Резня азербайджанцев в Баку в марте 1918 года армянами-дашнаками и большевиками

  • Севиндж Алиева

доктор философии по истории,

ведущий научный сотрудник  

Института Истории Национальной

Академии наук Азербайджана

24 – 29 марта 1918 года побережье Каспийского моря от Баку до Петровска  (Махачкала) было захвачено большевиками во главе с временным чрезвычайным комиссаром по делам Кавказа С.Шаумяном. Установление в Баку власти большевиков, затем — поддерживаемого англичанами правительства Центрокаспия и состоявшему при нем генералу Л.Бичерахову (в городе высадились английские войска), сопровождалось всевозможными насилиями над местным мусульманским населением [4, л.1, 1об; 8; 9; 10].

Надо отметить, что проходящий с Кавказского фронта через Иран отряд войскового старшины Шкуро находился под влиянием экстремистски настроенных дашнаков, которые устроили резню мусульман в Дербенте и Южном Дагестане. В Баку между тем собралось около 8000 вооруженных армян–солдат, вернувшихся с войны [5, с.114]. По воспоминаниям современника тех событий Б. Байкова, «В течение 4 дней в городе был буквально ад… «дашнакцакане» повели наступление на татарские позиции; к ним примкнули и армяне–солдаты, томившиеся уже несколько месяцев в городе и не имевшие возможности, по указанным выше причинам, добраться к себе домой… большевистско–татарское столкновение начинало приобретать характер национального столкновения, причем против татар, кроме большевиков, выступали все большие массы армян. Огонь судовой артиллерии становился все сильнее и разрушительнее; артиллерия большевиков била на выбор; один за другим сносились здания, особенно дорогие в глазах мусульман: большая мечеть Джума, дом мусульманского благотворительного общества, редакция и типография стариннейшей газеты «Каспий» (татарофильской, но выходившей на русском языке), дома богачей татар. Начались пожары. Положение татар все ухудшалось, и, наконец, они дрогнули: начался массовой исход татар из города в окрестности. Несчастное население татарских частей города, бросая имущество на произвол судьбы, спешило уйти из-под убийственного огня артиллерии и пулеметов и скрыться где-нибудь в окрестностях» [5, с.121].

Между тем горцы отрезали большевикам путь на хлебные районы Северного Кавказа: Кубань и Ставрополье, «так как весь Дагестан был не только определенно настроен против большевиков за их жестокость в отношении мусульман, но из Дагестана доходили тревожные сведения, что оттуда угрожает большевикам первый удар» [5, 126].

Часть большевиков, разогнанных имамом Н.Гоцинским, бежала на пароходах в Астрахань, часть по железной дороге в Баку. Там располагался штаб и остатки Туземной дивизии. Они грузились на пароход «Эвелина», отправляющийся на Северный Кавказ. Совнарком под флагом «мусульманской угрозы» произвел переворот, собрал красные части из Дагестана, жаждущие отомстить за свое поражение, привлек полк армянского ополчения Т.Амирова, возвращавшийся через Баку из Ирана, сагитировал канонерки Каспийской флотилии с проэссеровскими экипажами, поднял на нефтепромыслах «красную гвардию», и др. Сначала напали на Туземную дивизию. Затем война пошла по мусульманским кварталам. Их бомбил аэроплан, обстреливала морская артиллерия. Началась резня мирного азербайджанского населения.

Имам Н.Гоцинский не остался в стороне, когда к нему обратились за помощью и из Баку. В Дагестане известие о кровавых событиях, во время которых большевики, объединившиеся с армянскими дашнакскими отрядами, уничтожали мирное азербайджанское население, вызвало бурную реакцию. Впоследствии председатель Совета министров Азербайджанской республики Ф.Х.Хойский в парламенте АДР вспоминал: «Беззащитные азербайджанцы спасались от поголовной резни бегством… в горы Дагестана…» [2]. По данным Азербайджанского правительства, в Баку, Шемахе и Губинском уезде было убито сотни тысяч азербайджанцев, а также представители северокавказских народностей, например, лезгины Губинского уезда. В докладе члена Чрезвычайной Следственной Комиссии Новацкого Председателю той же Комиссии о разгроме города Губы и селений Губинского уезда отмечалось: «Установлено, что, в общем, отряд Амазаспа сжег и разгромил в Кубинском уезде 122 мусульманских селения, как то: Дивичи, Саадан, Чархане, Дарязерост, Заглыджан, Алиханлы, Эйнбулаг, Араб Аль-Мамед, Агасыбеклы, Келаны, Заглыджан и др… Разгромом домов, строений, общественных зданий и расхищением движимого имущества и скота отряд Амазаспа причинил жителям названных селений на 58.121,059 руб. убытков» [11, 182-187]. Амазасп говорил губинцам: «Я герой армянского народа и защитник его интересов. Я прислан сюда (в Кубу) с карательным отрядом… Я прислан не для водворения подрядка и установления советской власти… мне приказано было уничтожить всех мусульман от берегов моря (Каспийского) до Шах Дага (гора в Дагестане)  и жилища ваши сравнять с землей, как это было сделано в Ширване (Шемахе)…» [12, c.124].

Азербайджанские миллионеры З.Тагиев, М.Нагиев, Ш.Асадуллаев направили телеграммы ко всем мусульманам: «Братьям-мусульманам! Армяне режут мусульман! К дашнакам присоединились большевики! Спасайте братьев мусульман!». В Дагестане состоялось заседание Дагестанского Национального Комитета под председательством Данияла Апашева, зачитавшего телеграмму. Имам Дагестана и Северного Кавказа Н.Гоцинский заявил: «Проблемы азербайджанского народа мы решим булатным кинжалом Базалая». В своем обращении к армянскому национальному совету Н.Гоцинский угрожал армянам расправой: «После моего скорого приезда в Баку я надеюсь убедиться в том, от кого погибли невинные женщины и дети – от большевиков или от дашнаков соответствующее наказание будет очень жестокое… Относительно вашего существования на Кавказе вы должны были знать давно и в будущем вам придется жить только с мусульманами». В Темир-Хан-Шуру за помощью прибыла азербайджанская делегация. На собрании в областном исполкоме присутствовали также видные духовные и общественные деятели Северного Кавказа. Среди них были – председатель, военный врач Темир-Булат Баммат, глава «Джамиат уль-Исламие» кадий Агарахим-Кади, комиссар-шариатист Таджуддин Кади, князь Нухбек Тарковский, лидер Чохских беков полковник Карнаилов, инженер Адиль-Гирей Даидбеков, ученый джадидист Абусуфьян Акаев, социалисты – Дахадаев, Коркмасов, А.Тахо-Годи, Хизроеви др. Все сочувствовали азербайджанцам и требовали оказать помощь братьям-мусульманам. Против выступили социалисты Коркмасов, Дахадаев и Хизроев, которые требовали не вмешиваться в закавказские дела, а идти выручать пастухов, увязших с отарами в районе Кизляра. Исполком поручил Коркмасову вызволение пастухов с баранами и принял решение: «Выступить всему Дагестану против Баку (Бакинской коммуны) и биться до единого человека… Воевать с большевиками и освободить своих братьев-мусульман от них» [13, c.313].

Уже тогда, когда в Темир-Хан-Шуре обсуждали план помощи азербайджанцам, местные окружные комитеты самостоятельно направили военную помощь в Баку. Первым ополчение направил Ахтынский окружной Милли-комитет при поддержке комиссара Самурского округа: «По случаю Бакинских событий Самурский округ выступает с крепостными орудиями, — телеграфировал окружной комиссар в областной центр, — прошу экстренно указать, когда и куда выступить» [13, c. 313].

По решению областного исполкома на помощь азербайджанцам выступил Дагестанский конный полк под командованием генерала Б.П.Лазарева и полковник Мусалаев. К регулярным частям примкнули мюриды Н.Гоцинского. Перед отбытием дагестанских частей в Баку неожиданно отбыл Махач Дахадаев, предполагалось, что он решил предупредить большевиков о наступлении из Дагестана. По воспоминаниям Б.Байкова, «В это же самое время со стороны Дагестана началось наступление двух Дагестанских конных полков с 3 или 4 орудиями под командой генерала Б.П.Лазарева» [5, с.128].

Итак, в Баку из Дагестана были направлены «2-й Дагестанский полк, одна сотня 1-го полка и исламская милиция, всего около 400 всадников и примерно 100 ополченцев. По дороге к отряду присоединились 100 добровольцев из Дербента и около 600 ополченцев из Самурского  и Кюринского округов» [13, c.314].

Итак, в Азербайджан была направлена помощь по решению Дагестанского облисполкома и Дагестанского национального комитета. По сообщению генерала М.Халилова, надо было помочь Азербайджану в борьбе с большевиками и для этого направить 5 тысяч человек. Различные влиятельные силы Дагестана единодушно выступили в поддержку братьев-азербайджанцев.

Имеются сведения, что Имам Гоцинский, князья Тарковские и Каплановы собрали в конце марта в Хасавюрте съезд представителей сельских обществ для обсуждения вопроса о походе на Баку в помощь единоверным братьям. Имам Н.Гоцинский в своем выступлении заявил, что в Дагестане он «покончил с большевиками, что-то же надо было сделать с ними и в Хасавюрте, но сейчас ему некогда, так как его зовут в Баку на спасение мусульман.… А когда покончим там с врагами Бога и шариата, — вернемся сюда. Если к этому времени хасавюртовские большевики не откажутся от своих намерений, то мы покончим с ними так же, как и в Дагестане». По пути в Азербайджан к отрядам имама Н.Гоцинского присоединились южные кумыки, табасаранцы и лезгины [3, с.119-120; 17, с.71]. В Баку, по указанию А.Тахо-Годи от имени Исполкома на помощь азербайджанцам направился также отряд под командованием полковника М.Джафарова. В его состав вошли Второй Дагестанский конный полк, одна сотня Первого полка, милиция Джамият уль-Исламие, общей численностью строевых всадников 400 человек и милиции около 100 человек [14, c. 106].

В своих воспоминаниях полковник Джафаров писал: «Когда мы прибыли в Хырдалан, к нам со всех сторон начали стекаться Бакинские беженцы. Среди них подавляющее большинство составляли Бакинские купцы, нефтепромышленники и разный другой промысловый и торговый народ. Они рассказывали ужасы про большевиков, резню и насилие, которым они подвергались. Они быстро мне надоели, так что я резко сказал одному из купцов, особенно настойчиво рассказывавшему о насилиях над его имуществом, женой, детьми, родственниками и родственницами, соседями и им самим, почему же он все еще до сих пор живет, а не умер в бою с этими насильниками? Нужно было драться с ними, когда они совершали насилие, а не бежать и плакаться теперь здесь» [14, c.107].

По ходу продвижения дагестанских воинских формирований по направлению к столице Азербайджана, в Губе, Хачмасе и Дивичи к ним примыкали местные национальные военные части. По сообщению полковника М.Джафарова, по дороге из Дербента к ним присоединились 100 добровольцев, а также 600 добровольцев из Самурского и Кюринского округов.  Все они продвигались в поездах по железной дороге и не встретили до Хырдалана никаких препятствий, где к ним присоединились азербайджанские стрелки и добровольцы, а также шахсеваны [14, c.107].

Между тем, отряды имама Н.Гоцинского заняли боевые позиции у станции Хырдалан, находящейся в 10 км от Баку. Здесь к ним присоединились вынужденные отойти за пределы города части Мусульманского корпуса. Итак, два полка дагестанских бойцов численностью около полутора тысяч человек и 1000 человек добровольцев возглавляли полковники М.Джафаров и Д.Мусаев. Общее командование осуществлял русский генерал Лазарев.

7 апреля в ставку командования дагестанских национальных сил прибыла делегация во главе с А.Джапаридзе. Он обратился к дагестанцам с просьбой якобы от имени бакинских мусульман о признании большевистской власти в Баку. Эта миссия успеха не имела. Из доклада П.А.Джапаридзе на чрезвычайном заседании Совета рабочих, солдатских и матросских депутатов Бакинского района о положении на Кавказе от 8 апреля 1918 года следует: «Из Петровска прибыла небольшая сила дагестанцев, которая расположилась около Хырдалан…их около тысячи человек с маленькой артиллерией; к ним пристают группы местных контрреволюционеров». По сообщению комитета революционной обороны Баку от 7 апреля 1918 года, в 12 часов того же дня дагестанские отряды открыли орудийную стрельбу по броневику Исполнительного комитета. Конные и пехотные отряды имама Н.Гоцинского повели наступление в направлении Баладжар и Баку. 7 — 8 апреля у станции Хырдалан произошли ожесточенные бои между отрядами имама Н.Гоцинского и большевиками. 10 апреля 1918 года отряды имама Н.Гоцинского вынуждены были отступить в Дербент [6, c. 89 – 92, 94; 7, 338 – 339, 347 – 348; 15, л.84; 16, с.6]. По воспоминаниям Б.Байкова, «Дагестанцы не дошли до Баку всего 25 — 30 верст. Большевики двинули против них свои лучшие силы (между прочим, матросов) с многочисленной артиллерией. Два орудия у дагестанцев были подбиты, и они начали поспешно отступать» [5, с.128].

Газета «Бакинский рабочий» сообщала следующее: «Ушли дагестанцы из Хурдаланского района, — рассеяны и бывшие с ними банды. Всего организованных дагестанцев было до 1500 чел., не более, но к ним присоединились банды из окрестных селений в несколько тысяч человек. Выясняется, что среди командовавших дагестанцами был некий генерал Лазарев, немало русских офицеров, последние были в роли наводчиков, и, кстати сказать, весьма плохих…» [6, c.96-97]. В газете «Бакинский рабочий» сообщалось, что у дагестанцев было «четыре горных орудия, четыре пулемета (кроме того, около 1000 человек горской милиции). Штаб этого отряда в Самуре. Командует начальник штаба полковник Лазарев. Снарядов для орудия у них 180 штук, патронов 30 000. У милиции горцев по 200 патронов на человека…» [6, c.97-98].

20 апреля после ожесточенных боев отряды князя Магалова вынуждены были оставить Аджикабул и отступить по направлению к Кюрдамиру [1, c.12]. Приход мусульманских отрядов из Северного Кавказа в Баку на помощь азербайджанцам, пострадавшим от дашнакских погромов, имел огромное значение.

Несмотря на драматическую ситуацию в самом Дагестане, горцы посчитали нужным совершить бросок в Баку на помощь братьям-мусульманам. После боев в Азербайджане и отступления в Дагестан героическая борьба с большевиками продолжилась. Однако, лишь с приходом турецких войск Азербайджан и Дагестан оказались спасены от армяно-дашнакского произвола. В Баку установилась власть Правительства АДР, а в Темир-Хан-Шуре – водружен флаг Горской республики.

