Лучшие лоббисты России – второй квартал 2015 года

Агентство экономических  новостей  по  заказу  «Независимой газеты» продолжает регулярное исследование на тему, насколько эффективна работа представителей коммерческих и государственных структур, депутатов, направленная на лоббирование проектов, которые отражают интересы определенных структур, отраслей,  регионов или слоев общества. В российской научной литературе существует несколько подходов к толкованию термина «лоббизм», и мы используем его самую широкую трактовку – деятельность по отстаиванию своих активных интересов. Тем более что именно это понятие лоббизма укоренилось в русском языке и постоянно используется в СМИ. Речь идет о так называемом цивилизованном лоббировании, не подразумевающем подкуп чиновников или депутатов.

Настоящее исследование проводилось по итогам второго квартала текущего  года. В группу экспертов входят Виктор Ермаков (Российское агентство поддержки малого и среднего бизнеса), Николай Вардуль («Финансовая газета», «Новая газета»); Валерий Хомяков (Совет по национальной стратегии), Игорь Харичев (Центр прикладных избирательных технологий), Алексей Зудин (Центр политической конъюнктуры России), Марк Урнов (фонд аналитических программ «Экспертиза»), Юрий Бондаренко (фонд «Возвращение»), Александр Тутушкин (аналитик), Сергей Туранов (Агентство экономических новостей), Шод Муладжанов («Московская правда»), Юрий Якутин («Экономика и жизнь») и другие.

В региональной номинации увеличился рейтинг губернатора Воронежской области Алексея Гордеева. На заседании рабочей группы по мониторингу исполнения поручений Госсовета он выступил в качестве основного докладчика с критикой правительства за неисполнение поручений президента Владимира Путина, касающихся повышения экономической устойчивости и финансового обеспечения регионов. Гордеев проявил себя активным лоббистом интересов всего губернаторского корпуса, пользующимся поддержкой администрации президента.

Также улучшились позиции главы Камчатского края Владимира Илюхина. На заседании правительственной подкомиссии по вопросам реализации инвестиционных проектов на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе был одобрен лоббируемый им план создания территории опережающего развития (ТОР) «Камчатка», на которой будет активно развиваться  туристско-рекреационная деятельность. Губернатора поддержал вице-премьер и полпред президента в ДФО Юрий Трутнев. Заявленный объем частных инвестиций в ТОР уже сейчас приближается к 30 млрд руб., бюджетные вложения при этом превысят 8 млрд руб.

Экс-губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, во втором квартале назначенный министром сельского хозяйства РФ, перешел из региональной номинации в профессиональную. При этом его рейтинг несколько уменьшился – на новом месте работы Ткачеву надо нарабатывать новые лоббистские связи. Считается, что Ткачев пролоббировал назначение своим преемником Вениамина Кондратьева, который в случае победы на сентябрьских выборах имеет шансы появиться в нашем рейтинге – работа на руководящих должностях в Управлении делами президента дала ему определенный аппаратный вес.

В актив министру промышленности и торговли Денису Мантурову можно отнести то, что правительство приняло лоббируемое Минпромторгом постановление, определяющее условия специальных инвестиционных контрактов между государственными структурами и бизнесом. Они будут заключаться на срок до 10 лет с инвесторами, вложившими в проект не менее 750 млн руб. В течение этого времени им будет гарантировано неповышение налоговой нагрузки, а также неприменение новых требований, запретов и ограничений, касающихся производства продукции. Заключение первого специального инвестконтракта планируется уже этой осенью.

Позиции президента «Российских железных дорог» Владимира Якунина несколько ухудшились. Правительство в лице вице-премьера Аркадия Дворковича решило ограничить размер субсидий на покрытие возможного убытка компании в следующем году. Их объем может составить 75 млрд руб., что заметно меньше суммы, на которую рассчитывала РЖД. Но окончательное решение будет принято осенью.

Увеличение рейтинга генерального директора «Аэрофлот – российские авиалинии» Виталия Савельева можно связать с тем, что он успешно лоббирует введение овербукинга (продажу авиакомпаниями большего количества билетов на рейс, чем мест в самолете). Этот механизм выгоден как авиакомпаниям, так и пассажирам, которые смогут получить повышенную компенсацию за отказ в перевозке. Савельев предложил легализовать овербукинг в качестве одной из антикризисных мер на совещании по развитию авиаотрасли у премьера Дмитрия Медведева, а недавно инициативу поддержал Минтранс.

1.jpg

2.jpg

3.jpg

ng.ru

Россия и США на Ближнем Востоке

Коалиционные действия Москвы и Вашингтона выходят за тактические рамки

Ход событий на Ближнем Востоке может привести в шоковое состояние многих экспертов, которые пытались оценивать ситуацию локально. Если попытаться использовать более панорамный взгляд, то многое не вписывается в привычный дипломатический силлогизм, на что недавно обратило внимание американское издание National Interest. По мнению газеты, внешне из-за событий на Украине отношения России с США и Европой остаются «напряженными». В то же время при подписании венских соглашений по иранской ядерной программе «главный российский переговорщик» (так его называет National Interest) заместитель министра иностранных России дел Сергей Рябков «широко улыбался». «Неужели он знает что-то такое, чего не знают остальные из нас?», — задается вопросом издание.

Действительно, что нам известно из того, как выстраивалась тонкая коалиционная дипломатическая комбинация в отношении Тегерана, тогда как переговоры проходили в закрытом режиме с вариациями определенных утечек информации в западных СМИ? Раньше Россия на самом высоком уровне утверждала, что Иран не обладает ядерным оружием, хотя специалисты не исключали потенциальную способность создать его. Такой же позиции придерживались и спецслужбы США. Тем не менее на протяжении многих лет именно ядерная программа Ирана являлась главным стержнем, вокруг которого разворачивалась подогреваемая Израилем ближневосточная мистерия. Иран в режиме международных санкций — это одна геополитическая панорама. Вывод его из этого режима после венского соглашения — другая. Переговорный цикл Лозанна-Вена сопровождался йеменским кризисом, когда, как признался госсекретарь США Джон Керри, американская дипломатия негласно на уровне двухсторонних переговоров под прикрытием «шестерки» вела переговоры о подключении Ирана к урегулированию региональных проблем.

Не случайно тегеранская Iranian Diplomacy задается вопросом о дальнейших перспективах ядерного марафона. Первое: США обозначили новый вектор в своей ближневосточной политике, дистанцируясь от Израиля, лишив возможности Тегеран разыграть в своих интересах йеменскую «карту», обозначив вместе со своими партнерами по «шестерке» механизм отмены санкций при сохранении условия особой прозрачности в ядерных делах. В свою очередь, министр иностранных дел России Сергей Лавров венские соглашения квалифицировал отвлеченно: «Правильнее говорить не о том, какие выгоды договоренность несет РФ, потому что ее политика не предназначена (для того), чтобы кому-то предоставлять односторонние выгоды. Договоренность изначально была нацелена на то, чтобы выработать всеобъемлющий подход для устранения любых рисков режиму нераспространения ядерного оружия и сделать это на основе международного права, зафиксированного в международных документах государств, в частности, Ирана, чтобы добиться признания права Ирана на мирную атомную деятельность, включая право на обогащение урана». Но это уже посыл в сторону Израиля.

Второе. После этого Вашингтон и Москва обменялись комплиментами в адрес друг друга. Президент США Барак Обама, как сообщал «Голос Америки», «отдал дань признания российскому президенту Владимиру Путину», а в интервью New York Times заявил: «Россия помогла в этом. Я буду с вами честен». Хотя несколькими днями ранее Вашингтон называл Путина «величайшей в мире угрозой Соединенным Штатам». Вместе с тем многие американские эксперты утверждали, что «в сделке с Ираном Белый дом видит нечто гораздо более значимое, чем просто ядерную сделку, считая его ступенькой к важным геополитическим преобразованиям, прежде всего, на сирийском направлении». В Ираке Вашингтон и Тегеран фактически сотрудничают в борьбе против «Исламского государства» (ИГ), а в Сирии Тегеран и Москва находятся на стороне Дамаска. В рамках такой геополитической структуры открываются возможности и для конфронтации, и для выстраивания новой коалиционной политики. Правда, на определенном этапе Обама отвергал утверждения, что он не добивается перегруппировки сил на Ближнем Востоке, в рамках которой Соединенные Штаты будут дистанцироваться от своих традиционных партнеров, чтобы не вызывать озабоченность у арабских союзников. Но в большой политике никогда нельзя говорить «никогда».

usa -flagВ первых числах июля ИА REGNUM в комментарии «Кого Путин спасает на Ближнем Востоке?» отметило, что во время очередного визита главы МИД Сирии Валида Муаллема в Москву Путин на встрече с ним заявил следующее: «Мы считаем, что для эффективной борьбы с терроризмом и крайними проявлениями радикализма нужно объединять усилия всех стран региона. Все наши контакты со странами региона, а у нас очень добрые отношения со всеми странами без исключения, говорят о том, что с такой организацией как так называемое «Исламское государство» все готовы внести свою лепту в борьбе с этим злом. Это касается и Турции, это касается Иордании, это касается Саудовской Аравии. И в этой связи, конечно, мы призываем всех наших друзей, в том числе в Сирии, сделать все, чтобы наладить конструктивный диалог со всеми странами, заинтересованными в борьбе с терроризмом. Понятно, что с соседями всегда или часто, во всяком случае, возникают какие-то недопонимания, трения, проблемы текущего характера, но во имя борьбы с общим злом, безусловно, нужно объединять усилия». При этом Москва будет по-прежнему продолжать оказывать поддержку «руководству и народу Сирии, которые противостоят агрессии террористов». Из этого следует, что Кремль предлагает сформировать коалицию по борьбе с ИГ в составе: Россия — Сирия — Турция — Иордания — Саудовская Аравия.

Бросается в глаза необычность предлагаемой комбинации. Учитывая, что Москва намерена и дальше оказывать поддержку Дамаску, главным условием функционирования новой коалиции является признание президента Сирии Башара Асада в качестве партнера в деле сдерживания экспансии «Исламского государства», а не противника. Напомним, что в марте этого года госсекретарь США Джон Керри официально признал, что Соединенным Штатам придется вести переговоры с Асадом. Отметим и то, что заявлению Путина о создании коалиции предшествовал его телефонный разговор с Обамой, в котором были затронуты вопросы борьбы с терроризмом и распространения на Ближнем Востоке джихадистов, что наводит на мысль об определенной согласованности действий Москвы и Вашингтона. Как отмечала New York Times, «президенты России и США впервые за последние четыре месяца пообщались напрямую». В тот момент у Вашингтона ничего не получалось с продвижением так называемой «альтернативной стратегии», основанной на мобилизации региональных союзников для борьбы с ИГ. Теперь все получилось.

Турецкая авиация уже начала наносить удары в северной Сирии по позициям ИГ, а в северном Ираке по лагерям Рабочей партии Курдистана (РПК). При этом, как заявил председатель Совета национальной безопасности США Элистар Баски, «США полностью поддерживают Турцию» в решении наносить авиаудары не только по позициям боевиков «Исламского государства», хотя министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен подвергла критике военные удары турецкой авиации по объектам РПК, что, по ее мнению, отсекает пути примирения РПК с Анкарой». В то же время Тегеран отделался сдержанными формулировками, считая, что Анкара должна «уважать суверенитет прочих стран, ведущих борьбу с группировкой ИГ». Турция быстро отреагировала. Вице-премьер Бюлент Арынч уточнил, что Анкара «не рассматривает возможность начала сухопутной операции против действующих на территории Сирии боевиков террористической организации ИГ». Тогда как (о чем утверждал премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу) лидер курдской автономии Северного Ирака Масуд Барзани якобы выразил солидарность с Анкарой, которая, похоже, не координировала свои действия с центральным правительством в Багдаде. Турция реально вовлечена в борьбу с ИГ, что по мнению американского аналитического журнала Time, «может кардинально изменить ситуацию в регионе». Поскольку одновременно с турецкими авиаударами по своим противникам наносит удары и сирийская правительственная армия. Она провела несколько успешных операций в Дараа, Алеппо, в поселке Сейда на границе с Иорданией, в поселках Эбтаа и Ан-Наима. О боевых действиях в Йемене сообщений нет. Туда доставлены два самолета с гуманитарной помощью от Саудовской Аравии и корабль с гуманитарным грузом от Международного Красного Креста. А в Иран доставлены 40 тонн золота.

Вновь в повестку дня выстраиваются новые проблемы дипломатического характера, рождается новая интрига. Керри заявил, что хотел бы через несколько недель обсудить в ходе встречи со своим российским коллегой Сергеем Лавровым в Катаре проблемы продолжения борьбы с ИГ: «Нам нужно совершенно изменить динамику в Сирии… Поэтому мы в последние недели ведем переговоры с Турцией, и есть определенные сдвиги в том, на что готовы пойти турки». Госсекретарь особо подчеркнул, что Россия могла бы сыграть в Сирии важную роль. «Мы хотим привлечь к делу Саудовскую Аравию, Турцию и, возможно, Иран тоже мог бы что-то сделать». Кстати, по словам Керри, «Тегеран дал понять, что благодаря достигнутому компромиссу по ядерной программе он готов обсуждать региональные вопросы». По мнению левой турецкой газеты Milliyet, «Вашингтон, который на протяжении многих лет негласно и за закрытыми дверьми контактировал с Тегераном, пусть и не на «высшем уровне», пытается одним выстрелом убить нескольких зайцев в стратегии, а в тактике — добиться того, чтобы режим Асада перестал быть единственной «красной линией, отделяющей теперь Иран от Запада». А дальше, по мнению Milliyet, сковав Турцию в борьбе с ИГ, США выбросят на стол шиитскую «карту», разыгрывая ее не только на Ближнем Востоке, но и в Закавказье, в частности, в отношении Азербайджана, и в Средней Азии, куда они могут зайти с юга в составе новой коалиции США — Россия — Иран. Может быть именно поэтому и улыбается замминистра иностранных дел России Рябков, понимая, что нынешние коалиционные действия с США означают гораздо больше, чем просто тактическое содействие.

Восточная редакция ИА REGNUM

Москва, 26 Июля 2015,

Источник — regnum.ru

Иранская нефть может нанести вред России и США

«США и Россия ввязались в большую авантюру с иранским ядерным соглашением: оно угрожает нефтедобывающей промышленности обеих стран и, в случае России, — экономическому росту. Многое теперь зависит от следующего: сможет ли Иран повысить добычу нефти так быстро, как он утверждает, и отреагируют ли игроки на бирже на эти попытки так же, как на новости о соглашении», — пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

Автор статьи отмечает, что цена на нефть в 56 долларов за баррель близка к цене, которую и Россия, и США могут выдержать, не потерпев значительных убытков.

«Низкие цены, конечно, отчасти порождены слабым спросом», — пишет журналист. ОПЕК прогнозирует, что в 2016 году спрос повысится на 1,34 млн баррелей в день. «Но здесь в игру вступает иранский фактор: рост его добычи после снятия международных санкций может означать разницу между сбалансированным рынком и продолжающимся перепроизводством», — отмечает Бершидский.

«Министр нефти Ирана Биджан Намдар Зангане хотел бы, чтобы и американцы, и русские поверили в худшее. В июне Иран добывал 2,85 млн баррелей в день, но Зангане утверждает, что добыча должна повыситься до 4 млн баррелей в день в течение семи месяцев после отмены санкций. С этого момента, по словам министра, она может быстро возрасти до 4,7 млн. Целью Ирана является отвоевать его прежнюю долю на рынке», — говорится в статье.

Реалистичны ли цифры Зангане? Ричард Невью из Центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета прогнозирует, что в период от шести до двенадцати месяцев после снятия санкций Иран дополнительно выведет на рынок только 300-500 тыс. баррелей в день, потому что нефтяные месторождения страны страдают от нехватки инвестиций.

«Безусловно, Иран сможет вывести на рынок свои нефтяные запасы, по ряду оценок составляющие 30-40 млн баррелей. Но это слишком большой объем нефти, чтобы реализовать его сразу, и Иран пострадает от резкого снижения цен, если он захочет продать ее быстро», — считает Невью.

«Если Невью прав, означает ли это, что цена на нефть вырастет? Трудно сказать, потому что цена определяется не только спросом и предложением. Постоянный поток новостей из Ирана об увеличивающемся экспорте и сделках с глобальными участниками нефтяного рынка все еще может побудить биржевиков играть на понижение», — рассуждает Бершидский.

На данный момент и американская фрекинговая промышленность, и российская экономика «вынуждены балансировать на канате, который Иран или новости из Ирана могут легко раскачать», полагает автор статьи.

«Однако и Москва, и Вашингтон, должно быть, усматривают преимущества в сделке, которые перевешивают риск», — пишет журналист, приводя в качестве подобных преимуществ сотрудничество на Ближнем Востоке в обмен на шанс заморозить конфликт на Украине и экономическую экспансию в Иран.

«В обоих случаях, цена — выраженная в новом обрушении цен на нефть — может оказаться выше, чем ожидается», — предупреждает Бершидский.

