Чем Эрдоган отличается от Ататюрка

erdoqanПолитику Турции в XXI веке сложно описать рациональными категориями. Еще труднее понять, в чем заключаются стратегические цели руководителя страны Реджепа Эрдогана? И, главное, каким путем собирается их он достичь?

Намерен ли выполнять взятые Анкарой еще в 1987 году обязательства по демократизации общественно-политической жизни страны? Если нет, тогда Эрдогану стоило бы вспомнить, что только после одобрения Евросоюзом в 2000 году заявки Турции на вступление в ЕС, его исламистская партия получила возможность осуществлять легальную деятельность. Участие всех движений в политической жизни страны стало одним из главных критериев, которые Анкара обязалась выполнить на пути к евроинтеграции. С этого момента Эрдогану и его соратникам не было необходимости маскировать свои взгляды, они создали Партию справедливости и развития (ПСР), которая уже в 2002-м победила на парламентских выборах и с тех пор бессменно имеет большинство в Великом национальном собрании.

Если судить по действиям Эрдогана, то он убежденный сторонник жесткой руки и даже не считает нужным прикрывать свою политику фиговым листиком демократических принципов. Впрочем, кажется, что и сама турецкая история подталкивает избрать именно такой путь. Она демонстрирует эффективность скорее авторитарных, нежели демократических методов реформирования. Именно авторитаризм использовал создатель современной Турции Кемаль Ататюрк. Однако в истории он остался Великим реформатором отнюдь не благодаря репрессиям в отношении оппозиции или бомбардировкам курдов. Первый турецкий президент впервые создал правовую систему, систематизировал все законодательство, установив тем самым единые правила жизни как для богатых, так и для бедных слоев общества.

Он национализировал часть промышленности и создал вместо либеральной модели экономики смешанную, благодаря которой Турция создала свою индустрию, преобразилась из аграрной страны в промышленно-аграрную. При нем финансовая система стала независимой, лира превратилась в стабильную национальную валюту. Начался процесс сглаживания социального неравенства, первым шагом на пути к которому была отмена титулов и феодальных форм обращения. Впервые в турецкой истории избирательные права получили женщины. Государство постепенно становилось светским.

Ввиду того, что кемализм противоречит исламизму, Эрдоган выступает за «возрождение османских традиций». Но берет из Оттоманской Порты только отдельные, самые худшие ее элементы.

Ему явно импонируют жестокие методы расправы с оппонентами. Если при Ататюрке всех несогласных отправляли в тюрьму, то при османских султанах им «демократично» рубили головы.

Действующий турецкий президент с готовностью подхватил и внедряет в политическую практику традицию Порты собирать под свои знамена отщепенцев со всего исламского мира и направлять умирать «во имя веры» — против Византийской империи, затем католического Запада, наконец, православной Москвы.

Точно таким же путем идет Эрдоган. Выискивает отребье. Активно сотрудничает с ИГИЛ, а теперь решил финансировать боевиков организатора «энергоблокады» Крыма Мустафы Джемилева, пообещав ему поддержку в оснащении террористических групп — так называемого «добровольческого батальона им. Номана Челебиджихана».

Но и здесь Эрдоган себе не изменяет. Даже худшие традиции, взятые из истории, умудрился он превратить в пародию. Если османские султаны старались собрать под своим крылом пусть и бандитов, но желательно родовитого происхождения (например, в ситуации с Крымским ханством имели дело с потомками Чингизидов), то Эрдоган тянет в кампанию к себе всех подряд, даже потомков приспешников нацистской Германии.

Возможно, объяснение такому поведению кроется в особенностях прихода к власти нынешнего президента Турции. Ему, человеку, обладающему гигантскими амбициями, долгое время было запрещено прямое участие в политической жизни страны. Даже, когда его Партия справедливости и развития смогла победить на парламентских выборах в 2002 году, Эрдоган не смог сразу стать премьер-министром. Ему помешал судебный запрет на занятие выборных должностей. И лишь одно обстоятельство позволило нынешнему президенту преодолеть это препятствие. Соединенным Штатам срочно потребовался сильный союзник в регионе для поддержки в войне с Ираком Саддама Хусейна. Именно тогда враждебная исламистам Республиканская народная партия, ориентирующаяся на Запад, неожиданно получила команду поддержать законодательную отмену запрета участия Эрдогана в политической жизни. И уже вскоре нынешний президент Турции смог занять пост премьер-министра, первым делом одобрив размещение дополнительного военного контингента США на территории своей страны для вторжения в Ирак. А уже спустя несколько дней, в конце марта 2003 года, американский Госдеп официально назвал Турцию одним из участников антииракской коалиции.

Более того, Эрдоган фактически отказался от своего учителя и отца политического исламизма — Неджметтина Эрбакана. Нынешний президент Турции неожиданно для многих дистанцировался от своего бывшего наставника в самый сложный для последнего момент — когда шел судебный политический процесс. Через год после вступления Эрдогана в должность главы правительства Эрбакан был осужден и приговорен к тюремному заключению.

Но самый драматичным для нынешнего президента Турции момент — это то, что он единственный глава государства в турецкой истории, который вступил в должность в статусе… уголовного преступника — человека, осужденного по статье 312/2 Уголовного кодекса «За подстрекательство к насилию на почве религиозной и расовой ненависти».

С тех пор, как в 1999-м был вынесен Эрдогану приговор, он продолжал творить беззаконие. Его неуемные амбиции и желание достичь абсолютной власти будет порождать одно преступление за другим. И в какой-то момент оружие может повернуться в сторону самого Эрдогана.

Юрий Городненко

Источник — СвободнаяПресса

Власти тюркских регионов выбирают между Россией и Турцией

turksoyЧетыре российских республики из шести, сотрудничающих с международной организацией тюркской культуры (ТюрКСОЙ), отказались от совместных с ней проектов в связи с охлаждением отношений между Россией и Турцией. Татарстан и Якутия пока не спешат прекращать сотрудничество. Не грозит ли борьба с международным терроризмом обернуться очагами внутренней напряжённости в нашей стране?

Международная организация ТюрКСОЙ позиционирует себя как структуру, развивающую «сотрудничество между тюркскими народами во имя сохранения их культуры и передачи ее потомкам». Несмотря на то, что из 14 участников этой организации лишь Турция и Севреный Кипр (турецкий) не являются территориями бывшего СССР, штаб-квартира организации находится в Анкаре, да и финансируется она в основном из Турции. Российская Федерация не является членом ТюрКСОЙ, но шесть её регионов имеют статус наблюдателя — это Татарстан, Башкортостан, Алтай, Тыва, Саха и Хакасия. Статус недёшев: ежегодно каждому из республиканских бюджетов он обходится по 75 тысяч евро и дает лишь право участвовать в мероприятиях организации.

После того, как 24 ноября турецкие военные сбили российский самолет, и он упал на территории Сирии, а пилотов расстреляли в воздухе, Россия приостановила некоторые совместные с Турцией проекты. 27 ноября Минкультуры РФ направило в правительства регионов свои предложения по ограничению гуманитарного сотрудничества с Турцией. Буквально через несколько дней на призыв центра откликнулись Алтай, Хакасия, Тува и Башкирия.

«Мы прекратили бы эти контакты, даже если бы этого письма не было. Конечно, Алтай — колыбель тюркской цивилизации, но в первую очередь это неотъемлемая часть великого Российского государства», — отмечает глава республики Александр Бердников. По его словам, мощные центры тюркской культуры есть на территории России — это Татарстан и Башкортостан. «Думаю, нужно плотнее заняться укреплением тюркского братства внутри нашей Родины, не обязательно это делать под негласным контролем Анкары», — заявил он.

Министр культуры Башкортостана Амина Шафикова также считает принятое решение верным. По ее словам, культурное сотрудничество с тюркоязычными регионами и странами СНГ не прекращается и будет осуществляться в прежнем режиме.

По данным казахстанского Forbes, еще до официального требования Минкультуры на заседание постоянного совета ТюрКСОЙ в конце ноября не приехала делегация из Башкортостана. Как пишет издание, министр культуры Татарстана все же прибыл, но, узнав, что башкирского коллеги нет, «сказался больным и улетел обратно».

К Татарстану сейчас приковано особое внимание. За последние годы эта республика обзавелась не только самыми плотными культурными, религиозными и образовательными связями с Турцией, но и миллиардными бизнес-проектами. Дело не только в них, но и в гораздо большей нежели у других субъектов РФ «самостийности» Татарстана. Своё особое положение этот российский регион всеми способами отстаивает перед федеральным центром, не желая, например, переименовывать своего президента в главу или руководителя.

Эксперт Института национальной стратегии, политолог Раис Сулейманов считает позицию Татарстана, выражающуюся в молчании официальной Казани, показательной: «Протурецкие настроения в руководстве Татарстана на фоне нарастающего российско-турецкого кризиса наглядно показывают, на чьей стороне в этом конфликте симпатии правящей элиты республики. Занимая позицию «открыто выступить не можем против линии Москвы, поэтому лучше промолчим», Татарстан подает сигналы Турции, что мы не поддерживаем Путина. Только очень наивный человек будет утверждать, что ТюрКСОЙ, штаб-квартира которой находится в Анкаре, занимался лишь песнями и плясками тюркских народов, не выступая как «мягкая сила» Турции. Зададимся вопросом: «России нужно, чтобы ее тюркские народы кто-то окучивал, насаждал свои ценности и мировоззренческие установки, которые имеют под собой пантюркистскую идеологию?»

В то же время татарские националисты забили тревогу.

«Татарстан хотят отлучить от тюркского мира, — так многие в республике интерпретировали требование Мединского (министра культуры РФ — прим. ред.), — рассказал «НацАкценту» глава Союза Татарской Молодежи «Азатлык» Наиль Набиуллин. — Сама мысль, что нам хотят запретить даже на культурном уровне контактировать с тюркским миром, вызывает внутреннее неприятие и искреннее непонимание тех, кто требует сделать от нас этот шаг. По идее, политические процессы не должны влиять на межкультурные взаимоотношения между народами. Я не хотел бы рассуждать, о том, кто прав и кто виноват в случившемся 24 ноября, однако считаю, что непростая политическая ситуация не должна служить поводом вмешиваться в дела культуры. Хотелось бы, чтобы ТюрКСОЙ не стала жертвой геополитики. Конфликты заканчиваются, народы остаются».

Глава Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов считает, что вопрос взаимодействия с ТюрКСОЙ все же не так прост, как кажется: «В любом таком вопросе надо разбираться, детально раскладывать все по полочкам и четко понимать, какие цели преследует какая организация, действительно ли она хочет развивать культурные связи, традиции, этнографию и все остальные. Либо подспудно она преследует в том числе политические цели. Если этого нет, то и разрывать ничего не надо. Если это присутствует, то тогда надо 10 раз подумать, прежде чем взаимодействовать с подобной организацией», — уверен он.

Президент России Владимир Путин, отвечая на пресс-конференции на вопрос татарского издания, также не дал однозначного ответа, но отметил, что народ Турции как был партнером России, так и остается. «На межгосударственном уровне я не вижу возможностей наладить отношения с Турцией, а на гуманитарном, конечно… Хотя и здесь есть проблемы», — сказал президент. Однако решение о переименовании главы Татарстана он оставил за самой республикой, напомнив при этом, что даже у чувствительных в национальных вопросах чеченцев это не вызвало нареканий.

По мнению источников СМИ, близких к администрации президента, решение о переименовании президента — это своеобразный тест на государственность для элиты Татарстана. С этой точки зрения важно и поведение в вопросах связей с Турцией.

Таким образом сейчас власти Татарстана и Саха (Якутии) проходят весьма серьезную проверку на самоидентификацию. Им предстоит внятно ответить на вопрос: «Вы в первую очередь кто — россияне или тюрки?» От ответа может зависеть дальнейшее развитие не только народов, от имени которых выступают элиты, но и целом межнациональных отношений внутри России.

Если охлаждение отношений между двумя странами затянется, российские тюркские народы рискуют оказаться в той же ситуации, в которую не так давно втянули народы славянские —  русских и украинцев. Градус конфронтации в мире, увы, растёт. Главное, чтобы с внешнеполитической арены она не переползла внутрь нашей страны. Хватит ли для этого мудрости, ответственности и масштаба политического кругозора региональным лидерам российских республик с тюркским населением, узнаем очень скоро. Пауза, которую они взяли, и так уже слишком затянулась, но она не может быть вечной.

Елена Мейгун

http://nazaccent.ru/content/18885-svoj-ili-tyurksoj.html

Как Саддам Хусейн «подарил» нам ИГИЛ

terrorizm-stop«Кого мы должны винить в возникновении «Исламского государства»? В результате дебатов о его происхождении многие пришли к выводу, что оно возникло из-за ошибок коалиции во главе с Америкой после вторжения в Ирак в 2003 году. На самом деле основы для появления военизированной джихадистской группировки были заложены за много лет до этого правительством Саддама Хусейна», — пишет специалист по Ближнему Востоку из аналитического центра Henry Jackson Society (Лондон) Кайл Ортон в статье для The New York Times («Исламское государство» запрещено в РФ. — Прим. ред.).

«Арабская националистическая партия «Баас», захватившая власть в 1968 году в результате госпереворота, в котором ключевую роль сыграл Хусейн, твердо придерживалась светских взглядов. Так было все 1970-е, несмотря на рост религиозности среди иракского народа. Однако вскоре после того, как Хусейн вторгся в Иран в 1980 году, ситуация начала меняться», — говорится в статье.

В 1986 году панарабское командование (высшая идеологическая институция партии «Баас») официально переориентировало внешнюю политику Ирака на альянс с исламистами. «Это было первым явным отклонением от светского баасизма», — отмечает автор.

Этот сдвиг сопровождался внутренней «исламизацией», когда официальные СМИ прекратили упоминания о «светском государстве» и стали называть войну с Ираном «джихадом», пишет Ортон.

«Кампания по исламизации интенсифицировалась после сокрушительного поражения Ирака в Кувейте в 1991 году и последующего шиитского восстания, кульминацией чего в 1993 году стал отказ Хусейна от последних пережитков светского баасизма, когда он инициировал «Кампанию за исламскую веру», — отмечает автор.

Правительство ввело законы шариата: ворам отрубали руки, гомосексуалистов сбрасывали с крыш домов, а проституткам отрубали головы на площадях. Были построены многочисленные мечети, изучение Корана оказалось в центре внимания нации, а клирики среднего звена получили новую роль как лидеры общины, говорится в статье.

«Одним из менее известных аспектов «Кампании за исламскую веру» было внедрение в мечети сотрудников военной разведки, — утверждает Ортон. — К моменту падения правительства Хусейна органы безопасности глубоко прониклись салафизмом».

Именно эти подвергшиеся влиянию салафизма бывшие сотрудники военной разведки — во главе с Самиром аль-Хлифави, известным как Хаджи Бакр, который стал так называемым заместителем халифа и был убит в 2014 году — планировали масштабное проникновение «Исламского государства» в Сирию, говорится в статье.

«Исламское государство» не возникло в результате свержения режима Саддама Хусейна — это «жизнь после смерти» саддамовского режима», — заключает Ортон.

24 декабря 2015 г.

