Израиль и Иран вступили в непрямой конфликт

Ливанское шиитское движение «Хезболлах» в среду отомстило Тель-Авиву за гибель 18 января шести своих боевиков, а также иранского генерала и других представителей Корпуса стражей Исламской революции близ сирийского города Эль-Кунейтра. Убиты два израильских солдата, еще семь ранены. Случайной жертвой стал миротворец Временных сил ООН в Ливане, гражданин Испании. По мнению наблюдателей, обе стороны заинтересованы в демонстрации силы, но ни одна не готова развязать полномасштабный конфликт, хотя его угроза растет с каждым новым инцидентом.

Инцидент на ливано-израильской границе – один из самых драматических со времен второй ливанской войны в июле-августе 2006 года. Он произошел на так называемых Фермах Шебаа – территории, которую «Хезболлах» называет ливанской, а Израиль – частью Голанских высот.

Движение «Хезболлах» нанесло пять ударов с помощью противотанковых ракетных комплексов «Корнет-4» по израильским военнослужащим, которые в среду утром начали поиски туннелей, прорытых боевиками. Это делалось по просьбе местных жителей, опасавшихся агрессии. В ответ Израиль открыл артиллерийский и танковый огонь, а также задействовал авиацию. Обстрел минометным огнем северной части Израиля с ливанской территории продолжался около часа после того, как были выпущены противотанковые ракеты. Ответственность за гибель миротворца представитель Испании в ООН возложил на Тель-Авив.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху пообещал: «Кто бы ни стоял за этим нападением, он заплатит сполна». Он подчеркнул, что будет возлагать ответственность на Ливан и Сирию за любое нападение, осуществленное с их территории. Напомним, в сирийской гражданской войне «Хезболлах» держит сторону официального Дамаска. Во вторник с территории Сирии по Голанским высотам было выпущено не менее двух ракет, предположительно совместно сирийской армией и «Хезболлах». В ответ ЦАХАЛ открыл артиллерийский огонь и нанес удары по позициям сирийской артиллерии – двум базам в Эль-Кунейтре и одной – близ аэропорта Дамаска. Тогда в Тель-Авиве также заявили: «Вооруженные силы Израиля возлагают ответственность на сирийское правительство за все нападения с контролируемой ими территории». Кроме того, Нетаньяху обвинил Иран, главного союзника ливанского движения и его спонсора, в попытке открыть новый антиизраильский фронт.

Советник директора Российского института стратегических исследований, специалист по Азии и Ближнему Востоку Елена Супонина отметила в интервью «НГ», что эскалация напряженности между Тель-Авивом и ливанским «Хезболлах» надо воспринимать в свете предстоящих в марте выборов в Израиле. Нередко израильтяне, вступая в конфликт с «Хезболлах», на самом деле подразумевают Тегеран, и Нетаньяху для упрочения своих предвыборных позиций может разыграть иранскую карту, но сделать это опосредованно.

«От более серьезного конфликта стороны во многом удерживает позиция США и других членов международного сообщества, в том числе России, – считает Супонина. – Вашингтон сделает все, чтобы избежать разрастания конфликта между Тель-Авивом и его соседями. Но в Израиле с большой настороженностью следят за тем, как идут переговоры по ядерной программе Ирана между Тегераном и «шестеркой», и очень нервно реагируют на возможность дальнейшего потепления в отношениях иранцев с Западом. Из-за этого израильские политики действуют все с меньшей оглядкой на администрацию Обамы».

О том, что и вторая ливанская война, и операции против ХАМАС в Газе являются, по сути, непрямыми войнами Ирана и Израиля, эксперты говорят давно. Но по сравнению с 2006 годом правила игры изменились, новой (и основной) площадкой противостояния стала Сирия. В связи с этим Джойс Карам, корреспондент арабской международной ежедневной газеты «Аль-Хаят», говорит в своем комментарии на сайте «Аль-Арабия», что удары со стороны «Хезболлах» – демонстрация силы как Израилю, так и социальной базе движения, перед которой, кстати, вчера выступал его лидер Хасан Насрулла. «Хезболлах» показывает, что вовлеченность в сирийский конфликт не делает его неспособной на отпор Израилю.

Что касается Тель-Авива, то он хотя и доволен тем, что «Хезболлах» теряет ресурсы и людей в Сирии, в то же время взволнован, поскольку ливанское движение все громче заявляет о себе как о серьезном региональном игроке и расширяет территорию, с которой может угрожать Израилю. Поэтому Тель-Авив попытается не допустить слишком явного усиления «Хезболлах», а значит, и Тегерана, в Сирии. Именно так следует понимать удар беспилотника, нанесенный 18 января. Похожие удары вероятны и в будущем. Вместе с тем стороны будут избегать полномасштабной войны: движение «Хезболлах» недостаточно сильно, чтобы открыть второй фронт (помимо сирийского), а Нетаньяху понимает риски, связанные с выборами.

Приближающиеся выборы, с одной стороны, провоцируют израильское руководство на демонстрацию силы, а с другой, как полагает эксперт Междисциплинарного центра (Герцлия) Джонатан Спайер, являются лучшим иммунитетом против крупного конфликта: «Военные авантюры в преддверии выборов, конечно, обоюдоострый меч. Израильское общество не возражает против военных операций, если они проходят быстро и без пыли, но нет ничего хуже, чем участвовать в выборах в разгар кровавой войны, как та, что была летом 2006 года».

В то же время экс-сотрудник израильских спецслужб Сарит Зехави предупреждает, что движение «Хезболлах» заинтересовано в проведении небольших атак на регулярной основе для повышения популярности в Ливане, и рано или поздно Тель-Авив может решить положить этому конец: «Израиль хочет полного покоя. «Хезболлах» хочет жить по модели действия и противодействия».

«Это очень деликатная игра, – резюмировала эксперт Института изучения вопросов национальной безопасности Тель-Авивского университета Бенедетта Берти, – так как обе стороны хотят ответить достаточно мощно, чтобы не считаться слабыми, но не настолько мощно, чтобы не начать войну. Это очень, очень тонкая грань. Вероятность просчета огромна. Поэтому с каждым новым инцидентом мы приближаемся к настоящей войне».

Дарья Цилюрик-Франц

30.01.2015

Источник — Независимая газета

Узбекистан выбирает президента

В Центральной избирательной комиссии Республики Узбекистан состоялся брифинг для представителей отечественных и зарубежных средств массовой информации, посвященный ходу избирательной кампании по выборам Президента Республики Узбекистан и итогам формирования Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан.
Председатель Центральной избирательной комиссии М.Абдусаломов отметил, что последовательно осуществляется подготовка к предстоящим выборам на основе требований законодательства и Программы основных мероприятий по подготовке и проведению выборов Президента Республики Узбекистан, утвержденной Центральной избирательной комиссией.
Все действующие в стране политические партии изъявили желание участвовать в выборах Президента Республики Узбекистан и в этих целях представили Центральной избирательной комиссии пакет необходимых документов.
В соответствии с избирательным законодательством, а также на основе представленных документов Центральная избирательная комиссия допустила к участию в выборах Президента Республики Узбекистан Движение предпринимателей и деловых людей — Либерально-демократическую партию Узбекистана, Народно-демократическую партию Узбекистана, Демократическую партию Узбекистана «Миллий тикланиш», Социал-демократическую партию Узбекистана «Адолат». В настоящее время политическими партиями осуществляется процесс сбора подписей.
На брифинге журналистам дана исчерпывающая информация о политических партиях, участвующих в выборах Президента Республики Узбекистан, порядке и ходе процесса сбора ими подписей, а также по другим организационно-подготовительным вопросам к предстоящим выборам.
Журналисты также проинформированы об образовании Центральной избирательной комиссией в границах Республики Каракалпакстан, областей и города Ташкента избирательных округов по выборам Президента Республики Узбекистан и утверждении на основе рекомендаций Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан, областных и Ташкентского городского Кенгашей народных депутатов персонального состава окружных избирательных комиссий.
Отмечалось, что в состав окружных избирательных комиссий вошли авторитетные представители общества, накопившие опыт в ходе прошлых выборов. Информация о составе, месторасположении и контактных телефонах окружных избирательных комиссий опубликована в местной печати.
Представители средств массовой информации были также проинформированы о результатах формирования Сената Олий Мажлиса, что явилось завершающим этапом парламентских выборов.
www.pv.uz

Турция между Россией и Евросоюзом: кто выиграет «партию»?

Французский специалист по Ближнему Востоку Ален Родье однажды заметил, что «на Ближнем Востоке, как в пустыне с зыбучими песками, всегда бывает очень сложно». Надежных альянсов тут не бывает в принципе: вчерашний враг может превратиться в союзника и наоборот. Поэтому анализ событий в этом регионе мира с позиции строгой картезианской логики часто бывает ошибочным. Как показывает история, политика на Ближнем Востоке часто выстраивается с учетом традиций мышления, попыток переноса своей логики действий на партнера или оппонента. Действительно, если вести речь о Турции, то ее политическая практика несет в себе отпечаток национального своеобразия, как и избранные средства для реализации внешнеполитических задач. Не случайно турецкий колумнист Гекхан Баджык отметил на страницах Zaman, что «Турция переживает „странные времена», поскольку ее дипломатия наработала и научилась использовать искусство „болтаться между противоположными политическими полюсами», но с трудом приобретает навыки выработки и принятия новых самостоятельных решений». За примерами ходить далеко не надо.

В ходе своего визита в Эфиопию президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил следующее: «Если Евросоюз выступает против исламофобии, то он должен принять Турцию в свой состав. Турция является членом НАТО, ОЭСР… Почему вы не допускаете нас в ЕС? Получается, проблема совсем в другом. Турция сегодня — сильная страна, и она не будет стоять под дверями ЕС и просить о членстве». Кроме того, Эрдоган подчеркнул, что «если Турцию не примут в ЕС, то она пойдет своим путем». Ранее в Брюсселе премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу также объявил, что «если нас не хотят взять в ЕС, мы не будем сидеть внутри рефрижератора. История решит». При этом Давутоглу уточнил: «Появилась необходимость нового мира, новой Европы и новой Турции, что основывается на всеобъемлющем социально-политическом диалоге, устойчивом развитии экономик, политической стабильности и действенном порядке в соседних регионах. В этом значении Турция является позитивным приобретением для ЕС. И Евросоюз является стратегической целью для Турции».

В таком контексте пошаговые действия Турции в отношении России, включая отказ присоединяться к западным санкциям из-за кризиса на Украине, возможность перехода с ней во взаиморасчетах на национальные валюты, перспективы присоединения к зоне свободной торговли с Евразийским экономическим союзом, участие на правах партнера по диалогу с Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС), а также газовый альянс, могут рассматриваться не как проявление многовекторной внешней политики, а как средство давления на Брюссель с целью ускорить переговорный процесс интеграции. Если это так, то речь можно вести о многоходовой интриге, а не о принципах, о чем свидетельствует заявление Давутоглу на международном форуме в Давосе: «В настоящее время Турция реализует ряд проектов, имеющих важное значение для энергетической безопасности Европы. Одним из таких проектов является Трансанатолийский газопровод (TANAP). Помимо этого, мы ведем переговоры с Россией о реализации „Турецкого потока», с помощью которого „Газпром» сможет поставлять газ в ЕС с нашей помощью. Однако рассмотрение проекта не означает, что Анкара сказала „да». Если Турция все же примет предложение России по строительству газопровода в обход Болгарии, то об этом будет сразу же официально объявлено. Но любое решение Турции по этому вопросу — внутреннее дело страны, и ни у кого нет права критиковать решение Анкары!»

Выстраивается любопытный геополитический силлогизм. Азербайджан и Турция ведут работы в рамках проекта строительства Трансанатолийского газопровода (TANAP), который объявлен ЕС приоритетным, поскольку он позволит транспортировать азербайджанский газ через всю территорию Турции до ее границы с Европой. Правда, далеко не в тех объемах, которые предусматриваются «Газпромом», но все же. Турция, импортирующая из России 60% потребляемого ею газа, и которая больше всех выиграет от строительства газопровода «Турецкий поток», продолжает разыгрывать «карту» TANAP в отношении ЕС, России и Азербайджана. В отношении ЕС речь идет о выстраивании потенциальных «угроз» для Брюсселя, Анкара дает понять: ее возрастающая энергозависимость от России может сказаться на эволюции внешней политики «в сторону от Европы». При этом Анкара не скрывает, что маргинализация TANAP приведет к ослаблению влияния Запада в Турции и в Закавказье, прежде всего, в Азербайджане. К тому же заместитель председателя Еврокомиссии (ЕК) по Энергетическому союзу Марош Шефчович «исключает успех российского проекта „Турецкий поток»». По его словам, «заявленная мощность трубопровода в 63 млрд кубометров природного газа в год превышает спрос потенциальных клиентов, в том числе из Турции и стран Юго-Восточной Европы». Если это так, то зачем ЕС нужен TANAP?

Недавний визит президента Азербайджана Ильхама Алиева в Германию, который состоялся по инициативе канцлера Ангелы Меркель, как писал один из закавказских экспертов, «оставил немало информации для размышлений». В ходе пресс-конференции по итогам этого визита Меркель особенно подчеркивала «растущую значимость Азербайджана как партнера Европы». Акцент делается на наличие в стране запасов нефти и газа, а также на проект «Южного энергетического коридора» как альтернативы «российско-турецкого газового маневра», хотя немецкие эксперты не исключают формирование энергетического треугольника Москва — Баку — Анкара. Если Анкара давит на Брюссель необходимостью активизации переговорного процесса по интеграции в ЕС, то Баку обговаривает свое участие в западной «игре» необходимостью урегулирования карабахского конфликта по своему сценарию. Кстати, президент Ильхам Алиев (говоря об украинском кризисе) уточнил, что «ко всем конфликтам, в результате которых нарушается территориальная целостность государств, должен быть осуществлен единый подход — то, чего Азербайджан ожидает от Запада». Имел ли Алиев в виду Минское соглашение с участием Донецка и Луганска и проецирует ли он этот переговорный процесс на возможное участие Степанакерта в карабахском урегулировании? Пока не ясно.

Вернемся к Турции, которая (по словам Давутоглу) выступает в роли «помощника» России. С одной стороны, Анкара дает понять, что в случае ее отказа от проекта «Южный поток» она получает выход на энергоресурсы не только Азербайджана, но также и Ирана с Туркменистаном, компенсируя возможные потери. А с другой — пытается решить приземленную задачу уже в роли потенциальной транзитной страны: добиться снижения цены на поставляемый российский газ. Как заявил в этой связи министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз, «мы уже провели две встречи с нашими российскими партнерами по поводу скидок на газ», но «пока согласия нет, хотя есть убежденность в том, что стороны придут к компромиссу». Напомним, что президент России Владимир Путин во время визита в Турцию заявил о предоставлении Анкаре с 2015 г. скидки в размере 6%, подчеркнув готовность снижать цены и дальше. В целом такое прочтение ситуации совпадает с версией, высказанной газетой New York Times о том, что «палки в колеса „Турецкого потока» может вставить сама же Турция», делая акцент на «попадании в более жесткую зависимость от российских энергетических поставок».

Москва тоже ведет свою контригру. В конце прошлого года премьер-министр России Дмитрий Медведев заявлял, что «с „Южным потоком» история довольно печальная, проект сорвался, и объективно он заморожен». По его словам, «болгарские власти подвергались давлению со стороны Евросоюза и США, и в таких обстоятельствах Россия не видит перспектив для развития проекта». «Будем увеличивать мощности „Голубого потока» и создавать хаб на территории Турции, откуда газ может поставляться в другие страны. Это не менее интересная идея», — отметил Медведев. На днях глава правительства уточнил позицию, заявив, что «решение России выйти из проекта „Южный поток» было вынужденным шагом, а не политическим и не эмоциональным»; «все попытки России начать работы по проекту ничем не закончились, и нас заставили уйти из проекта». Напомним, что ранее президент Путин заявлял, что «вопросы с волокитой по строительству „Южного потока» связаны только с соображениями политического характера, в данном случае, точно совершенно, политика вредит экономике, наносит ущерб». Эксперты, привыкшие к строгой картезианской логике, теперь теряются между политикой и экономикой.

«Газпром» уже выделил средства на реализацию турецкого проекта. Как считает агентство Bloomberg, проблема сейчас уже не в цене, а в «более крупном сдвиге в игре»: «Газпром» отказался от попыток приобрести 100% газового трубопровода Opal, расположенного на территории Германии. Он также вышел из находившихся на продвинутой стадии переговоров о сделке по обмену активами, в результате которой Wintershall, дочернее предприятие компании BASF Group, получило бы активы в Западной Сибири в обмен на полное владение «Газпромом» акциями этой немецкой компании, работающей на внутреннем рынке Германии. Что касается Турции, то глава «Газпрома» Алексей Миллер в эфире телеканала «Россия 24» заявил, что «строительство газопровода в Турцию позволит обнулить риски, связанные с транзитом газа через Украину». По оценкам экспертов British Petroleum Group (BP), в 2035 г. Европейский союз будет импортировать на 49% больше газа, чем в 2012 г. А это означает, что Москва намерена перевести энергетический транзитный центр в Восточной Европе с Украины в сторону Турции, укрепляя позиции Анкары в переговорах с Брюсселем, но вряд ли открывая для нее европейскую перспективу.

«Партия» продолжается. До конца января должны состояться переговоры при посредничестве ЕС по обеспечению продолжения поставок газа из России на Украину вне заключенной с помощью Брюсселя сделки, срок которой истекает в конце марта. 9 февраля министры энергетики южных, центральных и восточных государств Евросоюза проведут переговоры в Болгарии. У них также запланирован визит в Баку. Возможно, ЕС пытается найти компромиссный вариант выхода из ситуации: сохранить Турцию и Азербайджан в своей обойме, а также задушить в зародыше русско-турецкий энергетический альянс, чтобы сохранить свое влияние в Черноморско-Каспийском регионе, на Ближнем Востоке и в Закавказье.