24 июля 2015 г.

Леонид Бершидский | BloombergView

Источник — inopressa.ru

Эпоха российского «Газпрома» подходит к концу

Заменит ли монополиста государственная мегакорпорация?

Складывается впечатление, что исключительное положение «Газпрома» в России поставлено под сомнение. Нефтяная компания «Роснефть» — третий после «Газпрома» и «Новатэка» производитель газа в РФ — подготовила радикальные предложения о реформе российской газовой отрасли. Она предлагает лишить «Газпром» монополии на экспорт газа и на владения магистральными газопроводами. Это следует из письма вице-президента «Роснефти» Ларисы Каланды, адресованному замминистра энергетики Кириллу Молодцову, которое цитирует «РИА Новости».

Вот как выглядят основные пункты документа:

— в 2016 году разрешить независимым производителям газа экспорт по трубопроводам и в виде СПГ со стратегических месторождений на суше (сейчас для них возможен экспорт только СПГ и только в рамках шельфовых проектов);

— в 2019 году «независимые» должны получить доступ к экспортной выручке (возможно, через создание независимого от «Газпрома» оператора экспорта газа);

— к 2025 году следует полностью либерализовать экспорт «при сохранении элементов госрегулирования», а также передать газотранспортную инфраструктуру «Газпрома» в независимую «на уровне акционеров» компанию;

— наконец, независимые производителям газа должны сразу получить доступ к новым экспортным газопроводам «Газпрома», таким как «Сила Сибири» и «Турецкий поток».

По сути, атака на привилегии «Газпрома» вызвана трудным положением, в котором эта монополия оказалась. Газовый рынок быстро меняется: «Газпром» испытывает серьезное давление со стороны покупателей газа в Европе, добыча может упасть до исторического минимума, а цена газа на экспортных рынках низкая. По сути, независимые производители газа в лице «Роснефти» заявляют, что «Газпрому» не удается приспособиться к переменам. Раз так — эпоха «Газпрома» как монополиста может закончиться.

Напомним: в июне 2014 года, на последнем заседании президентской комиссии по ТЭКу, Владимир Путин поручил правительству вместе с «Газпромом» разработать целевую модель газового рынка. Однако, по данным экспертов, документ толком не готов, а принципиальные вопросы — о доступе независимых производителей газа к экспортной выручке и газопроводам в 2015 году — еще даже не обсуждались.

Между тем, очередное заседание комиссии по ТЭКу на носу — оно должно состояться в начале осени. А ситуация на газовом рынке складывается не слишком удачно для России.

Европа явно рассчитывает на иранский газ: снятие с Тегерана международных санкций делает Иран, обладающий первыми в мире запасами голубого топлива, реальным соперником РФ на этом рынке. А проблемы в экономике Китая привели к тому, что потребление газа в Поднебесной неуклонно сокращается (в первой половине 2015 года — на 2%). Это уже заставило Пекин отложить на неопределенный срок подписание контракта между российским «Газпромом» и Китайской национальной нефтяной корпорацией (CNPC) на поставку газа по газопроводу «Алтай».

Словом, в такой ситуации политика «Газпрома», возможно, и впрямь нуждается в реформах. Другие дело, что вместо дробления монополиста, власти РФ, возможно, сочтут более эффективным другой путь: концентрации всех газодобывающих мощностей в одних руках.

Что стоит за инициативой «Роснефти», как на деле следует реформировать газовую отрасль РФ?

— На мой взгляд, следовало бы объединить крупные газо- и нефтедобывающие компании с госучастием в единую интегрированную монополию. И на ее основе реорганизовать экспорт углеводородов, — отмечает отмечает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов. — Дело в том, что эпоха «Газпрома» действительно подходит к концу: монополия проваливается по многим направлениям.

«СП»: — Что конкретно вы считаете провалами?

— Прежде всего, компания проваливается с «Северным потоком», уровень рентабельности которого ниже расчетного. Не лучше и с проектируемым «Южным потоком», который неизвестно, куда тянется. И непонятно, как будет окупаться. Правда, в случае с «Южным потоком» у руководства «Газпрома» хватило здравого смысла отчасти дать задний ход. При этом заявить, что экспорт газа через Украину все-таки будет продолжен. Иначе получилось бы, что нам следует сокращать поставки в Европу.

Но главная претензия к «Газпрому» — все его нынешние мегапроекты развернуты в условиях надвигающегося мирового снижения цен на углеводороды. Компания рассчитывала, что сложный период остался позади в 2008-2009 годах. На деле, самые серьезные неприятности только начинаются. «Газпрому» будет очень непросто переносить и мировое сокращение спроса, и снижение цен, и сохранять долю на рынке, в том числе европейском.

Монополия возлагала большие надежды на Китай. Но теперь, не исключено, китайская экономика скатится в рецессию. В этом состоянии она не сможет быть ни заменой европейскому газовому рынку, ни опорой России. Скорее всего, в перспективе мировые — независимые от «Газпрома» — производители газа будут наращивать поставки в ЕС, заставляя «Газпром» снижать цену.

«СП»: — Но «Роснефть» эту ситуацию не изменит. Зачем ей понадобилась радикальная реформа?

— Трудности в российской экономике обострили противоречия между госкорпорациями. Кроме того, действующая стратегия «Газпрома» с ориентацией на долгосрочные поставки показала себя неэффективной. «Роснефть» воспользовалась моментом, чтобы укрепить свои позиции.

«СП»: — Решится ли осенью комиссия по ТЭКу на реформу отрасли?

— Вряд ли можно ожидать шагов по децентрализации газового экспорта. В целом, цены на газ на внутреннем рынке будут повышаться, а на внешнем — снижаться. Проблема в том, что российские производители газа столкнулись с масштабными вызовами, но до конца этого еще не осознали. Эти вызовы нельзя преодолеть простым техническим решением — например, реформой газовой отрасли…

— Доступ независимых производителей к экспорту газа обсуждается очень давно, — напоминает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. — Споры пошли сразу после отставки в 2001 году Рема Вяхирева с поста председателя правления ОАО «Газпром». Эти споры были пресечены, когда в середине «нулевых» годов был принят закон, предоставляющий «Газпрому» эксклюзивное право на экспорт газа из России. Это был явный сигнал со стороны Кремля: «Газпром» должен оставаться монополией.

И нужно понимать: президент Владимир Путин твердо стоит на стороне «Газпрома». А все документы, регламентирующие продажу газа, подписываются сначала на уровне правительства РФ. И лишь затем поступают в газодобывающие компании.

Это значит, что компания «Роснефть» получит доступ к экспорту через «трубу» только в одном случае — если так решит Путин.

«СП»: — Нужна ли Путину реформа газовой отрасли?

— Сейчас на газовом рынке сказывается конфликт между Россией и Европой. И это — не лучшее время для реформ. Тем более, что если принять предложения «Роснефти», потребуется полностью менять стратегию развития российской газовой отрасли.

В последние годы, напомню, эта стратегия заключалась в следующем. «Газпром» выделял приоритетные направления экспорта, и получал над ними контроль — естественно, с ведома центральных властей. А независимым производителям доставались лучшие куски рынка внутри России — наиболее крупные и платежеспособные предприятия энергетики, металлургии и химической промышленности. Наименее платежеспособные предприятия оставались на шее «Газпрома». В виде негласной социальной нагрузки на монополию.

Если правительство решит допускать независимых производителей газа до экспорта, они должны будут — по аналогии с «Газпромом» — брать на себя определенные социальные обязательства на внутреннем рынке: работать с населением, заниматься газификацией. Словом, нынешнюю конструкцию придется менять, руководствуясь правилом: не может одним достаться все вкусное, а другим — одни отбросы.

«СП»: — Не проще ли слить «Газпром» и независимых производителей газа в одну гигантскую монополию?

— На мой взгляд, это невозможно чисто юридически. В России очень много компаний добывают газ. И их почти нереально «принудить» к слиянию.

Да, независимые производители могут экспортировать газ только в виде СПГ с шельфовых проектов, и разрешение на экспорт нужно согласовывать с правительством страны. Сейчас такое разрешение имеют всего две независимые компании — «Новатэк» и «Роснефть». Но если «Новатэк» довольно успешно развивает свой проект «Ямал СПГ», то проекты «Роснефти» застопорились.

На мой взгляд, это странная ситуация: «Роснефти» дали возможность экспортировать газ в виде СПГ, а она СПГ-проекты замораживает и рассуждает о том, что ей нужно дать еще и возможность отправлять газ на экспорт по «трубе».

Думаю, предложения «Роснефти» будут отклонены. По большому счету, их реализация ведет к росту конкуренции между российскими поставщиками, чем не замедлят воспользоваться западные покупатели газа. Для нас это неприемлемо, особенно в то время, когда сами европейцы пытаются монополизировать рынок закупок газа. В этих условиях дробить предложения по поставкам со стороны России — просто играть на руку Еврокомиссии…

Андрей Полунин
24.07.2015

Источник — svpressa.ru

ООН ПРОИНФОРМИРОВАНА О МЕРАХ, ПРЕДПРИНИМАЕМЫХ В УЗБЕКИСТАНЕ ПО БОРЬБЕ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИКОВ

 

net_narkotikam1В Узбекистане под руководством Президента Ислама Каримова в целях противодействия распространению наркотиков сформирована эффективная система комплексного и адекватного реагирования на наркоугрозу.

Об этом говорится в информационном материале «Основные направления антинаркотической политики Республики Узбекистан и их реализация», распространенном в штаб-квартире Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке в качестве официального документа 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

В нем отмечается, что в 1994 году была создана Государственная комиссия Республики Узбекистан по контролю за наркотиками – межведомственный орган, ответственный за разработку и обеспечение реализации государственной политики и стратегии в области контроля за наркотиками. В 1999 году принят Закон Республики Узбекистан «О наркотических средствах и психотропных веществах», который является действенным и эффективным правовым механизмом контроля за наркотиками в стране.

В настоящее время реализуется «Программа комплексных мер по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2011-2015 годы». В ее рамках реализованы мероприятия по дальнейшему укреплению материально-технического и кадрового потенциала правоохранительных органов, модернизации и развитию системы наркологической службы, активизации международного сотрудничества в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков, проведению целенаправленной работы по профилактике распространения наркомании.

«Усилиями правоохранительных органов республики только в 2014 году выявлено 6698 фактов наркопреступлений. Проведена двухэтапная комплексная широкомасштабная операция «Черный мак-2014» по выявлению и пресечению незаконного культивирования наркосодержащих растений, а также предупреждению правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. По ее итогам выявлено 2900 наркопреступлений и изъято 852 кг. наркотических средств», — говорится в материале.

Отдельное внимание уделяется работе, проводимой в нашей стране по повышению информационно-аналитического и технического потенциала правоохранительных органов в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

В частности, подчеркивается, что с целью совершенствования механизма обмена информацией и организации ее централизованной обработки, разработан унифицированный формат банка данных.

В целях повышения эффективности выявления контрабанды наркотиков через государственную границу приняты меры по укреплению технического потенциала компетентных органов Узбекистана. Контрольно-пропускные пунктов республики оснащены современными средствами технического контроля.

Документ информирует о том, что благодаря осуществляемым мерам, в стране наблюдается положительная динамика основных эпидемиологических показателей в развитии наркологической ситуации. Так, в 2014 году по сравнению с 2013 годом, уменьшился среднереспубликанский показатель первичной заболеваемости наркоманией, сократилось количество больных наркоманией, состоящих на диспансерном учете, снизилось число наркозависимых лиц, употреблявших наркотики инъекционным путем.

Как известно, важное значение в борьбе с наркоманией имеют профилактические мероприятия. В этой связи в информационном материале отмечается, что среди населения проводятся встречи и семинары, направленные на усиление бдительности, утверждение здорового образа жизни, участникам широко разъясняются трагические последствия «белой смерти». В 2014 году в общеобразовательных школах, высших и средних специальных учебных заведениях проведены встречи для предотвращения наркомании среди молодежи. Специалисты наркологических диспансеров и оперативные сотрудники отделов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков на основе жизненных примеров призывают молодежь к бдительности.

Подчеркивается, что Узбекистан придает огромное значение выполнению обязательств перед международным сообществом по противодействию незаконному обороту наркотиков. Подтверждением тому служит ежегодно проводимая в Ташкенте акция по уничтожению крупной партии наркотических средств, изъятых в ходе борьбы с наркобизнесом. Сообщается, что в конце июня 2015 года на одном из заводов Сергелийского района столицы было сожжено 1,4 тонны наркотиков. В ней приняли участие представители дипломатического корпуса и международных организаций, аккредитованных в республике.

 

ИА «Жахон»

Кыргызстан: Власти утверждают, что обезврежена именно ячейка ИГИЛ

Qırğızstan-bayraqИван Заряев стоит у обуглившихся руин своего дома в Бишкеке 21 июля. Пожар произошел 16 июля во время операции спецназа против якобы являвшихся террористами лиц, засевших в здании за домом Заряева.

Когда на днях спецназ начал штурм здания в центре Бишкека, где засели якобы являющиеся террористами люди, Иван Заряев подумал, что дети на улице взрывают петарды.

«Я подумал, ну зачем они играют с петардами в такое время, – сказал EurasiaNet.org Заряев, которому сейчас 29 лет. – А потом дети забежали домой и сообщили, что началась стрельба».

Через несколько часов дом Заряева и одного из его соседей превратился в дымящиеся руины. От прилегающего к их домам сдававшегося в аренду здания, где жили боевики, остались лишь выгоревшие и испещренные пулями стены.

Власти в Кыргызстане утверждают, что проведенная ими 16 июля операция была своевременным превентивным ударом по исламскому терроризму. После штурма президент Алмазбек Атамбаев дал главе Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) указание представить участвовавших в нем сотрудников к наградам.

Но чем больше заявлений делают власти, тем больше возникает вопросов касательно того, что конкретно произошло в Бишкеке в тот день. По официальной версии, во время штурма силы безопасности убили четырех боевиков в здании на улице Темирова, еще двое были убиты в рамках параллельной операции за городом, а также удалось арестовать семь человек. По словам представителей сил безопасности, эти мужчины, обладающие паспортами Кыргызстана или Казахстана, являются членами ячейки ИГИЛ, планировавшей теракты в столице и на российской авиабазе в городе Кант.

Лидером ячейки считается гражданин Казахстана Жанболат Амиров (в кыргызских СМИ его также называли Ашировым и Амановым, а новостной сайт 24.kg сообщил, что он был убит во время штурма 16 июля).

Кроме якобы найденного в здании на улице Темирова черного флага ИГИЛ, власти не привели конкретных доказательств того, что члены этой вооруженной группировки связаны с данной международной террористической структурой.

По утверждениям властей Казахстана и Кыргызстана, Амиров прибыл в Кыргызстан нелегально в прошлом году в компании с соотечественником Альбертом Абхиным, чтобы затем отправиться оттуда в Сирию. Их вскоре арестовали, но в апреле им удалось бежать из тюрьмы. Затем они, по обвинениям, занялись подготовкой терактов, но Абхин подорвал себя гранатой, когда ночью 30 июня его окружили сотрудники милиции.

Учитывая, сколь мало времени было у этих людей, политические обозреватели в Центральной Азии сомневаются, что им удалось подготовить тщательно разработанные и продуманные планы, приписываемые им кыргызскими властями.

Расследование приняло неожиданный оборот 20 июля, когда силовики объявили о задержании бывшего депутата парламента, работавшего замом в партии «Ак Жол» при экс-президенте Курманбека Бакиева. Власти периодически обвиняют приближенных Бакиева, смещенного с поста в результате массовых протестов в 2010 году и ныне проживающего в Беларуси, в заговорах с целью дестабилизации ситуации в стране.

В заявлении ГКНБ говорится, что этот человек, вместо имени которого приводятся лишь инициалы К.М.К., предоставил ячейке ИГИЛ оружие, включая автоматы Калашникова. Он также обвиняется в сговоре с Тариелем Жумагуловым, известным лидером организованной бандитской группировки.

«Действуя по плану и под руководством К.М.К, вооруженная банда Т. Жумагулова намеревалась грабить финансовые институты и частных лиц с целью сбора средств для финансирования террористической деятельности и дестабилизации ситуации в стране», – говорится в заявлении.

Жумагулов часто фигурировал в Кыргызстане в списках находящихся в розыске лиц. В 2007 году его задержали по подозрению в рэкете, а потом он еще отсидел срок за разбой. По данным отдела по борьбе с организованной преступностью МВД республики, Жумагулов является членом криминальной группировки, возглавляемой Камчибеком Кольбаевым.

Когда и при каких обстоятельствах лица вроде Жумагулова приобщаются к деятельности радикальных исламистов, неизвестно. Судя по количеству оружия, изъятого в здании на улице Темирова, у группировки не было достаточно снаряжения для организации крупного теракта. По данным правоохранителей, в здании нашли шесть автоматов Калашникова, складной укороченный автомат АКС-74У, пять пистолетов, большое количество гранат и патронов и 500 кг аммиачной селитры для производства взрывных устройств.

