Баку всегда действует в соответствии со своими стратегическими интересами

near-eastАли Гаджизаде — азербайджанский политолог, руководитель проекта thegreatmiddleeast.com. Интервью с ним подготовлено для Caucasustimes.com Сергеем Маркедоновым, доцентом кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ).

 

Caucasus Times: Сегодня в фокусе всеобщего внимания находятся события в Сирии и на Ближнем Востоке в целом. Однако по большей части их рассматривают сквозь призму стереотипов времен «холодной войны». Москва против Вашингтона и борьба за сферы влияния. Куда меньше пишут о том, как отражаются последствия ближневосточной турбулентности на соседние регионы, в частности Кавказ? Как рассматривают сирийские события в Азербайджане? Какое отношение к российскому вмешательству в конфликт? Каковы оценки участия Ваших сограждан в рядах «ИГ», «Джебхат ан-Нусра» и других джихадистских структур?

А.Г.: Пока что не представляется возможным говорить о каких-либо весомых пагубных влияниях на Азербайджан. Конечно, конфликт обсуждается, как на бытовом уровне, так и на уровне экспертов. Бытуют разные мнения, одна часть общества поддерживает Асада, другая оппозицию, и так далее. Касательно российского вмешательства то, тут оценки скорее позитивные, чем отрицательные. В целом мнения сходятся в том, что Путин правильно поступает, поддерживая Асада, и вмешиваясь на его стороне в конфликт. Есть, безусловно, и скептики, но они не составляют большинство. Гораздо более актуальный и волнующий азербайджанское общество вопрос, это участие азербайджанских граждан в военных действиях в Сирии в составе исламистских группировок. Некоторые даже отправились туда с семьями. Касательно количества азербайджанцев в рядах джихадистов точных, достоверных данных нет. Оценки варьируются от нескольких сот до почти тысячи. В Азербайджане периодически проводятся аресты вернувшихся боевиков. Некоторые из них демонстративно, сожгли свои паспорта и заявили, что больше никогда не вернутся на родину, эти заявления сопровождались критикой азербайджанских властей. Азербайджанские исламисты главным образом обвиняют властей в «отступничестве от веры», и сетуют на светский характер азербайджанского государства. Если боевики в ходе разгрома исламистских группировок в Сирии и Ираке (чего как я полагаю, в течении ближайших 2-3 лет не будет) начнут массово возвращаться в Азербайджан, и правоохранительные органы, а также спецслужбы не смогут временно отфильтровать этот поток, то это может создать определенную угрозу стабильности в стране. Тут речь может идти и об ухудшении криминогенной обстановки, и об искусственном нагнетании со стороны бывших боевиков религиозной нетерпимости в Азербайджане. Естественно, ни властям, ни обществу в целом такой поворот событий не нужен.

2. Caucasus Times:
Среди соседей Азербайджана Россия и Грузия. С обеими странами официальный Баку стремится выстраивать равновесные отношения. Как удается сохранить этот вектор, если принять во внимания напряженность, имеющуюся между Тбилиси и Москвой?

А.Г.: Последние двадцать лет, в целом Азербайджан проводит сбалансированную внешнюю политику, в первую очередь, направленную на обеспечение собственных геополитических и геоэкономических интересов. В определенной степени Грузия, имеет для Азербайджана гораздо большее значение, нежели Россия. Через Грузию, проходит транзит азербайджанских энергоносителей, реализуются крупные энергетические и транспортные проекты, имеющие большую важность для Азербайджана. С другой стороны Азербайджан также заинтересован в нормальных партнерских отношениях и с Российской Федерацией. Объем товарооборота между двумя странами, крупные оружейные сделки и объем, взаимных инвестиций показывает, что, азербайджано-российское взаимодействие находится на достаточно хорошем уровне. Также стоит подчеркнуть, что, в Москве тоже прекрасно осознают важность нормальных отношений с Азербайджаном и выгоду от этого обеим странам. Учитывая состояние российско-грузинских отношений, а также несопоставимый стратегический и экономический потенциал Азербайджана и Армении Россия также заинтересована в прагматичных партнерских отношениях. Что касается напряженности между Тбилиси и Москвой, я бы сказал, что на данный момент эта напряженность немного спала, по крайней мере, сейчас накал страстей не такой как был во времена Саакашвили. Как вы, наверное, знаете из СМИ, между Грузией и Газпромом даже имели место некоторые консультации, по вопросу возможных поставок газа. Это также свидетельствует о том что, прежнего накала в отношениях Тбилиси и Москвы нет.

3. Caucasus Times: В составе Грузии находится регион Квемо Картли со значительным азербайджанским населением. Как выстраиваются отношения между азербайджанцами-гражданами Грузии и официальными грузинскими властями? Насколько вообще этот фактор значим для двусторонних отношений?

А.Г.: Азербайджанцы в Грузии являются вторым по численности этносом после грузин, это немаловажный факт. Во времена Шеварднадзе было много жалоб азербайджанцев в адрес грузинских властей и большая миграция. После «революции роз» ситуация несколько исправилась, хотя оставались некоторые нерешенные вопросы, в частности земельный вопрос, вопрос образования, вопрос представительства во властных органах. Одна из наиболее острых проблем это, конечно, земельный вопрос и вопрос образования. Касательно земельного вопроса, тут как оказалось некоторые угодья в местах компактного проживания азербайджанцев, были проданы совершенно посторонним людям, не имеющим никакого отношения к этой местности. Данный факт вызывал недовольство азербайджанцев. Эта тема активно обсуждалась в азербайджанских СМИ. Другой вопрос это образование. Азербайджанцы, проживающие в Грузии, в большинстве своем грузинского языка не знают, и получали образование на азербайджанском языке, по учебникам, которые предоставлялись Азербайджаном. Это, в определенной мере, замедляло их полноценную интеграцию в грузинское общество, и негласно придавало им некий обособленный статус. Однако сейчас ситуация медленно, но все же меняется. Кроме того немаловажную роль в жизни азербайджанцев Грузии, играют азербайджанские инвестиции в Грузию. Благодаря этому им стало легче найти работу, интегрироваться в грузинское общество. Все что происходит вокруг азербайджанцев в Грузии, находится под пристальным внимание азербайджанских НПО и СМИ соответственно государственные органы Азербайджана не могут игнорировать проблемы азербайджанцев Грузии, тем более что, они чаще обращаются в Баку, нежели в Тбилиси.

 

4 Caucasus Times: Азербайджан вовлечен в конфликт из-за Нагорного Карабаха. Наверняка Вы исследуете общее и особенное в этом конфликте и в других этнополитических противостояниях на Кавказе. Видите ли Вы какие-то параллели между нагорно-карабахской ситуацией и конфликтами в Абхазии и в Южной Осетии? Какие черты конфликтов общие, а какие особенные?

 

А.Г.: Нагорно-Карабахский конфликт, является старейшим конфликтом на Южном Кавказе, а некоторые даже полагают, что он послужил детонатором для распада СССР. Безусловно, между карабахским конфликтом с одной стороны, и осетинским и абхазским конфликтом, с другой стороны, есть некие схожие черты. Например, в обеих конфликтах есть элемент сепаратизма. В обоих конфликтах есть ссылки на какие-то исторические параллели, и так далее. Однако полагаю, что, конфликты в Грузии важно разделить на два этапа, до августа 2008 года и после этой даты. После открытого вмешательства России в августе 2008 года, абхазский и югоосетинский конфликт перешагнули на качественно другой уровень. После «пятидневной войны», как известно, Российская Федерация признала независимость Абхазии и Южной Осетии, однако кроме России эти страны признали только несколько экзотических государств, и то, как выяснилось не за просто так. Ближайшие союзники России, Беларусь, Казахстан, Армения не признают эти республики, они продолжают существовать в подвешенном правовом статусе. В случае с НКР, которая была создана в карабахском регионе Азербайджана, этого нет. Даже Ереван не признает это образование и рассматривает эти территории как свою часть. Кроме того вопрос этнического состава населения на конфликтных территориях, также представляет особый интерес. Например, если до войны 2008 года на территории Абхазии и Южной Осетии имелись достаточно многочисленное (для масштабов того региона) грузинское население, (некоторые живут и сейчас) то в Карабахе не осталось азербайджанского населения. Регион полностью стал моноэтническим. Это еще одно, важное различие конфликтов.

5. Caucasus Times: В последнее время отношения Азербайджана с Западом резко ухудшились. В российских СМИ появились публикации, в которых говорится о том, что Баку начнет дрейф в сторону Москвы. Но так ли это? Если говорить об энергетике, то Азербайджан, скорее на стороне Запада, но если о внутриполитических сюжетах, то, наверное, больше общих подходов у него с Россией. Какова Ваша оценка внешнеполитических перспектив?

А.Г.: Да в азербайджанских СМИ, и в экспертной среде очень активно обсуждается некий дрейф Баку в сторону России. И нужно сказать небезосновательно. Некоторые эксперты полагают что, сбалансированная внешняя политика азербайджанских властей потерпела полный крах, и что, рассорившись с Западом у Азербайджана нет другого выбора кроме, как сближаться с Россией. Я с этим не совсем согласен, да определенные серьезные проблемы с Западом имеются, но пока что, эти проблемы в основном наблюдаются на уровне словестных перепалок, документов Европарламента (которые не имеют такой силы которую некоторые им приписывают). Военное сотрудничество продолжается, экономическое сотрудничество продолжается. Могут быть проблемы с Европарламентом или ПАСЕ, но при этом выстроены достаточно прагматичные двухсторонние отношения со странами Европы. Что касается России и крена в сторону Москвы, суть сбалансированной политики не всегда заключается в равном отношении со всеми партнерами, порой, исходя из ситуации, можно допустить и более интенсивный трафик в каком-то одном направлении. Я не считаю, что в противостоянии России с Западом Азербайджан занял пророссийскую или прозападную позицию. Баку, как и всегда в первую очередь действует исходя из геополитических реалий, и в русле своих стратегических, а не сиюминутных интересов. Естественно определенным кругам на Западе, в России, да и в самом Азербайджане это может не нравиться, в целом это нормально.

 
Другой вопрос что, если словесная и дипломатическая перепалка Азербайджана с Западом продолжится, то это может привести к определенным последствиям и изменению внешнеполитического курса страны. Взаимные обвинения не могут продолжаться бесконечно, у всего есть свое логическое продолжение и конец. Либо Запад, перейдя от слов к делу, и начнет применять санкции против Азербайджана, либо азербайджанские власти и западные элиты найдут общий язык и вопрос будет отложен, подчеркиваю, именно, отложен, а не улажен. В случае резкого ухудшения отношений Азербайджана с Западом, крен Баку в сторону Москвы будет иметь под собой основания. Но даже в таком случае нельзя сбрасывать со счетов Турцию, Иран и Китай который все больше проявляет интерес к региону.

Курдистану реально замаячила независимость

kurd map stalinПолитические партии и военные организации курдов демонстрируют успехи в боях

Ударные волны войны, охватившей сейчас значительную часть Ближнего Востока, докатываются до самых далеких уголков планеты. В мировых СМИ достаточно подробно освещаются действия армии Ирака и сирийских правительственных сил. Деятельность «Исламского государства» (ИГ), запрещенного в России, и сирийской вооруженной оппозиции не остается без внимания журналистов. В этом интервью речь пойдет о борьбе курдского ополчения, которое воюет эффективнее, чем войска Ирака и Башара Асада. Мой собеседник – представитель Демократической партии Курдистана в России Хошави БАБАКР – согласился дать общую оценку происходящего в Сирии, Ираке и сопредельных территориях соседних с ними стран.

ИРАКСКИЙ АРЕАЛ НАРОДА

– Господин Бабакр, расскажите, пожалуйста, о партии, которую вы представляете в нашей стране.

– Я здесь представляю Демократическую партию Курдистана (ДПК). Она в основном находится в Иракском Курдистане и является самой многочисленной партией регионального правительства Курдистана, представителей нашей партии большинство в правительстве. Президент Курдистана Масуд Барзани является председателем ДПК.

– Вы из Ирака? Можно ли сказать, что вы представляете также военную организацию пешмерга?

– Да я из Ирака. Курд из Ирака. Наша партия входит в состав правительства, по сути, является правящей на данный момент, а пешмерга – это вооруженные силы Курдистана (Иракского), в составе этих сил очень много членов нашей партии. Можно сказать, что я представляю пешмерга.

– Какие задачи перед собой ставит Демократическая партия Курдистана? Есть ли в ее программе задача добиться независимости для Курдистана? ДПК – единственная партия в Иракском Курдистане?

– В Иракском Курдистане управляет коалиционное правительство. Но ДПК во время последних выборов набрала большинство голосов и является правящей партией по результатам выборов. Кроме нас в правительство входят Патриотический союз Курдистана и Исламская объединенная партия.

Президент Курдистана Барзани ведет консультации с коалицией политических партий Курдистана, планируется провести референдум, на который будет вынесен вопрос о полной независимости от Багдада. И по результатам референдума, возможно, будет предприняты конкретные шаги для получения независимости, но каким образом, когда и как это будет осуществляться, пока нет полной ясности, над этим идет кропотливая работа. Решение референдума не даст возможности немедленно выйти из состава Ирака, предстоит долгая подготовка для успешного проведения такой акции. Почему мы уверены, что получим независимость? Все очевидно, Ирак уже фактически разделен на три практически независимых друг от друга региона: страну шиитов, страну суннитов и страну курдов. Юг страны до Багдада принадлежит шиитам, центр – суннитам, а север – это курдские территории.

– Расскажите подробнее о пешмерга и о вашем главном противнике на поле боя ИГ.

– Сама организация появилась в начале ХХ века, на русский язык переводится как «пеш» – идти вперед, мерг – смерть, то есть «идти на смерть». Как видите, созвучно с русским языком, со словами пешком и мертвый.

До 1991 года пешмерга было партизанским движением, затем встал вопрос о необходимости создать регулярную армию, имя ей оставили прежнее, но качественно эта организация полностью преобразилась. Появились армейская структура и общевойсковая организация. У нас есть даже авиация, правда, только транспортные вертолеты. Численность пешмерга около 200 тысяч человек. В дальнейшем, после образования ИГ, вооружения для пешмерга поступали из Чехии, Венгрии и других стран бывшего Варшавского договора, ныне вступивших в НАТО. В основном это старое советское оружие, снятое с хранения. Германия поставляла ПТУРы «Милан». (На вооружении пешмерга танков Т55 около 200, Т62 – около 170, Т72 – около 30, ПТ76 – около 70; БМП – около 30, БТР – около 250; противотанковые РПГ, СПГ, ПРУТС, средства ПВО ПЗРК, ЗУ, ЗСУ; разнокалиберная ствольная и реактивная артиллерия. – НВО). Турция вооружения не поставляет.

Общая длина фронта с ИГ у нас 1200 км. Численность бойцов у ИГ, по моему стойкому убеждению, никак не меньше 100 тысяч. «Исламское государство» объединяет не только салафитов, но и тех, кто готов воевать против экспансии Запада и шиитов, в чьей агрессивности они уверены. Поэтому надо отдавать себе отчет, что значительная часть суннитского мира реально поддерживает ИГ и делает это в соответствии со своими убеждениями.

Что касается вооружений, ИГ при овладении Мосулом в 2014 году захватило огромное количество оружия и боевой техники, которое было подготовлено для двух или трех дивизий иракской армии военными США. По моим данным, американцы поставили для этих дивизий свое новое оружие (Генштаб Ирака подтвердил, что ИГ досталось 2,3 тыс. броневиков HMMWV, Humvee. – НВО). Пешмерга в 2014 году столкнулась с той проблемой, что военизированные формирования ИГ были значительно лучше вооружены. В дальнейшем благодаря действиям авиации коалиции и ВКС России большую часть этой техники ИГ потеряло в результате ударов с воздуха. А кроме танков, другой бронетехники и артиллерии ИГ достались вертолеты и самолеты, но в бою эту авиацию исламисты так и не смогли применить, по какой причине – не знаю. Изначально большинство стран Персидского залива оказывало поддержку ИГ не на государственном уровне, а в качестве частных пожертвований, но в значительном количестве. В этом не был замечен только Оман (государственная религия Омана – ислам ибадитского толка, третье направление в исламе, отличное от суннизма и шиизма. – НВО).

ПРОСТРАНСТВА ОДНОГО НАРОДА

– Расскажите о курдах.

– Курды сейчас по численности уступают в Ближневосточном регионе только персам, арабам и туркам. По очень приблизительным данным, в юго-восточной части Турции проживает более 20 миллионов курдов, а это 90% от всего курдского населения Турции. В Ираке – 6 миллионов, в Иране давно не было переписи, но по данным 30-летней давности – около 10 миллионов, сейчас, думаю, намного больше. В Сирии живет около 3 миллионов курдов. В Сирии самая маленькая часть Курдистана, самая большая находится в Турции, затем – Иран, потом – Ирак. У курдов два основных диалекта – курманджи северный и южный, второй еще называют турани. Носители курманджи плохо понимают говорящих на турани, но все-таки понимают. К тому же сейчас есть возможность общаться через Интернет, получать информацию по телевидению, и благодаря другим СМИ разница между диалектами не такая сильная, как это было раньше. По вероисповеданию курды – в основном сунниты, шафиитского масхаба, есть приверженцы суфизма, Накшбанди, Кадыри и др. Суфизм в Курдистане очень сильно распространен еще с древности, как и в Сирии и Ираке. Барзани, родоначальник Накшбанди, родился в Курдистане. Суфии хотя и являются суннитами, очень много заимствовали из индийских верований. Отсюда толерантность суфиев к другим религиям. В Барзани всегда спокойно уживались друг с другом мусульмане, евреи, христиане, гностики. Есть еще шииты, которые в основном проживают в Иране, в меньшей степени в Ираке. Есть езиды, это древнее верование, их еще называют огнепоклонники, их в Ираке около 500 тысяч. Другое религиозное течение – какеи, живут в Киркуке, есть свои верования в районе Хавраман на границе Ирака и Ирана – это разные общины зороастрийцев. Есть еще алавиты, это не мусульмане, они, мне кажется, относятся к одному из гностических учений и восприняли ислам только внешне. Что они исповедуют, неизвестно, но почему-то иранский аятолла признает их как шиитов. Хотя у алавитов нет мечетей и они не молятся, как мусульмане. Мне кажется, что они изначально сопротивлялись экспансии ислама, но в конце концов, чтобы выжить, вынуждены были принять внешнюю оболочку ислама.

– Существует ли среди курдов религиозная рознь?

– В истории, конечно же, много примеров такой розни, особенно непримиримые враждебные отношения раньше были между мусульманами и езидами. В начале деятельности ИГ в его составе были и курды-сунниты, но по тем данным, которыми я располагаю, они в своем большинстве погибли, остальные покинули ряды ИГ. Им не доверяли в ДАИШ, подозревая, что они сотрудничают с нами, поэтому либо направляли на самые опасные участки фронта, где выжить было невозможно, либо просто казнили. Если сейчас и есть курды в ДАИШ, то их там очень немного.

КУРДСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ

– Вы как-то взаимодействуете с Сирийским Курдистаном?

– Да, частично. Мы содействовали им в Кобани, когда его защитники истекали кровью, кода там шли бои за каждый дом – подразделения пешмерга пришли на помощь своим сирийским братьям. В массмедиа проскальзывает информация, что в настоящее время связи между сирийскими и иракскими курдами значительно охладели, но это не так. Мы по возможности помогаем им экономически, политически и в военном отношении. В том числе и вооружением.

– А с Турецким Курдистаном вы взаимодействуете? С Рабочей партией Курдистана?

– Да, мы контактируем с турецкими курдами. Но с Рабочей партией Курдистана (РПК) у нас особые отношения, ее многие считают террористической организацией, но не мы. В Турции эта партия находится на подпольном положении и ведет вооруженную борьбу с турецкими властями, а мы не конфликтуем, наоборот, сотрудничаем с Анкарой в политическом и экономическом плане. Мы ведем с нашим северным соседом очень осторожную, взвешенную политику. В Турции мы также взаимодействуем с легальной прокурдской партией, это Партия народов Турции, которая на последних выборах набрала более 11% голосов и получила места в меджлисе (турецкий парламент. – НВО). Она официальная парламентская партия, которая действует открыто в политической борьбе правовыми методами. Кроме Турции РПК считают террористическими Иран, страны Персидского залива.

– У вас есть связи с иранскими курдами?

– С иранскими курдами тоже идет очень осторожная работа. Дело в том, что еще недавно они довольно-таки активно воевали с иранскими властями. Речь идет о двух фракциях Демократической партии Иранского Курдистана и двух фракциях партии «Комаля» – ассоциация трудящихся Курдистана. После 1991 года, когда было образовано региональное правительство Иракского Курдистана, под давлением с нашей стороны указанные мной партии остановили вооруженные действия против властей Ирана. Это способствовало стабилизации обстановки внутри Иракского Курдистана. Во всяком случае, со стороны Ирана прекратились враждебные действия против нас. Было объявлено между нами и иранскими властями перемирие, которое продолжается до сих пор. Мы поддерживаем связь с перечисленными политическими партиями, но мы контактируем с ними ограниченно, сдержанно, в первую очередь мы показываем им, что не потерпим их вооруженных выступлений против Тегерана, если они возникнут. Тем самым стимулируем их к мирному политическому пути борьбы за свои права. У них есть базы и представительства в Иракском Курдистане. В Иране есть курдские партии, которые парламентскими методами защищают права курдов. Мы поддерживаем экономические и политические контакты как с Турцией, так и с Ираном. Например годовой оборот торговли с Турцией – 12 миллиардов долларов США. Через нас идет не только наша, но и иракская нефть. С Ираном у нас тоже тесные политические и экономические отношения.

СИРИЙСКИЙ КУРДИСТАН

– Расскажите, кто руководит ополчением Сирийского Курдистана, кто его поддерживает?

– Там действует несколько политических партий. Есть партии, которые не принимают участия в вооруженной борьбе, как, например, Национальный совет курдов Сирии. Вооруженные отряды возглавляет Партия Демократического союза. Ополчение получило название Сирийская демократическая армия (СДА). Женщины воюют наравне с мужчинами (СДА насчитывает около 65 тысяч штыков. – НВО). Эта армия формировалась при помощи боевиков РПК, которые получили немалый боевой опыт в противостоянии с турецкими властями. Вооружение у них не очень мощное, бронетехники и артиллерии мало, воюют в основном стрелковым оружием и на энтузиазме. Знаю, что американцы несколько раз забрасывали им оружие по воздуху. Есть информация, что Дамаск тоже их вооружал. Они покупают оружие в Сирии и Ираке, сейчас можно купить любое стрелковое оружие, в том числе и современные образцы. Сирийские курды – в основном сунниты, но благодаря деятельности политических партий, которые по сути своей не религиозны, население удалось отвратить от радикального ислама в сторону социальных ценностей. Многие политические партии имеют левую ориентацию, некоторые в качестве идеологической базы взяли марксизм-ленинизм. Как пример можно привести РПК. Поэтому можно говорить, что основной идеологией сирийского ополчения является своеобразный курдский социализм. В составе СДА основу составляют сирийские курды, но есть часть добровольцев из Турции, Ирака и Ирана.

– Есть два участка, которые контролируют сирийские курды: большой восточный и значительно меньший по размеру западный, и между ними вклинилось ИГ, которое на этом отрезке имеет выход на сирийско-турецкую границу. Эти участки как-то взаимодействуют между собой, у них одинаковое или разное руководство?

– Да, они взаимодействуют, более того, курдам удалось значительно продвинуться в сторону Алеппо, взят аэропорт, на очереди город Азаз, через который проходит дорога, соединяющая Алеппо и Турцию. Вся протяженность сирийско-турецкой границы 822 километра, и 700 километров границы прикрывают своими вооруженными силами курды. Эта граница является линией холодной войны, где боевые действия не ведутся, за исключением случаев, когда турки подвергают обстрелу или авиаударам позиции курдского ополчения, но прикрывать эту линию необходимо, а это оттягивает значительные силы, которые можно было бы задействовать против ИГ. Когда турки подвергают обстрелу сирийских курдов, последним приходится проявлять сдержанность и не отвечать огнем на огонь, чтобы не спровоцировать турецкое вторжение. После начала действия российских ВКС в Сирии частота этих обстрелов сократилась, а после инцидента с российским Су-24 турки полностью прекратили наносить авиаудары по СДА.

– Появилась информация о возможности начала сухопутной операции Турции и Саудовской Аравии на территории Сирии. Если они предпримут такую экспансию, как вы считаете, сирийские курды готовы вступить в бой с турками и саудитами?

Женщины в курдском ополчении воюют наравне с мужчинами. Фото Reuters
Женщины в курдском ополчении воюют наравне с мужчинами. Фото Reuters

– Курды уже не раз доказали, что готовы действовать решительно для отражения нападения агрессора. Были случаи, когда вторгались в Иракский Курдистан, и пешмерга была готова вступить с ними в бой. Один из таких случаев произошел во время гражданской войны в Иракском Курдистане (гражданская война в Иракском Курдистане длилась с мая 1994 по 24 ноября 1997 года. Турки предприняли вторжение в 1997 году. – НВО). Сейчас даже предположить, что турки вторгнутся в Иракский Курдистан, невозможно, поскольку у нас с Анкарой поддерживаются теплые отношения. Что касается сирийских курдов, возможно, что они готовы вступить в бой с турецкими военными, но лишь в случае, если турки сами будут атаковать их. СДА не представляет опасность для Турции, хотя и поддерживает отношения с КРП, поэтому туркам нет необходимости их серьезно атаковать. Мне кажется, что даже в случае вторжения турецкой армии столкновения между турками и сирийскими курдами будут носить единичный характер.

– Как вы считаете, турки вынашивают планы оккупации какой-то части сирийской территории?

– Анкара считает Северную Сирию зоной своих геополитических интересов.

– Это связано с тем, что там плотно проживают туркмены?

– На самом деле это лишь предлог, туркменов там не так уж много. Например, ранее турки заявляли, что миллион туркменов живет в Иракском Курдистане, на самом деле их насчитали всего несколько тысяч. Думаю, что в Сирии туркменское население также незначительно. Но арабы-сунниты, которые здесь живут, в большом числе тяготеют к туркам, как к своим единоверцам. Турки снабжают оружием и амуницией суннитскую так называемую умеренную оппозицию. Откровенно говоря, эти умеренные ничем не отличаются от радикалов. Можно, конечно, выделить из этой массы некоторые группы, которые не тяготеют к исламистам, а просто являются силами местной самообороны, кстати, с ними сотрудничают курды. Но сами понимаете, эти группы очень слабы и мало чем могут помочь в решительной борьбе с ИГ.