Как пишет в этой связи турецкая Yeni Safak, «в работе находится закулисный план, побуждающий Запад к геополитическим жертвам, на которые он не готов, а что касается Турции, то ей предстоит сделать выбор». «Мы высоко ценим самостоятельность решений Турции, в том числе по вопросам экономического сотрудничества с Россией. Турецкие партнеры не стали жертвовать своими интересами ради чьих-то чужих политических амбиций», — говорил Путин в Анкаре. Однако ресурс балансирования между полюсами практически исчерпан. Как пишет польская Gazeta Wyborcza, скоро будут найдены ответы на вопросы, почему «Россия делает такие подарки Турции (скидка на газ, строительство ядерного реактора за $20 млрд), которая осудила аннексию Крыма и объявила себя защитницей крымских татар, а в Сирии активно стремится свергнуть режим Асада, который полностью поддерживает Москва». Восток — дело тонкое.

Станислав Тарасов — шеф-редактор Восточной редакции ИА REGNUM

26 янв. 2015

Источник — regnum.ru

Расим Мусабеков: «Канючить деньги с вывернутыми карманами – армянская стратегия»

Зачастил премьер-министр Армении Овик Абрамян в дальние и не очень страны. Не далее как во второй декаде месяца он побывал в США, а теперь направил свои стопы в Иран. Что происходит, и почему глава армянского правительства проявляет такую внешнеполитическую активность, догадываться не стоит. Вне всякого сомнения, за всем этим стоят попытки Армении хоть как-то ослабить петлю, которую с еще большей силой затянула Россия на ее шее, втащив в Евразийский экономический союз.

Безусловно, что на поездку в США сам глава Армении Серж Саргсян не решился бы. Во-первых, никто не приглашал, а во-вторых, с учетом кардинального обострения отношений между Кремлем и Белым домом такой демарш руководителя Армении вызвал бы в Москве реакцию, которую сложно было бы предсказать – в отношении Еревана.

Поэтому под шумок Серж Саргсян отправил за океан премьера, но Америкой заправляют отнюдь не простофили, и поэтому облагодетельствовали «большого гостя» помпезной встречей на высшем уровне. Этим высшим уровнем оказался один из безликих помощников заместителя госсекретаря США. Но ничего другого и не ожидалось. Чего же вы хотели от американцев и Запада в целом, когда Армения сделала ставку на ЕАЭС?

Самому Сержу Саргсяну сейчас далеко летать воспрещено по указке из Москвы. Да и не с руки. По всей видимости, он и снабдил Овика Абрамяна, своего «Матросова», как его нарекли армянские же СМИ, прощупать почву, посмотреть, оценить и доложить, как отреагировали и какие перспективы, пусть и небольшие, остаются у него в запасе, чтобы никого не обидеть. Но от всевидящего ока Москвы скрыть что-то крайне затруднительно, разве что визит во Францию для встречи с Президентом Азербайджана. Вот и приходится Сержу Саргсяну посылать доверенных людей на разведку за границу.

kv1
Активность премьер-министра Армении может быть связана с тем обстоятельством, что в этой стране глава правительства становится президентом.
kv1
Однако предоставим слово депутату Милли Меджлиса Расиму Мусабекову, согласившемуся прокомментировать для Bakupost.az заданную тему. Предварительно мы изложили ему мнения, приведенные выше. С ними собеседник не согласился практически ни в чем.

«Ну перестаньте! Причем тут Евразийский союз? Ни США, ни Иран не имеют к нему никакого отношения. Активность премьер-министра Армении может быть связана с тем обстоятельством, что в этой стране глава правительства становится президентом. Овик Абрамян, возможно, с этим связывает свое будущее, и делать из него марионетку в руках Сержа Саргсяна рановато.

Другое дело, что Армении нечего предложить, теперь уже окончательно, ни Западу, ни Ирану. Сколько можно терпеть партнера, который только и делает, что канючит у тебя деньги, кредиты, товары и услуги, обещая взамен воздушные замки? Кто будет вести полноценные переговоры, не поглядывая искоса с ухмылкой на человека, который пришел к тебе на переговоры с вывернутыми карманами?

Я бы не стал на вашем месте также проводить параллели между более чем холодным приемом премьер-министра Армении в США, где его приняли на самом низком уровне, какой только возможен для персоны подобного ранга, с охлаждением отношений между Вашингтоном и Москвой. Думаю, что и за океаном прекрасно понимают полную зависимость Еревана от Кремля, так что не собираются тратить свое время, энергию и главное — деньги на пустой и никчемный проект. Во всяком случае, пока»

Намик ИБРАГИМОВ
Bakupost.az

Почему возрос интерес к тюркскому фактору в России?

Эксклюзивное интервью «»Этноглобуса с Рамазаном Алпаут, президентом Московской организации по сохранению кумыкской культуры, развитию кумыкского языка и координации кумыкских проектов «QUMUQLAR»
-Расскажите об организации кумыков МКС «Оьзден». О планах и перспективах организации.

Москоская кумыкская самоорганизация «Оьзден» довольно долго шла к тому, чем мы являемся сегодня. МКС «Оьзден» изначально создавалась как организация московских кумыков. До регистрации чуть ли не с 2007 г. мы так или иначе собирались вместе, реализовывали различные этнокультурные проекты. МКС «Оьзден» была зарегистрирована в феврале прошлого года и за прошедший год изменилось многое. Во-первых, из московской кумыкской самоорганизации она стала молодежной кумыкской самоорганизацией »
Оьзден» и ее возглавил наш активист Алавутдин Ибрагимов. Во-вторых, мы создали структуру, которая больше будет отвечать за международный аспект, взаимодействие с властями, продвижение нашей культуры и популяризацией нашего языка. Она так и называется — Московская организация по сохранению кумыкской культуры, развитию кумыкского языка и координации кумыкских проектов «QUMUQLAR». Таким образом, можно говорить о том, что МКС «Оьзден» является молодежным крылом МКО «QUMUQLAR». Мы стараемся формировать кадры для будущего нашего народа, оказываем содействие получению нашей молодежью высшего образования. Надеемся, в скором времени сотрудничать с образовательными учреждениями не только России и тюркского мира, но и Европы.

-С чем связан столь высокий интерес в России, проявляемый в настоящее время к тюркским народам?

Мне представляется, что Россия как многонациональное государство начинает осознавать перспективность ревизии национального вопроса в сторону видения многонациональности как потенциала. Россия исторически является в том числе и тюркским государством. В настоящее время в нашей стране проживает около 20 миллионов тюрок. Тюркское и славянское в России настолько переплелись, что порой сложно увидеть границы одной культуры с другой. Кроме того, складывающаяся обстановка в международных отношениях усиливает эти процессы. Поэтому для нас очень важны евразийские позывы нашей страны, ибо фундаментом евразийской цивилизации являются, прежде всего, тюркская и славянская культуры. Если Россия хочет развиваться как мощный актор евразийской интеграции, она должна усиливать в себе, подавлявшийся доселе, тюркский фактор. И мы, тюркские народы, должны поддерживать государство в его правильном выборе.

Каким образом влияет тюркский фактор на внутреннюю и внешнюю политику России?

К сожалению, долгое время в нашей стране на тюркский фактор смотрели как на риск, от этого он и становился риском. Россия, осознав преимущества признания себя тюркским государством, автоматически станет субъектом, а не объектом тюркского мира. Это тот случай, когда риск может превратиться в потенциал. Таким образом, необходимо отметить, что тюркский фактор — это не только внутренняя политика, но и хороший инструмент внешней политики, особенно в деле развития евразийской интеграции.

Ваша организация активно пытается вынести тюркский вопрос на повестку дня. Что движет Вами?

Мне кажется, это естественно в силу того, что мы являемся тюркским народом. Мы не хотим стесняться или бояться того, кем мы являемся, более того, мы предлагаем своей стране полагаться и на нас, особенно в этот сложный для России исторический период. Мы как кумыкская организация хотим также пользоваться теми возможностями, которые для нас предоставляет как Россия, так и тюркский мир. Тюрки — это не национальное меньшинство, а один из столпов, на которых стоит наша страна исторически. Не стоит забывать, что тюрки России, Центральной Азии и Южного Кавказа совсем еще недавно жили в одной стране. Россия и потом Советский Союз объединили половину тюрок всего мира, тюрки при этом составляли четверть населения нашей общей страны и занимали огромную часть ее территории. Это единое культурное пространство никуда не делось и является сейчас одним из фундаментов набирающей ход евразийской интеграции.
Просто государственный аппарат долгое время не понимал этого, он боролся против самого себя. Теперь же пришло время пересмотреть этот вопрос, перестать тратить силы на то, что истощит тебя. Суицид — это не только грех, но контрпродуктивная мера.

-Тюркские народы Кавказа питают симпатии к Турции или привязаны к России?

Мне сложно судить без соответствующих социологических исследований. Но мне представляется, что это вещи не одинакового уровня. Мы являемся гражданами Российской Федерации, поэтому наша страна для нас первична. Но нам ничего не мешает с симпатией относиться и к тюркскому миру, ибо мы — часть тюркского мира. В нашем понимании эти две вещи не должны противопоставляться, они должны взаимодополнять друг друга в рамках евразийской интеграции. Мы и есть тот культурный мост, который должен соединять нашу страну с тюркским миром, но мост может существовать лишь тогда, когда есть два берега, поэтому мы сделаем все возможное, чтобы эти два берега были соединены прочно.

-Каких взглядов придерживаются кумыки, проживающие в разных странах?

Кумыки как и все люди разные, но смею предположить, что подавляющее большинство поддержит ту логику, которую я Вам изложил выше. Мы активно общаемся с кумыками Турции, Германии, Беларуси и других стран и все они воспринимают Россию очагом кумыкской культуры, поэтому кумыкские самоорганизации России должны активно поддерживать соотечественников в других странах, чтобы сохранить их восприятие России как источника всего кумыкского, из которого они черпают знания о культуре, истории и языке нашего народа.

-Какие диаспоральные организации активны и каковы их цели?

Есть пока неоформленные общины в указанных странах, отдельные кумыки там проявляют активность, мы им хотим помочь оформиться легально и действовать на более высоком уровне. Тут важно то, что мы (российские кумыки) можем задавать повестку дня для кумыков других стран и в этом смысле поддержка нашего государства нам необходима. Цель у диаспоральных структур должна быть одна — содействие наращиванию партнерства их страны с нашей, путем, как отмечалось выше, создания культурных мостов, через которые должны проходить и деловая активность.

-Как относится к вашей идее в Москве и Анкаре?

Мне не хотелось бы, чтобы тюркский вопрос в мировом контексте сводился только к одной Турции. Турция является важным актором тюркского мира, но не единственным. Тот же Азербайджан или Казахстан являют собой также важными субъектами тюркского мира. В этом смысле нам очень важно, чтобы кумыкские организации воспринимались одинаково позитивно во всех тюркских странах. У нас прекрасные отношения с турками. Нас принимал турецкий посол, нас приглашают на культурные мероприятия Турции в России и в Турции, из этого я могу сделать вывод, что к нам относятся хорошо. Что касается нашей страны, то здесь тоже имеется очевидная позитивная тенденция, нас принимали и федеральные и московские власти, мы стараемся участвовать на этнокультурных мероприятиях, проводимых властями. Мы все громче говорим о своих инициативах и еще никогда не встречали отрицательной реакции властей. Более того, площадки, на которых мы говорим то, что еще вчера считалось, мягко говоря, негативным, постоянно растут в количестве и по уровню, что заставляют нас думать о положительных изменениях в стране. Государство готово нас слушать и слышать, это не может не радовать. Однако, нам всем (кумыкским структурам, российским властям и тюркскому миру) предстоит преодолеть нелегкий, но правильный путь, мы со своей стороны готовы к нему, полагаю, российские власти и тюркский мир тоже.

-Запад поддерживает черкесский вопрос. А есть ли интерес на Западе к вопросу тюркских народов?

Мне представляется, что в позиционировании черкесского вопроса допущено много ошибок, которые для нас должны служить уроком. Не знаю, сознательно или по ошибке, но черкесский вопрос стал яблоком раздора между Россией и другими странами, наша же цель — стать культурным мостом. Нам интересны образовательные программы Запада, культурные программы структур Большой Европы, куда входит и Россия, и Турция, и Азербайджан, кроме того, нам бы хотелось активно сотрудничать со своими диаспорами в странах Запада. В целом на Западе интерес к тюркскому вопросу будет расти в арифметической прогрессии с ростом количества тюрок в Европе, причем не только мигрантов, но и традиционно проживающих. В перспективе нам бы хотелось работать с самоорганизациями тюркских народов Европы.

Гюльнара Инандж

Раис Сулейманов: «Сегодня уже невозможно отрицать наличие сторонников ИГИЛ в Татарстане»

О том, что сегодня происходит в мусульманской среде Татарстана, какие имеются в ней течения, направления и движения, в эксклюзивном интервью «Этноглобуса» с экспертом Института национальной стратегии, главным редактором издаваемого в Казани научного журнала «Мусульманский мир» Раисом Равкатовичем Сулеймановым.


Раис Равкатович, насколько высок уровень доверия татарских мусульман к муфтию Татарстана Камилу Самигуллину? Есть ли альтернативный кадр на его место?

-Избрание в апреле 2013 года на пост муфтия Татарстана мало кому известного до этого, имама одной из пригородных мечетей Казани 28-летнего на тот момент Камиля Искандеровича Самигуллина было, безусловно, исключительно коньюктурным решением. Ориентация части правящего истеблишмента Татарстана на сотрудничество с ваххабитскими монархиями Аравийского полуострова явно была не по душе предыдущему муфтию Ильдусу Файзову, убежденному стороннику традиционного ислама. То заискивание и низкопоклонство перед арабскими шейхами, которое демонстрировали в Казанском Кремле некоторые чиновники и часть высшего слоя мусульманского духовенства Татарстана, вызывало естественный протест у Ильдуса-хазрата и его друга, известного мусульманского богослова Валиуллы Якупова (1963-2012). Оба стали за свои убеждения жертвами террористов в 2012 году: Якупова убили, Файзов чудом остался жив. Исламские фундаменталисты ликовали. Приближалась летняя Универсиада в Казани в 2013 году, и перед крупным спортивным мероприятием решено было поменять принципиального противника ваххабизма Файзова на, как оказалось позже, терпимого к радикалам Самигуллина. Раненого Фаизова отправили «по состоянию здоровья» в отставку, на его место быстро избрали молодого Самигуллина. Выяснилось, что Самигуллин принадлежит к фундаменталистскому джамаату «Исмаил ага», чьи духовные лидеры были враждебны к России (можно вспомнить как один из лидеров «Исмаил ага» Ахмед Джубели выступал в поддержку чеченских боевиков на Северном Кавказе). Нахождение на посту муфтия Татарстана только подтвердило, что у Самигуллина идеологические убеждения далеки от того, чтобы их именовать однозначно пророссийские. Взять хотя бы его вступление в августе 2014 года в ряды Всемирного совета мусульманских ученых, председателем которой является духовный лидер «Братьев-мусульман» Юсуф Кардави. Зачем нужно было вступать в ряды этой организации, во главе которой вот такой персонаж, на совести которого оправдания государственных переворотов в Египте, Ливии, войны в Сирии? На этот вопрос до сих пор внятного и аргументированного ответа нет со стороны ни Духовного управления мусульман Татарстана, ни со стороны чиновников Казанского Кремля, отвечающих за внутреннюю политику в республике. Тем более общеизвестно, что Юсуф Кардави четко и конкретно называл Россию «врагом ислама №1». Ну вот и зачем было вступать в ряды этой антироссийской организации?
Как только началась подготовка к избранию Самигуллина муфтием, он громогласно провозгласил так называемую «чайную дипломатию». В одном из своих первых интервью он заявил, что в отношении ваххабитов будет действовать по принципу соглашательства, объясняя это тем, что, дескать, «мы татары между собой все наши разногласия сможем решить за чашкой чая». Это вошло в историю как «чайная дипломатия» Камиля Самигуллина. Сразу после избрания на пост муфтия Самигуллин ввел в структуры Духовного управления мусульман Республики Татарстан ряд ваххабитов, о чем открыто писала пресса. Ваххабиты благодарны Самигуллину за это. Однако остальные мусульмане и просто люди со стороны видят, что вот уже скоро будет 2 года как в Татарстане муфтием является Камиль хазрат, а особенно заметных результатов его работы не чувствуется. Личное обогащение и обогащение его ближайшего окружения, пиар-акции вместо систематической работы, организация развлекательных концертов, больше того, что на молодежном сленге называется «показухой» — это отмечают наблюдатели. Как доказательство степени его реальной популярности – это сокрушительное поражение на выборах в Общественную палату Российской Федерации в мае 2014 года. Часть членов этого консультативно-совещательного органа формируется путем интернет-голосования. И Самигуллин проиграл эти выборы глава российских пятидесятников Сергею Ряховскому. Посудите сами: глава одной из самых крупных в России мусульманских организаций (в ДУМ Республики Татарстан входит свыше 1,5 тысячи мечетей), а проголосовало за него 5,2 тысячи человек. Это серьезный повод задуматься, и это реальный показатель степени популярности Самигуллина в мусульманской умме Татарстана. Если кратко сформулировать картину отношения к Самигуллину среди мусульман, то она приблизительно такая: протурецкие элементы его поддерживают, поскольку он укрепляет позиции турецкого джамаата «Исмаил ага» в Татарстане, ваххабиты относятся к нему с восхищением, поскольку он укрепил их позиции, также его одобряют «Братья-мусульмане» (последователи Юсуфа Кардави), тем более, что он вступил в ряды организации их лидера, ну а мусульмане-традиционалисты вынуждены его терпеть.
Альтернативными кандидатами на пост муфтия Татарстана остаются несколько персон: казанский мухтасиб, имам казанской мечети «Марджани» Мансур Залялетдинов, заместитель муфтия, имам казанской мечети «Ярдам» Ильдар Баязитов, другой заместитель муфтия, имам казанской мечети «Гаиля» Рустам Хайруллин, мусульманский богослов Фарид Салман.

Высок ли уровень влияния радикальных исламских организаций, в том числе и ИГИЛ в Татарстане? Имеют ли поддержку в обществе и среди какого контингента?