Тем не менее, отряд спецназа, проведший операцию 16 июля, не хотел рисковать. Заряев, во время длившейся порядка трех часов перестрелки прятавшийся в доме соседа, говорит, что слышал выстрелы из автоматов и пистолетов, а также залпы из гранатомета. Огонь велся столь интенсивно, что в течение часа на месте возник пожар, в результате которого сгорело четыре дома и шесть семей остались без крова.

Штурм велся со всех сторон, причем гражданское население района не предупредили о готовящейся операции. Милиция даже не оцепила район, так что через час после начала штурма местным жителям пришлось самим отводить поток машин, водители которых ничего не подозревали и хотели въехать в отсек, где происходила перестрелка.

То, что террористы ИГИЛ настолько нуждаются в деньгах, что им приходится прибегать к разбою, не стыкуется с версией, настоятельно продвигаемой властями.

В опубликованной новостным агентством «Кабар» в феврале аналитической статье Мирлан Алымбеков сокрушается, что давно практикуемый правительством принцип невмешательства в религиозные дела привел к широкому распространению экстремистских верований и деятельности. По его словам, данная тенденция подстегивалась внешними силами. В подтверждение он привел утверждение директора аналитического центра «Религия, право и политика» Кадыра Маликова о том, что ИГИЛ выделило для дестабилизации ситуации в Центральной Азии $70 млн.

Со дня силовой операции в Бишкеке прошла почти неделя, но ни один из арестованных подозреваемых не присутствовал на открытых судебных слушаниях по этому поводу, а силовые ведомства с большой неохотой делятся с общественностью информацией. Расследования связанных с терроризмом дел проводятся в обстановке строжайшей секретности по всей Центральной Азии. По этой причине почти невозможно в независимом порядке проверить достоверность заявлений властей.

В своем комментарии в Facebook известный кыргызский сторонник свободного рынка Мирсулжан Намазалиев призвал власти обеспечить бóльшую открытость данного дела, чтобы успокоить общественность.

«Все имеют право сомневаться, думать иначе – кто-то будет думать, что это не террористы, а кто-то скажет, что надо верить ГКНБ, – написал Намазалиев. – Что бы там ни было, сейчас нам необходимо добиваться большей информации, чтобы самостоятельно делать выводы».
Среда, 22 июля, 2015

Источник — EurasiaNet

Снятие санкций с Ирана откроет шлюзы для притока новых возможностей

Россия и Иран при участии некоторых стран региона фактически заложили платформу для рождения альтернативной коалиции, которая действует куда эффективнее, чем западная, отметил Тофик Аббасов.

Достигнутое между шестеркой и Ираном соглашение о разблокировании ядерной программы Исламской Республики принесло определенное облегчение всем заинтересованным сторонам, да и всему сообществу. Но параллельно оно  принесло в повестку задачу с несколькими неизвестными.

Интрига в дилемме, связанной с будущим, не только укладывается в скобки злободневного вопроса о будущем конъюнктуры нефтегазового рынка. Возвращение Ирана на главное поле мировой геополитики обязательно скажется на формировании нового порядка, прежде всего, в огромном Евразийском ареале, где вязких проблем всегда было более чем достаточно.

Ожидания, связанные с предполагаемым снижением градуса турбулентности в так называемых чувствительных регионах, вполне обоснованы. Попробуем смоделировать ход и характер перемен, которые могут осуществиться в ближайшем будущем. И для того, чтобы оказаться в зоне практичных прогнозов, необходимо, прежде всего, учитывать ту данность, что Иран даже в условиях международной изоляции умудрялся напоминать о своей позиции. А значит в будущем, когда откроются зажатые клапаны его геополитического механизма, роль этой страны в разруливании существующих проблем станет более ощутимой. И, скорее всего, о возрастающей роли Тегерана можно будет судить по переменам, которые произойдут в Кавказском регионе, в Центральной Азии, в таком непредсказуемом регионе южной Азии, где расположены такие не простые страны, как Афганистан и Пакистан.

Стабильность, как неотложная необходимость

Надо принять во внимание, что названные ареалы подпадают под фокус влияния России, которая исторически присутствовала в этих регионах и время от времени, в зависимости от характера глобальных трендов, трансформировала свою политику, вступая в новые союзнические отношения с разными акторами. Тут очень кстати  вспомнить, что в прошлом в качестве испытанного партнера Москвы как раз и выступал Тегеран.

Сообща две страны не только провозглашали совместные цели, но и добивались эффективного преодоления высоких геополитических барьеров. Достаточно вспомнить острый военно-политический кризис, который в начале 90-х годов прошлого столетия сковал государственный организм Таджикистана. Локализации и полного разблокирования кризиса Москва и Тегеран добились благодаря согласованным действиям. И в том, что позиции российской и иранской политической элиты полностью совпали, немалую роль сыграли дипломаты двух влиятельных стран.

Точно также в разные годы Москва и Тегеран координировали шаги в обуздании рисков, которые исходили от различных экстремистских групп, орудовавших в Афганистане. Совместными усилиями российским и иранским передовым силам удавалось не только заблокировать выход взрывоопасного потенциала за пределы национальных границ многострадальной страны, но на корню заглушить очаги опасных тенденций.

Опыт успешных совместных действий двух влиятельных стран в разных горячих точках Евразии говорит о наличии большого совокупного потенциала, с помощью которого в будущем станет возможным решение затянувшихся региональных конфликтов. И не стоит сомневаться, что в исследуемой плоскости первым пунктом горячей повестки станет нейтрализация такого опасного фактора, как Исламское государство.

Против кого дружат Запад и джихадисты?

Квазиобразование, которое припеваючи живет себе на большой части территорий двух расколотых государств – Сирии и Ирака, не устает угрожать миру распространением влияния на большие пространства, включая такие ключевые регионы, как Кавказ, Иран, а также постсоветский ареал.

Примечательно, что в борьбе с ИГ стратегические видения России и Ирана почти полностью совпадают. Службы безопасности двух стран координируют действия в целях нейтрализации так называемых передовых групп ИГ, которые проникают через территории сопредельных государств в Иран и Россию для создания опорных точек. Это нужно экстремистам для ведения развернутой агитации и пропаганды.  Основными средствами остаются оружие и литература.

Небольшие брошюры, изданные идеологической машиной ИГ, переведены на многие языки, в том числе на русский, фарсидский, азербайджанский, грузинских, пушту и другие. В них содержатся призывы главарей движения, основные цели джихадизма и лапидарно сформированные цели на пути создания халифата.  Привлекая на свою сторону потенциальных отщепенцев, эмиссары пытаются организовать пятые колонны в названных странах.

Совместные превентивные меры, которые осуществляют пограничные службы, закрытые структуры России и Ирана, имеют решающее значение для  блокирования деятельности агентуры ИГ, которая нацелена прозондировать почву на территории и России, Ирана и других государств. Проблема заключена в том, движение, возглавляемое Аль-Багдади, вынашивает далеко идущие планы, беря в орбиту своего влияния такие страны, как Афганистан, Пакистан, Узбекистан, Туркменистан и другие. И для того, чтобы передовым группам и ИГ добраться до мест назначения, используются транзитные пути, как раз проходящие через территорию Иран и Россию.

В июне нынешнего года чеченская террористическая организации «Имарат» присягнула на верность Исламскому государству. После клятвы руководители организации через свои каналы объявили, что отныне территория Чеченской республики является одним из вилаятов создаваемого халифата. На северокавказском траверсе территория Грузии активно используется в качестве стратегического звена незаконного трафикинга. А зона Панкисского ущелья снова  стала использоваться, как тренировочная и перевалочная база. Там проходят  боевую выучку джихадисты-новобранцы, оттуда же перебрасываются на территорию России небольшие группировки экстремистов. Далее они  обосновываются в различных труднодоступных местах Северного Кавказа.

Жесткий контроль за действиями мобильных сил джихадистов невозможен без обмена оперативными данными миграционных и пограничных служб противостоящих террору стран, которые не мнимо, а реально борются с распространением экстремистского вируса в российском подбрюшье и на Ближнем Востоке. Потому наличие эффективной стратегии противостояния злу  синхронизация позиций и оперативных действий двух государств обретает решающее значение.

Известно, что для противостояния ИГ действует международная коалиция во главе с Соединенными Штатами Америки. Однако всем доподлинно ясно, что полумерами, коими увлеклись силы коалиции, по определению не смогут выполнить поставленную задачу искоренения Исламского государства.

На этом фоне Россия и Иран при участии некоторых стран региона фактически заложили платформу для рождения альтернативной коалиции, которая действует куда эффективнее, чем западная.

Нити идеологической и материальной подпитки ИГ ведут на Запад и в сторону арабских княжеств Персидского залива. Фактически ИГИЛ, как явление, является креатурой альянса, куда водят ведущие страны Запада, Израиль, Саудовская Аравия, Катар, Турция, Иордания. И главной задачей, над решением которой усердно работают стратеги квазигосударства и их закулисные покровители из влиятельных стран, это подрыв позиций России и Ирана в западной Азии и постсоветском пространстве.

Падение центральных правительств в Сирии, Ираке, а также в других умеренных государствах Ближнего Востока и постсоветского пространства отвечает интересам Запада и их арабских сателлитов. На этом и базируется обоюдная заинтересованность Москвы и Тегерана вести согласованный курс по нейтрализации рисков, исходящих от религиозного экстремизма. Только так возможно перечеркнуть усилия раскольнических кругов Запада, для которых перекраивание сложившихся границ большого региона превратилась в задачу неотложного порядка. Пока этот план в силе, необходимо сообразно  переформатировать планы противостояния международному террору. В этом направлении взаимодействие Москвы и Тегерана пойдет на пользу странам, которые искренне заинтересованы в стабилизации обстановки.

Но нельзя не учитывать, что ИГ постепенно выносит игру на поле западных стран, усиливая акцент ассиметричных действий. Параллельно тому, как неистово джихадисты действуют на фронтах умеренных стран Востока, точно также они форсируют планы в отношении самого Запада, который явно переоценил свои силы, конструируя рукотворный вулкан для борьбы с так называемыми странами «оси зла». Не исключается, что в скором времени Америка со своими партнерами будет вынуждена поставить на координацию  с Тегераном и Москвой, чтобы упредить нежелательные тенденции, угрожающие безопасности Запада. Во всяком случае, признаки такого разворота уже имеют место быть.

Экономика, как гарант стабильности

Снятие санкций с Ирана откроет шлюзы для притока новых возможностей на почве экономических отношений. Как минимум наличие общих интересов Ирана с настоящими и возможными партнерами в деле поддержки стабильности на объемном энергетическом рынке может стать главным трендом наступающей эпохи.

Большинство соседей Тегерана в лице все той же России, Азербайджана, Казахстана, Турции и других стран в последние десятилетия имели дело с Ираном, но в силу известно причины были обречены действовать с оглядкой на Вашингтон. Не случайно многие из заключенных соглашений, что были заключены по вопросам транзита, совместной эксплуатации нефтегазовых площадок, обмену технологиями и другими, или остались лежать на бумаге, или же и вовсе были аннулированы.

На огромном пространстве накопился большой потенциал нереализованных идей и намерений, которые ждут своего часа. В случае их осуществления геоэкономическая палитра Евразии заметно оживится, ибо заработают очень перспективные механизмы разблокирования рыночных дилемм. От этого выиграют не только Иран с его партнерами, но енергозависимая Европа с ее растущими потребительскими потребностями. Но и это не главное.

На старте больших начинаний стоят десятки мобильных кампаний стран Европейского Союза, которые были вынуждены свернуть активность на иранском направлении ввиду жестких ограничительных мер, введенных и США с партнерами, и по линии ООН. И наивно полагать, что от санкционной политики последних лет потерял только Тегеран.

Западные аналитики вывели индексы потерь самого Запада, который также недосчитался увесистых поступлений в казну ввиду наличия стоп-сигнала на перспективном направлении. Так, совокупные издержки американских кампаний оцениваются на уровне 150 миллиардов долларов, а потери бизнес структур государств ЕС — порядка 75 миллиардов. Эта удручающая статистика требует трезвой оценки со стороны политиков, которые только и делали, что доставали из портфелей инструмент экономических розг. На поверку вышло, что наказывая заклятого недруга, они параллельно наносили ощутимые удары и по собственным деловым кругам, выводя их на обочину бизнес магистрали.

Дипломатический прорыв, достигнутый в Вене 14-го июля, возродил надежду на наступление новой эры в геополитической игеоэкономической ипостаси. Есть все основания полагать, что в скором времени все же наступит долгожданная развязка, а с ее приходом выйдут из стагнационного положения механизмы, способные дать большой интеграционный прок.

От него перепадет не только Ирану, но и его партнерам, которые давно вывели алгоритмы преодоления региональных экономических и социокультурных дилемм. И наступит осознание истины, что триумфу зла потому приходит конец, что  завершается вынужденное бездействие дееспособных сил на важных перекрестках коммуникативной среды.

 

unityxxi.com

 

Sputnik Азербайджан http://ru.sputnik.az/expert/20150722/401169729.html#ixzz3gc9cdz4C

Противостояние мазхабов в Таджикистане

Известный скандальными разоблачениями сайт WikiLeaks в конце июня обнародовал почти 61 000 писем из конфиденциальной переписки дипломатической службы Саудовской Аравии.

Содержание многих материалов посольства этой страны в Таджикистане свидетельствует о серьезном религиозном противостоянии Саудовской Аравии и Ирана в Таджикистане.

Материалы, опубликованные на сайте, написаны в 2011–2012 гг., и многое из переписки посольства Саудовской Аравии относится к религиозным вопросам.

Среди документов есть также запрос Таджикистана с просьбой к Саудовской Аравии о выделении $200 тысяч на проведение конференции по Афганистану.

В других материалах посольства Саудовской Аравии дипломаты выражают озабоченность усилением присутствия Ирана в Таджикистане и говорят о необходимости активизировать в РТ пропаганду господствующего в Саудовской Аравии течения ислама.

В частности, в письме посольства говорится, что за деньги привлекли 12 человек, в том числе пятерых преподавателей Исламского университета Таджикистана, для пропаганды главенствующего в королевстве религиозного течения. В переписке дипломаты отмечают необходимость дальнейшего развития этой деятельности.

Председатель Комитета по делам религий, упорядочению национальных традиций, торжеств и обрядов при правительстве РТ Сулаймон Давлатов подтвердил данные скандально известного сайта WikiLeaks о том, что таджикские священнослужители получали деньги от Саудовской Аравии, уточнив, что эти средства были получены в рамках закона в виде грантов.

При этом С. Давлатов не стал раскрывать имен тех лиц, которые были упомянуты на сайте «Викиликс».

Эр-Рияд уже отреагировал на публикацию, назвав все материалы подделкой. Само же посольство Саудовской Аравии в Таджикистане воздержалось от комментариев по данным сообщениям.

Сунниты и шииты – противостояние с многовековой историей

Эксперт по вопросам религии Мухаммадали Нурали вполне допускает, что подобные письма могли иметь место.

— Посланник Аллаха сказал: «Иудеи разделились на семьдесят одно течение, из которых одно попадет в рай, а семьдесят — в ад. Христиане разделились на семьдесят два течения, из которых семьдесят одно попадет в ад, а одно — в рай. Мои последователи разделятся на семьдесят три течения, из которых одно попадет в рай, а семьдесят два — в ад». При пророке Мухаммаде (С) не было противостояния между мусульманами. Первые разногласия между шиитами и суннитами вспыхнули после ухода из жизни Пророка в 632 г. Его последователи разделились во мнениях, кто должен наследовать власть и стать следующим халифом. У Мухаммада (С) не было сыновей, и Совет назначил халифом тестя Пророка, Абу Бакра. Однако часть мусульман не согласилась с этим выбором. Они считали, что верховная власть над мусульманами должна передаваться по наследству. По их мнению, халифом должен был стать Али ибн Абу Талиб – двоюродный брат и зять Мухаммеда (С), муж его дочери Фатимы. Его сторонники получили название shia’t ‘Ali – «партия Али», а впоследствии стали называться просто «шииты». В свою очередь, название «сунниты» произошло от слова «сунна», что означает свод правил и устоев, основанных на словах и поступках пророка Мухаммеда (С). Смерть Али, а затем гибель его сына Хусейна от рук Омейядов еще больше разделили суннитов и шиитов.

В настоящее время особенно четко данное противостояние прослеживается в сирийском конфликте, где, по мнению наблюдателей, Иран поддерживает власть представителя шиитского меньшинства – президента Башара Асада, а Саудовская Аравия – повстанцев-суннитов и их союзников, объявивших о создании на значительной территории Сирии и Ирака «Исламского государства».

Подобная ситуация повторяется и в Йемене.

Таджикистан – арена конфликта мазхабов

Иран и Саудовская Аравия стали активно развивать свою деятельность в Таджикистане еще с конца 80-х годов прошлого века, когда Советский Союз постепенно снял «железный занавес».

У каждой из этих стран своя «козырная карта» во взаимоотношениях с Таджикистаном. Иранцы апеллируют в отношениях с нами к «братским корням», общему языку, Саудовская Аравия – к единству взглядов в исламе: они исповедуют принятое и в Таджикистане направление — суннизм.

