Об узбекско-американском семинаре в Вашингтоне

USA

 

В Институте по изучению Центральной Азии и Кавказа при Университете Дж.Хопкинса в Вашингтоне (США) состоялся международный семинар на тему «Актуальные вопросы повышения эффективности судопроизводства и отправления правосудия».

В нем приняли участие представители Госдепартамента, Федерального судебного центра, ЮСАИД, Министерства юстиции, неправительственных организаций, различных судебных инстанций и частных юридических фирм, федеральные судьи США, американские эксперты по изучению гражданского общества, а также представители Узбекистана, осуществляющие свою деятельность в правовой области.

В ходе семинара были рассмотрены основные направления судебно-правовой реформы в Узбекистане и применение современных информационно-коммуникационных технологий в обеспечении прозрачности и открытости судов, а также опыт США в данном направлении. В рамках встречи была дана подробная информация о развитии судебно-правовой системы в нашей стране. Важной составляющей данного мероприятия стало обсуждение дальнейшего сотрудничества между США и Узбекистаном в данной сфере.

Открывая семинар в качестве модератора, директор Института Центральной Азии и Кавказа при Университете Дж.Хопкинса института Ф.Старр подчеркнул, что вопросы развития судебно-правовой системы в республике до сих пор были предметом обсуждений со стороны исследователей. Он указал на необходимость оценки процесса создания и совершенствования правовой системы «с нуля» в стране, которая полностью отказалась от старой системы и выбрала свой путь развития, в том числе формирования новой системы отношений в судебно-правовой сфере. В этой связи, он отметил важность проводимого мероприятия с непосредственным участием экспертов-правоведов с обеих сторон и выразил надежду, что семинар предоставит американской стороне возможность лучше узнать о достигнутом прогрессе в Узбекистане в осуществлении судебно-правовых реформ.

Директор Федерального судебного центра Дж.Фогел выразил признательность за представленную узбекской стороной всестороннюю и детальную информацию о проводимых в стране судебно-правовых реформах и предстоящих задачах.

Представитель американской частной юридической фирмы «Уайт энд Кейс» Х.Хэмобратил внимание аудитории на твердую приверженность Узбекистана обеспечению принципа верховенства закона, который проявляется во всесторонней защите прав инвесторов и их собственности, а также соблюдению принятых международных обязательств в этой области. Ссылаясь на свой положительный опыт взаимодействия с Министерством юстиции Узбекистана, Х.Хэм отметил растущую роль международного арбитража в рассмотрении исковых споров и, в то же время подчеркнул, что узбекская сторона не приемлет незаконную инвестиционную деятельность в республике.

Старший научный сотрудник Центра по изучению гражданского общества университета Дж.Хопкинса В.Соколовски в своем выступлении остановился на обеспечении верховенства закона в увязке с развитием гражданского общества. Сославшись на свои неоднократные поездки в Узбекистан в 2013-2014 годах, В.Соколовски заявил, что на деле убедился в практической реализации принципа «От сильного государства к сильному гражданскому обществу». При этом он позитивно оценил роль махалли в качестве института медиации и досудебного разбирательства, отражающего ценности и менталитет узбекского народа.

Uzbekistan_USAСостоявшийся семинар вызвал положительные отклики американских экспертных кругов, которые проявили интерес к более близкому ознакомлению с развитием судебно-правовой системы в нашей стране. Отмечалось, что практика аналогичных встреч должна продолжиться в Узбекистане и в форме дебатов, которые могли бы еще больше раскрыть правовое и философское значение осуществляемых реформ в республике.

По завершению мероприятия ряд его участников в интервью ИА «Жахон» поделились своими оценками и комментариями по осуществляемым реформам в нашей стране в этой сфере.

Профессор Фредерик Старр, директор Института Центральной Азии и Кавказа при Университете Дж.Хопкинса:

— Мне доставило большое удовольствие принять участие в международном семинаре с участием признанных экспертов-правоведов с обеих сторон, в ходе которого мы смогли обстоятельно обсудить фундаментальные вопросы, связанные с ролью судебных органов в обществе.

Можно отметить, что судебно-правовая система в Узбекистане продолжает динамично развиваться и достигла значительного прогресса. Процесс проведения реформ в любых сферах, в том числе в судебно-правовой системе требует определенного времени, терпения и, самое главное, настойчивости. Я уверен, что проявляемая Узбекистаном целенаправленная работа в области реформирования деятельности судебных органов, несомненно, обеспечит окончательный успех прилагаемым усилиям в данном направлении.

Джереми Фогел, директор Федерального судебного центра, федеральный судья США:

— Мы провели продуктивные дискуссии с представителями судебной власти Узбекистана, в том числе по вопросам подготовки и повышения квалификации судей. Мы также детально ознакомились с сутью и особенностями проводимых в республике реформ в судебно-правовой сфере. Достойно высокой оценки то, что правительство Узбекистана принимает серьезные усилия для  либерализации судебно-правовой системы и обеспечения независимости судебной власти.

Наш Центр готов продолжать и укреплять сотрудничество с узбекскими коллегами в рамках поддержки усилий в этом направлении. Надеюсь, что мой предстоящий визит в Узбекистан в июне нынешнего года также послужит углублению узбекско-американского взаимодействия по дальнейшему совершенствованию судебно-правовой системы республики.

Ричард Стоддард, заместитель координатора помощи странам Европы и Евразии Госдепартамента США:

— Сегодняшний семинар стал очередной возможностью для обмена информацией и опытом в судебно-правовой практике двух стран. Отрадно, что стороны установили хорошие рабочие контакты и активно взаимодействуют в этом направлении, что является одним из ключевых признаков демократического общества.

Мы всячески поддерживаем и готовы оказать содействие в расширении начатого диалога, который может способствовать дальнейшему совершенствованию судебно-правовой системы и более эффективному обеспечению прав человека в Узбекистане.

Войцех Соколовски, старший научный сотрудник Центра исследования гражданского общества Университета Дж.Хопкинса (США):

— Сегодня мы на экспертном уровне обсудили ход и основные результаты проводимых в Узбекистане правовых реформ, направленных на создание ответственной и демократичной судебно-правовой системы. Данный семинар, в котором приняли участие непосредственно работники судебных органов, представляет важность в плане обмена и изучения опыта становления и развития судебно-правовой системы США и Узбекистана.

Меня особо интересует взаимодействие между законотворчеством и институтами гражданского общества, которые могут играть ключевую роль во всех аспектах развития общества. Мы сегодня наблюдаем растущее присутствие институтов гражданского общества в усилиях по демократизации государственной власти, в том числе либерализации судебно-правовой системы Узбекистана. Надеюсь, что данная тенденция сохранится и будет развиваться.

 

Посольство Узбекистана в Азербайджане

От воровства долмы до лого Европейских Олимпийских Игр-2015 в Баку

genoside and euro gamesНедавно, группа армянских активистов и мелких бизнесменов в США, во «второй армянской столице» — городе Глендейле (штат Калифорния) организовали продажу различных маек и изделий с лого о «геноциде армян в 1915 году». В том числе ушлые бизнесмены, уже неплохо заработавшие на «1915 году», продавали майки с эмблемой очень сильно напоминающей официальное лого предстоящих в июне 1-ых Европейских Олимпийских Игр-2015 в Баку. Этот маечно-политический бизнес сосредоточился в руках трех армян: Тины Чулджян, Алекса Кодаголяна и Армин Харири.

Бизнес шел неплохо, пока один из крупных торговых центров «Americana Shopping Center» не потребовал, чтобы эти дельцы прекратили сбывать майки с политическим подтекстом иначе, им вовсе запретят торговать здесь. После этого в американских СМИ появилась статья Харута Сасуняна – издателя газеты «Калифорнийский курьер», где автор называет запрет на торговлю маек с «геноцидными» лого – нарушением «права на свободу самовыражения». В статье «Sassounian:Americana Shopping Center Bans Sale of Genocide T-Shirts», автор призывает армянских активистов объединиться и защитить маечный бизнес «аля-1915».

 

Отметим, что Х.Сасунян является президентом Объединенного Армянского Фонда, в который входят семь самых крупных армяно-американских организаций. Также будучи довольно колоритной личностью, он обласкан и многократно награжден со стороны премьер-министра Армении и Армянской церкви.

Однако теперь группа армянских активистов начала торговать майками с украденными и переделанным лого Бакинской Олимпиады-2015 через социальные сети и свои сайты.

«Не вызывает удивления, то что армянские бизнесмены в США продают майки с лого «100 лет геноциду армян» очень сильно напоминающим официальное лого предстоящих в июне 1-ых Европейских Олимпийских Игр-2015 в Баку», — сказал директор Центра истории Кавказа Ризван Гусейнов.

Наш Центр осуществляет научный проект «Детектор лжи», в рамках которого можно легко определить принадлежность кулинарных блюд, предметов культуры и традиций к тому или иному народу. Таким образом были развенчаны мифы об «армянском лаваше», «армянской долме», «армянском дудуке» и др., которые переняты у тюркских народов, отметил Р.Гусейнов.

«Как воровали прежде армянские удальцы элементы культуры и быта народов Азербайджана, так и сегодня продолжают это делать, что ясно видно на примере с воровством лого Бакинской Евроолимпиады-2015», — резюмировал директор Центра истории Кавказа.

 

Азербайджан отмечает Новруз

20150320_125924Во всех регионах, в том числе в Баку прошел Фестиваль Новруз. нужно отметить, что количество участников Фестиваля растет с каждым годом. Фестиваль прошедший в Ичери Шехер принимали участие Пакистан, Узбекистан, Иран, Турция, Таджикистан, Киргизия,Россия. Пакистан впервые участвовал на  Фестивале Новруз.20150320_124158

В Иранском и таджикском шатре были накрыты столы с «7 син», узбекский , киргизский, турецкий шатер радовал работами народных умельцев, пакистанцы демонстрировали свои товары, российский уголок отличался своей красочностью. Среди гостей были представительства посольств Ирана, Таджикистана, Киргизии, Узбекистана.

В шатрах каждой страны демонстрировались работы народных ремесллеников,  гостей угощали сладостями. На импровизированной сцене выступали как гости, также музыканты и танцоры народов, проживающих в Азербайджане.

Народные ремесленники продавали свои работы. Силачи и канатоходцы демонстрировали свое мастерство, чем радовали гостей.

Интересно, что азербайджанское общество не так давно отколовшееся от советского образа жизни , в массовых мероприятиях была степепенна- не танцевала, не пела вместе с исполнителями. Обычно под звучащую музыку танцевали гости из Ирана. 20150320_124437

Но этот Новруз раскрепостил азербайджанское обещство. Люди плесали, подхватывали песню исполнителей.

Новруз продолжается. 20150320_125315

США ПРИСОЕДИНЯЮТСЯ К ИРАНО-АРМЯНСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ?

jeldoroqaГюльнара Инандж, директор Международного онлайн информационно-аналитического центра «Этноглобус»

Рассматривая итоги визита президента Грузии Михила Саакашвили на прошлой неделе в Ереван, наше внимание привлекло заявление главы армянского государства Сержа Саргсяна, который во время бесед со своим грузиской коллегой заметил, что «его страна придает важность возобновлению сухопутного сообщения с Россией через Грузию». В Армении считают, что настоящая блокада страны началась не с армяно-азербайджанским конфликтом, а абхазо-грузинской войной, которая привела к закрытию сквозной Абхазской железной дороги (САЖД), на открытие которой намекал С.Саргсян. Отметим, что дорога начинается от Адлера (Сочи) далее охватывает территорию Абхазии, в том числе Сухуми, простирается по Западной Грузии, достигает Тбилиси и Ахалкалаки. Дальше САЖД должна соединиться сармянскими железными дорогами.

Закрытие этой дороги лишило Россию сухопутной связи с Арменией. Поэтому все эти годы Москва настаивала на возобновлении передвижения поездов по этому маршруту. Перед самым началом августовской грузино-российской войны – в июне 2008 года президент ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) Владимир Якунин заявил, «что рассчитывает вернуться к прерванному некоторое время назад по политическим причинам переговорному процессу о возобновлении прямого железнодорожного сообщения Армении с Россией через Грузию и Абхазию». Позже начало военных действий в Абхазии, прерывание дипломатических отношений между Москвой и Тбилиси вывело дискуссии вокруг САЖД из переговорного процесса. И сейчас настало время не только возобновления обсуждений, но и доведения до конца процесс восстановления САЖД. Несмотря на постоянные трения, периодически переходящие в конфликтную стадию грузино-российских взаимоотношений, обсуждения реконструкции САЖД велись на протяжении всех этих лет.

В 2001 году между тогдашними президентами Грузии и России Э.Шеварднадзе и В.Путиным было достигнуто соглашение о восстановлении САЖД. Многие политические факторы – неразрешенность абхазского конфликта, намерение сохранить маршрут под юрисдикцией грузинских пограничных и таможенных служб на пути передвижения поездов, возвращение грузинских беженцев в Абхазии и многое другое влияли на ход дискуссий. Особенное внимание обращалось на ведение переговоров в условиях исключительного контролирования всех грузов, проходящих через этот путь. Наконец в 2006 году было достигнуто соглашение о создании четырехстороннего концорциума восстановления САЖД с участием России, Грузии, Армении и Абхазии.

Заметим, что активность вокруг абхазского маршрута росла с подготовкой к реализации железнодорожного проекта Карс – Ахалкалаки- Тбилиси — Баку (КАТБ) в обход Армении. Настойчивость Азербайджана в избрании маршрута КАТБ и игнорирование уже существующей железной дороги Карс-Гюмри-Ахалкалаки, лишила армянскую сторону всех надежд и вынудила активизировать свою деятельность в направлении САЖД. Армения получила поддержку Палаты представителей США, которая проголосовала за предоставление гарантий о том, что никакие экспортные и импортные фонды не были использованы для содействия проекту строительства железной дороги КАТБ в обход Армении. Под давлением армянской диаспоры США не только не одобрили финансирование КАТБ, но даже посоветовали грузинской стороне сотрудничать с Арменией. Тбилиси начал ставить преднамеренные перепоны в переговорный процесс. В ходе визита премьер- министра Зураба Ногаидели в 2006 г. в Баку грузинская сторона заявила, что имеет претензии к некоторым пунктам технико-экономического обоснования проекта строительства этого железнодорожного транспортного коридора (КАТБ), связанного со строительством некоторых участков железной дороги в Грузии, имея ввиду абхазские железнодорожные пути. То есть Грузия спекулятивно пыталась привлечь Азербайджан к восстановлению САЖД, что отмечалось в Баку и Анкаре.

Вопреки всему строительство КАТБ идет полным ходом. И сейчас Тбилиси, играя в двойную игру, может быть частью крупного регионального проекта с участием Азербайджана и Турции, одновременно флиртовать с Москвой и Ереваном, чтобы задействовать САЖД. Переговоры об открытии абхазского маршрута встречают на данном этапе сильное противодействие изнутри Грузии, со стороны интеллигенции, опасающейся финансового усиления абхазов и их суверенитета. С другой стороны, открытие железной дороги усилит армянский фактор в Грузии и в Абхазии, и тем самым грузины получат еще одну проблему в Ахалкалаки. Грузинская оппозиция всегда выступала против восстановления абхазских железных дорог и пыталась привлечь к нему внимание азербайджанских властей. Она уверена, что восстановление абхазской железной дороги необходимо Москве и Еревану для налаживания между ними сухопутной связи и в первую очередь для перевозки Россией оружия для дислоцированных в Армении российских военных баз.(1)

При этом все эти годы, говоря о переговорах вокруг САЖД, на втором плане вырисовывалось присоединение Ирана к этому маршруту. Если вначале в Иране старались на официальном уровне держаться в стороне от намерений стыковки с САЖД, то постепенно начали звучать заявления из уст экспертов, приближенных к президенту М.Ахмединежаду о том, что строительство железной дороги между Россией и Ираном сыграет положительную роль в расширении связей между странами. В Грузии утверждают, что России необходимо иметь сухопутную связь с Ираном для вывоза ядерных отходов атомных станций этой страны. В начале США выступали против подключения Ирана к абхазским дорогам. Но августовская война изменила геополитическую ситуацию. Кроме того, проект строительства железной дороги Иран-Армения, к чему должна подключиться САЖД, идет своим ходом. Представители официального Еревана заявляют, что успешная реализация этого проекта (железная дорога Иран-Армения) связана также с открытием абхазского участка железной дороги по территории Грузии.

В случае задействования последнего, заинтересованность иранской стороны в строительстве железной дороги через территорию Армении с дальнейшим выходом в Россию резко возрастет. Это будет второе железнодорожное сообщение, связывающее Армению с внешним миром. В настоящее время функционирует лишь железная дорога в северном направлении с Грузией. (2) В Армении уверены, что с возобновлением работы САЖД, Армения может стать полноценным транзитным государством с серьезными геополитическими функциями. Не удивительно, что российская сторона подключилась к переговорам между Ереваном и Тегераном о строительстве железнодорожной ветки Армения — Иран, как составную часть транспортного коридора Север — Юг. Тем временем, Олимпийские игры 2014 года в Сочи вынуждают Москву начать переговоры по восстановлению Абхазского маршрута. Россия для перевозки грузов не может обойтись Абхазских железных дорог и собирается вложиться в инфраструктуру Абхазии в рамках подготовки к Олимпиаде в Сочи в 2014 году.

В качестве основных проектов открытие сухумского аэропорта «Бабушеры» (согласование этого вопроса с российскими авиационными властями уже идет), восстановление военно-сухумской дороги через Кодорское ущелье в Россию (это сократит путь из Сухума в Ставрополь с 1200 до 200 км) и модернизацию абхазских портов, которые необходимы для того, чтобы частично разгрузить порты российского Черноморского побережья Кавказа. Необходимы инвестиции и для восстановления абхазской железной дороги. По оценкам экспертов для строительства олимпийских объектов в Сочи железным дорогам придется перевезти 100 млн. тонн инертных материалов, значительная часть которых может быть добыта на карьерах Абхазии. При этом нужно восстановить электроподстанцию на железной дороге в Абхазии. (3) К тому же премьер-министр РФ В.Путин дал согласие на выдачу Россией Абхазии долгосрочного кредита на возвратных условиях на 1-1,5 млрд рублей, которые нужны для развития банковской системы Абхазии, финансирования развития малого и среднего бизнеса в республике и строительства железной дороги. По последним данным Абхазия отдает во временное управление России ОАО РЖД — сроком на 10 лет — абхазскую железную дорогу и сухумский аэропорт. В июне 2008 года компания РЖД приступила к управлению железными дорогами Армении и прилагает все усилия для контролирования ГЖД.

Обратим внимание еще одному интересному моменту, что в списке основных кандидатов на победу в тендере (В связи с обострением внутренней обстановки в Грузии тендер временно приостановлен) на концессионное управление ГЖД присутствует российская компания Center Invest Capital Partners, которой вполне могут камуфлировать свои интересы РЖД. В середине мая текущего года армянские СМИ распространили ложную информацию о визите президента РЖД В. Якунина в Тбилиси, где он якобы должен был также обсудить возможность покупки или передачи в управление РЖД «Грузинской железной дороги». Если это случиться, то Россия возьмет под контроль всю сеть Кавказских железных дорог, с исключением Азербайджана. (4) Несмотря на западную ориентацию М.Саакашвили, за годы его правления ведутся переговоры о передаче стратегических объектов – энергоснабжения, нефтегазовой отрасли Грузии под контроль России, что сопровождается серьезным давлением со стороны США и НАТО. Заметьте, Тбилиси уже несколько лет пытается объединить весь энергетический блок страны в едином консорциуме. Итак, мы пришли к любопытному завершению. Ныне покойный премьер-министр Грузии Зураб Жвания вел секретные переговоры с компанией «Газпром» о приватизации Россией магистрального газопровода Грузии. В дальнейшем грузинский газопровод должен был объединиться с армяно-иранским газопроводом, позволяя иранскому газу выйти в Европу.

Таким образом, Европа должна была освободиться от энергетического единоборства США. Те есть, участие Грузии во всех ирано-армянских проектах планировалось изначально. Интересно, что США на данном этапе «спокойно» реагируют на экономические реверансы Ирана в сторону Армении – строительство газо- и нефтепровода Иран-Армения, железной дороги, транспорировку электроенергии. Эти проекты еще более привязывают Ереван к России и укрепляют позиции Тегерана в регионе. США не могут игнорировать роль Ирана в геополитических проектах и очевидно, интересы Вашингтона на грузинском участке САЖД должна удовлетворить Грузия. А все зависит от условий соглашения. Если Тбилиси добьется таможенного и пограничного контролирования на грузинском участке маршрута, можно считать, что Вашингтон возьмет под контроль все грузы, передвигающиеся на российские военные базы в Армении и атомные станции Ирана. С другой стороны, Запад, закулисно поддерживая ирано-армянский железнодорожный и энергетические маршруты, открывает альтернативные пути выхода в Европу и создает рычаг давления на Азербайджан.

При подготовке материала использовались источники: 1. http://www.apsny.ge/analytics/1132122923.php?733f1960

2. http://www.express.am/4_07/korotko.html

3. http://www.rbcdaily.ru/2009/04/29/focus/412864

4. http://analitika.at.ua/news/2008-06-07-701

статья написана 29.06.2009 г.

Подробности: http://1news.az/analytics/20090629022021531.html

Bakıda talış dilində kitabların təqdimat mərasimi keçirildi

Martın 18-də Beynəlxalq Mətbuat Mərkəzində «Etnoqlobus» (ethnoglobus.az)  Beynəlxalq onlayn informasiya analitik mərkəzi və Talış ədəbiyyatı təəssübkeşlərinin təşəbbüs qrupunun təşkilatçılığı ilə Aytən Eyvazonun «Dıli Sado» adlı romanının və Vüqar Mirzəzadənin «Vətən» adlı şerlər kitabının təqdimat mərasimi keçirilib.

