Кем провоцирован суннитско-шиитский конфликт?

 Ст.Иванов

В последнее время на Ближнем Востоке отмечается обострение суннитско-шиитских противоречий, которые уже приобрели в Сирии характер братоубийственной гражданской войны, в Ираке, Ливане – масштабных терактов, на Бахрейне и в Саудовской Аравии – восстаний, народных волнений и акций протеста, сопровождающихся жестокими расправами властей над протестующими. Что скрывается за очередной волной насилия в регионе и кто провоцирует вражду между мусульманами? Небольшой экскурс в историю отношений между двумя основными течениями ислама показывает, что сегодня нет видимых причин и объективных предпосылок к войне между ними.

Разногласия между суннитами и шиитами уходят корнями в далекое прошлое. После смерти пророка Мухаммеда в 632 году между его последователями разгорелся спор о том, кто должен наследовать политическую и духовную власть над арабскими племенами. Большинство поддержало кандидатуру соратника пророка и отца его жены — Абу Бакра. Они и сформировали впоследствии лагерь суннитов, которые сегодня составляют 85 % всех мусульман. Другие же, поддержали кандидатуру двоюродного брата и зятя пророка — Али, заявив, что сам пророк назначил его своим преемником. Впоследствии их стали называть шиитами, что в переводе с арабского означает дословно «приверженцы Али». В этом споре победу одержали сторонники Абу Бакра, который и получил титул халифа. Последующая борьба за власть привела к убийству Али суннитами в 661 году, его сыновья Хасан и Хусейн также были убиты, причем гибель Хусейна в 680 году у города Кербела (Ирак) до сих пор воспринимается шиитами как трагедия исторических масштабов. Сунниты продолжали сотнями лет оставаться у власти в Арабском (исламском) халифате, в то время как шииты постоянно находились в тени, признавая истинными вождями своих имамов-потомков Али.

В последующей истории взаимоотношений суннитов и шиитов не было сколько-нибудь серьезных вооруженных столкновений.

Сегодня шииты вместе с близкими им более мелкими сектами (ахмадие, алавиты, алевиты, друзы, ибадиты, исмаилиты и др.) составляют до 15 % процентов от числа мусульман. Последователи этой ветви ислама — абсолютное большинство населения Ирана, две трети — Бахрейна, больше половины — Ирака, значительную часть мусульман Саудовской Аравии, Азербайджана, Ливана, Йемена. В большинстве направлений шиизма центральным элементом считается вера в то, что двенадцатый и последний из имамов сокрыт Аллахом и однажды явится миру, чтобы выполнить его священную волю.

Сунниты же, кроме Корана, руководствуются «сунной» — сводом правил и устоев, основанных на примерах из жизни пророка Мухаммеда. Сунна базируется на хадисах: сказаниях о словах и поступках пророка. Традиционные последователи ислама считают следование сунне главным содержанием жизни каждого истинного мусульманина. Причем речь часто идет о буквальном восприятии предписаний священной книги, без каких либо модификаций. В некоторых течениях ислама это приобретает крайние формы. Например, при правлении талибов в Афганистане уделялось особое внимание характеру одежды и размеру бороды у мужчин, каждая деталь быта строго регламентировалась в соответствии с требованиями сунны.

Шииты считают своих аятолл (шиитский религиозный титул) — посланниками Аллаха на земле. Из-за этого сунниты часто обвиняют шиитов в ереси, а те, в свою очередь, указывают на чрезмерный догматизм учения суннитов, который порождает различные экстремистские движения, такие как, ваххабизм.

Давно уже нет халифата, из-за власти в котором и началось деление мусульман на шиитов и суннитов, поэтому нет уже и самого предмета спора. А теологические различия течений ислама настолько ничтожны, что могут быть легко нивелированы ради единства и спокойствия мусульман. Пророк Мохаммед незадолго до смерти сказал собравшимся в мечети мусульманам: «Смотрите же, не становитесь после меня заблудшими, которые рубят друг другу головы!..». Сегодня все мусульмане единодушно признают, что Аллах – это единственный бог, а Мухаммед – его посланник. Все они следуют пяти основным постулатам ислама, в том числе, соблюдению поста в месяц Рамадан, главной священной книгой для всех является Коран. Во время хаджа — паломничества мусульман в Мекку и Медину — сунниты и шииты вместе поклоняются священному камню Каабе в Запретной мечети. Шииты совершают также паломничество и в мечети своих святынь в гг. Кербела и Неджеф (Ирак).

Западные СМИ пытаются уверить нас в том, что кровь, льющаяся сейчас на Ближнем и Среднем Востоке, есть следствие суннитско-шиитского конфликта. Якобы, мусульмане убивают мусульман исключительно в силу своих религиозных разногласий. Такая версия снимает с США и их союзников ответственность за вмешательство во внутренние дела стран региона, за двойные стандарты и сомнительность союзов с самыми реакционными режимами и радикальными группировками, включая экстремистов и международных террористов. Разжигаемый извне конфликт между суннитами и шиитами создает реальную угрозу «сомализации региона», насаждения хаоса и насилия в регионе на долгие годы. Все более очевидным становится тот факт, что нет, как такового, суннитско-шиитского противостояния – есть лишь стремление внешних игроков на крови мусульман реализовать свои собственные национальные и корпоративные цели и задачи (контроль за ресурсами, милитаризация региона, обогащение «оружейных баронов» и т.п.).