Кайл Ортон | The New York Times

Источник — inopressa.ru

Турецкий фактор для России

turkey flagТурция обнадежила Баку, заявив о том, что готова содействовать возвращению Нагорного Карабаха в лоно Азербайджана. Армения считает этот район исконно своим и намерена его защищать. Значит, возвращение Нагорного Карабаха в лоно Азербайджана лежит через войну. И Турция толкает к этому. В районе Степанакерта и Агдама посвистывают пули, нет-нет, да и грохнет артиллерийский залп.

И Армения, и Азербайджан чрезвычайно важны для России. Они небезразличны и для меня. Я люблю и то, и другое государство. Азербайджан — это транзитный район для коммуникаций, проходящих сквозь колоссальные пространства с Востока на Запад, часть будущего китайского шелкового пути. Каспийское море, соединяющее Россию и Азербайджан, богато запасами рыбы. Азербайджан наполнен нефтью, газом, Россия связана с этими месторождениями своими нефте- и газопроводами. Многомиллионная азербайджанская диаспора, живущая в России, в Москве, очень влиятельна в торговле, в культуре, в политике.

Армения — также дружественная, стратегически важная для России страна, член Евразийского союза. Армянская диаспора, столь же многочисленная и влиятельная, представлена блестящими деятелями науки, культуры, политики. В Армении находится военная российская база. Если, не дай Бог, полыхнет конфликт в этом регионе, запылают огромные пространства. Конфликт тут же переметнется в центр России. Пусть не в военной, но в идеологической и психологической фазах.

Распад Советского Союза начался с вражды между этими двумя республиками. Тогда Горбачев отмахнулся, сказал, что Центр не будет вмешиваться, что конфликт должны решать сами республики. И они стали решать его с помощью боевиков. В те годы я, писатель, оказался в самом центре этого конфликта. Видел, как он развивался: фугасы на дорогах, засады, снайперы, жестокая расправа с пленными с обеих сторон…

Тогда в Армении и в Азербайджане находились две советские армии, нацеленные на удержание южных рубежей Советского Союза. Во время перестройки эти армии жили трудно, они разлагались. Офицерам не выплачивали зарплату. Из обеих армий враждующие стороны рекрутировали офицеров-добровольцев, которые на полях Нагорного Карабаха сталкивались, стреляли друг в друга. Впервые офицеры одной великой армии, учившиеся в одних и тех же военных вузах, палили друг в друга. Второй подобный пример, совсем недавний, — Донбасс.

Повторяю, обе эти республики: и Азербайджан, и Армения, — не чужды для меня. В Азербайджане в окружении азербайджанских сел есть русские села моих предков молокан, которые издавна живут в дружбе, в братских отношениях с азербайджанцами. Тогда, в грозные дни конфликта, вертолет принес меня в деревню Русские Борисы, населенные молоканами. Мы ели молоканскую лапшу, прислушиваясь к грохоту выстрелов за окнами деревенских домов.

В Армении, в Бюракане, армянские астрономы подводили меня к телескопам и показывали восхитительные бриллиантовые миры ночных звезд. А в Эчмиадзине я ставил свечу в помин моих усопших предков и во здравие моих милых, живущих рядом со мной. Эчмиадзин — моя духовная святыня. Мне было бы страшно опять видеть схватку двух кавказских стран.

Сегодня Турция в своей вражде с Россией вбрасывает геополитические козыри. Заявляет, что она за целостность Украины, что Крым с крымскими татарами — неотъемлемая часть Украины. Турция очень влиятельна среди татарского населения. И, не приведи Господь, если она начнет снабжать население оружием и призывать его к восстанию. В Турции опять заговорили о Великом Туране, о той концепции, которая в 90-х годах разрасталась до непомерных размеров. Это концепция турецкого влияния среди всех тюркских народов Средней Азии, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, а также российского Поволжья. Она стихла. Но вот вновь начинает разгораться, что грозит России неурядицами и бедами.

Турки сбили наш бомбардировщик. Турецкий сейнер едва не врезался в наш сторожевой корабль. Когда возникают всевозможные геостратегические инсинуации, в сознании нашего народа воскресают давнишние воспоминания о непрерывных русско-турецких схватках, войнах на Средиземном и Черном морях, о сухопутных походах, будь то крымские степи или Балканские и Карпатские горы.

В моей семье, которая ведет свой род с Кавказа, тоже живут эти воспоминания. Семейное предание рассказывает, как мой дед, офицер, в горах Кавказа под Карсом прямой наводкой расстрелял атакующую турецкую пехоту, за что был награжден «Золотым оружием». Эту награду вручал ему в Тифлисе Великий князь.

Вражда между Арменией и Азербайджаном чрезвычайно опасна. Отношения России и Турции сегодня достигли такой черты, что если мы перейдем ее, то конфронтация может привести к опасным военно-стратегическим столкновениям. Или же усилиями нашей блестящей дипломатии, дипломатии Лаврова, мы сумеем проснувшихся джиннов русско-турецкого соперничества и вражды загнать в черную бутылку исторического времени.
24 декабря 2015

Источник — zavtra.ru

В городе Мумбаи (Индия) состоялось 74-пленарное заседание Международного консультативного комитета по хлопку (МККХ), полноправным членом которого является Республика Узбекистан.

cotton-grassХолдинговая компания «Узпахтасаноатэкспорт» провела свою презентацию в рамках международной хлопковой конференции в Индии

В городе Мумбаи (Индия) состоялось 74-пленарное заседание Международного консультативного комитета по хлопку (МККХ), полноправным членом которого является Республика Узбекистан. В работе форума приняли участие представители государств-членов и международных организаций, а также делегаты других стран, не входящих в МККХ.

В ходе пленарного заседания Председатель правления ХК «Узпахтасаноатэкспорт» А.Камалов проинформировал присутствовавших о поступательном развитии Узбекистана, стабильно высоких темпах роста и диверсификации экономики, повышении промышленного потенциала республики.

Особое внимание участников форума было обращено созданию в Узбекистане единой, базирующейся на корпоративных методах управления холдинговой компании «Узпахтасаноатэкспорт», объединившей в себе деятельность по приемке и переработке хлопка-сырца, производству и экспорту хлопкового волокна, производству хлопкового масла, научным исследованиям в хлопковом секторе. Было отмечено, что основными целями и задачами новой компании является повышение качества хлопковой продукции, совершенствование технологии первичной переработки хлопка и семян хлопчатника, повышение экономической эффективности данного сектора.

В выступлении отмечалось, что в стране последовательно осуществляются структурные преобразования в хлопковой промышленности, которые находят свое отражение в повышении имиджа и конкурентоспособности узбекского хлопкового волокна на мировом рынке. При сохранении стабильного производства волокна также растут объемы его внутренней переработки на отечественных текстильных предприятиях.

Следует отметить, что участники мероприятия высоко оценили усилия республики по внедрению принципов корпоративного управления хлопковой отраслью, что позволит обеспечить рост экономической эффективности хлопкового сектора, повысить реальные доходы фермерских хозяйств, хлопко- и маслоперерабатывающих предприятий. Делегатами пленарного заседания также был отмечен большой вклад узбекских ученых, хлопководов и селекционеров в развитие мировой хлопковой отрасли.

По итогам презентации представители руководства МККХ и международные эксперты поделились своими оценками и комментариями в интервью корреспонденту ИА «Жахон».

Дж.Сетте, исполнительный директор МККХ:

— Узбекистан является одной из ключевых стран мира, имеющей высокий потенциал в вопросах производства, переработки и экспорта хлопкового волокна. Ознакомившись с презентацией узбекской делегации, хочу отметить, что объединение всего хлопкового комплекса республики в холдинговую компанию «Узпахтасаноатэкспорт» послужит дальнейшему развитию хлопковой отрасли.

Во время участия на прошедшей в октябре этого года 11 международной узбекской хлопковой ярмарке, я в полной мере ощутил усилия руководства вашей страны по формированию открытых и транспарентных механизмов торговли хлопком. Трансформация этой отрасли в сторону коммерческих и корпоративных отношений послужит укреплению позиций Узбекистана на мировом рынке.

А.Гитчунс, директор департамента торгового анализа МККХ:

— Узбекистан занимает важное место в международном сотрудничестве по производству и экспорту хлопка. Большой интерес привлекла информация о формировании холдинговой компании «Узпахтасаноатэкспорт», объединяющей в себе производителей хлопкового волокна, масла, генерального экспортера и научно-исследовательский центр. Я уверен, что внедрение корпоративных методов управления в этой отрасли послужит развитию всех его структурных подразделений и обеспечит повышение качества хлопкового волокна.

Мы считаем, что деятельность ХК «Узпахтасаноатэкспорт» будет весьма успешной. Это особенно актуально сегодня, в век острой конкурентной борьбы в данном направлении. Наш комитет дорожит сотрудничеством с Узбекистаном, подтверждением чего является его участие в ежегодно проводимой в вашей стране хлопковой ярмарке.

Э.Макдональд, консультант компании «AMCOM», председатель Комитета по стандартизации и инструментальному тестированию хлопка:

– Я рад отметить большой вклад Республики Узбекистан в развитие мировой системы оценки качества хлопкового волокна. Большой интерес вызывает информация о результатах научных исследований, проводимых узбекскими отраслевыми научными центрами по разработке и внедрению новых селекционных сортов, технологического оборудования для первичной переработки хлопка, лабораторных приборов по определению показателей качества продукции.

Профессор К.Бансал, директор Индийского института сельскохозяйственных исследований:

– Научные разработки, проводимые в Узбекистане, очень актуальны и современны. Республика располагает самой большой в мире коллекцией гермоплазмы хлопчатника. Мы поддерживаем усилия вашей страны по программам обмена ресурсами со странами мира на равноправных условиях.

 

 

 

 

 

 

 

Кто главный защитник христиан на Ближнем Востоке?

Турция неожиданно для себя может оказаться «гонителем» религиозных меньшинств

Чем ближе начало переговоров по политическому урегулированию в Сирии — тем чаще в мире стали вспоминать несчастных ближневосточных христиан. Вслед за американским католическим епископатом, общественными деятелями и политиками, которые последовательно требуют от администрации президента США Барака Обамы признать злодеяния террористов ДАИШ (ИГИЛ — структура, запрещенная в России) против религиозных меньшинств на Ближнем Востоке в качестве геноцида, подключаются лоббисты из Великобритании. Как сообщает лондонский католический портал Catholic Herald, более 60 парламентариев подписали письмо к премьер-министру Дэвиду Кэмерону с просьбой оказать давление на ООН в целях признания убийства христиан и других меньшинств на Ближнем Востоке геноцидом. «Это не просто вопрос семантики, — говорится в обращении. — Есть два резона. Во-первых, такое решение ООН станет четким сигналом для тех, кто организует и осуществляет эту бойню, что в будущем они понесут ответственность перед международным сообществом за свои действия — будут пойманы, преданы суду и наказаны. Во-вторых, это будет стимулировать 127 стран, подписавших Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принять необходимые меры, чтобы предотвратить злодеяния». Напомним, что в октябре этого года британское правительство согласилось рассмотреть вопрос о признании «резни и изгнания христиан с Ближнего Востока» исламистскими террористами в качестве геноцида, хотя представители кабинета дали понять, что им не очень хотелось бы использовать этот термин.

Единственным государством на Ближнем Востоке, которое защищает и помогает местным христианам, называет себя Израиль. Об этом на днях заявил израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху, который охарактеризовал еврейское государство как «дружественную страну» для христиан, представив последних «жертвами насилия и дискриминации мусульманского большинства», передает ватиканское информационное агентство Agenzia Fides. Соображения израильского премьер-министра о положении религиозных меньшинств на Ближнем Востоке были изложены в его видеообращении к участникам ежегодного собрания Израильского христианского рекрутингового форума. Эту организацию возглавляет греко-православный израильский священник Гавриил Наддаф, и она способствует привлечению в ЦАХАЛ рекрутов-христиан. Нетаньяху похвалил и поблагодарил участников Форума за их деятельность, отметив, что благодаря их работе число солдат-христиан в израильской армии постоянно растет, а 200 новобранцев в этом году представляют собой существенный рост по сравнению с показателями предыдущего года. «Вы очень хорошо знаете, — заявил Нетаньяху, — что наш регион объят пламенем войны, христиане в Ираке, Сирии и, к сожалению, Палестинской автономии страдают от радикального ислама. Их общины подвергаются гонениям, многие люди потеряли жизни за свою веру. Радикальный ислам не делает никакой разницы между христианами, иудеями и мусульманами, которые отвергают этот вид экстремизма. Для джихадистов они все неверные, которых нужно убить. Сегодня более чем когда-либо становится ясно, кто является единственным государством на Ближнем Востоке, которое защищает меньшинства, где христиане живут в мире и где их община растет: это Израиль».

С начала «арабской весны» и в особенности выхода на белый свет ДАИШ положение ближневосточных христиан варьировалось в диапазоне от «плохо» до «ужасно». Первыми приняли удар египетские копты, но они же благодаря поддержке переворота в 2013 году, который осуществила армия во главе с генералом ас-Сиси, первыми вышли на более-менее стабильную ситуацию. При все еще удручающей ситуации в Ираке, откуда с равнины Ниневии боевики ДАИШ выгнали местных христиан, последние смогли найти пристанище у курдов. И если считать Иракский Курдистан де-факто состоявшимся государством, то оно второе, помимо Израиля, которое помогает выжить религиозным меньшинствам и даже предлагает им какую-то перспективу на будущее. Пока что не видно никакого просвета для христиан Ливии, более того, по всей видимости, их положение будет только ухудшаться по мере выдавливания джихадистов из Сирии и Ирака. В самой Сирии что-то начало меняться к лучшему после того, как в страну по приглашению президента Башара Асада вошла Россия, вслед за ней подтягиваются Франция и Германия, активизировал свои усилия альянс во главе с США. Однако тревогу вызывает создание так называемой «исламской коалиции против терроризма» во главе с Саудовской Аравией и при участии Турции. Во-первых, ее исламская составляющая в подавляющем большинстве случаев ограничивается суннитами, что грозит в перспективе эскалацией религиозного конфликта в самой мусульманской среде. Во-вторых, геополитические амбиции Эр-Рияда, по мнению большинства католических экспертов, в настоящее время связаны преимущественно с Йеменом.

Поэтому, похоже, Сирией и Ираком, где свирепствует ДАИШ, придется заниматься не «исламской коалиции», а другим. В этом контексте признание на уровне отдельных стран Запада или ООН происходящих там преступлений джихадистов в качестве геноцида будет иметь важные последствия не только с гуманитарной точки зрения. Особенно для Турции. Когда режим Эрдогана — Давутоглу только начинал развивать политику «неоосманизма», это воспринималось как отход от светской идеологии основателя современной республики Кемаля Ататюрка и укрепление религиозного фактора в жизни страны. Некоторые говорили, что в Турции идет исламизация, хотя и звучало это странно — если турки исповедуют ислам, то было бы странно ставить им в вину подобное. Но затем правящий режим раскрыл свои настоящие амбиции. Анкара заговорила о несогласии с мироустройством Ближнего Востока в границах договора Сайкса — Пико и стала претендовать в регионе на роль бывшей Османской империи. И если раньше Эрдогана в прессе называли «султаном» только в кавычках, то ныне президент ведет себя так, будто хочет эти кавычки отбросить. Как пишет польский католический портал Polonia Christiana, турецкий «президент сохраняет неограниченную власть и строит тоталитарное государство, в котором центральную роль играет ислам. Шаг за шагом он делает государство все менее светским, что нравится большинству суннитов, лавирует между Западом и ДАИШ, контролируя хаос, вызванный европейским миграционным кризисом, поскольку эта волна идет в основном с Босфора… Ведь это диктатура, в которой граждане не турецкого происхождения и не придерживающиеся суннизма выталкиваются на периферию общества. Курды, шииты, армяне, ассирийцы, католики, протестанты подвергаются притеснениям. У Католической церкви нет даже юридического статуса».