Tədbirin aparıcısı Rəzzaq Xansıvo Son illər Azərbaycanda talış ədəbiyyatının inkişaf etdiyini və milli ruhun yüksəldiyini dedi: «Bu inkişafa səbəb müasir Azərbaycanda yaranmış şəraitdir. Azərbaycan müstəqillik qazanandan sonra ölkədə talış ədəbiyyatı inkişaf etməyə başlayıb. Talış dilində ilk romanın yaranması isə Azərbaycan taliş ədəbiyyatında tarixi hadisədir».

«Dıli Sado» kitabının ədəbi məziyyətlərindən danışan Mehdibəy Səfərov deyib ki,  kitab 19-cu əsrin sonlarında talışların adət-ənənələri, həyat tərzi , məişəti, insani münasibətlər maraqlı süjet xətti üzərində  qurulub.

«Kitabda talış ailəsində və cəmiyyətdə kişinin rolu və yeri, rus işğalınf qarşı mübarizə, xalqın qonaqpərvərliyi, mətbəxi həssaslıqla qələmə alınıb. Roman Azərbaycan türkcəsinə və rus dilinə çevrilərək daha geniş ictimaiyyətə çatdırılmalıdır. Bu, Azərbaycan mədəni həyatında tarixi hadisədir».

Vüqar Mirzəzadə «Vətən» kitabına gəlincə isə M.Səfərov müəllifin Dağlıq Qarabağ savaşında iştirak etdiyini və vətənpərvər ruhunu şerlərinə də köçürdüyünü qeyd edib: «Onun şerlərində vətəninə, torpağına, o cümlədən talış dilinə  və mədəniyyətinə sevginin görə bilərsiz».

Tədbirin qonağı olan Azərbaycan xalq artisti Faiq Ağayev talışların vətənpərvərliyini, Dağlıq Qarabağda şücaətlə döyüşdüklərini və həlak olduqlarını vurğulayıb: «Bu iki kitabın təqdimatı da vətənpərvərliyin nümunəsidir. Talış dilində kitabların Azərbaycan ədəbiyyatını zəngişləşdirəcəyini düşünürəm. Mən talış dilində danışa bilmirəm. Qardaşım dilimizi yaxşı bilir. Görünür, bu kitablar mənim talış dilini öyrənməyimə stimul olacaq.»

Kitabların redaktoru Əlimərdan Şükürzadə də «Dıli Sado» romanında 20-ci əsrdə talış dilində ilk romanın çap olunmasının mədəni bir hadisə olduğunu qeyd edib. O, deyib ki, kitabda adı çəkilən tarixi toponimlərin hər birinin tarixi hadisələrlə əlaqəsi var. Məsələn, bəzi tarixi mənbələrə görə, xürrəmilər ilk dəfə bayraqlarını Vov dağına sancıb.»

İradə Məlikova müəlliflərə uğurlar diləyərək talış dilində kitabların belə geniş şəkildə təqdimatını Azərbaycan dövlətinin diqqəti və qayğısı kimi dəyərləndirib. «Bu, talış ədəbiyyatı tarixində bir hadisədir», deyib İradə xanım.

Qeyd edək ki, Azərbaycanda artıq «Kitabi Dədə Qorqudun» talış dilinə tərcüməsinə başlanıb. Artıq Müqəddimə və «Basat» boyu tərcümə olunub. Tərcümə prosesi Azərbaycan multikulturalizm mərkəzinin patronajlığı ilə keçirilir və İ. Məlikova  eposun tərcümə redaktorudur.

Bu yaxınlarda 75 yaşını qeyd edən Xanəli Talış isə gənc yazarların meydana çıxdığına sevindiyini bildirib.  «Keçən əsrin talışdilli ədəbiyyatında Şahan Talıbizonun (Təmədə) povesti, Əli Əyyubinin hekayələri olub. Amma içimizə –talışlığımıza qapılmayaraq kitablarımızı Azərbaycan türkczsinə, ruscaya və digər dillərə çevirməliyik ki, talışdilli əsərlərimizin oxucu auditoriyası genişlənsin. Bununla da dünyaya açılmalıyıq», deyib X.Talış.

Ləzgi dilində nəşr olunan «Samur» qəzetinin redaktoru Sədaqət Kərimova talış dilində kitabların nəşrini Azərbaycan talış ədəbiyyatında əhəmiyyətli bir hadisə kimi dəyərləndirib : «Talış dilini və mədəniyyətini inkişaf etdirmək Azərbaycan mədəniyyətini inkişaf etdirməkdir. Siz yalnız talış xalqına deyil, bütün Azərbaycan xalqına xidmət edirsiz. Hər xalqın tarixinə açar – onun dilidir. ». Sədaqət xanım qonaqları ləzgi dilində təbrik edib.

«Etnoqlobus» Beynəlxalq onlayn informasiya analitik mərkəzinin direktoru Gülnara İnanc talış dilində yazılmış iki kitabın genişmiqyaslı təqdimatının sevindirici hal olduğunu qeyd edib. «İnsanın yaratdığı hər şey, onun nitqi və həyat tərzi birbaşa onun şüuraltı ilə bağlıdır. Məhz nitq və yazı vasitəsilə insanın şüurunun altında qalan gizlinlər ortaya çıxır. Bədii yaradıcılıq insanın ruhunun məhsuludur. Ruhun da ehtiyacının ödənilməsinə ehtiyac var. İçimizi İlahi sevgi ilə doldursaq, ona nifrət, kin kimi şeytani hisslər yol açmaz», -deyib G.İnanc.

Çıxışının sonunda Gülnara İnanc qonaqları Xanəli talışın talış dilində Novruza həsr olunmuş «Şoyvo vikən, hey, Nəvuzə id omə» şeri ilə təbrik edib.

Şair Əli Nasir kitabların müəlliflərinə minnətdarlığını bildirib. O, bədii ədəbiyyatın dilin inkişafına təsir etdiyini deməklə yanaşı, talış dili və ədəbiyyatının inkişafı üçün elmi tədqiqatlara, talış dilinin inkişaf etdirilşməsinə ehtiyac olduğunu da vurğulayıb.

Könül Rəsul, Akif Dənzizadə, çıxışlarında təqdim olunan kitabların ictimai-mədəni əhəmiyyətindən, ədəbi-poetik xüsusiyyətlərindən danışıblar. Könül Rəsul M.Mirzəzadənin talışca şerini oxuyub.

Samal Lələzo  və meyxanaçı   Valeh Lerikli V. Mirzəzadənin şerlərindəki lirizm, vətənpərvərlik, «vətən nədir?» sualına cavab axtarışları barədə danışıb.

Tədbirdə həmçinin gənc şairlər Bəxtiyar Ruşin, Feyruz Şivəxanov, İsrafil Hüseynov, Mirfəyaz Vahabov,Rüfət Baxşızadə, Ceyhun Heydər, Fuad Əliyusifli, İlyasi Habil çıxış edib.

Qonaqlara minnətdarlığını bildirən Ayten Eyvazon kitabı ürəyinin səsi ilə yazdığını deyib. Vüqar Mirzəzadə də tədbirdə zəhməti olan hər kəsə və qonaqlara minnətdarlığını bildirib. “Azərbaycan talış ədəbiyyatınin bir parcası olan şerlərimi həvəslə və xalqıma sevgi ilə yazmışam”, deyə V.Mirzəzadə bildirib.

Tədbirin sonuncu bölümü Novruz bayramına onun adət və ənənələrinə həsr olunmuşdu. Tədbirin sonunda talış dilində ömoristik «Faysbuk Səftərəli» adlı qısametrajlı filmdən qısa süjetlər göstərilib.

Qeyd etmək lazımdır ki, kitabların və tədbirin sponsoru, təqdimatın ideya müəllifi Vüqar Mirzəzadədir.

ИГИЛ представляет угрозу безопасности не только России, но территории сопредельных странах

Эксклюзивное интервью главного редактора caucasustimes.com, политолог  Ислам Текушева для Международного онлайн информационно-аналитического центра «Этноглобус» (ethnoglobus.az).
В каких республиках Северного Кавказа действуют очаги ИГИЛ?

Мы можем лишь говорить о взаимодействии отдельных джихадистских группировок на Северном Кавказе с группировками, которые входят в ИГИЛ. При этом, данное взаимодействие происходит лишь на уровне рекрутирования боевиков, их переброски на Ближний Восток из Северного Кавказа.  В сентябре 2013 года первый заместитель директора ФСБ РФ Сергей Смирнов заявил, что порядка 300-400 граждан России принимают участие в конфликте на стороне противников президента Башара Асада. При этом одной из наиболее многочисленных иностранных групп, вовлеченных в конфликт, была «Катаиб аль-Мухаджирин». Ее возглавлял этнический чеченец Омар аль-Шушани (он, вероятно, был убит в сентябре нынешнего года). Согласно информации информационного агентства Reuters (февраль 2013 года), 17 выходцев из Чечни были убиты в столкновении у Алеппо. В середине июля 2013 года информацию об участии этнических чеченцев в событиях в Сирии подтвердило руководство Чеченской республики. В своем сентябрьском выступлении Сергей Смирнов особо подчеркивал, что выходцы из Северного Кавказа могут вернуться на родину и принести с собой новую дестабилизацию.

Но это не значит, что в будущем он не мог бы оказывать непосредственного влияния на динамику конфликта. Конфликтный потенциал на Северном Кавказе продолжает оставаться весьма значительным, усиливая процесс выпадения региона из общероссийского гражданского и правового пространства.  ИГИЛ способен дестабилизировать ситуацию в Кавказском регионе, если на Северном Кавказе сохранится спектр факторов, которые питают протестный потенциал. Речь идет о факторах нестабильности: коррупция, высокий уровень насилия, безработица, этнополитические конфликты, выпадения молодежи Северного Кавказа из общероссийского культурного пространства на фоне растущего влияния исламского мира. Российское руководство чрезвычайно обеспокоено вовлеченностью выходцев из республик Северного Кавказа ближневосточное противостояние.

Таким образом, ИГИЛ представляет угрозу безопасности не только России, но территории сопредельных странах (Черноморский регион, Каспийский регион, Ближний Восток).ИГИЛ захватил значительные материальные ресурсы в Сирии и Ираке (разграбление местных банков, захват имущества национальных и религиозных меньшинств на контролируемых территориях, контрабанда нефти и так далее), которые могут быть потрачены на финансирование подрывной деятельности в Кавказском регионе, мобилизацию новых сторонников и распространение радикальной идеологии.
На какие силы опирается ИГИЛ на Северном Кавказе ?

-Очевидно, что существует взаимодействия между ИГИЛ и северокавказскими джамаатами, которые формально входят в состав так называемого ИМАРАТА КАВКАЗ.  Но стоит отметить, что и в самом Имарате произошли изменения, сегодня он значительно утратил свои позиции в регионе, координация между ячейками значительно нарушена. Это в первую очередь связано с расколом в самой общине. Чечня сегодня перестала играть в Имарате ключевую роль. На первый план выдвинулся Дагестан с его ярко выраженным интересом к мусульманскому интеллектуальному дискурсу. Безусловно, как подчеркнул в свое время кавказовед Михаил Рощин,  Имарат остается важным элементом мусульманского ландшафта на Северном Кавказе, но там также все больше людей склоняется к мирному, а не военному салафитскому пути. А те, кто настроены более решительно, в значительной степени переместились в Сирию, т. е ИГИЛ может опираться в первую очередь на тех, кто сегодня уже находится на Ближнем Востоке. Сомнительно, что на Северном Кавказе он опирается на многочисленное террористическое подполье в силу его подавленности. Скорее на одиночные группировки, которые судя по всему уже не способны на крупные диверсионные атаки.


-Какие силы в мире управляют ИГИЛом?

-«Исламское государство» не появилось внезапно. Данные о том, что в Ираке планируется масштабный мятеж против шиитского правительства аль-Малики, были получены иранской разведкой еще в конце 2012 года.  В 2013 году суннитская оппозиция Ирака получила вооруженное подкрепление от исламистов, прошедших обкатку боем в Сирии и мечтающих на иракской территории поквитаться с шиитами. Весной этого же года «Аль-Каида в Ираке» произвела своеобразный «ребрендинг», оформившись в «Исламское государство Ирака и Леванта». Позже в него влились джихадисты со всего мира, в том числе и из Европы.


-Может ли использован ИГИЛ против России, а точнее для обострения ситуации на юге России?

Как я уже говорил, единственная организованная структура, на которую может опираться ИГИЛ на Кавказе – это Имарат Кавказ.  Но сегодня «Имарат Кавказ» все больше напоминает виртуальную организацию, которая способна лишь на единичные выступления, диверсии, направленные скорее на получение сиюминутного эффекта, нежели на достижение какой-либо долгосрочной стратегической цели. Как, например, атака джихадистов на Грозный 4 декабря 2014 года. В Чечне у Имарата   фактически не осталось сторонников, их опорой был Дагестан, но и здесь салафиты все больше склоняются к мирному достижению своих политических целей. Т. е фактически ИГИЛ может в ответ на российской помощи Асаду инициировать диверсии на Северном Кавказе, возможно и Южном, но у ИГИЛ нет возможности организовать масштабные акции в Кавказском регионе.
Как построены связи между ИГИЛ и так называемым Кавказским Халифатом? Есть ли точки соприкосновения, или наоборот, они враждуют между собой?

Насколько известно ИГИЛ, также как и Имарат Кавказ не представляет собой единую централизованную структуру. Он состоит из множества группировок, которые состоят из представителей разных стран. Часто интересы этих группировок расходятся.  Я полагаю, что группировки из Северного Кавказа, которые примкнули к ИГИЛ могут взаимодействовать с мусульманской общиной на Кавказе, но опять лишь с отдельными джамматами. На мой взгляд, здесь стоит отметить, что нет ни одного официального заявления от лидеров ИГИЛ о том, что Кавказский регион входит в зону стратегических интересов ИГИЛ. За исключением заявления Тархана Батирашвили, который также известен как Омар Чеченец (Омар аль-Шишани).
На днях в Баку арестовали группу радикальных исламистов помышляющих создание халифата в стране. А какова на ваш взгляд ситуация в Азербайджане?

Несмотря на опасения, мы не наблюдаем пассионарного  подъема в мусульманских республиках на постсоветском пространстве на фоне исламских революций на Ближнем Востоке. События в Азербайджане скорее напоминают рядовые рейды силовиков, которые отработали спущенную сверху директиву.  На азербайджанских салафитов значительно влияние оказывал Дагестан со своими традициями и школами. Сегодня в самом Дагестане происходит трансформация мусульманской общины. «Религиозная опасность» в Азербайджане очень низка, и скорее связана с тем, что часть общества пытается найти идеологическую альтернативу современной власти. Многие азербайджанцы из сельских районов с большой настороженностью относятся к эрозии традиционных ценностей, которая имеет место в Баку, Гяндже и других городах, и воспринимают Ислам как своего рода оппозицию к «разврату», который происходит в больших городах. Вместе с тем, существующие социальные протесты в молодежной среде, которые могут использоваться  различными группировками для рекрутирования молодых азербайджанцев в ряды глобальных террористических организаций. Таких как  ИГИЛ. Но все же в Азербайджане нет такой основательной почвы для появления местных джихадистских структур.
Также есть данные, что Иран в регионе действует под прикрытием радикальных исламистов. Что можете сказать об этом?

Политика Ирана на Кавказе многогранна. С одной стороны Иран ведет борьбу с ИГИЛ, так он непосредственно угрожает Ирану. С другой история знает примеры, когда Иран взаимодействовал с моджахедами в Афганистане.

Иран в начале 1990-х годов оказывал серьезную военно-стратегическую помощь Азербайджану. Имела место поддержка Тегераном афганских моджахедов и их лидера Хекматияра . Моджахеды были вовлечены в карабахский конфликт на азербайджанской стороне. Это участие свидетельствует о том, что Иран способен взаимодействовать с различными группировками в регионе для достижения своих геополитических целей.

С другой стороны, азербайджанское правительство рассматривает иранских азербайджанцев, как часть своего культурного и языкового пространства. И это – серьезный вызов для Ирана. Тегеран не хочет иметь этнополитических проблем внутри своей страны, но акции, предпринимаемые официальным Баку по линии образования и культуры, нацелены на национализацию азербайджанского населения в регионе против иранской цивилизации. В рамках этого контекста Иран представляется другом Армении и врагом Азербайджанской Республики и азербайджанцев.

Но создание выбора быть персом или тюрком неприемлемо для Ирана. Поэтому иногда Тегеран предпринимал жесткие действия. В то же самое время Иран стремится влиять на общественное мнение в Азербайджане. И не только через создание партий или защиту шиитов. Эти действия также вызывали жесткие ответные реакции со стороны Баку. Например, много религиозных деятелей было отправлено в тюрьмы за связи с Ираном. Но они не могут свободно исполнять даже свои религиозные церемонии. Это показывает, что Азербайджан боится растущей силы исламистов и иранского влияния. Иран же старается оказывать влияние на Азербайджан через общественное мнение.

Гюльнара Инандж

Энергетическое братство Азербайджана, Туркмении и Турции

азерб. турция и туркменВ ходе визита президента Туркмении Бердымухамедова, приезжавшего в Турцию по приглашению президента Эрдогана, стороны сделали важные заявления и стратегические ходы в плане развития двусторонних отношений.

Программа визита включала встречу лидеров и переговоры в расширенном составе по таким вопросам, как торговля, образование и туризм, но главной темой стала энергетика. То, что в эту сфере, которая определяет глобальную политику и экономику, в игру вступает богатая природным газом Туркмения, вполне естественно. Ведь для стран, которые столкнулись сегодня с серьезными трудностями в области энергобезопасности, и особенно для стран Европы, туркменский газ — это выход.

Позиция России в области энергоснабжения — огромная проблема для стран ЕС, которые лишены энергоресурсов, но все больше и больше нуждаются в них. Европа в качестве альтернативы ориентируется на природный газ Азербайджана и Северного Ирака, однако постоянное увеличение спроса на энергию влечет за собой поиск новых поставщиков.

Ведь страны ЕС не располагают ресурсами, которые могли бы удовлетворить такой спрос в краткосрочной перспективе, кроме того, для обеспечения потребности этих стран в природном газе одного только азербайджанского газа может не хватить. В этой связи постепенно возрастает роль туркменского газа.

С другой стороны, для Туркмении, которая в 2000-е годы добилась впечатляющих экономических успехов и которая в настоящее время экспортирует природный газ в Китай, Иран и желает передавать его на европейский рынок, использование энергетического потенциала означает заметное увеличение политического и экономического влияния. При этом для туркменов возрастает значение Турции.

Кроме того, Турция в последнее время проводит такую энергетическую политику, которая позволяет двум близким по всем вопросам государствам объединять усилия и в области энергетики. А заявления Эрдогана и Бердымухамедова только подтверждают намерения сторон наращивать энергетическое сотрудничество.

Энергетическая тройка Турция — Азербайджан — Туркмения

Если Турция получит доступ к туркменскому газу, а через Турцию этот газ сможет выйти на мировые рынки, то Туркмения станет новым крылом TANAP. Включение Туркмении в проект, который будет передавать азербайджанский газ в Европу через Турцию, с одной стороны, станет еще одним вариантом для стран Европы с точки зрения энергобезопасности, с другой — позитивно повлияет на туркменскую экономику.

Стратегическое значение здесь имеют основанные на братстве и дружбе отношения Турции с Туркменией и Азербайджаном. Когда энергетическое богатство двух этих государств соединится с их доверием к Турции, братские страны займут центральное положение в глобальной энергетике. То, что встречи, которые ранее проводились на уровне министров энергетики, поднялись до высшего уровня с участием лидеров государств, говорит о том, что у этих трех стран появилось общее видение этого проекта.

Объединение усилий таких среднеазиатских игроков, как Азербайджан и Туркмения, с Турцией в энергетике предполагает новый расклад сил. Принцип «два государства — две нации», которого Турция придерживается в отношении каждой из двух этих стран, может смениться доктриной «три государства — одна нация». Более того, ресурсы, которыми Азербайджан и Туркмения обладают в энергетической области, а также тот факт, что Турция является транзитной страной, могут привести к тому, что эти страны создадут своего рода «энергетическую тройку».

Энергетическое партнерство станет движущей силой в других областях

Турция, первой признавшая независимость Туркмении, не отвернулась от нее и после обретения страной самостоятельности. Единая культура и взаимная поддержка стали гарантией отношений двух стран. Открытие первого офиса Турецкого агентства по сотрудничеству и координации в Ашхабаде и его деятельность в Туркмении укрепили культурное взаимодействие.

Эти инициативы, усиливающие братские связи, являются верстовыми столбами той дороги, что ведет к сотрудничеству в энергетике. Благодаря энергетическому партнерству экономические отношения двух стран достигнут пика, при этом позитивные эффекты ощутят и другие сектора.

Например, в возникающей атмосфере доверия турецкие фирмы, которые сегодня лидируют среди зарубежных компаний, функционирующих в строительной отрасли Туркмении, продолжат вкладывать инвестиции и вносить вклад в туркменскую экономику. Кроме того, на фоне последних заключенных соглашений ожидается рост товарооборота, который в 2013 году был равен 2,6 миллиарда долларов.

Следует отметить, что, наряду с наращиванием объемов торговли, активную роль в укреплении экономического сотрудничества играют льготы, которые страны предоставляют друг другу. По мере того, как взаимное доверие двух государств все сильнее проявляется в экономических отношениях, появляется все больше оснований говорить, что эти связи постепенно выходят на уровень стратегического партнерства.

