Использовать курдов — себе дороже

Курдистан нам не поможет

Все попытки использовать курдов в чьих-то интересах никогда ни к чему не приводили

В воспоминаниях советского диверсанта Павла Судоплатова (почему-то до сих пор больше известного на Западе, а не у нас) есть примечательный эпизод. Начало 1960-х, он сидит в одной камере Владимирской тюрьмы с другим легендарным убийцей — Наумом Эйтингоном (руководившим ликвидацией Троцкого). Оба считают себя несправедливо осужденными «честными чекистами» и стараются помочь советской родине (с плохо скрываемым желанием получить помилование), сочиняя в заключении «малявы» для Кремля по части шпионско-диверсионных дел. Судоплатов пишет: «Мы с Эйтингоном послали новое предложение Хрущеву о возобновлении контактов с лидером курдов Барзани, чтобы использовать его против иракского диктатора генерала Касема, который начал выходить из-под советского влияния. После этого нас посетил полковник Шевченко, начальник Владимирского областного управления КГБ, и сообщил, что руководство использует наше предложение. На этот раз в виде награды мы получили право на одну продовольственную передачу не через шесть месяцев, а через три».

Не знаю, на какие передачки рассчитывают нынешние последователи Судоплатова и хватит ли у правительства продуктов, чтобы отблагодарить их, ибо советов, как использовать курдов против Турции, после инцидента с Су-24 посыпалось великое множество. Вот, например, знатный политолог Сергей Марков написал в своем Фейсбуке: «А красивый флаг у 45-миллионного курдского народа!» Так он прокомментировал чей-то малограмотный пост: «45 миллионов курдов! Признаем независимость Курдистана — наших союзников в борьбе с ИГИЛ (террористической организации, запрещенной в России. — «МК»)!!! Вернем Константинополь и Софию!»

Увы (или к счастью), но никакого единого Курдистана не существует. И все попытки использовать курдов в чьих-то интересах никогда ни к чему не приводили. Тот же Судоплатов признавал: «Судьбу Курдистана с точки зрения его интересов никогда не рассматривали в Кремле, как, впрочем, и в Лондоне, и в Вашингтоне. И Запад, и нас интересовало одно — доступ к месторождениям нефти в странах Ближнего Востока, как ни цинично это выглядит… Трагедия самого Барзани и его народа заключалась в том, что в интересах СССР и Запада (до известной степени также арабских государств и Ирана) курдов рассматривали как своего рода устрашающую силу в регионе или разменную монету в конфликтных столкновениях турецких, иранских и иракских правителей».

Но курды не дураки и отлично это понимали. Упомянутый Мустафа Барзани, прожив одиннадцать лет в СССР, получив образование в военной академии в Москве, вернувшись в Ирак, очень быстро послал советских товарищей подальше и наладил контакты и с ЦРУ, и с Моссадом, и с шахской САВАК.

Первый раз СССР сыграл на курдской проблеме в 1945–1946 гг., инициировав создание т.н. «Мехабадской республики» в Иранском Курдистане. Надо было ослабить по максимуму шаха и поддержать отторжение южного Азербайджана от Ирана. Но американцы и англичане надавили на Сталина, и он отступил, бросив поверивших в него. Несчастный «президент» республики Кази Мухаммед был повешен, а ее главком Мустафа Барзани бежал со своим отрядом в Советский Союз. Когда он вернулся в Ирак (иранский эпизод был, в общем-то, случайностью в его биографии), то быстро обнаружил, что для Москвы единый антиимпериалистический Ирак (под руководством Саддама Хусейна) важнее курдских проблем, почему он и начал переориентацию на Запад и закончил свою жизнь в эмиграции в США.

Курдов использовали многие — и шах Ирана, и свергнувший его Хомейни, когда им нужно было насолить Багдаду. Сирия при старшем Асаде много лет давала прибежище Абдулле Оджалану, помогая в его борьбе против Турции, поскольку имела с ней территориальный спор. Американцы еще со времен первой иракской войны наладили поддержку курдских сепаратистов, миря их между собой, и вручили им де-факто власть над Иракским Курдистаном после свержения Саддама. Вот только пользы это самим курдам принесло мало, скорее, наоборот. В трех странах из четырех своего постоянного проживания они погружены в той или иной степени в вооруженные конфликты. Противоречивость постороннего отношения к курдам хорошо видна в знаменитых письмах Дж.Неру к дочери из тюрьмы: бомбежки их деревень в Ираке англичанами он осуждает, а Ататюрком, беспощадно боровшимся с курдскими движениями, — восхищается.

Во многом фантастические проекты по использованию курдов объясняются незнанием их истории и культуры. Как было отмечено выше, единый Курдистан существует только в воображении. На самом деле особенность курдов в том, что они очень раздроблены. Расколы проходят по всем направлениям — политическим, религиозным, географическим, этническим, лингвистическим. Многочисленные диалекты курдского расходятся между собой вплоть до полного непонимания между говорящими на них, поэтому ученые предпочитают говорить о «курдских языках».

В зависимости от страны проживания курды имеют свою повестку — в Турции она одна, а в Иране совсем другая. Проблемы в Ираке у них совсем другие, чем в Сирии. Этому соответствует и политическое представительство. Скажем, в Иракском Курдистане, который де-факто является независимым государством и власть Багдада признает чисто формально, уже много десятилетий вся политика сводится к противоборству между двумя основными партиями — Курдской демократической, которую возглавляет сын Мустафы Барзани, и Патриотическим союзом Курдистана, которым руководит бывший президент Ирака Джаляль Талабани. При этом в основе лежат не столько идеологические разногласия, сколько клановые интересы. В недавнем прошлом это соперничество вылилось в гражданскую войну, и ЦРУ приложило немало усилий, чтобы примирить курдов между собой, дабы не играть на руку Саддаму Хусейну. Барзани-старший был племенным князьком, ревниво отстаивавшим свой статус и привилегии. Ну а для других кланов он являлся нелегитимным конкурентом. Внутрикурдская борьба была настолько беспринципной, что один из сыновей Барзани даже перешел на сторону Хусейна.

Рабочая партия Курдистана, действующая в Турции, напротив, с «феодальными пережитками» беспощадно борется и исповедует марксистско-ленинскую идеологию. Для нее важнее социальное и экономическое освобождение. И начала РПК свою деятельность с убийств помещиков и чиновников.

Что касается религиозных расхождений, то они значительны, но не так важны, как пытаются показать некоторые «знатоки» в России. Большинство курдов — сунниты, но религиозный фанатизм им мало свойственен. Потому марксистская РПК с атеистом Оджаланом во главе не имеет никаких проблем с вербовкой в свои отряды добровольцев. В той же Турции значительная часть курдов вообще исповедует такие экзотические религии, как али-илахи и алевизм, которые и мусульманством-то назвать сложно. В Ираке немало езидов, коими так живо в свое время интересовался Пушкин («дьяволопоклонники!») во время своего путешествия в Арзрум. Но эти конфессиональные группировки не создают своих партий или вооруженных отрядов. Куда существеннее родоплеменная идентификация, по типу тейповой в Чечне.

Таким образом, говорить о союзе с Курдистаном бессмысленно. Нет единого партнера по переговорам. РПК (между прочим, признанная на Западе террористической организацией) — сама по себе, иракские или иранские партии — сами по себе. Попытка же работать через официально признанную в Турции парламентскую Партию демократии народов вообще бессмысленна.

И опять-таки, разыгрывая карту того же Турецкого Курдистана, надлежит помнить, что большая часть его территории — не что иное как Западная Армения в недавнем прошлом. Курды активно участвовали в погромах и резне армян, заселив в итоге освободившиеся территории. Так что любая попытка заигрывания с курдами неизбежно вызовет отрицательную реакцию Еревана. Равно как и еще одного нашего друга — Тегерана, которому пришлось пролить в 1980-е немало крови, подавляя курдское восстание. Да и Башар Асад вряд ли обрадуется такому ходу Москвы, воюя в том числе и со своими курдами.

Перепутанность и запутанность курдских проблем стала мне хорошо понятна прошлой зимой, после разговора с одной из моих студенток. Я все никак не мог понять, почему у этой кареглазой брюнетки с армянской фамилией мусульманское отчество. Оказалось, все просто: курдка-езидка из семьи беженцев, переехавших в 90-е годы в Россию, как и многие другие их соплеменники-соотечественники-единоверцы. Я подумал: сколько же в ней слилось противоречий и перипетий — и минувших веков, и прошлого столетия, и последних лет! Прадеды бежали из Турции, дедов выселяли при Сталине, а теперь и она беглянка. Жаль, что Марков не читал у нее лекций.

Максим Артемьев

№26975 от 28 ноября 2015

Источник — Московский комсомолец

Турция представляется в качестве одного из наиболее важных союзников для Государства Израиль

Александр Шапиро Сулиман Посол Мира, Политолог (Израиль)

Израиль в геополитике Ирана и право на самооборону Острота нынешней внешнеполитической ситуации в мире, затянувшийся процесс Сирийской проблемы для Израиля в этих условиях главным является обеспечение возможности адекватного реагирования на военные угрозы, которые могут возникнуть у границ государства. Основные руководящие положения, отражающие объективные закономерности оборонной деятельности государства относятся :принцип применения всех имеющихся в ее распоряжении сил и средств, в случае необходимости отражения вооруженной агрессии, если все другие меры разрешения кризисной ситуации исчерпаны или оказались неэффективными. Функция обороны от нападения извне — одна из важнейших внешних функций современного Израиля. Именно осуществление этой функции обеспечивает суверенитет, самостоятельность израильского государства на международной арене, а также защиту его населения и территории.

Эффективная оборона государства позволяет ему осуществлять независимую, авторитетную внешнюю политику, направленную на обеспечение мира и сохранение мирового порядка, обеспечивает возможность проведения взаимовыгодного сотрудничества во всех сферах деятельности с другими государствами. Израиль единственная страна в регионе который может противостоят персидским интересам на Ближнем Востоке. В этом аспекте турко-израильские отношения в регионе должны носит характер союзнического, более того Иран в перспективе не будет иметь дружественные отношения с Турцией, тем более с Азербайджаном, так как более 30 миллионов азербайджанцев проживает в Иране. Иранский империализм среди мусульманских империй самый реакционный империализм. Иран, является союзником российского и китайского империализма. Политический блок Израиля, Саудовской Аравии, Катара и Турции станет достойной группировкой против против Ирана в регионе.

Иран в поисках утраченного величия стремится в сирийском вопросе принят активное участие, которое в первую очередь будет направлен против Израиля. Иранская дипломатия достигла определенных успехов в отношениях с США, касательно договора между Ираном и США о ядерной программе Ирана. В Вашингтоне поняли, что Иран будет иметь атомную бомбу вне зависимости от того, подпишет Иран с США договор или нет. Атомная бомба есть национальная идея Ирана, овладевшая массами, а, как говорил классик, «идея, овладевшая массами, становится материальной силой».

Подписание или неподписание договора Запада с Ираном не может остановить эту «материальную силу» в ее непреоборимом стремлении к овладению бомбой, но могло бы сильно изменить условия ее создания. Мир смирился с ядерным Ираном, и миру предстоит отныне жить по соседству с исламскими религиозными фанатиками, вооруженными атомной бомбой. Израилю, к сожалению, тоже придется сосуществовать с подобным близким соседом, не скрывающим своего намерения уничтожить еврейское государство. Как в этих условиях вести себя евреям и в Израиле, и в США – вопрос сложнейший. Актуальным для Израиля являлось и на сегодняшний день является развитие отношений со странами Ближнего и Среднего Востока, являющимися его непосредственными соседями, от которых во многом зависит безопасность и динамика развития еврейского государства.

На Ближнем Востоке наибольшее значение для Израиля имеют отношения с его арабскими соседями. Официально внешняя политика Государства Израиль направлена на поиск мирного разрешения конфликта на Ближнем Востоке, преодоление дипломатической изоляции и установление добрососедских отношений со всеми арабскими странами, в то же время Израилю удалось достигнуть более или менее нормальных отношений лишь с несколькими арабскими странами, в том числе с Египтом и Иорданией.

Израильскую дипломатию в отношении стран Ближнего Востока можно назвать достаточно эффективной, несмотря на то, что политика таких стран, как Исламская Республика Иран, Сирия и Ливан в значительной степени противоречит израильским интересам. Израиль достиг уровня партнерских отношений с одним из крупнейших мусульманских государств региона — Турцией , с которой совместно развивает крупные программы торгово-экономического и научно — технического, в том числе в военной сфере, сотрудничества.
, поскольку является страной мусульманского мира, сумевшей наладить активные взаимовыгодные контакты как с Израилем, так и с США и ЕС. Новые геополитические реалий на Ближнем Востоке, вопрос ИГИЛ-а в частности, а также отношение к режиму президента Сирии Башара Асада скоректирует многое в международных отношениях и выявятся новые геополитические союзники в регионе.

Турция претендует на лидерство в тюркском и суннитском мире

Беседовал Бахрам Батыев

Кризис в российско-турецких отношениях, возникший после того как был сбит российский самолет, продолжает оставаться главной темой практически всех мировых СМИ. Эксперты, политики, политологи пытаются предугадать дальнейшее развитие кризиса, который вполне может привести к открытым военным действиями между Россией и Турцией. В беседе с haqqin.az авторитетный политолог из Казахстана Айдос Сарым представил свое видение проблемы.

 

— Военная кампания, которую Россия ведет в Сирии вот уже третий месяц, пока проходила без людских потерь. Но 24 ноября ВВС Турции сбили российский бомбардировщик, вторгшийся в турецкое воздушное пространство. Могла ли Турция поступить иначе?

— Здесь надо принимать во внимание не столько даже характер и интенсивность боевых действий в Сирии, сколько природу и характер политических режимов двух стран. Очевидно, что и Эрдоган, и Путин являются политиками харизматического плана, они очень зависимы и тонко реагируют на складывающиеся общественные настроения, пытаются их активно формировать. Учитывая, что и сам Эрдоган, и его правительство неоднократно говорили о Сирии, предлагали прекратить бомбардировки сирийской оппозиции, сосредоточившись на ИГИЛ, поэтому возникновение такой ситуации было лишь делом времени.

Надо понимать, что Турция претендует на лидерство в тюркском и суннитском мире, обладает достаточной военно-экономической мощью, политическими амбициями. Страна приняла сотни тысяч беженцев из Сирии, все время артикулирует вопросы, связанные с правами тюрков в этой неблагополучной стране. И в такой ситуации злоупотреблять терпением турецкой стороны, нарушать ее воздушные границы, обвинять ее руководство в поддержке международного терроризма было равносильно провоцированию Турции. Повысив уровень и градус внешнеполитической и внутриполитической риторики, Эрдоган попросту не мог не реагировать. Для него это означало бы потерю лица, что для политиков восточного типа равносильно политическому самоубийству.

