В Узбекистане проводятся последние штрихи президентских выборов

Участковые избирательные комиссии по выборам Президента Республики Узбекистан составляют списки избирателей.

На нынешнем этапе избирательной кампании-2015 именно на эти участковые избирательные комиссии, как наиболее близкие к избирателям звенья, возлагается ответственность за организацию подготовки избирательных участков к проведению голосования в день выборов. Согласно Закону «О выборах Президента Республики Узбекистан» одной из главных задач участковой избирательной комиссии является составление списков избирателей.

Хокимияты районов и городов передают участковым избирательным комиссиям сведения об избирателях, живущих на соответствующей территории, необходимые для составления списка избирателей. В него включаются все граждане нашей страны, до­с­тигшие к дню или в день выборов 18 лет, постоянно или временно проживающие к моменту составления списка на территории избирательного участка. Список избирателей подписывается председателем и секретарем участковой избирательной комиссии. Для участия в этой работе комиссия может привлекать представителей общественности.

Активно осуществляется работа над составлением списков избирателей в Каракалпакстане, где образовано 589 избирательных участков по выборам Президента Республики Узбеки­стан. В этот процесс наряду с участковыми избирательными комиссиями вовлечены представители городских и районных администраций, органов внутренних дел, статистики, самоуправления граждан. Хорошим подспорьем для них служат базы данных об избирателях, составленные в период парламентских выборов-2014.

— Работа эта кропотливая и требует большой точности, ведь на выборах решающим может оказаться даже один голос. Чувствуя эту ответственность, мы скрупулезно выполнили свои обязанности, обошли каждый дом и проверили личные документы граждан. Сбор данных об избирателях, живущих на территории 271-го избирательного участка Кунградского района, завершается, — рассказывает председатель участковой избирательной комиссии Амангуль Алламуратова. — У нас насчитывается 1660 избирателей. Из них один воспользуется правом голоса впервые.

Отметим, что всего в Кунград­ском районе образовано 62 участка. В день выборов здесь смогут проголосовать более 81 тысячи человек, из них 67 пойдут голосовать впервые.

Активно работают над составлением списков избирателей и избиркомы в Навоийской области. Сегодняшний график работы 61-й участковой избирательной комиссии, разместившейся в Карманинском профессиональном колледже пищевой промышленности и гостиничного хозяйства, расписан по часам. Члены комиссии обходят дома, расположенные в сходах граждан «Азамат» и «Дурмен», чтобы внести уточнения в списки избирателей.

— Содействие нам оказывают представители органов самоуправления граждан. Организован прием заявлений от людей с ограниченными возможностями и лежачих больных для того, чтобы в день выборов организовать для них голосование на дому. Их на нашем избирательном участке семнадцать. Впервые проголосуют 97 юношей и девушек, — говорит председатель участковой избирательной комиссии Мухайё Норкулова. — Комиссия приложит все усилия для того, чтобы выборы прошли в условиях прозрачности и гласности. Необходимые для этого правовые знания мы получаем благодаря регулярным семинарам для членов участ­ковых избирательных комиссий.

Работа проходит в полном соответствии с Программой основных мероприятий по подготовке и проведению выборов Президента Республики Узбекистан и требованиями избирательного законодательства. Помещения участковых избирательных комиссий оснащены необходимой мебелью, средствами связи. Оборудованы кабины для голосования, подготовлены комната матери и ребенка, медицинский кабинет. В распоряжении комиссии правовая литература, нормативные документы, в том числе в электронном виде. Одно из новов­ведений — организованная на избирательном участке библиотека избирателя. Здесь представлен огромный выбор книг, касающихся выборов.

Как и по всей республике, в Самаркандской области последовательно осуществляются подготовительные работы к предстоящим выборам Президента Республики Узбекистан.

В регионе образовано 957 участков и участковых комиссий, большинство из которых расположены в зданиях образовательных учреждений.

Так, местом расположения 106-й участковой избирательной комиссии стала школа музыки и искусства N№3 города Самарканда. Недавно здесь прошел семинар, посвященный задачам участковых избирательных комиссий и основным направлениям их деятельности. С ее деятельностью ознакомились председатели 172 участковых избирательных комиссии област­ного центра, их заместители и секретари.

У входа на избирательный участок можно увидеть карту его территории, а также стенды с биографиями и предвыборными программами кандидатов в Президенты Республики Узбекистан. По словам председателя комиссии Ойбека Рахимова, составляются и уточняются списки избирателей, определены граждане, которые исполняют свой конституционный долг впервые. В день выборов на участке смогут проголосовать свыше 1260 человек, в основном жители махалли имени Амира Темура.

Участок оснащен современными техническими средствами и необходимой литературой. Для комиссии выделен и оформлен специальный зал заседаний. Оформлены медицин­ский кабинет и комната матери и ребенка. Установлены информационные панно, посвященные предстоящим выборам. В настоящее время члены комиссии проводят беседы на местах, разъясняют населению суть и значение демократических выборов в развитии общества и страны.

 

 Посольство Республики Узбекистан в Азербайджане

 

 

 

 

 

В Узбекистане создана соответствующая международным критериям национальная избирательная система

В нашей стране создана соответствующая международным критериям национальная избирательная система, что дает весомые результаты при свободном волеизъявлении граждан, способствует усилению их непосредственного участия в формировании правового демократического государства.

 

Ярким тому подтверждением является то, что в настоящее время в процессе подготовки к выборам Президента Республики Узбекистан на избирательных участках страны создаются все условия для граждан.

 

В Сурхандарьинской области организовано 708 избирательных участков по выборам Президента Республики Узбекистан. Здесь в самом разгаре работа по подготовке к предстоящим 29 марта нынешнего года выборам.

 

– Избирательные участки являются важным звеном системы проведения выборов на основе открытости и гласности, – говорит председатель 9-й Сурхандарьинской окружной избирательной комиссии по выборам Президента Республики Узбекистан А.Ахмедов. – В соответствии с национальным законодательством при формировании участковых избирательных комиссий в их состав вошли пользующиеся уважением и авторитетом беспартийные граждане, постоянно проживающие в махалле и осведомленные об избирательном законодательстве, что дает свои результаты в организации выборов в полном соответствии с международными стандартами. Все члены окружной избирательной комиссии прикреплены к избирательным участкам и оказывают им тесное содействие.

 

В Денауском районе созданы 102 участковые избирательные комиссии по выборам Президента Республики Узбекистан, которые расположены в удобных, имеющих все условия современных зданиях. 494-й избирательный участок разместился в районной общеобразовательной школы №74. В день выборов здесь, воспользовавшись своим конституционным правом, за развитие страны и светлое будущее проголосуют жители махалли «2-Суфи Оллоёр». Около 25 из них – юноши и девушки, которые впервые участвуют в выборах.

 

На участке для семей с маленькими детьми, контроля здоровья избирателей преклонного возраста организованы комната матери и ребенка, медицинский кабинет.

 

– В день выборов медицинский кабинет будет обслуживать граждан с самого утра до вечера, – говорит медсестра Розалия Исрофилова. – Оснащение кабинета на уровне требований в случае необходимости послужит оказанию скорой и качественной первичной медицинской помощи.

 

503-й избирательный участок в районе 29 марта примет жителей махалли «Буюк келажак». Знакомясь здесь с законами о выборах, ежедневными печатными изданиями, избиратели получают ответы на все интересующие их вопросы.

 

Создание подобных условий для проведения выборов в соответствии с международными стандартами служит важным фактором дальнейшего углубления демократических реформ, формирования сильного гражданского общества, усиливает чувство сопричастности и ответственности граждан за происходящие в стране преобразования.

 

В день выборов Президента Республики Узбекистан в Шурчинском районе граждане выразят свою волю на 46 избирательных участках. Для этого создаются благоприятные условия, широкие возможности. Один из участков расположен в детской школе музыки и искусства №7 в махалле «Бустон».

 

– Для проведения предстоящих выборов на высоком организационном уровне создаются все необходимые условия, – говорит председатель 421-й участковой избирательной комиссии Мукаддас Диёрова. – Помещение участковой избирательной комиссии просторное и светлое, оно обеспечено современными средствами связи, компьютером и другими необходимыми принадлежностями. Медицинский кабинет, комната матери и ребенка также оснащаются должным образом. В день выборов избиратели также смогут воспользоваться различными торговыми и бытовыми услугами.

 

В целях создания максимально благоприятных условий для избирателей в Кумкурганском районе сформированы 49 участковых избирательных комиссий. Избирательные участки размещены в самых современных образовательных учреждениях и зданиях капитально реконструированных предприятий и организаций. В здании реконструированного в махалле «Нефтчилар» акционерного общества “Сурхонпармалашишлари” расположился 345-й избирательный участок.

 

– Наши избиратели с огромным интересом ожидают день выборов, – говорит председатель махаллинского схода граждан “Нефтчилар” Чори Аннаев. – Активисты нашей махалли оказывают тесное содействие членам участковой избирательной комиссии в создании необходимых условий для свободного волеизъявления зарегистрированных на нашей территории избирателей.

 

Организуемые на местах вспомогательные группы, органы самоуправления граждан оказывают содействие участковым избирательным комиссиям в создании равных условий для предвыборной агитации выдвинутых от партий кандидатов в Президенты Республики Узбекистан, размещении на видных местах информации и сведений о кандидатах.

 

На всех избирательных участках области наблюдается активная подготовка к созданию необходимых условий для голосования граждан. Среди членов комиссии распределены задачи, налажено дежурство, на всех участках имеются законы, инструкции, пособия, необходимая литература, плакаты, рассказывающие о кандидатах. Избирательные участки в отдаленных кишлаках тоже обеспечены современными средствами связи – мобильными телефонами, кабинами и урнами для голосования, компьютером и другими необходимыми принадлежностями.

 

В целях повышения знаний членов участковых избирательных комиссий по избирательному законодательству на местах организуются учебные семинары. Все это является результатом последовательной работы по обеспечению свободных демократических выборов, созданию благоприятных условий для избирателей.

 

 

 Посольство Республики Узбекистан в Азербайджане

 

 

 

 

 

 

 

 

Тайны и загадки турецкой спецоперации «Сулейман Шах»

Турция перенесла останки Сулеймана Шаха — деда первого султана Османской империи Османа I Гази, чья усыпальница располагалась в Сирии в 30 километрах от границы, поближе к себе, на участок в сирийский район Эшме, который отделяет от турецкой земли уже всего 200 метров. Анкара планирует там соорудить «временный» мавзолей. Из истории известно, что Сулейман Шах, родоначальник правителей племенного союза кайи и Османской империи, утонул при переправе через реку Евфрат и был погребен неподалеку от нее в местечке, называемом «Гробница Турка», около замка Джабер в мухафазе Ракка в Сирии. Сам замок построен в месопотамском стиле, который характерен для этого региона в X-XI веках. Город Ракка в 639 г. был захвачен арабскими мусульманскими племенами. В 640 г. в нем построили первую мечеть. В 796 г. халиф Гарун аль-Рашид сделал Ракку формальной столицей империи Аббасидов, простирающейся от Северной Африки до Центральной Азии, в то время как основной административный аппарат оставался в Багдаде. После переезда двора обратно в Багдад в 809 г. Ракка осталась столицей западной части империи, включая Египет.

В XVI веке Ракка после завоевания турками-османами упоминается в истории как таможенный пост Османской империи на Евфрате, был даже создан вилайят Ракка. Но дело в том, как пишет американский журнал Atlantic, что с точки зрения «Исламского государства Ирака и Левента» (ИГИЛ), объявившего о воссоздании халифата, тюркские племена кайи являются в этом регионе пришлыми из Евразии, завоевателями. ИГИЛ придает мистическое значение району Алеппо в Сирии. Оно захватило равнины Дабика, которые, по оценке европейских военных экспертов, «не имеют никакого стратегического значения», за исключением одного: согласно мусульманским преданиям, именно здесь «должны встретиться армия ислама с войсками Рима, что положит начало отсчету времени до апокалипсиса». «Спорным является вопрос о том, что такое „Рим», поскольку сейчас у папы нет армии, — пишет в этой связи Atlantic. — Это Восточная Римская империя, она же — Византия, мистической столицей которой до сих пор считается Стамбул. Или мы должны считать Римом Турецкую Республику — ту самую, которая 90 лет назад, как считает „Исламское государство Ирака и Левента», положила конец последнему самозваному халифату». С этой точки зрения данные турецкой разведки о возможном осквернении усыпальницы Сулеймана Шаха выглядят логичными. Но ИГИЛ поступило иначе, поскольку ему необходимо было по ходу «наступательного джихада» символически обозначить процедуру изгнания турок из халифата перед тем, как состоится «последняя битва ислама с Даджалем (антихрист в исламской традиции) в Иерусалиме».

В своем письменном обращении президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сказал: «Гробница Сулеймана Шаха и состоящий при ней почетный караул были перемещены на новое место в результате успешной операции Вооруженных сил Турции. Операция увенчалась успехом благодаря решениям и действиям нашей страны. Местонахождение гробницы Сулеймана Шаха менялось уже дважды, и сейчас, в соответствии с международным правом и договорами, уже на новом месте будет развеваться по ветру флаг, заставляя жить память о наших предках».

И опять проявляется важная тонкость. По мнению идеологов ваххабизма, почитание гробниц противоречит изречению Пророка Мухаммеда в одном из хадисов: «Не оставляй ни одного захоронения, не снеся его, и ни одного изображения в доме, не уничтожив его». Фундаменталисты «Исламского государства Ирака и Левента», к примеру, использовали этот хадис для проведения кампании по борьбе с гробницами в захваченном ими Мосуле. Они разрушили признаваемые исламом могилы святых, в частности, и ту, где, как считается, погребен пророк Иона. Помимо этого, были уничтожены захоронения целого ряда деятелей мусульманской культуры Средних веков. Таким образом, ИГИЛ дает понять, что не относит турок к «братьям по вере, пока они не раскаются и не присоединятся к ним».

Отметим еще один момент. Усыпальница Сулеймана Шаха является «реперной привязкой» присутствия Турции в Сирии. Она была установлена в 1921 г. соглашением «О статусе мавзолея Сулеймана Шаха» между султанской Турцией и находившейся тогда под французским мандатом управления Сирией. Стамбул получил право установить на гробнице свой флаг и выставить там почетный караул. Турция считает данную территорию своей суверенной. Позже этот статус получил подкрепление на основе новых межправительственных соглашений. Поэтому Анкара могла решить проблему гробницы официальным путем, выходя на соответствующие договоренности с Дамаском. Однако, как сообщает Milliyet, «турецкая сторона известила сирийское консульство в Стамбуле о предстоящем перенесении усыпальницы, но решила не дожидаться согласия сирийского правительства на проведение операции».

В Дамаске в ответ заявили, что вооруженные экстремисты «Исламского государства Ирака и Леванта», действующие в районе прежнего расположения усыпальницы, «уничтожают церкви, мечети, гробницы, но ни разу не нападали на мавзолей Сулеймана Шаха, что свидетельствует о тесной связи между Турцией и ИГИЛ». Так появились подозрения в том, что Анкара «фактически осуществляет операцию по вооруженному вторжению в Сирию».

На это были основания, поскольку ранее в турецких СМИ появились сообщения, что МИД Турции совместно с разведкой обсуждали сценарий, согласно которому проблема гробницы Сулейман Шаха может быть использована как предлог для вооруженной интервенции в Сирию. При этом приводились слова, которые якобы принадлежат бывшему главе разведки Хакану Фидану: «Если необходимо, я пошлю в Сирию четырех людей и брошу в Турцию 8 ракет, тем самым создав причину для начала войны». Любопытно, что «утечка» такой информации произошла именно в тот момент, когда США обсуждали проект по нанесению военного удара по Сирии. Но после достижения договоренностей с Россией по упразднению сирийского химического арсенала планы американцев изменились, а после активизации ИГИЛ в Ираке и в Сирии они пошли на сколачивание международной военно-политической коалиции, в которой, согласно Stratfor, «согласование американской и турецкой стратегий стало предварительным условием для новой сирийской стратегии». Именно в таком контексте многие турецкие политики воспринимают мотивы и результаты операции «Сулейман Шах». Лидер главной оппозиционной Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу заявил, что «еще спросит с тех, кто заставил Турцию пережить такой позор», потому что «Турция бросила свои земли и стала спасаться бегством». В свою очередь лидер второй оппозиционной Партии националистического движения Девлет Бахчели отметил, что «в Турции больше нет духа, свойственного шахам», и «реликвия была покинута по причине опасности и шантажа, исходящих со стороны террористов».

Сложившаяся картина весьма своеобразна. Milliyet, рассуждая о сохранности гробницы, фиксирует новую позицию: если раньше формально безопасность гробницы и турецких военнослужащих гарантировалась официальным Дамаском, то сейчас она находится «под открытой угрозой со стороны негосударственного субъекта (имеется в виду ИГИЛ — С.Т.), который радикально отвергает такие религиозные символы, как «гробницы». Из этого следует, что если Анкаре понадобится разыграть в своих интересах «карту» усыпальницы в ситуации, когда «Исламское государство Ирака и Леванта» или иные группы джихадистов станут «неожиданно» атаковать усыпальницу и обеспечивающих ее безопасность турецких военнослужащих, то она заявит, что «считает ее охрану и защиту вопросом государственной чести» и решится на локальный приграничный конфликт. При такой версии, преследуя разные цели, ИГИЛ и Турция могут действовать объективно сообща, манипулируя ситуацией. Неслучайно премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу написал в Twitter, что «усыпальница позже будет возвращена на свое прежнее место».

Анкара не делает секрета и из того, что операция «Сулейман Шах» была согласована с сирийскими курдами, которые ведут ожесточенные бои с джихадистами. Депутат прокурдской Демократической партии народов (ДПН) Хасип Каплан заявил, что «между турецкими военными и курдскими силами в Кобани существует военное сотрудничество», хотя эти сведения опровергают источники в турецкой разведке. Дамаск протестует, но вяло, только на уровне замминистра иностранных дел. Поэтому в сложившемся калейдоскопе событий сложно выделить одну логическую линию, которая, видимо, станет более очевидной по мере приближения намеченных на 7 июня парламентских выборов в Турции.

Станислав Тарасов — шеф-редактор Восточной редакции ИА REGNUM

24.02.2015

Источник — regnum.ru

Сулейман Шах как зеркало турецкой геополитики

Ввод бронетанковой колонны турецкой армии (800 военнослужащих и около 100 единиц бронетехники) на территорию Сирии власти Анкары обосновали необходимостью следовать духу и букве договоров 1921-1923 годов, заключенных между Турцией и европейскими державами. Данные документы, входившие в комплекс договоренностей о международно-правовом конституировании светской Турции, возникшей на обломках Османской державы, призваны были в том числе урегулировать ситуацию вокруг гробницы одного из родоначальников Османской империи Сулеймана Шаха. Этот политический, военный и религиозный деятель XII – XIII веков и его семья (в частности, его внук Осман I) считаются в турецкой историографии основателями династии османов и создателями государства, достигшего пика своего военно-политического и территориального могущества к XV – XVI векам, когда в его состав вошли обширные территории Европы и Азии, включая нынешнюю Сирию.

Международные соглашения начала 1920-х годов определили, что гробница Сулеймана Шаха, оказавшаяся после территориального разграничения между Турецкой республикой Кемаля Ататюрка и ее соседями на территории Сирии, получает экстерриториальный статус. В частности, Турция получила право разместить для охраны гробницы свой воинский контингент и поднять над усыпальницей турецкий флаг. Вплоть до недавнего времени такая ситуация не вызывала особых вопросов ни со стороны Анкары, ни со стороны Дамаска, и охрану гробницы нес турецкий контингент численностью около 40 военнослужащих.