Список литературы.

  1. Агамалиева Н., Худиев Р. Азербайджанская республика. Страницы политической истории 1918 – 1920 гг. Баку, 1994.
  2. Азербайджан, 10 декабря (27 ноября) 1918, № 56.
  3. Аликберов Г.А. Победа социалистической революции в Дагестане. Махачкала, 1968.
  4. АПДУПАР. Ф. 277. Оп. 2. Д. 79.
  5. Байков Б. Воспоминания о революции в Закавказье (1917-1918 гг.)// Архив Русской революции. Т. 9. Берлин: Слово, 1923.
  6. Борьба за установление и упрочение Советской власти в Дагестане. 1917 – 1921. Сборник документов и материалов. М., 1958.
  7. Большевики в борьбе за победу социалистической революции в Азербайджане. Документы и материалы. 1917 – 1918 гг./ Под ред. З.И. Ибрагимова, М.С. Искендерова. Баку, 1957.
  8. Бюллетени диктатуры Центрокаспия и президиума Временного Исполнительного комитета, 8 августа 1918, № 7.
  9. Бюллетени диктатуры Центрокаспия и президиума Временного Исполнительного комитета, 16 августа 1918, № 14.
  10. Бюллетени диктатуры Центрокаспия и президиума Временного Исполнительного комитета, 7 августа 1918, № 6.
  11. ГААР, ф. 1061, оп. 1, д. 95, л. 5—8// Из кн. История Азербайджана по документам и публикациям/ Под редакцией академика З.М.Буниятова. Баку: Элм, 1990.
  12. Геноцид и депортация азербайджанцев// http://files.preslib.az/site/soyqirim/31mart_ru.pdf
  13. Музаев Т. Союз горцев. Русская революция и народы Северного Кавказа, 1917-март 1918 г. М.: Патрия, 2007.
  14. Полковник Магомед Джафаров: Сборник материалов/ Отв. Ред. Хаджи Мурад Доного. Махачкала: ИД «Эпоха», 2005.
  15. РГАСПИ. Ф.71. Оп.33. Д.1724.
  16. Самурский Н. (Эфендиев). Гражданская война в Дагестане. Махачкала, 1925.
  17. Сулейманов М. Азербайъан ордусу. 1918 – 1920. Бакы, 1998.

В Азербайджане прошел фестиваль «Новруз»

20140320_173015Азербайджане продолжается празднование Новруз.  В вязи с этим впервые в Азербайджане прошел фестиваль “Новруз”. В фестивале принимали участие дипкорпусы Таджикистана, России, Узбекистана, Киргизии, Турции.

20140320_154117

 Фестиваль проходил в старой части города “Ичеришехер”, где и были установлены шатры каждой страны. Гостям были демонстрированы национальные костюмы, традиционный праздничный стол во время Новруза, рукоделия и т.д.20140320_162242

Около каждого шатра собирались очень много людей – фотографировались , пробовали лакомства, знакомились изделиями рукоделия.

Работы местных ремесленников , силачей и канатоходцев, национальные песни и танцы  собирали вокруг себя очень много зрителей.

20140320_152456

На фестивале отдельной концертной программой выступил Российский информационно-культурный центр в Азербайджане. В программе были русские, татарские , аварские народные песни и танцы, джазовые композиции, эстрадные мелодии.

20140320_171838Красочные программы привлекли к старому городу значительно больше людей , чем обычно. Среди гостей можно было увидеть представителей стран Средней Азии,Европы,Ирана…

Новруз получился на славу. С20140320_152342 Новым Годом, с Весной и Обновлением!

 

20140320_17353720140320_155008

Китай пытается оспорить влияние России в Центральной Азии

За прошедшие несколько лет стало совершенно ясно, что у России нет желания ослаблять свою власть по отношению к прежним государствам по советскому блоку. Недавно Украина стала хорошим примером. Несмотря на то, что Москва больше озабочена сохранностью своих западных границ и свои геополитические интересы, она не позабыла и о востоке.
Политический проект президента России Владимира Путина, направленный на втягивание бывших центрально-азиатских государств Советского Союза в объятия Кремля через Таможенный Союз, который является частью большего плана по возрождению России с одной целью — управлять одной пятой частью суши на нашей планете. Начиная с распада Советского Союза в 1991 году, Россия через различные экономические соглашения стремилась восстановить свой контроль над республиками Центральной Азии.
Первым и самым известным проектом стало формирование в конце 1991 года Содружества Независимых Государств (СНГ), которое объединило в себе 12 республик, получивших независимость. Тогда в 1993 году Россия предложила идею создания Экономического Союза, а уже через два года в январе 1995 года Россия подписала соглашение о формировании Евразийского Таможенного Союза с Белоруссией и Казахстаном, к которым позже присоединились Кыргызстан и Таджикистан.
Когда Путин пришел к власти, он хотел укрепить ре-интеграцию на постсоветском пространстве и союз был преобразован в Евразийское Экономическое Сообщество (EЭC). В пользу данного соглашения в октябре 2000 года подписались вышеперечисленные пять стран. Затем родилась идея упразднения таможенных барьеров и в 2007 году Россия, Белоруссия и Казахстан подписали соглашение о создании Таможенного Союза.
С тех пор идея союза развилась и с 2013 года были проведены переговоры об установлении Евразийского Экономического Союза, который может открыть свои двери странам, расположенным за пределами Центральной Азии.
Экономическое наступление Кремля нацелено на обуздание независимых лидеров Центральной Азии. Влияние России усилилось в таких бедных государствах Центральной Азии, как Кыргызстан и Таджикистан, и уменьшилось в богатых странах, как Казахстан и Узбекистан. Геополитический проект Москвы в Центральной Азии столкнулся с увеличивающимися трудностями, поскольку появились соперники с востока в лице Китая и юга в лице Турции, которые хотят оспорить ее силу в регионе.
Столкновение двух титанов
По всей вероятности, региональный интеграционный проект Путина не станет помехой, а скорее проложит путь всестороннему подъему экономики Китая. В то время как необходимость России в центрально-азиатских государствах в рамках Таможенного Союза обусловлена поддержанием ее геополитического присутствия, Китай преследует свою экономическую выгоду. Россия полагается на свои вооруженные силы и традиционную мягкую силу в регионе, тогда как Китай применяет финансовую помощь.
Таким образом, в то время как Пекин воздерживается от всевозможных конфронтаций с Россией (в противоположность воинственного подхода КНР по отношению к своим соседям на Востоке и Юго-Восточной Азии), влиятельные политики Китая, конечно, используют в своих интересах оплошности Кремля и его ограниченные возможности.
Китай принимает во внимание застаивающуюся экономику России, которая постепенно теряет положения в регионе. Общий товарооборот России и Центральной Азии в 2011 году достиг 27,3 миллиардов долларов США, в то время как торговля Китая со странами Центральной Азии в 2012 году превысила порог в 46 миллиардов долларов США. В одиночку Пекин стал главным торговым партнером центрально-азиатских государств, которые раньше входили в состав Советского Союза, за исключением Узбекистана, где он занимает второе место.
К огромному разочарованию России, китайская «торговая революция» все еще находится в движении. Пекин проявляет огромный интерес к инициативе евразийской экономической интеграции президента Путина, так как режим свободной торговли в Центральной Азии предоставил бы лучшие условия для потока китайских товаров и инвестиций. Предложение президента Си Цзиньпина создать экономический пояс с Евразией под названием «Великий шелковый путь» направлен на содействие инвестиционным возможностям. Только в прошлом году Китай подписал с Казахстаном соглашение о выделении инвестиций размером в 30 миллиардов долларов США, с Узбекистаном на 15 миллиардов долларов США и соглашение на оказание финансовой помощи Кыргызстану размером в 3 миллиарда долларов США. Также Китай принял участие в финансировании различных промышленных отраслей, начиная от добычи нефти и природного газа до инфраструктурных проектов по всей территории Центральной Азии.
Пока Россия тратила время на то, чтобы свыкнуться с тем, что Китай «хапает» богатую энергетическими ресурсами Центральную Азию, Поднебесная уже сделала это. Построенные китайцами газопроводы повысили региональную интеграцию Центральной Азии, не уменьшая суверенитет ни одного из государств. Нефтепроводы и газопроводы Китая помогли Казахстану и Туркмении перенаправить маршруты своих энергетических ресурсов подальше от России, и понизить их зависимость от Москвы. К 2020 году Китай станет крупнейшим потребителем природного газа и нефти центрально-азиатского региона. Кроме того, финансируемый китайцами нефтеперерабатывающий завод, который построен в Кыргызстане, должен сломить монополию поставки топлива Кремля.
Доминирование над слабыми, обуздание сильного
Ощутив возможность большей независимости от Москвы, некоторые страны Центральной Азии с большим рвением начинали сопротивляться российским попыткам интеграции. Узбекская политическая элита, все время выражавшая беспокойство российским политическим проектам, в 2012 году аннулировала членство Узбекистана в ведомой Кремлем организации Договора Коллективной Безопасности (ОДКБ). ОДКБ первоначально была сформирована в 1992 году и выступала в качестве регионального взаимного оборонного альянса, в состав которой вошли Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан.
Цель ОДКБ состоит в том, чтобы содействовать укреплению мира, усилению международной и региональной безопасности и стабильности, а также обеспечение коллективной защиты независимости, территориальной целостности и суверенитета государств-членов. Ташкент пошел на бесстрашные шаги против непрерывного вмешательства России, несмотря на факт, что денежные переводы трудовых мигрантов из России в Узбекистан составляют 16,3% ВВП. Центрально-азиатское государство пошло на этот шаг, потому что у Узбекистана теперь есть Китай, который выступает в качестве крупнейшего иностранного инвестора.
Однако Кремль не намерен сдаваться просто так. Россия вновь заявила о своей настойчивости и появилась в самых слабых странах Центральной Азии — Кыргызстане и Таджикистане, подписав соглашения о продление присутствия своих военных баз в этих республиках и предоставив около 1,5 миллиардов долларов США на перевооружение армий обоих государствах. До настоящего времени военные плацдармы Кремля в Кыргызстане и Таджикистане были устойчивыми. Кыргызская Республика подала заявку на членство в Таможенном Союзе в 2011 году, надеясь на предоставление выгодных условий для своих мигрантов, которые работают в России. Министр труда КР указал, что в 2013 году в России побывало более 500 тысяч граждан Кыргызстана.
Экономика Кыргызстана и Таджикистана полагается на денежные переводы от мигрантов, работающих в российских городах. Отчет Всемирного банка указывает на то, что в 2013 году денежные переводы из-за границы в Кыргызстан составляли 31% его ВВП и 48% ВВП Таджикистана.
Также Кыргызстан и Таджикистан являются расположенными в верховьях рек государствами, богатого водой региона. Россия инвестирует такие гидроэнергетические проекты, как Вахшский каскад ГЭС в южном Таджикистане на реке Амударья, и каскады ГЭС, которые возводятся на реке Нарын, протекающей в центральном Кыргызстане, которые являются притоками реки Сыр-Дарья. Стратегический контроль над водными ресурсами дает России возможность влиять на расположенный вниз по течению непокорный Казахстан, Туркмению и отступнический Узбекистан.
И, в-третьих, пытающийся продемонстрировать свои амбиции Кремль, не в состоянии преодолеть усиливающееся недовольство Казахстана. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил против требований Кыргызстана о предоставлении экономической концессии и особых преференций после входа в Таможенный союз, который был одобрен Россией. Казахский лидер сознательно напомнил партнерам Таможенного Союза, России и Белоруссии, что другой кандидат на вступление в Таможенный союз Армения, должна решить свои территориальные споры с прежней советской республикой Азербайджан.
Соответственно, Азербайджан выразил свою обеспокоенность в связи с намерением России принять Армения в состав Таможенного Союза. Президент Назарбаев также попытался оспорить стремление Москвы к гегемонии, предложив вступление Турции в Таможенный Союз.
Турецкий фактор
Очевидно, что мнение казахского лидера не могло стать совпадением; это стало действительно маневром, направленным на то, чтобы уравновесить власть Кремля в интересах тюркских государств. Излишне говорить, что пан-тюркская идея развития всесторонних отношений между тюркской Центральной Азией и Турцией является фактором, который добавляется к региональной геополитической Великой игре.
Сегодняшняя Турция, которая является одной из наиболее быстро растущих экономических систем и шестнадцатой по своей величине в мире, а также богатая энергетическими ресурсами Центральная Азия страстно слушают друг друга. Торговый оборот Турции с регионом в 2010 году был оценен в 6,5 миллиардов долларов США, а прямые иностранные инвестиции из Турции составили более 4,7 миллиардов долларов США. Проекты турецких подрядчиков были оценены в 50 миллиардов долларов США и почти 2 тысячи турецких компаний уже работают в регионе. Медленными темпами мягкая сила Турции изменяет культурное пространство в Центральной Азии. Через Совет по Сотрудничеству тюркоязычных государств, который был создан в 2009 году и хорошо развивающейся сетью школ, колледжей и университетов, Анкара стала одним из важных игроков в регионе, где только недавно она имело всего лишь незначительное влияние.
Слова казахского президента Назарбаева о роли Турции в схеме интеграции России довольно ясны: «На Западе меня спрашивают, создаем ли мы Советский Союз или что-то, чтобы могло удовлетворить амбиции России, и я объясняю, что мы не делаем ничего подобного. Возможно, если мы позволим Турции присоединяться то, подобные вопросы отпадут сами собой».
Несмотря на достижения Кремля, которые произошли в последние несколько лет, культурное влияние России существенно сократилось в других странах Центральной Азии. В настоящее время Казахстан укрепил законодательство и к 2025 году официальный алфавит страны будет изменен с кириллицы на латынь, Узбекистан сделал это 10 лет тому назад. За прошедшие годы резкое снижение этнического русского населения в республиках Центральной Азии и увеличение выпускников турецких школы и университетов способствуют уменьшению культурного влияния Москвы.
Поскольку основные моменты влияния на Центральную Азию снижаются, стремление Кремля в регионе, вероятно, будет зависеть от его экономической деятельности там. В то же время Китай сохранит экономическое наступление, чтобы максимизировать свою относительную экономическую мощь в регионе. Богатые нефтью государства Центральной Азии в состоянии с большим упорством продвигать свою собственную стратегию, используя конкуренцию между Россией и Китаем и даже втянув в их соревнование Турцию.
Бакыт Бешимов и Рыскельди Сатке
Al Jazeera (перевод InoZpress.kg)

Источник — InoZpress.kg Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1395129300

Анкара озабочена риском углубления политического кризиса на Украине

Николай БОБКИН 

16 марта народ Крыма самостоятельно определит свое будущее. Опросы показывают, что подавляющее большинство крымчан (75-80 процентов) уже сделали свой выбор в пользу вхождения в состав Российской Федерации. У Крыма появляется уникальная возможность воссоединиться со своим историческим отечеством. Несколько дней назад Барак Обама назвал свержение законной власти в Киеве триумфом демократии. Сегодня Крым дает президенту Обаме урок демократии…

Поддержав переворот, США положили начало широкому процессу перестройки Украинского государства в более свободную конфедерацию регионов. Принцип самоопределения, которому следует народ Крыма, закреплен в международном праве, а непризнание результатов волеизъявления народа станет очередным свидетельством приверженности американской правящей верхушки к проекту создания «Украинского рейха» в границах прежней Украины. Западные СМИ лгут, когда говорят о якобы полной солидарности с американской позицией всех стран НАТО. На самом деле позицию Вашингтона не поддерживают многие из них, в том числе Турция, имеющая особый интерес к Крыму, где проживают этнически близкие туркам крымские татары.