– Расскажите об особенностях боевой подготовки пешмерга и СДА. Кто их обучает, как обучает, насколько курдское ополчение эффективно воюет?

– Если рассматривать общую картину, то видно, что именно курды, как иракские, так и сирийские, достигли наибольших успехов в войне с ИГ. В меньшей степени успешны в этой борьбе правительственные вооруженные силы Сирии, и хуже всех дела обстоят у армии Ирака. В Ираке курдское ополчение закрепилось на линии Дахук–Эрбиль. Пешмерга успешно продвигается к городам Шенгалу и Хавиджа, Мосул окружен.

Киркук в наших руках. При этом пешмерга продолжает наступать.

Сирийские курды тоже продвигаются вперед, не такими темпами, как мы, но все же. Город Камышло уже давно в их руках, Кобани освобожден. Сейчас они придвинулись до Азаза. Раньше были три разрозненные территории, которые контролировали сирийские курды, сейчас два восточных участка объединены в большой район, откуда ополчение продолжает наступать в направлении Алеппо.

Пешмерга будет наступать и дальше до основного русла реки Тигрис на запад, на юг до рубежа горы Хамрина – это все курдские земли, и мы хотим их вернуть себе. К примеру, Тигрис разделяет Мосул на восточную и западную части, так вот восточная половина Мосула – курдская. Дальше этих исторических границ пешмерга наступать не будет, мы не желаем вражды между нами и арабами-суннитами и не претендуем на их земли. Если пешмерга вторгнется на территории суннитских арабских племен, то встретит там отчаянное решительное сопротивление.

Сирийские курды также планируют наступать с целью снятия блокады с западного участка, который называется Африн.

Тактика войск пешмерга и сирийского ополчения уже не носит партизанский характер, несмотря на то что эти формирования пока нельзя назвать регулярной армией. В Иракском Курдистане есть две военные академии, в которых ведется подготовка командного состава в городах Тахо и Калачолан, недалеко от Сулемании. Пешмерга, как активная вооруженная сила, отличная от партизанских формирований, действует начиная с 1991 года. Когда возникла опасность экспансии со стороны ИГ, этих сил оказалось недостаточно. Был брошен новый лозунг, призывающий население идти на войну и защитить свою родину и, если надо, погибнуть за нее. Новое ополчение формировалось из добровольцев, на основе курдских военных традиций, но этого недостаточно для современной войны. Мы обратились к западным военным специалистам, которые взяли на себя подготовку наших солдат и обучение подразделений современной тактике боя. Кроме американцев в подготовке наших ополченцев участвуют военные инструкторы из Германии, Италии, Канады и других стран.

О ВОЗМОЖНОМ РАЗДЕЛЕ СИРИИ

– Планируют ли сирийские курды стать независимыми от Дамаска?

– Все зависит от той ситуации, которая сложится в результате развития военных действий. Конечно же, курды, хотят самоопределиться, хотят создать свое государство, но не всегда желаемое достижимо. Мы думаем о возможности объединения Сирийского и Иракского Курдистана. Есть публикации в западной прессе, где предложены карты, на которых изображены результаты возможного разделения Сирии и Ирака. Ведь не только курды стремятся к объединению. Сирийские и иракские арабы-сунниты тоже не прочь создать свое объединенное независимое государство. Дело в том, что во времена Османской империи границы не разделяли курдский народ или, скажем, арабов-суннитов, населявших верхнюю часть междуречья Евфрата и Тигриса. Проведенные по Севрскому договору границы Сирии и Ирака разрезали территории проживания арабов-суннитов и курдов, без учета интересов этих народов.

(По результатам Первой мировой войны, в которой Османская империя воевала на стороне Германии и потерпела поражение, среди прочих договоров был подписан в 1920 году Севрский договор, в городе Севр недалеко от Парижа. Это был договор о разделении Османской империи, которой оставляли только незначительную часть территории, северную половину современного Центрально-Анатолийского региона и западную половину нынешнего Черноморского региона Турции. Остальные обширные земли отдавались под протекторат стран-победительниц Великобритании, Франции, Италии, США. По Лозаннскому договору 1922 года были определены современные границы Турции. Сирия стала французской подмандатной территорией, а Ирак попал под протекторат Лондона, независимость эти страны обрели после Второй мировой войны. – НВО).

Поэтому весьма вероятно, что в случае раздела Сирии и Ирака сирийские и иракские курды создадут объединенное независимое государство. Такое же государство, вероятно, провозгласят сунниты-арабы, ныне проживающие на сопредельных территориях Сирии и Ирака. У них одна религия, одни культурные ценности и традиции, один язык.

Так что территории, которые сейчас занимает ИГ, могут быть в дальнейшем отданы независимому государству суннитов, кстати, этого добиваются суннитские страны Персидского залива.

– Какие народы современной Сирии могут создать независимые государства в случае ее распада?

– Сейчас курды заявили о создании автономии, но пока в составе Сирии. Может быть, Сирия превратится в федерацию или конфедерацию, тогда курды как автономия останутся в ее составе. Но в случае развала Сирии они будут стремиться к объединению с Иракским Курдистаном. Конечно же, в этом случае выделится Алавистан, это приморские и западные территории, которые населены в основном алавитами. Бесспорно, друзы будут стремиться к созданию своего независимого государства, а это юго-западные земли современной Сирии. Этот этнос поддерживают Израиль и Иордания. Для Иерусалима и Аммана государство друзов необходимо для обеспечения безопасности границ с проблемными территориями, которые пока входят в состав Сирии. Министр обороны Израиля недавно высказал предположение о подобном возможном разделении Сирии. Я вам сообщу интересный факт, о котором мало кто знает. Друзы по происхождению тоже курды, но они себя выделили на основе религиозной общности. Во времена Хафеза Асада друзы занимали высокие посты в сирийской армии. Сейчас некоторые племена поддерживают его сына, но в основном друзы стремятся к автономии и нейтралитету. В Сирии есть еще армяне, ассирийцы и черкесы, сейчас они поддерживают режим Асада или воюют против джихадистов в составе местных сил самообороны, но на создание своих автономий они не претендуют.

О ВОЗМОЖНОЙ ИНОСТРАННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ ПРОТИВ СИРИИ

– Если Турция и Саудовская Аравия все же решатся на сухопутное вторжение в Сирию, к чему это может привести?

– Если они вторгнутся в земли суннитов, то имеют возможность довольно успешно провести вторжение, так их, возможно, воспримут как союзников. На территориях алавитов или курдов им придется серьезно воевать, практически не рассчитывая на успех. Но в первом случае они практически выполнят задачу по разделению Сирии. Опять же рисков и в этом варианте много. Такое вторжение не останется без реакции российских военных, если предварительно о нем не будет никаких специальных договоренностей. По мнению Euronews, такое вторжение может привести к третьей мировой войне. Я не представляю, как вообще такое Анкара и Эр-Рияд могут осуществить без согласия других участников войны. Ну, понятно, силы коалиции их могут поддержать, но остаются еще Россия и Иран, которые будут резко против таких действий.

Кстати, Саудовская Аравия проводит военные учения на границе с Ираком, чем очень недоволен Багдад. Естественно, последовала реакция, иракские войска приведены в состояние повышенной боевой готовности.

Одно могу сказать точно: Турция и Саудовская Аравия под предлогом борьбы с ИГ стремятся соблюсти свои интересы в регионе, при этом реально воевать против исламистов вряд ли будут. Возможно, что они просто хотят воспрепятствовать продвижению реальных противников ИГ в глубь суннитских территорий. Но тут я хочу оговориться, что точных данных о сотрудничестве Анкары и ИГ у меня нет. Единственно, что могу сказать наверняка: Турция долгое время не выступала активно против ИГ, чем косвенно способствовала его усилению.

По поводу информации, что Турция снабжает ИГ вооружением и амуницией, ничего сказать не могу. Были разве что факты поставок оружия умеренной оппозиции, которое потом благополучно перекочевало в руки бойцов ИГ. Известно, что граница между Сирией и Турцией, там где нет алавитского или курдского ополчения, практически прозрачна, конечно, через нее возможно проникновение как вооружения, так и пополнения в живой силе для ИГ. Турецкие власти делали неоднократно заявление о том, что всю границу они надежно контролировать не могут. Насколько Анкара искренне делала эти заявления, судить не берусь. В российских СМИ прошло много сообщений о том, что Турция закупает нефть у ИГ. И здесь нельзя ничего сказать однозначно, эта нефть проходит через множество посредников, поэтому конечный покупатель может и не знать, чья на самом деле эта нефть. Нас тоже обвиняли, что ИГ через нас поставляет нефть в Турцию, но это реально не так. Иракские курды поставляют свою нефть в Турцию, нефтепровод в этом направлении всего один и его мощности недостаточно. А доход от нефти для Курдистана очень важен, поэтому мы используем автотранспорт для этих целей и в очень больших количествах.

– В случае вторжения Турции в Сирию как поведут себя сирийские курды?

– Мне кажется, несмотря на натянутые, практически враждебные отношения Анкары к сирийским курдам, последние вступят в бой с турками только в крайнем случае, при острой необходимости защищать свои территории. Со стороны Иракского Курдистана в случае начала боевых действий между СДА и турецкими войсками военная поддержка возможна, но только в том плане, что мы поможем в борьбе против ИГ, чтобы нашим сирийским братьям не пришлось воевать на два фронта. Но против Турции ополчение Иракского Курдистана вряд ли начнет военные действия, это противоречит нашим интересам на текущий момент. Представьте, что будет, если мы вступим в войну с Турцией, весь регион окажется в огне жестокой войны, а курдское ополчение по силам явно уступает турецкой армии. В результате этой войны мы рискуем потерять все, чего достигли за последнее время. Здесь простой политический интерес, лучше лишиться части, чем всего, что имеешь. Другое дело турецкие курды, они почти наверняка начнут действия, поскольку им нечего терять. Но еще раз подчеркну, Иракский Курдистан против Турции воевать не намерен.

– Как вы оцениваете турецкую армию в современном ее состоянии?

– Турецкая армия еще недавно была бесспорно одной из самых сильных не только в регионе, но и на более широком пространстве, включая Закавказье, Центральную Азию, Ближний Восток. Среди стран НАТО эта армия занимала передовые позиции. В общем она такой и осталась, с учетом одного факта: армия была ведущей политической силой в самой Турции, но именно была, о ее значении даже указано в турецкой Конституции, военные имели конституционное право в случае политического кризиса брать власть на короткое время в свои руки. Эрдоган, как известно, лишил военных былого политического влияния, провел чистки в армии, немало высокопоставленных военачальников оказалось за решеткой. Сомневаюсь, что военные так просто это забыли. К тому же устранение части высшего офицерства не прошло бесследно и, конечно же, ослабило вооруженные силы страны в какой-то мере.

Александр Шарковский

26.02.16

Источник — НВО

Исламизм сегодня — это единственная глобальная альтернатива существующему миропорядк

turkey flag«От терактов никто не застрахован»

Виталий Наумкин о крахе исламизма, арабистике и отношениях с Турцией

Что ждет Турцию, если она введет войска в Сирию? Как добиться краха радикального исламизма? После достижения какой цели будет прекращена операция ВКС РФ в Сирии? Обо всем этом «Лента.ру» беседовала с научным директором Института востоковедения РАН профессором Виталием Наумкиным накануне проведения в Москве конференции «Ближний Восток: от насилия к безопасности», организованной дискуссионным клубом «Валдай».

«Лента.ру»: Тема конференции, которую вы проводите вместе с клубом «Валдай», звучит как «Ближний Восток: от насилия к безопасности». А в этом регионе где-то сейчас безопасно? Какие ближневосточные страны могут быть названы безопасными?
Виталий Наумкин

Наумкин: Очень трудно выделить в этом регионе безопасные государства, но они там все-таки есть. Например, Иран. Там довольно стабильная ситуация. Правда, там 26-го числа пройдут парламентские выборы, и они будут непростыми. Но то, что их проводят, это уже хорошо. Есть еще две монархии, Иордания и Марокко, сумевшие во время «арабской весны» удержаться на плаву и благодаря, пусть и не очень глубоким, но все-таки реформам, избежать дестабилизации. Ну, и, наконец, есть в регионе очень богатые государства, поддерживающие внутреннюю стабильность благодаря доходам от продажи углеводородов. И, если бы некоторые из них, как, например, Саудовская Аравия, не встревали в ситуации, подобные йеменской авантюре, то у них, возможно, вообще все хорошо было бы. К числу безопасных стран можно причислить еще и Египет: после того, как военные взяли власть, ситуация в стране стабилизировалась.

Подождите. Разве Египет можно назвать безопасной страной? Там теракты регулярно происходят. Достаточно вспомнить про трагедию, произошедшую с нашим самолетом А321.

От терактов никто не застрахован. Исламисты нанесли удар по тому государству, которое начало залечивать раны. Конечно, эта атака была направлена не только против России, но и против туристической отрасли Египта, чтобы тем самым ослабить его экономику. А ведь Египет сегодня находится в довольно непростой экономической ситуации, страна выживает за счет помощи со стороны Саудовской Аравии, Кувейта и ОАЭ. Египетские власти сделали вывод из случившегося, приняли дополнительные меры по обеспечению безопасности аэропортов, и сейчас уже идут разговоры о том, что запрет на посещение этой страны российскими туристами будет снят.

Но ведь взрыв самолета — это не единственный теракт, имевший место в Египте в последнее время.

Да, на Синае действуют террористические группировки. Например, «Ансар Бейт аль-Макдис», связанная с «Исламским государством» (ИГ; запрещена в РФ). Но террористы есть практически в любой стране. Справиться с ними сегодня удается, пожалуй, только Израилю, и то за счет чрезвычайно жестких мер. Собственно, Израиль тоже входит в число безопасных стран Ближнего Востока. Если подумать, можно и еще какие-то государства выделить. Но дело не в этом. Безопасность не может быть делимой, она должна быть инклюзивной, то есть распространяться на все страны региона. На Ближнем Востоке необходимо создать региональную систему безопасности. К этому призывает Россия. И это стало возможным после того, как Иран сделал конкретные шаги, чтобы проблема его ядерной программы была решена.

Исламизм сегодня — это единственная глобальная альтернатива существующему миропорядку. Молодежь, чувствующая, что окружающий мир устроен несправедливо, пытается найти ответы в исламе. В ИГ уезжают молодые люди, которые не были мусульманами по происхождению. Поэтому исламизм называют «чумой XXI века», ставя его в один ряд с глобальными альтернативами прошлого века — фашизмом и коммунизмом. Фашизм потерпел поражение во Второй мировой войне, после чего ультраправые движения уже не были массовыми. Коммунизм проиграл в холодной войне, и сегодня уже нет левых экстремистов, подобных «Красным бригадам». Что должно произойти, чтобы радикальный исламизм потерпел крах?

Нужно вылечить болезни общества, приводящие к тому, что молодежь обращается к радикальным идеологиям. Радикальный исламизм привлекает молодых людей, не имеющих возможности реализовать себя, не имеющих доступа к социальным лифтам, считающих свою жизнь бесцельной. Причем обращаются эти молодые люди не к исламу, а к экстремистским идеологиям, лишь прикрывающимся его именем. В исламе же этого изуверства нет и никогда не было. Напротив, в Средние века мы можем встретить религиозную жестокость у инквизиции, а не на Ближнем Востоке. Поэтому, чтобы молодежь отвернулась от радикального исламизма, надо решить социальные проблемы обществ (в том числе и западных). Во-вторых, надо решить политические проблемы, способствующие привлечению новобранцев под знамена ИГ и не допускать возникновения новых подобных проблем. К числу таковых относятся: арабо-израильский конфликт, американские авантюры в Ираке и Афганистане, восстановившие против Запада исламский мир. При этом внутри самого мусульманского сообщества должна идти работа по дискредитации радикализма. И, наконец, необходимо, чтобы военные разгромили ИГ. Ведь это зло, исламский экстремизм, оно было и раньше, но сегодня впервые обрело собственную территорию, стало псевдогосударством. И его следует уничтожить, обрубить щупальца, которые оно тянет в разные части мира.

Я думаю, что ИГ действительно разгромят, даже полагаю, что произойдет это относительно скоро. И в урегулирование арабо-израильского конфликта готов поверить. Но вот что касается излечения социальных болезней, создания условий, когда молодежь перестанет чувствовать себя потерянной… Вам не кажется, что эта болезнь хроническая?

Кажется. Ну, а что делать? Все равно надо действовать в этом направлении. Ведь сегодня даже некоторые левацкие движения реанимируются (в том числе и на Ближнем Востоке). Есть движение антиглобалистов, состоящее из молодых людей, выступающих против капитализма. Иными словами, хватает тех, кто хочет выразить свой протест. Но на Западе это можно сделать относительно цивилизованными способами. А на Востоке такой возможности нет, поэтому протест принял радикальные формы. И сегодня это приводит к тому, что разрушается общество, разрушается культура. Сколько объектов культурно-исторического наследия было уничтожено ИГ! Поэтому на нашей конференции внимание будет уделено и экономике, так как решение экономических проблем поможет снять напряжение во многих странах Ближнего Востока. Правда, надо сказать, что террористами становятся не только обездоленные, но и вполне состоятельные люди из богатых стран. Связно это с тем, что у них на родине в ходу такие интерпретации ислама, которые носят деструктивный характер.

Так кого больше сегодня в ИГ — тех, кто отправился туда по религиозным соображениям, или тех, кто поехал туда из соображений меркантильных, зная, что на месте будет обеспечен домом и работой?

Хватает и тех, и других. Но, как сказал один мой коллега, очень многие приезжают туда идеалистами, а возвращаются кровавыми убийцами. Сегодня ИГ в соцсетях создает себе привлекательный образ. Над ним работают очень сильные пиарщики, IT-специалисты. То есть, с одной стороны, демонстрируются видео страшных казней, отрезание голов и так далее, а с другой — показывается, что людям хорошо живется в «Исламском государстве». Именно поэтому необходимо, чтобы был не только развеян романтический ореол вокруг ИГ, но еще нужно сделать так, чтобы это псевдогосударство не выглядело успешным.

На развенчание образа ИГ как успешного проекта работают рассказы тех, кто там побывал, но вернулся разочарованным. Эти люди говорят, что реальность значительно отличается от медийной картинки. Например, пропагандисты ИГ утверждают, что в халифате царит порядок. А те, кто там побывал, рассказывают о взяточничестве, о поборах, о том, что, например, курение запрещено, но за деньги этот вопрос можно решить, и так далее. Насколько внутренне стабильно ИГ, не разъедают ли эти проблемы его изнутри?

Пока халифат поддерживается за счет общего драйва, но долго стабильным ИГ оставаться не может. Туда же стекаются не только идеалисты, о которых мы только что говорили, но и люди, стремящиеся реализовать свои дурные наклонности, да и просто садисты. Едут туда и девушки, мечтающие найти себе мужа…

Их истории обычно очень плохо заканчиваются.

Да, но поток все равно не иссякает. Причем едут и из благополучных стран Европы. Им хочется выйти замуж за человека с героическим ореолом, за мачо, который убивает врагов. Это очень привлекательный образ. Да и вообще дурное притягивает.

Иран и Саудовская Аравия конкурируют, ведут «войну по доверенности» на нескольких фронтах. Чего больше в их противостоянии: шиито-суннитских противоречий или светской политики?

На мой взгляд, больше геополитики. Но и религиозный элемент, конечно, тоже имеет место. Речь ведь идет о непримиримых лагерях: с одной стороны, Иран, позиционирующий себя как защитник всех шиитов, с другой — доминирующий в Саудовской Аравии крайне консервативный толк ислама, ваххабизм, для которого шиизм не приемлем. Но ведь раньше они как-то сосуществовали, и ничего подобного сегодняшнему конфликту не было. Главное же, на чем замешано их нынешнее соперничество, — это геополитическое влияние. Эр-Рияд не устраивает рост амбиций Тегерана. При этом саудовцы полагают, что Иран уже взял под контроль Ливан, Ирак, Йемен и Сирию, а на Бахрейне подрывает стабильность, поддерживая местное шиитское протестное движение. Противостояние Ирана и Саудовской Аравии становится все более жестким, и я не думаю, что урегулирование этого конфликта, вредящего обеим сторонам, возможно без налаживания диалога между ними.

Иран сегодня на подъеме. Он выходит из-под санкций, налаживает отношения с США и Европой. У Саудовской Аравии, напротив, дела идут не очень. Возможно ли, что суннитские страны, сегодня ориентирующиеся на Эр-Рияд, перейдут на орбиту Тегерана?

Вряд ли. Самая крупная суннитская страна на Ближнем Востоке — Египет. У него, как я уже сказал, есть финансовые проблемы, решать которые Каиру помогают суннитские монархии залива. Не думаю, что они сдадут позиции. При этом не будем забывать, что исламский мир — это не только Ближний Восток. Большинство мусульман живут в Юго-Восточной Азии — Индонезии, Бангладеш, Пакистане. В Индии 150 миллионов мусульман. И это все сунниты. А шиитов в мире не более 15 процентов от общего числа мусульман. Суннитские государства, особенно те, что конфликтуют с Ираном, будут стараться ограничить его рост. Например, в Ливане действует и пользуется большим влиянием союзная Тегерану шиитская «Хезболла». Многие суннитские страны залива объявили «Хезболлу» террористической организацией.

Подавляющее большинство российских мусульман — сунниты. При этом у нас неплохие отношения с Ираном, так себе отношения с Саудовской Аравией и совсем плохие отношения с суннитской Турцией. Как должна себя вести Москва в этих условиях?

Да, почти все 20 миллионов живущих в России мусульман — сунниты. Более того, четыре самых старых патриархата православной церкви — Иерусалимский, Константинопольский, Антиохийский и Александрийский — находятся на территории суннитских стран. Исторически именно с суннитским миром мы общались больше. Хотя есть вероучительный диалог между нашей православной церковью и иранскими богословами. Но религиозной повестки дня мы на Ближнем Востоке не имеем. Мы там боремся с терроризмом, а не поддерживаем какую-то ветвь ислама. Нас обвиняют в создании православно-шиитского альянса, но фактически этого не происходит и быть этого не может по определению. В то же время у нас хорошие отношения со многими суннитскими странами. Да и с Турцией еще недавно они были весьма неплохими. И узы, связывающие наши народы, сохраняются. Одних смешанных семей 100 тысяч человек. Куда они денутся?

Нас и с Украиной такие братские узы связывали, что не разлей вода. Но посмотрите, что с этими узами стало…

Случается такое, да. И при нынешней турецкой власти на улучшение отношений рассчитывать, наверное, не стоит. Тем не менее, учитывая размер и значение Турции, со временем мы обязательно начнем искать пути к сближению.

Обнадеживает, что из всех соседей именно с Турцией Россия воевала чаще всего, так что и опыт нормализации отношений после конфликта у нас очень богатый.

Это правда. К тому же обычно так получается, что с кем повоюешь, с тем потом и дружишь. Примером может послужить Германия. У нас же народ к немцам сейчас нормально относится. Или возьмем американцев и вьетнамцев — совсем, казалось бы, недавно воевали, страшные жертвы были. А сегодня США и Вьетнам партнеры, все больше сближаются. Так устроена мировая политика: когда есть прагматические взаимные интересы, прежние обиды быстро забываются.

Но пока они не забыты. Напротив, у нас может появиться новый фронт противостояния с Турцией, если она, как обещает, введет войска в Сирию. Решится ли Анкара на этот шаг и не приведет ли это к прямому военному столкновению турецких и российских войск?

Надеюсь, что нет. Во-первых, если смотреть с военной точки зрения, то ресурс, необходимый для проведения успешной операции, у Турции очень ограниченный. Им придется вести войну на три фронта. Во-первых, им будут противостоять сирийские курды, во-вторых, сирийская армия, а в-третьих, турецкие курды внутри Турции начнут действия в поддержку своих сирийских братьев. При этом, например, у сирийской армии есть танки, превосходящие старые «леопарды» немецкого производства, стоящие на вооружении Турции. Кроме того, Турция — член НАТО. И она должна либо получить одобрение такой операции от своих партнеров по блоку, либо спровоцировать Сирию первой напасть на нее, либо получить санкцию Совбеза ООН. Думаю, ничего этого не произойдет. При этом сирийских курдов поддерживает не только Россия, но и США.

Кстати, о России и нашей операции в Сирии. Недоброжелатели часто говорят, что мы можем в Сирии «увязнуть». После достижения какой цели можно было бы прекратить операцию ВКС РФ, признав ее успешной?

Цель нашей операции в Сирии — борьба с ИГ. Поэтому условием ее прекращение должно стать достижение какого-то существенного, символически важного успеха. Пока эта цель не достигнута. А в качестве промежуточных, тактических целей называется перекрытие каналов снабжения ИГ и других террористических группировок. Северный коридор этих поставок наши ВКС совместно с сирийской армией перекрыли. Но надо перекрыть еще и западный канал (расположен ближе к Идлибу). А еще есть участок длиною примерно 96 километров между двумя частями сирийского Курдистана — республикой Роджава на востоке и Африном на Западе, — который связывает ИГ с Турцией. Анкара стремится не допустить того, чтобы курды взяли его под контроль, считая и Демократическую партию Курдистана, и действующие там курдские отряды самообороны террористами. А мы их террористами не считаем, и США с ЕС тоже.

На прошлогодней пресс-конференции Владимир Путин, говоря о ситуации со сбитым российским самолетом, произнес такую фразу «о туркоманах я слыхом не слыхивал». Президенту это простительно, у него других забот хватает. Но есть ли возле него люди, разбирающиеся в подобных вопросах? Налажена ли связь между нашими властями и экспертным сообществом?

Еще недавно эта связь практически отсутствовала, но сегодня это уже не так. Собственно, сам дискуссионный клуб «Валдай» — это площадка, где эксперты со всего мира могут предлагать идеи, которые услышит власть. В обратную сторону это тоже работает: представители власти приходят и общаются с участниками «Валдая», объясняя свои решения и взгляды.