С приобретением страной независимости жители республики стали все активнее интересоваться исламом, а учитывая, что большинство мусульман Таджикистана относятся к суннитам, Саудовская Аравия начала оказывать им поддержку в этом, обеспечив религиозной литературой, помогая таджикским студентам исламских вузов в республике и за ее пределами.

Тегеран также не сидел сложа руки. Активная роль Ирана в урегулировании межтаджикского конфликта указала на ключевую позицию этой страны и ее реальное влияние на действия таджикской исламской оппозиции. Данный факт в итоге был официально признан другими региональными игроками, участвовавшими в разрешении межтаджикского конфликта.

Между тем в постконфликтный период в Таджикистане развернуло свою деятельность движение «Салафия». Мухиддин Кабири, председатель Партии исламского возрождения Таджикистана, отмечал: «На первых порах кое-кто в правительстве предпочитал использовать салафитов против нашей партии, поскольку последователи этого течения исходили из того, что ислам запрещает создание политических партий, а глава государства, кем бы он ни был, является носителем титула «Амир Абд аль-Мумин» (эмир всех правоверных в той или иной стране.). Салафиты считают, что пребывание в оппозиции к Амиру Абд аль-Мумину противоречит нормам ислама. Эти два момента подкупали многих правительственных чиновников, и в 2008 году салафитам было предоставлено немало эфирного времени для пропаганды своих идей среди населения. А представителям официально зарегистрированной в Таджикистане религиозной политической партии — ПИВТ — время в телеэфире ни разу не предоставлялось. Недальновидность и конъюнктурный подход госчиновников привели к тому, что взгляды салафитов очень быстро распространились в стране, особенно среди молодежи. А буквально через год власти ударились в другую крайность, запретив движение «Салафия», чьи доктрины, как известно, являются официальной идеологией Саудовской Аравии».

В свою очередь Иран активно работает с таджикской интеллигенцией в сфере культуры, искусства, фольклора, языка и т.д., тем самым укрепляя и свои позиции в рядах нерелигиозных представителей таджикской элиты.

После завершения гражданского противостояния и заключения мирного соглашения сотни таджикских молодых людей, благодаря иранской грантовой поддержке, отправились получать религиозные знания в учебные заведения этой страны. По мнению некоторых экспертов, в продвижении своих задач в республике Иран опирается именно на эти слои таджикского общества.

Религия или политика?

— Сложившаяся сегодня в Таджикистане ситуация с религией крайне противоречива, — говорит политолог Парвиз Муллоджанов. – Активизировавшееся с 90-х годов в нашей стране движение «Салафия» может оказать негативное влияние на стабильность в обществе. Тем более учитывая то обстоятельство, что значительная часть жителей Таджикистана исповедует одну из ветвей шиизма. Салафиты провоцируют разногласия не только с другими течениями, но и даже среди суннитов, разделяя их на «правильных» и «неправильных».

Фаридун Ходизода, эксперт по вопросам религии, в свою очередь напоминает, что Таджикистан – одна из стран, в которой хотят иметь доминирующее влияние две страны-соперницы – Иран и Саудовская Аравия.

По его словам, по культуре и языку Таджикистан близок к Ирану, и Саудовская Аравия опасается, что эти факторы смогут стать причиной сближения двух народов и в плане религиозной идеологии и тем самым привести к созданию плацдарма Тегерана у ворот Центральной Азии.

— Идеология этих двух стран – их мазхабы, противоречащие друг другу. Но, конечно же, в ситуации с Таджикистаном мазхаб лишь повод, а главная цель – политическая. А простой народ всегда становился ее жертвой на протяжении всего времени противостояния, – приводит слова эксперта «Озоди».

По мнению Мухаммадали Нурали, любые течения, движения, сеющие рознь среди мусульман, льют воду на мельницу врагов ислама:

— Вся беда в том, что многие наши представители духовенства, сами подчас не имеющие достаточных знаний в религии, выносят на суд общества обсуждение толкований Священного Корана, принципов вероисповедания, некоторые спорные вопросы религиозных течений. А неосведомленные в этом вопросе люди начинают вести споры между собой о том, кто прав, а кто нет, иногда оскорбляя и обвиняя других в ереси. Наше общество больнó и нуждается в лечении. Мы превратили демократию, ислам в политическую игру, цель которой – личные интересы. Жить можно по-разному – споря о том, чей мазхаб правильный, а кто враг, воровать у народа последние копейки и при этом выступать с демократическими лозунгами; но можно жить и красиво – честно, любя окружающих, заботясь о ближнем, невзирая на то, к какой религии он относится, как это делал наш пророк Мухаммад (С). Именно его чисто человеческие качества, его пример человеколюбия превратили ислам в мировую религию. Способны ли нынешние сильные мира сего отказаться от личных амбиций, интересов ради благополучия народа? Уверенности в этом у меня нет…
18/07/2015

Источник — news.tj

Почему Запад требует от Ирана реформ?

Мировые СМИ захлебываются от рассуждений на тему возросшей геополитической роли Ирана после подписания венского соглашения по его ядерному досье. Газеты ожидают, что после снятия санкций Тегеран станет сильнее, будет оспаривать влияние у государств Персидского залива, и не только у них. Как отмечает левое турецкое издание Milliyet, «с благоприятным исходом переговоров по ядерному вопросу, которые столь долго шли между Ираном и группой „5+1″, в регионе, образно говоря, начали сдавать на руки новые карты: Иран пока еще не перешел на сторону США, уже начал двигаться в данном направлении».

Нельзя отрицать выгоды Ирана, который усилил свое геополитическое значение и сможет использовать природные богатства. Правда, только при сохранении в стране внутриполитической стабильности. К примеру, ЕС, определяя форматы будущего сотрудничества с Ираном, включающего вероятное официальное соглашение, начинает продвигать идею о необходимости проведения в исламской республике реформ в области прав человека и поддержки гражданского общества. То есть, на Западе начинают просматриваться контуры пост-договорной дипломатии, ориентированной на поддержку в ИРИ тех политических сил, которые поддерживают президента Хасана Рухани с перспективой выхода на внутренние реформы. Цель — помочь коалиции «реформистов и прагматиков», возглавляемой Рухани, выиграть парламентские выборы 2016 года и президентские — в 2017.

Понятно, что в предлагаемой простой схеме предполагается либо «мягкое» противостояние «реформаторов» с консерваторами, которые на Запада ассоциируются с личностью экс-президента Махмуда Ахмадинежада. До этого момента, по мнению ведущего специалиста по вопросам стратегии Мохаммада Фархада Колейни, Иран вступает в «некий переходный период». Признаки внутриполитической борьбы в Иране проявлялись еще до Вены, когда Ахмадинежад выставил свою кандидатуру на выборах в Меджлис. Чтобы не допустить этого, команда Рухани наносила политические удары по его ближайшему окружению, заручившись, по некоторым данным, поддержкой верховного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи. По оценке некоторых экспертов, приближение даты парламентских выборов обострит борьбу в Иране, поэтому нужно быть готовыми к самым неожиданным сюрпризам. Рухани обвиняет оппонентов в «политической трусости». В свою очередь, Ахмадинежад уличает президента «в заговоре против исламской республики». Как образно пишет по этому поводу местное издание Shargh, может случиться так, что «политическое цунами» Рухани столкнется со «скалой» Ахмадинежада.

Газета After the Iran Deal, близкая к «реформаторам», предупреждает: «консерваторы будут играть на том, что внутренняя поддержка ядерного соглашения в Иране была широкой, но слабой». Ставка делается на то, что Запад станет затягивать процесс отмены санкций и экономический эффект от их частичного снятия окажется незначительным. Более того, After the Iran Deal считает, что «власть, контролируемая консерваторами и сторонниками жесткой линии, лучше вписывается в регион, чем команда Рухани». Речь идет о Саудовской Аравии, Египте и многих других арабских странах, которые «управляются авторитарными консерваторами, мало заинтересованными в деэскалации региональных конфликтов».

Поэтому появление в Иране силы, ориентированной на реформы по западным лекалам, выглядит крайне сложным. Кстати, с таким выводом согласен и портал Iran.ru, который пишет: «Для иранского общества и правящих элит страны „Венский пакт» значит куда больше чем просто итоговое Соглашение по ядерной программе. Его подписание дает старт новому этапу политической борьбы между различными общественными силами Исламской республики. Борьбы за выбор одной из альтернатив дальнейшего пути развития — либо сохранение нынешнего антизападного курса и верности принципам Исламской революции, либо отказ от противостояния с США, проведение широких внутренних реформ и политика „прагматизма» в форме внешнеполитических компромиссов, которые в себе носят определенный риск ценностям и устоям Исламской республики».

Объективности ради отметим, что проект преобразований иранского общества, экономики и внешней политики еще не выносился на публичное обсуждение. Активизировавшийся внутри Ирана серьезный политический процесс носит флюсовый характер, поскольку во главу угла ставится оценка венского соглашения. Главные события в Иране, вступившем в новый исторический этап, еще впереди.

Восточная редакция ИА REGNUM

Иран и Саудовская Аравия борются за Таджикиста

Тегеран и Эр-Рияд превратили Таджикистан в центр региональной конкуренции

События последних лет на Ближнем и Среднем Востоке создают впечатление, что в основе всех конфликтов здесь лежит соперничество между суннитами и шиитами. Конечно, это не так: здесь и геополитические амбиции региональных и внешних игроков, и социально-экономические проблемы стран региона. Тем не менее межконфессиональный фактор набирает силу. Признанием этого процесса, в частности, стали обнародованные сайтом WikiLeaks 61 тыс. писем из конфиденциальной переписки сотрудников посольства Саудовской Аравии в Душанбе. Материалы, опубликованные на сайте, написаны в 2011-2012 гг., и многое из переписки посольства относится к религиозным вопросам. В них дипломаты выражают озабоченность усилением присутствия Ирана в Таджикистане и говорят о необходимости активизировать в этой стране пропаганду господствующего в Саудовской Аравии течения ислама. В частности, говорится, что для пропаганды главенствующего в королевстве религиозного течения за деньги привлекли 12 человек, в том числе пятерых преподавателей Исламского университета Таджикистана. Среди документов есть также запрос Таджикистана с просьбой к Саудовской Аравии о выделении $200 тысяч на проведение конференции по Афганистану. В переписке дипломаты отмечают необходимость дальнейшего развития просаудовской деятельности.

Ирано-саудовские отношения никогда нельзя было назвать простыми, особенно в последнее время, когда два главных региональных игрока практически находятся в состоянии необъявленной холодной войны. Причем это касается не только различий в подходах к урегулированию ситуации в Сирии, Йемене или других горячих точках региона, но и затрагивает другие сферы помимо геополитики.

Для подавляющего большинства таджиков, как и вообще мусульман на планете, Саудовская Аравия — лидер исламского мира. Там расположены главные мусульманские святыни — Мекка и Медина, хранителем которых является король. Данные факты формируют как внутреннюю, так и внешнюю политику королевства. И хотя во внешней политике Саудовской Аравии во многих случаях верх берут прагматические соображения, не сбрасываются со счетов и религиозные соображения. С приобретением Таджикистаном независимости в 1991 году жители республики стали все активнее интересоваться исламом, а учитывая, что большинство мусульман Таджикистана относятся к суннитам, Саудовская Аравия начала оказывать им поддержку в этом, обеспечив религиозной литературой, помогая таджикским студентам исламских вузов в республике и за ее пределами.

Иран стал развивать свою деятельность в Таджикистане еще с конца 80-х годов прошлого века, когда Советский Союз постепенно снял «железный занавес». Позже активная роль Ирана в урегулировании межтаджикского конфликта указала на ключевую позицию этой страны и ее реальное влияние на действия таджикской исламской оппозиции. Данный факт в итоге был официально признан другими региональными игроками, участвовавшими в разрешении межтаджикского конфликта. После завершения гражданского противостояния в Таджикистане и заключения мирного соглашения близкий по культуре и языку Таджикистана Иран, стал активно работать с местной интеллигенцией в сфере культуры, искусства, фольклора, языка. Благодаря иранской грантовой поддержке сотни молодых таджиков отправились получать религиозные знания в учебные заведения Ирана. Все это укрепляло позиции Тегерана в рядах представителей таджикской элиты.

Иран, считая соседние страны, в первую очередь тот же Таджикистан, зоной своего влияния, всегда рассматривал конфессиональный фактор как удобный рычаг давления на главного своего регионального противника — Саудовскую Аравию. Обычно иранская пропаганда за последние годы активно использовала ситуацию с правами шиитского меньшинства в Восточной провинции, где не менее 4 млн человек являются жертвами дискриминации саудовских властей. Однако в сферу геополитических интересов Тегерана в рамках противостояния с Эр-Риядом стали включаться и другие религиозные группы, которые рассматриваются иранцами в качестве возможной «пятой колонны» внутри королевства. В этом отношении весьма показательно интервью одного из ведущих иранских аналитиков по арабскому миру Мохаммада Садека аль-Хосейни, опубликованное в редакционной статье газеты «Хабар», где он «смоделировал» дальнейшее решение «шиитского вопроса» в Саудовской Аравии, которое наиболее соответствовало бы интересам Тегерана. Он считает, поскольку «шииты подвергаются серьезной опасности», то они «в любой момент могут поднять бунт и, в случае усиления революционной деятельности, могут стать опасными для саудовской династии».

В последнее время активность иранцев в регионе, в том числе и на таджикском направлении, вызывает серьезную тревогу у Саудовской Аравии, иногда граничащую с истерией. Там считают, что после окончания войн в Афганистане и Ираке, Иран станет значительно более активно поддерживать не только арабские шиитские религиозные и идеологические организации, занимающие заметное положение в Ираке, Сирии, Ливане, в Йемене, но и в самом королевстве.

Таким образом, мы видим, что Таджикистан все больше превращается в новый центр конкуренции между Тегераном и Эр-Риядом, которые в борьбе за души таджиков активно продвигают в Таджикистане свое видение ислама. Это хорошо понимают в Душанбе. Эксперт по вопросам религии Фаридун Ходизода считает, что «идеология этих двух стран — их мазхабы, противоречат друг другу. В ситуации с Таджикистаном мазхаб лишь повод, а главная цель — политическая. А простой народ всегда становился ее жертвой на протяжении всего времени противостояния». По мнению эксперта по вопросам религии Мухаммадали Нурали, любые течения, движения, сеющие рознь среди мусульман, льют воду на мельницу врагов ислама: «Вся беда в том, что многие наши представители духовенства, сами подчас не имеющие достаточных знаний в религии, выносят на суд общества обсуждение толкований Священного Корана, принципов вероисповедания, некоторые спорные вопросы религиозных течений. А неосведомленные в этом вопросе люди начинают вести споры между собой о том, кто прав, а кто нет, иногда оскорбляя и обвиняя других в ереси. Наше общество больнó и нуждается в лечении. Мы превратили демократию, ислам в политическую игру, цель которой — личные интересы. Жить можно по-разному — споря о том, чей мазхаб правильный, а кто враг, воровать у народа последние копейки и при этом выступать с демократическими лозунгами; но можно жить и красиво — честно, любя окружающих, заботясь о ближнем, невзирая на то, к какой религии он относится, как это делал наш пророк Мухаммад. Именно его чисто человеческие качества, его пример человеколюбия превратили ислам в мировую религию. Способны ли нынешние сильные мира сего отказаться от личных амбиций, интересов ради благополучия народа? Уверенности в этом у меня нет…».

Что касается «сильных мира сего», то для осуществления контроля над религиозной сферой, они приспособили унаследованный еще с советских времен инструмент — Комитет по делам религии. Ему поручено способствовать взаимодействию государственных служб с населением, а также служить заслоном против движений, считающихся фундаменталистскими и склонными к насилию. В их обязанности также входит сбор информации об активных религиозных движениях и оказание содействия юристам, исследователям, работникам сферы образования и прочим специалистам, изучающим вопросы религии. Кроме того, они сотрудничают с другими правительственными ведомствами, включая представителей исполнительной ветви власти, в частности министерств внутренних дел и национальной безопасности. По мнению экспертов, политизированность этого ведомства отталкивает значительную часть верующих. Слишком сильно вмешиваясь в дела верующих, оно подрывает фундаментальный конституционный принцип разделения государства и религии. Комитет по делам религии подспудно подрывает доверие общества к государственным организациям и, таким образом, увеличивает привлекательность привносимых из-за рубежа радикальных религиозных идей, с которыми, вообще-то, призван бороться.
19 Июля 2015,

Источник — regnum.ru

Иран выходит на рынок Евразийского экономического союза

Астана и Ереван рассчитывают на новые проекты с Тегераном

В Алма-Ате 22–24 июля пройдет казахстанско-иранский бизнес-форум, который стал возможным после урегулирования «ядерного вопроса» Ирана с «шестеркой» международных посредников. Это может оказать значительное влияние на ситуацию в экономике целого ряда постсоветских государств, особенно стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС), которые граничат с Ираном, – России, Казахстана (по морю) и Армении.

