой  операции  по  делу  кооператива  «Конкордия»  заключалась,  в  выявлении  с  помощью  аген-туры  и  следствия  о  причастности  «Конкордии» к  фашистской  органи-зации,  принимая  во внимание  систематическую  связь  этого  проивод-ственного  учреждения  с  Германией (8,Л.160.)

Принимая  за основу  данный  доклад  в  феврале  1925 года  АзЧека  организует  ревизионную  комиссию  с  целью  выявления  доказательств  против  «Конкордии».  20  июля  1925  года в  на  заседании  Президиума   ЦК АКП(б)  выступил  с  докладом  зампред АзЧека  Петров «О  ревизии  кооператива  «Конкордия»».  На  основе этого  доклада  ЦК АКП(б)  постановляет:1)Предложить  соответствующим  органам  не  отзывать  своих  представителей,  работающих  по  ревизии  кооператива  «Конкордия».  2)разрешить  АЧК  параллельно  с  ревизией  «Конкордии»  производить  следствие по делу  «Конкордия»(9,Л.191.).

На  основе вышеуказанного  постановления  в  Баку  органами  ГПУ  начинается  следствие  и  проводится  судебный  процесс  по  делу  «Конкордия».  Арестовываются  16  чел., представители  известных фами-лий  колоний  Азербайджанской  ССР,  являющиеся членами  управления  кооператива,  частично  конфискуется  их  имущество. Среди  арестованных Готлоб  Гуммель,  Генрих  Форер, Лоренц  Кун, Роберт  Онгемах,  Отто  Цайзер,  Фриц  Рейтербах(2,, c. 33,34).Органы  власти  обвиняют  руко-водителей  «Конкордии»  в  проведении  в  немецких  колониях  контр-революционной  и  националистической  деятельности,  направленной  на  срыв  советских,  партийных  и  общественных  мероприятий,  сохранение  кулацких  капиталов  под  прикрытием  кооператива  и  воспитание  немецкой  молодежи  в  германском  духе.  В  результате  следствия  и  начавшегося  судебного  процесса  по  делу  кооператива  «Конкордия»  по  хозяйствам  немецких  колоний  Азербайджанской  ССР  был  нанесен  первый  удар, который  был  началом  конца  «Конкордии».  Испытав  на  себе  механизм  репрессивного  аппарата  после  указанного  судебного  процесса  бывшие  члены  правления «Конкордии»систематически  подвергались  тотальной  слежке   и надзору,  а  в  годы тотальной  репрессии  авториторно-тоталитарного  режима   испытали  ужасы  политического  террора. Трагическую судьбу  пережил  Готлоб  Гуммель,  Лоренц  Кун,  арестованный  органами  НКВД  в  1937  г. Постановлением  Тройки  НКВД  от  3  ноября  1937 г.  Готлоб  Гуммель,  был  приговорен  к  расстрелу  и  посмертно  реабилитирован  в  1959  г. Лоренц  Кун  также  пережил  ужасы  репрессивного  аппарата. В  годы  по-литического  террора  Лоренц  Кун был арестован  18  февраля  1938  г.  и  осужден  на  5  лет.  18  февраля  1940  г.  этапирован  на ст. Тавда желдороги  им.  Кагановича  в  распоряжение  начальника  Управления  Севураллпага НКВД СССР.  В 1942 г. Лоренц Кун умер  в Ухте.Аналогичные  судьбы  пережили  и  другие  члены  правления  «Конкордии». (2,c.204, 232)

После  судебного  процесса  по делу  кооператива  «Конкордия» адми-нистративно-силовые  структуры  продолжали  выработанную  страте-гическую  цель,  а  именно,  расформирование  и  роспуск  этого  коопера-тива.  Выявленные  нами  в  отдельных  фондах  АПД УДП АР  фактические  материалы  свидетельствуют,  что  после  судебного  процесса  по  делу  коо-ператива  «Конкордия»  агентурные  сводки  поступали  также  в  комиссию  по делу  вышеуказанного  кооператива.  Цель  заключалась  в  выявлении  свидетельских  показаний  о  неподчинении  работников  «Конкордии»  советской  власти. Так,  секретарь  Георгиевского  сельсовета  Э.Хоннемахер  в  своем  доносе  показывал, что  член  кооператива  Вернер  Вагенгут   счи-тал,  что  «Конкордия»  частная  организация   и  «тут  государству дела  нет, это наше дело».(11,Л.2.)

Придерживаясь  целенаправленной  линии  местные  органы  АКП(б),  пристально  следили  за действиями  не  осужденных  колонистов  Азербайджанской  ССР,  имевшие  определенный  авторитет  среди местных  жителей  и  базируясь  на  доносы проводили  политику  изоляции  зажиточных  колонистов  страны.  Так,  донос  жителя  сел.  Георгиевск  в  Гянджинский  УКОМ  АКП (большевиков),  20  июля  1926  года  особо  подчеркивал  социальное  происхождение  Эдуарда  Гуммеля,  «вина»,  которого  заключалась  в  том,  что  он  был  из семьи  потомственных  помещиков-колонистов  страны.  При  этом  автор  доноса  не  скрывал  свою  надежду,  «что  рабоче-крестьянская  власть  подобных элементов  из  строительства  своего ликвидирует». Поступающие  информации  серьезно  проверялись  местными  партийными  органами.  И  в  этом  случае  засе-дание  Георгиевской  Комячейки  №59  от  12  декабря  1926  года  выносит  постановление,  где  указывается,  что Эдуард  Гуммель,  лишен  право  голоса, а также  права  занимать  административные  должности в  государственных  учреждениях(10,c.5.6).Этот  документ  наглядно  свиде-тельствует  непримиримую,  жесткую  позицию  властей  в  отношении  коло-нистов,  имеющие  причастность  к  кооперативу  «Конкордия».  Следует  отметить,  что  права  голоса  лишались  немцы,  работники  кооператива, представляющие  «Конкордию»  за  пределами  Азербайджанской  ССР.  Так,  22 января  1927 года  Вернер  Гуммель,  работающий  в 1922-1929  гг. руково-дителем московского  представительства  «Конкордии» был  лишен  права  голоса  (2,c.203, 10,Л.3об.)  и  поданная  жалоба  в  Гянджинскую  Уездную  Избирательную  Комиссию  Вернера  Гуммеля  была  «оставлена  без  пос-ледствий  и  он»  считался   в  числе  лиц,  лишенных  прав. (10, Л.3об.).

ЦК АКП(б)  также  держала  под   контролем  осужденных  по делу  «Конкордия».  Выявленный  нами  документ  в  фондах  АПД УДП АР  под  грифом  «строго  секретно»  является  свидетельством  тому. Так,  2  октября  1926  года  управделами  ЦК АКП(б)  Николаев  в  своем  запросе  председателю  Центральной   Распорядительной  Комиссии (ЦРК) Довлатову  сообщал  о  имеющих  сведениях  в  ЦК АКП(б)  о  переводе  на принудительные  работы  осужденных  по делу  «Конкордия».  И  центром  внимания  был  Георг Бек,  известный  колонист.  На  что  по  распоряжению  Довлатова  было  отправлено  письмо  под  №  5906  от  26  октября  1926  года  управделами  ЦК АКП(б)  Николаеву  зав.исполбюро  ЦК АКП(б)  Сластушинским ,  следующего  содержания «ЦРК  рассматривает  вопросы  о  переводе  на  принудительные  работы  лишь  по  истечении  половины  срока, определенного  к  заключению  судом,  а  потому  вопрос  о переводе  на принудительные  работы  осужденных  по  делу  «Конкордия»  отпадает».(Л.9,10)

Рассматриваемые  нами  документы  АПД УДП АР  являются  дока-зательством  исторической  реальности,  которую  испытали  на своих  судь-бах  немцы колонисты  страны.  Административно-управленческий  рычаг  советской  власти, придерживаясь  конкретной  задачи -разрушения  всего  того, что не отвечало принципам большевизма, отказавшись от НЕП-а,  при-нял целенаправленный  курс уничтожения  частной  собственности  и  коо-ператив  «Конкордия»  стала  одной  из первых  жертв  тоталитарной  маши-ны   в  период  индустриализации  и  коллективизации.

Список литературы:

1.Чингиз  Абдуллаев немцы  в  Азербайджане. Баку,б/м. изд. 1992.92 с.Назим  Ибрагимов  Немецкие  страницы  истории  Азербайджана.Баку, «Азербайджан»,1995.200с.;Хаджар  Вердиева, Переселенческая  политика  Российской  империи  в  Северном  Азербайджане.Баку,”Алтай”,1999. 300с.;Туран  Ахундова, Немцы – колонисты  в  Азербайджане  XIX-XX в.Баку,”Шуша”,1999.122 с.; Камал  Алиев, Немцы  на  Южном  Кавказе  или  моя  жизнь  в  Анненфельде. Баку, б/м. изд.,2000.112 с.;Судаба  Зейналова,  Немецкие колонии в  Азербайджане (1819-1941). Баку,«Араз»,2002. 221 с.;М.Джафарли, Политический  террор  и  судьбы  азербайджанских  немцев.(второе издание) Баку,«Vətən»,2003.317с.;Т.Н.Чернова-Деке, Немец-кие  поселения  на  территории  Российской  империи. Кавказ: взгляд сквозь столетия (1818-1917).Москва, «МСНК-пресс»,2008.178 с.;Хаджар  Вердиева,  Немцы  в  Северном  Азербайджане.Баку,”Элм”,  2009. 206 с.4İkram  Aqasiyev, XVIII  əsrin  sonu – XX  əsrin  əvvəllərində  almanların  Qafqazda   məskunlaşması.Bakı,  «Təhsil», 2009. 303 с.

2.М.Джафарли, Политический  террор  и  судьбы  азербайджанских  немцев.(второе  издание)Баку, «Vətən»,  2003. 317 с.

3.Конкордия..Производственный  кооператив  виноградарей  и  виноделов Гянджинского  района. .Одесса,«Астопринт»  2001.247с.

4.Декреты Азревкома (1920 -1921). Сборник  документов. Баку, Азербайджанское  Государственное Издательство,  1988. 519 с.

5.АПД УДП АР, ф.1.Оп.74.Д.126.

6.АПД УДП АР, ф.12.Оп.3.Д.7072.

7.Х.Ю.Вердиева,Социально-политические  аспекты  жизни  немцев  Азербпайджана в  первой  половине  ХХ  века. В  сб.Этнические  немцы  России: Исторический  феномен  «народа  в  пути».Материалы  ХII  международной  конференции.«МСНК-пресс»,2008.631 с.

8 АПД УДП АР, ф.1.Оп.74.Д.142.

9.АПД УДП АР, ф.1.Оп.74.Д.143.

10.АПД УДП АР, ф.12.Оп.3.Д.2376

11.АПД УДП АР, ф.12.Оп.2.Д.284

Источник: Российские немцы. От истоков к  современности. Материалы международной научно-практической конференции. Барнаул, 2012.стр.190-201 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хаджар  Вердиева, наук,  консультант – главный  научный 

сотрудник   Архива   Политических   Документов   Управления  Делами 

Президента  Азербайджанской  Республики, доктор  исторических

 

Приказ  №001487: последний  аккорд  в немецких  страницах  истории  Азербайджана.

После вступления  на  путь  независимости  нашей  страны,  представители азербайджанской  историографии  получили  возможность изучать  «закрытые»  темы,  исследования  которых  были  запрещены  десятилетиями  не писанными  законами  советской  историографии. «Немецкий  вопрос»  относился  к  этой  категории проблем и  только  после  распада  СССР историки,  независимые  исследователи,  придерживаясь  требованиям  постсоветской  концепции  отечественной  историографии  стали  изучать  немецкие  страницы  истории  Азербайджана  по  нижним  и  верхним  пределам  данной  проблемы,  а  именно  с  истории  образования немецких  колоний  на землях  Азербайджана  до  депортации  немцев  Азербайджанской  ССР. Следует  отметить,  что  многие  аспекты  немецких  страниц  истории  Азербайджана  дореволюционного  периода  и  первых  десятилетий большевистской власти  были  изучены  исследователями азербайджанской  историографии. Однако  верхний  предел – осень  1941  года  является  слабоизученным  вопросом  в  данной  проблеме  и  рассматривался  эпизодически в трудах  отдельных  исследователей.

Объект  исследования  настоящей  работы  является  депортация немцев  Азербайджанской  ССР в  годы  Великой  Отечественной  войны. В отличии от  представителей  постсоветской  российской  и  украинской  историографий,  которые  начиная  с  первой  половины  90-х  годов  прошлого  столетия  кропотливо  изучали  указанный вопрос, исследователи  азербайджанской  историографии  верхнюю  грань немецких страниц  истории  Азербайджана оставили почти  «открытой»  и  только  М.Джафарли  в  своей  работе  «Политический  террор  и  судьбы  азербайджанских  немцев» побочно  затронул  эту  тему.  Проследив  авторитарно-тоталитарный  подход  советского  руководства  к  немецкому  населению  СССР, отдельные  исследователи  вышеуказанных  историографий, в  частности  Н.Бугай и  А.Герман  базируясь  на  исторические  документы  и фактические  материалы,  опубликовали  фундаментальные  труды,  изучая  депортацию  немцев  СССР  на  основе  требований  постсоветской  концепции, проливая  свет  на  трагические  судьбы  советских  немцев и  тем  самым  освободили  современную  российскую  историографию  от  советских  стереотипов.

Изучая,  объект  исследования  мы  сочли  целесообразным осветить социально-экономические  и  политические предпосылки  депортации  немцев  Азербайджанской  ССР,  при  этом,  не  забывая,  что  изучаемый  объект  исследования является  составным  депортации  немцев  СССР.  Придерживаясь  принципам  объективного  историзма мы  рассмотрели  данный  вопрос  на  фоне  социально – политических  процессов  довоенного времени  в  географических  рамках  Советского  Союза.

Конец  НЕП-а  стал началом социально – экономического  коллапса  в СССР. Насажденная  коллективизация  в  деревне  стала  социальной  «чумой»,  которая  уничтожала  хозяйство  крестьян  и  параллельно  эту  социальную  категорию. В  эти  страшные  годы  немцы  СССР  также  пережили  все  ужасы  коллективизации. Общеизвестен  тот факт,  что одним  из  главных  отрицательных  результатов  насильственной  коллективизации  был  голод, убивший  миллионы  в  СССР.   Изучая,  эту  проблему   в  своих  исследованиях  А.Герман  указывает,  что  по  всей  стране  «в  те  годы  погибло  от  голода  и  болезней  не  менее  200 тыс. немцев,…  а  в  Поволжье голодной  смертью  умерло  55  тыс.  человек».   Если  принять  во  внимание,  что  по  переписи   1939  года  в  СССР   проживало  1.427232  граждан  немецкой  национальности,  то  в  процентном  соотношении  немцы  СССР  еще  в  предвоенные  годы   потеряли  почти  10%  своего  населения.

В  годы  коллективизации  Азербайджанскую  ССР не  постиг  голодомор. Однако социально – экономический  коллапс  отрицательно повлиял  на  социальный уровень  немцев Азербайджанской  ССР. Немцы пережили  демографическая  изменения  по  нисходящей. Если  по  переписи  населения Азербайджанской  ССР 1931  года  численность  немцев достигала  15.450 чел.,  то по  выявленным  статистическим  данным  из  Архива  МНБ АР, М. Джафарли  указывает,  что  к осени  1940  года численность  немцев  Азербайджанской  ССР составляла  не  более  11.000  чел. Этому  предшествовал  ряд  причин.  Немцы  Советского  Союза,  пережившие все  тяготы  социально – экономических  процессов  начала  30-х  годов  ХХ  века, прорвали  брешь  информационной  блокады  СССР. Посылая  письма  своим  родственникам  в  Германию,  США, Канаду, Аргентину  они  поведали  миру  об  ужасах  большевистского  эксперимента. И гитлеровская  Германия с целью  разоблачения  экономической политики советского  руководства,  в  июне  1933 года  в  Берлине  организовала  выставку  писем  голодающих  немцев  из  СССР. Неопровержимые  факты  и  реалии заставило правительство  СССР  разрешить  «частную  помощь»  конкретным  лицам  в  виде  продуктовых  посылок  и  денежных  переводов. Сталин  и  его  окружение  были  опозорены. И  этого авторитарно – тоталитарный  режим  не смог  простить  немцам. 5  ноября  1934  года  ЦК ВКП(б)  направил   в  республики, края  и области СССР  специальную  секретную  директиву,  которая  обвиняла  советских  немцев  в  контрреволюционной  деятельности. Был  дан  старт  политическому  террору немцев  СССР. Немцы  Азербайджанской  ССР  также  не  смогли  избежать  этой  участи.  Репрессия началась в   1933 году и  продолжалась  до  декабря  1934  года, после  перешедшая   в  частичную  депортацию   немцев  Азербайджанской  ССР.  М. Джафарли  в  своих  исследованиях  указывает,  что уже  в  марте – апреле 1935  года  72  немецких  семейств  были  погружены  в  эшелоны  и  отправлены  на  Беломорско – Балтийский  Комбинат.  Параллельно  продолжались  аресты. Только  в  1935  году  в  8  немецких  колониях Азербайджанской  ССР  были репрессированы 350  чел.  Среди  них  были  представители известных  колонистских  фамилий,  как Кристиан  Гуммель,  Отто  Гуммель, Вильгельм  Кун,  Вильгельм Гурр,  Вальтер  Фоттелер  и  др.

Аресты,  тюрьмы,  ссылки, необоснованные  приговоры  и  расстрелы  оживило эмиграционное  настроение  немцев  Азербайджанской  ССР.  Силовые  карательные  структуры  страны  пристально  следили  за  действиями  немецких  граждан. И  с  целью  предотвращения  переселенческого  движения  в   Германию  немецкого  населения   Азербайджанской  ССР  в  декабре  1940  года  под  руководством   ст.майора  Г.Б.Емельянова  утверждается  «План  по  немцам» — суть  данного  документа  являлась  в  усилении  репрессий  в  отношении  немцев.

Нападение  гитлеровской  Германии  на  Советский  Союз  сыграло  роковую  роль   в  судьбах  немцев  СССР. Советское  руководство  в  открытую  приняло  позицию  недоверия  к  немецкому  населению,  рассматривая  его  в  качестве  «пятой  колонны». Радикальные  меры   правительства  СССР  в  отношении  советских  немцев проявили  себя  в  скороспешной  эвакуации  их  из  прифронтовых  территорий. После  последовало   выселение  60  тыс.  немцев  из  Крыма,  по  постановлению  Совета  по  эвакуации  от  15  августа  1941 года. Позорное  отступление  советской армии  летом  1941  года,  пленение  более  3-х  миллионов солдат  и офицеров,  тяжелые  потери  людских  ресурсов,  техники и  географических  пространств  подводило  правительство  СССР  к  решительным  мерам —  массовой  депортации  всех  немцев  СССР с  мест  их  постоянного  проживания. Юридическое  объяснение радикальным  актам  в  отношении  немцев, граждан  СССР, давал Указ  Президиума  Верховного  Совета  СССР «О  переселении  немцев,  проживающих  в  районах  Поволжья»  от   28  августа  1941  года. Этот документ  стал  идеологической  и  политической базой  в   политике  тотальных  репрессий  советского  руководства   в  отношении  немцев  СССР,  безосновательно  утверждая,  что  немцы  Поволжья   являются  «пятой   колонной»  в  СССР,    так  как  будучи  осведомленные  о  большом  количестве  «диверсантов  и  шпионов  среди  немцев,  проживающих  в  районах  Поволжья, советским  властям никто  не   сообщал,  следовательно,… Советское  правительство  по  законам  военного  времени   будет  вынужден  принять  карательные  меры  против  всего  немецкого  населения  Поволжья». И  этот  голословный  вердикт  стал  отправной  точкой трагического  конца  немцев  СССР.   Горечь  этой  чаши  до  конца  испили  немцы  Азербайджанской  ССР. Являлась ли  исторической  необходимостью депортация  немцев. Как  утверждает А.Герман,  в  своих  исследованиях,  в  архивах  Российской  Федерации  не найдены факты  подтверждающие  причастность  немцев  СССР  к  «пятой  колонне» и   учитывая  тот факт,  что  в  отличии от армян  подданных  Османской   империи  немцы  не были  инсургентами  и  их  не  влекло  к  инсуррекции, можно ответить, что  советской  верхушкой управлял механизм возмездия за проигранную внешнюю  политику и отвечать  должны    были за  этот провал немцы СССР.