А как вообще обстоят дела с арабистикой в России? Много ли молодых и перспективных специалистов?

Да не очень хорошо, честно говоря. Молодых специалистов катастрофически не хватает. Школа и традиции подготовки экспертов сохраняются. Но сегодня идет революция в образовании. И, как говорят авторы этой реформы, «цель образования — не подготовка кадров, а удовлетворение образовательной потребности». Образовательную потребность можно удовлетворить, но кадры-то готовить надо. К сожалению, жизнь так устроена, что наиболее талантливые люди уходят в коммерческий сектор. А на то, чтобы эксперт дорос до того уровня, когда он может давать властям рекомендации по поводу ситуации на Ближнем Востоке, нужно 10-15 лет. Такой специалист должен знать языки, разбираться в реалиях региона, часто бывать там, поддерживать связи с зарубежными коллегами и так далее. Для сравнения: американцы традиционно серьезно уступали нам в сфере арабистики, но сегодня у них только в университетах Саудовской Аравии учатся 200 человек.

Чтобы понимать масштаб: сколько россиян учатся в Саудовской Аравии?

Что-то я не встречал там россиян, кроме тех, кто приехал туда получать религиозное образование и вернется домой индоктринированными совсем не тем, чем нужно. Иначе говоря, это вовсе не будущие эксперты.

Если бы у вас была возможность дать нашим властям одну рекомендацию по поводу Ближнего Востока, точно зная, что к ней прислушаются, что бы вы посоветовали?

Я бы порекомендовал внимательнее относиться к экспертным рекомендациям. Конечно, не экспертам определять внешнеполитический курс, но этот курс в отношении столь сложного региона, как Ближний Восток, должен базироваться на адекватном понимании происходящих там процессов. А это понимание обеспечивается не только дипломатами, но и экспертным сообществом.

Беседовал Артем А.Кобзев
25.02.16

Источник — lenta.ru

Аурелия Григориу: Ходжалинцев убивали только за то, что они были азербайджанцами

xocaliИнтервью Day.Az с президентом Общественной палаты Республики Молдова, известным правоведом Аурелией Григориу.

— Исполняется очередная годовщина ходжалинской трагедии. Когда вы впервые узнали о тех страшных событиях? Помните свои эмоции?

— Ходжалинский геноцид — одна из самых страшных трагедий конца ХХ века. Узнала о ней впервые на международной конференции омбудсманов в Баку в 2010 году. Я имею в виду именно правдивую информацию о зверствах армян и 366-го мотострелкового полка в азербайджанском городе Ходжалы, совершенных в ночь с 25 на 26 февраля 1992 года. Почему я акцентирую на этом внимание? Потому что до тех пор мне была известна совсем другая информация о военном конфликте между Арменией и Азербайджаном, и эта информация была смазанная и далеко не соответствующая действительности.

Знакомство с этой темой продолжилось на конференции по Ходжалинскому геноциду, где очень эмоционально, убедительно выступил вице-премьер Азербайджана, председатель Государственного комитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев Али Гасанов. Я еще более заинтересовалась этой темой и стала искать информацию.

Следует отметить, что в Интернете информация по Ходжалы представлялась тогда либо с проармянской стороны, либо на азербайджанском языке. В доступе к информации о нагорно-карабахском конфликте большое содействие мне оказала омбудсман Азербайджана Эльмира Сулейманова.

Чем больше я читала о событиях той кровавой ночи в азербайджанском городе Ходжалы, тем сильнее мною овладевал ужас. Это реальные события, происходившие в наше время, с моими современниками, а мир остается в неведении. Армяне, оккупировав чужие территории, изгнав людей из своих родных мест, уничтожали и истребляли сотни мирных жителей, среди которых дети, женщины, старики. И все только за то, что эти люди были азербайджанцами.

Эта информация повергла меня в состояние шока. Мною овладело чувство глубокого сострадания к народу Азербайджана и желание способствовать восстановлению справедливости.

— События в Ходжалы признаны геноцидом уже 10 государствами мира. Вопрос к вам, как к юристу: какие признаки говорят о том, что против азербайджанского населения был осуществлен именно геноцид?

— Действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую, религиозную или иную исторически сложившуюся культурно-этническую группу путём: убийства членов этой группы; причинения тяжкого вреда их здоровью; мер, рассчитанных на предотвращение деторождения в такой группе; изъятия детей из семьи; предумышленного создания жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этой группы, квалифицируются как геноцид.

Армянские вооруженные формирования безжалостно истребляли именно азербайджанцев, уничтожая целые семьи, не щадя ни детей, ни женщин, ни стариков. Уничтожали по одной единственной причине — из-за их принадлежности к азербайджанской национальности. Объяснения, дескать, это была война, шли военные действия, не оправдывают безжалостных действий преступников. В чем состояла необходимость жестокого убийства и истребления мирных жителей Ходжалы? Оккупанты якобы объявили мирному населению о «зеленом коридоре», через который можно было покинуть зону города, а сами безжалостно уничтожили их, преследуя и истребляя их в домах и в пути.

Их действия были направлены именно на уничтожение населения, изгнание из родных мест, зачистку территории от жителей азербайджанской национальности.

— О чем свидетельствуют известные высказывания нынешнего президента Армении о том, что резня в Ходжалы была полезной с точки зрения устрашения азербайджанцев?

— Такие высказывания свидетельствуют о том, что действия армянских военных формирований были преднамеренно спланированы и осуществлялись с прямым умыслом — убить, покалечить, истребить с особой жестокостью, чтобы припугнуть остальное население Азербайджана.

— Есть ли надежда, что преступники будут наказаны? Что нужно для этого, помимо той работы, что Баку уже проводит, и успешно, в этом направлении много лет?

— Во-первых, нужна планомерная и кропотливая работа по представлению правдивой информации в каждой стране, где есть посольство или друзья Азербайджана. Эта работа, как вы отметили, уже проводится.

Во-вторых, необходимо установить дружественные контакты на уровне парламентских групп, высших и конституционных судебных инстанций, и во время мероприятий обязательно грамотно представлять информацию о геноциде, именно с точки зрения массового нарушения прав человека.

В-третьих, на мой взгляд, нуждается в поддержке информационный фронт, поскольку информация должна переводиться на многие языки мира.

Ну, и, наконец, в четвертых, но не по важности, а по очереди — необходимо завершение уголовного расследования преступления и возбуждение процедуры создания международного трибунала по Ходжалы, с целью привлечения к международной уголовной ответственности и объявления международными преступниками известных лиц.

— Что может пробудить армянский народ, как вы думаете?

— Что значит пробудить? Они-то как раз и не спят. Посмотрите, как целенаправленно и последовательно они продвигают информацию о «геноциде армян» 1915 года. На слово «геноцид» в Интернете выдается информация о «геноциде армян», даже Холокост вы найдете на второй-третьей странице поиска, а информация о Ходжалинском геноциде представлена настолько с искажениями, что воспринимать эти страшные события как геноцид азербайджанцев становилось сложно. Их цинизм и лживость доходят до того, что зверские действия армянских оккупантов описываются, как действия азербайджанцев (турок, как они говорят) против «многострадального армянского» народа. Из Интернета спешно удаляются свидетельства преступлений армян.

Так что не нужно тешить себя мыслями о том, что они спят и должны проснуться. Это мое личное мнение, исходя из собственного опыта…

Беседовала Лейла Таривердиева

Арийский джихад. Зачем русским ультраправым ислам

russkiy  nasionalizm18 февраля Верховный суд подтвердил обвинительный приговор, вынесенный лидеру «Боевой организации русских националистов» (БОРН) Илье Горячеву. Казалось бы, в деле БОРН поставлена последняя точка. Однако многие из его фигурантов остались в тени. Как и деятельность некоторых единомышленников Горячева, не менее влиятельных среди ультраправых. Они создали в России настоящее неонацистское движение, переняв опыт и принципы радикальных исламистов заодно с их религией. «Лента.ру» попыталась выяснить, чем радикальный ислам так привлекает русских ультраправых и стоит ли бояться правоверных нацистов.

Ислам от «арийцев»

Осенью прошлого года СМИ активно обсуждали историю Даниила Ляшука — белорусского нациста, некоторое время проживавшего в Петербурге. Уехав на Украину, он принял ислам под именем Даниял аль-Такбир и вступил в ряды печально известного своей жестокостью и откровенно уголовными преступлениями батальона «Торнадо». Став мусульманином, Ляшук однако не отказался от нацизма (заведя в соцсетях сообщество о мусульманских дивизиях СС) и расизма. Теперь, правда, он ссылался на менее авторитетные источники вроде Шамиля Басаева, якобы утверждавшего, что русские произошли от обезьян, как говорил их Дарвин, ну а мусульмане — потомки первых людей, созданных Всевышним.

Широко известен и Александр Огородников — лидер ультраправого «Автономного сопротивления» из Одессы, участник бойни 2 мая в Доме профсоюзов. Под именем Саид он возглавлял «Одесский джамаат» и воевал затем в Донбассе в рядах мусульманского батальона «Крым». Ислам он также гармонично совмещал с нацизмом, позируя на фоне плакатов, где эсэсовская «мертвая голова» соседствовала с арабской вязью.

Есть сведения, что российские ультраправые, приняв ислам, отправляются в Сирию воевать на стороне запрещенной в России ИГ, а затем возвращаются на родину вербовать сторонников и готовить теракты.

В какой момент идеи национал-социализма переплелись с ваххабизмом? Как это вообще возможно? Ведь выходцы из мусульманских стран или регионов России традиционно были главной мишенью атак доморощенных наци. На самом деле эти параллельные сходились уже давно. В какой-то момент они должны были пересечься.

В декабре 1995 года в музее Маяковского состоялась презентация журнала «Нация». Журнал издавал Русский национальный союз Константина Касимовского (с ноября 1998 года — Русская национальная социалистическая партия), тот самый, что первым начал вербовать в свои ряды бритоголовых, организуя рейды «по очистке» Москвы от инородцев.

У входа в конференц-зал музея на полу расстелили американский флаг. «Не наступить невозможно — вперед только прыжком, а по бокам нависают рослые парни в камуфляже, — вспоминает журналист Алексей Челноков. — На возвышении за столом сидели четверо. Один, в черном костюме, на лацкане — свастика, вел собрание: «Наш путь — радикальная революция, несущая национальное и социальное освобождение… Наши союзники — это в первую очередь исламские фундаменталисты, ведущие отчаянную борьбу против большого шайтана». Затем ведущий пригласил к микрофону «видного представителя исламского воинства» Гейдара Джемаля (председатель Исламского комитета России — прим. «Ленты.ру»)».

Эти семена попали на благодатную почву, но всходы дали не сразу. Лишь в марте 2004 года появляется «Декларация о создании движения русских мусульман», позиционирующих себя не иначе как «передовой бастион арийской расы». Джамаат русских мусульман «Бану Зулькарнайн» возглавил Харун ар-Руси, он же — Вадим Сидоров, в прошлом лидер молодежных отделений Русского собора, Конгресса русских общин и Движения в поддержку армии (ДПА). В ДПА летом 1998 года он пытался привлекать командиров региональных отделений РНЕ, уходивших от Баркашова.

После провала ДПА на думских выборах в 1999 году Сидоров отошел от политики, но в 2002-м попал на проводимые Джемалем семинары по исламу и через год принял новую веру. «Джемаль открыл мне логику ислама», — признает Сидоров. «В «джемализме» Сидорова привлекали его правые аспекты, — утверждает участница тех семинаров Фатима (Анастасия) Ежова. — Разочаровавшись в современном политическом национализме, он углубился в идеологические и религиозные поиски в рамках все того же правого, антилиберального дискурса».

В июне 2004 года на базе «Бану Зулькарнайн» и нескольких неофитских славянских общин Сидоров создал Национальную организацию русских мусульман (НОРМ). Все его окружение отличалось схожим ультраправым бэкграундом. Журналистка Елена Родина, вспоминая встречу с ближайшим соратником Харуна — Амиром Хамдани (Григорий Мавров), указывает, что тот прежде состоял в Национально-державной партии и РНЕ. Он участвовал во многих националистических акциях, но разочаровался в национализме, а христианство счел «религией слабых».

В 2008 году амир питерского НОРМ, сменивший имя Максим на Салман, признал, что сам — выходец из ультраправой среды, а костяк НОРМ в Москве и Петербурге образуют бывшие национал-патриоты, переосмыслившие свое отношение к исламу.

Наци идут в Имарат

Восприятие ислама как «религии сильных» привело многих праворадикалов к преклонению перед моджахедами «Имарата Кавказ», которые в то время держали в страхе Ингушетию, совершая теракт за терактом. Интересные подробности всплывают в деле Ильи Горячева.

В августе 2009 года Никита Тихонов отправил Горячеву выдержки из своего разговора с неким «Мухой». Судя по материалам дела Горячева, речь идет о питерском нацисте Алексее Максимове.

Среди российских скинхедов Максимов — фигура легендарная. Лидер старейшей скинхед-бригады Петербурга Totenkopf, отсидевший 9 лет за убийство. Освободившись в 2009-м, он создал вместе с бывшим лидером бригады «Шульц-88» Дмитрием Бобровым организацию Национал-социалистическая инициатива. Не раз выезжал на Украину для участия в маршах в честь дивизии СС «Галичина» во Львове.

«Джихад на Кавказе — совокупность ислама и ненависти к РФ и режиму, — объяснял Максимов. — Славяне едут в Чечню, потому что там можно пройти подготовку в условиях реальных боевых действий… 9 из 10 принимают ислам уже там. Ибо сверхсильная религия».

Примерно в то же время Горячеву пишет некий Сергей Голубев («Опер»), фюрер российского филиала международной неонацистской организации Blood and Honour («Кровь и честь»). «Уже много НС (нацистов — прим. «Ленты.ру»)».) и скин-джамаатов поддерживает Доку (Доку Умаров, ныне покойный амир «Имарата Кавказ» — прим. «Ленты.ру»)».

Горячев сообщает своей знакомой, что Голубев готовит джихад на Руси. «База у него в Орле, — рассказывает он. — Адепты тамошние плюс «Новоросс» («дивизион» Blood and Honour в Новороссийске — прим. «Ленты.ру»). Контакты с «чехами» (чеченцами) даже не скрываются. Все адепты зомбированы Тимуром Муцураевым и грезят подвигом Мовсара Бараева (участник захвата заложников в театральном центре на Дубровке — прим. «Ленты.ру»)». Горячев не исключал, что речь идет о подготовке «серьезной группы НС-террористов».

Год спустя по Орлу прокатилась серия взрывов. Самодельные бомбы сработали в кавказских кафе, мусульманской молельне в церкви и в здании прокуратуры. Подрывников назвали «орловскими партизанами». После того как были задержаны две группы националистов, члены одной из них дали любопытные показания.

Лидер «орловских партизан» Виктор Луконин рассказал, что в январе 2009 года на концерте нацистских групп в Орле к микрофону вышел Сергей Голубев «Опер» — как представитель движения «Кровь и честь». Он объяснил, что в России идет настоящая война против русского народа, и всем здравомыслящим русским не остается ничего, кроме борьбы. Особое внимание Голубев обратил на действия сепаратистов на Северном Кавказе, которых он называл реальной силой, противостоящей нынешней власти.

После концерта Голубев опять говорил о чеченских сепаратистах, призывал копировать тактику их действий. Предлагал обратить внимание на лекции и видеоролики Саида Бурятского, пропагандировавшего идеи ислама и борьбы с существующим строем.

В материалах дела Горячева есть письмо, отправленное им 22 сентября 2009 года одному из руководителей движения «Местные». Там Горячев сообщает, что в течение 2009 года представители Blood and Honour несколько раз посещали Чечню и вступали в контакты с подпольем. Он отмечает, что тогда же заметно поменялась риторика официального сайта Blood and Honour, теперь главный враг — «банды ФСБ и МВД», в полном соответствии со стилистикой «Кавказ-центра». Blood and Honour наладила отношения с НОРМ, и хотя его лидер Харун ар-Руси (Сидоров) с 2009 года находится в эмиграции, с ним вступают в контакт.

Выкладывая свои мемуары в интернет-блоге, Горячев вспоминал общение с Голубевым. «Я знаю, что в марте 2009 года Сергей посетил Чечню, где задержался на неделю… Прислал СМС с приветом из Гудермеса». Тематика их общения изменилась. Голубев только и говорил, что о Чечне, ваххабизме и т.д. Вскоре лидеры других националистических организаций начали сетовать на исламизацию Blood and Honour.

«В конце нулевых действительно курсировала информация о том, что некоторые правые собираются на Северный Кавказ к моджахедам, выстраивая союзнические отношения с ними, информационную поддержку и т.д., — рассказал «Ленте.ру» руководитель Национально-консервативного движения Михаил Очкин, в прошлом видный активист ультраправого движения столицы. — У большинства националистов это вызывало осуждение».

Такие случаи, по словам Очкина, происходили и позже. В ходе встреч националистов ему лично доводилось сталкиваться с русскими мусульманами. Говоря о причинах, толкнувших националистов в ислам, он отмечает возникающее в ходе борьбы уважение к сильному врагу и его антисистемность.

«Люди с протестными или криминальными настроениями действительно составляют заметный процент переходящих не столько в ислам, сколько в исламские секты, — продолжает исследователь феномена русских мусульман, доктор исторических наук Роман Силантьев. — Тут можно вспомнить братьев Ковтунов из банды «приморских партизан», которые ранее были наци-скинхедами. Если заглянете на страницу Варвары Карауловой в соцсетях, увидите и ее симпатии к нацизму. В интернете мне довелось найти несколько воспоминаний бывших ультраправых — членов РНЕ, скинхедов, просто фашистов, обратившихся в ислам, после того как решили поинтересоваться идеями своих врагов».

Итог идеологической ориентации на «Имарат Кавказ» — целая серия терактов в регионах России, начавшаяся в 2010 году. Blood and Honour была запрещена в России и ушла в подполье. Чуть позже разгромили НОРМ. Перебравшись за границу, ее активисты в 2014 году вступили в альянс с Украинским мусульманским центром (среди его основателей все тот же Саид — Александр Огородников из «Одесского джамаата»).

Однако полностью связи этих организаций с исламскими радикалами так и не были раскрыты. Между тем исламисты, включая перебравшихся в Сирию и присягнувших ИГ членов «Имарата Кавказ», активно вербуют себе сторонников в России.

«Безусловно, русские мусульмане представляют собой повышенную террористическую угрозу, — говорит Силантьев. — В сводках о террористах они фигурируют очень часто, уступая разве что дагестанцам. Известны случаи, например Алексей Алексеев из Тюмени, когда новообращенные русские становились членами «Хизб ут-Тахрир», а затем ИГ».

В ноябре 2015 года Алексеев был задержан в Анталье в составе группы, готовившей теракты накануне саммита G20.

Владислав Мальцев
22.02.16

Источник — lenta.ru

Иран сверит внутренние дела с внешними. Навстречу выборам

iran mapПарламентские выборы определят судьбу президента Роухани после отмены санкций

В Иране завтра пройдут выборы парламента и Совета экспертов — двух ключевых органов власти, определяющих внутреннюю и внешнюю политику страны. Первое после подписания ядерного соглашения и снятия с Тегерана международных санкций волеизъявление даст ответ на вопрос: одобряют ли иранцы курс президента-реформатора Хасана Роухани? Накануне голосования иранские консерваторы заявили о решимости дать бой президенту и его команде, призвав избирателей не отдавать сторонникам нового курса контроль над парламентом и Советом экспертов, избирающим духовного лидера страны. При этом аятолла Али Хаменеи — главное лицо в иерархии иранской власти — фактически поддержал ортодоксов, назвав главной задачей нового парламента противостояние «иностранным сверхдержавам».

Намеченные на пятницу прямые выборы в 290-местный иранский парламент и Совет экспертов, в который входят 88 человек, фактически станут общенациональным референдумом о доверии реформам, начатым в стране после сенсационной победы на президентских выборах 2013 года умеренного богослова Хасана Роухани. За депутатские мандаты будут бороться более 6,2 тыс. кандидатов, включая 586 женщин. В Совет экспертов конкурс два человека на место: 88 членов этого влиятельного органа богословов будут избраны из 161 претендента.

«Подать документы для регистрации кандидатом в члены парламента в Иране может любой — допустим, даже простой водитель автобуса. Однако, чтобы принять реальное участие в прямых выборах, нужно пройти предварительный отбор в наблюдательном совете, члены которого решают, достоин ли тот или иной претендент стать кандидатом. Подавляющее большинство соискателей отсеивается уже на этом этапе, поэтому выборы имеют огромное значение даже для тех иранцев, у которых нет шансов быть избранными в парламент. Само по себе одобрение наблюдательного совета — это некий знак качества в глазах общества, признак успешности и благонадежности»,- объяснила «Ъ» особенности иранской избирательной системы, наиболее сложной и необычной на всем Ближнем Востоке, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Лана Раванди-Фадеи.

По словам госпожи Раванди-Фадеи, наблюдающей за ходом избирательной кампании из Тегерана, нынешние выборы станут для Ирана моментом истины. «До победы Хасана Роухани на президентских выборах 2013 года в руководстве страны на протяжении восьми лет доминировала консервативно-радикальная линия во внутренней и внешней политике, умеренные или либерально настроенные политики были вытеснены из всех трех ветвей власти. Однако приход к власти Роухани привел к расколу правящей элиты. Размежевание произошло даже внутри такого консервативного института, как Корпус стражей исламской революции»,- говорит она. Практики обнародования соцопросов в Иране нет, однако мнения, высказываемые в СМИ и в ходе дискуссий, свидетельствуют о том, что борьба будет упорной. При этом, как считает Лана Раванди-Фадеи, по итогам пятничного голосования реформаторы имеют хороший шанс укрепить свои позиции.

Опрошенные «Ъ» эксперты обращают внимание на то, что закрытие иранского ядерного досье после подписания соглашения с шестеркой мировых держав летом прошлого года, которое привело к снятию с Тегерана международных санкций и началу процесса нормализации отношений с Западом, стало главным, но пока единственным достижением президента-реформатора. Ситуацию на местах в Иране кардинально не изменило даже происшедшее уже при Хасане Роухани назначение новых губернаторов, которым было поручено проводить линию президента.

Учитывая, что инициативы Хасана Роухани постоянно наталкивались на сопротивление консервативно настроенного парламента, в области внутренней политики в Иране никаких по-настоящему серьезных изменений в период его правления так и не произошло. «Предметом острых дискуссий стали вопросы регулирования экономики, испытавшей сильное негативное воздействие санкций, а также будущее национальных и конфессиональных отношений. В то время как реформаторы готовы предоставить живущим в стране меньшинствам определенную культурную и экономическую автономию, консерваторы категорически отвергают подобную идею. В этой ситуации напряжение внутри иранской политической системы продолжает нарастать»,- пояснил «Ъ» директор центра стратегических исследований «Восток—Запад» Владимир Сотников. По мнению эксперта, в условиях, когда до очередных президентских выборов в Иране осталось чуть более года, нынешние выборы должны дать ответ на главный вопрос: обратимы ли реформы и могут ли консерваторы взять реванш?

В этом смысле огромное значение приобретают и выборы Совета экспертов, которые будут проходить после десятилетнего перерыва (последние выборы состоялись в 2006 году, в период правления президента-консерватора Махмуда Ахмадинежада). Этот орган власти состоит из представителей высшего шиитского духовенства и контролирует самого рахбара — духовного лидера Ирана, стоящего на вершине властной пирамиды. Согласно конституции Исламской Республики, пост духовного лидера не предоставляется пожизненно: верховный аятолла может быть смещен коллективным решением входящих в Совет экспертов богословов и знатоков шариата.

Представители консервативного лагеря, рассчитывающие выиграть решающее сражение у реформаторов, дают понять, что главным вопросом нынешней избирательной кампании должна стать неутешительная, по их мнению, ситуация в иранской экономике. Учитывая, что она сильно пострадала от многолетней войны санкций, а их отмена еще не дала ощутимых результатов, консерваторы пытаются на этом сыграть. Они возлагают ответственность за высокую инфляцию, безработицу и другие экономические проблемы на ненавистных им либералов из сформированного в 2013 году правительства Хасана Роухани. Для многих иранцев именно экономические проблемы могут стать решающим фактором при голосовании.

Полем битвы остается и внешняя политика. При этом избранный верховным лидером в 1989 году аятолла Али Хаменеи фактически поддержал консерваторов. В обнародованном вчера обращении к нации он призвал «проголосовать за парламент, который поставит достоинство и независимость Ирана на первое место и примет вызов иностранных сверхдержав». Тем самым духовный лидер прибег к жесткой риторике времен президента Махмуда Ахмадинежада, сделавшего противостояние с Западом главным стержнем своей политики и исключавшего возможность любого компромисса по ядерному вопросу.

Сергей Строкань
25.02.2016

Источник — kommersant.ru

Путин пугает россиян, США и НАТО, чтобы сохранить власть!

putin i obamaНа рубеже 2016 года Россия оказалась в однозначно кризисном положении: как в сфере экономики, так и безопасности. Экономический кризис проистекает из явлений, в значительной степени независимых от России (например, падение нефтяных цен) или явившихся следствием предыдущей политики Кремля и носящих глубоко системный характер (проблемы, проистекающие из принятой модели экономики). Что касается политического аспекта кризисной ситуации, он в значительной степени стал результатом осознанной политики Кремля. С весны 2014 года она заключалась в создании очередных внутренних кризисов и очагов напряженности. Это позволяло сохранять жесткий режим и укреплять позицию лидера страны, одновременно мешая другим международным игрокам организованно реагировать на «авантюрную» политику Москвы. Нужно отметить, что за два года питательная среда для такой политики оскудела, а общественное недовольство стало преодолевать тот уровень, на котором его может легко контролировать Кремль.

Однако российские власти не предпринимают реформ, которые бы помогли предотвратить экономические проблемы, а используют лишь временные средства. Представляется, что Кремль видит ключ к решению проблем за границей России — в международной политике. Так что единственным кризисным решением остается использование конфликта с Западом в разных тематических и географических сферах — в том числе для поддержания «патриотической» мобилизации в стране. Ведь ничто так не помогает режиму, как опасный враг (то есть США и НАТО), который ждет любой ошибки России, собственная «пятая колонна» (то есть реальная и воображаемая оппозиция) и, наконец, Война с большой «В», то есть регулярные военные действия за рубежом с привлечением «наших ребят» из сибирских деревень и московских спальных районов.