Против шиитов выступают не простые сунниты, а политические элиты, связанные с Западом десятками экономических, политических, военных, финансовых и других нитей, получившие гарантии, что расправа с шиитами не вызовет возмущения «мировой общественности», не станет предметом рассмотрения международного трибунала в Гааге и слушаний в конгрессе США. Более того, в пропагандистских целях в коридорах Госдепа и ЦРУ были сфабрикованы мифы о шиитском фанатизме, иранской ядерной угрозе, «кровавой диктатуре аятолл», антинародном режиме Башара Асада, т.е. была создана идеологическая база новой «охоты на ведьм». Ближайшие цели искусственного разжигания суннитско-шиитского конфликта весьма прозрачны: уничтожение или ослабление стратегических партнеров Ирана в регионе, то есть, правительства Б.Асада в Сирии и группировки «Хизбалла» в Ливане, усиление давления на правительство шиитского большинства в Ираке, дальнейшая изоляция Ирана в Персидском заливе и регионе в целом. Еще основатель ИРИ имам Хомейни справедливо заявлял: «Вражда между суннитами и шиитами – это заговор Запада. Раздор между нами выгоден только врагам ислама. Тот, кто не понимает этого – тот не суннит и не шиит…».

Следует отметить, что «суннитский фронт» борьбы с шиитами возглавляют региональные союзники США — Саудовская Аравия и Катар, менее активно, но также в этом «шабаше» задействованы Бахрейн, Кувейт, ОАЭ. Несколько особняком стоит лишь одно арабское государство Персидского залива – Оман, где мудрый султан Кабус не дал втянуть свою страну в межконфессиональные распри. Чем же обусловлена готовность Эр-Рияда и его партнеров в Заливе следовать в фарватере традиционной политики западных стран «разделяй и властвуй»?

Во-первых, Эр-Рияд и его союзников не устраивает рост авторитета и влияния Ирана в регионе и исламском мире (шиитский режим в Ираке, алавитский в Сирии, роль и значение шиитской группировки «Хизбалла» в Ливане), в целом, растущая популярность идей шиизма, как более справедливого образа жизни простых мусульман.

Во-вторых, монархи Персидского залива напуганы событиями «арабской весны», которая потрясла весь арабский мир и вызвала волну акций протеста непосредственно в странах Залива. Наиболее масштабные стихийные выступления населения отмечались в Восточной провинции Саудовской Аравии и на Бахрейне, где компактно проживают шииты. Опирающиеся на свои суннитские верхушки правители стран Персидского залива не пожелали делиться властью и доходами с представителями шиитского населения и вновь прибегли к силовым методам по разгону демонстраций и подавлению восстаний. Причем саудиты даже направили в этих целях на Бахрейн свой карательный контингент войск.

В-третьих, одряхлевшие морально и физически короли, султаны, эмиры, шейхи стран Персидского залива все больше понимают свою историческую обреченность и хотят максимально возможно продлить период своего безраздельного господства. К ним очень подходит выражение «халифы на час», которые считают, что превращение Сирии, Ливана и Ирака в арену открытого вооруженного противостояния между суннитами и шиитами не только поможет им удержаться у власти, но и выведет их в лидеры арабского и исламского мира. При этом монархи не останавливаются перед миллиардными расходами на эту войну, вербовкой боевиков по всему миру, сотрудничеством с известными террористическими группировками типа «Аль-Каиды», «Джабга ан-Нусра» и им подобными.

Маховик насилия и суннитско-шиитской вражды с подачи Вашингтона и его сателлитов в регионе раскручен и вряд ли его сможет остановить «Женева-2», «Женева-3» или еще какая-нибудь формальная международная встреча, которые служат скорее ширмой для прикрытия международных преступлений в Сирии. Остановить гибель сирийцев и иракцев можно было бы лишь созывом экстренного заседания Совета Безопасности ООН и принятием резолюции о запрете на любое иностранное вмешательство в эти конфликты. Одновременно, СБ ООН должен принять решение о проведении миротворческой операции (гуманитарной интервенции) с целью установления контроля за границами Сирии и Ирака и недопущения проникновения в эти страны новых отрядов боевиков-джихадистов. Страны-спонсоры международных террористов должны быть подвергнуты санкциям ООН по типу тех, которые до сих пор применялись лишь к Ирану.

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».
29.01.2014

Источник — Новое восточное обозрение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1391004840

Борьба за доступ на рынок Ирана обостряется

По мере приближения к заключению соглашения по ядерной программе Ирана борьба за доступ на его рынок обостряется. Как стало известно «Ъ», США на разных уровнях добиваются отказа Москвы от обсуждаемой товарно-нефтяной сделки с Тегераном. Российские правительственные источники «Ъ» признают: речь идет о «жестком давлении», и в то же время США воздерживаются от критики Индии, договаривающейся с Ираном о схожей сделке. Российские эксперты призывают Москву не заниматься «самокастрацией» в угоду Вашингтону.

США настойчиво отговаривают Россию от резкой активизации экономического сотрудничества с Ираном, используя для этого любые двусторонние встречи и контакты. Об этом «Ъ» рассказали сразу несколько российских правительственных источников. По словам одного из собеседников «Ъ», речь идет не просто об убеждении, а о «жестком давлении» с угрозой применения экономических санкций против российских компаний и финансовых структур, которые будут участвовать в сделке.

Как уже писал «Ъ», Москва и Тегеран обсуждают возможность поставки в Россию иранской нефти (до 500 тыс. баррелей в день), а в Иран — российских товаров и оборудования. Первым о готовящейся сделке сообщило агентство Reuters. Эту информацию «Ъ» подтвердил источник в правительстве РФ (см. «Ъ» от 16 января). Белый дом, Совет нацбезопасности США и Госдеп выступили с резкими заявлениями, объявив, что соглашение противоречило бы действующим в отношении Ирана санкциям и промежуточным договоренностям по иранской ядерной программе.