Кроме того, все мы понимаем, что отношения между двумя лидерами стран в последние месяцы откровенно не складывались, были периоды пикировок, взаимных претензий. В силу природы режимов двух стран выход из ситуации не будет простым и очевидным.

— Президент России назвал инцидент «ударом в спину». Но стали ли действия Анкары такой уж неожиданностью для Москвы? Как вы верно отметили, турки не раз  предупреждали, что никому не позволят нарушать свои границы. К тому же налицо и столкновение российско-турецких интересов в Сирии.

— Полагаю, что военные стратеги и аналитики России такой сценарий где-то должны были учитывать. Политика, военная стратегия и тактика в том числе предполагают изучение реакции страны, с которой вступаешь в те или иные отношения или конфликты. Россияне, российские военные летчики, если вы обратили внимание, уже неоднократно нарушали воздушное пространство целого ряда стран. Обычно такие инциденты заканчивались объявлением воздушной тревоги и заявлениями внешнеполитических ведомств.

Но то, что сходило с рук в Финляндии, Эстонии или еще где-то в Европе, вовсе не означало, что такая же реакция будет в других точках земного шара. Если же российские военные аналитики попросту не прогнозировали такую возможность, то в таком случае уже сегодня надо беспокоиться всем соседям России, ставить закономерные вопросы относительно адекватности их политических руководителей, ответственных за принятие решений.

— Может ли этот инцидент стать предзнаменованием третьей мировой войны? Что теперь ждать от НАТО и от России? Может ли случиться, что российские истребители полетят на Анкару?

— Вступать в войну с НАТО, который в разы превосходит военную мощь и потенциал России, было бы смертельной, фатальной ошибкой. В России могут презирать, ненавидеть Запад, НАТО, но воевать с ними на полном серьезе там никто не собирается. Философия путинского режима этого не предполагает. Даже советские руководители, которые имели гораздо больше идейных, идеологических мотивов, всячески этого избегали.

Другое дело, что теперь Россия сначала использует случившееся для внутренней мобилизации населения, для повышения градуса общественных настроений. А уже во вторую очередь начнет мстить Турции и лично Эрдогану, используя для этого весь дестабилизационный потенциал, который накоплен внутри этой страны.

Не думаю, что Россия будет готова выстрелить себе в ногу или живот, закрывая полностью поставки газа и энергоресурсов в Турцию. Не будем забывать, что на долю Турции приходятся значительные уровни поставок Газпрома. Лишиться такого очень жирного рынка было бы непростительной роскошью.

Более того, недавние очень громкие заявления российского руководства, в которых они прямо обвинили Турцию в поддержке ИГИЛ, финансировании терроризма, чрезмерной исламизации страны являются не показателем силы, а скорее безысходности. Вряд ли такие голословные заявления найдут поддержку среди стран Запада или региона, за исключением, может, Ирана и Сирии. В лучшем случае, этот конфликт перейдет в формат длительной холодной войны характеров между руководителями двух стран.

Напомню, что Турция как член НАТО имеет один из самых мощных военных потенциалов в регионе, и он значительно превышает возможности той же России. Чтобы элементарно обеспечить перегруппировку войск, подтянуть ресурсы России потребуется время, — недели, а может, и месяцы. Та же группировка российских войск в Сирии станет первой жертвой турецкой армии в течение нескольких часов, максимум двух-трех дней. Надо ли это России в настоящий момент? Мне лично кажется, что нет.

— Как быть тюркоязычным государствам в этой ситуации? В частности, как быть Азербайджану и Казахстану, у которых тесные отношения как с Россией, так и Турцией?

— Это самый тонкий, щепетильный момент. Понятно, что наши страны не могут пока однозначно принять чью-то сторону и сделать однозначный выбор. Наши страновые симпатии очевидны. Но ситуация в регионе настолько хрупка, что может случиться, как в известной казахской пословице, где говорится, что гончая срывает свой гнев на журавле. Наши страны пока еще не имеют того потенциала, который позволяет делать выбор в пользу одной из сторон, у нас есть внутренние проблемы, ключами к которым обладает сегодня только Россия.

Позволить себе дестабилизировать ситуацию в своих странах мы не можем и не должны. Такую ситуацию, полагаю, поймут в Турции. Но в той же России определенную ясность от наших стран ожидать и требовать будут. И здесь очень важно суметь сохранить нейтральный тон, не становиться стороной конфликта, не влезать в него ни под каким предлогом. Например, наш МИД сделал достаточно трезвое, лаконичное заявление.

Ряд политиков сделали заявления, которые можно трактовать как однозначно пророссийские. При этом политическое руководство страны никаких заявлений на этот счет не сделало. Возможно, что именно такая политика на сегодняшний момент оптимальна. Нельзя исключать и того, что в наших странах активизируется деятельность посольств, которые будут пытаться очернить ту или иную страну, элиты, которые имеют более или менее однозначные политические векторы и симпатии. Но все это пережить можно.

Максим Шевченко: Турция наш главный союзник в коалиции против террористов

Российское общество пребывает в шоке от трагедии на границе Турции и Сирии, где турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик Су-24 ВКС РФ. Чуть позже мировые СМИ облетели страшные кадры убитого пилота, сумевшего катапультироваться до взрыва самолета, а также раненых российских журналистов.

Президент России Владимир Путин прямо заявил, что действия Анкары можно рассматривать как пособничество экстремистам. Глава государства пригрозил Турции серьезными последствиями и задался вопросом, почему Турция после инцидента сразу же обратилось к НАТО для обсуждения спровоцированной проблемы.

Отметим, что еще недавно российские эксперты говорили о том, что Турция наш главный стратегический партнер в борьбе против радикального исламского терроризма на Ближнем Востоке. Известный политолог, член Общественной палаты России Максим Шевченко в минувшую пятницу 20 ноября рассказал в рамках записи программы «Русский Вопрос» о том, с кем Россия должна строить коалицию в первую очередь. Сегодня его слова выглядят крайне парадоксально.

«Коалиция уже создается на наших глазах усилиями Российской Федерации, которая стала политическим центром подобного союза. Западные страны были вынуждены тоже пойти на более активные политические действия. Мне кажется, что именно ту методологию, которую предложила Россия, т.е. локальных ударов по террористам, террористической инфраструктуре на ряду с серьезными политическими процессами, в том числе с представителями разных политических сил, исламских, всех, кто не стоит на позиции терроризма — это единственная оптимальная стратегия. И сегодня Российская повестка является во многом определяющей. Мы видим, что с ней соглашается и Франция и вынуждены были согласиться американцы в Анталии», — оптимистично оценил встречу G-20 эксперт.

«Мне кажется, что встреча в Анталии это важная политическая декларация и важная манифестация политики намерений. Я бы даже сказал, что переговоры Путина с Эрдоганом имеют гораздо большие позитивные политические последствия, чем переговоры с Обамой или с французской стороной. Потому что Эрдоган безусловно является стороной, вовлеченной в эту войну, и безусловно Турция находится в серьезной опасности. Турция наш экономический партер, один из крупнейших партнеров, который нас никогда не предавал в отличие от Запада. Турки не нарушали обязательств, миллионы наших сограждан имеют в Турции не только успешный бизнес, но и недвижимость. Турки работают в России, ведут с нами партнерские отношения. При Эрдогане Турция стала высокоразвитой современной державой, с современной экономикой, с социальными правами. И Турция является партнером России по газовым переговорам, и я знаю, что «Росатом» собирается строить в Турции атомную электростанцию. И, в общем, угроза гражданской войны на территории Турции очень велика. Не в интересах России дестабилизация Турецкой республики, не в интересах России, чтобы американский или израильский капитал, вверг Турцию в гражданскую войну, межэтническую или какую-то еще. Поэтому я считаю, что переговоры президента России с Реджепом Тайипом Эрдоганом, о которых сам Путин сказал, что мы, кажется, нащупали общие точки, это гораздо более важные переговоры, чем даже переговоры с американцами и французами», — оценил российско-турецкие переговоры Максим Шевченко.

Он отметил, что Турция является ключевой страной в формирующейся коалиции.

«Если удастся уговорить Анкару принять определенный сценарий разрешения сирийского и иракского вопроса, то это уже будет половина успеха», — резюмировал политолог.

Отметим, что министр иностранных дел России Сергей Лавров отменил свой визит в Стамбул из-за крушения Су-24 и не рекомендовал гражданам не посещать Турцию в ближайшее время.

В отношениях России и Турции начинается период «охлаждения».

soner polat«Турецкая сторона заявляет, что российский самолет нарушил воздушное пространство нашей страны. Если это действительно так, то и в этом случае не следовало прибегать к радикальным мерам, так как это привело к эскалации напряжения между Москвой и Анкарой».  Об этом эксклюзивно ИА Vesti.Az заявилтурецкий адмирал в отставке Сонер Полат, комментируя сегодняшний инцидент на севере Сирии.

Напомним, турецкая сторона сбила российский самолет на севере Сирии. В сообщении на сайте Вооруженных сил Турции говорится, что 24 ноября около 09:20 по местному времени (10:20 мск) в районе Яйладагы около границы с Сирией был замечен и позже сбит самолет.  

Отмечается, что самолет нарушил воздушное пространство Турции десять раз в течение пяти минут и что ему было направлено предупреждение перед ударом.

Самолет был сбит двумя истребителями F-16, выполнявшими патрулирование в 09:24 по местному времени, сказано в сообщении.

Позже российское Минобороны подтвердило, что над территорией Сирии потерпел крушение российский бомбардировщик Су-24. В сообщении военного ведомства речь идет не об ударе турецких истребителей, а об обстреле с земли.

По словам адмирала в отставке, учитывая тот факт, что ситуация, мягко говоря, проблемная, Анкара должна использовать все свои усилия, чтобы управлять сложившейся ситуацией.

«По сути, Турция сама создала кризисную ситуацию и теперь ей самой придется разбираться в этом»,  — подчеркнул адмирал.

Собеседник ИА Vesti.Az cчитает, что у медали есть две стороны и обе проблемные.

«Что это дало Турции? С одной стороны, это приведет к ухудшению стабилизирующихся отношений Москвы и Анкары, с другой – сложившаяся ситуация играет на руку Вашингтону и НАТО, которые используют Турции в своих корыстных целях. США за спиной Турции, в очередной раз сделали своё дело. Не удивлюсь, если завтра США призовут обе стороны разрешить конфликт между собой. Но это видимая сторона айсберга. На самом деле, Вашингтон преследует лишь свои интересы», — высказал мнение наш собеседник.

Сонер Полат также отметил, что Турция имеет геополитическое значение.

«Это своего рода напоминает кризис в Кубе 1965 года. Для того, чтобы разрешить ситуацию, Турция должна прибегнуть к дипломатическим методам. К сожалению, придется приложить немало усилий, чтобы разрешить этот кризис, который отрицательно повлияет на политико-экономические отношения между двумя странами», — подчеркнул собеседник ИА Vesti.Az, добавив, что Анкара с ювелирной осторожностью должна обдумывать свои шаги по урегулированию конфликта.

Турецкий офицер прокомментировал также мнения российской политологической общественности о том, что лучшим миротворцем для разрешения конфликта между Анкарой и Москвой в данной ситуации может выступить Баку. Ибо Турция для Азербайджана – союзник, Россия – стратегический партнёр.

«С сегодняшнего дня в отношениях России и Турции начинается период «охлаждения». Это начнётся с отмены визита Лаврова в Анкару. Есть предположения о том, что, вряд ли, глава МИД РФ посетит Турцию. Естественно, это не очень-то отрадный факт. Я боюсь, что тут дело не ограничится одной отменой визита. Это потянет за собой череду неприятностей.

Если Ильхам Алиев выступит с инициативой миротворчества, он внесёт весомый вклад в  турецко-российские отношения. Турция должна постараться решить конфликт посредством третьей стороны, и если это будет Азербайджан, будет лучше», — резюмировал он.

Вафа Фараджова 

Антиазербайджанскую аферу «поддержка в обмен на миссию» необходимо пресечь в зародыше

OBSE i AzerbaycanАнтиазербайджанскую аферу «поддержка в обмен на миссию» необходимо пресечь в зародыше

 

ОБСЕ считается организацией, главными направлениями деятельности которой являются предотвращение возникновения конфликтов в регионе, урегулирование кризисных ситуаций, ликвидация последствий конфликтов. Кроме этого, в сфере деятельности – защита прав человека, развитие демократических институтов. Эти направления ОБСЕ доверили государства-члены ОБСЕ, в том числе и Азербайджан.

Давайте, однако рассмотрим попристальнее, что же происходит на самом деле?

Организация со штатом в несколько сот человек только в собственном аппарате и с 3500 сотрудниками, работающими в полевых миссиях, с многомиллионным бюджетом, фактически стала инструментом Евросоюза (а больше – США) по самому прямому вмешательству во внутренние дела суверенных стран. Делается это с большим размахом и умением. К примеру, совсем недавно, в сентябре этого года в столице Польши Варшаве непосредственно перед открытием ежегодного Совета ОБСЕ по выполнению государствами-участниками обязательств «в человеческом измерении», около 50 человек «встречали» участников мероприятия с протестами против … внутренней политики Азербайджана.

Если кто-то наивный всё ещё верит, что подобные массовые действа возможны без предварительной организации и, самое главное, без согласования с организаторами мероприятия, — в данном случае, с правительственными органами Польши и Советом ОБСЕ,- он очень сильно ошибается. Полиция Польши могла сработать так быстро и оперативно, что ни один из «протестующих» просто не появился бы на улице перед участниками международного совещания!

Но в этот раз все политологи и аналитики увидели в очередной раз отлично срежиссированную, заранее подготовленную акцию, когда полсотни «активистов» показательно выступили против правительства Азербайджана, и в очередной раз подтвердили, что ОБСЕ – инструмент давления в руках тех, кто пытается управлять и внешней, и внутренней политикой Баку, и использует для этого любую возможность.

Прямым подтверждением того, что действия ОБСЕ не только противоречат мандату этой международной организации, но даже грубо нарушают его, проявилось в ходе парламентских выборов в Азербайджане.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что в Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ было направлено приглашение для наблюдения за проводимыми в Азербайджане парламентскими выборами. Однако данная структура, не вынеся этот вопрос на обсуждение в постоянном комитете Парламентской Ассамблеи ОБСЕ (!), и даже не проинформировав генерального секретаря (!) ОБСЕ, приняла решение об отказе от наблюдения за парламентскими выборами, тем самым грубо нарушив не только свой мандат, но и все необходимые процедурные требования. Остаётся только догадываться, кто именно на деле руководит этой организацией, если даже генеральный секретарь не ставится в известность по решениям, которые могут определить отношения с целой страной и её правительством.