Анкара озабочена риском углубления политического кризиса на Украине. Предлагая принять в качестве основы разрешения конфликта сохранение территориальной целостности Украины, турецкий МИД тем не менее предостерег Киев от создания военной напряженности в Крыму, где проживают «наши родственники — крымские татары». В свое время Анкара много сделала для того, чтобы Крым снова стал родиной татар. Киев же развитию Крыма всегда уделял ничтожное внимание, отнимая из бюджета автономной республики до 80% поступлений и не давая взамен ничего. Для имеющей высокоразвитую туристическую индустрию Турции плачевное состояние туризма в Крыму, а также пришедшая в полнейший упадок, не модернизируемая с советских времен инфраструктура полуострова являются убедительными свидетельствами пренебрежения Киева судьбой крымчан. Очень многим в Турции хорошо понятно, почему вхождение Крыма в состав России — естественное желание подавляющего большинства населения полуострова. Турецкий министр иностранных дел Ахмет Давутоглу считает, что «Крым должен быть не местом военного напряжения, а центром благополучия, туризма, межкультурных взаимоотношений».

Вместе с тем турецкое руководство вынуждено учитывать в своей позиции по Крыму и внутренние силы, которые придерживаются противоположной точки зрения. Соотечественники крымских татар в некоторых частях страны организуют демонстрации против вхождения Крыма в состав России. Татарский представитель в Ассамблее Турции Зафер Каратай призывает Анкару к вмешательству в Крыму и к конфронтации с Россией. Его оппоненты возражают: «Какое нам дело до Крыма? Почему Крым так важен?» Ведь киевский сценарий незаконного смещения президента Януковича вполне может быть использован американцами и для смены руководства в Турции. В связи с этим премьеру Эрдогану прямо указывается, что Турция делает выбор не между Москвой и Вашингтоном и не между Украиной и Россией, речь идет о выборе между таким орудием дестабилизации, как проамериканский майдан и приверженностью к фундаментальным принципам международного права.

Многим турецким политикам не понравилась скоропалительная поездка Давутоглу в Киев сразу же после переворота. В условиях, когда Анкара не знает ответа на вопрос: «Что сейчас должна делать Турция?», такой визит действительно вызывает недоумение. А заявление Давутоглу о том, «что крымские татары — сегодня основные апологеты территориальной целостности Украины», многих наблюдателей шокировало. Они напомнили министру о численности турецких соотечественников в 46-миллионной Украине, а также о том, что с прежней законной властью в Киеве Турция имела отношения стратегического партнерства, к которым ни Турчинов, ни Яценюк добавить что-либо, кроме ненависти к России, не могут. Уверения Давутоглу насчет того, что новый режим в Киеве «примет все необходимые меры для обеспечения безопасности прав, проживающих в Крыму турок», также вызвало скептицизм. Маловероятно, что угрожающая многомиллионному русскому населению Украины фашиствующая власть в Киеве озаботится судьбой малочисленной крымско-татарской общины. Прагматики в турецком руководстве предостерегли главу МИД Турции, обещавшего в Киеве «политическую, международную и экономическую поддержку для сохранения территориальной целостности Украины», от необдуманных действий и даже заявлений в адрес Москвы.

Турецкий министр по делам ЕС Мевлют Чавушоглу, комментируя события в Киеве, назвал подход европейцев к Украине совершенно неправильным, а постановку перед украинцами вопроса о выборе между Европой и Россией – грубейшей политической ошибкой. «Россия, — напомнил Чавушоглу, — часть европейского континента». А еще в Турции не понимают, почему Брюссель, считающий Турцию не отвечающей его высоким демократическим стандартам и много лет отказывающийся принять ее в состав ЕС, решил, что новая Украина демократичнее Турции – это-то после кровавого переворота, совершенного западными ставленниками. Есть ощущение, что правительству Эрдогана поддержка нового режима в Киеве может обойтись дорого.

Турецкие экономисты в случае присоединения их страны к санкциям против Москвы прогнозируют коллапс национальной экономики, тесно привязанной к поставкам российских углеводородов. Экспорт энергоносителей из России они считают «вопросом национальной безопасности» и предупреждают, что даже Европа, также зависящая от российского газа, не позволила себе переступить черту открытой враждебности к Москве, несмотря на беспрецедентное давление Вашингтона. Турция остается растущим рынком для России, поставки газа на который ежегодно увеличиваются на 4-5% и превышают 30 млрд. кубометров. Стремление к диверсификации источников у Анкары есть, реальной альтернативы российскому голубому топливу нет. Зазвучавшие в связи с призывами о поддержке антироссийских санкций обещания американцев заменить российский газ своим сланцевым суррогатом вызывают у турецких экспертов улыбку. Для поставок сжиженного топлива нужна инфраструктура стоимостью выше, чем стоимость российских поставок на протяжении 5-7 лет. Да и кроме энергоносителей экономике Турции есть что терять. Российско-турецкий товарооборот превышает 33 млрд. долларов, ежегодно Турцию посещают почти 4 млн. россиян, оставляющих там не менее 4 млрд. долларов.

Есть в турецких СМИ и прямые указания на то, что значение Украины и России для внешней политики Турции несопоставимо. А турецкий политический обозреватель Фуат Козлуклу пишет, что решение России применить при необходимости силу для защиты русского и русскоязычного населения Украины стало хорошим фактором сдерживания украинских радикалов и опекающих их западных политиков. Решимость Путина отстаивать интересы русских в соседней стране обнаружило реальную силу России, а действия Москвы имеют целью исключительно предотвращение еще большей эскалации напряженности на Украине. Под этим углом зрения многие турецкие аналитики рассматривают и предстоящий референдум в Крыму.

Источник — Фонд стратегической культуры
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1394683920

В Брюсселе состоялось обсуждение проекта «Южного газового коридора

Фикрет Айдемир (Fikret Aydemir)
В период, когда Европейский союз, НАТО, США и Россия заняты украинским кризисом, в Брюсселе состоялось обсуждение проекта «Южного газового коридора».
Запад и Россия, снабжающая Европу газом на 40%, снова столкнулись друг с другом в украинском кризисе. В стремлении избавиться от зависимости от России ЕС с удвоенными силами взялся за поиск альтернативных путей.
Природный газ и нефть — 50%-ная статья доходов российского федерального бюджета. Снова заметим, что 40% природного газа ЕС импортирует из России, при этом 66% поставок российского газа в страны ЕС осуществляются через территорию Украины. Газовую потребность Швеции, Финляндии, Литвы, Латвии, Эстонии и Болгарии Россия обеспечивает на 100%, а такой крупнейшей экономики Европы, как Германия, — на 40%.
В такой ситуации страны ЕС испытывают необходимость искать новые и альтернативные способы удовлетворения своей потребности в природном газе.
На прошлой неделе в Брюсселе в центре внимания экспертов оказался «Южный газовый коридор», предполагающий транспортировку газа азербайджанского месторождения «Шахдениз» (его резервы оцениваются в 1,2 триллиона кубометров) в Европу через Турцию.
На форуме на тему «Южный газовый коридор: возможности и проблемы» обсуждалось усиление Южного газового коридора, призванного сократить зависимость ЕС от России в энергетике, и возможности дополнения азербайджанского газа энергоресурсами из других источников Каспийского региона, а также Ирака и Восточного Средиземноморья.
На Каспийском форуме, проведенном в столице Европейского парламента Каспийским стратегическим институтом, специалисты энергетического сектора были едины во мнении о том, что последний вспыхнувший кризис в очередной раз подтвердил «роль трубопроводов, которые будут транспортировать газ в Европу через Турцию».
Южный газовый коридор придает новое измерение энергетической геополитике, формирующей энергетическую карту Евразии. В Брюсселе также были обсуждены возможности, которые данный коридор создает для Европы, а также проект Трансанатолийского газопровода (важнейшее звено Южного газового коридора) и проект Трансадриатического газопровода, призванного передавать азербайджанский газ с турецкой границы в Европу.
Генеральный секретарь Каспийского стратегического института Халдун Яваш отметил: «После возникновения кризиса на Украине ЕС сильнее осознал значение Южного газового коридора. Кризис вновь напомнил европейцам о необходимости наличия трубопровода, пролегающего через Турцию».
Представитель азербайджанской госнефтекомпании SOCAR в Брюсселе Вусал Мамедов подчеркнул, что продажу газа в Европу Азербайджан определил в качестве своей «стратегической цели», и продолжил: «Последние события на Украине еще более повысили роль поставок каспийского газа в Европу, но даже если бы этих событий не было, данный вопрос в любом случае был бы важен. Благодаря Южному газовому коридору у ЕС будет доступ к абсолютно новому газовому месторождению».
Предполагается, что в 2018 году ежегодные поставки природного газа из Азербайджана в Европу через Трансанатолийский газопровод составят 16 миллиардов кубометров; из них 6 миллиардов будет идти на потребление в Турции, 10 миллиардов — на продажу ЕС. По некоторым прогнозам, в 2025 году эта цифра возрастет до 25 миллиардов кубометров в год.
Итальянский депутат Европарламента Витторио Проди подчеркнул, что наличие единственной страны, обеспечивающей спрос на природный газ, стратегически неверно. Чтобы ЕС смог избавиться от зависимости от российского газа, необходимо обратить внимание на Южный газовый коридор. В этой связи Проди отметил: «Южный газовый коридор — очень важная часть нашей политической свободы, так как мы не желаем сталкиваться с ситуацией возможного ограничения предложения в газовой сфере в силу тех или иных политических причин». В то же время атташе постоянного представительства Греции в ЕС Теодорос Христопулос обратил внимание на то, что «диверсификация источников приобретения газа позволит ЕС обеспечить свою энергетическую безопасность».
Подчеркнув, что порядка 74% мировых запасов природного газа находится «вокруг» Турции, заместитель генерального директора турецкой компании BOTAŞ Ибрахим Саид Арынч в выступлении на форуме отметил, что Турция сыграет ключевую роль в дополнительном обеспечении спроса ЕС на природный газ и организации безопасности предложения в газовой области.

Источник — inosmi.ru

О политической и дипломатической деятельности посла АДР в Иране Адиль хана Зиядханлы

Ziyadxan_Adil_xanСубхан Алекпер оглы Талыблы, старший научный сотрудник Института Востоковедения им. акад. З.М.Буниятова НАНА, доктор философии по истории;subhantalibli @gmail.com

             Ценой собственной крови, вписав первые страницы в священную для нас историю молодой республики, они оставили их на память будущим поколениям.

Адиль хан Зиядханлы

Хотя время существования Азербайджанской Демократической Республики охватывает  сравнительно небольшой период, она сыграла особую роль в истории Азербайджана ХХ века. Установившаяся в соответствии с требованиями времени и во имя национальных интересов, Республика, установив высшую законодательную власть и контроль над национальными богатствами, предприняла важные шаги и в направлении признания нашего народа в международной сфере. Народ, вынужденный с начала XIX века ощущать на себе гнёт царизма, в 1918-ого году провозгласил национальную независимость и обрёл возможность для осуществления самостоятельной внутренней и внешней политики. Мамед Эмин Расулзаде и его соратники добились признания нашей отчизны в качестве независимой страны на международной арене отнюдь не лёгким путём, перед ними возникали серьёзные препятствия. В появлении этих препятствий, немалую роль, наряду с  государствами-колонизаторами, сыграли и заклятые враги нашего народа – армянские дашнаки. Принципы о необходимости создания взаимосвязей с независимыми и соседними государствами, зафиксированные в Декларации независимости, предписывали создание нормальных взаимоотношений и с южным соседом Азербайджана – Ираном.

Юсиф Везир Чеменземинли в своём произведении «Наша внешняя политика» писал: «Азербайджанское государство сформировалось между Россией и Ираном. Тесно сплотившиеся единой грудью перед русской угрозой армии Кавказа, выступили, и будут выступать. Иран также получил передышку. После этого между двумя соседними и мусульманскими странами должно проявиться содружество. Между Ираном и нами нет каких-то неясных или спорных проблем. Развитие двух соседних государств возможно только через содружество. Если Иран поддержит нас и признает нашу независимость, он получит щит против северной угрозы» (4, с. 34-35).

В другом своём труде – «Если мы хотим нашей независимости…» Ю.В.Чеменземинли пишет: «Название Азербайджан явилось причиной для неверных интерпретаций. Тогда как, это не имеет никакого отношения к вопросу о Тебризе, то есть, о принадлежности Иранского Азербайджана к Ирану. Мы не намерены посягать на права Ирана, и не будем иметь такого намерения и впредь. Залогом нашего развития и всего остального будет являться лишь дружба с нашими соседями» (5, с. 56).

В связи с указанным периодом, Т.Светочовский пишет: «Тегеран чувствовал, что Азербайджанская Республика является орудием в руках Оманской империи для отделения Тебриза от Ирана. Это подозрение усилилось с оккупацией данной области в июне 1918 года османами. В результате, правительство АДР начало использовать во внешней политике термин «Кавказский Азербайджан», чтобы   успокоить взволнованность Ирана» (15, с. 177-178).

Официальные дипломатические представители Ирана, наряду с протестами против названия «Азербайджан», вместе с тем, считали создание на севере Ирана независимых мусульманских республик выгодным для интересов Ирана.