Российские правительственные источники «Ъ» возражают: санкции США в отношении Тегерана Москва считает незаконными, а договоренности по иранской ядерной программе к российско-иранскому экономическому сотрудничеству отношения не имеют. «Ни о каком нарушении режима санкций или женевских договоренностей речь идти не может, это абсурд»,- говорит один из собеседников «Ъ». И обращает внимание на отсутствие реакции Вашингтона на сообщения о схожей сделке Ирана с Индией. «Это ли не двойные стандарты?» — возмущается собеседник «Ъ».

На днях индийская газета Hindustan Times сообщила, что Тегеран и Нью-Дели возобновили прерванные несколько лет назад переговоры по реализации многомиллиардного проекта по строительству газопровода для доставки иранского газа в Индию, а также об участии индийских компаний в разработке иранского газового месторождения Farzad B. Ранее речь шла о прокладке наземного трубопровода из Ирана в Индию через Пакистан (и США этому сильно противились). Теперь же, судя по заявлениям иранских и индийских властей, стороны склоняются к прокладке нитки по дну Оманского моря.

Официальной реакции на сей счет из Вашингтона пока не последовало. Американские же эксперты уверяют: молчание Белого дома «ничего не означает». «Любая страна, которая нарушит законы США, подпадет под санкции»,- заверил «Ъ» директор ближневосточных программ вашингтонского центра New American Security, бывший зампомощника министра обороны США Колин Каль. По его мнению, Иран в ноябре согласился на промежуточные уступки в ядерной сфере по двум причинам — «из-за жесткого санкционного режима и сплоченности «шестерки» посредников». «Если Россия пойдет на сделку, это облегчит экономическое давление на Иран и продемонстрирует, что в «шестерке» есть разногласия»,- пояснил собеседник «Ъ», добавив, что в таком случае Тегеран будет менее заинтересован в выполнении договоренностей по своей ядерной программе. «Это будет катастрофой,- убежден эксперт.- Белый дом тогда вряд ли сможет отговорить Конгресс от активно обсуждаемой им идеи наложить на Иран дополнительные санкции. А это похоронит шансы добиться в ближайшие месяцы долгосрочного соглашения по иранской ядерной проблеме».

Президент ПИР-Центра Владимир Орлов объясняет нервную реакцию США на сообщения о сближении Москвы и Тегерана двумя причинами: «Белый дом действительно чувствует очень тонкий лед в Конгрессе: любое появление России в Иране, будь оно экономическим или военно-техническим, сейчас — до выработки окончательного соглашения по иранской ядерной программе — вызовет в Конгрессе бурю. Индия же американских законодателей не раздражает. Есть и утилитарно-экономический момент: американцы не хотят закрепления РФ в Иране». По словам собеседника «Ъ», это не то, что власти США обещали своим корпорациям, лоббирующим сближение с Тегераном. «Россия рада помочь Белому дому преодолеть трудности в Конгрессе, но не ценой самокастрации,- заявил «Ъ» президент ПИР-Центра.- То, что Россия рассматривает вариант нефтяной сделки с Ираном, не только следует поощрять — это достаточно запоздавший шаг».

С ноября, когда был запущен процесс разблокировки иранского ядерного вопроса, в Тегеране уже побывали бизнес-делегации из Великобритании, Китая, Италии, Австрии, Швеции и ряда других стран. В начале февраля там ждут представителей крупных французских компаний. Американский бизнес также стремится в Иран: российский дипломатический источник «Ъ» сообщил, что, по некоторой информации, США и Иран недавно уже создали торгово-экономическую палату.

Елена Ъ-Черненко; Кирилл Ъ-Белянинов, Нью-Йорк
30.01.2014

Источник — Коммерсант
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1391051220

Загадка Гюлена

Кто такой Фетхуллах Гюлен и почему его слушают в Турции?
Фетхуллах Гюлен: «Эти прокуроры и чины в полиции приказов от меня не получают»

Фетхуллах Гюлен считается в Турции вторым по влиянию человеком после премьер-министра. Он ведет уединенный образ жизни в добровольном изгнании в США.

Борьба за власть между его сторонниками и партией премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана достигла в последние недели неслыханной степени ожесточенности.

С момента прибытия в США в конце 1990-х годов Гюлен, которому сейчас 74 года, ни разу не давал интервью для радио или телевидения. Обычно он отвечает на заданные ему письменно вопросы по электронной почте.

Однако недавно Фетхуллах Гюлен согласился предоставить эксклюзивное интервью Би-би-си. Я отправился на встречу с ним вместе с Гюнеем Йылдызом, сотрудником Турецкой службы Би-би-си.

В беседе со мной Гюлен отверг утверждения, что он использует свое влияние для разоблачения коррупции в руководстве исламистской партии Эрдогана, что привело к увольнению ряда высокопоставленных сотрудников полиции и к арестам нескольких влиятельных политических фигур из окружения премьер-министра.

Фетхуллах Гюлен, по словам бывшего американского посла в Турции Джеймса Джеффри, является духовным главой движения, насчитывающего миллионы сторонников в исламском мире. Его влияние опирается на систему привилегированных школ, которые открыты в 150 странах.

Гюлен отвечал на вопросы и Турецкой службы Би-би-си

Физическая слабостьГюлен страдает от нескольких хронических заболеваний, а в настоящее время оправляется от бронхита. Он физически слаб и, как сказал один из его приближенных, интервью в Би-би-си было под вопросом до последнего момента.

Сам Гюлен не очень стремился к встрече и его уговорили дать нам интервью члены его окружения. Несмотря на все это, в ходе самого интервью Гюлен проявил удивительную уклончивость. Это было вдвойне неожиданно, учитывая, что Фетхуллах Гюлен, как считается, ведет борьбу не на жизнь, а на смерть со своим бывшим соратником премьер-министром Эрдоганом.

