Курдской нефти не дали сойти на техасский берег

Американский суд наложил арест на крупную партию нефти, прибывшей танкером к берегам Техаса из Иракского Курдистана. Запрет на отгрузку сырья был введен под давлением властей Ирака, которые пытаются остановить нелегальные, по их мнению, поставки нефти из курдской автономии. О том, что право на экспорт иракской нефти есть только у центрального правительства этой страны, заявили и в Госдепе. Вашингтон продемонстрировал, что приоритетом для него остается территориальная целостность Ирака — даже в ущерб особым отношениям с курдами, которые США поддерживали на протяжении многих лет.
Окружной суд по Южному округу штата Техас постановил наложить арест на партию курдской нефти, доставленную к берегам США танкером United Kalavryta, который несколько дней находился в Мексиканском заливе в ожидании отгрузки в порту Галвестон. Однако разрешение на отгрузку получено не было: правительство Ирака направило жалобу, в которой обвинило руководство Иракского Курдистана в незаконной продаже нефти. Иск Багдада был удовлетворен и немедленно передан в Федеральную службу исполнения наказаний и судебных приставов США.
По данным Bloomberg, на борту находилось более 1 млн баррелей нефти. За нее курдские власти рассчитывали получить $100 млн. Последние несколько месяцев добываемая на севере Ирака нефть (сорт Kirkuk) торгуется по цене около $103 за баррель, а значит, несостоявшаяся сделка должна была пройти на выгодных для покупателя условиях. Впрочем, это не самая льготная цена, которую курды выставляли на экспортируемую ими в обход Багдада нефть.
В середине июня в израильском порту Ашкелон причалил танкер Altai, перевозивший такой же объем курдской нефти из турецкого порта Джейхан. По данным Bloomberg, сырье продавалось в Израиль за полцены — по причине «нелегального характера операции». Власти Ирака в ответ пригрозили инициаторам сделки исками в Международный арбитражный суд. Однако угрозы Багдада не остановили ни премьера Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, ни главу правительства Иракского Курдистана Нечирвана Барзани. Более того, Эрбиль (неофициальная столица Иракского Курдистана) продлил соглашение о поставках нефти с Анкарой на 50 лет.
И Анкара, и Тель-Авив заинтересованы в поставках курдской нефти. Турция, которая считается историческим противником курдов, выдвинула на первый план собственные геополитические интересы — поиск новых поставщиков энергоносителей и превращение страны в «энергетический мост» между Европой и Ближним Востоком. А Израилю, который не может закупать нефть у большинства арабских стран, дешевые поставки из Иракского Курдистана выгодны вдвойне.
Больше всего в нефтяном экспорте заинтересованы сами курды, которые намерены добиваться максимальной независимости от Багдада. В начале июня Нечирван Барзани пригрозил центральному правительству провести референдум о выходе автономии из состава Ирака. О том, что Курдистан может со временем стать независимым государством, два года назад говорилось в докладе о перспективах развития Ближнего Востока американского Национального совета по разведке.
Впрочем, как показала история с арестом груза в Мексиканском заливе, пока США не готовы давать курдам дополнительные козыри на пути к независимости. Представитель Госдепа Джен Псаки дала понять, что ради сохранения территориальной целости Ирака Вашингтон готов пожертвовать особыми отношениями с курдами. По словам госпожи Псаки, иракская нефть принадлежит народу Ирака, а монопольное право на ее поставки — центральному правительству.
Ольга Кузнецова 30.07.2014

Источник — Коммерсант

Крымская ловушка для России

Крымская ловушка  Кто выиграет – Россия в сомнении
Крымская ловушка Кто выиграет – Россия в сомнении
Специалисты международных отношений, проведя анализ последних событий, задаются вопросом, как поступит Россия, признавшая результаты референдума в Крыму о присоединении к РФ, если аналогичные решения будут приняты парламентами Татарстана или Кавказских ре

Олджай Кара, Стамбул

У нас появился кризис глобального масштаба, возникший на севере Черного моря и разделивший мир надвое…

На прошлой неделе Москва признала референдум о независимости, проведенный 16 марта в Крыму и приняла республику в состав России. Президент России Владимир Путин выступил с речью, бросающей вызов всему миру, в которой сказал, что в 1954 году Крым был ошибочно передан Украине, он по праву принадлежит России, которая от него никогда не откажется.

Западные страны в ответ на это отказались от участия в саммите Большой восьмерки, который должен был проходить в Сочи, таким образом «изгнав Россию из клуба богатых».

После холодной войны мир впервые сталкивается с такой проблемой. Воля, которая разрушила Советский Союз, предусматривала и вторичное разрушение. Некоторые субъекты Российской Федерации планировали отделиться и разрушить таким образом имперские намерения России. Но этого не случилось. Россия выстояла. Собралась с силами. Постепенно начала расширять границы своих интересов. В последнем сирийском кризисе она заявила о себе, как о неизменном участнике в Ближневосточной игре.

Прямое противостояние

kirim1.jpg

Но в этот раз ситуация отличается. Стратегическое мерение силами всегда имело место посредством третьих стран. Впервые между постоянными членами Совета Безопасности ООН возник прямой раскол. Впервые объектом кризиса стал постоянный член Совета Безопасности. Отныне эти силы борются не на арене третьих стран, а напрямую.

Посредством Крымской проблемы за весь постсоветский период Москва впервые бросила Западу такой мощный вызов. У нее сильные карты на руках, и она знает о своей силе. Ее стратегическое мышление в этот раз намного опередило западное.

США и Европу, взбудораживших Украину, обмануло молчание Москвы. Они не смогли разгадать тактику Путина, напоминающую о временах холодной войны. Не подумали, что Россия осмелится сделать такой шаг. Ожидали от России молчания и робости. Вот поэтому Украина и провела «взбаламошные» акции.

kafkas.20140327150727.jpeg

Специалисты международных отношений, проведя анализ последних событий, задаются вопросом, как поступит Россия, признавшая результаты референдума в Крыму о присоединении к РФ, если аналогичные решения будут приняты парламентами Татарстана или Кавказских республик. Специалисты спрашивают, какова будет реакция России, если сибирские регионы – Бурятия и Тува – примут решение о независимости? Признает, или посчитает поводом для развязывания войны? Если жители северных регионов Казахстана, Павлодара и Петропавловска захотят войти в состав РФ, примет их тоже? Или будет соблюдать нормы международного права? Собирается ли Россия вернуть Японии острова, отобранные у нее во Второй мировой войне? Руководители России должны принимать решения, исходя из Федерального устройства страны. А наш глобальный и постаревший мир хочет покоя, стабильности и справедливых руководителей.

tataristan.20140327150820.jpg

Узбекистан готовится отметить 23-летие государственной независимости

Кредит доверия

Узбекистан готовится отметить 23-летие государственной независимости. В стране за прошедший год было сделано многое. Сотни километров построенных и реконструированных авто- и железных дорог, новые жилые дома, промышленные и социальные объекты… Эти показатели – один из примеров успешности отечественной стратегии развития. При этом главные события для страны еще впереди: приближающиеся парламентские выборы, по оценкам экспертов, способны инициировать новый качественный импульс общественно-политического и экономического развития республики.

ШАГ ЗА ШАГОМ

Одним из главных показателей успешности развития любой государственной модели является способность общественно-политической системы гибко реагировать на запросы времени, видоизменяться, перераспределяя полномочия и создавая эффективные социальные лифты для наполнения трех ветвей власти молодыми специалистами. При этом создается уникальный баланс между опытом и молодостью, приводящий страну к новым достижениям. Узбекистан – один из лидеров в этом направлении. Многие зарубежные эксперты, оценивающие общественно-политическую систему нашего государства, не всегда понимают, с какой переналадкой системы пришлось столкнуться бывшим союзным республикам в начале 90-х годов прошлого столетия. Часть из них в угоду сиюминутной выгоде выбрала ускоренный путь развития, так называемую шоковую терапию, с отказом от многих социальных программ и обязательств, что привело к неминуемому обнищанию одного из главных столпов государства – среднего класса.

Узбекистан выбрал другой путь – политику step by step, без резких скачков и перетрубаций, шаг за шагом реализуя программу стратегического развития, где главными были не показатели ВВП и промышленного производства, а люди и их насущные нужды. В результате республика по темпам роста стала одним из лидеров среди стран СНГ. Экономика за годы независимости выросла в 4,1 раза, реальные доходы населения – в 8,2 раза, в течение последних девяти лет темпы роста валового внутреннего продукта составляют не менее 8%. В основе этого успеха лежит ключевой принцип – сильная социальная политика, позволяющая формировать в стране устойчивый средний класс. Еще один фактор – пристальное внимание к судьбе молодого поколения, к его образованию и трудоустройству.

В молодом государстве большая часть населения – молодежь. Это не только огромное преимущество, но и ответственность – необходимо обеспечить юношей и девушек качественным образованием и достойной работой. Поэтому в стране ежегодно возводятся и реконструируются сотни образовательных учреждений – школ, колледжей и лицеев, призванных стать основой для подготовки продвинутого поколения. Только в прошлом году в стране появились 28 новых профессиональных колледжей, 55 детских школ музыки и искусства, 112 объектов детского спорта и четыре плавательных бассейна, проведены реконструкция и капитальный ремонт 131 колледжа и лицея, 381 школы, 45 объектов системы высших учебных заведений. Все они оснащены необходимым оборудованием и инвентарем, причем отечественного производства. Огромную роль сыграли и прорывные для своего времени Национальная программа по подготовке кадров и Государственная общенациональная программа развития школьного образования, которые подняли отечественное образование до уровня международных стандартов. Вторая важная задача – предоставление молодежи путевки в жизнь. В этом году в республике планируется создать 983,6 тыс. рабочих мест, и большая часть из них ориентирована на молодое поколение. Не только в масштабах республики, но и в каждом отдельно взятом районе, городе и области разработаны специальные программы создания рабочих мест, взаимосвязанные с программами развития территорий и отраслей, модернизации и технологического обновления предприятий, локализации производства, углубленной переработки сельскохозяйственной продукции, ускоренного развития транспортного и коммуникационного строительства, социальной и рыночной инфраструктуры.

Стоит отметить, что за такой небольшой исторический срок удалось достичь еще одного ключевого показателя – изменить ментальность населения. Многие узбекистанцы в реальной жизни реализуют свои гражданские права, совершенствуя систему государственного управления. Создаются негосударственные некоммерческие организации, объединяющие людей с активной гражданской позицией, готовых совершенствовать различные сферы в жизни общества. Интересно, что в этот процесс активно включилась и молодежь, используя достижения современных технологий.

Узбекистанцы создали десятки групп в ведущих социальных сетях, где обсуждаются проблемы и решения вопросов, связанных с деятельностью ТЧСЖ, предприятий общепита и сферы услуг и сервиса, поведением водителей на дорогах, реализацией товаров от недобросовестных производителей, и многое другое. Государство, видя этот порыв, со своей стороны поддержало его, предоставив обществу уникальный и технологичный инструментарий для решения возникающих социальных проблем – систему «Электронное правительство». Недавно исполнился ровно год со дня запуска Единого портала интерактивных государственных услуг, который стал своеобразным цифровым лицом государства в Интернете. Конечно, когда эта инициатива только запускалась, разработчики надеялись, что она будет востребована у населения. При этом они прекрасно понимали, какая сложная задача перед ними стоит – провести широкомасштабную информационную кампанию, завоевать доверие граждан и, что намного важнее, оправдать их надежды. Спустя год уже можно с уверенностью сказать, что этот проект оправдал возложенные на него ожидания. За это время пользователи через Единый портал отправили в государственные органы около 20 тыс. обращений. К порталу подключено свыше 500 органов государственного и хозяйственного управления и государственной власти на местах, запущено около 200 услуг различного характера. И созданное далеко не предел. В этом году список будет расширен.

ГИБКАЯ ПЛАТФОРМА

Успешность узбекской модели развития во многом основывается на ее гибкой общественно-политической системе, которая не стоит на месте и развивается с учетом запросов времени, при этом сохраняя главные принципы «реформы не ради реформ, а ради человека» и «от сильного государства – к сильному гражданскому обществу».  За последние годы в стране сделаны серьезные шаги по укреплению трех ветвей власти, предоставлению обществу и его представителям больших прав для контроля над государственными органами. Эти меры реализуются в русле общемировых тенденций развития демократического общества, где важнейшими факторами становятся сбалансированность, прозрачность и эффективность деятельности государственных структур. Апрель этого года стал прорывным в этом отношении. Президент Узбекистана подписал знаковый закон, вносящий изменения и дополнения в ряд статей Конституции, которые, по оценкам экспертов, серьезно повлияют на изменение отечественного политического ландшафта. Новый документ усиливает роль палат парламента в системе органов государственной власти за счет расширения их прав и полномочий. Так, например, среди новшеств, вносимых в Конституцию, – введение института парламентского контроля, обязанность правительства представлять парламенту ежегодные доклады по важнейшим вопросам социально-экономической жизни, а также норма о том, что кандидат на должность премьер-министра при рассмотрении и утверждении его кандидатуры в парламенте должен представлять программу действий правительства на ближайшую и долгосрочную перспективу. В этом контексте предстоящие парламентские выборы приобретают особое значение. Политические партии Узбекистана, каждая из которых выражает интересы и апеллирует к своему электорату, готовятся к избирательной кампании, насыщая программные платформы новыми задачами. Представители всех фракций политических партий страны уже провели серию встреч в регионах со своими избирателями, определив круг вопросов и проблем, с которыми сегодня сталкивается население. Они лягут в основу работы фракций в новом созыве, если, конечно, партия получит достойную оценку у избирателей и попадет в парламент. Эксперты говорят, что конкуренция на предстоящих выборах станет самой серьезной в истории независимого Узбекистана. Это обусловлено рядом факторов. Так, например, помимо увеличения полномочий самих фракций политических партий в продвижении интересов своего электората, усиливается значение Кенгашей народных депутатов, которые получили право контролировать деятельность исполнительной власти на местах посредством нормы, обязывающей хокимов областей, районов и городов представлять им отчеты по вопросам социально-экономического развития. Значительно возросло и значение победы на выборах. Теперь кандидатура премьер-министра Узбекистана предлагается партией, набравшей наибольшее количество депутатских мест на выборах, или несколькими партиями – если будет равенство. Приближающиеся парламентские выборы сыграют еще одну важную роль – обновят списки партий за счет молодых и инициативных людей, которые готовы уже сегодня решать самые серьезные задачи. При этом очень важно, чтобы выборы ответили чаяниям народа, который связывает с ними новые преобразования в обществе, ускорение экономического и социального развития страны. Именно поэтому так важны приход в общественные движения новых политиков со свежим взглядом, работа партий по изучению вопросов, которые волнуют избирателей. Ведь выборы – это не только уникальный шанс на динамичный рывок в развитии государства, но еще и огромный кредит доверия со стороны населения своим представителям на различных ступенях государственной системы. И главное – его надо оправдать…