-По оценкам экспертов, численность радикальных элементов от убежденных приверженцев до симпатизантов в мусульманской умме Татарстана составляет около 3 тысяч человек (всего активно верующих мусульман в Татарстане – 90 тысяч человек из 2-миллионного татарского населения Татарстана; основная масса татар – пассивно верующие, светские люди). Из этих 3 тысяч человек порядка 120-150 имеют джихадистские наклонности и готовы взяться за оружие. Часть из них уже отправились воевать в Сирию и Ирак, присоединились к ИГИЛ в составе так называемого «татарского джамаата». Доказательством того, что идеи «исламского халифата» имеют популярность у определенной части мусульман в Татарстане, служат начавшиеся судебные процессы в Казани над теми, кто возвращается из Ближнего Востока домой, имея за плечами боевой опыт участия в рядах бандформирований. Сегодня уже невозможно отрицать наличие сторонников ИГИЛ в Татарстане.

Какого настроения в Татарстане, особенно среди татарских националистов, после присоединения Крыма к России?

-Большинство населения Татарстана, в том числе и татарское, возвращение Крыма в состав России восприняло крайне позитивно и одобрительно. Единственными противниками воссоединения Крыма с Россией в Татарстане остаются татарские национал-сепаратисты, которые публично обозначали свою позицию заявлениями и организацией уличных акций (пикетов и митингов). Они живут по принципу – лишь бы навредить России.

Есть ли какие либо разногласия между Казанью и Москвой?

-Да, конечно. Казань стремится сохранить атрибуты печально известной эпохи «парада суверенитетов» в России начала 1990-х годов. В частности, это удалось сделать в отношении должности президента Татарстана. Казанский Кремль старается скрыть от федерального центра реальную картину этнорелигиозной ситуации в Татарстане. Мощная машина пропаганды работает на создание искусственного имиджа позитивного образа Татарстана. Если вкратце охарактеризовать механизм реализации внутренней политики в Татарстане, то она существует по принципу: не решение проблем, а их замалчивание. Положение русских, православия, национальные проблемы кряшен (самобытный православный тюркоязычный этнос. – прим.), этнолингвистический конфликт, расцвет ваххабизма – это те проблемы, которые в Татарстане стараются замолчать, скрыть, а для Москвы и всего мира создается иллюзия толерантного рая, который как бы имеется в Татарстане. В Москве порой предпочитают верить в эту пропаганду: так чисто психологически проще живется. А в итоге в Поволжье создается очаг напряженности.

Как татары относятся к национальной и религиозной идентичности?

-Точно также, как и представители любого другого народа. Для кого-то это актуально и важно, они акцентируют на этом внимание, для других – это менее важно, они не зацикливаются на этом, живя больше другими заботами и проблемами.

Пытаются ли разные исламские направления захватить ведущие духовные посты в Татарстане?

-Да, конечно. Ваххабиты, «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами», «Исмаил ага», «Нурджулар», гюленисты, «Джамаат Таблиг» — это всё присутствует в Татарстане, некоторым из них удалось заполучить ключевые посты в структурах Духовного управления мусульман Татарстана. Например, как пишут ряд изданий, в Совете улемов ДУМ РТ есть ваххабиты.

-Для Татарстана нередко вместо ваххабизма как проводника интересов Саудовской Аравии и Катара рассматривают турецкий и иранский варианты ислама. Что Вы думаете по этому поводу?

-Иранский вариант (шиизм) не имеет существенного влияния в Татарстане. Да, имеется азербайджанская община, большая часть которой является шиитами. Есть небольшая группа последователей шиизма в Чистополе, связанная с деятельностью таджикского миссионера Бихишти. Имеется несколько этнических татар, которые в результате своего личного духовного поиска пришли к шиизму. Но численно это небольшая группа. В 2007 году, когда было открыто Генеральное консульство Ирана в Казани, со стороны Тегерана звучали предложения построить шиитскую мечеть в столице Татарстана. Однако и муфтият, и светские власти были против этой идеи. В итоге до реализации дело не дошло.
Протурецкие общины имеются в Татарстане, причем их воспринимать стоит посерьезнее, чем все-таки более экзотический для Татарстана шиизм. Я уже упоминал «Нурджулар», гюленистов и «Исмаил ага». Сейчас член последнего джамаата во главе Духовного управления мусульман Татарстана. Есть также сторонники Назима Хаккани, турецкого шейха с Северного Кипра. Ежегодно в Казань приезжают в месяц Рамазан 30-ть турок, которые разъезжают под видом коран-хафизов по всему Татарстану. Нетрудно догадаться, что они попутно собирают информацию. Причем сразу же возникают вопросы: стоит ли так духовно ориентироваться на Турцию? Зачем? Нашему российскому государству нужно добиться, чтобы не было у российских мусульман духовной ориентации на иностранных шейхов.

Вы не правы господа из США

Несколько дней назад пресс-секретарь Государственного департамента США Дженнифер Псаки выступила с заявлением относительно якобы имеющего место в Азербайджане несоблюдения международных обязательств в сфере прав человека. Стоит отметить, что за последние два года Дженнифер Псаки, выступая по событиям в различных регионах мира, очень часто делала далекие от профессионализма и дипломатии заявления, в том числе и грубые ошибки относительно знания мировой географии. Об этом заявил израильский эксперт в области международных отношений, докторант Университета Хайфы Арье Гут.

«Заявления Псаки – это отражение отсутствия профессионализма и всякого понимания основ дипломатии. Я не раз повторял, и с этим соглашаются многие израильские аналитики, что у нынешней американской администрации нет четкой и выверенной внешнеполитической стратегии как на Ближнем Востоке, так и на Южном Кавказе. Если взглянуть на большинство проектов американской стратегии военной интервенции, призванных привести в эти страны «демократию и уважение прав человека», они провалились катастрофически, нанеся огромный моральный и материальный ущерб странам и народам. Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия — везде, где официальный Вашингтон пытался установить так называемые демократические режимы, это приводило к полному политическому фиаско, сострадания и сотням тысяч жертв для этих стран», — подчеркнул Арье Гут.

По его словам, Государственный департамент США, имеющий тесные взаимоотношения с известными мозговыми центрами мира, как будто не замечает и не понимает, что Азербайджан сегодня является геополитическим и геоэкономическим лидером региона Южного Кавказа и не только благодаря своим богатейшим запасам нефти и газа. «В отличие от многих других богатых углеводородами стран, Азербайджан направил плоды своего производства энергии на более широкие гуманитарные цели. Постсоветский Азербайджан сумел доказать, что не является слабой и зависимой геополитической субстанцией, он играет ключевую роль на Южном Кавказе и Ближнем Востоке. Это, пожалуй, единственный в СНГ пример государства с успешно диверсифицированной, многовекторной внешнеполитической стратегией. Прагматичный подход Азербайджана, религиозная терпимость, мультикультурализм и толерантность азербайджанского общества, конструктивные отношения со своими соседями в регионе, где дипломатия является гораздо более сложной, чем во многих других частях мира, — все эти факторы сыграли свою роль в становлении столь успешного развития независимого Азербайджана. Здесь стоит подчеркнуть прагматическое, гибкое и дальновидное внешнеполитическое поведение Президента Азербайджана Ильхама Алиева в очень сложном, тяжелом, неоднозначном и хрупком с геополитической точки зрения регионе, каковым является Южный Кавказ», – отметил израильский эксперт.

По его мнению, сегодня многие мировые эксперты, в том числе и американские, признают тот факт, что администрация Барака Обамы — самая неудачная за всю американскую историю как с точки зрения развития экономики, так и с точки зрения внешнеполитической стратегии.

«Конечно, лицемерно, нетактично и недостойно обвинять Азербайджан в нарушении прав человека, когда более 22 лет эта страна страдает от агрессии со стороны Армении, в результате, которой 20% территории оккупированы, имеется миллион беженцев и вынужденных переселенцев. Неужели Госдепартамент США об этом не знает, или делает вид, что не знает. Или госпожа Псаки считает, что у одного миллиона азербайджанских беженцев, изгнанных с собственных земель, нет элементарных человеческих прав? Иногда я задумываюсь, неужели в Госдепе США не видят стремления и желания Азербайджана искренне сотрудничать и укреплять стратегическое партнёрство с США и евроатлантическими структурами. Или они не замечают, что именно Азербайджан является единственной мусульманской страной, которая поддерживает миротворческие миссии США в Афганистане и Ираке, посылая в эти «горячие точки» своих сыновей?» – задается вопросом Арье Гут.

По словам Арье Гута, о слабости и некомпетентности, а иногда и безответственности нынешней американской администрации говорят и пишут давно, однако до недавнего времени США могли успешно нивелировать последствия своих ошибок.

«Часто вспоминаю свою дискуссию с одним американским экспертом в Вильнюсе, когда он говорил о недемократичности режимов в мусульманских странах на постсоветском пространстве. Я же ему откровенно сказал, что как израильтянин и как эксперт, понимающий исламский мир, считаю, что США сделали большую стратегическую ошибку, поддержав так называемую революцию в Египте. Грубая и недалекая политика террористической организации «Братья-мусульмане» привела к резкой и жесткой исламской радикализации 85-миллионного Египта. В итоге ситуацию бросились спасать не американцы, заварившие «кашу революции», а египетские генералы, которые организовали переворот и вернули Египет к светской авторитарной форме правления. Однако вместо того, чтобы поддержать военный переворот, официальный Вашингтон, глупо мечтающий о «демократическом Ближнем Востоке», пошел на прямой конфликт с генералом Ас-Сиси, ныне президентом Египта, тем самым ударив прежде всего по своим собственным национальным интересам на Ближнем Востоке. Посмотрите, что творится вокруг ситуации в Сирии, Ираке и Ливии – мы наблюдаем цивилизационный разлом, где представители одной религии уничтожают друг друга, только потому, что они принадлежат к разным направлениям одной и той же религии. Террористы больше не укрываются в бункерах, они захватывают города, целые регионы и нефтяные скважины. Сегодня «Исламское государство» является самой богатой террористической группировкой в мире. Она контролирует более десятка нефтяных месторождений в Ираке. Добытая там нефть отправляется на «черные рынки» Иордании, Турции и Ирака. Сегодня многие эксперты признают, что в Сирии организация «Исламское государство» вообще выросла на американских дрожжах. США открыто поддерживали этих террористов, называя их «демократической оппозицией» президенту Башару Асаду. Неудачная и неумная политика именно Госдепа США в регионе, применение силы, кровавое свержение неподчинявшихся Вашингтону режимов возымели эффект бумеранга. Теперь эти кровавые террористы свергают американских демократических ставленников и строят свой управляемый террористический хаос. Неужели такой же кровавый хаос США хотят осуществить и на Южном Кавказе, обвиняя Азербайджан в нарушении прав человека?» — отметил Арье Гут.

По мнению израильского аналитика, наверное, пресс-секретарь Государственного департамента США Дженнифер Псаки думает, что нынешний Азербайджан – это Азербайджан начала 90-х годов XX века.

«Сегодня Азербайджан – совершенно другая страна с сильным геополитическим и военным потенциалом. Азербайджан — неоспоримый лидер геополитических и геоэкономических процессов на Южном Кавказе. Азербайджан доказал, что полностью утвердился как государство-лидер региона, без которого невозможно осуществить ни один геополитический и геоэкономический проект на Южном Кавказе. Азербайджан сегодня проводит политику мультикультурализма и толерантности, показывая всему миру, что оккупация 20% территории страны соседним государством не мешает Азербайджану оставаться подлинным образцом межцивилизационного диалога и местом, где мирно живут представители всех народов и конфессий. Азербайджан – это уникальная светская страна, подлинный маяк прогресса исламского мира, развивающаяся высокими экономическими темпами, где тесно переплетены западный прагматизм и восточное гостеприимство и традиции», — резюмировал израильский аналитик Арье Гут.

Bakupost.az

“Империя Добра” смыкает ряды

Сегодняшнюю статью я хотел бы посвятить коротенькой заметочке в http://ru.oxu.az/economy/58728 , но, как известно, “мал золотник да дорог”. «Газпром» подал заявку в турецкое антимонопольное ведомство на приобретение доли в турецкой трейдинговой компании Akfel Gaz. Какая это доля не сообщается, но, судя по всему, не маленькая, раз некоторые газеты, например http://www.vedomosti.ru/companies/news/38131271/gazprom-zavoyuet-turciyu , без обиняков пишут о покупке «Газпромом» солиднейшего импортёра природного газа в Турции. Совершение сделки сделает российскую газовую компанию крупнейшим монополистом в Турции и вот почему.

В августе 2012 г. Akfel Gaz заключила контракт с «Газпром экспортом» на поставку 2,25 млрд куб. м газа ежегодно. Контракт сроком на 30 лет стал действовать с начала 2013 г. «Газпрому» уже принадлежит 71% другого турецкого импортера газа — Bosphorus Gaz. Эта компания получила в 2012 г. контракт на поставку 1,75 млрд куб. м газа ежегодно, еще по 1 млрд куб. м получили Kibar Enerji и Eksim Holding, всего «Газпром» перевел на частных импортеров 6 млрд куб. м газа, ранее этот объем импортировала государственная Botas. В 2005 г. Botas также передала половину своего контракта на 8 млрд куб. м, из которых 750 млн куб. м получила Bosphorus Gaz, контракт действует до 2022 г. «Газпром» прикупил 20% Bosphorus Gaz за $15,7 млн в 2012 г., о покупке стороны договорились еще в 2009 г., но «Газпром» три года ждал одобрения турецкого антимонопольного регулятора. Итого, «Газпром» сможет контролировать 4,75 млрд куб. м ежегодного импорта газа в Турцию, став вторым после государственной компании Botas крупнейшим игроком на стремительно растущем турецком газовом рынке.

Я привёл это море цифр не чтобы читатели в нём утонули, а чтобы продемонстрировать всем ― Россия уверенно входит на внутренний газовый рынок Турции, как она до того сделала с Германией http://kavkaztimes.com/?p=4905 . И тут я позволю себе воскресить в памяти читателей, не побоимся этого слова, эпохальную совместную пресс-конференцию Путина и Эрдогана, буквально взорвавшую мировое медиа-пространство 1 декабря 2014 года в Анкаре http://www.kremlin.ru/news/47126 . «Кроме этого мы договорились с Президентом Эрдоганом о том, что мы по просьбе турецких партнёров и имея в виду расширение сотрудничества в нефтегазовой сфере с 1 января понизим цены на голубое топливо для турецких потребителей на шесть процентов. И готовы будем снижать эти цены дальше, по мере реализации наших совместных крупных проектов.» ― сказал президент Путин.

Так вот, эти крупные совместные проекты в газовой сфере претворяются в жизнь, и уже министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз http://novosti24.com/link/198443_vedomosti-gazprom-podal-zayavku-na-pokupku-tureckogo-akfel-gaz с удовлетворением констатирует ― «Ранее глава Минэнерго России Александр Новак заявил, что Россия может предоставить Турции скидку на газ в размере 6%. Однако наши запросы относительно этой цифры были немного больше, и мы прямо сказали об этом. С прибывшей в Анкару в среду [10/12/2014] делегацией «Газпрома» мы уже провели встречи. Российский концерн готов на дальнейшее сотрудничество. Это позволяет оптимистично смотреть на перспективу наших государств».

А перспективы действительно разворачиваются, причём головокружительные. На упомянутой совместной пресс-конференции Эрдоган жаловался на торговый дефицит Турции в отношениях с Россией. Но происходящие процессы способны такое положение выправить. Куда пойдёт широкий поток товаров, выработанный руками трудолюбивых турецких рабочих и крестьян с помощью российских энергоносителей и прочего сырья? Естественно обратно в Россию, а это необыкновенно выгодно обеим сторонам. Перед нами редкий пример равноправной и равноценной международной кооперации, когда одна, а именно российская сторона получает широкий и благоприятный рынок для своих ресурсов, а другая ― турецкая зарабатывает прибавочную стоимость от своего труда, сбывая готовую продукцию обратно России.

Знакомым с моим творчеством читателям известны мои взгляды на совместное русско-турецкое прошлое, как двухголовой православно-мусульманской империи, которое я охарактеризовал, как “золотой век” взаимоотношений русского и тюркского народов, кои тогда тесно переплелись. Дальнейшее охлаждение представляло предумышленную целенаправленную провокацию Запада по нейтрализации обоих геополитических противников и продолжалось, по сути, до последнего времени.

Лишь теперь две в прошлом братские нации осознали свои подлинные интересы, узрели своего общего врага и возобновили сближение. Поэтому происходящую интеграцию я воспринимаю не только и не столько как взаимовыгодное экономическое действо, но более как политическое возрождение былого антиЕвропейского фронта правоверных народов ― русские стали зваться православными лишь в конце XIX начале XX веков. Ну а дальше речь может идти о возрождении на новых основаниях Великой ЕвроАзиатской империи, созданной в своё время Чингизханом, которую всё чаще ныне называют Великим Тураном.

http://www.oguz-news.net/wp-content/uploads/2014/04/1352262925269.jpg
Один из вариантов возможной карты Великого Турана

Что же подобный геополитический тренд может дать Азербайджану? Прежде всего появляются основания полагать, что Россия перестанет так ревностно следить за сближением Страны Огней и Турции, рассматривая сие как уход Азербайджана из сферы своего влияния. Отныне сфера интересов русско-турецкого союза будет общая и предмет озабоченности исчезнет сам собой. Подтверждением смены вех в данном вопросе является тоже короткое пояснение (но мы умеем читать между строк) уже упоминавшегося нами Танера Йылдыза ― «Турецкий поток» и TANAP — это разные проекты, и они не конкурируют» http://www.trend.az/business/energy/2350857.html . Вряд ли турецкий министр ― лицо официальное сделал бы подобное заявление, если бы точно знал, что оно вызовет откровенное недовольство “дорогих российских партнёров”.

Та же логика применима ко всей тюркской Средней Азии и даже Волжско-Уральскому тюркскому региону, контакты с которыми официальный Баку ширит и укрепляет вот уже который год. На фоне всего этого праздника дружбы и сотрудничества Армения останется одна, как островок злобы и конфронтации, которой глобально в регионе уже не будет. В таком окружении, будучи практически оккупированным российскими войсками, официальному Еревану не останется ничего иного, как смириться с волей обступающих его народов и очистить занятый им Карабах, как последнее препятствие для реализации триллионных панАзиатских проектов.