Волна  депортации  дошла  до  судеб  немцев  нашей  страны  осенью  1941  года.  Документы,  хранившиеся  в  фондах  Архива  Политических  Документов   Управления  Делами  Президента  Азербайджанской  Республики (далее – АПД УПД АР)  свидетельствуют  об  этом. Согласно  Постановлению  Государственного  Комитета  Обороны  №744 сс  от  8  октября  1941  года  немцы  Азербайджанской  ССР  подвергались  депортации. Принимая  за  основу  данный  документ,  народный  Комиссар  Внутренних  Дел  СССР  Генеральный  Комиссар  Государственной  Безопасности  Л.Берия  в  Приказе  №001487  от  11  октября  1941  года  указывал  о  сроках  депортации  немцев.  В  пункте  2  данного  Приказа  четко  подчеркивалось: «Операцию  по  Грузинской,  Азербайджанской  и  Армянской  ССР начать 15  и  закончить  30  октября».      Руководство  депортации  немцев из  Азербайджанской  ССР, согласно  этому  Приказу,  возлагалось  на  Наркома  Внутренних  Дел страны  Якубова. Операция  проходила    под  бдительным  присмотром  НКВД СССР.  В Азербайджанскую  ССР  был  командирован Начальник  Отдела  ЭКУ УКВД СССР Майор  Государственной  Безопасности  Ткаченко. Наряду  с  изданным  Приказом  по  той  же  дате  Л.Берия утвердил  инструкцию  «По  проведению  переселения  немцев,  проживающих  в  Грузинской,  Азербайджанской и  Армянской  ССР». В  этой  инструкции  указывалось,  что  переселению  подлежали все  немцы, проживавшие  в Грузинской,  Азербайджанской  и  Армянской  ССР. Немцы  Азербайджанской  ССР  выселялись  в  Казахстанскую ССР. Исключение  составляли  лица,  имеющие  специальные  указания  НКВД СССР. Немцы  освобождались  от  депортации в  том  случае, если « глава  семьи  не  являлся  немцем,  а  жена – немка».  Немцы  депортировались  под  строгим  надзором  НКВД.  Создавались  оперативные  тройки,  в   состав  которых  входили – начальник  РО НКВД,  начальник  ми лиции и  представитель НКВД/УНКВД. Эти  тройки  комплектовали  оперативные  группы, отвечающие  за  опись  и  прием  имущества. На сборы  давались определенные ограниченные  сроки. Глава  каждой  немецкой  семьи  нес  ответственность  за  всех  переселенных  членов  его  семьи.   Минимальный продовольственный  запас  брали  из  расчета  не  менее  чем  на  1 месяц.  Погрузкой  переселенцев  контролировал  НКВД, который на   расходы  за  питание  депортированных  немцев    выдавал  начальникам  эшелонов  аванс,  из  расчета  6  руб.  в  день. Маршрут выселения  проходил  следующим  образом: немцев погружали  в  г.Баку  на  пароходы,  следовавшие  в  Красноводск  под  бдительным  присмотром  сформированных  групп  из  оперативных  работников  НКВД.  Переселенцам  разрешалось  брать  с  собой  бытовое  имущество,  мелкий  хозяйственный инвентарь,  ценности  и  деньги до  200 килограмм  на  каждого  члена  семьи.  Конечно,  эти  пункты  инструкции  по  депортации  немцев  страны не  реализовывались. Условия  военного  времени  были  жестки,  вагоны перевозимые,  депортированных  немцев были  перебиты и  вышеуказанные  пункты  оставались на  бумаге. Так закончилась осень для  немцев  Азербайджанской  ССР.  Приказ №001487 стал  последним  аккордом в  немецких страницах  истории  Азербайджана. В  результате,   из  этно – конфессиональной  структуры  народонаселения  страны,  выбыла  этническая группа – немцы.

Источник:”Azərbaycanın II Dünya müharibəsində və Qafqazda Holokostun öyrənilməsində rolu “ mövzusunda  Beynəlxalq simpoziuma (17-19 oktyabr 2012-ci il, Bakı) təqdim edilmiş məruzə və tezislər. Bakı –“Elm”-2013.c. 137-143.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хаджар Вердиева, доктор исторических наук.

Хаджар Юсиф гызы Вердиева родилась 1961 года в г.Баку.Окончила среднюю школу в 1979 году. В 1986 году закончила с отличием исторический факультет БГУ. В 1993 году защитила кандидатскую диссертацию на тему «Население Северного Азербайджана в первой половине ХIХ века».

В 2005 году защитила докторскую диссертацию на тему «Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане в ХIХ – начале ХХ вв.» Изучает конфликтологию и этно-конфессиональные проблемы по новому и новейшему периодам по истории Южного Кавказа. С 1999 года член Международной Ассоциации  исследователей истории и культуры российских немцев и с  2009 года член Германо-Азербайжанского Общества.

Автор 4-х монографий.

Автор 3-х книг.

Автор 73 научных статей.

 

 

 

 

 

 

«АРМЯНСКИЙ ВОПРОС»: ИСТОРИЯ РЕАЛЬНОСТЬ И ФАКТЫ

rus turk muharibesiХаджар  Вердиева, наук,  консультант – главный  научный 

сотрудник   Архива   Политических   Документов   Управления  Делами 

Президента  Азербайджанской  Республики, доктор  исторических наук

Русско-османская война 1877-1878 годов оказалась роковой для Османской империи. Накануне войны это государство переживало глубокий социально-политический и экономический кризис, сложившаяся международная обстановка осложняла положение этого государства. Борьба за Балканы – узлового центра межгосударственных противоречий европейских держав довела Османскую империю до критической точки, которая была осложнена вмешательством великих держав – России и Британии. Первая стремилась завладеть черноморскими путями и проливами, прикрываясь лозунгом борьбы за освобождение христиан от ига османов-мусульман, вторая же вкладывала все усилия для приостановления дальнейшего продвижения России на Восток. В свою очередь свое тяготение к России армяне Османской империи не скрывали, что резко изменило отношение османских властей к армянам, которые пользовались в Османской империи достаточной степенью свободы, безопасности, благополучия и имели определенное общественное положение, принимались на государственную службу. Так, только в XVII веке на должность везири-азама были назначены два армянина: Халил Паша, Эрмени Сулейман Паша.1 Среди депутатов Первого Парламента Османской империи созыва 1876 г. были также представители армянского населения. Себух Максудян был избран с Истамбула, Рупен Язычян с Эдирне, Сапак Яврумян с Бурсы, Амазасп Балларян с Эрзерума и др.2 Однако, в самый разгар Сан-Стефанских переговоров о мире, армянский патриарх Стамбула Варжабедян обращаясь к Западным державам «привлек внимание к мучениям армян».3Одновременно российские армяне также обратились с петицией к наместнику Кавказа, прося помощи у России при обсуждении условий мира с Османской империей.4 Цель этих обращений заключалась в объединении армянского населения вокруг католикоса Эчмиадзинского. Об этом говорил во время своей встречи с послом Англии Лейярдом Варжабедян, и старался объяснить, что появилась возможность присоединения Восточной Анатолии к России.5 Действия армян были расценены османским правительством не иначе, как предательство по отношению к государству, обласкавшему гонимый народ, лишенной собственной земли и государственности. Армянский народ, который всегда считался «верной нацией» в империи, превратился в глазах турецкого правительства в «подозреваемую нацию».6

После подписания Берлинского трактата в европейский театр проник «армянский вопрос», который являлся составной частью, так называемой восточной проблемы.* Неотъемлемой частью «армянского вопроса» был армянский терроризм, который зародился в последней четверти XIX века и являлся обратной стороной медали армянского национализма, краеугольным камнем которого являлись партии «Арменистов», «Гнчак» и «Дашнакцутюн». Создателем партии «Арменистов» был некий Мигирдиг Партугамян. Он считал необходимым вывести «армянский вопрос» на международную арену и подключить армянскую диаспору по всем параметрам к этой проблеме. Созданная партия «Арменистов» осенью 1885 г. в Ване, считала основным средством реализации идеи образования «Великой Армении» «вооруженное сопротивление турецкому правительству», а точнее террор.7

Основной идеей партии «Гнчак» и партии «Дашнакцутюн» являлась образование независимой армянской государственности на территории Османской империи. Методом борьбы этих партий было грубое насилие против османского правительства как политическое средство. В этот исторический период для достижения цели своей многовековой мечты армянские националистические силы решили организовать ряд смут в Османской империи, которые могли бы убедить Европу в том, что армяне в этой стране подвергаются жесточайшим гонениям.8 В результате, начиная с 1894 года по всей Османской империи начинаются столкновения на межнациональной почве. Члены партии «Гнчак» Дамадиян и Баяджиан, имеющие большой опыт в организации мятежей, начинают беспорядки в Сасуне.9 Затем армянские волнения распространяются по другим городам Османской империи, главным организатором которых являлась партия «Гнчак».10 Осенью и зимой 1895 г. беспорядки и волнения достигли своего пика, особо выделялись Ванские события 1895 г. и были характерны терактами и рекетерством.11 В самый пик этих событий чудом спасся английский консул Виллиамс. Об этом писала местная пресса в конце XIX века.12

В сложившейся ситуации дашнаки решили взять инициативу в свои руки и проводили террористические акты, среди которых самый авантюрный был захват Османского банка в Стамбуле 14 августа 1896 г. При этом были взяты гражданские заложники, что и стала классической моделью терроризма и шантажа в современной истории мира. Этой акцией руководил Гареген Пасдермаджян, позже в 1908 году избранный делегатом в национальное собрание Эрзерума.13 Дашнаки-террористы на этом не остановились и для привлечения внимания мировой общественности они организовали 30 августа 1896 г. в Галатии несколько покушений с применением бомб. Однако не сумев найти должной поддержки в европейском театре, армянское движение с осени 1896 года идет на спад, спонтанно вспыхивая в отдельных местах Османской империи до начала XX века. Последний аккорд дашнакских националистов был совершен 21 июля 1905 года, когда они совершили покушение на султана Абдул Гамида.14

Не сумев реализовать свою бредовую мечту в Османской империи и оставшись без поддержки европейских держав, армянские националисты решили перенести борьбу на Кавказ. Трезво оценив сложившуюся ситуацию и политико-националистическую деятельность «активистов» армян в Центральном Кавказе, российские власти решили остановить наплыв армянских инсургентов. Положение от 12 июня 1903 года о секвестре на армяно-григорианскую церковь было реакцией русских официальных властей на антиправительственную деятельность армян под предводительством партии «Дашнакцутюн» и армянской церкви на рубеже XX века. Образование комитетов для помощи восставшим в Османской империи, вербовка волонтеров, использование насильственных методов против тех, кто не воспринял деятельность армянских церковных, общественных, политических и других организаций, революционные идеи армянского националистического и шовинистического движения – все это не могло обеспокоить русскую администрацию и побудили правительственные круги принять адекватные ответные меры. Ответная реакция армянских националистов была молниеносной. После отказа отмены секвестра главноначальствующим по гражданской части на Кавказе кн. Г.С.Голицына ситуация еще более усугубилась, противостояние вступило в качественно новую фазу. Уже в 1903 году армянские террористы рассылали угрожающие анонимные письма в адрес кавказской администрации по поводу секвестра наложенного на армянскую церковь.15 Так, один из организованных армянских комитетов в ультимативном порядке требовал от высокопоставленного чиновника Управления Государственных Имуществ по Тифлисской губернии А.О. Кидиашвили, чтобы это ведомство оставило дело по Армянской церкви.16 Однако представители кавказской администрации были непоколебимы в своей позиции и противостояние между армянскими националистами и самодержавием еще более обострилось и 14 октября 1903 года в Тифлисе террористическая организация «Новое время» организовала покушение на самого кн. Г.С.Голицына. Получив тяжелые ранения кинжалом от трех террористов, Г.С.Голицын покинул Кавказ.17 После 11 мая 1905 года были убиты Бакинский губернатор М.А.Накашидзе и его личный стражник. Этот акт возмездия был совершен по приговору Бакинского ЦК армянской «революционной» партии «Дашнакцутюн».18

В этот исторический период объектами терактов являлись вообще русские. Среди них были так же религиозные деятели. 13 августа 1903 года в Александрополе был заколот кинжалом православный протоирей Василов, которому вынес смертный приговор «армянский революционный комитет» за то, что этот священник способствовал обращению в православие население трех армянских селений.19 «Дашнакцутюн» был беспощаден ко всем, кто не подчинялся его приказам. В эти годы подвергались физическому уничтожению те армяне, которые не подчинялись установленным порядкам армянского националистического движения. Так, в 1903 году в Эчмиадзине, прямо на базарной площади был убит некий Потоянц, виновный лишь в том, что он не отказался быть понятым при передаче церковного имущества в казну.20 В начале Первой российской революции преступная деятельность армянских националистов во главе с партией «Дашнакцутюн» еще более активизировалась. «Дашнакцутюн» объявил ультиматум чиновникам силовых структур кавказской администрации и грозил физическим уничтожением тем, кто осмелится отнимать оружие и делать обыски и аресты с этой целью у армянского населения Центрального Кавказа.21

В результате террористических актов армянских националистических сил, а также в связи с началом Первой российской революции, которая несла в себе хаос и анархию, в августе 1905 года было отменено Положение о секвестре. Тогда же российское правительство пошло на уступки армянской стороне и в школьном вопросе. 1 августа 1905 года Николай II обращаясь наместнику на Кавказе четко подчеркивал в своем указе следующее: «впредь до выработки положения об армянских церковных школах, разрешать в пределах наместничества открывать при церквях и монастырях, церковно-приходские школы».22 Отход от радикальной позиции российского правительства в отношении армянского движения объясняется тем, что армянские националистические группировки играли немаловажную роль в развитии хаотических волнений в ходе Первой российской революции и являлись социальной базой антиправительственных сил в Центральном Кавказе.

Однако уступки правительства не могли остановить террористические действия армян. В целях снабжения отрядов «зинвор» – террористов-головорезов, партия «Дашнакцутюн» путем запугивания пыталась обирать зажиточных нацменьшинств Северного Азербайджана, в данном случае немцев-колонистов. Так, Елизаветпольский фундаменталист партии «Дашнакцутюн» Корюн совместно со своими соратниками братьями Арутюновыми потребовали у еленендорфского помещика и виноторговца Хр. Форера* в пользу своей партии 30 000 руб. То же самое предложение было сделано богатому колонисту Я.Гуру, который отказался удовлетворить рэкетиров, за что был убит.23

Однако основной удар террористических актов армянских националистов был направлен против автохтонного населения Азербайджана – азербайджанцев. В эти годы армяне открыто продемонстрировали свою ненависть к азербайджанцам. Не сумев реализовать свои авантирюстические планы в Малой Азии на исходе XIX века – за счет османов, в начале XXвека армяне намеревались реабилитировать себя на Кавказе – за счет азербайджанцев. Еще накануне армяно-азербайджанского конфликта армянские террористы неоднократно пытались совершать провокации, направленные против азербайджанцев. Так, в документах с грифом «секретно» Бакинского полицейского департамента сообщалось: «армяне во время шахсей-вахсей, имеющего быть у мусульман 13 марта 1904 года, в Баку намерены бросить в толпу мусульман бомбу и деяние это приписать полиции».24

Антиазербайджанская тактика армянских националистов во главе с партией «Дашнакцутюн» привела к армяно-азербайджанскому конфликту 1905-1906 годов, в котором эта партия показала себя вдохновителем и носителем терактов и сыграла немалую роль в вспышке террористической волны в этом межнациональном конфликте. Об этом писал Г.Чалхушян, четко подчеркивая, что «Дашнакцутюн» имел «выдающееся значение в армяно-татарской резне».25Так считал, также российский дипломат В.Ф.-Маевский, бывший в курсе происходивших событий. По его мнению главной террористической организацией являлась партия «Дашнакцутюн», которая была главным источником бедствий на Кавказе.26

Масштаб терактов армянских националистов был настолько широк, что Кавказское наместничество решило официально решить эту проблему. Созванное совещание в феврале 1906 года по инициативе И.И.Воронцова-Дашкова по решению межнационального конфликта, включило в повестку дня «вопрос о терроризме на Кавказе». Принятая резолюция указанного совещания гласила о прекращении террористической деятельности армянской стороны. Значимость этой резолюции была велика, ибо впервые на государственном уровне действия армянских националистов оценивались как терроризм и документально подтверждала действия армянских группировок, как акт насилия и устрашения в отношении противоположной стороны, а именно азербайджанцев.

В годы Первой мировой войны армянский терроризм вспыхнул ярким пламенем и отличался особой жестокостью. Нерушимая идея о создании «Великой Армении», которая должна была охватить шесть вилайетов Восточной Анатолии дала новый импульс действиям армянских террористов. В сентябре 1914 года были образованы 4 отряда, возглавляемые Андроником, Дро, Амазаспом и Кери, задача которых являлась подготовить боевиков для дальнейших антиосманских военных действий, тем самым пошли против решения съезда «Дашнакцутюн», созванного в августе 1914 года.27 Однако, после вступления Османской империей в военные действия, начинается формирование добровольческих отрядов из армян, дезертировавших из османской армии. Так, например депутат из Эрзерума Пасдермаджян перешел в противоположный лагерь, вместе почти со всеми армянскими солдатами и офицерамиIII Армии. 28 Осенью 1914 года и в начале 1915 года повстанческие отряды армян формируются уже в Ване, Зейтуне, Битлисе, Шуше. После начинается открытые выступления армянских мятежников, которые воспользовавшись оккупацией частью Малой Азии русской армией, захватывают в мае 1915 года город Ван под руководством дашнаков Арама и Варелу и провозглашают так называемое «армянское государство», а Арам Манукян назначается русским губернатором.29

В годы Первой мировой войны армяне-сепаратисты не достигли своей цели, а именно идея о «Великой Армении» превратилась в фарс. Но до последнего главари армянских националистов просили помощи у великих держав для концентрации сил армянских волонтеров под предводительством головореза Андроника с целью сохранения захваченные провинции русской армией под контролем армянских боевиков, надеясь при этом, что Англия и Франция при обсуждении мирного договора, выдвинут вопрос о даровании Армении автономии.30

После завершения Первой мировой войны армянский терроризм вступил в качественно новую стадию, а именно армянские националисты стремились взять реванш в борьбе против Турции и тюркоязычных народностей. С этой целью партия «Дашнакцутюн» создала ярое террористическое формирование «Возмездие», главной задачей которого являлось физическое уничтожение иттихадистов. Так, первой жертвой этих террористов стал Талят-паша, министр внутренних дел при младотурках. 15 марта 1921 года он был убит в Берлине террористом Саамон Техмирьяном, который остался безнаказанным. В феврале 1922 года в Риме был убит бывший визирь и министр иностранных дел принц Саид Халил-Паша, другим террористом Аршавиром Ширакяном, который также оставшийся безнаказанным после убил вместе с другим дашнаком Арамом Ерганяном в Берлине двух младотурков – Бахаддина Шакира и Камала Азми.31 Этот список можно пополнить сотнями жертвами армянских террористов. В свою очередь террористы оправдывая свои варварские действия, объясняли это как ответом за геноцид 1915 года, которого не было в истории. А были соответствующие меры принятые правительством Османской империи, в ответ на сепаратизм, образование «пятой колонны» и бунтарские действия армянских мятежников. Когда начались мятежи в Зейтуне, в Битлисе, в Муше, в Ване, министр внутренних дел младотюркского правительства Талят паша был вынужден объявить «по циркуляру приказ о немедленном закрытии в Стамбуле и других больших городах центров армянских комитетов, аресте их руководителей и захвате их документов.32 Аналогичные решения в период военных действий принимали отдельные европейские страны в отношении своих подданных, к которым относились недоверием. Так, французское правительство, накануне нападения Германии на Францию эвакуировало германское, германофильское население деревень Эльзаса на юго-запад Франции, хотя это население не поднимало мятежа и не предпринимало какие-либо сепаратистские действия в отношении правительства Франции. Российская империя указом от 20 апреля 1915 года депортировало из зоны прифронтовой полосы мусульман Кавказа. Бросив при этом сотни тысяч жизней на произвол судьбы, а именно в зону военных действий, без всяких объяснений, не сумев обвинить мусульман Кавказа в сепаратизме. И так, после указа от 26 мая 1915 г. армянское население подверглось депортации, но не физическому уничтожению, как это делали главари бандформирований армян в Восточной Анатолии и в Центральном Кавказе.