Вхождение Крыма в состав России, в том числе серьезно ослабит фактор Армении

RussianИнтервью с известным российским историком и политическим аналитиком Олегом Кузнецовым:
— Насколько взятие Крыма Россией изменит военно-политическую ситуацию в Причерноморском, Средиземноморском и Южно-Кавказском регионах?
— Вхождение Крыма в состав России, кардинальным образом изменило расклад геополитических сил на пространстве от Босфора до Каспия. Крымский полуостров, стал той гравитационной массой, перемещение которой из-под юрисдикции одной страны в состав другой, объективно и, увы, неизбежно исказило геополитическое пространство всего Черноморско-Каспийского региона. Причем изменения эти в первую очередь затронули не страны «черноморской» части, более или менее стабилизированные за счет членства в Европейском Союзе, а страны второй его «половины» «кавказской», непосредственно находящиеся в зоне российского экономического и военно-политического влияния. В первую очередь в их число входят Армения, Абхазия и Южная Осетия, для геополитических судеб которых влияние «крымского фактора» сегодня обретает поистине определяющее значение, поскольку он играет для них роль «момента истины», который политическим элитам этих стран уже не оставляет шанса и далее откладывать «на потом» поиск ответа на принципиальный для себя вопрос: как быть и как жить не только им, но и их народам.
— А что послужило причиной того, что российская сторона предприняла именно в этом году все шаги для присоединения Крыма?
— Потенциальный переход Крыма под военно-политический контроль блока НАТО и вытеснение оттуда сил и средств Черноморского флота России, безусловно, являлись одними из основных целей спровоцированного в начале этого года извне политического кризиса на Украине. Фактическое обладание полуостровом давало Североатлантическому альянсу шанс и реальную возможность утвердить незыблемое влияние не только в регионе Юго-Восточной Европы, но и во всей Передней и даже Центральной Азии, т.к. выгодное географическое положение и развитая еще со времен СССР военная инфраструктура Крыма легко позволяли сделать это. Россия же в этом случае оказалась бы запертой на узком отрезке черноморского побережья Кавказа от Тамани до Адлера с центром в Новороссийске, что положило бы предел всем ее попыткам реально влиять на ситуацию в Старом Свете. Но этого не произошло, и теперь «крымский вопрос» объективно станет ключевым аспектом нового витка глобального стратегического противостояния Запада и России, а это, в свою очередь, ставит перед Россией новые вызовы.
— И что теперь намерена Россия делать с Крымом, который как я понял, имеет для Кремля, скорее не курортно-оздоровительное, а военно-политическое значение?
— Прежде всего, чтобы полноценно интегрировать в состав страны обретенные Крым и Севастополь не только в политическом или гуманитарном, но и в экономическом или военно-техническом отношении, объективно потребуются многомиллиардные инвестиции в инфраструктуру полуострова. И сделать это в условиях уже сверстанного государственного бюджета на текущий финансовый год будет невероятно трудно. Сегодня у нас в стране уже заморожено финансирование целого ряда крупномасштабных инфраструктурных проектов (например, строительство мостов через сибирские реки), реализация которых была запланирована за счет федерального бюджета, из чего, собственно, никто и не делает секрета, ведь Крым-то для России сегодня (впрочем, как и два столетия назад) все-таки важнее. Вторым источником средств для оплаты реинтерграции полуострова неизбежно станет сокращение или даже тотальная минимизация объемов финансовой помощи России дотационной Абхазии и Южной Осетии, ранее более или менее сносно существовавших только за счет российских денег, доступ к распределению которых породил иждивенческие настроения не только у местных элит, но и всего населения. Смещение приоритетов российской политики в Черноморско-Кавказском регионе в сторону Крыма объективно оставит их без главного источника существования, а зарабатывать деньги самостоятельно они так и не научились (впрочем, это касается не только последних двух десятилетий, но также и всего времени советской истории, когда эти регионы традиционно были дотационными). Мириться с изменившейся реальностью, когда думать о пропитании доверившегося им населения придется им самим без финансовой поддержки Москвы, местные элиты Абхазии и Южной Осетии не хотят, ибо делать это они просто не умеют, привыкнув паразитировать за счет дотаций. Как жить сытно без помощи России, они не могут себе представить, а поэтому единственным способом сохранить существующее положение дел и образ жизни является переход под юрисдикцию России. Произошедшие за последние полгода в Абхазии и Южной Осетии внутриполитические трансформации не просто совпали по времени, но и содержательно оказались связаны с результатами перехода Крыма от Украины к России. Геополитическое значение Абхазии и Южной Осетии, в нынешних условиях вообще утратило, какую бы то ни было положительную величину, как с позиций здравого смысла, так и в контексте геополитических устремлений Кремля. А это значит, что сокращение значимости двух этих областей и, соответственно, необходимости российского присутствия в них, неизбежно повлечет за собой уменьшение расходов на его поддержание.
— А какая судьба ждет российский форпост Армению, которая тоже неплохо эксплуатирует все эти годы фактор военно-стратегической важности своей территории для России?
— Приблизительно такая же судьба будет ожидать в ближайшей перспективе и еще одного финансового и ресурсного реципиента Москвы на Кавказе – Армению, благополучие которой сегодня во многом зависит от льготных цен на российские энергоносители, арендных средств за 102-ю военную базу в Гюмри, военно-технической помощи и прочих прямых дотаций. Однако следует понимать, что основной объем российской помощи Армении все-таки составляют преференционные цены на импортируемые ей товары, а не прямые финансовые вливания в бюджет страны. Последние поступают в распоряжении официального Еревана или по линии диаспоры, что не образует собой прямой экономической помощи Москвы, или опосредованно – через налоги и сборы. В этом смысле материальное благосостояние основной массы населения Армении в меньшей степени находится в зависимости от поддержки со стороны России в сравнении с жителями Абхазии и Южной Осетии, что объективно делает его менее уязвимым в случае изменения тона или контента российско-армянских политических отношений, имеющих более долгосрочный и планомерный характер, не ограничивающийся рамками финансового года и параметрами его бюджета. В силу этого обстоятельства односторонний отказ России от поддержки Армении, в связи с понижением ее значимости в деле обеспечения геополитических интересов Кремля в регионе Кавказа, если это, конечно же, случиться, будет иметь в большей степени политический, а не экономический подтекст, мало сообразующийся в реальной экономикой.
— Каким-либо образом переход Крыма в состав России, а также изменение российско-армянских отношений сможет повлиять на разрешение нагорно-карабахского конфликта?
— Говоря языком физики, масса Армении в современном мире все-таки больше, чем масса Абхазии или Южной Осетии, а потому увеличение массы России за счет воссоединения с ней Крыма окажет на нее гораздо меньшее гравитационное воздействие и изменит ее политический ландшафт вследствие произошедшего общего искривления геополитического пространства в Черноморско-Кавказском регионе. По этой же самой причине не стоит ожидать, что переход Крымского полуострова под российскую юрисдикцию хоть как изменит обстановку вокруг главного очага международной напряженности на Южном Кавказе – нагорно-карабахского конфликта. Армения сегодня экономически самодостаточна для того, чтобы своими силами обеспечить сохранение и поддержание режима оккупации захваченных ей во время войны 1988-1994 гг. азербайджанских земель. На оккупированных территориях практически полностью отсутствует инфраструктура жизнеобеспечения, требующая постоянных инвестиций со стороны армянского государства для поддержания режима функционирования, а организационное устройство войск таково, что они способны довольствоваться за счет имеющихся в их распоряжении собственных ресурсов. Нагорный Карабах и другие находящиеся под армянской властью районы Азербайджана не обременены значительным по численности местным населением, обеспечение жизненных потребностей и безопасности которого, так или иначе ложится на военно-местную администрацию. В силу указанных причин сохранение и поддержание режима оккупации Нагорного Карабаха и прилегающих к нему иных азербайджанских районов с экономической точки зрения для Армении не настолько затратно, как это может показаться на первый взгляд. Поэтому возможное сокращение объемов финансовой помощи Армении со стороны России, не сможет оказать существенного влияния на решимость и, главное, способность армянской стороны конфликта и далее сохранять за собой территориальные приобретения. По крайней мере, так будет в краткосрочной перспективе, пока в распоряжении Армении имеются ранее полученные ей от России материально-технические ресурсы, естественное старение и амортизационный износ которых пока невелик, но с течением времени будет неизбежно возрастать. Возможное сокращение российской финансовой и материально-технической помощи может оказаться для Армении фатальной в весьма отдаленной перспективе, когда потребуются средства на возобновление и модернизацию эксплуатируемых сегодня ресурсов, а их не окажется в достаточном количестве в нужное время, и тогда в Армении произойдет стагфляционный коллапс.
— То есть, по вашему мнению, перечисленные геополитические и военно-стратегические изменения никоим образом не повлияют на позицию России по отношению к Азербайджану и разрешению нагорно-карабахского конфликта?
— Однако есть еще один принципиально важный геополитический аспект, который в полном объеме обнаружил и проявил себя в связи с украинским кризисом и ставшим вследствие его возможным воссоединением Крыма с Россией. Оказалось, что у нашей страны в Черноморско-Кавказском регионе объективно нет ни одного близкого ей союзника — именно политического союзника, на не торгово-экономического партнера, который в силу наличия у него достаточного потенциала и веса на международной арене согласился ей оказать поддержку не в силу имеющихся обязательств, а по причине наличия доброй воли. Совершенно очевидно, что в этом качестве не может выступить Украина или Грузия, но для подобной роли могут выступать Турция и Азербайджан, и в особенности – последний, с которым Россию связывают не только 200 лет общей истории в составе единого государства, но и общие энергетические, военно-технические и транспортно-логистические проекты, приносящие каждой из сторон свою долю честно заработанной прибыли.
Ризван Гусейнов

Азербайджано-турецкие отношения- российский взгляд

Отношения Анкары и Баку внешне избавлены от резких изменений. Существует обширная договорно-правовая база, скрепляющая эти отношения, в том числе в сфере безопасности и гарантий взаимопомощи (Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи, заключенный в августе 2010 года сроком на 10 лет). Торгово-экономические связи расширяются, политические контакты осуществляются на регулярной основе, развивается кооперация в сфере военного строительства и обороны. Однако считать турецко-азербайджанские отношения полностью избавленными от подводных камней было бы неверно…

Серьезная проверка на прочность стратегического партнерства Азербайджана и Турции произошла осенью 2009 года. Тогда процесс армяно-турецкой нормализации чуть было не стал реальностью. Турецкое правительство склонялось к необходимости восстановления дипломатических отношений и открытия сухопутного участка границы с Арменией, но в Баку думали иначе. Осенью 2009 года в азербайджанской столице дело дошло даже до сожжения государственных символов Турецкой Республики. Правительство Реджепа Эрдогана дало тогда задний ход в вопросе нормализации отношений с Арменией, но вместе с тем выдвинуло азербайджанским властям свои настоятельные пожелания. Суть их сводилась к тому, что Баку должен оставаться в орбите определяющего влияния Турции, не присоединяясь ни к каким многосторонним интеграционным объединениям.

Процессы евроатлантической и евразийской интеграции обошли Азербайджан стороной. В республике это называют политикой «гибких альянсов», соблюдения дистанции от иных, помимо турецкого, центров силы. Здесь играет роль и то, что для Баку важна стабильность в отношениях с бизнес-партнерами, которые почти сплошь представлены на Апшеронском полуострове транснациональными корпорациями. Любое существенное отклонение от политики «гибких альянсов» чревато для азербайджанской политической элиты негативными последствиями. Экономическое благополучие Азербайджана напрямую зависит от стабильности поставок углеводородов в западном направлении. К созданию такого положения приложили руку не только американские, британские и европейские энергетические компании. Немало сделала здесь Анкара, стремясь закрепить за своим прикаспийским партнером роль сырьевого придатка и, что стало новшеством последнего времени, крупного инвестора в турецкий ТЭК. Фактически все, что добывается на азербайджанских месторождениях, направляется транзитом через Грузию в Турцию для дальнейшего распределения между конечными потребителями. Турция отчасти сумела стать крупнейшим энергетическим хабом на пути из региона Центральной Азии и Каспия в Европу. Только по нефтепроводу Баку – Тбилиси – Джейхан с начала его эксплуатации в середине 2006 года до 1 июля 2014 года в турецкий средиземноморский порт было доставлено без малого 250 млн. тонн углеводородов.

Часть получаемых Азербайджаном доходов от нефтяного экспорта возвращается в Турцию в виде капиталовложений. Среди инвестиционных проектов азербайджанских компаний в Турции выделяется строительство нефтеперерабатывающего завода в Измире. Объем капиталовложений в проект, где контрольный пакет принадлежит дочерней структуре Госнефтекомпании Азербайджана (SOCAR Turkey Enerji) и Госнефтефонду республики, оценивается в $ 5,7 млрд. По прогнозам турецких аналитиков, азербайджанские инвестиции в энергетический сектор Турции к 2018 году составят около $15 млрд, в то время как инвестиции самих турецких компаний не превысят $3 млрд. Налицо признаки замкнутого цикла сотрудничества Турции и Азербайджана в энергетической сфере. Поставка черного золота с использованием транзитных услуг Турции ведет в дальнейшем к вложению азербайджанцами свободной ликвидности в крупные проекты на рынке партнера.

Турция не заинтересована ни в каком самостоятельном движении Азербайджана в сторону тех или иных интеграционных союзов. На западном направлении турки претендуют на роль моста для выхода азербайджанцев на политические и предпринимательские круги Старого Света. В отношении же весьма перспективной для Азербайджана модели евразийской интеграции позиция Турции отчетливо негативна. Ни о каком масштабном экономическом сотрудничестве Азербайджана с Россией, как и с Ираном, турецкие власти не желают слышать.

Влияние Анкары на Баку сказывается во многом. С Россией у Азербайджана непозволительно малый объем сотрудничества в энергетической сфере. Как по части поставок нефти, так и закупок природного газа российско-азербайджанские связи по линии ТЭК характеризуются «перепадами настроения». Например, в отношении нефтепровода Баку – Новороссийск только в последнее время удалось продвинуться в решении проблем, связанных с объемом прокачки и размером взимаемого тарифа. Объем поставок азербайджанского «голубого топлива» российскому «Газпрому» также сильно варьируется, налицо значительный недобор законтрактованных объемов (в 2013 году «Газпром» закупил 1,37 млрд. кубометров азербайджанского газа вместо оговоренных 3 млрд.). Лишь недавно наметился у Азербайджана некоторый сдвиг в отношениях с Ираном. Стороны заявили о намерении завершить в сжатые сроки прокладку железной дороги Казвин – Решт – Астара, а также приступили к строительству двух ГЭС в азербайджано-иранском приграничье. На фоне многомиллиардных контрактов Баку с западными партнерами это совсем немного. Надо сказать, Анкара преуспела в попытках отговорить Азербайджан от сближения с двумя его крупнейшими соседями на севере и юге. Ни одна встреча турецких военных и представителей спецслужб со своими азербайджанскими коллегами не обходится без обсуждения исходящих из России и Ирана «угроз и вызовов» Азербайджану.