«Обязанность БДИПЧ ОБСЕ — наблюдать за выборами, — сказал по этому поводу Президент Азербайджана Ильхам Алиев. – Как известно, мы пригласили их и попросили дать разъяснения, связанные с методологией определения количества наблюдателей, направляемых в различные страны. Вместо того, чтобы ответить нам, они вообще решили не посылать наблюдателей. Такие действия неприемлемы».

С этим нельзя не согласиться, учитывая, что европейская сторона первоначально предполагала на 125 избирательных округов послать больше … 400 наблюдателей. Не многовато ли? Да и … не слишком ли нагло?

Не нужно быть великим аналитиком, чтобы понять, что ЕС планировала полностью контролировать выборы в суверенном и независимом Азербайджане, в чём им и было отказано. Как дипломатично заметил руководитель пресс-службы МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев, «направление 400 наблюдателей от БДИПЧ в Азербайджан с численностью населения 9,5 миллионов человек и 125 избирательными округами не видится логичным».

Присоединяясь к мнению уважаемого коллеги, хочу сказать, что трудно назвать логичными и последовательными, а тем более отвечающими мандату ОБСЕ, действия (а точнее – БЕЗДЕЙСТВИЕ) Минской группы ОБСЕ. Сопредседатели с многочисленной свитой уже больше 20 лет (!) успешно приезжают «в гости» в благодатный Азербайджан, регулярно навещают и куда менее благополучную (увы, но это факт) Армению.

Однако разрешение Нагорно-Карабахского конфликта не продвинулось ни на шаг. И даже, по мнению международных наблюдателей, события вообще стали развиваться по худшему для Азербайджана сценарию. Об этом открыто сказала в эксклюзивном интервью информагентству Trend председатель Общественной палаты Молдовы Аурелия Григориу.

По словам А. Григориу, «работая с Минской группой ОБСЕ, Азербайджан практически остаётся один на один с проармянским институтом … Полагаю, что МГ ОБСЕ просто затягивает время для того, чтобы дать возможность укрепиться незаконному формированию на оккупированных территориях Азербайджана в пользу Армении».

А. Григориу также совершенно точно определила отношение к «референдуму», который проводился на захваченных землях, и о котором так любят говорить в ОБСЕ: «О каком референдуме мы можем говорить в Карабахе, если все азербайджанцы и другие народы, проживавшие в Нагорном Карабахе, были оттуда изгнаны или убиты. Кто будет голосовать на референдуме — те, кто остался на оккупированных землях, или те, кто затем заселил эти земли? Сейчас там проживают только армяне, и естественно, что они будут голосовать за присоединение к Армении… Это не та ситуация, когда нужно о чём-то говорить, это та ситуация, когда нужно сначала освободить, а потом уже договариваться, может быть, о каких-то послаблениях в части взыскания с агрессора ущерба, который был нанесён за все эти годы. Но первым обязательным условием должно быть освобождение оккупированных территорий».

Рабочие группы ОБСЕ уже даже «не замечают» открытую агрессию со стороны Армении, вроде той, какое имело место 27 октября 2015 года, когда был грубо и вызывающе нарушен режим прекращения огня в зоне конфликта.

Дело в том, что ОБСЕ находится в режиме очередного «заигрывания» с Арменией, потому что надо продлевать действие собственной миссии в этой стране, поэтому, что бы ни делалось в отношении Азербайджана, Еревану всё сойдёт с рук.

А в Ереване, в свою очередь, очень точно используют ситуацию, потому что продление мандата ОБСЕ в Армении обещает избыточную поддержку Европы – пусть хотя бы на словах – в нагорнокарабахском вопросе. Совершенно верно отмечает МИД Азербайджана, комментируя запись Джеймса Уорлика (сопредседателя Минской группы ОБСЕ от США) на своей странице в социальной сети относительно отчёта Роберта Уолтера, докладчика ПАСЕ по карабахскому конфликту: именно безрезультатное посредничество МГ ОБСЕ полностью на руку Армении, которая всячески стремится сохранить статус-кво, то есть удержать под оккупацией часть территории Азербайджана.

Глава азербайджанской делегации в ПАСЕ Самед Сеидов во всех последних играх вокруг Азербайджана видит попытки изолировать республику от международной политики. По его словам, сентябрьская резолюция Европарламента по Азербайджану и решение БДИПЧ и ПА ОБСЕ не направлять наблюдателей на парламентские выборы в Азербайджане – все это «звенья одной цепи».

Подтверждает это и политолог Адыгезал Мамедов: «В отношении Азербайджана постоянно применяются двойные стандарты. Сегодня, реально, идеологи ОБСЕ демонстрируют предвзятое отношение к азербайджанской государственности, обостряя вопрос национальных меньшинств… По-видимому, за этими сценариями стоят попытки формирования власти из числа манипулируемых лиц, опирающихся на меркантильные ценности. Именно по этой причине вышеупомянутые силы в преддверии выборов будут стараться создать в стране политическую напряжённость, поляризацию общества, опираясь на революционные сценарии».

А политолог Ровшан Ибрагимов совершенно точно прогнозирует, что это «либо признание неэффективности своей деятельности, либо попытка пассивного воздействия на Азербайджан. Но если верно второе, то — как они представляют себе желаемый результат от воздействия? В конструктивных форматах обычно всегда ищут пути для диалога и формируют многочисленные площадки для этого… Просматривается желание превратить Азербайджан в некоего изгоя, изначально подписывая приговор».

Уважаемый коллега совершено прав, когда говорит, что «республика неоднократно доказывала различным акторам международных отношений, что она не воспринимает позицию силы и давления».

ОБСЕ пора уже понять, что правительство Азербайджана будет последовательно отстаивать независимость своей страны и легитимность действующего правительства.

Европа ничему не учится, и поэтому повторяет одни и те же ошибки.

Для тех, у кого короткая память, нужно напомнить, что в конце прошлого века, в декабре 1996-го года, на Лиссабонской встрече глав государств и правительств государств-участников ОБСЕ, когда армянская делегация попыталась выразить несогласие только по одному из положений в проекте декларации, основатель современного Азербайджана Гейдар Алиев в свою очередь заявил, что в таком случае Баку оставляет за собой право наложить вето на все последующие декларации саммита.

Армянская сторона попыталась тогда «показать характер», что закончилось историческим решением Азербайджана, который воспользовался своим правом и наложил вето на все дальнейшие документы саммита. Это были те самые принципы независимости и принципиальности, которые сегодня успешно продолжает и развивает Президент Азербайджана Ильхам Алиев.

Очевидно, что правительство Азербайджана и в XXI веке, на современном историческом этапе, значительно укрепившись и в экономическом, и в политическом, и, в конце концов, военном плане, не допустит ни малейшего ущерба интересам государства. В Закавказье (в Баку и в Тбилиси) нет постоянных представительств ОБСЕ, потому что эта организация самым грубым образом пытается диктовать волю заказчиков из Европы и США независимым странам.

На сегодня единственная действующая миссия ОБСЕ – в Ереване. Возникает вопрос: не пора ли Баку использовать своё законное право вето при рассмотрении вопроса о продлении миссии в Ереване, которое состоится в ближайшее время? Пусть армяне решают для себя сами – оставаться суверенной страной или плясать под дудку внешних контролёров, получая в виде «оплаты» за это ангажированную поддержку ОБСЕ; в конце концов, это их личное дело, Азербайджану мало интересное.

Наша страна этот вопрос для себя решила принципиально: правительство Азербайджана приняло решение отозвать свою подпись под меморандумом о взаимопонимании с ОБСЕ о порядке функционирования офиса организации в Баку, тем самым (не будем скрывать) осознанно пойдя на утрату определённых рычагов влияния на ситуацию в свою пользу.

Поэтому будет логичным и справедливым, если этого весомого козыря не станет и у наших геополитических оппонентов, чтобы он не был использован против законных интересов Азербайджана.

Тем более, что сегодня Баку имеет для этого уникальный шанс, упустить который сейчас было бы верхом неосмотрительности, о котором впоследствии придётся неоднократно пожалеть.

 

Сафа Керимов, политолог, журналист-международник

Вашингтон выбирает Анкару в качестве главного союзника

turkmens of syriyaЭтнические туркмены при поддержке Турции и США организовали операцию против радикальных исламистов на севере Сирии и включились в «гонку на Алеппо» одновременно с наступлением правительственных войск. Анкара начала активную пикировку с Москвой и сделала ставку на родственный туркам этнос. Пока в Сирии складывается новая политическая комбинация, грозящая расколом страны, Россию и Иран атакуют на заседаниях ООН.

Туркоманы (этнические туркмены) под прикрытием турецких самолетов F-16 и американских F-15s отвоевали две сирийские деревни, удерживаемые боевиками «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещенная в России. – «НГ»). Это начало «гонки на Алеппо», пишут турецкие СМИ.

Наступление совпало с операцией сирийских правительственных войск, которые движутся на крупнейший город при поддержке российской авиации. В течение недели Турция очертит границы буферной зоны, куда Анкара хочет переселить сирийских беженцев со своей территории. Следующим шагом может стать введение бесполетной зоны.

«После начала российской операции в Сирии Турция начала терять позиции в стране. Цели и планы, которые ставила перед собой Анкара, рассыпаются, как карточный домик, – заявила в беседе с «НГ» замдиректора Российского института стратегических исследований Анна Глазова. – Рано или поздно Россия покончит с исламистами, которых Турция поддерживала многие годы как для борьбы с курдами, так и для борьбы с Башаром Асадом. Создание буферной зоны при поддержке западных стран ставит целью усиление влияния коалиции если не на территории всей страны, то хотя бы на севере и северо-западе Сирии. Здесь мы имеем дело с новой политической комбинацией, которая грозит изменением военно-политической расстановки сил и расчленением Сирии. Буквально несколько дней назад США объявили, что готовы поддержать создание буферной зоны, хотя ранее отказывались это делать, несмотря на призывы Анкары. Если Турция продолжит поддерживать туркмен, то они могут поставить вопрос если не об автономии (это невозможно – туркмены рассеяны по всей территории Сирии), то по крайней мере о закреплении своих собственных прав, и это не будет способствовать единству Сирии».

Турция готова к открытой пикировке с Россией в Сирии. В пятницу премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу объявил, что военное присутствие России в Сирии оправданно до тех пор, пока Москва воюет с ИГ. Это заявление прозвучало одновременно с обвинениями России в нанесении ударов по позициям туркмен в Сирии, в связи с чем Анкара направила письмо в Совбез ООН, попутно вызвав в МИД Турции для дачи разъяснений российского посла Андрея Карлова. Этот же вопрос поднимался в ходе телефонного разговора между главой МИД Турции Феридуном Синирлиоглу и госсекретарем США Джоном Керри.

Россию теснят не только на сирийском фронте, но и в ООН. В ночь на 21 ноября Совет Безопасности единогласно одобрил проект резолюции по борьбе с ИГ, внесенный Францией. Париж призвал страны удвоить усилия для предупреждения и пресечения терактов и финансирования терроризма.

Россия внесла свой отредактированный проект резолюции по Сирии, однако он не был рассмотрен. Постпред РФ при ООН Виталий Чуркин отметил, что Россия консультировалась с французской делегацией при разработке документа, и добавил, что «не хотел бы видеть соревнование между двумя проектами». «Попытку некоторых членов Совета заблокировать работу над нашим проектом считаем политически близорукой. Нельзя одной рукой бороться с террористами, а другой фактически подыгрывать им, руководствуясь конъюнктурными соображениями», – подчеркнул постпред. Москва продолжит работать над документом, однако российская резолюция не будет рассматриваться до тех пор, пока из документа не уберут упоминание о роли Асада в борьбе с террористами, заявил постпред Великобритании при ООН Мэттью Райкрофт.

Франция, пережившая террористические атаки, выглядит самым вероятным союзником России на Западе, и Париж открыт к диалогу. Россия «наносит очень существенные удары» по ИГ, и ее позиция по Сирии изменилась после того, как Москва «немало пострадала от ИГ», констатировал министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан. «В Москве осознали, что армия Башара Асада стала очень слабой и потому не может защищать российские объекты, в частности порт Тартус, столь же эффективно, как раньше», – уверен министр.

Тем временем и Эр-Рияд нанес дипломатический удар в ООН: комитет по права человека Генассамблеи ООН принял резолюцию, подготовленную Саудовской Аравией. Документ, где прямо не называются РФ и Иран, осуждает интервенцию в Сирии, присутствие «всех иностранных террористических бойцов и иностранных сил, воюющих от имени сирийского режима», в частности Корпуса стражей исламской революции и военизированных групп, например «Хезболлах», а также звучит призыв прекратить авиаудары.

Не удивительно, что в свете этих новостей ирано-российский союз крепнет. Президент России Владимир Путин впервые с 2007 года посетит Иран и встретится с руководителями Исламской Республики – аятоллой Али Хаменеи и президентом Хасаном Рухани. После этого Путин проведет переговоры в Сочи с королем Иордании Абдаллой II. При этом визит в Россию короля Саудовской Аравии Сальмана Аль Сауда, неоднократно анонсировавшийся СМИ, напротив, откладывается – как минимум до следующего года.

США, как и Турция, уверены, что России следует сосредоточиться на борьбе с ИГ, потому что удары российской авиации по оппозиции способствовали усилению террористов. «Ей (Москве – «НГ») следует нацелиться именно на людей, которые убили российских граждан», – заявил президент США Барак Обама в Малайзии, комментируя крушение А321 в Египте. В Куала-Лумпуре Обама мог провести переговоры с премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым, однако последний был занят встречей с генсеком ООН Пан Ги Муном, который заявил, что Москва должна сыграть важную роль при решении проблемы терроризма.

Евгений Медведев

23.11.2015

Источник — ng.ru

Международным центром дипломатии и информации «Сафади» (Израиль) и Международным онлайн информационно-аналитическим центром «Этноглобус» (ethnoglobus.az) (Азербайджан) подписан меморандум о сотрудничестве.


12278229_1077318912318220_706333696_n24 ноября между  Международным центром дипломатии и информации «Сафади»  (Израиль) и Международным онлайн информационно-аналитическим центром «Этноглобус» (ethnoglobus.az)  (Азербайджан) подписан меморандум о сотрудничестве.

Меморандум подписан в Баку в офисе «Сафади». Документ подписали дипломат «Сафади» на Кавказе, Посол Мира Алекс Сулиман Шапиро и директор  «Этноглобуса», эксперт Гюльнара Инандж.

Меморандум подразумевает проведение гуманитарных мероприятий, в том числе совместных конференций, лекций, семинаров, обмена опытом.

Представитель «Сафади» Алекс Шапиро-Сулиман отметил, что в рамках сотрудничества также будут организованы мероприятия , которые послужат поддержкой  расширению азербайджано-израильским отношениям.