Казахстан стал первой страной, с которой Иран начинает масштабное торгово-экономическое сотрудничество. Судя по всему, это своего рода благодарность Тегерана за участие Казахстана в переговорах по урегулированию ядерной программы Ирана. Астана дважды предоставляла площадку для переговоров Ирану и «шестерке» международных посредников. Поэтому, как сказал «НГ» директор международных программ Института национальной стратегии России Юрий Солозобов, «для Казахстана снятие санкций с Ирана не стало неожиданностью». «Казахстан все это время аккуратно развивал сотрудничество с Ираном, готовил инфраструктурные проекты для наращивания сотрудничества в постсанкционый период. В прошлом году была запущена железная дорога Казахстан–Туркменистан–Иран. Второй транспортный узел – порт Актау на Каспии. Казахстан найдет в Иране широкий рынок для своих товаров, в частности металлопроката, зерна и др. Тегеран, который в настоящее время готовится к экономическому рывку, будет заинтересован в получении казахстанской металлургической, сельскохозяйственной и иной продукции», – сказал эксперт. Эксперт также обратил внимание, что через порт Актау шли своповые поставки сырой иранской нефти, что давало возможность для бесперебойной работы порта. «Сейчас принято решение построить в Мангыстаусской области четвертый нефтеперерабатывающий завод. Это даст дополнительные возможности для расширения сотрудничества в энергосфере», – сказал Солозобов.

Эксперт обратил внимание на то, что в новых условиях сотрудничество Ирана и Казахстана будет идти в другой плоскости. «Казахстанско-иранский бизнес-форум станет площадкой для совместной работы научных и образовательных организаций, производственных предприятий. На форуме будут обсуждаться не сырьевые отрасли, а разработки казахстанских и иранских компаний в области информационных технологий, телекоммуникации, сельскохозяйственного оборудования и машиностроения. Иран как ближайший сосед Казахстана может быть очень эффективным партнером в этих областях. Поэтому идея, что Казахстан становится мостом между Востоком и Западом, уже не декларативная, а рабочая формула внешнеэкономической политики Астаны», – отметил Юрий Солозобов.

В Ереване назвали Армению воротами в ЕАЭС для Ирана. Очевидно, что уже в скором времени актуализируются многие замороженные из-за санкций двусторонние проекты. Речь, в частности, идет о строительстве новых ГЭС на пограничной реке Аракс, а также новых линий электропередачи. Армения, как известно, получает определенный объем иранского газа, за который расплачивается производимой электроэнергией. Эта бизнес-схема может быть расширена. Не исключено, что будут найдены инвесторы для строительства железной дороги между двумя странами. Об этом на днях сказал президент Армении Серж Саргсян, выступая на саммите ШОС в Уфе. По его словам, сопряжения евразийской интеграции и инициативы «Экономического пояса Шелкового пути» могут, гармонично взаимодействуя, обеспечить в перспективе выход на новый уровень реализации крупных инфраструктурных и транспортных проектов.

Есть ожидания, что активизируется строительство автомагистрали, которая свяжет армянский город Мегри на границе с Ираном и грузинский Батуми. Эта дорога станет важным отрезком на пути от Персидского залива к Черному морю. После снятия санкций с иранских банков эти и многие другие проекты могут быть реализованы.

«Воодушевление, которое переживают в Армении, объяснимо. Одна из двух стран, с которыми у нас есть функционирующая граница, будет освобождена от гнета международных экономических санкций. Определенное оживление двустороннего сотрудничества это, разумеется, вызовет – не столько потому, что санкции сдерживали торговлю между Арменией и Ираном, сколько в контексте перспектив экономического бума в соседней мощной региональной державе», – сказал «НГ» президент Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян.

Что касается возможностей Армении послужить для Ирана окном для связей с внешним миром, включая экспорт энергоносителей, Навасардян склонен больше доверять мнению скептиков, нежели оптимистов. «Если речь идет о западном направлении, то Турция и логистически, и географически гораздо более выгодный транзитный коридор, чем армяно-грузинский. И акцент на традиционные противоречия между этими странами вряд ли уместен, в нынешней ситуации и в Тегеране, и в Анкаре будет преобладать прагматический подход», – сказал ереванский аналитик.

По его мнению, выход Ирана на рынок ЕАЭС также мало что сулит Армении, которая не имеет общих границ ни с одним из евразийских партнеров и сообщается с Россией через Грузию. Ирану гораздо проще будет использовать для транзита Азербайджан, который в последние месяцы демонстрирует все большую заинтересованность в том, чтобы взаимодействовать как с ЕЭАС, так и с ШОС.

С точки зрения обеспечения энергетической безопасности Армении за счет поставок иранских газа и нефтепродуктов ситуация также довольно туманна. «Ереван фактически отказался от суверенитета в вопросах газоснабжения, передав его «Газпрому». И насколько российская госкорпорация будет заинтересована дифференцировать источники поступления этого топлива в Армению, отдавая долю собственного рынка Ирану, вопрос сложный.

Есть основания полагать, что активное развитие торгово-экономических и финансовых взаимосвязей со странами ЕАЭС в обозримой перспективе послужит стимулом для еще большего сближения Ирана с интеграционным объединением. Поэтому не исключено, что между ЕАЭС и Тегераном через некоторое время могут начаться переговоры о создании зоны свободной торговли, подобно тем, что недавно произошли между ЕАЭС и Вьетнамом.

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»
17.07.2015

Источник — ng.ru

Рамадан, который синьцзянские уйгуры не забудут никогда

Введение Пекином ограничений на соблюдение поста уйгурами во время Рамадана в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая стало очередным вмешательством в уклад жизни этнического меньшинства. Но вместе с тем положение уйгуров привлекло небывалое международное внимание.

В прошлом месяце, когда начался Рамадан, власти Китая начали принимать меры, препятствующие соблюдению религиозного поста уйгурским населением. На сайте государственной администрации пищевых продуктов и медикаментов синьцзянского округа Цзинхэ было размещено сообщение о том, что «во время Рамадана предприятия общественного питания будут работать как обычно», в том числе и рестораны, принадлежащие уйгурам. Чиновникам синьцзянского округа Боле сообщили, что они не должны «во время Рамадана поститься, участвовать в бдениях и других религиозных мероприятиях».

Радио «Свободная Азия» (РСА) удалось заполучить копию документа, разосланную чиновникам в Синьцзяне в преддверии священного для последователей ислама месяца поста с предупреждением: «Рамадан приближается». РСА сообщило, что сельских чиновников призвали «внимательно следить за политически неблагонадежными семьями, которые обязаны в течение месяца поста лично отчитываться перед властями каждое утро и вечер».

МНОГОВЕКОВОЙ КОНФЛИКТ

Запрет на соблюдение поста — новая тактика в многовековом конфликте между уйгурами и китайцами. На самом деле трения между уйгурами и ханьцами начались задолго до того, как религией стал ислам. Однако в век исламского экстремизма религия стала одним из камней преткновения в отношениях двух народов. Хотя, по своей сути, уйгурское движение за независимость от Китая является националистическим движением.

Уйгуры продолжают оказывать сопротивление правящей Коммунистической партии Китая, так же как это было и в отношении предыдущих китайских правительств. После революции 1949 года новое правительство в Пекине прибегло к проверенной тактике поощрения переселения ханьцев на родину уйгуров. Тем не менее это были небольшие группы. Однако когда в 1990-е годы в синьцзянском бассейне Тарим были обнаружены нефть и газ, ханьцы наводнили регион. В настоящее время число китайцев ханьского происхождения в Синьцзяне практически сравнялось с количеством уйгуров.

С ростом числа ханьцев в Синьцзяне в последние два десятилетия, обстановка стала накаляться. Только за последние два года десятки человек были убиты в результате нападений на ханьцев на железнодорожных и автобусных вокзалах Синьцзяна со стороны уйгуров, которых затем преследовали силовые органы Китая. После начала Рамадана были убиты как минимум 18 уйгуров и три китайских полицейских.

Пекин преподносит Синьцзян как регион «трех враждебных сил» — терроризма, религиозного экстремизма и сепаратизма. Китайские власти инициировали ряд операций по обеспечению безопасности в Синьцзяне с кодовыми названиями, такими как «Сильный удар», дающими некоторое представление о своей агрессивной направленности.

РЕЛИГИОЗНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ

Но чаще всего эти кампании направлены на подавление уйгуров посредством религиозных ограничений. Последние предписания запрещают практически все, вплоть до ношения бороды пожилыми уйгурами и паранджи женщинами, а не достигшим 18 лет детям не разрешается посещать мечеть. И теперь это привлекает международное внимание, чего Пекин стремится избежать.

Вооруженные сотрудники китайских силовых структур ведут уйгурскую женщину с ребенком. Урумчи, июль 2010 года.

Однако запрет на соблюдение поста спровоцировал вспышку недовольства у мусульман далеко за пределами Синьцзяна и привлек внимание Турции к проблеме уйгуров.

Дело в том, что в Турции проживает примерно 300 тысяч представителей уйгурской национальности. Министр иностранных дел Турции опубликовал заявление, в котором говорилось, что «наш народ опечален новостями о том, что уйгурам запрещают поститься или следовать другим религиозным обрядам в Синьцзяне».

ВОЛНА ВОЗМУЩЕНИЯ В ТУРЦИИ

Протесты против ущемления прав уйгуров китайцами начались в Турции в конце июня. В ходе их проведения некоторые демонстранты жгли флаги Китая у посольства этой страны в Анкаре. Были сообщения о том, что разгневанные протестующие нападали на китайских туристов, а также о разгроме нескольких китайских ресторанов.

Разбитое окно здания консульства Таиланда в Стамбуле. 9 июля демонстранты пикетировали консульство после появления сообщений о депортации 109 уйгуров в Китай.

9 июля на фоне сообщений о депортации 109 уйгуров в Китай тайскими властями демонстранты пикетировали дипломатические представительства Таиланда. Посольство Таиланда в Анкаре и консульство в Стамбуле временно приостановили свою работу после того, как в тот же день протестующие штурмовали здание консульства.

Страны Юго-Восточной Азии стали основным направлением для покидающих Китай уйгуров, надеющихся в конечном итоге перебраться в Турцию. Уйгуры, депортированные 9 июля, находились в Таиланде более года и утверждали, что они являются турками. Другой группе уйгуров тайские власти разрешили выехать в Турцию.

Создается впечатление, что для Бангкока было совершенно неожиданным, что дипломатическое представительство страны оказалось в центре внимания разгневанных протестующих мусульман. Тайские чиновники ссылаются на запрос об экстрадиции, пришедший из Китая. Пекин заявил, что 109 уйгуров направлялись на Ближний Восток, чтобы присоединиться к экстремистским группам и что 13 из них бежали из Китая после совершения террористических актов.

Но протестующие в Турции не скоро забудут фотографии депортированных в Китай уйгуров, сидящих в самолете в черных капюшонах.

Для информации — некоторые уйгуры покинули Китай и присоединились к ряду исламистских экстремистских групп в Пакистане, Афганистане, Ираке и Сирии.

В то же время «террористические» нападения в Синьцзяне, о которых говорит Пекин, как правило, совершались людьми, вооруженными ножами и топорами. За день до начала Рамадана уйгур в городе Сиань, как сообщалось, был смертельно ранен после того, как он напал на людей, покупающих билеты на железнодорожном вокзале. Его оружием был кирпич.

Китай в течение многих лет пытался не замечать проблемы с уйгурами, которая стала панисламской проблемой, предпочитая называть уйгуров «сепаратистами». Но последний шаг — запрет поститься во время Рамадана — привлек внимание к тяжелому положению уйгуров в Китае со стороны мусульман-тюрков в Турции, а также других родственных уйгурам народов в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Туркменистане и Азербайджане.

Брюс ПАННИЕР и Алиса ВАЛЬСАМАКИ

16.07.2015

Источник — Радио Азаттык

Иран берет курс на Запад

Итак, 14 июля в Вене заключено окончательное соглашение по иранской ядерной программе (ИЯП). Соглашение предполагает ограничение ядерных разработок Ирана на более чем десять лет в обмен на постепенное снятие санкций. Оно предусматривает сохранение оружейного эмбарго в отношении Ирана в течение еще пяти лет.

В то же время ограничительные меры на поставки ракетного оружия должны будут действовать в течение восьми лет. Данный вопрос был одним из главных камней преткновения. Иран требовал снять эмбарго на поставку материалов чувствительных в плане распространения ядерной деятельности и развития программ разработки баллистических ракет, а также запрет на экспорт оружия и связанных с ним материалов.

Россия в этом вопросе поддержала Иран, однако западные страны выразили опасение, что Иран увеличит военную поддержку шиитских вооруженных формирований в Ираке, в Йемене, а также окажет поддержку президенту Б. Асаду в Сирии.

При этом Иран принял так называемый «SNAPBACK», который позволит восстановить санкции в 65 дней, если Тегеран нарушит соглашение по ограничению ядерной программы страны.

По соглашению, инспекторы МАГАТЭ будут иметь доступ ко всем подозрительным объектам в Иране, в том числе к военным. Резолюция Совбеза ООН об отмене санкций может быть принята в течение месяца. В соглашении также предусмотрено ограничение на обогащение Ираном урана сроком на восемь лет. В дальнейшем Тегеран может постепенно перейти к следующим программам по обогащению урана, но исключительно в мирных целях. Кроме того, Иран должен преобразовать реактор на объекте в Араке для использования в мирных целях, за его перестройкой будет следить МАГАТЭ.

В соглашении отмечается, что в случае выполнения Ираном взятых на себя обязательств по соглашению с «шестеркой» иранская ядерная проблема (ИЯП) будет снята с повестки дня Совета Безопасности ООН через 10 лет. Речь идет о семи резолюциях СБ ООН, принятых ранее в связи с иранским ядерным досье. Действие этих резолюций будет прекращаться поэтапно и в соответствии с ходом выполнения иранской стороной взятых на себя обязательств под контролем МАГАТЭ.

В обмен Тегеран получит снятие международных санкций против ИРИ, введенных как через СБ ООН, так и на двустороннем уровне. К системе международных финансовых переводов SWIFT его уже подключили. А вот в остальном все будет не так быстро. Санкции будут сниматься постепенно, по мере выполнения иранцами обязательств по ядерной программе. Но, в принципе, к концу 2015 г. практически все торгово-экономические и финансовые ограничения могут быть полностью сняты, включая экспорт нефти и инвестиции в иранскую экономику. А именно это нужно как ИРИ, так и Западу.

Зато Россия мало что получит: ограничения на поставку продукции ВТС, где у Москвы есть что предложить, сохранятся еще на 5 лет. А поставлять Ирану современные технологии и вкладывать инвестиции в иранскую экономику Россия не в состоянии, учитывая, что сама получает их на Западе, а в условиях антироссийских санкций из-за Украины средств для инвестирования за рубежом у РФ просто нет.

Так что самый лакомый кусок иранской экономики – нефтегазовый сектор – достанется для освоения Западу, что позволит ИРИ увеличить выброс нефти на мировой рынок. А со временем и начать поставки газа в ЕС по газопроводам, на которые уже составлены проекты. Это нанесет серьезный удар по интересам «Газпрома» в Южной Европе. Не сейчас, конечно, но через 2-3 года. Ничего не выиграла Москва в военно-политическом плане: расчет на то, что соглашение по ИЯП закроет вопрос с ЕвроПРО, не оправдался, о чем уже заявили в госдепартаменте США. Более того, позитивная роль РФ в достижении договоренности с Ираном никак не отразится на западных санкциях в отношении России. Хотя Москва и удостоилась 14 июля положительного отзыва со стороны президента Обамы, который похвалил российскую дипломатию «за большой вклад в соглашение по ИЯП».

Что же означает все это в стратегическом плане? Надо быть абсолютно откровенным: соглашение по ИЯП стало событием глобального исторического значения. Оно означает следующее: Иран взял курс на Запад, на сближение с США и ЕС, а эксперимент с исламской революцией завершается. Он не удался. Так что победителем сделки в Вене стали Запад, нынешний иранский президент А. Роухани и его прозападно-либеральная команда. И это было в определенной мере естественным, учитывая настроения подавляющего большинства иранского общества. Население устало от лишений, которые принесли с собой международные санкции. Экономика ИРИ уже длительный период переживает период стагнации. Правительство страны с трудом осуществляет социальные программы из-за нехватки средств, а молодежь, на которую приходится свыше 50% населения ИРИ, не понимает, почему она должна жить религиозными заветами айятоллы Хомейни, а не следовать в русле современного технологического и интеллектуального развития вместе со всем миром.

Продолжение модели исламского государства начало грозить Ирану реальной возможностью зарождения в обществе настроений «цветной» революции под воздействием западной пропаганды, да еще и в условиях многонационального государства, где права нацменьшинств не всегда соблюдаются. Да и религиозная верхушка во главе с айятоллой Хаменеи начинала понимать, что идеи хомейнизма быстро теряют свою привлекательность. Поэтому Тегеран пошел на существенные уступки на переговорах в Вене, иначе правящий режим мог затрещать по швам в любой момент в случае сохранения санкций.