До сих пор Анкара не сталкивалась с серьезной и массированной критикой за нарушение прав религиозных меньшинств. Но ситуация может измениться в любой момент. Турецкая оппозиционная газета Hurriyet Daily News в одном из последних номеров опубликовала репортаж о том, как около 45.000 христиан, которые бежали из Сирии и Ирака в Турцию, вынуждены скрывать свою религиозную идентичность. Большинство из этих армян, сирийцев и халдеев, исповедующих христианство, сейчас живут в небольших анатолийских городках. Сирийский и армянский патриархаты в Стамбуле, общественные организации оказывают поддержку беженцам, но проблемы последних выходят далеко за рамки финансовых трудностей. Для армян ситуация имеет историческое измерение, так как они возвращаются на земли, которые их предки были вынуждены покинуть 100 лет назад. Однако на виду и в общественных местах эти беженцы вынуждены притворяться мусульманами, скрывая христианские символы. Если такие репортажи, как процитированный выше, начнут появляться каждый день и не только в турецких изданиях, но и в иностранных, если к ситуации будет привлечено внимание международных неправительственных организаций и правозащитников, если судьба религиозных меньшинств в Турции станет предметом рассмотрения и принятия заявлений на уровне парламентов влиятельных мировых держав — как долго продержится режим Эрдогана — Давутоглу, который и так сталкивается с начавшимися центробежными процессами в юго-восточных провинциях страны? Особенно в случае признания на уровне ООН проблемы геноцида христиан на Ближнем Востоке, что неизбежно еще раз поднимет на поверхность историю столетней давности с Геноцидом армян, греков и ассирийцев в Османской империи. Так что сегодня вслед за сирийским и иракским христианством на передний план геополитической борьбы начинает выдвигаться христианство Закавказья, прежде всего, армянское, при определенных обстоятельствах, возможно, и грузинское.

Станислав Стремидловский

Анкара, 22 Декабря 2015,

Источник — REGNUM

О проблемах евразийской интеграции

Евразес-5ЕАЭС: развитие через испытания?

Миллионы людей на постсоветском пространстве уже весьма скоро будут поднимать бокалы с игристым вином, произнося тосты и приветствуя наступающий Новый год. Между тем, помимо любимого всеми новогоднего праздника, с боем курантов возникнет повод отметить еще одну примечательную дату – годовщину начала официального функционирования нового регионального объединения – Евразийского экономического союза.

Впрочем, наша жизнь так устроена, что к хорошему привыкаешь быстро, и большинству из нас кажется, что хорошие новшества существовали всегда. Вот и с Евразийским экономическим союзом произошла подобная метаморфоза.

С далекого декабря 1991 года, когда сначала в Беловежской пуще, а затем в Алма-Ате бывшие пламенные коммунисты поставили свои подписи под смертным приговором СССР, выросло уже целое поколение тех, кто не застал в сознательном возрасте ту сильную державу, которая была общей Отчизной множества наших народов. С тех пор год за годом политические элиты стран Содружества независимых государств (СНГ), созданного на обломках СССР, постоянно твердили о необходимости продвижения интеграции. Сотни тысяч патетических речей, десятки тысяч подписанных межгосударственных документов, миллионы надежд граждан наших стран, – мы все были свидетелями этому.

Но СНГ не оправдало возлагаемых на эту структуру надежд. Впрочем, этому не стоит удивляться. Притворство может быть полезно ограниченному контингенту политиков, но большинству людей оно обычно приносит только вред.

Те, кто долгие годы закрывал глаза, например, на действия политиков Киева, не подписавших даже Устава СНГ, и, параллельно с заверениями об интеграции, проводивших курс на насаждение совершенно иных ценностей в обществе, тоже должны нести свою долю вины за кровь, пролитую на Майдане и юго-востоке Украины.

Лишь инициативы Москвы, а вовсе не Астаны, по формированию, пусть усеченного по числу участников и сферам сотрудничества, но все же дееспособного регионального объединения – Евразийского экономического союза можно рассматривать как продуктивную попытку переломить негативные тренды. На первых порах, не без труда Евразийскому экономическому союзу удалось достичь немалых успехов. Были согласованы принципиальные вопросы экономического взаимодействия тройки лидеров: России, Белоруссии и Казахстана. Появился на свет первый общий нормативный акт, не из арсенала международного права – Таможенный кодекс Евразийского экономического союза.

Начала работу Евразийская экономическая комиссия – наднациональный орган, против самого факта существования которого под флагом борьбы за отстаивание абсолютного суверенитета так отчаянно боролись противники интеграции. На протяжении первых лет существенно стал расти внутренний товарооборот стран Таможенного союза.

Мы могли наблюдать как количественный, так и качественный рост нового регионального объединения. Выполнив необходимые процедуры, к Евразийскому экономическому союзу присоединились Армения и Киргизия. Шаг за шагом, ступенька за ступенькой интеграция поднималась на новые рубежи сотрудничества. Снятие большинства барьеров для свободного передвижения граждан в рамках пространственных границ новой структуры быстро стало привычным и даже воспринимается сегодня как само собой разумеющееся. Многим стало казаться, что процесс приобрел устойчивый и необратимый характер.

Но, к сожалению, не все мечты сбываются. Ведь Евразийский экономический союз не уничтожил в одночасье тех извечных зол, которые, в частности, похоронили в свое время СССР.

Ни безудержная алчность региональных республиканских элит, ни их стремление быть полными хозяевами в своих «вотчинах», ни планы наших геополитических конкурентов на мировой арене – не канули в Лету.

Даже наоборот, многие из этих слагаемых негативного дезинтеграционного тренда только укрепились.

Если во времена позднего Союза региональные элиты еще побаивались вызова «на ковер» на Старую площадь в Москве и поэтому старались хотя бы публично маскировать свой эгоизм, то ныне в новых суверенных государствах по большому счету препятствий для злоупотребления властью не так много. Причем эти злоупотребления в условиях значительного, а порой и полного контроля над информационной средой, всегда можно оправдать национальными интересами либо борьбой с происками «коварных соседей». Подлинным же зарубежным кукловодам благодаря эпохе безвременья и смуты, начавшейся с Горбачева и продолжавшейся все 90-е годы, теперь даже не надо засылать в наши страны своих агентов влияния. Многочисленные когорты прикормленных грантами и анархией финансовых оффшоров волонтеров готовы продать свои услуги даже дьяволу, не говоря уже об американском Белом доме.

Свою роль сыграли и ошибки в процессе работы над совершенствованием деятельности Евразийского экономического союза. Характерной чертой современных международных отношений, отравленных ядовитой инъекцией стран циничного Запада, является практика навязывания всем и вся собственных правил игры. И попытка не замечать этой очевидной истины, ссылаясь на некую книжную теорию, в свою очередь, заимствованную из западных учебников, только мешает. Нет, и не может быть никакой «китайской стены» между политическими и чисто экономическими сферами жизни общества. Поэтому-то подход, ныне преобладающий в работе Евразийского экономического союза, и дает сбои.

Санкции против России были применены сразу во всех сферах, включая и экономические отношения. Наши же партнеры по Евразийскому экономическому союзу продолжают делать вид, что это их не касается.

Более того, они зачастую пытаются воспользоваться трудностями России, потворствуя, а то и прямо поощряя контрабанду тех товаров из стран Запада, которые попали под ответные санкции Москвы. Не видно конструктивного подхода и в сфере административного регламентирования деятельности Евразийской экономической комиссии. Под предлогом формального равенства наши соседи пытаются продвинуть на ответственные посты в этом органе своих кандидатов, зачастую исходя не из наличия у последних высоких профессиональных навыков, а просто в силу стремления продемонстрировать России, что они не позволят ей, как они любят выражаться, – «действовать как «старший брат». Между тем народнохозяйственные комплексы ряда стран-участниц Евразийского экономического союза либо вовсе не имеют, либо имеют в неразвитом состоянии те отрасли экономики, в которых предстоит наладить взаимодействие. Естественно, что требование формального равенства здесь на практике приводит к ухудшению профессионализма в работе наднационального органа.

Отсюда, как нам представляется, и проистекают разные предложения, например о том, что следует подумать о создании валютного объединения в Евразийском экономическом союзе. При всей привлекательности этой идеи в теоретическом плане, она, на самом деле, еще долго будет оставаться лишь предметом абстрактных обсуждений экспертов, поскольку реально ни одна из стран Евразийского экономического союза на практике не готова даже в среднесрочной перспективе отказаться от своих суверенных прав регулирования финансовой сферы.

Всему отмеченному не стоит особо удивляться, ведь Россия вынуждена работать с теми партнерами, своими соседями, которые были прямо причастны к развалу Союза. В отдельных государствах с той поры даже лидеры остались неизменными. Но признать содеянное ими ошибочным им никогда не придет в голову. Они просто не могут этого сделать из-за боязни разрушить тот миф о необходимости «избавления от имперского гнета», благодаря которому в том числе они и находятся у власти.

Но не стоит посыпать голову пеплом.

Так было испокон веков. Все готовы угождать России в те благополучные времена, когда от нее можно что-то получить. И многие при этом легко отворачиваются от Москвы в годину испытаний.

Даже несмотря на то, что только Белоруссия за счет самых разных дотаций, субсидий и преференций, предоставленных этой республике Москвой, получила помощи на сумму свыше 100 млрд долларов, эта практика будет только расширена.

Например, по уже достигнутым соглашениям, начиная с 2016 года, таможенные пошлины от экспорта Белоруссией выработанных из российской нефти нефтепродуктов целиком и полностью должны будут оставаться в бюджете этой республики. А это не один и даже не два миллиарда долларов, с которыми распрощается Россия.

Не отказалась Москва и от порочной советской практики прощения прежних долгов. Например, Киргизии, в рамках переговоров о ее вступлении в Евразийский экономический союз в 2012 году, Москва списала ее задолженность в размере почти полмиллиарда долларов.

Тем не менее, Евразийский экономический союз, возможно, лишь получит дополнительную закалку в нынешний кризис. Да, внутренний товарооборот стран объединения упал. Но это произошло, в первую очередь, вовсе не из-за санкций, а в силу действия общемировых тенденций, включая резкое падение мировых цен на товары минерально-сырьевой группы.

Но ведь для того и создавался Евразийский экономический союз, чтобы общими усилиями попытаться вырваться из сырьевой парадигмы развития.

И как знать, не будь данного объединения, последствия изменений на мировых рынках возможно, были бы еще более чувствительными для наших стран…

Поэтому не стоит поддаваться на провокации наших недругов и недоброжелателей. Любой негатив эти злопыхатели объясняют исключительно последствиями вступления своих стран в данное объединение. В целом ряде случаев такой позиции поддакивают и политические круги государств-участниц Евразийского экономического союза…

При этом нельзя не заметить, что веру в хорошие перспективы Евразийского экономического союза зачастую можно больше обнаружить у тех государств, которые не входят в его ряды. После того как в 2015 году было заключено соглашение о создании зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Вьетнамом, в Евразийскую экономическую комиссию было подано уже свыше 30 аналогичных заявок-предложений от разных стран.

Определенные, хотя пока и не совсем однозначные перспективы открывает перед развитием Евразийского экономического союза предложенный Китаем проект «Экономического пояса нового Великого шелкового пути». Для нашего восточного соседа этот проект – своего рода исторический реванш. Как и полторы тысячи лет назад Восток вновь перехватывает лидерство у Европы. Китайский локомотив не просто планирует повезти свои товары по возрожденным на новых технологиях транспортным магистралям. Эти магистрали, эти маршруты – всего лишь каркас, на котором планируется, как на скелете, нарастить плоть новых хозяйственных объектов.

Пекин несколько лет назад начал масштабную перестройку своей прежней экономической и политической стратегии. Прежние подходы, предполагающие ориентированную на экспорт «мировую фабрику», перестали давать полноценный экономический прирост. А это может усугубить внутреннюю нестабильность.

Ведь в Китае за последние три десятилетия существенное улучшение жизни затронуло далеко не все провинции страны. На экспорт работали в основном приморские территории, а вот глубинка, особенно на северо-западе, не могла похвастаться серьезными успехами в своем развитии. А с учетом национального состава этих провинций, риск их дестабилизации возрастал.

Руководство КПК нашло весьма мудрое решение этой проблемы. Китай решил открыть для своих северных и западных провинций новый коридор возможностей в виде этого масштабного экономического проекта. В случае его успешной реализации, у населения этих провинций появятся новые рабочие места, и в их умы станет труднее привносить антиправительственные сепаратистские и националистические идеи.

Сегодня на повестке дня стоит задача – органично соединить российский и китайские проекты. Если это удастся, то буквально в сердцевине Евразии будет образован новый мощный центр влияния, не считаться с которым уже никто на нашей планете не сможет.

А поэтому унынию предаваться не стоит. Хороший клинок лишь закаляется в горниле, постоянно подвергаясь ударам молота. В итоге он и приобретает необходимую твердость. Так и с нашими проектами межгосударственного сотрудничества. Пока молот держит уверенная рука российского кузнеца, любые трудности можно преодолеть.

Аждар Куртов – главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии»
18.12.2015

Источник — stoletie.ru

Азербайджанское общество не хочет повторения в их жизни трагедий, которые за собой влекут радикальные перемены.

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн информаицонно-аналитического центра «Этноглобус», редактор русского раздела американо-турецкого ресурса turkishnews.com, представитель российского центра  Льва Гумилева в АзербайджанеGulnara-2

Последние скандальные кадровые изменения в МНБ сыграли в пользу нынешних властей и укрепили доверие граждан, особенно среди среднего и малого бизнеса, которые, по мнению следствия, находились под давлением данной структуры.

Этот шаг должен  укрепить  связь между гражданами и властями, также доверие к государству. Этот фактор очень важен в обстановке , когда в стране фактически отсутствует оппозиция.

Азербайджану удается вести сбалансированную политику с силами и государствами с разными геополитическими интересами, которые используют разные рычаги давления на официальный Баку.

Азербайджанская оппозиция дискредитировала себя уже давно, соответственно потеряла силу и поддержку как внутри страны и для заинтересованных сил. Сейчас заинтересованными сторонами используются НПО, сетевые ресурсы, через которых продвигаются собственные интересы. Отдельные персоны, являются агентами влияния в Азербайджане, которые получают различные премии и награды, чем и оплачиваются их «труды». По достоверным данным , радикальные исламисты  вознаграждают журналистов, выступивших в СМИ против влиятельных лиц Управления Мусульман Кавказа. Кстати, следует заметить, что в прошлом году исламисты, находящиеся в заключении в Азербайджане, впервые были включены в список политзаключенных, подготовленный ЕС.  Заметим, что всем осужденным исламистам, инкриминируется шпионаж в пользу Ирана.  Но, исламским элементом, в разных его оттенках, как уже известно, используют и США, и Россия, и Иран, и ЕС, и Саудовская Аравия, и Израиль.