Возглавляемое им движение «Хизмет» имеет немало последователей в Турции, в том числе в правоохранительных кругах. Эрдоган назвал их недавно «государством в государстве». Именно эти чины в полиции и прокуратуре стоят за недавним коррупционным скандалом в Турции.

Уехав в 1999 году в США на лечение, Гюлен больше не возвращался в Турцию. В 2000 году против него в Турции был начат уголовный процесс, который был закрыт в 2008 году за отсутствием состава преступления.

Наше интервью так и не прояснило его намерений в отношении ближайшего политического будущего. Советники Гюлена объяснили нам, что его целью в беседе с нами было прояснить некоторые неясности и исправить ошибки.

Во время разговора Гюлен часто выглядел уставшим и больным. Иногда он слабо улыбался, но чаще всего после ответа он прикрывал глаза и на его лице было выражение не спокойствия, а боли. В своих ответах он часто выражался цветисто, говорил о себе во множественном числе и предпочитал глаголы в страдательном, а не действительном залоге.

Из этого кабинета Гюлен поддерживает связь со своими сторонниками

Гюлен не хочет ссорыГлавное впечатление, которое оставляют его слова, заключается в том, что он стремится избежать обострения отношений с премьер-министром Эрдоганом. Говоря о роли движения «Хизмет» в расследовании обвинений в коррупции, он заявил, что многие из уволенных или перемещенных чинов в полиции и прокуратуре не имели никаких связей с движением.

«Делались попытки представить наше движение более влиятельным, чем оно есть на самом деле и напугать людей этой несуществующей угрозой-миражом», — сказал Гюлен.

В таком случае, почему так много людей — журналисты, историки, дипломаты — считают невероятным, чтобы Гюлен оставался в стороне от борьбы с нынешним правительством Турции, что он не отдавал прямого приказа своим сторонникам по выдвижению обвинений в коррупции в рядах Партии справедливости и развития, в особенности после того как Эрдоган распорядился о закрытии школ движения «Хизмет» в Турции?

«Эти судьи и прокуроры просто не могут получать приказы от меня. У меня нет с ними никаких отношений. Я не знаком даже с одной десятой процента этих людей», — ответил Гюлен.

Однако в его ответе прозвучал и сарказм: «Сотрудники полиции и прокуратуры провели расследования и возбудили дела, как того требуют их обычные обязанности. Наверное, их не предупредили о том, что коррупция и взяточничество перестали быть преступлениями в Турции».

Курдский вопросОднако не существует ли явных признаков противостояния между ним и Эрдоганом по вопросу об отношении к мирным переговорам с курдскими сепаратистами во главе с их находящимся в заключении лидером Абдуллой Оджаланом?

По словам Гюлена, Оджалан обеспокоен работой движения «Хизмет» в турецком Курдистане, где в последние годы открылось немало школ, финансируемых движением.

«Они не хотели, чтобы наша деятельность затрудняла мобилизацию молодых людей в вооруженные отряды сепаратистов в горных районах. Они проводят политику по поддержанию напряженности в отношениях между курдами и турками», — полагает Гюлен.

Гюлен сказал, что экстремисты среди курдских сепаратистов считают школы и другие проекты движения «Хизмет» на курдских территориях, вредным явлением.

Что он думает об ухудшении отношений между Турцией и Израилем в последние годы?

«Нас пытаются изобразить в виде произраильского движения, в том смысле, что мы относимся к Израилю лучше, чем к собственному народу. Но мы просто воспринимаем израильтян как один из народов мира», — ответил он.

Гюлен живет не в этом доме, а в небольшом флигеле

За кого голосовать?В какой-то момент я решил задать Гюлену острый вопрос — если бы он вернулся в Турцию для участия в местных и президентских выборах, на которых Эрдоган, как ожидается, выставит свою кандидатуру, за кого бы он отдал свой голос?

«Если бы я желал что-то сказать людям, я бы сказал, что они должны голосовать за тех, кто уважает демократию, власть закона, за тех, у кого есть хорошие отношения с избирателями. Но побуждать людей голосовать за ту или иную партию означает неуважение к их интеллекту. Все и так знают, что происходит».

Но чаще всего Фетхуллах Гюлен отвечал на мои вопросы стандартной фразой: «Я пока не принял решение высказаться по этому вопросу».

По завершении интервью я спросил его приближенных, зачем Гюлен вообще согласился на это интервью? «Для того, чтобы внести ясность», — отвечали они.

Однако ясность в данном случае явно не равнозначна откровенности.
Тим Фрэнкс

Би-би-си, Пенсильвания

27.01.2014.

Источник — ВВС
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1390980000

«Молодые принцы» – угроза Саудовской семье

Владимир Алексеев,

В связи с тем, что в ходе арабской «весны», начавшейся три года тому назад, Саудовская Аравия вышла на арену Ближнего Востока в качестве одного из ключевых игроков, интерес к этой стране существенно возрос, тем более что она никогда не отличалась открытостью. И, естественно, наибольший интерес вызвала тема правящей элиты королевства, которая, несмотря на весьма преклонный возраст представителей верхушки, приняла решение ввязаться практически во все арабские «революции», хотя Саудовская Аравия является одной из самых консервативных стран арабского мира, где господствующей идеологией является ваххабизм – наиболее радикальное течение ислама «образца 17-го века», а демократические институты практически полностью отсутствуют. Чтобы сформировать представление о правящей семье саудовского королевства, необходимо сделать небольшой исторический экскурс.