Однако гражданская война в Сирии, поощряемая Западом и одновременно все более выходящая из-под контроля архитекторов «нового мирового порядка», вызвала к жизни и дух Сулеймана Шаха. Захват района, где расположена гробница, боевиками «Исламского государства» (ИГ) был использован Турцией как предлог для вмешательства. Однако и идти на открытый военный конфликт с исламистами, у которых общий с турецкими властями враг в лице президента Сирии Башара Асада, в Анкаре не решились. Там выжидали, и дождались нового изменения военно-политической обстановки, в результате чего приграничная с Турцией сирийская территория перешла под контроль местных курдов. И хотя курдо-турецкие противоречия являются одним из главных конфликтных узлов на Ближнем Востоке, в данном случае успехи курдов в боях за сирийский город Кобани помогли Анкаре совершить блицкриг в направлении гробницы Сулеймана Шаха.

Премьер-министр Ахмет Давутоглу уже дал понять, что Анкара может окончательно перенести останки своего исторического героя на турецкую территорию. Пока же новый мавзолей (прежний был взорван отступающим турецким отрядом) решено разместить на территории Сирии в нескольких десятках метров от турецко-сирийской границы в районе Эшме, недалеко от турецкой провинции Шанлыурфа.

В случае с рейдом турецкой армии на территорию Сирии Анкара действует с дальним прицелом. И Ахмет Давутоглу, и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган являются убежденными сторонниками доктрины неоосманизма, которая апеллирует к имперским традициям Османов и направлена на расширение ареала влияния Турции в Евразии.

Военная операция турецкой армии на сирийской территории станет, видимо, далеко не последней операцией такого рода, учитывая ситуацию в многоугольнике Анкара – Дамаск курды — «Исламское государство», а также планы администрации Обамы добиться-таки решения сирийского вопроса в своих интересах. США «сообщают об отправке более тысячи военнослужащих на Ближний Восток. Цель — подготовка сил оппозиции в рамках инициативы с участием Турции, Саудовской Аравии и Катара», — пишет турецкое интернет-издание Yeni Safak и задается риторическим вопросом: «Как известно, сирийских повстанцев готовят к борьбе против «Исламского государства». Но можем ли мы полагать, что и против Дамаска?»…

Власти Сирии осудили проведение Турцией военной операции на сирийской территории, назвав это агрессией. Турция не согласовала операцию с Дамаском, а лишь проинформировала сирийские власти о ее результатах – в отличие от лидеров курдов в Кобани, с которыми предварительная договоренность о вводе турецких войск была достигнута. Сирия «выносит на суд международного сообщества и Евросоюза агрессивную акцию, предпринятую Турцией на ее территории», заявил заместитель министра иностранных дел Сирии Фейсал Мекдад и добавил: «Мы оставляем за собой право защищать нашу землю и надлежащим образом ответить на эту агрессию в подходящее время». «Турецкие власти пошли на такой шаг, зная, что им ничего не грозит», поскольку их «связывает дружба с Исламским государством», подчеркнул заместитель главы сирийского Министерства иностранных дел.

Петр ИСКЕНДЕРОВ | 25.02.2015 |

Источник — fondsk.ru

Россия может отказаться от «Турецкого потока»

Президент России Владимир Путин в декабре 2014 года сделал в ходе визита в Турцию неожиданное заявление. Российский лидер сообщил, что Россия отказывается от проекта «Южный поток», который должен был передавать российский газ через Болгарию в Европу, а вместо него будет создан новый трубопровод, поставляющий природный газ в Европу через Турцию.

Почему Россия отказалась от проекта «Южный поток» стоимостью в 40 миллиардов долларов? Дело в том, что Болгария не разрешила строительство участка на своей территории.

Почему Болгария заняла такую позицию?

Из-за украинского кризиса ЕС ввел санкции в отношении России. Под удар попали и планы по «Южному потоку»: ЕС не дал добро на проект. Брюссель надавил на болгарские власти, чтобы не допустить строительства болгарского участка трубопровода.

После этого Россия заняла твердую позицию в отношении Европы, сообщив об отмене «Южного потока». Этот шаг британская газета The Times назвала «объявлением газовой войны». Однако 12 февраля произошло событие, призванное положить конец войне между Россией и Украиной.

На переговорах Москвы и Киева, прошедших под руководством Германии и Франции, было принято решение о «прекращении огня».

Если это решение будет реализовано на практике, оно отзовется эхом во всем мире, причем, по очень многим направлениям. Первыми примерами такого эха уже стали рост цен на нефть выше 60 долларов за баррель после падения до 40 долларов, а также снижение курса доллара относительно российского рубля. Что это перемирие значит для Турции? То, что российско-турецкий газопровод, который, как отмечается, будет построен как альтернатива «Южному потоку», может быть отменен. И вместо проекта «Турецкий поток», который пока не вышел за пределы «меморандума о взаимопонимании» и устных заявлений, на повестке дня может вновь возникнуть «Южный поток». Ведь Европа жаждет реализации этого проекта. Как только проблемы между Россией и ЕС по причине напряженности на Украине будут улажены, Брюссель отменит антироссийские санкции, а оттуда недалеко до одобрения проекта «Южный поток» и получения соответствующего разрешения в Болгарии.

Но отступится ли Россия от своего решения?

Россия, поставившая подножку ЕС, может поставить подножку и Турции. Так, даже на пресс-конференции, в ходе которой Путин заявил, что трубопровод пройдет через Турцию, он подчеркнул: из-за отмены «Южного потока» Болгария потеряет 400 миллионов евро ежегодной прибыли. Это заявление, в котором, обращая внимание на убытки Болгарии, российский лидер будто пытается ее убедить, показывает, что «Южный поток» все еще живет в мыслях России.

В течение двух с половиной месяцев, прошедших после знаменательного заявления, ровным счетом ничего не было сделано. Одни заявления: «Турецкий поток — это не блеф» или «создается компания для строительства нового трубопровода». Отсутствие какого-либо серьезного прогресса только повышает вероятность того, что Россия блефует.

С другой стороны, ЕС не перестает хвататься за «Южный поток». Несмотря на то, что Россия изменила свое решение, глава Еврокомиссии Юнкер (Juncker) в своем заявлении 5 декабря отметил: «Мы хотим, чтобы природный газ поступал в Европу через Болгарию, и не приемлем шантажа по вопросам энергетики».

То есть, ЕС не вычеркнул «Южный поток» из своих планов.

Российской экономике, кредитные рейтинги которой упали даже ниже «инвестиционного» уровня, приходится несладко.

Тот факт, что на мирном саммите в Минске результат был получен достаточно быстро, объясняется еще и желанием преодолеть последствия этого кризиса. С отменой эмбарго отношения России и ЕС могут заметно потеплеть. И первым из плодов этого процесса может оказаться возврат к «Южному потоку»…

Оригинал публикации: Rusya ‘Türk Akımı’ndan vazgeçebilir!

http://inosmi.ru/economic/20150218/226346776.html#ixzz3SAGzKnpC

В Баку пройдет конференция на тему «Языковой фактор в азербайджано-турецких отношениях»

19 февраля в Баку пройдет конференция на тему «Языковой фактор в азербайджано-турецких отношениях».

Организаторы конференции Международный онлайн информационно -аналитический центр «Этноглобус» и турецкий культурный центр «Юнус Эмре» Баку.

Конференция состоится 12-00 в здании Бакинского Государственного Университета , новой здание, 1-й этаж.

На конференции примут участие ученые БГУ и Национальной Академии Наук Азербайджана, представители научных кругов, языковеды, представители дипломатиических корпусов, аккердитованных в Азербайджане. На конференции с докладом выступят ученые из Турции и Азербайджана.

Российско-иранская ось?

Недавний визит в Тегеран Сергея Шойгу примечателен тем, что это была первая за 15 лет поездка российского министра обороны в Иран. Как таковой, визит вызвал массу предположений и догадок о сближении между Москвой и Тегераном. Но пока еще слишком рано делать вывод о том, что приезд Шойгу в Тегеран свидетельствует о наступающем стратегическом сдвиге в российско-иранских отношениях. У обеих стран есть основания считать, что сотрудничество в сфере безопасности и экономики может быть взаимовыгодным в условиях той политики, которую проводит против них Запад. Но не все в Тегеране считают, что в руках у Москвы есть ключи к решению иранских проблем, или что Россия действительно решила искать новые подходы в отношениях с Тегераном.

Эйфория

После присоединения Россией Крыма в марте 2014 года официальные лица в Тегеране пристально наблюдают за тем, как ухудшаются отношения Москвы с Западом, и особенно с Соединенными Штатами. Некоторые воинственные и антизападные фигуры в Тегеране полагают, что изоляция России Западом дает Ирану благоприятную возможность для создания стратегического альянса с президентом Владимиром Путиным. Они неустанно твердят о конце американского мирового господства и о новом мировом порядке, в котором Исламская Республика Иран сможет играть ключевую роль.

Однако никто в Тегеране пока не сформулировал убедительную концепцию продвижения к этой цели. Если внимательно почитать иранские заявления, станет понятно: даже сторонники жесткой линии в Иране признают, что несмотря на громогласные заявления об объединении усилий Ирана и России в сфере экономики и безопасности, реальных успехов в этом направлении немного. Один из самых воинственных антизападных вебсайтов в Иране Raja News разместил у себя сенсационный заголовок: «Готовится ирано-российская баллистическая ракета, которая ударит в самое сердце американской политики нефтяных санкций». Но аналогия с баллистической ракетой далека от реальности.

Оказывается, Иран и Россия просто обсуждают двустороннюю бартерную сделку, в рамках которой предусматривается обменивать иранскую нефть на российские товары, услуги и инвестиции. Это вряд ли можно назвать исключительно важной новостью, поскольку такие переговоры идут с конца 2013 года.

Тем не менее, оптимисты, ощущающие наступление новой эпохи в российско-иранских отношениях, утверждают, что на сей раз в расчетах сторон произошли глубокие изменения, придающие этим отношениям мощный импульс силы. Они указывают не только на визит Шойгу, результатом которого стало подписание ряда соглашений в военной сфере, но и на визит Али Акбара Велаяти (Ali-Akbar Velayati) в Москву в конце января.

Велаяти является одной из самых заметных политических фигур исламской республики, человеком, который с 1981 по 1997 годы занимал пост министра иностранных дел. Иранские СМИ сообщили, что Велаяти провел беседу с Путиным в качестве специального посланника президента Хасана Роухани. Но важность поездки Велаяти в Москву в большей степени связана с тем, что он является главным советником верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи.

То, что выбор пал на Велаяти, свидетельствует о том, что обсуждение иранской политики в отношении Москвы ведется на самом верху, и что тон ему задает канцелярия верховного лидера. Иранские официальные лица издавна приезжают в Москву в соответствии с теми задачами, которые они выполняют. Например, по вопросам иранской ядерной программы в Москву ездит министр иностранных дел Джавад Зариф (Javad Zarif). По сирийскому вопросу переговоры с русскими ведет заместитель министра иностранных дел Хосейн Амир Абдоллахиян (Hossein Amir-Abdollahian). Абдоллахиян близок к иранскому генералу Кассему Сулеймани (Qassem Suleimani), которого считают главным архитектором иранской политики в Сирии.

Иными словами, приезд Велаяти в Москву может свидетельствовать о том, что назревают некие существенные изменения в отношениях. Иранское агентство Mehr News сообщило, что приехав в Москву, Велаяти добился согласия Путина на то, чтобы «повысить статус» Ирана в Шанхайской организации сотрудничества, которая является евразийским блоком безопасности, укрепляемым Россией и Китаем с 1996 года в качестве противовеса западным международным организациям.

Имея в ШОС статус страны-наблюдателя, Иран с 2005 года безуспешно пытается стать полноправным членом этой организации. Возможно, русские сейчас могут дать согласие на присоединение Тегерана к этой организации. Следуя в этом русле, государственные иранские СМИ расхваливают перспективы членства Ирана в ШОС. Fars News дошло до того, что спрогнозировало: Иран получит зеленый свет на вступление в сентябре на следующем ежегодном саммите альянса, который пройдет в России.

Пессимисты

У России издавна весьма неспокойные отношения с Ираном, из-за чего многие иранцы скептически смотрят на перспективы сотрудничества. Среди тех, кто с опаской относится к российским намерениям, заместитель министра нефти Ирана Аббас Шахри Могхаддам (Abbas Shahri Moghaddam).

Касаясь предположений о том, что российско-иранское сотрудничество приведет к повышению цен на нефть на мировых рынках, Могхаддам заявил, что это как минимум сомнительно. «Мы удивлены тем, что Россия, добывающая почти столько же нефти, сколько Саудовская Аравия, не готова выступить заодно с Венесуэлой, Ираном и Ираком, и сократить добычу на два миллиона баррелей в день», — сказал он. Иными словами, извечное недоверие к конечным целям России в ее очередных попытках сближения с Тегераном по-прежнему очень сильно внутри иранского руководства.

Что касается вопросов сотрудничества в сфере безопасности, то многие иранские СМИ с энтузиазмом говорят о том, как Россия в декабре объявила НАТО своим главным противником, а также об общих представлениях Тегерана и Москвы о террористических угрозах в регионе. Тем не менее, типичной чертой иранских настроений в отношении России по-прежнему является подозрительность. Простые иранцы в подавляющем большинстве негативно относятся к российским намерениям, но это еще не все. Некоторые заявления, звучащие из Москвы, вызывают сомнения и у официальных властей. Вот один недавний пример. Когда израильский министр иностранных дел Авигдор Либерман (Avigdor Lieberman) находился в Москве, его российский коллега Сергей Лавров заявил, что безопасность Израиля нельзя ставить под угрозу в процессе решения вопросов, связанных с иранской ядерной программой. Такое заявление совершенно ясно указало членам иранского руководства на многозначность интересов Москвы, вызвав у них весьма болезненную реакцию.

Что касается позиции России в вопросе иранской ядерной программы, в Тегеране преобладает мнение о том, что Россия будет по-прежнему занимать сторону других государств в рамках «шестерки» мировых держав. Член комиссии иранского парламента по национальной безопасности и внешней политике Нозар Шафи (Nozar Shafee) предупредил в начале января, что Москва использует переговоры между Ираном и «шестеркой» в качестве «инструмента» отстаивания собственных интересов. «Иран не должен возлагать какие-то особые надежду на Россию, что касается его стратегических отношений с этой страной, — сказал он. — Российские руководители неоднократно заявляли, что могут изменить свою позицию в иранском ядерном вопросе, если США ослабят санкции против России».

Эти слова Шафи прозвучали в ответ на заявление российского Министерства иностранных дел, которое за несколько дней до этого предупредило, что сохраняющиеся американские санкции против России «ставят под сомнение перспективы двустороннего сотрудничества [между Москвой и Вашингтоном] в урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы».

Иными словами, Москва открыто разыгрывает свою иранскую карту в двусторонних отношениях с американцами, и игнорировать это Тегерану трудно. Как отмечает газета Sharq, Тегеран должен прекратить себя обманывать по поводу стратегических отношений с Москвой, которых никогда не было, и которые вряд ли возникнут в будущем.

Во всех этих предположениях о перспективах российско-иранских отношений решающее воздействие будут оказывать два фактора. Во-первых, усиливающиеся противоречия между Россией и Западом в вопросе Украины будут и впредь давать президенту Путину основания для сближения с альтернативными партнерами, такими как Иран. Во-вторых, если к июлю месяцу не удастся достичь компромисса в ядерном вопросе между Ираном и «шестеркой», укрепят свои позиции сторонники жесткой политики в Тегеране, которые уже давно весьма скептически относятся к попыткам сближения президента Роухани с Западом и заявляют, что стратегическое будущее Ирана связано с такими странами как Россия.

Алекс Ватанка — старший научный сотрудник вашингтонского Ближневосточного института (Middle East Institute).

Оригинал публикации: An Iran-Russia Axis? Some in Tehran Aren»t So Sure

Опубликовано: 11/02/2015

(«The National Interest», США)

Источник — inosmi.ru

Почему Анкара не присоединилась к антироссийским санкциям?

Введенные США и другими странами Запада санкции против России, похоже, не особо смущают Турцию. Расположенная всего лишь через Черное море, Турция является одним из важнейших торговых партнеров России и центром притяжения миллионных потоков российских туристов. Естественно, что ухудшать столь выгодное сотрудничество Турции очень не хочется. И здесь не играет роли даже тот факт, что Турция – член НАТО и долгое время считалась одной из опор американского военно-политического влияния на Ближнем Востоке и в Средиземноморье.

Когда-то Турция была главным противником российского государства на южном направлении. Пожалуй, ни с какими другими странами мира Россия не вела столь частых войн, как с Турцией. Лишь во Второй мировой войне Анкара предпочла сохранить нейтралитет, хотя опасность вступления ее в войну на стороне гитлеровской Германии сохранялась вплоть до кардинального перелома в ходе боевых действий. Именно угроза со стороны Турции заставляла советское руководство держать сильные и боеготовые дивизии в Закавказье, не перебрасывая их на фронт. После войны Турция также рассматривалась советским руководством как важнейший противник на южном направлении. Эта ситуация сохранялась и в первые годы существования постсоветской России. Так, турецкие националистические и фундаменталистские организации сыграли одну из ключевых ролей в распространении пантюркистских и исламистских идей в Закавказье, Средней Азии, на Северном Кавказе, вели активную работу среди тюркского населения Поволжья и даже в Якутии.

Тем не менее, еще с 1990-х гг. стали развиваться и экономические отношения между Россией и Турцией. Долгое время политика и экономика в российско-турецких отношениях шли параллельно, однако с приходом к власти в Турции Реджепа Эрдогана ситуация стала меняться в сторону улучшения российско-турецких политических отношений. Причиной тому стало и растущее стремление Турции к обособлению от США и Евросоюза. Во-вторых, турецкое руководство прекрасно осознает, что в черноморском регионе только Россия может рассматриваться в качестве полноценного партнера, способного участвовать в поддержании стабильности и порядка в регионе.

Современное турецкое руководство вполне лояльно относится к России, даже в контексте антироссийской истерии на Западе, последовавшей за воссоединением Крыма и годичным вооруженным сопротивлением в Новороссии. Причина стремления к сохранению дружеских связей объясняется общностью интересов, прежде всего – экономических. Хотя официально турецкие власти, безусловно, не выступают в поддержку в российских действий и подчеркивают приверженность территориальной целостности Украины. Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу во время встречи с Петром Порошенко подчеркнул, что территориальная целостность Украины остается для турецкого государства приоритетной и Крым следует рассматривать как часть украинской территории. В то же время, Турция предпочитает не распространяться о роли России в украинских событиях, подчеркивая, что и отсоединение Крыма, и гражданская война в Донбассе – внутренние дела Украины.

Однако иную позицию Ахмет Давутоглу озвучить и не мог бы. Поэтому здесь следует оценивать турецкую политику не по словам, а по делам. Дела же таковы – Турция создает «антикризисную программу» для российских туристов, которые всегда давали значительный доход стране. Турция продолжает продавать России продовольствие, одежду, иные товары народного потребления. В январе 2015 г. в Москве прошла встреча министра РФ по делам Крыма с делегацией турецких предпринимателей, которые прибыли для обсуждения вопросов о дальнейшем развитии экономического сотрудничества. Возглавлявший делегацию Эрдоган Гюндюзполат заявил, что развитие Крыма представляет собой стратегический интерес для турецкого бизнеса, а экономическое сотрудничество России и Турции в черноморском регионе будет препятствовать «европейским провокациям». Вскоре последовали и практические подтверждения намеренности турецких бизнесменов на сотрудничество с Россией. Так, в начале февраля 2015 г. турецкий паром Rainbow, прибывший из города Зонгулдак, выгрузил большую партию продовольствия и товаров народного потребления в порту Евпатории. Общий вес груза – 400 тонн. Не так и много, но крымские власти уверены, что это только начало. Предполагается, что паром будет ходить в Евпаторию с периодичностью как минимум раз в неделю.

Примечательно, что турки предпочли обезопасить себя от лишних вопросов со стороны Европы – паром прибыл под флагом маленького тихоокеанского государства Палау. Для большинства европейских стран в настоящей ситуации поставки продовольствия в бойкотируемый Крым — немыслимый поступок, но Турция уверенно продемонстрировала Западу, что поддержание важных для страны экономических связей с Россией, для нее намного более значимо, чем присоединение к антироссийской кампании.