«На фоне агрессивных вызовов  современного мира есть необходимость усиления взаимного уважения и доверия между азербайджанским и еврейскими народами.Поэтому необходимо проведение мероприятий с целью ознакомления наших народов  культурой Азербайджана и Израиля. В этом вопросе есть необходимо опираться на азербайджанскую диаспору в Израиле и еврейскую общину в Азербайджане, в том числе синхронизация их деятельности », -заметил Шапиро-Сулиман.

Директор центра «Этноглобус» , эксперт Гюльнара Инандж в свою очередь отметила , что обмен опытом создает благодатную почву для более глубоких и ценных  политических, общественных и социальных исследований.

«В современном потоке информации сложно отличить лож от правды.  С этой точки зрения, любая информация , оказывающая влияние на общественное мнение, требует многогранного  анализа. Поэтому подобное сотрудничество послужит углублению анализа информаций , способных повлиять на  общественное сознание.

Так как  “Этноглобус” с первых дней своей деятельностив экспертной среде ценится как достоверный источник, подобные сотрудничества предоставят нам возможность для серьезных и привлекательных исследований”,-заметила Гюльнара Инандж.

На  церемонии подписания меморандума принимали участие представители СМИ и НПО.

Турция требует от России прекратить бомбить сирийских «туркоманов»

turkomani siriiМишенью российских бомбардировщиков в туркоманских деревнях, скорее всего, стали боевики из «Отряда султана Мурада»

В отношениях Москвы и Анкары новое обострение, и снова связанное с российской операцией в Сирии: Турция требует прекратить бомбежки прилегающих к турецкой границе селений. В этих местах компактно проживают так называемые туркоманы, народность, этнически близкая к туркам – их интересы Турция, как заявляется, защищает. Реальные же причины демарша могут быть совсем иными.

Еще накануне казалось, что Турция может все же примкнуть к коалиции России и Франции в Сирии, несмотря на свою прежнюю близость к ИГИЛ. Однако, похоже, этим ожиданиям не суждено оправдаться. Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу в пятницу устроил Москве новый скандал, осудив Россию за авиаудары, якобы нанесенные по поселениям сирийских туркменов на севере Сирии. Премьер даже упомянул «кассетные бомбы». Он заявил, что МИД республики вызвал по этому поводу российского посла.

«Российские ВВС начали наносить удары по бензовозам с нефтью ИГИЛ, которые направлялись в основном в Турцию. Возможно, именно этот факт и стал настоящей причиной демарша Анкары»
«В нападениях на туркменские деревни принимают участие и российские самолеты. В связи с этим минувшей ночью я дал указание министру иностранных дел вызвать российского посла, проинформировать его об этом и принять необходимые меры. Российскому послу было ясно заявлено, что если российские ВВС ведут борьбу с ИГ, то военные действия должны быть направлены против ИГ. А если на границе с Турцией в отношении гражданских лиц применяются кассетные бомбы и массовые убийства, вследствие чего произойдет новый поток беженцев в Турцию, то ответят те, кто этому способствовал», — сказал Давутоглу. Он также обвинил войска президента Сирии Башара Асада в атаках на селения туркоманов.

«Выяснилось, что российские самолеты подвергли интенсивной бомбардировке туркоманские деревни в регионе Байирбуджак на северо-западе Сирии вблизи нашего погранперехода Яйладаг, – заявил позднее МИД Турции. – В связи с этим по распоряжению министра посол в Анкаре Андрей Карлов был вызван в МИД. Было подчеркнуто, что действия российской стороны не являются борьбой с терроризмом, осуществляются бомбардировки мирных туркоманских сел, и это может привести к серьезным последствиям. Было сообщено, что наша сторона хочет от РФ немедленного прекращения этих операций».

В заявлении также говорится, что данные предупреждения и запросы были повторно переданы заместителю министра иностранных дел, спецпредставителю президента России по Ближнему Востоку Михаилу Богданову. «Мы подтверждаем, что вчера поздно вечером в МИД Турции состоялась беседа российского посла с замминистра МИД Умитом Ялчином, – согласился пресс-атташе диппредставительства Игорь Митяков. – О содержании этой беседы комментариев предоставить не можем».

Как напоминает «Интерфакс», туркоманы, или сирийские турки – тюркский народ, проживающий в Сирии. Это третья этническая группа в Сирии после арабов и курдов. Ее численность достигает 100 тыс. человек.

«Туркоманы – это те же турки-огузы, которые не ассимилировались и не до конца превратились в турок, – отметил в беседе с газетой ВЗГЛЯД директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии, бывший депутат Госдумы полковник запаса Семен Багдасаров. – Они живут в Сирии и Ираке. Турки их, соответственно, поддерживают. Те, в свою очередь, двигаются в фарватере турецкой политики. Исторически сложилось так, что Анкара позиционирует себя в качестве защитника туркоманов. Она постоянно защищает их интересы, когда производит какой-то инцидент. Туркоманы – инструмент политики Анкары», – сказал Багдасаров.

В ходе гражданской войны в Сирии, как отметил политолог, туркоманские племена тоже ориентируются на Анкару и враждуют с Дамаском. «Их нельзя относить ни к ИГИЛ, ни к «Джебхат ан-Нусре». Они имеют свои этнические группировки, которыми де-факто руководит Турция. Они ведут вооруженную борьбу против правительства Асада. Например, у туркоманов есть достаточно крупная группировка – «Отряд султана Мурада». Живут они в районе турецко-сирийской границы, в особенности в районе тех 98 километров, которые контролирует ИГИЛ. Турки натравливают их то на сирийскую армию, то на курдов», – подытожил эксперт.

«Причиной очередного турецкого демарша, возможно, стало то, что российские ВВС, наряду с французскими и американскими, начали наносить удары по бензовозам с нефтью ИГИЛ, которые направлялись в основном в Турцию. Возможно, именно этот факт стал причиной демарша Анкары», – предположил в интервью газете ВЗГЛЯД экс-посол России в Тунисе и Ливии, руководитель Центра партнерства цивилизаций МГИМО Вениамин Попов.

«Многие западные издания много писали и продолжают писать, что головорезы из ИГИЛ активно торгуют нефтью со скважин, которые они контролируют. Они получают до миллиарда долларов в год только от продажи черного золота. Нефть ИГИЛ идет в основном в Турцию. Президент России на саммите G-20 особенно подчеркнул, что необходимо перекрыть нефтяной бизнес террористов», – напомнил дипломат.

Как писала накануне газета ВЗГЛЯД, Турция объявила, что намерена вместе с США оттеснить боевиков ИГИЛ от своей границы с Сирией. Если турецкие солдаты действительно перейдут границу и встретят сопротивление, это будет первое наземное столкновение НАТО и «халифата». Правда, в комитете Госдумы по обороне газете ВЗГЛЯД заявили, что целью турок может быть вовсе не ИГИЛ.

Во вторник госсекретарь США Джон Керри тоже пообещал, что военные США и Турции начнут совместную операцию, чтобы полностью взять под контроль участок границы с Сирией. «Вся граница северной части Сирии, 75 ее процентов, взяты под контроль. Мы начинаем операцию с Турцией для того, чтобы взять под контроль оставшиеся 98 километров», – цитировало Керри РИА «Новости».

Сообщалось, что от наземной операции коалиция решила воздержаться, однако подразделения «Свободной сирийской армии» и отряды сирийских туркменов (туркоманов) при поддержке авиации будут вести наступление на «халифат».
20 ноября 2015, Юрий Богданов

Источник — vz.ru

Запад ожидает раскола союза России и Ирана

В сирийской истории один из наиболее важных вопросов — насколько прочен ситуативный альянс Москвы с Тегераном. Эта удивительная согласованность российско-иранских операций в Сирии никак не соответствует прежнему недоверию и подозрительности. Ожидается, что сирийский вопрос станет одним из главных для президента Путина, когда в понедельник он приедет в Тегеран.

В стремлении положить конец кровавой бойне в Сирии одним из наиболее важных невыясненных вопросов является то, насколько прочен ситуативный альянс Москвы с Тегераном.

Эта удивительная согласованность российско-иранских операций в Сирии никак не соответствует тому недоверию и подозрительности, которые существовали между ними на протяжении ста лет.

Ожидается, что сирийский вопрос станет одним из главных на повестке дня для российского президента Владимира Путина, когда в понедельник он приедет в Тегеран. Это будет первым визитом российского лидера за восемь лет, а также первым визитом с тех пор, как президентом Ирана стал Хасан Рухани (Hassan Rouhani).

Кристофер Филлипс (Christopher Phillips), специалист по Сирии из лондонского аналитического центра в области международных отношений Chatham House считает, что Иран и Россия в Сирии являются «заклятыми друзьями», которые сплотились в борьбе за общие интересы, совпавшие лишь на ближайшее время, но в долгосрочной перспективе имеют абсолютно разные цели.

«Иран был рад обратиться [к Москве] со словами: «направьте несколько самолетов», или [президент Башар] Асад в беде», — говорит Филлипс. — Но потом Иран, конечно же, окажется в сложной ситуации. Сирия уже начинала было превращаться в его вотчину. Они вложили в нее огромные средства, и вот теперь появился игрок покрупнее».

Аналитики по-разному оценивают соотношение интересов Москвы и Тегерана — в том числе и то, насколько каждая из этих стран предана режиму Асада. Но один европейский дипломат заявил, что их «сложные, порой необъяснимые» отношения крайне важны для того, чтобы разрешить непростую ситуацию, возникшую в международной политике в связи с сирийским конфликтом».

Борьба за право решать судьбу созданных при содействии Ирана сирийских проправительственных военизированных формирований — Национальных сил обороны (НСО) — является одним из предвестников потенциальной напряженности, за которую охотно хватаются западные правительства в надежде вбить клин в отношения между двумя странами, воспринимаемыми как фактор, мешающий политическому решению в Сирии.

По словам российских и ближневосточных дипломатов Москва «обсуждает идею» включения НСО в состав правительственных войск Асада — военной структуры, традиционно более близкой России.

Многое зависит от того, как этот план будет выполняться, и российские эксперты по Сирии сомневаются в том, что он вообще будет выполнен. Но возникшая в связи с НСО проблема указывает на более широкое противостояние с Тегераном, который считает эти вооруженные формирования — созданные три года назад при поддержке иранской армии и военизированной организации «Хезболла» — одним из своих основных средств влияния на эту раздираемую войной страну.

Некоторые признаки напряженности уже явно дают о себе знать. В четверг российский вице-премьер Дмитрий Рогозин призвал активнее налаживать отношения с Ираном. «Нельзя говорить, что прямо все политические силы в Иране полностью разделяют мнение, что именно Россия должна стать стратегическим партнером. Поэтому нам надо еще за это место серьезно побороться», — сказал он в телеинтервью.

Пока России удается оказывать давление на другие господствующие в этом регионе страны, чтобы те согласились с участием Ирана в решении политического будущего Сирии. И свидетельством успеха такого многомесячного лоббирования стало включение Ирана в число участников переговоров в Вене.

Но дипломаты в Москве говорят, что для того, чтобы добиться согласия этих стран — особенно Саудовской Аравии — Путин «подсластил пилюлю». «Русские дали понять, что в качестве противовеса, нивелирующего роль Ирана, будут служить их военные операции в Сирии и та важная роль, которую они играют в политическом процессе», — сказал один ближневосточный дипломат.

Путин также попытался успокоить Израиль, пообещав, что участие Москвы в сирийской войне и возобновление ею контракта на поставку Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300 не поставят Израиль в более уязвимое положение, и ракетные атаки «Хезболлы» с территории Сирии ему не грозят.

По-прежнему существуют и другие расхождения в интересах. Интересы России в Сирии — как в политическом, так и в географическом плане — больше связаны с базовой — светской опорой режима, и такими структурами, как армия. Сфера российских стратегических интересов простирается до западного побережья — от российской военно-морской базы в Тартусе и через алавитские территории до Латакии, откуда Россия наносит авиаудары по вооруженным группировкам сирийской оппозиции и боевикам из числа радикальных исламистов.

Что же касается Ирана, то его основные интересы связаны с югом Сирии — а именно, с территориями, образующими коридор, через который осуществляются поставки между Тегераном и «Хезболлой» в Ливане. Основное внимание Ирана сосредоточено не столько на государственных структурах, сколько на создании и укреплении НСО.

Самые большие надежды Запада на раскол российско-иранского альянса связаны с потенциальным расхождением позиций Москвы и Тегерана в отношении Башара Асада. Командующий Корпусом Стражей Исламской революции генерал Мохаммад Али Джафари (Mohammed Ali Jafari) выступил в этом месяце с неожиданным заявлением о том, что Россия предприняла военное вмешательство в Сирии с целью достижения собственных интересов и «возможно, в отличие от нас, не придает значения вопросу, останется Асад у власти или нет».

Однако Москва решительно опровергает слухи о расколе союза на этой почве. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров на этой неделе неоднократно подчеркивал, что позиции России в отношении Башара Асада остаются неизменными и предостерег Запад от дальнейших попыток сделать отставку Асада условием урегулирования политического процесса.

«Заявления, подобные тем, с которым выступил генерал Джафари, выражают мнение меньшинства и тех иранских политиков, по мнению которых вектор иранской политики в отношении Асада должен полностью совпадать с политикой Москвы», — заявил Николай Кожанов, в прошлом занимавший пост военного атташе в Тегеране.

Москва прекрасно понимает, что Иран в долгосрочной перспективе может выбрать курс на политическое сближение с Западом — и обеспокоенность в связи с этим особенно обострилась после заключения в этом году соглашения по иранской ядерной программе.

И особенно на фоне этого вряд ли правительство Владимира Путина будет предпринимать какие-либо шаги, которые могли бы серьезно осложнить российско-иранские отношения в ближайшей перспективе. Николай Кожанов говорит: «Вполне возможно, что пути этих двух стран в будущем разойдутся. Но пока Сирия является тем звеном, которое их объединяет».

21.11.2015

Источник — ft.com

Кто стоит за «террористическим интернационалом»

terrorizm-stopО текущих событиях в России и мире «Журналистская правда» беседует с доктором политических наук, профессором МГУ Андреем Манойло.

— Андрей Викторович, вот был захват заложников на Мали. Есть ли какая-то система в этих терактах или их теперь можно ждать в любой стране?

— Ни одна страна не застрахована от террористических актов в нынешней ситуации. Это совершенно точно. Смотрите, какая тут ситуация. Просматривается интересная параллель между террористическими атаками в Париже в ночь с четырнадцатого ноября и этим захватом заложников в Мали.

В терактах в Париже свидетели отмечали, что некоторые из террористов говорили на французском языке, причем говорили чисто, без акцента, но при этом они не были гражданами Франции.

— Насколько я знаю, они родились во Франции. Как они могут не быть гражданами Франции, если они родились там? Организатор, насколько я помню, из Бельгии. Остальные — французы мусульманского происхождения.

— Мали до недавнего времени была очень стабильным государством. До того, как там началась череда государственных переворотов. И до того, как французы арестовали законного президента Мали.