Понятно, что отныне все надежды на быстрое восстановление и развитие иранской экономики руководство ИРИ возлагает на приток западных технологий и инвестиций. Причем предварительно многие крупные американские и европейские корпорации уже провели закрытые переговоры с иранскими представителями относительно того, как и на каких условиях они вернутся в Иран. И можно не сомневаться – все это пойдет быстрыми темпами. Ведь победит тот, кто быстрее сможет занять ниши. Все это создаст прочный экономический фундамент привязки Ирана к Западу. Ясно, что уже через несколько лет, если не месяцев, изменится и политический строй в ИРИ, где религиозная верхушка вынуждена будет уйти, уступив место современным механизмам госуправления. Не исключено, что Тегеран возьмет курс и на получение статуса ассоциированного члена ЕС. Хотя это вовсе не означает, что Иран почти сразу же изменит свою региональную политику и, прежде всего, прекратит свою поддержку Ирака, Сирии и Йемена.

Но ясно и другое – Россия отныне не является столь привлекательным партнером для Тегерана, как это было до заключения соглашения по ИЯП. Просто потому, что она не в состоянии выдержать конкуренцию с Западом в борьбе за иранскую экономику. А поставлять оружие ИРИ Москва не сможет еще 5 лет. Хотя, конечно, какое-то время иранцы могут разыгрывать российскую карту против Запада, чтобы как можно скорее избавиться от всех санкций.

В любом случае игра вокруг Ирана почти закончилась. И эта страна явно взяла курс на Запад. Правда, здесь ей предстоит еще побороться за место в западной орбите со своими арабскими соседями, прежде всего, Саудовской Аравией. Но это уже другой вопрос. И Вашингтон способен повлиять здесь таким образом, что два вчерашних непримиримых врага вскоре могут оказаться союзниками в зоне Персидского залива. Так или иначе, региону Ближнего и Среднего Востока нужно готовиться к предстоящим переменам.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».
16.07.2015

Источник — Новое Восточное Обозрение

Индия возвращается в Среднюю Азию

Сразу же после окончания саммитов БРИКС и ШОС, которые завершились для Индии весьма результативно — началась процедура присоединения к ШОС, премьер республики Нарендра Моди отправился в турне по республикам Средней Азии.

Индия входит в Среднюю Азию

Визит премьера Моди в 5 среднеазиатских республик можно считать знаковым и даже несколько запоздалым. Если политическое и военно-техническое лидерство в регионе удерживает Россия, а безусловным лидером в части инвестиций и экономического влияния является Китай, то Нью-Дели активности в регионе не проявлял. В 90-х Индия пыталась активно влиять на ситуацию в Афганистане, поддерживая антиталибские силы, однако после интервенции США в Афганистан индусы будто самоустранились и забыли о регионе.

Теперь же, когда Афганистан превращается в головную боль для всей Азии, а двери ШОС начинают открываться, Нью-Дели пытается наверстать упущенное в «нулевых» годах. И интересуют Индию в первую очередь энергоносители, безопасность и экономика.

О чем договорились

В ходе визита Моди в Казахстан и бесед с Назарбаевым были достигнуты договоренности о:

1. Поставке в Индию 5 тыс. тонн обогащенного уранового концентрата.

2. Участии индийских компаний в добыче нефти на Каспии.

3. Сотрудничестве в области коммуникаций.

4. Активизации культурного сотрудничества.

5. Ускоренном развитии транспортного коридора «Север–Юг» и создании в одном из портов Индии специализированного грузового терминала для выхода Казахстана в Индийский океан (в 2014 г. аналогичный терминал был открыт в китайском порту Ляньюньган). Между «Казахстан Темир Жолы» и Министерством железных дорог Индии было заключено Соглашение о взаимной поддержке и доверии. Достигнута договоренность об увеличении количества авиарейсов между Индией и Казахстаном.

6. Подписано Соглашение об оборонном и военно-техническом сотрудничестве, которое позволит сторонам активизировать взаимодействие и активнее обмениться визитами, проводить консультации, готовить военные кадры и проводить совместные воинские учения.

7. Создана Объединенная исследовательская группа между Индией и ЕАЭС, цель которой — определение возможности подготовки Соглашения о ЗСТ между Индией и ЕАЭС.

В ходе визита в Таджикистан Нарендра Моди:

1. Посетил военный аэродром «Айни», который был модернизирован на деньги Индии, выделившей для этого порядка 70 млн долл., и воинскую часть 07017 сухопутных войск Таджикистана.

2. Совершил визит в многопрофильный военный госпиталь Хатлонского гарнизона, который начал свою работу в 2014 г. Строительство госпиталя проходило при активной поддержке Нью-Дели, а в течение трех лет в данном медицинском учреждении будут работать 73 врача из Индии, задача которых — обучить своих таджикских коллег.

Также принято решение о расширении сотрудничества в сфере образования: Индия компьютеризирует 37 таджикских школ. В ходе переговоров стороны заявили о необходимости активизации военного сотрудничества и усилении борьбы с экстремизмом.

В ходе визита Моди в Туркменистан и переговоров с Гурбангулы Бердымухамедовым:

1. Индия предложила Туркменистану принять участие в проекте создания транспортного коридора «Север–Юг», а Ашхабад предложил Нью-Дели активизировать участие в проекте «Узбекистан–Туркменистан–Иран–Оман».

2. Обсудили строительство газопровода ТАПИ — Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия.

3. Договорились о наращивании торгово-экономического сотрудничества, расширении торговли, поставках минеральных удобрений и химической продукции из Туркменистана в Индию.

Поездка в Киргизию ознаменовалась:

1. Открытием в Бишкеке памятника Махатме Ганди.

2. Подписанием двусторонних соглашений о сотрудничестве в военной области, в сфере культуры, искусства, молодежной политики, спорта и СМИ, меморандума о взаимопонимании и сотрудничестве в области выборов, меморандума о взаимопонимании между Министерством экономики КР (Центр по стандартизации и метрологии/ЦСМ) и Бюро индийских стандартов (BIS).

3. Передачей правительством Индии Министерству обороны КР медицинского оборудования для оснащения военно-полевого госпиталя миротворческих сил ООН.

В ходе переговоров с Исламом Каримовым стороны условились:

1. Расширить экономическое взаимодействие, активизировать сотрудничество в сельском хозяйстве, транспорте, культуре и туризме.

2. Обсудили вопросы региональной безопасности, в частности, проблему Афганистана.

3. Подписали новую Программу культурного сотрудничества на 2015–2017 гг.

***

Таким образом, в Таджикистане Индию интересует военная инфраструктура, в частности, аэродром Айни, так как ранее данная республика была для Нью-Дели опорным пунктом в борьбе с Талибаном. Вояж в Киргизию носил скорее имиджевые цели, так как что может предложить Индии республика — не совсем понятно. А вот Узбекистан, Казахстан и Туркменистан интересуют особо.

В ближайшие два года Ташкент планирует продать иностранным инвесторам 51% акций 7 нефтегазовых предприятий и избавиться от государственной доли в 360 нестратегических предприятиях, а также реализовать более 400 неиспользуемых объектов государственной собственности. Индию интересует именно нефтегазовый сектор.

Аналогичный подход у Нью-Дели и к Ашхабаду: Индия задыхается без доступных энергоносителей, и Туркменистан может стать страной, ослабившей газовую удавку на шее индусов, поставляя порядка 30 млрд кубометров газа в год. Впрочем, для этого требуется совершить невозможное: построить газопровод ТАПИ через Афганистан и Пакистан.

Проблема в том, что в прокладке данной трубы не заинтересованы ни КНР, ни США и Катар. Для Катара Туркменистан является газовым конкурентом, США желают держать под контролем газовые месторождения в Средней Азии, дабы ограничивать доступ геополитических конкурентов к энергоносителям, а Пекин не прочь сам получить доступ ко всему туркменскому газу.

Потому реальные попытки начать прокладку газопровода столкнутся с активизацией прокатарских талибов в Афганистане, которые ускоренно перековываются в воинов ИГ и, возможно, попытаются взять под контроль газовые месторождения Туркменистана.

России же опасаться конкуренции с Индией не стоит: экономически регион контролируется Китаем, а на военно-политическое лидерство Нью-Дели замахиваться не планирует. Кроме того, индусы заинтересованы в стабилизации региона и получении энергоносителей, а не подрыве региональной безопасности.

Иван ЛИЗАН
16.07.2015

Источник — odnako.org

Первые Европейские игры в Баку были грандиозными во всех отношениях

1 st eurepian gamesВыступление на платформе Интернет-конференции «Баку-2015. Первые Европейские игры и роль Азербайджана в развитии отношений между странами».

Айгюнь Керимли, Москва

Завершилось самое яркое спортивное событие года – Первые Европейские игры. Теперь уже можно с уверенностью сказать – первые в истории соревнования нового формата состоялись с большим успехом, превратившись в настоящий праздник спорта. Как бы ни изощрялись всевозможные критики, Организационный Комитет Первых Европейских игр, возглавляемый президентом Фонда Гейдара Алиева, членом исполнительного комитета НОК Азербайджана, послом Доброй воли ЮНЕСКО и ИСЕСКО Мехрибан Алиевой, блестяще проделал просто невероятный объём работы. От строительства великолепных спортивных сооружений мирового уровня до создания выразительных, запоминающихся логотипов, от приёма и организации проживания тысяч гостей – до проведения захватывающих состязаний, от выражения истинно азербайджанского национального духа – до удивительного единения с европейским мировоззрением, – всё это оказалось под силу высокопрофессиональной команде руководителей. Как сказал на итоговой конференции, посвященной Играм, президент Европейского олимпийского комитета (ЕОК) Патрик Хикки, «Первые Европейские игры в Баку были грандиозными во всех отношениях. Все завершилось успешно».

Впервые в истории спорта произошло событие подобного масштаба и уровня. И впервые в Европе была развязана самая масштабная политическая кампания, очерняющая Азербайджан. Антиазербайджанскую кампанию запустила «главный дирижёр» – Германия. Всего за день до открытия Игр бундестаг в спешном порядке обсудил и принял резолюцию «Требование защиты прав человека в Азербайджане». Очевидно, других проблем в Германии и в Европе не хватает. По защите личности и правам человека хотел бы напомнить именно уважаемой госпоже Ангеле Меркель, что вмешательство в дела суверенного государства – недопустимы. Кстати сказать, во время Олимпиады в немецком Мюнхене именно «демократическая» и «безопасная» Германия не смогла обеспечить безопасность участникам соревнований, и 11 членов израильской олимпийской сборной погибли в результате нападения террористов. Зато в многоконфессиональном, многонациональном Азербайджане израильская команда (как, впрочем, и все остальные команды, включая команду Армении) не только чувствовали себя в полной безопасности, но и отлично выступили. Как заявил президент Олимпийского комитета Израиля Игаль Карми, «Мы восхищены тем, как Азербайджан организовал Игры, мы счастливы находиться здесь». Впрочем, не только представители Израиля говорили о великолепной атмосфере гостеприимства, которая была в Баку. «На Играх царит потрясающая атмосфера. Зрители поддерживают, – причем не только российские болельщики, но и азербайджанские. И было особенно приятно, что нас поддерживали и волонтеры: они искренне за нас болели, переживали, радовались нашим победам и буквально окружили нас домашней заботой», – поделилась впечатлениями чемпионка мира и Европы по стрельбе Елена Ткач. А главный тренер сборной России по греко-римской борьбе, пятикратный чемпион мира и четырёхкратный чемпион Европы, легендарный спортсмен Гоги Когуашвили так рассказал о своих впечатлениях:

— По атмосфере Европейские игры один в один напоминают Олимпиаду.  И состав участников очень сильный. Что касается организации мероприятия, то у меня просто нет слов. Азербайджан проделал колоссальную работу в плане проведения на должном уровне этого спортивного праздника.  Все на высшем уровне, все великолепно. Чего стоит одна только церемония открытия, потрясшая весь мир. Принимать участие в таком соревновании не только приятно, но и престижно.

Впрочем, неугомонные европейские политики как всегда оказались в своём амплуа.  «Германская тройка» – канцлер Ангела Меркель, министр внутренних дел Томас де Мезьер и президент Германии Йоахим Гаук, – дружно заявили, что не поедут на Европейские игры. И этим дали прямое наставление остальным «подопечным» как себя вести по отношению к Играм. Другие «независимые» страны Европейского союза тут же, как говорится, приняли к исполнению немецкую «рекомендацию». И даже те, кто обивал (и обивает) пороги правительства Азербайджана в поисках нового кредитора и поставщика энергоресурсов, записались в эту компанию, не думаю о завтрашнем дне. Действующий президент Украины Пётр Порошенко, который, также по указанию ЕС, уже пытался безуспешно «повлиять» на Баку в усилении сотрудничества с «Восточным партнёрством», конечно же, не поехал на Игры. И теперь своими неуклюжими действиями создал ещё большие проблемы с правительством Азербайджана. Кстати, и сейчас Украина мечтает о газе и нефти из Азербайджана. Не берусь прогнозировать, но такой открытый демарш против Баку вряд ли поможет в переговорном процессе… На Кавказе всегда готовы принять дружбу, и будут верны до последнего друзьям, но, если тебя оскорбили пренебрежением – это нескоро простится.

Кампания, развязанная ЕС против Первых Европейских игр, была запущена одновременно почти во всех европейских странах, что только подтвердило согласованность действий и существование единого «руководящего центра». Конечно, со стороны идеологов ЕС невозможно было бы не воспользоваться поводом для сильнейшего давления на правительство Азербайджана и создания самого негативного образа в мировых СМИ. Замечательно сказал об этом в своём микроблоге в Twitter заместитель руководителя Администрации Президента Азербайджана, заведующий отделом по внешним связям Новруз Мамедов: «Если ты маленькая мусульманская страна и богата, то бывает очень сложно защищать национальные и государственные интересы, и если хочешь проводить независимую внешнюю политику, то это становится невозможно… Однако, если подвергаешься давлению и нападкам различного характера со стороны, значит, страна двигается по правильному пути». А посол Азербайджана в Великобритании Таир Тагизаде был вынужден выступить с открытым письмом в Guardian. «Я осуждаю СМИ за выбор таких презрительных и неуважительных выражений, используемых в отношении с моей страны», – открыто заявил известный дипломат. «12 июня моя страна приняла более 6000 спортсменов со всей Европы, которые приехали состязаться в рамках нового мультиспортивного мероприятия. Это большое событие для жителей Азербайджана и Европы, которое объединило людей в торжестве универсальных идеалов спорта», — отметил Тагизаде.

Менее дипломатично, но предельно откровенно высказался известный и уважаемый во всём мире спортсмен, экс-чемпион мира по боксу Николай Валуев:

«Мы всё чаще становимся свидетелями того, что на олимпийский девиз «Спорт — вне политики!» отдельные представители Запада чихать хотели. Очередной пример — Европейские игры в Баку. На церемонии открытия Европейских игр не было высокопоставленных представителей ни Англии, ни Франции, ни Германии. Почему? Да просто у ЕС к Азербайджану сегодня масса вопросов, в том числе и «неправильное» партнёрство с Россией. А тут такая прекрасная возможность насолить — испортить праздник, на который Баку прилично потратился. Это примерно такая же история, как футбольный чемпионат мира-2018 в России. На тех, кто играет не по правилам Запада, давят экономически и политически. Теперь вот и до спорта добрались… Поражает применение двойных стандартов. Сейчас Запад обвиняет Азербайджан в нарушении прав человека. Но где были эти шумные голоса обвинителей два с половиной года назад, когда Баку выиграл право проведения Европейских игр? К слову, других желающих провести это дорогостоящее мероприятие, по сути, не было. Разве за время, прошедшее с декабря 2012-го, Азербайджан сильно изменился? Опять же к вопросу о правах человека: во время подготовки к лондонской Олимпиаде британские войска находились в Ираке. И никого ничего не смущало… В общем, всё происходящее противно».

Чего же добились руководители европейских стран, которые никак не могут понять бесполезность постоянного, непрекращающегося давления на Баку? Секретариат Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе уже получил уведомление Азербайджана о решении закрыть офис координатора проектов ОБСЕ. Отношения с проектом ЕС «Восточное партнёрство» за его полной неэффективностью для Азербайджана также близки к завершению. Депутат Милли Меджлиса, политолог Расим Мусабеков считает, что инициативы и последние решения ПАСЕ в отношении Азербайджана «подорвали даже тот небольшой авторитет, который мог бы быть у этой организации. Членам Ассамблеи должно быть стыдно за подобную формулировку вопроса, но если им не стыдно, то нам вообще все равно, что там примут». Не обсуждаются вслух и громко, но понятна и предсказуема реакция руководства Азербайджана на откровенный демарш стран Евросоюза в отношении «Баку-2015», готового всем сердцем принять спортивные делегации в традициях лучшего гостеприимства, и в своих лучших намерениях — обманутого. (К счастью, далеко не всеми странами. Но об этом немного позже.)