Две версии происхождения династии Аль Сауд

Первая версия. Саудиты являются потомками происходившего из Эль-Катифа Мани эль-Мрайди, который где-то около 1446 года основал город Эд-Диръия. Потомки Мани стали эмирами, то есть правителями этого города и близлежащих областей, возглавив племя аназа (унайза). В 1744 году эмир Эд-Диръия Мухаммад ибн Сауд взял под свою протекцию богослова Мухаммада ибн Абд-аль-Ваххаба и принял его религиозное учение, впоследствии получившее название ваххабизм. В течение нескольких десятилетий ибн-Сауд и его потомки, опираясь на пуританскую идеологию ваххабитов, сумели подчинить себе всю область Неджд, то есть запад и восток Аравийского полуострова. В 1792 году после смерти Мухаммада ибн Абд-аль-Ваххаба, Саудиты объединили в своих руках верховную светскую и духовную власть. В 1803 году они захватили Мекку, а в 1804 — Медину и весь Хиджаз, который был наиболее продвинутой частью суннитского аравийского полуострова. Однако их доминирование в Аравии продолжалась недолго: в 1811 году по воле османского султана против них выступил хедив (государь) Египта Мухаммед Али. За семь лет войны Саудиты потеряли всё: в 1818 году после пятимесячной осады египтяне взяли их столицу Эд-Диръия и сравняли с землёй, а эмир Абдаллах I ибн Сауд был отправлен в Стамбул, где его обезглавили. И лишь после развала Османской империи Аль Сауды при поддержке Британии подняли голову и начали объединять вокруг себя бывшие ее осколки на Аравийском полуострове. В 1932 году было провозглашено образование нынешнего королевства Саудовская Аравия, во главе которого стал Абдель Азиз, сыновья которого правят до сих пор.

Вторая версия. Некоторые арабские исследователи утверждают о еврейском происхождении Аль Саудов. Они, в частности, ссылаются на то, что во второй половине 15-го века (851 год по Хиджре) группа людей из рода аль-Масалих, являющимся родом племени Аназа, снаряжают караван для закупки зерновых (пшеницы) и других продуктов питания из Басры и транспортировки их в Неджд. Караван прибыл в Басру, где караванщики отправились к торговцу зерном, еврею по имени Мордехай бин Ибрахим бин Моше. Во время переговоров еврей спросил их: «Вы откуда?». Они ответили: «Из племени Анза из рода аль-Масалех». Услышав это, еврей стал жарко обнимать каждого из пришедших, говоря, что он тоже из рода аль-Масалех, но он проживает в Басре из-за ссоры его отца с некоторыми членами племени Анза. После того, как он рассказал придуманную им историю, он приказал своим слугам погрузить на верблюдов товары с продовольствием в гораздо большем объеме. Когда караван был готов к отправлению, еврей попросил взять его с собой, потому что он очень хочет посетить свою родину Неджд. Таким образом, он попал в Неджд. Там через своих сторонников, которых он выдавал за своих родственников, он стал усердно вести пропаганду самого себя. Но, неожиданно, он столкнулся с противодействием со стороны сторонников мусульманского проповедника местности аль-Касим шейха Салиха Салмана Абдуллы ат-Тамими. Мордехай проповедовал на территориях Неджда, Йемена и Хиджаза, отправившись из аль-Касима в аль-Иша, по дороге в Аль-Катифе он сменил свое имя на Марвана бин Дирия. Он решил навсегда поселится в городке Дирия в местности Аль-Катиф, который он рассматривал как плацдарм для создания в Аравии еврейского государства. Для достижения столь амбициозных замыслов он стал сильно сближаться с бедуинами и в конце концов объявил себя их правителем.

В то же время племя Ажаман в союзе с племенем Бану Халид решили уничтожить его. Они напали на его город и захватили его, но не смогли схватить Мордехая, укрывшегося от врагов. Он спрятался на ферме, которая в то время называлась аль-Малибед-Усайбаблиз аль-Арида, нынешнее название этой местности – Эр-Рияд. Он попросил убежища у хозяина этой земли. Тот позволил Мордехаю остаться. Не прошло и месяца, как еврей убил всех членов семьи хозяина фермы, скрыв следы своих преступлений и показав так, будто воры, проникшие сюда, уничтожили семью. Затем он объявил, что купил эти земли до смерти бывшего владельца и остался там жить. Он переименовал местность, дав ей название – ад-Дирия. Мордехай, выдавший себя за выходца из династии ибн Сауда, на землях своих жертв построил гостиный двор под названием «Мадафа» и собрал вокруг себя группу своих приспешников, которые стали упорно говорить, что он является видным арабским предводителем. Сам иудей стал плести заговоры против шейха Салиха Салман Абдуллы ат-Тамими, своего истинного врага, который впоследствии был убит в мечети города аз-Залафи. После этого он почувствовал себя в безопасности и сделал ад-Дирию своим постоянным местом проживания. Он имел много жен, которые родили ему огромное количество детей, всем им дав арабские имена.

С того времени количество его потомков увеличилось, что позволило создать большой клан Саудитов, следующий его пути, контролирующий арабские племена и рода. Они безжалостно отбирали сельскохозяйственные угодья, а непокорных устраняли физически. Они использовали все виды коварства для достижения своих целей, предлагали своих женщин, деньги, чтобы привлечь на свою сторону как можно больше людей. Особенно они усердствовали с историками и писателями, чтобы навсегда затемнить свое иудейское происхождение и связать ее с исконными арабскими племенами Рабиа, Анза и аль-Масалех. Один из арабских исследователей 20-го века – Мухаммад Амин ат-Тамими, который стал директором  Королевской библиотеки Саудовской Аравии, составил генеалогическое древо для иудейской семьи Саудитов и связал их с пророком Мухаммадом. За этот выдуманный труд он в 1943 году (1362 Хиджры) получил вознаграждение в размере 35 тысяч египетских фунтов от посла КСА в Каире Ибрахима аль-Фаделя.