О том, что национальные экономические интересы для Турции в дальнейших взаимоотношениях с Россией оказались превалирующими, говорит и Александр Сотниченко – известный российский специалист по Турции и Ближнему Востоку, к которому мы обратились за комментариями.

«ЗАВТРА». Александр, все эти события с поставкой турецким судном продовольствия и иных товаров в Крым (в обход санкций), созданием «антикризисного» режима для российских туристов – можно ли их рассматривать как демонстрацию «пророссийских» позиций Турции Западу? Что Турция является самостоятельным государством и будет и далее строить экономические отношения с Россией, исходя из собственной выгоды, а не стремления следовать в фарватере американо-европейской политики.

Александр СОТНИЧЕНКО. Турция не присоединилась к санкциям Запада в отношении Крыма, а Украина и ее спонсоры на Западе пока еще не занялись серьезно вопросом санкционного давления на Крым (как это, например, делают греки и киприоты в отношении Турецкой Республики Северного Кипра). Поэтому, нарушителем Турцию считать нельзя. Другое дело, турки намеренно не поддержали Запад в вопросах о санкциях и, тем самым, показали России, что могут являться более надежными партнерами, чем Украина или страны ЕС. Нынешнее руководство Турции старается умело лавировать между собственными национальными интересами и интересами крупных мировых игроков. Такая политика принесла в последние 10 лет большие дивиденды. Россия стала одним из главных экономических партнеров Турции (делит 1 место с Германией) и главным поставщиком энергоносителей на турецкий рынок. Терять такого партнера Турция не хочет, поэтому вряд ли пойдет на поводу у США и ЕС, тем более, что ни о каком ее вступлении в Евросоюз более не может быть и речи.

«ЗАВТРА». Основные политические партии Турции правого и левого спектра как то выражают свои позиции по событиям на Украине и сотрудничеству / или не сотрудничеству с Россией? Понятно, что единства в этом вопросе быть у турок не может, но хотелось бы знать, какие силы сегодня можно условно назвать в Турции «пророссийскими».

Александр СОТНИЧЕНКО. Правящая партия Справедливости и Развития с момента прихода к власти сделала ставку на многовекторное развитие Турции, в котором Россия занимала значительную роль. Нынешнее руководство страны старается не акцентировать внимание на политических противоречиях с Москвой. На встрече с В.В.Путиным в декабре президент Турции Р.Т. Эрдоган заявил, что, по его мнению, в Крыму соблюдаются все права крымско-татарского народа. В прессе украинский кризис освещается нейтрально. Левая оппозиция также не пытается играть на противоречиях с Россией. Напротив, ей импонирует поддержка Москвой сирийского режима, поскольку политика Эрдогана в отношении Сирии всегда подвергалась критике. Националисты из партии Националистического Движения критикуют Россию за Крым и тесно связаны с крымско-татарской диаспорой Турции. Кроме того, они выступают в поддержку независимости от России тюркских народов Российской Федерации и СНГ. Однако в настоящее время они не пользуются большой популярностью. Их электорат не превышает 15%. Курды в борьбе за свои права к России в целом относятся также положительно или нейтрально.

«ЗАВТРА». Турция всегда имела определенные виды на Крым. Но воссоединение Крыма с Россией не вызвало со стороны турецких властей и даже общественности резко негативной реакции (реально подкреплявшейся бы какими-то политическими или экономическими действиями). С чем это может быть связано? Турции лучше российский Крым, чем украинский?

Александр СОТНИЧЕНКО. В первую очередь такая позиция турецкого руководства обусловлена важностью турецко-российских отношений, портить которые из-за Крыма они не намерены. Украина же, в том состоянии, в котором она сейчас находится, не представляет для Турции ни экономического, ни политического интереса. Кроме того, Анкара прекрасно понимает, что ситуация в Крыму, если бы он остался в составе Украины, вряд ли отличалась бы от ситуации на Донбассе. А в нынешних условиях турецкие компании надеются на получение взаимовыгодных контрактов в Крыму.

Таким образом, мы видим, что турецкое руководство в целом оказалось мудрее и дальновиднее большинства правительств европейских государств. Прекрасно понимая, что украинский кризис рано или поздно закончится, а Россия останется, турки предпочитают продолжать экономическое сотрудничество. Более того, введение европейскими странами и США санкций против России плодотворно сказывается на экономике Турции, поскольку последняя получает куда более широкие возможности для экспорта своих товаров в Российскую Федерацию. Нельзя забывать и о турецких строительных компаниях, которые в большом количестве работают на территории России. Практически в каждом крупном российском городе турецкие компании участвовали в строительстве каких-либо объектов. Естественно, что терять такой рынок для турок очень невыгодно – ведь работа в России обеспечивала доход десяткам тысяч турецких специалистов и рабочих.

Наконец, есть туристический кластер. Российские туристы ежегодно посещают Турцию, составляя большинство иностранных граждан на турецких курортах. Естественно, что доходы Турции от российских туристов колоссальны и потерять их Анкара не может — это было бы безумием с ее стороны, что турецкое руководство прекрасно понимает. Поэтому когда падение российского рубля в начале 2015 г. поставило под вопрос возможность сохранения туристических потоков из России в прежнем объеме, турецкое руководство сразу озаботилось решением сложившейся ситуации. Была озвучена идея о создании режима благоприятствования российским туристам. Так, 3 февраля 2015 г. премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу выступил с заявлением о намерении субсидировать российские туристические компании, работающие с Турцией. Не исключено, что для упрощения поездок в Турцию страны договорятся о возможности въезда по внутреннему российскому паспорту.

Вопрос о положении крымских татар, который может вызывать различные оценки у турецкой общественности, Россия способна решить не менее эффективно, чем Украина. Во-первых, у России есть многовековой исторический опыт существования в ее составе мусульманских и тюркских народов, представители которых внесли достойную лепту в строительство российского государства. Те же крымские татары с конца XVIII века находились в составе России, при этом сохранив свою национальную и религиозную идентичность до настоящего времени. Более того – до Великой Отечественной войны крымские татары обладали существенными правами в Крыму и лишь сотрудничество части крымскотатарских националистов с гитлеровцами спровоцировало крайне негативную реакцию советской власти, за которой последовала высылка крымских татар в Казахстан и Среднюю Азию.

Во-вторых, какими-либо эксклюзивными правами и привилегиями крымские татары не обладали и до 2014 года, находясь в составе Украины. Возвращение Крыма в состав России даже улучшит положение крымских татар, в особенности в сфере сохранения национальной культуры. Ведь пребывание в составе российского государства облегчит развитие культурных и религиозных связей с другими российскими мусульманскими и тюркскими народами, прежде всего – с татарами Поволжья, тюркоязычными народами Северного Кавказа, которые имеют давние исторические связи с крымскими татарами. Похоже, что это прекрасно понимает и турецкое руководство, поэтому и не впадает в истерику по поводу мнимого нарушения прав крымских татар в результате воссоединения Крыма с Россией, в отличие от тех же украинских властей или стран Западной Европы.

С другой стороны, Турция сама является многонациональным государством, и явная поддержка антироссийских настроений среди крымских татар может спровоцировать ответную реакцию со стороны России. Для Анкары симметричный российский ответ может принести массу проблем – так, нельзя забывать о до сих пор нерешенном курдском вопросе, а ведь на Ближнем Востоке курдский фактор в последние годы играет очень большую роль. В частности, курды создали фактически независимое государство на территории Ирака, усилили свои позиции в Сирии. Поэтому во избежание обострения ситуации в Турецком Курдистане современному турецкому правительству приходится проводить очень осторожный курс, умело лавируя между всеми важнейшими игроками ближневосточной политики.

Конечно, Турцией во взаимоотношениях с Россией движет, в первую очередь, стремление к экономической выгоде. Однако этот здоровый прагматизм турецкого руководства не может не вызывать симпатий, особенно на фоне позиций европейских стран и даже некоторых постсоветских республик.

Илья Полонский

Источник — Завтра

Чем грозит Центральной Азии реанимация идей пантюркизма

В середине декабря прошлого года в Казахстане разгорелся небольшой культурологический скандал с политическим подтекстом. Как сообщил турецкий портал «Turk-media», в своей предвыборной агитации (речь идет о запланированных на текущий год выборах в парламент Турции) довольно одиозная политическая Партия национального движения, придерживающаяся откровенно пантюркистской ориентации, использует песню казахского композитора. Речь шла о песни «Көк жөтел» в исполнении Галымжана Жолдасбая.

А подтекстом, вкрадчиво проходила мысль о том, что это произведение может стать объединяющим звеном для всех, кто придерживается «великой идеи мирового тюркизма». Насколько законно использование творчества Галымжана Жолдасбая со стороны определенных политических кругов иностранного государства, к сожалению, оперативно выяснить не удалось. Хотя владеющие темой журналисты и блогеры моментально припомнили о том, что это уже не первый прецедент, когда песни наших авторов используются в Турции в своих целях. Здесь, например, показателен случай, произошедший в феврале прошлого года, когда казахский композитор Арсланбек Султанбеков уличил правящую в Турции Партию справедливости и развития, лидером которой является в ту пору еще премьер-министр страны Реджеп Тайип Эрдоган, в грубом нарушении авторских прав. Причиной возмущения композитора стало то, что в своей предвыборной кампании партия Эрдогана (кстати, тоже периодически заигрывающая с идеями пантюркизма), использовала в качестве гимна его песню «Домбыра», которая была написана еще в 1997 году.
– Я не хочу, чтобы ее использовали в политических целях. Я не давал никакого согласия. Мне звонят и спрашивают, собираюсь ли я подавать в суд? Я считаю, что нельзя спешить, кипятиться раньше времени. Но в случае каких-то проблем, готов дойти и до суда, – заявил Арсланбек Султанбеков.

Весьма показательна была и реакция турецких оппонентов. В своем ответном заявлении Партия справедливости разъяснила, что казахстанский композитор зря волнуется. Дело в том, что турецкий певец Уюр Ышылак несколько переиначил слова песни и предложил ее политикам уже как свое оригинальное творение. То есть, по мнению партийцев, чистейший воды плагиат на самом деле не нес в себе ничего криминального. Обиженные творческие работники нашей страны тогда решили, что этим турецкая сторона показала и свое отношение к нашим согражданам в духе «Что хотим, то и берем. Не ваше дело»…
Пока деятели культуры и просто неравнодушные люди негодовали в социальных сетях, в том же прошлогоднем декабре идеи пантюркизма и степень их угрозы для нашей страны были подняты и на официальном уровне. В ходе своей пресс-конференции, прошедшей 26 декабря в Астане, министр иностранных дел Казахстана Ерлан Идрисов, сообщив, что в нынешнем году в нашу республику ожидается официальный визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, призвал не драматизировать ситуацию: «Пантюркизм – это не реальность, а реальностью являются наши долгосрочные и стратегические взаимоотношения в политическом и экономическом аспекте…». Вместе с тем, Ерлан Идрисов признал, что «современные турки считают Алтай своей прародиной, что, «конечно же, накладывает отпечаток на наше взаимодействие с Турцией…»

Что касается исторических изысканий по поводу упомянутых министром «алтайский корней», периодически проводимых в Турции, то здесь одним из ярких примеров стал труд турецкого основоположника пантюркизма Зии Гек Альпа под названием «Основы тюркизма», впервые увидевшей свет в 1923 году и с тех пор выдержавший десятки переизданий. Печатается эта «настольная книга пантюркиста» и в наши дни и даже активно переводится на другие языки, благодаря чему все интересующиеся проблемой могут почерпнуть в ней необходимые азы идеологической базы этого течения.

Итак, согласно мысли автора, для установления мировой империи необходимо было пройти три важных этапа. Первый этап – это полное установление тюркизма в самой Турции. На этой ступени утверждения идеологии пантюркизма, предполагалось ограничение влияния религии на общество и власть, (прежде всего, речь шла, конечно же, об исламской религии). И в этой части, Зии Гек Альпой, собственно, и был выдвинут знаменитый лозунг «от Мекки к Алтаю», поскольку именно Алтай считается мифической прародиной тюркского суперэтноса.
Второй этап развития всемирного пантюркизма подразумевал объединение стран, населенных «потомками Огуза», легендарного родоначальника тюркских племен. На практике это подразумевало полное слияние Турции и Азербайджана.

Ну наконец, третий этап содержал программу-максимум – а именно включение всех тюркских народов – то есть турок, татар, башкир, алтайцев, тюркских народов Северного Кавказа и Закавказья, тюркских народов Средней Азии (узбеков, киргизов, казахов, туркмен), а также народов Восточного Туркестана (прежде всего уйгур) – в общее государство под эгидой Константинополя (то есть нынешнего Стамбула). А чуть позже политические притязания должны были распространяться уже на Балканы, Сибирь, Казань, Уфу и Монголию…
К теоретическим основам пантюркизма в контексте его влияния на другие страны мы еще вернемся чуть позже, а пока посмотрим на некоторые тревожные события, происходящие самой Турции.

В самом начале февраля этого года мировые СМИ объявили о предотвращении очередного покушения на Реджепа Тайипа Эрдогана, готовящегося в Анкаре. Как сообщалось, в центре города прогремело два мощных взрыва. Один из них произошел за пятнадцать минут до появления кортежа Эрдогана, другой спустя еще полчаса. После взрывов полиция Анкары в ходе поисков обнаружила еще два не сработавших взрывных устройства. Были покушения на жизнь Эрдогана и в прошлом году. Так, согласно сообщениям турецких СМИ в июле 2014 года, сотрудники службы безопасности смогли обезвредить человека, подбиравшегося к нему с заряженным пистолетом. Ровно за месяц до этого, в июне того же года, в Стамбуле на церемонии открытия муниципального здания к Эрдогану тоже прорывался террорист-одиночка с пистолетом. Еще чуть раньше в Стамбуле группа неизвестных обстреляла сотрудников правоохранительных органов, готовивших дорогу к проезду эрдогановского кортежа (тогда еще он занимал пост премьер-министра страны). Примерно в эти же дни была обнародована достаточно сенсационная информация о том, что спецслужбы за последние годы предотвратили более ста покушений на его жизнь.

Что это – искусственное нагнетание внутренней напряженности, терактомания, или действительно проводимая Эрдоганом политика вызывает столь активное противодействие? На этот вопрос однозначного ответа не будет (скорей всего, все составляющие здесь гармонично объединены), но то, что на «турецких берегах» отнюдь не царит политическая идиллия, пожалуй, не вызывает никакого сомнения.
Вот, например, громкий судебный процесс, прошедший в начале прошлого года над несколькими сотнями офицеров, обвиняемых в подготовке военного переворота. Параллельно с этим возобновились и суды нал участниками масштабных антиправительственных выступлений, начавшихся с ситуации вокруг парка Гези в Стамбуле (тогда, в едином протестном строю оказались националисты и коммунисты, мусульмане и атеисты, алавиты и сунниты), а затем и вовсе принявших откровенно политическую окраску. Как выяснилось, недовольство достаточно большой массы протестующих вызывает как неуклонная исламизация страны, и так откровенная «неоосманистская» внешняя политика тогдашнего правительства Эрдогана, полностью соответствующая основным идейным критериям пантюркизма.

Уже несколько лет граждан Турции возмущает откровенная поддержка правительством радикальных движений в странах, охваченных «арабскими революциями». И если в самом начале «арабской весны» Эрдогану еще удавалось убедить в том, что его кабинет лишь морально поддерживает «демократические силы», то события в Сирии не оставили сомнений, что Турция не только финансирует радикальные исламистские группировки, воюющие против президента Башара Асада, но и оказывает им вполне практическое содействие. Как указывали оппозиционно настроенные турецкие СМИ: «Эрдоган превратил нашу страну в большую базу по организации снабжения, лечения, отдыха, подготовки и вооружения сирийских мятежников, среди которых доминируют организации, признанные террористическими всеми цивилизованными странами мира».

А совсем недавно стало известно, что на территории Сирии действует целый отряд, сформированный из числа отставных бойцов спецподразделений Турции. Причем сражается он в составе самого ИГИЛа. Согласно данным, раздобытым тамошними журналистами, турецкие легионеры – это хорошо подготовленные наемники и получающие, в отличие от рядовых ИГИЛовцев, куда более значительную плату. Они оказались на войне если и не по приказу, то уж точно с молчаливого согласия командования, и курируются структурами Служба национальной безопасности Турции. В СМИ просочилась информация об этом отряде, после того как несколько из них попали в плен.

При этом, авторы публикаций проводили прямую параллель между стремлениями США в укреплении своих позиций на Ближнем Востоке и политикой правительства Эрдогана, так же видевшего свои стратегические интересы в отношении данных территорий. Заодно, прозвучало и напоминание о предыдущих контактах между военными и разведслужбами США и Турции, в ходе которых широко обсуждались вопросы, касающиеся присутствия разведслужб Турции на Балканах, в Кавказе и в Крыму. Кроме того, явно преследуя свои политические цели до определенного времени, исследовательские и аналитические центры США активно пропагандировали идеи пантюркизма, таким образом, надеясь внести свою лепту в настроения целого ряда государств СНГ, а также создать хотя бы декларативный противовес Евразийскому союзу. Аналитики особо указывали и на тот факт, что с развитием американской политической доктрины в этом направлении, и новыми вызовами Евразии, США могли планировать перенос центра солидарности тюркских народов в более актуальное на перспективу географическое место- то есть, непосредственно в Центральную Азию. Здесь же можно упомянуть и антироссийскую риторику, периодически проскальзывающую в турецких масс-медиа, и очередные страшилки в адрес непосредственно нашей страны (вроде статьи политолога Кюршад Зорлу под «говорящим» названием «После Крыма придет черед Казахстана?», опубликованной в сентябре прошлого года в газете «Yenicag». Все это, по сути, является маленькой местью за прошлые обиды, ведущие корни еще с самой зари постсоветской независимости, когда в отношении Центральноазиатского региона у Турции в очередной раз появились далеко идущие планы.
Еще в самом начале 90-х годов, в период распада СССР Турция ненавязчиво предлагала организовать некое федеративное общетюркское содружество с центром в Анкаре. Но лидеры ставших независимыми постсоветских республик, и в первую очередь Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, от «заманчивого предложения» категорически отказались. Идея пантюркизма просто не могла получить ожидаемого Анкарой сочувствия в среднеазиатских тюркоязычных республика, хотя бы потому, что у каждого молодого государства уже появились свои собственные амбиции, и Турция в качестве самоназначенного регионального лидера была никому не интересна.

И тогда осознав то, что кавалерийским наскоком дело не решить, идеи пантюркизма стали проникать на центрально азиатскую территорию несколько завуалировано, что называется «через форточку».