С другой стороны террористические группировки армян создавались еще в конце XIXвека, также как в 1878 году «Черный Крест», в 1881 году «Защитники родины»33 и т.д., которые терроризировали мусульманское население Османской империи в последней четверти XIX века. Следовательно, история армянского терроризма насчитывает более века и их действия никакими объяснениями не могут быть оправданы, тем более мифом о «геноциде», который необходим для политической демагогии сепаратистов-националистов в разжигании «армянского вопроса».

Литература

1 Мусайев И. «Ермяни эеносиди», йохса тцрк-мцсялман сойгырымы. Биринъи китаб. Бакы, 2001, с.150.

2 Мусайев И. Указ. раб., с.122.

3 Малевил де Жорж. Армянская трагедия 1915 года. Баку, 1990, с.76.

4 Гурко-Кряжин В. Армянский вопрос – Большая Советская Энциклопедия (далее – БСЭ), т.III. Москва, 1926, с.435.

5 Малевил де Жорж. Указ. раб., с.76.

6 Малевил де Жорж. Указ. раб., с.77.

7 Файнл Эрик. Правда о терроре. Баку, 2000, с.38; Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999, с.

8 История Азербайджана по документам, с.152.

9 Маевский В.Ф. Армяно-татарская смута на Кавказе, как один из фазисов армянского вопроса. Баку, 1993 (вып. Дан. Ориг. Тифлис, 19151), с.16; Файнл Эрик, с.40.

10 Файнл Эрик, с.41.

11 Гюрун Кямуран. Армянское досье, с.192; Маевский В.Ф. Указ. раб., с.153.

12 Гюрун Кямуран. Указ. раб., с.200; Кариби. Красная книга, с.21.

13 Малевил де Жорж. Указ. раб., с.82, 83; Файнл Эрик. Указ. раб., с.41.

14 Гюрун Кямуран. Указ. раб., с.208.

15 Государственный Архив Политических партий и общественных движений (далее – ГААППиОД), ф.276, оп.8, д.60, ил.33-34.

16 ГААППиОД, ф.276, оп.8, д.1360, ил.31.

17 Наджафов Б. Лицо врага, с.139.

18 ГААППиОД, ф.276, оп.8, д.110, ил.6.

19 Наджафов Б. Указ. раб., с.134.

20 Наджафов Б. Указ. раб., с.139.

21 Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999, с.133.

22 Свод законов Российской империи. Продолжение 1912 года, т.XI, ч.I, с.5.

23 Зейналова Судаба. Немецкие колонии в Азербайджане (1891-1941 годы). Баку, 2002, с.87; Вердиева Х., Гусейн-заде Р. Родословная армян и их миграция на Кавказ с Балкан. Баку, 2003, с.61.

24 ГАППиОД, ф.276, оп.8, д.90, л.2.

25 Кариби. Красная книга. См. в раб. История Азербайджана по документам.., с.159.

26 Маевский В.Ф. Указ. раб., с.44.

27 Малевил де Жорж. Указ. раб., с.44.

28 Малевил де Жорж. Указ. раб., с.22, 23.

29 Файнл Эрик. Указ. раб., с.41.

30 ГАППиОД, ф.276, оп.8, д.513, лл.14, 14 об.

31 Файнл Эрик. Указ. раб., с.85.

32 Малевил де Жорж. Указ. раб., с.45.

33 Нурийева Ирадя. Ермяни терроризми бу эцн – Азярбайъан Дювлят Педагожи Университети Хябярляр. Щуманитар вя елм серийасы. №5, 2005, с.202.


* Восточная проблема – Балканский узел – центр межгосударственных противоречий европейских держав.

* История дома Форер восходит к 1847 г., когда Хр. Форер заложил в своем хозяйстве виноградник. В 1862 г. он основал акционерное общество, а в 1870 г. вместе с четырьмя сыновьями была основана собственная семейная фирма под названием «Христофер Форер и сыновья», которая вплоть до начала Первой Мировой войны ежегодно продавала около 350 тыс. литров вина.

Источник:Bakı Universitetinin Xəbərləri.  Вестник Бакинского Университета.  NewofBakuUniversitety.Bakı, №3 2006.С.126-132

АРМЯНСКИЙ ТЕРРОРИЗМ: ВЧЕРА И СЕГОДНЯ. ЧАСТЬ 1

world-war-i-Хаджар  Вердиева,доктор  исторических   наук, старший  научный  сотрудник   Архива   Политических   Документов   Управления  Делами  Президенте  Азербайджанской  Республики

Запад пытается органически связать терроризм с исламским фундаментализмом, забывая, что впервые террор, как режим, был установлен во Франции, в период правления якобинцев. Позже террор применялся в России народовольцами в отношении отдельных представителей властей. И, наконец, на рубеже XX века армянский терроризм вступает как политическая сила в общественно-политическую жизнь международного театра и уже более ста лет проведенные ими теракты нагнетают как внутриполитическую ситуацию государств региона, так и международную ситуацию в мире. В отличие от французских и российских террористов, которые боролись за радикальные изменения в политической власти, армянские террористы ставят во главу угла воссоздание  мифического государства — «Великой Армении», якобы просуществовавшей в далеком прошлом на протяжении нескольких десятилетий в регионе, где никогда за всю историю не было хоть какого-то армянского большинства. Чтобы осознать суть и задачи армянского терроризма, необходимо знать, что его источником и краеугольным камнем является «армянский вопрос», который возник в последней трети XIX века.

Русско-османская война 1877-1878 годов оказалась роковой для Османской империи, положение которой осложняла сложившаяся международная обстановка, а также  глубокий социально-политический и экономический кризис, наступивший накануне войны. Борьба за Балканы — узлового центра межгосударственных противоречий европейских держав  — довела Османскую империю до критической точки, которая была осложнена вмешательством великих держав — России и Британии. Первая стремилась завладеть черноморскими путями и проливами, прикрываясь лозунгом борьбы за освобождение христиан от ига османов-мусульман, вторая же прикладывала все усилия для приостановления дальнейшего продвижения России на Восток.

В свою очередь армяне Османской империи не скрывали свое тяготение к России, что резко изменило отношение к ним османских властей. Следует подчеркнуть, что армяне пользовались в государстве достаточной степенью свободы, безопасности, благополучия и имели определенное общественное положение, принимались на государственную службу. Так, только в XVII веке на должность везири-азама были назначены два армянина: Халил Паша и  Эрмени Сулейман Паша.1

Среди депутатов Первого Парламента Османской империи созыва 1876 г. были также представители армянского населения. Себух Максудян был избран от  Истамбула, Рупен Язычян  от Эдирне, Сапак Яврумян отБурсы, Амазасп Балларян от  Эрзерума и др.2Однако в самый разгар Сан-Стефанских мирных переговоров армянский патриарх Стамбула Варжабедян «привлек внимание к мучениям армян».3Одновременно российские армяне обратились с петицией к наместнику Кавказа, прося помощи у России при обсуждении условий мира с Османской империей.4Цель этих обращений заключалась в объединении армянского населения вокруг католикоса Эчмиадзинского. Об этом говорил Варжабедян во время своей встречи с послом Англии Лейярдом, и старался объяснить, что появилась возможность присоединения Восточной Анатолии к России.5

Действия армян были расценены османским правительством не иначе, как предательство по отношению к государству, приютившему гонимый народ, лишенной собственной земли и государственности. Армянский народ, который всегда считался «верной нацией» в империи, превратился в глазах турецкого правительства в «подозреваемую нацию».6

После подписания Берлинского трактата в европейский театр проник «армянский вопрос», который являлся составной частью так называемой восточной проблемы.Основной причиной появления «армянского вопроса» был, в первую очередь,  армянский терроризм, который зародился в последней четверти XIX века и являлся составной частью армянского национализма, краеугольным камнем которого являлись партии «Арменистов», «Гнчак» и «Дашнакцутюн».

Созданная осенью1885 г. в Ванепартия «Арменистов»считала основным средством реализации идеи образования «Великой Армении» «вооруженное сопротивление турецкому правительству», а точнее террор.7 Учредителем этой партии был некий Мигирдиг Партугамян, сын богатейшего армянского банкира, который распространял среди  османских армян Восточной Анатолии идею о возможности образования самостоятельного армянского государства. Для достижения цели он считал необходимым вывести «армянский вопрос» на международную арену и подключить армянскую диаспору по всем параметрам к этой проблеме.

Основной идей созданнойв 1887 году в Женевепартии «Гнчак»и организованнойв 1890 году в Тифлисе партии «Дашнакцутюн»являлась идея  образования независимой армянской государственности на территории Османской империи. Методом политической борьбы они избрали  грубое насилие против османского правительства.

Для достижения цели армянские националистические силы решили организовать ряд смут в Османской империи, которые могли бы убедить Европу в том, что армяне в этой стране подвергаются жесточайшим гонениям.8В результате, начиная с 1894 года, по всей Османской империи начались столкновения на межнациональной почве. Члены партии «Гнчак» Дамадиян и Баяджиан, имеющие большой опыт в организации мятежей, организовали беспорядки в Сасуне.9Затем партия «Гнчак»10  способствовала распространению волнений по другим городам Османской империи, Осенью и зимой 1895 г. беспорядки достигли своего пика, особо выделялись Ванские события 1895 г. , которые были  характерны терактами и рекетерством. В самый пик этих событий чудом спасся английский консул Виллиама.12Об этом писала местная пресса в конце XIX века.11

В сложившейся ситуации дашнаки решили взять инициативу в свои руки и проводили террористические акты, среди которых самым авантюрным был захват Османского банка в Истамбуле 14 августа 1896 г. При этом были взяты гражданские заложники, что и стала классической моделью терроризма и шантажа в современной мировой истории. Этой акцией руководил Гареген

Пасдермаджян, позже в 1908 году избранный делегатом в национальное собрание Эрзерума.13Дашнаки-террористы на этом не остановились. 30 августа 1896 г.  для привлечения внимания мировой общественности они организовали  в Галатиии несколько покушений с применением бомб. Однако, не сумев найти должной поддержки в европейском театре, армянское движение с осени 1896 года пошло на спад. Последним аккордом  дашнаков было покушение на султана Абдул Гамида.14,  совершенное  21 июля 1905 года.

Не сумев реализовать свою бредовую мечту в Османской империи и оставшись без поддержки европейских держав, армянские националисты решили перенести борьбу на Кавказ. Трезво оценив сложившуюся ситуацию и политико-националистическую деятельность армян на Центральном Кавказе, российские власти решили остановить наплыв армянских инсургентов. Для этого были предприняты определенные шаги, как, например, закрытие армянских церковно-приходских школ на Кавказе, Вступило в силу Положение от 12 июня 1903 года о секвестре на армяно-григорианскую церковь,  которая играла главенствующую роль в армянском движении, объединив османских и российских армян под идеей образования «Великой Армении». Такой была  реакция русских официальных властей на антиправительственную деятельность армян под предводительством партии «Дашнакцутюн» и армянской церкви на рубеже XX века. Образование комитетов для помощи восставшим в Османской империи, вербовка волонтеров, использование насильственных методов против тех, кто не воспринял деятельность армянских церковных, общественных, политических и других организаций, революционные идеи армянского националистического и шовинистического движения — все это не могло не обеспокоить русскую администрацию и побудило правительственные круги принять адекватные меры.

Ответная реакце в августе 1903 года в Александрополе, Карсе, Эриване и других городах Кавказа армянское духовенство выступило в роли застрельщика армянского движения в России. После того, как главноначальствующий по гражданской части на Кавказе кн. Г.С.Голицын отказал в  отмене секвестра, ситуация еще более усугубилась.  Конфронтация вступила в качественно новую фазу. Уже в 1903 году армянские террористы рассылали угрожающие анонимные письма в адрес кавказской администрации по поводу секвестра, наложенного на армянскую церковь.15Так, один из армянских комитетов в ультимативном порядке требовал от

высокопоставленного чиновника

Г.С.Голицын 1838—1907) —генерал от

 инфантерии(14.05.1896), русский

государственный деятель.

Управления Государственных Имуществ по Тифлисской губернии А.О. Кидиашвили, чтобы это ведомство оставило дело по Армянской церкви.16Однако представители кавказской администрации были непоколебимы в своей позиции, и противостояние между армянскими националистами и самодержавием еще более обострилось.  14 октября 1903 года в Тифлисе террористическая организация «Новое время» организовала покушение на самого кн. Г.С.Голицына. Получив от трех террористов тяжелые кинжальные  ранения в голову Г.С.Голицын  вынужден был покинуть Кавказ.17После 11 мая 1905 года были убиты Бакинский губернатор М.А.Накашидзе и его личный стражник. Этот акт возмездия был совершен по приговору Бакинского ЦК армянской «революционной» партии «Даш-накцутюн».18

Среди жертв дашнаков были также православные религиозные деятели. 13 августа 1903 года в Александрополе был заколот кинжалом православный протоирей Василов, которому вынес смертный приговор «армянский революционный комитет» за то, что этот священник способствовал обращению в православие население трех армянских селений.19

«Дашнакцутюн» был беспощаден ко всем, кто не подчинялся его приказам. В эти годы подвергались физическому уничтожению те армяне, которые не подчинялись установленным порядкам армянского националистического движения. Так, в 1903 году в Эчмиадзине, прямо на базарной площади, был убит некий Потоянц, виновный лишь в том, что он не отказался быть понятым при передаче церковного имущества в казну.20В начале Первой русской революции, которая несла в себе хаос и анархию, преступная деятельность армянских националистов во главе с «Дашнакцутюн» еще более активизировалась. Партия  объявила ультиматум чиновникам силовых структур кавказской администрации и угрожал физическим уничтожением тем, кто осмелится отнимать оружие и делать обыски  у армянского населения Центрального Кавказа.21

В результате в августе 1905 года было отменено положение о секвестре и Эчмиадзин получил вновь контроль над имуществом и капиталами армяно-григорианской церкви. Тогда же российское правительство пошло на уступки и в школьном вопросе. 1 августа 1905 года Николай II, обращаясь наместнику на Кавказе, четко подчеркивал в своем указе следующее: «впредь до выработки положения об армянских церковных школах, разрешать в пределах наместничества открывать при церквях и монастырях, церковно-приходские школы».22Отход от радикальной позиции российского правительства в отношении армянского движения объясняется тем, что армянские националистические группировки играли немаловажную роль в развитии хаотичных волнений в ходе Первой русской революции и являлись социальной базой антиправительственных сил на Центральном Кавказе.

Однако уступки правительства не могли остановить террористические действия армян. В целях снабжения отрядов «зинвор» — террористов-голо-ворезов, партия «Дашнакцутюн» путем запугивания пыталась обирать зажи-точных нацменьшинств Северного Азербайджана, в данном случае немцев-колонистов. Так, Елизаветпольский фундаменталист партии «Дашнакцутюн» Корюн совместно со своими соратниками братьями Арутюновыми пот-ребовали у еленендорфского помещика и виноторговца Хр. Форерав пользу своей партии 30 000 руб. То же самое предложение было сделано богатому колонисту Я.Гуру, который отказался удовлетворить рэкетиров, за что был убит.23

Однако основной удар террористических актов армянских националистов был направлен против автохтонного населения Азербайджана — азербайджанцев. В эти годы армяне открыто продемонстрировали свою ненависть к азербайджанцам. Не сумев реализовать свои авантюристические планы в Малой Азии на исходе XIX века — за счет османов, в начале XX века армяне намеревались реализовать свой коварный замысел на Кавказе — за счет азербайджанцев. Еще накануне армяно-азербайджанского конфликта армянские террористы неоднократно пытались совершать провокации, направленные против азербайджанцев. Так, в документах с грифом «секретно» Бакинского полицейского департамента сообщалось: «армяне во время шахсей-вахсей, имеющего быть у мусульман 13 марта 1904 года, в Баку намерены бросить в толпу мусульман бомбу и деяние это приписать полиции».24

Антиазербайджанская тактика армянских националистов во главе с партией «Дашнакцутюн» привела к армяно-азербайджанскому конфликту 1905-1906 годов, в котором эта партия показала себя вдохновителем и носителем терактов и сыграла немалую роль в вспышке террористической волны в этом межнациональном конфликте. Об этом писал Г.Чалхушян, четко подчеркивая, что «Дашнакцутюн» имел «выдающееся значение в армяно-татарской резне».25Так считал также российский дипломат В.Ф.Маевский, который был в курсе всех происходивших событий. По его мнению, партия «Дашнакцутюн» главным источником бедствий на Кавказе.26

Масштаб терактов армянских националистов был настолько широк, что Кавказское наместничество решило официально решить эту проблему. В феврале 1906 года по инициативе наместника на Кавказе И.И.Воронцова-Дашкова было созвано совещание для  решения межнационального конфликта. В  в повестку дня  был включен «вопрос о терроризме на Кавказе». Принятая на совещании резолюция гласила о прекращении террористической деятельности армянской стороны. Значимость этой резолюции была велика, ибо впервые на государственном уровне действия армянских националистов оценивались как терроризм. Это  документально подтверждало действия армянских группировок  как акт насилия и устрашения в отношении противоположной стороны, т.е. азербайджанцев.

Первая мировая  война дала новый импульс действиям армянских террористов. Навязчивая идея о создании «Великой Армении»  должна была охватить шесть вилайетов Восточной Анатолии. Еще до вступления Османской империи в Первую мировую войну армяне уже создавали «пятую колонну». Так, в сентябре 1914 года были образованы 4 отряда, возглавляемые Андраником, Дро, Амазаспом и Кери, ярыми дашнаками, задачей  которых была  подготовка боевиков для дальнейших антиосманских военных действий.27

После вступления Османской империи в военные действия началось формирование добровольческих отрядов из армян, дезертировавших из османской армии. Так, например,  депутат из Эрзерума Пасдермаджян перешел в противоположный лагерь вместе с армянскими солдатами и офицерами III Армии. 28

Осенью 1914 года и в начале 1915 года повстанческие

отряды армян сформировались уже в Ване, Зейтуне, Битлисе, Шуше. После начались отк-рытые выступления армянских мятеж-ников.Восполь-зовавшись окку-пацией части Малой Азиирусской армией,повстанческие  Армянские бандформирования- сглаварем     

Николой Думаном

силы под руководством дашнаков Арама и Варелу в мае 1915 года захватили  город Ван и  провозгласили так называемое «Армянское государство». Арам Манукян был назначен русским губернатором.29

Армянский терроризм достигает своего пика, когда началось физическое истребление турок на территории Малой Азии. Тем самым они пытались искусственно изменить демографическое соотношение в этническом составе населения, как в Ване, так и в Восточной Анатолии путем геноцида турок — доминирующего населения Малой Азии. При этом дашнаки намеревались сохранить сепаратистскую единицу — «Ванское государство» после этнической чистки на этой территории «представителей мусульманского населения, убитых или обращенных в бегство».29

Таким образом, в годы Первой мировой войны армяне истребляли турок, изгоняли из мест, вошедших в состав так называемого «Армянского государства». Это был геноцид турецкого этноса-гегемона со стороны этнического армянского меньшинства, воспользовавшегося присутствием и покровительством русской оккупационной армии.