Оригинал публикации: Azerbaycan, Türkmenistan ve Türkiye’nin enerji kardeşliği

Опубликовано: 05/03/2015

(«Yeni Safak», Турция)
Эрдал Танас Карагель (Erdal Tanas Karagöl)

Источник — inosmi.ru

Каспий становится эпицентром «энергетического землетрясения»

На днях посол по особым поручениям МИД РФ Игорь Брадчиков заявил на пресс-конференции по итогам 39-го заседания в Баку рабочей группы по определению правового статуса Каспия, что вопросы, связанные с прокладкой трубопроводов и кабелей по дну моря, все еще находятся на повестке дня и дискуссии по ним будут продолжены. Речь идет о проекте конвенции по правовому статусу Каспия, в которой обозначен отдельный пункт о прокладке трубопроводов. По словам Брадчикова, «есть разные подходы, обсуждения продолжаются». Как известно, после того, как Россия решила перенаправить газопровод «Южный поток» в сторону Турции, переименовав его в «Турецкий поток», Евросоюз совместно с Туркменией и Азербайджаном стал активно прорабатывать возможность строительства Транскаспийского газопровода. Однако Москва и Тегеран считают, что этот вопрос может быть рассмотрен только после определения правового статуса Каспийского моря.

В конце сентября прошлого года в Астрахани состоялся IV саммит глав государств «каспийской пятерки» (следующий пройдет в 2016 году в Казахстане). По словам президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, астраханские переговоры шли очень тяжело, хотя стороны «сблизили свои позиции по ключевым аспектам деятельности прибрежных стран Каспия, обсудили ряд региональных вопросов». В свою очередь, президент России Владимир Путин обратил внимание на то, что создан «новый импульс для того, чтобы идти к главному документу — конвенции о правовом статусе Каспийского моря». Однако, если не вдаваться в технические детали обсуждаемых каспийских проблем, на ход диалога между участниками переговоров сказывались и будут сказываться геополитические проблемы региона. Режим санкций в отношении Ирана сковывает энергетическую политику этой страны, а в Каспийском регионе выводит на ведущие позиции Азербайджан. Как пишет в этой связи британская Financial Times, «потенциальный вывод Ирана из международной изоляции, а также активизация сотрудничества между Тегераном и Москвой с перспективой расширения энергетического сотрудничества между Ираном и Турцией если не сведет на нет геополитическое значение Азербайджана, то заметно его ослабит, негативно отразившись на экономике, ориентированной на экспорт энергоресурсов». Баку, не обладая достаточными запасами энергоресурсов, чтобы самостоятельно вести глобальную «игру», тянет на себя «туркменское одеяло». А с учетом того, что ЕС рассматривает каспийский проект в качестве альтернативного российскому «Турецкому потоку», проводит политику конфронтации с Россией под предлогом украинского кризиса, в подписании конвенции по правовому статусу Каспия могут появиться весомые барьеры.

Пока ситуация выглядит следующим образом: по итогам заседания рабочей группы, как заявил замминистра иностранных дел Азербайджана Халаф Халафов, удалось продвинуться в работе над пунктами конвенции, касающихся экологических проблем, использования водного пространства и прочее. Более конкретно выразился замминистра иностранных дел Ирана Ибрагим Рагимпур, добавивший, что прикаспийские государства согласовали шесть пунктов проекта конвенции по правовому статусу Каспия, «по которым раньше стороны не могли договориться». Но открытым остается вопрос, связанный с прокладкой трубопроводов по дну Каспия, эпицентр энергетический интриги региона, нити которой тянутся в Туркмению. В первых числах февраля Ашхабад посетил с рабочим визитом министр иностранных дел России Сергей Лавров. В числе обсуждаемых вопросов с туркменским руководством значилось и сделанное Ашхабаду приглашение со стороны Баку и Анкары присоединиться к азербайджанскому проекту TANAP (Транскаспийский газопровод). Детали переговоров пока неизвестны. Но ранее, выступая в Государственной думе РФ Лавров заявил, что «TANAP попадает в категорию проектов, которые затрагивают интересы стран, не принимающих участие в переговорах, то есть России». Вскоре свой ход сделали и американцы. Посетивший Туркмению после визита туда турецкого президента Реджепа Таипа Эрдогана заместитель помощника госсекретаря США по Центральной Азии Дэниэл Розенблюм заявил, что «в интересах Америки скорее реализация газопровода Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ), нежели TANAP». По его словам, «несмотря на то, что мы поддерживаем этот проект, США не так вовлечены напрямую в проект Транскаспийского газопровода». Эта реплика дает основания говорить о тактическом совпадении интересов России и США. В то же время, констатирует обозреватель Deutsche Welle Андрей Тибольд, Ашхабад оказывается в зоне геополитических факторов риска. Один из факторов риска связан с напряженной обстановкой на границе Туркмении с Афганистаном. Второй — это сам «туркменский режим», который может спровоцировать нечто сродни «арабской весны», чреватой непредсказуемыми последствиями как для всего региона, так и для существующих и намеченных энергетических проектов.

Крупнейший импортер энергоресурсов Иран намерен отказаться от ежедневных поставок 10 млн кубометров туркменского газа, что расценивается как предупреждение Тегерана Ашхабаду в ответ на возможное сближение того с Баку и Анкарой. Туркмения рассчитывает на Китай, хотя для увеличения поставок туда потребуются дополнительные затраты. Увеличить поставки газа в Китай намерена и Россия, а значит она может рассматривать Ашхабад в качестве своего конкурента. Более того, в европейской прессе увеличилось количество публикаций, в которых сообщается о наступлении экономического кризиса в Туркмении и отказе «режима» от «социального государства». Год назад власти уже отменили бесплатную раздачу населению бензина, теперь они отказываются и от бесплатного газа. Как прогнозирует Deutsche Welle, страна находится на «пороге серьезных социальных и политических потрясений» и в этой ситуации Ашхабад «просто подталкивают к участию в проекте патронируемого Азербайджаном и Турцией так называемого «Южного газового коридора». Трубопровод от Чарджоу до Каспийского моря фактически готов. Он строился Туркменией для подачи газа в Европу, но боязнь испортить отношения с Ираном и Россией стояла на пути реализации этого проекта. Азербайджанский портал Haqqin.az на днях отметил рост товарооборота между Туркменией и Турцией, который по итогам 2014 г. вырос на 26,6%, тогда как у Турции с Азербайджаном он за этот же период снизился более чем вдвое. Возможно, такой спад — явление временное, связанное с глобальным кризисом. Но, считает Haqqin.az, «у турецких лидеров в запасе припрятан хороший козырь, и даже не один», то есть «Анкара играет с Ашхабадом помимо Баку», что может нивелировать попытки последнего самостоятельно прорваться на европейском направлении.

В целом, обобщает Тибольд, «поставки туркменского газа в Европу через Каспийское море на сегодняшний день осталось только прожектом». Если через Турцию будут проходить два трубопровода, главный «Турецкий поток» и дополнительный TANAP с азербайджанского месторождения Шах-Дениз с планируемым объемом до 10 млрд кубометров в год, это заметно усилит региональные позиции Анкары как транзитера энергоресурсов, что не вызывает в Москве отторжения, а в Брюсселе — большого энтузиазма, поскольку тот предпочитает делать ставку на Баку и Ашхабад. Поэтому маловероятно, что на очередном саммите прикаспийских государств в 2016 г. Европейской комиссии удастся успешно завершить переговоры о заключении соглашения между ЕС, Азербайджаном и Туркменией для строительства «транскаспийской трубопроводной системы».

Это не только сорвет подписание конвенции по Каспию, но и сместит «эпицентр землетрясения» с украинского плацдарма на каспийский. Впрочем, пока конечный результат политико-дипломатического маневрирования в регионе не очевиден. Как считает заместитель генерального директора Фонда «Национальная энергетическая безопасность» Алексей Гривач, «все, на что может претендовать трубопровод из Азербайджана — это замещение выпадающих поставок с Северной Африки. Но если дефицит наступит через год-два, то его замещение может состояться лишь через 8-10 лет». Так что на позиции России на европейском рынке этот проект серьезно отразиться не сможет. В то же время фактом является то, что украинский кризис стал катализатором геополитических процессов в регионе Каспия, где четче начали проявляться контуры противостояния России и Запада.

Турция, сблизившись с Россией, ведет себя в регионе тонко и осторожно. Равно как и Россия, налаживая тесные отношения с Турцией, укрепляет позиции Анкары на Ближнем Востоке, с другой — сужает для Азербайджана способности к маневрированию. К прорыву готовится Иран, но проблемы появляются у Туркмении. «На сегодняшний день возможности реальной альтернативы поставкам российского газа неясны, по крайней мере, в краткосрочном плане, — рассуждает Радио Болгария. — Подразумевается, однако, что в виду необходимости сооружения новой газовой инфраструктуры и договоренностей с соседними государствами, альтернатива достижима не в краткосрочном, а в среднесрочном плане, и, возможно, достанется более высокой ценой». Что же, как говорит русская пословица, назвался груздем — полезай в кузов. А оттуда на стол в виде жаркого.

Cтанислав Тарасов

10 марта 2015

Источник — regnum.ru

Славяно-тюркский замес в Евразии-2

У Турции очень удачно сложилось с газопроводом. Конфликт ЕС и России похоронил «Южный поток», в то время как первая партия труб уже законтрактована и оплачена, подрядчики определены, проект укладки по дну разработан. Москве пришлось спешно переориентироваться на другого потребителя. Маршрут нового газопровода от станции «Русская» в Краснодарском крае до поворота на Турцию (660 километров из 910) полностью соответствует несостоявшемуся «Южному потоку». Что упрощает работу, начинать можно хоть завтра.

***

Вначале будет проложена первая нитка. Возможно, она останется единственной, а заявления Владимира Путина и руководителей «Газпрома» о хабе на границе с Грецией окажутся блефом, рассчитанным на оказание давления на Еврокомиссию. Ведь Турция закупает в России 27 млрд кубометров природного газа, из них чуть больше половины сейчас поставляется через «Голубой поток», построенный в 2003 году. Остальное идет через Украину, Румынию и Болгарию. Два трубопровода — «Турецкий» и «Голубой» потоки — с пропускной способностью по 16 млрд кубов каждый вполне закроют потребности страны в импорте российского газа. Даже с небольшим запасом в расчете на дальнейший рост потребления.

В любом случае Турция уже сегодня получила 6-процентную скидку на газ. В ближайшей перспективе — прямой контракт с поставщиком, дальнейшее снижение цены за счет устранения транспортных посредников, возможность для турецких компаний заработать на строительстве крупного инфраструктурного объекта. Вот программа-минимум. В этом случае новый газопровод окажется зеркальным аналогом «Северного потока» — прямого канала поставки для обеспечения потребностей одного крупного потребителя. В одном случае — Германии, в другом — Турции.

Но есть и второй вариант. Если политическое руководство ЕС не придет в сознание, если Европа и Россия (вместе или по отдельности) не возьмут под контроль газотранспортную систему Украины, тогда на самом деле будет начато строительство всех четырех ниток «Турецкого потока» суммарной пропускной способностью в 63 млрд кубов. А также хаб для последующего экспорта газа в Италию, Грецию, Сербию, Хорватию и другие страны Средиземноморья.

Славяно-тюркский замес в Евразии: замкнуть круг

Для Турции это джек-пот. Это огромный проект. Это миллиарды евро инвестиций и рычаг политического давления на европейские страны. С контролем над потоком в 63 млрд кубов можно задуматься даже о том, чтобы довольно развитая химическая промышленность Украины, производящая минеральные удобрения из российского газа, переехала на тысячу километров южнее.

А почему бы и нет? На Украине не то что с газом непонятно, вообще существование предприятий под вопросом. Между тем, это большая, прибыльная, ориентированная на экспорт отрасль. Украинские минеральные удобрения покупает та же Турция. И в большом количестве покупает, потому что этого требует развитое сельское хозяйство. С прямыми и гарантированными поставками газа по ценам ниже средних такое производство становится выгодным и в Турции. Тем более что освобождается ниша на рынке.

***

У Турции открываются перспективы также в связи с антироссийскими санкциями США и Европы, к которым Анкара предусмотрительно решила не присоединяться. Турция экспортирует в Россию машины и оборудование, фрукты и овощи — ту продукцию, полки для которой как раз расчищаются на рынке РФ санкциями и контрсанкциями. В свою очередь, в марте 2015-го «Росатом» собирается начать строительство первой АЭС в Турции. «Роскосмос» в этом же году выведет на орбиту спутник Turksat 4B.

Это на фоне того, что Россия для Турции и так является вторым после Германии партнером по внешней торговле (и первым по импорту), а в 2014 году турецкие курорты посетило 4,5 миллиона русских туристов. Таким образом, как бы случайная активизация сотрудничества вовсе не случайна.

Мировой кризис принуждает державы определяться: как, с кем и за счет чего они будут обеспечивать свою безопасность и экономическое развитие. Хотя позиции России и Турции не сошлись, например, по вопросу гражданской войны в Сирии, проблеме Нагорного Карабаха или Крыма, отношения к диктатуре военных в Египте, однако противоречиями преодолимы. Их придется преодолеть.

Сегодня Россия и Турция, страны постсоветского пространства и Ближний Восток проваливаются в ситуацию, которая вызывает ощущение дежа-вю. Будто бы не связанные между собой, но тем не менее синхронные проявления одной большой Гражданской Войны. Почти мгновенная балканизация всей Евразии от Средиземноморья до берегов Тихого океана. Военное, политическое, информационное вмешательство цивилизованного мира с целью наведения порядка, известное и в советской, и в турецкой истории под названием интервенции. Где-то провалившиеся, а где-то вполне успешные проекты становления подмандатных территорий и квазигосударств…

Это же 20-е годы XX столетия! Все это с нами уже было! То самое время, когда Советская Россия и кемалистская Турция, теснимые со всех сторон, подписали договор «О дружбе и братстве». Даже если мы сознанием не уловим аналогию, все равно включится историческая память. Должны сработать глубинные рефлексы. В условиях жесткого стресса отношения России и Турции могут не только вернуться к уже раз опробованной схеме, но и пойти дальше. Вплоть до союза на основе евразийского сходства.

Валентин Жаронкин

10 марта 2015

Источник — odnako.org

В Узбекистане создана отвечающая демократическим требованиям система государственной власти

В Узбекистане за годы независимости в результате последовательных широкомасштабных реформ создана отвечающая самым высоким демократическим требованиям система государственной власти. Она основывается на таких общепризнанных демократических принципах, характерных для правового государства, как верховенство закона, приоритет прав и свобод человека, разделение ветвей власти, приоритет норм международного права, и других.

Один из наиболее значимых — это принцип разделения властей, важной составляющей которого является система сдержек и противовесов. Принятый в качестве основополагающего практически всеми демократическими государствами, он позволяет обеспечивать не только независимость, самостоятельность и взаимодействие ветвей власти, но и взаимоограничение, сдерживание и взаимоконтроль между ними в установленных правовых пределах. Все это является важнейшей гарантией недопущения концентрации властных полномочий у одной ветви власти, условием демократического развития, стабильности, поддержания законности, баланса интересов в обществе.

Конституция Республики Узбекистан закрепила основные механизмы в этой сфере, определив принцип разделения властей важнейшим условием реализации народовластия. В соответствии с Конституцией Олий Мажлис Республики Узбекистан осуществляет законодательную власть, Кабинет Министров — исполнительную власть, Конституционный, Верховный и Высший хозяйственный суды — судебную. Каждая ветвь власти является независимой и действует исключительно в рамках своих конституционных полномочий, не вмешиваясь в деятельность другой ветви.

Система сдержек и противовесов, заложенная в Конституции и законах нашей страны, в полной мере соответствует практике развитых демократических стран, самым современным демократическим требованиям, определяющим критерии организации законотворческой, исполнительной, судебно-правовой деятельности.

Механизм сдержек и противовесов четко отражен в процессе принятия законов. Так, в соответствии со статьей 84 Конституции закон приобретает юридическую силу лишь тогда, когда он принят парламентом, подписан Президентом и опубликован в официальных изданиях. Президент наделен правом вето, вправе возвратить закон со своими возражениями в Олий Мажлис. Однако в случае одобрения закона в ранее принятой редакции большинством, то есть не менее двумя третями голосов от общего числа парламентариев, закон подлежит подписанию Президентом и обнародованию. Такая формула обеспечивает высокий демократизм законотворческого процесса, определяет исключительную роль законодательной власти в формировании законодательной базы государственного управления, проводимых в стране реформ.

Необходимо особо отметить, что в Узбекистане система сдержек и противовесов развивается последовательно, поэтапно, с учетом уровня развития общественно-политических, социально-экономических отношений, зрелости государственных, политических институтов. Как показывает опыт некоторых зарубежных стран, форсирование демократических реформ, поспешный переход к парламент­ской форме правления может привести к дестабилизации общественно-политической обстановки, подрыву самих основ государственности, а также дискредитации демократических ценностей.

В нашей стране на основе собственной, признанной во всем мире «узбекской модели» развития за годы независимости последовательно и поэтапно проведена масштабная работа по усилению роли, полномочий и контролирующих функций парламента. Этому способствовали также переход к двухпалатной парламентской системе и передача части полномочий Президента верхней палате парламента — Сенату. Сегодня Сенат реализует ранее принадлежавшие Президенту полномочия по принятию актов об амнистии, назначению и освобождению дипломатических и иных представителей Республики Узбекистан в иностранных государствах и ряд других функций.

Последовательно укрепляется независимость и самостоятельность исполнительной ветви власти — Кабинета Министров Республики Узбекистан. Ответственность за организацию его деятельности возложена на Премьер-министра, наделенного для этого всеми необходимыми полномочиями.

Реализован комплекс организационно-правовых мер, направленных на последовательное укрепление судебной власти, обеспечение независимости суда, призванного надежно охранять и защищать права и свободы человека и гражданина. Сегодня судебная власть является важной составляющей системы сдержек и противовесов. В соответствии с законами Конституционный суд наделен правом определять соответствие решений органов законодательной и исполнительной ветвей власти Конституции страны. Суды общей юрисдикции, хозяйственные суды, рассматривая уголовные, гражданские, административные дела, в том числе обращения граждан, обеспечивают законность в деятельности органов исполнительной власти.

Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране, принятая парламентом в 2010 году, определила качественно новый этап в демократизации государственной власти и управления, утверждении и развитии системы сдержек и противовесов в стране.

В соответствии с этим программным документом в 2011 году в статьи 78, 80, 93, 96 и 98 Основного Закона внесен ряд концептуальных изменений и дополнений. Так, установлен порядок предложения кандидатуры Премьер-министра политической партией, получившей наибольшее количество депутатских мест по итогам выборов в Законодательную палату, или несколькими политическими партиями, получившими равное наибольшее количество депутатских мест. Президент Республики Узбекистан после рассмотрения представленной кандидатуры в десятидневный срок предлагает ее на рассмотрение и утверждение палатами парламента. Кандидатура Премьер-министра считается утвержденной, если за нее будет подано более половины голосов от общего числа соответственно депутатов Законодательной палаты и членов Сената.

Закреплено право парламента выражать Премьер-министру вотум недоверия. В Узбекистане при этом одновременно не стоит, как это имеет место в некоторых зарубежных странах, вопрос о возможности роспуска парламента, тем самым обеспечивая последнему решительность в своих действиях. Закреплены также право парламента заслушивать и обсуждать отчеты Премьер-министра по актуальным вопросам социально-экономического развития страны, исключение из полномочий Президента права формирования аппарата исполнительной власти.

Данные положения, внесенные в Конституцию страны, отвечают самым высоким демократическим требованиям. В частности, зарубежный опыт показывает, что возрастание роли партий в развитии политической системы напрямую связано с усилением их влияния на формирование и функционирование органов государственной власти. Поэтому в Великобритании, Канаде, Германии, Португалии, Франции, США, Японии и других государствах правительство полностью или в значительной части формируется политическими партиями с учетом особенностей формы правления, установленной в той или иной стране.

Согласно внесенным изменениям в Конституцию нашей страны в случае принятия вотума недоверия новая кандидатура Премьер-министра для представления на рассмотрение и утверждение палатами Олий Мажлиса предлагается Президентом Республики Узбекистан после соответствующих консультаций со всеми фракциями политических партий, представленных в нижней палате парламента. Этот механизм, с одной стороны, служит гарантией соблюдения прав и интересов всех фракций, с другой — исключает вероятность возникновения различных злоупотреблений, связанных с использованием вотума недоверия для продвижения узкокорыстных целей отдельных политических сил.

Право заслушивания Олий Мажлисом отчетов Премьер-министра по актуальным вопросам социально-экономического развития страны значительно расширяет возможности парламентского контроля за деятельностью органов исполнительной власти. Сенату предоставлено право утверждать указы Президента Республики Узбекистан о назначении и освобождении от должности председателя Счетной палаты, что позволит совершенствовать механизм парламентского контроля в сфере реализации бюджета страны.

Вместе с тем уровень развития национальной государственности, процессов демократизации и либерализации общества, укрепление многопартийной системы, все более возрастающие политическая и правовая культура, общественно-политическая активность граждан страны ставят во главу угла задачу дальнейшей демократизации государственной власти и управления.

И важнейшим приоритетом здесь является дальнейшее повышение роли представительных органов в системе государственной власти, обеспечение поэтапной реализации принципа «От сильного государства — к сильному гражданскому обществу». Именно на достижение этих целей направлен принятый в 2014 году Закон «О внесении изменений и дополнений в отдельные статьи Конституции Республики Узбекистан (статьи 32, 78, 93, 98, 103 и 117)».

Так, статья 32 Конституции, определяющая, что граждане Республики Узбекистан имеют право участвовать в управлении делами общества и государства посредством самоуправления, проведения референдумов и демократического формирования государственных органов, дополнена нормой о том, что это право реализуется также путем развития и совершенствования общественного контроля за деятельностью государственных органов.