И вот в такой момент появляется новая Стратегия национальной безопасности — одна из нескольких основополагающих доктрин Российской Федерации. Верную оценку и трактовку положений СНБ можно дать, лишь поместив ее в вышеупомянутый политический контекст.

Конфронтация на бумаге

Согласно действующему законодательству, Стратегия национальной безопасности должна обновляться каждые шесть лет. Предыдущая версия действовала с мая 2009 года, когда ее утвердил занимавший президентский пост Дмитрий Медведев, и была рассчитана на период до 2020 года, что, впрочем, отражалось в названии документа. Разумеется, это никак не нарушало нормы о необходимости пересмотра документа как минимум раз в шесть лет. В новой Стратегии никакой «окончательной» даты уже нет. Она, как того требует закон, была подготовлена Советом безопасности РФ. Внимание обращает на себя тот факт, что президент подписал документ в последний день срока, предусмотренного на обновление Стратегии.

Важно не только то, что содержит в себе документ, но и почему он писался. Первые сигналы о работах над СНБ появились в феврале и марте 2015 года, после того как США обнародовали собственную Стратегию безопасности. В марте 2015 года Совет безопасности собрался, чтобы провести анализ американской доктрины. Основной вывод был таков, что документ имеет «антироссийский» характер, так как в нем постоянно упоминается «российская агрессия». У Москвы предсказуемо возникли претензии к американской интерпретации украинского кризиса. Члены СБ признали положения американской стратегии продвижением идеи «глобальной гегемонии» Вашингтона и «цветных революций», придя к выводу, что новую российскую стратегию следует создать по принципу «взаимности», однако не превращать в копию американского документа. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков объявил, что «все угрозы национальной безопасности России учитываются и прорабатываются. При необходимости будут вноситься изменения в основополагающие документы». Официально Владимир Путин отдал поручение переработать документ 3 июля 2015 года, сказав, что Россия должна внедрить системные средства, реагируя на меняющуюся ситуацию в мире. В октябре 2015 года пресс-служба Совета безопасности подтвердила, что комиссия по проблемам стратегического планирования пересмотрела стратегию. В декабре за несколько дней до подписания президентом, о готовности СНБ заявил секретарь Совбеза Николай Патрушев.

Стратегия была утверждена президентским указом №683 31 декабря 2015 года. Согласно закону, документ должен быть открытым и доступным для широкой общественности. 40-страничная Стратегия состоит из шести разделов: (I) Общие положения; (II) Современный мир и Россия; (III) Национальные интересы Российской Федерации и стратегические национальные приоритеты; (IV) Обеспечение национальной безопасности; (V) Организационные, нормативные, правовые и информационные основы реализации настоящей Стратегии; (VI) Основные различия между Стратегией и Концепцией национальной безопасности. Наиболее обширен четвертый раздел, который состоит из следующих подразделов: Национальная оборона; Государственная и общественная безопасность; Повышение качества жизни российских граждан; Экономический рост; Наука, технологии и образование; Здравоохранение; Культура; Экология живых систем и рациональное природопользование; Стратегическая стабильность и равноправное стратегическое партнерство.

Россия в мире

Первый раздел, описывающий место России в современном мире, состоит из пяти страниц. В нем представлен образ окруженной врагами страны, противостоящей агрессивным западным государствам, которым не нравится, что Москва ведет самостоятельную внешнюю политику. Из Стратегии следует, что Россия успешно с этим справляется, эффективно нейтрализуя, в частности, атаки на ее экономику. По мнению авторов документа, Россия продемонстрировала способность к обеспечению своих интересов, в том числе «к защите прав соотечественников за рубежом». Положения СНБ демонстрируют стремление России к определению своей глобальной позиции, при этом важным элементом становится противопоставление Западу.

Важное место занимают здесь вопросы лидерства и престижа. В документе звучит гордость за возрастающую роль России «в решении важнейших международных проблем». Одной из основополагающих долгосрочных целей называется обеспечение стране статуса мировой державы, в том числе в экономическом плане. В другом разделе, который посвящен экономическим вопросам, говорится, например о том, что Россия планирует войти в число лидеров по объему валового внутреннего продукта.

В новой Стратегии обращает на себя внимание также своего рода «splendid isolation», разумеется, понимаемая иначе, чем британский оригинал. Речь идет даже не об отношении к западному миру, а в целом о тенденции к акцентированию исключительности и одиночества России. Из приоритетов исчезло подчеркивание связей с другими постсоветскими странами. Как обратил внимание в беседе с «Голосом Америки» политолог Александр Коновалов, «в прошлой стратегии приоритет во внешней политике и в политике безопасности отдавался однозначно, прямо по тексту, сотрудничеству с ОДКБ, с некоторыми азиатскими странами, упоминалась ШОС. В этот раз я не обнаружил упоминаний о приоритетности сотрудничества с государствами ОДКБ, того самого широко разрекламированного поворота на Восток». Хотя, конечно, перечисленные организации в тексте упоминаются, их значение отчетливо снижается. Это может указывать на отход от так четко артикулировавшегося в начале текущего президентского срока Путина переноса геостратегических российских приоритетов в Азию.

В заключительных фрагментах Стратегии ставятся задачи по «повышению конкурентоспособности и международного престижа Российской Федерации», что можно интерпретировать как неудовлетворенность современным уровнем престижа. Документ обрисовывает  конкретные цели, достижение которых приведет к улучшению этого показателя. Россия намерена добиваться их, в частности, при помощи членства в международных организациях, механизмов международного права и других партнерских объединений. Особенное значение имеют региональные организации и двусторонние отношения с отдельными государствами: Китаем и Индией. Также не исключается сотрудничество с США и ЕС, но его ход зависит от того, будут ли они учитывать российские интересы.

Вот он, враг

Стратегия не оставляет никаких сомнений, что самая большая угроза для безопасности России — это НАТО, и требует от государственных властей противостоять ей, обеспечивая сплоченность общества и развивая обороноспособность. Документ описывает развитие сил некоторых стран Альянса, которое нарушает нормы международного права; активизацию военной деятельности НАТО; приближение его военной инфраструктуры к российским границам; экспансию, то есть стремление к привлечению новых членов (в декабре Москва крайне остро отреагировала на приглашение, которое НАТО направило черногорцам), а также создание системы противоракетной обороны. Разумеется, упоминаний о том, что развитие активности НАТО связано с российской агрессивной политикой, здесь нет. Не говорится и о том, что в Польше и странах Балтии натовские подразделения находятся на ротационной, а не на постоянной основе, а их численность значительно уступает численности российских войск, размещенных по противоположную сторону от границы. Россия, как это описывает Стратегия, опасается попытки придать НАТО глобальные функции.

Стратегия называет существующую на Старом континенте систему региональной безопасности, которая опирается на НАТО (и ЕС), пережитком блокового мышления, которое не отвечает современным реалиям и поэтому обречена на крах. Доказательством этого призваны служить проблемы с наплывом мигрантов с Ближнего Востока и из Африки. Авторы документа обвиняют Запад, олицетворением которого выступают ЕС и НАТО, в активном торпедировании интеграционных процессов на востоке континента и в Евразии в широком смысле. Пример такой угрожающей безопасности России активности – это конфликт на Украине, основной движущей силой которого выступал, разумеется, Запад.

Запад (и в первую очередь США) изображается как сторонник архаичного взгляда на мир, что проявляется в тиражировании стереотипов времен холодной войны и стремлении к глобальной гегемонии. Европа представлена в документе не как самостоятельный игрок, а как поле для соперничества Америки и России. Именно Соединенные Штаты выступают тем игроком, с которым приходится считаться Москве. Как следует из документа, Вашингтон — единственная сила, которая стоит практически за всеми внешними угрозами для России. Даже НАТО изображено как США плюс их союзники, а не союз как таковой. Стратегия гласит, что в контексте новых комплексных и взаимосвязанных между собой угроз для национальной безопасности Россия становится все сильнее. Стремление РФ к ведению самостоятельной внутренней политики ведет к ответным шагам США и их союзников, которые стараются сохранить доминирование в глобальной плоскости. Их политика сдерживания России приобретает форму давления  с использованием политических, экономических, военных и информационных инструментов. Стратегия гласит, что независимая внутренняя и внешняя политика России вызывала неприятие США и их союзников, которые стремятся сохранить доминирование в решении мировых вопросов. В адрес американцев звучат обвинения в развертывании системы противоракетной обороны, поддержке антиконституционного переворота на Украине и даже в том, что США развивают в соседствующих с Россией странах сеть лабораторий с биологическим оружием. Хотя это звучит как полный абсурд, даже такие тезисы следует принимать во внимание. В октябре 2015 года Николай Патрушев обвинил США в том, что они в 20 раз увеличили число лабораторий, занимающихся изготовлением биологического оружия. Возможно, Кремль начал верить в свою собственную пропаганду.

Однако РФ, несмотря на конфронтационный тон и обвинения, не сжигает всех мостов в отношениях с Западом. В одном из пунктов Стратегии говорится, что «Россия будет стремиться к выстраиванию равноправного и полноценного стратегического партнерства с Соединенными Штатами Америки на основе совпадающих интересов и с учетом ключевого влияния российско-американских отношений на состояние международной обстановки в целом. В качестве приоритетов останутся достижение новых договоренностей в сфере разоружения и контроля над вооружениями, укрепление мер доверия, а также решение вопросов нераспространения оружия массового уничтожения, наращивания антитеррористического сотрудничества, урегулирования региональных конфликтов». Между тем условия этого партнерства будет определять Москва, что ясно следует из пункта 17 (здесь характерно выдвижение на первый план отношений с США, это подтверждает, что Москва считает НАТО лишь продолжением Америки), где можно прочесть, что Россия «готова к развитию отношений с Организацией Североатлантического договора на основе равноправия и в интересах укрепления всеобщей безопасности в Евро-Атлантическом регионе, глубина и содержание которых будут определяться готовностью альянса к учету законных интересов России при осуществлении военно-политического планирования и уважению норм международного права».

Список угроз

Конечно, Америка и НАТО — это не единственные, хотя и основные угрозы. Стратегия упоминает целый спектр угроз, как общих, так и конкретных, актуальных для отдельных сегментов национальной безопасности России. Те, что касаются внешней политики, звучат знакомо. Они продолжают предыдущую стратегию от 2009 года и военную доктрину: это глобальная нестабильность, распространение конвенционального оружия и оружия массового уничтожения, информационные войны, коррупция, диверсии, различные трансграничные угрозы. Россия опасается элементов американской системы ПРО, стратегических вооружений в неядерном оснащении, глобальной системы противоракетной обороны и милитаризации космоса.

Появляется также указание на западное стремление к созданию очагов напряженности в Евразии (которые станут вызовом российским национальным интересам), свержению законных режимов, провоцированию внутренней нестабильности и конфликтов за границей.

В списке основных угроз присутствуют также коррупция и «цветные революции». Кроме того России угрожают радикальные общественные объединения, которые пользуются националистической, религиозной и экстремисткой идеологий, иностранные и международные неправительственные организации, а также отдельные граждане, чья деятельность направлена на нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации и дестабилизирует политические процессы.

Прочие перечисленные угрозы и опасения могут выглядеть новыми для официального документа, однако присутствуют в российской риторике не первый год. Это, например, западное участие в свержении украинского руководства или усиление «Исламского государства» в качестве вызова для российских национальных интересов. Украинский кризис стал фактором, который сильнее всего влиял на безопасность РФ с 2009 года. Стратегия  посвящает ему достаточно много места, обвиняя США и ЕС в поддержке антиконституционного путча. В документе также говорится, что Украина надолго станет источником нестабильности в Европе и у российских границ. Западные санкции описываются как частичная причина российских проблем, но, что примечательно, они никак не увязываются с украинской темой. Собственно, объяснения, откуда эти санкции взялись, нет. Это может наводить на мысль, что Кремль начинает верить в то, что он стал целью атаки, а не встретился с ответом на собственные действия.

Внутренние вопросы

Гораздо больше места по объему занимают в Стратегии не вышеперечисленные вопросы, связанные с международной ситуацией и активностью других государств, а внутренняя тематика. Хотя следует сразу отметить, что объем здесь — не признак важности. Дело скорее, в необходимости шире описать в Стратегии ситуацию в стране, поскольку два других основных документа, то есть военная доктрина и текст, очерчивающий стратегические направления внешней политики, по своей сути обращены к внешнеполитической сфере.

Новая Стратегия не говорит ничего особенно нового о национальной обороне. Основные положения похожи на те, что присутствовали в документе 2009 года. Как и тогда Стратегия уверяет, что Россия будет использовать вооруженные силы для защиты своей безопасности только в случае крайней необходимости, когда будут исчерпаны все прочие методы. Москва обещает не принимать участия в затратной гонке вооружений. Стратегия уделяет большое внимание повышению мобилизационного потенциала, говоря о необходимости развивать развернутые планы по повышению боеспособности страны. В контексте национальной обороны стратегия упоминает действующую военную доктрину (принятую 25 декабря 2014 года), как основу для российских целей и планов, и переходит к перечислению общенациональных шагов по обеспечению безопасности. В частности, здесь упоминается модернизация вооруженных сил.

В разделе IV, озаглавленном «Обеспечение национальной безопасности», самый пространный фрагмент (шесть страниц) посвящен теме экономического роста и полон впечатляющих планов развития. Среди прочих появляются такие цели, как устранение неравномерного развития регионов, достижение непрерывного роста и сбалансированности бюджета, повышение уровня экономической безопасности (с описанием механизмов, как можно этого добиться) и т.д. Авторы стратегии планируют привлечь иностранные инвестиции, развить высокотехнологичные секторы экономики, создать запасы минерально-сырьевых ресурсов и единую транспортную инфраструктуру, стимулировать рост малого и среднего предпринимательства. Россия планирует искать новых экономических партнеров, увеличивая самостоятельность разных секторов своей экономики (внимание привлекает здесь упоминание сельского хозяйства) частично путем рационального импортозамещения. Движущую силу для модернизации промышленности Россия продолжает видеть в ВПК, хотя, как обращают внимание авторы документа, это потребует больших изменений в этом секторе. Здесь новая Стратегия мало отличается от предыдущей, новый момент — это поиск отечественных аналогов для ослабевающего импорта. Чтение этой части Стратегии интересно в том плане, что местами в ней будто пробивается прежний дух либерализма, совершенно вытравленный в других фрагментах документа.

В новой стратегии обращает на себе внимание повышение значимости духовных вопросов. Культивирование национальных ценностей становится частью усилий по укреплению национального единства, которое выступает одним из факторов обеспечения национальной безопасности. Часто звучит новая формулировка «традиционные морально-нравственные ценности». Слова и словосочетания, связанные с духовностью, появляются в новом тексте 16 раз, в предыдущем — всего два. Среди ценностей, миссию защиты которых Стратегия возлагает на государство, присутствуют, в частности, превосходство духовного над материальным, служба Отечеству, гуманизм, справедливость, коллективизм, единство народов России, неразрывность исторической традиции. Предыдущие стратегические документы говорили о ценностях не настолько прямо и не так много. Новый документ подчеркивает их важность для процесса развития России, ее укрепления и защиты от засилья западных ценностей (которые могут распространяться посредством информационных кампаний) и низкосортной западной массовой культуры. Угрозы для российских ценностей идут как с Запада, так и со стороны террористов и экстремистов.

Почти в каждом разделе СНБ тем или иным образом подчеркивается значение информационного пространства. В документе 2009 года об усилении глобальных информационных военных действий уже говорилось, однако не столь детально. Новая Стратегия гласит, что власть предпринимает шаги по защите населения от разрушительного информационного влияния террористов, экстремистов, иностранных разведывательных агентств и отдельных организаций, борясь с пропагандой фашизма, экстремизма, терроризма и сепаратизма, а также угрозами для общественного спокойствия, социальной и политической стабильности общества. Согласно новой стратегии, руководство страны может контролировать информационную сферу для защиты культурного суверенитета от экспансии иностранных идеологических ценностей и разрушительного психо-информационного воздействия.

Адресаты документа

Секретарь Совета Безопасности Николай Патрушев подчеркивает важность Стратегии для процесса принятия решений в сфере безопасности и называет ее «одним из основных документов стратегического планирования» или обобщением других доктрин, а также долгосрочных правительственных планов в сфере обороны, внешней политики, оборонной промышленности, мобилизационной подготовки, экономического развития, сельского хозяйства, социальной стабильности, религиозной терпимости и т.д. Как это выглядит на самом деле?

СНБ — общедоступный документ, поэтому он наполнен ни к чему не обязывающими лозунгами, которые не сопровождаются конкретными предложениями по их воплощению в жизнь. Документ, призван, скорее, передать настрой руководства государства, чем выступать некой «дорожной картой». Вопрос в том, отражает ли Стратегия реальные настроения и взгляды, существующие в Кремле. СНБ — это, по сути, не документ, который описывает философию власти, а в большей степени способ передачи информации, которую российские лидеры стремятся донести до своих граждан и мира в качестве собственных. Это не значит, что документ выступает исключительно орудием дезинформации, адресованной за границу. Таковым он быть не может, потому что Стратегия обращена к двум совершенно разным адресатам: внутреннему и внешнему. Авторам СНБ пришлось искать баланс, чтобы достичь своих целей в отношении как внутренней, так и внешней аудитории. Чтение этого текста показывает, что самым главным адресатом стал сейчас для Кремля житель РФ, а не западные политики. В этом состоит ключевое отличие нового документа от Стратегии 2009 года, которая создавалась на волне «перезагрузки» и политики создания у Запада иллюзии, будто при президенте Медведеве Россия повернула к либерализации. Изоляционистские тенденции в политике и экономике, преувеличение исходящей с Запада угрозы и частые отсылки к традиционным российским ценностям призваны подготовить население к сохранению прежнего государственного курса и связанного с этим экономического кризиса, а также конфронтации с западным миром. Ряд обещаний, содержащихся в социально-экономической части, оторваны от реальности, как, например, утверждение, что экономика России показала свою способность укреплять потенциал в условиях нестабильности на мировых экономических рынках. Таких пропагандистских акцентов в документе гораздо больше, и они, несомненно, адресованы россиянам.

Но есть и другой адресат — заграница. Заслуживающие внимания фразы о сотрудничестве, обращены как к руководству западных стран, так и к общественности. Официальный документ играет тут роль, сходную с ролью российских СМИ: его задача — подпитывать чувство тревоги в ЕС (поэтому появляются слова о наплыве мигрантов), отвращать от сотрудничества с США, пугать масштабной войной с Россией и призывать выбрать альтернативный путь, то есть сближение с Москвой.

Второй документ

Спустя несколько часов после утверждения Стратегии национальной безопасности вступила в силу другая, гораздо более детальная доктрина — но уже секретная. Официальные источники сообщили,  однако, о ее основных тезисах. План обороны РФ на 2016-2020 годы называет угрозой безопасности расширение НАТО, обвиняет США и союзников в стремлении к доминированию на международной арене в ущерб ведущей самостоятельную политику России. Указ №560 о вступлении документа в силу с 1 января 2016 года подписал 16 ноября 2015 года Владимир Путин. Новый план обороны пришел на смену предыдущему документу, действовавшему с 2013 года, что было ожидаемо, поскольку уже в начале 2014 года в ситуации безопасности России произошли серьезные изменения (аннексия Крыма, появление прозападного правительства в Киеве, война в Донбассе, кризис в отношениях с Западом). Потом добавилась сирийская война, а точнее, участие в ней Москвы. Работы над документом велись в министерстве обороны с середины 2014 года. В октябре 2015 начальник Генштаба Валерий Герасимов объявил, что создающийся план обороны учтет новые формы борьбы Запада против России, в частности, «военные и не военные средства политического, экономического и информационного воздействия».

Детали нового плана (следует подчеркнуть, что это совершенно отдельный от военной доктрины документ) обнародованы не были. Однако о некоторых его элементах можно догадаться на основе высказываний и предпринятых на рубеже 2015-2016 годов решений военно-политического руководства РФ. 11 декабря на расширенном заседании коллегии Министерства обороны (с участием президента) министр Сергей Шойгу представил цели на 2016 год. В контексте нарастающей, по мнению Москвы, угрозы со стороны НАТО и США, внимание обращает на себя укрепление сил на западном, юго-западном и арктическом стратегических направлениях. Элементом ответа на американскую угрозу можно назвать постановку на боевое дежурство в ракетных войсках стратегического назначения пять полков, оснащенных современными ракетными комплексами (ядерный арсенал), а также запланированную модернизацию девяти стратегических бомбардировщиков (носителей ядерного оружия). 14 декабря состоялась встреча с иностранными военными атташе. Начальник Генштаба Валерий Герасимов представил свой взгляд на стратегическую позицию России. Новых тезисов не прозвучало. Москва считает, что международной системе безопасности угрожают терроризм и экстремизм, а ситуацию дополнительно осложняет «недружественное» отношение НАТО к России, продолжающееся расширение Альянса, а также активность иностранных военных сил вблизи российских границ. 12 января в ходе селекторного совещания с руководящим составом вооруженных сил министр Шойгу представил цели на текущий год. Уровень оснащенности современными вооружениями в 2016 году должен возрасти с 47 до 51%, приоритетами станут модернизация ядерной триады, продолжение внезапных проверок боеготовности, повышение уровня стратегической мобильности, совершенствование противоракетной обороны. Все это соответствует духу Стратегии национальной безопасности и указывает, что центром секретного плана обороны выступает военная конфронтация с США и НАТО. Это уже не предотвращение региональных проблем или «цветных революций», а потенциальный конфликт такого масштаба, к которому готовились все годы холодной войны.

Выводы

Анализ вышерассмотренных документов приводит к выводу, что Москва намерена продолжать эскалацию напряженности. Однако если взглянуть на российские военный потенциал и характер режима, представляющего собой, по сути, клептократию с ядерными ракетами, можно предположить, что несмотря на воинственный тон ядерная война с Россией миру не угрожает. Между тем подчинение всей политики задаче сохранения власти и идея, что добиться этого можно не сотрудничеством, а дальнейшей мобилизацией общества, а также усиление изоляционистских тенденций, вызывают беспокойство по поводу безопасности, в частности, стран Балтии, а в дальнейшей перспективе и Польши. Анализировать эту угрозу через призму сравнения военных потенциалов Запада и России неверно, поскольку Москва может рассматривать применение военного сценария, но лишь в том случае, если его результатом станет укрепление власти. Кремль может пойти на вооруженную конфронтацию, но только если это будет короткая и победоносная война. Высокий уровень боеготовности армии, авиации и флота РФ заставляет предполагать, что в случае углубления экономического кризиса Москва будет готова решиться на полномасштабную или ограниченную атаку не на НАТО в целом, но, например, на страны Балтии. Единственная стопроцентная гарантия от этого — постоянное присутствие американских сил в находящихся под угрозой странах. Ведь только один элемент Стратегии национальной безопасности РФ кажется истинным: страх Москвы перед США.

Цезарий Черневич — сотрудник варшавского Центра стратегического анализа (OAS).

http://inosmi.ru/politic/20160223/235504880.html

Россия вступает в борьбу за нефтяные цены

Несмотря на пессимистические оценки аналитиков и непростые политические отношения Москвы с ведущими странами-нефтепроизводителями в арабском мире, Россия сделала важный шаг в борьбе за стабилизацию нефтяного рынка и цен на нефтяное сырье.

Как сообщили информационные агентства, 16 февраля на переговорах в столице Катара Дохе с участием главы Министерства энергетики РФ Александра Новака, министра нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими, министра народного контроля за нефтяной промышленностью и минеральными ресурсами Венесуэлы Эулохио дель-Пино и министра нефти Катара Мухаммеда бин Салеха ас-Сада была достигнута договоренность о замораживании добычи нефти на уровне 11 января 2016 года.

Это еще не окончательное решение, поскольку участники соглашения прекрасно понимают, что без присоединения других крупных нефтепроизводителей их самоограничение вряд ли способно серьезно сократить существующий профицит нефти на мировом рынке, составляющий, по оценкам, 2 млн барр./день. Буквально на следующий день после встречи в Дохе представители Ирана и Ирака заявили, что их страны не видят возможности присоединиться к соглашению. А это означает, что и Иран, и Ирак будут пытаться восстановить свою долю нефтяного рынка при любых ценах на нефть.

Что касается России, бюджет которой на 40% формируется из нефтегазовых доходов, для нее решиться на сокращение добычи в условиях существующих финансово-экономических трудностей весьма непросто. Вместе с тем в российском правительстве считают, что дополнительных договоренностей с нефтяными компаниями для стабилизации добычи нефти не потребуется. «У нас в целом по всем планам добыча должна была остаться на стабильном уровне. Некоторые месторождения сокращают добычу, некоторые увеличивают. Для нас было не очень сложно такие обязательства на себя взять», — заявил вице-премьер РФ Аркадий Дворкович, курирующий топливно-энергетический комплекс.

В 2015 году Россия лидировала по добыче нефти в мире (10,91 млн барр./день при 10,04 млн барр./день у Саудовской Аравии), но постепенно дающая о себе знать нехватка инвестиций и западные санкции могут привести к естественному сокращению российской нефтедобычи без каких-либо административных мер.

Еще более сильное понижательное давление на добычу окажут налоговые регуляции правительства в том случае, если они будут введены. Министерство финансов заявило о планах по снижению цены на нефть, при которой нефтекомпании РФ не платят налог на добычу, с текущих $15 за баррель до $7,5 за баррель. Это безусловно приведет к серьезному пополнению бюджета, но одновременно вызовет серьезное снижение уровня добычи. Во всяком случае, нефтяным компаниям придется отказаться от разработки низкодебитных и других тяжелых в освоении месторождений. Да и начинать новые разработки в таких условиях достаточно рискованно.

Наверное, отсюда и уверенность правительства в способности сдержать добычу без каких-либо чрезвычайных мер, и решимость повлиять на цены в сторону их повышения. Иначе отрасли будет нанесен весьма существенный ущерб. Об этом говорят и данные презентации стресс-сценария в энергостратегии России до 2035 года, оглашенные министром энергетики А. Новаком на заседании правительственной комиссии по ТЭК 17 февраля. По данным газеты «Ведомости», стресс-сценарий рассматривает вариант, при котором цена на нефть будет находиться на уровне $31-33/барр. в 2016-2017 гг., а к 2020 году подорожает до $42/барр. Добыча нефти может снизиться до 460 млн т в год в 2020-2025 гг. с последующим незначительным ростом, примерно на 14% к уровню 2015 года.