Отметим, что отказ Каджарского Ирана, и ряда других государств признать на протяжении длительного срока Азербайджанскую Демократическую Республику, территориальные претензии к ней и связанные с этим инициативы на Парижской мирной конференции, факт признания АДР только после признания её государствами-союзниками, позиция по поводу единственного выхода Мусавватистского правительства, как только, через его консолидацию с Ираном, вместо употребления названия «АДР», использование наименования «Автономная Республика», и прочие вопросы ясно освещены в сборнике документов «Хэйат-э фовгаладе-йе Гафгази-йе», опубликованном Центром Документальных материалов и Истории Дипломатии МИД ИРИ (18).

В Меморандуме, представленном Ираном на Парижской мирной конференции, выдвинул территориальные претензии почти в отношении всех бывших ханств Азербайджана. Однако, постепенно, осознав бесперспективность подобных притязаний, Иран вынужден был смириться с политическими реалиями.

Впервые дипломатические отношения АДР с Ираном были установлены весной 1919 года с отправкой Чрезвычайной миссии в Тегеран во главе с Исмаил ханом Зиядханом (братом Адиль хана). Эта миссия провела первичные переговоры с правительством Ирана по ряду важных вопросов, обсудила создание в Тегеране дипломатических представительств АДР, и её консульств в Тебризе и в центральных округах (8, с. 190).

В конце января 1919 года (конец месяца Рабиуссани, 1338 г.) Фатали хан Хойский объявил о создании правительства, а предварительно, до этого, в целях завоевания симпатий в народных массах, в Тегеран было решено отправить совет представителей во главе с братом Адиль хана — Исмаил ханом Зиядханлы. Тем самым, были созданы предпосылки для встречных шагов в направлении взаимопонимания.

Исмаил хан Зиядханлы в тот же год, то есть в середине апреля 1919 года через Анзали прибыл в Иран. Полуофициальная газета «Иран» опубликовала  статью под заголовком «Гости – из наших…», в которой выражая удовлетворение прибытием в Иран представителей «исламской нации Кавказа» (С древних времён Кавказ и Иран имели широкие взаимосвязи), писалось, что «эти уважаемые гости, происходят от нас, то есть, от того племени, которое вот уже более 100 лет правит в Иране, и в настоящем смысле слова, они являются представителями Иранского государства и нации. Господин Исмаил хан Зиядханлы – из нашего рода (то есть, относящегося к Каджарам –С.Т.), он считается в Гяндже представителем благородного и уважаемого ханского рода, господствовавшего в Гяндже до оккупации её Царской Россией».

Между официальными лицами МИД Ирана и Исмаил ханом, помимо обсуждений таких вопросов, как совместная компенсация ущерба, нанесённого иранским подданным, решение проблем в почтовой и торговой сферах, одной из основных тем явился также вопрос о даче ханствам Восточного Кавказа названия Азербайджан (20, с. 107-108).

В то же время, обсуждения, протекавшие в Тегеране между Исмаил ханом Зиядханлы и МИД Ирана имели относительную результативность, по причине удалённости этого процесса от Баку. После достижения определённых договорённостей по обсуждаемой тематике 4 июня 1919 года Исмаил ханом Зиядханлы и директором Русского управления Мотасамуль Салтанэ был подписан проект договора из 14 пунктов. В этом проекте договора в центре внимания должна была находиться тема признания Республики (АДР –С.Т.) или, тема совместных границ двух государств.

Но в действительности, основное обсуждение сосредоточилось на устранении существующих проблем в торговых отношениях между двумя странами, и проблеме правовой защиты граждан двух государств.

Однако, как только дело дошло до утверждения и принятия решений, то и эти результаты ликвидировались. Внимание приковывает тот факт, что правительство в Баку не имело информации о процессе урегулирования этих переговоров, так как  в середине месяца шабан, узнав о дате возвращения Исмаил хана Зиядхана, МИД Азербайджана заявило, что не имеет никакой  информации со дня его отбытия. И в силу этой причины, на последующих этапах беседы в Баку об этих переговорах (как это можно будет увидеть далее –С.Т.), тема осталась безрезультатной (20, с.113-114).

Здесь, уместно представить более обширную информацию об одном из видных дипломатических представителей АДР Адиль хане Зиядханлы.

Одним из ярких политических деятелей Азербайджана в ХХ веке явился известный дипломат Адиль хан Зиядханлы – внук прославленного героя, павшего на полях сражений против русских завоевателей, последнего правителя Гянджинского ханства (1786-1803) Джавад хана ибн Шахверди хана Зиядоглу Каджара. С того момента, как Джавад хан со своим сыном Гусейнгулу ханом пали под стенами Гянджинской крепости в 1804 году, на протяжении 114 лет, вплоть до 1918 года Россия приложила немало усилий, для того, чтобы оторвать Азербайджан от своих исторических корней, обезличить его, растворить его в составе, созданной путём завоеваний империи. Однако, несмотря на все такие попытки посредством «кнута и пряника», дух свободы и независимости постоянно жил в азербайджанском народе, и в  соответствующих исторических условиях он тут же проявился (14).

А.Зядханлы родился в 1870-1871 гг. в Гяндже. Своё первое образование он получил у специально нанятого педагога, затем окончил медресе в Гяндже, а в дальнейшем, с успехом поступил и окончил юридический факультет Московского Универститета. Он в совершенстве владел русским, французским, английским и персидским языками. Осуществляя обширную общественно-политическую деятельность, А.Зядханлы был одним из 7 членов «Совета мусульман Кавказа».

Он пишет о своей жизни: «Я родился на Кавказе, в городе Гянджа. Имею двух братьев, и оба – старше меня. Все мы – три брата, следуя наставлениям отца, стали заниматься наукой. Отец всегда говорил: -Дети мои! В этом мире всё преходяще – и материальные блага, и слава, и служба и правительства. Постоянного счастья не существует. И если есть в этом мире, что-либо, что способно дать кратковременное счастье, то это – знание,  воспитание, наука и труд. В один из моментов жизни может случиться так, что всё ваше материальное богатство исчезнет. Но, ваши знания будут всегда с вами, и станут вашим настоящим богатством, способным оказать вам помощь в любой трудный момент вашей жизни».

Д.Б.Сеидзаде в своей книге «Азербайджанские депутаты в Государственной Думе России», в I главе, посвящённой азербайджанской буржуазии и её идеологии, пишет: «Анализ пунктов программы показывает, что наряду с предложениями, которые, по мнению составителей, могли бы привести к успокоению края, были и общедемократические требования. А. Зиатханов в процессе обсуждения ее отмечал, что «делегаты-мусульмане, составляя программу, не задавались целью проводить в ней свои политические идеалы, а исключительно поставили пункты, которые могут, по нашему глубокому убеждению, привести к успокоению взволнованного края. Нужно сначала употребить в дело все средства для установления искреннего и нерушимого мира, а потом заводить речь о манифесте 17 октября и о всяких свободах в нем изложенных, пока же эти кровавые события висят как дамоклов меч над нами, до тех пор ни о какой свободе нельзя и мечтать, а свобода нужна и мусульманам, как нужен им воздух» (17, с. 24).

Гусейн Байкара так пишет о влиянии русской революции 1905 года на Азербайджан: «Национальное движение, начавшееся в Баку в весенние и летние месяцы 1905 года, распространилось и на другие города Азербайджана. Несмотря на препятствия, чинимые царскими властями, на выборах в муниципалитет Гянджи было избрано 55 депутатов. Хотя, эти выборы не были признаны царскими властями, заседание муниципалитета в составе 55 лиц тюркской национальности было продолжено» (6, с.110-11). На собрании,  проводившемся в Хаджикенде, неподалёку от Гянджи, после разъяснения всех насущных политических, социальных, экономических нужд и потребностей всех мусульман Кавказа и тюрков Азербайджана, Али-Мардан бек Топчибашев объявил о необходимости создания местных и независимых муниципалитетов, областных меджлисов, сельских управительских советов.

На собрании было решено, чтобы до сведения населения было доведено о создании предусмотренных в Гянджинском уезде и областных окраинах независимых местных управлений. Организация собраний была поручена Адиль хану Зиядханову, Алекпер беку Рафибекову, Алекпер беку Хасмамедову и Джахангиру Хойскому.

Кроме того, был избран  совет из трёх человек в составе  А.Топчибашева, А.Зиядханова и А.Хасмамедова. Им поручается утвердить результаты муниципальных выборов в Гяндже, обратиться с ходатайством к официальным лицам в российские органы управления, с целью приостановить новые выборы до внесения изменений в закон, ограничивающий права мусульман во время выборов.

В тот период, когда В.И.Ленин и его сподручные строили планы насчёт порабощения Азербайджана и нового захвата его нефти, Адиль хан Зиядханлы, обобщив отношение Азербайджана к русскому народу, обращаясь к   его представителям, не охваченным «заразой» колониализма, писал: «Жаль, что мы не видели среди тех, кто стоит над Азербайджанскими тюрками, благородных и человечных истинных представителей русского народа, давших миру таких личностей, как Лев Толстой, а также представителей великой русской поэзии, того, народа, с которым бы независимое государство Азербайджан вновь бы установило дружеские торговые, экономические и прочие отношения на основе международных норм».

Адиль хан Зядханлы писал в 1918 году, обращаясь в государственные инстанции по поводу отсутствия употребления в госучреждениях и школах национального языка: «В органах местного самоуправления не использовался национальный язык. Работавшие там судьи не владели нашим национальным языком и не хотели овладевать им, а юристов из представителей национальных кадров не назначали…». Тюркский язык был искоренён из всех школ. Для соблюдения официальной видимости, был введён один урок в неделю, под конец учебного дня, когда энтузиазм уставших учеников был на исходе. Может ли быть нанесён больший урон народу, когда ему чинят препятствия в получении образования на родном языке. Самым главным и важным богатством и гордостью народа является его язык. Отнять у народа его язык – означает уничтожить его».

В связи с вхождением в Баку войск османской армии, занимающей своё особое место в мировой военной истории, и всегда приходящей на помощь тюркским и мусульманским народам, он пишет, что Османская империя незамедлительно откликнулась на просьбу Азербайджана и выслала военные силы, которые вошли в Азербайджан в июне 1918 года.

В короткие сроки османские турки, объединившись с азербайджанскими турками, подавили продолжающиеся беспорядки и освободили нашу родину от большевиков и армян. Высшее турецкое командование объявило о создании центральной штаб-квартиры в Гяндже. Той самой Гянджи, к оккупации которой так готовились большевики. Но жители Гянджи всеми силами встали на защиту города, и противостоянием во время битвы в Шамкире, намного облегчили задачу турецкой армии. Пока турки были заняты вторжением в Баку, Андраник воспользовался ситуацией и претворил свои зверские планы в отношении мусульман в Карабахе. Карабахские мусульмане, находившиеся в окружении, были лишены доступа даже к пресной воде, и в жаркий летний сезон они были вынуждены пить солёную воду. После захвата Баку, турки направили всё своё внимание на Карабах и освободили его от блокады. Турки гораздо быстрее освободили бы Зангезур и Карабах, но вторжение войск союзников лишило их подобной возможности.

Командующий войсками союзников генерал Томсон телеграфировал Андранику следующим текстом: «Согласно поступающей информации, армяне чинят зверства по отношению к мусульманам в Карабахе. Являясь представителем армии союзников, я прошу довести до сведения армян, чтобы они успокоились и не чинили беспорядков. Если это моё требование не будет удовлетворено, и беспорядки продолжатся, то с этого момента вся ответственность ляжет на вас. Прошу вас ответить, как только эта телеграмма дойдёт до вас».

А.Зиядханлы пишет в связи с мартовскими событиями 1918 года, учинёнными армянами в Баку: «В Баку пролита кровь бесчисленного количества жителей столицы Азербайджана. К сожалению, во время этой кровавой трагедии неуправляемые солдаты русской армии, все в один миг, обратились в большевиков. Где же были тогда все те господа, которые избрали себе лозунгами великие идеи демократии, когда наши улицы были усыпаны трупами и телами рабочих. Известно, что армянские формирования, воспользовавшись именем и знаменем большевиков, по причине национальной вражды, открыли огонь по мусульманам… В первую годовщину мартовских событий 18(31) марта весь наш народ держал траур, и в память и за упокой душ наших отцов, матерей, сестёр, братьев и заживо пригвождённых младенцев, павших тогда жертвами, была прочитана кораническая сура «Фатиха»». (3)

Напряжённость и противоречивость в сфере международных отношений вынуждала правительство АДР к проведению в жизнь очень гибкой внешней политики. Основными задачами её внешней политики  являлась защита независимости Азербайджана и её развитие. С этой целью, в государственной структуре уделялось особое внимание организации работы Министерства Иностранных Дел  и её совершенствованию (12).

А.Зиядханлы некоторое время прослужил на посту министра иностранных дел. 14 апреля 1919 года при премьере министре 4-ого кабинета правительства  АДР Насиб беке Юсифбейли, Магомед Юсиф Джафаров был назначен министром иностранных дел, а А.Зиядханлы – его заместителем. Он прослужил на этом посту до августа 1919 года. Одной из самых сложных проблем республик Закавказья, и в частности, между Арменией и Азербайджаном была проблема территорий и границ. Была организована встреча английского генерала и генерала Деникина с представителем Азербайджана на Кубани Дж.Рустамбековым. Участник встречи генерал Бриггс через Генерала Деникина и Рустамбекова предложил правительству АДР открыть дипломатические представительства. Генерал Деникин заявил, что «не имеет никаких возражений, против сношений дипломатических представительств с Азербайджаном». На слова Деникина: «Я хочу знать об отношении Вашего народа и его правительства к России», Дж.Рустамбеков ответил, что «…Мы не порываем отношения с Россией, и если какие-либо полномочия России станут органом, признанной всеми народной демократической республики, то думаю, что мой народ пойдёт туда, примет участие и провозгласит своё право на самоопределение…» (7, с.270-271).