Также с 2013 г. этнический вопрос используется как рычаг давления на Азербайджан, разные структуры в Европе и США рапортовали о якобы имеющем месте этнической  и религиозной дискриминации в стране, даже в одном докладе речь шла об антисемитизме. Здесь следует заметить, что ранее  Азербайджан приводился как пример отсутствия самого понятия антисемитизм.

Также, последние годы азербайджанская оппозиция пытается сотрудничать и привлечь в свою сторону этнические меньшинства , проживающие в Азербайджане и политизированных мусульман. Но, в итоге рядом с оппозицией оказались отдельные одиозные персоны.  Для подтверждения вышесказанного можно привести поддержку со стороны отдельных оппозиционных лидеров последние события в Нардаране.

Конечно, последние годы много молодых людей получают образование на Западе, где среди них готовят «своих» людей в оппозиционной среде Азербайджана. Но, здесь следует отметить недемократичное взаимоотношение в традиционных азербайджанских семьях, где присутствует диктат родителей. Дети не имеют голоса, даже достигнув совершеннолетия. Родители за детей решают, где им учиться, на ком жениться (или выйти замуж) и т.д. Естественно , такие семейные взаимоотношения копируются и в общественное сознание. Соответственно молодые политики , получившие европейский закал не могут продвинуться вперед, повести за собой даже молодежь, которая живет по родительскому проекту.

На митинги, объединенный в Национальный Совет (НС) азербайджанской оппозиции собираются не более 2000 недовольных. В 2013 г. оппозиционные лидеры, осознавая свое бессилие, дабы сохранить свое лицо председателем НС избрали известного ученого Джамиля Гасанлы, который из в одночасье из ученого превратился в политика. Но он до того времени был безызвестен широким массам и западным силам, ратующим за демократизацию Азербайджана, не удалось его превратить в харизматичного лидера.

Определив для Дж.Гасанлы роль  лидера, оппозиция , пыталась сбросить со своих плеч ответственность за свою неспособность прийти к власти уже более двадцати лет.

В ноябре прошли парламентские выборы,  и азербайджанская оппозиция вновь провела свои митинги. Интересно, что азербайджанская оппозиция рада, что на их митингах собираются малочисленные граждане.  Учитывая сложные геополитические процессы, крупномасштабные акции могут привести непредсказуемым результатам.  Вывести людей на улицу легко, но вернуть их в свои дома, не допустить нарушения правопорядка, предотвратить провокации требует наличие сильного, харизматичного лидера, которого как говорилось выше, отсутствует у оппозиции.

Также оппозиция не жаждет прийти к власти, так как не имеет команду, программу, политический опыт и поддержку в народе.  Их приход власти , если это произойдет, понесет за собой  нарушение стабильности.  С другой стороны, в статусе оппозиции они получают дивиденды как внутри страны, также на Западе. Для подтверждения этих слов, приведем один пример-оппозиционные СМИ Азербайджана получают государственные гранты,  премии, что подтверждает их несамостоятельность.

Азербайджанские власти фактически действуют без оппозиции. Официальному Баку оппонируют  силы и страны, пытающиеся диктовать свои условия. Также региональные и геополитические  процессы становятся естественными оппонентами азербайджанским властям.

Конечно, среди населения есть недовольные нынешними властями, но они не доверяют оппозиции и не видят третьего пути, поэтому оставаясь перед выбором, дают предпочтение  нынешним властям. Азербайджанское национальное сознание государствообразуещее, оно всегда будет против хаоса, беспредела, поддерживая стабильность, мирную жизнь, при этом закрывая глаза на имеющие место негативным явлениям, которые, безусловно, имеются, но это тема отдельной статьи. Анализ и наблюдения показывают, что официальные власти используют технологии управления государством и общественным сознанием, при этом пользуясь исторической памятью, этнопсихологией нации.

Власти признают свои недостатки, это в первую очередь проблемы в образовательной системе, которые исправляются последним назначением нового министра образования. Проблемы образования привели нехватке квалифицированных кадров, что было отмечено главой президентской  администрации  Азербайджана Рамизом Мехтиевым. Власти прекрасно осознают, что молодежи , получившей образование за рубежом часто промывают мозги, превращая их в своих агентов влияния других стран в Азербайджане.

Главное , Азербайджану нужно опережать события , а не идти за процессами.

С ЧУВСТВОМ СОПРИЧАСТНОСТИ К ПРОЦВЕТАНИЮ РОДИНЫ — под таким девизом в Ташкенте состоялся IV ежегодный Национальный форум негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана

uzbekistan qerbС ЧУВСТВОМ СОПРИЧАСТНОСТИ К ПРОЦВЕТАНИЮ РОДИНЫ— под таким девизом в Ташкенте состоялся IV ежегодный Национальный форум негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана

Его организатором выступила Национальная ассоциация негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана в тесном сотрудничестве с Независимым институтом по мониторингу формирования гражданского общества, Комитетом женщин Узбекистана, Экологическим движением, Общественным фондом по поддержке ННО и других институтов гражданского общества при Олий Мажлисе Республики Узбекистан и другими партнерами.

Национальному форуму ННО предшествовали региональные этапы, в ходе которых обсуждены вопросы повышения роли ННО в демократическом обновлении и модернизации страны, развитии социального партнерства в решении важнейших задач социальной защиты граждан, охраны их здоровья, окружающей среды, обеспечения занятости и других направлениях. В них приняли участие более 2,5 тысячи ННО и представители государственных органов. По итогам региональных форумов ННО заключили свыше 600 меморандумов и соглашений о социальном партнерстве с госорганами по реализации проектов в сферах  воспитания молодежи, повышения правовой культуры населения, обеспечения полноценного участия женщин в жизни общества, рационального использования природных ресурсов, развития добровольческой и благотворительной деятельности граждан в решении социально-гуманитарных вопросов на местах. Сегодня стороны уже приступили к выполнению данных соглашений.

Для участия в форуме в столицу съехались активисты ННО со всех регионов республики, чтобы вместе обсудить насущные вопросы, обменяться опытом, определить сферы взаимодействия с государственными органами в решении актуальных задач социально-экономического развития.

Программа IV Национального форума ННО была очень насыщенной.  Актуальные темы обсуждались как в формате «круглых столов», так и в неформальной обстановке. Отмечалось, что за прошедшие годы негосударственные некоммерческие организации стали важным фактором защиты демократических ценностей, прав, свобод и законных интересов граждан. Они создают условия для реализации ими своего потенциала, способствуют повышению общественной, социально-экономической активности и правовой культуры населения. Свыше 8 300 многообразных ННО республики не только смело воплощают свои идеи и замыслы в различных направлениях, но и участвуют в принятии органами государственного управления социально значимых решений, в процессе разработки и реализации законодательных актов, государственных программ и программ развития страны и общества. Важным фундаментом этой работы стала прочная правовая база, принятые на основе Концепции дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране законы «О социальном партнерстве», «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления», «Об экологическом контроле», закреплен в Конституции институт общественного контроля.

В первый день работы форума состоялось обсуждение,  посвященное формированию эффективной системы социального партнерства государственных органов и ННО, осуществления общественного контроля. Представители общественных организаций, госструктур определили точки взаимодействия, пути дальнейшего усиления партнерства прежде всего в тех сферах, которые непосредственно затрагивают права и законные интересы граждан, совместно определили перспективные направления и формы социального партнерства.

— Мы не раз становились победителями грантовых конкурсов Общественного фонда по поддержке ННО и других институтов гражданского общества при Олий Мажлисе Республики Узбекистан, — говорит руководитель центра «Машхур» Узбекистанского района Ферганской области Азиза Юлдашева. —  Благодаря этому реализовали ряд проектов по всесторонней поддержке женщин и молодежи. В нынешнем году 120 женщин обучили на бесплатных курсах по шитью, выпечке, парикмахерскому делу.  Сотрудничаем с хокимиятом, органами самоуправления граждан, комитетом женщин. В результате десятки жительниц нашего района занимаются надомным трудом. С большим воодушевлением встретили предложение главы государства назвать наступающий год Годом здоровой матери и ребенка. Мы намерены принять активное участие в разработке соответствующей программы и ее исполнении.

В рамках «круглого стола» участники форума разработали меры по взаимодействию предпринимателей и ННО в реализации общественно значимых проектов, повышению социальной ответственности бизнеса.

— Наша организация всемерно содействует начинающим предпринимателям в открытии предприятий и развитии семейного бизнеса, — говорит руководитель центра правовой, экономической и социальной помощи «Истиклол авлоди» Джизакской области Назифа Камалова. -Оказываем информационную, правовую помощь сельским женщинам. Ведем курсы, семинары по обучению домохозяек востребованным профессиям. Привлекаемые специалисты налоговых служб и банков информируют их о действующих в стране льготах и преференциях для предпринимательниц. Форум стал своеобразной площадкой для обмена мнениями, положительным опытом. Он дал возможность обсудить пути дальнейшего повышения эффективности сотрудничества с госорганами.  В частности, мы установили новые контакты с ними, получили необходимую информацию из первых рук. Внесли практические предложения по повышению активности ННО.

Необходимо отметить, что субъектам предпринимательства были представлены инновационные проекты ННО в рамках ярмарки «Социальное предпринимательство — требование времени».  Лучшие проекты будут реализованы на основе социального партнерства.

Отдельной темой обсуждения стало повышение роли и места ННО в расширении участия молодежи в построении гражданского общества, осуществлении демократических реформ. Подчеркивалось, что необходимо делать ставку на молодежь, которую сегодня отличают высокая правовая культура, активная гражданская позиция, стремление участвовать в управлении делами общества и государства.

ННО республики представили всю палитру накопленного опыта по активизации молодежи на местах. В настоящее время учащиеся образовательных учреждений по принципу «равный — равному» ведут широкую просветительскую работу среди сверстников.

Особое внимание уделено вопросам развития социального партнерства в сфере защиты прав женщин, обеспечения их полноценного участия в общественно-политической, социально-экономической, культурной жизни страны. Отмечалось, что все более возрастает роль ННО в разработке и реализации программ в сфере охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов, повышения эффективности природоохранной деятельности. Как показывает практика, экология является именно той сферой, где наиболее эффективно используются возможности социального партнерства.

По итогам обсуждений приняты итоговые документы в виде проектов — планов конкретных мероприятий. Обобщены предложения, поступившие от региональных организаций, и выработаны комп-лексные рекомендации для их рассмотрения и возможного включения в Государственную программу 2016 года.

Форум стал площадкой для эффективного диалога ННО и представителей госорганов. Заключены меморандумы и соглашения, совместно разработаны предложения по дальнейшему совершенствованию правоприменительной практики, законодательной базы развития институтов гражданского общества.

Кульминацией мероприятия стало награждение 62 победителей пятого и шестого грантовых конкурсов, объявленных Общественным фондом по поддержке негосударственных некоммерческих организаций и других институтов гражданского общества при Олий Мажлисе Республики Узбекистан.

На форуме отмечены  лучшие журналисты и редакции, освещавшие деятельность ННО в сфере социальной, материальной и моральной поддержки пожилых граждан и людей с ограниченными возможностями.

 


Новое столетие для Ближнего Востока,

НЬЮ-ЙОРК — Соединенные Штаты, Европейский Союз и ведущие Западные институты, такие как Всемирный банк, неоднократно задают вопрос, почему Ближний Восток не может управлять собой сам. Вопрос ставится честно, но без особого самосознания. В конце концов, самым важным препятствием для эффективного управления в регионе было отсутствие самоуправления: политические институты региона были парализованы в результате повторяющегося вмешательства США и Европы со времен Первой Мировой Войны, а в некоторых местах даже раньше.

Одного столетия достаточно. 2016 год должен ознаменовать начало нового века доморощенных Ближневосточных политик, направленных на срочное решение задач устойчивого развития.

Судьба Ближнего Востока в течение последних 100 лет была решена в ноябре 1914 года, когда Османская империя выбрала проигравшую сторону в Первой Мировой Войне. Результатом стал развал империи, где державы-победительницы, Великобритания и Франция, захватили доминирующий контроль над ее остатками. Великобритания, уже контролировавшая Египет с 1882 года, взяла эффективный контроль над правительствами современного Ирака, Иордании, Израиля и Палестины, Саудовской Аравии, в то время как Франция, уже контролировавшая большую часть Северной Африки, взяла под контроль Ливан и Сирию.

Формальные мандаты Лиги Наций и другие инструменты гегемонии были исполнены, чтобы обеспечить Британскую и Французскую власть над нефтью, портами, судоходными путями, и внешней политикой местных лидеров. То какой станет впоследствии Саудовская Аравия, произошло благодаря поддержки Великобританией Ваххабитского фундаментализма Ибн Сауда над арабским национализмом Хашимитского Хиджаза.

По окончанию Второй мировой войны США подняли интервенционистскую мантию после поддержанного ЦРУ военного переворота в Сирии в 1949 году, и другой операции ЦРУ по свержению Иранского Мохаммада Моссадыка в 1953 году (чтобы сохранить контроль Запада над нефтью страны). Такое же поведение продолжается по сегодняшний день: свержение Ливийского Муаммара эль -Каддафи в 2011 году, свержение Египетского Мурси в 2013 году, и продолжающаяся война против Сирийского Башара аль-Асада. В течение почти семи десятилетий, США и их союзники неоднократно вмешивались (или поддерживали внутренние перевороты), чтобы свергнуть правительства, которые не были в достаточной мере под их контролем.

Запад также вооружил весь регион, продав оружия на сотни миллиардов долларов. США установили военные базы по всему региону, и, повторив неудачные операций ЦРУ, оставили массовые поставки вооружения в руках жестоких врагов США и Европы.

Итак, когда Западные лидеры спрашивают арабов и других в регионе, почему они не могут управлять собой, они должны быть готовы к ответу: «За целое столетие ваши вмешательства подорвали демократические институты (отвергая результаты голосования избирателей в Алжире, Палестине, Египте и других местах); разожгли повторные, ставшие сегодня хроническими войны; вооружили самых жестоких джихадистов для вашего циничного торга; и создали поле смерти, что сегодня простирается от Бамако до Кабула».

Что же, тогда должно быть сделано для создания Нового Ближнего Востока? Я хотел бы предложить пять принципов.

Во-первых, и самое главное, США должны прекратить секретные операции ЦРУ, направленные на свержение или дестабилизацию правительств в любой точке мира. ЦРУ было создано в 1947 году двумя мандатами, один действующий (сбор разведданных), а другой разрушительный (секретные операции по свержению режимов, считающихся «враждебными» интересам США). Президент США может и должен правительственным указом прекратить секретные операции ЦРУ — и тем самым положить конец наследию «обратного удара» и хаоса, который они поддерживали, главным образом на Ближнем Востоке.

Во-вторых, США должны следовать своим, порой обоснованным, целям внешней политики в регионе посредством Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. Нынешний подход создания «коалиции желающих» во главе с США не только провалился; это также означает, что даже обоснованные цели США, такие как остановка исламского государства блокируются геополитическими соперниками.

США получили бы гораздо больше, поставив свои внешнеполитические инициативы на голосование Совета Безопасности. Когда Совет Безопасности отверг войну в Ираке в 2003 году, со стороны США было бы разумным воздержаться от вторжения. Когда Россия, являющаяся постоянным членом Совета с правом вето, выступила против поддерживаемого США свержения Президента Сирии Башара аль-Асада, США было бы разумно воздержаться от секретных операций по его свержению. А теперь весь Совет Безопасности объединится вокруг глобального (но не США) плана по борьбе с Исламским Государством.