Судя по всему, в Москве это тоже начинают воспринимать, потому что именно Путин предложил Эрдогану назвать новый трубопровод Турецким потоком http://actualnews.org/politika/v_mire/32645-novosti-v-mire-erdogan-ozvuchil-nazvanie-analoga-yuzhnomu-potoku.html , хотя формально наполнение его российское. С некоторых пор нас, русских людей приучили думать, что турецким может быть только завоевание и принуждение, однако теперь впервые за последние три века у нашего черноморского порога начинается поток дружбы и взаимовыгодного сотрудничества с турецким народом, но нашим порогом этот поток отнюдь не ограничивается.

Со времён ещё Шёлкового Пути люди поняли, что любые масштабные инфраструктурные транспортные проекты являются магистралями с двусторонним движением, где в одном направлении движется задекларированный названием товар (ресурс), будь то шёлк или в нашем случае газ, а в другом ― влияние в политике и уважение в человеческом плане. И я даже затрудняюсь сказать, что важнее как для Турции, так и для России, которая как в старые добрые времена вновь становится равноправной главой двухглавой империи от Средиземного моря до Тихого океана, в коей всем народам будет покойно и счастливо.

Провёл анализ Ингвар Рюриксон

Укрепление позиций Израиля в Восточной Африке

В последние годы Израиль усилил свое проникновение в Восточную Африку. С возникновением здесь в 2011 г. нового государства — Южный Судан — перед Израилем в регионе открылись новые возможности. Союзнические отношения между Израилем и Южным Суданом получили стремительное развитие.

Важнейшая причина этому — стремление Израиля перекрыть пути доставки оружия для палестинских боевиков движения ХАМАС и военизированной политической группировки «Исламский джихад». Израиль может использовать территорию Южного Судана для дислокации своих сил в относительной близости от Хартума и караванных путей на территории Судана, по которым Иран снабжает палестинцев оружием.

Израиль и раньше предпринимал меры для налаживания мониторинга ситуации вблизи суданского побережья. Так, на двух островах эритрейского архипелага Дахлак (Фатма и Дахлак-Кебир), расположенного в Красном море, создана крупнейшая база ВМС Израиля за пределами его территории. На Дахлаке также была развернута израильская радиолокационная станция для слежения за территорией Судана, а также за акваторией Красного моря.

Кроме того, в настоящее время в Красном море находятся израильские подводные лодки и беспилотные летательные аппараты, которые наблюдают за иранским флотом и суданскими вооруженными силами.

Главные морские ворота Судана — Порт-Судан — является пунктом выгрузки иранских ракет среднего радиуса действия «Фаджр», откуда они караванными путями доставляются в сектор Газа. Эти ракеты использовались базирующимися в секторе Газа палестинскими боевиками во время столкновения с Израилем в ноябре 2012 г. Еще в январе 2009 г., во время операции «Литой свинец», израильские ВВС уничтожили в районе суданско-египетской границы крупный конвой с оружием, которое направлялось из Ирана в сектор Газа. В декабре 2011 г. израильские самолеты нанесли, по меньшей мере, два удара по таким же конвоям. В мае 2012 г. глава МИД Судана Али Карати обвинил Израиль в подрыве в Порт-Судане автомобиля контрабандистов, доставлявших оружие и боеприпасы на Синайский полуостров, откуда они переправлялись в сектор Газа.

В октябре 2012 г. израильские ВВС нанесли удар по заводу боеприпасов «Ярмук» в пригороде Хартума. Отношения между Суданом и Израилем после нанесения этого авиаудара оказались на грани войны. Судан официально объявил, что взрыв произошел в результате налета израильской авиации и пригрозил ответными действиями. Израиль со своей стороны отказался комментировать эти обвинения. Подвергшийся удару завод производил ракеты малой и средней дальности, покупателем которых является ХАМАС.

Кроме того, нападение Израиля на суданский завод можно рассматривать в качестве акта вооруженной поддержки Тель-Авивом Джубы как своего союзника.

Союзнические отношения между Израилем и Южным Суданом проявляются также в подготовке и оснащении южносуданской армии. Израилю крайне выгодно иметь в регионе подготовленного и хорошо вооруженного союзника в качестве противовеса враждебному государству или для его ослабления в случае совместных действий во время вооруженного конфликта. С другой стороны, у Джубы с Хартумом остается множество спорных вопросов, нерешенность которых может вызвать вооруженные столкновения с их дальнейшим перерастанием в полномасштабную войну. Поэтому и Южный Судан крайне заинтересован в военном сотрудничестве с Израилем.

Так, в декабре 2011 г. Израиль направил в Южный Судан армейскую бригаду, целью которой, по заявлениям израильской стороны, являлась подготовка визита премьер-министра Биньямина Нетаньяху в эту страну. Однако в действительности израильские военные приняли участие в подготовке южносуданской армии.

В апреле 2012 г. в аэропорту города Рубкона на севере Южного Судана приземлялись израильские самолеты с оружием, снаряжением и африканскими наемниками. Израиль продолжает вооружать южносуданскую армию, также занимаясь ее снабжением и предоставляя инструкторов.

Действия Израиля по подготовке армии Южного Судана не могли не вызвать ответной реакции суданской стороны. В декабре 2012 г. президент Судана Омар Хасан Ахмадаль-Башир разрешил Ирану строительство военной базы на территории своего государства. В свою очередь иранская сторона крайне заинтересована в этой базе, так как на ней предполагается разместить иранские ракеты, которые смогут поражать цели на юге и в центральной части Израиля, а также будут угрожать коммуникациям Соединенных Штатов и Саудовской Аравии в акватории Красного моря.

Кроме борьбы с терроризмом, Израиль стремится извлечь максимум выгоды из отношений с Южным Суданом в различных сферах. Так, имея ограниченные природные ресурсы, Израиль заинтересован в получении южносуданской нефти, поэтому в январе 2013 г. несколько израильских компаний подписали соглашения с Южным Суданом о поставках нефти. Неясным остается то, каким образом будут осуществляться поставки из Южного Судана, который не имеет выхода к морю, и о каком объеме «черного золота» может идти речь. На территории нынешнего Южного Судана расположено около 80% нефтяных месторождений Республики Судан, существовавшей до разделения страны в 2011 г.

Большие тарифы, установленные Суданом на транзит южносуданской нефти, заставили правительство Южного Судана искать иные пути транспортировки главного богатства своей страны. Так, в феврале 2012 г. посол Южного Судана в ООН заявил, что его страна хотела бы построить новый нефтепровод — или через Эфиопию и Джибути, или через Кению — для транспортировки нефти по морю. Уже существует проект строительства трубопровода через Кению к Индийскому океану стоимостью ок. 2 млрддолларов США. Его протяженность составит ок. 1600 км. Этот вариант является наиболее удобным и вероятным, т.к. Кения в регионе является надежным партнером как для Израиля, так и для Южного Судана. Израиль со своей стороны в ноябре 2011 г. предложил Кении помощь в охране ее границ от сомалийских исламистов движения «Аш-Шабаб».

Южный Судан, находящийся в верховьях бассейна Нила, играет ключевую роль в распределении его вод, что позволяет оказывать давление на Египет. Израильское руководство заинтересовано в этом рычаге на случай осложнения израильско-египетских отношений. В свою очередь Южный Судан заинтересован в израильских технологиях по использованию водных ресурсов для обеспечения населения питьевой водой и развития сельского хозяйства. В связи с этим в июле 2012 г. Израиль и Южный Судан подписали первое экономическое соглашение о сотрудничестве в области эксплуатации водных ресурсов, предполагающем опреснение и очистку воды, а также развитие ирригационных систем на территории Южного Судана.

С другой стороны, в израильско-южносуданских отношениях возникла проблема, требующая поэтапного решения. Израиль одним из первых признал независимость Южного Судана. Руководство Южного Судана объявило об установлении дипломатических отношений с Израилем в полном объеме через две недели после провозглашения независимости в июле 2011 г. Это явилось одной из причин того, что Израиль стал прибежищем для тысяч эмигрантов из Южного Судана. Благожелательная риторика израильского руководства по отношению к Южному Судану вселила надежды в его жителей на лучшую долю в Израиле. Их пребывание на территории Израиля ложится на израильских налогоплательщиков тяжелым бременем. Поэтому во время официального визита президента Южного Судана СальвыМаярдитаКиира в Иерусалим в декабре 2011 г. одной из главных тем двусторонних переговоров стала судьба тысяч африканских эмигрантов, нелегально находящихся на территории еврейского государства. Глава израильского правительства Нетаньяху представил президенту Кииру программу строительства на территории Южного Судана «лагерей абсорбции» для высланных из Израиля нелегалов. Проект финансируется израильской стороной. Решение проблемы незаконных эмигрантов потребует значительных издержек с израильской стороны.

Стоит обратить внимание, что в 2012 г. филиал правозащитной организации «Международная амнистия» в Израиле провел демонстрацию протеста возле посольства России в Тель-Авиве. В митинге приняли участие ок. 80 человек, в том числе южносуданские нелегалы. Участники демонстрации призвали российское руководство прекратить поставлять оружие правительству аль-Башира. Генеральный директор этого филиала Йонатан Гер заявил, что ООН ввела эмбарго на поставки вооружений в Судан, но Россия якобы продолжает продавать оружие этой стране, и тем самым, по его мнению, вооруженные формирования получают возможность продолжать совершать военные преступления в Дарфуре.

Таким образом, интересы России в Восточной Африке в ближайшее время будут сталкиваться с интересами Израиля, учитывая, что еврейское государство развивает свое сотрудничество с Южным Суданом, а Москва делает ставку на сохранение отношений с Республикой Судан. Межсуданские противоречия могут повлиять на планы поставок вооружений, в том числе российских, в регион, и на данном направлении Россия и Израиль выступают конкурентами.

П.В. Густерин, Москва

Источник — ЦентрАзия

Царства войны: Турция, Иран и «курдский джокер»

«Разводка» по срокам действий США в Ираке и Сирии приобретает принципиальное значение. В Ираке функционирует союзное для США правительство, которое, правда, утеряло контроль над определенными территориями страны после наступления в июне 2014 г. ИГИЛ на Мосул. Вашингтон имеет с Багдадом Стратегический рамочный договор, позволяющий США действовать в форматах международного права. Именно это позволило американцам продвинуть шиита Хайдара аль-Абади на пост премьер-министра Ирака, сформировавшего коалиционный кабинет министров. Аль-Абади заявил о своей приверженности осуществлению национальной программы, направленной на разрешение политических конфликтов, которые разделяли иракские сообщества. Однако, по мнению эксперта по ближневосточной проблематике Сергея Демиденко, «в ситуации с Ираком произошел своеобразный геополитический оксюморон: радикальные сунниты, воевавшие против армии Асада, теперь находятся в Ираке, где они борются с „шиитской ересью» и пытаются сбросить аль-Абади, которого одновременно поддерживают США и Иран».

Это создает специфическую комбинацию. Вашингтон и Тегеран, похоже, будут воздерживаться от ввода войск в Ирак. Растягивая во времени борьбу с ИГИЛ, США фактически купируют этот процесс. А в Иране понимают, что ИГИЛ на Ближнем Востоке выступает в роли «троянского коня», который неизвестно в какую сторону совершит свой очередной бросок К тому же США и их союзники по международной коалиции, оказывая серьезную военно-техническую поддержку Эрбилю, растянули «курдский фронт» по всей линии противостояния с ИГИЛ — северный Ирак- юго-восточная Турция- северная Сирия. На этом направлении существует острая интрига, связанная со вступлением иракских курдов в вооруженное противостояние с ИГИЛ, поскольку именно этот факт был использован Эрбилем для призыва к необходимости проведения референдума о независимости Иракского Курдистана. Он был поддержан Израилем, который считает, что таким образом удастся уравновесить ИГИЛ новым умеренным национально-государственным образованием. Понятно что такой разворот событий не устраивает Иран и Турцию, которые пытаются, каждый по своему, «держать руку на пульсе».

Для Ирана ИГИЛ и иракские курды — «бомбы замедленного действия». Напомним, что территория компактного расселения курдов на Ближнем Востоке занимает около 560 тыс. квадратных километров и расположена на стыке границ Ирака, Ирана, Сирии и Турции. По разным оценкам, в Турции проживают около 15 млн курдов, в Иране и Ираке − по 4-6 млн, в Сирии − около 2,5 млн. Так что «горючего материала» для проекта «Великий Курдистан» хватает. При этом Тегеран полагает, что украинский кризис обострил для Запада проблему «диверсификация» поставок энергоресурсов; ситуация в регионе будет в дальнейшем способствовать экспорту курдской проблемы на иранскую территорию, точно также, как это происходит сейчас в Турции, где уже существуют лагеря беженцев из Сирии, а теперь создаются лагеря для подготовки вооруженных сил сирийской оппозиции.

Турецкие СМИ переполнены сообщениями о «спящих» в стране ячейках ИГИЛ. Как сообщил глава турецкой дипломатии Мевлут Чавушоглу, на стороне ИГИЛ в Сирии и Ираке сражаются более 600 граждан Турции. Ранее министр юстиции Турции Бекир Боздаг заявлял, что за связи с ИГИЛ в Турции были арестованы 2760 человек. Анкара вновь вернулась к предложению о создании бесполетной зоны над Алеппо, чтобы, как говорил премьер-министр Ахмет Давутоглу, «в Турцию не попадали беженцы». Помимо этого, Турция (пока безуспешно) проталкивает проект расширения близ сирийской границы зоны безопасности «в целях недопущения на территорию республики боевиков ИГИЛ». Турция сейчас балансирует на грани утери контроля как над своими границами с Сирией и Ираком, так и во многих юго-восточных вилайетах страны, хотя официально Анкара опасается признаться в том, что Вашингтон вместе с ИГИЛ подбросили ей «курдский джокер». Как пишет в этой связи британская Conversation, «курдский кризис теперь не ограничивается территорией, контролируемой ИГИЛ, так как турецкие власти ведут формальные переговоры с Рабочей партией Курдистана (РПК), которая «стала держать под ружейным прицелом» Анкару. Еще в конце 2013 г. влиятельный полевой командир РПК Джемиль Байик выступил с предупреждением в адрес Анкары: «Поддержка Турцией настроенных против курдов сил сирийской оппозиции может заставить РПК начать восстание в Турции, превратить ее в Ирак или в Сирию».

Турция маневрирует. Как писала недавно US News and World Report, «многие поговаривают, что Анкара разворачивается в сторону Москвы потому, что видит: США ведут на Ближнем Востоке политику, противоречащую ее национальным интересам». Действительно, Москва заинтересована в выстраивании стратегического партнерства с Анкарой, желает препятствовать «иракизации» Турции, даже несмотря на разногласия с ней по сирийскому урегулированию. Однако для того, чтобы Турции вырваться из устроенной ей «ловушки», ей необходимо взять курс на более сбалансированную региональную политику в иракском и сирийском кризисах.

С 27 по 29 января в Москве пройдут межсирийские переговоры. По мнению постоянного представителя России при ООН Виталия Чуркина, «предоставляется уникальный шанс для начала прямого разговора на равных между Дамаском и оппозицией», и что те, кто решат не участвовать в московских консультациях, «потеряют свои позиции во всем переговорном процессе».Так что для Анкары наступает момент сказать свое слово на «московской площадке».

Станислав Тарасов — шеф-редактор Восточной редакции ИА REGNUM

18.01.2015

Источник — regnum.ru

Алиев в Анкаре: прорыв по всем направлениям

Президент Азербайджана Ильхам Алиев в среду, 14 января, прибыл в Турцию с официальным визитом. Визит осуществляется по приглашению президента Турции Эрдогана. Это первый в 2015 году зарубежный визит Алиева.

 
Одним из главных политических вопросов азербайджано-турецкого саммита стал конфликт вокруг нагорного Карабаха. Ильхам Алиев напомнил, что признанные международным сообществом территории Азербайджана длительное время оккупированы, несмотря на то, что Совбез ООН принял четыре резолюции о необходимости вывода оттуда оккупационных сил Армении. «Невыполнение этих резолюций показывает, что Армения не хочет мира», — считает Алиев. Между тем, по его словам, за эти годы Минской группе ОБСЕ не удалось добиться успеха: «Деятельность осуществляется, но, к сожалению, результата нет. В прошлом году в процессе переговоров наблюдались определенные подвижки. Но провокационные шаги Армении, в особенности проведение широкомасштабных учений на оккупированных территориях, на территории Агдамского района, в ноябре прошлого года и нападение на азербайджанские позиции, естественно, получили достойный ответ азербайджанской стороны, врагу указали его место. Но это, конечно же, не оказало положительного влияния на процесс переговоров».
Алиев заявил, что нагорно-карабахский конфликт может быть решен только в рамках соблюдения принципа территориальной целостности. «Чтобы добиться этого, нам необходимо быть еще сильнее. Сегодня турецко-азербайджанское единство, сотрудничество являются важным фактором в мировом масштабе. Этот фактор никто не сможет отрицать», — сказал президент Азербайджана.
Проявлением этого единства станет празднование 24 апреля 100-летней годовщины победы в битве при Чанаккале. В ходе Первой мировой войны войска Антанты провели крупную десантную Дарданелльскую операцию, намереваясь расчленить Османскую империю. Тогда азербайджанцы записывались в турецкую армию добровольцами, чтобы противостоять расчленению Турции, собирали деньги и, как сейчас говорят, гуманитарную помощь. Как заявил на совместной с Алиевым пресс-конференции Эрдоган, 25 апреля в Турцию будут приглашены главы нескольких государств. Интересно, что именно в этот день в Армении и армянской диаспоре собираются отмечать 100-летие «геноцида армян». В Баку и Анкаре считают, что в качестве ответа армянскому мифу тюркским государствам следует вместе почтить память павших турецких солдат, которые пожертвовали своей жизнью во имя целостности родины.
Кроме того, на встрече в Анкаре речь шла о совместных азербайджано-турецких военных учениях, которые будут проводиться регулярно. Анкара и Баку также планируют совместное производство продукции оборонного назначения.
Однако доминировали на саммите экономические вопросы. Стало известно, что до 2023 года Турция и Азербайджан намерены довести товарооборот до 15 млрд долларов. Этому очевидно поспособствует и железнодорожная магистраль Баку-Тбилиси-Карс, которая будет сдана в эксплуатацию уже в этом году.
В последние годы объем взаимных инвестиций неуклонно рос. К 2020 году объем азербайджанских капиталовложений в экономику Турции должен достичь 20 млрд долларов. Турецкие компании также успешно работают в Азербайджане – они уже реализовали проекты стоимостью в 10 млрд долларов.
По словам Эрдогана, в отношениях с Азербайджаном Турция придает особое значение энергетическим проектам, в частности строительству Трансанатолийского газопровода (TANAP), с реализацией которого в мире возрастет стратегическая роль Азербайджана и Турции. TANAP считается стержнем более глобального проекта Южного газового коридора (ЮГК). Соглашение по TANAP было подписано в Стамбуле три года назад, и сейчас речь идет о том, что ЮГК углубит многостороннее сотрудничество между всеми участниками проекта. Конкретные рекомендации по его реализации будут даны в ходе первого Совещательного совета Южного газового коридора, который пройдет в феврале в Баку. ЮГК и разработка газоконденсатного месторождения «Шах Дениз» стали самым крупным инфраструктурным проектом, в который в общей сложности будет вложено 45 млрд дол. инвестиций.
Весьма показательно, что незадолго до визита в Анкару Ильхама Алиева там побывал Владимир Путин, после чего наблюдатели заговорили о формировании треугольника Москва-Анкара-Баку. Именно там российский президент заявил об отказе от проекта «Южного потока» и создании «Турецкого потока». Эксперты тогда говорили, что для доставки своего газа на европейские рынки «Газпром» должен будет использовать TANAP, который становится мощным связующим звеном. Сегодня глава правления «Газпрома» Алексей Миллер подтвердил, что тема «Южного потока» окончательно закрыта и транзит газа через Украину будет прекращен. Так что «Турецкий поток» становится единственным вариантом обеспечить Европу газом.
vestikavkaza.ru

Госвизит Президента Азербайджана Ильхама Алиева в Турцию был историческим

Государственный визит Президента Азербайджана Ильхама Алиева в Турцию был очень важным историческим визитом. Об этом на пресс-конференции в субботу сказал заместитель главы Администрации Президента Азербайджана, заведующий отделом по внешним связям Новруз Мамедов.