Несмотря на всю политическую значимость четырехстороннего соглашения, речь пока идет о весьма незначительном ограничении добычи. Как отмечают аналитики, значительное сокращение в Саудовской Аравии, России и других странах может обернуться против них. До сих пор обвал нефтяных цен медленно, но верно вел к сокращению сланцевой индустрии в США. Американские компании все чаще заявляют о своем банкротстве и останавливают буровые установки. До 74% североамериканских нефтедобытчиков испытывают серьезные трудности с обслуживанием долга, считает рейтинговое агентство Moody’s Investors Service.

Сланцевая добыча возобновит рост, если нефть подорожает до $50 за баррель, сказал в интервью агентству Bloomberg глава Vitol Group BV Иен Тейлор еще до сообщения о саудовско-российских переговорах. «Очевидно, что большие объемы нефти в ближайший год не будут добыты просто потому, что это невыгодно, но часть этой нефти может вернуться на рынок», — добавил руководитель крупнейшего нефтетрейдера мира. При наличии четырех тысяч пробуренных скважин, добыча на которых может начаться при росте цен, американская сланцевая индустрия способна отыграть утерянные позиции.

Таким образом, исключительно сложные, неоднозначные, но в то же время взаимосвязанные процессы, происходящие сейчас на нефтяном рынке, пока не позволяют предсказывать успех или неуспех соглашения в Дохе и попыток повлиять на нефтяные цены вообще. Как, впрочем, еще никому не удалось правильно предсказать цену нефти на несколько месяцев вперед, не говоря уже о годах. Однако важный шаг в борьбе за стабилизацию нефтяных цен сделан.

Озабоченность динамикой развития нефтяного рынка проявляют не только Россия, Саудовская Аравия, Венесуэла и Катар, договорившиеся 16 февраля в Дохе о замораживании своей нефтедобычи. На днях агентство Синьхуа сообщило, что вторая по рангу китайская нефтяная компания «Синопек» закрывает четыре участка добычи на одном из крупнейших китайских месторождений «Шэнли» («Победа») на востоке страны. Компания мотивирует свое решение тем же — стремлением остановить падение нефтяных цен.

Игорь ТОМБЕРГ | 22.02.2016 |

Источник — fondsk.ru

Состоялось очередное заседание Попечительского совета Фонда развития детского спорта Узбекистана

uzbekistan qerbПод председательством Президента Ислама Каримова 11 февраля в резиденции Оксарой состоялось очередное заседание Попечительского совета Фонда развития детского спорта Узбекистана

Глава нашего государства подробно остановился на осуществленной фондом со времени его создания работе, в частности, в 2015 году, ее сути и значении.

— Мы с большими надеждами и благородными целями в 2002 году организовали Фонд развития детского спорта, — сказал Ислам Каримов. — С тех пор прошло 14 лет. С этой точки зрения будет целесообразным, если мы проанализируем проделанную работу не только за 2015 год, но и, в определенной степени, за весь прошедший период. То есть, следует поговорить о том, чего мы достигли, организовав специальный фонд в целях развития детского спорта, повышения его на уровень государственной политики, в какой мере реализовали поставленные перед собой задачи, о том, какие соответственно из этого мы должны сделать выводы.

Во-первых, всем нам известно, что основной задачей данного фонда мы обозначили приобщение с раннего детства наших детей, молодого поколения к спорту, пробуждение в нем интереса и любви к спорту, воспитание подрастающего поколения физически и духовно здоровыми, гармонично развитыми личностями. Мы поставили перед собой цель: пусть наши мальчики и девочки с детства, в основном со школьных лет, считают спорт своим постоянным спутником в жизни, чтобы спорт на всю жизнь стал настоящим другом, а для этого – создать все условия и возможности.

На заседании на конкретных цифрах и примерах были обсуждены результаты, достигнутые в нашей стране в этом направлении.

В частности, если в 2005 году в нашей стране спортом занимались 30 процентов детей и подростков в возрасте от 6 до 15 лет, в том числе в сельской местности – 29 процентов, то в 2015 году эти показатели соответственно составили 57,2 процента и 56 процентов. Несомненно, это ярко свидетельствует о том, каких изменений и огромного роста мы достигли в этом направлении.

Во-вторых, в результате адресной целевой работы, направленной на развитие детского спорта, резко увеличиваются виды спорта, которыми регулярно занимаются наши дети. Например, если дети данного возраста в 2005 году посещали занятия по 43 видам спорта, то в настоящее время они занимаются 59 видами спорта, что отражает весомый рост не только количественных, но и качественных успехов в этой области.

То, что наши дети регулярно занимаются такими новыми для нас видами спорта, как художественная гимнастика, плавание, синхронное плавание, теннис, таэквондо, дзюдо, каратэ, ватерполо, гребля, участвуя в престижных соревнованиях континентального и мирового масштабов, поднимаются на высшие ступени пьедестала почета, вызывает у каждого из нас особую радость и восхищение, сказал Президент нашей страны.

Раньше мы и мечтать не могли о таких современных плавательных бассейнах, теннисных кортах или гимнастических залах, какие действуют сегодня в нашей стране. К примеру, когда речь шла о плавании, мы представляли себе купание в арыках или каналах, не отвечающих элементарным требованиям санитарии. В результате этого среди населения республики, особенно среди детей, росла заболеваемость тяжелыми недугами, Узбекистан среди республик бывшего союза занимал одно из первых мест по материнской и детской смертности, и это хорошо известно из нашей недавней истории.

Вследствие такой весьма тяжелой ситуации, оставшейся нам от колониального строя, в 2000 году на каждые 100 тысяч детей около 6 тысяч болели острыми респираторными вирусными инфекциями, 576 — пневмонией, 449 — бронхитом, 310 — сколиозом.

В результате осуществленной нами широкомасштабной работы по последовательной реализации экономических, социальных, бытовых, медицинских и других мер, системного развития детского спорта сегодня среди детей 6-15 лет, занимающихся спортом, заболеваемость острыми респираторными вирусными инфекциями снизилась на 47,3 процента, пневмонией — на 55,6, бронхитом — на 61,7, сколиозом — на 45,5 процента, что радует всех нас как достигнутый нами важнейший результат, сказал Ислам Каримов. Подобные позитивные изменения каждый родитель видит на примере своей семьи, своих детей и глубоко осознает влияние и значение спорта в этом направлении.

В-третьих, необходимо также особо остановиться на нашей практической работе по привлечению девочек к массовому спорту. Эти показатели в 2005 году составили 24 процента, в том числе в сельской местности — 22 процента. Отрадно, что сегодня 47 процентов девочек, в сельской местности — 44,7 процента, регулярно занимаются спортом.

Если смотреть в масштабах областей, то в 2015 году в Ферганской области спортом занимались 47,6 процента девочек, в Наманганской области – 47,5, в Самаркандской и Хорезмской областях – 47,4 процента, что заслуживает особого внимания.

Мы должны еще более последовательно продолжать эту работу, сказал Президент нашей страны. В девочках мы, прежде всего, видим будущих матерей, которые подарят жизнь и будут воспитывать будущее поколение – надежду и опору нашего народа. То есть, если девочка будет здоровой и счастливой, то будут здоровыми и счастливыми и семья, которую она построит в будущем, и ее ребенок. Если будет здоровой и счастливой семья, то будет процветающим и благополучным все общество. Мы никогда не должны забывать об этом.

В целях повышения интереса девочек к спорту, популяризации спорта среди них мы уделили особое внимание вопросу подготовки женщин-тренеров, приняли в связи с этим специальные постановления, что сегодня дает свои результаты, сказал глава нашего государства. Раньше было очень трудно найти наставниц в сфере спорта. А в сельской местности таких специалистов почти не было.

С учетом всего этого в нашей стране внедрена новая, эффективная система стимулирования труда высококвалифицированных спортивных тренеров, в том числе женщин-тренеров, и это сейчас дает свои результаты. Подтверждение тому можно видеть в том, что в 2015 году число тренеров и спортивных наставников увеличилось в 1,5 раза по сравнению с 2005 годом, в том числе женщин-тренеров — в 3,8 раза.

В-четвертых, проводимая нами такая благородная работа, направленная на обеспечение будущего наших детей, находит свое практическое воплощение в физическом росте и развитии подрастающего поколения, отметил Ислам Каримов. Например, в Узбекистане доля мальчиков в возрасте 14 лет, чьи показатели роста соответствуют стандартам Всемирной организации здравоохранения, в настоящее время по Ташкенту составляет 97,9 процента, по Наманганской области — 97,6, Кашкадарьинской области – 97,1, Бухарской области — 96,8 процента, по всей стране — 94,2 процента. Другими словами, рост наших мальчиков и девочек в возрасте 14 лет за последние десять лет в среднем увеличился на 2,8 сантиметра.

Еще один важный результат осуществленной нами в этом направлении работы можно видеть на примере того, что численность парней, годных к военной службе, с 63,4 процента в 2000 году выросла до 86,3 процента в 2015 году, их рост в данный период увеличился на 5,9 сантиметра и составил в среднем 171,7 сантиметра, вес вырос на 6,2 килограмма и достиг в среднем 67,8 килограмма.

В-пятых, очевидно, что регулярные занятия спортом формируют здоровое мировозрение у наших детей, закаляют их волю, создают прочную основу для формирования их мужественными личностями, способными стойко преодолевать различные испытания и трудности. Самое важное, что занимающиеся спортом дети не поддадутся негативному влиянию чуждых нашему менталитету деструктивных идей, подчеркнул Ислам Каримов.

В настоящее время наша молодежь содержательно проводит свободное время на построенных в городах и селах современных футбольных полях. Такая работа дает свои результаты. Меняются наша жизнь, сознание, отношение к себе, своему здоровью, будущему, и на этот процесс наряду со многими другими позитивными факторами большое влияние оказывает и спорт, отметил Президент нашей страны.

В-шестых, ни для кого не секрет, что спорт наряду с укреплением здоровья также является огромным фактором прославления на весь мир любой страны, любого государства. Достигаемые нашими спортсменами на международных аренах успехи и победы пробуждают в наших сердцах чувства гордости и восхищения, еще больше усиливают любовь к Родине.

В нашей древней истории, богатой культуре немало великих мыслителей, непобедимых полководцев, палванов, уникальных памятников, которыми мы по праву гордимся. Сегодня наша молодежь как достойный наследник таких великих предков достигает высоких рубежей во всех сферах, в том числе и в спорте, поднимается на высшую ступень пьедестала почета в мировом масштабе, преумножает чувства гордости и чести нашего народа.

Наши талантливые спортсмены своими большими победами на международных аренах вновь и вновь демонстрируют, что молодежь Узбекистана никому и ни в чем не уступает.

Когда речь заходит об этом, достаточно привести следующие факты: только в прошлом году 1668 наших спортсменов, в том числе 567 девушек, приняли участие в 165 международных соревнованиях, завоевали 983 медали, юные дарования – талантливые музыканты и исполнители завоевали на престижных международных конкурсах 137 призовых мест, из них 76 удостоились Гран-при и первого места.

Наших детей, достигающих таких высоких рубежей, я считаю достойными представителями миллионов юношей и девушек Узбекистана. Именно такая целеустремленная, стремящаяся к победе молодежь своими успехами подает пример для тысяч и тысяч сверстников, воодушевляет их на достижение больших целей, сказал глава нашего государства.

Ислам Каримов особо отметил, что в процессе производства спортивного инвентаря и спортивной одежды необходимо обратить внимание на качество, удобство и ее соответствие мировым стандартам. Также важно наладить выдачу лицензий на производство спортивного инвентаря, развивать конкурентную среду и в этой сфере.

Глава нашего государства особо констатировал необходимость более широкого привлечения девочек к физкультуре и спорту, создания благоприятных условий для них в плавательных бассейнах, повышения для этого активности комитетов женщин.

В-седьмых, в формировании наших детей физически здоровыми и гармонично развитыми личностями наряду с физкультурой и спортом также большое значение имеет музыкальное воспитание, приобщение к искусству. Если физкультура и спорт воспитывают волю человека, укрепляют его здоровье, то музыкальное искусство дает ему духовную пищу, обогащает внутренний мир, формирует самые тонкие чувства.

Человек, любящий музыку, занимающийся музыкой, несомненно, далек от зла и невежества. Поэтому мы наряду со строительством объектов детского спорта также в качестве приоритетной задачи придаем важное значение вопросу возведения детских школ музыки и искусства.

Если анализировать предварительные результаты нашей работы на примере сельских районов страны, то становится очевидным, что мы осуществили заслуживающую внимания весомую работу, сказал Ислам Каримов.

В настоящее время в 157 сельских районах построена 191 детская школа музыки и искусства. В некоторых регионах, к примеру, в 14 районах Андижанской области, построены, обеспечены современным музыкальным оборудованием, укомплектованы высококвалифицированными педагогами 20 таких школ, в 14 районах Самаркандской области — 19, в 14 районах Республики Каракалпакстан — 16, в 15 районах Ферганской области – 16 школ музыки и искусства, а также в других областях нашей страны ведется подобная созидательная работа, что достойно всемерной поддержки.

Всех нас радует то, что в таких учреждениях образования, спорта и культуры, возведенных на совершенно новой основе, формируется самостоятельно мыслящее молодое поколение, овладевшее современными знаниями и профессиями, которое будет строить великое будущее Узбекистана благодаря своему огромному созидательному и интеллектуальному потенциалу.

Народ, который воспитывает такую молодежь, который поставил перед собой такие великие цели, никогда не свернет с избранного им пути, и он обязательно достигнет своих целей, сказал Президент нашей страны.

На заседании отмечалось, что объявление в нашей стране 2016 года Годом здоровой матери и ребенка широко поддерживается всем народом, что свидетельствует о том, что это решение созвучно надеждам и чаяниям наших соотечественников.

В этом смысле не будет преувеличением сказать, что нынешний год своими целями и задачами ознаменует новый этап в деятельности Фонда развития детского спорта.

Спорт является самым важным и сильным фактором воспитания гармонично развитого поколения, и впредь так и будет. Спорт – это, прежде всего, здоровое поколение, здоровое будущее. Только здоровый народ, здоровая нация способны на великие свершения, сказал Ислам Каримов.

Повышение роли физкультуры и спорта в формировании здорового поколения, дальнейшее укрепление на основе мировых стандартов имеющейся в этом направлении материально-технической базы и кадрового потенциала, самое важное, приобщение каждого ребенка, каждой семьи к спорту должны оставаться нашими важнейшими задачами, сказал глава нашего государства.

На заседании была проанализирована проделанная работа и определены предстоящие задачи на последующие 5 лет, в частности, по строительству в центрах Республики Каракалпакстан и всех областей, Ташкенте школ высшего спортивного мастерства.

По обсужденным вопросам была заслушана информация первого заместителя Премьер-министра Республики Узбекистан, министра финансов Р.Азимова, заместителя Премьер-министра Б.Зокирова, заместителя министра народного образования, исполнительного директора Фонда развития детского спорта Э.Искандарова, руководителей ряда министерств и ведомств, хокимов областей.

На заседании по всем рассмотренным вопросам были приняты соответствующие решения.

26 февраля 2016 года в Исламской Республике Иран одновременно пройдут выборы в Совет экспертов

        В.К.Мустафаев

26 февраля 2016 года в Исламской Республике Иран одновременно пройдут выборы в Совет экспертов (Меджлисе хобреган) 5-го  и в иранский парламент(Меджлисе ШурайеИслами) 10-го созывов.

Выборы в Совет экспертов(Маджлесехобреганерахбари)

Совет экспертов был организован в соответствии с Конституцией ИРИ в 1982 году. Данный совет избирается всеобщим, тайным, прямым голосованием избирателей измуджтахидов\факихов\теологов — высших знатоков ислама на 8 лет и состоит из 88 членов.

Конституция Ирана не определяет четких требований к членам Совета.

Условия пассивного избирательного права для данного совета определены членами-факихами\теологами Наблюдательного Совета\Советa стражей конституции, выполняющего функции Конституционного Суда и Центральной Избирательной Комиссии. Главным среди 5-ти условий для регистрации в качестве кандидата является 2-й пункт, который требует  соответствия определенному уровню иджтихада, позволяющего принимать самостоятельное решения по некоторым вопросам фикха\ исламской теологии и определить необходимые для занятия поста Руководителя качества. 31 остан(основная  административная единица)  страны представляется в Совете следующим образом:

Тегеран-16

Хорасане Разави,Хузистан-по 6

Восточный Азербайджан,Исфаган, Фарс-по 5

Гилян,Мазандаран– по 4

Западный Азербайджан,Керман- по 3

10 останов, в том числе Ардабильский,  представлены по 2, остальные 11 останов, в том числе Зенджанский,  представлены одним представителем каждый.

Как видно из таблицы, на долю 8 останов приходится 51 место  (близкое к абсолютному-58.6,превосходящее относительное(44+1), а на долю 23 останов -всего 37.

К слову, основные азербайджанские останы-Западный, Центральный(Официально именуется именно так, а не Ардабильский)Восточный Азербайджан и Зенджанский, вместе представлены 11 представителями.Следует также отметить, что со дня основания в течение 25 лет Совет возглавлял азербайджанец айат. Али Мишкини(1982-2007 до смерти)

Совет собирается на два дня дважды в год.Заседания Совета носят закрытый характер, протоколы заседаний доступны лишь Высшему руководителю.

Совет экспертов формально является  абсолютно независимым высшим выборным органом, которыйпринимает  собственные законы,  и нет над ним других контролирующих органов, утверждающих принятых им законов. Говоря о независимости Совета экспертов, следует учитывать тот факт,  что как правило, членами данного органа избираются имамы пятничных намазов  центров останов и крупных городов, которые являются представителями Высшего руководителя и назначаются(постоянные имамы в центрах провинций )Высшим руководителем и   Советом  имамов,члены которого в свою очередь  назначаются Высшим руководителем и подчиняются ему. В таких условиях трудно ожидать от конкретного члена Совета экспертов,  чтобы тот мог бы проявить какую- то самостоятельность илиинициативу  для какой-то критики в адрес Высшего руководителя.

Согласно Конституции ИРИ главной обязанностью \функцией этого органа является избирание Высшего Руководителя ИРИ и контролирование  деятельность Высшего Руководителя.Со времени своего появления Совет Экспертов дважды принял  исторические решения. Первый раз Совет  назначил айат. ГусейналиМунтазири преемником  Хомейни. Однако в дальнейшем данное решение было отменено Высшим руководителем. Второй раз в 1989 году,Совет после смерти Хомейни   избирал тогдашнего президентаС.А.Хаменеи Высшим Руководителем ИРИ.Со времени появления  этого органа  прошло 34 года  и кроме вышеназванных действий в его  деятельности аналитики ничего особенного не отмечают. Более того, отмечают, что существование и деятельность этого органа в политической жизни  общества абсолютно не чувствуется. Более того, члены совета считают, что контроль деятельности Лидера страны сводится к  его охране и защите  от всякого рода нападок. Подобное отношение к основной функции Совета со стороны его членов показывает,  что не совет контролирует  действия Руководителя, а наоборот, Руководитель контролирует  его.

Некоторые сравнения

США И ИРИ

Совет экспертов по способу формирования напоминает президентские выборы в США, где, как известно, избиратели выбирают выборщиков, а те президента. Однако в ИРИ после каждого выбора в Совет Высший руководитель не только не меняется, но и не переизбирается.Создается впечатление, что данный орган существует,  как говорится на черный день и чрезвычайное событие и единственной задачей которого является недопускать возникновения вакуума власти, даже на самое короткое время, на самом высшем уровне.

СССР и ИРИ

Функционально Совет экспертов напоминает  ЦК КПСС который  избирал Генерального секретаря и политбюро

Генеральный секретарь и Политбюро в центре, Первый секретарь и бюро на местах через пленумы производили смены кадров и руководство государством.Центральный Комитет избирался на партийных съездах  делегаты съезда  же избирались только членами партии.В отличие от многоярусной советской коммунистической системы власти  ее основного  органа-ЦК КПСС в ИРИ Совет экспертов избирается всеми избирателями страны.Это основное отличие демократии в ИРИ  от корпоративной партийной демократии в бывшей СССР.Как сказано выше ЦК избирали члены партии из партийцев Совет экспертов же избирает население но из числа духовенства другими словами если форма определения состава отличается то конечная цель одна и та же избрать партийцев или духовенства.Далее в советской системе важную роль играл Политбюро ЦК КПСС –коллегиальный орган руководства страной вместе с генсеком в ИРИ же функции Политбюро и Генерального секретаря  сосредоточены в руках одного Высшего руководителя.Отсюда можно делать вывод о том что Высший руководитель обладает большей властью чем бывшие генсеки.Каждый ЦК как Совет экспертов  действовал  в период до очередного съезда или выборов.Если ЦК избирал формально партийного но фактически государственного руководителя управляющего страной через партию то Совет экспертов избирает не только Духовного\политического\партийного лидера, но и Государственного лидера, полномочия которого четко определены Конституцией ИРИ.

Практика показывает, что итам и тут Высшие руководители назначались пожизненно, хотя в бывшем СССРбыли случаи насильственной замены и даже  смещения Высшего руководителя.Конец же идеологической, политической системы монополизированной определенной политической партией, вернее ее верхушкой, хорошо известен.

Обострение борьбы вокруг СЭ

Вместе с тем   последние,  пятые по счету выборы в Совет экспертов в ИРИ приобрели резкий политический характер и противоборствующиестороны — реформаторы  и консерваторы вкладывали максимум усилий для того, чтобы добиться регистрации своих представителей в качестве кандидатов в выборах впредставителя Совета Экспертов. Кандидатура многих реформаторов,  например, по Тегеранскому округу, не была одобрена Наблюдательным советом, однако наличие среди духовенства или лиц с высшим религиозно-духовным образованием реформаторского толка  свидетельствует об альтернативности коренных социально-политических изменений в  общественной жизни ИРИ. Как  полагают аналитики, обострение ситуации  вокруг выборов в названный Совет связано с некоторой возможностью появления  шанса выбора нового Высшего руководителя, так как предполагают, что действующий Руководитель не сможет выполнять в какое то время свои обязанности по какой –то причине. В то же время  существующая ныне избирательная система гарантирует пока абсолютное большинство консерваторам.

Монополия высших религиозных деятелей на Совет экспертов встречается широким недовольством других социальных групп и в первую очередь нерелигиозных слоев, а также представителей других религий и другого исламского течения\мазхаба-суннитов  и женщин.

Итак26 азер 1394\17 декабря2015г. стартовала предвыборная кампания по  выборам в Совет экспертов началом регистрации кандидатов в члены Совета,  которая продлилась до 2 дей 1394\23 декабря 2015г.За этот период были регистрирована кандидатура 801 человека, в том числе 16 женщин.После началась проверка соответствия кандидатов условиям предъявляемым кандидатам в члены Совета. Одним из условий проверок является экзамен кандидатов по иджтихаду.Экзамен состоял 15 дей 1394\5 января 2016 г. На экзамен были приглашены 537 человек.На экзамене приняли  участие около 400 человек, в том числе 6 женщин, 2 из которых имели высшее религиозное образование  и  30 суннитов.Проверка завершилась 6 бахман 1394\26 января 2016г. Когда и были оглашены итоги проверок.После проверок была утверждена кандидатура всего 161человека. В результате в 6 останах сложилась бесконкурентная ситуация, так как в них на каждое место было одобрена кандидатура   одного претендента. Это останы–Хормузган,Семнан, Северный Хорасан,Бушер, Западный Азербайджан и Ардабиль. Однако по последним данным, в результате широкого недовольства, давления  реформаторских и проправительственных\умеренных или центристских кругов  этот недостаток был  устранен  и созданы условия для конкуренции кандидатов в Совет экспертов..

Аналитики отмечают, что Наблюдательный совет пока что, то есть на первом этапе выборов, перечеркнул надежду реформаторов и сторонников партии президента Хасана Рухани–членов партии Этедал и тоусее\Умеренность и развитие закрепить и расширить успех добытых во время последних президентских выборов(июнь2013).В случае перевеса в Совете экспертов появится возможность замены Высшего руководителя, что могло быть необходимой основой для дальнейших глубоких реформ.

Несмотря на то, что реформаторам  в основном перекрыт доступ в Совет экспертов, они не падают духом и активно заняты поиском новых путей  и способов  для того, чтобы не допустить монополию консерваторов в этом  высшем органе.