Конституционное закрепление правовых основ общественного контроля послужит превращению его в один из важнейших институтов государственного и общественного строительства, усилению правовых механизмов обеспечения народовластия в обществе.

Для дальнейшего расширения и усиления контрольных функций законодательной власти статья 78 Конституции дополнена положением, закрепляющим полномочия палат парламента по осуществлению парламентского контроля, что имеет огромное значение в развитии конституционных основ системы сдержек и противовесов. При этом необходимо отметить, что формы парламентского контроля были изначально закреплены в Конституции страны.

В Конституцию внесены также поправки, направленные на более четкое определение полномочий, повышение самостоятельности и одновременно ответственности Кабинета Министров. В развитие действующей редакции статьи 98 Основного Закона конкретно определено, что правительство несет ответственность за проведение эффективной экономической, социальной, финансовой, денежно-кредитной политики, разработку и реализацию программ по развитию науки, культуры, образования, здравоохранения и других отраслей экономики и социальной сферы.

Исходя из общепризнанной практики развитых демократических государств, а также в целях усиления парламентского контроля за деятельностью правительства установлено, что кандидат на должность Премьер-министра при рассмотрении и утверждении его кандидатуры в Олий Мажлисе представляет программу действий Кабинета Министров на ближайшую и долгосрочную перспективу.

Статья 93 Конституции, устанавливающая, что Премьер-министр освобождается от должности Президентом Республики Узбекистан, дополнена положением о том, что это полномочие Президента может быть реализовано только в случае отставки, выражения вотума недоверия Премьер-министру, принятого палатами Олий Мажлиса Республики Узбекистан, либо в других случаях, предусмотренных законом.

Усилены также гарантии независимости и вместе с тем ответственность органов исполнительной власти на местах перед представительной властью. Так, статья 103 Конституции дополнена нормой, устанавливающей обязанности хокима области, района и города представлять соответствующему Кенгашу народных депутатов отчеты по важнейшим и актуальным вопросам социально-экономического развития области, района, города, по которым Кенгашем народных депутатов принимаются соответствующие решения.

Необходимо подчеркнуть важность поправок к статье 117 Конституции, закрепляющей основы демократической избирательной системы страны. Установлено, что для организации и проведения выборов Президента, в парламент, а также референдума Олий Мажлисом образуется Центральная избирательная комиссия Республики Узбекистан, основными принципами деятельности которой являются независимость, законность, коллегиальность, гласность и справедливость. Определено, что Центризбирком осуществляет свою деятельность на постоянной основе и руководствуется Конституцией и законами страны.

При этом следует отметить, что правовой статус, принципы и гарантии деятельности Центризбиркома, этой независимой, демократически сформированной структуры, обеспечивающей подготовку и проведение выборов без всякого вмешательства других органов государственной власти, были закреплены еще в 1998 году в Законе «О Центральной избирательной комиссии Республики Узбекистан» и ряде других законов, регулирующих выборные процессы. Конституционное закрепление статуса и демократического порядка формирования Центризбиркома стало еще одной важнейшей гарантией всестороннего обеспечения демократичности, открытости и гласности выборов, законности при их проведении.

В целом внесенные изменения и дополнения в Конституцию страны служат дальнейшей демократизации государственной власти и управления, укреплению принципа разделения властей, системы сдержек и противовесов, обеспечению более сбалансированного распределения полномочий между Президентом — главой государства, законодательной и исполнительной властью.

Вместе с тем сегодня важно обеспечить системную, комплексную работу по реализации на практике изменений, внесенных в Основной Закон страны. Этому будет способствовать выполнение парламентариями утвержденной Программы законотворческих работ, направленных на дальнейшее совершенствование действующих законов в связи с поправками, внесенными в Конституцию Республики Узбекистан.

(Источник: газета «Правда Востока»)

 

 

 

МЕЖДУ МОСКВОЙ И СТАМБУЛОМ

Кумыки во второй половине XVI – начале XVII вв.

 

 

Алиев Камиль

Основу исследований истории Дагестана, в частности и кумыков, как правило, составляют русские источники. Как и ранее, недоступными остаются иранские и турецкие архивные источники. Да и своих специалистов у нас в этой области до сих пор не подготовлено. Тем ценнее источники по истории, составленные людьми, принадлежащими к иному культурному миру.

 

Именно поэтому нас не могли не заинтересовать статьи французских исследо­вателей Александра Беннигсена и Шанталь Лемерсье-Келькеже. В значительной мере они опирались на документы, происходящие из канцелярий Османской империи и Крымского ханства. Большая часть этих работ увидели свет в 1960-1970-х гг. Несмотря на прошедшие со времени их публикации годы, они не потеряли своего научного значения. Тем не менее, работы эти еще мало знакомы нашим исследователям, не говоря уже о широких кругах читателей. Благо, что в совсем недавнее время они опубликованы в переводе на русский язык в сборнике, изданном в Казани [см.: Европа средневековья и раннего нового времени глазами французских исследователей. Казань. 2009].

Отметим только, что упомянутые французские историки акцентировали свое внимание в основном на периоде, охватывающем промежуток времени со смерти в 1577 г. «завоевателя столицы (Тахты алган) великого крымского хана Девлет-Герея I, нанесшего Московскому государству одно из наиболее крупных поражений, до восхождения на трон в 1588 г. другого великого крымского правителя – Газир-Герея II Бора («Буря») – являющемся смутным временем кровавых внутренних войн между принцами-чингизидами династии Гереев. В этих войнах приняли участие все соседи ханства – Османская империя, Московия, сефевидская Персия, ногаи Малой и Большой орд, Астраханское ханство, Кумыкское шаухальство на Северо-Восточном Кавказе, кабардинцы, черкесы Кубани и даже донские казаки.

Эти одиннадцать лет, наполненные войнами, кажется, почти не интересуют историков, хотя в течение именно этого периода, приблизительно соответствующего времени правления султана Мурада III в Турции, царя Федора в Московии, Девлет-Герея (Тахты алган) — Мехмет-Герея, Ислам-Герея Гази и  Герей-хана (Бора) в Крыму, Чопан-шаухала Мухтешема (Великолепного) и Сурхая, Анди и Герей-шаухала в Кумыкии (Дагестан), определяются отношения между крупными государствами, боровшимися за овладение Кавказом и Причерноморьем. Московия в союзе с сефевидским Ираном пытается в последний раз воплотить мечту Ивана Грозного восстановить с выгодой для себя целостность бывшего улуса Батыя (Золотой Орды), включая Крым, и прорубить «окно к Каспийскому морю». После сокрушительного поражения, которое потерпела русская армия на Караманском поле в Кумыкии в 1605 г., Россия забывает об этом на два столетия. Со своей стороны, татарское [=Крымское] ханство отказывается от своих притязаний на золотоордынское наследие и от надежды восстановить чингизидские державы в Казани и Астрахани.

 

Кумыки  во взаимоотношениях Москвы, Крыма и Османской империи

(вторая пол. XVI – начало XVII вв.)

 

Появление и присутствие  кумыков и их правителей в крымской истории и во взаимоотношениях великих держав рассматриваемого периода не является чем-то необычным, исключительным. Между тем, сами французские исследователи склоняются именно к такой трактовке этого события, хотя и высоко оценивают место и значение Кумыкского шаухальства на Кавказе, в зоне нескончаемого соперничества великих держав1.

Это и понятно, ибо в рассматриваемую эпоху и Крымское ханство, и Кумыкское шаухальство (Тарковское кумыкское государство, Devleti Ali Şawhaliyan), возникшие почти одновременно в середине XV в. на крайнем западе и востоке Северного Кавказа, в Крыму и у устья Терека, представляли собой два сильных постзолотоордынских государства, военная мощь которых со второй половины XVI до начала XVII века имела большой вес на военно-дипломатической арене Восточной Европы и Кавказа и, пожалуй, во многом влияла на архитектуру и динамику развития геополитической ситуации в рассматриваемом регионе. Оба эти постзолотоордынских тюркских государства, правители которых (как указывают источники) происходили из одного корня и находились в родстве и дружбе, приходили на помощь друг другу в течение нескольких веков, успешно противостояли Московской экспансии на юг (по крайней мере, до конца XVII-XVIII в.), и в то же время нередко ориентируясь в своей внешней и внутренней политике на одного из великих геополитических игроков своего времени в регионе – Русь, Османскую империю или Иран – и вступая,  когда было выгодно,  в союзнические отношения то с одним, то с другим государством.

 

Кризис наследования власти в Крымском ханстве

в 1577-1588 гг. и кумыки

С середины 70-х годов XVI столетия в Крыму начинается противостояние сыновей хана Девлет-Герея I (1551-1577), связанное с нежеланием некоторых крымских «царевичей» видеть наслед­ником отца калгу Мухаммед-Герея, которому, тем не менее, после его кончины удается с согласия Порты утвердиться на престоле (хан Мухаммед-Герей II 1577-1584). Противостояние сыновей хана Девлет-Герея I в дальнейшем продолжилось и постепенно стало серьезным фактором во всей системе межгосударственных отношений в Восточной Европе и на Кавказе.

Французские ориенталисты Ш. Лемерсье-Келькеже и А. Беннигсен датируют начало династиче­ского кризиса в Крыму 1577 г., т.е. смертью Девлет-Герея I, и полагают, что он завершился весной 1588 года с воцарением Гази-Герея II. В целом эта датировка правомерна: и летом 1577 г. в момент болезни и агонии хана Девлет-Герея I, и в 1581 г., когда против хана Мухаммед-Герея II восстал его брат Алп-Герей, в Крыму дело едва не дошло до крупномасштабной междоусобной войны. Вплоть до конфликта хана Мухаммед-Герея II с Портой, завершившегося его свержением и гибелью, все его правление проходило под знаком внутриполитической нестабильности. Правление поставленного Портой хана Ислам-Герея II (1584-1588) также представляет собой «смутное время» – успешное вторжение сыновей Мухаммед-Герея II – Сеадет-Герея, Мурад-Герея и Сафа-Герея в Крым в 1584 году, их повторное нападение в следующем году и постоянная угроза новых нападений вплоть до смерти хана в 1588 году. Воцарение Гази-Герея II в 1588 г., первое правление которого продолжалось до 1596 года, первоначально лишь частично привело к разрешению динас­тического кризиса, так как из двух оставшихся к тому времени в живых претендентов на престол только один (Сафа-Герей) вернулся в Крым, а другой (Мурад-Герей) оставался на территории Русского государства, пребывая в Астрахани. Вмешательство Москвы в «крымскую смуту» стало одним из главных факторов в развитии династического кризиса Гереев, который окончательно разрешился лишь со смертью Мурад-Герея весной 1591 года.

В самую «острую фазу» события в «Крымском юрте», как считают французские исследователи, перешли в конце 1583 г., приняв форму открытой междоусобной борьбы.Столкновение хана Мухаммед-Герея II с коалицией крымской знати во главе с его братом Алп-Гереем завершилось весной 1584 г. военным вмешательством Порты. На «Крымский юрт» при поддержке османских войск был посажен хан Ислам-Герей II, калгой (первым наследником престола) стал Алп-Герей. Свергнутый хан Мухам­мед-Герей II был убит при попытке бегства с территории полуострова. Его сыновья – Сеадет-Герей, Мурад-Герей и Сафа-Герей сумели вырваться из Крыма и водворились в кипчакских степях (Дешт-и-Кипчаке).

Основываясь на русских источниках,  от себя добавим, что последовала кратковременная осада Бахчисарая, где сидели хан, калга Алп-Герей и оставшиеся верными хану младшие братья: «А с ними было крымских князей и мурз тысячи четыре да енычар шестьсот человек. И енычар многих побили» [РГАДА, ф. 123, оп. 1, ед. хр. 16, л. 2]. В конечном итоге Бахчисарай был сдан. Хан и его братья разными путя­ми добрались до Кафы.

«И учинился царевич Саидет-Кирей царем, и был царем полтретья месяца» [РГАДА, ф. 123, оп. 1, ед. хр. 16, л. 2 об.]. Свергнутый хан из Кафы «послал Саламета-Кирея царевича к турскому за море, а велел просить у турского енычар» [РГАДА, ф. 123, оп. 1, ед. хр. 16, л. 2 об.]. Султан Мурад III прислал три тысячи янычар. С этими силами хан выступил из Кафы и в ожесточенном сражении разбил мятежников. «И Саидет-Кирей царь, и царевичи, и ногайские мурзы побежали. И побили ногайских и крымских многих людей» [РГАДА, ф. 123, оп. 1, ед. хр. 16, л. 3). В. Д. Смирнов указы­вает, что сражение произошло «в Индильской равнине [23, с. 330]. После этого хан Ислам-Герей II вернулся в Кафу, а калга Алп-Герей двинулся вдогон.

В марте 1585 года бек Мурад («князь Сулешев») определенно говорил русскому гонцу И. Судакову-Мясному: «Ко царю пришла прямая весть про царевичей: Сеадет-Кирей царевич да Сафа-Кирей пошли в Шевкалы, а Мурат-Кирей царевич в Астрохани [РГАДА, ф. 123, оп. 1, ед. хр. 16, лл. 18 об. — 19].

Вскоре появились све­дения и о местопребывании его братьев. В начале мая  Сеадет-Герей и Сафа-Герей находились «В Черкасех в Кумыках», где они вступили в контакт с иранцами. «И прислал им шах, кизилбашский царь, великое жалование. А зовет их к себе» [РГАДА, ф. 123, оп. 1, ед. хр. 16, л. 24 об.].

Летом 1585 года «царевичи» ре­шили разделиться. Сеадет-Герей и Сафа-Герей пытались найти поддержку «в Больших Ногаях», исконных врагах Крыма, и на Северном Кавказе, «в Шевкалах». Мурад-Герей должен был зару­читься поддержкой московского государя. «Ссылки» с Москвой по поводу этого «царевича», веро­ятно, уже имели место у астраханских воевод.Саадет-Герей планировал укрепиться «в Шевкалях», т.е. в Кумыкии. Сафа-Герей также рассчитывал «на западных черкасов» (Жанэ).

Конечно, «царевичи» неслучайно «тяготели» к Астрахани, геополитическое положение которой делало ее опорным пунктом для борьбы за Крым. Как известно, Гереи претендовали на «Астраханский юрт» с момента возникновения Крымского ханства. С конца 60-х гг. требование «уступки» Астрахани было главной темой русско-крымских отношений. Планы посадить в Астра­хани младших Гереев под русским протекторатом время от времени возникали у Ивана Грозного. Роль Астрахани в истории Больших Ногаев и народов Кавказа в системе международных отношений этого времени многократно описана исследователями. Через Астрахань осуществлялись дипломатические контакты Москвы с Ираном и грузинскими царствами. Наконец, через Астрахань для «царевичей» открывался путь в любом направлении – к шаухалу и далее в Иран, в «Казыев улус», к «жжаневским черкасам», к Большим Ногаям, наконец, обратно в Крым. Отсюда то внимание, которое  они придавали этому региону.

 

1584 год. Новый политический курс Московии

 

Следует отметить, что во всех отношениях переломным и показательным в развитии военно-политической ситуации в рассматриваемом регионе выступает 1584 год, на что и указывают наши авторы.

1584 г., в котором к власти в Москве приходит царь Фёдор Иванович, действительно соответ­ствует фундаментальному изменению во внешней политике Московии. По окон­чании Ливонской войны, когда надежда открыть путь к Балтике испарилась, Московия отворачивается от Запада и пытается продвинуться на юг, к Чёрному и, ещё дальше, Каспийскому морям. Русские историки (Новосельский, например)  отмечают, что только с этого момента начинается реальное и окончательное освоение русскими территорий на Средней и Нижней Волге, и что их продвижение отмечается постройкой крепостей: Козьмодемьянск, Санчурск, Самара и Уфа (в 1586 г.), Царицын в 1589 г., Саратов в 1590 г.Раздираемый гражданской войной Крым едва ли мог оказать сопротивление этому неуклонному продвижению. Османской империи самой угрожала с востока грозная коалиция сефевидского Ирана и шаухальской Кумыкии (Дагестан), а также Грузии, и она практически была не в состоянии оказать действенную помощь ханству. Московия могла логично полагать, что, наконец, настал момент открыть себе путь на Кавказ и протянуть руку помощи Сефевидской империи в борьбе против их общих врагов. Русский источник  того периода прямо указывает:

«Ныне на Турского стали заодин Кизылбашской с Шевкальским да Тюменским и с иными князьями, а ныне стоят на турской границе блиско Шамахи и в те  городы, кото­рые поимал Турский у Кизылбашского, ис Царягорода и во Царегород людей воинских не пропускают…»

Для России, как видим, ситуация на Кавказе складывалась наиблагоприятнейшая. Единственная сила, способная противостоять осуществлению здесь планов Московии, – Кумыкия – становилась чуть ли не союзницей ее.

Бегство трех принцев-чингизидов,  которых с кумыкскими  шаухалами связывали родственные узы (старший из них, Саадет-Герей, был женат на дочери кумыкского шаухала),  также было весьма на руку московитам, и три царевича (хан-заде) сыграли в этот период роль первого плана в качестве проводников русской политики на Кавказе, в Крыму и в Большой Ногайской Орде.

В согласии с выводами французских исследователей, следует подчеркнуть, что политика Москвы в отношении «царевичей», и прежде всего Мурад-Герея, в течение 1585 — 1586 гг. формировалась постепенно.

После осени 1585 г. «царевичи» активизировали контакты с Москвой. В это время «на Москве», вероятно, уже находился Мурад-Герей, который поки­нул Астрахань, не дожидаясь прибытия в низовья Волги своих братьев.

«Царевичи» «роту и шерть учинили и с тем холопа своего Магмет агу послали есми» [РГАДА, ф. 127, оп. 1, 1586, ед. хр. 2, л. 12]. Предварительная шерть была условием признания Москвою Сеадет-Герея «царем».  «Царевичи» превращались в ключевые фигуры кавказской политики.

Русское правительство явно готовилось использовать «царевичей» на нескольких геополитических направлениях. Одной из главных задач было восстановление военно-политического влияния Москвы на Северном Кавказе. Правительство Федора Ивановича, в котором уже доминировал Б. Ф. Годунов, готовилось использовать всех трех «царевичей». «Царем» признавался Сеадет-Герей — он был впервые упомянут в таком качестве в грамоте, отправленной к нему с гонцом Л. Полевым [РГАДА, ф. 127, оп. 1, 1586, ед. хр. 1, лл. 1-2].

Представлять «царя» в Москве должен был Мурад-Герей. Весной шли активные переговоры о принесении Мурад-Гереем шерти Федору Ивановичу за себя и своих братьев, а также об условиях посылки Мурад-Герея в Астрахань и помощи Русского государства в возвращении крымского престола. Вероятно, переговоры шли непосредственно с Мурадом-Гереем, после его прибытия в Москву к марту 1586 г.

Как отмечают французские исследователи, правительство царя Фёдора Ивановича пыталось поначалу использовать старшего из трёх братьев, Сеадета, которого все русские источники той эпохи называли «царём», указывая этим, что Москва признавала его законным ханом вместо Ислам-Герея — принца, посаженного османами и пользующегося весьма малой популярностью.

В конце лета 1584 года вторжение «царевичей» – сыновей свергнутого хана Мухаммед-Герея – в Крым положило начало череде событий, приведших к самому крупному после противостояния Сеадет-Герея и Ислам-Герея I в 30-х годах XVI века «двоецарствованию» в «Крымском юрте». Династический кризис в доме Гереев на этот раз не только привел к очередному вмешательству в крымские дела Порты, но и создал условия для вмешательства в него Русского государства.

Женившись на дочери Урус-хана, Сеадет-Герей приехал сначала в Орду, к своему тестю, в надежде отвоевать ханство с помощью ногайских сил. Эта надежда была быстро развеяна. Большая Ногайская Орда, раздираемая между прорусской и прокрымской фракциями, практически не могла ввязаться в боль­шую военную авантюру. Поэтому в конце 1584 г. или в начале 1585 г. отправился в Дагестан к шаухалу и попытался сыграть свою роль в антиосман­ском фронте, состоящем из московитов, персов и грузин. Нам известно, что в 1585 г. его послы прибыли к Александру, царю Кахетии.

В этот момент шаухал (Чопан-шаухал Мухтешем. – К. А.), у которого недавно укрылся принц-чингизид, был расценен османами как враг; об этом без экивоков свидетельствуют турецкие источники.

Так, в донесении наместника Азака Мустафа-бея, адресованном Импер­скому Дивану, речь идёт о «хан-заде, который ступил на путь восстания и соблазна и который находится у злодея шаухала, не пропускающего на территорию шаухальства чавушей и капыджи, которых мой Порог, сравнимый со Всевышними небесами, желает послать в Демиркапы».

Эти сведения подтверждаются и русскими источниками: посланники Сеадет-Герея и шаухала прибыли в Москву весной 1586 г., чтобы просить об отправке в Дагестан московских сил с целью преградить туркам путь к Каспийскому морю (по некоторым данным, посол Чопан-шаухала Ханбулат добивался, кроме того, защиты царя и просил, чтобы русские поставили крепость на Тереке), и что взамен татарский принц получил от царя «жалованье». Летом того же года астраханский воевода князь Лобанов-Ростовский доносил царю о приезде к Сеадет-Герею, находившемуся тогда у шаухала, посольства иранского шаха. [Эта информация подтверждается османскими источниками. В приказе бею Азака Мустафе сказано, что «сошедший с истинного пути шах отправил означенному хан-заде саблю и почётный кафтан»].Персид­ский посланник, по-видимому, предложил хан-заде уступить ему Дербент взамен военной помощи Больших ногаев против османов. Молодой принц, вероятно, ответил отказом, заявив, что «без позволения царя ему не нужен Дербент». До этого посольства в  1585 г. шах Ирана уже отправлял принцам Сеадет-Герею и Сафа-Герею, находившимся тогда у кумыков, «крупную сумму денег» (великое жалование)2.