В годы Первой мировой войны армяне-сепаратисты не достигли своей цели, и идея о «Великой Армении» превратилась в фарс. Но до последнего главари армянских националистов просили помощи у великих держав для концентрации сил армянских волонтеров под предводительством воеводы Андраника с целью сохранения захваченные русской армией провинции под контролем армянских боевиков. При этом они надеялись, что Англия и Франция при обсуждении мирного договора  выдвинут вопрос о дарении Армении автономии.30

Продолжение следует

 

Подробнее:http://www.erevangala500.com/?direct=news_page&id=223

 

Возмущены ли 20 млн российских мусульман-суннитов тем, что Путин бомбит Сирию?

rossia-flaq«Многие наблюдатели предупредили, что военная кампания Путина в Сирии может вызвать осложнения в России, — напоминает политолог Егор Лазарев в The Washington Post. — В 144-миллионном российском населении насчитывается порядка 20 млн мусульман, подавляющее большинство из которых — сунниты. Некоторые аналитики предполагают, что эти российские сунниты воспротивятся поддержке, которую Россия оказывает асадовскому режиму, возглавляемому алавитами и наносящему удары по суннитским повстанцам, а также российским попыткам возглавить коалицию шиитских держав — Ирана, Ирака и Сирии».

Автор сообщает, что для проверки этих предположений социологический отдел «Фонда по борьбе с коррупцией» (ФБК, Москва) опросил 1200 человек в Татарстане и Дагестане.

«Мы попросили всех респондентов сказать, какой из вариантов они предпочитают:

— Россия никак не должна участвовать в военных действиях в Сирии

— России нужно участвовать в сирийской войне на стороне Асада

— России нужно войти в международную военную коалицию в Сирии, наряду с США и Францией.

Те, кому не понравился ни один из этих вариантов, могли самостоятельно сформулировать предпочтительный для них вариант», — говорится в статье.

«Если бы предсказания аналитиков были верны, мусульмане чаще выбирали бы антивоенные ответы и реже поддерживали вмешательство Путина. Однако мы обнаружили нечто другое», — сообщает Лазарев.

«Мусульмане и Татарстана (24%), и Дагестана (22%) чаще высказывались против войны в Сирии, чем православные христиане в Татарстане (18%). Однако разница невелика. Более того, мусульмане поддержали оказание помощи Асаду. Вообще-то вмешательство на его стороне поддержало больше дагестанских мусульман, чем татарстанских православных (29% против 23%), — говорится в статье. — Возможно, одна из причин, по которой результаты опроса противоречат предсказаниям специалистов о выступлении мусульман против путинского вмешательства в Сирии — то, что большинство участников нашего опроса не воспринимают сирийский конфликт как межконфессиональный конфликт. Другими словами, они не видят в российской интервенции попытку Путина помочь алавитскому режиму расправиться с суннитскими повстанцами».

«Большинство представителей обеих религий — порядка 40% — не знают, в чем причина [сирийского] конфликта. Еще важнее то, что только 6% дагестанских мусульман видят в сирийской войне конфликт между суннитами и шиитами. И только 3% татарских мусульман воспринимают этот конфликт именно так, — говорится в статье. — Порядка 25% татарских мусульман воспринимают конфликт как борьбу с исламскими террористами. Но ни одна другая группа не достигает такого уровня; только 20% христиан согласны с этой точкой зрения и только 15% дагестанских мусульман. Те, кто придерживается этой позиции, возможно, согласны с заявлениями российских СМИ, что Путин вмешался в войну в Сирии, чтобы сражаться с «Исламским государством» (организация запрещена в РФ. — Прим. ред.)».

Егор Лазарев | The Washington Post
8 марта 2016

Источник — inopressa.ru

КАВКАЗСКАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ОТ ПЕТРА I ДО ТУРКМАНЧАЙСКОГО ДОГОВОРА

turkmanchayХаджар  Вердиева, наук,  консультант – главный  научный 

сотрудник   Архива   Политических   Документов   Управления  Делами 

Президента  Азербайджанской  Республики, доктор  исторических наук

Туркманчайский договор подвел черту под пред- и посттуркманчайским периодами истории Азербайджана. При проведении ретро-исторического анализа данного объекта исследования выявляется необходимость осветить предысторию вышеуказанного договора.

Рассматривая хронологические рамки данного объекта изучения, следует показать исторические предпосылки социально-политических процессов в XVIII и в первой трети XIX веков, когда Азербайджан переживал сложный период своей истории. Феодальная раздробленность, иноземные нашествия соседних государств, сопровождавшиеся упадком городской жизни и ремесленного производства, а также разорением сельского хозяйства и гибелью коренного населения, подвели страну к критической грани. Мы базируемся на историко-эволюционной методике исследования, которая помогает и обеспечивает объективный исторический подход в освещении исторической предпосылки данной проблемы, корни которой относятся к периоду распада Сефевидского государства.

Социально-политические процессы первой трети XVIII века в Сефевидском государстве привели к окончательному его распаду. После внезапной кончины последнего малолетнего сефевидского правителя шаха Аббаса III объявленный новым правителем Ирана Надир шах образовал государство Афшаридов (1736-1747), в территориально-адмнистративные рамки которого был включен Азербайджан. Установив кровавый деспотический режим, Надир шах смог удержать распад географической территории преафшарского периода.

После убийства Надир шаха государство Афшаридов стало распадаться на мелкие административно-территориальные единицы. Этот процесс охватил всю империю — от Афганистана до Кавказа. Азербайджан также переживал процесс феодальной раздробленности. Образование мелких ханств началось еще при правлении Надир шаха, а после его смерти этот процесс пошел по восходящей. В результате за короткий промежуток времени в Азербайджане появились 18 ханств, пять меликств и пять султанств. Доминирование в стране натурального хозяйства, отсутствие единой меновой системы усиливали социально-политическую и экономическую разобщенность ханств, а усугубление межфеодальных распрей препятствовало созданию централизованного государства в Азербайджане. В целях упрочения политической власти ханства самостоятельно устанавливали дипломатические отношения с соседними государствами — Россией, Османской империей, Ираном и Картли-Кахетинским царством, и это приводило к образованию отдельных феодальных военно-политических блоков, которые, в свою очередь, тормозили формирование единого внешнеполитического курса ханств. В результате во внешнеполитическом курсе азербайджанских ханств появились дифферентные направления, которые привели к еще более глубоким межфеодальным распрям. Были безрезультатны попытки отдельных ханств, и, в частности, стремление к высотам политической власти Урмийского хана — Фатали хана, и активные действия Губинского Фатали хана, в деле образования централизованной власти в северо-восточной части Азербайджана и намерение поэтапного ее расширения в более широком ареале.

Все эти социально-политические процессы были в центре внимания государств, которые были заинтересованы в расширении сферы влияния и упрочении военно-политических позиций на Кавказе. И наибольшую активность проявляла здесь Российская империя, которая еще при Иване Грозным, завоевав Казань и Астрахань, вплотную прикоснулась с Кавказом, а в XVIII веке пыталась решить главную стратегическую задачу — обеспечить доступ к южным морям и завоевать силой оружия плодородные и очень важные в военно-стратегическом отношении азербайджанские земли. Открыв «окно» на север, Петр I не довольствовался результатами Северной войны. Его тянуло к южному «окну», но Османская империя была еще очень сильна, и доказательством тому был неудачный для России Прутский поход (1711).

А Сефевидское государство на рубеже XVIII века переживало глубокий социально-политический коллапс, и сефевиды не в состоянии были удерживать процессы дисперсности. Проанализировав военно-политическую ситуацию в регионе, российский император понял, что новые контуры южных границ Российской империи могут продвинуться в направлении Каспийского моря, которое могло бы превратиться во «внутреннее озеро» России, что позволило бы России изменить османский (Смирна, Алеппо) маршрут европейской торговли на Южном Кавказе и в Передней Азии на русский маршрут (Астрахань) и образовать транзитный русско-кавказский и русско-иранский торговый центр.

Интерес российского императора к полосе Каспийского моря также объясняется тем, что Петру I нужны были новые богатые природные ресурсы, которые могли бы дать импульс для развития российской экономики. А сведения, полученные от главы посольства России в Сефевидском государстве А.П.Волынского, еще более заостряли внимание Петра I в этом направлении. Записи из дневника А.П.Волынского подтверждают, что из всех земель в государстве Сефевидов доходными и богатыми являлись прикаспийские провинции Ширван и Гилян и что «одних только лишь пошлин с продажи шелка собирается почти по 1.000.000 руб., и эта сумма составляла 1/6 годового дохода шахской казны».

В процессе подготовки Каспийского похода Петр I также пытался создать этно-конфессиональную базу для утверждения российской политической позиции в регионе. В этой связи внимание Петра I привлек армянский фактор. Потерявшие в IVвеке свою государственность и разбросанные по всему свету, но при этом объединенные по сенью армяно-григорианской церкви армяне, еще в средние века пытались образовать свою государственность. Это впоследствии легло в основу «армянского вопроса». Не теряя надежды на свою интеллигибельную мечту в период II сефевидо-османской войны(1528-1555), армяно-григорианская церковь, зорко следящая за военно-политическими событиями, не раз обращалась к католической церкви за помощью. Так, в последние годы правления Сулеймана Великолепного из Османской империи была отправлена армянская делегация из г. Себастии. Но Европа проявляла безразличие к чаяниям армян создать свою государственность.

Воспользовавшись социально-экономическим упадком в ослабленном Сефевидском государстве, Армянская церковь решила воспользоваться сложившейся ситуацией и вновь отправила делегацию в Западную Европу, в надежде на поддержку европейских государств в решении «армянского вопроса». Но Запад вновь проявил безразличие. Между тем один из представителей этой делегации Исраэл Ори, столкнувшись с безразличием европейских политических кругов, в 1701 г. отправился в Россию на встречу с Петром I. Он рассчитывал на то, что для реализации кавказской политики Петра I необходима была социальная база, на которую могло бы опереться христианское государство в мусульманской стране.

Проектируя грандиозные планы в отношении прикаспийского региона еще в ходе Северной войны, с подачи армяно-григорианской церкви Петр I планировал образование под скипетром России объединенного грузино-армянского союза во главе с грузинским царем на Южном Кавказе. Для реализации этого проекта высшие чиновники Российской империи вели переписку с Картли-Кахетинским царем Вахтангом VI.

Параллельно для ослабления влияния османского фактора в регионе, который усилился после шамахинских событий 1721 года, Петр I выселял из прикаспийских земель автохтонное население Азербайджана — азербайджанцев. С целью усиления христианского элемента в мусульманской стране он заселял на азербайджанских землях христиан — армян, грузин, русских. Однако, не сумев по ряду объективных причин завершить военную кампанию, российский император продолжал обнадеживать депутации армян и грузинскую сторону в возобновлении военной операции. Но международная ситуация и внутриполитическая обстановка не позволили Петру I реализовать свои целенаправленные экспансионистские планы.

После Петра I, при правлении Анны Иоанновны, Россия оставила прикаспийские земли Азербайджана, но при этом продолжала внимательно следить за социально-политическими процессами в регионе. Императрица Елизавета Петровна планомерно продолжала кавказскую политику своего отца, ибо Кавказ был центром пересечения торгово-экономических интересов ведущих государств Они пытались овладеть регионом, чтобы расширить сферу своего влияния на Восток и доминировать на пути к Индии.

При Екатерине II Россия твердыми шагами продвигала свое политическое господство в кавказском регионе. Установив в начале XVIII века на левом берегу Терека «Кавказскую линию», Россия в 70-х годах XVIII века захватила Кабарду и тем самым продлила эту «линию». А Кючюк-Гайнарджийский договор (1774) укрепил позиции империи в Крыму и в Азовском побережье, включив Кабарду де-юре в состав Российской империи, и тем самым расширил сферу влияния России в регионе.

Установив свое политическое господство на Северном Кавказе, где основной пласт коренного населения исповедывал исламскую религию, Российская империя насаждала христианство на мусульманских землях. С этой целью в 1745 году была учреждена Осетинская духовная комиссия, главная задача которой заключалась в противопоставлении роли православия влиянию ислама.

В последней четверти XVIII века политическая ситуация в Иране определенно стабилизировалась. Ага Мухаммед шах Гаджар, укрепив свою власть в Иране, не мог спокойно наблюдать за стремительным маршем России на Кавказе, которая после Яссинского договора не скрывала свои истинные намерения в отношении феодальных единиц на Южном Кавказе. В целях предотвращения захвата земель Южного Кавказа Российской империей, Ага Мухаммед шах Гаджар выступил походом на земли Азербайджана и Картли-Кахетинского царства. В свою очередь Екатерина II не скрывала свои политические планы в отношении азербайджанских земель и направила в регион русские войска под командованием графа В.Зубова.

Намереваясь установить политическое господство на Южном Кавказе Россия осознавала важность образования социальной базы на территории, где доминировало мусульманское население. И вопрос об армянской государственности был для России козырной картой в политических комбинациях империи. В свою очередь поход В.Зубова давал импульс интеллигибельной мечте армяно-григорианской церкви. И архиепископ Иосиф Аргутинский принимал участие в указанной военной операции в надежде реализовать один из проектов образования армянского государства, автором которого был сам И.Аргутинский. Об этом в своих исследованиях, ссылаясь на архивные данные, пишет историк-арменист З.Т.Григорян.Затрагивая данную проблему, З.Т.Григорян указывает, что аналогичные проекты готовились также в армянских колониях Индии, авторами которых были Овсеп Эмин и Шахамир Шахамирьян.

Но внезапная смерть Екатерины II приостановила на время экспансионистские планы кавказской политики Российской империи. Воспользовавшись сложившейся социально-политической ситуацией на Южном Кавказе, Ага Мухаммед шах Гаджар вновь выступил походом на азербайджанские земли в целях приостановления российской экспансии и подчинения северных ханств Азербайджана политической власти династии Гаджаридов. Однако убийство Ага Мухаммед шах Гаджара приостановило южнокавказские планы шахского Ирана. В свою очередь глубокие противоречия раздробленной на феодальные единицы страны не позволили приостановить захватнические планы доминирующих государств в регионе — в данном случае Российской империи.

Приход к власти Александра I в России вновь вернул империю к кавказской политике Петра I. Отсутствие политических, экономических, социальных предпосылок привели к деконцентрации военно-политических сил страны. Разобщенные ханства не смогли оказать сопротивления захватнической политике Российской империи. Не скрывая свои истинные намерения в регионе, Россия весной 1803-го года, преодолев вооруженное сопротивление Джаро-Балаканских вольных обществ, завоевала их, а в начале 1804-го года захватила Гянджинскую крепость, которая героически оборонялась с осени 1803-го года. Падение Гянджинского ханства является наглядным свидетельством разобщенных действий ханств, которые по ряду субъективных причин не смогли выступить с консолидированными силами против военной силы Романовской России.

Не смирившись усилением позиций России на Южном Кавказе, Гаджариды и Османская империя, пытаясь сохранить статус-кво в регионе, выступили войной против России. В результате в первой трети XIX века произошли две Русско-иранские и две Русско-османские войны.

В ходе I Русско-иранской войны (1804-1813) Карабахский хан Ибрагим-Халил хан, не отказываясь от своего внешнеполитического курса и не принимая во внимание позицию своих оппонентов в ханстве, заключил 14 мая 1805-го года с представителем Российской империи кн. П.Д.Цициановым Кюрекчайское соглашение. В результате Карабахское ханство оказалось в вассальной зависимости от Российской империи. Не соглашаясь с позицией Ибрагим -Халил хана, северные ханства Азербайджана, кроме Шекинского хана Селим хана, не присоединились к этому соглашению и действовали разрозненными силами против российского военного наступления. После Кюрекчайского соглашения Россия активизировала свои завоевательные действия и до конца 1806-го года захватила другие северные ханства страны.

Ради установления своей политической власти и образования в мусульманской стране социальной базы Россия проводила целенаправленную колониальную политику. Правящие круги Российской империи понимали, что автохтонное население Азербайджана — азербайджанцы не примирятся с иноземным господством и верховенством христианского государства. Поэтому империя видела в автохтонах потенциальных врагов и бунтовщиков, не приемлющих колониальные цели России. И тому была причина — азербайджанский народ, не смирившись с завоеванием Российской империи, оказывал вооруженное сопротивление иноземному, инородному, иноконфессиональному государству. Так, население Джаро-Балаканских вольных обществ восстало в 1804-ом году и периодически оказывало в последующие годы сопротивление русским войскам. В 1805-ом году жители Щамщаддиля подняли мятеж. После убийства Ибрагим-Халил хана, летом 1806-го года, Селим хан Шекинский, отказавшись принять условия Кюрекчайского соглашения, поднял народ на восстание и изгнал русский гарнизон из Шеки. В октябре 1806 года население Ленкоранского и Шамахинского ханств оказало вооруженное сопротивление русским войскам. Ярким примером народного сопротивления против русского завоевания азербайджанских земель стало Губинское восстание 1806-1810 годов под предводительством последнего Губинского хана — Шейхали-хана. Историческая значимость этого восстания заключалась в том, что оно охватило не только губинские земли, но, отличаясь своей масштабностью, дало резонанс в других провинциях страны. Касаясь данного восстания, в своем рапорте генерал Репин сообщал о «расстроенном положении» Губинской провинции, что является ярким доказательством силы и мощи этого восстания.

В ходе II Русско-иранской войны (1826-1828) народно-освободительное движение против российского завоевания получило еще больший размах. Об этом писали в своих исследованиях, в первые годы советской власти, историки М.П.Покровский и Г.Минасозов, подчеркивая, что коренное население Азербайджана встречало армию Абас-Мирзы «с распростертыми объятиями». Доказательством тому рапорт генерала И.Ф.Паскевича, в котором особо отмечалось: «В 1826 году большинство жителей мусульманских провинций с оружием в руках восстали против России». Но пиком народного сопротивления в годы II Русско-иранской войны было Гянджинское восстание под предводительством Угурлу-аги — младшего сына Джавад-хана — последнего Гянджинского хана. Преследуя колониальные цели, Россия жестоко расправлялась с участниками народно-освободительного движения. Так, в 1826 году в Губинской провинции «за измену» были казнены 134 члена бекских семей. Аналогичные репрессии проводились и в Гарабагской провинции. Так, советский историк К.Сивков писал, что по распоряжению А.П.Ермолова было «повешено, засечено и утоплено 88 человек, без суда и судебных приговоров».

В процессе завоевания земель Азербайджана правительственные круги России понимали, что кроме силового фактора необходимы иные способы влияния, которые должны были изменить менталитет, мышление коренного населения, а точнее, трансформировать его морально-духовное состояние. С этой целью уже в начале завоевания представители военно-административных структур Российской империи проводили политику христианизации. Так, в целях морального подавления азербайджанцев П.Д..Цицианов после падения Гянджинского ханства превратил одну из Гянджинских мечетей в православный храм. Аналогичными действиями выступил И.Ф.Паскевич после захвата Эриванского ханства, превратив Иреванскую пятничную мечеть, построенную в 1582 году, в православную церковь.

Параллельно представители правящих кругов Российской империи в целях «разжижения» мусульманского пласта в этно-конфессиональной структуре населения страны «вливали» новые христианские элементы в этническую номенклатуру Северного Азербайджана. Уже после Гюлистанского трактата в северных землях Азербайджана появились немцы, выходцы из Вюртембергского королевства. Но главную ставку в своей переселенческой политике в первой трети XIX века Российская империя делала на «армянскую карту», считая, что распыленные в широкой диаспоре и утратившие в раннем средневековье свою государственность армяне, станут основной опорой социальной базы России в регионе. Возлагая большие надежды на армян, правящие круги России считали, что армяне «по единому христианству под защитой российского правительства питают для собственного блага основательную преданность к российскому владычеству». И в ходе I Русско-иранской войны представители Российского государства вели переговоры с армянами Эрзерумского санджака Османской империи о переселении их на Южный Кавказ. На что эрзерумские армяне выдвигали свои условия: «Когда милостью Божьей занята будет Эривань(подчеркнуто нами-Х.В.) российскими войсками, то непременно все армяне согласятся войти в покровительство России и на жительство в Эриванской провинции». Но результаты Гюлистанского трактата от 12 октября 1813 г. не позволили России собрать армян на Южном Кавказе.

Гаджариды не могли и не хотели смириться с итогами I Русско-иранской войны, а именно с упрочением военно-политической позиции России в регионе. Уход Александра I с политической арены империи и последующие социально-политические процессы в России дали надежду Фатали шаху, что наследники Александра I откажутся от кавказской политики Петра I. Но неудачные военные действия иранской армии в ходе второй Русско-иранской войны приостановили планы Гаджаридов в расширении сферы влияния их на Южном Кавказе и, в частности, в северных землях Азербайджана.