Французские десантники из иностранного легиона взяли штурмом президентский дворец. В это же время французы что-то не поделили с туарегами. Они вели с ними переговоры, в том числе и в Париже. На эти переговоры прилетело шесть племенных вождей туарегов.

Это был тот момент, когда французы пытались договориться с туарегами о том, что туареги будут обеспечивать безопасность их урановых рудников на границе Мали, Ливии и Нигера. Но что-то в этих переговорах не сложилось.

Французы объявили туарегов исламистами, хотя туареги ими не были. Были небольшие связи некоторой их части с Аль-Кайдой в Магрибе, но туареги в тот момент исламистами не были. Тем не менее, с этой легендой французы начали бомбить их поселения и города.

Туареги понесли огромные потери, причем в первую очередь погибло мирное население — не вооруженные бойцы. Туареги ушли в пески. И вот после этого начали появляться из разных источников робкие мнения о том, что туарегов, конечно, можно разбомбить, разрушить их города и рассеять их по пустыне — туареги в пески уйдут, перестанут претендовать на создание своего национального государства. Однако, после этого начнутся теракты в Париже и в других французских городах.

14 или 15 ноября было довольно интересное заявление Барака Обамы, о том, что не только так называемое Исламское государство* стояло за терактами в Париже. Это в основном Аль-Кайда**. Началась большая дискуссия на тему: как сирийская ячейка Аль-Кайды могла участвовать в этом.

Мне кажется, Обама имел в виду не сирийскую ячейку Аль-Кайды, а магрибскую. Ту самую, которая действует на территории Мали и других частей французской Африки и с которой связаны племенные кланы туарегов. Возможно, что захват заложников в Мали имеет связь с теми террористическими атаками, которые были в Париже. Во всяком случае — не исключено.

— То есть, какая-то цепочка прослеживается…

— Конечно. Это система. Все террористические атаки, которые происходили, объединены в единую систему. Террористы не занимаются самодеятельностью. У них есть генеральные штабы, которые занимаются этими операциями. Эти операции рассчитаны не на разовое мероприятие, не на проведение разового террористического акта, а именно на системную массовую атаку.

В этом отношении французской безопасности стоит задуматься о том, что теракт в Шарли Эбдо был предвестником новых террористических атак.

Несмотря на экстраординарные меры безопасности, которые французы предприняли после этих атак — усиление армии, усиление полиции, введение чрезвычайного положения — эти атаки тоже вершина айсберга. Надо готовиться к тому, что будут предприниматься попытки новых атак. Они будут не только в Париже, но и в других городах Франции. Это система. И захват заложников в Мали — мероприятие, которое тоже в эту систему встроено.

— По сути, вы говорите, что теперь можно ожидать теракты в любой стране. А такие страны, как Япония, Индия, Австралия — на вскидку. Можно ли ожидать атак в этих странах?

— Я думаю, что Австралия находится под угрозой теракта потому, что перестала быть нейтральной страной.
Пока Австралия занималась только собственными проблемами (как и Новая Зеландия), она была вне политики. Они занимались экологией и прочими делами.

С того момента, как Австралия решила сделать собственный политический капитал на активном участии во всех военных авантюрах, проводимых Соединенными Штатами — и Австралия, и Канада начали активно выдвигать глобальные политические лозунги.

Смысл политических лозунгов Австралии и Канады состоит в том, с кем не надо бороться. При этом Австралия была самой слабо защищенной. У Австралии нет сильных спецслужб, нет системы безопасности, им этого никогда было не надо.

Цель этих стран была в том, чтобы организовать мигрантов, которые прибывали туда в разное время из стран, охваченных войной на Ближнем Востоке, и продолжают прибывать. Мигрантов там достаточно. Ресурсная база для террористических атак там есть.

В Австралии нет никакой защиты. Полагаясь на Соединенные Штаты, она просчиталась. «Зонтик безопасности» США не сработал даже в случае Франции, которая также полагалась на спецслужбы США. Франция надеялась, что США их защитят от террористических атак — не защитили.

В этом отношении об Австралии американцы вообще никак не заботятся — она далеко и никому не нужна. Любая проблема, которая там произойдет, будет личной трагедией этого народа, с точки зрения американцев.

Я думаю, что Аль-Кайда будет проводить свои спецоперации там, где это проще и удобнее сделать. Франция в этом отношении удобна тем, что государство покрыто сетью банд террористов, мусульманских анклавов. Многие из этих группировок живут по законам шариата.

Франция является идеальной площадкой для проведения террористических атак потому, что ничего не надо завозить со стороны: ни оружия, ни боеприпасов — ничего. Искать подготовленных боевиков не надо. Они на месте — в анклавах этих. Остается их только организовать. Поэтому во Франции и произошла эта террористическая атака. Там все было подготовлено и удобно.

В зоне риска находится Бельгия. Там уже довольно опасно. Не забывайте, что организатор террористических атак во Франции родом из Бельгии -там еще совсем недавно было нападение на казармы. Вы представляете себе, какой мощной должна быть террористическая организация, чтобы организовать нападение на казармы, где находятся регулярные войска? Это очень серьезный, тревожный сигнал.

Под угрозой терактов еще и Великобритания. Там сеть анклавов такая же, как во Франции, но чуть-чуть поменьше.

— В сети выложено шоковое видео, как вся мусульманская рать выходит на улицы прилегающего к Лондону городка по любому поводу и как они относятся к европейцам.

— Да, я смотрел этот ролик. Он очень показательный. Дело в том, что Великобритания долгое время заигрывала с исламистами. Этим занимались их спецслужбы, в том числе.

Великобритания, как и США, надеялась использовать исламистов в качестве воздействия на своих политических оппонентов. Там есть талибы при мечетях для сбора средств для исламистов, там вербовались наемники, и там открыто проповедовали салафииты. Эти базы остались.

Несмотря на то, что в Великобритании сейчас поменялся режим безопасности, все эти базы, явочные квартиры, опорные пункты — все это осталось, и все это там есть. Сейчас Великобритания находится в зоне риска.

— Мне кажется, эти страны расплачиваются за концепцию безопасности, которую предложили США. Тем не менее, есть нейтральные страны: например Индия, Япония. Там можно ожидать терактов?

— Сомневаюсь. Думаю, что нет. Если рассматривать почерк ИГИЛ и других группировок, то они устраивают атаки в тех регионах, где есть либо нефть, либо газ, либо уран. В Мали огромные запасы урана. Они находятся под контролем Франции. Поэтому она и держит в Мали войска. Но — дестабилизация идет.

Ливия, Сирия, Ирак — что сделали в первую очередь исламисты? Они захватили месторождения нефти. Стали активно ее добывать и продавать по демпинговым ценам. Под большой угрозой находится Казахстан.

— Мы о Казахстане поговорим в понедельник. Отдельная тема. Я все-таки хочу спросить про Индию. Ведь рядом находится мусульманский Пакистан. В Индии тоже проживает большое количество мусульман. Если объявлен всемирный халифат, не были ли атаки в Париже (и теракт с нашим самолетом, кстати) таким спусковым крючком? Призывом ко всем мусульманам объединиться в терроре?

— Понимаете, в чем дело… Зона того же Пакистана и Афганистана контролируется сейчас талибами. А у старейшин талибов существуют очень серьезные противоречия с ИГИЛ. Первые два поколения талибов не джихадисты по своему характеру. У них патриотическая идеология — с их точки зрения. Для них важно, чтобы иностранные войска покинули территорию Афганистана и дали им возможность полностью распоряжаться своей судьбой.

А вот молодое поколение полевых командиров «Талибана»* — это уже джихадисты, для которых джихад и распространение исламизма это базовые убеждения и ценности. С этими людьми «Исламское государство» общий язык может найти — скорее всего, уже нашло. Но подчинить себе «Талибан» ИГИЛ не может.

Между талибами и «Исламским государством» ведутся бои. Они очень ожесточенные и жестокие. Где-то из тех провинций Афганистана, где есть полевые командиры, поддерживающие «Исламское государство», их вытесняют.

Если исламисты берут в плен талибов, они им точно так же режут головы, устраивают показательные казни, поступают с ними, как и с христианами и представителями других религий. Это важно отмечать.

Террористическая угроза в Западной Азии возрастает. И в Афганистане, и в Пакистане. Но «Исламское государство» полезет туда только, когда разберется с талибами и определится, кто главнее.

Вот если «Талибан» признает главенство ИГИЛ — это будет сигналом того, что экспансия пойдет в Центральную Азию и другие страны.

Что касается Пакистана, пакистанские власти больше всего опасаются того, что большинство террористов по происхождению из штата Джамму — с территории Джамму и Кашмира.

Долгое время террористов в Пакистане не было — все они воевали в Афганистане. Сейчас, когда американцы выводят свои войска, а «Талибан» наращивает свой контроль над территориями, очень многие из этих боевиков, которые уже подверглись идеологической обработке «Исламского государства», будут возвращаться к себе в Кашмир. И там будут устраивать исламскую революцию. И вот это угроза и для Пакистана, и для Индии.

— Все-таки хочу вернуть вас к Японии. Угроза радикального ислама, как следует из их высказываний, адресована всему миру. Япония — совсем не мусульманская страна, тем не менее, там много атомных объектов. Не возникнет ли у террористов соблазн устроить вторую Хиросиму и Нагасаки на той же Фукусиме?

— Я думаю, что возникнет.

— Уточню мысль. Как известно, в Сирии воюют «все против всех», почему бы ИГИЛ не распространить эту «прекрасную» идею на весь мир?

— Здесь я согласен. Объекты атомной энергетики, конечно, являются объектами атаки для исламских террористов. Но — давайте подумаем…

В той же Украине, в которой сейчас полный хаос, и, по сути, нет власти, и гражданская война в вялотекущем состоянии, сколько на Украине этих ядерных станций? Та же Запорожская АЭС, которую несколько раз пытались взять под свой контроль «Правый сектор»***.

Украина же несколько раз была на грани техногенной катастрофы, рискуя повторить Чернобыль, а может быть, еще страшней. А если «Правому сектору» удалось хоть на время захватить АЭС, то игиловцам — их диверсионному отряду, это тем более возможно. Нам надо скорее обратить внимание на ближнее Зарубежье, чем на Японию.

Что касается самих игиловцев, то «голубая мечта» всех террористов — обладать грязной атомной бомбой. Как говорят, сейчас у них там около сорока килограммов грязных радиоактивных отходов. Из них бомбу не слепишь, потому что они грязные, но тем не менее.

И вот джихадисты лезут сейчас в Мали, рассматривают доступ к рудникам, чтобы получить эту бомбу. Они будут лезть в Казахстан — это сорок процентов от всех мировых запасов урана. Возможно, террористы попытаются в Киргизии добыть радиоактивное ядерное топливо и будут выбирать для террористических атак те страны, в которых эти месторождения есть. Пытаться насаждать в этих странах с помощью этих атак страх и ужас, запугивать людей.

— У нас на сайте есть комментарий специалиста по Ближнему Востоку Карине Геворгян, о том, что в Кувейте были арестованы террористы, которые признались в закупке оружие для ИГИЛ на Украине. Так что мешает Украине захватить эти АЭС и продавать грязные бомбы?

— Ничего не мешает. Не знаю, что не срослось у кувейтской полиции с этими террористами, но видно, что они действовали не самостоятельно.

Я думаю, что к появлению джихадистов в Кувейте причастен Катар. Он снабжает оружием, боеприпасами и деньгами значительную часть группировок исламистов, которых американцы называют «умеренной сирийской оппозицией». Некоторые группировки их просто содержат. Оружие им перебрасывают Саудовская Аравия, страны персидского залива Катар, и Турция.

Катар является кошельком «Исламского государства». Финансовые операции проходят через него. Поэтому у Катара есть канал переброски оружия в Сирию.

И вот на этом канале эта группа и сидела, которая в Кувейте, скорее всего, была проездом. А получала она оружие из Украины.

На Украине все, что угодно можно купить. Но речь идет о стрелковом оружии. На Украине танки там можно купить, но не ПЗРК эти китайского производства. Они были специально где-то закуплены.

Я предполагаю, что с ИГИЛ сотрудничали спецслужбы Украины, которые действовали не по собственной инициативе. Скорее всего, по заказу из Вашингтона. Организация этого канала переброски оружия полностью исключает версию о самодеятельности.

Я подозреваю, что скорее всего те деньги, которые конгресс США выделяет на перевооружение украинской армии — вот из этих денег закупались ПЗРК китайского производства. Они поступали на Украину, а украинские спецслужбы открывали коридор на границе. Это был, скорее всего, воздушный коридор, с помощью которого все это перебрасывалось в Катар и далее.

— Тогда последний вопрос… Почему НАТО не в Сирии?

— Почему? Есть там НАТО. Есть натовские страны, которые участвуют в этой операции. Это натовская коалиция. Все страны — и США, и Франция, и голландские истребители участвовали в налете — это все страны НАТО.

— Вы говорите о бомбардировках. А я веду речь о наземной операции. Если она будет. Этот вопрос с их стороны даже не рассматривается. При этом они ведут тренировки и на море, и на суше. Зачем?

— Это да. Вопрос не рассматривается потому, что натовские структуры под контролем у США полностью. И в финансовом плане, и в плане руководства. Поэтому пока они ведут самостоятельную и собственную игру, им незачем привлекать НАТО потому, что НАТО — это такой большой курултай. Представляете, если еще и на повестке дня НАТО будет рассматриваться вопрос о проведении совместных операций?

— А зачем они тогда?

— НАТО существует для того, чтобы давить и уничтожать непокорных. Несогласных с политикой США.

— Но исламисты размещают ролики, в которых явственно указывают на то, что они готовы устраивать теракты в США. Какие еще нужны враги?

— Да, вы правы. Я видел эти ролики, но понимаете, что такое «Исламское государство»? Сколько у него бойцов? Тысяч пятьдесят-шестьдесят максимум. Чтобы справиться с такой группировкой, требуются две штурмовые бригады. И авиационная поддержка.

Если бы Турция или США хотели действительно раздавить «Исламское государство», они давно бы это сделали. Достаточно перебросить пару современных дивизий или один армейский корпус. И он разнесет всех этих исламистов. Силы и средства для этого есть.

Вопрос в том, почему их не задействовали. Американцы не дают отмашку НАТО в первую очередь потому, что они долгое время вели с исламистами игру.

Исламисты были полезны американцам по целому ряду причин. Они были их инструментами. Инструментами реализации их политики. С их помощью они собирались ликвидировать режим Башара Асада.

Сейчас США тоже думают — уничтожать их или нет? Сделать превентивную атаку на Ракку, взять их якобы в плен, дать им где-нибудь отсидеться, а потом снова выпустить на границе с Сирией.

— То есть получается по русской поговорке — «пока петух не клюнет» США и Великобританию, никакого НАТО в наземных операциях в Сирии не будет.

— Именно так.