Можно констатировать, что никогда выборы в Совет  экспертов не носили такой острый характер. Это, прежде всего, связано не только борьбой за представительстве в этом органе, а главным образом, стремлением сохранить или изменить существующий политический режим.Дело в том, что в ИРИ при существующей Конституции, не возможно, провести коренные реформы. Для коренных реформ необходимо провести конституционную реформу, что является дорогостоящим  и длительным занятием. Но есть еще один восточный или сугубо иранский путь, а именно, замена не принципов или законов, а персоналий, которые наделены полномочиями толкования принципов и законов,  принятия законов. Так как  реформы, в основном, встречаются сопротивлением принципов и норм ислама,  то необходимо присутствие  в самых ответственных органах реформаторов, которые бы  обеспечили  необходимое для продолжения реформ толкование названных принципов и норм, или, по крайней мере,  не оказывали ощутимого сопротивления реформаторским усилиям общества. Прецеденты подобного поведения многочисленны и связаны в первую очередь деятельностью президентов реформаторов и депутатов реформаторов.Таким образом, чтобы продолжить реформы необходимо, чтобы Высший руководитель был реформатором. Бывший когда-то реформатором прагматиком  бывший президент С.А. Хаменеи превратился после избирания Высшим руководителем страны, в ярого консерватора,усилив политическую роль консервативного крыла политической системы.Чтобы ослабить сопротивление консервативного крыла необходимо в существующих условиях заменить Лидера консерватора лидером реформатором.Такая возможность открывается  передвновь избранным составом Совета экспертов. Как уже отмечалось,  каждый новый состав не занимается вопросами высшей власти.Тем не менее, по всей вероятности нынешнему составу, поневоле, придется заниматься именно проблемой выбора нового Высшего руководителя. Такая ситуация представляется неизбежным по двум причинам, связанным с предполагаемой смертью Лидера.Как известно, заинтересованные в его смерти круги распространяли слухи о его тяжелой болезни,  даже о смерти.Если эти слухи имеют под собой какую- то  основу, то возможность смены Лидера не кажется чем-то гипотетическим. .С другой стороны,  возможность смены обуславливается и возрастом Лидера, которому сегодня идет 78-й год(род.16 июля 1939г.).Многие думают, что вряд ли, он останется на своем посту до конца деятельности 5-го созыва Совета экспертов-до 2024г., когда ему  будет около 88 лет. Возраст не может быть главной основой неизбежности смены, так как никому не известна однозначная связь между конкретным  возрастом и смертью, каждый человек живет столько, сколько суждено ему жить. Только  возраст и наличие какойто тяжелой болезни дают возможность судить о предполагаемой смерти какого-то человека. Надежда некоторых на неизбежность фатальности смены лидера усиливается таким фактором, как связь между возрастом и дееспособностью. Хотя трудно  установить однозначную и строгую зависимость между названными факторами, все же такая зависимость существует. Более того в данном конкретном случае такая связь и зависимость усиливается наличием какой то болезни. Как бы там не было, в Иране  неизбежность смены Лидера в течение грядущих 8 лет кажется ни у кого не вызывает сомнений и основные политические силы, и в первую очередь так называемые реформаторские и консервативные крала  политической системы, намерены выстраивать свои стратегии с учетом грядущей смены Высшего руководителя ИРИ. Несмотря на усиливающую политическую борьбу  за Совет экспертов, пока консерваторы в лице Наблюдательного совета,  присвоившего себе право на проверку на лояльность кандидатов на выборы в Совет экспертов,  смогли минимизировать возможности реформаторов повлиять на исход предполагаемого выбора в будущем нового Высшего руководителя ИРИ.  Выступления представителейреформаторов   не  только не показывают безысходность для  них ситуации, на оборот они говорят о  дополнительных средствах и способах политической  и предвыборной борьбы и  выказывают полную уверенность  в  своей победе в выборах на Совет экспертов.

Если к сложившим в ИРИ социально- политическим условиям подойти по-философски, то можно понять какую-то уверенность в своих силах у реформаторов,  так как, несмотря на все сложности, откаты, в целом, время работает на них и против консерваторов.

Парламентские выборы

Как было сказано выше, 26 февраля 2016 г в Иране одновременно с выборами в Совет экспертов пройдут и выборы на Иранский парламент (меджлис) нового, 10  созыва. Хотя парламент  не играет особой роли в возможной смене  и выборе нового Высшего руководителя, вокруг выборов, именно в парламент, идет очень острая политическая борьба между консерваторами и реформаторами.

Предвыборная гонка началась с момента объявления  даты начала регистрации желающих бороться за одно место из 290    в однопалатном парламенте, избираемом на 4 летний срок.

Итак,согласно решению Наблюдательного совета(Совет стражей конституции)  с 28азер 1394\19 декабря 2015г. началась регистрация кандидатов  на участие в выборах в парламент, которая продлилась одну неделю, то ест до4дей  1394\ 25 декабря 2015 года. За это время зарегистрировались 12123 человека, что пока — абсолютный рекорд за всю историю парламентских выборов ИРИ.С 5дей 1394 \26 декабря 2015г началась проверка соответствия зарегистрированных требованиям к кандидатам на выборах в парламенткомиссиями МВД(хеййатееджраи), ответственного за организацию и проведение выборов, и продлилась до14 дей1394\4 января 2016г.  Проверка осуществлялась путем запросов в соответствующие органы-МНБ,МЮ, Судебные органы, полицию и Органы регистрации. В результате проверок были одобрены кандидатура более 90%зарегистрированных для участия в выборах в парламент страны, что вызвало недовольство главного проверяющего органа, Наблюдательного совета. Лица, не проходившие проверки, имели право подать апелляции в 16-19 дей1394\6-9 января 2016г.Остановские комиссии(хеййатхауеназарат) Наблюдательного совета  начали проверку с 20 дей1394\10 января 2016г. что продлилась до 16 января 2016г.Эти комиссии в своей проверке основной упор делают на установлению соответствия претендента к двум(1 и2) главным пунктам 28 статьи Закона о выборах в парламент. В данной статье определены требования к кандидатам на выборы в парламент. 1 и 2-й пункты этой статьи требуют от кандидатов  соблюдение определенных правил  поведение и обязательств перед режимом принципом велаятефаких(правления правоверного исламского богослова-законоведа) и перед исламом –государственной религией. Эти комиссии передали результаты своей проверки в Центральные комиссии.На данном этапе было одобрена кандидатура 4720 человек(40 % от числа утвержденного комиссиями МВД).В целом же результаты проверок областными комиссиями Наблюдательного совета выглядят следующим образом:

-одобрено -4720

-отказано-3113

-самоотвод-518

-неопределено-3528

В отношении последней группы необходимо сказать несколько слов.Они не входят в число тех,  кому однозначно отказано в регистрации в качестве кандидата на выборах, но и не входят в группу одобренных. Несмотря на то, что их не регистрировали в качестве кандидатов,   для них придумано отдельный термин-ехраз\по-англ.-authentication\нешоде .Данный термин объясняется так; проверочная комиссия Наблюдательного совета не может однозначно установить  соответствия  или не соответствия претендента к требованиям к кандидатам из-за недостаточности  необходимой информации.Тем не менее,  их кандидатура не утверждается.

Центральная комиссия\Наблюдательный совет провел проверки в течение 27дей- 16 бахман1394\17января- 5 февраля2016г.Наблюдательный совет также рассмотрев   апелляции  утвердил кандидатуру еще 1500 лиц, и  число получившие одобрение,кандидатов   достигло 6300(55%).Надо сказать, что  кандидаты проходившие нижестоящие комиссии, но получившие отказ от Наблюдательного совета имели право в течение 3 дней( 17-19 бахман1394\6-8 февраля 2016г.)  подать апелляции на Наблюдательный совет в Наблюдательный совет. Решение относительно всех других категорий кандидатов на участие в выборах окончательно и пересмотру не подлежит.

.Принятые решения последней инстанцией являются, согласно принятым  ее же на себя полномочиям,  окончательными и апелляции не подлежит.Кстати, присвоенное Наблюдательным советом данное право, непредусмотренное никакими законами, в течение долгих лет является объектом конфликта между консерваторами и реформаторами, которые добиваются лишения этого органа  названного права,   но пока безуспешно.  Период проверок кандидатов лишний раз доказал не безосновательность  опасений реформаторов. Дело в том, что после проверок соответствия кандидатов требованиям к кандидатам, по данным реформаторов, из регистрированных 3000 кандидатов от реформаторского крыла  проверки прошли всего 30 человек.Самое интересное, то, что реформаторы рассчитывая на поддержку президента, подали многочисленные апелляции . Действительно, центральная комиссия рассмотрев поданные апелляции утвердил, как было сказано выше, право еще 1500 претендентов на участие в выборах.Просмотр дополнительного списка показало, что в нем почти не встречаются  имена кандидатов от реформаторского крыла.

Необходимо отметит и такой любопытный факт  который показывает что  число претендентов на депутатские места у обоих блоков-так называемых реформаторов и консерваторов почти одинаково. Перед началом предвыборной агитационной кампанией различные политические силы   выдвинули собственные  общие \единые списки своих кандидатов в депутаты,  чтобы сориентировать избирателей. По данным иранских средств массовой информации  на 20 февраля2016г.в список реформаторов включены имена 172 лиц, в то же время список консерваторов  включает всего 141 человек. Эти данные кажутся сомнительными и могут носить пропагандистский характер.Эти данные можно рассматривать и как одно из проявлений предвыборной борьбы .

Надо отметит, что  многочисленность кандидатов  утвержденных Н С  не означает, что большинство из них консерваторы, но однозначно показывает их не принадлежность к лагерю реформаторов. Многие аналитики считают, что оба противоборствующих крыла стремятся использовать количественный фактор  в своих целях,  введя соперника  в заблуждение. Кто   получит от данного фактора набольшую выгоду, покажут ближайшие дни.

Выборы в Южном Азербайджане

Как прошли проверки в азербайджанскихостанах:

  1. Восточный Азербайджан—зарегистрировано-623

Комиссия МВД:

-утверждено-575,  отказано-32,   самоотвод-16

Областная комиссия НС:

-утверждено-360,  отказано и не определено-132  (492\575-492=83?)

Центральная комиссия:

-утверждено-363

Западный Азербайджан-регистрировано-444

Комиссия МВД:

-утверждено-397,  отказано -37,  самоотвод-10

Областная комиссия НС:

-утверждено-156, отказано и неопределено-288

Центральная комиссия:

-утверждено-179

Центральный Азербайджан=Ардабиль зарегистрировано-253

Комиссия МВД:

-утверждено-189, отказано-9, самоотвод-5

Областная комиссияНС:

-утверждено-123, отказано и неопределено-64

Центральная комиссия:

-утверждено-123

Зенджан—зарегистрировано -187

Комиссия   МВД:

-утверждено-172,  отказано-16,  самоотвод-1

Областная комиссия:

-утверждено-99, отказано и неопределено-80

Центральная комиссия:

-утверждено-105

Если суммировать вышеотмеченные данные, то по Южному Азербайджану получится следующая картина:

-зарегистрировано -1507

Комиссия МВД:

-утверждено-1333, отказано -84, самоотвод-32

Областные комиссии НС:

-утверждено-838, отказано и неопределено-564

Центральная комиссия Наблюдательного совета:

-утверждено-770

Так как Южный Азербайджан представлен в парламенте 44  депутатами (Восточный Азербайджан-19, Западный Азербайджан-12+1 от религиозного меньшинства, ЦентральныйАзербайджан=Ардабиль-7,  Зенджан-5),то на каждое место приходится  17.5  претендентов, что меньше среднего числа по стране, равного 20.

Еще несколько слов

Итак, на выборы в парламент 10-го созыва  допущено 6229\или 6300 человек, среди которых почти не встречаются(несколько десятков не в счет)представители реформаторского крыла.

18 февраля начинается предвыборная кампания, которая продлится неделю.

Несмотря на недопущения реформаторов к выборам в парламент 10-го созыва,  они настроены решительно и заявляют о своей уверенности в победе.

Подобное отношение властей (в данном случае в лице Наблюдательного совета) к реформаторам можно характеризовать как предельная степень конфронтации между реформаторами и консерваторами. Необходимо отметит, что борьба между реформаторами и консерваторами под разными названиями идет почти со дня основания ИРИ.Однако политическая борьба внутри политической системы, как борьба между реформаторами и консерваторами  наиболее рельефно проявилась во время президентских выборов в 1997 году, когда убедительную, в то же время неожиданную, победу одержал представитель реформаторов С.М.Хатами.Вслед за президентскими выборами реформаторы впервые реализовали конституционный закон о местных советах и в первых выборах в местные советы(17 исфанд 1377\8 марта 1999г. ) одержали победу.Реформаторы одержали еще одну очень важную победу на выборах в парламент 6-го созыва.(2000г) В итоге, впервые все, за исключением Совета экспертов,  выборные властные органы- 2 из 3 ветвей политической власти, оказались в руках реформаторов.Это означало,  что многие консерваторы были отстранены от власти и тех привилегий, которые дают власть, не более.Во время  правления реформаторов в жизни общества ничего радикального изменения не произошло, да и не могло произойти при существующей политической, правовой, конституционной системе, где как было сказано выше, руководство государством принадлежит исключительно  представителю высшего духовенства(Высшему руководителю), судебная власть принадлежит представителям духовенства, Конституционный суд наполовину состоит  из представителей духовенства,  который определяет соответствие принимаемых законов, указов, распоряжений и т.д. принципам и нормам ислама, и шариата. Другими словами,  у парламента ограничены возможности законодательно влиять на политические процессы самостоятельно.

Инициированные реформаторами реформыпроявлялись как ослабления контроля над экономической (1989-1997  ), политической и культурной сферами(1997-2005  ) общественной жизни,что создавало благоприятные  условия для проявления и активизации сил,  заинтересованных в коренных преобразованиях всех сторон общественно-политической жизни.Эти проявления рассматривались как антиисламские, антисистемные, разрушительные для системы.Реформы также  сопровождались ухудшением социального положения широких слоев, ослаблением политической и социальной стабильности.Консерваторы используя имеющиеся в их распоряжении средства различного характера и  в первую очередь законы страны а также недовольства широких кругов населения  ухудшением экономического положения,  смогли поэтапно  отстранить реформаторов от выборных органов; сперва от местных советов, потом отпарламента и наконец от президентской власти.Таким образом, произошло смена персоналий во властных структурах. С 2005 года до 2013 года консерваторы единолично контролировали все без исключения  властные структуры системы.Попытка реформаторов  вернуться  к  исполнительной власти в 2009 г. встретила ожесточенное сопротивление консерваторов. Реформаторы выразили протест, по их мнению,против фальсификации результатов подсчета голосов, что привело к массовой акции протестов, которые были жестоко подавлены,были убиты и ранены десятки человек.Власти начали репрессии против видных реформаторов,  были запрещены их политические организации –Партия Мошарекат, партия МоджахиденеЕнгелабеЕслами, был произведен массовый арест активистов, проведены судебные процессы и вынесены судебные приговоры  о лишении подсудимых  свободы на различные сроки.Более того, движение протеста окрестили термином фитне\смута, а организаторов протестного движения окрестили термином фитнекар\ сеющий смуту,  хаос.Более того, их обвинили в  намерении совершения бархатной революции, даже свержения (берандази) существующей политической системы.Примечательно что два тогдашних кандидата в президенты реформаторы-М.Х.Мусави(первый и единственный премьер-министр, в 1981-1989гг, этнический азербайджанец) и М.Карруби (спикер парламента в 1989-1992гг. и 2000-2004гг.,этнический лур) а  также госпожа З . Рахнавард(писательница, ученый и журналист,  женаМ.Х.Мусави,  этнический лур)с 2009 г. находятся под домашним арестом без суда и следствия.

Этот широко известный факт иранской политической действительности трудно объяснить,  как это делают консерваторы,попыткой свержения режима  и легко подпадает под понятие внутрисистемная  борьба за власть, новое проявление такой борьбы происходит в эти дни.

Консерваторы, стремясь монопольно сохранить власть в своих руках, максимально воспользуется имеющимися в своем распоряжении средствами.Одним из главных средств сохранения властной позиции является Наблюдательный совет,  который как было показано выше, определяет состав выборных политических органов  уже  на стадии проверок кандидатов  на участие в различных выборах.Однако, Наблюдательный совет всегда к участию в выборах допускает определенное количество представителей других политических сил, дабы не казаться одиозным, но с уверенностью, что это не повиляет на общую картину расстановки политических сил.Однако подобные расчеты не всегда оправдывает себя.Так было  с последними  выборами  президента Ирана в 2013г. когда был избранХ.Рохани- бывший консерватор, однако выступавший с позиции умеренного политика, что обеспечило ему поддержку сторонников реформаторских сил, что в свою очередь обеспечили ему победу.Если верить в искренность руководителя предвыборного штаба Х.Рохани,  то победа последнего в президентских выборах было неожиданным даже для него, так как наиболее вероятным  победителем считали представителя консерваторов.

Случай с избиранием Х.Роханипрезидентом,  его политическая биография заслуживает отдельного рассмотрения, так как является очень типичным для политических процессов и их основных субъектов.

 

В  завершение следует сказать следующее  о выборах в парламент и Совет экспертов.

Несмотря на хорошо организованные предвыборные политические процессы, тот или иной исход выборной борьбы ни чем не грозит существующему режиму.Каждый раз опасности появляются для определенных политических сил и членов политической элиты.Вместе с тем эти выборы также рельефно отражают происходящие в обществе коренные, постепенные изменения, которые и есть главная опасность для существующей политической, правовой и иных систем, чему не в силе помещать никакие политические, даже абсолютные, режимы .

Дело в том, что ИРИ со дня своего появления, и в особенности после Ирано-иракской войны, движется в двух противоположных направлениях.

После победы революции в Иране в 1979 г. под влиянием левых идеологий и примера СССР были заложены основы “исламского социализма”, экономической основой которой являлась государственная собственность на средства производства.Исламу же отводилась роль, в первую очередь, регулятора культурной, культурно- бытовой сфер. Однако после начала развала СССР Иранское руководство взяло курс на демонтаж экономической основы политической системы.Начиная с 1989 г. в Иране проводится экономическая политика, направленная на замены государственной экономики свободной,  основанной на частной собственности, принципах рынка. Хотя этот процесс идет трудно, преодолевая сопротивления различных социальных сил, тем не менее, все правительства и консерваторов, и реформаторов продолжали данный курс.Потребности экономического развития требовали развития науки, чему было уделено особое внимание.Витоге Иран превратился в одну из научных центров мира –превратился в космическую и ядерную державу. Эти изменения преобразовали и продолжают преобразовывать социальную структуру, способствуют   увеличению удельного веса средних слоев, расширению их мировидения, рационализации их мировоззрения, появлению у них новых культурных потребностей, и они готовы поддерживать и активно поддерживают те политические силы, которые готовы учитывать их потребности, новые реалии.

Кто победит в парламентских выборах. Хотя консерваторы  с помощью Наблюдательного совета старались обеспечить себе победу, однако исход не так однозначен.  В тех регионах, особенно городах, где значителен удельный вес среднего класса, консерваторам, тем более одиозным, путь заказан. Вместе с тем,   и консерваторы по политической принадлежности,  но по многим вопросам придерживающихся рациональных взглядов имеют шанс на успех.

Очень трудно отличить консерваторов от реформаторов по их основным предвыборным лозунгам так как обе эти политические силы, по сути, выступают одинаковыми обещаниями.

Консерваторы выступают с лозунгом БЫТ(то есть улучшение жизненного уровня)БЕЗОПАСНОСТЬ и РАЗВИТИЕ, а реформаторы-НАДЕЖДА, МИР (спокойствие) и ПРОЦВЕТАНИЕ (экономический расцвет)

 

Кто бы не победил  новый парламент продолжит создавать правовую основу движения страны в сторону восстановления общепринятых принципов и норм  в жизни общества, особенно в экономической,  культурно-научных сферах,  в сторону интеграции в мировое сообщество.Что касается культурной и культурно-бытовой  сфер, то тут риторика будет отличаться от реальностей. Ни реформаторы не изменят основные принципы регулирования данной сферы, ни консерваторы не смогут добиваться всестороннего реализации всех принципов, норм  регуляции и общество, и общество в первую очередь средний слой, продолжитрасширять сферу свободного пространства в данной сфере.

В противоречивой, и пока двигающейся в сторону порядка через хаос,  международной системе  перед Ираном стоят трудные внутренние и внешние проблемы, на разрешение которых и будут направлены основные усилия новой и во многом старой политической элиты.

Одним словом, несмотря наформальное различие в  политической принадлежностикандидатов в депутаты,  скорее всего  победу одержат  консерваторы реформаторского толка, то есть центристы, объединяющие умеренных консерваторов и умеренных реформаторов, которые укрепили свою позицию после победы в последних президентских выборах Хасана Рохани,  объявивший новый третий путь во внешней и внутренней  политике.Думается, большинство избирателей поддержат именно кандидатов с такой ориентацией, так как большинство общества всегда выступает против радикализма, за постепенное, эволюционное движение вперед.

Вместе с тем нельзя не учитывать и другие   факторы иранской политической,  культурной,   этнической  и иных реалий влияющих на политическое поведение избирателей.

Подводя итог сказанному выше можно однозначно утверждать, что итоги выборов не вызовет коренных изменений в жизни общества. Указанные выше основные изменения продолжатся, иначе говоря продлится модернизация в экономике, технологии, научной сфере. Что постепенно будет модернизировать и другие сферы, невзирая ни на какие противодействия.Когда модернизация в данных сферах достигнет определенного уровня,  произойдет и модернизация политической, и в последнюю очередь,конституционно-правовой сфер.

 

 

 

 

 

 

 

Уроки «Афгана» для России

afganistanВ годовщину вывода советских войск премьер Афганистана назвал пребывание в стране наших войск «вторжением»

В Афганистане каждый год отмечается годовщина вывода советских войск, состоявшаяся в феврале 1989 года. В этому году также прошли праздничные мероприятия по этому случаю. Однако премьер-министр Афганистана Абдулла Абдулла, выступая в Кабуле на праздничной церемонии перед чиновникам и журналистами с речью, посвященной 27-й годовщине вывода советских войск, назвал пребывание советских войск в Афганистане «вторжением», а джихад против советских войск был охарактеризован им как «достижение афганской нации».

Помимо всего прочего, в речи прозвучали и другие заявления, имеющие отношение к современному политическому положению Афганистана. Так, Абдулла Абдулла заявил, что Афганистан является мирным государством и не планирует атак в отношении соседних государств. При этом премьер-министр в своей речи сделал подобное заключение, отталкиваясь от вывода войск, он также отметил, что моджахеды времен Афганской войны 1979–1989 годов сыграли большую роль в спасении страны в прошлом и помогут ей теперь. «Мы работаем для мира и стабильности в стране. Роль народа ключевая. Моджахеды могут помочь нам достичь этой цели», — цитирует телеканал «Толо» слова Абдуллы Абдуллы.

При этом один из лидеров моджахедов Себгатулла Моджаддиди заявил, что афганцы могут объявить джихад против Пакистана, если пакистанская сторона не прекратит подпитывать войну на территории Афганистана. Известно, что талибы получают поддержку из Пакистана, кроме того, пакистанские войска регулярно нарушают афганские границы.

Примечательно, что в кругах высшего афганского руководства обсуждается идея начала военных действий против Пакистана. Как считают эксперты, к настоящему моменту руководители страны вряд ли имеют четкий план. Однако если будет открыт новый фронт войны, это грозит кардинально изменить геополитический расклад сил в регионе.

Вместе с тем официально ввод советских войск в Афганистан считается вторжением, а вывод — поражением СССР, и это проецируется на сегодняшнюю Россию. Российская версия Афганской войны 1979–1989 годов не получает должного распространения, в то время как тот же Пакистан, а также западные страны много работают в этом направлении.

17 февраля 2016,

Источник — rusplt.ru

Таджикистан в ожидании иранских инвестиций?

iran-tacikistanИранские банки объявили о своей готовности открыть представительства в различных регионах Таджикистана. В Душанбе также считает, что со снятием санкций с Ирана открываются новые возможности для инвестиций.

Представительства банков Ирана в Таджикистане намерены открыть свои филиалы в различных регионах страны. Предложение об этом прозвучало 17 февраля на встрече посла Ирана в Душанбе Х уджатуллохи Фагони с председателем Национального банка Таджикистана Джамшедом Нурмухаммадзода.

Пресс-секретарь НБТ РТ Абдугаффор Курбонов 18 февраля сообщил Радио Озоди, что развитие сотрудничества в банковской системе выгодно обеим странам.

В настоящее время в Таджикистане функционирует два иранских банка — «Тиджорат» и «Кафолат», которые из-за санкций, наложенных на Иран со стороны США и Европейского Союза, и из-за дефицита средств не могли осуществлять свои банковские операции на территории Таджикистана. Однако, после снятия санкций в конце прошлого года международные счета Ирана были разблокированы и появились условия для банковской деятельности и инвестирования в различные сферы в Таджикистане.

«Если иранские банки, функционирующие в Таджикистане, имеют финансовые источники, они могут открывать свои филиалы в различных регионах страны и предоставлять кредиты местным предпринимателям. Если эти кредиты будут предоставляться на привлекательных условиях, при низких процентах и на длительный срок, число их клиентов может возрасти. Национальный банк Таджикистана приветствует такого рода инициативы Ирана», отметил Абдугаффор Курбонов .

Тем временем эксперты считают, что открытие банков на территории Таджикистана и поступления иностранной валюты в страну помогут улучшению финансового положения и укреплению курса национальной валюты – сомони. Независимый эксперт Бахром Шарифов говорит, что это возможно лишь при условии использования инвестиций на территории Таджикистана.

«Если валюты, которая поступит в иностранные банки на территории Таджикистана, будет использована для создания предприятий, или предоставляться предпринимателям для производства продукции – это поможет в развитии экономики и укрепления курса сомони. Но если эти средства вновь вернутся за рубеж для покупки товаров, Таджикистан от этого не будет иметь выгоды», считает эксперт.

В настоящее время в Таджикистане наряду с банками»Тиджорат» и «Кафолат» функционирует банк «Kont Investment Bank», который относят к Муртазо Бобаки Занджони – иранскому миллиардеру. Этот банк был основан в Душанбе в 2007 году.

В конце 2013 года правоохранительный органы Ирана арестовали Бобаки Занджони, который как сообщалось, инвестировал в Таджикистан порядка $2 миллиарда. Однако Национальный банк Таджикистана отрицает поступление средств Занджони.

За последние десять лет Бобак Занджани, стал в Таджикистане одним из весомых инвесторов. Его считают одним из первых инвесторов «Конт-групп Таджикистан» — многопрофильного холдинга объединяющего в себе такие отдельные компании как «Asian Express Terminal», «Конт – Таъминот», «Конт — Турист», «Asian Express Airline» и «Конт – сохтмон».

Asian Express Airline и «Kont Investment bank», входят в число компаний в отношении которых, США и Европа, приняли санкции. По данным Нацбанка Таджикистана в настоящее время собственником»Kont Investment bank», является гражданин Турции, а не Занджони.

Однако несмотря на это, по данным «Конт –групп Таджикистан», этот холдинг до сентября 2013 года инвестировал в экономику Таджикистана более 250 миллионов долларов США, и только за счет проведения ремонта и реконструкции центрального терминала Душанбе, заплатил налоги в размере 24 миллионов сомони.

Мардонкул Мамаджонов

18.02.2016

Источник — rus.ozodi.org

Кто стоит за терактами в Турции?

17 февраля в Турции произошел седьмой по счету террористический акт с начала нового года: убито 28 человек, ранено – 61. Турецкие власти официально возложили ответственность за теракт на сирийских курдов. Ratel.kz попросил политологов и экспертов прокомментировать обострение ситуации в дружественной нам стране.

Аскар УМАРОВ, тюрколог, Астана:

— Говорить о дестабилизации ситуации в Турции некорректно, учитывая историю борьбы официального турецкого правительства с так называемой курдской рабочей партией. Это борьба то прерывается, то возобновляется с учетом геополитической обстановки.