Туркманчайский договор (10 февраля 1828 г.), подписанный между Российской империей и шахским Ираном, привел к разделу Азербайджана. По условиям этого договора южные ханства были включены в состав Иранского государства, а северные ханства, включая Иреванское и Нахчиванское, вошли в территориально-административные рамки Российской империи. Туркманчайский договор упрочил позиции России на Южном Кавказе и дал развитие ее переселенческой политике, являвшейся для империи одной из важных и неотложных задач в освоении и колонизации обретенных силой оружия земель. И основное внимание было сосредоточено на армянском факторе. Однако колониальные цели Российской империи в регионе не позволили ей в корне осознать все социальные параметры «армянской карты». Создав благоприятную почву для количественно-качественного роста армян на Южном Кавказе, в частности, в Северном Азербайджане, тем самым расширив ареал распространения интеллигибельной мечты армянства, Россия не задумалась о последствиях этой политики.

В начале ХХ века уже имел место «армянский синдром», как носитель сепаратизма и террора. Вклинившись в социально-политическую жизнь региона, интеллигибельная мечта армянства стала источником социально-политической нестабильности в регионе. Образовав на исторических азербайджанских землях свою государственность, армянство уже целое столетие является катализатором этно-конфликтных очагов Южного Кавказа.

Литература

1.Ашурбейли А. История города Баку. Баку,1992.
2.Байбуртян В.А.Армянская колония Новой Джульфы в XVIII веке. Ереван, 1969
3.Бутков П.Г.Материалы для новой истории Кавказа. С 1722 по 1803 год. Части. I,II,III. С.Петербург, 1869
4.Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку. «Алтай», 1999
5.Востриков С.В.//Карабахский вопрос и политика России на Кавказе//.Общественные науки и современность.1999.№3
6.Григорьян З.Т.Вековая борьба армянского народа за свою независимость и свободу. Москва, 1946.
7.Дубровин Н.История войны и владычества русских на Кавказе. Т.V.С.Петербург, 1879.
8. Дубровин Н.Закавказье с 1803 по 1806 годы. С.Петербург, 1866.
9. Лысцов В.Г.Персидский поход Петра I.1722-1723. Москва, 1951.
10.Малахия Орманиан. Армянская церковь. Москва, 1913.
11.Шопен И. Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху ее присоединения к Российской империи. С.-Петербург, 1852
12.Эзов Г.А.Сношения Петра Великого с армянским народом. Документы. С.Петербург, 1898

Подробнее: http://www.erevangala500.com/?direct=news_page&id=127

Ложь бессильна, и свидетелем тому османские источники

 

osmanli imperiyasi

Хаджар  Вердиева  доктор исторических наук,

консультант – главный научный сотрудник Ар-

хива Политических  Документов Управления

Делами Президента  Азербайджанской

Республики(Баку, Азербайджан)

e-mail — [email protected])

 

Где правда проступает сквозь туман, там терпит

поражение обман. Фирдоуси.

«Армянский синдром» уходит корнями в средневековье. Опутав своей паутиной все континенты мира, армяне априори стремятся овладеть ареалом исконно азербайджанских земель, который по историко-географическим параметрам им никогда не принадлежал.

 

Армянские колонии, образованные в средние века, широкой сетью охватили территории не только Переднего и Среднего Востока, вплоть до Индии, но и Восточной Европы. Позже они расселились на Крымском полуострове, расширив свою географию до земель Дона. Армянство столетиями целенаправленно насаждало мифическую идею о «Великой Армении» не только в среде своей разбросанной по миру общины, но и в правящих кругах государств Западной Европы и Ватикана.

 

С начала царствования на Руси Петра I идеологи армянства, в частности, Исраэль Ори, разочарованный в бессмысленных переговорах с Западом, устремили свои взоры в северном направлении.

 

В XVIII веке из Персии в Россию начали проникать состоятельные армянские купцы, которые методично внедрялись в правящие круги империи. В этом направлении особые усилия приложили Сарафовы и Лазаревы. Они целенаправленно действовали по алгоритму И. Ори, а также представителей индийской армянской колонии Иосифа Эмина и Шамиряна, пытаясь реализовывать свою мечту под сенью Российской империи.

Иван Лазарев ставший в России крупнейшим промышленником и землевладельцем, вкладывал огромные субсидии в насаждение интеллигибельной мечты армянства и добился включения «армянского вопроса» в политику Екатерининской России. Подчеркивая главенствующую роль армяно-григорианской церкви в распространении идеи «Великой Армении», он в последней четверти XVIII века строил армянские церкви в столичных городах Российской империи.(1. с.20). Вступив в переговоры с фаворитом Екатерины II князем Г.Потемкиным, Лазарев вместе с главой армянской церкви в России архиепископом Иосифом Аргутинским пытался убедить российского вельможу о целесообразности образования армянской государственности с центром в Иреване. (1. с.22). Проект Лазарева был направлен на завоевание российскими войсками этого древнего азербайджанского города, который был представлен им как армянский.

 

Уже в XVIII веке многовековая бредовая мечта влекла вдохновителей армянства к фальсификации истории, как своей, так и других народов. При этом умышленно «забылось» о докавказской родине армян, Восточной Анатолии. В отличие от историков- фальсификаторов, отдельные исследователи-арменоведы ХХ века в своих трудах однозначно констатировали формирование армянских племен в указанном географическом ареале. Так, в своих исследованиях профессор Гр. Капанцян подчеркивал, что роль и место Восточной Анатолии в истории армянского народа заключается в том, что именно эта территория «первичный домен или колыбель, их (армян-ред.) прародитель и главный этнофермент, их языковый и культурный первоостов, их этнологический облик».(2. с.236). И эта констатация однозначно подтверждает географические рамки, исторический ареал образования армянского субстрата.

Но армянство пыталось всеми правдами и неправдами, обманом и ложью достичь поставленной цели, которая оправдывала бы все средства в образовании своей вымышленной государственности на чужой территории, а именно на исконных землях Азербайджана.

 

Проект Лазарева-Аргутинского недолго фигурировал в политических кругах империи, поскольку послеекатерининская Россия потеряла к этой фальсификации всякий интерес. Это подтверждают даже современники-арменоведы. (3.с.14).

Но армянство всячески старалось оставаться в центре внимания политических кругов империи, пытаясь включить «армянский вопрос» в приоритетные задачи внешней политики России.

 

После подписания Туркменчайского мирного договора, заключенного 10 февраля 1828 года, Николай I, в целях утверждения своей политической власти и образовании этно-социальной базы в мусульманской стране, автох-тонное население которого не принимало инородное, иноземное и инокон-фессинальное управление, сделав ставку на восточных армян, издал «высо-чайший указ» от 21 марта 1828 года, в котором говорилось: «Силою трактата с Персией заключенного 10 февраля 1828 года, присоединен-ные(завоеванные -ред.) к России Ханство Эриванское и Ханство Нахчыван-ское повелеваем во всех делах именовать отныне областью Армян-ской»(подчеркнуто нами — ред.). Так, на исконных азербайджанских землях — Чухур-Саад, где во второй половине XVIII — начале XIX вв. существовали Иреванское и Нахчыванское ханства, появилась новая административная единица- «Армянская область», охватившая исконные земли Азербайджана. Эта дефиниция, впоследствии трансформировавшись в Эриванскую губернию, на базе которой была образована Армянская (Араратская) Республика, фальсификаторами-арменоведами стала именоваться «Восточная Армения», включив после установления большевистской власти в свои географические рамки часть исконных земель Гарабага — Зангезур.

В ходе завоевания азербайджанских земель Российской империей ар-мянство воспользовалось колониальной политикой России в регионе, задача которой состояла в «разжижении» мусульманского пласта и образовании христианской прослойки в этно-конфессиональной структуре населения Северного Азербайджана. Массовое переселение армян из шахского Ирана и Османской империи в северные земли Азербайджана послужило дивидендом для армянства в его интеллигибельной идее. В этой переселенческой кампании активную роль играли полковник Л.Е.Лазарев и подполковник кн.М.З. Аргутинский-Долгоруков. Подавляющее большинство переселенных армян после заключения Туркменчайского и Адрианопольского договоров было размещено на землях бывшего Иреванского ханства. Это способствовало увеличению их удельного веса в этно-конфессиональной структуре населения. Если в 20-х годах XIX века численность армян составляла 9,37% всего населения страны, то в 30-х годах XIX века в трех губерниях Северного Азербайджана, в Бакинской, Елизаветпольской и Иреванской, численность армян в процентном соотношении достигла 21,2%.(4.с.233).

 

Вышеуказанные факты неоспоримо доказывают, что в силу приоритетов колониальной политики Российской империи, которая сводилась к усилению политической власти метрополии на завоеванной территории, в частности, в Северном Азербайджане, часть исконных азербайджанских земель колонизировалась армянским элементом. И умышленно «запамятовав» социально-политические процессы первой трети XIX века, арменисты современности не желают обращаться к историческим реалиям вышеуказанной хронологической рамки. Упорствуя в нежелании признать, что никакой «исторической территории» армян на Кавказе никогда не было, и «Восточная Армения», как территориально-географическое деление в ареале Южного Кавказа не существовала, арменисты — фальсификаторы все же продолжают свободно оперировать этой дефиницией, при этом демонстрируя свои неоправданные и необъяснимые притязания на исконные азербайджанские земли — Иревана. Между тем весьма красноречивы средневековые первоисточники, реальные свидетели исторической истины, неоспоримо доказывающие, что армянское население в XVII веке в Иревани не проживало. Об этом писал в своих трудах известный французский путешественник Жан Шарден. Во время своего путешествия в Исфаган (1673 г.) он проездом посетил Иреван. В дневниках Ж. Шардена отнюдь не упоминается об армянском элементе, однако особо подчеркнуто, что в городе проживали «чистокровные сефевиды».(5.с.21.)

 

Бредовые идеи армянства разоблачают также средневековые перво-источники османского периода. Среди них особую ценность представляют дэфтеры (реестры), составленные писарями османских султанов в двух видах: «муфассал дэфтер» — пространный реестр и «иджмал дэфтер» — малый реестр. Главная задача этих дэфтеров заключалась в определении размеров и форм налогообложения податного населения, распределении ленов и фиксировании доходов рентопользователей — тимариотов (держатель тимара, военный лен, представляющий собой условное феодальное земельное владение, существовавшее в Османской империи вплоть до отмены военно-ленной системы 1839 г.- ред.) и зиамов (держатель зиамета, более крупное условное военно-феодальное земельное владение в Османской империи, также упраздненное в 1839 г. -ред.) Составляя эти дэфтеры, административная система Османской империи не только контролировала налогово-земельную структуру государства, но также освещала этно-конфессиональную номенклатуру населения, включенного в географические рамки Османской империи в ходе завоевательных войн султанства.

 

В ходе сефевидо-османских войн, в конце XVI — начале XVII и в первой трети XVIII вв., Иреванская область, составная часть Чухур-Саадского бейлербекства, была включена в территориальные рамки Османской империи. Административно-управленческая система султанства в вышеуказанных хронологических рамках, в целях контроля над налогообложением данной территории, проводила описания социально-экономического характера, т.е. составляла дэфтеры. По Иреванской области в 1590 и 1728 гг. были составлены два муфассал дэфтера (пространных реестра) -, в 1595 и 1728 гг. два иджмал дэфтера (малых реестра), а в 1603 году сиджил дэфтер, т.е. реестр судебных решений.

 

На основе сведений из этих источников достаточно четко освещается социально-экономическая ситуация, а также этно-конфессиональная структура населения вышеуказанной территориально-географической единицы. Указанные первоисточники были написаны на османском и являются ценным первоисточником для изучения истории Азербайджана в ходе продолжительных сефевидо-османских войн на протяжении XVI-XVIII вв.

 

Только малый реестр — иджмал дэфтер 1728 года, составленный в ходе последней, седьмой сефевидо-османской войны, в переводе на азербайджанский язык с дополнениями и комментариями был издан акад. З.Буниятовым и востоковедом Х. Мамедовым (Гараманлы) в 1996 году.(6.) Заслуга авторов -переводчиков малого реестра — иджмал дэфтера 1728 года, заключается в том, что они включили в научный оборот азербайджанкой историографии ценный первоисточник, категорично развенчивающий бредовые идеи арменоведов-фальсификаторов и их территориальные притязания на исконно азербайджанские земли.

 

Малый реестр — иджмал дэфтер 1728 года ясно показывает, что в первой трети XVIII века азербайджанцы доминировали на территории Иреванской области. И эта констатация базируется на статистических фактах. Так, по сведениям данного первоисточника, тимариаты и зиамы — владельцы условных земельных лен, в пяти областях (нахие) — Гырхбулаг, Карби, Веди, Абаран и Дарачи-чага — были азербайджанцами, и армянский элемент в этих малых уделах не фиксировался.

 

Малый реестр — иджмал дэфтер 1728 года также отражает демографическую картину данной территории, где, согласно конфессиональной градации мусульманского населения области, одну часть селений Иреванской области населяли кызылбаши-шииты, а другую — сунниты. Следовательно, эти исконно тюркские земли населяли азербайджанцы, конфессионально дифференцированные вследствие исторических казусов на шиитов и суннитов.

Вышеприведенный источник османского периода является свидетелем исторической истины, которой гнушаются фальсификаторы истории, В связи с этим на ум приходит крылатое изречение Марка Туллия Цицерона:«Кто настолько глух, что даже от друга не хочет услышать правды, тот безнадежен». «Армянский синдром» безнадежен тем, что свой миф он видит в кривых зеркалах. Но перед правдой ему не устоять, ибо правда «всегда проступает сквозь туман»

 

Литература

1.А.Р.Иоаннисян. Россия и армянское освободительное движение в 80-х годах XVIII столетия. Ереван, 1947.

2.Гр. Капанцян. Хаяса -колыбель армян. Этногенез армян и их начальная история. Ереван, 1947.

3.М.А.Мурадян. Идея армянской государственности во внешней политике России(XVIII-XIX вв.)( в сб: Вестник РАУ (серия гуманитарных и общественных наук).№1, 2003.

4.Вердиева Х.Ю.Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999.

5.Jan Şarden. Parisdən İsfahana səyahət.Bakı,1994

6.İrəvan əyalətinin icmal dəftəri. Bakı,1996. (Araşdırma, tərcümə, qeyd və əlavələrin müəllifləri.)

Подробнее: http://www.erevangala500.com/?direct=news_page&id=193

 

Азербайджан в контексте кавказской политики Российской империи: от Петра до Павла.

  •                                                                              I Petro   
  • Хаджар  Вердиева  доктор исторических наук,

    консультант – главный научный сотрудник Ар-

    хива Политических  Документов Управления

    Делами Президента  Азербайджанской

    Республики(Баку, Азербайджан)

    e-mail — [email protected])

  • В составе России нет края, купленного русским
  •                народом такой дорогой ценой, как Кавказ,
  • именуемым «жемчужиной в русской короне»

     А. Липранди, А.Волынец

 

Объект исследования поэтапно прослеживает кавказскую политику Российской империи  в указанных хронологических рамках. Особое внимание уделено составным кавказской политики Российской империи, переселенческой и политики христианизации, указанного периода. Также освещен фрагментарный интерес Российских правящих кругов  к  «армянскому вопросу»  и проектам представителей  армянства .

Представлено авторское определение таких категорий, как «старшины-поме-щиики», «политика христианизации», «армянский вопрос», «армянство».

Ключевые слова: испанское наследство, восто́чный вопро́с,«этническая чистка», «внутреннее озеро».

 

Интерес России к Кавказу был заложен в годы правления Ивана Грозного. Еще в сере-дине ХVI века российский царь, завоевав Казань и Астрахань, смог вплотную соприкос-нуться с Кавказом. Но развернувшиеся социально-политические процессы в России  в конце XVI- в начале XVII веков не позволили развиться  кавказской политики России по восходящей. XVII век был переломным в противостоянии Восток -Запад. В последней четверти XVII века в международной системе образуется Великий альянс(1689)по ини-циативе Священной Римской империи. Эта коалиция была направлена как в восточном направлении, против Османской империи, так  и в западном, против Франции. Евро-пейские государства были обеспокоены не только военной мощью Османской империи, но и  усилением Франции в годы правления короля Людовика XIV.  Параллельно в эти же годы в Европе образуется новый альянс, государств Австрии, Польши и Венеции- Свя-щенная лига,(1684)  направленный против Османской империи. Романовская Россия также включается в  формированную европейскую систему. Заключив  Вечный мир с Ре-чью Посполитой(1686), Россия примыкает  к Священной лиге. Эта коалиция  в ходе воен-ных действий  в годы  Великой турецкой войне(1683-1699) сумела изменить устои  в международной системе Европы.1699 год  стал эпохальным,  установив пре и посткарло-вицкий рубикон  в истории Европы, изменив устои международной системы континента. Радикальные изменения  в международной политической «шахматной доске» создали бла-гоприятную почву активизации внешней политики России. Также приход к власти молодого энергичного царя импульсировали внешполитические контуры царской России.. Уже  в первые годы  ХVIII века, Россия стала проводить активную внешнюю политику  в европейском театре. Отказываясь от стагнационных  позиций  Старой Руси, Петр I при-мкнул к Европе, стал проводить радикальные преобразования в социально-по-литической сфере государства. Государь- реформатор  также вел  завоевательную политику, с целью выхода на моря и  укрепления позиции России в международной системе,

Успешно завершив Северную войну (1700-1721) Россия открыла  «северное окно»,  ов-ладев Балтийским морем.. Ништатский мир(1721) превратил Россию в морскую державу, но при этом, император понимал, что  Европа, дальнейшее продвижение России к Западу не допустит. Война за испанское наследство* была завершена. Ведущие европейские дер-жавы,  Англия, Франция и Австрия после окончания военно-политической борьбы за ис-панское наследство открыто дали понять России, что они не потерпят дальнейшего про-движения ее в этом направлении. В результате,  в сложившейся военно-политической об-становке, взоры Петра I были устремлены на Кавказ. Этот регион обладая важным стра-тегическо-географическим положением имел особую значимость  в международной систе-ме. С геополитических позиций Кавказ  являлся составной «Восточного вопроса»**. Так-же Кавказ  был центром соприкосновения торгово-экономических интересов ведущих ев-ропейских держав, которые пытались, овладев регионом, расширить сферу влияния на Востоке и  стать доминирующей единицей на пути к  Индии. Анализировав  военно-поли-тическую ситуацию в регионе, российский император понимал, что новые контуры южных границ Российской империи могут продвинуться  в направлении Каспийского мо-ря, которое могло бы превратиться во «внутреннее озеро» России, что позволило бы Рос-сии изменить османский (Смирна, Алеппо) маршрут  европейской торговли на Южном  Кавказе и в Передней Азии на русский маршрут (Астрахань), образовав при этом тран-зитный русско-кавказский и русско-иранский торговый центр. Интерес российского им-ператора полосой побережья Каспийского моря также объясняется тем, что Петру I  нужны были  новые богатые природные ресурсы, которые могли бы дать новый импульс для развития российской экономики. Касаясь данного вопроса в своих исследованиях П.Г.Бутков(1775—1857) *писал: «Петр I хотел в Гиляни и других местах Ширвана развести испанский табак, и чрез министра своего требовал из Испании тамошних семян»(1,с.146.).Полученные сведения от главы

*Война за испанское наследство (1701—1714) — крупный европейский конфликт, начавшийся в 1701 году после смерти последнего испанского короля из династии ГабсбурговКарла II. По завещанию трон достался Филиппу, герцогу Анжуйскому — внуку французского короля Людовика XIV.Священная Римская империя, Англия, Голландская Республика и Австрия  не могли смириться усилением  Франции. В результате,  началась война, которая завершилась подписанием Утрехтского (1713) и Раштаттского (1714) соглашений, которые остановили гегемонию Франции над континентальной Европой.

**Восто́чный вопро́с — комплекс международных конфликтов конца XVII — начала XX веков, связанных с контролем над святыми местами в Палестине, а также с борьбой христианских (преимущественно право-славных) народов Османской империи за обретение независимости и с соперничеством великих держав (РоссииАвстрииВеликобританииФранции, позже Италии и Германии) за раздел территорий слабеющей Османской империи.