В-третьих, США и Европа должны принять тот факт, что демократия на Ближнем Востоке принесет много исламистских побед на выборах. Многие из избранных исламистских режимов потерпят неудачу, как это случается со многими малоэффективными правительствами. Они будут свергнуты на следующем голосовании, или на улицах или даже местными генералами. Но неоднократные попытки Англии, Франции и США держать все Исламистские правительства без власти только блокируют политическое созревание в регионе, и тем самым безуспешны и не обеспечивают долгосрочных результатов.

В-четвертых, доморощенные лидеры от Сахеля до Северной Африки и от Ближнего Востока до Центральной Азии, должны признать, что наиболее важной проблемой, с которой сталкивается исламский мир сегодня, является качество образования. Регион сильно отстает от своих коллег со средним уровнем дохода в области науки, в математике, технологии инновации, предпринимательстве, развитии малого бизнеса, и (поэтому) создании рабочих мест. Без высококачественного образования мало шансов для экономического процветания и политической стабильности, где бы то ни было.

Наконец, регион должен решить свою исключительную уязвимость к деградации окружающей среды и его чрезмерную зависимость от углеводородов, особенно в условиях мирового сдвига к низкоуглеродной энергетике. Область с Мусульманским большинством от Западной Африки до Центральной Азии является крупнейшей в мире населенной засушливой областью, 5000-мильная (8000 км) полоса дефицита водных ресурсов, опустынивания, повышения температуры и отсутствия продовольственной безопасности.

В этом состоят истинные вызовы, стоящие перед Ближним Востоком. Раскол между суннитами и шиитами, политическое будущее Асада и доктринальные споры имеют решительно меньшее долгосрочное значение для региона, чем неудовлетворенная потребность в качественном образовании, профессиональных навыках, передовых технологиях и устойчивом развитии. Многие отважные и прогрессивные мыслители Исламского мира должны помочь пробудить их общества к этой реальности, и люди доброй воли со всего мира должны помочь им это сделать путем мирного сотрудничества и положить конец имперскому стилю войн и манипуляции.

Джефри Сакс (Jeffrey D. Sachs)

19.12.15

Источник — Project Syndicate

Всемирный банк опубликовал результаты независимого мониторинга использования детского и принудительного труда во время уборки хлопка в 2015 году в Узбекистане.

 Всемирный банк опубликовал результаты независимого мониторинга использования детского и принудительного труда во время уборки хлопка в 2015 году в Узбекистане. Особое внимание уделялось районам, где осуществляются конкретные проекты при поддержке Всемирного банка. В ходе мониторинга, который проводили специалисты Международной организации труда (МОТ), не было выявлено однозначных свидетельств тому, что бенефициары проектов, которые поддерживает Всемирный банк, во время сезона уборки хлопка 2015 года использовали детский или принудительный труд.

Как и в 2013 году, систематического использования детского труда по всей стране, в том числе – в районах, где идут проекты при поддержке Всемирного банка, обнаружено не было. Вместе с тем, и Всемирный банк, и МОТ серьёзно обеспокоены риском использования принудительного труда, связанного с организованным привлечением взрослых для уборки хлопка. Одним из выводов по итогам мониторинга МОТ стала необходимость дальнейших активных действий для устранения риска использования принудительного труда; также было отмечено, что наличие таких рисков признаётся партнёрами в Узбекистане.

«В 2015 году впервые стало возможным провести мониторинг использования принудительного труда взрослых в хлопководческой отрасли Узбекистана, заявил Сародж Кумар Джа, региональный директор Всемирного банка по Центральной Азии. Это служит свидетельством значительного прогресса в наших долгосрочных стратегических отношениях с властями Узбекистана. Конечная цель этих отношений помочь Узбекистану в реформировании практики использования трудовых ресурсов в хлопководстве, и поддержать диверсификацию и модернизацию сельского хозяйства страны в более широком смысле».

«Нас воодушевляет прогресс по ряду направлений, в частности – обязательства исключить практику применения детского труда, начать проведение кампании для повышения степени информированности населения и внедрения национального механизма обратной связи, а также эффект от недавно взятого правительством обязательства обеспечить, чтобы в период уборки хлопка медицинские учреждения, начальные и средние школы не закрывались и продолжали работать, добавил — Сародж Кумар Джа. — В то же время мы озабочены значительными рисками применения принудительного труда, которые были вскрыты во время мониторинга уборки хлопка, и мы продолжим совместную работу с правительством и партнёрами, чтобы принять действенные меры по снижению таких рисков. Необходимо сделать ещё очень много, но мы движемся в верном направлении».

Модернизация сельского хозяйства – одна из приоритетных целей для Правительства Узбекистана. Всемирный банк вместе с другими партнёрами в области развития участвует в конструктивном диалоге с властями страны, помогая им в разработке и реализации стратегии преобразования сельскохозяйственного сектора, который должен стать важным источником экономического роста, дохода для сельхозпроизводителей и качественных рабочих мест. Это – задача на длительную перспективу, и для её решения требуются действия по многим направлениям. Среди этих направлений – диверсификация сельскохозяйственного производства благодаря переходу от хлопководства к производству продукции с более высокой добавленной стоимостью, такой как молочные продукты, фрукты и овощи; либерализация хлопковой промышленности, в том числе – посредством приватизации; механизация уборки хлопка там, где это целесообразно; внедрение рыночных механизмов привлечения рабочей силы для сезонных сборщиков хлопка.

Всемирный банк надеется на продолжение работы с Правительством Узбекистана и с партнёрами в области развития для достижения этих целей на благо народа и экономики Узбекистана. Мы рады видеть, что Правительство снова подтвердило свою приверженность этим целям, которые были представлены в недавно принятом постановлении Кабинета Министров от 16 ноября 2015 года. В постановлении обозначены действия в следующих пяти областях:

дальнейшее совершенствование национальной законодательной базы, регламентирующей трудовые отношения;

осуществление действенных мер, направленных на повышение эффективности и производительности сельского хозяйства, механизацию и диверсификацию сельскохозяйственной отрасли;

расширение и совершенствование механизмов и условий для свободного временного привлечения работников для сельскохозяйственных операций и работ на рыночных принципах;

внедрение действенных систем обратной связи и мониторинга для предупреждения использования детского и принудительного труда; а также обеспечение непрерывной информированности населения о правах работников и возможностях правовой защиты их интересов.

 

Как поссорились Иран и Турция

Будьте в курсеПодпишитесь, чтобы получать последние публикации Карнеги на Ваш электронный адрес. Поля, отмеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.

У Ирана хватает причин для недовольства Турцией. Это и противоречия в сирийском кризисе, и сближение с Россией, и ввод турецких войск в Ирак, и угроза создания в регионе антишиитского альянса

Конфликт России и Турции, разразившийся после сбитого Су-24, многим казался неизбежным – слишком разные цели эти страны преследуют в Сирии. Однако Москва не единственный союзник Башара Асада, поэтому вскоре в турецкой внешней политике заискрило еще на одном направлении: Анкара и Тегеран за последние несколько дней обменялись немалым количеством взаимных обвинений и угроз. Однако в целом Тегеран ведет себя более сдержанно, чем Москва: давая выход антитурецким настроениям внутри страны, в официальных контактах с Анкарой иранцы продолжают вести себя довольно дружелюбно.

Как поссорились Иран и Турция

Конфликт Ирана и Турции разгорелся в начале декабря, когда в СМИ попала информация о телефонном разговоре между Эрдоганом и его иранским коллегой Рухани. В ходе звонка президент Турции якобы назвал неприемлемой ситуацию, когда иранские новостные агентства и некоторые политические деятели обвиняют семейство Эрдогана в связях с ИГИЛом и торговле игиловской нефтью. После чего он потребовал от Рухани разобраться с ситуацией. Для иранцев с их обостренным чувством национальной гордости любые требования и замечания со стороны иностранцев воспринимаются всегда очень болезненно. Поэтому звонок Эрдогана иранцы восприняли как приглашение к разговору не только о семействе турецкого президента, но и в целом о «вредоносности» политики Анкары в регионе.

Уже 4 декабря официальный представитель иранского МИДа Хосейн Джабер Ансари призвал Турцию вести себя более уважительно, «воздерживаться от авантюр и нести ответственность за выбранную политическую позицию». На следующий день советник верховного лидера по внешней политике Велаяти напомнил турецкому руководству, что выпады Эрдогана «ни к чему, кроме нагнетания напряженности, не приведут». Другой видный иранский политик – глава парламентской комиссии по вопросам национальной безопасности и внешней политики Боруджерди – прямо порекомендовал Эрдогану «заняться внутренними проблемами страны, а не создавать новые сложности во внешней политике», назвав большой ошибкой решение Анкары атаковать российский Су-24, а также ввести войска в Ирак.

В целом антитурецкие настроения сильно выросли в иранском обществе за последние два-три месяца. Лучше всего это видно по местной прессе. Когда-то дружелюбный тон материалов о Турции сменился на агрессивный, причем речь идет не об одном издании. С разной степенью негатива свои материалы публикуют ведущие информационные агентства Ирана: «Мехр», ИЛНА, ИСНА и аналитический портал «Аср-е Иран». Они открыто обвиняли Турцию в поддержке терроризма, преследовании корыстных интересов в Ираке, а также в сговоре с Катаром и Саудовской Аравией по свержению «законного президента Сирии» Асада.

Причин для роста иранского недовольства действиями Анкары несколько. Во-первых, в Сирии Иран ведет полноценную войну и этого уже не скрывает. Ежегодные затраты Ирана на поддержку Дамаска и боевые действия оцениваются до $11 млрд. В этой войне иранцы несут ощутимые потери: о смерти «иранских добровольцев» местные информагентства сообщают практически через день. В своем недавнем интервью Велаяти назвал сирийский конфликт «малой мировой войной», и Турция в ней воюет против Тегерана.

Во-вторых, в последние месяцы Иран активно сближается с Россией. Политики обеих стран стали заговаривать о долгосрочном и даже стратегическом партнерстве. Недавние события с российским Су-24 стали своеобразным испытанием этого партнерства: иранское руководство должно было сделать выбор в пользу России или Турции. И хотя иранские политики постарались несколько смягчить тон своих высказываний, заявляя, что оба государства должны воздержаться от дальнейшей эскалации, виновным в произошедшем политическая и военная элита Ирана де-факто признала все же Анкару. Под этим решением имелось и практическое обоснование: Россия обеспечивает огневую поддержку не только сирийской армии, но и подразделениям «Хезболлы», а также иранским «добровольцам». В таких условиях каждый, кто стреляет по российским самолетам, опосредованно ослабляет иранскую армию.

Кроме того, турецкая атака на российский самолет и обострение отношений с Багдадом воспринимаются иранцами как действия, которые существенным образом подрывают попытки урегулировать сирийский конфликт путем многосторонних переговоров. В Иране прекрасно понимают, что ни у России, ни у Тегерана недостаточно ресурсов, чтобы обеспечить режиму Асада безоговорочную победу силой оружия. Следовательно, его выживание можно обеспечить только через переговоры.

Наконец, в Тегеране с особой ревностью следят за усиливающимся взаимодействием между Турцией, Катаром и Саудовской Аравией по Сирии. Иранцы считают такое сотрудничество основой для формирования антииранского альянса и изменения баланса сил в регионе.

Застенчивая перепалка

Тем не менее иранское руководство пока не намерено полностью давать волю антитурецким сантиментам. Восьмого декабря состояние ирано-турецких отношений подробно прокомментировал официальный представитель президента Мохаммад Багер Ноубахт. Его речь лучше всего охарактеризовать как застенчивую критику. С одной стороны, он попытался поставить на вид Эрдогану, что слова турецкого президента «поднимают [определенные] вопросы и [в принципе] неправильны». С другой стороны, явно старался сгладить возникшую конфронтацию. Говоря о турецких «ошибках», он винил во всем «нерадивых» советников турецкого президента, а нашумевший телефонный звонок Эрдогана интерпретировал как жалобу, а не как претензию или угрозу. Более того, со слов Ноубахта, вопрос был быстро исчерпан.

Фактически из администрации иранского президента Анкаре был послан ясный сигнал: у Ирана к Турции имеются вопросы, но поднимать их сейчас и ссориться со своим соседом Тегеран не хочет. В ходе встречи Эрдогана с вице-президентом Ирана Джахангири, состоявшейся 12 декабря в Туркмении, сигнал о готовности продолжать сотрудничество был послан Анкаре еще раз: во время беседы иранец хоть и признал наличие расхождений между Анкарой и Тегераном по сирийскому вопросу, но был подчеркнуто дружелюбен и призвал обе страны к более плотному сотрудничеству в борьбе с терроризмом.

Рано выяснять отношения

Неужели в последний момент иранский президент испугался Эрдогана? Скорее всего, нет. Свою роль сыграла исключительная прагматичность иранцев. В отличие от Москвы, которая после трагедии с Су-24 сразу же принялась бить горшки, в Тегеране все очень спокойно просчитали и пришли к выводу, что словесно с Анкарой ругаться можно и нужно, а вот усугублять кризис пока не стоит. Ведь решить сирийский вопрос без участия всех вовлеченных сторон нельзя, а Турция – одна из таких сторон. И единственный способ найти с ней общий язык – диалог (в частности, через посредничество между Анкарой и Москвой). Ссора же просто лишит иранцев такой возможности.

Иранцы традиционно старательно отделяют политику от экономики. С них скоро должны снять санкции, поэтому экономическое сотрудничество с Турцией выглядит весьма привлекательным для Тегерана. В 2014 году товарооборот между двумя странами составил примерно $14 млрд, причем торговый баланс был в пользу Ирана. В этом году активно обсуждались возможности довести этот показатель до $30 млрд. Турция – крупный потребитель иранской нефти и нефтепродуктов, электроэнергии, а также основной покупатель иранского природного газа (до 10 млрд кубометров в год). Тегеран стремится увеличить поставки и поднимает вопрос об использовании турецкой газотранспортной системы для выхода на европейские рынки.

После прихода к власти Эрдогана иранское руководство привыкло воспринимать Турцию как партнера. Тегерану нравится, что правящая в Турции партия опирается в том числе и на ислам. Здесь благосклонно встречали действия Эрдогана, которые были направлены на демонстрацию независимости страны от политики Запада. Особенно позитивно в Иране относятся к спорам Турции с Израилем.

В прошлом Анкара выступала против введенных в отношении Ирана санкций. Она предпринимала попытки помочь Тегерану решить проблему ядерной программы. Турция также была одной из тех стран, которые помогали Ирану обходить наложенные на него санкции. Добро в Иране имеют привычку помнить. Более того, здесь исходят из необходимости до последнего поддерживать хорошие отношения с соседями.

Поэтому пока в Тегеране стараются не раздувать конфликт с Анкарой. Экономические и политические выгоды от диалога с Турцией явно перевешивают растущее в иранском обществе недовольство. В результате правительство Ирана выбрало двойственный подход. С одной стороны, Рухани дает недовольным политикой Турции выпустить пар, не слишком сдерживая критику Эрдогана внутри самого Ирана. Политики, подобные Велаяти или Боруджерди, равно как и депутаты меджлиса, формально с правительством не связаны, и за их слова Рухани ответственности не несет. Пресса в Иране также позиционируется как независимая и демократичная. С другой стороны, в официальных контактах иранское руководство продолжает демонстрировать Анкаре значительное дружелюбие.