Такая расстановка сил, при которой Армения и Россия образуют один полюс сотрудничества в Закавказье, а Турция и Азербайджан – другой, как нельзя лучше подходит Анкаре для еще большей привязки к себе Азербайджана. Из ситуации нынешнего статус-кво в зоне нагорно-карабахского конфликта Турция извлекла для себя немало выгод. Неурегулированный конфликт позволяет Анкаре жестко удерживать Азербайджан в сфере своего влияния, требуя от бакинской элиты постоянного присягания на верность турецкому союзнику. Здесь можно вспомнить историю с «нурсистским заговором» в Азербайджане, «раскрытым» турецкими спецслужбами. Недавно в азербайджанских СМИ активно обсуждалась тема проникновения адептов движения Фетхуллаха Гюлена «Нурджулар» (официальное название движения — Hizmet) в систему власти Азербайджана. Список нурсистов в азербайджанских госорганах был помещен в сети Facebook пользователем «İnci Azəri». Позже стало известно, что автором данного списка является генконсул Азербайджана в Турции Гасан Зейналов. По одной из версий борющееся с «гюленовской заразой» у себя дома правительство Эрдогана решило устроить азербайджанскому руководству тест на верность союзническим обязательствам. Отсюда и несколько замысловатая, но в целом эффективная схема кооперации турецких спецслужб, аффилированных с властью СМИ и азербайджанских дипломатов в Турции.

В отличие от Турции, а также американских и европейских партнеров Азербайджана, Россия ничего не требует от Баку. Москве нужен стабильно развивающийся сосед, расположенный на важнейшем стыке Черноморско-Кавказского региона с Центральной Азией. Если Баку пока не готов к предметному обсуждению вопросов евразийской интеграции, российская сторона не станет форсировать этот процесс. Посылать «эмиссаров энергетики» в Баку, как это делают американцы, британцы и турки, Москва не будет. На дипломатическую вахту в Баку вскоре заступит очередной посланец Вашингтона с хорошим знанием нефтегазовых проблем. Ричарда Морнингстара в августе сего года сменит много работавший до этого в Госдепартаменте по линии энергетической дипломатии Роберт Френсис Cекута. Из Лондона в Баку также зачистили визитеры — 9 июля Азербайджан посетил британский министр энергетики.

Западу, как и Турции, нужны от Азербайджана исключительно нефть и газ. Развитие же связей с Россией дает Азербайджану нечто принципиально иное. В экономической плоскости это диверсификация торговых отношений, создание несырьевых кластеров сотрудничества. Межрегиональные связи субъектов Российской Федерации и регионов Азербайджана – еще одно крайне перспективное направление. В части же политического диалога необходимо указать на следующее: только Россия в силу географических, исторических, гуманитарных и иных факторов может реально содействовать преобразованию самой «болевой точки» региона из препятствия в стимул для многостороннего сотрудничества. Мы говорим о нагорно-карабахском конфликте, зона которого должна быть превращена в поле соревнования не вооружениями и боевыми операциями на линии прекращения огня, а гуманитарными инициативами, мерами политического доверия и ресурсами общественной дипломатии.

Вячеслав МИХАЙЛОВ | 21.07.2014 |

 

Источник — Фонд стратегической культуры

Узбекистан становится мостом между Юго-Восточной Азией и Азербайджаном

18 июля в Баку состоялась презентация нового авиарейса узбекской национальной авиакомпании «Узбекистан Хаво Йуллари» по маршруту Ташкент-Сингапур-Ташкент.
Рейсы по этому маршруту выполняются с апреля этого года.
Презентация проходила под девизом «Я люблю Сингапур».
На мероприятии принимали участие представители министерства культуры и туризма Азербайджана, специалисты и эксперты в этой области, в том числе азербайджанские туроператоры и туристические компании.
Презентацию открыл чрезвычайный и полномочный посол Узбекистана в Азербайджане Шерзод Файзиев.
Ш.Файзиев отметил сложившиеся добрые отношения между Узбекистаном и Азербайджаном. «Узбекистан Хаво Йуллари» является своего рода мостом между Узбекистаном и Азербайджаном»,- сказал Ш.Файзиев.
Затем посол Узбекистана рассказал об успехах государственной авиакомпании «Узбекистан Хаво Йуллари»: Узбекская национальная авиакомпания придает первостепенное значение поиску новых привлекательных международных авианаправлений. Одним из приоритетных рынков предоставления авиауслуг является Юго-Восточная Азия, которая изобилует перспективными возможностями для развития взаимовыгодного партнерства в сфере международного туризма и международных авиаперевозок. «, — сказал дипломат.
Ш.Файзиев обратил внимание участников презентации на рейс Баку-Ташкент-Сингапур:
«По этому кратчайщему маршруту в Сингапур могут путешествовать туристы и предприниматели. Используя этот маршрут также можно попасть в другие страны региона Юго-Восточной Азии. «
Заметим, что туризм в Узбекистане за последние годы заняло видное место экономики страны. В этом году 6-8 октября в Узбекистане будет проводиться Ташкентская международная туристическая ярмарка «Туризм на Шелковом пути». Эта крупная в Центральной Азии ярмарка отмечает 20 летний юбилей. На Ярмарке примут участие страны Юго-Восточной Азии, Европы, России и многих стран мира.
В октябре 2011 года Узбекистан стал членом Исполнительного совета Всемирной туристической организации ООН от Европейской региональной группы на 2011-2015 годы.
В настоящее время в Узбекистане функционирует более 900 туристических предприятий, в том числе 430 гостиниц и более 530 туристических компаний. Только в 2013 году Узбекистан посетило около двух миллионов иностранных посетителей.
На презентации также выступили представитель Туристической Ассоциации Азербайджана Руфат Юсупов, Зам директора компании «Узбекистан Хаво Йуллари» Ровшан Исмайлов,старший менеджер Сингапурского аэропорта «Чанги»Джейси Ип .
Р.Исмайлов отметил, что в компании используются новейшие воздушные суда(самый старый выпуска 2011 г.), а пассажирам предлагаются безопасность, стабильность и комфорт.
Джейси в свою очередь сказала, что азербайджанские граждане выбрав аэропорт Чанги получат 93 часовую бесплатную визу в Сингапур при наличии билета в третью страну.

Между Азербайджаном и Израилем очень хорошие отношения

Кандидат философских наук Герман Захарьяев родом из знаменитого на весь мир поселка Красная Слобода, расположенного на севере Азербайджана — в городе Губа и населенного преимущественно горскими евреями. Знаменитого на весь мир потому, что не всякий поселок, пусть даже городского типа, может дать миру сразу двух миллиардеров, о чем писал журнал «Форбс». Нет, Герман Захарьяев ни один из них, но тоже преуспевающий бизнесмен и меценат. При этом его энергии в общественной жизни хватило бы на десятерых успешных предпринимателей. Он вице-президент Российского еврейского конгресса, президент Международного фонда горских евреев — СТМЭГИ, деятельность которого охватывает все важнейшие области еврейской жизни, и, наконец, сегодняшний гость Bakupost.az.

 — Скажите, как получается, что международные организации и даже правительства отдельных стран выносят лживые оценки о дискриминации евреев в Азербайджане?

kv1
То, что нет посольства, – это временно.
kv1

— Я думаю, те страны и организации, которые пишут, что в Азербайджане есть антисемитизм, скорее всего, выполняют чей-то заказ. Или им это на руку, чтобы везде так думали. Учитывая то, какие в последнее время отношения у Израиля с Азербайджаном, многие попросту завидуют. Но я вас уверяю – сколько лет я живу, и сколько рассказывают наши старцы, никогда не было антисемитизма в Азербайджане, не было, и нет.  Даже в советские времена евреям всегда было комфортно жить в Азербайджане.

Тем более сейчас, когда Президент Азербайджана господин Ильхам Алиев, регулярно посещая Губу, не забывает посетить Красную Слободу и всегда говорит: «Евреи Азербайджана – это мои братья», и я знаю, что это искренне. Мы опираемся на его слова, мы верим ему и знаем, что так и есть. Мы, со своей стороны, никогда не подводим ни азербайджанцев, ни Азербайджан. И в каком бы государстве я ни был, с большим удовольствием говорю, что я родился в местечке, которое называется Красная Слобода: «Такого места нет нигде в мире, где компактно жили и живут евреи в окружении мусульман».

У меня на телефоне много фотографий Красной Слободы, и все с удовольствием и интересом их рассматривают. Естественно, многие хотят посетить Красную Слободу, чтобы посмотреть, узреть воочию.

— Как вы думаете, почему вопрос открытия посольства Азербайджана в Израиле задерживается, или, правильнее сказать, откладывается?

kv1
Сравнивать сейчас Азербайджан и США – это не логично и не правильно.
kv1

— Что касается посольства, это, скорее всего, связано с тем, что Азербайджан – мусульманская страна, наверное, это накладывает ряд ограничений, ведь вы знаете, как непросто складываются отношения Израиля и мусульманского мира, в силу этого обстоятельства, думаю, обеим странам это выгодно. Но не столь важно, есть ли посольство в Израиле, намного важнее, что отношения между Азербайджаном и Израилем очень хорошие. Неоднократно и министр иностранных дел, и Президент Израиля посещали Азербайджан. Отношения и товарооборот на лучшем уровне. А то, что нет посольства, – это временно. Вы поймите одно: отсутствие посольства ни о чем не говорит – отношения хорошие, а недруги пускай завидуют.

— Все ли так хорошо?

— Ну, я повторю, между Азербайджаном и Израилем очень хорошие отношения, я действительно один из первых, кто поддержал «АзИз» (Ассоциация азербайджано-израильской дружбы), когда он только создавался. Ко мне обратился Йосеф Шагал, я, естественно, дал свое согласие. Это нужное дело, которое в некой мере заменяет посольство, и многие горские евреи, живущие в Израиле, обращаются в «АзИз» по разным насущным вопросам и получают нужные ответы.

— В прошлом году по инициативе вашего фонда в Центре Гейдара Алиева в Губе прошла международная научно-практическая конференция на тему «Мультикультурализм и опыт Азербайджана в этнокультурном взаимодействии». Не кажется ли вам, что модель США, которая представляет собой «плавильный каток», прогрессивнее мультикультурализма, ведь эта страна самая развитая в мире?

— У каждого государства есть своя политика и свое отношение к тем или иным национальностям.  Что касается Азербайджана – мы прекрасно знаем, что 70 лет Азербайджан был в составе Советского Союза, и на сегодня всего 25 лет, как обрел независимость. Сравнивать сейчас Азербайджан и США – это не логично и не правильно, и  я считаю, что прежде всего государство должно защищать своих граждан, какой бы национальности они ни были, и во-вторых, чем больше национальностей проживает в государстве, чем больше в стране конфессий, и чем больше люди верят в своего Бога и соблюдают традиции, тем это больше во благо государству в первую очередь… У нас говорят, что эта заслуга в первую очередь президента страны, потому что все исходит от него: и запреты, и разрешения. Я думаю, сегодняшний курс Азербайджана к мультикультурализму, к многонациональному государству, к свободе вероисповедания –  это очень правильная политика.

— Реализуются ли в настоящее время какие-нибудь проекты фонда СТМЭГИ в Азербайджане?

kv1
Курс Азербайджана к мультикультурализму, к много-национальному государству, к свободе вероисповедания –  это очень правильная политика. 
kv1

— Как вы знаете, у фонда СТМЭГИ есть представительство в Азербайджане. Нашим представителем является Семен Борисович Ихиилов. И я ему признателен, что он согласился быть нашим представителем в Азербайджане, он очень уважаемый человек в обществе, тем более что он 20 лет был председателем общины. И перед ним поставлены важные и глубокие задачи. Мы каждый год планируем в Азербайджане несколько мероприятий под эгидой фонда СТМЭГИ. Например, в этом году в Баку пройдет международный симпозиум «Масс-медиа и культура в эпоху современных технологий», он будет продолжаться несколько дней, кроме иностранных гостей, в нем примут участие ведущие журналисты страны. Кроме того, постоянную поддержку от нас получают все еврейские общины Баку и, конечно же, община Красной Слободы. Ежегодно на праздник Песах по всему Азербайджану нами бесплатно распространяются тонны мацы и виноградного сока. Издается газета «Бирлик»-«Единство» на азербайджанском и русском языках.

— Появлялись сообщения о том, что российские евреи выступали с патриотической инициативой включить в календарь иудейских праздников День освобождения и спасения, отмечаемый 9 мая. Эта идея нашла понимание у тех, от кого зависит принятие такого решения?

— Если отвечать прямо на вопрос, то, конечно нашла. А если посмотреть вглубь этой темы, то могу с гордостью сказать, что автором этой инициативы стал ваш покорный слуга. Я могу вам рассказать, что поначалу было сложно убеждать людей в том, что это нужный и целесообразный шаг, но, задумываясь над этим, люди возвращались ко мне и говорили: «Знаешь, это действительно хорошая идея. Как мы сами об этом не догадались?» Патриотизм этой идеи не национальный, а чисто религиозный. Мы, евреи, живем по еврейскому календарю, так почему же не отмечать все наши важные даты именно по нему. Тем более если речь идет о Дне Победы над нацизмом, над той самой новой религией, поставившей перед собой цель уничтожить всех евреев на Земле. Идею отмечать «26 Ияра» как День освобождения и спасения еврейского народа от угрозы полного исчезновения, поддержали все главные раввины Израиля, России и европейских стран. Я уверен, что от осуществления  данного шага наша общая история только выиграет.

Арье ГУТ
Намик ИБРАГИМОВ
Bakupost.az

IV Республиканский фестиваль этнических меньшинств Азербайджана

23 по 25 июня под девизом «Край родной – Азербайджан» прошел IV республиканский фольклорный фестиваль этнических меньшинств Азербайджана.
Впервые фестиваль был проведен в 2006 году. Фольклорный фестиваль народов Азербайджана проводится через каждые 2 года.

23-24 июня в Государственном театре песни имени Рашида Бейбутова состоялись отборочные туры фестиваля, на котором выступили самодеятельные коллективы талышской, украинской, татарской, русской, аварской, лезгинской, еврейской, удинской, цахурской, татской , рутулской общин Азербайджана а также другие коллективы из районов республики.

26 июля в Музейном центре состоялось открытие фотовыставки «В одной семье»,организованная в рамках проходящего в Баку фестиваля .
С экспозицией выставки ознакомились министр культуры и туризма Азербайджана Абульфас Гараев, Советник президента по межнациональным вопросам, вопросам мультикультурализма и религии Кямал Абдуллаев , депутаты Милли Меджлиса Евда Абрамов , Михаил Забелин , представители этнических меньшинств и общественные деятели страны.
В экспозициях были отражены быт, традиции и культуру народов, проживающих в стране. В Музейном центре также прошел круглый стол на тему «Разнообразие этнических культур и мультикультурные традиции.