Многочисленные опросы общественного мнения, проводимые в настоящее время, показали, что в Средней Азии пантюркизм пока мало популярен (здесь, вполне можно согласится с вышеупомянутым мнением Ерлана Идрисова). Да и публичная риторика руководителей турецкого внешнеполитического ведомства в настоящее время уже не является откровенно напористой, как два десятка лет тому назад, и в своих официальных заявлениях, они почти не говорят о «едином тюркском мире под знаменем Анкары». Тем не менее, такие формально негосударственные, но активно поддерживаемые «османистами» институты внедрения «пантюркизма», как «ТИКА» (Турецкое агентство по сотрудничеству и развитию) и «Тюрксой» (международная организация, занимающаяся развитием культурных связей тюркских народов) ведут в регионах Центральной Азии свою весьма активную деятельность. И сфера их интересов затрагивает не только декларируемые вопросы культурных взаимоотношений, но и вполне конкретную идеологическую обработку.
Происходит это практически везде. Вот, в прошлом году СМИ соседней с нашей страной Киргизии, забили нешуточную тревогу утверждая о том, что в стране открыто насаждается идеологическая турецкая колонизация:
«В настоящее время, на территории КР наиболее активную деятельность развивают религиозный фонд «Туркия Диянет Вакфи» (ТДВ) и «Сулеймания». В действующих по всему Кыргызстану турецких учебных заведениях настойчиво пропагандируется пантюркизм. Эта – одно из направлений работы, которая уже сейчас приносит ощутимые результаты. Второе направление – увеличение рядов последователей течения «Сулеймания» за счет местной молодежи. Основной упор в распространении пантюркизма делается на молодых кыргызстанцев, обучавшихся ранее в религиозных турецких учебных заведениях. Молодежь в возрасте 15-16 лет обучается азам религии, а также изучает турецкий язык и получает навыки работы на компьютере. Занятия проводятся в основном в вечернее время суток. Наиболее одаренные выпускники после двухгодичного обучения, как правило, направляются в религиозные высшие учебные заведения «Сулеймания» в Турции.
Фонд «Туркия Диянет Вакфи» последовательно занимает все возможные ниши для пропаганды идей пантюркизма в Кыргызстане. Под влиянием ТДВ имам-хатибы и некоторые работники муфтията страны выступают за учреждение для представителей официального духовенства КР единой униформы по турецкому образцу. Идеологическое влияние Турции усиливается с каждым днем. Тысячи и тысячи молодых кыргызстанцев ежедневно проникаются идеями величия и привлекательности идей Османской империи. Если и дальше будет продолжаться в том же духе, то Кыргызстан может превратиться в вассальное государство под протекторатом Анкары»…

Примерно тоже самое пишет и казахстанская (кстати, преимущественно, казахскоязычная) пресса, авторы публикаций которой все чаще обращают внимание на стремительно увеличивающееся количество учебных заведений турецкой ориентации:

«Сегодня в системе казахского образования роль главной скрипки выполняют привлеченные специалисты из-за рубежа, – беспокоится в своей статье «Проснуться в халифате?» журналист Имит Тулепбаев. – Однако зачастую эти самые «специалисты» не только не помогают, но и напрямую вредят нашим интересам.

Так, к примеру, происходит с Казахско-турецким университетом имени Сулеймана Дэмиреля, чьи филиалы сегодня функционируют в Южно-Казахстанской, Мангистауской, Жамбылской и Костанайской областях. Но и это еще не полный список экспансии турецкого образования, обрушившейся на Казахстан. Дело в том, что при каждом из филиалов действуют лицеи и пансионаты, где за счет финансовых средств, выделяемых правительством Турции, обучаются дети и молодежь в возрасте от 7 до 25 лет. В то же время каждый из обучающихся в этих лицеях, пансионатах и ВУЗах является выходцем далеко не из простой семьи. Все они представители интеллигентных семей, кланов из правоохранительных и властных структур.

Казалось бы, что тут такого? Дети изучают турецкий, арабский и английский языки. Кому от этого может быть не сладко? Но весь фокус в том, что наряду с изучением этих языков, турецкие преподаватели шпигуют наших детей идеями пантюркизма, исламского фундаментализма, в особенности в видении С.Нурси, чьи последователи известны как «нурчисты»…

Есть и еще более резкие оценки: «Современный пантюркизм в глобальном масштабе – это прикрытые в культурно-экономические «одеяния» имперские амбиции турецких националистов, которые не хотят признавать самостоятельный путь развития, национальную самоидентификацию и государственность таких стран, как Казахстан. Пантюркисты желают превратить казахов, узбеков, киргиз и т.д. в турков, наш язык в «ортатюрк» на основе опять же турецкого языка, переселить избыточное население из Турции на наши просторы и стать новым «старшим братом».
Здесь, кстати, упоминается и изданный в 1993 году миллионным тиражом букварь на основе латиницы для разных тюркских языков. В предлагаемом пантуранском алфавите столько же букв, сколько в анатолийском турецком алфавите, и, как указывают многое казахскоязычные филологи, его совершенно невозможно употребить в среднеазиатских языках. Впрочем, похоже, авторов этого букваря, такие «мелочи» особо не волновали.

Даже если отбросить эмоциональную составляющую подобных публикаций, то основное опасение их авторов будет видно невооруженным глазом – в пантюркизме видится угроза национальной самоидентичности, а возможно и государственности страны как таковой.
Возможно, те, кто опасается проникновение в Среднюю и Центральную Азию идей «новой Османской империи», несколько сгущают краски. Но возможно и нет. Ведь действительно, еще каких-то 15-20 лет тому назад силы, которые пропагандировали такое «единение» внутри самих центральноазиатских государств были немногочисленны и достаточно разрознены. Так, в Казахстане, к идее пантюркизма в свое время была близка всего лишь радикальная националистическая партия «Алаш», возглавляемая братьями Нутушевыми (один из которых сейчас больше известен как Арон Атабек и пребывает в местах лишения свободы за свою экстремистскую деятельность), а в Киргизстане и Узбекистане действовали аналогичные по духу образования «Эрк» и «Бирлик». Довольно быстро эти политические силы сошли с авансцены, так и не найдя понимания у большинства населения. То есть, говорить о какой-либо из них, как о реальной политической силе, было просто невозможно. Причем, одной из их объединяющих черт являлось то, что они, по сути, занимали маргинальное положение, опираясь на наименее образованные и культурные слои населения.

Но в последнее время многие эксперты и политологи практически в унисон говорят о «второй волне пантюркистских настроений», на этот раз облаченных в более завуалированную форму и использующих несколько иные формы для своей пропаганды.
Например, начиная с середины двухтысячных годов, все чаще стал использоваться тезис «освобождения тюркских народов». От кого? Да от всех видов «колонизаторов»:

«Наша цель, это цель единой идентификации тюрков и восстановления исторической справедливости в отношении как колонизованных тюркских народов, так и тюркских народов, обретших государственность» – такую несколько сумбурную по форме резолюцию приняли в 2005 году в ходе 12-го курултая Международного объединения тюркской молодежи, состоявшегося в Стамбуле. Там же, было решено отныне «Именовать народы, представляющие великий тюркский мир, исконным названием с приставкой «тюрко-» (тюрко-татары, тюрко-саха, тюрко-чуваши, тюрко-хакасы, тюрко-ногайцы, тюрко-кыргызы и т.д.). Впредь предлагается во всех документах государственных и общественных организаций народы, представляющие тюркские этносы, именовать в сочетании со словом «тюрко-«…»
Что ни говори, но любая идея принудительного пересмотра истории (и пресловутая «деколонизация» здесь отнюдь не исключение), это настоящий кладезь для национал-популизма всех мастей. И поэтому совершенно неудивительно, что к пантюркизму (со всеми его производными) быстро примазались все те, кто видит в этом направлении неплохие возможности для личного старта в политике, а точнее – в политиканстве.

В сентябре 2012 года на одном из небольших интернет-порталов Казахстана было размещено обращение под громким заголовком «Пантюркизм – это становой хребет тюркского государства». Обращение по своей сути провозглашало создание новой «Национально-патриотической тюрко-казахской народной партии «Шанырак».
Подписано оно было двумя, до этого времени практически никому не известными жителями Семея, которые, помимо всего прочего, зачем-то объявили что «являются последователями дела Мустафы Шокая».
Подробно цитировать весь этот многословный, крайне сумбурный и сырой документ нет никакой нужды, тем более, что после этого ни про какую партию «Шанырак» на политической сцене страны слышно не было. Возможно это был «пробный шар» на предмет зондирования общественного мнения, возможно, что-то другое, но свое видение государственного устройства там было изложено со всей простотой, которая в иных случаях – как говорится – хуже воровства. Создание «Великого тюркского каганата» в геополитике, учреждение «Общего координационного выборного органа законодательной власти тюркских государств – Совета Старейшин» и, как венец всего этого, формирование новой государственной идеологии, которой, по мнению авторов, должна была стать «идея пантюркизма с ее тысячелетней историей».

Дальнейшая судьба этого высокопарного бреда, как уже говорилось выше, абсолютно неизвестна. Скорей всего, идея «национал-шаныраковцев» благополучно канула в лету вместе с кучей подобных заведомо мертворожденных проектов. Но, тем не менее, сам факт появления таких «обращений» не может не настораживать. Как и то, что периодически пантюркистские посылы берутся на вооружение более известными и традиционными представителями так называемого «национал-патриотического» толка, которые правда, их используют не столько по прямому назначению, сколько в качестве гарнира к антироссийской или любой другой «анти»-риторике. Иногда им в унисон подпевают и доморощенные исламисты, хотя, судя по бессвязности их комментариев и высказываний, вообще плохо понимают о чем идет речь (заодно, пребывая не в курсе традиционного антагонизма между исламом и пантюркизмом).

И вот тут-то мы и возвращаемся к той, казалось бы, парадоксальной ситуации, когда против усиления пантюркистких и неоосманистких идей протестуют в самой Турции. Ларчик, собственно говоря, открывается здесь просто – по мере усиления внешнеполитический амбиций Анкары, в стране начался вполне ощущаемый экономический спад. Буквально с каждым годом Турция опускается все ниже в таблицах международных экономических рейтингов. Иностранные инвестиции сокращаются более чем на треть, западные компании стали выводить производства, темпы роста экономики в прошлом году составили порядка 2,6 процента, а за последние три года долги государственного и частного сектора увеличились с 300 до 400 миллиардов долларов США. Отсюда вытекает и нестабильность социального положения.

И хотя, по официальным усредненным данным, безработица в Турции составляет всего лишь 10%, то есть, вполне приемлемый показатель для поддержания социальной стабильности, однако реальный уровень безработицы среди молодежи в два раза выше. В результате, более половины участников антиправительственных демонстраций составляют молодые люди до 30 лет. А если учесть, что Турция является молодой страной, где половина населения это граждане до 35 лет, то одна из причин роста социального напряжения становится понятной. Так же к числу носителей протестных настроений стал относиться и средний класс, как достаточно уязвимая часть общества. Кроме того, правительству так и не удалось решить основные структурные проблемы экономики, а также остановить рост внешнего долга страны, который за последние годы вырос с 39,4% ВВП до 42,8% ВВП. Критически высоким для турецкой экономики является дефицит торгового баланса, составивший 65,7 миллиарда долларов США. Все это отражается в падении фондового рынка, ослаблении турецкой лиры, уменьшении доходов от туризма.
И на этом фоне периодически звучащие призывы возродить былую мощь Османской империи, возрождение гегемонистских планов своего османского предшественника и самое главное – финансирование радикальных формирований и достаточно солидные денежные вливания на поддержание соответствующих центров и институтов за рубежом в ущерб некоторым социальным программам, скорей вызывают не одобрение, а раздражение среди достаточно большой части населения. А в среде достаточно влиятельных оппозиционных политиков все чаще звучат призывы перестать увлекаться ревизией османского геополитического влияния и уделить больше внимания насущным проблемам общества.

Еще одним побочным следствием пантюркизма становится экономическая и трудовая миграция в страны Центральной Азии и, как следствие, практически неизбежные конфликты между коренным населением и заезжими гастарбайтерами. В сентябре прошлого года Астану взбудоражило известие о групповой драке на строящемся турецкими подрядчиками объекта «Назарбаев Университет». Начавшись с банального недовольства, высказанного турецкими строителями в адрес качества пищи в рабочей столовой, градус недовольства постепенно перенесся на весь персонал из числа местных жителей и в ход пошли кулаки. Разнимать противоборствующие стороны, количество которых мгновенно перевалило за сотню человек, тогда выехали лично прокурор Астаны Жоргенбаев и начальник столичного ДВД Аубакиров. В тот раз конфликт удалось погасить за довольно короткое время и впоследствии все ограничилось лишь административными взысканиями. Однако тревожит другое – подобные стычки происходят с пугающей регулярностью и далеко не всегда обходятся без человеческих жертв. Ведь еще совсем недавно были на слуху серьезные скандалы, возникшие после масштабного мигрантского конфликта 2006 года на Тенгизе. Причиной кровопролития тогда послужило высокомерное отношение турецких рабочих и специалистов к казахстанским коллегам и сексуальные домогательства в отношении казахстанских женщин, работавших в этом субподрядном предприятии. А согласно данным Генпрокуратуры РК, большинство нарушений трудового законодательства на иностранных предприятиях в РК зафиксированы именно на турецких предприятиях. В ходе проверок со стороны прокуратуры были выявлены сотни случаев дискриминации казахстанцев в оплате и условиях труда. Все это отражено в статистических сообщениях за 2000–2013 годы на официальном сайте этого надзорного органа. И такое без всякого преувеличении хамское отношение со стороны приезжих гастарбайтеров к своим казахстанским коллегам, вряд ли может служить примером «единства тюркской нации», столь старательно декламируемой идеологами и пропагандистами пантюркизма. Скорей наоборот – наглядно показывает кто в этом союзе будет «равнее», и чьи амбиции и интересы будут соблюдаться и удовлетворяться более тщательно.
Адепты пантюркизма клятвенно заверяют, что идеология культурной интеграции тюркоязычных народов в настоящее время не несет в себе никакой угрозы для остальных участников мирового политического процесса. А негативное восприятие пантюркизма, дескать, связано исключительно с историческими предрассудками против Османской империи. Однако, воспитание потенциальных пантюркских элит, которые, по замыслам Турции и США, в перспективе могут сработать в качестве деструктивного детонатора на разобщение и развал других, как политических, так и экономических объединений, а так же хоть и вкрадчивое, но, тем не менее, настырное пантюркистское «зондирование» населения стран Средней Азии не может не настораживать. Ведь сегодняшний пантюркизм по-прежнему представляет собой мощное «оружие сознания» для радикальных националистических группировок, а в умелых руках вполне может стать очередным вызовом для безопасности всего региона. И с этой угрозой просто нельзя не считаться.

12.02.2015

Талгат Ибраев

Источник — nomad.su

США возвращаются в Мосул

Нефть растет, вынуждая золото упасть до $1.240 за тройскую унцию. Еще 2 февраля золото стоило $1.275. Нефть берет инициативу в свои руки: Brent достигает отметки $59,18 за баррель, а WTI поднимается до $52,63 за баррель. Что же определяет суть этой ценовой алхимии? У аналитиков есть одно объяснение — дальнейшее сокращение числа буровых установок в США. Портал «Вести Финанс» со ссылкой на американскую нефтесервисную компанию Baker Hughes отмечает, что в январе число действовавших в мире нефтяных и газовых буровых установок составило 3.309 штук против 3.570 в декабре 2014 г. и 3.598 в январе 2014 г. Количество буровых установок, расположенных на суше, составило в январе 2.939 штук, что на 232 установки меньше, чем в прошлом месяце. Число установок, предназначенных для бурения на шельфе, в январе в сравнении с декабрем сократилось на 29 до 370 штук. На территории США число установок в прошлом месяце упало на 199 относительно декабря 2014 г. до 1.683 штук. Ближний Восток демонстрирует противоположную динамику: количество установок увеличилось до 415 в январе 2015 г. против 403 в декабре 2014 г.

Цифры говорят сами за себя. Саудовская Аравия продолжает душить нефтепром США. Наряду с этим, Эр-Рияд предпринимает ценовое наступление на Пекин. Как отмечает Bloomberg, государственная Saudi Aramco предоставляет КНР самую большую скидку за последние 14 лет — $2,3 за баррель. Королевство пытается вернуть утраченные за 2014 г. позиции на китайском рынке, где Россия демонстрирует уверенный рост. Китай представляет собой настоящую сокровищницу. По данным Международного энергетического агентства, КНР заняла в 2014 г. второе место (после США) в мире по импорту сырой нефти.

Передел мирового рынка углеводородов продолжается. Начиная с 2011 г. глобальный политический порядок сопровождают масштабные изменения, которые по своему охвату не уступают 1945 г. Судите сами. Единого Ирака больше нет: боевики «Исламского государства» превратили название этого государства в историко-культурное понятие, также как и Сирию. На обломках этих стран восстает Курдистан, который de facto получил международное признание. И это только начало. Тель-Авив и Вашингтон возлагают на Эрбиль большие надежды по сдерживанию Багдада, Дамаска, Тегерана и Анкары. Скрепя сердце, Турция и Иран поддерживают курдов в борьбе с ИГ: они понимают, что завтра гнев «Пешмерга» может быть обращен против них. У турок и иранцев не так много вариантов: если Курдистан для них — угроза, то последователи полумифического «Халифа» — угроза вдвойне. В международных делах все относительно. За последние недели множатся прогнозы о том, что своими действиями «Исламское государство» может повысить цены на нефть. Едва ли Иран будет возражать против этого, не так ли? Если попытаться заглянуть за кулисы этой игры, то в самом сложном положении оказывается арабская нация. На наших глазах рассыпается Йемен, некогда служивший колыбелью арабского образа жизни и кочевой культуры, о чем с таким трепетом писал в 1921 г. британский разведчик Лоуренс Аравийский. Ирония истории: во время Первой мировой войны Великобритания использовала арабское восстание для передела османских владений, а теперь итоги «арабской весны» пытается обратить себе на пользу Америка.

Сменились лишь действующие лица. Роль Османской империи ныне играет Турция, которая поддерживает таран государственных институтов в Сирии, не задумываясь о том, что в политике действует закон всемирного тяготения: не стоит желать своему оппоненту смерти — все возвращается. Хотя дело здесь не только в Анкаре. Ливанский телеканал Al-Mayadeen подчеркивает, что разведывательные службы США, Франции, Израиля, Турции, а также стран Персидского залива создают на юге Сирии новый фронт террористов численностью 60 тыс. человек для «подготовки к большой войне против сирийского режима». Уточняется, что около 10 тыс. боевиков нового фронта завершили подготовку на территории лагеря «Ярмук» в Иордании и ожидают переброски в район сирийского города Дераа на юго-западе Сирии. Странная логика у властей Иордании. Как можно готовить тех, кто будет потом заживо сжигать твоих солдат? Источники ИА REGNUM в Тегеране, близкие к Корпусу стражей исламской революции, сообщают, что фронт будет состоять из примерно 37 бригад под общим командованием одного из лидеров исламистов — ливанца З. Харири. Оснащение и вооружение боевиков будет осуществляться Саудовской Аравией и Иорданией. Спецслужбы Израиля и Турции займутся снабжением разведданными и логистикой. Что не сделаешь для свержения «кровавого режима» Асада, не так ли?

Однако сирийский политолог, кандидат исторических наук Х. Салум, прибывший из Дамаска несколько дней назад, не видит причин для беспокойства. «Главное — не допустить объединения террористического фронта, создаваемого на юге страны с „Исламским государством», которое орудует на севере Сирии. Армия Б. Асада сумеет сдерживать обе группировки при условии, если они не сольются в единый военный кулак», — сообщил Салум в интервью ИА REGNUM. Говоря о сирийском урегулировании, политолог особую роль отводит королю Иордании Абдалле II, «имеющему тесные контакты с Саудовской Аравией, Израилем, Соединенными Штатами, а также с Сирией, против которой и ведет войну антиасадовская коалиция во главе с Вашингтоном, Тель-Авивом и Эр-Риядом». Как отмечает Салум, «казнь иорданского летчика М. Касасбеха ставит короля Абдаллу II в затруднительное положение: с одной стороны, глава государства вынужден жестко ответить на убийство серией авиаударов по позициям боевиков ИГ, что было предсказуемо; а с другой стороны, общественное мнение вынуждает монарха начать наземную операцию против террористов, что лишает Амман гибкости в диалоге с Дамаском».

Америка активно перетягивает Иорданию в стан врагов сирийского президента, увеличивая финансовую помощь для Аммана. 8 февраля коалиция докладывает об успехах: командующий ВВС Иордании М. Джубур с гордостью сообщает о ликвидации 7 тыс. боевиков ИГ в Сирии и Ираке за последние недели. Наряду с Иорданией, в авиаударах участвуют истребители Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и Бахрейна, не говоря уже о странах Евросоюза, которые без колебаний вступили в войну. Огневую мощь демонстрирует и президент Египта А. Ас-Сиси, уничтоживший в первых числах февраля 27 боевиков на Синае. Канада и Австралия также участвуют в войне против ИГ. Оттава предпочла отличиться, направив в зону боевых действий военных советников для иракской армии. Даже Япония, чья Конституция провозглашает отказ от войн как средства достижения целей в мировой политике, думает об участии в войне против ИГ. Смогла бы Америка и ее региональные союзники создать подобную коалицию без угрозы со стороны «халифата»? Ответ очевиден — никогда. Военный кулак становится сильным только в тот момент, когда враг бросает вызов цивилизации. Дипломатия Вашингтона обратила безжалостные казни «Исламского государства» себе на пользу. Эти действия — «политическое джиу-джитсу», которое позволяет играть на поле противника, используя его силу. Сенатор Дж. Маккейн может быть доволен: его многочисленные «визиты» в Сирию и встречи с главарем ИГ аль-Багдади дали эффект.