Как долго иранскому президенту удастся сохранять такую двойственность, будет зависеть от общего развития ситуации в регионе. Скорее всего, более активное вмешательство Турции в сирийские дела и агрессивные нападки на Иран могут заставить Рухани пересмотреть свои подходы. Тем более что советники верховного лидера Ирана Хаменеи (в первую очередь Велаяти), за которым всегда остается последнее слово в иранской внешней политике, явно недовольны турецким соседом.

Read more at: http://carnegie.ru/commentary/2015/12/17/ru-62301/in76

Тревожное будущее Евразии

 Евразес-5Что происходит и к чему надо готовиться
 
В конце 2014 г. после Майдана, Крыма, западных санкций и войны на Донбассе казалось, что мы видим воплощение одного из худших сценариев в нашей части континента. Конец 2015 года в связи с терактами в Европе, наплывом беженцев, ситуацией в Сирии и российско-турецким конфликтом приносит понимание того, что есть еще худшие сценарии, чреватые Большой Войной, которая может затронуть всех. Что происходит и к чему надо готовиться?Расчленение Евразии

Невооруженным глазом заметно, что «дуга нестабильности», протянувшаяся от Магриба до Синцзяна рассекает Старый Свет на две половины, хаотизирует Юг и направляет давление на Север. Кроме того, появляются «метастазы» в виде тлеющего украинского очага и анклавов мусульманских радикалов в Европе. Для контраста — Америка выглядит куда спокойнее и благополучнее даже если вместе рассматривать Северную и Южную ее части.

Причины происходящего невозможно объяснить только конспирологическими методами: обвинить во всем США и коварных англосаксов, противоречия в Евразии возникали самостоятельно и накапливали взрывной потенциал десятилетиями. Безусловно, игра на этих противоречиях для своей выгоды — один из элементов американской геостратегии, впрочем, как и любой другой сверхдержавы в подобной ситуации.

Евразия не только подогревается изнутри, она охватывается экономическими узами с Востока и Запада. США инициировали создание грандиозных торгово-экономических союзов: Транстихоокеанского партнерства (ТТП) и Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП). По сути, речь идет о переформатировании глобальных технологических стандартов, правил торговли, инвестирования, безопасности. Естественно, в итоге выигрывает тот, кто эти правила определяет. Аутсайдерами же будут те, кто оказался за рамками этих союзов.

Исключенными «аутсайдерами» оказывается государства (Россия, Иран, Китай), составляющие т.н. континентальный «хартлэнд» — сердцевину Евразии, а «избранные» входят в зону «римлэнда», ее окружающую. Удивительным образом новая экономическая конфигурация мира совпадает со старыми геополитическими схемами.

Сейчас в Евразии происходят одновременно три процесса:

— расширение и распостранение влияния «дуги нестабильности»;

— глубокое экономическое вовлечение приморской периферии Евразии: стран тихоокеанского региона и Европейского союза в американские проекты;

— формирование блока достаточно мощных государств, так или иначе противостоящих первым двум тенденциям в силу экономических, геополитических или иных причин.

Кандидат на заклание

Из числа последних, наибольшие издержки, связанные с обеспечением безопасности и поддержанием жизнеспособности несет, безусловно, Россия. Очаги нестабильности: Донбасс, Ближний Восток, Центральная Азия находятся в непосредственной близости у ее границ и уже существенным образов влияют на внешнюю и внутреннюю политику государства.

Действия России на Донбассе, операция в Сирии означают только одно — военно-политическое руководство страны воспринимает происходящее по периметру своих границ как прямую угрозу национальной безопасности. Такое видение, очевидно, должно основываться на достаточном объеме информации и аналитики о последствиях игнорирования этой угрозы.

Судя по всему, иного варианта реагирования у России уже не осталось, поскольку в противном случае под вопрос будет поставлено существование самого государства как целого. Но в этой реакции присутствуют значительные риски. Во-первых, воронка войны на Ближнем Востоке продолжает разрастаться, о чем красноречиво свидетельствует возникший конфликт с Турцией. Эта война потребует значительных ресурсов и времени, она надолго. Во-вторых, учитывая это, незавершенную ситуацию на востоке Украины и потенциальный фронт в Центральной Азии, возникает вопрос относительно предельной готовности российской элиты и общества вести несколько изнуряющих войн на разных фронтах.

Сомнений в способности русских воевать и побеждать нет, но для этого необходима полная мобилизация и внутреннее преображение общества, ясное целеполагание, разделяемое элитами, простым народом и союзниками России.

Если всего этого не будет, есть риск повторения событий Первой мировой войны, когда Россию в качестве лакомого кандидата на заклание искусно подвели к принятию на себя непосильной ноши, в том числе, в силу внутренних причин и противоречий.

Хочешь мира — готовься к войне

Позиция Беларуси как союзника России предельно рациональна. С одной стороны — существует военно-политический союз с Россией, который никем серьезно не оспаривается, с другой стороны — дипломатические и иные усилия белорусского руководства направлены на максимальное сдерживание напряженности и эскалации конфликтов хотя бы на западном направлении.

Миротворческая миссия — дело не всегда благодарное, поэтому шишки за нее будут сыпаться и со стороны российских ура-патриотов и вызывать вопросы внутри белорусского большинства, настроенного в целом поддерживать любые действия России. Но альтернатива этому — быстрый рост напряженности и гонки вооружений в Восточной Европе, на западных границах Союзного государства. Самой России Беларусь в качестве переговорной площадки и миротворца выгодна, поскольку позволяет сосредоточиться на решении проблем на Юге.

В экономической сфере Беларусь реализует концепцию «интеграции интеграций» на практике: использует возможности, возникшие в рамках ЕАЭС для запуска масштабных проектов с Китаем, выстраивания прагматичных отношений с соседями по ЕС, прежде всего, Прибалтикой и Польшей. То есть конечной целью всего этого должно быть связывание трех евразийских блоков: ЕС, ЕАЭС и КНР хотя бы экономически, вместо геополитической конфронтации. В этом заключается смысл «интеграции интеграций» и белорусской внешней политики.

Конечно, возможности небольшой страны, каковой является Беларусь, ограничены, она пользуется только имеющимся полем возможностей. Дипломатия и экономика также не всегда являются действенными аргументами в мире силовой политики. Поэтому укрепление собственных вооруженных сил, например, посредством создания РЗСО «Полонез» или через необходимое усиление совместной военной группировки Союзного государства — это дополнительный аргумент для миротворческой и стабилизирующей миссии.

Сейчас на десятилетия вперед определяется будущая конфигурация Евразии. Тот, кто проявит больше стратегической мудрости и сдержанности, избегая лишних конфликтов, сохраняя и приобретая друзей и союзников, тот останется в будущем и сохранит возможности для развития.

http://imhoclub.by/ru/material/trevozhnoe_buduschee_evrazii#ixzz3uHXK43mm

В Ташкенте состоялся республиканский этап IV национального форума негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана.

uzbek bayraqВ Ташкенте состоялся республиканский этап IV национального форума негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана.

Мероприятие было организовано Национальной ассоциацией негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана, Независимым институтом по мониторингу формирования гражданского общества, Экологическим движением Узбекистана и другими общественными организациями.

Предварительный этап форума, организованного под девизом “С чувством сопричастности – к процветанию Родины”, 25-28 ноября проходил во всех регионах страны, в нем приняли участие более 2,5 тысячи ННО и представители государственных органов.

На форуме уделялось особое внимание повышению роли ННО в укреплении мира и согласия в обществе, воспитании здорового, гармонично развитого подрастающего поколения в духе национальных ценностей и традиций, любви к Родине. Были обсуждены приоритетные направления расширения участия ННО в реализации проектов и программ, осуществляемых в сфере защиты прав женщин, обеспечения их полноценного участия в общественно-политической, социально-экономической, культурной жизни страны, охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов, повышения эффективности природоохранной деятельности, перспективных направлений дальнейшего развития добровольной и благотворительной деятельности граждан в решении социально-гуманитарных вопросов на местах.

На мероприятии отмечалось, что под руководством Президента Ислама Каримова в Узбекистане формируется сильное гражданское общество, способное защищать права и интересы человека, создавать условия для реализации его потенциала. Проведение системных мероприятий, направленных на развитие институтов гражданского общества, в том числе органов самоуправления граждан, ННО, способствует обеспечению баланса интересов в обществе.

Для реализации принципа «От сильного государства – к сильному гражданскому обществу» на основе Конституции Республики Узбекистан создана прочная правовая база, вобравшая в себя более 250 законодательных документов, соответствующих самым высоким демократическим требованиям и направленных на свободное развитие институтов гражданского общества. Вместе с тем принятыми в последние годы нормативно-правовыми документами упрощен порядок регистрации и организации деятельности ННО. В настоящее время в различных сферах жизни общества действуют более 8300 ННО. Национальная ассоциация негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана выполняет задачу своеобразного моста между органами государственного управления и ННО.

В нашей стране создана система стимулирования государством этого демократического процесса. С этой целью действуют Общественный фонд по поддержке негосударственных некоммерческих организаций и других институтов гражданского общества при Олий Мажлисе Республики Узбекистан и парламентская комиссия по управлению средствами этого фонда. В 2008-2015 годах для ННО и других институтов гражданского общества из Государственного бюджета было выделено 47,7 миллиарда сумов на реализацию социально значимых проектов. Эти средства распределены в форме государственного социального заказа, грантов и субсидий.

Создаваемые государством благоприятные условия, предоставляемые льготы и возможности повышают активность участия гражданских институтов в управлении делами общества и государства.

Выдвинутая главой нашего государства Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране открыла новый этап в активизации и расширении масштабов деятельности ННО, их полномочий в управлении делами общества и государства.

Укреплению позиций гражданских институтов способствовало также принятие Закона «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления», которым обеспечивается широкий доступ населения, негосударственных некоммерческих организаций к информации о принимаемых государственными органами решениях, прежде всего тех, которые затрагивают права, свободы и законные интересы граждан.

Важное значение в обеспечении дальнейшего развития гражданского общества имела разработка и принятие Закона Республики Узбекистан «О социальном партнерстве», которым усовершенствованы организационно-правовые механизмы взаимодействия государственных органов с ННО, усилена их роль в процессе разработки и реализации программ социально-экономического развития и актов законодательства.

Знаковым событием в последовательном усилении роли гражданских институтов в управлении делами общества и государства стало возведение на конституционный уровень задачи по дальнейшему развитию нормативно-правовой базы общественного контроля.

На форуме были обсуждены возможности и перспективы развития процесса формирования эффективной системы осуществления социального партнерства между государственными органами и ННО и общественного контроля. При этом особое внимание было уделено расширению участия ННО в обеспечении надежной защиты прав и законных интересов граждан, разработке и реализации законодательных документов, усилению роли ННО в решении вопросов социально-экономической и гуманитарной сфер на местах, усилению сотрудничества ННО и субъектов предпринимательства.

За прошедший период 2015 года было проведено 6 конкурсов, на которых государственную поддержку получили социально значимые проекты 277 ННО, на их реализацию направлено 10 миллиардов сумов. Заслуживает внимания, что большинство этих проектов было активно задействовано в рамках Государственной программы “Год внимания и заботы о старшем поколении”.

В рамках форума состоялись «круглые столы» на темы: «Развитие социального партнерства в сферах защиты прав женщин, полного обеспечения их широкого участия в общественно-политической, социально-экономической и культурной жизни страны», «Участие ННО в разработке и реализации программ по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов, повышение эффективности их деятельности в сфере охраны природы», «Развитие добровольной и благотворительной деятельности граждан в решении социально-гуманитарных вопросов на местах».

По итогам «круглых столов» были разработаны итоговые документы и организована их презентация.

Участниками республиканского этапа стали представители республиканских и региональных ННО. 62 из них, то есть победителям грантового конкурса, объявленного Общественным фондом по поддержке негосударственных некоммерческих организаций и других институтов гражданского общества при Олий Мажлисе Республики Узбекистан, были вручены сертификаты государственного гранта на общую сумму 1,5 миллиарда сумов.

В рамках форума были организованы благотворительная ярмарка «Милосердие, сострадание и защита», направленная на поддержку детей с ограниченными возможностями, и фотопрезентация «Мир ННО». Собравшиеся с интересом ознакомились с образцами продукции предпринимателей – костюмами, ремесленными и ювелирными изделиями, а также фотографиями, отражающими социальную работу ННО.

На мероприятии состоялось награждение лучшего журналиста и редакции, освещавших деятельность ННО в сфере социальной, материальной и моральной поддержки пожилых граждан и людей с ограниченными возможностями.

Вместе с тем на форуме в целях представления субъектам предпринимательства инновационных проектов ННО по решению актуально значимых социальных проектов под девизом «Социальное предпринимательство – требование времени» состоялась ярмарка социального предпринимательства. На ней представители более чем десяти ННО продемонстрировали проекты по занятости женщин, укреплению здоровья детей, поддержке инвалидов, охране окружающей среды. По завершении мероприятия между ННО и предпринимателями было достигнуто соглашение о практическом внедрении лучших проектов.

На мероприятии выступила заместитель Премьер-министра Республики Узбекистан, председатель Комитета женщин Узбекистана Э.Баситханова.

ФОКУС СОЦИАЛЬНЫХ ИНИЦИАТИВ

uzbekistan qerbВ Ташкенте начал работу IV Национальный форум негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана. Его организовали Национальная ассоциация ННО, Общественный фонд по поддержке ННО и других институтов гражданского общества при Олий Мажлисе и Парламентская комиссия по управлению его средствами, Независимый институт по мониторингу формирования гражданского общества при поддержке ряда социальных партнеров.

На пресс-конференции, состоявшейся накануне масштабного события, его организаторы отметили, что целями форума являются повышение активности участия ННО в решении актуальных задач социально-экономического и общественно-политического развития страны, укрепление социального партнерства между представителями третьего сектора и органами государственной власти и управления, усиление роли Национальной ассоциации ННО в консолидации общественных инициатив.

Ему предшествовали региональные форумы, охватившие свыше 2,5 тысячи специалистов ННО и государственных ведомств. В ходе них подготовлено более 300 предложений по дальнейшему развитию социального партнерства на местах. Еще более насыщенной обещает стать программа республиканской встречи.

В рамках форума состоятся пленарные заседания, а также «круглые столы», презентации и дискуссии, на повестку которых вынесены вопросы дальнейшей активизации ННО в таких направлениях, как укрепление мира и согласия в обществе, воспитание гармонично развитого подрастающего поколения, защита прав женщин, охрана окружающей среды. Наряду с этим в фокусе внимания участников — укрепление социального партнерства между ННО и государственными структурами, взаимодействие институтов гражданского общества и субъектов предпринимательства, развитие добровольческой и благотворительной активности граждан в сфере социальной защиты уязвимых слоев населения. Рассмотрев опыт практического участия представителей третьего сектора в разработке и реализации нормативно-правовых актов, отраслевых, территориальных и государственных программ, в том числе Года внимания и заботы о старшем поколении, они разработают свои предложения к Государственной программе «Год здоровой матери и ребенка». Кроме того, планируется подготовка комплексной программы по укреплению социального партнерства между госорганами и ННО.