Как только заместитель министра иностранных дел А.Зиядханов узнал информацию азербайджанского правительства о содержании бесед с Деникиным, то 26 июля 1919 года он отправил шифрованную телеграмму (№1846) Рустамбекову. Она содержала основные следующие пункты:

  1. «Мы имеем отрицательное отношение к обмену дипломатическими представительствами добровольческой армии и Азербайджана. Наряду с этим, при необходимости,  правительство не имеет ничего против ведения переговоров с командованием добровольческой армии. Добровольческая армия же, при необходимости может поручить вести переговоры с правительством Азербайджана своему представителю в Баку генералу Лазареву, дислоцированному на базе английского командования».
  2. «Наша позиция по поводу Добровольческой армии такова: мы пришли к абсолютному и категоричному решению о том, что части Добровольческой армии не должны допускаться до границ Азербайджанской Республики».
  3. Азербайджанское правительство подвергло резкой критике позицию Рустамбекова по поводу вопроса о независимости  («Мы не порываем отношений с Россией…»), и однозначно заявило: «Знайте, что народ  Азербайджана не пойдёт ни за каким другим собранием, кроме как, за своим Меджлисом Основателей. Такова политика нашего правительства. Любой, кто посягает на независимость Азербайджана, будь то, большевики, меньшевики, деникинцы или прочие, не имеет значения —  они враги Азербайджана ».

Ответ Зиядханова примечателен по двум аспектам.

— Азербайджанская Демократическая Республика, несмотря немыслимые сложности в международной сфере,  переступив через посреднические усилия английского генерала, отвергла предложение Деникина о создании дипломатической атмосферы. При переговорах с Деникиным проводился независимый курс, перед реальной «деникинской» угрозой была проявлена выдержка и мудрость, были сохранены как национальные честь и достоинство, так и интересы, а также объективно были соблюдены интересы Грузии.

— Категорическое предупреждение, сделанное Рустамбекову, не было внушением, адресованным лишь ему. В широком контексте, это было демонстрацией чёткой, принципиальной дипломатической позиции Азербайджана, в вопросе независимости и суверенитета. Одновременно, это стало уроком, побуждавшим более ответственно относиться государственных лиц к своим обязанностям и высказываниям.

Взаимоотношения между двумя соседними странами складывались отнюдь не безоблачно. Правящие круги Ирана никак не могли смириться с тем, что по Туркманчайскому договору, подписанному в 1828 году, они потеряли Северный Азербайджан.

В то время совсем не случайно на Парижской мирной конференции звучали требования вернуть оккупированные Россией территории. В такое время, Азербайджан вышел на мировую политическую арену в качестве суверенного государства, и это явилось неожиданным шагом для правящих кругов в Иране.

16 июля 1919 года Совет Министров АДР объявил о решении создать дипломатическое представительство при правительстве Ирана. 4 октября правительство утвердило штат представительства. Главой представительства в Тегеране был назначен Адиль хан Зиядханлы. Бывший посол царской России в Иране Эттер, позднее ставший  генералом, всячески старался помешать прибытию представительства в Иран. Однако времена, когда каждое слово русского посла, беспрекословно воспринималось правительством Ирана прошли. Азербайджанское представительство было с уважением встречено в Тегеране. Шах Ирана выразил согласие на создание постоянных дипломатических представительств АДР в Тебризе и других городах страны. Азербайджанцами Ирана был дан торжественный обед в честь прибывшей делегации дипломатического представительства АДР (8, с. 192).

Между Азербайджаном и Ираном начало налаживаться взаимопонимание. В этом деле положительную роль сыграла остановка в Баку, совершённая шахом Ирана 16 августа 1919 года по ходу его визита в Европу.  Шах выразил «признательность правительству Азербайджана за оказанное тёплое гостеприимство ». Шаха Ирана уехавшего из Баку на поезде, в пути до Батума сопровождал Адиль хан Зиядханлы. В дороге состоялась беседа Зиядханлы с новым министром иностранных дел Ирана  Фирузом Мирза Нусратуддовле (13).

(Фируз Мирза был также избран главой иранского представительства в Парижской мирной конференции). Всё увиденное, услышанное иранским шахом в Баку, а также беседы А.Зиядханлы с министром иностранных дел способствовали созданию объективного мнения об Азербайджане.

23 сентября 1919 -го года А.Зиядханлы, в качестве полномочного посла АДР был послан в Иран и, соответственно внешнеполитическому курсу Азербайджана начал осуществлять дипломатическую деятельность в Тегеране. На открытие посольства Адиль хану было выделено денег в размере 50 тысяч, а на его собственное жизнеобеспечение – 25 тысяч манат (9, 50).

Состав дипломатического представительства Азербайджанской Демократической Республики в Иране состоял из нижеследующих лиц:

  1. Зиядханлы Адиль — 1918-ый год. Заместитель министра иностранных дел. Дипломатический представитель АДР в г. Тегеран с ноября 1919 года.
  2. Исрафил Муслимбек – 1 апреля 1920 года. Первый секретарь дипломатического представительства в Иране.
  3. Мешади Аслан – 1920 г. Сотрудник дипломатического представительства АДР в Иране.
  4. Мирза Алекпер хан – 1920 г. Второй секретарь  дипломатического представительства АДР в Иране.
  5. Мирза Ибрагим хан – 1920 г. Секретарь дипломатического представительства АДР в Иране.
  6. Бабаев Гулам Рза оглы – 21 ноября 1919 г. Курьер дипломатического представительства АДР при правительстве Ирана.
  7. Садигов Алекпер – 7 ноября 1919 г. Заместитель главы дипломатического представительства АДР в Иране.
    1. Рудзинский Мечеслав Станиславович – 6 ноября 1919 г. Секретарь в дипломатическом представительстве АДР в Иране. Заведующий общим отделом дипломатического департамента Министерства иностранных дел АДР.
    2. Юсиф хан – 1920 г. Заведующий хозяйственным сектором в дипломатическом представительстве АДР в Иране.
    3.  Раджаван Джаббар бек – 20 ноября 1919 г. Делопроизводитель в дипломатическом представительстве АДР в Иране.
    4. Шукюров Эхтиядж – 17 декабря 1919 г. Делопроизводитель в дипломатическом представительстве АДР в Иране.
    5. Нербальо Иван – Делопроизводитель в дипломатическом представительстве АДР в Иране, водитель.

Дипломатическое представительство Ирана в Азербайджане.

1 . Представитель правительства Ирана – Мухаммадхан Саид-уль-Вузара.

2. Консул Ирана в Ленкорани – Садигхан Садуд-Довле  (10).

4 января 1920 года с прибытием дипломатической миссии АДР во главе с первым послом Адиль ханом Зиядханлы в Иран, азербайджанское представительство приступило к активной работе.

Наряду с  функциями диппредставительства, миссия во главе с А.Зиядханлы начала оказывать помощь в культурно-просветительской работе  тюркам, проживающим в Иране. Посол писал министру иностранных дел: «По причине отсутствия материальных возможностей, представительство не может оказывать помощь нуждающимся одиноким женщинам и сиротам, открыть школы, издавать газеты на тюркском языке, и осуществлять ряд других дел». Наряду с этим он писал, что создано и приступил к работе благотворительное общество и общество обучения азербайджанскому языку. Кроме того, представительство бесплатно распространяло среди местных соотечественников книгу А.Зиядханлы «Азербайджан: история, литература и политика» (8, с. 198).

Проведение дипломатических переговоров между Ираном и Азербайджаном, заключение восьми торгово-таможенных, почтовых соглашений, правовых, консульских конвенций,  а также других договорённостей приходится именно на период работы Адиль хана Зиядханлы, с 20 марта 1920 года (16).

Существует экземпляр издания «Об Азербайджане: (История, литература и политика)» 1388 г. хиджры, 1919 г., , отпечатанного арабским шрифтом на тюркском языке в правительственной типографии, в Баку и заверенного печатью посольства, с дарственной надписью А.Зиядханлы посольству АДР в Иране. Рукою Адиль хана на книге сделана следующая надпись:

21 марта 1920 г.

«Посольству Азербайджана, в  день праздника Новруз в честь официального признания Азербайджанской Республики, открытия впервые посольства в Тегеране и поднятия флага» (1, с.3).

Об этом в предисловии книги Адиль хан давая обширное пояснение, пишет: «…Осмыслив интересы Родины и мою долю ответственности перед ней, на 30-ый день октября 1918 года я приступил к осуществлению обязанностей министра иностранных дел молодой Азербайджанской Республики. С того дня, события произошедшие за пределами моей страны, и в её пределах, вынудили меня представить доклад, касающийся политического положения нашего государства. Перед необходимостью совершить экскурс в историческое прошлое при подготовке данного доклада, мой доклад пробрёл не только политический характер, но мы также прибегли к повествованию и в историческом, и в литературном контексте…» (1, с. 2). Экземпляр этого произведения на тюркском языке, исполненный в арабской графике и заверенный печатью посольства, имеется и в посольстве Республики Азербайджан в Иране.

В своём произведении «Полёт пера»,  написанном в 1918 году А.Зиядханлы так описывает своё назначение послом в Иран: «Почётная  миссия первого посольского представительства при Шахиншахе Ирана  выпала на мою долю. Я прибыл в Тегеран 15января 1920 года. Будучи официально принят высшими руководителями государства, я предъявил им свою верительную грамоту, основал первую посольскую миссию Азербайджанской Демократической Республики в столице Гияна, и этим самым, пополнил ряды посольств, министерств и политических представительств, расположенных в Тегеране» (2, с.15).

Как известно, Азербайджанское посольство в Иране начало осуществлять свою деятельность с 28 апреля 1921 года. После советской оккупации Азербайджана А.Зиядханлы потерял свою должность, был вынужден просить у правительства Каджаров в Иране политического убежища, и, получив его, стал заниматься профессиональной юридической деятельностью. Так как, если бы он вернулся его на родину, то в Советском Азербайджане его бы постигла участь его брата Исмаил хана – быть расстрелянным (19, с. 192).

После советской оккупации АДР, поступок Адиль хана был совершенно естественен. Очень многие дипломаты, консулы и различные политические представители Азербайджана, сделали верный шаг, получив политические убежища в странах, где они были аккредитованы, и, не вернувшись в Советскую Социалистическую Республику Азербайджан.

А.Зиядханлы так пишет по поводу этого, в своём произведении «Полёт пера»: «22 июня 1921 года я потерял свой официальный статус при Шахиншахе Ирана. Потому что, из всех назначенных советским государством представителей при Шахиншахе Ирана, государством было официально признано всего одно лицо». Из пометок, сделанных им о себе в этом произведении становится ясно, что, по понятным причинам, не вернувшийся на родину Адиль хан, в 1302 году в месяце шамс работал в муниципальном управлении в Тегеране, 21 Азер 1307 года – в отделе сельского хозяйства при Министерстве Социального обеспечения, 7 абана  1308 года он был послан в Тебриз на работу по железнодорожным делам и судоходству Азербайджана, и, примерно, через год вернулся в Тегеран.

В произведении «Азербайджан» Адиль хан пишет, что в 1346 году, третьего дня месяца Джумада ас-сани (6 азер 1306 г.) в понедельник, днём, в 15 ч.15м. в городе  Неджефе, он со своей дочерью Махрух, посетил могилу пророка Али (мир ему), получившего титул «Амир аль-Муминин» (повелитель правоверных). «Поистине, те минуты были чрезвычайно важными в моей жизни. Я чувствовал, что приближаюсь к источнику такого света, который излучает во весь мир священное сияние возвышенного образа Али (мир ему)» (3, с. 25).

На  28-ой странице вышеназванного произведения, автор пишет: «Каждый, кто имеет хоть каплю достоинства должен считать свою Родину священной. Хотя в мире существует много таких мест, как Швеция, Неаполь, которые гораздо красивее моей Родины, в моём представлении – на земле нет другого, такого прекрасного места, как Кавказ. Потому что, эта земля – является моей Родиной, Родиной моего отца, моих предков. Иран (Тебриз), будучи Родиной, моей матери, конечно, также дорог для меня». Отметим, что мать Адиль хана Азер Хумаюн родилась в Иране, она была внучкой принца наиб-ас-салтанэ Аббас Мирзы и дочерью принца Бахман Мирзы.

С вторжением советских войск во время II Мировой войны в Иран, Адиль хан вынужден, в целях безопасности эмигрировать в Турцию. В Турции он также продолжает свою обширную общественно-политическую деятельность. В короткие сроки он пишет там ценное произведение, посвящённое Азербайджану. Написанная в жанре мемуаров, эта книга была опубликована, с предисловиями профессора Вилаята Гулиева, в 1993 году в издательстве «Шуша», под заголовком «Азербайджан» (11).

В статье, посвящённой жизни и деятельности Адиль хана Зиядханлы, В.Гулиев пишет, что А.Зиядханлы  переселился в 1934 году из Тегерана в Стамбул, остаток своей жизни он провёл в Турции, и наряду со своими соратниками, такими как, Шафи бек Рустамбеков, Халил бек Хасмамедов, Наги Шейхзаманлы, Гусейн бек Мирза Джамаллы и другие, и в иммиграции старался делами продолжать вносить свой посильный вклад во имя Азербайджана (11). Он делился своим богатым жизненным опытом и знаниями с турецкой молодёжью, преподавая в Стамбульском Университете. Проживший долгую и исполненную великим смыслом жизнь, последний представитель прославленного рода, потомок Джавадхана – Адиль хан Зиядханлы скончался в 1954 году в Стамбуле, и там был предан земле. Его супругой была дочь генерала Гасанага Бакиханова – Рейхана ханум. Их дочь Махрух ханум до конца своих дней прожила в Стамбуле, где и скончалась в 1994 году, и была похоронена. Её внучка, правнучка Адиль хана – Лейла ханум, и по сей день живёт в Стамбуле.

 

Список использованной литературы.