На этом сюрпризы не заканчиваются. 6 февраля президент США Б. Обама обнародовал Стратегию национальной безопасности 2015 г., в которой «противостояние российской агрессии на Украине» ставится в один ряд с борьбой против «Исламского государства» и вирусом Эбола. Эту наглость и умышленную подмену понятий следовало ожидать. Даже американские эксперты из Foreign Policy призывают своих читателей не ждать чего-то серьезного от внешнеполитических документов администрации Обамы. Чего уж тут говорить? Суть послания видна между строк. Белый дом использует ИГ в качестве инструмента, с помощью которого создается широкая международная коалиция для передела богатств Ближнего и Среднего Востока. Америка планирует вернуться в Ирак, передает телеканал CNN. Для этой цели Обама запросил у Конгресса право на применение вооруженных сил в Мосуле (северный Ирак). Центральное командование США планирует начать операцию уже в апреле. Запахло нефтью.

Ближний Восток и мировой рынок нефти уже не ждут перемен — источник изменений заложен в них самих. Ввод войск в Мосул решит для Америки как минимум две задачи: 1. Повысит цены на нефть, предотвратив банкротство американского нефтепрома; 2. Поддержит Эрбиль в деле провозглашения независимости. М. Барзани готовит референдум, который изменит не только судьбу Ирака, но и Турции. США ему помогут. Саудовская Аравия почувствовала неладное, делая ставку на стальную стену вдоль границы с Ираком. Эр-Рияду нужно успеть со стройкой к прибытию войск Вашингтона. Восточное гостеприимство парализовано страхом. «Исламское государство» отрабатывает вложенные средства.

Саркис Цатурян — редактор Восточной редакции ИА REGNUM

Источник — regnum.ru

Эрдоган отверг демократию?

Подобно Иосифу Сталину, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган винит во всех проблемах страны «внутренних и внешних врагов». На днях глава государства назвал сторонников Фетхуллаха Гюлена агентами израильской разведки Моссад. «Позор тем, кто не видит, что они («параллельное государство») сотрудничают с Моссадом», — заявил Эрдоган на заседании Ассоциации промышленников и бизнесменов в Стамбуле. Раньше Эрдоган утверждал, что Гюлен является «агентом ЦРУ и работает против национальных интересов страны». Не будем сейчас дискутировать о разнице между Моссадом и ЦРУ. Отметим другое. В период холодной войны внешняя политика Турции находилась (вплоть до 1980-х гг.) под давлением, имела то статус фигуранта, то — запасного игрока. На повестке дня у дипломатов было посещение Кипра, районов Эгейского моря, материка. Странным было то, что при таком узком охвате территориальной деятельности политика страны была пассивной, напоминала картину, на которой слепой ведет слепого. Турция тогда не шла на риск, она бездействовала, представляя собой страну третьего мира.

После прекращения холодной войны в 1989 г. премьер-министр, а затем и президент Тургут Озал сделал шаг вперед, оживив внешнюю политику Турции. Страна пыталась выбрать себе место в мире, раздумывая между неоосманизмом и «отходом от Запада». Смерть Озала в разгаре этих серьезных дискуссий, а затем и приход к власти президента Сулеймана Демиреля и коалиционного правительства, членами которого стали Тансу Чилер, Месут Йылмаз, Эрбакан и Бахчели, сконцентрировали все внимание на внутреннюю политику. В тот момент у Турции фактически не было внешней политики. 11 августа 2001 г. Реджеп Тайип Эрдоган и Абдуллах Гюль образовали Партию справедливости и развития (ПСР), придя к власти два года спустя. Так начался новый этап в международной политике Турции.

ПСР способствовала созданию новых явлений во внешней политике. В ход пошли аргументы социальных генов, религия, история, культура и язык народа. Потом родилась дипломатическая концепция «нулевых проблем» или «ритмичной дипломатии». Турция вначале следила за событиями на Балканах, а затем ее взор обратился к Ближнему Востоку. Громкие заявления о «миссии» Турции быстро насторожили страны региона. Не пройдя даже инкубационный период западной демократии, Анкара выступила в качестве «главного идеолога» Ближнего Востока. Из-за того, что у Турции не было шансов стать его лидером, произошел ожидаемый многими экспертами «срыв».

Сегодня в законодательство страны вносятся изменения, противоречащие демократическим ценностям и свободам, преследуются журналисты, которые объективно освещают события политической жизни. А после вспыхнувшего в декабре 2013 г. крупнейшего в новейшей истории страны коррупционного скандала начались кадровые чистки в полиции и органах судебной власти. Председатель Народно-республиканской партии Акиф Хамзачеби был вынужден выступить в защиту полицейских, проводивших расследование: «Это операция по уничтожению (досл. „сведению на нет, обнулению» ) всех причастных к антикоррупционному расследованию 17 и 25 декабря. Нет никаких сомнений по этому поводу. Вначале они пытались „обнулить» (свести на нет) деньги, потом судебную систему, а сейчас добрались и до полиции. В период с 17 по 25 декабря мы узнали о самом крупном в истории Турецкой Республики коррупционном скандале. Четверо из министров и их семьи оказались замешанными в коррупционном скандале. Фотографии, запечатлевшие факт их причастности к разбирательству, предстали перед общественностью». Затем на скорую руку сменили руководство полиции, в которой не осталось комиссаров, подчиняющихся распоряжениям прокурора. Следующим шагом стало внесение парламентом изменений в закон «О Высшем совете прокуроров и судей», что позволило передать власти такой универсальный принцип, как «гарант судейства».

Таким образом, независимость и объективность судебной системы поставлены под вопрос. По оценке авторитетных турецких экспертов и даже некоторых бывших членов правительства, «страна стоит на пороге серьезного экономического и политического кризиса». Экс-министр культуры Эртугрул Гюнай утверждает, что «в партии есть много несогласных», а министр Али Бабаджан открыто признал ошибки: «К сожалению, мы не смогли внедрить демократию должного уровня». ПСР, получившая власть от народа, который связывал с ней большие надежды, развернула масштабную операцию по уничтожению общественного движения, против своих же избирателей. Что будет дальше?

Ариф Асалыоглу — турецкий публицист, специально для ИА REGNUM

Источник — regnum.ru

Грузия и Северный Кавказ: проблемная история отношений

В 2015 году исполнится 22 года с начала грузино-абхазского конфликта. Это этнополитическое противостояние имело несколько измерений. Во-первых, конфликт между двумя общинами, проживавшими на территории бывшей Абхазской АССР. Во-вторых, политико-правовой спор между союзной республикой, совершавшей отделение от СССР и входящей в него автономией. В-третьих, межгосударственный конфликт России и Грузии. Сразу следует оговориться. Позиция Москвы по грузино-абхазскому конфликту не была никогда неизменной. Она менялась под влиянием многих факторов. Но на сегодняшний день именно РФ является военно-политическим патроном частично признанной Абхазии. Сам же процесс международного признания абхазской государственности начала именно Россия. В-четвертых, ситуация на Южном Кавказе является предметом острых противоречий между РФ и Западом (США и их союзники). Тут тоже есть свои нюансы, и отождествлять, к примеру, позиции Турции и Литвы, Франции и Польши не представляется возможным. Однако позиция официального Вашингтона вполне ясна: территориальная целостность Грузии поддерживается, а действия России в августе 2008 года рассматриваются, как «оккупация» территории соседнего независимого государства.

Однако в грузино-абхазском конфликте помимо описанных выше форматов есть и еще один- северокавказский. Зачастую он рассматривается в контексте общероссийского измерения, хотя в этом случае его значение затушевывается и теряется на фоне других сюжетов. Попытаемся проследить, какое влияние имел Северный Кавказ и на динамику грузино-абхазского конфликта, и на развитие российско-грузинских отношений, ставших в последние годы демиургом действительности Кавказского региона.

Грузия и Северный Кавказ: проблемная история отношений

Назвать отношения между Грузией и Северным Кавказом (различными образованиями, движениями) вполне добрососедскими было бы неверно. В XVIII-XIX вв. терртория современного Грузинского государства страдала от чеченских и дагестанских набегов не меньше, чем казачьи области Российской империи. В качестве наиболее яркого примера можно вспомнить рейд имама Шамиля в Алазанскую долину, организованный в 1854 году. Как справедливо отмечает американский историк и политолог Чарльз Кинг, Грузия была «настоящим партнером России в завоевании Кавказа в XIX столетии». В подавлении очагов сопротивления на Кавказе большую роль сыграли не только офицеры грузинского происхождения, служившие в российской императорской армии, но и ополчения, составленные из этнических грузин. 9 июня 1864 года тифлисский предводитель дворянства Дмитрий Кипиани обратился с приветствием к наместнику на Кавказе, великому князю Михаилу Николаевичу Романову: «Ваше Императорское Высочество! Вы довершили покорение Кавказа и тем внесли в историю неразлучное с вашим именем событие громадной важности. Избранные грузинским дворянством, приносим Вашему Императорскому высочеству поздравление от имени всего сословия».

И хотя после описанных выше событий отношение Грузии и грузин к России и ее государственности (в разных формах и под разными флагами) менялось (что было вызвано формированием грузинского национализма, предполагавшего создание отдельной вне российского политического пространства нации-государства) восприятие этой страны, как «малой империи» (или союзника «большой империи») на Северном Кавказе сильно укоренилось. Как утвердилось и представление об абхазах, как естественных союзниках северокавказских народов. Когда в 1917 году был создан Союз объединенных горцев Кавказа, а 11 мая 1918 года была провозглашена Горская республика, представители северокавказских движений действовали вместе с абхазскими лидерами.

В период «политической либерализации» времен «перестройки», когда одно за другим стали появляться различные этнонациональные общественно-политические образования, эти представления о Грузии, Абхазии и Северном Кавказе были на начальном этапе в некоторой степени воспроизведены. Так в августе 1989 года представители северокавказских национальных движений провели в Сухуми (на тот момент столица Абхазской АССР в составе Грузии) I съезд народов Кавказа, где создали Ассамблею горских народов Кавказа. Впоследствии Ассамблея была названа Конфедерацией горских народов Кавказа (КГНК). С 13 на 14 октября 1990 года прошел II съезд горцев Кавказа в Нальчике. На нем было объявлено, что организация является правопреемницей Горской республики. И, наконец на прошедшем 1-2 ноября 1991 года III съезде в Сухуми представители двенадцати народов подписали Договор и приняли Декларацию о конфедеративном союзе горских народов Кавказа, а также решили сформировать Кавказский парламент, Третейский суд, Комитет обороны, другие структуры, определив столицу Абхазии в качестве штаб-квартиры Конфедераци.

В это время руководство России относилось к КГНК с подозрением (в особенности после эксцессов ичкерийской революции в Грозном летом-осенью 1991 года), опасаясь рецидивов этнического сепаратизма. Именно к этому времени относятся первые попытки грузинского руководства, разыграть с выгодой для себя (и естественно с ущербом для России) «северокавказкую карту». Цель такой игры была более или менее очевидна- помешать кооперации лидеров северокавказских движений с абхазским и югоосетинским движением, а также отвлечь внимание от этнических эксцессов в восточной части Грузии по отношению к дагестанским народам. За период 1989-1991 гг. Грузии уже удалось укрепить свой негативный имидж по другую сторону Кавказского хребта. В это время грузинские этнонационалисты организовали «поход на Цхинвали» 23 ноября 1989 года, который стал точкой отсчета грузино-осетинского конфликта. В него вслед за Южной Осетией оказалась вовлечена и Северная Осетия. Были также 14 июня 1990 года организованы антиаварские акции, когда будущий первый президент Грузии Звиад Гамсахурдиа на митинге в селе Ахалсопели публично предложил «выгнать аварцев с грузинских земель». Вскоре после этого было выселено аварское население аула Тихлисцкаро (около 100 человек). Между тем действия грузинских этнонационалистов, пришедших к власти в 1990-1991 гг. на смену прогнившему коммунистическому руководству республики, никоим образом не напоминали политику союзников «большой империи». Однако тот антиимперский и антикоммунистический пафос, который активно продвигали политики типа Звиада Гамсахурдиа и Мераба Коставы, не освободили грузинское движение от крайней ксенофобии. Это в свою очередь протиповоставляло их народам Северного Кавказа уже в рамках не имперского, а этнонационалистического дискурса. Репутация Грузии «имперской» стала уступать место Грузии националистической и ксенофобской.

Война в Абхазии: северокавказский фактор

Таким образом, всерьез закрепиться на Северном Кавказе Грузинскому государству в начале 1990-х годов не удалось. И причиной тому – военные конфликты в Южной Осетии и в особенности в Абхазии. Ввод войск Госсовета Грузии в Абхазию 14 августа 1992 года не только наткнулся на жесткое сопротивление местного абхазского (а также армянского, русского, греческого населения), но и вызывал массовую поддержку на Северном Кавказе. Так ВМС Абхазии командовал этнический лакец, профессиональный военно-морской офицер, капитан первого ранга Али Алиев. В Абхазии серьезную информационную «раскрутку» получил чеченский полевой командир Шамиль Басаев. Но, пожалуй, наибольшей активностью в плане защиты абхазского дела отличились активисты адыгских (черкесских объединений), поскольку абхазы (представляющий этнос абхазо-адыгской группы) воспринимались, как «братский народ». В течение 14 месяцев вооруженного конфликта через Абхазию прошло около 2, 5 тысяч адыгских добровольцев (из них около 100 погибли). По данным минобороны республики, во время боевых действий погибло свыше 2,7 тыс. человек, включая абхазов, а более 5 тыс. получили ранения.

Практически сразу же после ввода войск Госсовета Грузии в Абхазию в Кабардино-Балкарии, Адыгее началось формирование добровольческих отрядов для участия в грузино-абхазском конфликте на абхазской стороне. Даже официальные лидеры адыгоязычных субъектов РФ (настроенных намного более лояльно к Кремлю) в своих действиях в отношении к Абхазии демонстрировали «особое мнение», например глава Адыгеи Аслан Джаримов, который в сентябре 1993 года личной телеграммой поздравил абхазского лидера Владислава Ардзинбу с взятием Сухуми. Как бы то ни было, а движения с Северного Кавказа стали фактически самостоятельным участником грузино-абхазского конфликта. Достаточно сказать, что начальником штаба, а затем министром обороны Абхазии во время военных действий (а потом и в мирное время, в 2005-2007 гг.) был этнический кабардинец Султан Сосналиев (1942-2008). Именно кабардинский отряд во главе с Муаедом Шоровым взял штурмом здание Совмина Абхазии (место, где располагалась прогрузинская администрация в годы конфликта).

В этой связи российское руководство видело в участии адыгских (черкесских) и других северокавказских формирований на стороне Абхазии против Грузии «меньшее зло», поскольку это отвлекало их силы от собственно России, и потенциально снижало риски от мультипликации этнического национализма и сепаратизма. Следует заметить, что в условиях 1990-х годов коридор возможностей у российской элиты был невелик.

Абхазия и Ичкерия: конец «медового месяца»

Однако с середины 1990-х годов ситуация существенно изменилась. С началом первой чеченской военной кампании в декабре 1994 года абхазские лидеры не пришли на помощь Джохару Дудаеву. На эту тему вице-президент КНГК и лидер абхазского движения «Айдгылара» Геннадий Аламия имел тяжелый разговор в ходе своего визита в Грозный в 1997 году. «Обида на абхазов» сделала лидеров сепаратисткой Ичкерии более податливым материалом в грузинских геополитических комбинациях. Первые попытки наладить сотрудничество были предприняты уже после смерти Джохара Дудаева, когда «временным президентом» Чечни был Зелимхан Яндарбиев. Затем грузинские политики пытались наладить взаимодействие также и с ингушским руководством, памятуя о неразрешенном осетино-ингшуском конфликте и экспулатируя тему «общего врага». Так в марте 1997 года в Назрани состоялась встреча президента Чечни Аслана Масхадова, лидера Ингушетии Руслана Аушева и министра обороны Грузии Вардико Надибаидзе. В ходе этой встречи Масхадов назвал участие чеченцев в войне против Грузинского государства «политической ошибкой». Тогда же впервые лидеры де-факто независимой Чеченской Республики Ичкерия выступили с гарантиями «территориальной целостности Грузии». В апреле 1997 года Грозный посетила уже парламентская делегация из Грузии. Но, пожалуй, первым серьезным политическим вызовом России стал августовский визит Аслана Масхадова (1997) в Тбилиси, где ему организовали встречу практически по полному протоколу, как главе иностранного международно признанного государства (лидера чеченских сепаратистов встречал Зураб Жвания, на тот момент председатель грузинского национального парламента). Впрочем, для охлаждения в абхазско-чеченских отношениях была и еще одна причина. Владислав Ардзинба после победы в военном конфликте с Тбилиси начал бороться с неограниченной властью полевых командиров. Отсюда и конфликты с чеченскими волонтерами, пытавшимися устанавливать свое влияние в другой республике. Как бы то ни было, а 25 сентября 2001 года чеченские боевики совместно с грузинскими формированиями (общей численностью в 450 человек) попытались захватить Гульрипшский район Абхазии (преодолев для этого 400 км. пути по территории Грузии). К середине октября их наступление захлебнулось. Этот провал заставил Тбилиси пересмотреть свои отношения с чеченскими сепаратистами. Участие в рейде 2001 года таких лидеров, как Гелаев, вызывала неодобрение в Вашингтоне, партнерства с которым грузинское руководство начало искать еще до «революции роз».

Северный Кавказ: новые подходы Грузии

Новый всплеск интереса к Северному Кавказу обнаружился в Грузии после августовской войны 2008 года. Потеряв Абхазию и Южную Осетию, Тбилиси начал использовать против России неконвенциональное оружие, воздействуя на наиболее уязвимые точки внутри нее. И первая цель, которую выбрало грузинское руководство, стала Сочинская Олимпиада 2014 года. С точки зрения многих грузинских политиков и экспертов (как оппозиционных, так и сторонников власти) проведение зимних олимпийских игр в известном российском курорте сделает уход Абхазии необратимым.

Между тем, Сочи- это не только столица Олимпиады и любимое многими место отдыха, но и важное событие в истории всего Большого Кавказа. Именно здесь произошло последнее событие полувековой Кавказской войны. Кстати сказать, в восточной части Кавказа (которая сегодня считается более неспокойной по сравнению с западной) военные действия прекратились в 1859 году после пленения имама Дагестана и Чечни Шамиля. Успех русского оружия в 60-е гг. XIX-го столетия стал для многих народов Кавказа и, прежде всего для черкесов началом вынужденной эмиграции. Далеко не всегда отъезд адыгов (черкесов) за пределы исторической родины был связан с давлением России, поскольку нередко такое решение принималось под влиянием османских дипломатов и разведчиков. Но в итоге за пределами Кавказа оказались десятки тысяч черкесов. Именно события XIX столетия воспринимаются некоторыми адыгскими националистическими организациями, как «геноцид». Сторонники такого подхода есть и внутри РФ, и за ее пределами, в черкесской диаспоре Европы, США и Ближнего Востока. В сегодняшних политических условиях грузинское руководство заинтересовано в использовании этого фактора для раскачивания «сочинской лодки». Все дело в том, что Олимпийская хартия прямо запрещает проведение спортивных мероприятий в местах массовых этнических чисток, поэтому Тбилиси хочет привлечь к этому всеобщее внимание. Отсюда и признание «геноцида черкесского народа» парламентом Грузии в мае 2011 года.
Вторая цель руководства Грузии- столкнуть Абхазию с адыгским движением, противопоставив общей памяти 1992-1993 гг. более ранние исторические сюжеты. Добавим к этому тот факт, что отсутствие внятной реакции РФ и на исторические интерпретации, и на «черкесский элемент» при подготовке к зимней Олимпиаде в Сочи, и на проблемы репатриации (даже в контексте гражданской войны в Сирии, от которой страдают представители черкесской общины, желающей выехать на российский Северный Кавказ) «помогают» Грузии.