В Ташкенте состоялась международная конференция на тему «Обеспечение надежной защиты прав и свобод человека — важнейшее направление демократического обновления и модернизации страны: опыт Узбекистана»

В Ташкенте состоялась международная конференция на тему  «Обеспечение надежной защиты прав и свобод человека — важнейшее направление демократического обновленuzbekistanия и модернизации страны: опыт Узбекистана». Организатором выступил Национальный центр Республики Узбекистан по правам человека в сотрудничестве с ПРООН, офисом Координатора проектов ОБСЕ в Узбекистане, Фондом им. К. Аденауэра и Фондом им. Ф. Эберта, Уполномоченным Олий Мажлиса по правам человека (омбудсманом), Министерством юстиции, Генеральной прокуратурой, Министерством внутренних дел, Исследовательским центром при Верховном суде, Национальной ассоциацией негосударственных некоммерческих организаций, Независимым институтом по мониторингу формирования гражданского общества.

В работе международной конференции приняли участие представители Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, Венецианской комиссии Совета Европы, Великобритании, Италии, Испании, Ирландии, Румынии, Шотландии, Китая, Монголии и других стран, члены Сената и депутаты Законодательной палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан, представители органов исполнительной и судебной власти, институтов гражданского общества, юридической научной общественности, образовательных учреждений, СМИ, международных организаций и дипломатического корпуса.

В ходе конференции рассмотрен национальный и зарубежный опыт в сфере демократизации государственной власти и управления, усиления роли представительных органов власти в процессе законотворчества и парламентского контроля как важного условия обеспечения прав и свобод граждан.

Состоялся обстоятельный обмен мнениями по вопросам дальнейшего развития национальных институтов защиты прав человека, укрепления их взаимодействия с гражданскими институтами, а также усиления общественного контроля и социального партнерства в сфере защиты прав граждан.

Особое внимание участники конференции уделили вопросам повышения роли судебных органов и правоохранительных структур в надежной защите прав и свобод человека, обеспечении открытости -деятельности государственных органов, участия СМИ в данной сфере. Отмечалось, что универсальные права и свободы человека составляют концептуальную основу общественно-политической, социально-экономической и духовной жизни общества в Узбекистане, формируют конституционную платформу строительства демократического правового государства и открытого гражданского общества.

Основываясь на положениях, принципах и целях, заложенных в Конституции, в стране создана полноценная, эффективно действующая законодательная и правовая база, а также глубоко продуманная долгосрочная программа реформирования, демократизации и либерализации общества, кардинальных структурных преобразований и модернизации страны, признанная сегодня в мире как «узбекская модель» развития. При этом краеугольным принципом осуществляемых в Узбекистане масштабных преобразований является приверженность постулату «реформы не ради реформ, а для человека».

Важным фактором и действенным вкладом в дело дальнейшего поощрения и обеспечения всего спектра личных, политических, экономических, социальных, культурных, экологических прав и свобод человека стала принятая Олий Мажлисом по инициативе главы государства в ноябре 2010 года Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране.

В рамках этой стратегической программы политических и экономических реформ за последние годы проведена широкомасштабная созидательная работа, направленная на дальнейшую демократизацию и либерализацию государственной власти и управления, обеспечение независимости и самостоятельности судебной власти, свободы слова и информации, свободы выбора и совершенствования избирательной системы, усиления роли гражданских институтов. В частности, существенное развитие получили неотъемлемые политические права граждан, обеспечивающие их участие в управлении делами общества и государства.

Было подчеркнуто, что модернизация избирательного законодательства обеспечила независимость избирательной системы, позволила значительно укрепить право граждан на свободу выбора, усовершенствовать процесс предвыборной агитации. Прошедшие в Узбекистане парламентские и президентские выборы подтвердили ее эффективность, продемонстрировали высокую общественно-политическую активность граждан.

На основе Концепции значительно усилена роль парламента как представительного органа государственной власти. Введен новый, отвечающий демократическим принципам порядок выдвижения и утверждения Премьер-министра, Олий Мажлису предоставлено право выражать вотум недоверия правительству. Закрепление норм о подотчетности Кабинета Министров парламенту подняли на более высокий уровень ответственность органов исполнительной власти перед народом за безусловное выполнение и дальнейшее усиление действенности принятых законов. Поправки, внесенные в соответствии с Концепцией в Конституцию, обеспечили дальнейшую оптимизацию полномочий основных субъектов государственной власти.

Конституционное закрепление института общественного контроля за деятельностью госорганов, его развитие в законодательстве страны послужило расширению условий для реализации гражданами права участвовать в управлении делами общества и государства. Принятые законы «Об органах самоуправления граждан» в новой редакции, «О социальном партнерстве» создали необходимую правовую платформу для свободного участия граждан в решении важнейших социально-экономических проблем страны. Сегодня практически ни один законопроект не принимается без учета мнения общественности, негосударственных некоммерческих организаций, работающих в той или иной сфере. Кроме того, Законом «Об экологическом контроле» внедрены механизмы участия гражданских институтов в природоохранной деятельности. Все эти меры способствовали повышению роли гражданских институтов в обеспечении баланса интересов в обществе.

Безусловно, важным фактором формирования гражданского общества является обеспечение неотъемлемых прав граждан в информационной сфере, создание прочных гарантий их свободного доступа к информации о деятельности госорганов. В этой связи особое значение имело принятие Закона «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления», во многом повысившего ответственность органов власти и управления за качество принимаемых ими решений.

Зарубежные эксперты сошлись во мнении, что создание организационно-правовых механизмов обеспечения открытости деятельности государственных структур, осуществления общественного контроля, социального партнерства существенно укрепили роль гражданского общества в защите прав и свобод человека, усилили взаимодействие национальных институтов по правам человека с ННО и государственными органами.

В ходе реформирования судебно-правовой системы, направленного на укрепление независимости судебной власти, повышение эффективности правоохранительной системы, гуманизацию и декриминализацию уголовного законодательства, значительно усилены гарантии надежной защиты прав и свобод человека.

На международной конференции говорилось о том, что в Узбекистане придается большое значение обеспечению и поощрению экономических, социальных и культурных прав граждан. Динамичное и сбалансированное развитие всех сфер экономики создало прочную базу для последовательного повышения уровня и качества жизни населения, удовлетворения его насущных потребностей. Целый комплекс нормативно-правовых актов, реализуемых государственных программ нацелен на развитие конституционного права неприкосновенности и свободы частной собственности. Результатом этой работы явился значительный рост экономической активности граждан.

В целях укрепления социальных прав человека в нашей стране коренным образом реформировано образование, здравоохранение, социальная защита. Ежегодно свыше 60 процентов Государственного бюджета направляется в социальную сферу. Безусловно, права и свободы человека обеспечиваются там, где царят мир и спокойствие, гражданское согласие. В Узбекистане созданы равные условия для всех национальностей для развития языка, культуры, самобытности.

На конференции подчеркивалось, что Узбекистан последовательно выполняет свои международные обязательства в области прав человека, эффективно имплементируя общепризнанные международные стандарты в национальное законодательство.

Мероприятие прошло в формате открытого и конструктивного диалога. Широкий обмен информацией, мнениями позволил экспертам выработать конкретные рекомендации по дальнейшему укреплению гарантий защиты прав и свобод человека.

 

Россия и курдский вопрос сегодня

После того как турецкие ВВС сбили российский СУ-24, в Москве всерьез задумались об ответных мерах против Анкары. Различные представители политического истеблишмента России предлагают принять комплекс экономических и политических мер, способных обуздать амбиции турецкого лидера Реджепа Эрдогана. В число последних входит поддержка курдского освободительного движения в Ираке, Сирии и в самой Турции.

Курдский вопрос как инструмент давления на турок возник в XIX столетии. Как только в российско-турецких отношениях возникал кризис, Петербург, позже Москва, сразу же пытались разыграть курдскую карту и ослабить своего оппонента. Во время многочисленных русско-турецких войн эта политика приносила определенные дивиденды. Что же касается наших дней, ситуация здесь обстоит немного иначе. Многолетняя индифферентность Москвы по отношению к курдам, исходящая, прежде всего, из интересов углубления российско-турецких и российско-иракских отношений, привела к изменению повестки дня по курдскому вопросу. И теперь Россия здесь не главный игрок.

С приходом к власти Партии справедливости и развития (ПСР) у турок изменился подход к решению курдской проблемы. Пытаясь возродить былое могущество Турции, руководство страны по отношению к своим курдам проводило политику исламизации и унификации с турками, а по отношению к соседним курдам внедряло идеи неоосманизма. Чтобы понять эту политику, необходимо ознакомиться с фундаментальным трудом «Стратегическая глубина: международное положение Турции», которую написал один из главных архитекторов внешнеполитической линии турецкого государства Ахмет Давутоглу. Основной посыл этой работы кроется в том, что Турция обязана извлекать выгоду из своей мягкой силы, которая зиждется на исторических и культурных связях с соседними регионами, на демократических институтах и процветающей рыночной экономике. Исходя из этого, иракские курды после падения режима Саддама Хусейна в 2003 г. попали в орбиту интересов турок. Используя мягкую силу, экономику и приятельские отношения с лидером курдской автономии Масудом Барзани, Турция превратила иракских курдов в своих вассалов. В свою очередь, Демократическая партия Курдистана (ДПК) М. Барзани, пользуясь покровительством Анкары, избавилась от своих политических конкурентов. Несмотря на то, что срок полномочий президента Масуда Барзани истек, он не торопится покидать свой пост, а оппозиционные партии не могут выступить против него, опасаясь реакции турок.

Анкара сегодня контролирует практически всю экономику иракского Курдистана. В регионе зарегистрированы более 1.300 турецких компаний и предприятий [1]. Под контролем турок также находятся стратегические секторы экономики курдского автономного региона, такие как банковское дело и финансы, инфраструктура, добыча и экспорт нефти и природного газа. Согласно финско-швейцарскому докладу, примерно от 75% до 80% проектов строительного сектора курдского региона, включая строительство дорог, туннелей, дамб, жилых домов и аэропортов, реализуют турецкие компании. В интервью изданию «Al-Monitor» премьер-министр иракского Курдистана Нечирван Барзани заявил, что если бы не Турция, руководство автономии было бы не в состоянии выплачивать зарплаты госслужащим на протяжении всего 2014 г. «Турция построила лагеря беженцев в районе Дохука. Что касается финансовой помощи, турецкое правительство в прошлом году выделило нам полмиллиарда долларов и выделит еще полмиллиарда долларов», — добавил Нечирван Барзани [2]. Экономические, политические и культурные отношения Эрбиля с Анкарой намного крепче, нежели с Багдадом. В результате, на выборах президента Турции масс-медиа, подконтрольные ДПК, призывали курдское население голосовать за Эрдогана, а не за курдского кандидата Демирташа [3]. Это стало главным итогом проводимой Турцией политики неоосманизма, который позволил Анкаре «извлечь выгоду из своей стратегической глубины» и вывел на новый уровень курдско-турецкие отношения.

Благодаря Анкаре иракский Курдистан во главе с ДПК вошел в суннитский блок в составе Турции, ОАЭ, Катара, Иордании и Саудовской Аравии, которых поддерживают США. Основная цель суннитского блока — расчленить существующие границы Ближнего Востока посредством управляемого хаоса, что противоречит интересам России. Для этой цели и была создана террористическая группировка ИГ и в торговле с ней нефтью замешана не только Турция, но и курдское правительство, представленное ДПК, о чем неоднократно заявляли их американские союзники. Возможно, по этой причине после брифинга Минобороны России представители курдских властей сразу же вступились за Турцию.

В ноябре 2014 г. курдский журналист Жияр Мухаммад на основе имеющихся фактов и собранных им материалов из СМИ разных стран, провел собственное расследование, итоги которого были опубликованы на диалекте сорани в журнале Лвин № 280. Основные тезисы данной статьи были переведены на русский язык изданием ÊzîdîPress [4]. Автор статьи утверждает, что М. Барзани сотрудничал с ИГ и бывшими баасистами, а также финансировал их против шиитского режима Малики. За день до взятия террористами Мосула в Аммане состоялась тайная встреча, на которой стороны планировали свои действия в Мосуле, Синджаре и в сирийском Курдистане. На встрече присутствовали:

1. Салих Калаб (представитель правительства Иордании)

2. Представитель Изата ад-Дури Бзутнаваи Накшбанди

3. Представитель организации Джейш ал-муджахидин (Армия джихадистов) по прозвищу Абу Махир

4. Представитель организации Ансар аль-ислам по прозвищу Сайф ад-дин

5. Представители нескольких организаций Джейш Ансар аль-сунна, Джейш каифа аль-мансура, Катаиб паура ишриин, Джейш аль-ислам, Шури ансар ва таухид

6. Демократическую Партию Курдистана представлял сын Масуда Барзани Масрур Барзани, который возглавляет курдскую карательную службу Парастн и с ним был Азад Барвари — член политбюро ДПК

7. Представитель ИГ

Жияр Мухаммад сообщает, что данная информация стала известна благодаря одному из присутствовавших, который продал соответствующие материалы иранским спецслужбам.

Об «иорданском сговоре» пишет и другой курдский журналист Арам Ахмад Барвари. Его статья «Связи ИГ с независимым государством Масуда: Собрание в Иордании?» размещена на сораниязычном издании «Чавигал» [5]. Барвари утверждает, что Барзани всего лишь исполнял план Турции. Журналист сообщает, что в этом сговоре был замешан и губернатор Мосула аль-Нуджаифи, которому дали большие деньги. Сам же глава курдов отдал приказ пешмерга не вступать в столкновения с террористами ИГ.

Остается только гадать о последствиях «иорданского сговора», если бы ситуация вышла из-под контроля. Так или иначе, но теорию заговора подтверждают ряд неоспоримых фактов. Во-первых, в Эрбиле неоднократно проходили конференции лидеров племен арабов-суннитов, среди которых были замечены приближенные главаря ИГ Абу Бакра аль-Багдади. В частности, 18 декабря 2014 г. в столице иракского Курдистана на съезде арабов-сунитов был замечен Сабах Гази Хынш, глава племени тия, чьи представители сотрудничают с высокопоставленными руководителями ИГ [6]. Во-вторых, в августе 2014 г. из-за того, что бойцы пешмерга, подконтрольные ДПК, были выведены по непонятным причинам из Хамдании, Башики и Коша, эти поселения без единого выстрела перешли под контроль ИГ, что позволило террористам расширить зону своего влияния [7]. Силы пешмерга были выведены также и из Махмура. Об этом сообщают многочисленные очевидцы и журналисты [8]. Напомним, все эти территории контролировались курдами с 2003 г. Наконец, геноцид езидов в Синджаре был осуществлен при полном попустительстве пешмерга. В регионе были дислоцированы 10.000 солдат курдской армии [9]. Отобрав у местного населения оружие, оставленное иракской армией, ночью, за несколько часов до нападения джихадистов, пешмерга покинули регион, не эвакуировав население и не предупредив их о надвигающейся опасности [10]. Это стало главной причиной езидской трагедии. Несмотря на обещания главы иракского Курдистана наказать виновных за отступление курдских солдат из Синджара, все они до сих пор находятся на свободе, а некоторые продолжают занимать свои посты. Среди них Сарбаст Бапир (глава партии ДПК в Синджаре), Азиз Вайси (командующий курдским спецназом «Зеревани» в Синджаре), Саид Кестаи и Шавкат Доски.