 

  1. Адиль хан Зиядханов. Азербайджан. (история, политика и литература). 1338 г. х., 1919 г., Баку: (на тюркском языке, арабской графикой).
  2. Адиль хан Зиядханов. Полёт пера. Из книги «Азербайджан». Баку: 1993, см.: Таиран-е галям. (Ресалейи аз нохостин-е номайенди-йи Джумхури-йе Азербайджан-е Гафгафз дяр Иран ). Адиль хан Зиядханов. Шап-е авваль, Тегеран, 1381, 71 с.
  3. Адиль хан Зиядханов. «Азербайджан». Баку: 1993, 176 с.
  4. Чеменземинли Ю.В. «Наша внешняя политика». Баку: Азернешр, 1993, 51 с.
  5. Чеменземинли Ю.В. «Если хотим нашей независимости…». Баку: «Гянджлик», 1994, 72 с.
  6. Хусейн Байкара. История борьбы за независимость Азербайджана. Баку: Азернешр, 1992, 276 с.
  7. Кёчарли Т. Карабах (против фальсификации истории Карабаха). Баку: «Эльм», 2002, 472 с.
  8. Насибзаде Н. Внешняя политика АДР. Баку: 1993; также см.: Cemil Hasanlı. Azerbaycan tarihi 918-1920. Türkiyenin yardımından Rusyanın işkalına kadar. Ankara, 1998 ; История дипломатии. Том 3, Москва, 1945.
    1. Мадатли Е. О статье, связанной с послом Азербайджанской Республики в Иране. // «Варлыг», 22-ой г., весна и лето, Тегеран: 1379, с. 47-55.
    2.  Гасымлы М. Совет личного представительства Министерства Иностранных Дел Азербайджанской Демократической  Республики. Баку: Изд.-во Университета Азербайджан, 2002, 22 с.
    3.  Гулиев В. Личности, оставившие след в истории. Баку: Изд.-во «Озан», 2000.
    4.  Талыблы С.А. Посол Азербайджана в Иране Адиль хан Зиядханлы. // Институт Востоковедения им. акад. З.М.Буньятова, журнал «Научные исследования», Баку: 2006, № I-IV/8, с. 430-440. Талыблы С.А. Посол Азербайджана в Иране Адиль хан Зиядханлы. Баку – Тебриз. Сборник азербайджанцев всего мира. Февраль, 2006, № 2(5), с. 27-31; Талыблы С.А. Посол АДР в Иране Адиль хан Зиядханлы. Баку, “YOM”, Сборник: Культура тюркского мира. (Квартальный). 2(4),2006, с. 80-93.
    5.  Талыблы С.А. Исмаил хан Зиядханлы и азербайджано-иранские связи. // Научное издание Института Азербайджанского государственного управления и международных отношений. Журнал «Дирчелиш – XXI век». Баку: 2006, №8-9 (102-103), с. 231-236:   Талыблы С.А.  О политической и юридической деятельности Исмаил хана Зиядханлы в Думе. Журнал «Молодой юрист», Баку, № 06 (19) июнь, 2006, с. 10-11;  Талыблы С.А.  Зиядхановы. // «Гянджа с заглавной буквы» (журнал), гянджа: 2008, № 11, с. 14-15.
    6. Талыблы С.А.

آذربایجان خالق جمهوریتینین ایرانداکی سفیری عادیل خان زیادخانلی 12.

(Посол Азербайджанской Демократической Республики в Иране Адиль хан Зиядханлы.) // “Варлыг”. Тюркско-персидский культурный сборник. Тегеран: лето 1384, № 145, с. 67-75

  1. Тадеусз Swietochowski. Müsülman Cemaatten Ulusal Kimlige Rus azerbaycanı 1905-1920. Birinci: 1988. (Türkcesi: Nuray Mert 295 sahifa).sah.72;  bax: Russian Azerbaijan 1905-1920. The Shaping of National Identity in a Muslim Community. Cambridge University Press, 1985.
  2. Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Внешняя политика (Документы и материалы). Баку: 1998
  3. Сеидзаде Д.Б. Азербайджанские Депутаты в Государственной Думе     России. Баку: 1991
  4.  «Хеят-е Фовгаладе-йе Гафгфзий-йе». Мозакерат ва гарададха-йи хеят-е эзамиййе-йе Иран бе Гафгаз тахт-е сярпорести Сейид Зияаддин Табатабаи 1337-1338 (1919-1920). Мяркяз-е еснад ва тарих-е дипломаси. Бе кушеш Реза Азери Шахрзайи, Техран, 1378; см.: «Хеят-е Фовгаладе-йе Гафгфзий-йе». Эснад ва гарададха-йи хеят-е эзамиййе-йе Иран бе Гафгаз тахт-е сярпорести Сейид Зияаддин Табатабаи (1337-1338 гямяри,1919-1920 молади). Техран, дяфтяр-е моталеат-е сияси ва бейняльмоляли, 352 с.

Mərkəz-e esnad və tarix-e diplomasi. Be kuşeş Rza Azəri Şəhrzayi,

آذری شهرضائی، رضا، هیئت فوق العاده قفقازیه، اسناد و مذاکرات و قراردادهای هیئت اعزامی  ایران به قفقاز تحت سرپرستی سید ضیاءالدین طباطباعی، 1338-1337 (1920-1919م)، مرکز اسناد و تاریخ دیپلماسی، دفتر مطالعات سیاسی و بین المللی، تهران، وزارت امور خارجه 1379،352 ص.

  1. Зохраванд А. Аввалин сафир-е Джумхури-йе Демократик-е Азярбайджан дяр иран (1918-1920), фясльнаме-йи тарих-е рявабе-те харидж, няшрийе-йе аснад ва тарих-е дипломаси. Вазарат-е омур-е хариджи-йе Джумхури-йе Эслами-йе Иран, сал-е доввом, шомаре-йе 3, табестан 1379, Тегеран.
  2.  Каве Баят. Туфан бяр фяраз-е Гафгаз. Негахи бе монасебат-е мянтаге-йи Иран ва джумхурихайе Азербайджан, Арменистан ва Горджестан дяр довре-йи нохосте эстеглал 1918-1921. Мяркяз-е эснад ва тарих-е дипломаси. Техран, 1380, 458 с.

(بیات، کاوه، توفان بر فراز قفقاز، نگاه به مناسبات منطقه ای ایران و جمهوری آذربایجان، ارمنستان و گرجستان در دوره نخستین استقلال، 1921-1918، مرکز اسناد و تاریخ دیپلوماسی (وزارت امور خارجه)، تهران، وزارت امور خارجه، 1380، 458 ص.

Аравийские монархи отозвали послов из Катара

В рядах аравийских монархий Персидского залива проявился раскол. По итогам очередного заседания глав внешнеполитических ведомств стран-участниц Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) 5 марта в Эр-Рияде принято неординарное решение. Саудовская Аравия, Бахрейн и ОАЭ решили отозвать своих послов из Катара. Причины демарша до конца не раскрыты его инициаторами. По официальной версии, Катар отклонился от выполнения принятого ранее (23 ноября 2013 года) соглашения. В соответствии с ним, страны ССАГПЗ обязались воздерживаться от вмешательства во внутренние дела своих партнёров по Совету, отказались от поддержки лиц или организаций, угрожающих безопасности и стабильности аравийских соседей по Персидскому заливу.

Принимая решение об отзыве послов из Дохи, саудовцы и поддержавшие их в этом начинании власти Бахрейна и ОАЭ, косвенно обвинили катарцев в продолжении опеки радикальных исламистских группировок на Ближнем Востоке. Пространство деятельности экстремистов расширяется, охватив Север Африки и зону Персидского залива. Последние действия Саудовской Аравии и Египта наводят на понимание одной из главных причин принятого 5 марта в Эр-Рияде решения. Власти в Каире ещё осенью прошлого года поставили организацию «Братьев мусульман» вне закона. Днями ранее подобной участи со стороны египетской судебной системы подверглось и палестинское движение ХАМАС. В феврале текущего года саудовцы порвали связи с радикалами, приняв по этому поводу отдельные законодательные акты. 2 февраля в Королевстве вступил в силу закон о противодействии терроризму. 3 февраля было введено наказание в виде от 3 до 20 лет лишения свободы за принадлежность к религиозным экстремистским течениям и оказание им поддержки. Последний пункт особо примечателен. По нему к уголовной ответственности могут быть привлечены все те, кто «финансово или морально поддерживает радикальные религиозные группировки». Их список в саудовской интерпретации стал известен месяц спустя: шиитская «Хизбалла«, «Исламское государство Ирака и Леванта», «Джебхат ан-Нусра», «Аль-Каида«, «Братья-мусульмане».

Таким образом, действия правительств крупнейших стран региона выстраиваются в единую канву. Радикальные группировки в лице «Исламского государства Ирака и Леванта», «Джебхат ан-Нусры», «Аль-Каиды», и более умеренных «Братьев-мусульман» объявлены угрозой государственному суверенитету, безопасности и порядку Саудовской Аравии, Египта, в примкнувших к ним Бахрейна и ОАЭ. Саудовская семья в этом вопросе стала условным «законодателем мод», возглавив группу стран, объявивших по сути (или только на декларативном уровне?!) войну радикалам.

Поддержка саудовцами египетских военных во главе с наиболее вероятным следующим президентом Арабской республики Абдель Фаттахом ас-Сисси выводится наблюдателями в главный мотив противостояния Эр-Рияда и Дохи. В интервью катарскому телеканалу «Аль-Джазира» бывший посол Катара в США Нассер Бен Хамад аль-Халифа, слова которого 5 марта процитировала газета The New York Times, указал на «египетский след» саудовско-катарского кризиса.

Ближневосточные и западные эксперты сходятся на том, что кризис в рядах ССАГПЗ назревал давно. Эр-Рияд все последние месяцы безуспешно стремился трансформировать Совет в тесно интегрированный Союз с объединёнными силами безопасности и правопорядка, единой валютой и общим визовым режимом. Но на пути планов монаршей семьи крупнейшей страны региона постоянно возникают преграды в виде особых позиций той или иной страны ССАГПЗ. Так, Оман упорно отказывается видеть себя в составе Союза арабских государств Персидского залива. У ОАЭ большие вопросы по части проведения общей финансово-кредитной политики стран-участниц ССАГПЗ, введения единой валюты. Кувейт прохладно отнёсся к идее Саудовской Аравии привлечь в работу ССАГПЗ Марокко и Иорданию на правах особых членов Совета. С таким разбродом мнений построить организацию по аналогии с европейскими институциональными принципами политической ассоциации и экономической интеграции крайне сложно. Дабы пресечь оппозицию своим планам, по всей видимости, саудовцы решили сплотить в рамках ССАГПЗ более тесную группу государств. Со временем данная группа может «подмять под себя» повестку Совета, сделать его более управляемой организацией. Впрочем, успешность подобной модели поведения с ещё большими претензиями саудовцев на лидерство не очевидна.

Линии разделения в ССАГПЗ проявлись не только по «египетскому досье». Тесная кооперация саудовцев и катарцев на отдельных этапах противостояния с режимом Башара Асада в Дамаске была той важной подпоркой для связей Эр-Рияда и Дохи, которая удерживала их отношения от кризиса. Но с осени 2013 года на сирийском направлении позиции двух монархий стали стремительно расходиться. Симпатии, политическая поддержка и финансовые вливания саудовцев на стороне так называемого «Исламского фронта» в Сирии, сформированного в ноябре 2013 года (практически в те же дни, когда страны ССАГПЗ приняли указанное выше соглашение о невмешательстве во внутренние дела друг друга). Группировка должна была стать костяком для «южного фронта» борьбы с Дамаском, лежащего к северу от сирийско-иорданской границы. Катарцы же продолжили спонсировать «Исламское государство Ирака и Леванта», «Джебхат ан-Нусру», что вело к растущему раздражению саудовцев.

Уже сейчас, без получения более подробной информации с мест развёртывания дипломатического конфликта между Саудовской Аравией и Катаром, можно предположить также и внутренние причины принятого решения об отзыве послов. Саудовские власти тем самым посылают миру сигнал о своей решительности в деле подавления любого инакомыслия внутри Королевства. Увеличение социальных программ у себя дома не гарантирует саудовскую семью от проникновения радикальных идей извне. Группировки, которые создавались и финансировались ранее, выходят из-под контроля. Отвлечение их сил на свержение неугодных аравийцам ближневосточных режимов исчерпало себя. Радикалы набрались опыта локальных боевых действий, приобрели определённый политический опыт, нарастили свои финансовые возможности и теперь могут обратить всё это против своих бывших хозяев.

В саудовско-катарских отношениях подобные эксцессы с отзывом послов не новость. В 2002 году Саудовская Аравия отозвала своего посла из Дохи из-за озвученной «Аль-Джазирой» критики в адрес Королевства. Но тогда стороны сумели локализовать конфликт без особых потерь для имиджа ССАГПЗ. Нынешний кризис вышел за рамки двусторонних разногласий, что само по себе наводит на мысль наличия глубоких противоречий в рядах аравийцев. С приходом к власти в Катаре летом прошлого года нового эмира Тамима Бен Хамада аль-Тани у многих в регионе появились надежды на более умеренный внешний курс молодого монарха. Его отец сделал страну «карликом с амбициями гиганта». Так в последнее время политики и эксперты стали фигурально именовать малый по площади и количеству населения, но гиперактивный во внешних делах Эмират. Между тем, наследник оказался с не меньшими внешнеполитическими амбициями.

Как указывает арабская пресса, к монаршей семье в Катаре у саудовцев специфическое отношение. В Эр-Рияде считают Эмират в определённом смысле своим «задним двором», где правит клан, который имеет тесные родственные связи с семейством аль-Сауд. Это вовсе не означает, что саудовцы могут позволить себе некие резкие шаги агрессивного свойства. Например, ввод войск в Эмират (как это произошло весной 2011 года в Бахрейне) и возведение на престол лояльного себе монарха. В экспертных обсуждениях создавшейся ситуации и предположения дальнейших шагов саудовцев представлена мысль, что Эр-Рияд, возможно, склоняется к выбору «британской» модели поведения. А именно, действие на дистанции, без прямого военного вмешательства, но с инициированием внутренних проявлений недовольства в Эмирате. Которые в последствии могут привести к низложению правящего монарха.

Rambler-Новости

 

33-летний правитель Катара благоразумно воздержался от ответной реакции в виде отзыва своих послов из стран-зачинщиков дипломатического кризиса. Тем самым, оставив с катарской стороны дверь открытой для деэскалации конфликта, решения всех спорных вопросов за столом переговоров. Думается, что партнёры по ССАГПЗ и на этот раз выйдут без необратимых потерь из нынешней ситуации. Египет и Сирия разъединили Саудовскую Аравию и Катар. Но остаются другие направления сотрудничества. Например, в Ираке, откуда недавно прозвучали обвинения правительства Нури аль-Малики в адрес именно саудовцев и катарцев. Сплотить давшие трещину ряды может и другое «антишиитское» направление кооперации двух аравийских семейств. Как строить свои отношения с Ираном? На этот вопрос ни у одной страны ССАГПЗ до настоящего времени нет вразумительного ответа.

Михаил Агаджанян — ближневосточный обозреватель ИА REGNUM

 

Татарско-турецкий фактор в судьбе Крыма

В Крыму, несмотря на все местное этническое разнообразие — а проживают на полуострове представители более чем 80 национальностей, — всегда был только один народ-«эндемик», а именно крымские татары (если не брать в расчет малочисленные этнические группы или народности, такие как крымчаки или караимы). На сегодняшний день татары составляют около 15 процентов населения полуострова (приблизительно 300 тысяч человек) и воспринимаются как неотъемлемая часть самого Крыма. В большинстве своем татары социально активны и занимают четко выраженную проукраинскую позицию. В связи с этим «татарский фактор» может сыграть определяющую роль в дальнейшей — и без того непредсказуемой — судьбе полуострова.