Впрочем, руководствуясь просто неприличной логикой, немецкие, французские и прочие европейские правители (и правительницы) всё-таки прислали на Игры свои команды. Иными словами, «за стол с тобой я не сяду, но угощением твоим воспользуюсь»… И команды из Европы по полной программе воспользовались недешёвым гостеприимством Азербайджана. При этом правительства и СМИ Германии, Франции, Англии и прочих обвиняли Азербайджан во всех смертных грехах.

Зато те, кто хотели на деле показать уважение к организаторам Игр, подчеркнуть их международное значение, нашли время и возможность посетить Азербайджан. То, что Президент России Владимир Путин и Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган встретились именно в Баку и именно во время проведения Игр, и провели важнейшие переговоры для определения энергетической стратегии, – это дорогого стоит для укрепления имиджа Азербайджана. Конечно, правительство Азербайджана эффективно воспользовалось приездом высших руководителей других стран. К примеру, сразу же после Игр Азербайджан и Россия подписали протокол о взаимном признании результатов таможенного контроля в отношении ряда сельскохозяйственных товаров. Протокол подписали председатель Таможенного комитета Азербайджана Айдын Алиев и глава Федеральной таможенной службы России Андрей Бельянинов. Документ позволит упростить экспорт некоторых азербайджанских сельскохозяйственных товаров в Россию. В энергетической сфере планируется возобновить поставки «Газпрома» в Азербайджан.

В сельском хозяйстве, по заявлению министра сельского хозяйства Азербайджана Гейдара Асадова: «Наряду со свежей и переработанной плодоовощной продукцией, виноградными винами российским потребителям будет предложен также широкий ассортимент животноводческой продукции. Причём в первую очередь предусмотрено расширить поставки птичьего мяса и куриных яиц». Кроме этого, Азербайджан планирует создать национальные сельскохозяйственные центры в Москве, Санкт-Петербурге; значительно увеличатся экспортные поставки по долгосрочным контрактам.

В области межгосударственных отношений обсуждены важнейшие вопросы военно-технического сотрудничества и безопасности на Каспийском море.  Как отметил главком ВМФ России адмирал Виктор Чирков,  налажено активное сотрудничество с соответствующими государственными структурами России.

Игры – это отличный стимул для развития и другого важного для экономики страны направления – туризма. Директор Института политических исследований Сергей Марков в ходе круглого стола в Москве на тему «Первые Европейские игры в Азербайджане. Политический аспект» заявил: «У Баку есть огромный туристический потенциал, который не до конца реализован… Баку — это музей современной архитектуры под открытом небом. Великолепные современные здания потрясают воображение. Сочетание старого города – он один из больших сохранившихся городов на пространстве бывшего Советского Союза, – с ультрасовременной архитектурой вызывает массу эмоций».

И это далеко не полный перечень успехов азербайджанской дипломатии и экономики, которым неоценимую помощь оказали первые Европейские игры, наглядно показавшие, кто искренне хочет сотрудничать и иметь добрые отношения с Азербайджаном, а кто – играет в «демократию» и двойные стандарты.

Итоги саммита ШОС

10 июля в Уфе прошел саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в которую входят Россия, Китай и четыре страны центральной Азии. На этом саммите в организацию решили вступить Пакистан и Индия, что позволит организации укрепить свое влияние. Также члены ШОС опубликовали заявление, приуроченное к 70-летию окончания Второй мировой войны, в котором стороны высказали единую позицию по историческим проблемам.

В Шанхайской организации сотрудничества новые члены появятся впервые с 2001 года. Решение по заявкам Индии и Пакистана было принято прямо в ходе саммита. Также главы шести стран подписали Уфимскую декларацию, в которую были включены пункты о борьбе с терроризмом и расширении организации в будущем.

На саммите президент Путин заявил, что развитие ШОС вышло на новый уровень. В присутствии глав Индии и Пакистана председатель Китая Си Цзиньпин отметил, что вступление Индии и Пакистана придаст ШОС новые силы. «Индийские мечты сбываются благодаря сотрудничеству с соседними странами. Индия окажет ШОС всеобъемлющую поддержку», — ответил премьер-министр Индии Нарендра Моди.

Индия вступила в ШОС для укрепления экономического сотрудничества с Китаем и Россией. В то же время индийские власти придают огромное значение отношениям с США. Администрация Моди выдвинула инициативу «Делайте в Индии». Индийские власти надеются на инвестиции из Китая. Индия также присоединилась к китайскому Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций (AIIB). Она сотрудничает с Россией в сфере строительства АЭС и разработки вооружений.

Премьер-министр Индии Нарендра Моди, прибывший для участия в саммитах БРИКС и ШОС

Администрация Си укрепляет отношения с Индией, чтобы оказать давление на США и Японию, которые сближаются с Индией ради сдерживания КНР. У Китая и Индии есть свои территориальные споры. Построение добрососедских отношений между этими странами безусловно пойдет на пользу идеи «одного пояса, одного пути», которая должна связать Азию с Европой.

У России — другие намерения. Вместе с Китаем они противостоят Западу. При этом Россия настороженно относится к укреплению китайского влияния в центральной Азии. По мнению российских политологов, Кремль надеется, что привлечение Индии ограничит влияние Китая и сохранит баланс в ШОС.

Что касается 70-летия окончания войны, то члены организации сделали следующее заявление: «Мы обязуемся решительно отвергать новые попытки искажения итогов Второй мировой войны. Помня о бедствиях войны, мы подчеркиваем, что строительство будущего в условиях мира и развития — наш общий долг». По историческим проблемам Россия и Китай выступают единым фронтом. Их цель — давление на премьер-министра Японии Синдзо Абэ, который этим летом планирует опубликовать заявление, приуроченное к 70-летию окончания Второй мировой войны.

Вопросы и ответы

— Что такое ШОС?

— Международная организация, основанная в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. Предшественником является «Шанхайская пятерка».

— Чем она занимается?

— Изначально организация занималась противодействием терроризму и сепаратным настроениям. С 2007 года члены организации проводят совместные антитеррористические учения. Стороны все чаще выступают в качестве союзников в военных вопросах. Также страны укрепляют сотрудничество в таких сферах, как развитие инфраструктуры и энергетика.

— В чем отличие от БРИКС?

— ШОС строится вокруг взаимоотношений Китая и России со странами центральной Азии. В БРИКС же входят такие быстроразвивающиеся страны, как КНР, РФ, Индия, Бразилия и ЮАР. Эта группа в основном сосредоточена на экономическом сотрудничестве. Цель БРИКС — укрепить влияние стран-членов на международной арене.

Заявления в связи с 70-летием победы на Германией

— Мы чтим память павших героев, которые мужественно сражались во Второй мировой войне за справедливое дело, и выражаем искреннюю благодарность странам и иностранным друзьям, которые помогали китайскому народу в борьбе против агрессии японского милитаризма.

— Мы глубоко чтим подвиг наших народов и будем делать все, чтобы не допустить повторения трагедии, поставившей мир на грань уничтожения.

— Мы обязуемся решительно отвергать продолжающиеся попытки искажения итогов Второй мировой войны.

Основные пункты Уфимской декларации

Заседание Совета глав государств-членов ШОС в расширенном составе

— Государства-члены выразили серьезную озабоченность по поводу возрастания масштабов международного терроризма и экстремизма.

— Государства-члены призывают к укреплению сложившихся после Второй мировой войны механизмов глобального регулирования, прежде всего системы органов ООН, на основе принципов равной и неделимой безопасности, взаимного учета интересов и верховенства права.

— Государства-члены убеждены, что одностороннее и неограниченное наращивание отдельными государствами или группами государств систем противоракетной обороны нанесет ущерб международной безопасности и дестабилизирует обстановку в мире.

— Государства-члены будут укреплять взаимодействие в вопросах формирования комплексной системы обеспечения безопасности в информационном пространстве.

— Государства-члены выступают за скорейшее восстановление мира на Украине на основе полного и безусловного выполнения всеми сторонами Минских договоренностей от 12 февраля 2015 года.

— Урегулирование политических кризисов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки должно идти на основе взаимного уважения интересов, верховенства норм и принципов международного права без внешнего вмешательства.

— Поддержка китайской идеи «одного пояса, одного пути».

Оригинал публикации: 上海機構 印パ加盟 中露と経済関係強化 戦勝70年声明 日本に圧力

11/07/2015

(«Yomiuri», Япония)
(Kazuhiko Makita)

Источник — inosmi.ru

Закрытие ядерного досье Ирана и Россия

Заключительный раунд переговоров по ядерной программе Тегерана в Вене, проходящий в режиме нон-стоп в течение двух последних 18 дней, наконец-то завершен. Пять постоянных членов Совета Безопасности ООН, Германия и Иран все-таки сумели договориться по иранской ядерной программе. Финальное соглашение подписано. Текст документа на 100 страницах содержит технические и юридические детали свершившейся сделки, которую по праву можно назвать событием глобального масштаба и, пожалуй, редким примером сотрудничества великих держав в последние десятилетия.

Ведь под документом стоят подписи глав внешнеполитических ведомств России и США, Франции и Великобритании, а также Германии, имеющих мандат на закрытие иранского ядерного досье от имени Организации Объединенных Наций. В год 70-летия ООН, после долгих лет разочарований в потере этим международным высшим образованием способности влиять на происходящие в мире события продемонстрирована уже забытая возможность принятия консолидированных решений за столом переговоров, а не путем войны. В этом главный итог.

Иран после 10 лет переговоров выходит из международной изоляции и окончательно избегает риска войны с Западом и его союзниками в регионе. Вашингтон теряет главный аргумент в конфронтации с Тегераном. Евросоюз и Япония избавляются от американского диктата, запрещающего любые полезные для них экономические связи с Исламской Республикой. Израиль и Саудовская Аравия начинают готовиться к кардинальному изменению соотношения сил на Ближнем Востоке. Сирия, Йемен, Ирак получают шанс воспользоваться новыми дипломатическими возможностями Ирана. А что же Россия?

По словам Сергея Лаврова, стороны переговоров согласовали совместный всеобъемлющий план действий и проект резолюции СБ ООН по Ирану, чтобы он был рассмотрен Советом безопасности и поставлен на голосование.

Россия будет принимать активное участие в процессе реализации договоренности по Ирану, заявил Лавров, отметив, что достигнутое соглашение полностью соответствует внешнеполитической концепции России, в которой отношениям с Тегераном в этот период уделяется особое внимание. Позиция Кремля по ядерным переговорам с Ираном – яркое тому подтверждение.

В Тегеране также всегда считали, что Россия, учитывая двустороннее сотрудничество в атомной энергетике и схожесть политических позиций по проблемам ближневосточного региона, а также обоюдное неприятие внешней политики США, направленной на завоевание единоличной гегемонии, будет больше других членов «шестерки» поддерживать позицию Исламской Республики на этих изнурительных переговорах. В целом эти ожидания иранцев оправдались. Москва сыграла ключевую роль в переговорном процессе. То, что на переговорах не было открытой конфронтации между США и Россией, не говорит о пассивности Кремля.

Заложенные в основу российской позиции принципы стали фундаментом подписанного соглашения и стали на пути завышенных требований западных стран. За Ираном осталось право на осуществление мирной ядерной программы, включая деятельность по обогащению урана, при постановке этой программы под международный контроль и снятии всех действующих против ИРИ санкций. Ядерная программа Ирана получила международное признание, а иранская сторона согласилась предоставить гарантии в исключительно мирной направленности своих исследований в области атома. При этом иранцы, с одной стороны, согласились на введение ряда ограничений на свою деятельность в атомной сфере, а с другой – ценой отчаянных усилий добились того, чтобы эти ограничения не тормозили работу в сфере мирного атома. Таков главный итог, который вполне устраивает Тегеран и не противоречит российскому подходу.

Тем не менее во многих комментариях на эту тему сейчас высказываются опасения в том, что урегулирование иранской ядерной проблемы может иметь для России негативные последствия. Самым актуальным становится вопрос, куда пойдет Тегеран, когда перестанет быть «международным изгоем», не откажется ли от позитивного стратегического диалога с Москвой? Оснований так считать высшее руководство ИРИ не дает. Достаточно взять последние заявления аятоллы Али Хаменеи. На фоне попыток участников переговоров достичь прогресса в Вене верховный лидер Ирана призвал к продолжению противостояния с США. В своем выступлении он дал понять, что недоверие Тегерана к Вашингтону сохранится вне зависимости от итогов переговоров.

Отмена санкций и восстановление экономического сотрудничества Тегерана с Западом российским компаниям также ничем не угрожает: есть сферы, где мы с европейскими компаниями никогда не были конкурентами в Иране. Франция будет заниматься автомобилестроением, Германия и Италия традиционно экспортировать в Иран технологии и оборудование промышленного назначения. В нашем экспорте в Иран этот сегмент не превышал 5%. А строительство АЭС «Бушер-2» в Иране начнут в этом году. «Все в графике. Уже идут работы. Полномасштабные работы начинаются в этом году», — заявил недавно глава Росатома Сергей Кириенко. Выполнение этого контракта оценивается в несколько миллиардов долларов, а Венское соглашение устраняет многие препятствия для его успешного выполнения. Весь проект строительства атомных энергоблоков в Иране, включая поставки оборудования и ядерного топлива, будет находиться под гарантиями МАГАТЭ и полностью соответствовать режиму нераспространения ядерных материалов.

Что касается нефти и газа, то высказываются опасения, что освобожденный от санкций Тегеран якобы может оказаться под влиянием западных нефтяных гигантов, которые заставят его играть на своей стороне против зависимой от энергоносителей Москвы. Ссылаются на то, что в эти дни представители англо-голландской Shell и итальянской Eni впервые подтвердили факт ведения своими представителями переговоров с Ираном об инвестициях в энергетическую отрасль этой страны после ожидаемой отмены санкций.

Действительно представители руководства этих компаний вели переговоры с министром нефти Ирана Зангане в мае-июне этого года. Однако главной темой были не особые привилегированные условия для европейских компаний, а условия погашения их задолженности Национальной иранской нефтяной компании за давно поставленную, но так и неоплаченную иранскую нефть. Пришло время вернуться к цивилизованным отношениям с Ираном и платить по долгам, которых, кстати, у России перед иранцами нет. Нельзя забывать и о том, что нефтегазовая отрасль ИРИ находится под полным контролем государства, высшее руководство которого уже объявило о недоверии к восстановлению сотрудничества с поддержавшими односторонние американские санкции европейскими компаниями. Для Европы легкого пути возвращения в энергетику Ирана не будет, а у российской стороны есть достигнутые в 2014-15 годах весьма значимые наработки с иранскими партнерами. Для их реализации как раз и не хватало отмены санкций в отношении иранского нефтегазового сектора и возвращения Ирана к расчетам через международную банковскую систему SWIFT.

Есть в Венском соглашении и положение, за которое упорно совместно боролись российская и иранская делегации. Иран и «шестерка» на переговорах в Вене договорились о частичном снятии с Тегерана оружейного эмбарго. Ошибочно считать, что речь идет лишь об иранском импорте вооружений, в частности о выполнении решения президента Путина о возобновлении поставок С-300 в Иран. Тегеран в большей мере настаивал на отмене ограничений в отношении поставок оборонительного вооружения своим союзникам в регионе. В соглашении прописано, что иранцы имеют право вооружать своих региональных союзников для борьбы с терроризмом и экстремизмом, это не будет нарушать подписанного соглашения. В первую очередь иранскую открытую военную помощь может получить Дамаск, не исключено, что иранцы смогут поддержать военными поставками шиитское ополчение в Ираке и воюющих с Саудовской Аравией хуситов в Йемене, если это не будет противоречить резолюциям Совбеза ООН.

Американо-иранский торг оставался стержнем всего переговорного процесса, пойдя на небывалые для исламского режима уступки, Тегеран все же отстоял свою позицию, определенную лидером ИРИ аятоллой Хаменеи: «…исследования в области мирных ядерных технологий, проводимые Ираном, не прекратятся ни при каких обстоятельствах. Иран должен быть готов к битвам с враждебными государствами».

Президент Ирана Роухани выступил с обращением к нации. Сегодня он и его дипломатическая команда во главе с министром иностранных дел Зарифом предстали перед иранским обществом в роли триумфаторов. Переговоры по ядерной программе Ирана до этого длились при двух предшественниках Роухани, в первые же дни своего президентства с июня 2013 года Роухани обещал «обуздать американскую силу, ставшую на пути иранского экономического прогресса». Главными задачами своего правительства он определил восстановление экономики, испытывающей растущее давление санкций, нормализацию отношений с Западом и вывод Ирана из международной изоляции. Исламской Республике это удалось.

Николай БОБКИН | 15.07.2015 |

Источник — fondsk.ru

Зачем Азербайджану захотелось в ШОС?