Иракский Курдистан Барзани является турецким проектом с самого начала. Даже ДПК — это курдский аналог ПСР, которая проводит ту же политику исламизации курдского общества. Достаточно отметить, что статья 6 проекта Конституции иракского Курдистана провозглашает нормы шариата источником законодательства курдского региона [11]. Таким образом, у России нет никаких шансов повлиять на ДПК, поскольку с 2003 г. она не предпринимала никаких мер для этого. Очевидно, что сегодня Барзани вряд ли пожертвует своими отношениями с Анкарой ради России.

Единственное, что может противопоставить Москва турецкому проекту — поддержка сил РПК/YPG в Сирии и оппозиционных ДПК партий в Ираке. Причем поддержка эта должна быть комплексной. Москва должна выработать долгосрочную стратегию по отношению к курдам, в противном случае ее ждет провал в этом направлении, ведь Эрдоган пользуется популярностью также и у многих курдов в Турции.

Ссылки:

[1] http://investingroup.org/analysis/195/turkey-the-kurdistan-regions-largest-trading-partner-kurdistan/

[2] http://www.al-monitor.com/pulse/originals/2015/03/turkey-iraq-nechirvan-barzani-interview-exclusive.html#

[3] https://www.youtube.com/watch?-A1rLFKLE

[4] http://ezidipress.com/ru/?

[5] http://chawigal.com/?

[6] http://ezidipress.com/ru/?

[7] https://www.stratfor.com/sample/situation-report/iraq-peshmerga-forces-struggle-counter-islamic-state-gains-northern-territories

[8] http://www.milliyet.com.tr/isid-le-tum-dunya-icin-savasiyoruz/siyaset/ydetay/1 936 872/default.htm

http://www.diken.com.tr/mahmur-dustu-kamp-bosaltildi/

http://diclehaber.com/news/content/view/414 239?

http://www.badische-zeitung.de/ausland-1/pkk-rettet-jesiden-aus-dem-sindschar-gebirge—88 744 529.html

[9] http://rudaw.net/arabic/onair/tv/episodes/episode/hevpeivin_19 092 014

[10] http://kurdistantribune.com/2014/genocide-10-reasons-why-ezidis-refuse-return-shingal/

[11] http://worldconstitutions.ru/?

Анкара, 12 Декабря 2015,

Источник — regnum.ru

Эрдоган в Ашхабаде: турецкое плечо для осторожной Туркмении

Turkmenistan_flagТурецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган хотел бы в Ашхабаде заручиться обещанием получить туркменский газ вместо российского. А чего, кроме денег, ждет взамен Туркмения?

В пятницу, 11 декабря, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прилетел с двухдневным официальным визитом в Туркмению. Эта поездка была запланирована еще на середину октября, до парламентских выборов в Турции, однако тогда была отменена из-за теракта в Анкаре. За прошедшие два месяца многое изменилось — партия Реджепа Тайипа Эрдогана убедительно победила на выборах, а между Турцией и Россией с конца ноября резко обострились отношения. После инцидента со сбитым турецкими ВВС российским СУ-24, глава турецкого государства 5 декабря заявил, что Турция намерена найти вместо России иных поставщиков газа.

Встреча нужна обоим

Так что нынешний момент для встречи в Ашхабаде с туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым — чрезвычайно своевременный для турецкого лидера, считает российский политический обозреватель Аркадий Дубнов. «Эрдогану нужен туркменский газ, как и азербайджанский и катарский, (перед визитом в Ашхабад он совершил визит в Доху и в Баку) в надежде заменить им те 54 процента обещанного российского газа для «Турецкого потока», которые он может потерять, если обострение экономических отношений между Россией и Турцией дойдет до газовых сделок», — говорит эксперт.

Впрочем, продолжает он, в равной мере эта встреча нужна и туркменской стороне. «Туркмения оказалась в пикантном положении. Она испытывает давление со стороны боевиков-исламистов в приграничных провинциях Афганистана. И одновременно Ашхабад испытывает давление со стороны Москвы, которая настойчиво предлагает ему помощь в отражении угроз со стороны северного Афганистана, но сама рассматривается Ашхабадом как угроза с точки зрения возвращения туда российского военного влияния. Президенту Туркмении — страны, которая, как там утверждают, является прародиной всех тюрков, нужно крепкое турецкое политическое плечо», — считает Аркадий Дубнов.

По его мнению, вслед за поддержкой, которую Эрдоган, вероятно, получит в Ашхабаде с точки зрения возможных поставок газа, может наступить реальное потепление в отношениях между Ашхабадом и Баку, которые до сих пор являлись препятствием для серьезного продвижения в реализации Транскаспийского трубопровода — единственно возможного средства доставки туркменского газа в Турцию.

О поставках газа говорить рано

Впрочем, пока о таких поставках в больших объемах можно говорить только теоретически, уверен живущий в Вене туркменский оппозиционный политик, а в прошлом посол Туркмении в Турции, Нурмухаммед Ханамов. На практике этому препятствует ряд проблем. «Во-первых, буквально на днях должно начаться строительство Трансафганского газопровода из Туркмении в Афганистан, Пакистан и Индию, на который понадобится заметный объем газа. Во-вторых, Ашхабад хочет увеличить поставки газа в Китай. Поэтому есть сомнения, что уже освоенных объемов туркменского газа хватит еще и на Турцию. Я считаю, что вряд ли хватит», — сказал лидер Республиканской партии Туркмении в изгнании в интервью DW.

Если же браться за освоение новых месторождений, то надо вкладывать средства, а их в казне нет. Значит, надо привлекать инвестиции, но это дело не сегодняшнего дня, и снова «жизнь взаймы», рассуждает Нурмухаммед Ханамов. Но даже если допустить, что газ найдется, как его поставить в Турцию? Есть два варианта.

Первый — это через Каспий и Азербайджан. Но, указывает политик, «проблема Каспия всем известна, и вряд ли она при нынешней общей конфликтной ситуации будет в скором времени разрешена». Второй вариант — через Иран. Но, рассуждает собеседник DW, Иран, у которого есть свой газ, еще должен с таким планом в пользу Туркмении согласиться. «Наконец, с политической точки зрения, учитывая напряженные отношения между Турцией и Ираном, такой проект очень уязвим. В короткие сроки Туркмении осуществить замену российского газа нереально», — полагает Нурмухаммед Ханамов.

Ворота для Анкары

В свою очередь Аркадий Дубнов указывает на то, что Ашхабад сейчас заинтересован продать свой газ по достаточно высокой цене. «Ашхабад сегодня испытывает серьезный дефицит наличных денег, что заставляет его идти на неординарные шаги, в частности, на запрет иностранным компаниям, работающим в Туркмении, оперировать валютой. И финансовый фактор со стороны Турции будет доминирующим», — говорит российский обозреватель. Этот фактор может перевесить для Ашхабада прогнозируемое недовольство Москвы турецко-туркменским альянсом.

В свою очередь Нурмухаммед Ханамов полагает, что отношения между Туркменией и Турцией вышли на свой пик еще до нынешних событий, и вряд ли Ашхабад, осторожный и даже пугливый во внешних связях, в состоянии еще шире раскрыть ворота для Анкары. Это касается и программ обучения, и других сфер гуманитарного сотрудничества.

«При всей дружбе с Турцией и правительство Туркмении, и ее президент боятся малейшего усиления влияния исламистов извне. В Ашхабаде, хотя и не говорят об этом публично, но хорошо понимают, что в лице Реджепа Эрдогана они имеют не того светского политика, с которыми имела дело Туркмения, когда начала выстраивать отношения с Анкарой», — говорит бывший посол Туркмении в Турции.

Кроме того, туркменская сторона постарается устраниться от конкретного обсуждения тех острых политических тем, где Анкара имеет принципиально иную позицию, чем Москва, чтобы не задеть Россию. «В первую очередь, сбитого российского самолета и роли туркоманов в гражданской войне в Сирии», — высказывает мнение Нурмухаммед Ханамов.

Дата 12.12.2015
Автор Виталий Волков

Источник — dw.com

Эрдоган влезает еще в одну авантюру

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу и госсекретарь США Джон Керри провели телефонную беседу. В разговоре обсуждались методы борьбы с террористической организацией ИГИЛ, а также присутствие турецких военнослужащих в Ираке. Напомним, что 4 декабря Турция развернула группу, состоящую из 130 военнослужащих, танков и артиллерии, в лагере курдского ополчения «Пешмерга», где Анкара тренирует курдских бойцов для атак на Мосул, захваченный группировкой «Исламское государство». При этом президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что турецкие войска были размещены на военной базе в северном Ираке по просьбе главы республики Фуада Масуна, озвученной в 2014 году. Но если это так, то почему действия Турции вызвали возмущение Багдада, который заявил о несогласованном присутствии турецких войск на своей территории, обратившись в Совет Безопасности ООН с требованием призвать Турцию вывести войска из Ирака?

Вашингтон сразу открестился от операции Анкары, заявив, что она осуществляется вне формата коалиции по борьбе с ИГИЛ, что сразу наводит на следующую мысль: Анкара решает в северном Ираке исключительно собственные цели, которые, по словам сенатора и кандидата в президенты США Линдси Грэма, вызывают обеспокоенность Багдада «из-за недостатка уверенности в существовании у Анкары плана по ликвидации ИГИЛ и восстановлении контроля Багдада в захваченных боевиками районах».

Дело в том, что Турция и раньше часто действовала в обход центрального правительства Ирака при выстраивании отношений с Иракским Курдистаном, особенно по части заключения энергетических контрактов. Одно время Анкара гарантировала, что не будет импортировать энергоносители из Ирака без одобрения федерального правительства в Багдаде, то есть не способствовать фактическому расколу Ирака. Но после того как западные партнеры Турции стали требовать установления контроля на турецко-сирийской границе, а Россия предложила и вовсе (из-за событий в Сирии и борьбы с ИГИЛ) блокировать весь периметр турецко-арабских границ, Анкара решила действовать, поскольку может лишиться доступа к энергоресурсам северного Ирака.

По другой версии, ввод турецких военных связан с упреждающими мерами, которые позволили избежать негативных последствий, связанных с курдской проблемой не только в Турции, но и в Ираке и Сирии с учетом возможной фрагментации этих стран. Не случайно именно в этот момент президент Эрдоган вновь поднял вопрос о «необходимости создания буферной зоны на севере Сирии». Правда, тут существуют важные нюансы, один из которых заключается в том, что провинция Ниневия и нефтеносный Мосул не входят административно в Иракский Курдистан. Поэтому право на ввод войск в Ниневию имеет только Багдад.

Не случайно во время визита в Анкару лидера иракской курдской автономии Масуда Барзани впервые в истории Турции на встречах высоких сторон рядом с турецким и иракским был установлен флаг Курдистана, а не Ирака. Более того, курдские сайты заявили со ссылкой на брата арестованного главы Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдуллы Оджалана, что Барзани во время своего визита в Турцию «мог обсуждать вопрос курдской независимости». По его словам, «в результате нынешнего кризиса политическая карта Ближнего Востока может быть перерисована и будет включать независимое государство Курдистан». Как будет реагировать Багдад в случае развития событий по обозначенному сценарию?

Эксперты полагают, что вероятность открытой вооруженной конфронтации Ирака и Турции крайне низка из-за ограниченности возможностей армии арабской республики. Как пишет аналитическое издание Business Insider, «Турция затеяла опасную игру в регионе, которая может привести к еще большей эскалации конфликта уже между ней и состоящим в коалиции с Россией Ираном». Портал Al-Monitor придерживается аналогичной позиции, констатируя «растущую возможность разрыва между Ираном и Турцией». При этом уточняется, что «позиция Запада по отношению к своим стратегическим партнерам может меняться в зависимости от внешних условий, и если подобное произойдет в отношении Турции, то государство рискует оказаться в международной изоляции, растеряв всех своих союзников и партнеров».

Таким образом, ситуация на Ближнем Востоке становится все более запутанной, обрастая новыми событиями и участниками. Согласно британской Guardian, «Эрдогану многие авантюры кажутся вполне успешными, вот только на деле ситуация может обернуться катастрофой для внешней политики Турции, а в итоге и развалом страны». Пока же премьер Турции Ахмет Давутоглу заявил, что замглавы МИД Феридун Синирлиоглу и глава разведывательной организации (MİT) Турции Хакан Фидан отправятся с визитом в Багдад. Посмотрим, что из этого выйдет.

Станислав Тарасов

Москва, 10 Декабря 2015,

Источник — regnum.ru

Россия использует Сирию как испытательный полигон для своего оружия

Россия использует Сирию как испытательный полигон для своих обновленных вооруженных сил и «сверкающих новых игрушек»

Победа России над Грузией в 2008 году была омрачена тем фактом, что российские ВВС и наземные силы показали себя плохо, а кампания оказалась более хаотичной и кровавой, чем ожидал Кремль, пишет обозреватель Foreign Policy Рейд Стендиш. Тогда Владимир Путин начал кампанию по реформе и перевооружению армии. Ее плоды ныне демонстрируются в Сирии. Так, на этой неделе сверхсовременная российская подлодка-«невидимка» поразила цели вблизи Ракки.

По мнению автора, в Сирии Кремль испытывает новые вооружения и технику и тем самым предостерегает Запад, что Россия возродила свою военную мощь.

«Ракеты, запущенные с подлодки, были скорее политическим оружием, нацеленным на Вашингтон, чем средством ведения войны, нацеленным на ИГИЛ», — сказал в интервью изданию Крис Хармер, старший аналитик ВМС (Institute for the Study of War, США).

Запуски производились с подлодки «Ростов-на-Дону», которая считается одной из самых «тихих» в мире и идеально годится для тайных операций. Но Хармер заметил, что применение столь изощренной техники и крылатых ракет — необычный выбор, поскольку применение российских ВВС обошлось бы намного дешевле и оказалось бы эффективнее.

«У России нет никаких тактических резонов для запусков крылатых ракет. Они применяют такие ракеты, чтобы показать миру, что могут их применять», — заключил аналитик.

Издание отмечает: бомбежки в Сирии осуществляются открыто, Минобороны ведет их подробную хронику в соцсетях, а российское государственное телевидение — воспевает.

«Нельзя сбрасывать со счетов ценность этих показов для пропаганды в России и за рубежом», — отметил в интервью Марк Галеотти (Нью-Йоркский университет).

По его словам, Россия не только укрепляет режим Асада, но и «испытывает новые технологии и новые способы действий с применением старых технологий». «Еще одна задача — показать потенциальным покупателям, что российские вооружения могут действовать впечатляюще», — добавил Галеотти.

«Но дорогостоящее наращивание вооружений столкнулось с серьезными препятствиями, поскольку российская экономика тонет под тяжестью западных санкций и обвала цен на нефть», — говорится в статье.

Галеотти замечает: «Россияне не хотят этого признавать, но уже урезают расходы». По его оценкам, реформирована примерно треть вооруженных сил, а для переброски на Украину и в Сирию специально отбирали лучших военных.

Время покажет, как Москва сумеет продолжить реформы наряду с вмешательством на Украине и в Сирии. Но в краткосрочной перспективе военная миссия России в Сирии стала подарком Кремлю, считает автор.

«Всего лишь начав свою операцию в Сирии, Россия фактически сорвала значительную часть внешней политики США. Для этого ей потребовалось примерно 30 самолетов», — отметил Галеотти.

10 декабря 2015 г.

Рейд Стендиш | Foreign Policy

Источник — inopressa.ru