25 июня в Государственном музыкальном театре состоялся гала-концерт, которым завершился IV Республиканский фестиваль национальных меньшинств. Министр культуры и туризма Абульфаз Гараев в приветственном слове отметил, что все, населяющие нашу страну национальные меньшинства составляют часть азербайджанского народа. Национальную политику нашего государства отличают толерантность и взаимоуважение.
20140624_125424Открыл гала-концерт Удинский 20140624_113440фольклорный коллектив«Джанги»(художественный руководитель Герман Везири) из поселка Нидж Габалинского района. Затем выступили татарский ансамбль «Туган тел», Балакенский танцевальный ансамбль, ансамбли из Масаллы «Халай» ,из Астары «Эвесор» и «Рэфти», известные не только в Азербайджане ансамбль песни талышских бабушек «Нэнэлэр»,Рутулский ансамбль из Шеки, Лагиджские музыканты Исмайыллы, Русский хор «Ивановка», татский коллектив «Хынайахды», фольклорный ансамбль тюрков -ахыска «Адыгюнь», ингилойский фольклорный коллектив «Бабушки» и танцевальная группа, 20140624_132352«Лезгинка» из Гусарского района, «Джахан» из Белоканского района и другие.На гала-концерте состоялось выступление 20 коллективов, которые представляли многонациональный и многоконфессиональный Азербайджан.20140624_132617
Режиссер фестиваля – народная артистка Джаннет Салимова.
В рамках фестиваля планируется выпуск альбома «Песни проживающих в Азербайджане национальных меньшинств» на азербайджанском, английском, русском, французском, немецком языках тиражом 1000 экземпляров.

Французский суд поддержал позицию Узбекистана


Д.Ахмедов – руководитель информационно-аналитической группы по вопросам международных арбитражных разбирательств (Группа) Министерства юстиции Республики Узбекистан.

М.Рахманова – главный специалист информационно-аналитической группы по вопросам международных арбитражных разбирательств (Группа) Министерства юстиции Республики Узбекистан.

В Конвенции Организации Объединенных Наций о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности закреплен принцип иммунитета государств от иностранной юрисдикции. Он вытекает из международно-признанных норм государственного суверенитета и признания суверенного равенства государств, предусмотренных в Уставе ООН.
В соответствии с данным принципом, иммунитетом пользуются иностранное государство, его органы и принадлежащее ему имущество. Так, иностранное государство не может быть ответчиком в суде другого государства, если оно не выразило своего согласия на это. К иностранному государству, выступающему в качестве истца, не может быть предъявлен без его согласия встречный иск. Не допускается арест имущества иностранного государства в обеспечение иска и обращение на это имущество мер принудительного исполнения судебных решений.
Исходя из этих норм, в национальных законодательствах большинства стран мира, в том числе и Узбекистана, признается иммунитет иностранных государств от юрисдикции судов другого государства и исполнительных мер принудительного характера. Несмотря на это, на практике все еще встречаются неправомерные попытки привлечения государства к гражданской ответственности по обязательствам самостоятельных юридических лиц. В частности, в 2008 году в Париже было инициировано дело об обращении взыскания на имущество Республики Узбекистан по обязательствам компании «Уздон», являющейся отдельным от государства акционерным обществом. Исполнительное производство было возбуждено по заявлению швейцарской компании «Romak S.A.»
Деловое сотрудничество, итогом которого стало судебное разбирательство, началось в середине 90-х годов, когда «Romak S.A.» заключила трехсторонний договор с компанией «Уздон» и казахской фирмой «Адыл» о поставке зерна. В соответствии с документом, казахская фирма должна была оплатить за поставляемый товар в счет своих долгов перед «Уздон» по другому контракту. Но в связи с отказом фирмы «Адыл» осуществить оплату, между компаниями «Уздон» и «Romak S.A.» возник спор.
Исходя из положений трехстороннего договора, компания «Уздон» отказалась произвести оплату за поставленное зерно, в связи с чем швейцарская компания инициировала арбитражное разбирательство против нее в Арбитраже Международной ассоциации торговли зерном и кормами (GAFTA), находящемся в Лондоне. Из-за отсутствия опыта участия в подобных разбирательствах «Уздон» не смогла привести достаточных доказательств в свою пользу и арбитраж GAFTA в своем решении поддержал компанию «Romak S.A.»
Швейцарская компания данное арбитражное решение представила в суд города Парижа для признания и приведения в исполнение в соответствии с Нью-Йоркской Конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Суд города Парижа признал арбитражное решение и вынес решение о ее исполнении на территории Франции.
В нарушение принципов Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, согласно которым не допускается арест имущества иностранного государства в обеспечение иска и обращение на это имущество мер принудительного исполнения судебных решений, «Romak S.A.» инициировала процедуру приведения в исполнение указанного арбитражного решения против имущества Республики Узбекистан. По ее заявлению судебный исполнитель города Париж наложил арест на банковский счет Узбекистана, открытый в банке HSBC.
Данное действие судебного исполнителя было обжаловано Республикой Узбекистан в суде первой инстанции города Парижа. В ходе рассмотрения дела узбекская сторона привела аргументы о несоответствии позиции швейцарской компании принципам международного права. В частности, представители Узбекистана обосновали самостоятельность компании «Уздон» от государства и правительства. Также ими было указано на отсутствие каких-либо оснований, как в международном праве, так и в национальных правовых системах Франции и Узбекистана, для привлечения государства к солидарной ответственности по обязательствам самостоятельных юридических лиц.
Узбекской стороной были представлены неопровержимые доказательства юридической и финансовой самостоятельности компании «Уздон» от государства. Отмечено, что «Уздон» имеет свое обособленное имущество, статус юридического лица, свое руководство, которое непосредственно действует от имени компании.
В ходе рассмотрения дела Узбекистан основывался на принципах международного права, предусматривающих иммунитет государства от юрисдикции иностранных судов и иммунитет государственного имущества от принудительного взыскания. Было отмечено, что банковский счет, на который швейцарская компания хотела обратить взыскание, был открыт на имя Республики Узбекистан для аккумулирования платы, взимаемой за оказание на территории Республики Узбекистан аэронавигационных услуг.
Согласившись с приведенными узбекской стороной аргументами, 18 марта 2011 года суд первой инстанции Парижа вынес решение по данному делу и полностью подтвердил позицию Республики Узбекистан. В решении суда сказано, что государство не несет ответственность по обязательствам самостоятельных от него предприятий.
Выражая недовольство этим решением, «Romak S.A.» предприняла безуспешную попытку обжаловать его в Апелляционном суде города Париж, который также признал правомерность позиции Узбекистана, указав, что государство обладает иммунитетом от принудительного взыскания на государственное имущество, не вовлеченное в коммерческую сделку, по которой возник спор.
Очередное поражение в суде не повлияло на решимость швейцарской компании, и она в 2012 году подала жалобу в Кассационный суд города Парижа. 5 марта текущего года Кассационный суд не только окончательно отклонил выдвинутый иск Romak A.S., но также оставил в силе решение Апелляционного суда города Парижа, тем самым подтвердив, что государство не несет и не должно нести ответственность за другие самостоятельные юридически лица, открытые на его территории.
По мнению специалистов-юристов, решение Кассационного суда города Парижа свидетельствует об обоснованности ранее принятых другими судебными инстанциями решений в пользу Узбекистана и демонстрирует безуспешность попыток привлечения государства к ответственности по договорным обязательствам созданных им предприятий. Даже если государство имеет свою долю в уставном фонде того или иного предприятия, по закону государство, как и любой другой участник предприятия, отвечает по его обязательствам только в пределах своей доли в нем. Имущество государства не должно пострадать из-за спора между двумя субъектами бизнеса.
Кроме того, данными судебными решениями в юридической науке и на практике еще раз доказаны принципы иммунитета государства в части привлечения его к ответственности, а также получены ответы на споры о пределах ответственности государства по обязательствам созданных им предприятий или предприятий с государственной долей в уставном фонде.

Израиль защищается от ХАМАС и ИШИД

Запущенные с палестинской территории ракеты начали достигать Иерусалима, а в израильской армии говорят, что готовы к любому развитию событий, в том числе и наземному вмешательству. ИГИЛ тем временем укрепляет позиции в Ираке и Сирии, что создает опасность появления второго фронта.

Atlantico: Иорданские власти выражают беспокойство по поводу присутствия боевиков ИГИЛ у их границ. Как считают некоторые израильские аналитики, еврейскому государству нужно предложить помощь соседу. Каким может стать военное столкновение Исламского государства с Иорданией?
Жан-Венсан Бриссе: Иордания совершенно очевидно не обладает оборонными возможностями, равными израильским. Таким образом, ИГИЛ может попытаться закрепиться в этой стране, чтобы тем самым расширить подконтрольную зону и продолжить окружение еврейского государства.
Хотя иорданские войска лучше подготовлены и обладают большими возможностями, чем новообразованная иракская армия, им будет очень непросто сдержать наступление подобное тому, что провело ИГИЛ в Ираке. Израиль в таком случае может посчитать захват исламистами части иорданской территории неприемлемым риском и принять решение о поддержке Аммана. На первых порах эта помощь может принять форму передачи разведданных (вполне возможно, что это уже сейчас происходит). Следующим этапом может стать применение авиации ЦАХАЛа для ударов по противнику, как на линии фронта, так и в глубине территории.

— ХАМАС застал Израиль врасплох ракетами М-302, одна из которых появилась в 116 километрах к северу от Газы. Означает ли это, что снаряжение боевиков становится лучше? Касается ли то же самое ИГИЛ?
Жан-Венсан Бриссе: ХАМАС, как и любое другое крупное вооруженное движение, может использовать ракеты земля-земля либо из внешних резервов, либо местного производства. Внешние резервы могут включать в себя полученное от противника оружие путем захвата складов или от перебежчиков. Кроме того, оружие может поставлять и внешний союзник, государство или другое движение. В случае отделения части государства это может быть уже целый арсенал с обслуживающим персоналом. В прошлом государства, у которых были тесные связи с СССР и/или Китаем, приобрели десятки тысяч ракет малого и среднего калибра (от 82 мм до 140 мм), и многие из них с тех пор растеклись по разным направлениям.
Местное производство может отличаться большим разнообразием. Если все согласны на самое простое оружие, которое не дает безопасности стрелку, не обладает точностью и не гарантирует запланированный результат при попадании, спектр возможностей может быть самым широким. Производство ракет вряд ли представляет собой такую уж большую сложность, если у вас есть хотя бы обычные мастерские и цеха, несколько относительно легкодоступных химикатов и люди с познаниями в механике и химии, причем не обязательно большими. Кроме того, Иран, по всей видимости, передал ХАМАС технологии, которые позволили движению начать в Газе производство ракет самого разного типа: дальность некоторых из них составляет более 100 километров.
ИГИЛ сейчас тоже закрепилось в зоне, где вполне можно создать мастерские по производству ракет, в том числе и большого калибра.

— Каково соотношение сил Исламского государства и Израиля? Если ЦАХАЛ и исламисты начнут открытое столкновение, к каким последствиям это приведет?
Жан-Венсан Бриссе: У нас нет точных сведений о том, какими средствами располагает Исламское государство.
Кроме того, его возможности постоянно меняются по мере военных успехов, которые зачастую выливаются в захват складов самого разного оружия. Стоит вспомнить, как во время израильских операций в Ливане в 2006 году отряды «Хезболлы» удивили всех своей стойкостью и использованными ими средствами связи. Что касается оружия ИГИЛ, на появившихся недавно фотографиях изображено нечто похожее на ракетный комплекс и различная бронетехника, в том числе и танки. Не исключено, что в руках боевиков могло оказаться и доставленное из западных стран оружие. Тем не менее, даже если у боевиков действительно есть тяжелое оружие, применить его в открытых боевых столкновениях при отсутствии относительно тяжелой и уязвимой логистической системы не так-то и просто. Как мы уже видели на примере многих конфликтов, в том числе недавних войн в Сирии и Ливии, даже если «повстанцы» захватывают большое количество тяжелого оружия, этого недостаточно, чтобы дать им по-настоящему широкие возможности, которые требуют государственной организации.
Израиль в свою очередь обладает самым современным оружием, и в большом количестве. Кроме того, его обслуживают хорошо подготовленные и квалифицированные люди, чья мотивация в борьбе против Исламского государства, без сомнения, будет очень сильна. Ошибки 2006 года (в частности это касается систематического применения методов высокотехнологичной войны) были по большей части исправлены. Хотя это и не означает, что борьба будет простой, потому что хотя враг и не может блеснуть технологиями, он фанатично настроен на достижение цели.

— При каких условиях Исламское государство может получить более мощное оружие?
Франсуа Жере: В основе этого образования лежит отрицание границ. Халифат — не государство. Эти люди пытаются распространить надграничное понятие халифата повсюду в мусульманском мире: на Ближнем Востоке, в Магрибе, Центральной Африке. Везде, где мусульманские силы могут взять в руки власть. Такая задача несет на себе явственный отпечаток ностальгии и совершенно нереалистична, однако она оказывает ощутимое влияние на потерявшую ориентиры молодежь, которая не понимает, куда ей направить силы. Этот халифат либо быстро уничтожат, либо он станет полюсом притяжения. В таком случае он создаст для всех огромные трудности в регионе и сможет начать расширение в нем и за его пределами. То есть, ситуация очень серьезная.
ИГИЛ контролирует часть контрабанды в регионе, захватило нефтяные объекты, держит в руках банки и получает внешние субсидии. Эта организация очень богата и может позволить себе намного лучшее оружие, чем то, что имеется в распоряжении иракской армии. Если тенденцию быстро не обратить вспять, расклад сил в военном плане обернется в ее пользу. У боевиков есть новые внедорожники и новейшее оружие, но они не продержатся долго под серьезным напором военно-воздушных сил. У Иордании имеются существенные возможности, но ей требуется поддержка Израиля. Сейчас слабость иракского государства создает ощущение, что ИГИЛ побеждает, но через пару недель все может кардинально измениться. У движения слишком много противников, и даже если те не объединятся и не смогут наладить сотрудничество, они вовсе не собираются позволить Исламскому государству развиваться и дальше. На это, конечно, потребуется больше времени, чем казалось сначала, но этому опасному образованию не дадут пустить глубокие корни, если региональные державы не решат полностью отойти от дел.

— Если Исламское государство закрепится, может ли оно предоставить дополнительную поддержку ХАМАС в секторе Газа?
— Исламское государство определенно не сможет стать источником поддержки ХАМАС, потому что для этого оно должно быть намного стабильнее. Кроме того, ХАМАС получает помощь от стран, которые выступают категорически против халифата и в таком случае могут лишить палестинцев поддержки. То есть, в среднесрочной перспективе такой вариант полностью исключается.