Правитель Астрахани также докладывал о планах Сеадет-Герея и шаухала «преградить путь Тамань – Дербент» турецким и татарским войскам, идущим в Крым из Закавказья, чтобы сразиться с кызылбашами, и об их проекте «запре­тить османам вывозить казну Кафы в Дербент, чтобы выплачивать жалование турецким гарнизонам».

1587 г. отмечен апогеем престижа Сеадет-Герея. Весной этого года Москва выработала грандиозный, но неосуществимый проект похода против Крыма, в котором, кроме русских войск и трёх принцев-изгоев, должны были принять участие черкесские предводители и кумыкский Чопан-шаухал Тарковский. Но Москва, возможно, тогда еще не знала, что последний уже взял ориентацию на турков-османов.

Согласно турецкому документу (Приказ великому визирю Джафер-паше, командующему османской армией в Демиркапы (Дербент), в конце 1587 — начале 1588 г., когда стало очевидным, что шаухал недвусмысленно встал на сторону османов в борьбе против Московии, Сеадет-Герей отправился добровольно или был вызван в Москву, к «русскому королю» (русс. кралы) и умер там в 1591 г. (практически в то же время, когда в Астрахани, тоже страннымобразом, умер его брат Мурад-Герей), не добившись успеха ни в одном из начинаний2.

Сафа-Герей, самый молодой из трёх братьев, сыграл, видимо, по доброй воле ещё более незначительную роль. Сначала он бежал к Большим Ногаям, потом отправился к шаухалу. В 1586 г. он оказывается у кабардинцев, князья которых объявляли себя подданными Московии, где он получил жалованье. Очевидно, русские надеялись использовать его напрямую против ханства. Действительно, в том же году Сафа-Герей появляется у западных черкесов, точнее, в мусульманском племени жаней, давнем союзнике ханства. Однако Сафа был связан с главамижаней узами аталычества, что – теоретически – давало ему превосходство над Ислам-Гереем,которого с черкесами не связы­вали никакие узы, и могло дать московитам надежду контролировать и, воз­можно, использовать черкесов для отвоевания ханства в пользу принцев-изгоев. Здесь царь Фёдор опять ошибся в расчётах: Сафа-Герей отказался играть роль исполнителя. Он удовольствовался ожиданием развития событий и, когда в 1588 г. новый хан, его дядя Гази-Герей Буря («Bora») взошёл на крымский трон, он вернулся на свою родину и даже принял титул нуреддина.

 

 


1 Данные исследователи в другой своей работе дают следующую характеристику Кумыкскому шаухальству: «Самым крупным княжеством Дагестана было шамхальство, по взятой с потолка этимологии слова Шам — «Сирия» — правители шамхалы говорили о своем арабском происхождении. Его территорию составляла северная часть Дагестана. С одной стороны она охватывала предгорье, плодородную область оседлого населения, обильно орошаемую многочисленными реками, текущими к Каспийскому морю, в том числе Тереком и Сулаком. С другой стороны оно [шамхальство] включало среднегорье с поросшими травой плоскогорьями. Мощь и процветание шамхальства объяснялись как его привилегированным положением на большом торговом пути Север-Юг, так и разноплановостью его экономики, [складывавшейся] из кочевого горного скотоводства, пашенного земледелия на равнинах, рыболовства на Каспийском море.

С монгольского периода шамхалы рассматривались в качестве владетелей всего Дагестана. Ханы Золотой Орды признавали за ними титул вали («правитель») и шамхал играл роль баскака, то есть сборщика налогов, подобно тому, как это делали в рассматриваемое время великие князья Московии.

… В начале XVI в. столицей шамхальства был город  Тарку  Кумыкии («в стране кумыкской»). Это был большой караванный центр на пересечении путей: Астрахань — Дербент и Тамань — Дербент. С этого момента шамхальство, благодаря выгодному стратегическому положению, становится одним из самых значительных государств Кавказа, предметом вожделения всех соседей – Московии, Крымского ханства, Османской империи и Сефевидского Ирана. Население княжества было в большинстве своем кумыкским с лакским меньшинством в горах, представлено несколькими свободными обществами (джемаат) и чеченскими, аварскими и даже ногайскими кланами. Тюрки-кумыки доминировали в шамхальстве, но лакцы, будто бы обращенные в ислам в более ранний период, сохраняли особый статус — распространителей веры во всем Дагестане (откуда пошло их наименование «гази-кумыки»).

 


2 В этом приказе говорится следующее (отрывок): «…Ты нам сообщаешь, что враждебные кызылбаши не проявляют никакой активности в каком бы то ни было месте. С другой стороны, ты нам сообщаешь, что старший сын хана Сеадет-Герей, который находился прежде у Шабхала, отправился к королю России (рус. кралы) и там умер. Его второй сын, Мурад-Герей, сбежал из страха перед русскими и укрылся у кумыков. Его младший сын, Сафа-Герей, находится у черкесов в весьма несчастном и  нищенском положении. Ты там также сообщаешь, что, согласно сведениям посланников и прибывшим из Страны Шамхала, та область находится в состоянии полного спокойствия…»

 


Роль Мурад-Герея

 

В отличие от жизни своих братьев, жизнь Мурад-Герея, наиболее амбициоз­ного и, по-видимому, наиболее одарённого, была полна ярких приключений.

В 1584 г. он направился прямо к русским в Астрахань, где был принят с по­честями, полагающимися потомку Чингизхана. На следующий год, по пригла­шению Фёдора, он прибыл в Москву и прожил некоторое время при царском дворе, окружённый различными почестями.

Летом 1585 г. в послании, адресованном «королю Московии» (Москоф кра­лы), в ответ на предложения царя Фёдора о мире и дружбе, переданные русским послом Борисом Благово, султан Мурад III жаловался на присутствие в Москве молодого татарского принца:  «…в вашем письме, – сообщал падишах, – вы говорите нам, что уже со времени правления покойного султана Баязида дружба и лояльность царили между нашими двумя странами; что султан Сулейман также был в прекрасных отношениях с вашим предком, королём Василием {Басил), и что мой отец, покойный султан Селим, также поддерживал дружеские отношения с вашим отцом, королём Иваном; что их послы и купцы разъезжали от одной страны к другой. Когда умер ваш отец, вы взошли на трон и желаете, чтобы дружеские отношения продолжались и чтобы наши послы и купцы могли свободно ездить, не платя ни налогов, ни таможенных сборов, и чтобы они покупали и продавали товары по своему выбору. Наша Блаженная Порта всегда открыта как для друзей, так и для врагов. Мы готовы вновь установить и укрепить узы дружбы [между нашими двумя странами].

Однако же султан Мурад-Герей, сын хана Мухаммед-Герея, взбунтовался и укрылся в вашей стране, и он не был арестован и отправлен в нашу Порту […] Таким образом, надлежит, чтобы в соответствии с заключенным между нами соглашением вы передали нашему чавушу мятежника султана Мурад-Герея, ханского сына, и дали ему сопровождение, состоящее из доверенных людей, с тем, чтобы он был отправлен в нашу Порту».

В начале 1586 г. в русской столице Мурад принял посланника от шаха Мохаммеда Ходабенде, который предложил ему союз против османов и Ислам-Герея.

Возможно, в середине 1586 г. Мурад-Герей был отправлен в Астрахань с крупным русским военным отрядом, «чтобы оттуда он смог атаковать Крым, затем, завоевав ханство, захватить трон и стать слугой царя».

Русские и западные историки интерпретируют его пребывание на Нижней Волге как заключение пленника в «золочёной клетке». Согласно их мнению, молодой принц был лишь марионеткой, за ним постоянно наблюдали русские воеводы, он был не в состоянии выступить ни с малейшей инициативой.

Такое суждение, по мнению французских авторов,  является неверным. Мурад-Герей был, конечно, по крайней мере поначалу, более или менее верным союзником России, но он всегда оставался волен в своих поступках, и его роль в великой драме, которая тогда готовилась на Кавказе, была более значимой, чем полагают. Это был первый, но также и последний раз, когда чингизид на службе Московии играл не только роль военно-политического советника, но и настоящего «степного вице-короля».

Эта роль представляется логичной, если принять в расчёт новую русскую политику по отношению к Крыму: вступающая в противоречие с осторожным и настороженным отношением, которое всегда сохранял Иван Грозный по отношению к татарскому ханству, его преемник рассчитывал ни больше ни меньше посадить в Крыму хана-вассала. Конечной целью операции было объединение (собирание) всего улуса Бату в пользу Московии и установление тесных связей с сефевидской империей. Мурад-Герей должен был сыграть важную роль в этом грандиозном проекте.

Прежде всего, русские использовали его, чтобы окончательно склонить шаухала к союзу с Московией. По мнению французских исследователей, Шаухальство, территория которого простира­лась в эту эпоху от берегов Терека до Дербента, действительно представляло грозную силу, способную выставить одновременно 15 000 всадников, и которое, благодаря своему стратегическому положению, могло как отрезать Астрахань от Ирана, так и преградить туркам и татарам путь из Дербента и Ширвана.

Являющиеся издревле мусульманами-суннитами, кумыки были в первой половине XVI века верными союзниками Османской Порты против шиитских Сефевидов, но, как мы это видели, во время гражданской войны, которая потрясла Крым в 1584 г., кумыки шаухала оказались в лагере противников Ислам-Герея, т.е. турков. Именно у шаухала нашёл прибежище Сеадет-Герей в 1586 г. Мурад-Герей был послан туда царём Фёдором, чтобы разрушить узы дружбы, которые кумыки ещё могли сохранять с османами.

Трудно точно назвать дату, но, вероятно весной 1586 г., Мурад-Герей же­нился на дочери шаухала. В эту эпоху татарский принц выступает важным действующим лицом, которому предстояло сыграть перво­степенную роль в антиосманской стратегии русских и иранцев.Планы русских на Кавказе встретили благожелательный отклик в Иране, ко­торому на западе угрожали османы, а на северо-востоке – узбеки Абулхайриды.

Согласно Е. Кушевой, шах Мохаммед Ходабенде прослышал о прибытии в Астрахань Мурад-Герея во главе русских сил, что совпадало с укреплением казачьей «линии» на Тереке. В 1587 г. персидское посольство, которое возглавлял Хади-бей («Анди Бей» в русских летописях), прибыло в Москву с посланием шаха царю, предлагающее русским дружбу и союзничество и обещавшее им даже города Дербент и Баку в случае, если сефевиды отвоюют их у турков.

В ответ московское посольство во главе с Григорием Васильчиковым отпра­вилось в Исфахан. В дороге стало известно о смещении Мохаммеда Ходабенде и восшествии на трон шаха Аббаса. Принятый новым шахом, Васильчиков рас­сказал ему о крупной русской армии (великая рать), отправленной в Астрахань с Мурад-Гереем, и о постройке крепости на Тереке, «чтобы воспрепятствовать туркам пройти по Тереку к кызылбашам».

Эта крепость, Терки или Терский городок, действительно была построена в 1587 г. воеводами Михаилом Бурцевым и Протасьевым на месте слияния Терека и Тюменки. Ирано-русский союз принимал, таким образом, реальную форму, так как Москва обязывалась помочь своему союзнику, преградив османским и татарским армиям важный путь, соединяющий Азак с Дербентом, который позволял им проникать в Закавказье с севера.

Московский посол также сообщил иранцам, что Мурад-Герей получил при­каз отправить к шаухалу, к кумыкскому князю Тюмени, к горцам Дагестана и к кабардинцам приглашение «присоединиться к войскам шаха и царя (стоять за один с войсками шаха и царя) против Турка и Крымца». Наконец, предусматривалась возможность расширения фронта путём включения в него царя Кахетии Александра.

В этих целях русское посольство под руководством Родиона Биркина и Петра Пивова отправилось в 1587 — 1588 гг. к Александру. Послы с явной самонадеянностью объявили грузинскому правителю, что Москва собиралась привлечь к сво­ему делу самого шаухала, который, однако, вновь стал союзником турков, предло­жив ему прислать своего сына заложником в Астрахань и устроив брак его дочери с Мурад-Гереем. (А будет ныне Шевкальский князь укрепился в государеве воле, дочь свою дал будет за Мурат Кирея царевича и заклад в Астрахань прислал сына своего).

А вот что сообщают об этом русские источники. В целом вопрос о статусе Мурад-Герея в Астра­хани требует специального исследования. Действительно, Мурад-Герей перешел «на особое положение»; его братья от «прямого холопства» дистанцировались. [Возможно, Сеадет-Герей и Сафа-Герей обещались согласовывать свои действия с Москвой. Сеадет-Герей, как старший брат и носитель «царского титула», обещал отдать в заложники своего сына [РГАДА, ф. 127, оп. 1, 1586, ед. хр. 13, л. 71]. Можно предположить, что им стал Кумык-Герей. Как отмечают И. В. Зайцев и А. В. Беляков, только он упоминается в Русском государстве после смерти отца [3, с. 138; 9, с. 156]. Например, в октябре 1588 года русский посол в Иране князь Григорий Васильчиков заявил, что по­сле смерти Сеадет-Герея «государь наш брата его Мурат-Кирея царевича и цареву Сеадет-Кирея царя царицу и сына его Кумык-Герея пожаловал, велел им бытии по тому ж в своей государевой вотчине в Астрохани».

Более развернутые сведения дает А. Лызлов в Скифской истории, которые явно почерпнуты из разрядных книг. Он отмечает, что Мурад-Герей «приде к Москве служити государю царю и вели­кому князю Федору Иоанновичу с племянником своим иже бе и пасынок, ему же имя Кумык-Герей и з жоною, яже бе и невестка ему, и с ними многие татарове, аталыки и мурзы».

А. Лызлов отмечает, что Мурад-Герей «был у государя на приезде и у стола июня в 23 день, а июля в 18 день, и повелел ему промысл чинити над Крымским юртом, и ест ли бы Господь поручил ему владети Крымом, а служити московскому великому государю». Итак, по Лызлову, именно Мурад-Герей выступает как основной претендент на Крымский юрт. Тем не менее, можно пред­положить, что Кумык-Герей, сын Сеадет-Герея, прибыл в Москву вместе с Мурад-Гереем весной 1586 г.

Вместе с тем, есть все основания предполагать, что к моменту отправления Мурад-Герея в Астрахань цели русской стороны были явно не сформулированы. По существу, речь шла о возмож­ности использовать фактор Мурад-Герея на разных «геополитических направлениях» в зависи­мости от развития обстановки. Подобная тактика была не новой в «степной политике» Москвы и отражала неясность стратегической перспективы ввиду быстро менявшейся обстановки. Мурад-Герей отбыл из Москвы 8 сентября 1586 года.

 

 

Мурад-Герей в Астрахани

 

 

В Астрахань Мурад-Герей торжественно въехал 15 октября. Он с помпой высадился и проследовал в специально приготовленный для него двор. Вслед за ним туда последовали воеводы1  [РГАДА, ф. 127, оп. 1 1586, ед. хр. 13].

Начальный период пребывания Мурад-Герея в Астрахани (до зимы 1586 — 1587 гг., когда он отъезжал оттуда «в Шевкалы») отмечен его активностью на разных «геополитических направле­ниях — с Большими Ногаями, мурзами «Казыева улуса», с оппозиционной хану Ислам-Герею II крымской знатью, с кавказскими правителями, и, прежде всего, с шаухалом.

Тем не менее, главным направлением деятельности «царевича» была координация действий с братьями, находившимися ко времени прибытия Мурад-Герея в Астрахань «в Шевкалах» (Сеадет-Герей) и «у жжаневских черкас» (Сафа-Герей). Она увязывалась с внешнеполитическими задачами русского правительства по укреплению своих позиций на Кавказе. Источники показывают, что с самого начала пребывания в Астрахани, одновременно с ногайскими делами, развивались сложные отношения Мурад-Герея со старшим братом«царем» Сеадет-Гереем, водворившимся к тому вре­мени «в Шевкалах».

Е. Н. Кушева подчеркивала, что, помимо Больших Ногаев, Мурад-Герею пред­писывалось сослаться с шамхалом, тюменским ханом, грузинским царем и с «черкасами» и со всеми «горскими народами». Однако без наличия «консолидирующего центра» на Кавказе бурная дипломатическая деятельность не имела перспектив. Этим центром могли быть в тех обстоятельствах, как отмечают А. Беннигсен и Ш. Лемерсье-Келькеже, только владения шамхала. Первоначально казалось, что «в Шевкалах» будет прочно сидеть «царь» Сеадет-Герей.

Осенью 1586 г. к нему присоединился Сафа-Герей, причем его сопровождали, помимо крымских  эмигрантов («Ширинских и Барынских людей» во главе со своими беками) и мурз «Казыева улуса», еще и «черкасов джанского князя сын Мустофа мирза» [РГАДА, ф. 127, оп. 1 1586, ед. хр. 1].

Воссоединение Сафа-Герея и Сеадет-Герея, действительно, могло привести к крупным военным акциям в направлении Крыма, причем не контролируемых Москвой. Именно поэтому Москва предпочла осуществить «рокировку царевичей». Мурад-Герея решено было отправить к братьям. При этом ему явно предназначалась лидирующая роль. По ряду признаков сам Мурад-Герей, оказавшись «в центре пересечения» различных интересов, явно претендовал на первое место среди изгнанных «царевичей». Факт признания Москвой законным «царем» Сеадет-Герея его мало смущал. 

«Ссылки» с братьями начались у Мурад-Герея буквально с первых дней его пребывания в Астрахани. 17 сентября 1586 г. в Астрахань приехали некие «юртовские татары» с известиями. Они сообщили, что Сафа-Герей из «жжаневских черкасе» приехал к Сеадет-Герею в «Шевкалы». С ним-то до 100 человек [РГАДА, ф. 127, оп. 1 1586, ед. хр. 1]. Таким образом, Сафа-Герей предпочел соединиться с братом. Это обстоятельство в Астрахани восприняли спокойно — русские воеводы полагали, что все три «царевича» должны находиться в их досягаемости. 8 сентября Сеадет-Герей прислал «человека своего Касыма» с посланиями от себя и от шаухала. В них сообща­лось, что хан Ислам-Герей должен был сопровождать «казну» турецкого султана, посланную в Дербент, и о последних событиях ирано-турецкой войны [РГАДА, ф. 127, оп. 1 1586, ед. хр. 1].

Вопрос об этой «казне» постоянно фигурировал в русской посольской документации. Известия о возможном движении крымской орды на Кавказ астраханских воевод не испугали: они хорошо представляли себе состояние «Крымского юрта». Тем не менее, после получения известий от брата «подопечный» воевод стал проявлять активность – Мурад-Герей собиралсяжениться «в Шевкалах», поставил вопрос о своем отбытии из Астрахани. Поездка «царевича» «в принципе» была признана необходимой. Помимо этого, он должен был найти место для строительства нового «городка» на Тереке.

 

 

Следует упомянуть, что одна из дочерей шаухала (по-видимому, предыдущего правителя княжества), Тавлу-бегим, была замужем за ногайским бием Урусом. От нее у бия родился сын Ханмирза. Поездка «в Шевкалы» имела значение и для укрепления отношений «царевича» с Большими Ногаями. Кроме того, «царевичу» нужно было повидаться с «царем» Сеадет-Гереем. Отметим, что позиция братьев Мурад-Герея была неоднозначной: они явно опасались попасть в Астрахани «под руку» московского государя.

Тем не менее, сразу покинуть Астрахань для Мурад-Герея было нереально. К тому же он дол­жен находиться там для приведения к шерти бия Уруса и прочих мурз Больших Ногаев. Тогда возник план «приглашения» братьев Мурад-Герея непосредственно в Астрахань. 19 октября Сеа­дет-Герею и Сафа-Герею «наспех» послали «Ислам мирзу, Казыева сына», шурина Сафа-Герея, чтоб они «ехали в Астрахань наспех и мирзам велели с собой ехать» [РГАДА, ф. 123, оп. 1 1586, ед. хр. 1]. 29 октября с приглашением ехать в Астрахань к «царю и царевичу» «в Шевкалы» послали приближенного Мурад-Герея Текея, аталыка [РГАДА, ф. 123, оп. 1 1586, ед. хр. 1]. 

Принц-чингизид представал, таким образом, стержнем крупного проекта, заключавшегося в том, чтобы восстановить весь Кавказ против османов и татар. Этот проект потерпел провал одновременно по причине решительных ответных мер крымцев и османов, которые показали, что Московия не могла ещё мечтать о прямой атаке татарской державы ввиду отказа самого Мурад-Герея играть подчи­нённую роль, служа иноземному государю, который, впрочем, оказывался неспо­собным помочь ему завоевать трон своих предков, и, наконец, в связи с изменением политики шаухала, который, оставив русско-иранский лагерь, неожиданно встал на сторону своих извечных союзников – османов и татар.

Этот резкий поворот – основная причина провала русской политики на Кавказе, произошёл, по-видимому, летом 1586 г., немногим позже женитьбы Мурад-Герея на дочери шаухала. Таким образом, в Дагестане наблюдалась парадоксальная ситуация: принц-чингизид оставался формально вассалом царя Мос­ковии, тогда как его тесть вновь становился союзником Османской Порты.

 

Чопан-шаухал переходит на сторону османов

 

Переход шаухала в лагерь противников Московии подтверждён несколькими документами из турецких архивов. Видимо, в этой ситуации хорошо сработала османская дипломатия. Так, уже в императорском послании крымскому хану Ислам-Герею (без даты) содержится указание на то, что к султану поступило письмо от кумыкского шаухала, в котором он «подтверждает свою преданность и подчинение» Блистательной Порте. А 5 сентября 1586 г. в приказе на­местнику Ширвана визирю Джафер-паше султан поздравлял его с тем, что он «благодаря своему уму и верности своего суждения убедил глав Дагестана, Табасарана, Кайтака и Кумука подчиниться [Блистательной Порте] с истинной преданностью и полным повиновением».