Таким образом, не получая ответов на насущные вопросы внутри России, часть адыгских активистов стало смотреть в сторону Грузии. Это неизбежно привело к расхождениям с Абхазией. При этом Грузия развернула активную кампанию, призванную представить республику, как поборницу прав народов Северного Кавказа и центр мирного, процветающего Кавказа. 23 сентября 2010 года, выступая на сессии ООН президент Грузии Михаил Саакашвили не просто в очередной раз обручился с критикой на Россию, но и озвучил идею «свободного, стабильного и единого Кавказа». Помогать продвижению этой идеи призвано и телевизионное вещание на «Первом информационном Кавказском» канале, и специально утвержденная парламентом Грузии Концепция по взаимодействию с народами Северного Кавказа.
С одной стороны, на руку Грузии сыграло, как это ни парадоксально на первый взгляд прозвучит, решение Москвы о признании абхазской и югоосетинской независимости. Просто потому, что оно спровоцировало волну завышенных ожиданий от Москвы. На сегодняшний день Абхазия является единственным частично признанным на международном уровне государством «адыго-абхазского мира». Понятное дело, что эта государственность ограничена многими фактами. Однако с этой государственностью считаются, и не только в России. По справедливому замечанию такого знатока черкесской проблематики, как Джон Коларуссо, «российское признание Абхазии было сделано в контексте геополитической конъюнктуры Южного Кавказа и в контексте признания Косова. Но это признание имело место накануне приближающихся зимних Олимпийских игр в Сочи. Для черкесов Сочи имеет очень глубокое значение, как центр убыхской территории, а также черкесского сопротивления силам царизма в XIX столетии…Черкесы могли рассматривать признание независимости Абхазии, как жест защиты и даже спасения своих находящихся в опасности родственников. Это признание могло предполагать надежду, что Россия пожелает предоставить черкесам свое образование, как этнической общности». Добавим к этому тот факт, что семя завышенных ожиданий упало на хорошо взрыхленную почву из многочисленных кадровых, поземельных и других проблем в регионах, в которых проживают адыги (Кабардино-Балкария, Адыгея, Карачаево-Черкесия, Краснодарский край).

С другой стороны, грузинские инициативы имели свои серьезные ограничители. Тбилиси удалось наладить отношения с различными движениями на Северном Кавказе. Но едва ли это обстоятельство помогло в деле инкорпорирования Абхазии и Южной Осетии.

Сергей Маркедонов, специально для Caucasus Times

В Узбекистане развивается гражданское общество

После обретения независимости в 1991 году в Узбекистане начаты мас­штабные преобразования, главной целью которых является построение демо­кратического правового государства с социально ориентированной рыночной экономикой и формирование сильного гражданского общества.

При этом страна избрала собственную «узбекскую модель» развития — это реализация политических, экономических и социальных реформ, базирую­щихся на таких принципах, как:

  •  деидеологизация экономики и ее приоритет над политикой,
  •  возложение на государство роли главного реформатора,
  •  обеспечение верховенства закона,
  •  осуществление сильной социальной политики,
  •  поэтапность и постепенность проводимых реформ, т.е. отказ от

различных моделей шоковой терапии.

Ставя в качестве цели формирование сильного гражданского общества, в Узбекистане под термином «гражданское общество» понимают социальное пространство, где верховенствует закон; обеспечивается защита прав, интере­сов и свобод человека, созданы благоприятные условия для развития и саморе­ализации личности; в котором функционируют самостоятельные и устойчивые институты, пользующиеся поддержкой широких слоев населения.

Формирование основ гражданского общества — это долгий непрерывный процесс, сопряженный с определенными проблемами и трудностями. Процесс, успех которого зависит как от факторов институционального характера (поли­тика государства относительно институтов гражданского общества, качествен­ные показатели их деятельности), так и факторов, связанных с человеком, и используемых им персональных социальных практик (уровень правосознания, политико-правовой культуры граждан, их вовлеченность в общественную ра­боту, деятельность гражданских институтов).

В качестве институтов гражданского общества в данном документе рас­сматриваются органы самоуправления граждан (махалля), политические пар­тии, массовые движения, профессиональные союзы, общественные фонды, не­государственные некоммерческие организации, независимые средства массо­вой информации.

В целом если провести ретроспективный анализ, то пройденный Узбеки­станом путь по формированию институтов гражданского общества по сути, со­держанию и значимости можно разделить на следующие три этапа:

Первый этап, с 1991 по 2000 год— этап первоочередных реформ, преоб­разований переходного периода и формирования законодательных основ созда­ния и функционирования различных институтов гражданского общества.

В первую очередь, это принятие в 1992 году основного закона Узбекиста­на — Конституции, в которой высшей ценностью провозглашены человек, его жизнь, свобода, честь, достоинство и другие неотъемлемые права.

Конституция закрепила права граждан объединяться в профессиональные союзы, политические партии и другие общественные объединения, участвовать в массовых движениях. Вместе с этим статья 58 Конституции Республики Уз­бекистан гласит о том, что «Государство обеспечивает соблюдение прав и за­конных интересов общественных объединений, создает им равные правовые возможности для участия в общественной жизни». Конституция также закре­пила свободу средств массовой информации и запрет цензуры.

В этот период также принят ряд законодательных актов, регулирующих порядок создания и функционирования общественных объединений, органов самоуправления граждан, негосударственных некоммерческих организаций, политических партий и средств массовой информации.

В частности, это законы «Об общественных объединениях в Республике Узбекистан» (1991 год), «О профессиональных союзах, правах и гарантиях их деятельности» (1992 год), «О политических партиях» (1996 год), «О средствах массовой информации» (1997 год), «О защите профессиональной деятельности журналиста» (1997 год), «О гарантиях и свободе доступа к информации» (1997 год), «О негосударственных некоммерческих организациях» (1999 год).

Принятие данных документов дало мощный импульс для развития инсти­тутов гражданского общества. Так, если на 1 января 1991 года в Республике осуществляли деятельность всего лишь 95 негосударственных некоммерческих организаций, то на 1 января 2000 года их численность достигла 2585 единиц. Среди них пользующиеся широкой поддержкой различных слоев населения общественные фонды — «Махалла», «Нуроний», «Соглом авлод учуй», «Эко- сан», Комитет женщин Узбекистана, Общественное движение молодежи «Ка- молот» и другие.

Другой пример: на 1 января 1991 года в Узбекистане было зарегистриро­вано 291 средство массовой информации, в то время как на 1 января 2000 года их число достигло 562 единиц. При этом доля негосударственных средств мас­совой информации в общем объеме на тот период достигла 23 процентов.

Что касается деятельности политических партий, то после крушения ста­рой однопартийной системы на 1 января 2000 года в независимом Узбекистане действовали уже четыре официально зарегистрированные политические пар­тии, представители которых по итогам всенародных выборов были представле­ны в национальном парламенте.

Важное значение в укреплении и развитии естественно сложившегося и традиционного в Узбекистане института самоуправления — махалля — имело принятие в 1993 года Закона «Об органах самоуправления граждан», его усо­вершенствованной редакции в 1999 году. То есть деятельность махалли как эффективного, пользующегося всемерной поддержкой народа органа само­управления, способного решать жизненно важные, насущные проблемы людей, была поддержана специально принятым законом.

Второй этап, с 2000 по 2010 год — характеризуется процессами активного демократического обновления и модернизации страны, обеспечения независи­мого функционирования институтов гражданского общества. Основной задачей этого этапа реформ является последовательный и поэтапный переход от силь­ного государства, которое было объективно необходимо в условиях переходно­го периода и становления национальной государственности, к сильному граж­данскому обществу.

В частности, в течение указанного периода был принят ряд нормативно- правовых актов и реализованы общественные инициативы, направленные на дальнейшее развитие институтов гражданского общества, обеспечение гаран­тий их деятельности, консолидацию их усилий и ресурсов в решении важней­ших социально значимых задач.

Так, важное значение для активизации деятельности политических пар­тий, укрепления их организационного потенциала и материально-финансового положения имело принятие в 2004 году Закона «О финансировании политиче­ских партий», в соответствии с которым была сформирована национальная си­стема финансирования уставной деятельности политических партий за счет имеющихся внутренних источников и государственных средств.

Значительный импульс дальнейшему развитию многопартийности в Узбе­кистане также придало принятие Конституционного закона «О повышении ро­ли политических партий в обновлении и дальнейшей демократизации государ­ственного управления и модернизации страны». В результате реализации этих инициатив в 2009 году межпартийная борьба и конкуренция наблюдалась не только в выборах депутатов в Законодательную палату Олий Мажлиса, но и в местные Кенгаши народных депутатов.

В этот период также были приняты законы Республики Узбекистан «О принципах и гарантиях свободы информации» (2002 год), «Об общественных фондах» (2003 год), «О гарантиях деятельности негосударственных некоммер­ческих организаций» (2007 год), Постановление Президента Республики Узбе­кистан «О мерах по оказанию содействия развитию гражданского общества в Узбекистане» (2005 год), направленные на усиление роли и значения граждан­ских институтов в решении насущных социально-экономических проблем граждан, защите прав человека, обеспечении свободы слова и информации.

Очередным шагом в деле оказания поддержки институтам гражданского общества стало принятие в 2008 году постановления Олий Мажлиса Республи­ки Узбекистан «О мерах по усилению поддержки негосударственных неком­мерческих организаций и других институтов гражданского общества».

В соответствии с данным постановлением при высшем законодательном органе создан Общественный фонд по поддержке негосударственных неком­мерческих организаций и других институтов гражданского общества, а также Парламентская комиссия по управлению средствами этого фонда. При этом со­став Парламентской комиссии формируется из числа депутатов Законодатель­ной палаты, членов Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, представи­телей ведущих и авторитетных негосударственных некоммерческих организа­ций, других институтов гражданского общества, а также министерств юстиции и финансов.

Следует отметить, что в течение 2008-2013 годов из государственного бюджета для реализации различных социально-значимых проектов негосудар­ственных некоммерческих организаций и других институтов гражданского об­щества Общественному фонду выделены средства в размере свыше 28 млрд. сум. Указанные средства по решению Парламентской комиссии ис­пользованы для поддержания инициатив институтов гражданского общества путем проведения грантовых конкурсов, выделения субсидий и размещения социальных заказов.

В результате принятых мер в 2005 году в Узбекистане создана и до сего­дняшнего дня успешно осуществляет свою деятельность Национальная ассо­циация негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана, членами которой являются более 400 общественных организаций страны. На сегодняш­ний день ассоциацией создана эффективная система организационной, финан­совой и материальной поддержки своих членов, проводится работа по консо­лидации усилий негосударственных некоммерческих организаций в реализации социально-значимых проектов и программ.

Еще одной общественной организацией, завоевавшей широкую поддерж­ку общественности, является Экологическое движение Узбекистана, созданное в 2008 году в целях охраны окружающей среды, здоровья людей, повышения экологической культуры населения, рационального использования природных ресурсов, осуществления общественного контроля за исполнением законов и государственных решений по вопросам экологии и здравоохранения.

С учетом значимости задач, стоящих перед данным движением, в 2008 году в законодательство Республики введена норма, предусматривающая избрание 15 депутатов нижней палаты парламента от Экологического движе­ния.

В указанный период также реализованы меры, направленные на развитие негосударственных средств массовой информации, их активное участие в де­мократизации информационной сферы. В частности, в целях поддержки него­сударственных средств массовой информации, укрепления их материально- технической базы и кадрового потенциала были созданы Национальная ассо­циация электронных средств массовой информации, которая объединяет более 100 электронных средств массовой информации, Общественный фонд под­держки и развития независимых печатных средств массовой информации и информационных агентств Узбекистана.

Третий этап, охватывающий период с 2011 года по настоящее время, ха­рактеризуется развитием институтов гражданского общества на фоне реализа­ции системных мер в рамках Концепции дальнейшего углубления демократи­ческих реформ и формирования гражданского общества в стране — концепции, которая в ноябре 2010 года была выдвинута Президентом Узбекистана И.А. Каримовым на совместном заседании палат национального парламента с целью определения важнейших приоритетов дальнейшего развития страны.

Данная Концепция положила начало новым преобразованиям во всех сфе­рах жизни общества, перед которым четко была поставлена задача по разра­ботке и принятию новых нормативно-правовых документов, в том числе обес­печивающих расширение участия институтов гражданского общества в госу­дарственном и общественном строительстве.

На сегодняшний день в рамках Концепции проделана следующая работа по дальнейшему развитию и укреплению институтов гражданского общества:

  1.  В новой редакции приняты парламентом и подписаны Президентом страны два Закона — «Об органах самоуправления граждан» и «О выборах председателя схода граждан и его советников».

Первый закон направлен на совершенствование организационных основ функционирования института самоуправления граждан — махалли, превраще­ние ее в центр адресной социальной поддержки населения, а также расшире­ние функций махалли в системе общественного контроля за деятельностью государственных органов управления.

В то же время Закон «О выборах председателя схода граждан и его совет­ников» нацелен на дальнейшее совершенствование системы выборов в органах самоуправления граждан, обеспечение избрания председателями и их советни­ками самых достойных, имеющих большой жизненный опыт и пользующихся уважением и доверием населения людей, повышение прозрачности в реализа­ции права граждан избирать и быть избранными в органы самоуправления граждан.

  1.  Принят и вступил в силу Закон «Об экологическом контроле», кото­рый направлен на укрепление роли органов самоуправления граждан, негосу­дарственных некоммерческих организаций и других общественных организа­ций в осуществлении экологического контроля, обеспечении соблюдения прав человека на доступ к экологической информации, решении важнейших госу­дарственных программ в сфере охраны окружающей среды и здравоохранения.
  2.  В апреле 2014 года вступил в силу Закон «Об открытости деятельно­сти органов государственной власти и управления», предусматривающий орга­низационно-правовые механизмы реализации конституционных прав граждан на информацию, процедуры информирования общественности о деятельности органов государственной власти и управления, принимаемых ими решениях.

Впервые в правоприменительной практике Узбекистана принятию данно­го закона предшествовало проведение в течение 2013 года правового экспери­мента по апробации проекта данного закона на базе органов государственной власти Бухарской и Самаркандской областей. Вовлечение средств массовой информации, негосударственных некоммерческих организаций и самих граж­дан в процесс проведения правового эксперимента показало эффективность нового метода использования потенциала гражданского общества.

  1.  В сентябре 2014 года принят и вступил в силу Закон «О социальном партнерстве», направленный на совершенствование организационно-правовых механизмов взаимодействия негосударственных некоммерческих организаций с государственными структурами в реализации программ социально- экономического развития, решении гуманитарных проблем, защите прав, сво­бод и интересов различных слоев населения страны.
  2.  Также разработан и находится на стадии обсуждения проект Закона «Об общественном контроле в Республике Узбекистан», предусматривающий создание правового механизма осуществления со стороны общества, граждан­ских институтов контроля за исполнением актов законодательства государ­ственными органами, то есть обеспечение эффективной обратной связи обще­ства с государством.
  3. Ведется разработка Национальной программы действий в области прав человека, предусматривающей меры по осуществлению общественного мониторинга за соблюдением законов, прежде всего правоохранительными и контролирующими органами, в сфере обеспечения защиты прав и свобод чело­века, формирования культуры прав человека в обществе.

Следует особо отметить, что разработка указанных выше законов и нор­мативных актов осуществляется специально созданной комиссией, состоящей из специалистов соответствующих министерств и ведомств, депутатов, экспер­тов исследовательских центров, а также представителей институтов граждан­ского общества. При этом указанная комиссия осуществляет свою работу с со­блюдением следующих требований:

  •  активное вовлечение представителей средств массовой информации, об­щественных организаций в процесс подготовки проектов нормативно- правовых актов;
  •  критический анализ действующего законодательства, глубокое изучение национального и международного опыта;
  •  обсуждение проектов нормативно-правовых актов среди широкой обще­ственности, в том числе в рамках различных «круглых столов» и конфе­ренций.

Так, в рамках данной работы только Независимым институтом по мони­торингу формирования гражданского общества в течение 2011-2013 годов ор­ганизовано и проведено порядка 100 региональных и республиканских «круг­лых столов» с участием около 2300 представителей отечественных негосудар­ственных некоммерческих организаций, органов самоуправления, средств мас­совой информации, политических партий и других организаций.

В целом можно отметить, что принятие Концепции придало мощный по­зитивный импульс динамичному развитию институтов гражданского общества, расширению масштабов их участия в защите общественных интересов, про­цессах демократизации и модернизации страны.

 

Насколько серьезно узбекский фактор влияет на внешнеполитическую стратегию Баку?

Фото: day.az

Фото: day.az

usahlkaro Надана Фридрихсон Автор статьи

Баку выстраивает стратегические отношения со многими игроками, в том числе с государствами Центральной Азии. Особый интерес вызывает взаимодействие Азербайджана и Узбекистана — стран, находящихся в разных геополитических зонах, но связанных между собой как общими проектами, так и общими проблемами.

В этой связи заявление узбекской оппозиции о том, что Ислам Каримов впал в кому, вызывает много вопросов, связанных и с геополитической конъюнктурой, и с более локальными явлениями.

Как выстраиваются отношения Азербайджана и Узбекистана, насколько силен узбекский фактор во внешней политике Баку, может ли Ташкент подключиться к газовым проектам TAP и TANAP? Об этом и многом другом в интервью КАВПОЛИТу рассказал главный редактор газеты NewBakuPost, политолог Тофик Аббасов.

— Узбекская оппозиция сообщила, что действующий президент Узбекистана Ислам Каримов впал в кому. Насколько серьезное влияние оказывает узбекский фактор на внешнеполитическую стратегию Азербайджана?

— Узбекистан является одним из ключевых субъектов центрально-азиатского региона, который заметно влияет на геополитическую конъюнктуру не только постсоветского, но и всего евразийского пространства.

Будучи в непростом окружении, а на юге у этой страны есть такой сложный и непредсказуемый сосед, как Афганистан, Узбекистан устойчиво выполняет стабилизирующую роль, демонстрируя надежность и предсказуемость.

Именно на этой основе Ташкент смог преодолеть острую полосу постсоветского социально-экономического кризиса, превратившись в самодостаточный субъект.

В этом смысле у страны прослеживаются сходства с Азербайджаном, где также имеется сильная власть, владеющая ситуацией и умеющая ясно изложить свои видения в разрезе проблем региональной безопасности, развития интеграции и других актуальных вопросов.

Азербайджана и Узбекистан вот уже более двадцати лет как имеют доверительные отношения, и главной предпосылкой тому стал устойчивый диалог Баку с Ташкентом.

Позиции политического руководства двух государств совпадают в подходах ко многим вызовам времени. И на этой основе страны смогли наладить продуктивное партнерство, решая тем самым многие региональные и международные вопросы.

Есть основания говорить, что они осуществляют согласованную политику. Неслучайно Узбекистан поддерживает усилия Азербайджана в контексте урегулирования карабахской проблемы, недвусмысленно признавая тем самым территориальную целостность Азербайджана.

А Азербайджан полностью разделяет позицию Узбекистана в противостоянии тем угрозам, которые исходят от радикалов-исламистов, окопавшихся в Афганистане.

Баку разделяет позицию Ташкента в борьбе с угрозами, которые исходят от радикалов-исламистов, окопавшихся в Афганистане

К тому же обе страны представлены в нескольких международных структурах, прежде всего, в СНГ, ОИС и других, что позволяет им в случае необходимости вести взаимодополняющую линию, поддерживая тем самым тонус налаженных отношений.

Говоря о воздействии политики одной страны на позицию другой, уместно вспомнить, что в подходах к требованиям региональной и общей безопасности оба государства выступают в качестве состоявшихся и дееспособных субъектов.

Это пока что очень важный фактор, влияющий на ход международных процессов в Евразийском пространстве.