Кто и как дальше будет разыгрывать «карабахскую карту»

Итоги состоявшегося в Уфе 15-го заседания Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества — Казахстана, Киргизии, Китая, России, Таджикистана и Узбекистана — во многом были предсказуемы. Еще в апреле, комментируя решения 10-й встречи глав стран-участниц Совета безопасности ШОС, секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев сообщал, что «мы обсудили ход рассмотрения заявок о приеме Индии, Ирана и Пакистана, а также заявок о предоставлении Белоруссии статуса наблюдателя, а Азербайджану и Армении — статуса партнера по диалогу», и «наше мнение будет доведено до глав государств». При этом он подчеркивал, что председательство России в ШОС в этом году «исходит из необходимости дальнейшего повышения авторитета организации в мировых делах и ее последующего укрепления в качестве полноформатной международной организации». Правда, позже советник президента России Антон Кобяков многозначительно заявил, что для вступления в ШОС существуют строгие критерии: «Есть порядок, это не „захотел — вступил». Есть 28 документов, где прописаны четкие правила приема в организацию. Их надо соблюдать, прежде чем вступить ШОС».

Шанхайская организация сотрудничества занимается кооперацией как в области безопасности, так и экономики. Однако ни военным блоком, во всяком случае, на данном этапе, ни экономическим союзом в полном смысле слова не считается Эксперты больше склоны считать ШОС структурой, которая позволяет «в мягком режиме» активизировать координацию внешней и экономической политики, а также решать проблемы в сфере безопасности группе государств, занимающих важное положение в Евразии. Поэтому, несколько перефразируя слова главы МИД России Сергея Лаврова, прием новых членов хотя и обеспечивает «приток «свежей крови», который «придаст организации дополнительную энергию, будет способствовать ее модернизации», является неоднозначной акцией с точки зрения обеспечения в будущем эффективности действия, международного авторитета этой структуры. Кстати, открывая расширенное заседание Совета глав государств в Уфе, президент России Владимир Путин неслучайно говорил: «Еще целый ряд стран высказывают заинтересованность в подключении в той или иной форме к нашей организации. Будем внимательно с учетом соответствующих требований рассматривать их заявки». Но как бы то ни было ШОС из «шестерки» превратилась в «восьмерку» за счет вступления Индии и Пакистана. Что касается Ирана, то препятствием для рассмотрения его заявки на присоединение остаются санкции ООН, наложенные на страну. Дело в том, что согласно правилам организации, страна-соискатель не должна находиться под санкциями. К рассмотрению заявки Тегерана решено вернуться после успешного завершения переговоров по его ядерной программе в Вене и снятия с этой страны запретительных мер Совбеза ООН. Азербайджан, Камбоджа, Армения и Непал присоединяются к ШОС в качестве партнеров по организации. А Белоруссия получила статуса наблюдателя.

Как считает World Politics Review, объективно расширение географической составляющей Шанхайской организации сотрудничества может изменить ее миссию и глобальную значимость как региональной многосторонней организации. Экономическая составляющая этой структуры не представляет загадки. Участники ШОС зафиксировали в декларации, что они продолжат создание Фонда развития и Банка развития, поддержали самую масштабную инфраструктурную инициативу Китая — создание экономического пояса «Шелковый путь». Проблема в политике. Лидеры Шанхайской организации сотрудничества наряду с экономикой дают понять, что намерены стать и площадкой, на которой могли бы работать непримиримые соперники. Так, Индия и Пакистан получили статус полноправных членов, а Армения и Азербайджан, потенциальные члены ШОС, почти три десятилетия спорят о судьбе Нагорного Карабаха. Для Еревана, члена ОДКБ и Евразийского экономического союза (ЕАЭС), участие в Шанхайской организации сотрудничества является еще одним логическим шагом в сторону масштабных интеграционных процессов. Более того, президент Армении Серж Саргсян, говоря о заинтересованности своего государства в деятельности организации, обозначил еще один акцент: обеспечение безопасности в регионе. Армения не является проблемой при определении общих приоритетов, создании механизмов для принятия согласованных экономических и политических решений.

Что касается Азербайджана, то тут необходимо обратить внимание на такие важные нюансы, которые выявляют опасность для ШОС, которая может принять форму неустойчивого геополитического гибрида. Судите сами: одно время в Баку зачастили кремлевские высокопоставленные чиновники, и это послужило основанием для появления слухов о том, что «Россия уговаривает Азербайджан» вступить в Евразийский экономический союз. При этом бакинские политологи рассуждали о факте как о каком-то предложении Баку со стороны ЕАЭС: освобождение Ереваном как минимум пяти оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха. Потом Эльман Насирли, руководитель Центра политических исследований Академии госуправления при президенте Азербайджана, заявил следующее: «Мы не можем состоять в одной организации со страной-агрессором, оккупирующей наши земли и не желающей их освобождать». Но почему же тогда Баку пренебрег этим принципом и стремится в Шанхайскую организацию сотрудничества вместе с Арменией? Тем более что, как заявил Sputnik депутат Милли Меджлиса Захид Орудж, Азербайджану придется взять на себя «экономические обязательства, которые он не сможет соблюдать». Не скрывается ли в этом попытка на базе ШОС создать новый формат в переговорном процессе по карабахскому урегулированию? И не есть ли это попытка Баку на базе различных геополитических ориентаций расколоть или вообще развалить Минскую группу ОБСЕ даже с оттеснением России?

Предпосылки для подобной комбинации существуют. «Все должны знать, что та страна, — говорил в этой связи один из бакинских политологов, — которая убедит Армению освободить захваченные районы и отказаться от поддержки сепаратизма, сможет рассчитывать на стратегический союз с Азербайджаном». Как писали «Азербайджанские известия», членство Азербайджана в ШОС давало бы ему шанс теснее взаимодействовать с Китаем и странами Средней Азии. По заявлению бывшего азербайджанского дипломата Фикрета Садыхова, Евразийский экономический союз сформирован под эгидой России, а в Шанхайской организации сотрудничества доминирует Китай и ШОС может стать новой площадкой для обсуждения карабахского вопроса. Садыхов считает, что «потенциал МГ ОБСЕ давно исчерпал себя и ждать положительных результатов от данной организации бессмысленно». В этом направлении размышляет и президент государственной азербайджанской нефтегазовой компании SOCAR Ровнаг Абдуллаев, который считает, что в перспективе Баку получит реальные шансы подключиться к поставкам газа в Китай. Согласно прогнозам многих международных экспертов, к 2020 году спрос на газ в этой стране вырастет до 280 млрд кубометров.

Трубопроводы, как известно, создают долгосрочную взаимозависимость между государствами, что сказывается как на их геополитическом позиционировании, так и в выстраивании будущего сотрудничества. Баку получает возможность, играя на альтернативных маршрутах газовых месторождений Каспийского моря, оказывать давление на Запад с целью склонить его в сторону урегулирования карабахского конфликта только по своему сценарию. Наступает момент принятия серьезных решений, которые способны предопределить ход событий в регионе Каспия на ближайшие десятилетия. Не случайно Вашингтон снова стал обхаживать Азербайджан: то президент США Барак Обама решил вступить в переписку с Алиевым, то в столицу зачастили высокопоставленные американские чиновники. На днях Баку посетил спецпосланник и координатор Госдепартамента по международным энергетическим вопросам Амос Хокштайн, который пытался убедить местные власти в том, что «Америка являются другом и стратегическим партнером Азербайджанской республики». Как напоминает американский журнал Foreign Policy, «ШОС, созданная Китаем, Россией и четырьмя другими государствами Центральной Азии в 2001 году, изначально служила площадкой для урегулирования пограничных споров между участниками». Но если Баку хочет реанимировать это ее значение, продолжая одновременно заигрывать с Западом, ему потребуется грациозность и ловкость натренированного гимнаста Тибула.

Станислав Тарасов
Москва, 12 Июля 2015,

Источник — regnum.ru

Иран за «Талибан», а США за ИГИЛ?

Иран небезразличен к появлению ИГИЛ в Афганистане. Будучи покровителем мусульман-шиитов во всем исламском мире, Иран открыто выступил против ИГИЛ, сторонники которого повсеместно убивают шиитов, особенно в Ираке и Сирии. Поэтому не случайно глава МВД Ирана Абдулла Резо Рамани недавно заявил, что Иран готов провести военную операцию на территории Афганистана и Пакистана с целью уничтожения ИГИЛ.
Именно Иран является единственной страной, оказывающей действенную помощь противостоящим ИГИЛ силам в Ираке, Сирии, а теперь и в Йемене. Даже президент США Барак Обама на встрече с премьер-министром Ирака Хайдер Джавад Аль-Абади был вынужден признать, что поддержка Ираном иракских шиитов в борьбе с ИГИЛ принесла больше результатов, чем поддержка Альянса во главе с США иракского режима.

Но внезапно всплывает информация, что Иран снабжает талибов оружием и боеприпасами, а так же предоставляет убежище представителям террористических группировок в Белуджистане — буферной зоне между Пакистаном и Ираном, с тех пор как на территории Ирака Иран начал проводить совместные с США учения против ИГИЛ. Позиция Ирана в свете последних событий в стране остается неоднозначной.
Анализируя позицию США к внутриафганским процессам, вспоминается скандальное заявление Барака Обамы о том, что «Талибан» больше не является врагом Америки. Сегодня с появлением в Афганистане сторонников ИГИЛ становится ясно, что тогда имел в виду президент Обама. В свое время американцы также не замечали и не считали врагами талибов, как сейчас не замечают в Афганистане силы ИГИЛ. Поэтому вполне возможно, что появление ИГИЛ в Афганистане — это новый проект США для оправдания наращивания новых сил и своего дальнейшего присутствия в стране. История появления радикальных группировок («Аль-Каида», «Талибан», ИГИЛ) показывает, что все они появились именно с помощью и с поддержкой США, в чем признавались сами высокопоставленные американские политики и чиновники. Но почему-то, по разным причинам, именно эти группировки и становились их главными мишенями. Никто не опровергает и того факта, что опять же именно США создали и вооружили исламскую оппозицию для свержения режима Башара Асада, которая и стала основой вооруженных формирований ИГИЛ в Сирии и Ираке. И теперь сами американцы не знают как остановить исламистов, а близкий друг исламских радикалов в Сирии сенатор Дж. Маккейн теперь утверждает, что весь мир проспал появление ИГИЛ.
В складывающейся ситуации Тегеран, обеспокоенный успехами ИГИЛ в Ираке и Сирии, вряд ли будет посторонним наблюдателем дальнейшего укрепления позиций этой организации у себя под боком в Афганистане. Китай уже выражает озабоченность связами мусульманской части своего населения с ИГИЛ и «Талибаном» в Афганистане и заметно активизировался по вопросу афганского урегулирования. Россию также не может не беспокоить появление ИГИЛ в Афганистане из-за его возможного расползания в страны Средней Азии и на Кавказ. Спецпредставитель президента РФ Замир Кабулов не исключает попыток прорыва боевиками границ ИРА со странами Центральной Азии, в частности афганско-таджикской границы.
Учитывая вышеизложенное, возможно афганцам следовало бы усилить сотрудничество со странами региона — Китаем, Россией, Ираном и со странами Средней Азии, чем с сегодняшними «друзьями-партнерами», которые одновременно являются «спонсорами» ИГИЛ. Тем более что все эти страны, которые обеспокоены усилением ИГИЛ в регионе, являются или членами, или наблюдателями Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Поэтому мы надеемся, что на предстоящем саммите ШОС этой организации страны-участницы будут обсуждать не только угрозу со стороны движения «Талибан», но и новый вызов, брошенный Исламским государством.
Как говорят в Афганистане – «Лучше близкий сосед, чем дальний родственник».

Егор Королёв
специально для Центра Гумилёва в Таджикистане

Индия становится альтернативой России в Центральной Азии

Нью-Дели заинтересован в расширении стратегических, экономических и энергетических связей с регионом

Индия рассчитывает присоединиться к договору о зоне свободной торговли (ЗСТ) с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), а также усилить свое присутствие в регионе Центральной Азии (ЦА). Об этом заявил премьер-министр Индии Нарендра Моди в ходе восьмидневного турне по странам Центральной Азии и России, где примет участие в саммитах БРИКС и ШОС.

Нарендра Моди – один из самых известных политиков в мире, по версии журнала Forbes. После прихода во власть, как отмечают эксперты, Моди усиленно продвигает Индию на международной арене. Отсюда желание Нью-Дели стать полноправным членом ШОС и усилить позиции в Центрально-Азиатском регионе. Индийский премьер уже побывал в Ташкенте и Астане, где подписал выгодные для своей страны контракты на покупку урана. Узбекистан экспортирует в Индию 500 т урана до 2018 года, а Казахстан – 5 тыс. тонн.

На переговорах с президентом Узбекистана Исламом Каримовым Моди отметил, что он не случайно начал поездку по странам Средней Азии с Узбекистана. «Это подчеркивает, насколько важно место Узбекистана не только в регионе, но в целом в Азии», – сказал Моди. И предложил Ташкенту присоединиться к международному транспортному коридору Север–Юг.

Особые слова он нашел и для президента Нурсултана Назарбаева. Моди подчеркнул, что его приезд «означает новую эру в отношениях Индии с Центральной Азией», сообщает агентство khabar.Kz. Он также сообщил, что Индия начала прорабатывать соглашение о свободной торговле с ЕАЭС для более глубокой интеграции с регионом. «Мы сможем возродить нашу физическую связь через торговлю и транзит энергетики. А международный транспортный коридор Север–Юг откроет конкурентоспособный и быстрый маршрут из Индии в Евразию. Я надеюсь, что вся Центральная Азия в дальнейшем присоединится к этому маршруту», – сказал Нарендра Моди, выступая с лекцией в Назарбаев Университете. Он сообщил, что Индия намерена вкладывать инвестиции в различные экономические сектора стран Центральной Азии.

Исполнительный директор политологического центра «Север–Юг» Юлия Якушева полагает, что предстоящее обретение статуса полноправного члена ШОС создаст условия для более активного присутствия Индии в ЦА. Заинтересованность Нью-Дели в регионе понятна. Прежде всего это энергетические ресурсы. Не менее важен фактор геостратегического положения региона. Индия очень заинтересована в вовлечении стран Центральной Азии в транспортный коридор Север–Юг и трубопроводные маршруты. Инфраструктурные проекты Индии в целом соотносятся с китайским Экономическим поясом Великого шелкового пути. Однако традиционно конкурентный характер отношений между Индией и Китаем может создать точки напряженности в многосторонних форматах, как, например, ШОС.

«Для государств региона углубление сотрудничества с Индией привлекательно и с точки зрения привлечения дополнительных инвестиций в развитие национальных экономик, ведь сейчас социально-экономическая ситуация в этих странах достаточно непростая. Поэтому турне индийского премьера по Центральной Азии может стать началом нового этапа отношений между Индией и государствами ЦА, в рамках которого Индия создаст новый значимый центр геополитического влияния в регионе наряду с Россией и Китаем», — сказала «НГ» Юлия Якушева.

Директор Аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев полагает, что причины, которыми обусловлен индийский интерес к региону, носят не только экономический, но и стратегический характер. «Если использовать геополитические термины, то Индии как стране прибрежной в противостоянии с Пакистаном необходим так называемый хартланд. То есть хорошие отношения с центральноазиатскими странами позволили бы Индии взять Пакистан «в клещи». Эти стратегические мотивы объясняют остроту противостояния Индии и Пакистана не только в ЦА, но и в Афганистане», – сказал «НГ» Казанцев.

По мнению эксперта, важным аспектом всех этих геополитических сложностей является то, что Китай выступает давним союзником Пакистана в его противостоянии с Индией. В этой связи можно прогнозировать, что Индия с учетом постоянной стратегической вражды с пакистано-китайским блоком может попытаться в будущем стать одной из альтернатив растущему китайскому влиянию в Центральной Азии. «Перед Россией со временем во весь рост с той или иной степенью остроты встанет вопрос, на кого из двух традиционных друзей Москвы – Дели или Пекин делать ставку», – отметил Казанцев.

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев отметил, что в ряде проектов в Узбекистане и Казахстане Индия работает давно. Были попытки два года назад войти в Кашаганский проект, но тогда Астана предпочла китайского инвестора и акционера. «Главным, что заставляет Нью-Дели активизироваться, является уже ставшая традиционной и даже исторической конкуренция с Китаем», – сказал «НГ» Князев.

«Активность Индии в определенной степени имеет политический окрас: многие направления внешней политики Индии сегодня совпадают и сопрягаются с целями американской политики в регионе (взять хотя бы противостояние Китаю). Качественно новое состояние китайской экономической экспансии, начавшейся с реализацией проекта Экономического пояса Нового шелкового пути, стартом которого можно считать 2013 год, естественно, не нравится США. При этом сами американцы инвестировать в регион не заинтересованы и выбрали стратегию поощрения альтернативы в виде Индии», – считает Князев. Индия, по его словам, вряд ли станет серьезным конкурентом Пекину, позиции которого во всех без исключения странах региона уже устоялись. «Предложение индийской альтернативы может стать важным испытанием для правящих политических элит на местах, порождая помимо иного и дополнительную конфликтность. Заодно, кстати, индийские инвестиционные предложения могут оказаться, и это более серьезно, альтернативой российскому присутствию. Особенно учитывая сегодняшние слабые позиции России в инвестиционной сфере», – заключил Князев.

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»
09.07.2015

Источник — Независимая газета