Иудейский предок Саудитов Мордехай практиковал полигамию, женившись на огромном количестве арабских женщин и имевших в следствии этого большое количество детей; его потомки сейчас повторяют действия своего предка точь-в-точь увеличивая свою мощь – беря количеством. У одного из сыновей Мордехая, которого звали аль-Маракан (арабизированная форма еврейского имени Макрен), старшего сына звали Мухаммад, а другого звали Сауд, чье имя сейчас и носит династия Саудитов.

Потомки Сауда (династия Саудитов) стали убивать видных арабских деятелей, под предлогом того, что они отошли от ислама, нарушают коранические предписания и тем самым вызывают на себя гнев Саудитов. Мусульмане, не разделяющие взглядов Мухаммада ибн Абдель-Ваххаба (он якобы также имеет еврейские корни из Турции) подлежали полному уничтожению. Прикрываясь этим, саудиты убивали мужчин, закалывали детей, вспарывали утробы беременных женщин, насиловали, грабили и вырезали целые селения. Эта династия творит беззаконие с 1734 года (1163 года Хиджры), с тех пор как они назвали Аравийский полуостров в честь себя (Саудовская Аравия).

В 1960-х годах египетская радиостанция «Саут аль-Араб» Каир и йеменская радиостанция подтвердили еврейское происхождение династии Саудитов. Король Фейсал в то время не смог отрицать близкое отношение его семьи с иудеями, когда он заявил в интервью «Вашингтон Пост» 17 сентября 1969 года: «Мы, династия Саудитов, являемся родственниками (кузенами) иудеев: мы не разделяем точку зрения арабов или мусульман в целом по еврейскому вопросу… мы должны жить с евреями в мире и согласии. Наша страна (Аравия) является прародиной первого еврея, и именно отсюда они распространились по всему миру». Но, какая бы из упомянутых версий не была правильной, или же близкой к истине, суть проблемы вовсе не в этом.

Дряхлые старички или могущественные мировые лидеры?

Аль Сауды сегодня — одно из немногих королевских семейств, имеющих абсолютную власть в стране. Все посты в правительстве и в регионах занимают представители Аль Саудов, которые назначаются королём. Сегодня главой династии является король Абдалла ибн Абдель Азиз Аль Сауд, а общее количество саудитов достигает 25 тысяч человек, среди которых насчитывается более 200 принцев. Наследование у Саудитов происходит не как у большинства династий, от отца к детям, а в большинстве случаев от брата к брату, а лишь затем к старшему из следующего поколения. Женская линия не учитывается. Так кто же они, нынешние правители Саудовской Аравии? Просто дряхлые старички или могущественные мировые лидеры?

Нынешний 89-летний правитель, сын первого короля КСА Абдалла, родился в августе 1924 года в Эр-Рияде. Он был одним из 37 сыновей первого короля. Мать Абдуллы — Фахда бен Аси ас-Шураим — принадлежала к знати могущественного бедуинского племени шаммар. Абдулла получил традиционное исламское образование при дворе под руководством своего отца, однако много времени проводил в пустыне с матерью, где привык к бедуинскому образу жизни. Первым государственным постом Абдаллы стала должность губернатора Мекки. В октябре 1962 года он был назначен командующим национальной гвардии, независимого от остальной армии вооруженного формирования, отвечающего за охрану королевской семьи, а также нефтепромыслов и городов Мекка и Медина. В 1975 году король Халед назначил Абдаллу вторым заместителем премьер-министра. Это означало, что он в будущем мог стать наследником трона. При этом он остался командующим национальной гвардии. После смерти короля Халеда новый король Фахд в июне 1982 года первым своим указом назначил Абдаллу наследным принцем и первым заместителем премьер-министра. Как наследник трона он активно вмешивался в ближневосточную политику. В 1988 году он выступал одним из основных посредников при заключении мира между Ираном и Ираком. В 1990 году после вторжения Ирака в Кувейт Абдалла, в отличие от короля Фахда, был против размещения американских войск на территории Саудовской Аравии, однако затем согласился на вхождение королевства в антииракскую коалицию.

В 1992 году король Фахд издал эдикт, утверждающий за королем право назначать наследного принца или изменять уже принятую кандидатуру, что было воспринято как попытка лишить сводного брата Абдаллу права наследования из-за разногласий между королем и наследником во время войны в Персидском заливе. Соперником Абдаллы был второй заместитель премьер-министра, министр обороны и полный брат Фахда, Султан. 29 ноября 1995 года король Фахд пережил инсульт, лишивший его возможности управлять государством, и в декабре Абдалла начал крупные военные учения подконтрольной ему Национальной гвардии, гораздо лучше оснащенной, нежели вооруженные силы Саудовской Аравии, что заставило совет улемов поддержать его. А 1 января 1996 года Фахд назначил Абдаллу премьер-министром, формально передав ему полномочия главы государства.

Вторая половина 1990-х годов была очень сложной для Саудовской Аравии из-за низких цен на нефть: в этих условиях Абдалла инициировал экономические реформы, направленные на диверсификацию экономики. Во внешней политике до терактов 11 сентября 2001 года Абдалла старался дистанцироваться от Соединенных Штатов, критикуя их ближневосточную политику, однако неоднократно встречался с президентами США Биллом Клинтоном и Джорджем Бушем и не пытался вывести американские войска из своей страны. Абдалла не поддержал вторжение США в Ирак в 2003 году. В апреле 2001 года Саудовской Аравии удалось восстановить дипломатические отношения с Ираном, разорванные после конфликта в Мекке летом 1987 года, когда из-за столкновений между органами безопасности Саудовской Аравии и иранскими паломниками, требовавшими свержения проамериканской династии Саудов, погибло более 400 человек. В июне 2000 года Абдалла возглавил совет королевской семьи — высший орган династической власти Саудовской Аравии, в который ходят самые влиятельные члены дома Саудов.