Жан-Венсан Бриссе (Jean-Vincent Brisset) — бригадный генерал, директор Института международных и стратегических исследований.
Франсуа Жере (François Géré) — историк, специалист по геостратегии, основатель и президент Французского института стратегического анализа.
Оригинал публикации: Israël est-il menacé d’être pris en étau entre le Hamas et le Califat islamique?
Опубликовано: 10/07/2014

Источник — inosmi.ru

Ислам в Киргизии

В Кыргызстане идет активное распространение ислама в его различных толкованиях и течениях. В этот процесс интенсивно вовлекается молодежь, ищущая некую субстанцию для заполнения духовно-нравственного вакуума, образовавшегося вследствие исторической паузы между советским прошлым и смутным демократическим будущим. Весь короткий 23-летний период независимости наше общество все еще находится в поисках нравственных, духовных ориентиров, которые будут служить идеологией для нынешнего и будущих поколений. И в этот период раздумий перед «исторической развилкой направлений без названий», на заре становления нового общества, религия, а в частности ислам, входит в нашу жизнь со всеми положительными и негативными сторонами.

Многочисленные радикальные религиозные организации, преследующие политические цели, порой не гнушающиеся применять насилие в таких его изощренных видах, как террористические акты, ведение локальных войн, массовые убийства, прикрытые под зеленым знаменем ислама, окрасили одну из крупнейших религий мира негативными оттенками зла.

Для переосмысления процессов, связанных с религией, а в конкретном случае — с исламом, для определения ее роли в современном обществе и для раскрытия огромного мира под названием ислам, привития истинных ценностей этой религии Научно-исследовательский институт исламоведения недавно организовал круглый стол с участием религиозных деятелей, теологов и чиновников, занимающихся проблемами религии.

Мы знаем, что ничего не знаем

Форум получил название «Усиление потенциала по предотвращению насильственного экстремизма в КР», из которого следовало, что речь пойдет о создании мер по противодействию религиозному экстремизму. Однако круг вопросов, рассмотренных на встрече, оказался гораздо шире заявленной темы.

Из выступлений участников можно было сделать вывод о том, что в мире ислама «еще много белых пятен». Ученые-теологи обрисовали огромное поле для изучения всех сторон ставшей традиционной для Кыргызстана религии. Первым делом теологи обозначили современные проблемы в отношениях между государством и религиозными организациями, деятелями и активными приверженцами религии.

Как отметил один из участников форума, в стране неплохие законы, регулирующие отношения между государством и религией, но есть некоторые недоработки.

Одной из важных проблем относительно молодой религии стала ее радикализация. Несмотря на сверхактуальность проблемы религиозного экстремизма, по словам теологов, на сегодня нет серьезных исследований в этом направлении. Никто всерьез не изучал условия, которые создают почву для радикализации тех или иных религиозных течений в Кыргызстане.

По словам директора НИИ исламоведения Мамета Мырзабаева, в Кыргызстане нет диалога между государством и исламом. Разногласия вызывает даже разнообразное толкование терминов. Например, до сих пор нет единого мнения вокруг толкования слова «светский». По мнению директора НИИ, представители ислама воспринимают это понятие как притеснение религии со стороны государства. В этой связи участники форума взялись разработать терминологический словарь для толкования религиозных слов и выражений.

Несмотря на увеличение религиозных учебных учреждений, в стране нет мониторинга, анализа деятельности в сфере религиозного образования.

Как сказали некоторые участники, неизвестно кто учится в медресе, исламских вузах. Нет социологических исследований о необходимости религиозного образования, никто не проводил масштабный опрос населения о надобности получения религиозных знаний.

Как и в целом по стране, есть нехватка квалифицированных кадров в исламских вузах. По этому поводу участники круглого стола внесли предложение открыть департамент по религиозному образованию при Министерстве образования и науки, которое разработает методику, выработает стандарты преподавания во всех религиозных вузах страны, а также проведет анализ потребности получения именно исламского образования.

Участники дискуссии пришли к выводу, что следует провести социологическое исследование по вопросам необходимости исламского образования, учесть мнения граждан страны по религиозной политике государства, деятельности Духовного управления мусульман, внести изменения в законодательную основу их деятельности, изучить противоречия между издаваемыми ими фатвами и законами КР.

Выступающие сошлись во мнении, что главенствующую роль в диалоге между государством и исламом должна играть именно эта организация, а важным принципом работы ДУМК должно стать объективное донесение населению информации, касающейся вопросов религии. Духовному управлению мусульман должна быть присуща роль беспристрастного арбитра между различными религиозными организациями.

Неизвестные страницы истории

Доселе неизвестные факты по истории религии обозначил теолог Ошского государственного университета Зайнабидин Ажымаматов.

По его словам, до сих пор нет ни единой научной работы по изучению трудов улемов Кыргызстана прошлых времен, которые известны во всем мусульманском мире. Например, в свое время имам Сарахси писал свои религиозные труды, будучи помещенным в зиндан в Узгене.

Не находят своего кыргызского читателя и труды имама аль-Максуда. Как сказал Зайнабидин Ажымаматов, немало исторических книг хранится в архивах Бухары, Самарканда, Ташкента, которые тоже будут полезны кыргызскому читателю и шире откроют дверь в мир ислама.

До сих пор не организованы научные экспедиции в Ош, Узген, Талас, Аксыйский район и другие места, где есть исторические памятники ислама.

Зайнабидин Ажымаматов отметил: «У нас ученые отстали в изучении истории религии, есть много старинных памятников, которые не исследованы, и нет информации о них». «В Средней Азии нет научных исследований по исламу, многие работы исторических личностей были исследованы литературоведами, но не теологами», — сказал эксперт.

По его словам, имеются рукописи по истории ислама на чагатайском, которые еще не переведены на современные языки.

По словам старшего аналитика НИИ исламоведения Икбалжана Мирсайитова, в свое время в Россию были вывезены многие труды по религии известных в Средней Азии теологов.

Стратегия-2040

Одним из самых интересных тем на форуме стала презентация докторанта одного из вузов Италии Виктории Акчуриной под названием «Стратегическая матрица: 2040». В этой презентации эксперт взялась составить прогноз о роли ислама в Кыргызстане в 2040 году. По словам ученого, для этого она намерена получить анализ состояния религии в нынешнее время, ее роли в экономике, социальной сфере, культуре и политике. Получив такие данные, она преследует две цели: смоделировать роль ислама к 2040 году с учетом складывающихся внешних и внутренних факторов и разработать методику прогнозирования развития религии.

По итогам форума участники определили ряд направлений, над которыми предстоит работать. Необходимо выявить условия, порождающие религиозный радикализм; углубленно изучить проблемы внедрения религиозного образования в светских образовательных учебных заведениях как одного из путей противодействия экстремизму; разработать методику религиозного преподавания и внедрить единый стандарт обучения, а также систематически вести изучение исламского наследия Кыргызстана.

09/07/14
Суйунбек ШАМШИЕВ

 

Источник — 24kg.org

Этнология в Азербайджане

Алиага Мамедли

Доктор наук по антропологии, заведующий отделом этносоциологических исследований Института Археологии и Этнографии НАНА

В ряду гуманитарных научных дисциплин особое место занимает этнология. Наиболее простое и широко распространенное определение предмета этой науки заключается в том, что она изучает специфические особенности народов, их традиций, обычаев и в целом культуры. Однако, с сожалением следует констатировать, что в азербайджанском обществе представления об этнологии носят достаточно поверхностный характер.

Более того, даже в НАНА, в Институте Археологии и Этнографии, в ведущих ВУЗах страны до сих пор господствует представление об этнологии как о вспомогательной исторической дисциплине, наподобие археологии, эпиграфики, нумизматики. Хотя очевидно, что такое видение этнологии абсолютно не отражает ее места и роли в системе современных общественных, гуманитарных наук.

 

В чем же заключается значимость этнологии в современной системе научных знаний?

 

Сформировавшаяся в XIX веке, этнология, как уже было отмечено, изучает исторически сложившиеся особенности в жизнедеятельности народов. При этом не только и не столько в историческом контексте, сколько в условиях современных динамично меняющихся реалий. Это обстоятельство во многом обусловливает широту предметной области этнологии, а также различие названия самой науки в разных странах мира. Наука, изучающая этнические особенности человеческих обществ, разнообразие культур и их специфику в США называется культурной антропологией, в Великобритании социальной антропологией, в континентальной Европе этнологией. Обобщающим названием для всей этой науки, безусловно, является антропология, поскольку основным предметом ее изучения является человек и его деятельность со всем многообразии ее форм и проявлений.

 

К сожалению, в Азербайджане все еще наблюдается разнобой даже в определении названия этой науки. В соответствии с советской традицией долгое время у нас эта наука называлась и продолжает называться этнографией. Однако, нынешние задачи стоящие перед этой наукой и широта ее предметной области требуют более четкого определения названия, соответствующего сегодняшним задачам, стоящим перед ней. Сегодня в различных ВУЗах страны можно встретиться с фактом преподавания таких дисциплин, как “этнография”, “культурная антропология”, “этнология”, “социальная антропология”.

 

Очевидно, что инициаторы таких курсов, отдавая дань моде, не всегда четко представляют себе общее и особенное между этими дисциплинами. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с программой всех этих курсов.

 

В этих условиях, задачи стоящие перед этнологической наукой и широта ее предметной области требуют более четкого определения названия. Неслучайно Институт этнографии Академии наук СССР после распада СССР был переименован в Институт этнологии и антропологии РАН. И это не простое переименование, а приведение названия науки в соответствии со стратегией ее развития на долгие годы вперед. Возможно, и нам в Азербайджане также следует четко определиться не только с названием этой науки, но и наметить основные направления ее развития. Исходя из многих факторов, можно было бы предложить остановиться на названии этнология. Это название имеет более широкое распространение, чем культурная или социальная антропология, оно не сильно отличается от названия этнография, что важно с точки зрения сохранения преемственности в науке, и наконец, самое главное, это название предполагает не только традиционное описание быта и культуры этноса, что является позавчерашним днем науки, а предполагает серьезные теоретические обобщения, которых крайне мало в современной азербайджанской этнографии.

 

В чем же заключаются современные направления этнологической науки, которые имеют принципиальное значение для стратегии развития Азербайджана? Вкратце из множества научных проблем, которые ждут своего решения у нас в стране, можно было бы назвать необходимость исследования влияния этнических особенностей на современные социальные и экономические изменений, соотношения и взаимовлияния современной и традиционной культуры в современном обществе в целом, отдельных социальных группах в частности. Важным с нашей точки зрения является исследование роли традиционализма в политической жизни страны и в социальном поведении ее граждан, процессах модернизации, постиндустриальном развитии. Современную этнологию невозможно представить без исследования межкультурных взаимодействий, этнического самосознания, проблем внутриэтнической солидарности и т.п.

 

Среди множества проблем можно было бы отметить и проблемы малочисленных этносов, к которым в последние десятилетия приковано внимание мирового сообщества. Одним из факторов обусловливающих такое внимание, безусловно, является рост этнического фактора в социально-политической жизни большинства стран мира. Это явление во многом обусловлено общемировым социально-историческим процессом, характеризовавшимся в последнем десятилетии XX-го столетия крахом коммунистической системы, развалом сложных полиэтнических государственных образований. Рост этнического самосознания, усиление идеологии этнического национализма и в результате этого появление сепаратистских движений в значительной степени дестабилизировало ситуацию во многих странах мира. Поэтому решение проблем этнических групп, населяющих отдельные страны мира, становится задачей не только соответствующих стран, но и мирового сообщества в целом. И очевидно, концептуальную основу для решения этих проблем должны готовить профессионалы, а именно антропологи, этнологи.

 

Исторически сложившееся в Азербайджане толерантное отношение между различными этническими общностями в значительной степени снимает многие вопросы, с которыми сталкиваются этнические группы во многих странах мира. Однако, есть вопросы, которые являются результатом объективных процессов и с которыми сталкиваются практически все малочисленные этносы мира. Эти вопросы во многом связаны с современными общемировыми процессами, в частности глобализацией, унификацией культур. Под давлением этих процессов культуры, языки этнических групп, исторически населяющих Азербайджан, постепенно теряют свою функциональную значимость. В этих условиях наше государство предпринимает серьезные меры для защиты и развития этнических культур народов страны. Задачей науки в данном случае является тщательное исследование этих уникальных культур.

 

Каждое из этих исследовательских направлений имеет не только чисто научное, но и большое практическое значение, как с точки зрения выявления социально-психологических и историко-культурных особенностей в процессе становления современного азербайджанского общества, так и в контексте перспектив социально-экономического и культурного развития Азербайджана.

 

Перспективы этнологических исследований в Азербайджане во многом обусловлены процессами социально-экономического и культурного развития страны и ролью в нем этнических особенностей современного азербайджанского общества. Исследования в этом направлении очень важны с точки зрения выявления характера социально-политических изменений, произошедших в Азербайджане за последние годы, которые, в определенной степени, обусловливаются этническими особенностями в различных областях жизнедеятельности общества. В частности эти особенности проявляют себя в становлении политических и государственных институтов, многопартийности, избирательном процессе и т.д. Выявление и изучение этих особенностей может послужить основательной научной базой для выработки стратегических направлений развития Азербайджана в долгосрочной перспективе.

 

Ни для кого не является секретом тот факт, что современная азербайджанская этнология, имея большой потенциал для развития, все еще не может приступить к решению этих задач. А время не ждет. Неслучайно, в своей концептуальной статье “Общественные и гуманитарные науки: взгляд  в контексте времени” глава президентской администрации, академик Рамиз Мехтиев, говоря о задачах, стоящих перед Институтом Археологии и Этнографии отмечал, что “за прошедшие годы не было проведено фундаментальных исследований в области этнологии, антропологии и этнопсихологии. Главная причина этого заключается в том, что к этой сфере в стране отсутствует интерес, а также нет соответствующих специалистов”. Касаясь проблем этнологической науки, академик Мехтиев отмечает, что в тот период, когда в Европе, России публикуются все новые труды по культурной и социальной антропологии, этнологии, “у нас многие даже не знакомы с серьезными исследованиями в этих сферах”.

 

Какие же необходимо сделать шаги для того, чтобы приступить к решению всех этих задач? Прежде всего, как нам представляется, необходимо решение очень болезненной для азербайджанской этнологии проблемы – кадровой. В азербайджанских ВУЗах практически не готовят профессиональных этнологов. Более того, подготовка научных кадров в этой области оставляет желать лучшего. В связи с этим, необходимо разработать и внедрить систему подготовки профессиональных этнологов в ведущих университетах страны, в НАНА.

 

Кроме того, необходимо вернуться к практике 70-80-х годов прошлого века, когда молодые, талантливые кадры направлялись для стажировки и обучения в докторантуре в ведущие научные центры Москвы и Санкт-Петербурга. Сейчас список этих научных центров можно было бы расширить за счет научных институтов США и Европы. С сожалением следует констатировать тот факт, что в ходе неоднократных поездок в различные зарубежные научные центры мне приходилось встречать в них стажирующихся там молодых этнологов, антропологов из бывших союзных республик, за исключением Азербайджана.