посольства России в Сефевидском государстве А.П .Волынского еще более заострили внимание  Петра I  в этом направлении.  Из дневника посла было ясно, что из всех земель в государстве сефевидов доходными и богатыми яв-лялись прикаспийские провинции Ширван и Гилян и что «одних только лишь пошлин с продажи шелка собирается почти по 1.000.000 руб. и  эта сумма составляла 1/6 годового дохода шахской казны»(2, с.45).

В ходе подготовки Каспийского похода(1722-1723) Петр I  также пытался образо-вать этно-конфессиональную  базу дляутверждении российской политической позиции  в регионе. Внимание Петра I   привлек «армянский вопрос», представленный ему эмиссаром армяно-григорианской церкви И.Ори. Потеряв в раннем средневековье свою государ-ственность,  армянство — тандем политических сил богатой прослойки армян с и армяно-григорианской церкви, уже в XVI веке, пытались образовать свою государственность, и эта цель была ядром «армянского вопроса». Исраэл Ори, долгие годы скитавшийся по Ев-ропе и убедившись  в безразличии Европы к «армянскому вопросу», с надеждой отправ-ляется в Россию. Ори был направлен  в Россию по решению армянского католикоса  и  ар-мянских старшин-помещиков( позже, преподнесенные  арменоведами, как мелики, что не соответствовало историческим реалиям-ред.).Г.А.Эзов(1835-1905)*, касаясь данного воп-росав своих трудах, базируясь на первоисточники,  давал следующее объяснение вышеуказанной социальной прослойке « в документах,  написанных по-латыни,  они (бо-гатая прослойка армян-ред.) называются  principesetprimores- MagistratusArmeniae, в рус-ских же переводах – старшины и принцыпы, или князья и начальники армянские»(3, с. ХХI).Следовательно, последующая трансформация перевода — в термин «мелик» этимоло-гически, не соответствует оригиналу, превращается в символ, и  ни по каким параметрам не соответствует вышеуказанному переводу, ибо параметры семантики не определяют объект  и признаки латинского оригинала principesetprimores- MagistratusArmeniae. Представители дореволюционной российской историографии в своих трудах придержи-вались изначальному  смысловому переводу вышеуказанного латинского оригинала. Из-вестный русский историк С.М.Соловьев(1820-1879), в своих исследованиях  выступая с позиции исторического объективизма, также, не отождествлял  армянских старшин с сим-волом «мелики» (4, с.686).

В ноябре1701 г. Ори,  встретившись с Петром I  привлекает внимание российского царя к «армянскому вопросу», При этом Орий, составив  карту Армении, убеждает  государя, о незатруднительном завоевании Азербайджана в силу ослабления Сефевидского

* русский историк, военный и государственный деятель, действительный тайный советниксенаторакадемик Петербургской Академии

**историк, выпускник Лазаревского Института

***русский историкпрофессор Московского университета (с 1848),  ректор Московского  университета (18711877), ординарный академик Императорской Санкт-Петербургской Академии наук по отделению русского языка и словесности (1872), тайный советник.

 

государства. Также, Ори убеждал государя, что после взятия малоукрепленной азер-байжанской крепости Иревани, открывался прямой путь к Стамбулу, куда целесообразнее было выступить по малоазийскому маршруту и где христианское население этого ареала стало бы для российских войск социальной опорой ( 3,с.XXXVII).Данный план соот-ветствовал намечаемым контурам кавказской политики Петра I, ибо российскому царю необходима была социальная база, на которую могло бы опереться христианское госу-дарство в мусульманской стране. И  весной 1702 года И.Ори было объявлено, чтоРоссия, после завершения шведской войны «вернется к этому вопросу»( 3,с.XXXIV).

В ходе Северной войны Петр I, разрабатывал начертанные контуров кавказской политики и строил планы по  предстоящим военным операциям с государствами, доми-нирующих в регионе. Ожидая окончания Северной войны,  представители армянства предлагали проекты государю  относительно  намечаемой войны России с сефевидами.  С этой целью еще до Каспийского похода  вардапед Минас,   в  ноябре 1714 года подал Пет-ру I предложение, которое предлагало «построить монастырь на берегу Каспийского моря, который в период военных действий мог бы заменить крепость»(5,с.69.). Это предло-жение однозначно  свидетельствует, о значимости прибрежной  полосы Каспия, в планах кавказской политики России  в качестве плацдарма  в намечаемой войне с  сефевидами, являясь одной из важной стратегической позицией региона. Данный план был объектом обсуждения  и в последующих письмах  вышеуказанных сторон (5,с.72.), что однозначно доказывает, о пристальном внимании Петра I на прикаспийские земли, где проживало автохтонное население Азербайджана – азербайджанцы, исповедующие религию пророка Мухаммеда. Будучи правителем христианской державы, государь России, также ясно осознавал, эта ойкумена населенная мусульманами не смириться  с завоеванием  инород-ным, иноконфессиональным государством, И доказательством тому было восстание жителей Баку осенью 1723 года.

Проектируя грандиозные планы в отношении прикаспийских земель, какстрате-гически значимой для России и  в утверждении своего политического владычества в  ре-гионе,  еще в ходе Северной войны, царь считал  целесообразным  образовать  в этом кон-фессионально мусульманском  ареале этно-социальную базу. Понимая значимость хрис-тианского фактора в кавказской политике, император включил в свои планы политику христианизации, суть которой заключалась в создании конфессионального пласта в регионе — оплот политического  владычества Российской империи. И с этой целью, Петр I планировал образование «под скипетром России объединенного грузино-армянского союза во главе с грузинским царем (правителем Картли-Кахетинского царства–ред.) Вах-тангомVI» (6, с.27), с намерением превратить его в  форпост на Южном Кавказе. В поли-тику христианизации завоеванных земель, император включал не только образования еди-ницы армяно-грузинского христианского союза. Основной компонент этой политики был христианский элемент, который вкрапливаясь, в этно-конфессиональную структуру насе-ления региона, стал бы социальной базой российского владычества  в завоеванных землях. В ходе каспийского похода, ПетрI не скрывал свои планы христианизации При этом, изна-чально,  император эту политику вел осторожно, отказываясь от радикальных мер. В сво-их указах ПетрI предписывал генерал-майору М.А.Матюшкину,1676-1737) чтобы тот разоружал жителей Баку, а оказывающих сопротивление сослал в Астрахань. Планируя «этническую чистку» городов побережья Каспия император наставлял: «возможно больше бакинцев выселить из города, а «особливо вывесть надо кто турецкого закона (сунн-нитского толка- ред.)»; из Гиляна и Мазандарана «басурман» «турецкого закона» «зело таким образом, чтоб не узнали, сколько возможно убавливать»(2,с.151).Эти планы служили для подготовки благоприятной почвы политики христианизации на указанной ойкумене. С целью усиления христианского элемента  в мусульманской стране, по указу императора на азербайджанских землях заселяли христиан – армян, грузин, русских. Последующие предписания императора Матюшкину, однозначно доказывают о плани-руемых переселениях христианских элементов и  в  частности армян, на земли Азербай-джана. Император писал:««принимать» армянских купцов, ремесленников и крестьян и отводить им земли для поселения у крепости Св.Креста, Дербента и Баку; стараться всеми способами армян и других христиан» призывать» в  Гилян и Мазандаран и там их «оживлять»». (2, с.151).О планах Петра, армянской  колонизации прикаспийских земель Азербайджана, также  писал в своих исследованиях П.Бутков (1,с.68). Пытаясь превратить в дисперсную массу  мусульманский пласт страны, и в частности мусульман-суннитов, тяготеющие к Османской империи  и поддерживающие движение Гаджи-Давуда, полу-чивший  в ходе Каспийского похода право вассального правителя в составе Османской империи. Для предотвращения влияния османского фактора в регионе,  который усилился  после шамахынских событий 1721 года, Петр I, параллельно выселял из прикаспийских земель автохтонное население Азербайджана -азербайджанцев Особенно этот процесс усилился осенью 1723 года, после восстания  в Баку, город был подвергнут этнической зачистке. Но международная ситуация и внутриполитическая обстановка в империи не позволили Петру I реализовать целенаправленные планы составной кавказской политики, христианскую колонизацию,  в полосе Каспийского побережья.

В результате Каспийского похода Петра I, Стамбульский договор(1724) утвердил в международной системе российские завоевания на землях Каспийского побережья. Однако после смерти Петра I, установившаяся в России, при правлении Анны Иоанновны «бироновщина»,  не была  заинтересована в кавказском вопросе и Россия, заключив Рашт-ский (1732)  и Гянджинский (1735) договора, легко отказалась от петровских преобразо-ваний, при этом продолжала внимательно следить за социально-политическими процес-сами в регионе. После, императрица Елизавета Петровна планомерно продолжала кав-казскую политику своего предка. Ибо Кавказ был центром пересечения торгово-экономи-ческих интересов ведущих государств, и овладев регионом, можно было  расширить сферу своего влияния на Востоке и  доминировать на пути к Индии.

При Екатерине II борьба России за Кавказ велась целенаправленно. Твердыми ша-гами Россия продвигалась и устанавливала свое политическое господство в регионе. Ус-тановив в начале XVIII века на левом берегу Терека «Кавказскую линию», Россия в 70-х годах XVIII века захватив Кабарду, продлила  этот рубикон. А Кючюк-Гайнарджийский  договор(1774) укрепил позиции империи в  Крыму и в Азовском побережье, включив Ка-барду де-юре в состав Российской империи, и тем самым расширил сферу влияния России в регионе.

В ходе завоевания земель  Северного Кавказа, где основной пласт коренного насе-ления исповедовало исламскую религию. Наследники Петра IРоссия, в  отличии от петровской кавказской  политики, пытавшаяся вклинить христианский элемент в этно-конфессиональную номенклатуру населения региона, не только заселяла  завоеванные земли представителями христианских народностей, она также   насаждала христианство в мусульманских землях. С этой целью, еще до заключения Кючюк-Гайнарджийского  до-говора в 1745 году была учреждена Осетинская духовная комиссия, главная задача которой заключалась в усилении роли православного фактора в регионе,  противопоставив его влиянию ислама.

Завоевав Северный Кавказ, Екатерина II  в целях установления своего политичес-кого господства  в регионе и  усмирения кавказских народов проводила активную пересе-ленческую политику. При этом  также, как ее прародитель не отказывалась от «армянской карты». Высочайшая  грамота российской императрицы от 9 марта 1779 г, дала начало армянской колонизации Донского побережья. На месте форштадта крепости Св. Димитрия Ростовского основывается город Нахичевань и  Россия переселяет 20 тыс. армян из Крыма, включая новообразованный город в состав Новороссийской губернии(7,с.47;8).Этой колонизации способствовали активные действия  представителей зажиточных слоев ар-мянства. Так, в  XVIII веке в России появляются армянские богачи-купцы,  выходцы  из Новой Джульфы, покинувшие пределы Сефевидского государства  в период его падения. Не жалея средств, они приводили в движение тандем армянства,  и параллельно внедря-лись   в правящие круги  империи. В этом направлении особые усилия приложили Сарафовы и Лазаревы. Они целенаправленно действовали по алгоритму Исраиля Ори и  представителей индийской армянской колонии Иосифа Эмина и Шаамиряна, пытаясь реа-лизовывать интеллигибельную мечту армянства с  помощью Российской империи. И здесь особо отличался Иван Лазарев. Превратившись  в крупнейшего промышленника и земле-владельца Российской империи в результате удачных торговых и финансовых сделок, он вкладывал огромные субсидии  в насаждении интеллигибельной мечты армянства в высших кругах российского общества. Подчеркивая главенствующую роль армяно-григорианской церкви  в распространении идеи о «Великой Армении», этот армянский богач  в последней четверти XVIII века строил армянские церкви в столичных городах Российской империи(9, с.20). Подчеркивая место и роль армяно-григорианской церкви, носителя мифической идеи  «Великой Армении», Иван Лазарев являлся одной из главных «скрипок»,  включившей «армянский вопрос» в политику екатерининской России.  Вступив в пере-говоры  с известным фаворитом Екатерины II кн. Г.Потемкиным, богач-армянин  в уни-соне главой армянской церкви в России архиепископом Иосифом Аргутинским   пытался убедить российского вельможу о целесообразности образования армянской государ-ственности с центром в Иревани.(9, с..22), «забыв», при этом об исторической родине армян*, охватывающие верховья всех рек Малой Армении, и не имеющие никакого отно-шения к Кавказу, следовательно, и  к  Иревани. Дуэт Лазарев-Аргутинский, в представленном проекте, настаивал на завоевании российскими войсками этого древнего азер-байджанского города. Короткая память тандема армянства   в ходе создания этого проекта  дала «сбой» и они «забыла» о докавказской родине армян — Восточной Анатолии. Базируясь на исторических реалиях, отдельные исследователи — арменоведы  ХХ века  в своих трудах однозначно констатировали, о консолидации армянских племен в указанном географическом ареале. Изучая данный вопрос  в своих исследованиях Гр. Капанцян под-черкивал, что роль и место Восточной Анатолии в истории армянского народа заключается  в  том, что именно эта территория (Восточная Анатолия -ред.)«первичный домен или колыбель, их (армян-ред.) прародитель  и главный этнофермент, их языковый и культурный первоостов, их этнологический облик».(10,с.236).И эта констатация однозначно подтверждает,  географические рамки, и  изначальный ареал образования армянского субстрата. Проект Лазарева-Аргутинского недолго фигурировал в полити-ческих кругах империи, а после, в годы второй русско-турецкой войне(1787-1891) екатерининская Россия потеряла  к этой фальсификации  всякий интерес. Эту действительность подтверждают в своих публикациях  представители постсоветской армянской историографии (11с.14).

Во второй половине XVIII века проекты армянской государственности разраба-тывались также богачами –армянами  индийских колоний. Благоприятная почва, образо-ванная после интенсивной пропаганды «армянского вопроса» мхитаристами, катализи-ровала созданию этих проектов в армянских колониях  Индии. Принимая за основу начер-танные контуры И.Ори,  авторы проектов — Иосиф Эммин, Ш.Шаамирян пытались при-влечь внимание екатериненской России к многовековой мечте армянства  Эти проекти-ровщики «Великой Армении», как  и их предшественники, считали целесообразным выс-тупить в союзе с Картли-Кахетинским царством.(12,с..86-89;13,с.134).Представляя идентичные-

*После битвы при Магнезии(190-189) возникли три армянских царств, получивших названия соответ-ственно: Великая Армения (к востоку от Евфрата до Араратской долины включительно, во главе Арташесом), Малая Армения (к западу от Евфрата, где правил Митридат, родтвенник и союзник Антиоха) и Софена (по-армянски Цопк, в районе нынешнего Диярбакыра, там правил Зарех)

проекты по своему содержанию, авторы, в целях достижения своей интеллиги-бельной мечты,  также, как и их соплеменники-проектировщики  российских колоний  «забывали» изначальную ойкумену, Восточную Анатолию, послуживший матрицей в процессе  образовании государственности армян и, создавая виртуальные географические рамки своей многовековой мечты они устремляли свои взоры  на чужой для них тер-ритории, на исконные земли Азербайджана.

В последней четверти XVIII века политическая ситуация  в Гаджаридском Иране  в определенной мере была стабилизирована. Ага Мухаммед шах Гаджар  укрепив свою власть в  Иране, не мог спокойно наблюдать за стремительным маршем России на Кав-казе, которая после Яссинского договора(1791) не скрывала свои истинные намерения в отношении феодальных единиц на Южном Кавказе. В целях предотвращения захвата земель Южного Кавказа Российской  империей,  Ага Мухаммед шах Гаджар  выступает походом на земли Азербайджана и  Картли-Кахетинского царства. В свою очередь Ека-теринаII не скрывает свои политические планы в отношении азербайджанских земель и направляет русские войска под командованием графа В.Зубова в регион. Не отказываясь от кавказской политики Петра I,  и подчеркивая начертанные южные контуры внешней политики в целях установления политического господства на Южном Кавказе,  Россия, включала в свои планы христианский фактор, осознавая о важности образования соци-альной базы на территории, где доминировало мусульманское население. И «армянский вопрос» был для России козырной картой в политических комбинациях империи. Параллельно, поход В.Зубова импульсировал интеллигибельную мечту ар-мянства, и в частности армяно-григорианскую церковь,  пытавшаяся включить «армян-ский вопрос» в приоритетные задачи внешней политики екатерининской России. Архиепископ Иосиф Аргутинский принимает участие в военной экспедиции В.Зубова, пытаясь внедрить  в планы экспедиции, в надежде реализации одного из проектов «армянского вопроса»,  автором которого он был сам(3, с. СIV-СV). Но внезапная смерть Екатерины IIприос-тановила военную экспедицию В. Зубова, составной кавказской политики Российской им-перии.

Принимая во внимание вышеуказанное, констатируем: Российская империя, в  указанных хронологических рамках целенаправленно и поэтапно  проводила  кавказскую политику в  регионе. С целью установления своей политической власти, базируясь на христианский фактор, Россия включала в приоритетные задачи кавказской политики переселенческую политику и политику христианизации, учреждая  в середине XVIII века христианские миссии. Преемники Петра I, не отказываясь от начертанных контуров прародителя в расширении южных границ империи, активно проводили кавказскую поли-тику России  в регионе. И по ходу движения этой политики, империя, фрагментарно вклю-чала в свои политические комбинации  «армянскую карту».

 

Список литературы:

 

  1. Бутков П.Г.Материалы для новой истории Кавказа. С 1722 по 1803 год. ЧастьIIТипог-рафия Императорской Академии Наук. С.Петербург, 1869.620с.
  2. Лысцов В.Г.Персидский поход Петра I.1722-1723. Издательство МГУ Москва, 951. 243c.

3.Эзов Г.А.Сношения Петра Великого с армянским народом. Документы. С.Петербург.Типография Императорской Академии Наук. 1898. 542 с.

  1. Соловьев С.М. История России. Книга четвертая. Т. XVI-XX. Третье издание. Типогра-фия «Общественная Польза».С. Петербург. б/г.1178с.

5.Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа. Часть II. Типог-рафия Лазаревых. М.,1838,505с.

6.Мустафа-заде Т.Т. Азербайджана и  русско-турецкие отношения в первой трети XVIII в. Издательство «Эльм».Баку, 1993.237с.

7Бутков П.Г.Материалы для новой истории Кавказа. С 1722 по 1803 год. ЧастьII. Типог-рафия Императорской Академии Наук. С.Петербург, 1869.601с.

  1. https: //ru.wikipedia.org/wiki/%Нахичевань на-Дону ).
  2. А.Р.Иоаннисян.Россия и армянское освободительное движение в 80-х годах XVIII столетия. Издательство Ереванский Государственный Университет им. Молотова. Ереван, 1947.324с.

10.Гр Капанцян Хаяса – колыбель армян. Этногенез армян и  их начальная история Изда-тельство АН Армянской ССР.. Ереван, 1947.290с..

11.Мурадян М.А. .//Идея  армянской государственности во внешней политики России (XVIII)  (//.Вестник РАУ. №1.2003.

12.Галоян Г.А.Россия  и народы Закавказья. Очерки политической истории их взаимоот-ношений с древних времен до победы Великой Октябрьской социалистической револю-ции. Издательство «Мысль».Москва, 1976.455с.

13.О.П.Маркова. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII веке. Издатель-ство «Наука». Москва, 1966.322с.

 

 

Геополитический бильярд Сталина: «Красный Курдистан» и новая Турция

kurd map stalinНа протяжении всей новейшей истории Ближний Восток и Закавказье оказывались объектом конкуренции различных глобальных и региональных держав, в связи с чем его часто сравнивают с «шахматной доской» или геополитическим бильярдом, когда дарование каждого политического игрока заключается в способности тщательно определить точки прицела, попасть в намеченное место играемого шара, создать композицию, чтобы шар неизбежно упал в нужную лузу. Такое сравнение напрашивается невольно, когда анализируешь тактическое взаимодействие московских большевиков с кемалистами в Закавказье в 1919-1920-годах. Говоря бильярдным языком, это тот самый момент, когда «партнер не желает играть дуплетом в угол, а просто «накатывает» и играемый шар отходит от борта, оказывается в композиции, при которой его можно положить в угол или дуплетом в середину».