Абдалла осудил теракты теракты 11 сентября 2001 года и объявил о необходимости борьбы с международным терроризмом. 15 из 19 террористов, осуществивших теракты в США, были гражданами Саудовской Аравии, кроме того, семьи жертв терактов обвинили королевскую семью в поддержке «Аль-Каиды». Под давлением США Абдалла отдал приказ о ликвидации лидеров радикальных исламистов, что обострило террористическую обстановку в стране. Cерия терактов, направленных против иностранцев, началась со взрывов в Эль-Риаде в 2003 году и продолжалась до 2005 года. 1 августа 2005 года король Фахд скончался, и Абдалла стал новым королем Саудовской Аравии, унаследовав титул «Служителя двух святынь». После смерти Фахда принц Султан был назначен Абдаллой наследным принцем, несмотря на их прошлые разногласия. Также Абдалла остался командующим национальной гвардией и объявил о создании наследного совета, который бы распределил порядок наследования трона среди детей и внуков Абделя ас-Сауда.  Король Абдалла являлся самым богатым государственным лидером, согласно рейтингу журнала «Форбс», составленному в 2006 году, его личное состояние составляло 21 миллиард долларов.

Второй человек в королевстве — наследный принц Салман бин Абд аль-Азиз Аль Сауд родился 31 декабря 1935 года. Он тоже сын первого короля Саудовской Аравии Абдул-Азиза ибн Сауда, шестой из «Семёрки Судайри», был самым доверенным советником короля Фахда и самым близким братом наследного принца Султана. Губернатор провинции Эр-Рияд (1962—2011) и министр обороны (с 2011). Принц Сальман был назначен наследником престола и первым заместителем премьер-министра 18 июня 2012 года после смерти своего брата наследного принца Наифа 16 июня 2012 года, став уже третьим престолонаследником за годы правления короля Абдаллы. Фактический правитель государства с 27 августа 2012 года. В последние годы он перенес один инсульт, вследствие чего его левая рука не работает, а также в августе 2010 года ему делали операцию на позвоночнике. Также ходили слухи, что он страдает Болезнью Альцгеймера, однако это было опровергнуто.

Ведущие кланы семейства Аль Саудов 

Надо отметить, что влияние членов королевской фамилии определяется прежде всего принадлежностью к конкретному семейному клану, члены которого связаны друг с другом отношениями близкого родства (чаще всего это родные братья и дядья по матери). В своей деятельности принцы вынуждены ограничиваться рамками положения, занимаемого их кланом. При этом они широко используют внутриклановую солидарность и оказывают взаимную поддержку в получении государственных постов и упрочении своего положения во властных структурах. Наиболее значимым кланом семейства Аль Сауд является Судейри. «Ядро» клана составляли семь сыновей короля Абдель Азиза от Хессы бинт Ахмад ас-Судейри. Служащее опорой клана «второе поколение» принцев представлено главным образом сыновьями «семерки Судейри». К этой группе относятся принцы Мухаммад бен Фахд, Абдель Азиз бен Фахд , Бандар бен Султан, Халед бен Султан, Сауд бен Наиф,  Мухаммад бен Наиф, Абдель Азиз бен Сальман. Занимаемые представителями клана Судейри государственные посты позволяют им контролировать основные источники власти в королевстве: нефть и силовые структуры.

Определенным противовесом влиянию Судейри в правящем семействе и государстве служит клан Сунайян в составе восьми братьев – сыновей короля Фейсала. Наиболее видные из них – министр иностранных дел принц Сауд аль-Фейсал. По некоторым свидетельствам, клан Сунайян патронирует король Абдалла, являющийся по матери представителем менее влиятельного, чем Судейри, клана Шаммар. К числу наиболее крупных кланов, занимающих промежуточное положение между Судейри и тандемом «Сунайян – Шаммар», относится клан Джелави, выходцы их которого – принцы Сауд бен Абдалла и Абдель Мохсен занимают жесткую позицию по вопросу шиитского меньшинства. В настоящее время джелавиты фактически сохраняют монополию на руководство более мелкими территориально-административными единицами, входящими в ее состав.

Совет королевской семьи – обеспечивает равновесие дома Аль Сауд

Органом, поддерживающим «равновесие» дома Аль Сауд, является Совет королевской семьи, наделенный широкими полномочиями. Его основная задача сводится к урегулированию разногласий между членами семейства, а также к недопущению чрезмерного усиления отдельных ветвей правящей фамилии в ущерб интересам других кланов. С этой целью Совет рассматривает все назначения представителей династии на государственные посты, и выносимое им решение носит окончательный характер. В 1962 году во многом благодаря Совету, наследному принцу Фейсалу удалось создать противовес влиянию клана Судейри в вооруженных силах, сформировав параллельную силовую структуру – Национальную гвардию. В 1975 году Совет королевской семьи изменил очередность престолонаследия, и вместо брата короля Фейсала принца Мухаммада, обвиненного в «поведении, противоречащем нормам ислама», королем стал принц Халед. Властные позиции семейства Аль Сауд обеспечиваются за счет заполнения его представителями руководящих должностей в важнейших управленческих и предпринимательских структурах. Усилению династийного фактора способствует сохраняющийся контроль семьи за силовыми и финансовыми ведомствами. Несмотря на подспудное недовольство в саудовском обществе по поводу количества представленных в правительственных органах членов королевской фамилии и очевидную необходимость соответствия ведущих лиц государственного руководства в первую очередь профессиональным требованиям, такое положение продолжает сохраняться, представляя потенциальную проблему для династии.