 

Возможно, одним из необходимых условий развития этнологии в Азербайджане должно стать решение вопроса о создании отдельного академического института. Объединение археологии и этнографии под крышей одного института долгие годы имело объективные основания. В ходе организации науки в советское время многие факторы, в том числе нехватка кадров, схожие задачи и др. предполагали нахождение “родственных” наук в одной структуре. Кроме того, немалую роль в этом сыграло и несколько предвзятое отношение к этнографии, как вспомогательной научной дисциплины в системе исторических наук. Однако, как показала практика, такой подход был совершенно не верен. Согласно общепринятому определению археология изучает историю на основе материальных остатков человеческой деятельности в прошлом. Именно поэтому археология вполне справедливо относится к историческим наукам. В отличие от археологии этнология изучает этносы как социальные общности, их происхождение, культуру, современное состояние и т.п. В центре этих исследований, безусловно, стоит человек, в различных проявлениях своей жизнедеятельности. Именно поэтому в подавляющем большинстве стран мира этнология причисляется к антропологическим наукам. Исходя из этого, предметная область, методы исследования, методологические принципы археологии и этнологии существенно различаются. Именно поэтому настало время, как нам кажется, поставить вопрос о разделении Института Археологии и Этнографии НАНА на два самостоятельных института.

Безусловно, что этот список насущных мер, необходимых для решения проблем, стоящих перед азербайджанской этнологией можно было бы продолжить. Но даже решение упомянутых проблем могло бы стать началом выхода азербайджанской этнологии из стагнации, в которой она находится на протяжении последних десятилетий.

 

vesti.az

Большая Центральная Азия или Новый Средний Восток?

РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПАСЬЯНС
После распада СССР появилось понятие «Центральная Азия», объединившее постсоветскую Среднюю Азию и Казахстан. Так что опыт свидетельствует: геополитическое переформатирование вполне возможно при интересе элит. Есть фактор возвращения к исламу и ретрадиционализации на фоне отхода от советского наследия. В этом смысле прежние существенные различия между некоторыми республиками ЦА и соседним с ними Афганистаном уменьшились. Также расширилось пространство взаимодействия с Ираном. При каких условиях мы можем оказаться в укрупненном регионе вместе с Афганистаном и, возможно, Ираном ?
КОНКУРЕНЦИЯ ПРОЕКТОВ
И Большая Центральная Азия (БЦА), и Новый Средний Восток (НСВ) — это геополитические изобретения на потребу внешних игроков. Идея БЦА принадлежит американскому ученому Фредерику Старру, тогда как НСВ — проект части российских экспертных кругов и части элиты. Добавим к этому недавно выдвинутую председателем КНР Си Цзиньпином идею «экономического пояса Великого Шелкового пути». Практически все проекты подразумевают, что Афганистан и постсоветская Центральная Азия относятся к одному региону. При этом американцы активно продвигают проект БЦА. Например, несколько лет назад на международной конференции в Кабуле обсуждались вопросы партнерства и торговых отношений в БЦА. Очевидно, что подобные мероприятия имеют своей главной задачей введение в реальность современной международной политики понятия «Большая Центральная Азия». Кстати, в кабульской конференции участвовала и официальная делегация из Казахстана. Не дремлют и сторонники проекта НСВ. Так, в ноябре прошлого года в Алматы на базе факультета международных отношений КазНУ имени аль-Фараби была проведена международная конференция «Средний Восток и Центральная Азия в общем геополитическом пространстве». Формально в названии конференции не значилось понятие «Новый Средний Восток». Но не будем обманываться, поскольку объединять в обсуждении два разных региона — значит определить нечто общее в прошлом и настоящем. Общей темой дискуссий стал конфликтный потенциал этих двух регионов и возможность «экспорта» проектов политической дестабилизации на территорию постсоветской Центральной Азии. Кроме того, по мнению некоторых экспертов, за 20 с лишним лет регион ЦА не сложился как целое. При всех различных доводах такое представление о несформированности региона допускает возможность нахождения тех или иных признаков для показа общности с соседним Средним Востоком — Ираном, Афганистаном, Пакистаном. Затем несложно обозначить пять постсоветских республик как Новый Средний Восток. После событий в Украине и крымского кризиса можно ожидать большей активности по геополитическому переформатированию нашего региона. Что отличает старый Средний Восток от Нового Среднего Востока? Иран, Афганистан, Пакистан не выпадали из мусульманского мира. Кроме того, после второй мировой войны был период, когда Иран, Пакистан вместе с Турцией, США, Великобританией входили в военный блок СЕНТО (Организация Центрального договора). Новый же Средний Восток был некоторое время частью Российской империи, затем более 70 лет являлся частью Советского Союза, прошел пусть довольно поверхностную, но все-таки атеистическую чистку. Самое главное — это то, что, по замыслу авторов проекта НСВ, прежний южный регион СССР должен быть заслоном от угроз со стороны фундаменталистов и, конечно, террористов из исламского мира. «Экономический пояс Великого Шелкового пути» призван в полной мере выполнять троякую задачу для Поднебесной: оставаться стратегическим тылом, быть поставщиком сырьевых ресурсов и рынком сбыта для китайской экономики; быть территорией, через которую кратким сухопутным путем осуществляется транзит китайских товаров в Европу. Итак, три проекта, за которыми стоят интересы трех держав, конкурируют в регионе Центральной Азии.
ПРОЕКТ ОТ КИТАЯ Китайский вариант был сформулирован позже, чем два других, но в большей мере подкреплен практическими условиями. Более того, создание «экономического пояса Великого Шелкового пути» (встречается также название «экономический коридор Великого Шелкового пути») не требует от элит центральноазиатских республик задуматься и дискутировать по поводу того, как и почему должен именоваться регион. Китай просто предлагает каждой из этих стран использовать свой транзитный потенциал. Что касается их задачи оставаться стратегическим тылом, то местные элиты не возражают против этого, да и не имеют достаточных ресурсов, чтобы бросить вызов Поднебесной подобно тому, как способен противостоять ей Вьетнам. Кстати, в 1979-м во время вооруженного конфликта между двумя этими странами Вьетнам успешно отбил нападение Китая. А что касается роли поставщика сырьевых ресурсов и рынка сбыта для китайской экономики, то почти все упомянутые республики уже приняли ее. Конечно, в наибольшей степени Кыргызстан, ставший реэкспортером китайского ширпотреба. В наименьшей степени открыт для китайской продукции Узбекистан, а Туркменистан становится главным поставщиком газа для Поднебесной. Решение третьей негласно возложенной на страны региона задачи от КНР — быть территорией, через которую кратким сухопутным путем осуществляется транзит товаров в Европу и обратно — облегчается конкуренцией между республиками за соответствующие инвестиции. Более того, складывается впечатление, что Китай готов вложить дополнительные финансовые ресурсы, чтобы ни одна из стран постсоветской Центральной Азии даже при выгодном географическом расположении и равнинном рельефе не могла иметь больший, чем другие, выигрыш в использовании транзитного потенциала. Так, ветка D газопровода Центральная Азия — Китай, в отличие от других трех веток, будет проходить по горной местности. Более подробно анализирует ситуацию Андрей Матвеев: «Маршрут ветки D проложен через стык Алайского и Ферганского хребта, с высотами на территории Кыргызстана от 2400 до 3500 метров, а на китайской территории даже до 5300 метров. Если все это собрать вместе: высокую стоимость строительства, прокладку маршрута через высокогорную местность, отказ от использования готовой инфраструктуры уже построенных ниток и выраженно транзитный характер газопровода .., то становится понятно, что причина этого странного решения является чисто политической…». Пекин не смущает даже крюк в 225 км по горам Киргизии, да еще с учетом политической нестабильности республики. Китай таким образом решает свои геополитические вопросы, полагает руководитель сектора экономического развития постсоветских государств Института экономики РАН Елена Кузьмина. По ее мнению, КНР создает в Центральной Азии свою инфраструктуру не для того, чтобы страны региона имели выход к морю, а чтобы экономически привязать их к себе. Вступление Казахстана в Таможенный Союз и интеграция с Россией означали, что новая таможенная граница и новые пошлины сократили поток товаров из КНР, серьезно сбив темпы китайской экономической экспансии. Как полагает Андрей Матвеев, было применено типично китайское «наказание» в форме отказа от строительства новой нитки газопровода по казахстанской территории.
БОЛЬШАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Два других проекта — Большая Центральная Азия и Новый Средний Восток — кажутся бледными и сложнореализуемыми. Во-первых, они во многом являются плодом теоретических изысканий, хотя и сделанных добротно, с вниманием к фактам прошлой истории и к современным тенденциям. Во-вторых, эти проекты вынуждают элиты центральноазиатских республик определить свои предпочтения в большой геополитической игре, т.е. быть на стороне западного мира. По сути, элиты стран Центральной Азии приспособились к сложившейся ситуации — столкновению интересов США, России и Китая. Для них важен финансовый вопрос, прежде всего, привлечение инвестиций. Правда, с каждым годом на этом поприще наращивает свое присутствие Китай. Проект БЦА имеет экономическое сопровождение — идею Нового Шелкового пути, реализация которой невозможна без экономической интеграции стран центральноазиатского региона. В чем заключается американский интерес, можно понять из слов Даники Старкс (Министерство торговли США): «Тесное взаимодействие между странами в регионе необходимо, чтобы в полной мере реализовать экономический потенциал Центральной Азии. Крупных зарубежных партнеров тяжело заинтересовать, если им нужно потратить огромное количество ресурсов и в результате иметь возможность работать только в одной или двух странах региона. Они должны видеть и чувствовать, что, придя в одну страну и обосновавшись в ней, они смогут расшириться на всю Центральную Азию». Однако та же Даника Старкс отмечает «отсутствие реального стремления центральноазиатских стран к необходимой, на взгляд специалистов, экономической интеграции». Проект БЦА стал важен после октября 2001-го — начала операции в Афганистане. Но как изменить представления местных элит, которые считают Афганистан источником проблем и угроз, — это остается загадкой для американских политиков, регионоведов, экономистов, По мнению Джошуа Кучеры, публициста, написавшего ряд материалов о регионе, главной проблемой, стоящей на пути интеграции, является недоверие стран Центральной Азии друг к другу и нежелание в какой-либо мере рассматривать Афганистан как партнера. Проект БЦА и его экономическое сопровождение (идея Нового Шелкового пути) оказываются далекими и непонятными для местных элит. В том виде, как он предлагается, этот проект нежизнеспособен.
НОВЫЙ СРЕДНИЙ ВОСТОК

Идея НСВ во многом основывается на том факте, что ни Центральная Азия, ни Средний Восток не могут существовать без взаимодействия, а потрясения и дестабилизация на Ближнем Востоке дают яркий всплеск, который отражается и на регионе Центральной Азии, и на Среднем Востоке. Но, в отличие от проекта БЦА, рассматривающего страны региона в контексте решения афганской проблемы, сторонники НСВ видят проблемы стран по отдельности, и каждое из этих государств в чем-то находится под угрозами, которые более 35 лет назад привели к серии переворотов, разворачиванию гражданской войны и вводу в Афганистан советских войск, а через 22 года — войск НАТО. Как заметил Александр Князев, «до конца не стал централизованным государством Таджикистан, фрагментация Киргизии стала свершившимся фактом, эти же угрозы существуют и для всех остальных».
ПОЧЕМУ В ПРОЕКТАХ ЕСТЬ АФГАНИСТАН

Как правило, любая концепция опирается на некоторые достоверные факты. Действительно, вплоть до последней четверти XIX века северные провинции Афганистана были частью Центральной Азии, или, как тогда ее именовали, Туркестана. Этнический состав этих северных провинций (узбеки, таджики, туркмены) свидетельствует о том, что не весь Афганистан есть часть Большой Центральной Азии. Можно сказать, что Туркестан с юга был ограничен высокими горами Гиндукуш. В ходе англо-русского соперничества две империи — Россия и Британия — договорились о проведении южной границы России и северной границы Афганистана по реке Амударье. В течение десятилетий граница стала привычной. Так что южный Афганистан с его пуштунскими племенами в вышеприведенных проектах — это довесок к собственно настоящей исторической Центральной Азии. Заметим, что пуштуны составляют значительную часть и населения Пакистана, государства экономически слаборазвитого, но зато имеющего ядерную бомбу. Кстати, из пуштунов вышел маршал Айюбхан, бывший лидером Пакистана. Но создание ситуации, при которой пуштуны объединятся в составе Пакистана, а узбеки и таджики северных провинций Афганистана интегрируются с соответствующими республиками, не предлагается пока что ни одним проектом. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Миллионы людей, проснувшись 9 декабря 1991-го, узнали, что главы трех славянских республик решили ликвидировать сверхдержаву. Возможно ли, что в обозримом будущем мы вдруг обнаружим, что вместо Центральной Азии живем в Большой Центральной Азии либо в Новом Среднем Востоке? Заметим, что проект «Экономический пояс Великого Шелкового пути» не требует таких перемен в осознании региональной принадлежности. В любом случае элиты сделали существенный шаг — они уже не дистанцируются от Афганистана, а в той или иной степени вовлечены в решение афганской проблемы. Но пока еще не выдвинут проект, который по-настоящему объединил бы интересы республик. Как уже сказано, все три проекта выражают интересы только внешних игроков.
Талгат ИСМАГАМБЕТОВ
3.07.2014