Активизацию террористической деятельности в Турции можно связать с действиями Турции против ДАИШ, с поддержкой тюркского меньшинства в Сирии, которое выступает против Башара АСАДА, и с конфликтом интересов между Турцией и Россией в Сирии. Как сообщило недавно госинформагентство Турции Anadolu, в Москве открылось представительство организации PYD (Partiya Yekîtiya Demokrat, радикальное сирийское отделение Курдской рабочей Партии – М.К.).

Плюс ко всему Турция в Сирии поддерживает часть сирийской оппозиции, — в первую очередь среди туркмен, которые активно ведут боевые действия как против режима Асада, так и против ДАИШ. Соответственно, у ДАИШ тоже есть большие претензии к турецкому руководству, которое препятствует распространению их деструктивной идеологии на Ближнем Востоке. Поэтому террористические акты можно связать только с двумя силами: либо так называемое Исламское Государство, либо сирийское крыло террористической Курдской рабочей Партии. При этом с самой курдской автономией в Ираке у Турции проблем нет. Там уже выросла своя властная элита, которая не желает иметь ничего общего с террористами и готова для их усмирения предоставить турецкой армии коридоры.

Если отследить последние теракты, то заметно, что они направлены против военных и полицейских, словно некто желает создать иллюзию внутреннего сопротивления. При этом наиболее крупный теракт был направлен против сторонников Демократической партии народов, которая аффилирована с курдской оппозицией. Желание расшатать ситуацию в Турции налицо, и производят это внешние силы. И центры этого террористического планирования нужно искать в среде радикальных геополитичеких противников Анкары. В особенности на фоне якобы усиления власти президента Реджепа Тайипа ЭРДОГАНА, что в последний период является мифом. На деле в Турции сейчас происходит мягкая смена элит. Новый премьер-министр Ахмет ДАВУТОГЛУ занимает все больше центров принятия решений, отодвигая Эрдогана от роли стратега к функциям трибуна.

Президентские выборы 2014 года и парламентские 2015 года продемонстрировали в Турции высокий уровень протестного националистического тюркистского электората, что вынуждает правящую АКпарти несколько дистанцироваться от идей просвещенного исламизма и все больше переходить к неосманской и тюркистской риторике. Данные идеи всегда позволяли Турции — ключевой стране Ближнего Востока — не допускать развития радикальных религиозных течений, чем не могут похвалиться иные государства региона.

Турецкий народ известен своим особым патриотизмом, трепетным отношением к армии и полиции и готовностью отдать жизнь за государственные интересы. Поэтому следует предполагать, что с нынешними терактами Турция справится и нанесет ощутимый удар по терроризму и силам его поддерживающим.

Аркадий ДУБНОВ, политолог, эксперт по странам СНГ, Москва

— Пока никто не взял на себя ответственность за теракт, но власти уже говорят, что это дело сирийских курдов или Курдской рабочей Партии. Вероятность того, что это так, высока. Но почему-то кажется, что сегодня Анкаре очень выгодно найти курдский след, вне зависимости от того, правда это или нет. Это выгодно тем, что легитимирует, оправдывает, дает индульгенцию властям Турции на военные действия в курдских анклавах на севере Сирии. К чему, собственно говоря, Анкара давно готова, но ждет приказа, разрешения на то, что эти действия будут одобрены США.

На севере Сирии находятся курдские анклавы, влияние которых угрожает Турции потерей возможности снабжать сирийскую оппозицию помощью – вооружением и людьми.

Несколько дней назад российский посол в Анкаре Андрей КАРЛОВ озвучил официальную позицию Москвы по российско-турецким отношениям. Он, между прочим, отреагировал на встречу Давутоглу в Астане с Нурсултаном НАЗАРБАЕВЫМ. Он сказал, что нет необходимости в посредничестве для нормализации российско-турецких отношений. Имелось в виду, что Давутоглу хотел, чтобы Назарбаев был посредником между Москвой и Анкарой. Карлов сказал, что Россия никогда не говорила, будто бы Турция является для нас враждебной страной. Более того, президент России подчеркивал, что турецкий народ – дружественный нам народ. Самое существенное: Карлов отметил, что проблемы существуют только с частью действующего турецкого руководства, с которым невозможно договориться. Карлов очень четко дал понять, что под частью действующего правительства он подразумевает Эрдогана. Поэтому, пока Эрдоган у власти, Турция с Москвой выстраивать отношения не сможет. Другими словами, это можно интерпретировать как стремление Москвы добиться смены власти в Турции.

Казахстану следует действовать так, как он действует сейчас. Это оптимально вынужденная политика – дистанцироваться от откровенной поддержки и откровенного осуждения той или иной стороны. Назарбаев на встрече с Давутоглу продемонстрировал, что Турция для них – очень важный партнер. Турецкий вектор остается важнейшим по экономическим и политическим причинам. В то же время Казахстан старается не ухудшить отношений с Россией. В данной ситуации это единственно возможная политика. Конечно, миротворчество, которое предлагает Казахстан, было бы очень полезным, но Москве оно действительно не нужно.

 

Жесурхан ТАШ, президент Федерации международной культуры и экономической кооперации, Анкара.

— Турция уже сорок лет живет в условиях постоянной войны. Последние теракты – это результат регионализации курдского сепаратистского движения. Обстановка в Турции в общем спокойная, народ словно выработал иммунитет к взрывам на протяжении сорока лет. Подобного рода атаки – часть нормальной жизни в Турции.

Прямой связи между терактами и ухудшением турецко-российских отношений нет. Но Курдская террористическая организация PYD – один из союзников России. Их отношения начались не так давно, после того как Турция сбила российского летчика. Возможно, курдские сепаратисты совершают теракты в Турции не без поддержки России. Я опасаюсь, что наши отношения с Россией будут только ухудшаться.

Рейтинг военной мощи: Самый сильный в регионе – Узбекистан, самый слабый — Туркменистан

sentral asiaРейтинг военной мощи: Самый сильный в регионе – Узбекистан, самый слабый — Туркменистан

В «Глобальном рейтинге военной мощи-2016» (Global Firepower Military Ranks-2016), в который включено 126 стран мира, среди постсоветских стран Центральной Азии наиболее сильным в военном отношении признан Узбекистан, занявший 54 место, Казахстан расположился на 66-м, Кыргызстан — на 78-м, Таджикистан — на 81-м, Туркменистан — на 90-м месте, об этом сообщает ИА Фергана.

Составители рейтинга учитывают около 50 различных факторов, в том числе – общее количество оружия, состояние экономики страны, географическое положение, природные ресурсы, численность пригодного для военной службы населения и так далее. Подчеркивается, что в расчет не берутся ядерный потенциал и уровень политического/военного руководства. Рейтинг подготовлен на основе данных ЦРУ, энциклопедических ресурсов, публикаций в СМИ и других источников.

Согласно рейтингу, в Узбекистане к несению военной службы пригодны более 13,3 млн человек, свыше 600 тысяч ежегодно достигают призывного возраста, численный состав армии — 65 тысяч человек. В распоряжении армии этой страны — 420 танков, 715 БТР и БМП (бронетранспортеры и боевые машины пехоты), 880 единиц буксируемой артиллерии, 143 самоходных артиллерийских установок (САУ), 109 реактивных систем залпового огня (РСЗО), 166 самолетов, в том числе – 69 истребителей/перехватчиков и 50 транспортных, а также 69 вертолетов. Оборонный бюджет Узбекистана составляет, по информации составителей рейтинга, $70 млн, что вызывает сомнения: по данным «Википедии» за 2010 год, Узбекистан тратит на оборону более $1,7 млрд. В 2014 году «Фергана» сообщала, что оборонный бюджет этой страны составляет около $2 млрд.

В Казахстане к несению военной службы пригодны 6,44 млн, призывного возраста ежегодно достигают 245 тысяч человек, численный состав армии – 110 тысяч. Армия имеет 300 танков, 1613 БТР и БМП, 285 самоходок САУ, 744 единицы буксируемой артиллерии, 393 РСЗО, 12 кораблей береговой охраны, 244 самолета, в том числе – 103 истребителя/перехватчика и 64 транспортных, а также 69 вертолетов. Оборонный бюджет Казахстана составляет $2435 млн.

В Кыргызстане численность пригодного для военной службы населения составляет 2,377 млн, призывного возраста ежегодно достигают 111 тысяч человек, служат 16.500 человек. Армия имеет 150 танков, 438 БТР и БМП, 30 самоходок САУ, 159 единиц буксируемой артиллерии, 21 РСЗО, 6 самолетов, в том числе – 0 истребителей/перехватчиков и 4 транспортных, и 6 вертолетов. Оборонный бюджет Кыргызстана составляет $240 млн.

В Таджикистане к несению военной службы пригодны 3,2 млн человек, призывного возраста ежегодно достигают 152 тысячи, численный состав армии – 6000 человек. В стране — 37 танков, 46 БТР и БМП, 0 самоходок САУ, 10 единиц буксируемой артиллерии, 3 РСЗО, 25 самолетов, в том числе – 0 истребителей/перехватчиков и 15 транспортных, а также 20 вертолетов. Оборонный бюджет Таджикистана составляет $75 млн.

В Туркменистане численность пригодного для военной службы населения составляет 2,255 млн, призывного возраста ежегодно достигают 110 тысяч, службу несут 22 тысячи человек. Армия имеет 712 танков, 1941 БТР и БМП, 68 самоходок САУ, 269 единиц буксируемой артиллерии, 110 РСЗО, 63 самолета, в том числе – 24 истребителя/перехватчика и 18 транспортных, а также 16 вертолетов. Оборонный бюджет Туркменистана составляет $200 млн.

Первые три места в рейтинге заняли, соответственно, США, Россия и Китай. В тройке аутсайдеров – Мали, Мозамбик, Сомали.

Источник — ИА Фергана

Суннито-шиитский котел Ливана

livan map«Хезболла» — гарантия спокойствия в Ливане

Аббас Джума о распрях шиитов и суннитов в «стране кедра»

Как только не называют Ливан: «Париж Ближнего Востока», «Ближневосточная Швейцария», «Жемчужина Средиземноморья». Действительно, страна кедра находится на стыке традиций консервативного арабского Востока и прогрессивного Запада. После гражданской войны (1975−1990 г.) Ливан, подобно Дрездену, был заново отстроен, а его столицу Бейрут, усеянную сегодня бутиками, кафе и ресторанами, справедливо прозвали «Городом-Фениксом». Даже несмотря на «Вторую ливанскую войну», страна вновь стала привлекательной для туристов и инвесторов. Однако назвать ситуацию в Ливане полностью стабильной по-прежнему нельзя из-за ряда факторов. Самый основной из них — конфликт между шиитами и суннитами, усугубляемый такими социальными факторами, как безработица и социальное неравенство.

На фоне конфликтов в Сирии, Ираке и Йемене противоречия между представителями двух основных ответвлений ислама на Ближнем Востоке поистине накалены до предела. Новая волна шиитско-суннитского противостояния началась после казни авторитетного шиитского богослова шейха Нимр ан-Нимра в Саудовской Аравии. Это вызвало массовые протесты шиитов по всему миру, а следом за этими протестами последовала реакция со стороны радикальных суннитских группировок. Так взрывы, ответственность за которые взяло на себя ИГ*, недавно прогремели в шиитских районах Сирии и Ирака. Теперь можно с уверенностью говорить о том, что пламя религиозной ненависти потушить удастся очень не скоро.

Тем временем, благодаря успеху в войне с Израилем в 2006 году, шиитское военизированное движение «Хезболла» становится главной религиозно-политической организацией в Ливане. Без нее политика страны немыслима, а последователей у исламского сопротивления становится все больше. Необходимо также подчеркнуть, что у «Партии Аллаха» (именно так переводится «Хезболла» с арабского) существует собственная армия, которая подчиняется только своему лидеру Хасану Насралла, но не ливанским властям. Это, естественно, вызывает резкую неприязнь со стороны политических оппонентов, таких как, например, движение «Будущее» («Мустакбаль»), возглавляемое Саадом аль-Харири — влиятельным деятелем суннитской общины Ливана, родившимся в Эр-Рияде и учившемся в Вашингтоне.

Основным упреком противников в адрес «Хезболлы» является, якобы, несамостоятельность организации и ее всецелая зависимость от Ирана. С одной стороны — это справедливое обвинение, а с другой «Хезболла» была создана Корпусом Стражей Исламской революции, и это все равно, что обвинять несовершеннолетнего сына в зависимости от отца. Тем более что «Хезболла» на деле доказала, что функционирует исключительно в интересах ливанцев, которые, в свою очередь, поддерживают движение не словом, но делом. А не это ли самое главное? Также необходимо подчеркнуть, что, обвиняя «Хезболлу» и называя движение террористическим, мало кто говорит о связях Харири с Саудовской Аравией. Таким образом, получается, что борьба шиитов с суннитами в Ливане является ничем иным, как противодействием двух ведущих региональных держав — Ирана и КСА. И тогда непонятно, на что рассчитывает Эр-Рияд, когда, в отличие от могущественного Ирана, в избытке у него только песка да нефти.

Еще одним яблоком раздора между ливанскими шиитами и суннитами стала Сирия. И все началось не сегодня. Еще в 1976 году, введя свои войска в Ливан, Дамаск с одной стороны стабилизировал накаляющуюся обстановку в охваченной пламенем гражданской войны стране, а с другой — установил в ней протекторат, чему далеко не все ливанцы были рады.

В 1982 году ливанский шейх Фатхи Якан сформировал в своем родном городе Триполи религиозно-политическое движение «Хараке ат-Таухид аль-Ислами» (по сути, ливанские ихваны). Это не могло понравиться сирийскому руководству, только что разделавшемуся с ихванами в Хаме. Сирийские войска сразу же подавили начинавших расправлять крылья ливанских «Братьев-мусульман» **, репрессировав многих видных деятелей этой организации. Это, однако, не привело к исчезновению «Таухида», но движение раскололось, а многие ливанские сунниты люто возненавидели сирийскую алавитскую элиту, а также «Хезболлу» и другие силы (не всегда шиитские), которые эту элиту поддерживали и поддерживают до сих пор. Ярким примером такой ненависти является деятельность популярного ливанского салафита шейха Ахмада аль-Асира. Многие, наверное, помнят видеозапись, распространенную в интернете, на которой известный богослов забивает шиита прикладом автомата. А в июне 2013 года последователи аль-Асира организовали массовые беспорядки в городе Сайда, где проповедовал их лидер. Несмотря на то, что ваххабитский бунт подавили, а самого Ахмада аль-Асира арестовали в аэропорту Бейрута в середине августа 2015 года, ливанские салафиты и не думают успокаиваться. Более того, напряжение в стране только возрастает, ведь сегодня умеренных салафитов, представленных той же Ассоциацией мусульманских улемов, в Ливане все меньше, а вот сторонников вооруженного джихада, наоборот, все больше.

При этом надо отметить, что, несмотря ни на что, силы мощнее, чем «Хезболла», в Ливане пока не существует. Этим и объясняется относительное спокойствие в стране. У шиитского движения есть немало влиятельных союзников и среди суннитов (их объединил общий враг — Израиль). Так, авторитетнейший суннитский шейх города Сайда Махер Хаммуд публично возмутился решением ЕС о внесении «Хезболлы» в список международных террористических организаций. Он также нередко выступал против членов харировского движения «Мустакбаль», обвиняя некоторых из них в пособничестве ИГ.

Кроме шейха Хаммуда в Ливане есть еще много ярких представителей умеренного суннизма, симпатизирующих «Хизбалле». Все они обеспокоены ростом радикального салафизма, а также деятельностью группировок ИГ и «Ан-Нусра» *** на территории соседней Сирии.

Со счетов не надо сбрасывать и ливанских христиан. Армяне, католики-марониты, греко-православные, несториане и многие другие представляют относительно серьезную силу в стране. Хасан Насралла это отлично понимает, поэтому ливанские шииты и христиане уже договорились совместно воевать против «Исламского государства».

Таким образом, исходя из всего вышесказанного, выражаю уверенность в том, что спокойствие и межрелигиозная гармония в Ливане целиком и полностью зависит от того, удастся ли «Хезболле» стать ключевой и единственной силой в стране.
17.02.16

Источник — svpressa.ru

Иран стал ключевым нефтяным игроком

iran flagТреть добывающих компаний мира окажутся на грани банкротства в 2016 году

Цены на нефть вчера чутко реагировали на новости о переговорах стран-экспортеров, которые договариваются о заморозке добычи на уровне января. РФ, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла уже заявили о готовности не наращивать добычу. Дело за Ираном, которому вероятно предложены особые условия для наращивания экспорта нефти. Даже если переговоры с Ираном будут успешными, говорить о скором росте цен не придется – предложение превышает спрос.

Вчера переговоры переместились из Катара в Иран. В них участвуют министры нефти Ирана и Ирака Бижан Зангане и Адель Абдул Махди, министр энергетики Катара Мохаммед аль Сада и министр нефтяной и горнорудной промышленности Венесуэлы Эулохио дель Пино.

Результатом этой встречи может стать решение Ирана поддержать озвученную днем ранее инициативу ряда стран – экспортеров нефти заморозить добычу черного золота на уровне января 2016 года. (На момент сдачи номера исход переговоров в Тегеране не был известен).

Неделю назад и.о. замминистра нефти Ирана Масуд Эсхафани сказал журналистам в Москве, что Иран принципиально готов вести переговоры с Россией и Саудовской Аравией, «чтобы найти решение для установления цены на нефть, которая хороша и для потребителей, и производителей». При этом он подтвердил, что Иран намерен вернуть свою долю нефтяного рынка. По словам Эсхафани, добыча нефти в Иране прибыльна даже при цене 8 долл. за баррель. Но более комфортной для инвестиций ценой в ближайшем будущем была бы цена нефти на уровне более 50–60 долл. за баррель.

По данным Reuters, Ирану были предложены некие специальные условия для поддержки коллективного решения стран-экспортеров. Не исключено, например, согласие Ирана на ограничение добычи или же увязка роста производства с будущим восстановлением цен на нефть. Днем ранее власти Ирана отказались участвовать в предложении ряда стран ОПЕК и России заморозить добычу черного золота на уровне 11 января. Как подчеркнул вчера министр нефти Ирана, его страна не уступит свою долю на нефтяном рынке (см. «НГ» от 17.02. 16). Отметим, до 2012 года Иран ежедневно экспортировал около 2,5 млн барр. нефти. Уже после введения санкций эти объемы сократились до 1,1 млн барр. в сутки. В декабре добыча выросла до 2,9 млн барр. в сутки.

Как известно, во вторник Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла договорились заморозить добычу нефти на уровне 11 января. Стоит отметить, что вместе четыре страны–участника соглашения производят около 23,75 млн барр. нефти в день, что составляет более 25% мировой добычи нефти. Однако страны-экспортеры выразили готовность не увеличивать добычу с условием, что остальные страны–поставщики углеводородов также последуют их примеру. И пока к предложению четырех стран–экспортеров черного золота примыкает все больше участников. Так, позднее к идее заморозки подключились Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). «Политика ОАЭ в нефтяной сфере открыта для сотрудничества со всеми производителями в общих интересах достижения стабильности рынка», – написал министр нефти ОАЭ Сухейль аль-Мазруи в своем микроблоге в Twitter. Решение также поддержали и в Ираке, хотя и сочли запоздалым. «С самого начала не следовало сохранять производство на прежнем уровне при таких низких ценах. Но лучше поздно, чем никогда», – посетовала член комитета по вопросам нефти и энергетики в парламенте Ирака Фатыма Сальман Зибари. Согласились поддержать заморозку добычи и другие страны.

Правда, как подчеркивают зарубежные экономисты, даже если предложение стран–экспортеров нефти будет притворено в жизнь, это еще не основание для появления положительного тренда на нефтяном рынке. «Если ОПЕК и России удастся в результате добиться роста цен на нефть, это станет негативным для них фактором, поскольку производители сланцевой нефти в США очень быстро увеличат добычу», – считает главный аналитик Goldman Sachs по сырьевым рынкам Джеффри Карри. «Соглашение в Дохе (Катар, где происходила встреча трех стран – участниц ОПЕК и России. – «НГ») недостаточно для того, чтобы установить нижний предел цен, поскольку они стабилизируются только после прекращения роста запасов, а при предлагаемом сейчас уровне добычи это произойдет не раньше второго полугодия», – считают аналитики. Согласно же данным Международного энергетического агентства (МЭА), переизбыток нефти на мировом рынке составит в первой половине этого года 1,75 млн барр. в сутки. То есть чтобы цены на нефть начали восстанавливаться, почти 2 млн барр. в сутки должны с рынка исчезнуть.

Тем не менее, как указывают в консалтинговой компании Deloitte, отличие текущей ситуации от картины двухлетней давности в том, что 95% нефтяных компаний в мире сохраняют свою рентабельность и при цене на нефть в 15 долл. за баррель. «Отрасль смогла снизить издержки по сравнению с 2014 годом, когда только 65% производителей были способны продолжить добычу при таких ценах», – говорится в докладе Deloitte.

Несмотря на относительный позитив, в компании при этом уверены, что при текущей нефтяной конъюнктуре около трети всех компаний–производителей черного золота рискуют обанкротиться уже в этом году. Причину этого эксперты усматривают в падении цен на нефть и снижении стоимости активов, что затрудняет возможности рассчитаться с долгами. К такому выводу эксперты Deloitte пришли, изучив финансовое положение более 500 мировых нефтяных и газовых компаний, акции которых торгуются на бирже. «Примерно 175 компаний накопили совокупный долг в 150 млрд долл. и поэтому имеют высокий риск банкротства. Их способность привлечь наличные средства осложняется падением стоимости нефтяных активов», – подчеркивают в компании. «К тому же эти компании откладывали решение проблемы на потом, пока это было возможно, и сейчас они рискуют отдать концы. Вся проблема – в ликвидности», – говорит глава отдела Deloitte Уильям Снайдер.

В то же время, отмечают в Deloitte, не все так плохо. Например, нефтесервисные компании, которые предоставляют персонал и оборудование для бурения скважин, оказываются менее подвержены риску банкротства, чем добывающие компании. «Это связано с привлечением меньшего капитала, что делает их более гибкими с финансовой точки зрения. Из 53 американских энергетических компаний, которые в прошлом квартале подали заявку о банкротстве, лишь 14 были сервисными», – говорят в компании.

Низкие цены на энергоресурсы, как и указывают эксперты, уже заставляют многие нефтяные компании либо серьезно пересматривать свои инвестиционные планы, либо сворачивать свою деятельность. Так, вчера китайская компания Sinopec Shengli Oilfield сообщила о прекращении добычи на четырех месторождениях. По подсчетам аналитиков, компании для безубыточной добычи черного золота нужны цены выше 50 долл. за баррель. В целом же, по словам аналитика компании Sanford C. Bernstein Нила Бевериджа, добыча нефти в Китае может сократиться в этом году на 3–5% по сравнению с достигнутым в прошлом году рекордным уровнем в 4,3 млн барр. в сутки. «Это станет первым падением добычи в Китае за семь лет», – подчеркивает он. Очевидно, схожая тенденция может продолжиться и в других странах.

Ольга Соловьева

18.02.16

Источник — Независимая газета

Возвращение Тегерана на мировой рынок нефти станет триумфом Москвы?

Василий Ваньков

Материал комментируют:

Сергей Правосудов

Опасения Москвы по поводу возможной «детонации» иранской «углеводородной бомбы» после снятия с Тегерана энергетических санкций оказались безосновательны.

Иран, действительно, возвращается на большой нефтяной рынок. Но, как выясняется, не столько в качестве конкурента, сколько союзника РФ. Позволяя России не просто сохранить, но и увеличить свою сбытовую нишу в глобальном энергобалансе. 14 февраля три нефтяных танкера отправились из иранского порта в Европу. Как стало известно, среди покупателей первой партии «черного золота» (одно из трех судов), «растаможенного» международным сообществом после заключения исторического соглашения по ядерной программе Тегерана, оказалась компания Litasco — трейдинговое подразделение российской компании «Лукойл». Иранская нефть будет доставлена на принадлежащий нашим нефтяникам НПЗ Petrotel в Румынии.

По мнению эксперта британской консультационной компании Betamatrix Мердада Эмади, Москва и Тегеран, таким образом, покорят новую «вершину» стратегического сотрудничества в энергосфере. «Из-за санкций заводы, которые получали сырую нефть от „Лукойла» или „Роснефти», сталкиваются с юридическими препонами, когда пытаются поставить переработанные нефтепродукты в страны ЕС», — отмечает аналитик. «Теперь, когда санкции в отношении Ирана были сняты, эти европейские нефтеперерабатывающие заводы обнаружили, что Иран готов восполнить дефицит, связанный с сокращением предложений из России», — пояснил Мердад Эмади.

Российско-иранский союз позволит «российским нефтяным компаниям сохранить деловые отношения с европейскими НПЗ, используя иранское сырье, и, следовательно, избежать вытеснения с рынка конкурентами из Саудовской Аравии, Кувейта и Ирака», — утверждает международный консультант.

В свою очередь, иранская сторона тоже имеет гешефт от сотрудничества с российскими нефтяниками. Поскольку Иран заинтересован в увеличении своего присутствия в Европе. Теперь этой цели можно достичь с наименьшими логистическими затратами.

Мердад Эмади обращает внимание на то, что Россия и Иран рассматривают нефть как товар стратегического значения вне ее ценовых значений, что способствует взаимному увязыванию нефтегазовых стратегий двух стран.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин считает, что формирование ситуативного альянса между Россией и Ираном на рынке углеводородов было вполне ожидаемым шагом.

— Дело в том, что у Исламской Республики за время действия санкций накопились большие запасы нефти. На момент отмены ограничений в иранских нефтехранилищах было порядка 40−50 млн. баррелей. Эти объемы нужно продать. Хорошо, что Тегеран постепенно выходит на рынок, не обрушивая его окончательно. Эти танкеры с 4 млн. баррелей, которые пошли в порты стран Евросоюза, были законтрактованы разными покупателями. Российская компания «Лукойл» лишь один из них.

«СП»: — «Большая распродажа», устроенная Ираном, позволяет ей рассчитывать на маржу?