При этом Москва использовала (исторически сложившуюся на основе баланса национальных интересов) многовекторную систему отношений с внешним миром, геополитический код, который утеряла Османская империя и которым не располагали молодые советизированные республики Закавказья — Азербайджан, Армения и Грузия. Отсюда проистекает разброс оценок — от локального до вертикального уровней — сложившейся тогда политической ситуации и интересов игроков.

В начале 1920-х годов интересы московских большевиков и кемалистов совпали: они воевали с европейской интервенцией, Антанту считали врагом, хотя Россия в годы Первой мировой войны являлась ее участником, а Османская империя была на стороне Германии. Все смешалось: бывшие враги становились союзниками. Но какими? Советская Россия рассматривала кемалистское правительство как средство проведения большевистских идей (революции мирового пролетариата) на Ближнем Востоке. Ориентация кемалистов на Советскую Россию имела ярко выраженный прагматический характер, поддерживалась оказанием военной и финансовой помощи. Опыт совместной деятельности в Закавказье в 1919-1920-х годах доказывал Москве, что с Мустафой Кемалем можно договариваться, идти на компромиссные соглашения. В отличие от Москвы, Анкара тогда не демонстрировала (да и не могла демонстрировать) какие-либо имперские амбиции. Задача состояла в сохранении того, что осталось от Османской империи. Была и другая важная особенность — Москва проводила регенерацию имперской структуры в Закавказье, советизировав Армению, поставила крест на Севрском договоре 1920 года, не забывая при этом и о проекте (Большой) Курдистан, относя его реализацию на более позднее время.

«Через полгода после подписания Московского договора, 26 сентября того же 1921 года в Карсе была созвана конференция, на которой 13 октября был заключен четырехсторонний договор о дружбе между Армянской, Азербайджанской и Грузинской Советскими Социалистическими Республиками, с одной стороны, и Турцией — с другой, — пишет российский историк В.А. Захаров. — Текст нового документа представлял собою лишь несколько отредактированную версию Московского договора. Подписание Карсского договора вполне логично еще и потому, что Московский договор с Турцией был подписан от имени России и формально еще не имел отношения к странам Закавказья». «Карсский договор рассматривался в Анкаре как важная победа турецкой дипломатии, — дополняет азербайджанский историк Джамиль Гасанлы. — Открывая в 1922 году третье заседание ВНСТ, Мустафа Кемаль-паша говорил: «13 октября мы подписали договор в Карсе с Азербайджаном, Грузией и Арменией, основываясь на Московском договоре. Этот договор юридически закрепил наше нынешнее положение на Востоке и стал реальностью, указывающей на невозможность реализации Севрского договора». 1 марта 1922 года, выступая в Великом Национальном Собрании Кемаль говорил: «То, что называли армянским вопросом и что, находясь за пределами истинных интересов армянского народа, должно было служить экономическим интересам мирового капитализма, нашло самое правильное решение в Карсском договоре».

В нашу задачу не входит разбор главных положений этого договора, они хорошо описаны в историографии. Отметим только позиции принципиального свойства. С точки зрения теории мировой революции действия московских большевиков выглядели логичными, поскольку, как говорил Карл Радек, принимая в Москве летом 1920 года делегацию кемалистов, «все границы на Востоке временные», что предполагало в дальнейшем новую перекройку карты региона. В этом тезисе и закладывалась мина под будущее отношений московских большевиков с кемалистами, которая при определенных геополитических условиях могла взорваться.

Вот что пишут по этому поводу сотрудники частного американского разведывательного агентства Stratfor Роберт Каплан и Рива Бхалла: «После развала Османской империи была отставлено все ее мультикультурное здание. Кемализм охотно уступил неанатолийские части Османской империи, компенсируя это для себя требованием моноэтнического турецкого государства в Анатолии. Кемализм не только отверг этнические меньшинства, он отказался даже от арабского письма в турецком языке. Ататюрк пошел на риск более высокого уровня неграмотности, переведя турецкий язык с арабского письма на латинский алфавит, что лишало возможности сохранять рычаги влияния в других странах Леванта. Но обойденными оказались курды, которые стали именоваться «горными турками». Ататюрк переделывал турок в подобие европейцев, не слишком задумываясь, будут ли сами европейцы принимать их в качестве таковых. Все это делалось с целью переориентировать Турцию от больше несуществующей Османской империи с Ближнего Востока на Европу». Такой ход событий не вписывался в проекты московских большевиков. Более того, выстраивая альянс с Кемалем, они стали опасаться, что Анкара потянет за собой и Баку.

Спустя несколько месяцев после подписания Карского договора Иосиф Сталин опубликовал в газете «Жизнь национальностей» статью под заголовком «В договорных Советских республиках. В Курдистане», где сообщалось о том, что в высших эшелонах власти обсуждается вопрос о создании Курдистанской республики. Отметим два принципиальных момента. Первый: Сталин советизированные республики Азербайджан, Армения и Грузия ставит в ряд так называемых «договорных государств». Согласно теории, это означает следующее: политики «каким-то образом и по каким-то внутренним и внешним причинам договорились между собой, чтобы объединиться в государственный союз». Если те же политики в силу каких-то причин перестанут находить «общий язык», то и созданное ими государство может либо исчезнуть, либо стать иным во всех отношениях. Такой тезис целиком вписывается в большевистскую доктрину мировой революции. Поэтому, когда 16 июля 1923 года указом президиума Центрального исполнительного комитета (ЦИК) Азербайджанской ССР под руководством С. Кирова был образован Курдистанский уезд, речь шла только о новом геополитическом проекте. Курдистанский уезд располагался между Нагорным Карабахом и Арменией и включал в себя бывшие Кельбаджарский, Лачинский и Кубатлинский районы.

«Создание Красного Курдистана имело очень важное геополитическое значение, — отмечает армянский историк Давид Бабаян. — Во-первых, создав курдскую административно-территориальную единицу, Кремль оказывал очень действенное влияние на Азербайджан и на регион в целом». Во-первых, Красный Курдистан вел к дальнейшей административной фрагментации Азербайджана. Во-вторых, у Красного Курдистана появлялась граница с Ираном и, в-третьих, образование курдской государственности в Закавказье имело очевидную проекцию на Ближний Восток со всеми вытекающими из этого последствиями. При этом создавалась гремучая идеологическая смесь — курдский большевистский интернационализм, тюркизм Кемаля и рождающийся на Ближнем Востоке классический курдский национализм.

Теперь обозначим курдскую диспозицию накануне лозаннских переговоров 1923 года, на которых планировалось юридически оформить развал Османской империи и определить западные границы кемалистской Турции. В Закавказье существует созданный большевиками так называемый Красный Курдистан, в занятом англичанами Мосульском вилайете бывшей Османской империи (нынешний Иракский Курдистан) предпринимались попытки организовать конфедерацию курдских княжеств. В 1922-1924 году на территории Турции существовало карликовое Королевство Курдистан. Поэтому на Лозаннской конференции сложно было решать курдский вопрос в редакции Севрского договора. Все крутилось вокруг статуса Мосульского вилайета, которым владела Англия. Борьба за Мосул была кемалистами проиграна, но им удалось блокировать проект создания государства Курдистан, на что в принципе могли пойти англичане в Ираке, если бы не Красный Курдистан, откуда большевики могли бы направлять мировую «курдскую революцию».

В 1923 году Кемаль денонсировал Севрский договор и отказался предоставить курдам независимость. В 1924 году Турция приняла закон, запрещающий использовать курдский язык, курдскую национальную одежду и само название «курды» (турецкие ученые объявили курдов «горными турками»). Проводились массовые депортации курдов в Западную и Центральную Анатолию. В 1925 году в Турции вспыхнуло курдское восстание, возглавляемое Шейх Саидом, которое было жестко подавлено кемалистами, а в 1929 году был упразднен Красный Курдистан. «Игра» была сделана, хотя это не означало, что Москва и Анкара стали одинаково воспринимать геополитическое пространство Большого Ближнего Востока и иметь общее представление о будущем региона.
Станислав Тарасов

Москва, 3 Марта 2016,

Источник — regnum.ru

Перемирие в Сирии — долгожданная гуманитарная передышка, но обойдется она дорого

lavrov-kerryХовард Лафранчи (Howard LaFranchi) 

Во время перемирия в сирийской жестокой пятилетней войне, которое позволило в основном прекратить боевые действия и бомбардировки, появилась возможность доставить гуманитарную помощь голодающему населению территорий, удерживаемых боевиками, и подготовить почву для возобновления 9 марта мирных переговоров.

Это — то, что касается плюсов.

Но при этом прекращение боевых действий, о котором договорились в прошлом месяце США и Россия, обойдется дорого — так считают Соединенные Штаты и оппозиция, которую они намерены поддерживать. Перемирие привело к укреплению некогда шаткого положения Башара Асада, пытающегося удержать власть. По сути, он и его режим признаны самой значительной и жизнеспособной сирийской силой в стране.

По словам некоторых местных аналитиков, главное, что в принципе сделали США в Сирии — это признали все более ощутимый и жесткий контроль Асада — по крайней мере, над частью страны. И в результате этой реалистичной оценки, считают аналитики, Соединенные Штаты предпочли выбрать в качестве приоритета существующий в Сирии гуманитарный кризис, а свои геополитические интересы и задачи отнесли к числу второстепенных, которыми можно будет заниматься в долгосрочной перспективе.

«С точки зрения США, кажется довольно ясным, что прекращение боевых действий в первую очередь предполагало обеспечить возможность доставки гуманитарной помощи и проверить, сможет ли это прекращение огня перерасти в более устойчивое перемирие, — говорит Николас Герас (Nicholas Heras),научный сотрудник вашингтонского Центра новой американской безопасности, занимающийся вопросами безопасности на Ближнем Востоке. — Это означает признание того, что какой-либо [политический] переход возможен, видимо, по крайней мере, лет через семь».

И это еще не начало завершения сирийского конфликта, добавляет он. «Это, скорее, признание того, что ни одна из сторон не испытывает особого желания прекращать конфликт, так что идея заключается в том, чтобы, по крайней мере, воспользоваться ситуацией и доставить туда столь необходимые продукты питания и медикаменты».

С каждым днем становится все более очевидным, что перемирие обходится дорого — в это время укрепляются позиции Асада и его режима. После того, как в субботу режим прекращения огня вступил в силу, вновь воспрянувший духом Асад взялся предлагать «амнистию» всем бойцам-оппозиционерам, которые согласятся сложить оружие.

Вполне возможно, что администрации Обамы наблюдать за всем этим весьма досадно, но с этим США смирились — по крайней мере, пока — ради того, чтобы решить вопрос гуманитарного кризиса в Сирии и его последствий.

«Не думаю, что они [в администрации] хотят, чтобы Асад остался у власти — но и делать что-либо в этой ситуации они тоже не хотят, — говорит Эндрю Таблер (Andrew Tabler) аналитик вашингтонского Института Ближневосточной политики, эксперт по Сирии и политике США в странах Леванта. — Сегодняшняя политика США направлена не на то, чтобы положить конец сирийской войне, но поскольку этот вопрос снят с повестки дня, первоочередное внимание на самом деле следует уделить тому, чтобы урегулировать конфликт и дать сирийскому народу какую-то передышку».

В том, что США сосредоточились на решении гуманитарного кризиса, есть еще одна составляющая, считает Таблер. Учитывая, что стороны, видимо, не готовы заключать соглашение, чтобы окончательно прекратить боевые действия, США переключают свое внимание на решение некоторых непредвиденных негативных последствий войны, говорит он. И главным из этих последствий, вызывающим обеспокоенность США, является миграционный кризис, который дестабилизирует обстановку в Западной Европе.

Потоки беженцев, обрушивающиеся на Европу волна за волной, «продолжают оказывать негативное влияние на многих уровнях», отмечает Таблер. «Именно это продемонстрировало, что сирийскую войну не остановить, она неуправляема, и это привело к заключению соглашения с Россией, чтобы Асад смог оставаться у власти».

Еще одним результатом миграционного кризиса в Европе является ужесточение отношения Запада к умеренной сирийской оппозиции, считает г-н Герас. «Поток беженцев, хлынувший в Европу, на самом деле ослабил поддержку вооруженной сирийской оппозиции и переполнил чашу терпения в отношении просчетов оппозиции, — говорит он. — Во многих отношениях к оппозиции сейчас относятся как к чему-от второстепенному».

Те, кто критикует администрацию Обамы, возлагают ответственность за слабость оппозиции на президента Обаму. Они утверждают, что вооруженной оппозиции не оказывали достаточной помощи, и помощь вообще пришла слишком поздно, поэтому оппозиция не могла противостоять Асаду, которого поддерживает Россия. Но, по словам Гераса, то, что США сосредоточили свое внимание (пусть даже временно) на сирийском гуманитарном кризисе и на прекращении насилия, во многом произошло из-за того, что Соединенные Штаты пришли к выводу, что не в состоянии как-то особо помочь слабой и разрозненной оппозиции, самыми действенными представителями которой являются радикальные исламисты.

«Главное, чем отличаются позиции США и России и их сегодняшние цели — это то, что русские снова почувствовали себя победителями, — говорит Герас. — А США не совсем уверены, что могут делать ставку на оппозицию, и что она может победить».

Никто не ждет быстрых результатов от мирных переговоров, которые должны состояться в Женеве на следующей неделе. По мнению местных специалистов, крупномасштабные боевые действия видимо, в какой-то момент вновь возобновятся. Но, по их мнению, прекращение боев могло бы стать некоей моделью для будущих перемирий. Не стоит удивляться, если из-за разногласий и беспорядков, возникших в Европе в результате сирийского кризиса, Евросоюз отменит санкции, введенные против России за ее действия на Украине, считает Таблер.

Вполне возможно, что, в конечном счете, Асада даже отстранят от власти, говорит Герас — если русские и иранцы убедятся, что Запад может принять сирийское государство — пусть не с самим Асадом, но с представителями его режима.

Но эксперты считают, что ждать окончания сирийской войны в ближайшее время не стоит.

«Это не та война, которая завершится, пока эта администрация находится у власти, — утверждает Герас. — В лучшем случае, война закончится к завершению полномочий следующей администрации».

http://inosmi.ru/politic/20160304/235624167.html

Заморозка проекта «Турецкий поток», повышает значимость строящегося Трансанатолийского трубопровода (TANAP)

pipelineЗаморозка проекта «Турецкий поток», который лоббирует Россия, повышает значимость строящегося Трансанатолийского трубопровода (TANAP), предполагающего поставки азербайджанского газа в Турцию и ЕС, сказал в четверг в эксклюзивном интервью АМИ Trend по электронной почте глава консорциума TANAP Салтук Дюзйол.

Первый азербайджанский газ в рамках второй стадии разработки крупного месторождения «Шах Дениз» турецкая государственная трубопроводная компания BOTAS ожидает получить по TANAP в 2018 году.

По словам Дюзйола, первоначальная пропускная способность трубопровода TANAP составит 16 миллиардов кубометров газа в год, из которых шесть миллиардов кубометров получит Турция, а 10 миллиардов — страны ЕС.

За счет строительства дополнительных компрессорных станций мощность TANAP может быть увеличена до 31 миллиарда кубометров газа в год.

По его словам, в случае необходимости Турция также может увеличить закупки азербайджанского газа по TANAP до 21 миллиарда кубометров.

Глава TANAP не видит никаких препятствий для транспортировки по трубопроводу, пролегающему по территории Турции, газа из Туркменистана и Ирана. Это, по его мнению, станет возможным в случае строительства смежной инфраструктуры и подписания соответствующих договоров.

По словам Дюзйола, заметное снижение цен на нефть на мировом рынке и соответствующая индексация цены на газ не повлияют на экономику проекта TANAP.

«Снижение цен на нефть привело к снижению цен на товары и услуги, усилило конкуренцию среди поставщиков. Это приведет к тому, что проект обойдется дешевле», — сказал глава TANAP.

Проект TANAP предусматривает транспортировку газа с азербайджанского месторождения «Шах Дениз» от грузино-турецкой границы до западной границы Турции.

В Турцию газ попадет в 2018 году, а после завершения строительства Трансадриатического газопровода (ТАР) газ поступит в Европу приблизительно в начале 2020 года.

Состав акционеров TANAP выглядит следующим образом: SOCAR (Госнефтекомпания Азербайджана) — 58 процентов, Botas — 30 процентов, BP — 12 процентов.

(Автор: Максим Цурков. Редактор: Константин Шапиро)

http://www.trend.az/business/energy/2502679.html

Россия решила объединить половину человечества

RussianГосударства Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС) работают над соглашением о создании общей зоны свободной торговли. Об этом на Российско-Китайском строительном форуме 2 марта заявил заместитель министра экономического развития Алексей Лихачев. Если его слова будут воплощены на практике, можно будет говорить о переформатировании всей мировой экономики.

«Важный момент для нас — уже принятое решение наших премьеров — всерьез подумать о зоне свободной торговли ШОС. Мы не просто приняли вместе с китайской делегацией, мы развили ее до следующей: фактически мы сейчас будем готовить подходы к некому экономическому континентальному партнерству, всеобъемлющему договору в рамках ШОС», — сказал Алексей Лихачев.

«И там мы видим как минимум три крупных составляющих: это свобода движения товаров, содействие товарообороту, это, конечно, вопросы движения капиталов, инвестиций, комфортная среда для увеличения доли в национальных валютах, ну и, конечно же, преференциальный доступ к нашему рынку услуг», — обозначил контуры будущего соглашения замминистра. Отметив при этом, что новый договор будет объединять страны, в которых живет половина всего населения планеты.

Как отметил Лихачев, руководители государств-членов ШОС дали поручение своим министрам экономики встретиться и на следующем совете председателей правительств представить план подготовки соглашения.

В настоящее время в ШОС входят Россия, Китай, Индия, Пакистан, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Киргизия. Присоединиться желает и Иран. Гипотетически все вместе эти страны, особенно с Белоруссией и Арменией, будут представлять огромную силу. Только можно ли говорить о тесной интеграции всех государств? Особенно в экономической сфере? Слишком разные в странах культура труда, концепции развития, имеющиеся промышленные мощности, залежи природных богатств.

Опыт Евросоюза показывает, что трудно «приладить» к экономике Германии экономику Италии, не говоря уж про экономику Греции. Известно, что для развития Германии и Франции пришлось пожертвовать производственными мощностями Болгарии и Прибалтики. Как же тогда наладить взаимовыгодное сотрудничество между огромным Китаем и маленькой Киргизией?

С другой стороны, вопрос объединения это еще и вопрос политический. Сейчас по инициативе США идет активное строительство Транстихоокеанского партнерства. В начале февраля этого года соглашение подписали представители 12 стран: США, Канады, Японии, Австралии, Вьетнама, Брунея, Чили, Малайзии, Мексики, Перу, Сингапура и Новой Зеландии. Фактически речь идет о свободном доступе американских товаров на тихоокеанские рынки.

Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве невыгодно Китаю, и он, логично, ищет возможности для создания своего блока. В политической плоскости Россия и КНР сейчас сближаются. Но не проиграем ли мы от сближения экономического?

— Идея интеграции ШОС и ЕАЭС мне понятна и кажется привлекательной, — говорит заведующий кафедрой мировой экономики Дипломатической Академии МИД РФ Владимир Мантусов.

— Что будет на практике — надо смотреть конкретные соглашения. Может, это будет первый этап международной экономической интеграции, то есть зона свободной торговли. Может, это будет даже таможенный союз, который перерастет в экономический союз.

Но хорошо, что два объединения задумались над оформлением своих экономических отношений, которые де-факто уже существуют. Чуть ли не половина членов одного объединения одновременно состоят и в другом. Скажем, Белоруссия входит в ЕАЭС, но ее нет в ШОС, зато Россия и Киргизия входят в две структуры. Сама идея интеграции правильная.

«СП»: — В ШОС и ЕАЭС входят очень разные страны, у них разная экономика.

— Зона свободной торговли и таможенный союз определяются как зона преференций для торговли товарами. Но нужно оговаривать товарную номенклатуру, чуть ли не каждую позицию, по каждому направлению взаимодействия. Нельзя просто отменить торговые пошлины на все товары. Об этом речь и не идет.