Прежде всего, этот визит стал первым визитом Президента Азербайджана в этом году. Визит был государственным, и по своей форме и содержанию действительно сыграл важную роль не только для азербайджано-турецких связей, но и международных отношений, отметил он.

«То есть, этот визит стал очень важным шагом с точки зрения церемонии встречи Президента, переговоров, их содержания, достигнутых результатов, поставленных задач и сотрудничества между Азербайджаном и Турцией до 2020 года, а также по определению перспектив развития на последующие годы», — сказал Новруз Мамедов.

По его словам, этот визит стал венцом процессов, которые происходили в период независимости между Азербайджаном и Турцией.

«Вызывает удовлетворение именно то, что шаги, предпринятые в этом направлении с первого дня по сегодняшний, достигли успешного пика. Одной из главных причин этого стало то, что основу такого сотрудничества заложил великий лидер Гейдар Алиев», — сказал Новруз Мамедов.

Нынешний визит Президента Азербайджана не только является первым в этом году, но стал первым визитом и для турецкой стороны, и Президент Турции встретил Президента Азербайджана в новом дворце, отметил он.

«За этим процессом внимательно следили не только в Турции и Азербайджане, но и на Западе. На то, безусловно, есть причины. Прежде всего, вызывают беспокойство процессы, происходящие сегодня на международной арене, и обострение этих процессов очевидно. Эта напряженность является последствием переживаемого сегодня миром кризиса, а с другой стороны – результатом геополитических интересов и претензий в международных отношениях определенных стран и предпринимаемых ими для этого шагов. Это никому не идет на пользу», — сказал Новруз Мамедов.

«Этот визит мог быть рабочим, поскольку во время него должно было пройти заседание Высшего совета стратегического партнерства Азербайджана и Турции. Но турецкая сторона приняла его со статусом государственного визита. Во время прошедших переговоров состоялся широкий обмен мнениями по всем аспектам сотрудничества между Азербайджаном и Турцией. Не было ни одной сферы, по которой бы не было отмечено сотрудничество и не уделялось внимание его развитию и углублению. Особое внимание было уделено энергетическому сектору, экономическому сотрудничеству, торговле, туризму, определенным инфраструктурным проектам, спорту, культуре, науке, а также сотрудничеству в оборонной сфере, отмечалось наличие перспектив для хорошего взаимодействия в этом направлении. Думаю, что сотрудничество между странами и дальше получит широкий размах», — сказал замглавы Администрации Президента Азербайджана.

По его словам, президенты Азербайджана и Турции отметили, что сегодня на международной арене невозможно найти другого примера таких близких отношений между государствами.

«В мире есть государства, имеющие исторические, религиозные и культурные связи, но нигде нет таких близких отношений. Сегодня, может быть, и невозможно найти два государства, которые были бы так близки друг другу. Есть государства, которые хоть и связаны между собой этими факторами, но имеют враждебные отношения. Основная причина совпадения интересов двух стран, думаю, в том, что народы и главы государств выступают с единой позиции», — сказал Новруз Мамедов.

Он отметил, что обычно президенты Азербайджана и Турции встречаются дважды в год.

«В этом году, может быть, таких встреч будет больше. Допускаю, что их может быть даже четыре. Одна из них, как известно, связана с приглашением Президента Азербайджана на саммит G20, сделанным Президентом Турции. Вообще существует правило, когда страна, проводящая этот саммит, вправе пригласить на него любую страну по своему усмотрению. Турецкая сторона приняла решение, что такой страной может быть только Азербайджан. Думаю, что этот визит будет полезным и для Азербайджана. С учетом развития в политической, экономической, культурной и других сферах он достоин быть представленным на такой площадке», — подчеркнул Новруз Мамедов.

Он также отметил, что в ходе визита Президент Азербайджана был приглашен турецкой стороной на церемонию, посвященную 100-летию битвы при Чанаккале, которая пройдет 24 апреля. Президент Ильхам Алиев с большим удовлетворением принял это приглашение, отметил Новруз Мамедов.

trend.az

Приоритетной задачей Узбекистана является модернизация и диверсификация экономики

Приоритетной задачей Узбекистана является модернизация и диверсификация экономики. Об этом сказал президент Узбекистана Ислам Каримов, выступая на заседании Кабинета министров страны.

«Создание в 2015 году широких возможностей для развития частной собственности и частного предпринимательства путем осуществления коренных структурных преобразований в экономике страны, последовательного продолжения процессов модернизации и диверсификации – наша приоритетная задача», — сказал он.

По словам президента, в первую очередь необходимо обеспечить опережающее развитие тех отраслей и производств, которые имеют, и могут иметь высокую конкурентоспособность на мировом рынке, а также могут стать локомотивами экономического роста, дальнейшей модернизации и диверсификации экономики.

Глава государства отметил, что для этого необходимо задействовать неиспользованные резервы по внедрению современных технологий более глубокой переработки сырья и полуфабрикатов, строительству новых комплексов и производств в нефтегазовой, нефтехимической, химической, легкой и электротехнической отраслях промышленности, а также в производстве востребованных готовых товаров.

В этой связи Кабинету министров Узбекистана необходимо разработать и принять в двухмесячный срок программу мер по обеспечению структурных преобразований, модернизации и диверсификации производства на 2015-2019 годы.

Другая важнейшая задача – это устранение всех преград и ограничений для развития частной собственности и частного предпринимательства, подчеркнул Каримов.

В частности, глава государства считает необходимым «кардинально пересмотреть и существенно упростить, сделать еще более прозрачным механизм доступа частных предпринимателей к сырьевым ресурсам, прежде всего, за счет расширения объемов их реализации на открытых биржевых и ярмарочных торгах».

По его словам, первостепенное значение также имеют повышение роли судебных органов в сфере защиты законных прав и интересов частных собственников, усиление ответственности должностных лиц государственных, правоохранительных и контролирующих органов за незаконное вмешательство в деятельность субъектов предпринимательства.

Кроме того, глава государства подчеркнул необходимость критической оценки уровня государственного присутствия в экономике, его сокращения до стратегически и экономически обоснованных размеров.

Он отметил, что в первую очередь необходимо реализовать в частную собственность, прежде всего профессиональным иностранным инвесторам, убыточные и экономически несостоятельные госпредприятия по нулевой выкупной стоимости, вместе с принятием инвесторами обязательств по восстановлению и созданию на их базе новых современных производственных мощностей.

«Серьезного внимания требует коренное изменение принципов и подходов в системе корпоративного управления, внедрение современных международных стандартов корпоративного менеджмента производственными, внешнеэкономическими и инвестиционными процессами», — сказал Каримов.

«Прежде всего, необходимо критически оценить эффективность деятельности наших корпоративных или акционерных объединений», — сказал он.

В настоящее время в Узбекистане создано и функционирует свыше 1,1 тысячи АО с совокупным уставным капиталом, превышающим 11,7 триллиона сумов, который за последние годы вырос в 5,3 раза.

Однако, рост масштабов развития акционирования наглядно показал, что существует много нерешенных проблем в системе корпоративного управления и распределения доходов от деятельности АО, в особенности тех, где владельцем пакетов акций является государство, а другие акционеры фактически оторваны от управления и принятия решений.

В результате фактическое управление производством по-прежнему осуществляет директорский корпус, который нередко не заинтересован в развитии производства и остается приверженцем административно-командного стиля управления, что приводит к пассивности и безынициативности управленческих кадров.

Глава государства подчеркнул, что необходимо глубже изучать опыт зарубежных компаний для создания и внедрения в стране типовых структур корпоративного управления, перестраивая на этой основе всю систему управления отечественными АО.

Еще одним важнейшим резервом и фактором экономического роста и структурных преобразований экономики является углубление локализации производства, расширение межотраслевой промышленной кооперации, так как создание на базе собственного сырья импортозамещающих производств обеспечивает экономическую независимость страны, отметил Каримов.

По его словам, свидетельством тому является быстро растущий в Узбекистане уровень локализуемой продукции в объеме промышленного производства, который возрос с 9,2 процента в 2005 году до почти 20 процентов — в 2014 году.

По словам президента, особое внимание правительство должно обратить также на создание развитой инфраструктуры, в первую очередь информационно-коммуникационных систем, дорожно-транспортного и инженерно-коммуникационного строительства, а также на реализацию комплексной программы развития Национальной информационно-коммуникационной системы на период 2013-2020 годов.

Всем ответственным ведомствам поручается принять действенные меры по безусловному выполнению намеченных на 2015 год параметров строительства, реконструкции и ремонта участков автодорог, входящих в состав Узбекской национальной автомагистрали и железнодорожных коммуникаций, сказал Каримов.

«Убежден, что цели и задачи, которые мы ставим перед собой на 2015 и последующие годы, по продолжению и дальнейшему углублению реформ и преобразований, устойчивому развитию экономики, поступательному и неуклонному повышению уровня и качества жизни наших людей, – все это — вполне реальные и выполнимые задачи», — подчеркнул он.

Ранее сообщалось, что в 2015 году правительство Узбекистана планирует обеспечить рост ВВП на восемь процентов, промышленного производства — на 8,3 процента, сельхозпроизводства — на шесть процентов, объема капитальных вложений — на 9,6 процента, а также прогнозируемой инфляции — на уровне 5,5-6,5 процента.

Официальный курс на 17 января – 2424,31 сума/$1.

М.Перинчек призывает Азербайджан поддержать Турцию в Европейском суде по «приговору века» о событиях 1915 г.

Известный турецкий историк и политический деятель Мехмет Перинчек, автор нашумевшей книги «Армянский вопрос в 120 документах из российских государственных архивов», обратился к азербайджанскому обществу, научным и политическим кругам. М.Перинчек призвал азербайджанскую общественность поддержать Турцию в Страсбурге, где 28 января состоится рассмотрение апелляционной жалобы Армении. «Будет очень важно, если делегация в лице азербайджанских депутатов Европарламента, общественно-политических деятелей, историков примет участие в заседании суда в Страсбурге и поддержит турецкую сторону», — подчеркнул турецкий деятель.

 

Напомним, что в декабре 2013 лидер Рабочей партии Турции Догу Перинчек (отец М.Перинчека) выиграл судебный иск в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), о необоснованности криминализации отрицания «геноцида армян». Фактически тем самым ЕСПЧ опроверг армянские притязания и назвал антидемократическими и противозаконными попытки наказывать людей за отрицание «геноцида армян». К тому же ЕСПЧ посчитал неверной формулировку «геноцид армян» относительно событий 1915 года в Османской империи. Вслед за этим, армянская сторона подала апелляцию в ЕСПЧ, которая и будет рассмотрена 28 января в Страсбурге по делу «Догу Перинчек против Швейцарии», где армянскую сторону будет представлять известный адвокат Амаль Рамзи Клуни  (в девичестве Аламуддин) – жена голливудского актера  Джорджа Клуни. Амаль Аламуддин будет одним из адвокатов, представляющих Армению по делу «Догу Перинчек против Швейцарии». В качестве другой стороны к делу «Перинчек против Швейцарии» привлечена также Турция.

 

Армянская сторона, возлагает большие надежды на итоги этого судебного процесса в Страсбурге. По словам армянскоготюрколога Рубена Мелконяна, этот судебный процесс интересен тем, что Армения и Турция впервые, хотя и косвенно, сталкиваются друг с другом на правовой платформе международной арены по вопросу «геноцида армян». Он отметил, что это повлечет за собой весьма серьезные политические развития, особенно, учитывая, что суд вынесет свое решение в апреле, то есть, это оно непосредственно будет связано с «геноцидом армян». Р.Мелконян уверен, что если по делу Перинчека будет хотя бы частичное оправдание, то турецкая пропаганда сразу же представит это как доказательство отрицания «геноцида армян» и сделает это своим главным козырем 2015 года.

 

Напомним, что лидер Рабочей партии Турции Догу Перинчек в 2005 году в Швейцарии публично отрицал, что в 1915 году Османская империя осуществляла некий «геноцид армян». Д.Перинчек назвал идею «геноцида армян» международной ложью. В ответ Ассоциация «Швейцария-Армения» подала в швейцарский суд жалобу, требуя возбудить уголовное дело против Перинчека. В итоге суд в Лозанне 9 марта 2007 года признал Перинчека виновным в «расовой дискриминации». Федеральный суд Швейцарии в 2007 года отклонил жалобу Перинчека, в связи с чем, 10 июня 2008 года он обратился в ЕСПЧ. Перинчек указал в своей жалобе на нарушение своих прав, ссылаясь на ряд статей Европейской конвенции по правам человека, в частности, на статью 10 («Свобода выражения мнения»).

 

17 декабря 2013 года в Страсбурге был оглашен «приговор века» – решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по иску турецкого юриста и политика Догу Перинчека против Швейцарии. Суд в Страсбурге счёл справедливой жалобу гражданина Турции и постановил, что отрицание «геноцида армян» не является противозаконным и Швейцария, штрафуя Перничека, сама нарушила статью 10 (свобода выражения мнения) Европейской конвенции по правам человека. ЕСПЧ призвал государства, которые в той или иной форме признали «геноцид армян», воздержаться от принятия закона, преследующего в уголовном порядке граждан за их несогласие с официальной точкой зрения государства.

 

ЕСПЧ также поддержал мнение Перинчека, что геноцид – это термин с предельно чётким определением. Члены суда в Страсбурге выразили сомнение, что вердикт суда Швейцарии, имел какое-то отношение к такому узкому юридическому понятию, как геноцид. Тем самым ЕСПЧ отверг спекуляции о якобы существующем в мире консенсусе по поводу намерения Османской империи уничтожить всё армянское население или его часть. Об отсутствии такого консенсуса впервые высказано на высшем судебном уровне.

http://www.rizvanhuseynov.com/

Французский парламент вновь инициирует законопроект «О криминализации отрицания геноцида армян»

Во Франции, в которой мощь армянской диаспоры и степень ее влияния на внешнеполитический курс державы неоспоримы, снова на повестку дня вынесен вопрос о криминализации отрицания «геноцида армян», якобы совершенного в Османской империи сто лет назад. Именно столетие выдуманного «геноцида» собираются празд…, пардон, отмечать в Армении. И сегодня все усилия диаспорских организаций Армении от Канады до Австралии, России и Бразилии направлены не только на признание «геноцида» теми странами, в которых законодатели еще сохранили трезвый рассудок, но и на криминализацию отрицания того, что не имело место в истории.

И вот теперь известная своей проармянской и антитурецкой позицией депутат Национального собрания Франции Валери Буайе представила новый законопроект о криминализации отрицания «геноцида армян». Об этом сообщают армянские СМИ со ссылкой на французских коллег. Да, это та самая Валери Буайе, которая представила в парламент Франции законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за отрицание «геноцида армян», принятый Национальным собранием в декабре 2011 года. Тогда этот шаг вызвал дипломатический скандал между Турцией и Францией. Куда там отзыв посла Турции из Франции! Две страны оказались на грани реального разрыва дипломатических отношений, а французские компании, широко представленные, между прочим, в Турции, – перед выдворением из страны и замораживанием совместных многомиллионных проектов.

kv1
К счастью, у тогдашнего президента Франции Николя Саркози хватило ума не утверждать скандальный законопроект.
kv1

К счастью, тогда «Совет мудрецов», как называют во Франции Конституционный суд, отклонил законопроект с формулировкой «нарушение свободы слова». Но действующий на тот момент президент Франции Николя Саркози пообещал представить его «мудрецам» в обновленном варианте.

Теперь есть большая вероятность того, что Франсуа Олланд попытается исправить «недоработку» своего предшественника, ибо с его уст слетело обещание подписать закон о криминализации отрицания «геноцида армян» в будущем году. При этом глава французского государства уточнил, что подпишет закон в том случае, если его одобрит парламент, в том числе и Конституционный суд.