В тот же день падишах приказал отправить шаухалу весьма дружеское послание, сопровождаемое богатыми дарами:

«Ныне находящийся в Ширване Джафер-паша прислал нам письмо, в котором сообщает, что Вы сами и четыре ваших сына (очевидно, Андий, Сурхай, Алхас, Султан-Мут. – К. А.) с полнейшей искренностью подчинились нашей Порте – обители счастья, и что вы с верностью и прямотой прилагаете все ваши усилия в делах, касающихся нашей имперской службы. Это письмо было представлено к подножию нашего августейшего трона – прибе­жища мира, а его содержание было доведено до нашего благородного и вели­чественного сознания.

            

Султан-Мурад III                                                                      Гази- Герей Хан («Бора»)


По этой причине вас осыпали благодеяниями и каждому из вас пожаловали почётные торжественные одежды. Я приказываю, чтобы вы надели их и чтобы отныне вы пребывали в добром согласии и полном единении с моим визирем [Джафер-пашой]. Будьте усердны в исполнении моей имперской службы и дей­ствуйте в соответствии с приказами моего визиря» (Послание Шаухал-хану 1 21 рамазана 994 / 5 сентября 1586 г.).

На следующий год падишах обращается к шаухалу как к союзнику, приглашая его атаковать иранцев:

«…Все те, кто проявил верность в дружбе к нашему Порогу – обители счастья, всегда были отмечены различного рода милостями падишаха. И вы также знайте, [что будете] отмечены и удостоены почестей, расточаемых нашей высо­кой императорской щедростью.

Хвала Господу, отвратительные нравом кызылбаши постоянно оказываются побеждёнными и поверженными. Ныне мы ждём от вас службы: Эрдебиль находится на расстоянии пяти переходов от Баку […] Когда наступит момент и когда представится удобный случай, отправляйтесь в поход (грабить и разорять)  Эрдебиль и его окрестности. С помощью моего визиря Джафер-паши совершайте великие дела, результатом которых явится разгром наших врагов, разграбление и разорение провинций их страны» (Послание (me-i humаyun)  шаухалу, хакиму Дагестана, 21 шевваля 995 / 25 сентября 1587 г.).

Со своей стороны, ханство, хотя и ослабленное набегом Сеадет-Герея, быстро и действенно реагирует на русский натиск. В 1586 и 1587 гг. было осуществлено два крупных похода в самое сердце России. Их результатом стало разорение окрестностей Белева и Козельска и взятие крепости Крапивна штурмом. В первом набеге, согласно русским летописям, приняли участие 30 000 ногаев Малой Орды (Казыевские Ногаи) под командованием их хана Яхши-Саата; во втором походе приняли участие более 10 000 татар и ногаев, предводительствуемых калгой Алп-Гереем.

В 1587 г. крымцы также осуществили крупный поход против союзников Московии – западных немусульманских черкесов и кабардинцев.

Вероятно по возвращении экспедиций против Московии, Ислам-Герей отправил царю Фёдору послание, в котором потребовал высылки князей-изгоев: «Если ты хочешь быть нашим другом, тебе не следовало бы держать у себя наших недругов Сеадета и Мурада […] тебе следовало бы выслать их так далеко, чтобы никто не смог их увидеть или услышать».

Чтобы поддержать наступательные действия ханства, Порта навела на Москву угрозу нового турецкого похода против Астрахани. Османские хроники (Тарих-и Селяники. Стамбул, 1281/1864-65) и документы из архивов подтверждают, что в 1587 г. послы Уруса, хана Больших Ногаев, и Абдуллы, хана Бухары, прибыли в Стамбул, чтобы подгото­вить почву для сотрудничества между державами, заинтересованными в снятии московитского заслона на Нижней Волге.

Подготовка кампании, намеченной на весну 1587 г., шла, по-видимому, быстрыми темпами,, как это показывают два документа из «Реестров важных дел». Речь идёт об августейшем послании (nаme-i humаyun) Урус-бею мирзе, князю Больших Ногаев, и о приказе Пияле-паше, губернатору Кафы.

Османский план был окончательно оставлен, когда Москва лишила своей поддержки Мурад-Герея.

Кампания так и не состоялась, но воинственные проекты Московии и Ирана на Кавказе, в которых молодому принцу отводилась роль «катализатора», долженствовавшего добиться дружбы или, по крайней мере, нейтралитета союзни­ков Порты (кумыков,  Больших ногаев и др.), завершились провалом в 1588 г.

Втянутый в изнурительную войну против хана Бухары Абдуллы, шах Аббас первым вышел из союза; в 1590-м он подписал мирное соглашение с Портой, уступив османам всё Закавказье и южный Азербайджан. Турки оккупировали Ширван и достигли берегов Каспийского моря. Это был апогей их господства на Восточном Кавказе. Ширван был возведён в статус бейлербейства с четырнад­цатью санджаками, Дербенту подчинялось семь санджаков. Флотилия галер была построена в Низабаде (по-русски Низовая, между Дербентом и Баку пролегающие по суше пути сообщения между Османской империей и Бухарой, отрезанные русскими в Астрахани, были заменены морским путём. Появление османских кораблей (кадырга) в Каспийском море закрывало его для москови­тов и ещё больше изолировало их от Ирана.

Так победой турков закончился первый «раунд» борьбы за Кавказ. Мурад-Герей, осторожный и амбициозный, но отказывающийся полностью посту­питься своей свободой, по своей воле сыграл в этом лишь малозаметную роль.

Единственным успехом в его активе было подчинение Большой Ногайской Орды Московии (впрочем, весьма эфемерное). В 1587 г. Урус-хан отправил османскому султану послание. В нём глава Большой Ногайской Орды приносит извинения за подчинение царю, так как «тот, кто владеет Астраханью, Волгой и рекой Яик, будет господствовать над Ногайской Ордой».

 

Гази-Герей на Крымском престоле

 

1588 г. отмечен новым поворотом в отношениях между Крымским ханством, Портой и Московией: в этот год слабый правитель Ислам-Герей умер, и султан Мурад III возвел на ханство его молодого брата Гази-Герея II, ставшего одним из самых великих правителей, когда-либо занимавших ханский трон в Крыму.

Это назначение противоречило чингизидской традиции, потому что у Гази-Герея было два старших брата – Алп-Герей и Мубарек-Герей, которых обошли. Однако ситуация была слишком опасной; был необходим государь, способный противостоять новому готовящемуся наступлению Московии. Поэтому татар­ская знать безропотно приняла Гази-Герея.

Это непослушание чингизидской торе объясняется в важном послании султана Мурада III к «главам и именитым лицам татарского народа».

Насколько известно, это был первый раз, когда османский падишах обращался напрямую к главам татарских кланов по поводу возведения на трон нового хана, признавая, таким образом, существование в Крымском ханстве настоящего двоевластия, разделения власти между ханом Гереем и четырьмя карачи, представлявшими знать.

Гази-Герей начал с того, что навёл в ханстве порядок. Он объявил всеобщую амнистию и пригласил принцев-изгоев вернуться в Крым. Сафа-Герей при­нял приглашение и вернулся в Бахчисарай. За ним последовали многочисленные мирзы клана Ширин и ногаи, которые скрылись после смерти Мухаммед-Герея II. Что касается ногаев Большой Орды, постоянно колеблющихся между Моско­вией и Портой, то они были нейтрализованы затяжным конфликтом со своими двоюродными братьями из Малой Орды, которых поддерживал Крым. Во время этого конфликта два крупных ногайских племенных объединения воевали на износ, выражаясь фигурально, до последней капли крови; их главы, ханы Урус и Яхши-Саат, погибли в этой войне. Чтобы противостоять энергичному Гази-Герею, Москва взяла иной, более мир­ный, политический курс, пытаясь нейтрализовать ханство прежде, чем вновь пус­каться в крупное наступление на Кавказе. При этой новой конъюнктуре Мурад-Герей больше не был нужным элементом и становился даже обременительным. Вскоре после восхождения нового хана на трон, царь Фёдор отправил ему грамоту, составленную в примирительном тоне:

«Прежде, когда Ислам-Герей возглавлял крымский юрт, мы послали на Дон и Волгу крупную армию с многочисленными воеводами, которые должны были выступить с князем Мурад-Гереем против Ислам-Герея по причине творимых им беззаконий […]. Но когда мы узнали, что ты взошёл на трон, мы дали приказ отменить кампанию…»

Что касается Мурад-Герея, абсолютно точно то, что он тоже хотел прими­риться с новым ханом и вернуться прощённым в Османскую Порту.

Действительно, в конце 1588 г. или в начале 1589 г. султан Мурад III посы­лал Гази-Герею августейшее послание, посвященное именно судьбе принца-изгоя:

«Недавно вы отправили в нашу достославную Порту письмо, в котором сообщаете нам, чтоМурад-Герей, сын убиенного хана Мухаммед-Герея, нахо­дится в данный момент в Эждерхане и что он выказал полное подчинение и повиновение нашему Блистательному Порогу. [Вы сообщаете нам], что его письмо о подчинении было нам отправлено, что всем ногайским и другим пле­менам было указано перейти реку Дон, и что, милостью Божьей, весь край процветает. […] Мы отправляем вам милостивое письмо, предназначенное упо­мянутому Мурад-Герею. Когда оно дойдёт до вас, надлежит, чтобы в соответ­ствии с вашей большой верностью и преданностью нашей счастливой Порте, вы бы приказали передать его [ему], и чтобы вы сообщили, что взамен подчинения и преданности, которые он выказал к нам, он будет осыпан различными вели­кими благодеяниями со стороны нашей императорской особы».

По какой-то причине Мурад-Герей не принял предложения подчиниться Порте. Возможно, ему в этом мешали русские или, по неизвестной причине, он поменял своё мнение в тот момент, когда собирался вернуться в Крым. Как бы то ни было, с этого времени в течение остававшихся ему двух лет жизни положение принца-изгнанника было весьма двусмысленным. Оставаясь внешне вас­салом царя, Мурад-Герей, женившийся на дочери шаухала, союзника османов, захотел повести себя как практически независимый государь и попытался выйти из игры во время вооружённого конфликта, который, начиная с 1590 г., косвенно противопоставил в Дагестане Блистательную Порту и Московию. Можно даже задаться вопросом: не пытался ли Мурад-Герей в 1589 — 1590 гг. при поддержке своего тестя шаухала основать на Северном Кавказе новое чингизидское владение?

1 Во второй половине XVI века, когда Кумыкское шаухальство представляло собой для Высокой Порты жизненно важный интерес, судя по документам, отложившимся в Османском архиве, употреблялся титул «шабхал» (шафкал), шафкал-хан, хаким [правитель. – К.А] Дагестана», отражающий  высокий его статус среди других правителей Восточного Кавказа, ибо только он удостаивался «августейшего послания» (name-i humayun в то время как другие правители Дагестана получали лишь «приказы»(hukum). Кроме шаухала часто встречается имя «одного из кумыкских беев Карабудагбея», под которым , видимо, следует представлять праваителя Карабудага(например, в приказе  бейлербею Тамани от 19 реджеба 994/ 7 июля 1586 г., или  в «августейшем послании» «шабхалу, хакиму Дагестана» от 21 шевваля 995 сентября 1587 г.

 

 

Кумыки.  Новое русское наступление на Кавказе

 

Наступление, которое Московия готовила на кавказском направлении, что­бы открыть себе путь в Иран, должно было, прежде всего, столкнуться с силами шаухала, считают французские исследователи. Согласно некоторым документам из русских архивов, вероятно, прежде чем сойтись в битве с грозными кумыками, Московия  безрезультатно попыталась в последний раз воспользоваться Мурад-Гереем, чтобы избежать вооружённого конфликта и вывести шаухала из повиновения османам.

В грамоте царя, адресованной в 1590 г. воеводе Терека князю Андрею Хворостинину для передачи шаухалу, было сказано, что в 1589 г. царь, недовольный кумыкским правителем, возжелал послать против него крупную армию (рать свою многую), но ввиду того, что вмешался Мурад-Герей, поход был отменён. В феврале 1589 г. Мурад-Герей был вновь приглашён приехать в Москву, где он был принят с великими почестями. Надеялись ли русские ещё раз использовать последнего татарского изгоя, или они только пытались усыпить его недоверие? Нам неизвестно, сколько времени он пробыл в Москве. Вероятно, в том же году он вернулся в Дагестан к шаухалу, так как в 1589 и 1590 гг. царь получил многочисленные подтверждения непостоянства своего «вассала». Они исходили как от грузин, так и от кабардинцев и представляли татарского принца как настоящего «двойного агента».

В конце 1589 или начале 1590 г. Семён Звенигородский, московский посол к царю Кахетии Александру, был предупреждён по поводу Мурада, «который с ногайскими мирзами, шевкалом (шаухалом. – К. А.) и черкесскими князьями, которые находятся под властью царя, вступит в соглашение с Турком [и они нападут] на Астрахань, Терек и владения Кахетии, так как они все принадлежат к басур­манской вере».  [В оригинале цитата такова: «…государю царевич Мурат Кирей хочет изменить. Как его государь отпустит в Астрахань и рать свою ему дасть, – и онъ с нагайскими мурзами и с Шевкалом и Черкаскими князьми, которые не государевою рукою совет учинят с Турским и учнут промышляти над Астраханью и над Терским городом, и над Олександровым государством, потому что вера их бусурманская одна»].

Также в конце 1589 г., или в начале 1590 г., в Москву прибыло грузинское посольство, возглавляемое князем Соломоном и монахом Хуршитом. Принятые боярином Борисом Годуновым, грузины попросили о выступлении русской армии против шаухала. «Прежде, – заявили послы, – этот поход был отменён после вмешательства Мурад-Герея […] Этот князь дал клятву верности царю только для  того, чтобы позволить туркам занять путь по Тереку и остановиться у шевкала». В то же время царь получил послание кабардинского князя Ачекан-мирзы, сына Канбулата, сына Темрюка, войска которого были отправлены в Москву, чтобы наряду с русскими принять участие в войне против шведов, с предуп­реждением «остерегаться Мурад-Герея, который является нашим врагом».

Русское наступление на юге началось в 1590 г. В первую очередь оно, как и предыдущие походы Москвы, было направлено против шаухальства, кумыков, против Тарков. На этом новом этапе Мурад-Герей, зять кумыкского правителя, был совершенно бесполезен московитам. Из союзника он становился могущественным врагом.

Русское продвижение в равнинную Кумыкию (Дагестан) было медленным; оно было отмечено возведением крепостей. В 1590 г. воевода Хворостинин разбил кумыков на реке Сунжа и построил там крепость (на месте двух крепостей, которые русские построили в 1567 и 1578 гг. и которые они были вынуждены разрушить вслед­ствие давления османов и татар). Другая крепость была возведена на Тереке, а на берегу Каспийского моря, в устье реки Койсу, – маленькая крепость Сулак. Это продвижение предоставляло московитам выгодные позиции, что обеспечило им преимущество в конце 60-х годов и стало прямой причиной турецкой кампании против Астрахани в 1569 г. и крупного похода Девлет-Герея против Москвы в 1571 г. На этот раз их позиции казались определенно более сильными, а кроме того, это перекрывало туркам и татарам путь в Дербент.

Установить, где находился татарский принц во время сражений между русской армией и войсками его шурина и каково было его поведение во время конфликта, достаточно сложно. Известно только, что, вероятно, в конце 1590 г. Мурад-Герей отправился в Астрахань. Причины возвращения остаются невыясненными. Рассчитывал ли он вновь сыграть важную роль у русских или же, ставши нежеланным в Дагестане, был вынужден искать единственного пристанища, которое ему казалось надежным? Как бы то ни было, согласно русским архивным документам, хан Гази-Герей сразу же потребовал его высылки. Немногим позже принц умер в Астрахани, вероятно, от отравления1.

Итак, последнее пребывание царевича в Астрахани завершается его кончиной – предположительно поздней весной 1591 г. В начале 1591 г. Мурад-Герей был жив. Мало того, предполагался его отзыв из Астрахани в Москву для участия в новом посольском размене. Отпуск Мурад-Герея в Крым был, судя по всему, крайней мерой русского правительства для предотвращения разрыва с ханом Гази-Гереем II.

В грамоте государя Федора Ивановича вдове Мурад-Герея «царице» Ертуган в сентябре 1593 г. сперва отмечалось, что «из начала того хотели, чтоб из нашей руки быть царевичу Мурат-Кирею на отца его на Крымском юрте», однако затем «хотели есмя царевича Мурат-Кирея в Крым совсем отпустить» [РГАДА, ф. 123, оп. 1, ед. хр. 20]. Смерть «царевича» была результатом довольно странного «поветрия», в ходе которого умерли, помимо Мурад-Герея, одна из его жен и племянник Кумык-Герей.

А. Беннигсен и Ш. Лемерсье-Келькеже осторожно подходят к вопросу смерти Мурад-Герея, указывая, что «татары и русские перекладывали друг на друга ответственность за преступление, и невозможно установить истину, так как обе стороны имели равные мотивы к тому, чтобы устранить его» [6, с. 245 — 246]. Отвечала ли интересам Москвы гибель «царевича»?

С другой стороны, активность Мурад-Герея, проявленная им в Астрахани, не давала оснований предполагать, что он будет послушным орудием Москвы.

Со смертью Мурад-Герея заканчивается затяжной внутренний конфликт в семье Гереев, которым воспользовались все крупные и малые государства, боровшиеся за обладание Кавказом и стратегическими и торговыми путями, соединяющими, с одной стороны, Московию с Ираном, а с другой – Крым с Закавказьем.

Эта дата, по мнению французских авторов,  отмечает новый весьма важный поворот в истории Крыма. Следует, однако, подчеркнуть, что Мурад-Герей был, несомненно, личностью одаренной. От себя отметим, что тенденция рассматривать его как «марионетку Москвы», иногда проявляющаяся в нашей отечественной историографии, поверхностна. В донесениях астраханских воевод и служилых людей, приставленных к Мурад-Герею, отмечается его активность, напористость, часто прорывающееся своеволие в отношении «директив» из Москвы. Мурад-Герей был опытным политиком своего времени, он хорошо знал принципы «степ­ной» политики, расстановку сил в регионе, среди соседей. По словам французских исследователей, он «был последним чингизидским кондотьером, который пытался и которому почти удалось создать себе полунезависимое владение на Нижней Волге и Восточном Кавказе».

Гибель Мурад-Герея вызвала огромный резонанс в сопредельном с Русским государством мусульманском мире и имела большие последствия как для русско-крымских,  русско-кумыкских,  русско-ногайских отношений, так и в целом для всей степной и кавказской политики Москвы. И далеко не случайно то, что летом 1591 года  последовало самое крупное после похода Девлет-Герея I 1572 года крымское нападение на Русское государство.Формальным поводом для него послужила гибель Мурад-Герея.

 

Итак, весной 1591 г. «астраханский проект» Москвы завершился. Его последствия имели большое значение и для русско-крымских отношений, и для русско-ногайских отношений, и для кавказской политики Русского государства. Автор присоединяется к точке зрения Е. Н. Кушевой, что «годы пребывания Сеадет-Герея и Сафа-Герея на Северном Кавказе, а Мурат-Герея в Астраха­ни, имели большое значение для развития отношений Северного Кавказа с Россией и для восточной политики русского правительства.

Реальными последствиями пребывания Мурад-Герея в Астрахани являлись: восстановление «городка» на Тереке, который создавал возможность контроля северокавказского пути, резкое усиление возможности военно-политического давления на шаухала, что было продемонстрировано в 1590-х гг., и упрочение связей Москвы с Кабардой. В плане непосредственно рус­ско-крымских отношений «эксперимент» с «царевичами» также имел далеко идущие последствия.

Планы Москвы, хотя и не до конца продуманные, «прибрать к рукам Крым» путем водворения там «своего хана», при всей своей эфемерности, в тех условиях серьезно обеспокоили Порту. Хан Гази-Герей II вынужден был считаться с новыми «возможностями Москвы». Смерть Мурад-Герея в известной степени развязала ему руки в отношениях с Москвой, но и потребовала адекватного ответа. Как уже говорилось, поход 1591 года имел поводом именно месть за «потраву» в Астрахани Мурад-Герея. Однако проявившееся за все годы «крымской смуты» укрепление воен­но-политических позиций Русского государства по всему периметру своих южных рубежей сдела­ло «контрнаступление» Крыма неэффективным. Провал похода 1591 года повлек за собой новый поворот в крымской политике в отношении Москвы. Последовали многочисленные дипломати­ческие миссии обеих сторон, завершившиеся посольским разменом и съездом под Ливнами в августе 1593 г. Важную роль в этих событиях сыграл «первый министр» Мурад-Герея Ямгурчей аталык, два раза посылаемый ханом Гази-Гереем II в Москву, во время пребывания там, помимо проведения секретных переговоров с Б. Ф. Годуновым (которому он лично доставил «тайные по­слания» от хана) об урегулировании русско-крымских отношений, организовавший отпуск «цари­цы» Ертуган.

Таким образом, в рамках общего урегулирования русско-крымских отношений была решена тогда и проблема нахождения оставшихся членов семьи «царевичей» в Русском государстве. Вдова Сеадет-Герея и Мурад-Герея была возвращена в Крым. Это возвращение означало и завершение планов Москвы использовать в своих интересах начавшийся почти двадцать лет назад династический кризис Гереев.

Однако борьба великих держав за обладание Восточным Кавказом продолжалась, тем не менее, ещё четырнадцать лет.