— А Франция-то понимает, что уже дальше некуда?

— Франция понимает и Германия понимает, что дальше некуда. Просто Европа США очень мало интересует, в плане безопасности. Штатники уже давно могли бы уничтожить «Исламское государство», если бы действовали так же, как действует сейчас Россия. Они этого не хотят делать. Потому что имеют на этих террористов свои собственные планы. Они считают, что террористы им полезны.

— Плюс союзники. Саудовская Аравия.

— Да. Саудовскую Аравию и Катар надо держать в узде. Только поэтому «Исламское государство» и существует. У американцев цель не уничтожение терроризма, а использование его в своих интересах.

— Последний и главный вопрос. Все-таки — это Третья мировая или нет?

— Нет. Это не Третья мировая. Это просто новые конфликты гибридного типа. Но это точно не Третья мировая. Я не придумываю обычно.

Когда Третья мировая начнется, не дай Бог, все мы это заметим. Мы сейчас находимся в точке глобального кризиса. Когда рушится однополярная система, и формируется многополярная. Это всегда проходит через глобальный конфликт и глобальные потрясения, с новыми угрозами. Только и всего. Это надо пережить так, чтобы эта точка не разворотила весь этот мир, а наоборот — сохранила его для того, чтобы продолжить существование в виде многополярной системы.

Вячеслав Бочкарев

Источник — Журналистская Правда

«Турецкий поток»: мы вернулись к тому, с чего начали

турецкий поток1 ноября туман, возникший после июньских выборов в Турции, рассеялся, и работа по многим проектам началась заново. Точнее даже так: все, кто полагал, что Турция продолжит жить с коалиционным правительством и искал пути воспользоваться этим фактом как средством торга, своего не добились. Как, например, Российская Федерация в проекте «Турецкий поток«.

Первого ноября туман, возникший после июньских выборов в Турции, рассеялся, и работа по многим проектам началась заново. Точнее даже так: все, кто полагал, что Турция продолжит жить с коалиционным правительством и искал пути воспользоваться этим фактом как средством торга, своего не добились. Например, в проекте «Турецкий поток».

Саммит лидеров G20 стал наглядным отражением того, что Турция снова идет вперед с сильной властью. Когда глава «Газпрома» Алексей Миллер подчеркнул, что проект «Турецкий поток» будет скоро претворен в жизнь, он скорее всего хотел обратить внимание именно на политическую атмосферу, возникшую в Турции. Но, чтобы реализовать проект, надо преодолеть еще целый ряд преград, связанных с нормативно-правовой базой Турции. Существование моментов, о которых я с самого начала говорил в этой колонке, подтверждают и слова министра энергетики и природных ресурсов Али Рыза Алабоюна (Ali Rıza Alaboyun): «Есть ряд вопросов в „Турецком потоке», решение которых займет время».

Кроме того, сокращение мощности проекта (который будет передавать российский природный газ в Европу через Турцию) на 50% показывает, что его европейская часть тоже хромает. Но в конечном итоге все упирается в межправительственное соглашение по проекту «Турецкий поток», которое Россия и Турция до сих пор не подписали. Известно, что Москва желает немедленного подписания соглашения, начала реализации проекта и обсуждения технических деталей, которые противоречат нормативно-правовой базе Турции и прежде всего отчету об оценке воздействия на окружающую среду.

«Турецкий поток» был в числе вопросов, рассмотренных президентами Тайипом Эрдоганом и Владимиром Путиным на саммите лидеров G20 в Анталье. Однако никуда не исчезли неопределенность относительно числа ниток трубопровода (в силу проблем на европейском направлении), а также трудности, связанные с реализацией и финансированием проекта.

С другой стороны, Турция начала рассчитывать на то, что она будет не просто транзитным маршрутом. Теперь на вопрос газа она смотрит более целостно. Вопрос о том, что покупаемый газ «нужно интегрировать в собственную систему и осуществлять реэкспорт», впервые поднял на повестке дня министр Алабоюн, и для нашей страны это хороший шаг вперед. Если говорить кратко, то в этом вопросе время работает на Турцию.

Российский доклад о крушении самолета

Спор, который шел между западными странами и Россией с Египтом по поводу того, как произошло падение российского самолета, завершился вместе с заявлением главы Федеральной службы безопасности (ФСБ) Александра Бортникова о наличии бомбы на борту лайнера. Почти сразу после катастрофы западные страны заговорили о внешних факторах, ставших причиной падения самолета, и возможности размещения взрывчатки на его борту, но Россия и Египет это отрицали. Примечательно, что глава ФСБ пролил свет на причины крушения лайнера, не дожидаясь выводов комиссии, ведущей расследование. Затем настал черед российского президента Владимира Путина, который пообещал, что «виновные в теракте будут найдены и наказаны». Посмотрим, как Египет и Россия будут действовать в этом вопросе, и какая возникнет картина, если ключи к разгадке этой тайны укажут на ИГИЛ…

Гюнтей Шимшек
18/11/2015

Источник — haberturk.com

Конфликты на Ближнем Востоке становятся все многослойнее

Странности проявились и бросились в глаза почти сразу. Проходит масштабная, продуманная до деталей, хорошо организованная террористическая операция в самом центре Парижа, в которой непосредственно участвуют как минимум двадцать человек. Причем восемнадцать из них являются гражданами Франции. Действуют они предельно профессионально и умело. Сотни убитых и раненых, паника населения и явная растерянность властей. В том числе и самого президента Олланда. Впечатление было такое, словно вообще во Французской Республике исчезли свои спецслужбы или они вдруг внезапно растеряли все свои навыки. Хотя, конечно, и опытные спецслужбы были, и умения своего не растеряли…

А ведь специалисты из нескольких стран неоднократно предупреждали о возможности такой прямой террористической атаки. Такая угроза резко усилилась, после того, как Париж напрямую, вне западной коалиции, возглавляемой Вашингтоном, начал бомбардировки на Ближнем Востоке, а затем даже решил направить туда свой авианосец. То есть в этом пункте стали открыто проявляться разногласия между США и Францией на ближневосточном направлении.

Вновь начались буквальные совпадения, по аналогии с событиями 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Например, у одного из террористов, взорвавшего себя, нашли целехонький паспорт. Причем наверняка количество таких нестыковок и несуразностей в течение ближайшей недели будет только увеличиваться.

Ответственность за парижские события сразу взял на себя ИГИЛ. Это, кстати, его характерная особенность — объявлять себя ответственным за любой теракт, где бы он ни произошел в мире, вплоть до Антарктиды. В соответствующем заявлении было сказано, что удар был нанесен «по столице проституции и порока». Были «атаковали заранее намеченные цели во французской столице: Stade de France , который во время матча с Германией посетил кретин Франсуа Олланд, Bataclan, где сотни идолопоклонников бесновались на сборище извращенцев и другие цели в 10-м, 11-м и 18-м округах…Эта атака — лишь начало шторма и предупреждение тем, кто хочет извлечь уроки».

Как известно, важнейшая и уникальная особенность ИГИЛ, благодаря которой он так быстро и «раскрутился», заключается в том, что эта структура построена на взаимодополняющем сочетании сетецентричных и иерархических организационных принципов и характеристик. С одной стороны, такая комбинация придает особую гибкость и усиливает долгосрочную выживаемость ИГИЛ. Но, с другой стороны, объективно появляется возможность проникновения агентов самых различных спецслужб в те или иные его региональные подразделения, формирования там агентурных сетей. В элитах Ближнего Востока такая точка зрения весьма распространена. Министр иностранных дел одной из ключевых ближневосточных стран несколько недель назад прямо сказал мне, что ИГИЛ буквально «нашпигован западной агентурой».

Одним из следствий событий 13 ноября стало проявление явного раскола в высшем французском руководстве. Например, в воскресенье министр иностранных дел страны Фабиан заявил, что, несмотря на теракт, Франция не собирается бомбить цели на территории Сирии, а будет продолжать бомбардировки ИГИЛ в Ираке. Однако уже через несколько часов Министерство обороны объявило о налете французской авиации на сирийский город Ракка.

…В шестидесятые годы прошлого столетия произошел один из наиболее глубоких расколов французской элиты в новейшее время. Тогда некоторые спецслужбы Франции не только организовали, но и управляли в течение нескольких лет мощной общенациональной, подпольной террористической организацией, которая фактически начала гражданскую войну против правительства генерала де Голля.

Политическая, организационная, идеологическая и интеллектуальная сложность современных многослойных региональных конфликтов буквально за десять лет многократно возросла. Сегодня в них зачастую участвуют даже не десятки, а сотни прямых и косвенных участников. Но даже на этом фоне стратегическая неопределенность на Большом Ближнем Востоке выделяется особо. Например, если нынешняя ситуация на Украине и вокруг Украины достаточно трудна для адекватной расшифровки, то положение на Ближнем Востоке сложнее на несколько порядков.

Сейчас можно со всей определенностью сказать, что на нынешней стадии постепенного, неуклонного развертывания глобальной конфронтации все более значительную роль играют различные модификации «гибридных войн», в рамках которых важнейшее место отводится прямым и опосредованным террористическим операциям. И именно поэтому каждая более или менее влиятельная террористическая организация обязательно имеет либо среди своих родителей, либо среди своих кураторов ту или иную, а чаще всего — даже несколько спецслужб.

И вот здесь Россия должна быть предельно внимательна, чтобы не попасться в бесконечную яму, из которой потом будет крайне сложно выкарабкаться.

Возьмем, например, ту же сирийскую ситуацию. Не секрет, что одна из ключевых задач американской элиты заключается в том, чтобы как можно глубже и без вариантов втянуть Москву не просто в эту гражданскую войну, но и в долговременный, многолетний конфликт между Россией и миллиардным суннитским миром. Особенно с учетом того, что абсолютное большинство российских мусульман — сунниты. В информационной войне Запада против России Москва все чаще и чаще изображается как главный глобальный союзник шиитского блока на Ближнем Востоке против суннитов. И такой целенаправленный акцент будет только усиливаться.

И, кстати, именно в силу этого суннитского фактора Вашингтон так предельно осторожен в своей политике, направленной против ИГИЛ. Хотя эта террористическая организация проходит в американских официальных документах как главная, долгосрочная внешнеполитическая угроза для Соединенных Штатов.

…Произошедшие теракты во Франции, сотни убитых — это чудовищная трагедия. Но вряд ли мы имеем право забывать, что буквально несколько дней назад скандально известный педерастический журнальчик «Шарли Эбдо» опубликовал сверхциничные по своей мерзопакостной глумливости карикатуры на гибель российского гражданского авиалайнера над Синаем, который также стал, скорее всего, жертвой теракта.

И что же? Разве мы видели хотя бы небольшую демонстрацию в Париже против такого оскорбления, такого глумления над болью России? Нет, десятки тысяч упитанных парижан, попивая кофе и лениво перелистывая журнальчик, скорее только ухмылялись над гибелью более 224 человек, в том числе 25 детей.

…И невольно страшная обывательская мысль лезет в голову: а не наказал ли Всевышний эту Францию?

Шамиль Султанов

19 ноября 2015

Источник — zavtra.ru

Путин: из изгоев в политические воротилы, и все за один год

Барак Обама предупреждал Путина, что тот попадет в международную изоляцию. Дэвид Кэмерон говорил, что не доверяет российскому лидеру. А тогдашний премьер-министр Канады Стивен Харпер резко заявил Путину: «Убирайтесь с Украины».

Гневно реагируя на введение санкций, Путин сказал, что западные руководители отключили свои мозги и только усугубляют ситуацию, наказывая Москву. Но критика не стихала, и он в приступе раздражения уехал с саммита раньше времени.

Перемотаем время вперед на саммит G20 этого года, который состоялся в Турции, и у нас возникнет впечатление, что все изменилось. Путина там фотографировали в дружелюбной суматохе, с ним оживленно разговаривал Обама и советник по национальной безопасности Сьюзан Райс (Susan Rice). Он провел результативные переговоры с Кэмероном и другими лидерами. Никакого остракизма, никаких запугиваний. Путин стал человеком, с которым хотел встретиться каждый.

Причина этого не является загадкой. Подвергающиеся беспощадным ударам со стороны «Исламского государства», страдающие от кризиса с беженцами и поэтому отчаянно пытающиеся положить конец сирийской войне европейские лидеры при поддержке Обамы пришли к тревожному, но в историческом плане не такому уж и новаторскому выводу: они нуждаются в России.

Выступая после пятничных терактов в Париже, бывший, а возможно и будущий президент Франции Николя Саркози призвал создать новую всеохватывающую коалицию для борьбы с ИГИЛ. «Мы должны сделать выводы из ситуации в Сирии, — сказал он. — Нам нужны все, чтобы уничтожить ИГИЛ, в том числе и русские. Двух коалиций в Сирии быть не должно».

Франсуа Олланд поддержал призыв своего предшественника о начале единых международных военных действий совместно с Россией, когда выступал в понедельник во французском парламенте. Аналогичную позицию занял Кэмерон. Он призвал Путина сосредоточить российский огонь на объектах ИГИЛ, а не на пользующейся поддержкой Запада Свободной сирийской армии, и сказал ему, что Британия готова к компромиссам по рамочному мирному соглашению и по переходному периоду в Сирии.

Белый дом заявил, что Обама и Путин согласились с необходимостью «политического перехода, осуществляемого сирийцами и принадлежащего сирийцам», которому должны предшествовать переговоры при посредничестве ООН между сирийской оппозицией и режимом, а также прекращение огня«.

Все это говорит о том, что Путин сделал дипломатический хет-трик. Во-первых, он добился от Запада признания того, что российские военные действуют в Сирии на законных основаниях и играют там важную роль, а в ответ дал неопределенные обещания сотрудничать с коалицией под руководством США и не стрелять в «хороших парней». Это свидетельствует о кардинальном изменении американских позиций, потому что вначале США говорили, что российская интервенция недопустима и «обречена на провал».

Такое новое понимание дает Путину политическое прикрытие, необходимое ему внутри страны после запоздалого признания того, что российский самолет потерпел крушение на Синае из-за взрыва бомбы. В результате этого теракта погибло почти вдвое больше людей, чем во время парижских атак.

Путин заявил во вторник, что российские военные действия будут усилены, и быстро сдержал свое слово, когда его дальние бомбардировщики нанесли удары крылатыми ракетами. Теперь он обладает полной свободой действий и непременно ею воспользуется. «Мы будем искать их [боевиков ИГИЛ] везде, где бы они ни прятались. Мы их найдем в любой точке планеты и покараем», — заявил российский президент. Но здесь есть одна загвоздка, заключающаяся в том, что в случае масштабного возмездия русские будут без разбора карать и джихадистов, и гражданское население.

Во-вторых, Обама и Кэмерон вынуждены признать, что сирийский президент Башар аль-Асад может остаться у власти, возможно, на весь 18-месячный переходный период, когда под эгидой ООН будут идти мирные переговоры по Сирии.