Если же говорить о возможностях социально-экономической кооперации, то показатели совместных усилий могут показаться скромными.

Уровень товарооборота едва превышает 50 миллионов долларов, и эта планка не отражает реального потенциала двух стран. Однако надо учесть, что взаимодействие налажено именно в тех отраслях, которые представляют так называемый эксклюзивный блок.

К тому же совместными усилиями создана двусторонняя правительственная комиссия, которая периодически собирается и корректирует действия профильных отраслей и бизнес-структур стран-партнеров.

— Какие общие проблемы сегодня роднят Азербайджан и Узбекистан? И есть ли ключевое противоречие между странами?

— Практически обе страны решают сходные задачи, находясь в заключительном этапе транзитного периода. Реформы в экономике дали возможность странам преодолеть самый тревожный постсоветский этап разрухи и кризиса, и теперь наращивается потенциал для полнокровного инфраструктурного становления.

Обе страны обладают заметными углеводородными ресурсами. И если для Азербайджана нефтегазовая промышленность уже превратилось в локомотив индустриального комплекса, то Узбекистан, располагая значительными запасами и нефти, и газа, сделал ставку на машиностроение, горнорудное производство, аграрный комплекс.

Инвесторы одинаково внимательны к возможностям растущих производительных мощностей и там, и тут.

Однако Ташкент в разработке стратегических сырьевых ресурсов идет по пути рационального освоения, чтобы не быть зависимым от импорта. Нефть и газ Таримского бассейна, от которого у Ташкента имеются надежные ключи, разрабатываются исключительно для самообеспечения. Ислам Каримов держит эту козырную карту для будущих времен.

Фото: gazeta.uz

Противоречий между странами нет. Наоборот, Баку и Ташкент смогли наладить взаимодействие на уровне стратегических партнеров, и это позволяет им в случае необходимости координировать подходы и действия.

А роднят эти государства взгляды руководителей двух стран на процессы, от которых зависит будущее.

Президенты Ильхам Алиев и Ислам Каримов являются ярыми сторонниками плавных, умеренных действий, не увлекаются революционными технологиями.

Кстати, говоря об общих подходах, необходимо заметить, что обе эти страны находятся в фокусе внимания зарубежных политтехнологических центров, которые облюбовали для себя революционные эксперименты по периметру постсоветского пространства.

И Азербайджан, и Узбекистан находятся в фокусе внимания зарубежных политтехнологических центров

Идеологи «цветных революций» прицеливались, возможно, до сих стремятся распространить, навязать тектонические концепции на Азербайджан и Узбекистан. Однако их попытки провалились благодаря разумным действиям лидеров двух стран, у которых имеется политическая воля для защиты национальных интересов.

Они смогли отгородить собственные народы от соблазнов навязать всевозможные схемы так называемых либеральных перемен.

Потому можно сказать, что эти страны роднит стремление национальных элит развиваться своим путем, успешно противодействовать насильственному экспорту революционных технологий.

И малочисленные группы местных доморощенных либералов, что некогда пытались завладеть умами масс, также не возымели успеха.

— Насколько внимательно в Баку следят за политическим полем Узбекистана? Есть ли среди политиков та фигура, которую Баку хотел бы видеть как преемника Каримова?

— Обе страны строго блюдут политический этикет, не грешат соблазном вмешиваться во внутренние дела друг друга.

Политические заявления президентов Ильхама Алиева и Ислама Каримова, что были сделаны в ходе двусторонних саммитов в Баку и Ташкенте, пролили свет на позиции сторон. Приоритетом для них является взаимная помощь и совместные действия в тех сферах, которые определены в качестве перспективных.

В плоскости проблем безопасности две страны успешно сотрудничают, и это находит подтверждение на примере четкого взаимодействия национальных служб, призванных предвосхищать риски, тревожные вызовы и нежелательные процессы.

Вопрос политического преемника нынешнего главы узбекского государства является сугубо внутренним делом дружественной страны. И в этом плане Баку, как кажется, уверен, что такой прагматик и дальновидный политик, как Ислам Каримов, должным образом позаботился о будущем своей страны.

И потом, вопрос политического преемника всегда и везде был и остается таким вопросом, что находит свое разрешение исключительно благодаря характерным для стран особенностям. Желания или же старания сторонних сил всегда имеют обратную непредсказуемую сторону.

Учитывая, что и в Баку во власти находится признанный мастер-прагматик большой политики, можно с уверенностью сказать, что такого рода желания, попытки не рассматриваются даже гипотетически.

И если принять во внимание требования восточного этикета, то и в этом смысле такого рода намерения строго-настрого не приветствуются в сложившихся доверительных отношениях.

— Азербайджан, реализуя проекты TAP и TANAP, рассматривает Узбекистан как возможного партнера по поставкам «голубого топлива»? Особенно в свете формирования нового крупного газового хаба с центром в Стамбуле?

— В конце 90-х годов, как вы помните, именно усилиями Азербайджана и Узбекистана проект «Восток—Запад» получил путевку в жизнь. Гейдар Алиев и Ислам Каримов приложили тогда немало усилий для возрождения проекта «Шелковый путь», который был призван упростить интеграцию новых государств в глобальную систему.

Бесспорно, Запад был заинтересован в создании новых коммуникаций по перевалке углеводородных ресурсов в направлении Европы.

С одной стороны, это было важно для того, чтобы вырвать постсоветские страны из орбиты влияния России, а с другой стороны, это было вызвано стремлением быстро разрешить вопрос энергетической безопасности Европы. США открыто лоббировали эти планы.

Фото: faktxeber.com

Баку и Ташкент стали ключевыми акторами этих проектов, и вне зависимости от того, какими запасами стратегических ресурсов располагают государства, важно было выстроить транзитную цепочку.

Наличие у двух этих государств больших запасов углеводородов как нельзя кстати подходили к новым перспективным планам.

Лидерам двух стран и тогда, и сегодня хватило мудрости, чтобы отгородиться от сомнительного участия в чужих играх большой геополитики, однако в плоскости экономики лидеры стран смогли взять на себя большой груз экономической составляющей проекта.

Коммуникационный коридор заработал, но не в полном объеме, как на то рассчитывали авторы проекта. Позднее Узбекистан на несколько порядков сократил долю своего участия в перевалке трансконтинентальных грузов, опять же применив принцип разумности.

Однако Ташкент никогда не заявлял, что не будет подключаться к нефтегазовой части Евразийского проекта. Ресурсной готовностью он обладает, и в случае необходимости он вполне в состоянии воспользоваться имеющимися в регионе передающими коммуникациями для экспорта своих энергоносителей в западном направлении.

По меньшей мере, узбекское руководство тщательно отслеживает перемены и новые возможности в нефтегазовой сфере, и к тому же страны-партнеры, в числе которых значится Азербайджан, всегда готовы выйти на новый консультационный и переговорный уровень, чтобы определиться своими расчетами в рыночной конъюнктуре.

И проекты TAP и TANAP как раз из той серии, где двери всегда открыты, и пересмотр принятых расчетов в сторону увеличения только в радость потребителям. Как говорится, нефти и газа никогда не бывает много.

Алиев и Каримов смогли ввести в действие долгосрочную программу борьбы со всеми видами социального зла

— Ислам Каримов пошел на жесткий контроль внешних границ, чтобы предотвратить возможный экстремистский трафик из Афганистана. В случае, если в Узбекистане сменится глава, есть ли для региона в целом и для Азербайджана в частности риски от экстремистов, усиления наркотрафика и т.д?

— Риски, исходящие от религиозного экстремизма, находящегося под защитой наркотрафика, к которому, кстати, приложились и западные спецслужбы, к сожалению, воспроизводятся с завидным постоянством.

Видать, эта тревожная и удручающая тенденция будет сохранять свою силу еще долго. Узбекистан и лично Ислам Каримов сыграли реально функциональную роль в выработке системного противодействия этим опасным явлениям.

И заслуживает внимания то обстоятельство, что не только политический истеблишмент этой страны, но и общественно активные силы за все предыдущие годы также прониклись пониманием, насколько важно сегодня не расслабляться в борьбе с теми, кто намеревается взбудоражить важный с геополитической точки зрения евразийский ареал.

В этом плане с ответственностью можно сказать, что в Центральной Азии Узбекистан, а в Кавказско-Каспийском регионе Азербайджан стали авангардом организованного противодействия противникам стабильности. И в этом направлении две страны результативно сотрудничают.

Исключительная роль и Ислама Каримова, и Ильхама Алиева заключается в том, что они смогли проработать и ввести в действие разумную и долгосрочную программу борьбы со всеми видами социального зла, в том числе и теми, что перечисляются вами.

По-видимому, это исходит из внутренней силы такого рода лидеров, которые живут заботами не только настоящего, но и будущего.

Что касается смены лидеров, то этот процесс неизбежен везде и всюду. Действующие руководители, которые проникнуты ответственностью за судьбы поколений, как правило, умеют предвидеть, и в силу этой особенности заранее предпринимают необходимые меры, чтобы все соответствовало контексту времени.

http://kavpolit.com

Политические партии Узбекистана активно подключаются к выборам

В стране последовательно осуществляется подготовка к предстоящим выборам на основе требований избирательного законодательства и Программы основных мероприятий по подготовке и проведению выборов Президента Республики Узбекистан, утвержденной Центральной избирательной комиссией.

Как известно, действующие в стране все политические партии в соответствии с избирательным законодательством, а также на основе представленных документов получили допуск к участию в президентских выборах.

В настоящее время осуществляется процесс сбора подписей избирателей в поддержку выдвигаемого кандидата в Президенты Республики Узбекистан Движением предпринимателей и деловых людей – Либерально-демократической партией Узбекистана, Народно-демократической партией Узбекистана, Демократической партией Узбекистана “Миллий тикланиш”, Социал-демократической партией Узбекистана “Адолат”.

Как отмечают представители УзЛиДеП, в настоящее время при каждой территориальной партийной организации образованы рабочие группы, которые ответственны за процесс сбора подписей избирателей.

Активисты НДПУ особое внимание уделяют тому, чтобы подписные листы своевременно были представлены и заполнены в соответствии с требованиями законодательства и при этом процесс сбора подписей охватил все административно-территориальные образования республики.

А представители Демократической партии «Миллий тикланиш» отмечают, что при сборе подписей избирателей им разъясняются все требования закона по заполнению подписных листов, в частности добровольность участия в данном процессе.

Как отмечают члены и активисты партии «Адолат», сбор подписей избирателей в поддержку выдвигаемого партией кандидата в Президенты Республики Узбекистан является ответственным этапом избирательной кампании.

Подписные листы, представленные в Центризбирком политической партией, должны содержать подписи не менее пяти процентов от общего числа всех избирателей Республики Узбекистан, представляющих не менее 8 административно-территориальных образований. Причем в одном административно-территориальном образовании, то есть в Республике Каракалпакстан, каждой области или городе Ташкенте политическая партия может собрать не более восьми процентов подписей от их общего числа.

Избиратели вправе ставить подпись один раз в поддержку только одного кандидата. При этом избиратель указывает свою фамилию, имя, отчество, год рождения (в возрасте восемнадцати лет — дополнительно день и месяц рождения), адрес места жительства, серию и номер паспорта, а также дату внесения подписи.

Подписной лист заверяется лицом, собиравшим подписи, с указанием своей фамилии, имени, отчества, адреса места жительства, серии и номера паспорта, а также руководителем районной, городской структуры соответствующей политической партии.

Сбор подписей избирателей проводится по месту работы, службы, учебы, жительства, на предвыборных мероприятиях.

Процесс сбора подписей избирателей продолжается.

 

Посольство Узбекистана в Азербайджане

 

 

Представительства Узбекистана готовятся к выборам

Центральная избирательная комиссия Республики Узбекистан на очередном заседании рассмотрела вопросы образования избирательных участков по выборам Президента Республики Узбекистан при представительствах республики в иностранных государствах.

В соответствии с законодательством избирательные участки образуются с учетом основного критерия – создания максимальных удобств для избирателей. При представительствах Республики Узбекистан в иностранных государствах избирательные участки образуются Центризбиркомом по представлению Министерства иностранных дел Республики Узбекистан.

Центральная избирательная комиссия, рассмотрев предложение Министерства иностранных дел об образовании избирательных участков при представительствах Республики Узбекистан в иностранных государствах, согласно Закону Республики Узбекистан «О выборах Президента Республики Узбекистан» приняла постановление об образовании 44 избирательных участков по выборам Президента Республики Узбекистан и их приписке к 14-му Ташкентскому городскому избирательному округу. Приняты меры по обеспечению на этих участках необходимых условий для избирателей.

На заседании также был обсужден вопрос аккредитации отечественных и зарубежных журналистов. Принято постановление об аккредитации представителей СМИ, обратившихся в установленном порядке в Центральную избирательную комиссию.

С учетом требований законодательства о выборах также рассмотрен вопрос об образовании при Центральной избирательной комиссии рабочих групп для проверки правильности составления подписных листов, представляемых политическими партиями. Основной целью рабочих групп является сдача в сроки, установленные законом, заключений о соответствии подписных листов требованиям Закона Республики Узбекистан «О выборах Президента Республики Узбекистан».

 

 

Посольство Узбекистана в Азербайджане

Экономика Турции куда путь держит

Турция снизила оценку роста экономики и повысила прогноз инфляции на 2015 г. Об этом сообщили правительственные источники, ссылаясь на неблагоприятные условия в мировой экономике. Правительственные чиновники предупреждают, что напряженность в Ираке и Сирии, а также события на Украине в сочетании с замедлением роста в Европе больно бьют по экономике, вынуждая ЦБ Турции предпринимать невероятные маневры для поддержания экономического роста. Борьба с инфляцией, наряду с повышением экономического роста и сокращением дефицита платежного баланса, становятся главными приоритетами плана экономического развития Турции на период с 2015 по 2017 г. Однако, как отмечается в последнем региональном отчете Международного валютного фонда (МВФ), Турция столкнулись с «необычным созвездием рисков». Причин несколько.

Прежде всего, Турция столкнулась с т. н. ловушкой среднего уровня дохода. Это ситуация, когда страна, достигшая определенного уровня прибыли на душу населения, застревает на этом этапе и испытывает трудности в дальнейшем продвижении. Турция, располагая в 2002 г. доходом на душу населения в размере $3.529, превратилась в 2011 г. в страну со средним доходом в $10.444. С того момента, как Турция достигла уровня $10 тыс., дальнейший прирост доходов замедлился. В соответствии с исследованием Всемирного банка, опубликованным недавно Сейфеттином Гюрселем, за это время средний класс в стране увеличился с 20% до 40%. Главный аспект роста доходов на душу населения в Турции состоит в том, что он не вытекает из перераспределения богатства, а основан на увеличении только заработной платы и пенсий. Если Турция не сосредоточится сегодня на системе образования и на поощрении технических инноваций, то она вряд ли попадет в высшую экономическую лигу к 2023 г. Как пишет американская Wall Street Journal, «негативом для турецкой экономики является и отток из страны иностранного капитала, жесткое подавление правительством антиправительственных протестов и усиление напряженности вокруг Сирии», хотя главный экономист по рынкам Burgan Bank Мерт Илдиз отмечает, что «стране предстоит серьезный кризис или годы медленного экономического роста, которые будут выглядеть скорее как рецессия». Снижение курса валюты усиливает дисбалансы в экономике Турции, зависящей от импорта и иностранного капитала, что ставит экономику страны под угрозу резкой коррекции.

На мой взгляд, Турция опоздала с проведением структурных реформ в сфере экономики, и это становится все более ощутимым. По подсчетам аналитиков, рост экономики в 2015 г. будет в четыре раза ниже прогнозируемых данных. За последние пять лет доверие потребителей снизилось до предельного уровня. Это говорит о том, что экономическая ситуация в стране приблизилась до критического уровня. Национальный доход от промышленности снизился до отметки «8». А мы знаем, что без развитой промышленной инфраструктуры благосостояние страны невозможно.

Турция столкнулась с необходимостью проводить экономические реформы на краткосрочный, среднесрочный и долгосрочный периоды. На двух крупнейших экспортных рынках Турции отмечается снижение: в России до 14%, а в Ираке до 9%. Для стабилизации экономической ситуации необходимо оперативно решить ряд критических проблем. Во-первых, сделать все возможное, чтобы прекратить процессы поляризации в обществе. На сегодняшний день это представляет серьезную угрозу, так как финансовая система Турции напрямую связана с судопроизводством и соблюдением законов. Во-вторых, Центробанк США, поднимая процентные ставки, укрепляет доллар. Краткосрочный внешний долг Турции составляет $200 млрд, и не стоит забывать, что при погашении кредита его размер увеличивается из-за роста доллара.

Как ЦБ Турции будет реагировать на сложившуюся ситуацию? Ведь валютные резервы, включая золото, составляют $132 млрд. Тем не менее все ставки не подлежат обмену капитала Центрального банка. Если по валютным обязательствам эта сумма будет снижена, тогда получается чистый резерв. Валютные резервы состоят из валюты и золота, вложенных банками, валютные счета клиентов, счета работников, находящихся за рубежом, баланс валютных счетов банка. В определенном смысле все перечисленные счета вверены Центробанку для сохранности. Если суммировать все данные, то чистый финансовый резерв Турции составит около $40 млрд. А это говорит о том, что у Центрбанка нет достаточных средств, чтобы оплатить импорт на протяжении квартального периода.

В сфере экспорта и туризма ожидается ухудшение ситуации по сравнению с предыдущим 2014 г. Неоднократно поднимался вопрос о необходимости пополнения капитала государственных банков. Предположения об острой необходимости увеличения капитала в «Халк банке» в размере одного миллиарда подтвердились решением об осуществлении такой операции. Поскольку генеральное управление фондов не внесло капитал в «Вакыфбанк», казначейство вынуждено было выкупить 58% акций. Вот уже 12 лет, как государственным банком управляют лояльные назначенцы Партии справедливости и развития (ПСР). Как получилось, что ответственность за работу банка легла на плечи казначейства, а оплата расходов составляет при этом 77 млн? Повсюду только «ловушки» и «загадки».

Во время недавней предвыборной кампании лидеры ПСР рассыпали громкие обещания: «Мы создадим свой самолет, спутник, военный корабль, беспилотник и танк». Однако сегодня мы видим, что это были громкие заявления и не более того. Еще недавно Турция претендовала на статус самой демократической страны в регионе, но теперь — это пустые слова, расходящиеся с действительностью. Объективный взгляд на сложившуюся за последние два года ситуацию указывает на очевидное противоречие между предвыборными лозунгами и непосредственными действиями представителей высшего эшелона власти.

Ариф Асалыоглу — турецкий публицист, специально для ИА REGNUM

4.02.2015

 

Источник — regnum.ru

У тюрков Дагестана одинаковые проблемы

 

«Из-за одинаковых проблем всем тюркам Дагестана придется формировать координационный центр»

Интервью Vesti.Az с публицистом, обозревателем политики и экономики ряда российских СМИ, кумыкским общественным деятелем Рамазаном Алпаутом.

 

— На фоне событий на юго-востоке Украины в российских СМИ прекратилась антикавказская истерия, что свидетельствует о том, что эта тема искусственно подогревалась для манипуляции общественного сознания. Какие силы, на Ваш взгляд, могли стоять за нагнетанием антикавказской истерии в СМИ?

 

— Мне представляется, что это те же силы, которые выходят под лозунгом «Хватит кормить Кавказ!», люди, которые, с одной стороны, далеки от структуры и механизма функционирования экономик Северо-Кавказского федерального округа. Тут есть нюансы. Например, то, что выручка с продажи чеченской нефти, которая уходит в Москву, обходя региональный бюджет, вполне сопоставима с федеральными «дотациями» и другими средствами, которые приходят из Москвы. Люди, которые плохо представляют реальную ситуацию на Северном Кавказе, умудряются при этом создавать свою реальность для масс в Москве и других регионах России. Для них это не более чем форма наращивания политического капитала, а для страны это ужасные последствия для межэтнических отношений в перспективе.