Наверное, этим обстоятельством вызвана активность Валери Буайе, которая лихорадочно собирает подписи своих коллег, и уже набрала более 40 сторонников. За какие такие ценности ратует отпрыск родителей, сколотивших состояние в сфере международной торговли, остается только догадываться. Но депутату от партии «Союз за народное движение» негоже сталкивать «народы», опираясь на голословные заявления армян о «геноциде». Между тем сама Буайе полна оптимизма и убеждена, что президент Франсуа Олланд сдержит обещание и подпишет закон «О криминализации отрицания геноцида армян».

kv1
Уже сегодня надо срочно готовить законопроект «Об обязательном признании каждым гражданином Франции геноцида армян.
kv1

Западные демократии вообще падки до всякого рода обещаний. Другое дело, выполняют ли они их? Вот и Барак Обама еще на заре своей первой «отсидки» в Белом доме обещал если не признать, то уж точно назвать пресловутое слово «геноцид» вместо «трагедия» во время традиционного ежегодного обращения 24 апреля. Но с тех самых пор армяне, затаив дыхание, всякий раз ждут исполнения обещания.

Кстати, пользуясь случаем, хочу заявить, что я отрицаю «геноцид армян»: никакого «геноцида армян» не было. Просто мне приятно, что я могу говорить об этом не полушепотом на кухне. Хотя француженка Валери Буайе, как мне кажется, недостаточно проработала тему. Во всяком случае, уже сегодня надо срочно готовить законопроект «Об обязательном признании каждым гражданином Франции геноцида армян». Успеть бы еще к апрелю будущего года. А в самом законе четко прописать, что не только гражданин, не отрицающий «геноцид армян», но обязательно и признавший его, имеет право называть себя французом. При этом носить соответствующую справку с собой в качестве одного из основных документов, удостоверяющих личность.

Чего только не приходится ждать от «демократов» из благословенного Запада.

Намик ИБРАГИМОВ
Bakupost.az

Региональный центр диаспор тюркоязычных стран открылся в Киеве

В Киеве состоялось открытие регионального центра диаспор тюркоязычных государств. Об этом сказали в среду в пресс-службе Госкомитета по работе с диаспорой Азербайджана, сообщает Az-kaz.com со ссылкой на news.day.az.
Конце декабря в Киеве состоялось открытие офиса объединенного центра диаспоры азербайджанцев Украины и общего регионального центра диаспор стран-членов Совета сотрудничества тюркоязычных государств.
В мероприятии приняли участие генсек Совета сотрудничества тюркоязычных государств, действующий председатель Тюркского совета Рамиль Гасанов, посол Турции в Украине Йонет Джан Тезель и советник мэра Киева Богдан Баласинович.
Гасанов отметил, что на IV саммите Совета сотрудничества обсуждался также вопрос создания регионального диаспорального центра. По его словам, данный центр послужит укреплению позиций, признанию культуры и ценностей, формированию положительного имиджа, повышению социально-политической активности, защите интересов тюркоязычных государств в других странах. Он также послужит предотвращению антитюркской пропаганды и доведению правды о проблемах тюркского мира до мировой общественности.
Центр будет управляться структурой, состоящей из представителей соответствующих госструктур и членов тюркоязычных диаспор Украины и правлением, состоящим из представителей стран-членов совета.
В мероприятии приняли участие послы в Украине Казахстана Заутбек Турисбеков, Кыргызстана — Улубек Чиналиев и представители других тюркоязычных государств.
Выступавшие отметили значение регионального центра для тюркоязычных государств и подчеркнули, что будут обеспечивать координацию центра с диаспорами.

Психологический портрет ЕврАзЭс и Союза Тюркоязычных государств

Гюльнара Инандж, руководитель филиала центра Льва Гумилева в Азербайджане, директор центра «Этноглобус», редактор русского раздела американо-турецкого ресурса Тюркишнюс

Идея евразийства предложенная великим тюркологом Львов Гумилевым, Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным была перенесена на политическую плоскость.
Идея создания Евразийского Экономического Союза есть вызов попыткам создания однополярного мира. После развала Советского Союза много говорилось об отказе от двуполярного мира и противостояний двух политических полюсов. Но, полярность находится в самой сути мироздания и отказ от него лишает человечество от многообразия, право выбора, развития-так- как именно многополярность и конкуренция дает толчок развитию человечества. Соответственно, следует заметить, что, поэтому, однополярный мир с западным диктующим и доминирующим сознанием просуществовал не долго.
Не сложно понять-если есть западные ценности и требования, также есть азиатские требования и ценности, проявляющиеся во всех сферах общества, государства, культуры народов. Запад не уважает и не ценить иные ценности кроме своей. Это можно увидеть на примере Турции. ЕС отказывает Турции, в то время как страны бывшего коммунистического пространства с легкостью оказались в этой организации. Заметим, что Турция имеет огромную культуру государственности, принесет человеческий и экономическую прибыль ЕС. Если такое отношение к стране , которая буквально граничит с Европой, то не трудно представить отношение к тем, кто находится на более далекой географии. Кроме того, в основе подобной»любезности» спешного приема некоторых стран в ЕС лежит попытка сузить сферу влияния России.
Мы не намерены оспаривать ничего европейского и сопоставлять ему азиатскую, так как придерживаемся такому мнению, что современный человек для гармоничного вовлечения в мировое пространство должен воспринимать себя частью мировой культуры, брать все положительное имеющееся как на Востоке, также на Западе.
Итак, была предложена идея вовлечения в Евразийское экономическое, культурное, социальное пространство. Европейский Союз опирается за жесткие законы, отталкивающие все инородное, требуя стать частью большой субстанции, при этом отказаться от всего , что не соответствует европейским стандартам.
Евразийская интеграция же предлагает гибкость законов, отношений, предлагая объединиться во что-то большое не требует измениться и отказаться от своей малой культуры и эго. Евразийская интеграция опирается и учитывает этнокультурные, этнопсихологичекие элементы этой географии, требующей взаимного уважения, принятия, гибкости. Хочу отметить, что Евразия энергетически и психологически больше несет в себе силы Азии, нежели Европы.
Ведь, страны Прибалтики после развала Советского Союза сразу оказались в Европейском ареале не случайно. Эти народы по своему образу мышления и этнического сознания в составе СССР были чужеродными, так как оказались в энергетическом пространстве Азии, что их не могло не угнетать. И поэтому прибалтийцы так гармонично как для Европы,также для себя влились в Европу. И следует уважать их выбор.
Вхождение в какое то объединение подразумевает усиление собственной мощи, возможности получения поддержки со стороны государств соучастников. если даже иногда эта поддержка может заключаться только в моральной поддержке.
Современный мир глобализации , требует создания транснациональных структур. Отказ от них приводит к изоляции.
ЕврАзЭс также действует параллельно еще с одной организацией — Союзом Тюркоязычных государств (СТГ). Хочу обратить внимание, что настоящее противоборство идет между ЕврАзЭс и ТСГ , а не ЕврАзЭс и ЕС. Но соперничество между ЕврАзЭс и ТСГ идет мягко, без грубых нарушений межгосударственных отношений, без давления, без демонстрации соперничества. Обратное же можно наблюдать в поведении ЕС в отношении культуры соперничества.
Здесь все закономерно. Турция и Россия, идущие во главе этих двух союзов являются частью Евразии, им известна ментальность народов этого пространства.
Особо нужно заметить, что большую часть географии Евразии занимают именно тюркоязычные народы и государства.
СТГ имеет свой парламент, гимн, флаг, культурную структуру Тюрксой, с конца прошлого года начали действовать диаспорные структуры. Нельзя не отметить прошедшийв прошлом году в Казани вокальный конкурс тюркоязычных народов Тюрквижн. Турция как двигатель тюркоязычного пространства замечательно знает этническую психологию, ментальные черты Азии, поэтому она дала превосходную возможность самоутвердиться тюркским народам, опираясь на свою самобытность. Это и есть основная и торпедирующая сила Тюрквижин, что можно расценить как часть политики Союза Тюркоязычных государств.
На Тюрквижн тюркские народы населяющие России могли выступить рядом с представителями тюркских государств, они чувствовали себя частью великого, но при этом от них не требовалось исполнять песни на английском языке , под музыка наигранную под европейскую, как этого требуется в конкурсе Евровидение. Как и говорилось выше Европа требует отказа от самоидентификации, этнической культуры. В этом плане Тюрквижин превосходный и сильный инструмент для продвижения политики Союза Тюркских государств, который не только уважает этничную самобытность, а строит свою политику именно на тюркской этничности.
Думается Россия неоднократно приглашая Турцию в ЕврАзЭс намеревалась одновременно укрепить доверие к ЕврАзЭс тюркских государств, укрепит доверие тюркских народов России к своему государству и ослабить роль Союза Тюркоязычных государств, в частности Турции. Нужно заметить, что участие Турции в ЕврАзЭс могло содействовать подключения Азербайджана в эту структуру. Но, как говорилось выше идет гибкая, тонкая конкуренция между Турцией и Россией. Россия учитывает тюркский элемент в своей политике. Уделяется особое внимание к этой теме. Для подтверждения этих строк напомним две конференции прошедшие в России в конце прошлого года.
23-29 ноября в Москве прошла Международная научная конференция
«ЭТНОГЕНЕЗ, ИСТОРИЯ, ЯЗЫК И КУЛЬТУРА КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКОГО НАРОДА».
И еще международная научно-практическая конференция «Терские тюрки как культурный мост между Чеченской Республикой и тюркским миром» состоявшаяся 16-17 декабря в Грозном.
В текущем году планируется проведение в Москве общетюркского форума. Москва изучает тюркский элемент , его требования, пожелания, настроение, дабы тюркские народы России не оказались под влиянием Турции.
Итак, вернемся к Тюрквижн, который , также как Евровидение несет в себе политическую подоплеку. И вот в Казани во время Тюрквижн произошел еще один требующей внимание , можно сказать историческое событие. На конкурсе выступала рок группа из Ирана-этнические азербайджанские тюрки. Они выступали под иранским флагом, но пели на родном языке. Это без преувеличения можно назвать сенсацией. согласно собственным наблюдениях могу сказать, что национализм среди Иранских азербайджанцев высок и отторгать их от тюркского мира невозможно. Этот фактор учитывается и в самом Иране. Здесь следует отметить, что Тегеран устами разного ранга чиновников косвенно говорил о возможности участия Ирана в ЕврАзЭс .Ирану , имеющему многолетнюю противостояние с Западом ЕврАзЭс ключ к выходу из изоляции. К тому же опять же тот самый тюркский фактор в Иране, Тегерану нужно опередить ситуацию , взяв в свои руки руль, дабы не позволить азербайджанцам, проживающим с стране попасть в тюркскую сферу влияния.
Что касается Азербайджана, мы тоже входим в география Евразии и тюркского мира. Азербайджанская ментальность позволяет стране двигаться вперед и развиваться умением варьировать между конкурирующими иногда даже воюющими сторонами.
Азербайджанская ментальность открыта всем культурам и религиям и толерантна. Азербайджан умеет рассчитывать свои силы, чувствует когда нужно наступать, а когда отступать. Это исходит из исторической памяти и этнического сознания. В то время когда другие народы не рассчитывая свои возможности на определенном этапе истории, не имели стратегию и находили только один путь -вести войну, что рано или поздно приводило их упадку, Азербайджан же отступая, развивался и открывался к другим культурам. В результате мы видим современный Азербайджан с высокоразвитой и многогранной культурой, экономикой. В 1993 г. Азербайджан подписав соглашение о прекращении огня с Арменией поступил именно так.
Но это не означает, что азербайджанцы не умеют воевать. Персы говорят, что азербайджанские тюрки это спящий лев. Или Азербайджанцы-это каменный котел. долго не нагревается и долго не остывает. Азербайджанская национальная ментальность государствообразующая. А при строительстве государства нужно быть гибким, уметь балансировать между великими державами. Благодаря ментальности государствообразования в разных этапах истории азербайджанцы брали на себя ответственность за строительство государства.
В настоящее время у Азербайджана есть одна серьезная проблема- оккупация 20% территорий со стороны Армении. Азербайджан остановив войну смог выйти из разрухи, хаоса. Сейчас очень много дискуссий вокруг что, что Россия мол вынудит Азербайджан войти в ЕврАзЭс. Но как видите Москва этого не оказывает на Баку давления. Потому, что Азербайджан ведет балансированную политику, умеет нужное время быть в нужном месте и нужным партнером. Именно это позволяет стране не идти на провокации и не превращаться в инструмент в руках конкурирующих сторон.
Почему то видят только две пути или вступить в ЕС или в ЕврАзЭс. Но всегда есть альтернатива и третий путь. И несомненно Азербайджан найдет этот путь.

Выступление, в Евразийском Форуме в Казани(ноябрь 2014)

«Южный поток» vs TANAP: газовая битва за Европу

Выступая в Анкаре на 3-й Конференции торговых советников, министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз заявил, что проект «Турецкий поток» (так в Турции называют проект «Южный поток») «не является конкурентом Трансанатолийского газопровода (TANAP), реализуемого Азербайджаном и Турцией», «для его реализации нет никаких препятствий». Это заявление примечательно многими фактами. Ранее Йылдыз открыто посылал Москве «сигналы» о том, что ЕС будет выстраивать серьезные препятствия на пути реализации «Южного потока» в обход Украины, предлагая направить трубу в сторону Турции. Москва выжидала. В свою очередь, Анкара одобрительно относилась ко всем проектам т.н. Южного энергетического коридора, в который она включала Nabucco, TANAP и «Южный поток». Азербайджанские СМИ охотно цитировали (со ссылкой на ИТАР-ТАСС) слова замглавы Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексея Гривача о том, что » проект TANAP, получивший поддержку Евросоюза, предполагает поставки азербайджанского газа в страны Евросоюза и рассчитан на транспортировку 30 млрд кубометров в год». Однако Азербайджан вряд ли сможет поставить более 15 млрд кубометров, поэтому «Газпром» вправе рассчитывать на оставшиеся мощности в трубе.

Ситуация складывалась по формуле известной загадки, когда «А «и «Б» сидели на трубе. Проект Nabucco не состоялся. Прежде всего потому, что Азербайджан не располагает достаточными запасами газа для наполнения трубы в объемах, предусмотренных техническими возможностями, а именно — 31 млрд кубометров в год. Предполагалось, что к проекту подключится Иран, но по соображениям политического характера от услуг Тегерана отказались. На определенном этапе в качестве страны — производителя газа фигурировал Узбекистан, потом Казахстан. Однако в качестве дополнительного наполнителя газопровода мог выступить только Туркменистан, который отказался от этой затеи после длительной «дипломатической игры». Особую политическую партию вела Турция. Возглавлявший тогда правительство Реджеп Тайип Эрдоган прямо заявил, что «страна откажется от поддержки проекта Nabucco, если не будет прекращено создание препятствий вступлению Турции в Евросоюз». Как отмечала турецкая Zaman, «Эрдоган дал понять Брюсселю, что Турция может стать второй потенциальной „Украиной» для Nabucco».

Так «А» упало. Стал рождаться «план Б» — TANAP. Идеология и логика этого проекта базировалась на том, что ЕС обязательно заблокирует «Южный поток» в своем прежнем варианте, а Москва лишится перспективы в принятии альтернативного решения, будет вынуждена присоединиться к Южному газовому коридору. В таких условиях рассматривался сценарий присоединения к этому проекту Туркмении и Ирана, который по запасам природного газа занимает в мире второе место после России. Набрала обороты «смелость» Баку в принятии решений. Осенью 2014 г. президент Азербайджана Ильхам Алиев совершил визиты в европейские страны, в ходе которых заявлял, что «его страна является единственным альтернативным источником газа для Европы». Азербайджанские СМИ широко цитировали отвечающего за Энергетический союз зампредседателя Еврокомиссии Мароша Шефковича, который говорил, что «европейцы, следуя советам президента Азербайджана Алиева, намерены усовершенствовать свою газовую систему, чтобы меньше зависеть от всяких случайностей». «Гибкая прагматичная политика Алиева оказалась сильнее амбиций Путина»,- так оценивала ситуацию бакинское агентство Haqqin.az.

«Б» с трубы упало после того, когда в ходе своего визита в Анкару президент России Владимир Путин заявил: «С учетом растущих потребностей Турции мы готовы не только расширить „Голубой поток», но и построить еще одну трубопроводную систему для того, чтобы обеспечить растущие потребности самой турецкой экономики». Тогда же глава России сообщил, что Москва замораживает проект «Южный поток» и намерена построить новую газотранспортную систему в Турцию, создав на ее границе с Грецией газовый хаб. Это означало, что TANAP теряет монопольное «газовое право» в Турции и может стать всего лишь одним из участников создаваемого газового хаба. В этой связи газета Cumhuriyet пишет, что «неожиданный для Запада альянс Турции с Россией реально превращает внешнюю политику Анкары во многомерный фактор, создает основу для выработки общей с Россией новой широкой идеологии и осознания единых интересов в Черноморском регионе, на Ближнем Востоке, Кавказе и в Средней Азии взамен прежним региональным предпочтениям».

Теперь о том, что осталось на газовой трубе. На днях бывший президент Грузинской международной нефтяной корпорации Георгий Чантурия выступил с инициативой о строительстве в портовом поселке Супса на берегу Черного моря в Грузии нового энергетического хаба с участием Запада, США, России и Азербайджана. Для реализации этого проекта предполагается проложить нефтепровод из России через территорию Абхазии. При этом Чантурия призывает подходить к оценке ситуации с «учетом новой реальности», которая «требует от Грузии необходимость избежать непрогнозируемых для себя последствий». Отметим, что Чантурия был одним из приближенных к Эдуарду Шеварднадзе лиц и принимал активное участие в осуществлении проектов Баку — Супса и Баку — Тбилиси — Джейхан. После прихода к власти Михаила Саакашвили он был вынужден покинуть Грузию и сейчас проживает в Баку. В этой связи грузинский эксперт Ника Читадзе обвинил Чантурия в том, что «он является проводником идей некоторых российских корпораций и сейчас стремится укрепить позиции российского бизнеса в Грузии». Более того, другие грузинские эксперты заявляют, что поскольку «Грузия является основным коридором для транспортировки каспийских нефти и газа в обход России», Москва якобы «намерена применить в Грузии украинский сценарий, но не военным путем».