До недавнего времени западные и арабские лидеры требовали немедленного ухода Асада. Кэмерон также выступил с вполне определенными заверениями в том, что стратегические интересы России в Сирии, где у нее на средиземноморском побережье имеются военно-воздушная и военно-морская базы, найдут полное признание и будут защищены при любом варианте урегулирования. Получается, что Путин добился еще одной своей ключевой цели.

В-третьих, складывается впечатление, что он также добился молчаливого признания той ситуации, которая сложилась на Украине. В любом случае, после заключения Минских соглашений боевые действия на востоке Украины стихли. Но Россия полностью контролирует Крым, и теперь кажется, что эта незаконная аннексия стала состоявшимся фактом.

Официальные лица говорят, что Обама на встрече с Путиным в Турции поднимал вопрос об Украине. Но возврат Крыма никто не обсуждал. Можно сделать вывод: рискованное предприятие Путина, когда он самым вопиющим образом нарушил нормы международного права, вполне удалось, и Киев навсегда потерял Крым.

Было бы неверно видеть во всем этом реабилитацию Путина. Санкции против России сохраняются. В стране нарастают экономические проблемы, отчасти из-за снижения нефтяных цен. Путин по-прежнему вызывает глубокое подозрение у западных руководителей, которых тревожат его дальнейшие замыслы, особенно в Ираке и Афганистане после завершения оккупации.

Однако самодовольная американская оценка, состоящая в том, что Путин — умелый тактик, но плохой стратег, сегодня кажется безнадежно ошибочной. Путинская интервенция в Сирии не ослабила его позиции, а вернула России ее место за главным столом переговоров. Теперь Путин — уже не блюдо из меню; теперь он новый шеф-повар в дипломатии.

The Guardian

http://inosmi.ru/politic/20151118/234456288.html

Дашнаки сотрудничали с нацистами во время II мировой войны

«Решение Европейского суда по правам человека не смешивать события 1915 года с Холокостом очень важное». Такое мнение высказал в интервью АПА  турецкий ученый Мехмет Перинчек, автор книги «Армянский вопрос в 120 документах из российских государственных архивов», который на основе собранных в архивах России материалов разоблачил претензии в связи с вымышленным «геноцидом армян».

— Продолжаете ли вы в российских государственных архивах исследования в связи с вымышленным «геноцидом армян»? 

 

— Да, исследования продолжаются. В марте этого года вышла в свет моя книга «История армянского национализма: От дашнаков до АСАЛА в новых документах». В этой книге я назвал новые документы в связи с армянским вопросом, которые относятся как к периоду царской России, так и к периоду Советского Союза. Кроме того, в этой книге я привожу досье уголовных дел армянских бандформирований, которые расследовались в российских военных судах на Кавказском фронте во время I Мировой войны. На основании этих документов становится ясно, что отряды армянских боевиков были осуждены в России за массовую резню, совершенную в отношении мусульманского населения. Российские суды вынесли в их отношении самые тяжкие наказания. В этой книге я также привожу документы, доказывающие сотрудничество играющих ключевую роль в армянском вопросе дашнаков с нацистами во время II мировой войны. В ней в частности нашли отражение материалы о преступлениях, совершенных дашнаками вкупе с фашистской Германией против Турции и Советского Союза. Моя последняя книга опубликована на турецком языке. Я планирую издать эту книгу и на русском языке, и провести ее презентацию в Москве.

 

— После недавно принятого решения Европейского суда по правам человека, в странах-членах Совета Европы станет невозможным привлечение к уголовной ответственности за отрицание «геноцида армян». Как вы это оцениваете?

 

— Это очень важное решение. С одной стороны, данное решение принято с точки зрения свободы мысли. Потому что в сегодняшней Европе привлечение к уголовной ответственности за отрицание «геноцида армян» — это возвращение в средневековье. То есть, это ничем не отличается от методов, использованных в свое время судами инквизиции. С точки зрения свободы мысли, это очень важно. Но с другой стороны, решение ЕСПЧ не смешивать события  1915 года с Холокостом, также очень важно для нас. То есть, геноцид, совершенный фашистами в отношении евреев и события 1915 года не смешиваются. Это также очень важно. Данное решение будет относиться не только к странам Европейского союза, но и к странам Совета Европы, включая и Армению. Теперь ни в одной европейской стране, в том числе и в Армении, невозможно будет на законном основании привлечь к уголовной ответственности за отрицание «геноцида армян».

 

— Какими могут быть правовые результаты данного решения?

 

— Конечно, это решение – только начало. Нужно следить за исполнением данного решения. Потому что закон о привлечении к уголовной ответственности за отрицание «геноцида армян» существует в Швейцарии, Швеции, Греции, Армении и других странах. Этим решением можно отменить этот закон. Необходимо предпринимать шаги для его отмены, помешать одностороннему освещению «геноцида армян» в учебниках этих стран, а также надо сделать все необходимое для того, чтобы поэтапно в странах Совета Европы это решение начало применяться.

Баку, Тбилиси и Анкара объединяют железные дороги

Продолжается рабочий визит президента Ильхама Алиева в Турцию. Накануне глава Азербайджана участвовал в работе стартовавшего накануне в городе Анталья саммита «большой двадцатки» (G20). Официальное приглашение на саммит в качестве гостя Ильхам Алиев получил в январе текущего года от президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Решение турецкого лидера было продиктовано не только демонстрацией братских отношений между двумя странами и их лидерами, но и признанием все возрастающей стратегической роли Азербайджана в продвижении транснациональных энергетических и транспортных проектов между Востоком и Западом.

Некоторые из этих проектов уже реализованы, работа над другими близится к завершению.

Азербайджан в последние годы взял курс на диверсификацию своей экономики. В этой программе развития особое место уделено вводу в эксплуатацию железной дороги Баку–Тбилиси–Карс (БТК). Этот проект – детище Баку, призван обеспечить доставку грузов по транспортному коридору Восток–Запад из Китая в Центральную Европу в короткие сроки и по приемлемым тарифам.

Строительство азербайджанского и грузинского участков маршрута практически завершено. Некоторое отставание от графика наблюдается на турецком участке. По словам вице-премьера правительства Азербайджана Абида Шарифова, турецкая сторона обещает завершить работы по БТК в первой половине будущего года. «Считаю, что полноценную работу железная дорога начнет в третьем квартале будущего года», – сообщил Шарифов журналистам. При этом он отметил, что в будущем году под Босфором в рамках БТК планируется построить железнодорожный туннель. «Сдача в эксплуатацию этого туннеля повысит значимость железной дороги Баку–Тбилиси–Карс», – отметил вице-премьер.

Следует заметить, что для ускорения реализации проекта Баку выделил кредит Тбилиси на сумму 775 млн долл. Финансирование строительства азербайджанского и грузинского участков дороги осуществляется Госнефтефондом Азербайджана.

Между тем Баку, Тбилиси и Анкара возлагают большие надежды на этот совместный проект. Подсчитано, что на начальном этапе по БТК будет транспортировано 6–7 млн т грузов и перевезен 1 млн пассажиров в год. Впоследствии по этой ветке, которая имеет прямой выход на европейскую железнодорожную сеть, будет транспортироваться 30 млн т грузов. В Министерстве транспорта Азербайджана отмечают, что БТК позволит увеличить грузопоток, в частности контейнерных, наливных и других типов грузов, из Азии в Европу. Интерес к проекту уже проявляют Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Афганистан, Пакистан и Индия.

В июле текущего года был осуществлен тестовый запуск первого контейнерного поезда по маршруту Китай–Казахстан–Азербайджан. В результате скоординированных действий сторон был установлен конкурентоспособный тариф на перевозку и обеспечен срок доставки по всему маршруту в шесть-семь дней.

Баку
Сохбет Мамедов
Cобственный корреспондент «НГ» в Азербайджане

17.11.2015

Источник — ng.ru

Три варианта ближайших перспектив Башара Асада

Участники встречи по Сирии в Вене договорились по плану о перемирии, переходном правительстве и выборам в САР. Однако судьба президента Башара Асада остается неопределенной. Об этом 16 ноября заявил министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус. «Существуют по меньшей мере три варианта его будущего», — сказал он.

А на итоговой пресс-конференции госсекретарь США Джон Керри и вовсе заявил, что пока Асад у власти, боевые действия в Сирии не закончатся. По его словам, именно Башар Асад служит препятствием на пути объединения стран региона для борьбы с «Исламским государством» *. Также Керри обвинил президента Сирии в том, что он якобы покупает нефть у ИГ (о том, как в реальности сирийцы получают топливо читайте в материале «СП» — «Битва за нефть ИГИЛ»).

Встреча в Вене с участием глав дипломатических ведомств США, России, европейских и арабских государств прошла менее чем через сутки после парижских терактов. Министры иностранных дел почти двух десятков заинтересованных государств вместе с представителями ООН, ЕС, Лиги арабских государств и Организации исламского сотрудничества совещались почти пять часов. И по итогам переговоров презентовали «дорожную карту» для процесса политического урегулирования.

По информации СМИ, согласно принятому документу, не позднее 1 января 2016 года под эгидой спецпредставителя генсека ООН Cтаффано ди Мистуры должны начаться переговоры между делегацией сирийских властей и представителями оппозиции. «Дорожная карта» предполагает, что в течение шести месяцев после установления режима прекращения огня в Сирии должно быть сформировано переходное правительство, что позволит начать работу над проектом новой Конституции. Через 18 месяцев после ее принятия в стране должны быть проведены «свободные и справедливые выборы под контролем ООН, отвечающие международным стандартам», в которых примут участие все сирийцы, включая беженцев и живущих за рубежом представителей сирийской диаспоры.

Однако стоит отметить, что закончить работу над списком, который позволит разграничить «умеренную оппозицию» — потенциального участника будущих переговоров с Дамаском, и подлежащих уничтожению террористов — участники встречи так и не смогли. В результате включили в список только «Исламское государство» и группировку «Джебхат ан-Нусра» **. Что интересно, координация работы над списком была поручена Иордании. После согласования списка документ должен быть утвержден на заседании СБ ООН.

Существует ли политическое решение кризиса в САР? И что это за три варианта будущего Башара Асада, о которых обмолвился глава МИД Франции?

Сирийский журналист Аббас Джума полагает, что Лоран Фабиус не сказал ничего нового.

— Скорее всего, варианты остаются прежними. Первый (на нем настаивают персидские монархии) предполагает, что Асад покидает президентское кресло и вообще Сирию вместе со своими родственниками. Я напомню, что в 2003 году президент CША Джордж Буш предоставил 48 часов президенту Ирака Саддаму Хусейну и его двум сыновьям, чтобы покинуть Ирак и тем самым избежать войны.

Второй вариант (предлагает Россия) заключается в следующем: де-факто Асад остается, де-юре — народ сам будет выбирать своего правителя.

Третий вариант похож на первый, но с другой формулировкой (его продвигают США): Асад должен уйти, но не резко, чтобы все сразу не рухнуло, а плавно и демократично — после того, как будет сформировано некое переходное правительство. Но механизм формирования этого переходного правительства пока абсолютно не понятен.

Наиболее реалистична российская позиция. Выбирать своего президента должен сам сирийский народ — это и есть демократия.

«СП»: — Но в 2014 года в Сирии уже проходили президентские выборы, на которых 88,7% голосов избирателей (более 10,3 миллиона человек) было отдано Башару Асаду. Кто даст гарантии, что другие выборы будут признаны легитимными, а не сфальсифицированными, сфабрикованными и т. д. Да и вообще — какие могут быть выборы в условиях, когда, только по данным ООН, число беженцев из Сирии превысило четыре миллиона?

— На самом деле все прекрасно понимают, что большинство сирийцев будут голосовать за Асада. Поэтому кроме России и Ирана тезис о том, что выбирать лидера должны сами сирийцы, никто другой не озвучивает. Скажем, те же саудиты прекрасно понимают, что если они скажут эти слова, то распишутся в том, что Асад должен остаться.

Что касается выборов, то действительно — в нынешних условиях, с таким потоком беженцев из Сирии (в реальности можно говорить примерно о 6 млн. человек) ни о каких выборах не может быть и речи. Ну, не будут же сирийцы, в конце концов, брать открепительные удостоверения по всему миру? И вообще — перед тем, как говорить о выборах, переходном правительстве и т. д. — нужно решить проблему фундаментально характера: избавить страну от терроризма, затем — дать еще год на то, чтобы люди смогли вернуться на родину и вновь обжиться.

Конечно, подобный сценарий выглядит фантастическим с учетом того, что реально творится в стране. Но лично я убежден, что никакого другого варианта не существует. В этом смысле переговоры в Вене, с одной стороны, дают малый результат, с другой — это хоть какой-то шанс, потому что все-таки за одним столом собираются разные игроки, в том числе — непримиримые соперники. Кроме того, утверждение списка террористических организаций, которые подлежат уничтожению — это действительно важно. Ведь пока на международной сцене царит спор, кого признать террористом, а кого — нет, с джихадизмом в Сирии крайне трудно бороться.

«СП»: — СМИ сообщили о том, что участники венской встречи в список пока включили только ИГ и «Джебхат ан-Нусра». Но, как известно, в Сирии действуют и другие группировки, которые ведут войну с войсками Асада и которых, в том числе, бомбит российская авиация. Учитывая, что Катар прямо называет боевиков «Ахрар Аш-Шам» «умеренной оппозицией», вы верите, что какой-то прогресс действительно возможен?

— Главного спонсора ИГ — Катар, сложно загнать в угол, но можно — если на него надавят США. А пока катарцы спонсируют, кого хотят и как хотят, при этом, не краснея, соболезнуют французам… Что касается американцев, то пока, судя по всему, они также не заинтересованы в разрешении ситуации в Сирии. Складывается впечатление, что чем хаотичнее будут их предложения по САР, тем Америке лучше. Этим, на мой взгляд, можно объяснить разные заявления американских официальных лиц: они то соглашаются с тем, что Асад должен остаться, то снова твердят, что только без него страны могут каким-то неведомым образом объединиться в борьбе с терроризмом.

— Я не один год прожил в Сирии и был очевидцем, как Башар Асад приходил к власти, — говорит востоковед, заместитель руководителя отдела канала «Русия аль-яум», автор книги «Вся Сирия» Сергей Медведко. — Помню, как он, приехав из Англии и став президентом, разрешил в стране частные газеты, кабельные телеканалы и FM-радиостанции без цензуры, легализовал НКО и правозащитные группы. Этот период известен как «Дамасская весна».

Да, злоупотребления властью в САР есть, в основном со стороны спецслужб, которых в Сирии всегда было много и которые действительно имели и имеют власть на местах. Это большая проблема, и сам Башар Асад ее прекрасно осознает. Но на мой взгляд, он просто не знает, как с этим бороться, поскольку перемолоть доставшуюся ему по наследству неповоротливую партийно-бюрократическую систему и спецслужбы, по определению, крайне сложно.