 

— В феврале 2013 года  в Пятигорске состоялся чрезвычайный съезд кумыков, на котором была поднята тема ущемления в земельном вопросе. Ранее кумыки требовали определения конституционного политического статуса народа на своей исторической территории для обеспечения позитивных перспектив его этнического развития. Каковы сейчас настроения среди кумыков в Дагестане?

 

— В целом о кумыках в Дагестане сказать сложно без соответствующих социологических опросов. Но очевидно, что немногое изменилось в отношении региональной власти к кумыкскому вопросу. Между тем, общественное движение кумыков самых разных кумыкских районов осознало, что их проблему могут решить только они сами и это очень важный психологический момент. Наиболее отчетливо это видно через так называемый «Караманский протест», где общественность селений Тарки, Кяхулай и Альбурикент, насильственно переселенные в свое время со своих селений в Хасавюртовский район, и получившие только незначительную часть своих территорий по возвращении, начали требовать вернуть им, по сути, насильственно отобранные у них земли. «Караманский протест» стал самой важной вехой кумыкской активности за последние пару лет.

 

Помимо протестного движения наличествует еще и активный процесс самоорганизации кумыков вне Дагестана, прежде всего, в Москве и Чечне. Именно в Чечне появилась первая национально-культурная автономия кумыков, в марте 2015 г. планируется создание уже республиканской национально-культурной автономии кумыков. В этом отношении можно говорить о резком контрасте между процессами, связанными с кумыкским вопросом в двух республиках. В Чечне самоорганизация кумыков идет как естественный процесс для этнокультурного развития, для реализации образовательных проектов и т.д. Здесь стоит отметить значительную роль республиканской власти, при активной поддержке которой резко увеличилось количество этнокультурных проектов кумыков в Чечне. В Дагестане же катализатором кумыкской активности является дискриминация, когда, с одной стороны, на исторически кумыкских территориях выделяются места для создания поселений горцев, с другой стороны, самим же кумыкам, как например в случае с таркинскими селениями, в этом отказано.

 

Как отмечалось выше, еще одной точкой кумыкской активности является Москва, где создана Московская кумыкская самоорганизация «Özden», которая недавно стала молодежным крылом Московской организации по развитию кумыкской культуры, по содействию сохранения кумыкского языка и координации кумыкских проектов «QUMUQLAR», которая также занимается вопросами популяризации кумыкского языка и культуры преимущественно вне традиционных территорий проживания народа, образовательными проектами, которые будут формировать кадровый потенциал для будущего. МКО «QUMUQLAR» намерена стать площадкой, где будут скапливаться все кумыкские инициативы для этнокультурного развития, которая, в свою очередь, будет пытаться находить финансирование тех или иных проектов. Есть большая необходимость в электронных словарях, учебниках по языку с методикой «кумыкский как иностранный», ибо спрос на кумыкский среди представителей других этнических групп довольно высокий. Между тем, важнейшими задачами МКО «QUMUQLAR» является координация и выстраивание кумыкских НПО по стране таким образом, чтобы они формировали культурный мост между нашей страной и тюркским миром. В этом смысле очень важно построить эффективное сотрудничество, как с федеральными властями нашей страны, так и с тюркским миром.

 

— Какие конкретные шаги сделаны для налаживания эффективного сотрудничества с властями России и с тюркским миром?

 

— Московская кумыкская самоорганизация провела ряд рабочих встреч с соответствующими органами государственной власти, наши идеи по проведению Тюркского форума были встречены тепло. Кроме того, вышеперечисленные кумыкские организации совместно провели, можно сказать, апробацию данного проекта на региональном уровне, с тем, чтобы проверить свои силы и готовность к проведению Тюркского форума в Москве, планируемого этой осенью. Как представляется, мероприятие в Грозном показало, что кумыкские организации и власти умеют вместе работать. Резонанс от мероприятия был колоссальный. Организаторы данного мероприятия до сих пор получают отклики и предложения о сотрудничестве с разными организациями как России, так и тюркского мира. Еще до мероприятия в Грозном Московской кумыкской самоорганизацией проведены переговоры не только с представителями органов государственной власти Российской Федерации, но и посольства тюркских стран были проинформированы в целом о проекте. МКС «Özden» был принят  посолом Турции, у активистов данной организации была приятная беседа в Посольстве Азербайджана.

 

В ближайшее время в планах налаживание сотрудничества с Казахстаном. В ходе прошедшего Саммита тюркских НПО в Эскишехире МКС «Özden» выступила с рядом докладов о том, что активность кумыкских НПО должна служить цели строительства культурного моста между нашими странами. Данная идея была принята положительно коллегами из других стран. Для того, чтобы построить культурный мост, необходимо активно взаимодействовать с обеими сторонами, которые будут соединены кумыкским культурным мостом. Поэтому кумыкские НПО продолжат работать и налаживать сотрудничество.

 

— Что на Ваш взгляд необходимо для интеграции Северного Кавказа в российское общество?

 

— Мне представляется, в этой связи необходимо активнее вовлекать молодежь в общероссийские проекты, прежде всего, в образовательные. Необходимо проводить молодежные форумы, например, такие как Домбайский форум Российского конгресса народов Кавказ. На мой взгляд, подобные проекты служат как раз разрушению стереотипов у молодых россиян со всей страны друг о друге. Домбайский форум — это реальная площадка для непосредственного соприкосновения носителей разных стереотипов и возможность узнать на своем опыте, а не по мифическому образу, навязанному любителями наращивать свой политический капитал на популизме.

Мне кажется, Москве нужно задуматься о формировании будущей элиты Кавказа, думающей иначе, о прогрессивной, активной и в хорошем смысле агрессивной. Причем это должны быть долгосрочные проекты с прозрачной системой отбора одаренных детей и их последующим обучением не только в России. В этой связи, национально-культурная автономия кумыков «Тёре» в Грозном презентовала ряд образовательных проектов, которые могли бы заинтересовать Москву.

 

— Центр напряженности на Северном Кавказе сместился с Чечни в Дагестан. К угрозе роста религиозного экстремизма добавилось требование народами автономии, возвращения исторических земель и др. На ваш взгляд, решаемы ли в полной мере проблемы народов в Дагестане?

 

— В Дагестане проводится крайне неразумная политика, с одной стороны, региональные власти предпочитают бороться с теми, кто требует законности, как например таркинские селения, с другой, они просто закрывают глаза на создание целых населенных пунктов на землях сельскохозяйственного назначения, что запрещено законом. Более того, на этих незаконных поселениях каким-то чудом появляются школы, их газифицируют. А с недавнего времени региональные власти заговорили о них как о сложившемся факте, намекая на их амнистии. По сути власти сами стимулируют жизнь не по закону. Клановость и коррупция в букете отсутствием какого-либо менеджмента приводит к тому, что люди начинают формировать параллельные системы самоуправления. Кто-то как таркинские джамааты предпочитает опираться на закон и строить гражданское общество, кто-то видит решение проблемы уходом в лес.

 

Для того, чтобы решить проблему Дагестана необходимо вернуться к реформам Джелал-Эд-Дина Коркмасова (государственный и общественный деятель, возглавлял Совет Народных Комиссаров и ЭКОСО Дагестанской ССР в 20-х годах прошлого столетия – ред.) и отталкиваться от них для развития. Все, что было сделано в государственном управлении Дагестана после Дж. Коркмасова можно охарактеризовать как «чабанизацию менеджмента», плоды которой пожинает вся страна уже на протяжении почти века.

 

— Азербайджанцы и кумыки в силу близости географического расположения и принадлежности к одной языковой группе, имеют тесные связи. Как обстоит ситуация в настоящее время по взаимодействия кумыков и азербайджанцев в Дагестане?

 

— К сожалению, взаимодействие между тюрками Дагестана не очень активное. Однако, так или иначе им придется формировать нечто вроде координационного центра, ибо кумыки, ногайцы и азербайджанцы Дагестана сталкиваются с одними и теми же проблемами. При усилении гражданского общества среди этих народов велика вероятность того, что ими будет выработана новая стратегия развития республики, новая модель государственного устройства, которая будет учитывать интересы всех народов республики, в том числе и русских, число которых ежегодно снижается в Дагестане. Как мне кажется, Москва уже устала пить таблетки от головной боли под названием «нестабильный Дагестан», поэтому она нуждается в идеях. В этой связи идея культурного моста и реализация проектов в этой сфере приведет не только к наращиванию партнерства между Россией и тюркским миром, но и к усилению значимости участников этих проектов.

 

— Что Вы можете сказать о ситуации, сложившейся в Дербенте? Как мы знаем, недавно там произошел неприятный инцидент с осквернением памятника азербайджанскому поэту Низами Гянджеви.

 

— Мне кажется, любой нормальный человек должен решительно осуждать такого рода вещи, где бы они не происходили. В этой связи хотелось бы отметить, что власти обязаны оперативно их пресекать и работать с населением, а не ждать, пока гром не грянет.

 

Медлительность в таких делах подобно попустительству, а оно может быть интерпретировано как поддержка деструктивных сил и их экстремистских деяний. Экстремистам ведь только и нужно, чтобы им не мешали. Вообще, огромную угрозу для развития республики и благополучия народов Дагестана несет узурпация власти одной этнической группой. И даже при видимом благополучном каркасе не так уж и сложно заметить откровенные перегибы в реальных делах в интересах одних и против других.

 

К сожалению, в последние годы сторонники и приверженцы именно таких, по мнению многих наблюдателей, националистических идей, в довольно ощутимом количестве представлены во власти.

 

Заур Нурмамедов

Немецкому переводу эпоса «Китаби Деде Горгуд» 200 лет

30 января в Баку начал работу международный коллоквиум «Китаби-Деде Горгуд» и «Фридрих фон Дитц – 200», организованный совместно фондом «Знание» при Президенте Азербайджанской Республики, Бакинским международным центром мультикультурализма (БМЦМ) и Бакинским славянским университетом (БСУ). Как сообщает АзерТАдж, мероприятие было посвящено 200-летней годовщине перевода древнего письменного памятника устного народного творчества Азербайджана, огузско-тюркского эпоса «Китаби-Деде Горгуд» немецким дипломатом и востоковедом, тюркологом Фридрихом фон Дитцем на немецкий язык, его популяризации и впервые привлечения к исследованию. Государственный советник Азербайджанской Республики по межнациональным вопросам, вопросам мультикультурализма и религии, академик Кямал Абдуллаев отметил на мероприятии, что на коллоквиуме в целях пропаганды дастана «Китаби-Деде Горгуд» предусматривается обсуждение широкого плана мероприятий, которые намечено провести в этом году. Обсуждения в рамках мероприятия, в котором принимают участие известные горгудоведы, тюркологи, руководители изданий, исследователи Азербайджана, а также Турции, Казахстана, России, Италии и Грузии, будут организованы в фонде «Знание», БМЦМ и БСУ. Кроме того, будет определена конкретная программа исследования дастана «Китаби-Деде Горгуд» и его пропаганды в течение всего года, на основании единогласного мнения членов коллоквиума будет принято решение. К.Абдуллаев отметил, что популяризация дастана «Китаби-Деде Горгуд» во всем мире является одной из форм представления культуры, литературы, мультикультурального положения Азербайджана на международной арене. В связи с 200-летней годовщиной вывода главы «Циклоп» дастана в научную плоскость в 1815 году планируется проведения мероприятий в стране и за рубежом в течение всего года. Основной темой обсуждений коллоквиума станет программа, подготовленная в целях всесторонней популяризации дастана «Китаби-Деде Горгуд» на основании предложений ученых. Вице-президент Национальной академии наук Азербайджана (НАНА), депутат Милли Меджлиса, академик Иса Габиббейли отметил на мероприятий, что Азербайджан уже в третий раз проводит коллоквиумы, связанные с дастаном «Китаби-Деде Горгуд». Широкая пропаганда, агитация этого литературного памятника, более глубокое изучение наследия Деде Горгуда связаны с именем общенационального лидера Гейдара Алиева. 20 апреля 1997 года великий лидер подписал Указ о 1300-летнем юбилее дастана «Китаби-Деде Горгуд», а 21 февраля 1999 года – Распоряжение «О плане мероприятий Государственной комиссии по проведению 1300-летнего юбилея дастана «Китаби-Деде Горгуд». А подписанный общенациональным лидером в 2000 году очередной Указ был связан с «Возведением в Баку памятника Деде Горгуду и созданием историко-этнографического комплекса «Мир Деде Горгуда». Отмечалось, что эпос «Китаби-Деде Горгуд» является величественным памятником искусства, отражающим историческое прошлое азербайджанского народа. В этом произведении отражены патриотизм, героизм, мудрость, мировоззрение, духовные ценности, обычаи и традиции огузских тюрок, азербайджанские топонимы. Эпос является незаменимым источником в изучении тонкостей нашего языка, исторических событий и личностей, культуры нашего народа. «Китаби-Деде Горгуд» также является вершиной мировой культуры эпоса. Этот эпос стал уникальным литературным памятником, подаренным тюркской мыслью миру. И.Габиббейли также говорил об упомянутых в эпосе географических названиях, связанных с Азербайджаном. Директор Института языкознания имени Насими НАНА, академик Тофиг Гаджиев напомнил, что в 2000 году 1300-летний юбилей эпоса отмечался на государственном уровне при участии руководителей тюркоязычных стран. Отмечалось, что в рамках юбилея была проделана большая работа с научной, общественной, политической и художественной точек зрения, и высоко оценившей все это общенациональный лидер назвал издание энциклопедии «Китаби-Деде Горгуд» большим достижением. Академик Т.Гаджиев также говорил о проводимых в Азербайджане исследованиях, связанных с эпосом «Китаби-Деде Горгуд», о значении осуществленной работы в этом направлении. Председатель Союза писателей Азербайджана (СПА), народный писатель Анар отметил особую роль немецкого востоковеда Фридриха фон Дитца в переводе на немецкий язык и популяризации во всем мире огуз-тюркского дастана «Китаби-Деде Горгуд». Председатель СПА говорил о месте, который занимает эпос в мировой литературе, подчеркнул важность дальнейшего расширения пропаганды этого величественного памятника нашей устной народной литературы. Заместитель министра культуры и туризма Адалят Велиев напомнил подписанные великим лидером Гейдаром Алиевым важные документы по пропаганде и агитации эпоса «Китаби-Деде Горгуд». Отмечалось, что в настоящее время Президент Ильхам Алиев настойчиво продолжает эту традицию. В 2013 году был заложен парк Деде Горгуд и воздвигнут монумент «Китаби-Деде Горгуд». На церемонии открытия монумента Президент Ильхам Алиев назвал эпос национальным достоянием азербайджанского народа и отметил, что в дорогом для каждого азербайджанца этом произведении отражены образ жизни, быт и психология нашего народа. Первый секретарь Национальной комиссии Азербайджанской Республики по ЮНЕСКО Гюнай Эфендиева довела до внимания, что в связи с 1300-летним юбилеем эпоса «Китаби-Деде Горгуд» в рамках ЮНЕСКО в различных городах мира были проведены юбилейные мероприятия. Она отметила, что представляемая ею структура готова к сотрудничеству в осуществлении проектов в этой области. Затем был продемонстрирован посвященный теме документальный фильм. Выступившие на мероприятии глава Исполнительной власти Ходжавендского района Эйваз Гусейнов, профессор Зумруд Гулузаде, турецкие профессоры Мустафа Качалин, Хаяти Девели, Фикрет Тюркмен, президент Международного тюркологического центра в Казахстане, профессор Эрден Кажибек, руководитель итальянского издательского дома «Сандро Тети» Сандро Тети, профессор Тбилисского государственного университета Давид Гоциридзе и другие говорили о значении мероприятия, высказали свои предложения и суждения. Они особо подчеркнули роль таких встреч в расширении культурных связей между народами и странами.

Подробности: http://www.1news.az/bomond/cult/20150131091759379.html
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на 1news.az

Еще один амбициозный проект: станет ли тюркским новый евразийский союз

На днях в Ашхабаде прошли трехсторонние переговоры министров иностранных дел Азербайджана, Турции и Туркменистана. Эльмар Мамедъяров, Мевлют Чавушоглу и Рашид Мередов определили рамки развития трехстороннего сотрудничества на ближайшие три года, а также достигли договоренности о проведении в этом году встречи глав трех государств. Кроме того, глав МИД Азербайджана и Турции принял и президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов. 

Разумеется, что основной темой как трех-, так и двусторонних переговоров было взаимодействие в области энергетики. Эта сфера – в приоритете не только у трех стран, но и в прямом смысле всего континента. У Азербайджана и Турции есть большой опыт в реализации крупных совместных трубопроводных проектов; сейчас начинает осуществляться еще один – Южный газовый коридор, и безусловно, и участники проекта ЮГК, и Европа очень заинтересованы в подключении к нему Туркменистана, заметил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, добавив, что «совместные действия трех стран очень важны».

Нельзя забывать и о турецких амбициях: страна намерена стать главным газовым хабом региона и провести через свою территорию почти все доступные им объемы поставок этого ресурса в страны ЕС: речь сейчас не только о совместных с Азербайджаном проектах, но и, к примеру, трубопроводе «Турецкий поток» из России.

Туркменистан интересует Азербайджан и Турцию как потенциальный поставщик энергоресурсов для трубопровода TANAP, строительство которого уже началось. Уже есть и определенный прогресс в этом направлении: туркменский государственный концерн «Туркменгаз» и турецкий «Атагаз» уже договорились о купле-продаже голубого топлива.

Что касается туркменской стороны, то если Европа борется за снижение зависимости от поставок из России, то у Туркменистана задача выглядит ровно наоборот: на рынке сбыта туркменского газа доминирует Китай, и правительство этой центральноазиатской страны безусловно заинтересовано в диверсификации и выходе на новые – тем более европейские – рынки. Все, что необходимо для осуществление этой идеи – это подключение Туркменистана к начинающейся в Азербайджане мегатрубе. Для этого, в свою очередь, планируется построить Транскаспийский трубопровод, который, по плану, пройдет по дну моря.

И вот здесь задача усложняется. Во-первых, правовой статус Каспия до сих пор не урегулирован, переговоры между пятью прибрежными странами до сих пор не завершены, и общей позиции по разделению Каспийского моря между Азербайджаном, Россией, Казахстаном, Туркменистаном и Ираном до сих пор нет. Отчасти из этой проблемы вытекает и еще один вопрос: между Азербайджаном и Туркменистаном не до конца решены и другие вопросы, касающиеся нескольких спорных месторождений. Разрешение проблемы правового статуса Каспия, несомненно, ускорит реализацию идеи газопровода из Туркменистана в Азербайджан, но нельзя забывать, что и другие прикаспийские государства являются экспортерами энергоресурсов. Между тем, официальные Баку и Ашхабад придерживаются общей позиции, считая, что идея строительства трубы – прерогатива исключительно двух стран, а прокладка трубы не навредит экосистеме водоема – благо в мире есть примеры других труб, проложенных под водой.

Налаживающееся сотрудничество между Азербайджаном, Турцией и Туркменистаном – сигнал о том, что идея Транскаспийского газопровода скоро может стать еще более актуальной. Не исключено, что свой вклад в сдвиг этого проекта с мертвой точки внесет и Евросоюз.

Отношения между странами ЕС и Россией далеки от идиллических: конфликт в Украине, санкции и откровенное желание Европы перестать зависеть от поставок «Газпрома» могут стимулировать ЕС продвигать Транскаспийский проект. Туркменский газ – хорошая альтернатива российскому – тем более в условиях, когда поставки, к примеру, из Ирана (другого крупного экспортера) невозможны из-за санкций в связи с ядерной программой Исламской Республики.

Перспективы проекта Транскаспийского газопровода растут. Активизация Турции с этой точки зрения может говорить о том, что Анкара если и не может, то хочет помочь решить имеющиеся вопросы для того, чтобы подключение Туркменистана к TANAP стало реальностью. Встреча глав трех государств, безусловно, станет очередным шагом к этой цели. На карте региона может появиться еще один – уже тюркский и энергетический – евразийский союз.

Читать полностью: http://news.day.az/economy/552885.html