Затем последовало сенсационное интервью заведующего отделом общественно-политических вопросов Администрации президента Азербайджанской Республики Али Гасанова агентству Bloomberg, который заявил следующее: «Оглядываясь на историю, можно с уверенностью отметить, что большую роль в развитии азербайджано-американских связей сыграли позиции, совпадавшие в подходе к тем или иным глобальным геополитическим, геоэкономическим и военно- геостратегическим вопросам, а также в таких вопросах, как пуск в оборот альтернативных энергетических ресурсов Каспия и обеспечения энергетической безопасности Запада в третьем тысячелетии. Именно Азербайджан открыл для Запада Каспийский регион, обеспечил участие гигантских нефтяных компаний США и Европы в добыче и экспорте углеводородных ресурсов Каспийского моря». И что же в ответ? Гасанов обвинил США в подготовке в Азербайджане «майдана», «сценария, примененного недавно в Восточной Европе», который осуществляют «бывшие сотрудники государственного департамента, бывшие послы и „эксперты», выступающие в роли выразителя интересов кругов, утративших чувство реализма». Отсюда следует странный вывод: Россия в Грузии, а США в Азербайджане якобы «готовят майданы». Так бывает или не бывает?

Станислав Тарасов — шеф-редактор Восточной редакции ИА REGNUM

10.01.2015

Источник — regnum.ru

Иностранные военные покидают Афганистан в крайне неудачный момент

В уходящем году завершается возглавляемая НАТО миссия Международных сил содействия безопасности в Афганистане. На смену более чем 13-летнему присутствию МССБ, персонал которых насчитывал более ста тысяч человек, в Афганистане будет развернута небоевая миссия НАТО «Решительная поддержка». Спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор Второго департамента Азии МИД РФ Замир Кабулов рассказал заместителю руководителя Редакции внешней политики «Интерфакса» Андрею Барановскому о том, в каком положении оставляют Афганистан иностранные военные контингенты. Кроме того, собеседник агентства озвучил свой прогноз дальнейшего развития ситуации в стране и пояснил, какие угрозы в связи с уходом МССБ возникают для России.

— Замир Набиевич, заканчивается 2014 год, когда в Афганистане должна завершиться миссия Международных сил содействия безопасности. Как будет дальше развиваться ситуация в этой стране? Какие у нас перспективы?

— Перспективы у нас не самые радужные. Выборы в Афганистане завершились в сентябре, если это можно назвать выборами, но до сих пор правительство национального единства так и не было сформировано.

Два лагеря, которые пришли к компромиссу по итогам выборов – президент Ашраф Гани и главное исполнительное лицо Абдулла Абдулла – судя по всему, никак не могут до конца договориться по основным постам, что странно, потому что еще на завершающей стадии выборов утверждалось, что компромисс между двумя претендентами на президентский пост был достигнут на той основе, что каждый из них будет в праве выдвинуть по два своих представителя на четыре ключевых министерских поста.

В Афганистане ключевыми традиционно являются четыре министерских поста: министр обороны, внутренних дел, финансов и иностранных дел. Тогда, по крайней мере, по тем утечкам, которые появлялись, якобы речь шла о том, что президент Ашраф Гани назначит своих людей на посты министров внутренних дел и финансов, а Абдулла Абдулла будет иметь право предложить кандидатуры министров обороны и иностранных дел. Но то, что я вижу сейчас, это совершенно другие имена, нежели те, которые ожидались изначально.

Конечно, обновление лиц в любом кабинете министров – дело не самое плохое, но эта ситуация выглядит немного странно. Все это продолжается уже четыре месяца. В стране, которая находится в состоянии войны, нет не только дееспособного правительства, а его просто нет в полном составе.

Сколько раз афганские лидеры обещали сформировать кабинет министров. В последний раз на Лондонской международной экономической конференции, на которой я представлял Россию, они торжественно заверяли, что вот-вот, неделька-другая, и мы сформируем правительство. Конференция была в первых числах декабря.

Ни та, ни другая сторона не раскрывают причин этой задержки, но само ее наличие наводит на грустные размышления. А что, если они не договорятся по этим кандидатурам? Это создаст напряжение в стране, которая и так находится в состоянии войны. Такая роскошь, как не иметь правительство, для нее непозволительна.

А что происходит в стране? Сейчас наступил сезонный зимний спад в активных боевых действиях. Это традиционно для Афганистана. Но вооруженная оппозиция, тоже, кстати, традиционно, чтобы обозначать и демонстрировать свое присутствие в зимний сезон обычно активизирует террористические действия, что мы и наблюдаем сейчас.

Надо сказать, что за этот период неопределенности с начала избирательного процесса в Афганистане в апреле, в следствие того, что правительство и силовые структуры были в основном заняты обеспечением безопасности выборов, избирательным процессом, талибы постепенно расширили зону своего влияния, особенно вокруг Кабула.

То есть, они контролируют не только юго-восток страны, где у талибов всегда были сильные позиции, но теперь у них довольно сильные позиции вокруг Кабула, в провинциях, которые, фактически, окружают афганскую столицу. Если раньше они угрожали Кабулу только с востока, юго-востока, могли перерезать основные магистрали, шоссе, то теперь они создают угрозу и с севера.

Я не хочу сказать, что они взяли под контроль провинции, которые к северу от Кабула прилегают к Гиндукушу, но у них там достаточно осязаемое, мощное присутствие. Дело в том, что там этнически смешанное население: есть пуштунские кишлаки, есть таджикские кишлаки. Так вот, они основательно закрепились в пуштунских кишлаках. А что это означает? Это означает, что они в любой момент в случае скоординированных действий могут перерезать все дороги, подпитывающие Кабул, и все, столица окажется в блокаде.

Сейчас этого не происходит потому, что если талибы сейчас начнут блокаду Кабула, то они нанесут ущерб интересам торговцев, сельхозпроизводителей, которые живут за счет поставок своей продукции в Кабул, и, таким образом, вызовут недовольство населения в свой адрес. Естественно, талибы это учитывают. Но когда они почувствуют, что сложились необходимые условия, они могут и атаковать столицу.

Взять ее с учетом их нынешнего военного потенциала у них, по-моему, сил нет. Кабул обороняет наиболее боеспособный армейский корпус, там же сосредоточены и иностранные войска, у них есть авиаподдержка. Поэтому у меня нет опасений, на этот счет, но то, что талибы могут дестабилизировать ситуацию, а значит, иметь сильные переговорные позиции и навязывать свою волю афганскому правительству, это вполне возможно.

Теперь, что касается экономики. Афганской экономики нет, как и не было. Где эти $104 млрд, которые американцы выделили только на цели развития – экономику, социальную сферу?

— Они вообще дошли до Афганистана?

— Вот в этом и вопрос. Мы с вами это проверить не можем, но мы можем видеть, что получилось на выходе. А на выходе что-то близкое к нулю.

А если нет экономики, то как вообще будет функционировать правительство? Зарплаты им платят американцы и европейцы. Хорошо, пусть они платят, мы не против, но сколько они еще так будут продолжать? Они уже объявляют, что пусть афганцы решают эту проблему сами, пусть подключаются региональные государства. То есть, они перекладывают ответственность. Они радостно уходят из Афганистана, оставляя небольшую так называемую тренировочную миссию. Там, конечно, будет еще боевой американский компонент, но какой толк от этих нескольких тысяч американских солдат, когда сто тысяч не смогли справиться? Они будут, в лучшем случае, лишь себя защищать.

Проблема еще в том, что любая экономика ставится на ноги не один год, а такой стране, как Афганистан, потребуются десятилетия. До сих пор афганская экономика держалась относительно хорошо на нескольких «слонах».

Первый «слон» – это сфера обслуживания. В Афганистане размещались около 150 тысяч иностранных военнослужащих. Их надо было обслуживать. Иностранцы платили деньги, что-то покупали. За счет такого массированного иностранного присутствия сфера обслуживания работала активно, приносила доход, увеличивала валовый продукт. Теперь это ушло, этот «слон» упал.

Второй «слон» – это наркотики. Наркопроизводство продолжает расти. И в ситуации, когда выпадают доходы от легальной экономической деятельности, естественно, наркотики будут заполнять этот вакуум. Людям как-то надо жить, и крестьянам надо поддерживать свои семьи, и они будут производить и продавать эти наркотики. Конечно, это не будет продолжаться бесконечно, потому что емкость международного наркорынка, наверное, тоже ограничена. Правда, он может расширяться за счет падения цены на опий и героин, что также опасно для стран-потребителей, включая Россию, поскольку чем дешевле героин, тем он доступнее.

Третий «слон» – экономическая помощь Афганистану. Но она «усыхает». Американцы как обещали, так и забрали свое обещание обратно. Еще в прошлом году они говорили, что будут выделять афганскому правительству $2,2 млрд ежегодно. Однако затем конгресс урезал эту сумму наполовину, на миллиард меньше. А для Афганистана миллиард – большие деньги. Ну, хорошо, американцы заставили европейцев платить чуть больше. Но все равно получается, что экономика хоть как-то сможет держаться только на иностранных вливаниях и наркодоходах.

К чему мы можем придти при такой плачевной ситуации? Понятно, что талибы и другие исламисты, вдохновленные тем, что все-таки иностранные войска практически уходят, тем, что они добились части своих задач, готовятся к решающему бою. По всем признакам идет накопление сил и средств, в первую очередь, со стороны Движения талибов, которое, начиная с весны следующего года, может предпринять мощное наступление.

При этом у афганской армии фактически нет авиаподдержки, которую им раньше представляли американцы. Почему Обама принял решение оставить не две, а четыре тысячи солдат? Потому что это даст возможность оставить авиакомпонент с опорой, видимо, на базы в Баграме, Кандагаре. Но этого недостаточно.

Такими полумерами можно только сдерживать вооруженную оппозицию, но победить ее нельзя.

Все это наводит на очень печальные размышления. Надо сказать также, что если Ашраф Гани и Абдулла Абдулла так долго договариваются по составу правительства, то есть шанс получить в итоге очень неустойчивый кабинет министров, который будет работать на основе каких-то компромиссов, насколько прочных – не известно. В подобной ситуации любая страна должна иметь сильное правительство, которому будет доверять население. А население не будет доверять этому правительству и, естественно, будет больше склоняться в сторону поддержки талибов из соображений самосохранения.

Кроме того, в этом году в Афганистане появился новый фактор, который имеет все шансы перерасти в большую угрозу. Я говорю про появление функционеров Исламского государства в Ираке и Леванте.

Насколько нам известно, небольшая группа – сотня, может быть, чуть больше боевиков, была переброшена в Афганистан.

— Они попали туда через Пакистан?

— И через Пакистан тоже. Но вы знаете, они же не стройными рядами туда маршируют. Они прилетают в аэропорт с легальными документами, там их встречают, дают оружие, боеприпасы, деньги, задания.

Они себя уже проявили в целом ряде мест. Например, мы обратили внимание, что в одной из крупных по афганским меркам операций, в ходе которой около семисот боевиков устроили атаку, они сражались под черными флагами ИГИЛ. Также примечательно, что когда обычно боевики атакуют населенный пункт, они что-то разрушают, наводят ужас и уходят. Но в этот раз они остались и все захваченные у афганской армии и полиции блокпосты приспособили для себя. Да, потом афганская армия потеснила их, но заявка была сделана. Это новое.

Я не говорю, что в Афганистан сейчас приедут тысячи игиловцев из Сирии и Ирака. Совсем не обязательно. Под этим знаменем, под этой идеологией могут сражаться и сами афганцы. Она привлекательна для молодой части исламских радикалов в Афганистане. Они видят ее более пассионарной в отличие от консервативной, как им кажется, идеологии «Аль-Каиды», уж не говоря о движении талибов, лидеры которых прячутся где-нибудь в Карачи и активно не участвуют в боевых действиях. А здесь молодые ребята на примере Ирака и Сирии видят успехи ИГИЛ и ставят сверхзадачу создания халифата для всех. Если эта идеология возьмет верх над всеми другими установками, это будет очень опасно. Это будет тотальная война, которая не ограничится только границами Афганистана.

«Перелив» в Центральную Азию неизбежен, тем более, для этого есть уже все основания. Созданы два плацдарма в Афганистане: один на границе с Таджикистаном, другой – с Туркменией. Там сосредоточены достаточно крупные силы. На, скажем так, таджикском плацдарме сосредоточились 4-5 тысяч боевиков. На плацдарме напротив границы с Туркменией – 2,5 тысячи боевиков. Развернуты лагеря по подготовке боевиков на двухмесячных курсах. Нам известно о трех таких лагерях, возможно, их больше. Они готовят по пятьдесят человек каждый выпуск. То есть, если взять хотя бы те три лагеря, о которых нам известно, это по 150 боевиков каждые два месяца. Что интересно, это в основном выходцы из Центральной Азии.

— Их привлекает финансовая сторона?

— Я думаю, не только финансовая, но и идеологическая.

А раз они едут из Центральной Азии, значит, их и готовят для операций на родине.

Наши союзники в Таджикистане и Узбекистане знают об этом, подтверждают, что у них такие же данные, они принимают меры.

— Мы не собираемся им помогать, например, вернуть наших пограничников на афгано-таджикскую границу?

— Пока правительство Таджикистана говорит, что справляется. Мы не горим желанием возвращать наших пограничников, если на то пошло. Мы можем помочь таджикскому правительству и таджикским пограничникам, например, оснастить их. Это продуктивней, чем посылать наших ребят на границу.

Кроме того, мы усиливаем возможности российской военной базы на основе 201-й дивизии. Ее потенциал увеличивается. Месяц с небольшим назад я сопровождал Николая Патрушева на эту базу, и она производит впечатление довольно боеспособной воинской части. Вместе с таджикской армией и полицией, я думаю, она сможет сыграть большую роль в обеспечении безопасности.

Правда, эта база, конечно, не удержит боевиков от инфильтрации в Таджикистан и дальше в Киргизию. Вместе с тем, это происходит. Мелкими ручейками это идет.

Посмотрим, весна покажет. До нас доходят разные слухи, что среди боевиков на той, на афганской стороне, разговоры активно идут, так что весной они себя покажут. Поживем – увидим, во всяком случае, это известно властям Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, и им предстоит предпринять какие-то адекватные шаги. Конечно, Россия будет помогать, в том числе в рамках своих обязательств как члена ОДКБ.

— Кстати, какие усилия может предпринять ОДКБ? В частности, если мы не хотим отправлять своих пограничников на афгано-таджикскую границу, то, может быть, ОДКБ может послать туда свои силы, например, КСОР?

— КСОР – это не пограничные силы. Это – силы оперативного реагирования. Конечно, на мой взгляд, их надо усиливать и основательно готовить в дополнение к российской военной базе и укреплению вооруженных сил Таджикистана. Узбекистан уже укрепляет свою армию, у него достаточно мощные вооруженные силы.

Но вооруженные силы – это на случай войны, прямого боестолкновения, если боевики пойдут через границу. А если они будут действовать внутри страны, то армия мало что может сделать. Боевики растворяются среди населения, и поди разберись, кто из них боевик, а кто – мирный житель.

— Какие меры может предпринять Россия, чтобы не допустить проникновения боевиков из Киргизии и Таджикистана на свою территорию?

— Эта задача должна выполняться за счет уже существующих структур. Когда же угроза этого станет совершенно очевидной, то придется усиливать меры предосторожности, в первую очередь, на российско-казахстанской границе, усиливать наши позиции и на Каспии. Раз наркотики поставляются по Каспийскому морю, откуда они потом попадают в Дагестан и так далее со всеми остановками, то тем же путем могут проникать и боевики. То есть, надо будет принимать дополнительные меры и на Кавказе, в том числе и чтобы не допустить инфильтрации боевиков со стороны Грузии, ведь такие случаи уже были.

Хочу перефразировать Юлия Михайловича Воронцова, который был тогда послом в Кабуле. Накануне распада СССР было много колебаний в Москве о том, надо ли биться с моджахедами, все равно мы уходим. Он тогда сказал хорошую фразу: «Лучше с моджахедами биться под Джелалабадом, чем под Ашхабадом». Так вот, перефразируя его, я бы сказал: «Лучше с исламистами биться на Амударье, чем на Волге».

— Я бы хотел вернуться к началу нашего разговора. Вы отметили, что до сих пор Ашрафу Гани и Абдулле Абдулле не удается сформировать правительство, что может говорить о наличии разногласий между ними. Могут ли эти противоречия между ними перерасти в какой-то вооруженный конфликт, или они понимают опасность того, что на фоне угрозы, исходящей от талибов нельзя конфликтовать между собой?

— Я склоняюсь ко второму варианту. Какими бы глубокими ни были противоречия и желание получить для себя побольше власти, страх перед талибами все-таки заставит их держаться в одной команде. Но опять же, это будет насильно, они будут через себя переступать. Я надеюсь, что они не передерутся между собой, но будут ли они вместе эффективно сотрудничать – для меня вопрос.

Я надеюсь, что первого, худшего варианта удастся избежать, и они пойдут по пути сотрудничества.

— Исходя из всего, что Вы только что рассказали, можно сделать вывод, что МССБ покидают Афганистан едва ли не в самый неудачный момент, который для этого можно подобрать: нет дееспособного правительства, сильны противоречия между двумя лидерами страны, укрепление талибов и наличие опасности их крупномасштабного весеннего наступления.

— Да, это действительно крайне неудачный момент. При этом натовцы на заседании Совбеза ООН бравурно докладывают о том, что они выполнили свои цели, все сделали. Ну что сделали? Посмотрите, что за вами остается. Вы уходите, когда талибы также сильны, как в 2001 году. Как в этой ситуации можно хвалиться, что они что-то сделали? Кроме того, в Афганистане так и не было создано самостоятельной армии, что сами натовцы признают. Правда, они говорят, что, мол, она может сражаться с талибами. Хорошо, посмотрим, но поздно будет потом что-то говорить. Назад будет уже не вернуться.

— К Вашим словам о том, что назад не вернуться. Если Запад увидит осаду Кабула, неспособность афганской армии защищать столицу, может ли быть повторение военной операции?

— Вряд ли. Какая-то ограниченная операция высоко с воздуха, какая-то технологичная война может быть и возможна, но она только может на какое-то время отсрочить крах, но не решить проблему.

Потом, настроения общественности в Европе и США не допустят массированного вторжения, серьезных затрат. Не думаю, что американский президент и лидеры европейских государств согласятся на это.

— Когда натовцы выступали с отчетом в СБ ООН по итогам операции, наш постпред Виталий Чуркин сразу же заявил, что Москва недовольна этим докладом, что он не соответствует реальности. Будет ли Москва настаивать на подготовке какого-то нового, более полного доклада, или этот вопрос закрыт?