В то же время я бы не стал сравнивать режим Асада с режимами Саддама Хусейна или Муаммара Каддафи. Он гораздо более демократичный и открытый. Более того, Башар Асад не держится за власть и не против уйти, если на то будет воля народа. Но в нынешних военных условиях проводить какие-то выборы невозможно.

Если с терроризмом и впрямь хотят покончить, то для начала следует перерезать каналы поддержки боевиков в Сирии. А для этого нужно нажать всего лишь на одну страну — Турцию. Заставить ее руководство закрыть границы, отказаться от контрабанды артефактов, нефтяного бизнеса, от поставок боевикам оружия, денег и живой силы в лице наемников. Если это удастся сделать, то для ИГ настанут тяжелые времена. Я очень надеюсь, что руководство Франции после того, что произошло в Париже, поможет найти рычаги для воздействия на турок.

Советник директора Российского института стратегических исследований, специалист по Ближнему Востоку Елена Супонина говорит, что презентованная по итогам переговоров в Вене «дорожная карта» по Сирии во многом напоминает документ по Палестине, согласно которому государство Палестина должно было возникнуть еще в 2012 году, а то и раньше.

— Боюсь, что реализация сирийской «дорожной карты» на практике столкнется с такими же сложностями.

Да, с одной стороны, есть определенный успех, который заключается в том, что многочисленные участники переговоров, занимающие разные позиции по Сирии, смогли выработать хоть какой-то план действий. В определенной степени это был ответ на террористические акты в Париже. Международное сообщество своими вроде как согласованными действиями попыталось продемонстрировать, что перед угрозой терроризма здравые силы могут объединить усилия и найти выход из тяжелейшего кризиса.

Однако, как и предполагалось, сторонам не удалось найти взаимопонимание по ключевым вопросам — по дальнейшей политической судьбе Башара Асада и по тому, кто будет представлять оппозицию на возможных переговорах. Ведь единой делегации оппозиции как не было, так и нет. Хотя на протяжении всех последних лет за это отвечали, прежде всего, американцы. Это была именно их идея. Но планы США провалились. Даже Россия сейчас более активно контактирует с представителями сирийской оппозиции, пытаясь исправить ошибки, допущенные Штатами.

На самом деле, обстановка остается весьма и весьма тревожной — и в связи с угрозой терроризма и из-за того, что разногласия сторон по Сирии сохраняются.

Антон Мардасов
17.11.2015

Источник — svpressa.ru

Экономика ставит подножку грандиозным планам России

Прошло 15 лет с тех пор как на борту «Курска» взорвалась торпеда, из-за чего субмарина затонула вместе со всем экипажем из 118 человек, подорвав репутацию флота и больно уязвив самолюбие нации.

Став трагическим следствием пренебрежения властей к своим некогда могущественным вооруженным силам, эта катастрофа подстегнула амбициозные планы военной экспансии и модернизации авиации и флота, которым было суждено осуществиться спустя десять лет, когда высокие цены на нефть и газ пополнили российскую казну.

Но российскому флоту, получившему в 2010 году для строительства кораблей и баз щедрую долю из общей суммы ассигнований в рамках военной модернизации до 2020 года на сумму 156 миллиардов долларов, сегодня грозит опасность из-за финансового кризиса, вызванного западными санкциями и низкими ценами на энергоресурсы.

Президент Владимир Путин заявляет, что Россия будет неизменно возрождать боевую мощь своего военно-морского флота, созданного в 1696 году Петром I. Но как говорят ветераны военной аналитики и посвященные в тайны Кремля люди, рецессия, наполовину ослабившая покупательную способность рубля, и продолжительный спад нефтяных цен снижают шансы на то, что 50 с лишним боевых кораблей, запланированных к строительству на это десятилетие, будут России по средствам.

Укрепление сил флота это важнейшая составляющая основополагающей цели Кремля «по усилению позиций страны среди ведущих морских держав мира», заявил в августе заместитель руководителя российского Совета безопасности Михаил Попов, когда Путин подписал новую морскую доктрину, предусматривающую возрождение военно-морского флота и придание ему новой энергии.

Когда руководители силовых структур в прошлом году переписывали военную доктрину от 2010 года, чтобы внести в нее положения об утверждении Кремлем своей власти в «сфере влияния» на бывших советских территориях, они сделали там мало исправлений. В новой военной доктрине Организация североатлантического договора НАТО названа главной угрозой российской безопасности, и в ней обосновывается право России на применение ядерного оружия в целях защиты от любой агрессии, угрожающей независимости страны.

Увеличение боевого состава и модернизация обветшалого российского флота крайне важны для стратегических приоритетов Москвы. Когда Россия в конце сентября решила присоединиться к международной воздушной кампании против исламских боевиков в Сирии, ей понадобились морские корабли для нанесения воздушных ударов и ведения разведки. Как заявил в июле в Санкт-Петербурге на военно-морской выставке главнокомандующий ВМФ адмирал Виктор Чирков, план модернизации предусматривает строительство неназванного количества крупных десантных кораблей с баллистическими ракетами и атомного авианосца, способного разместить на борту более десятка самолетов и 450 морских пехотинцев.

В планы модернизации включены девять новых и усовершенствованных субмарин советской постройки. Три из них должны усилить средства боевого патрулирования спорных островов и природных ресурсов в зоне Тихого океана. Еще шесть планируется включить в состав Северного флота, поскольку Россия намерена контролировать новый морской путь к северу от своей суши, когда в Арктике растает лед.

Также утверждено строительство двух новых ледоколов, которые будут участвовать в проводке судов по Северному Ледовитому океану, фрегатов, эсминцев и прочих надводных кораблей. В случае реализации этих планов к концу десятилетия флот пополнится 50 судами. Это будет больше общего количества российских военно-морских кораблей, построенных за все 24 года с момента распада Советского Союза.

«Это отражает потребность России в том, чтобы на нее смотрели как на великую державу», — сказал аналитик по вопросам стратегии Алексей Арбатов, работающий в Московском центре Карнеги. Вместе с тем, он отметил, что амбициозным планам строительства мешает углубляющийся экономический кризис.

В наказание за захват Россией украинского Крыма в марте 2014 года и за нескрываемую поддержку пророссийских сепаратистов в восточных регионах Украины Соединенные Штаты Америки и Европейский Союз ввели против Москвы санкции. Торговля оружием и сотрудничество в военно-промышленной области оказались под запретом, были составлены черные списки высокопоставленных российских руководителей и бизнесменов, и России отказали в международном кредитовании. Франция, где военные подрядчики в прошлом году завершили строительство первого из двух кораблей типа «Мистраль» по контракту с Кремлем, отказалась от его поставки и возместила Москве убытки и цену покупки в сумме 2,35 миллиарда долларов.

Эти ограничения, мешающие Москве получать зарубежное финансирование и импортировать технику и детали, усугубило снижение нефтяных цен, составившее за последние полтора года 50 процентов и больно ударившее по российской экономике. За счет продаж нефти и газа Россия как минимум на 50 процентов пополняет свой годовой бюджет, а поэтому снижение доходов от экспорта энергоресурсов привело к сокращению расходов на социальные нужды и к росту инфляции.

В состав российского ВМФ входит около 270 кораблей и судов, однако многие из них еще советской постройки и плохо обслуживаются, отметил Арбатов. По его словам, лишь 45 процентов из них боеготовы, что является результатом многолетнего недостаточного инвестирования в ВМФ и в условия жизни моряков.

Он назвал катастрофу «Курска» незаживающим «шрамом на моральном состоянии флота, не из-за аварии на борту, а из-за того, что российское командование не сумело спасти своих моряков. Большинство людей считают, что экипаж можно было спасти, однако по причинам престижа военно-морское командование отказалось обращаться за помощью к Западу».

По прогнозам Арбатова, несмотря на заявления Кремля о том, что программа укрепления флота до 2020 года идет по графику, «кораблестроение будет серьезно сокращено».

Аналитик из журнала «Национальная оборона» и бывший офицер Генерального штаба Игорь Коротченко признает, что строительство новых кораблей может быть отложено, если экономика не пойдет внезапно на подъем.

«Строительство флота требует длительного времени и очень больших денег», — сказал он, отметив то обстоятельство, что комплектующие и детали для новых судов поставляют целых 650 предприятий.

Некоторые ветераны военной аналитики утверждают, что проект модернизации флота обанкротил бы Москву даже и без падения нефтяных цен и санкций.

Российский генералитет и руководство спецслужб убедили Путина в том, что крупные расходы на оборону необходимы для обеспечения безопасности и защиты стратегических интересов страны, заявил военный аналитик Павел Фельгенгауэр, работающий в независимой «Новой газете».

«Любой, кто пытается возражать им, терпит неудачу», — сказал он, имея в виду тех немногих из путинского окружения, кто критикует Генеральный штаб за его требования о дополнительной боевой технике и оружии. Самым заметным среди подвергшихся чистке критиков был бывший министр финансов Алексей Кудрин, отправленный в сентябре 2011 года в отставку за свое предостережение о том, что даже преуспевающей России не по карману расходы на программу военной модернизации до 2020 года, сумма которых составляет 600 миллиардов долларов.

Как отметил Фельгенгауэр, для строительства новых кораблей придется вкладывать средства в судостроительные мощности, порты и пункты технического обслуживания, однако не все они включены в бюджет модернизации. По его оценкам, в Арктике придется создать как минимум 40 новых баз, потому что по открывающимся ото льда морским путям пойдет больше судов, и станут доступнее морские месторождения нефти и газа. Соответственно, надо будет расширять силы поиска и спасения на море, а также увеличивать ледокольный флот.

В Пекине состоялись туркмено-китайские переговоры на высшем уровне

туркменистан-китайВ Доме народных собраний в Пекине состоялись переговоры президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова с председателем Китайской Народной Республики Си Цзиньпином.

В ходе встречи туркменский лидер поздравил руководство КНР и весь китайский народ с 70-летним юбилеем победы во Второй мировой войне. Президент Гурбангулы Бердымухамедов отметил вклад Китая в завершение Второй мировой войны, формирование послевоенного мироустройства и создание системы международных отношений.

В ходе встречи главы Туркменистана и КНР уделили особое внимание реализации достигнутых ранее двусторонних договоренностей и конкретизировали приоритетные направления партнерства. При этом главы государств отметили наличие благоприятных условий для расширения эффективного взаимодействия как в торгово-экономической сфере, так и в гуманитарно-культурной области. Стороны также обменялись мнениями по ряду актуальных вопросов региональной и международной проблематики, представляющих взаимный интерес.

Лидеры двух стран подтвердили обоюдное стремление Туркменистана и Китая укреплять и расширять эффективное сотрудничество как в двустороннем, так и в многостороннем форматах, в рамках международных и региональных организаций и структур.

Президент Гурбангулы Бердымухамедов пригласил председателя КНР Си Цзиньпина принять участие в международной конференции высокого уровня и праздничных торжествах, посвященных 20-летию нейтралитета Туркменистана, которые состоятся в Ашхабаде в декабре.

Поблагодарив за приглашение, руководитель КНР подчеркнул, что Китай всецело поддерживает внешнеполитический курс нейтрального Туркменистана.

По завершении встречи в честь высокого гостя председатель КНР дал официальный ужин. После этого президент Гурбангулы Бердымухамедов проследовал в международный аэропорт города Пекина и отбыл в Ашхабад.

___________________

Президент Туркменистана встретился с представителями деловых кругов Китая

В Пекине состоялась встреча президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова с представителями деловых и финансовых кругов Китая. Открывая собрание, заместитель министра иностранных дел КНР Чен Гопин отметил, что это событие, несомненно, придаст значительный импульс и расширит спектр взаимодействия между двумя странами, выведет его на новый уровень.

В ходе общения представители китайских компаний и корпораций озвучили свои предложения по развитию сотрудничества, приданию ему долгосрочного, системного характера на основе инноваций.

Особое внимание было уделено научно-технологическому направлению туркмено-китайского сотрудничества. Речь шла не только о внедрении высоких технологий и закупке высокоточного оборудования, новейших электронных средств и программных систем, но и об организации совместных прикладных исследований, научной интеграции в технологических, инженерных разработках, отвечающих интересам обеих сторон.

Президент Гурбангулы Бердымухамедов, выступая перед представителями китайского бизнеса, выделил в числе наиболее перспективных направлений двустороннего сотрудничества топливно-энергетический комплекс, химическую отрасль, транспорт и связь, текстильную и пищевую промышленность, а также туризм и спорт.

Особое внимание туркменский лидер уделил дальнейшему расширению культурно-гуманитарных связей, и в первую очередь в области образования и подготовки кадров для различных отраслей экономики.

Подытоживая свое выступление, глава государства подчеркнул, что отношения между Туркменистаном и Китаем развиваются динамичными темпами, и это открывает широкие возможности для реализации крупных совместных проектов, способствует укреплению и расширению сотрудничества между двумя государствами и народами в области политики, экономики, культуры и образования.

Источник — turkmenistan.ru

Турция и Саудовская Аравию будут разделены ?

Обнаружил супер-интересный материал в Сети Вольтер, ночью прислали французы, статья известного автора Thierry Meyssan.
Он утверждает что как раз перед выступлением ВВП в ООН, то есть перед 30 сентября между США и Россией было заключено соглашение.

Во-первых стороны договорились, что будут «бороться против террористической идеологии, то-есть одновременно против братьев-мусульман, созданных Великобританией и поддержанных Турцией, а также против ваххабизма, распространяемого Cаудовской Аравией.»

Статья сенсационная на самом деле,там вот что еще сказано. Якобы соглашение касается того, что будет перекроена карта Ближнего Востока, будут разделены на несколько государств Турция и Саудовская Аравия.

Из Турции вырежут турецкий Курдистан и соединив его с сирийским и иракским Курдистаном, курды получат наконец, свое государство.
Сегодняшнее взятие стратегически чрезвычайно важного города Синджара курдами, с помощью как раз авиации США, — первое доказательство того, что предстоящий раздел Турции не бла-бла-бла.

Интересно, что сирийские курды, ранее выступавшие на стороне Сирийской правительственной армии сменили союзников как раз во временном промежутке около 30 сентября. Месяца полтора уже как курды стали союзниками США.

Саудовская Аравия, оказывается сидит на пороховой бочке.
У них большие поражения в Йемене, из коалиции вышел например, Египет, за Саудовскую Аравию в Йемене воюют наемники, только в саудовской униформе.
Помимо этого там огромные нелады в правящей элите.
Там три клана :
Клан короля Салмана, клан умершего короля Абдаллы и клан принца Бондара.

Саудовская Аравия напряглась в ожидании раздела наследства между этими тремя кланами. Будут три государства на месте Саудовской Аравии, утверждает Thierry Meyssan.

13.11.2015

Источник — Блог Э.Лимонова