Татары

Крымско-татарский этнос сформировался на рубеже XIV–XV веков в результате слияния тюркских племен (гуннов, тюрко-булгаров, печенегов, кипчаков, огузов) с оседлым населением горных и прибрежных районов Крыма (потомков тавров, скифов, греков, готов, аланов и прочих). Само слово «Крым» тоже тюркского происхождения, предположительно произошло от «кырым», что означает ров, укрепление.

К началу XV века Золотая Орда, в состав которой входил Крым, ослабла в результате междоусобиц, походов Тамерлана и прочих внешних факторов, и полуостров стал фактически независимым. При поддержке Великого княжества Литовского власть в Крыму захватил Хаджи Гирей — первый из династии Гиреев, правившей Крымским ханством на протяжении всего периода его существования — до конца XVIII века. За это время крымские правители, относившие себя к Чингизидам, то есть потомкам Чингисхана, совершили десятки опустошительных набегов на украинские и русские земли. Один из ханов, а именно Девлет Гирей, в 1571 году сжег Москву, поставив все Русское государство на грань полного краха.

Крымские татары в своем подавляющем большинстве — мусульмане-сунниты, испытавшие сильное влияние турецкой культуры. Уже во второй половине XV века Крымское ханство попало в зависимость от Османской империи, основная часть прибрежных городов полуострова — Гезлев (Евпатория), Кафа (Феодосия) и прочие — находились под непосредственным управлением султана. В качестве турецкого вассала ханство существовало до 1774 года, когда по Кучук-Кайнарджийскому миру между Россией и Турцией оно наконец получило независимость. Впрочем, независимость продолжалась недолго — уже в 1783 году российская императрица Екатерина II выпустила манифест, которым присоединила земли ханства к территории России.

Население полуостровной части Крымского ханства (помимо собственно Крыма в его состав входили также территории Северного Причерноморья и Кубани) ко времени его присоединения к России, по оценкам историков, составляло около полумиллиона человек, причем на 92 процента состояло из крымских татар. Российская экспансия вызвала массовую миграцию татар на земли Османской империи — к концу XVIII века в Крыму насчитывалось чуть более 100 тысяч татар. Вторая волна миграции пришлась на период после окончания Крымской войны в середине XIX века. На сегодняшний день в Турции проживает более пяти с половиной миллионов потомков крымских татар.

Третья волна миграции татар, чьи попытки во время революции и Гражданской войны создать собственное государство пресекались и белыми, и красными, была насильственной: в 1944 году более 200 тысяч татар были выселены в Среднюю Азию. Предлогом для депортации послужило то, что татары, по данным советских властей, активно сотрудничали с немецкими оккупантами. С фактами спорить трудно: действительно, гитлеровцы широко использовали татар для борьбы с партизанскими отрядами, а общее число вооруженных коллаборационистов из числа крымских татар достигало 20 тысяч человек. В то же время, с оккупантами сотрудничали представители и других национальностей, а тысячи татар воевали и в рядах Красной армии — самым известным из них стал дважды Герой Советского Союза Амет-Хан Султан. При этом в Берлине и слышать ничего не желали о намерениях татар построить в  Крыму собственное государство — а именно из этих соображений некоторые лидеры татарской общины пошли на сотрудничество с немцами. Власти Германии же планировали включить полуостров непосредственно в состав Третьего рейха.

Возвращаться на историческую родину татары начали в конце 1980-х годов. Причем в борьбу за право вернуться в Крым они вступили задолго до распада СССР — одним из самых активных защитников прав соплеменников, проживавших тогда на территории Узбекистана, стал Мустафа Джемилев, будущий председатель Меджлиса (этнического парламента) крымских татар.

Еще в 1956 году вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о снятии с депортированных народов режима спецпоселения. Но этот документ не касался крымских татар, поскольку не снимал с них обвинения в измене родине. Тем не менее, в среде депортированных начали формироваться инициативные группы по сбору подписей под петициями к властям. В этих петициях авторы пытались убедить руководство страны в лояльности крымских татар и просили позволить общине вернуться на историческую родину. Однако власти в ответ лишь начали преследования активистов. Тем не менее, начиная с 1960-х годов крымско-татарcкая общественность проводила массовые акции в городах Узбекистана, где проживало наибольшее число депортированных, в поддержку требований, изложенных в петициях.

К началу 70-х годов множество крымско-татарских активистов было арестовано и протестное движение пошло на спад. Некоторым из татар все же удалось в те годы вернуться в Крым, но большинству ненадолго — паспортный режим на полуострове был усилен, и переселенцев попросту выгоняли из домов. Только в 1987-м году под председательством Андрея Громыко начала работать Госкомиссия по вопросам возвращения крымских татар. На тот момент они составляли один процент от населения полуострова (и один процент от населения Узбекистана, в количественном выражении — немногим больше 180 тысяч человек), но уже в последующие годы репатриация приняла массовый характер.

Если по переписи 1989 года в Крыму проживало 38 тысяч татар, то через десять лет после этого их было уже 250 тысяч. При этом возвращение коренных жителей привело к череде конфликтов с местными — поводом для ссор в первую очередь служили так называемые «самозахваты». По данным Республиканского земельного комитета, с 1991-го по 2007 год на полуострове было захвачено более 40 тысяч гектаров земли, на которых расположились около 300 поселков компактного проживания крымских татар. В ряде случаев для усмирения татар и их противников властям приходилось вызывать спецназ, пускать в ход слезоточивый газ и светошумовые гранаты. В основном татары, которым изначально запретили селиться на Южном берегу Крыма и в Севастополе, «осваивали» земли в районе Симферополя, вдоль Евпаторийской трассы, в Судаке, Алуште, Партените.

К концу 2000-х годов масштаб самозахватов существенно сократился, но отношения между татарами и русскоязычным населением до сих пор остаются прохладными. Перспективы этого «холодного мира», видимо, стоит оценивать с учетом заявления Джемилева, прозвучавшего в прошлом году. По его словам, ожидается, что в Крым должны вернуться еще около 100-120 тысяч  крымских татар, все еще проживающих в странах бывшего Союза. Правда, теперь, когда обстановка на полуострове больше напоминает фронтовую, а его статус поставлен под вопрос, еще неизвестно, захотят ли они покидать обжитые места.

Сразу же после того, как первые татарские репатрианты прибыли в Крым, они попытались заявить и о своих политических правах. 26 июня 1991 года в Симферополе был созван национальный съезд, высший полномочный представительный орган крымско-татарского народа — Второй Курултай (первый прошел еще в 1917 году). А уже 6 июля того же года состоялось первое заседание Меджлиса крымско-татарского народа. На курултае была принята декларация о национальном суверенитете татар. В ней, в частности, утверждалось, что Крым является «национальной территорией» крымско-татарского народа, на которой только он «обладает правом на самоопределение так, как оно изложено в международных правовых актах, признанных мировым сообществом». Там же указывалось, что «земля и природные ресурсы Крыма, включая его оздоровительно-рекреационный потенциал, являются основой национального богатства крымско-татарского народа и источником благосостояния всех жителей Крыма» и «не могут использоваться помимо воли и согласия крымско-татарского народа».

Впервые «татарский фактор» сыграл свою роль 1 декабря 1991 года, когда — благодаря в том числе и голосам 80 тысяч татарских избирателей — 54 процента крымчан поддержали на референдуме провозглашение независимой Украины.

В 1994 году татарам предоставили 16 мест в парламенте Крыма на основе национальных квот для «депортированных народов». В следующий парламент представители Меджлиса не прошли, но впоследствии крымско-татарские политики проникали в законодательную власть по спискам других партий, например Народного руха Украины. В этой связи стоит отметить, что татары изначально взяли курс на сотрудничество с проукраинскими партиями, ибо политический противник у тех и других был один — силы, ориентированные на Россию. В Крыму позиции украинских националистов всегда были крайне слабы, поэтому на защиту украинской государственности здесь встали именно татары.

Это, впрочем, не мешало им регулярно обвинять как крымские, так и украинские власти в том, что те игнорируют их интересы и таким образом подталкивают татар к противозаконным действиям, то есть тем самым самозахватам. По словам Джемилева, с 1991-го по 2012 год недофинансирование программ помощи репатриантам составило 438 миллионов гривен (более 50 миллионов долларов). «Таким образом, я могу смело утверждать, что государство практически отстранилось от решения проблем депортированных», — утверждал татарский лидер в прошлом году.

Тем не менее 26 февраля 2014 года на площади перед зданием Верховного совета Крыма в Симферополе, где собрался митинг под российскими флагами, татары в очередной раз продемонстрировали, что в противостоянии Москва — Киев они выбирают сторону последнего. Более 15 тысяч татар совместно с украинскими патриотами оттеснили оппонентов от здания парламента и даже прорвались внутрь. Это, однако, не помогло — следующей же ночью парламент был захвачен «неизвестными вооруженными людьми», и с тех пор власти Крыма круто развернули автономию в сторону России.

Татары пока занимают выжидательную позицию и на улицы не выходят. Рефат Чубаров, сменивший Джемилева на посту председателя Меджлиса, отказался признать легитимным новое правительство Крыма во главе с Сергеем Аксеновым и призвал всех жителей полуострова вне зависимости от национальности бойкотировать предстоящий референдум по вопросам о присоединении Крыма к России или о сохранении расширенной автономии в составе Украины (дата плебисцита — 16 марта). Вместе с тем Чубаров признал, что новое руководство автономии сулит татарам те самые блага, которых они тщетно добивались все годы независимости Украины — и финансовую помощь, и места в новом парламенте и правительстве. По словам Аксенова, крымским татарам предлагается выделить должности одного вице-премьера, двух министров, а также должности замминистра «практически в каждом министерстве», включая силовые ведомства.

В свою очередь, вице-премьер нового крымского правительства Рустам Темиргалиев пообещал, что Россия гарантирует соблюдение всех социально-экономических прав крымских татар. «Что дала Украина крымским татарам? 150 миллионов долларов за 22 года независимости для почти 300 тысяч человек? Хоть как-то были защищены права крымских татар, вернувшихся на Родину после депортации?» — написал Темиргалиев на своей странице в Facebook. По его словам, Россия за два года решит все инфраструктурные вопросы в местах компактного проживания татар.

Чтобы склонить татар на пророссийские позиции, Крым посетила делегация во главе с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым, однако в Меджлисе своего отношения к происходящему пока не меняют.  «В условиях, когда на улицах войска, — говорит Чубаров, — в условиях, когда идет полная правовая вакханалия, объявление какого-либо референдума, а также при отсутствии законодательства — это является действием для дальнейшей дестабилизации ситуации в Крыму».

Говоря о будущем крымских татар, Чубаров возвращается к событиям 70-летней давности. «В отношении крымско-татарского народа в ХХ столетии был совершен геноцид, когда мы утратили половину своей численности, — заявил он «Ленте.ру». — Последствия катастрофы, усугубленные насильственным удержанием в изгнании без малого 50 лет, не устранены и сегодня.  И поныне на  свою родину смогли возвратиться лишь около 300 тысяч крымских татар, более 150 тысяч все еще остаются в изгнании, поскольку не имеют возможности самостоятельно преодолеть все препятствия на пути к возвращению домой».

Нынешний статус Крыма лидера крымских татар не устраивает (как не устраивает он и русскоязычных граждан), но это, по его мнению, еще не является поводом для выхода автономии из состава Украины. «Безусловно, сегодняшний статус Крыма нуждается в переформатировании, — говорит председатель Меджлиса. — Необходимы кардинальные изменения в конституции Крыма, позволяющие и крымским татарам быть уверенными в своем развитии, сохранении своей языковой, культурной и религиозной идентичности. Как вы понимаете, у крымских татар за пределами Крыма нет иной исторической территории или этнически тождественного государства, где они могли бы реализовать свое право на самоопределение. Однако сегодняшний статус Крыма совершенно не учитывает эту особенность… Но нас вполне устраивает будущее Крыма в составе независимой Украины, которая, в свою очередь, органично вольется в Европейский союз».

Турки

В любой дискуссии по поводу статуса Крыма, в которой татары фигурируют как «третья сила», часто упоминается и Турция. Дескать, Анкара имеет столько же прав на полуостров, сколько и Москва с Киевом, и татары якобы готовы поддержать притязания бывшего сюзерена, если таковые будут продемонстрированы.

О реакции татар на возможную активность турок на крымском направлении можно только догадываться, но сами турки никакой активности пока не проявляют. Правда, некоторые турецкие издания, в частности Hurriyet, уже предположили, что в случае провозглашения Крымом своей независимости (а речи об этом пока не идет) Анкара имеет право объявить полуостров турецкой территорией. Издание отмечает, что еще в 1991 году, после распада СССР и провозглашения независимости Украины, Турция имела формальное право вернуть себе Крым. «Однако правительство Турции, которое тогда возглавлял Тургут Озал, учитывая геополитические изменения на севере страны и изменения общей мировой конъюнктуры, не стало отстаивать эту позицию. Турция ограничилась тем, что потребовала восстановления прав крымских татар, проживающих в Крыму в меньшинстве», — заключает Hurryet.

При этом турецкая газета, как и многие «эксперты», рассуждающие о правах Турции на Крым, ссылаются на некий пункт российско-турецкого договора 1783 года, в котором якобы сказано, что Крым не может провозгласить независимость и не принадлежать никакой третьей стороне, — он якобы обязательно должен находиться в составе либо Российской, либо Османской империи. «Экспертов» при этом не смущает, что в указанном году никакого договора между Стамбулом и Санкт-Петербургом не заключалось. Этим годом датирован манифест Екатерины о присоединении Крыма и только. В нем ничего подобного не утверждалось, равно как не могло этого утверждаться в Кучук-Кайнарджийском договоре, который провозглашал независимость Крыма, и в последующем Ясском договоре, закреплявшем принадлежность полуострова России.

Доподлинно неизвестно, откуда взялась теория о правах Турции на Крым, но эту позицию, например, еще в 2004 году высказывал лидер крымских коммунистов Леонид Грач. Очевидно, распространение этой «утки» было выгодно различным пророссийским политикам, пугавшим свой электорат ростом влияния Турции — и, как следствие, исламистских настроений — на полуострове.

«Ваххабизм проник в Крым более трех лет назад. Сначала это была «ползучая интервенция», теперь — явно выраженная тенденция… В Бахчисарае они организовали «штаб» преступной группировки, контролирующей Сакскую, Бахчисарайскую и Ялтинско-Алуштинскую зоны. Лагерь боевиков обнаружили даже на горе Ай-Петри», — рассказывал Грач о «крымских ваххабитах» десять лет назад.