— Нет, все уже опубликовано. Да, мы требовали, но есть предел нашим возможностям. У нас всего один голос, пусть даже с правом вето. Да, китайцы с нами солидарны, некоторые другие члены. Но остальные, они продавили этот доклад.

— Если говорить о резолюции СБ ООН, санкционирующей новую небоевую операцию НАТО в Афганистане «Решительная поддержка», то мы раскритиковали этот документ. Почему мы его поддержали, и почему, если я правильно понял, в этой резолюции не зафиксирована обязанность НАТО отчитываться в СБ ООН об этой операции?

— Нет, стороны договорились, что НАТО будет отчитываться о своей операции примерно по той же схеме, как МССБ, на основе, как я понимаю, ежеквартальных докладов. Но эти отчеты лукавые. Они будут нам рисовать красивую картинку на бумаге, а в реальности все будет иначе. Но теперь с них и спрос меньше, у них ограниченный мандат, который они сами себе выписали. Борьбы с наркотиками в их мандате нет. В основном у них тренировочные функции. Они и будут отчитываться, сколько они натренировали личного состава, вот и все. Они не несут ответственность за то, что может произойти в Афганистане.

— Мы поддержали эту резолюцию, потому что это лучше, чем ничего?

— Это лучше, чем ничего. И потом, мы не ради них поддержали, а для того, чтобы не ставить препоны на пути оказания помощи афганскому правительству. Пусть им хотя бы помогают, тренируя афганских силовиков.

— А если говорить о нашей помощи Афганистану по двусторонней линии. Мы обучаем их наркополицейских, ранее мы им поставляли партию стрелкового оружия. Планируем ли мы каким-то образом наращивать помощь Афганистану, например, увеличивать поставки оружия Кабулу?

— Что касается оружия, то в Афганистане оружия пока достаточно. Понятно, что со временем, его надо будет поставлять, но это вопрос другого соглашения.

Сейчас идет подготовка возможного соглашения о военно-техническом сотрудничестве между Россией и Афганистаном. Документ еще не готов, он обсуждается между военными ведомствами, и когда он будет готов, появится юридическая основа такого сотрудничества.

Во-вторых, мы никогда не прекращали тренировать афганцев. Несколько сотен афганских курсантов продолжают обучение. В основном, это обучение носит антинаркотический уклон и осуществляется на базе различных университетов МВД, ФСКН тоже этим занимается.

Поскольку НАТО свело к нулю сотрудничество с Россией по Афганистану, возникли проблемы, например, с техническим обслуживанием поставляемых Россией вертолетов. Ну, если НАТО не хочет, то и не надо. Мы сейчас думаем о том, чтобы самостоятельно без них заниматься подготовкой афганских специалистов. Мы сделали такое предложение афганцам, они сказали: «Да, это замечательно, но у нас нет еще министров обороны внутренних дел, мы не можем без их назначения сотрудничать по этом вопросам». То есть, отсутствие полноценного правительства тормозит развитие такого нужного для Афганистана сотрудничества.

— Я понимаю, что проект соглашения о сотрудничестве в военно-технической сфере еще не готов, и рано обсуждать, что в нем будет. Поэтому спрошу так: а чего афганцы хотят от нас?

— Если одним словом, то всего. В соглашении не будет прописываться, сколько и чего будет поставляться. Соглашение будет рамочным, в нем будут пункты, что мы будем с ними сотрудничать и осуществлять поставки по таким-то и таким-то направлениям. Конкретные направления, и как эта помощь будет оказываться, — это предмет уже отдельных контрактов. Но чтобы эти контракты иметь, нужно наличие этого соглашения.

— По-прежнему ли остается неизменной наша позиция, что мы не будем посылать своих военных в Афганистан для помощи в борьбе с исламистами?

— Своих военных мы направлять в Афганистан однозначно не будем. Это было бы контрпродуктивно для интересов России. Да и вообще это не нужно. Зачем направлять иностранных военных в страну, в которой количество солдат на душу населения больше, чем в каком-либо другом государстве мира? Лучше их оснастить и обучить, чтобы они могли обеспечивать безопасность своей родины. Это самый оптимальный и дешевый способ решения проблемы.

— А какова дальнейшая судьба наших двусторонних соглашений с рядом стран о транзите грузов через нашу территорию для их военных контингентов в Афганистане, а также что будет с транзитным пунктом в Ульяновске? После официального прекращения деятельности МССБ, они автоматически будут расторгнуты?

— Нет, они автоматически не расторгаются. Поскольку новая миссия получила резолюцию СБ ООН, здесь автоматизма не будет. Но последний год северный маршрут натовцами, практически, не использовался. Мы думаем, как быть дальше с этим, но это — предмет для обсуждения и изучения.

— Но мы готовы продлить эти соглашения, если будет заинтересованность со стороны западных стран?

— Наверное, но не ради европейцев, а ради афганцев, чтобы не снижать потенциал европейского контингента, который занимается оказанием помощи Афганистану.

— Вы сказали, что у талибов недостаточно сил, чтобы взять Кабул. Могут ли они обратиться за поддержкой к тому же ИГИЛ? Или, может быть, боевики из ИГИЛ сами придут в Афганистан и попытаются взять столицу?

— Нет, я думаю, что сам ИГИЛ взять Кабул не может. Что касается помощи талибам, то они уже сотрудничают. То, что игиловцы появились в Афганистане, и часть талибов с ними сотрудничают, это само за себя говорит. Но у игиловцев нет собственных сил, чтобы придти в Афганистан и захватить Кабул. Скорее, они будут действовать по принципу, что чего-чего, а боевиков в Афганистане и так достаточно, надо только их вооружить и организовать под своим знаменем. Это ИГИЛ может.

— На фоне поступающих практически в ежедневном режиме сообщений об активности ИГИЛ на задний план отошла деятельность «Аль-Каиды». Насколько эта организация опасна в настоящий момент, и какой у нее потенциал?

— Конечно же, она опасна, хотя ее возможности в Афганистане сократились в силу целого ряда обстоятельств. Насколько нам известно, «Аль-Каида» больше занимается чисто идеологической и организационной работой. Конечно, у нее есть свои финансовые и материальные ресурсы через сеть, которая была создана в прежние годы.

Нам интересно понять, как будут складываться взаимоотношения между оперативниками «Аль-Каиды» и того же ИГИЛ. Будут ли они сотрудничать или конкурировать. «Аль-Каида» на фоне ИГИЛ выглядит более консервативной организацией, которая рассчитана на медленное, долгое достижение своих целей, а ИГИЛ – это здесь и сейчас. В этом их разница, а цели у них одни и те же, по большому счету.

— Насколько тесные связи сейчас у талибов и «Аль-Каиды»?

— Думаю, что тесные. Они по-прежнему сотрудничают. Но «Аль-Каида» побуждала талибов активнее воевать против американцев везде, в то время как афганские талибы предпочитают это делать внутри Афганистана. Если провести некоторое условное сравнение, то талибы являются наиболее миролюбивыми, если так можно высказаться, в то время как «Аль-Каида» радикальна, а ИГИЛ уже ультрарадикален.

— Вы отметили, что крах сферы услуг в Афганистане в связи с выводом иностранного воинского контингента подстегнет рост наркопроизводства, а также то, что в новом мандате миссии НАТО в Афганистане не говорится о борьбе с наркотиками. Можно ли говорить, что теперь мы увидим катастрофический рост производства афганских наркотиков?

— Насколько он будет катастрофическим, я не знаю. Афганская наркоиндустрия ориентирована на рынок. Если международный «черный рынок» героина и опиатов не готов переварить такое количество, то это будет сдерживающим фактором. Даже если условия будут благоприятными, как это станет в Афганистане, когда сколько хочешь, столько и выращивай, то рынок все-таки налагает некоторые ограничения. Не думаю, что этот рост будет беспредельным. Спрос будет рождать предложение.

Источник: http://www.interfax.ru/416048

Эрдоган говорит вслух то, о чём и так думает здравомыслящее большинство человечества

И вновь Реджеп Тайип Эрдоган говорит вслух то, о чём и так думает здравомыслящее большинство человечества, но боится в этом признаться под давлением агрессивно-авантюристических популистских мировых кругов http://www.turkishnews.com/ru/content/2014/12/15/%D0%A7%D0%B5%D0%BC-%D1%81%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B5%D0%B5-%D0%A2%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/ .

А вопрос донельзя простенький ― должно ли государство контролировать матримониальные отношения? Но позвольте, спросят вдумчивые читатели, само существование такой обширной части юриспруденции, как семейное право, уже само по себе означает, что государство самым пристальным образом следит за семьёй и при необходимости вмешивается в ход течения процесса. А где семья, там дети (это же очевидно), их воспитание, образование, а в особенности появление на свет безусловно входит в сферу самых насущных интересов любого государства.

В последнее время применительно к международным отношениям мы всё чаще слышим слово “ресурсы”. Их добывают, за них борются, о них заботятся (особенно о возобновляемых). Однако мало кто из нас при этом вспоминает, что народонаселение это тоже ресурс ― человеческий, его порой узко именуют трудовым. Ресурсы, их сохранность и приумножение безусловно входят в сферу ведения государства.

Помнится, пару-тройку лет назад крупнейшая нефтедобывающая корпорация British Petroleum допустила техническую ошибку и поставила под угрозу разработку одной из нефтяных линз под дном Каспия. Так президент Ильхам Алиев немедленно отреагировал предельно жёстко, пригрозив отзывом лицензии на разработку у компании, и все в мире восприняли такую реакцию властей Азербайджанского государства, как вполне естественную. Так почему же государство не имеет права контролировать воспроизводство человеческого ресурса?

23 декабря сего 2014 года первый всенародно избранный президент Турецкой республики “назвал применение контрацептивов государственный изменой” http://ru.oxu.az/world/56620 . По крайней мере так интерпретировало слова Эрдогана информационное агентство Reuters. Однако ребята на Западе после известных событий с Южным Потоком склонны сгущать краски по отношению к Реджепу-эфенди, поэтому приведу его слова в прямой цитате.

«Турции нужно динамичное молодое поколение, чтобы развиваться. Новое поколение важно с экономической и духовной точек зрения. У нас в течение многих лет изменяли родине, контролируя рождаемость с помощью контрацептивов. Народ, по сути, стерилизовали, и наше поколение стало усыхать, — сказал Эрдоган, выступая перед молодоженами в Стамбуле, на свадьбу которых он был приглашён свидетелем. ― Один ребенок в семье ― странность, два ― соперничество, три ― баланс, а четыре — изобилие». «Аллах позаботится об остальном», — заключил он http://ria.ru/world/20141223/1039699805.html . Как видите, “христианские журналюги” несколько утрировали высказывание мятежного, по их мнению, турецкого президента. Но по сути он абсолютно прав.

Надо сказать, что Реджеп Тайип Эрдоган так же последователен в защите матримониальных ценностей, как пророк Мухаммад (с.а.с) и другие столпы общечеловеческой нравственности. Он яростно выступает против абортов, а также считает блуд, т.е. добрачные и внебрачные интимные связи преступными. Ну, по поводу абортов двух мнений быть не может, все сходятся на том, что это уродливое явление, вопрос только в том, как его искоренить.

Что же касается внебрачного секса, то здесь не в меру ретивые либералы пытаются апеллировать к так называемому “праву на частную жизнь”. В связи с последним мне вспомнился заочный спор, состоявшийся в стенах ООН 18.10.2012. Почему дата указана столь точно? Да потому, что именно этого числа Рабочая группа экспертов ООН по вопросу о дискриминации в отношении женщин в законодательстве и на практике, настоятельно призвала правительства отменить законы, которые криминализируют прелюбодеяния и предусматривают меры наказания за супружескую измену http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=18472#.VJliFsiD4 .

«Прелюбодеяние не должно классифицироваться как уголовное преступление», — подчеркнула член группы Камала Шандракирана, возглавляющая экспертный орган ООН, которому поручено определить пути отмены законов, которые являются дискриминационными в отношении женщин. Судя по названию группы, уважаемая Камала-ханум несколько заблудилась в двух соснах.

Одна из них ― вопрос правовой оценки адюльтера, а вторая ― тема дискриминации женщин. Хотя в большинстве обществ, считающих себя цивилизованными, измена жены мужу расценивается более сурово, чем противоположно направленное аналогичное деяние, однако все религиозные конфессии и моральные ценностные системы рассматривают нарушение супружеской верности как грех или безнравственность безотносительно к гендерной принадлежности нарушившего семейные устои.

Поэтому вопрос о дискриминации женщин, равно как и мужчин, по сему поводу отпадает сам собой. Семья есть добровольное соединение мужчин и женщин, поэтому естественным образом ответственность за её сохранение в равной степени лежит на обеих этих сторонах данного общественного договора. Зато вопрос о санкциях за супружескую неверность помимо морального осуждения обществом остаётся на повестке дня.

Начало супружеской ревности, судя по всему, проистекает от естественного желания самца возможно шире распространить наследственные признаки через передачу своих и только своих генов как можно большему количеству потомков. Эта жизненная парадигма гарантирует качественное улучшение вида, поскольку по плечу лишь самым сильным и умелым его представителям, ведь на доминантном самце чаще всего лежит ответственность за прокормление семьи либо путём непосредственного добывания пищи, либо через организацию этого процесса силами всего прайда или стаи.

Вследствие длительности вынашивания и последующего выкармливания абсолютно беспомощных детёнышей осеменительный потенциал одного альфа-самца не может использоваться в полной мере, поэтому у высших биологических видов, по крайней мере использующих семейную форму организацию популяции, возникает естественная потребность в полигинии, т.е. многожёнстве. А поскольку соотношение численности мужских и женских особей в потомстве обычно колеблется вблизи нейтрального сексуального баланса 1:1, то сие создаёт конкурентный фоновый потенциал внутри мужской части популяции.

Отсюда проистекает напряжение соперничества между самцами в виде брачных турниров или просто драк за право спаривания, и более-менее добровольное ограничение самкам на интимное общение вне семьи. Это рассуждение вроде бы подтверждает народное поветрие осуждать женщину за измену больше чем мужчину. Однако у животных, управляемых исключительно незыблемыми инстинктами, интимное соитие автоматически включает цепочку реакций обеих участвующих в процессе сторон, означающую неукоснительное принятие самки в семью с возложением всей полноты ответственности по защите и заботе об избраннице на самца.

Всевышний Господь наделил нас людей свободой воли и, дабы исполнить своё предназначение перед Творцом, люди взамен инстинктов создали своды законов, которые к рогам, зубам и когтям конкретного самца дополнительно подключают мощь всего общественного, а позже и государственного организма по защите и устроению семейного института. Отсюда и проистекают все эти не слишком симпатичные с нашей точки зрения наказания за супружескую неверность, о которых говорится в соответствующем документе ООН http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=18472#.VJliFsiD4 , от забивания камнями до смерти, повешения и закапывания по горло в землю до взимания штрафа http://fishki.net/1347918-kak-v-raznyh-stranah-karali-zhenwin-za-izmenu-muzhu.html.

http://sos.fishki.net/upload/post/201412/11/1347918/1_17.jpg

Но здесь уважаемые эксперты ООН вновь путают форму и содержание. Прежде надобно определиться с вопросом содержания преступления святости и неприкосновенности семейных уз, а потом уже избирать меры пресечения в соответствии с гуманизмом нашего века.

Вы наверное уже определили мой личный взгляд на семью. Ничего сверхоригинального. Семья является не только духовным единением любящих людей, это ещё и организационная, в том числе, экономическая ячейка общества. Из таких ячеек состоит любое государство. Поэтому нормальное государство охраняет, помогает, холит и лелеет семью. Напротив, любые действия, направленные на разрушение семьи, должны рассматриваться как покушение на государство, да-да ни больше ни меньше.

А государство, по меткому выражению классиков, это аппарат насилия, и в силу этого оно должно защищать себя всеми доступными, в том числе репрессивными, методами. В случае внешней агрессии задействуется мощь вооружённых сил. В случае внутреннего мятежа, волнений или преступлений ― полиция в сочетании с системой судебных исполнителей решений органов юстиции.

Супружеская верность, очевидно, является одним из основных столпов семьи во всех её общественных и биологических функциях. И нарушение данного обета представляет такое же антигосударственное преступление, как покушение на президента. Поэтому государство не только имеет право ― оно должно, обязано, защищая себя, наказывать за супружескую измену.

Другое дело как, какие санкции предусмотреть. Забивание камнями, пожалуй, чересчур, а вот денежные штрафы или общественные работы в самый раз. При этом оговорюсь особо, наказание должно быть абсолютно симметричным для мужчин и женщин, и, не исключено, его следует применять и к любовникам, которые разбили семью. Юридические подробности легко разработают профессионалы, но главное ― государство в лице семьи должно себя защищать.

Собственно, некоторое поражение в правах для неверных супругов применяется уже сейчас, например во время бракоразводных процессов при наличии соответствующего пункта в брачном договоре. И ни у кого это не вызывает истерических пароксизмов с заламыванием рук по поводу покушения на базовые права человека. Право на блуд к ним не относится, господа правозащитники.

Однако противоречие здесь кроется глубже вопроса ― простить или не простить конкретным сударю или сударыне (сударушке) маленькую интрижку на стороне. На мой взгляд современная европейская юриспруденция уклонилась от изначальных основ общественного понимания брака, увлекшись лишь гедонистической стороной вопроса. Брак не только создаёт для своих участников наслаждение, но автоматически накладывает на них ответственность за биологические, экономические и социально организующие последствия своих действий.

Таким образом, и это очевидное в древности утверждение прозвучит в наше время странно, каждое либидо и последующее соитие создают государство, которое в свою очередь обязано с одной стороны поддерживать появление и существование семьи, а с другой ― подавлять всякое её отрицание. Тому учили Пророки и все Священные писания, но сейчас подобные первоисточники вселенской мудрости потеряли былой авторитет, из чего и проистекают многие проблемы нашего сегодняшнего общества. Припасть к чистым истокам, вновь повернуться лицом к Творцу призывает свой народ и всё человечество правоверный и благоверный президент Турецкой республики ― Реджеп Тайип Эрдоган.

Ингвар Рюриксон

источник: http://kavkaztimes.com/?p=5241 .