«СП»: — Какая будет выгода участникам соглашения?

— Обмен продукцией национальных экономик проявляется через международную торговлю. Каждая страна теоретически производит ту продукцию, для которой все факторы производства есть или в избытке. И за счет обмена каждая страна получает тот товар, который не может делать сама по причине отсутствия необходимых факторов производства.

Предположим, есть сельскохозяйственная продукция, которую дорого производить. Теоретически в России можно выращивать апельсины и бананы, но это нецелесообразно. Но зато у нас есть продукция, которая нужна в Китае. В КНР производятся товары, которых нет у нас и у белорусов. И вот потребность в продукции у той или иной страны определяет льготный режим торговли при поставках из-за рубежа на внутренний рынок.

«СП»: — Как новая зона свободной торговли может взаимодействовать с Транстихоокеанским партнерством?

— Иногда политики больше, чем экономики в объединениях. Но нет ни одного политического решения, которое не было бы спровоцировано экономическими интересами.

Транстихоокеанское партнерство нужно Соединенным Штатам, чтобы обеспечить свободу доступа американской продукции на территорию, где раньше этой продукции было не так много.

Не хотелось бы говорить о противостоянии Транстихоокеанского партнерства и создаваемой зоны ШОС и ЕАЭС. Но для национальных экономик ШОС и ЕАЭС интеграция станет дополнительным шансом укрепить свои позиции.

«СП»: — А не получится, что выгоду получит только китайская экономика?

— Есть такое опасение. Но любое транснациональное экономическое объединение должно иметь «локомотив». Как правило, им становится самая мощная экономика, способная противостоять внешним вызовам, у которой сильная база.

Отношения с Китаем выстраивать будет непросто. Потому что Китай производит практически всю номенклатуру товаров. Соответственно, для него главная задача — обеспечить проникновение своей продукции на рынки всех стран мира без исключения.

Но при интеграции ШОС и ЕАЭС можно использовать не только товарно-экспортный потенциал. Можно использовать транзитную территорию для экспорта китайской продукции на другие континенты. Потом транзитный потенциал можно будет использовать для переноса производства из Китая на территорию стран ЕАЭС. В России или Белоруссии будет вначале происходить простейшая сборка, потом — локализация производства, вплоть до полного переноса производственных мощностей. Это даст возможность обеспечить себя рабочими местами, налогооблагаемыми базами и доступом к каким-то новым технологиям. На мой взгляд, такое направление сотрудничества должно нас заинтересовать. Если не сейчас, то в перспективе.

Более скептически на идею смотрит директор Центра исследования Восточной Азии и ШОС МГИМО Александр Лукин:

— Китай давно, со времени создания ШОС, высказывает идею о зоне свободной торговле. Его понять можно. У него сильная экономика, он производит большое количество товаров, которые надо сбывать. Остальные участники ШОС выступали против, потому что опасались за свои рынки.

Нынешнее заявление Алексея Лихачева я воспринимаю как достаточно смелое. Шанхайская организация сотрудничества состоит из многих стран. Даже России в настоящее время тяжело с Китаем иметь зону свободной торговли. Для Таджикистана и Киргизии создание зоны свободной торговли будет означать ликвидацию остатков какого-либо производства. Пойдут страны на это? Киргизия, скажем, член ВТО, но и по этому поводу внутри страны идут бурные дискуссии.

Возможно, что какие-то тарифы будут снижены, будут заключены соответствующие соглашения. Но сильно сомневаюсь, что в ближайшем будущем будет образована свободная зона торговли.

«СП»: — Но Транстихоокеанское партнерство смогли создать, хотя в объединение входят разные страны.

— Соглашение о Транстихоокеанском партнерстве предполагает множество разных условий. И я сомневаюсь, что в ближайшее время соглашение заработает. Там есть много условий, которые совершенно неприемлемы для некоторых стран. К примеру, есть положение о необходимости разрешить свободную работу иностранных банков в странах. Но во многих государствах, как, кстати, и в России, это запрещено. Есть, например, условие полной свободы иностранных компаний в области интернета. Это противоречит законодательству многих стран, которые подписали соглашение о Транстихоокеанском партнерстве. Как эта проблема будет решаться? Я не уверен, что подписанные договоренности будут соблюдаться.

Что касается ШОС, то какие-то соглашение возможны. Но зона свободной торговли предполагает снижение таможенных тарифов на все товары. Даже дойти до уровня Евразийского экономического союза будет крайне сложно. Непросто будет включить, условно говоря, в наш Таможенный союз Китай.

И так все товары китайские, особенно в небольших стран. Если будет заключено соглашение о зоне свободной торговли, экономики этих небольших государств просто-напросто исчезнут. У России, по крайней мере, есть деньги, чтобы покупать китайские товары, мы продаем нефть и газ. Но у Киргизии или Таджикистана денег практически нет.

Ограниченные соглашения могут быть, но это не зона свободной торговли. Мы не знаем, что будет через 20 и 30 лет. Но сейчас зоны свободной торговли не будет.

Андрей Иванов
2.03.2016

Источник — svpressa.ru

Англия против Турции. Мосульский конфликт (ноябрь 1918 г.)

musulВ ноябре 1918 г. между Англией и Турцией возник так называемый «мосульский конфликт», продолжавшийся до июня 1926 г.

В начале ноября 1918 г. английские войска, нарушив границу, существовавшую в момент подписания Мудросского перемирия, заняли Мосул и Мосульский вилайет. Англия стремилась обеспечить за собой чрезвычайно важные стратегические позиции этого района, а также его крупнейшие нефтяные богатства. В 1916 г. по соглашению Сайкс — Пико зона Мосула отходила к Франции, но в 1919 г. англичане вынудили французов отказаться от Мосула взамен признания их прав на Сирию. Это было подтверждено на конференции держав Антанты в Сан-Ремо и в англо-французской конвенции от 23 декабря 1920 г. Севрский мирный договор включил Мосул в состав подмандатного Англии Ирака. Однако образовавшееся в Анкаре правительство Великого национального собрания Турции потребовало сохранения Мосула за Турцией. Вопрос о Мосуле был предметом длительных споров в 1922-1923 гг. на Лозаннской конференции. В результате в ст. 3 Лозаннского договора было включено постановление о том, что «границы между Турцией и Ираком будут полюбовно определены между Турцией и Великобританией в 9-месячный срок. При отсутствии согласия спор будет внесен в Совет Лиги наций». Фактически это было победой Керзона, так как предрешало утрату Мосула Турцией.

Тем не менее, турецкое правительство еще некоторое время отстаивало свои требования. Двусторонние англо-турецкие переговоры (Стамбульская конференция 1924 года) не привели к соглашению. Тогда Англия внесла вопрос на обсуждение Совета Лиги наций, который вынес 29 октября 1924 г. неблагоприятное для Турции решение об установлении демаркационной линии (так называемая «Брюссельская линия») по состоянию на 24 июля 1923 г. Тем самым Мосул был оставлен за Ираком. Одновременно Совет Лиги наций образовал комиссию в составе представителей Швеции, Бельгии и Венгрии для изучения вопроса на месте. Доклад комиссии, заслушанный в октябре 1925, носил двойственный характер. Признавая, что у Ирака нет никаких юридических прав на Мосул, комиссия вместе с тем, исходя из «потребностей нормального развития» Ирака, рекомендовала в случае оставления на последующие 25 лет мандата Лиги наций над Ираком присоединить Мосул к Ираку. Ввиду отказа Турции признать обязательным арбитраж Лиги наций последняя запросила Гаагский трибунал, устанавливает ли Лозаннский договор обязательную силу за решением Совета Лиги наций по мосульскому вопросу для обеих сторон. Постановление Гаагского трибунала признало обязательным это решение. Турция, заявив об отклонении обязательного арбитража, все же послала вновь свою делегацию в Женеву. 16 декабря 1925 г. Совет Лиги наций вынес решение, устанавливающее границу между Турцией и Ираком в основном по Брюссельской линии. Англии был дан 6-месячный срок для заявления о своем согласии продлить мандат на Ирак на 25 лет и предлагалось заключить с Турцией соглашение об экономических отношениях и о статуте Мосула. Соблазнительная возможность включения Мосула в состав Ирака склонила даже наиболее крайних оппозиционеров из иракских националистов на продление английского мандата, о чем и был подписан соответствующий англо-иракский договор.

Мосульский конфликт чрезвычайно обострил англо-турецкие отношения. Англия неоднократно демонстрировала свое намерение разрешить вопрос о Мосуле вооруженной рукой. Другие империалистические державы в свою очередь оказали сильное давление на Турцию: фашистская Италия, подстрекаемая англичанами, откровенно угрожала туркам, намереваясь использовать мосульский конфликт для захватов в Анатолии; Франция тоже оказала содействие англичанам. Только Советский Союз морально поддержал Турцию, подписав с ней 17 декабря 1925 г., в критический момент обострения мосульского конфликта, договор о дружбе и нейтралитете.

Уступая давлению империалистов, турецкое правительство пошло на уступки англичанам. Турки хотя и заявляли устами Кемаля, что, «если Турция будет вызвана на бой, она сумеет поднять перчатку», и не скрывали концентрации своих войск на границе, но вести войну из-за Мосула были не в состоянии.

В связи с этим Турция приняла предложение Англии о переговорах, которые, начавшись в январе, закончились 5 июня 1926 г. подписанием англо-ирако-турецкого договора о Мосуле. Договор признавал «Брюссельскую линию» (с небольшими исправлениями), оставляя, таким образом, Мосул в пределах Ирака. Турции предоставлялось право либо получать в течение 20 лет 10% с доходов иракского правительства от мосульской нефти, либо капитализировать эту свою долю доходов в сумме 500 тыс. фунтов стерлингов.

Подписание договора положило начало т. н. «нормализации» отношений Турции с капиталистическими странами. Англия не только закрепила за собой Мосул, но и, устранив этот крупный спорный пункт в своих отношениях с Турцией, получила возможность рассчитывать на постепенное сближение с ней, после чего должен был последовать отход Турции от национальной политики и от дружбы с СССР.

Глазова Анна Владимировна, руководитель Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ, кандидат филологических наук

Источник — ЦентрАзия

Роль женщины в современном Узбекистане

uzbek qadinЗа годы независимого развития наша страна добилась больших успехов в защите прав и законных интересов женщин. Не менее значительны достижения и в сфере обеспечения их активного участия в общественно-политической и социально-экономической жизни республики.

Необходимо, прежде всего, отметить осуществляемую в Узбекистане работу в области развития нормативно-правовой базы в данном направлении. За прошедшие годы принято и ратифицировано около 100 национальных и международных правовых актов, направленных на защиту интересов женщин. Краеугольным документом, гарантирующим фундаментальные права женщин, является, как известно, Конституция нашей страны. Список включает также целый ряд указов и постановлений Президента Республики Узбекистан и Кабинета Министров, в том числе «О повышении роли женщин в государственном и общественном строительстве», «О дополнительных мерах по охране здоровья матери и ребенка, формирование здорового поколения» и многие другие. Ежегодно принимаются специальные государственные программы, в рамках которых проводится планомерная работа в определенном направлении, которое в той или иной мере касается улучшения условий и качества жизни наших женщин.

Кроме того, Узбекистан одним из первых в Центральной Азии ратифицировал ряд конвенций ООН и Международной организации труда, такие как «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин», «Об охране материнства», «О дискриминации в области труда и занятий» и другие документы.

Особое внимание в нашей стране уделяется созданию эффективной системы здравоохранения, в качестве приоритета которой определено комплексное обеспечение здоровья девушек и матерей. В этих целях по всей стране открыты специализированные медицинские центры, эффективно функционирует широкая сеть учреждений первичного звена здравоохранения, включая сельские врачебные пункты. Действует сеть скрининг-центров, стоящих на страже здоровья молодых мам и малышей.

Еще одной сферой, где в нашем государстве в полной мере обеспечено право девочек и женщин получать образование, является действенная система дошкольного, среднего, среднего специального и высшего образования. Кроме того, в общеобразовательных учреждениях, профессиональных колледжах, академических лицеях и вузах страны трудятся в основном профессионалы женского пола.

В целях поощрения учениц и студенток ежегодно во всех регионах Узбекистана самым одаренным из них присуждается Государственная премия имени Зульфии. Данная мера стимулирует девушек к более полному проявлению своих способностей в области науки, образования, литературы и искусства, а также дает возможность получить гранты для учебы в высших учебных заведениях.

Такие результаты были достигнуты благодаря комплексному подходу, согласно которому был создан не только прочный правовой фундамент, но и эффективная институциональная база. В качестве примера можно привести учреждение общественной организации – Комитета женщин Узбекистана, который стал продуктивным механизмом поддержки этой части населения, защиты их прав и законных интересов.

Все более активным становится участие женщин в государственном управлении. В частности, на сегодняшний день они составляют 17% членов Сената Олий Мажлиса и 16% депутатов Законодательной палаты. Наряду с этим, за последние годы почти в 5 раз выросли и показатели представленности женщин в органах исполнительной власти – с 3,4% до 16%.

В политических партиях страны увеличилось число представительниц прекрасного пола путем создания женского крыла. В настоящее время, по данным Комитета женщин Узбекистана, удельный вес женщин в Либерально-демократической партии Узбекистана вырос с 35% до 38%, Демократической партии «Миллий тикланиш» – от 40% до 46%, Народно-демократической партии – от 41% до 56%, Социал-демократической партии «Адолат» – от 38% до 49%.

Расширено участие женщин также в органах местного самоуправления и в структурах махалли. Так, за последний период их доля от общего числа председателей махаллинских комитетов увеличилась с 9,6% до 25,6%.

Вместе с тем расширяется роль женщин и в социально-экономической жизни страны. К примеру, за последние годы доля прекрасной половины нашего общества в структуре занятости увеличилась с 44 до 45,7%. Растет количество женщин-предпринимательниц, которые открывают свой бизнес и добиваются значительных успехов. По последним данным, руководителями 40,4% малых предприятий и 13,7% микропредприятий являются представительницы прекрасного пола.

 

Необходимо также отметить, что, принимая во внимание ключевую роль женщин в воспитании здорового поколения, в Узбекистане принят ряд программ по оказанию им социальной поддержки. В частности, неработающим матерям выплачиваются пособия по уходу за ребенком до 2 лет. Кроме того, в трудовые договоры включены такие льготы, как материальная помощь женщинам при беременности и родах, декретный отпуск до достижения детьми 2 или 3 лет и сокращение рабочего времени на один час в случае наличия у них детей младше трех лет.

Становление нашей страны в качестве правового демократического государства с сильным гражданским обществом является важнейшим фактором роста общественной и политической активности женщин. Очевидно, что за годы независимости Узбекистану на этом пути уже удалось достичь многого. Так же несомненно, что созданные и создаваемые для женщин благоприятные условия жизни, труда и воспитания молодого поколения будут и впредь служить серьезнейшим подспорьем для достижения ими и нашей страной в целом еще больших свершений и успехов.

 

 

 

Азербайджанский газ получил пропуск в Европу

pipelineСША и ЕС заявили о политической поддержке южного коридора

Второе заседание министров в рамках Консультативного совета южного газового коридора (ЮГК) завершилось в Баку подписанием совместной декларации. Свои подписи под заключительным документом поставили министры и специальные представители стран – участниц проекта.

В церемонии подписания приняли участие также президент Азербайджана Ильхам Алиев и верховный представитель Европейского союза по внешним делам и политике безопасности, вице-президент Европейской комиссии Федерика Могерини.

Консультативный совет по ЮГК создан по инициативе президента Азербайджана с целью координации деятельности по реализации проекта. Первое заседание совета состоялось в минувшем году. Именно тогда глава Азербайджана разъяснил главную цель создания этого органа.

«Нам нужны координация и мощная поддержка европейских организаций, чтобы по меньшей мере не терять время на бюрократические процедуры. Я думаю, чтобы оградить этот проект от общих правил и процедур, отбирающих порой много времени, должен быть применен специальный подход», – заявил президент Алиев.

Очевидно, этот подход был применен. Иначе в Баку не состоялось бы второе заседание совета в составе не только министров стран – участниц проекта, но и ведущих международных финансовых институтов. А мощная поддержка, на которую рассчитывал Ильхам Алиев, также была оказана. Об этом вновь заявили участвовавшие в заседании глава европейской дипломатии Федерика Могерини, вице-президент Европейской комиссии по энергетическому союзу Марош Шефчович, специальный представитель и координатор бюро энергетических ресурсов Государственного департамента США Амос Хокштейн, генеральный директор отдела международных энергетических вопросов Департамента энергетики и климатических изменений Великобритании Эдмунд Хоскер и др.

По мнению местных аналитиков, «сам факт проведения такого представительного заседания не оставляет сомнений: и Азербайджан, и его европейские партнеры заинтересованы в реализации проекта ЮГК, потому что цены на нефть могут выписывать самые замысловатые «качели», но вряд ли от этого становится менее значимым такой фактор, как энергетическая безопасность». Эта мысль превалировала и в заявлениях участников заседания.

«Южный газовый коридор является проектом энергетической безопасности. Мы понимаем, что это – часть национальной безопасности стран», – заявил президент Алиев. При этом он отметил, что энергетический фактор ни в коем случае не должен стать политической инициативой или средством политического требования. «Мы должны отделить энергетическое сотрудничество от политического формата. Лишь в этом случае мы можем добиться успеха», – сказал глава Азербайджана, заметивший, что «одно из важных достижений 2015 года связано с церемонией закладки фундамента и началом реализации проекта TANAP, которое имеет крайне важное значение в реализации проекта «Южный газовый коридор».

В свою очередь, вице-президент Европейской комиссии по энергетическому союзу Марош Шефчович, назвав проект ЮГК амбициозным, заметил: «Хочу подчеркнуть, что обеспечение поставок углеводородных ресурсов Каспийского моря на европейский рынок являлось для нас темой обсуждения на протяжении многих лет. Но никогда мы не были столь близки к этому, как сейчас. Факт выделения по контракту 10 млрд долл. на продолжающиеся в Азербайджане, Грузии и Турции строительные работы является знаменательным событием».

О политической поддержке проекта заявила верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности, вице-президент Европейской комиссии Федерика Могерини.

«Очевидно, что южный газовый коридор и Каспийский регион входят в число наших основных приоритетов. Таким образом, я нахожусь здесь с четким и конкретным мандатом. Он заключается в том, что мы серьезно поддерживаем южный газовый коридор и намерены по возможности выполнить взятые нами обязательства, в частности лично мое обязательство, для своевременного завершения, продвижения проекта», – сказала Могерини. При этом она особо подчеркнула, что южный газовый коридор – это новый этап в отношениях между Европейским союзом и Азербайджаном.

О поддержке проекта Вашингтоном заявил специальный посланник и координатор по международным энергетическим вопросам Государственного департамента США Амос Хохштейн.

Из выступления остальных участников заседания стало ясно, что вся работа, связанная с реализацией проекта «Южный газовый коридор», выполняется в соответствии с графиком и 2016 год будет в этом плане важным. Первый газ для трубопровода TANAP будет получен в 2018 году, а поставка газа начнется в 2020 году. Стало также известно, что строительство ТАР начнется в 2016 году.

Напомним: южный газовый коридор – проект расширения Южнокавказского газопровода (Баку–Тбилиси–Эрзерум), а также постройки Трансанатолийского газопровода TANAP и Трансадриатического газопровода TAP. Основная цель проекта – повышение безопасности поставок газа в Европу, исключение России как монополиста в роли поставщика, а Украины – как монополиста в роли транзитера газа. Южный газовый коридор обеспечит прямую связь между газовым рынком ЕС и одними из крупнейших газовых месторождений в мире. Предполагается, что основными поставщиками станут Азербайджан, Туркменистан и, возможно, Ирак. Ключевой транзитной страной будет Турция, другие транзитные маршруты пройдут через Черное море и Восточное Средиземноморье. В декабре 2013 года было принято решение о начале новой стадии разработки азербайджанского морского газоконденсатного месторождения «Шах-Дениз», газ с которого и будет экспортироваться по новому газопроводу.

Сохбет Мамедов
Cобственный корреспондент «НГ» в Азербайджане

2.03.2016

Источник — ng.ru