Источник — camonitor.com

Большие игры в Азии

Сегодня Турция, сфокусировавшая свое внимание на президентской гонке, не замечает, с каким интересом на всем земном шаре проводят памятные мероприятия в честь столетия с начала Первой мировой войны. Тем временем совсем рядом с нами группировка ИГИЛ провозгласила «халифат».
При этом она привлекла внимание к двум очень важным моментам: 1) грубо подняв планку цинизма, организация изменила свое название «ИГИЛ» («Исламское государство Ирака и Леванта») на «Исламское государство»; 2) она объявила о «конце системы Сайкса — Пико», существовавшей со времен Первой мировой войны, вплоть до нивелирования сирийско-иракской границы.
Судя по информационным сообщениям на тему «ИГИЛ провозгласила халифат», наши газеты, очевидно, не принимают эту новость всерьез и предпочитают не вдаваться в подробности.
Говоря «подробности», я, конечно же, преувеличиваю. Превращение ИГИЛ в «Исламское государство» на практике подразумевает объявление «джихада» против всех светских элементов Запада, а наряду с ним и Ближнего Востока. А конец системы «Сайкса — Пико» предполагает крах известного нам статус-кво. Особенная ирония заключается в том, что эти события по времени в точности совпадают со столетней годовщиной начала Первой мировой войны.
Круг вновь замкнулся, словно и не было этих 100 лет.
Как в мыльной опере, каждая серия которой завершается надписью «продолжение следует», на Ближнем Востоке не прекращается инструментализация мазхабных войн и ислама под управлением крупных сил.
«Ислам — главный элемент политического ландшафта»
Одним из наиболее подробных и информативных трудов о Ближнем Востоке и Первой мировой войне можно назвать книгу под названием «Мир, положивший конец миру. Как создавался современный Ближний Восток?». Как отмечает ее автор Дэвид Фромкин, европейские политики в период Первой мировой войны осознали, что ислам и его доминирование в регионе являются основным элементом политического ландшафта. Эта мысль раскрывается с помощью понятия «Большой игры». Далее Фромкин продолжает: «В действительности они (крупные силы) после войны определили рамки ближневосточного урегулирования с учетом данного факта. Но (несмотря на это) европейские политики того времени очень плохо понимали ислам. Они верили, что исламская оппозиция, выступающая против политики модернизации и европеизации, исчезает. Если бы они могли видеть вторую половину XX века, они бы очень удивились всплеску ваххабитского мазхаба в Саудовской Аравии, накалу религиозного фанатизма в охваченном войной Афганистане, жизнеспособности „Братьев-мусульман» в Египте, Сирии и во всем суннитском мире, а также буре, поднятой Хомейни в шиитском Иране…»
Поскольку свою книгу Фромкин написал в конце 1980-х годов, в числе радикальных групп он, естественно, не называл ни «Аль-Каиду», занявшую свое место в мире после «11 сентября», ни «ИГИЛ», которая сегодня хочет называться «Исламским государством».
Если автор пересмотрит свою работу сегодня, он, наверняка, поставит их в самое начало списка…
Нет «ощущения законности»
Если объяснять кратко, то Фромкин отмечает, что империалистические силы исходили из предположения о том, что все на Ближнем Востоке — это «религия», и выстраивали войны за передел с явной опорой на эту «гипотезу». Но, очень мало понимая ислам, арабов и местный народ, они впали в колоссальное заблуждение и столкнулись с множеством противоречий.
С одной стороны, крупные силы продолжают регулярно использовать региональных игроков для реализации своих целей, с другой — они уверены, что исламская оппозиция, которая выступала бы против их политики модернизации и европеизации, исчезает, и в этом отношении создают не имеющие никаких предпосылок хаотичные конструкции (государства).
«На Ближнем Востоке нет „ощущения законности», согласованности в правилах игры. И у тех единиц, которые называют себя „государством», в каких бы границах это ни происходило, а также тех, кто объявляет себя на этих территориях правителем, отсутствует единое представление о легитимности», — отмечает Фромкин. В конечном итоге он приходит в своей работе к следующему выводу: «В этой связи преемники османских султанов не могут усидеть на своих местах вечно».
Так, «современный Ближний Восток» полностью возник на Западе — когда сформированные Западом кусочки XX века были вмонтированы в нашем регионе в инфраструктуру VII века.
«Сайкс — Пико» — семя новых войн
Все это представляет традиционный подход Запада к Ближнему Востоку, не менявшийся со времен соглашения «Сайкса — Пико», которое уже в момент подписания в ходе Первой мировой войны приобрело репутацию «договора, призванного превратить Ближний Восток в центр репродукции будущих войн».
Силы, которые в конце Первой мировой войны словно линейкой в своих руках начертили границы «государств-наций» (в западном смысле этого слова), в начале XXI века снова вошли в регион, только на этот раз с блистательной западной идеей «демократизации».
Но в результате оттуда, куда они обещали «принести демократию», фонтаном выбилась ИГИЛ! И первым делом, за которое она незамедлительно взялась, стало разворачивание борьбы против «Сайкса — Пико». Ни в одном уголке мира Первая мировая война так не «актуальна», как в нашем регионе: именно здесь календарь может внезапно показать «1914». Оригинал публикации: IŞİD ve ‘Büyük Oyun’ Опубликовано: 01/07/2014 («Cumhuriyet», Турция) Нильгюн Джеррахоглу (Nilgün Cerrahoğlu)

 

Источник — inosmi.ru

Радикальный Ислам ползет по Киргизии

Если совершить небольшой экскурс назад в историю распада СССР ещё раз понимаешь, что она действительно стала эпохой не только крушения одной из сильнейших империй в мире, но и началом точки отсчёта становления появившихся на её руинах новых суверенных государств.

Как показало время, за эти 20 с небольшим лет каждая из этих вновь появившихся на карте планеты независимых республик сумела занять свою определённую нишу в системе мировой цивилизации. На протяжении этих лет мы с Вами были и остаёмся свидетелями становления и суверенного Кыргызстана. Несмотря на пережитые за эти годы многочисленные политические потрясения и межнациональные конфликты, Кыргызстан был и остаётся для нас главным союзником и надёжным партнёром в центрально-азиатском регионе. Глубоко и крепко связаны мы с этой прекрасной страной с её многоликой историей и культурой, с её добродушным и гостеприимным народом, с её широкими распростёртыми долинами и реками, с её величественными вершинами Ала-Тоо и, конечно же, с её Иссык-Кулем – неповторимой жемчужиной Центральной Азии. Убеждён, что многие из нас, живущие на просторах Содружества Независимых Государств, не менее чем сами кыргызы, трепетно болеют за эту республику, изо дня в день моля Всевышнего дать Мира, Спокойствия и Процветания Великой Кыргызской Земле. Однако, к сожалению, сегодня в Кыргызстане есть ещё силы, которые препятствуют реализации интеграционных проектов в стране, затрагивающих практически все сферы жизнедеятельности государства и общества. Хронический дефицит госбюджета, массовая безработица, высокий уровень коррупции, рост преступности и другие социальные проблемы также создают у населения Кыргызстана патологическую убеждённость в отсутствии у действующей в республике вертикали власти способности в положительном решении обозначенных проблем. Однозначно, что именно эти обстоятельства являются одной из основных причин устойчивого роста в кыргызском обществе (прежде всего, в его маргинальных слоях) симпатий к импортируемым извне культурам, в том числе различным религиозным идеологиям и догмам, которые позволяют, как кажется простому рядовому гражданину республики, «заполнить образовавшийся у него духовный вакуум, почувствовать свою нужность кому-то». Одним из таких «добровольных целителей народа» сегодня в Кыргызстане выступает небезызвестная в мире религиозно-миссионерская организация «Таблиги Джамаат», превратившая территорию республики в крупнейший в Центральной Азии форпост защиты интересов общины и основной плацдарм продвижения своей деструктивной идеологии в направлении и других стран постсоветского пространства. Реальность исходящей от «Таблиги Джамаат» угрозы наконец поняли практически все страны Содружества, на заре своего становления «окованные» навязанными западными кругами псевдодемократическими нормами, решительно и бесповоротно запретив деятельность этой клерикальной организации на территории своих суверенных государств. Но, кроме Кыргызстана!

Только в Кыргызстане сегодня члены «Таблиги Джамаат» продолжают осуществлять свою деятельность свободно и открыто, привлекая в свои ряды новых адептов, тем самым способствуя росту и без того многочисленных в кыргызском обществе социальных противоречий. На фоне бесконечно продолжающейся между региональными кланами борьбы за власть в стране «Таблиги Джамаат» даже сумела создать за эти годы широко разветвлённую в республике организационную структуру с чёткой стратегией, программой и алгоритмом действий. Например, в стране на вполне легальной основе функционируют т.н. машфары – советы республиканского, областного и районного уровней, куда входят граждане независимо от возраста, уровня религиозного образования и социального статуса. Цель машфары – обсуждение и выработка новых механизмов и тактики дальнейшего распространения идеологии таблигизма среди населения.

Республиканский совет с участием делегатов из всех областей ежемесячно собирается в мечетях Бишкека и Кара-Балты. В работе совета может принять участие и высказать свое мнение любой священнослужитель или же рядовой мусульманин. Приглашаются также представители местного самоуправления и правоохранительных органов. Главным критерием для членства в организации является опыт и способность осуществления проповеднической работы, умение влиять на широкие массы. Перечисленные выше факторы вероятно и являются основным следствием того, что в настоящее время в системе государственных и законодательных органов республики сформировались устойчивые группы, лоббирующие интересы «Таблиги Джамаат» практически на всех уровнях вертикали власти, в т.ч. путём продвижения сторонников общины на влиятельные общественно-политические должности. Об этом, например, красноречиво свидетельствует факт безоговорочного утверждения 4 марта т.г. на внеочередном курултае мусульман Кыргызстана выдвинутой в единственном лице кандидатуры Максатбека Токтомушева на должность Верховного муфтия республики. При этом задумываешься, почему в стране, где в последние годы наблюдается массовая эйфория исламизации населения, не нашлось ни одного достойного оппонента М.Токтомышеву? Констатируя данный факт в качестве очередной знаковой победы интересов «Таблиги Джамаат» в Центральной Азии, можно однозначно утверждать, что вновь появившиеся полномочия лидер кыргызских таблиговцев наверняка использует для придания новой волны импульса активизации деятельности «родной» для него общины не только в Кыргызстане, но и на постсоветском пространстве в целом.

В этой связи нельзя не обратить внимания на «крик души» известного кыргызского теолога, руководителя аналитического центра «Религия, право и политика» Кадыра Маликова по поводу избрания нового главы ДУМ Кыргызстана: – «Курултай мусульман прошел как заседание ЦК компартии: все «За», хвалебные речи, реверансы, счастливые улыбки. Не было конкурентности на пост муфтия. Все было уже прописано, назначено и разыграно до курултая. Проведение последнего просто спектакль!». Кыргызский эксперт также считает, что «в Совет улемов попали те, кого назначили заранее – не было прозрачности. В Совет прошли свои люди. По принадлежности к определенным группам, джамаатам, преданности. Это ли независимый Совет улемов? Где важна преданность джамаату или группе или личности, чем стране и народу?». При таком раскладе ситуации невольно возникает однозначное предположение о том, что и вновь избранный на курултае мусульман Кыргызстана председатель Совета улемов Абдушукур Нарматов может иметь отношение к «Таблиги Джамаат». Это при том, что согласно дополнительно внесённым изменениям в устав ДУМ Кыргызстана глава «Аалымдар кенеши» (Совет улемов) теперь будет иметь ещё более широкие полномочия по оказанию влияния как на принимаемые на всех уровнях системы ДУМ КР решения (в т.ч. по кадровой политике), так и на религиозную ситуацию в республике в целом.

Не могут не вызывать обеспокоенности следующие прогнозные оценки К.Маликова по поводу возможности дальнейшей эскалации противостояния в кыргызском обществе на межклановой и религиозной почве: – «В Духовном управлении (имеется ввиду, мусульман Кыргызстана – прим.автора) есть региональный фактор и разделение на группировки и джамааты. В общем, заложен опасный конфликтный потенциал между самими мусульманами!». Примечательно также утверждение на страницах социальной сети другого кыргызского эксперта Э.Отунбаева:

«В 2009 году Совет безопасности Киргизии рекомендовал Верховному суду республики рассмотреть вопрос о запрете на территории Киргизии религиозной организации “Таблиги Джамаат”. В Совбезе считают, что данная организация опасна и несет угрозу национальной безопасности. Усилия по запрету работы организации в стране на своем пути сталкиваются с существенными препятствиями, прежде всего со стороны Духовного управления мусульман Кыргызстана, которое всячески потворствует и защищает “Таблиги Джамаат”. Пользуясь подобным патронажем и чувствуя себя благоприятно в сложившейся ситуации, движение все более расширяет сферу своего влияния. Более того, “Таблиги Джамаат”, находясь в столь благоприятствующей для его деятельности среде, начал применять методы самозащиты, используя судебно-правовые институты. К примеру, 6 декабря 2013 года Первомайский районный суд Бишкека провел очередное заседание по иску представителей “Таблиги Джамаат” на журналиста местной газеты “Алиби”. Причиной судебного иска стала статья, в которой миссионеры “Таблиги Джамаат” разоблачены в качестве распространителей экстремистской идеологии и вербовщиков террористических организаций, которыми, по сути, и являются. Участвовавший в суде представитель ДУМК выступил в поддержку иска членов «Таблиги Джамаат». Не может не обращать на себя внимание и то, что в числе влиятельных лоббистов интересов «Таблиги Джамаат» в Кыргызстане открыто называются имена Абдураззока Саксонбоева и ряда других авторитетных депутатов Жогорку Кенеше Кыргызстана. Какую оценку можно дать заявлению ранее стоявшего на страже национальной безопасности Кыргызстана О.Молдалиева, ныне главы Госкомиссии по делам религий КР, о том, что «со стороны государства (т.е. Кыргызстана – прим.автора) в отношении «Таблиги Джамаат» должен сохраняться либеральный подход и власти не должны предпринимать жёстких мер в отношении активистов и сторонников этого направления, так как проповедники «Таблиги Джамаат» ведут работу по перевоспитанию алкоголиков, наркоманов, лиц без определённого места жительства и т.п.»?

Никак не совместимы со здравым смыслом факты массового привлечения в ряды таблиговцев действующих военнослужащих из пограничных войск Кыргызстана, на некоторых погранзаставах которого отдельные должностные лица развернули широкомасштабную работу с личным составом по привитию своим подчинённым религиозных взглядов. В свою очередь это поддерживается Духовным управлением мусульман республики. Наряду с этим, пребывающие на юге Кыргызстана группы таблиговцев свободно посещают расположение отдельных погранзастав Алабукинского, Джалалабадского, Ошского, Хайдаркенского и Баткенского ПОГО, где военнослужащих призывают соблюдать каноны Ислама и присоединиться к ним для осуществления «дааватов» среди местного населения. И это при том, что на Кыргызстан, с учётом его полноправного членства в ОДКБ и ШОС, мы возлагаем надежду как на одного из главных гарантов обеспечения безопасности южных рубежей Содружества на фоне прогнозируемого прихода к власти в Афганистане печально известного Движения «Талибан», стратегия которого основана исключительно на ультрарадикальных религиозных догмах.

Очевидно, что нам есть о чём задуматься относительно сущности «Таблиги Джамаат», деятельность которого в Кыргызстане на сегодня напоминает образ вольно парящего на вершинах Ала-Тоо гордого орла!

Однозначно, что если в ближайшее время власть в Кыргызстане не примет волевого решения по поводу «Таблиги Джамаат», этот «гордый орёл» начнёт искать себе очередную жертву и на других просторах нашего Содружества. Прецеденты этому уже есть. Например, по словам того же Э.Отунбаева, «недавно спецслужбам РФ удалось разоблачить крупную ячейку «Таблиги Джамаат» в Новосибирской области. В ходе операции задержаны 19 членов общины, 18 из которых являются выходцами из Кыргызстана и один гражданин Таджикистана. При этом изъято 503 экземпляра религиозной литературы, 7 компьютеров, 59 компакт-дисков, 25 мобильных телефонов, 4 тетради с отчетами о проделанной работе. Как выяснилось позже, лидеры ячейки проходили обучение в религиозных центрах «Таблиги Джамаата» в Пакистане». Компетентные органы отмечают о наличии у кыргызских таблиговцев тесной связи со своими единомышленниками и из других регионов России, а также Казахстана, Таджикистана и Узбекистана.