1591 г., как уже отмечалось, ознаменовался новым русским выступлением против Тарков  и крупным татарским контрнаступлением против Московии в июле, проходившим под командованием самого хана и закончившимся серьёзным поражением крымцев.

Однако в 1592 г. хан и его князья осуществили новый поход против пограничных районов Московии, которые были ими разорены. Эти два крупных набега совпадали с началом русско-шведской войны, но их главной причиной было возведение русских крепостей на Северном Кавказе. Нападая на Моско­вию, Гази-Герей действовал в интересах Османской Порты, а не в своих собственных, в отличие от своего отца Девлет-Герея, в 1571 г. пытавшегося восстано­вить власть чингизидов в Казани и Астрахани.

За этими двумя походами последовали долгие переговоры между татарами и московитами; первые от имени османов требовали «вновь открыть путь Крым –Дербент и оставить Терек», вторые отвечали, что этот путь остается открытым для турок и татар, но отказывались разрушать свои крепости на Тереке.

Вовсе не желая уступать, русские готовились к новому «броску вперёд». В Москве, с одной стороны, переоценивали русские силы, а с другой – недооцени­вали мощь Порты, Крымского ханства и Кумыкского шаухальства, войска которых, начиная с 1594 г., были практически постоянно задействованы в борьбе против войск Империи в Венгрии.

Летом 1593 г., с завершением войны против Швеции, в Москве было при­нято решение отправить против шаухала «крупную армию» (большую рать) под   командованием воеводы Хворостинина, который должен был захватить Тарку, т.е.  столицу Дагестана, с помощью грузин, Больших ногаев и кабардинцев.

В 1594 г. Хворостинин построил новую крепость в устье Койсу-Сулак и оставил там гарнизон в 1000 стрельцов; затем он молниеносно занял Тарку, столицу шаухальства, но после контратаки шаухала вынужден был оставить её с большими потерями.

Несмотря на это поражение, русский натиск не ослаб. В 1595 г. была построена новая крепость на Каспийском море, в устье реки Яик (Урал), чтобы пре­дупредить возможную атаку бухарского хана Абдуллы на Астрахань.

В 1603 г. возобновилась война между Османской империей и Ираном, и Москва, ожидая, что армии шаха завоюют Южный Дагестан, подготовилась к последнему, наиболее важному походу против шаухальства, которое до сих пор в одиночку сопротивлялось русскому продвижению.

Эта кампания была проведена в 1604-1605 гг., незадолго до начала «Смут­ного времени», со значительным числом военных сил с русской стороны: более 10000 человек, стрельцы и казаки с Терека, а также многочисленная артиллерия под командованием воеводы Бутурлина. Она началась успешно: осенью 1604 г. русские достигли Терека, а в январе 1605 г. Бутурлин захватил Тарку, столицу шаухальства. Но всё закончилось крупным поражением. Войска шаухальской коалиции, турецкая армия, спеш­но прибывшая из Шемахи на помощь шаухалу, заблокировали русских в Тарку; Бутурлин добился от шаухальской коалиции свободного прохода своих войск, но на обратном пути они были окружены и почти полностью перебиты. Семь тысяч погибших, в том числе все воеводы, остались на поле боя.

Так, кровавым поражением, завершилась последняя попытка Московии  укрепиться на Северо-Восточном Кавказе. Все русские крепости на Тереке, Сунже и Койсу-Сулаке должны были быть разрушены, а с таким трудом завоёванная территория – оставлена. Русские армии появятся у подножия гор Дагестана лишь два века спустя, при Екатерине II, а окончательная победа над этим краем произойдёт лишь во второй половине XIX в. – заключают французские исследователи.

Затяжной кризис, начавшийся со смертью Мухаммед-Герея II, завершался, та­ким образом, успехом как османов, так и победой кумыков. Он означал не только поражение русских в завоевании кумыков и прокладывании себе пути к Ирану, но также – косвенно – окончательный крах их чаяний восстановить в свою пользу целостность территорий Золотой Орды. Московия времён царей Фёдора и Бориса потерпела поражение в своих попытках собирания юрта Бату, и Крым и  Кумыкия, два постзолотоордынских государственных образования в регионе, ушли у неё из рук ещё на два столетия. Но, со своей стороны, Гереи вынуждены были оставить, как отмечают французские историки, все надежды восстановить господство дома Чингиза над Казанью и Астраханью.

Все это имело большое значение как для русско-крымских, русско-кумыкских  отношений,   русско-ногайских отношений и для кавказской политики Русского государства. Следует согласиться или присоединиться к точке зрения Е. Н. Кушевой, что «годы пребывания Сеадет-Герея и Сафа-Герея на Северном Кавказе, а Мурад-Герея в Астраха­ни имели большое значение для развития отношений Северного Кавказа с Россией и для восточной политики русского правительства».

Если из всего изложенного выше возможны какие-либо выводы, то они следующие:

– В течение рассматриваемого исторического периода (16 – начало 17 вв.) на Северном Кавказе и в Крыму образовались и существовали два центра силы, способные участвовать в борьбе за наследство Золотой Орды и противостоять экспансионистским (интеграционистским) устремлениям Москвы – Крымское ханство и Кумыкское шевкальское царство. Они и противостояли весьма успешно этим устремлениям, опираясь на собственные силы и друг на друга, а также  на региональных союзников (Поход Девлет-Герея на Москву 1571 г. и военно-дипломатическая борьба за господство на Тереке и в Астрахани; походы Москвы против Тарков и сокрушительное поражение ее от кумыков в 1605 и 1651 гг., оба раза на Караманском поле на  Сулаке).

– В целом русские в кумыках и крымских татарах (по сути, во многом составляющих историческую этническую одноцелостность) нашли себе достойных противников, которые не только сдерживали их движение к мусульманскому югу, но и вызвали большую затрату энергии для  сохранения  завоеваний на Северном Кавказе и Нижнем Поволжье.

– Планы Москвы, хотя и не до конца продуманные, «прибрать к рукам Крым» и Кумыкию путем водворения в них своих ханов-марионеток, в рассматриваемую эпоху не провалились. Однако Москве все же к концу рассматриваемого периода удалось обеспечить укрепление воен­но-политических позиций Русского государства по всему периметру своих южных рубежей, в том числе и на Тереке. Это создало возможность контроля северокавказского пути, резкое усиление возможности военно-политического давления на кумыкского шаухала, что было продемонстрировано в 1590-х гг., и упрочение связей Москвы с Кабардой. И это имело далеко идущие последствия.

– Крымское ханство и Кумыкское царство не были «пешками» в геополитической игре великих держав того времени. В этой «большой шахматной игре» той эпохи они участвовали (были акторами), преследуя свои собственные выгоды и государственные интересы.

– В условиях «столкновения цивилизаций» (позднейший термин), они достаточно чётко осознавали свои общеисламские и общетюркские цивилизационные ценности. (В этом отношении весьма показательно письмо кумыкского шаухала турецкому султану).

– Им трудно было выжить в одиночку в зоне соперничества трех великих держав – Москвы, Османской империи и сефевидского Ирана, они выживали (Крым был присоединен к России в конце 18 века, а Кумыкия окончательно – лишь во второй половине 19 века).

 

В Москве прошел Qumuq gecesi

Этот последний день зимы совсем не казался зимним, он был теплым, и не только потому, что воздух уже стал непривычно весенним, но еще и из-за того, что души собравшихся на Вечере кумыкской культуры были согреты братским татарским народом. 28 февраля стал очень важным днем для кумыкской общины Москвы — в столице России прошел Вечер кумыкской культуры «Qumuq geçesi». Проведение данного мероприятия стало возможным благодаря татарской общине столицы, в частности администрации Татарского культурного центра города Москвы, которая любезно предоставила помещение для проведения вечера. Qumuq geçesi стало первым в этом году массовым проектом новой Московской кумыкской организации «QUMUQLAR», которую возглавил Рамазан Алпаут.

Между тем, в мероприятии приняли участие не только кумыки и татары Москвы, но и крымские татары, и терские кумыки, азербайджанцы, турки, карачаево-балкарцы, ногайцы и многие другие.

Как было заявлено еще до вечера, пост главы МКС «ÖZDEN» занял Алавутдин Ибрагимов. Он же презентовал на вечере молодежные клубы обновленной МКС «ÖZDEN» и сообщил, что МКС «ÖZDEN» переформатирована в молодежную организацию и будет теперь заниматься исключительно молодежными проектами, большей частью московскими. Культурные вечера кумыкские активисты проводят уже на протяжении двух лет. Между тем, организаторы всякий раз выбирают новую тему для новой встречи, а также новую площадку. На этот раз вечер был посвящен кумыкскому языку. Собравшиеся услышали лекцию о кумыкском языке, его внутреннем диалектном разнообразии и одновременно его сходстве с татарским, ногайским, карачаево-балкарским и крымскотатарским.

— Наши языки – кумыкский, крымскотатарский, карачаево-балкарский и ногайский – это фактически четыре литературные нормы одного и того же языка. На этом языке говорят около полутора миллионов граждан России, — заявил президент МКО «QUMUQLAR» Рамазан Алпаут. – Наш язык уникален в том смысле, что вобрал в себя нормы всех трех групп тюркских языков – кипчакской, огузской и карлукской, его понимают носители всех этих трех тюркских языковых общностей, при том, что друг друга они могут и не понимать. Рамазан Алпаут, презентуя кумыкский язык, пояснил гостям вечера, что кумыкский язык исторически имел четыре алфавита: рунический, аджам, латиница и кириллица. Он призвал продвигать в информационном пространстве два последних — первый как способ свободного общения с тюрками всего мира, второй как официальную кумыкскую письменность. По задумке организаторов, подтверждением тезиса о едином языке северокавказских и крымских тюрок должна была стать песня на языках этих четырех народов, которую исполнили кумыкская и крымскотатарская певицы Гюлмира Керим и Фатма Джаппарова. Для демонстрации сходства наших языков также были продемонстрированы ребусы.

Угадывание кумыкских ребусов представители самых разных тюркских народов стал для организаторов неожиданностью, подтвердив близкое родство самых разных тюркских языков, не только крымско-кавказских. Кумыкские ребусы легко отгадывали и татары, башкиры, турки, сидящие в зале. По традиции вечер был открыт с официальной части. Президент МКО «QUMUQLAR» Рамазан Алпаут поблагодарил собравшихся за участие в мероприятии. На этот раз с приветственным словом в адрес участников выступили представители Министерства культуры России, Посольства Турецкой Республики, Правительства Чеченской Республики, а также татарской общины Москвы, Ассоциации молодежи Дагестана, крымскотатарской общины. Представитель Минкультуры России Екатерина Трунькина зачитала приветственное слово директора Департамента межнациональных отношений, в котором было отмечено, что кумыкские этнокультурные организации вносят весомый вклад в развитие межэтнических организаций в нашей стране. Вице-президент «QUMUQLAR» Руслан Салахбеков презентовал реализованные проекты, а также рассказал о планах на ближайшие годы. – Мы провели тюркскую международную научно-практическую конференцию в Грозном, через нас по «кумыкской квоте» несколько абитуриентов поступили в университеты Турции, мы начали издавать газету «Тюрк заман» на языках северокавказских и крымских тюрок. Мы содействовали возникновению самоорганизаций в других регионах и даже странах – появились первые в истории Национально-культурные автономии кумыков (НКА), сначала в Гудермесском районе, потом в Грозненском, есть не оформленные официально группы активистов в Осетии, Петербурге, Белоруссии, Турции, европейских странах. Поэтому возникла необходимость создания структуры, которая будет координировать работу сети кумыкских организаций, как зарегистрированных, так и пока не зарегистрированных.

В ходе вечера активистами организации проведены ряд презентаций по образности кумыкского языка, о географических названиях на кумыкском языке. Кроме того, был презентован туристический маршрут по Кумыкской равнине, который в перспективе мог бы стать выгодным инвестиционным проектом. Кроме того, в Qumuq geçesi был объявлен список финалистов конкурса по кумыкской литературе, которые получат поддержку МКО «QUMUQLAR» в поступлении в ведущие университеты Турции. Одна из финалистов данного конкурса Асият Менгисанова презентовала в рубрике «Личность» кумыкского мыслителя и поэта Абусупьяна Акаева. Среди выступавших творческих коллективов была и фольклорная группа барабанщиков «Адат» под руководством Тагира Исламова.

Помимо всего прочего на вечере прошла выставка кумыкской художницы из Петербурга Aisi Z. Ее картины были презентованы довольно оригинальным способом: после фильма о художнице включился свет, зрители увидели стоящих по периметру зала одетых в кумыкские национальные костюмы молодых людей и девушек с работами Aisi Z, которые изображали «живые мольберты». Работы были представлены в жанре каллиграфии, несколько из них сразу же были куплены гостями вечера. Благодаря спонсорской поддержке ресторанов «Хороший год» и «Хинкал.ру» гостям был организован фуршет, где каждый мог попробовать еду не только кумыкской, и в целом тюркской кухни.

Пресс-служба МКО «QUMUQLAR»

Положительные результаты российско-турецких сближений

Сближение Турции и России не будет препятствовать  экспорту азербайджанского газа через Турцию, заявил Новости-Азербайджан  турецкий политолог,  глава Кавказского центра стратегических исследований Хасан Октай, комментируя последние тенденции сближения отношений Турции и России.

«После украинского кризиса Россия осталась лицом к лицу с Западом. ЕС дестабилизировал ситуацию в Украине, так как Запад хотел, чтобы Украина выбрала проевропейскую позицию, а Россия, естественно,  не могла на это спокойно реагировать.

На фоне этого процесса  Турция и России начали сближаться и достигли ряда важных договоренностей в сфере энергетики, экономики.

Визит Владимира Путина в Турцию укрепил отношения двух стран.  Кроме того, в противостоянии Европы и России Турция заняла нейтральную позицию»,  — сказал политолог.

Он также отметил, что сближение позиций Турции и России может  положительно повлиять на многие процессы в регионе Южного Кавказа.

«Например, это касается использования  темы «геноцида армян» в 2015 году. Некоторые государства попытаются воспользоваться этой датой и надавить на Турцию. Но Турция совместно с Россией, Азербайджаном и Арменией могут обсудить ряд вопросов по Южному Кавказу», — сказал эксперт.

Октай также добавил, что после украинских событий отношения и Турции и России начали интенсивно развиваться, что подняло еще больше роль Турции в регионе.

«В вопросе Крыма и Карабаха Турция играет важную роль. Сближение Турции и России также не будет влиять на экспорт азербайджанских энергоресурсов через Турцию», — сказал он.

Комментируя визит главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу в Баку, он отметил, что Азербайджан всегда был одним из приоритетных направлений внешней политики Турции.

«Во время встречи в Баку глав МИД Турции и Азербайджана были обсуждены важные вопросы. Кроме того, интенсивность двусторонних встреч  разрушает планы стран – недоброжелателей», — подчеркнул он.

Октай также добавил, что на Турцию и  Азербайджан возлагается большая работа, поэтому, несмотря на то, что между нашими государствами существуют  хорошие отношения, временами возникают и некоторые проблемы.

«Частые встречи официальных лиц способствуют решению проблем. К этим частым встречам надо привлекать и Грузию, потому что Грузия занимает особое место в отношениях Азербайджана и Турции. Грузия является своего рода  «дверью»  в отношениях Азербайджана и Турции», — резюмировал аналитик.

Турция на распутье

В последнее время в региональной, да и, пожалуй, в глобальной политике Турция стала притягивать к себе все большее внимание.

И дело здесь не в возрастающей экономической или военно-политической роли этого государства, являющегося членом НАТО. Просто Эрдоган, как и вся Турция, устал от ожидания решения «Великой Европы» – кто же такая Турция: европейское или находящееся на задворках мира государство? И в этих условиях Эрдоган решил ввязаться в борьбу с Европой за свой «европейский имидж» (ведь, все таки 3% турецкой земли – это часть Европы!) и возродить авторитет прежнего османского государства, а себе получить титул если уж не «Великолепного» (по аналогии с десятым султаном Османской империи – Сулейманом I Великолепным), то хотя бы «Компромиссного».

Вот почему именно Эрдоган взял на себя инициативу показать Европе (смотри ЕС), что без Турции она никуда не денется в вопросе энергетической безопасности. Тем более, что удачно складывающиеся события вокруг запрета со стороны ЕС на строительство «Южного потока» способствовали этому, и заключение «энергетического разворота» с Россией – основным поставщиком газа для ЕС в условиях полного коллапса ситуации на Украине (по вине все того же Запада) – создало благоприятные условия для такой турецкой экспансии.

Да, сближение с Россией на фоне требуемых Вашингтоном ограничительных санкций в отношении растущего в последний период регионального и мирового авторитета Москвы, не самым лучшим образом было встречено в Брюсселе. А мы все знаем, что Брюссель – это лишь внешняя ширма, а настоящий «верховный европейский лидер» – это Вашингтон (хотя мы также знаем хорошо географию и понимаем, что Вашингтон не является «штатом» Европы, а посему и интересы политико-экономические у него совсем не совпадают с ЕС).

Поэтому приходится Эрдогану лавировать, как на скоростном лыжном спуске. Ведь скорость имеет сегодня большое значение, так как промедлишь и твое место займет какая-нибудь другая ищущая «поблажки» ЕС/США страна: может быть это будет Болгария, Румыния, а может быть и сама «Великая Украина», продавшая за печенюшки Нуланд и Маккейна собственные национальные гордость и интересы.

Вот и пришлось Анкаре вновь встать «на тропу войны» во имя интересов Турции (а, главное, Вашингтона). Ведь такое решение было озвучено еще в январе с.г. премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу, заявившем, что «…Турция не желает победы в Сирии ни ИГИЛ, ни президента Асада, и если международное сообщество не собирается отправлять в Сирию наземные войска, единственной альтернативой будет подготовка и оснащение умеренных оппозиционных сил в Турции». Эта же идея была подтверждена в конце января с.г. и турецким президентом Р.Т. Эрдоганом, подчеркнувшим, что целью политики Анкары в отношении Дамаска является смещение президента Сирии Башара Асада и его правительства.

Итак, в результате активного напора США/ЕС, а также пытающегося сидеть одновременно на «нескольких стульях» Эрдогана, между Анкарой и Вашингтоном на днях было подписано соглашение о старте в марте 2015 года в Турции трехлетней программы военной подготовки сирийских оппозиционных сил. В ее рамках 400 американских военных будут обучать в год 15 тысяч представителей оппозиционных Дамаску сирийских группировок в Турции, Саудовской Аравии и Катаре. Турецкий этап пройдет на тренировочной базе жандармерии в Кыршехире, где планируется подготавливать ежегодно две тысячи оппозиционеров, которых отберет совместная комиссия, состоящая из турецких и американских военных специалистов. Для этого в Турцию из США уже в ближайшие дни прибудут 30 инструкторов, которые в первую очередь начнут работать с туркменами, прибывшими из Сирии, где они проживают.

В целом же обучение «сирийских оппозиционеров» будут проводить в группах по 200-300 человек, каждой группе на подготовку отведено по три месяца. Армия США предоставит оппозиционным силам Сирии оружие и экипировку.

При этом, по сообщениям турецких представителей, в тексте соглашения между Турцией и США о военной подготовке сирийских оппозиционных сил нет четкого ответа на вопрос о том, против кого будут воевать обученные оппозиционеры. Предполагается, что их деятельность будет направлена против режима Башара Асада и «Исламского государства Ирака и Леванта», которое, как считают в Вашингтоне, не удастся победить без отстранения от власти нынешнего сирийского президента.

Как заявил на днях представитель Пентагона адмирал Джон Кирби, «…американской стороной для участия в указанной программе подготовки уже отобрано 1,2 тыс. человек из числа сирийских оппозиционеров, которые могут быть использованы на территории Сирии и в качестве корректировщиков ударов ВВС международной коалиции по позициям ИГИЛ в Сирии». Он сообщил, что в ближайшее время около 1 тыс. американских военных инструкторов будут размещены в Турции, Саудовской Аравии и Катаре, около 100 из них уже прибыли в регион. Подготовку сирийцев планируется начать в середине марта 2015 года.

Как отметила 22 февраля с.г. оманская газета «Аль-Ватан», хотя в совместном американо-турецком заявлении говорится, что подготовленные американцами боевики будут воевать против ИГИЛ, на самом деле они будут сражаться против сирийского народа, т.к. ИГИЛ – это созданный США миф и известно, что американская авиация снабжает его боевиков продовольствием и оружием. Газета также отметила, что бывший американский посол в Дамаске Роберт Форд считает, что данная договоренность ничего не стоит, призывая администрацию США к более жесткой политике против Сирии.

Подготовка и вооружение террористических группировок, которые американская администрация и некоторые страны региона называют «умеренными», является нарушением международного права и повторением предыдущих стратегически ошибок, способствовавших появлению ИГИЛ и «Джебхат Ан-Нусра».

Однако нельзя игнорировать и тот факт, что, пойдя на сговор с Вашингтоном, Турция всерьез обеспокоена складывающейся обстановкой внутри страны и вокруг нее. Естественно, в первую очередь речь идет о катастрофических просчетах Анкары, принявшей участие в «арабской весне» в качестве одного из дестабилизирующих региональных элементов. Сейчас это чревато угрожающей перспективой создания на границах Турции еще одного курдского анклава и перенос борьбы курдов на ее территорию, что может привести просто к развалу страны. На границе с Турцией и в приграничных районах появилась армия радикальных исламистов, которые ранее были отделены от турецкой территории иракским Курдистаном и Сирией. Сегодня война ведется вплотную к Турции, а радикальные джихадисты даже теоретически не могут быть союзниками турецких исламистов. Просчеты налицо, и вполне вероятно, что творец этой политики — министр иностранных дел Давутоглу в итоге ответит за нее.