Сегодня тональность высказываний на эту тему со стороны пророссийских политиков почти не изменилась. «Пока русские и украинцы выясняют отношения, очень классно и грамотно работают турки и остальные», — говорит один из лидеров казачьего движения Крыма Юрий Першиков. По его словам, в том случае, если Крым вдруг обретет независимость, он сразу «получит экспансию Турции и экспорт радикального ислама».  «Многие говорят: «НАТО, НАТО», — рассуждает Першиков. — Для нас же ближайшая страна НАТО — это Турция. И мы понимаем, что, если здесь не будет Черноморского флота, сдерживающего фактора в Севастополе, там будет стоять турецкий флот со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Однако, сколько бы ни говорили о лагерях ваххабитов в предгорьях Роман-Коша или Ай-Петри, до сих пор обнаружить их не удавалось. И все равно тема с присутствием в Крыму банд радикальных исламистов, непосредственно поддерживаемых Турцией, продолжает вбрасываться в СМИ.

По мнению историка Сергея Балмасова, турецкие спецслужбы, в том числе такая известная, как MIT, взаимодействовали с крымско-татарской общиной на протяжении всего постсоветского периода. Кроме того, влияние Анкары, полагает эксперт, поддерживалось и за счет развития финансово-экономических связей с Меджлисом. В частности, с помощью Турции был создан собственный крымско-татарский банк «Имдат» («Возвращение»). Деньги банка использовались для финансирования строительства жилья, а также якобы для приобретения оружия.

Если же абстрагироваться от ваххабитов и боевиков, то поддержка Турции действительно могла бы  укрепить позиции крымских татар. Правда, желания влезать в дела полуострова Анкара пока не демонстрирует. Еще в прошлом году Мустафа Джемилев жаловался, что единоверцы с другого берега Черного моря не выполнили свои обещания перед крымскими татарами, хотя ранее премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган обещал финансово поддержать строительство Соборной мечети в Симферополе, крымско-татарского культурного центра и трех национальных школ.

Тем не менее надежда на Турцию все еще сохраняется. «Глава МИД Турции Ахмет Давутоглу мне сказал такие слова: «Не сомневайтесь, если крымские татары будут подвергаться опасности, Турция будет первой страной, которая придет на помощь»», — заявил на днях Джемилев. По его словам, Турция готова оказать татарам «всестороннюю помощь — в экономическом плане, дипломатическую помощь». Однако несмотря на эти заявления и митинги в поддержку крымских единоверцев, прошедшие в Турции, сложно себе представить, чтобы Анкара решилась на какие-то кардинальные меры — по всей видимости, она ограничится традиционной дипломатической «озабоченностью». По крайней мере, на официальном уровне.

В заявлении МИД Турции от 7 марта говорится, что политический кризис на Украине должен быть урегулирован с учетом территориальной целостности страны и в соответствии с международным правом и соглашениями. Провозглашенный в Симферополе референдум, как полагают в Анкаре, не будет способствовать стабильности на полуострове. Во внешнеполитическом ведомстве также призвали все стороны конфликта следовать здравому смыслу и проявлять сдержанность.

Сдержанность турецкой позиции ранее подтвердил сам глава МИД Ахмет Давутоглу. «Действующая власть может попытаться превратить вопрос с Крымом сначала в кризис между крымскими татарами и Россией, а затем — между Россией и Турцией. Но мы не позволим этому случиться. Крым — в первую очередь проблема Украины, а уже потом — всего остального мира», — заявил министр.

На этом фоне предположения СМИ о том, что давнишнее противостояние России и Турции из-за Крыма может возобновиться, вряд ли имеют под собой веские основания.

Петр Бологов

http://lenta.ru/

События в Украине подталкивают Центральную Азию к России

Если бы не было победившего фашизма (к счастью пока что не окончательно победившего) на Украине, его надо было бы обязательно придумать. Судьба на протяжении всей российской истории благоволившая ее счастливой звезде сама показывает картину апокалипсиса, от которого надо уберечь Россию.
Вот из свежих украинских событий: «Лидер украинской группировки «Правый сектор» Дмитрий Ярош потребовал от правительства Украины открыть арсеналы для вооружения боевиков. Он заявил, что «консервативные подходы руководства силовых структур не позволяют навести порядок в стране и исключить антимайдановские протесты в восточных и южных регионах Украины». Кроме того, Дмитрий Ярош «в ультимативной форме предлагает передать «Правому сектору» часть оружия и военной техники, а также несколько войсковых учебных центров».

Лидер радикального движения «Правый сектор» Дмитрий Ярош намерен баллотироваться в президенты Украины, заявил председатель киевской организации «Правый сектор» Андрей Тарасенко.
«Мы готовим съезд, на котором партия будет переименована, и мы идем на выборы в Киеве, на выборы во всех местных советах, городах и селах, и это означает, что Дмитрий Ярош будет баллотироваться в президенты Украины», — сообщил Андрей Тарасенко на пресс-конференции».

Немножечко поясню ситуацию, фашиствующие молодчики маленького украинского Гитлера взяли в руки власть с помощью своих американских друзей-партнеров (о плотной координации американским послом на Украине всех этих националистических «антимоскальских сил» сейчас не говорит только ленивый, да это сильно и не скрывается) на части территории страны, и теперь им срочно нужно легализоваться как военизированным армейским формированиям — ну право, несолидно новым хозяевам ходить по улицам с битами да кувалдами. Классическая коммерческая ситуация – фирма, потерявшая в силу своих махинаций честное имя проводит ребрендинг, конечно «Правый сектор» и честное имя вещи несовместимые изначально, но ребрендинг в данном случае тоже необходимая часть легализации украинских радикалов – такой вот «новый украинский фашизм», в костюме и галстуке, на брифингах, да пресс-конференциях.

Даешь маленького украинского Гитлера в президенты! Ветераны СС «Галичина» просто аплодируют стоя, все их труды, все их бессонные ночи, когда не смыкая глаз, без устали надо было жечь и резать проклятых коммуняк-москалей, все не зря, труды не пропали даром, внуки и правнуки оправдали надежды – Слава великому Фюреру!
На фоне столь победоносного шествия коричневых по Украине (очень надеюсь, что только пока победоносного), наши российские националисты (в душе тайно возликовав – Вот он, свет в конце туннеля, и там нас ждет – мононациональная Россия!) официально пригорюнились и опечалились.

Вот мнение одного из таких медийнорасскрученных «патриотов» (не хочу указывать фамилию, и без моих усилий пиара хватает подобным): «Никого в Кремле не волнуют никакие русские в Украине. В Кремле их волнует только одно, чтобы пример Майдана, когда народ вышел и сверг воровскую власть Януковича, не случился в Москве. Вот ради чего все это мы и наблюдаем с вами. Сейчас делается прививка всему населению страны он национализма, фашизма, бандеровцев и т.д. Вы думаете, что в Кремле боятся бандеровцев? Да не смешите меня. Бандеровцы в Кремле никого не интересуют. Их интересуют здесь русские люди, национальные силы, «Манежная площадь» и все национальные организации, которые выходят и с них спрашивают. И они боятся, что аналог того, что произошло на Украине, может произойти и в России».
Я говорил уже давно – наш ультранационализм – это таран, которым будут разрушать последний оплот российской государственности! Под крики о заполонивших Россию кавказцах и среднеазиатах Россию будут рвать на части, чтобы она никогда уже не смогла подняться с колен, ее будут рвать со всей ненавистью ко всему «инородному», ее будут душить, чтобы она никогда вновь не стала сильной страной!

И этим «стервятникам», которые выросли на трупе СССР, очень сильно помогает наша постсоветская российская «элита» — помогает тем, что в нее действительно можно бросить камень – воруют! Когда какой-либо российский чиновник пытается обогатиться за счет народа, он очень четко должен понимать – она дает шанс – это шанс поднять голову радикальному национализму в России. Чем больше чиновник погряз в коррупции, тем сильнее радикальный национализм, тем больше будет у нас российских Ярошей, потому что уставший народ будет готов кинуться хоть к дьяволу в объятья, лишь бы увидеть, как эти опостылевшие чиновники — «элитарии» (есть честные не спорю, но сама система такова, что на верх выталкивает всю гниль общества) прикрывающиеся патриотической риторикой, будут болтаться на своих галстуках, украшая фонарные столбы улиц столиц и провинциальных городов России. Тогда мы увидим тысячи российских «Сашко Билых» готовых спросить с «сбруей» в руках – Почему ты воровал, почему твоя зарплата была несколько сот тысяч, когда я как проклятый работал за копейки, чтобы прокормить свою семью?! Молчишь?! На Майдан — ответь людям!
Сейчас Запад нам грозит санкциями, и здесь я абсолютно соглашусь с Татьяной Воеводиной (ее статья «Пора работать») – «Даешь международную изоляцию России». Пусть Запад закроется от нас железным занавесом – чтобы не одна чиновничья коррумпированная «мышь» не смогла проскочить в свои зарубежные замки и к своим средствам на Западе! Сидите в родной (хотя какая она им родная – это для них некая территория для заработка «непосильно нажитого») России, восстанавливайте страну, которую рвете вот уже два десятилетие — вот ваше наказание.
Слово «кризис» происходит от греческого krisis, что означает «решение, поворотный пункт, исход». Я знаю, о чем пишу, когда-то мне приходилось голодному ходить пешком в университет (порядка десяти километров в общей сложности — денег не было на проезд) на лекции, мой дневной рацион был (трудно поверить, но это так) половина стакана вермишели и один пельмень, но я понимал, что я должен делать, сжав зубы, я шел вперед!

Мы зажирели, расслабились на газово-нефтяных доходах как ленивый толстый кот, теперь мы обязаны сжать зубы, до боли, до судороги в скулах, сплотиться и показать всей этой американо-европейской мрази – Россия сильна, она величава и многонациональна – она никому не отдаст Северный Кавказ (под крики местечковых националистов), она не отвернется от Средней Азии, она не позволит расколоть себя по национальному признаку!

Европа нам пригрозила, что заморозит переговоры о безвизовом режиме с ней. Европейцы, просто умоляю вас, примите такой закон, чтобы в ближайшие двести лет никаких переговоров с Россией под страхом смертной казни не велось о безвизовом режиме! Очень прошу, окажите нам такую услугу! Может быть тогда наши «правители» очнуться и протрезвеют, и поймут наконец – есть старые, проверенные друзья на постсоветском Юге, есть народы Средней Азии, которые и в тяжелую годину готовы быть с русскими несмотря ни на что! Только в самой России должны наконец вспомнить и воплотить в жизнь слова нашего великого провидца Федора Михайлович Достоевского: «Потому необходимость, что Россия не в одной только Европе, но и в Азии; потому что русский не только европеец, но и азиат. Мало того: в Азии, может быть, еще больше наших надежд, чем в Европе. Мало того: в грядущих судьбах наших, может быть, Азия-то и есть наш главный исход! Я предчувствую негодование, с которым прочтут иные это ретроградное предположение мое (а оно для меня аксиома). Да, если есть один из важнейших корней, который надо бы у нас оздоровить, так это именно взгляд наш на Азию».

А что мы видим пока, а пока мы видим что: «Фракции «Справедливой России», КПРФ и ЛДПР выступают против законопроекта правительства, опасаясь массовой регистрации нелегальных иммигрантов. Думская оппозиция выступает против подготовленного правительством законопроекта, который позволит всем русскоязычным иностранным гражданам и лицам без гражданства получить гражданство России в облегченном режиме. Коммунисты, «эсеры» и либерал-демократы опасаются, что таким образом в нашей стране смогут зарегистрироваться нелегальные мигранты из Средней Азии».
Ну что сказать – Европа оказывается нашей политической «элите» дороже, с чем собственно и могу поздравить наших радикальных националистов – ребята, не унывайте, не все потеряно, у вас есть шанс – Ярош и наши политические «элитарии» вас не оставят, рука помощи будет протянута.

Знаете, «эсеры» и либерал-демократы в своей консолидации… это политические постсоветские новоделы, но вот КПРФ. Могу только повторить то, что я уже как-то писал, когда «коммунист» с говорящей фамилией Рашкин активно ратовал за визовый режим со среднеазиатами: «Ожидал от кого угодно борьбы за визовый режим с регионом, националисты, Прохоровы, Собянины, уж на что Жириновский высказывается иной раз о регионе «рубя с плеча», и тот приехал недавно на стройку к среднеазиатским рабочим и из собственных рук фактически кормил. Если коммунисты декларируют подобные заявления ради политических дивидендов, то простите, а когда будет Евразийский Союз с участием Средней Азии, как в таком случае будет интерпретироваться коммунистическая компания «за визовый режим», временным политическим помутнением рассудка? Складывается устойчивое ощущение, что КПРФ не сделала никаких выводов из развала Советского Союза. Та партийно-номенклатурная элита позднего СССР, которая в конечном итоге вытолкнула из себя «истинных коммунистов» Горбачева и Ельцина, в борьбе за власть и разваливших Союз, она, переродившись в неокоммунистов постсоветской России, в конечном итоге стала тем, что она есть, оппозицией которая ни то что новую страну построить не в состоянии, она и свои-то позиции удерживает с большим трудом, и то, только благодаря тому что «краснеет» весь мир».

Познакомившись некогда ближе с жизнью Иосифа Виссарионовича Сталина, я сделал один очень важный для себя вывод – Сталин был слишком мягким и добрым человеком, он излишне часто прощал свою распоясавшуюся советскую элиту. Те, кто были им в свое время не зачищены, в конечном итоге и добили великую страну, выродившись в апологетов постсоветского «неокапитализма».
Победа (очень надеюсь, что только временная) на Украине фашизма – дает России последний шанс, если российское руководство, не сумеет железною рукой навести мобилизационный порядок, не декларативные гламурно-патриотические речи, а реальный социально-справедливый порядок, то в определенный момент появятся российские Яроши и Сашко Билые и наведут свой «порядок».

Настоящие верные друзья становиться в минуту опасности плечом к плечу и отбивают атаку. Средняя Азия и Россия – это два старых друга, в случае, когда Россию попытаются начать рвать с южных постсоветских рубежей – среднеазиаты будут прикрывать наши спины. А мы должны сделать все, чтобы фашистская чума не пробралась в братскую Среднюю Азию с севера, и чтобы среднеазиаты не чувствовали себя в России людьми второго сорта попавшими на чужбину.
Так победим!

Эрик ХАНЫМАМЕДОВ, гор. Волгоград

Источник — ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1394309160