Некоторых читателей наверняка интересует вопрос: – «Каким же образом люди оказываются в рядах «Таблиги Джамаат» и в чём заключается «пресловутая» угроза его идеологии на систему государственности и общества той или иной страны?». Прежде чем ответить на этот вопрос, хотел бы чётко обозначить, что религия Ислам, безусловно, играет существенную роль в становлении, воспитании и духовном развитии молодого поколения, формировании у них таких высоких материй как порядочность, терпимость и гуманное отношение к окружающему их миру. Именно понимая это, а также в силу исторических и ментальных особенностей уклада жизни в Кыргызстане многие родители предпочитают отдавать своих детей в местные медресе. Наиболее способные слушатели, по рекомендации своих духовных наставников (как правило, большинство из них являются приверженцами таблигизма – прим.автора), в дальнейшем направляются в подконтрольные «Таблиги Джамаат» учебные центры (марказы) Пакистана, Индии, Бангладеша и других зарубежных государств. Да, следует признать, что многие преподаватели этих марказов обладают достаточно глубокими религиозными знаниями, чётко и обоснованно апеллируя в своих лекциях положениями Корана и Хадисов пророка Мухаммеда об истинной сущности и предназначения Ислама для духовного развития мусульманина. Да, может действительно эти устазы не призывают своих подопечных к открытому противостоянию с властями стран, откуда они прибыли на учёбу, подчёркивая при этом, что в распространении религии наиболее приемлем либеральный подход. Да, действительно, духовные наставники могут демонстративно осуждать действия различных исламских фундаменталистов, что, в свою очередь, дополнительно способствует осознанию учениками факта отсутствия какой-либо взаимосвязи между «Таблиги Джамаат» с другими религиозно-экстремистскими организациями, а также правильности принятого ими решения о получении религиозных знаний именно в зарубежных таблиг-центрах. Но, суть этой проблемы заключается именно в том, что основное содержание всей учебной программы таких марказов направлена на формирование у учащегося мнения о неоспоримости и однозначности места Ислама в жизни каждого мусульманина. Тем самым, по независящим и неосознаваемым самим слушателем обстоятельствам, у него постепенно складывается твёрдое убеждение об ошибочности ведения светского образа жизни и важности полного посвящения своей дальнейшей судьбы служению во имя Аллаха. Конечно же, бесспорно, что каждый человек вправе самостоятельно определять для себя «как и во имя каких ценностей ему жить в этом бренном мире». Однако, в сознании такого человека одновременно формируется неприязненное отношение также и к окружению, не разделяющему его религиозных взглядов, что в итоге приводит к возникновению конфликтного потенциала. То есть, после возращения с учёбы на родину он, убеждённый в своей правоте и своих религиозных убеждениях, непроизвольно начинает «учить» своё окружение «как надо правильно жить». Как правило, проведение таких «занятий воздействия» он начинает со своего близкого окружения (родители, братья, сёстры, друзья и т.д.), которое, в свою очередь, зачастую выражает своё несогласие с его доводами и требованиями. При этом они нередко пытаются убедить его вернуться к обыденной светской жизни, что вызывает у таблиговца ещё большее отторжение от родных ему лиц. Разочаровавшись в отсутствии понимания среди своих близких, на следующем этапе он начинает искать понимающих его людей «на улице», где и существует наибольшая вероятность попадания его под влияние вездесущих исламских радикалов. То есть, состояние такого человека становится непредсказуемым и легко управляемым со стороны (видимо, в своё время В.Ленин не зря «поучал» своих соратников по «диктатуре пролетариата» о том, что «религия – это опиум для народа»). Это и нужно экстремистам и террористам для реализации своих амбициозных планов, которые при этом искусно манипулируют, прежде всего, фактором непоколебимой верности своей «жертвы» к Аллаху.

Можно уверенно сказать,, что именно таким образом многие таблиговцы неосознанно оказываются в рядах международных экстремистских и террористических структур, тем самым представляя потенциальную угрозу не только своим близким и друзьям, но и обществу и государству, которая их вырастила. Поэтому для нас всех неимоверно важно, чтобы Кыргызстан также присоединился к антитаблиговскому движению, приняв исчерпывающие меры по запрещению деструктивной деятельности этой общины в своей стране, откуда на сегодня она и берёт своё начало, безудержно распространяясь как раковая опухоль в организме молодых и неокрепших суверенных республик, здоровье которых и так измучено бесконечной войной геополитических интересов в Центральной Азии «владык мира сего». Наверное нет смысла ещё раз обозначать бесценность для общества и государства судьбы каждого своего гражданина, тем более если он твой сын и его жизнь только начинается.  Ведь именно от наших детей зависит будущее наших стран. Именно они примут от нас эстафету государственности наших независимых республик для придания ей мощи и дальнейшего процветания, чтобы жилось ещё лучше нашим следующим потомкам. Поэтому нам так важно, чтобы независимый Кыргызстан со временем не превратился в центрально-азиатскую столицу новоявленных экстремистов и террористов. Нам не нужно, чтобы эту суверенную республику продолжали потрясать всякого рода «цветные революции», которые, если кыргызские власти не примут адекватных мер, в скором времени будут иметь не только кланово-политический характер, но и отчётливую религиозно-радикальную платформу. Ради этого ли мы боремся сегодня за светлое будущее своих детей, за будущее своего суверенного государства, в котором мы живём сегодня?6

Геноцид и события в Карабахе в произведениях Самеда Сардариния

СУБХАН АЛЕКПЕР оглу ТАЛЫБЛЫ

Институт Востоковедения

им. академика З.М. Буньядова

НАНАзербайджана

доктор философии по истории

subhantalibli@gmail.com

         Известный ученый историк южного Азербайджана Самед Сардариния родился в Табризе в 1940 году. Сначала он окончил исторический, а потом юридический факультет Табризкого университета. Такие его произведения как, «Багырхан Саларе-милли», Табриз в табачном восстании», «История Азербайджанского театра», «Али Мусйо», «Табризский университет», «История театра и публикаций Азербайджана», «Табриз невидемый центр», «Ириван был городом, где проживали мусульмане», «Табриз город начал», «Известные Азербайджанцы» (2 тома), «Молла Несреддин в Табризе», «Геноцид мусульман по обе стороны Араза» очень ценны для нашей историографии и важны с научно-политической точки зрения. Основоположником печатающегося с 1979 года в Тегеране журнала «Варлыг»  и одним из тех, кто активно публиковался на его страницах, был Самед Сардариния. Самеду Сарадариния за заслуги в области исторических наук по указу ученого совета университета «Азербайджан», в Баку в 2002 году было дано научное звание «Почетного Доктора».

Геноцид Азербайджанских тюрков армянскими дашнаками, захватническая война, конфликт в нагорном Карабахе продолжается уже 25 лет. Направленный против Азербайджанской Республики и его народа этот кровавый, захватнический процесс наравне со вниманием прогрессивных сил мира, не избежал внимания общественности на каждой из двух сторон Араза, в особенности наших южных соотечественников. Многие интеллектуалы, владеющие пером в Южном Азербайджане, в своих произведениях повышают свой голос справедливости против преступлений, проделанных армянами в Карабахе, пытаются привлечь внимание Иранской и мировой общественности к этой большой несправедливости нашего времени.

Так в печатающихся газетах и журналах, на страничках интернета, а также в книгах и исследованиях отдельных авторов в Тегеране, Табризе, Урмии, Мияне и других городах, события происшедшие в Нагорном Карабахе с объективной точки зрения с большим горением к Родине,  нации преувеличиваются и представляются читателю.    В статьях напечатанных на страницах таких журналов, как «Варлыг», «Дильмадж», «Харай», «Дорога», «Ойренджи», «Мост», «Голос Азербайджана», «Трибуна», «Азери-Тюрк Интернешнл», «Азербайджан» представлено объективное отношение к прошедшим и продолжающимся до сих пор событиям, а также раскрыты имеющие большое значение с научной и политической точек зрения истины связанные с историей Карабаха.

Эффектные статьи, опубликованные на страницах периодически печатающейся прессы  и в отдельных  книгах таких Южно Азербайджанских авторов как, Исмаил Гади, Маничохур Азизи, Тохид Маликзаде, Джамал Айрумлу,  Алирза Ардабили, Гасан Рашиди, Беюк Расулоглу, Машаллах Разми, Самед Никнам, Сельдждук Камал и Гасан Азербайджании наряду с отражением их справедливой позиции, дают возможность сказать об их честном и справедливом отношении к прошедшим событиям.

Одной из важных тем привлекающих внимание в исследованиях доктора Самеда  Сардариния являются вопросы претензий, возникающие  время от времени у армянских дашнаков по отношению к Азербайджанским землям, проливание крови местного тюркского населения, методами насилия и поддержкой чужих сил превращение их в беженцев своих родимых мест, становление владельцами их имущества и богатства. В ряду ценных произведений Самеда Сардариния стоят «Ириван был городом, где проживали мусульмане», «Геноцид, проделанный армянами на каждой из двух сторон Араза», а произведение под названием «Карабах в прошедших днях истории», опубликованное и написанное в последние годы жизни ученого самая весомая его работа. В переведенной с фарсидского языка на наш родной язык и ждущей своей печати книге «Ириван был городом, где проживали мусульмане», в главе под названием «Опровержение прошлой, средневековой и новой истории Карабаха» автор на основании документов и надежных источников в широком масштабе прокомментировал историческую принадлежность этого города тюркам, деятельность в науке и культуре Азербайджана Ириванских научных и религиозных деятелей тюркского происхождения. Род и члены семей таких известных научных деятелей как, открывший в Ириване первую современную школу Мирза Гасан Рушдия, великий педагог Джаббар Бахчабан, Джжафар а Рашиди, Гаджи Гасан Иривани, Мирза Абдулла Иривани, Магамед Надим, Ибрагим Мунсирзаде, Гаджи Мирза Али, Мирза Абдулкерим Иривани, а также религиозных деятелей как Сеид Али Иривани, Сеид Мехет Иривани, Мирза Абдул Гусейн ага Иривани, аятулла Сеид Магамед Гади Иривани, аятулла Магамед Иривани, Гаджи Мирза Гусейн Ага Иривани  были жителями города Ириван. Из исследований автора становится известным, что до начала ХХ века поблизости Иривана было 211 тюркских деревень, в самом городе было 7 мечетей, несколько активно действующих школ. В конце ХIХ века с образованием партии «Дашнактютюн», и в результате всесторонней поддержки армян из-за рубежа были проведены широкомасштабные акты насилия и кровавые операции против местного  тюркского населения. В результате тюрки аборегены были вынуждены покинуть свои родные очаги. (3) Автор, в своем произведении основываясь на статической информации напечатанной в 1904 году в Каирской газете «Хикмет» показывает, что самой большой этнической группой на Кавказе были мусульмане. Их количество достигло 3 мил. 208 тыс. 175 человек. Из них 352 тыс. 351 человек проживали в области Иривана. С. Сардариния в своем произведении «Геноцид мусульман на каждой из двух сторона Араза» (1) в более широком плане исследует и разбирает геноцид – акт этнической чистки Азербайджанских тюрков, сотворенный армянами. Автор в рассматриваемом нами исследовательском произведении показывает, что на каждом из двух берегов Араза (южном и северном) геноцид против тюрков начался в одно время — в феврале 1918 года, но в отличи  от севера в Южном Азербайджане продолжался до осени 1918 года.

На северной стороне Араза акт геноцида против тюрков был проведен под руководством большевиков, а в западной части Южного Азербайджана эти преступления были совершены под руководством объединений  и союзов армян – айсор, христианских миссионеров, руками руководящих лиц консульств и фирм зарубежных стран. После октябрьского переворота 1917 года расположившаяся в рассматриваемой нами области Южного Азербайджана 8000 армия белогвардейцев и оказанная ими местным армянам военная помощь закончилось убийством около 200 тысяч тюрков, мародерством домов и магазинов, актами насилия, дикого обращения с мирными жителями в Урмии, Сулдузе, Хойе, Салмасе и в других жилых пунктах. (2) Все вопросы, связанные с геноцидом, в том числе убийством азербайджанцев со стороны армян составляет основную линию рассматриваемого нами произведения. Призведения С. Сардариния с точки зрения изучения проблемы геноцида проделанного армянами в Южном Азербайджане и донесении его до мировой общественности являются незаменимым источником. В этом источнике автором широко исследуется, и разбирается несбывшаяся мечта армянских дашнаков и их зарубежных вдохновителей направленная против Азербайджанских тюрков о  территориальных претензиях «от моря до моря».

Опубликованная в последние годы жизни известного Южно Азербайджанского историка Самеда Сардариния книга под названием «В ходе карабахской истории»  занимает важное место в научном представлении истории Карабаха и прошедших в ходе этой истории в этой области событий. Это весомое произведение, написанное в объеме 500 страниц и основанное на неоспоримых фактах фарсидских, арабских, русских и европейских источников в нынешний период продолжения армянской агрессии против наших земель является очень актуальным и ценным источником. Несмотря на то, что каждая из 30 глав представленных в книге является отдельной темой исследования, автор своей исследовательской способностью и мастерством связал их друг с другом, и в итоге общественности было представлено ценное произведение, посвященное истории Карабаха. При уделении внимания некоторым главам произведения становится очевидным то, что оно написано ученым, обладающим богатыми знаниями и широким научным диапазоном.

В произведении, где широко затронуты такие темы, как «Где это Карабах?», «Нагорный Карабах», «Аран является одной из областей Азербайджана», «Карабах до ислама», «Карабах после Ислама», «Местное правительство в Карабахе» и др., документами и историческими источниками доказывается то, что эта область исторически является Азербайджанской территорией. (4) В рассматриваемой нами книге наряду с комментированием социально-экономической обстановки Азербайджана в годы правления шаддаидов, сельджуков, монголов, эльханеидов, каракоюнлулар, аккоюнлулар, сефевидов, авшаров, гаджаров, также широко рассказывается об агрессии и геноциде проделанном армянами время от времени против Карабаха в исторический период разделения Азербайджана на две части — Туркменчайский договор (1828 г.).

В добавок к представленному выше нужно отметить, что  С. Сардариния перевел на фарсидский язык и опубликовал в Табризе  книгу Зияддина Султанова «Дневник Карабаха» под названием «Карабахская война» (4, 78). Таким образом, ознакомив иранскую общественность в деталях с событиями в Нагорном Карабахе, и в тоже время оказал важную услугу в донесении до читателя Карабахской истины.

Было бы очень хорошо, если бы книги этого большого ученого историка Южного Азербайджана были бы переведены на наш родной язык, а также другие языки мира. Эта работа стала бы заботливым  вкладом и данью уважения  научному следу С. Сардариния.

 

Список использованной литературы

  1. Sərdariniya. Qətleame mosəlmanan dər do suye Ərəs. Təbriz, nəşre “Əxtər”, 1383, 211 s.
  2. S. Sərdariniya. Arazın hər iki tayında müsəlmanların soyqırımı. Bakı, “Elm”, 2006, 120 s.
  3. S. Sərdariniya. İrəvan yek velayeti mosəlmanneşin bud. Tehran, enteşarate “Zufa”, 1379, 247 s.
  4. S. Sərdariniya. Qarabağ dər qozərgahe tarix. Təbriz, “Nedaye Şəms”, 2006, 550 s.