— Да, поскольку иранская нефть продается с существенной скидкой — почти $ 7. Поясню, Brent сейчас стоит $ 33, более тяжелые сорта — порядка $ 28 долларов. Из этой стоимости нужно вычесть еще $ 7. В итоге, получается, что Тегеран распродает запасы с существенным дисконтом — около $ 20 за «бочку».

Когда «Лукойл» приобретает дешевую иранскую нефть для своих перерабатывающих мощностей в Европе, компания получает неплохую экономию. Альтернативный вариант — перерабатывать российскую Urals, которая стоит $ 28 за баррель.

Иран, в свою очередь, заинтересован в увеличении количества торговых контрагентов. «Лукойл» выступает не в качестве посредника, а покупателя. Поскольку он приобретает нефть для переработки на румынском (и не только) НПЗ, которые находятся в его собственности.

С российской стороны, тоже есть экономическая логика — выгоднее куда-то продать Urals, которую добывает «Лукойл» за $ 30, а купить у Ирана за $ 20.

«СП»: — Тем более, что НПЗ российских компаний технически приспособлены для переработки нефти тяжелых сортов.

— Этот фактор тоже следует учитывать. Восточноевропейские заводы работают как раз на тяжелой нефти, которую добывают Россия и Иран.

«СП»: — Компании ИРИ испытывают дефицит мощностей для ее переработки?

— Скажем так, у Ирана всегда были проблемы с внутренней переработкой. В связи с чем из-за санкции на внутреннем рынке не хватает конечного продукта — бензина. Поэтому часть добываемой после снятия санкций нефти будет предназначена для внутреннего потребления, чтобы удовлетворить растущий спрос.

«СП»: — В экспертных кругах прозвучало мнение, что Россия заинтересована в приобретении иранской нефти, поскольку наш доступ на западные сырьевые рынки ограничен в условиях продолжающейся санкционной войны.

— Нефтяной рынок, в отличие от газового, имеет абсолютно конкурентную природу. Честно говоря, я не слышал о каких-либо ограничениях на поставки российского топлива в страны ЕС. При том, что российские игроки имеют достаточно высокую долю на европейском рынке. Если по газу, это примерно треть всех поставок. По нефтепродуктам (преимущественно в Восточной Европе) наша доля составляет больше половины.

«СП»: — Почему тогда Польша или брюссельская евробюрократия не протестуют против нефтяной составляющей «энергетической дубинки» (как они это называют) РФ, как происходит в случае с поставками газа?

— Европейцы воспринимают «Газпром» как монополиста, которого российское государство якобы использует для оказания влияния на страны Европы. При том, что после декабря 2013 года за компанией сохранилась лишь монополия на экспорт трубопроводного газа. Если задуматься, российские власти так же контролируют «Роснефть», которая спокойно поставляет свою продукцию в Польшу. И ни один польский политик не поднимал шум по поводу того, что российская корпорация «пытается монополизировать рынок» этой страны.

Так исторически сложилось, что именно российский газ воспринимается как «энергетическое оружие» Москвы. Что лишний раз подчеркивает абсурдный характер этой идеологемы.

«СП»: — Может быть, контрагентом иранских поставщиков стала частная компания «Лукойл», а не государственная «Роснефть» именно из опасения, что это даст повод нашим оппонентам политизировать вопрос?

— На мой взгляд, эта сделка объясняется совпадением коммерческих интересов — у «Лукойла» есть НПЗ, которые целесообразно загрузить дешевым топливом. А «Роснефть» продает более дорогую Urals. Кстати говоря, я не уверен, что у госкомпании есть НПЗ в Восточной Европе. К тому же на днях прошло сообщение о том, что «Роснефть» сократила переработку на НПЗ в Германии на 18,2%.

Возвращаясь к сделке с Ираном, ее все же не следует рассматривать как создание «вечного союза».

«СП»: — После многолетнего застоя иранская нефтяная отрасль нуждается в серьезных инвестициях. Есть ли шанс у российских компаний получить доступ к разработке месторождений в этой стране?

— Насколько я понимаю, они опасаются заходить в этом качестве на иранский рынок. Вопрос о санкциях находится в подвешенном состоянии. Как говорится, шаг вправо, шаг влево, США это не понравится, и ограничения вновь будут введены. Никто в такой ситуации рисковать миллиардами не хочет. Не благоприятствует этому и ценовая конъюнктура на нефтяном рынке.

Да, власти Ирана ведут переговоры с множеством компаний, но пока им удалось лишь заключить контракт с одним из подразделений General Electric на поставку запчастей и оборудования для нефтедобычи.

«СП»: — Если американские компании с их лоббистскими возможностями в истеблишменте США пошли в Иран, это можно воспринимать как сигнал, что с санкциями будет все в порядке. В том смысле, что их не собираются вводить снова.

— А здесь нет никакого риска — продали один раз оборудование, получили деньги, и все довольны. Если что, скажут: «до свиданья!». Вот если американские или европейские компании войдут в какой-нибудь иранский проект, тогда это будет настоящий сигнал.

Конечно, есть опасность, что мы не успеем вовремя занять свободную нишу. Так что, нужно «держать нос по ветру». Если ситуация прояснится, то заходить надо обязательно. В этом плане «Лукойл» имеет хорошую стартовую позицию. Компания уже работала на иранском рынке, знает регион, его специфику.

«СП»: — В чем, вообще, заключается проблема антииранских санкций? Когда они действовали, Иран спокойно поставлял углеводороды в Китай.

— В 2012 году, когда начал действовать запрет на экспорт нефти из Ирана, ее производство упало до минимальных за 25 лет 2,7 млн. баррелей в день. Лишившись доступа к западным потребителям, Тегеран, действительно, продавал небольшие объемы нефти компаниям из Южной Кореи, Японии, Китая, Индии и Турции.

То есть, рынок сбыта все равно оставался. Проблема в другом: любая компания, которая покупала нефть у ИРИ, имела долларовые счета, транзакции по которым проходили через Государственное казначейство США. Эти счета могли быть в любой момент арестованы. Учитывая, что американцы контролируют глобальную финансовую систему, это было достаточно рискованное занятие.

Китайцы пытались торговать с Ираном за юани, но это были сравнительно небольшие объемы. Девальвированный рубль Тегерану не интересен. Да и России выгоднее продавать то же вооружение за доллары.

«СП»: — Удастся ли нефтедобывающим странам прийти к консенсусу по заморозке или даже снижению уровня добычи? Если да, то окажется ли этого достаточно, чтобы остановить демпинговую войну на энергетическом рынке?

— Думаю, что договориться насчет замораживания текущего уровня добычи вполне реально. Потому что это решение, я бы сказал, нейтральное для всех стран, кроме Ирана. А вот с Тегераном придется работать отдельно. Пока неясно, согласится ли его руководство «упаковаться» в выделенную ОПЕК квоту.

Впрочем, с точки зрения биржевых игроков, замораживание это полумера. Такое решение не позволяет совершить ценовой отскок до отметки в $ 40 за баррель. РФ для сбалансированного бюджета без девальвации нужно, чтобы Brent стоил около $ 50. Потому что тогда Urals будет стоить примерно $ 47 за «бочку». Впрочем, если представители ОПЕК соберутся на внеочередную встречу, это станет сигналом играть на повышение. А на самом собрании можно заикнуться и о сокращении квот.

Точной информации о том, насколько Иран реально способен оперативно нарастить добычу после возвращения на мировой рынок углеводородов, не знает никто, отмечает гендиректор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

— Сказывается, что это достаточно закрытая страна. По статистике наибольший рост добычи в прошлом году произошел в Ираке. Не случайно, что Россия, саудиты, Венесуэла и Катар договорились заморозить объемы производства нефти только в том случае, если к ним присоединятся Ирак и Иран.

«СП»: — Официальный представитель министерства нефти Ирака Асем Джихад назвал договоренности между РФ и тремя странами ОПЕК «шагом в правильном направлении». А в среду 17 февраля министр нефти Венесуэлы планирует встретиться с коллегами из Ирана и Ирака.

— Мы еще не знаем, удастся ли убедить руководство этих двух стран заключить своего рода «пакт о ненападении» на рынке углеводородов. В прошлом году добыча сланца в США снижалась, а в Ираке росла. Все сланцевые проекты при нынешних ценах стали убыточными, соответственно, произошло резкое сокращение инвестиций и добычи. Это хорошая тенденция. Вопрос упирается в то, будет ли иракская нефть компенсировать выпадающие объемы. Если нет, то период избыточного предложения «черного золота» на мировом рынке очень быстро закончится. И проблема автоматически «рассосется».

Подчеркну, пока Россия, Саудовская Аравия, Венесуэла и Катар ни о чем не договорились. Они заморозят добычу только в том случае, если другие игроки сделают то же самое. Пока вопрос находится на уровне предварительных консультаций (в лучшем случае подписания «меморандума о намерениях»).

«СП»: — Каким образом Ираку удается наращивать нефтедобычу в условиях, когда большинство нефтегазоносных районов контролируют международные террористы?

— Во-первых, каналы транспортировки контрафактной нефти пока полностью не заблокированы. Во-вторых, в остальной части страны нефть добывают компании со всего мира. Саудитам легко остановить нефтяные качалки, потому что все сырье извлекает из недр монополист — национальная компания Saudi Aramco. Министр энергетики приказал — руководство энергокомпании подчинилось.

В Ираке же работают частные компании со всего мира, в том числе из России и Китая (те же «Лукойл» и «Газпромнефть»). Разумеется, есть еще и американцы, и турки, и корейцы.

«СП»: — Короче, потенциальных штрейкбрехеров хватает…

— Разумеется. Эти компании не только разработали инвестиционные планы, но уже вложили немалые деньги в свои проекты. И, естественно, ожидают отдачи от них.

Иран, выйдя из под санкций, тоже хочет привлекать инвесторов, чтобы реализовать свой потенциал.

Что касается России, то мы никогда не сокращали добычу вместе с ОПЕК. Минэнерго не может в приказном порядке заставить все российские компании приостановить проекты. Сейчас мы добываем нефть на максимуме и просто не можем «прыгнуть выше головы». Мы бы и так «заморозились» без всяких договоренностей с конкурентами из ОПЕК.

Теперь про Иран, с которым у нас есть хорошо налаженная схема сотрудничества. Сейчас «Лукойл» обсуждает возможность своповых поставок нефти. По этой схеме наша компания будет поставлять Ирану нефть с месторождений на Каспии, а Иран — предоставлять российской компании те же объемы нефти в Персидском заливе. Тегерану это выгодно — не приходится перекачивать свою нефть в Европу через территорию РФ.

Это просто взаимовыгодный размен, за которым не стоит видеть «большую политику». Да, у компаний из двух стран есть точки соприкосновения. Наши компании готовы вкладываться не только в добычу, но и в геологоразведку. Вопрос упирается в то, какие условия им предложат.

Источник — svpressa.ru

Чего Бахрейнский король Халифа искал в Москве

Давний друг США ищет опору в России

Визит в Россию короля Бахрейна Хамад бен Исы Аль Халифы обусловлен обстоятельствами военного, политического и экономического характера. Хотя внешне это похоже на демарш, если принять во внимание особые отношения островного государства с Саудовской Аравией и давнюю дружбу с США.

От 65 до 75 процентов населения Бахрейна исповедуют ислам шиитского толка, остальные, в том числе правящая элита во главе с семьей Аль Халифы, – сунниты. В этом главная проблема королевства. Шиитское большинство поддерживается Ираном, выступающим в защиту единоверцев. У Тегерана к тому же есть и стратегический интерес. Острова, на которых расположен Бахрейн, в свое время принадлежали Ирану и были отторгнуты от него британскими колонизаторами. Территориальный вопрос вкупе с конфессиональным противостоянием стал гремучей смесью в двусторонних отношениях.

Анатолий Иванько

В свою очередь для Эр-Рияда Бахрейн по целому ряду причин важнее, чем Сирия и Ливан вместе взятые. Саудиты не хотят иметь в 25 километрах от своих границ в богатом нефтеносном районе иранского сателлита. Интервенция в Бахрейн в марте 2011 года показала, что Эр-Рияд готов реагировать на угрозы мгновенно и жестко.

Монархия саудитов и правящая династия Бахрейна связаны еще и брачными узами. Один из сыновей Аль Халифы Насер бин Хамад женат на принцессе Сахаб, дочери саудовского короля.

Резкое обострение отношений между давними противниками в регионе – Тегераном и Эр-Риядом, вызванное казнью в КСА известного шиитского проповедника Нимра ан-Нимра, несомненно, скажется и на Бахрейне. Приходится констатировать, что граждане королевства превратились в заложников противостояния двух региональных держав. На этом сложном геополитическом фоне и состоялся визит Аль Халифы в Россию.

Почему именно сейчас?

С большой степенью вероятности можно предположить, что руководители Бахрейна осознают то обстоятельство, что Персидский залив станет местом завязки третьей мировой войны, а их страна – ее первой региональной жертвой.

При расползании исламского терроризма по мере его выдавливания из Сирии Бахрейн фактически беззащитен перед этой угрозой. Находясь в постоянном контакте с американцами, руководство страны убедилось в том, что США не хотят и не будут вести с джихадистами эффективную борьбу. В этой связи среди тем переговоров, озвученных министрами иностранных дел обеих стран, могла рассматриваться и защита Бахрейна от террористических атак, если таковые последуют. Не исключено, что согласие Москвы оказать помощь получено исходя из линии России на уничтожение экстремистов «до последнего бандита».

Острова невезения
Фото: sadsha.ru

Правящей элите королевства понятна последовательность нашей страны в ликвидации очагов терроризма на Ближнем Востоке и близка политика противодействия попыткам Соединенных Штатов переформатировать Ближний Восток по американскому образцу.

Бахрейн высоко ценит роль России в решении сирийского кризиса. Об этом по итогам переговоров заявил министр иностранных дел Бахрейна Халед бен Ахмед Аль Халифа: «Мы считаем, что всем крупным и влиятельным странам необходимо сотрудничать с Россией, чтобы вернуть в Сирию стабильность и мир».

Несмотря на то, что Бахрейн входит в международную коалицию арабских государств (в которой де-юре состоит) и поддерживает усилия союзников, страна не намерена участвовать в сухопутной операции в Сирии. Это обусловлено причинами как военного, так и политического характера, прежде всего нежелательностью конфликта с Башаром Асадом. С другой стороны, военная активность ляжет непосильным бременем на экономику страны, которая и без того переживает не лучшие времена.

Чем привлекателен Бахрейн для России?

Наша страна рассматривает его как важного финансового партнера и перспективного инвестора. Кстати, в исламском мире Бахрейн борется с Малайзией за первенство по объему банковских операций. Средства финансовых институтов королевства могут быть вложены в совместные проекты на территории России, в самом Бахрейне и сопредельных с ним государствах. Первый шаг в этом направлении уже сделан. Суверенный фонд Бахрейна вложил в Российский фонд прямых инвестиций 250 миллионов долларов. Сумма по нынешним меркам скромная, но лиха беда начало.

Открываются новые возможности и в двусторонних торговых отношениях. Отечественные компании готовы начать поставки в Бахрейн зерна, говядины и мяса птицы, сообщил председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев.

Нынешний рабочий визит Хамад бен Исы Аль Халифы в Россию, конкретные результаты переговоров в Сочи можно расценивать и как посланный другим государствам зоны Персидского залива сигнал, с кем надо иметь дело.

Анатолий Иванько,
директор Центра анализа геополитики, войн и военной истории

Опубликовано в выпуске № 06 (621) за 17 февраля 2016

Источник — Военно-промышленный курьер

Напряженность между Россией и Турцией нарастает

Напряженность между Россией и Турцией достигла нового пика: эти две страны активизируют военные действия в Сирии, поддерживая противоположные стороны и приближаясь к прямой конфронтации в сирийской войне, в которую включается все больше международных сил.

Усиление противоречий между двумя странами (каждая из которых атакует ополченцев, поддерживаемых другой стороной), вызывает у западных дипломатов тревогу на фоне опасений, связанных с тем, что Россия стремится дестабилизировать НАТО путем усиления конфликта с Анкарой.

«Нам кажется, что так же, как в странах Балтии, Россия хочет попытаться и надавить на НАТО, проверяя ее способность защищать всех своих членов», — говорит чиновник из НАТО. По словам одного из европейских чиновников, российский президент Владимир Путин пытается дестабилизировать Реджепа Тайипа Эрдогана, своего турецкого визави.

«Путин обозлен на Турцию, — сказал он. — Ситуация по-настоящему крайне серьезная».

Последний виток напряженности связан с курдскими отрядами самообороны в Сирии, которых поддерживают Москва и США, а также другие западные страны, но которых Анкара считает своими противниками.

В результате ударов Москвы по ополченцам, выступающим против Асада, в северной сирийской провинции Алеппо возникала атмосфера хаоса, которой воспользовались отряды курдских ополченцев, известных как отряды народной самообороны YPG. Они захватили населенные пункты, находившиеся под контролем повстанцев, пользующихся поддержкой Турции и стран Персидского залива.

В свою очередь, Турция в минувшие выходные начала обстреливать из артиллерии курдских ополченцев после того, как те продвинулись вперед к турецкой границе, несмотря на требование Анкары оставаться на месте. В понедельник турецкие войска продолжили артобстрелы, несмотря на жесткие обвинения Москвы, которая требовала, чтобы ООН осудила эти военные действия.

Министр иностранных дел России заявил, что Турция наносит массированные удары по сирийским населенным пунктам, «недавно освобожденным от террористов» правительственными войсками и отрядами курдских ополченцев, из-за чего имеются «многочисленные жертвы и раненые среди гражданского населения, разрушены объекты инфраструктуры, жилые дома».

Россия, которую в понедельник саму обвинили в обстреле трех госпиталей на севере Сирии, заинтересована в том, чтобы привлечь внимание к Анкаре и подчеркнуть расхождения между Турцией и ее партнерами по НАТО.

Анкара обвиняет отряды народной самообороны сирийских курдов YPG в том, что они тесно связаны с действующей на ее собственной территории незаконной Рабочей партии Курдистана, с которой Турция борется на протяжении последних шести месяцев. Она также считает курдских ополченцев ярыми врагами арабских повстанцев-суннитов, которым Турция оказывает содействие в сирийском конфликте.

Однако США ценят отряды народной самообороны сирийских курдов YPG, считая их наиболее эффективными сухопутными формированиями, воюющими против экстремистской организации джихадистов ИГИЛ.

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу в понедельник обвинил YPG в том, что они являются «инструментом России в Сирии», пригрозив продолжать атаки на курдских ополченцев.

Он заявил, что Турция уничтожит авиабазу Менаг, если сирийские курды не уйдут оттуда, и пообещал защитить от курдских формирований сирийский пограничный город Азаз.

Москва также обвинила Анкару в том, что та пропускает боевиков через границу в Сирию, где те вступают в ряды ИГИЛ и группировок, связанных с «Аль-Каидой», а также позволяет раненым джихадистам возвращаться в Турцию.

Все эти обвинения Турция настойчиво опровергает.

«Россия поддержит постановку данного вопроса в Совете Безопасности ООН с тем, чтобы Совбез ООН дал четкую оценку провокационной линии Анкары, создающей угрозу для мира и безопасности в регионе Ближнего Востока и за его пределами», — говорится в заявлении министерства иностранных дел РФ.

Вмешательство России в сирийский конфликт в сентябре привело Москву и Анкару к стратегическому соперничеству.

Российские военные самолеты, задействованные в Сирии, неоднократно нарушали воздушное пространство Турции. После того, как в ноябре турецкие военные сбили на границе с Сирией российский истребитель-бомбардировщик, Москва и Анкара находятся в состоянии жесткой конфронтации.

Критика Москвы в адрес Турции, осуществляющей артиллерийские обстрелы на севере Сирии, звучит на фоне того, как силы сирийской оппозиции и западные лидеры настойчиво требуют от России прекратить бомбардировки в районе Алеппо, которые способствовали изменению военной обстановки в пользу сирийских правительственных войск и стали причиной многочисленных жертв среди мирного населения.

Несмотря на достигнутую договоренность, согласно которой в конце этой недели должен начаться режим прекращения огня, и конфликтующие стороны должны свернуть боевые действия, признаков сокращения ударов российской военной авиацией не наблюдается.

Как заявили в понедельник российские власти, на военные действия в провинции Алеппо режим прекращения огня не распространяется. «Мы боремся против террористических групп — ИГИЛ, „Джебхат ан-нусра» и других, связанных с „Аль-Каидой». Удары по объектам террористических группировок будут продолжаться в любом случае, даже если удастся договориться о прекращении огня в Сирии», — заявил в интервью немецкому журналу Der Spiegel заместитель министра иностранных дел Геннадий Гатилов.

Оригинал публикации: Tensions between Russia and Turkey mount
Опубликовано 16/02/2016

The Financial Times, Великобритания
Эрика Соломон (Erika Solomon), Кэтрин Хилл (Kathrin Hille), Мехул Шривастава (Mehul Srivastava,) Сэм Джонс (Sam Jones)

Источник — inosmi.ru

Известная во всем мире как узбекская модель развития

 

uzbekistanВажной вехой в истории независимого Узбекистана стало избрание в решающий момент собственного, самого верного для нашей страны пути развития, известного во всем мире как узбекская модель.

Оно повлекло за собой последующие процессы широкомасштабной работы на пути достижения политической и экономической независимости, нового этапа в истории национальной государственности.

В основу данной модели построения демократического государства и гражданского общества легли пять принципов перехода к рыночной экономике. Среди них приоритетность экономики над политикой, возложение на государство роли главного реформатора, верховенство закона, сильная социальная политика, поэтапность и эволюционность проводимых реформ.

Для того, чтобы убедиться в эффективности данного подхода, необходимо проследить достижения нашей страны за годы суверенного развития.

Так, благодаря поэтапному осуществлению реформ Узбекистан первым среди государств СНГ преодолел спад 90-х годов и уже в 1996 году добился положительных темпов роста экономики, которые резко ускорились в последние годы не за счет благоприятной конъюнктуры мировых цен на сырьевые ресурсы, а на здоровой основе диверсификации экономики, осуществления структурных преобразований и активной инвестиционной политики.

Страна достигла разительных перемен в динамике и структуре экономики, развитии производственного и экспортного потенциала, социальной сфере, уровне и качестве жизни населения. Достаточно сказать, что за период с 1990 по 2014 год ВВП республики по паритету покупательной способности вырос в 6,3 раза – с 27,1 до 171,416 миллиарда долларов США, а темпы роста на протяжении 11 лет сохраняются на уровне около 8%.

Национальная экономика изменилась не только в количественном отношении, но и в качественном. В структуре ВВП последовательно повышается доля промышленных отраслей и сферы услуг. Если в 1990 году она составляла соответственно 17,6% и 33,8%, то в 2015 году достигла 33,5% и 54,5%. В свою очередь, посредством оптимизации структуры посевных площадей и увеличения урожайности, применения современных эффективных технологий в сельском хозяйстве доля аграрного сектора поэтапно снижена с 33,4% в 1991 году до 16,6 % в 2015 году. При этом был достигнут большой прогресс в обеспечении продовольственной безопасности страны. Сегодня сельское хозяйство республики обеспечивает не только внутренний спрос на продовольственную продукцию, но и значительное расширение экспортного потенциала.

Нельзя забывать, что в последние двадцать лет мировая экономика пережила ряд потрясений, в числе которых – мировой финансовый кризис 1997-1998 годов, многочисленные резкие спады на фондовых и товарных рынках, а также глобальный финансово-экономический кризис, начавшийся в 2008 году и продолжающийся до настоящего времени. Однако и в этих непростых условиях наша экономика показала свою надежность и устойчивость к внешним потрясениям, а реализация своевременной и адресной антикризисной программы создала новые возможности для модернизации производств и повышения конкурентоспособности экспортеров.

Реализация мер, предусмотренных данной программой, наряду с прочным экономическим фундаментом, созданным за предыдущие годы, обеспечила устойчивость развития узбекской экономики как в 2008 году, так и в первом квартале 2009 года, когда ВВП страны вырос на 7,9%. Таким образом, результаты реформ стали особенно наглядны на фоне последствий развернувшегося глобального финансово-экономического кризиса в других странах и эти успешные результаты сегодня притягивают все больший интерес мирового экспертного и делового сообщества.

Необходимо отметить, что в основу узбекской модели также заложены вопросы, связанные с развитием социальной сферы, дальнейшим повышением уровня и качества жизни населения. Социальное регулирование обеспечивает не только защиту уязвимых слоев населения, но и смягчение процессов дифференциации доходов, процесса имущественного расслоения между группами населения.

Согласно докладу Президента, посвященному итогам социально-экономического развития страны в 2015 году и важнейшим приоритетным направлениям на 2016 год, на социальную сферу в этом году будет направлено 59,1% всех расходов Государственного бюджета, в том числе на образование – 33,7%, здравоохранение – 14%. При этом затраты на текущее содержание и развитие сферы образования возрастут против прошлого года на 16,3%, здравоохранения – на 16%.

Государство выделяет значительные средства на реализацию политики заботы о благополучии граждан. Это можно увидеть на примере распределения Государственного бюджета. Если в 1990 году лишь 31% расходов направлялся на финансирование социальных сфер, то в 2015 году этот показатель составил 59,2%.

На сегодняшний день еще одним стратегическим приоритетом современного развития Узбекистана является обеспечение формирования еще более благоприятного инвестиционного климата и деловой среды для ведения бизнеса.

Кроме того, с учетом опыта развитых стран, а также присущих нашему народу традиций предпринимательства, ремесленничества особое внимание уделяется развитию малого бизнеса и частного предпринимательства. Данный активно развивающийся сектор, в 2015 году обеспечивший производство 56,7% ВВП, по праву играет ведущую роль в динамичном развитии страны.

Так, в 2015 году было привлечено и освоено инвестиций за счет всех источников финансирования в эквиваленте 15,8 миллиарда долларов США, или с ростом против 2014 года на 9,5%. При этом более 3,3 миллиарда долларов, или свыше 21% всех инвестиций – это иностранные инвестиции, из которых 73% составляют прямые иностранные инвестиции.

Важно подчеркнуть, что обоснованность и правильность еще одного из важных аспектов собственной модели развития, заключающегося в определяющей роли государства в процессе реализации реформ, подтверждена сегодня наблюдающимся даже в развитых странах повышением роли государства в регулировании экономики, происходящим в связи с мировым финансово-экономическим кризисом.