Однако укрепление сотрудничества с армией США имеет свои границы по объективным причинам. Как передает газета «Милитари таймс», в вооруженных силах США возник моральный кризис. Одной из главных проблем для американской армии, как указала газета, является «наследие войн в Ираке и Афганистане». Лишь 30 процентов респондентов верят, что операции в Ираке завершились для США успешно, а 70 процентов выступают против возвращения американских войск в эту страну или в другую региона Ближнего Востока.

Вот почему сегодня для Анкары речь идет о том, чтобы выбраться из тупика, в который турки загнали себя сами. И в этих условиях попытки найти зацепки в Китае и России выглядят совершенно логичными.

Отсюда понятно, почему Анкара совместно с Китаем пошла на создание «противоракетного щита, независимого от НАТО», который бы смог ей обеспечить защиту со стороны КНР, что подтвердил министр обороны Турции Исмет Илмаз (Ismet Yilmaz).

Думается, что это не последние броски Анкары то вправо, то влево в надежде найти для себя региональное убежище. Однако вряд ли такая «компромиссная» политика Эрдогана добавит ему авторитета на международной арене. Главное в подобных «играх» – это все же сохранить собственное лицо, которым бы гордились потомки, как они гордятся Сулейманом I Великолепным. А вот на подготовке боевиков против Сирии, как и против любого другого независимого государства, даже при поддержке Вашингтона, вряд ли можно заработать для себя «исторические заслуги»!

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

02.03.2015

Источник — Новое восточное обозрение

Российский газ для Botas подешевел

«Газпром» и турецкая госкомпания Botas согласовали размер скидки на газ, которая была частью соглашения о прокладке газопровода «Турецкий поток». Скидка составит 10,25% и будет применена ретроактивно с начала года, в результате чего цена для Botas в первом квартале, по данным «Ъ», снизится примерно до $332 за 1 тыс. куб. м. Договоренность позволит Анкаре не прибегать к внеочередному повышению тарифов на газ, чтобы компенсировать ослабление лиры к доллару.

«Газпром» предоставил Botas скидку на газ в размере 10,25%, сообщил в пятницу министр энергетики Турции Танер Йылдыз. По данным «Ъ», переговоры с турецкой стороной в четверг в Анкаре вели зампред правления «Газпрома» Александр Медведев и глава «Газпром экспорта» Елена Бурмистрова. К этому моменту переговоры продолжались уже три месяца, поскольку стороны не могли согласовать размер скидки. Напомним, что в начале декабря 2014 года Владимир Путин во время визита в Турцию объявил, что в рамках договоренности о прокладке газопровода «Турецкий поток», который должен заменить South Stream, цена на газ для Botas будет снижена на 6%. Как отмечали источники «Ъ», турецкая сторона изначально настаивала на скидке в размере 15%. К концу февраля диапазон был сужен до 10-12%, и на прошлой неделе «Газпрому» удалось договориться о скидке по нижней границе этого диапазона.

По данным «Ъ», в итоге цена для Botas в первом квартале снизится примерно до $332 с $370 за 1 тыс. куб. м в четвертом квартале 2014 года. Скидка будет действовать ретроактивно с 1 января. Но пока не решен вопрос о цене для независимых турецких импортеров, которые получают из России до 10 млрд куб. м в год по Трансбалканскому газопроводу. Они закупали газ по более низкой цене, чем Botas, чтобы иметь возможность работать на внутреннем рынке без госсубсидий. Если разница цен между ними и Botas сохранится на прежнем уровне, стоимость газа для частников в первом квартале будет около $300 за 1 тыс. куб. м. В прошлом году «Газпром» поставил в Турцию 27,3 млрд куб. м, страна является вторым импортером российского газа после Германии.

Снижение цен на газ для Турции очень важно: в начале года Анкара была вынуждена поднять тариф на газ на внутреннем рынке на 9%, чтобы компенсировать ослабление курса турецкой лиры к доллару в прошлом году. По словам собеседников «Ъ» в турецкой газовой отрасли, такой шаг власти рассматривали как крайне нежелательный с политической точки зрения. Но лира продолжает слабеть к доллару, потеряв с начала января 7,5%, и, если бы добиться снижения цены на российский газ не удалось, турецким властям пришлось бы уже в ближайшее время рассматривать вопрос о дальнейшем росте тарифов.

Для европейского рынка цена $330 за 1 тыс. куб. м в первом квартале является довольно высокой, отмечает Алексей Гривач из ФНЭБ. По его мнению, примерно по такой цене получают газ восточноевропейские потребители «Газпрома». «По скидке был достигнут компромисс, который отражает ключевое значение «Газпрома» как поставщика для турецкого рынка и одновременно свидетельствует о стремлении России укрепить сотрудничество с потенциально важнейшей транзитной страной после строительства «Турецкого потока»»,- полагает эксперт.

Юрий Барсуков
02.03.2015

Источник — kommersant.ru

Виктория Нуланд совершила турне по странам Закавказья

Южный ГафгазЗаместитель госсекретаря США по делам Европы и Евразии, один из вашингтонских «прорабов» прошлогоднего госпереворота на Украине Виктория Нуланд совершила турне по странам Закавказья.

Как показывают события на Украине, обычно появление этой высокопоставленной американки служит «черной меткой» властям и не сулит ничего хорошего с точки зрения политической стабильности. На этот раз Виктория Нуланд едва ли захватила с собой майданные «печеньки», поскольку ей придется еще немало потрудиться для того, чтобы подготовить почву для смены правящих режимов на Южном Кавказе.

Первым пунктом визита стал Азербайджан, руководство которого, демонстрируя взвешенную политику, в силу естественных причин (союзнических отношений между РФ и Арменией, а также проблемы Нагорного Карабаха) выступает приоритетом для внешнеполитических усилий Белого дома в этом регионе.

Прибыв в Баку политический «челнок» евроатлантизма выступила с заявлением о необходимости передачи Арменией в качестве «гуманного жеста» азербайджанских граждан Шахбаза Гулиева и Дильхама Аскерова, недавно осужденных в Карабахе за незаконное пересечение границы и убийство. Что, естественно, вызвало жесткую реакцию и критику в самой Армении. Помощница Джона Керри среди приоритетов американо-азербайджанского партнерства отметила сферы безопасности, энергетики и демократического развития.

Затем замгоссекретаря США отправилась в Армению, которая испытывает наибольшее геополитическое притяжение со стороны России. В то же время недавний скандал с российским военнослужащим из базы в Гюмри, расстрелявшем армянскую семью, давал ей шанс сыграть на стихийно вспыхнувших антироссийских настроениях. К тому же в последние недели в политическом пространстве Армении произошло обострение отношений между лидирующими партиями. Что, казалось. облегчало дело раскачивания политической лодки в стране, с перспективой устроить внеплановую смену действующего президента Сержа Саргсяна на более лояльного США ставленника.

В данном случае время сыграло против Вашингтона – к моменту приезда г-жи Нуланд враждующим сторонам удалось договориться между собой, и напряжение спало.

Видимо, осознавая общую проигрышную позицию и непопулярность антироссийской риторики в Армении, опытный политик решила подыграть антагонисту Армении, коим со времен начала нагорно-карабахского конфликта выступает Азербайджан. Вследствие чего общение Виктории Нуланд с президентом Армении получилось сухим, натянутым и не выходило за рамки протокола.

Посланец США попыталась сгладить впечатление от своего антиармянского демарша в Баку, сделав комплимент армянскому обществу. Как считает г-жа Нуланд, сильная сторона Армении – «наличие жизнеспособного гражданского общества». В чем можно разглядеть недвусмысленный намек властям, которые должны прислушиваться к мнению «жизнеспособного общества» (иначе, см. пример Украины). На состояние умов которого американцы, можно не сомневаться, будут оказывать максимальное влияние.

Также заместитель госсекретаря США выразила благодарность за участие армянских военнослужащих в миротворческих миссиях в Афганистане, Косове и Ливане.

Что касается карабахской проблематики, Нуланд выступила со стандартным призывом к миру.

В конце закавказского турне высокопоставленный деятель посетил некогда безусловную американскую геополитическую «вотчину» в лице Грузии. Правда, новое руководство в Тбилиси уже не демонстрирует прежнего одновекторного рвения времен правления Михаила Саакашвили. Поэтому на встрече с премьер-министром Ираклием Гарибашвили г-же Нуланд пришлось напомнить, что «США на 100% поддерживают текущие демократические процессы в Грузии, процесс интеграции в Евросоюз и НАТО, а также суверенитет и территориальную целостность Грузии».

Визит г-жи Нуланд в Закавказье оказался достаточно внезапным, отмечает политолог, эксперт по этому региону Андрей Арешев.

– Это свидетельствует о стремлении лучше понять ситуацию, складывающуюся на Южном Кавказе. В контексте геополитических баталий между Россией и США на Украине. Наибольшее внимание было сфокусировано на Армении, где имеют место непростые социально-экономические процессы.

Налицо рост общественного недовольства действиями власти, которое оппозиция и ряд гражданских активистов пытаются перенаправить в антироссийское русло. Протестные инциденты случаются в Армении с завидной регулярностью. В этой связи, например, можно вспомнить беспорядки в городе Гюмри, связанные с «делом Пермякова». Когда российский солдат-срочник расстрелял всех членов семьи Аветисян. В настоящее время ведется следствие по этому резонансному убийству.

«СП»: – Было бы странно, если бы г-жа Нуланд не попыталась оседлать вызванный им всплеск антироссийских настроений.

– Не похоже, что она достигла больших успехов на этом направлении. Но, конечно, помощник госсекретаря США встречалась не только с представителями армянского руководства, но и с лидерами многих общественных организаций. Они проходили в закрытом формате. Что, кстати говоря, противоречит тезису американской дипломатии о необходимости вести открытый диалог с гражданским обществом.

Мне представляется, что у прозападных сил в Армении недостаточно ресурсов для того, чтобы качественно нарастить свое влияние. Чтобы спровоцировать нечто похожее на украинский Майдан. На Украине прозападная оппозиция, выводившая людей на улицы, изначально была безответственна к судьбе родины. В Армении же есть оппозиция, которая осознает угрозы и риски, которые могут быть связаны с дестабилизацией ситуации в стране.

«СП»: – Могли бы американцы использовать не антироссийский (практически непроходной) сценарий, а, допустим, антиолигархический, экономический или еще какой-то?

– Конечно, Госдеп США и ЦРУ могут задействовать сценарий (и не только в Армении), связанный с внутриэлитными процессами. Но я не думаю, что это принесет существенную отдачу. Не будем забывать, что Армения недавно стала членом ЕАЭС, уже давно состоит в ОДКБ. А на ее территории находится российская военная база. Национальная элита понимает, что диверсифицированные связи с Россией отвечают коренным интересам безопасности Армении. То, чего никакая Нуланд и Запад дать не могут.

Плюс не стоит сбрасывать со счетов экономическое взаимодействие и российские инвестиции в Армении. Западные инвестиции могут их только дополнять, но не заменить полностью. Эти факторы способствуют сохранению стабильности в Армении.

«СП»: – Не секрет, что США лоббируют проект конституционной реформы в этой стране. В чем ее подоплека?

– Она предполагает по образцу Грузии переход от президентско-парламентской формы правления к парламентско-президентской республике. То есть, властные полномочия будут перераспределены в пользу законодательного органа и премьер-министра, им назначаемого. Естественно, при относительном сокращении полномочий президента. Проблема в том, что в странах с неустоявшейся партийной системой такая форма правления может провоцировать постоянные кризисы. Что, в свою очередь, представляет благодатную почву для манипуляций и воздействия извне.

«СП»: – Что касается Нагорного Карабаха, трудно поверить в то, что США не попытаются разбудить этот «спящий вулкан» в закавказском «подбрюшье» России.

– Эта тема очень важна для американской администрации. С точки зрения поддержания постоянной напряженности, которая отвлекала бы российские политические, дипломатические и иные ресурсы (у нас ведь находится военная база на территории Армении). С тем, чтобы, хотя бы отчасти, переключить нас с украинского направления на закавказское. Это называется распылить силы противника, не дать ему сконцентрироваться на чем-то одном. Эта не новая тактика. То, что американцы будут ее применять, стало понятно еще в августе, когда имело место серьезное обострение на линии карабахского противостояния.

Тогда Владимир Путин пригласил своих коллег из Баку и Еревана в Сочи, усадил их за стол переговоров. После чего последовали недовольные комментарии со стороны ряда американских экспертов и дипломатов.

Нечто подобное происходит и сейчас. Г-жа Нуланд выступила в Ереване с достаточно провокационным заявлением. Попросив армянскую сторону освободить двух диверсантов, которые были захвачены в одном из районов Нагорного Карабаха и приговорены к длительным срокам тюремного заключения.

«СП»: – Едва ли этот вербальный демарш добавил вистов Америке в глазах армянской элиты и народа.

– Разумеется. По большому счету, Нуланд навредила прозападным силам в Армении, у которых осталось меньше аргументов, для того, чтобы выставлять политику США в Закавказье в позитивном свете.

«СП»: – Можно ли допустить, что высказывание Нуланд это ни что иное как «приглашение к агрессии» для Азербайджана? Потому что помимо «указивки» про освобождение диверсантов США в последнее время настаивают на том, чтобы Арцах (так армяне называют Нагорный Карабах, — ред.) вернул Азербайджану 7 оккупированных районов.

– США одновременно играют на нескольких площадках. Это сильная сторона американской дипломатии. Однако, играя на нескольких досках, можно и заиграться. Тем более, что у контрагентов США есть свои национальные интересы. Россия, кстати, тоже старается не отставать. Например, мы поставляем Баку новейшее вооружение на несколько миллиардов долларов (Армения как член ОДКБ получает это же оружие, но по внутрироссийским ценам). Закупаем газ. К тому же, в отличие от США, мы не лезем во внутренние дела Азербайджана. Не читаем Ильхаму Алиеву лекций о необходимости демократизации политической жизни и правах человека. Наконец, наши позиции должны координироваться – ведь мы ближайшие соседи в таком неспокойном регионе как Кавказ.

По большому счету, военный взрыв в Нагорном Карабахе невыгоден никому. Кроме тех внешних сил, которые заинтересованы в поддержании напряженности в этом регионе.

Визит Виктории Нуланд в государства Закавказья доказывает, что американцы верны своей политике, считает главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ Аждар Куртов.

– США и ЕС пытаются не просто «в лоб» контратаковать Россию, а стремятся ослабить наши позиции по всему азимуту российских границ. Помощник госсекретаря приехала создавать Москве проблемы, на которые она должна была бы тратить свои ресурсы. Разжигание нагорно-карабахского конфликта это один из вариантов. Возобновления полномасштабных военных действий не хочет ни та, ни другая сторона (несмотря на воинственные заявления).

Если бы Баку действительно имел такой военный перевес, то, наверное, он давно уже реализовал бы свои угрозы. Напротив, у Ильхама Алиева есть резон сдерживать милитаристский пыл. Потому что один раз – в 1994 году они уже проиграли и были вынуждены заключить соглашение о прекращении огня.

«СП»: – Минская группа ОБСЕ по разрешению нагорно-карабахского конфликта настаивает на возвращении Арменией захваченных районов вокруг Нагорного Карабаха — Арцаха.

– Это можно интерпретировать как в пользу версии о разжигании конфликта, так и свидетельствовать о том, что наши геополитические соперники стремятся перехватить инициативу. А Россия выступает пока главным модератором купирования данного конфликта. Армянское руководство и ранее неоднократно заявляло, что могло бы пойти на выполнение этого условия. Но только при выполнении встречных требований со своей стороны. А вот этого и не происходит.

В одностороннем порядке армяне не сдадут свои позиции. Эти прилегающие к Нагорному Карабаху районы захватывались не от воинственного пыла. Просто рельеф местности здесь таков, что в этих районах находятся господствующие высоты, с которых очень удобно обстреливать территорию НК. Это фактор, который делает уязвимой государственность Арцаха. Отдать районы можно только в том случае, если было бы заключено соглашение о неприменении военной силы. Под 100% гарантии со стороны международных посредников. Но этого не происходит. Поэтому у армян есть все основания считать, что их пытаются затянуть в геополитическую ловушку.

«СП»: – Насколько устойчива политическая ситуация внутри Армении?

– Там есть партия «Процветающая Армения», которая подогревает митинговую активность. Ее председатель Гагик Царукян первоначально входил в коалицию с пропрезидентскими силами. Но потом лидер партии что-то не поделил с правящими элитами. Надо сказать, что это крупнейший предприниматель в Армении, владелец известного винно-коньячного завода, который производит известную в России марку коньяка. Однако его демарш против президента не достиг успеха, похоже, что ему просто «выкрутили руки». Сейчас происходит переформатирование политических сил, и «Процветающая Армения», как мне представляется, теряет свой вес в обществе. Хотя она представлена в парламенте.

Наконец, есть опасность, что готовящаяся конституционная реформа и переход к парламентско-президентской форме правления приведет к политической смуте. Замечено, так происходит везде, где в сильных парламентах есть представительство финансируемых из-за рубежа прозападных партий (Киргизия, Молдавия, Грузия, Украина). Думаю, что подобного рода предложения по конституционной реформе, тоже инициируются американцами.

«СП»: – Нуланд своим визитом в Закавказье продемонстрировала прозападным политическим силам в регионе, что о них в США не забыли, несмотря на приоритет украинского вопроса?

– Да, это одна из мотиваций. Дескать, в случае чего Америка и Европа окажет им помощь. А карабахская проблема была, есть и будет. В последнее время никаких серьезных подвижек в сторону ее разрешения нет. Более того, недавно президент Армении отозвал протоколы, которые были заключены с Турцией о нормализации отношений. Они тоже касались карабахской проблемы. Сначала, их отказался ратифицировать турецкий парламент. Дескать, пускай решат нагорно-карабахскую проблему, а потом мы подумаем о нормализации отношений с Арменией. Так что скрытые рычаги давления есть не только со стороны Запада, но и его союзников в этом регионе, включая Турцию. И это давление становится неприличным, особенно на фоне приближающейся очередной годовщины того, что армяне называют геноцидом своего населения в Османской империи в 1915 году.

«СП»: – В Баку г-жа Нуланд воздержалась от нотаций в адрес азербайджанского руководства, зато опять-таки сделала упор на общении с «представителями гражданского общества».

– В Азербайджане не так давно было ужесточено законодательство в отношении НКО. Видимо, под влиянием наглядного примера того, что происходит на майданной Украине. Вообще, политика Ильхама Алиева весьма специфична. Нельзя сказать, что она прозападная или антизападная. В последнее время было много фактов в политике Баку, которые не могли не раздражать Запад. Я напомню, что на трибуне ПАСЕ азербайджанская делегация поддержала Россию. А высшее руководство неоднократно высказывало недовольство по поводу попыток вмешательства Вашингтона и Брюсселя во внутренние дела Азербайджана. Например, поощрением деятельности оппозиции, обличительными оценками в международных документах. Где власть Ильхама Алиева характеризовалась как «диктаторский режим». Это не могло не раздражать Баку. И, видимо, на Западе поняли, что курс на откровенное давление не достигает своих целей.

«СП»: – Это напоминает российско-американскую «перезагрузку»?

– Точнее, некоторую корректировку и смягчение. Тем более, что ситуация складывается благоприятно – Россия занята украинским вопросом. Возникает соблазн столкнуть Азербайджан и Армению, и зажечь пожар на Южном Кавказе, тушить который придется России. С другой стороны, для руководства Азербайджана нынешняя ситуация не благоприятствует тому, чтобы проводить прозападный курс. В этой стране хорошие специалисты по нефти и газу. И они понимают, кто организовал нынешнее падение цен на нефть. Что тоже серьезно ударило по Азербайджану и привело к девальвации маната. В результате сворачиваются значимые для развития государства инфраструктурные и социальные проекты. В такой ситуации подыгрывать противной стороне, нет никакого резона. Думаю, Баку займет выжидательную позицию и снизит градус антироссийской риторики.

Разжигать сейчас конфликт с Арменией Баку не выгодно. Потому что в тех же США, Канаде и других странах Запада армянская диаспора более влиятельна, чем азербайджанская.

«СП»: – Естественно, эмиссар из США не мог в ходе турне по Закавказью обойти Грузию. Тем более, что эта страна наиболее аффилированна с Америкой и НАТО.

– Тбилиси и Вашингтон сейчас переживают период легкого охлаждения отношений. Это связано с уголовным преследованием Михаила Саакашвили и ряда его подельников, которые сбежали на майданную Украину и даже заняли там высокие посты. Так что Нуланд, скорее всего, приехала мирить своих сателлитов. Еще один фактор, который не может раздражать США — это увеличение торгового оборота между Грузией и Россией. Как известно, Тбилиси не поддержал санкции против РФ по чисто прагматическим соображениям. Поскольку Грузия заинтересована в том, чтобы экспортировать свою продукцию в Россию. А это, прежде всего, сельскохозяйственная продукция.

При этом, следует заметить, что новое грузинское руководство не отказывается от своего внешнеполитического выбора времен Саакашвили, который иначе как антироссийским не назовешь. Это касается расширения сотрудничества с НАТО, с перспективой вступления в эту организацию. Правда, по вопросам, связанным с Абхазией и Южной Осетией, позитивные подвижки есть: переговоры проводятся, в них принимают участие делегации из этих республик. И ничего – сидят за одним столом с представителями Тбилиси. Обсуждая свои перспективы при посредничестве России. То есть, рана 2008 года немного «зарубцевалась», и американцев это, конечно, не радует. Им всегда нужно, чтобы вдоль российских границ всегда кровоточило максимально возможное количество ран.

28 февраля 2015 года | Василий Ваньков

Источник — svpressa.ru