«Молодые принцы» – угроза правящему семейству

Фактором, косвенным образом подрывающим единство правящего семейства, является второе поколение Аль Сауд – так называемые молодые принцы. Представители этой группы возглавляют среднее звено в ряде ключевых ведомств, занимают значительные должности в губернаторствах провинций, вооруженных силах, Национальной гвардии, спецслужбах, ведут успешную предпринимательскую деятельность. Получившие высшее светское образование на Западе, «молодые принцы» в целом не выступают за «ревизию» позиций Саудов в королевстве. Однако часто они не удовлетворены двойственным курсом руководства страны, направленным на сохранение исламских традиций в качестве основы существования саудовского государства и на одновременное осуществление модернизации, а также незначительной степенью своего участия в государственных делах. Неформальный лидер «молодых принцев» – Валид бен Таляль, ведущий представитель делового мира Ближнего Востока, входящий в «первую десятку» обладателей крупнейших личных состояний.

Принимая во внимание критику династии Аль Сауд сторонниками либерализации, король Фахд санкционировал принятие в 1992 году «Основ системы власти в КСА» – документа, существенно повлиявшего на расстановку сил в правящей семье. Документ изменил традиционный порядок передачи власти в стране от старшего к младшему сыну короля Абдель Азиза бен Сауда, включив в число возможных престолонаследников представителей второго поколения Саудов – внуков Абдель Азиза. Кроме того, несколько лет назад ряд принцев из второго поколения королевской фамилии был приближен к Абдалле, который был тогда наследным принцем, сформировав значительную часть его ближайшего окружения. Это до некоторой степени сгладило назревавший конфликт «отцов и детей».

Пожалуй, наиболее сильный человек из числа «внуков» — принц Бандар бин Султан. Это весьма известная личность еще с тех времен, когда его отец занимал пост министра обороны и был наследным принцем до своей смерти в 2011 году.  22 года, начиная со времен Рейгана, он был послом КСА в США и мог свободно посещать Белый дом практически в любое удобное для него время. Принц Бандар оказал значительные услуги всем американским администрациям, особенно республиканским, посредничая в деликатных инвестиционных и оружейных сделках, обогативших как верхушку правящей семьи КСА, так и высокопоставленных деятелей в Вашингтоне. Не случайно он заработал прозвище «Бандар Буш» благодаря слишком тесным узам саудовско-американской дружбы при обоих Бушах. Принц Бандар — один из 18 сыновей Султана бин Абдельазиза. Интересно, что он —  сын наложницы, поэтому, по мнению многих, не может претендовать на высший пост в королевстве из-за своего происхождения. Но судя по тому, что король Абдалла назначил его сначала генеральным секретарем Совета национальной безопасности, а затем еще и главой разведслужбы, этот факт не принимается во внимание. Могущество Бандара растет, причем как в сфере внешней политики, так и безопасности. Он – главное действующее лицо Эр-Рияда в сирийских событиях.

***************

В этих условиях трудно предсказать, что будет с КСА после смерти короля Абдаллы. Не исключено, что наследный принц уйдет в мир иной раньше его. По идее, наследником должен стать тот, кто еще остается в «строю» из поколения «дряхлых старичков». Но, активные и успешные внуки основателя королевства уже цепляются за трон и могут не согласиться с таким решением семейства. Вполне между ними может случиться междуусобица в борьбе за власть. Хотя что-то подсказывает, что дело может и вовсе не дойти до назначения следующего короля из-за возможного распада самого государства. В любом случае Саудию ждут трудные времена, и предсказать ее будущее – дело более чем непростое.

 Иран.ру

24 января 2014

АСАЛА дает уроки терроризма

 
Новостные ленты и телеканалы пестрят информацией о многочисленных кровавых терактах в разных странах мира. Гибнут сотни и сотни людей на Ближнем Востоке — в Ираке и Сирии, в других регионах мира. Новый год был испорчен для волгоградцев из-за двух взрывов, учиненных террористами 29 и 30 декабря на вокзале и в троллейбусе, что привело к гибели 34 человек.
И на этом фоне в российских СМИ, а точнее на армянских сайтах в РФ появляется информация о предстоящей в центре Москвы встрече с международным террористом, ветераном армянской террористической организации АСАЛА, кровавым взрывником Алеком Енигомшяном. Впрочем, СМИ представляют его совсем по-другому: «В рамках движения «Армянское возрождение – Москва» 25 января в столице России состоится встреча с экономистом, членом национально-политической инициативы «Предпарламент» Алеком Енигомшяном».
Странно видеть, как на фоне роста волны терроризма на территории РФ, в Москву приглашают старого армянского взрывника-террориста.
При этом он будет встречаться с молодежью и вдохновлять ее на «борьбу с врагами армянского народа». О том, как он собирается «вдохновлять» можно узнать по материалам, выставленным на страничке «Встреча с Алеком Енигомшяном» в социальной сети «В Контакте» специально созданной для подготовки встречи в Москве. На этой страничке размещена речь Енигомшяна на суде в Швейцарии начала 1980-ых гг. – где он оправдывает армянский террор, свои взрывы и призывает армянский народ к борьбе методом кровавого террора. Здесь же размещены фотографии А.Енигомшяна и других террористов АСАЛА «за работой». Тут же видео «Возвращайтесь ребята… Возвращайся Монте!» с выступлением А.Енигомшяна на мероприятии в честь международного террориста Монте Мелконяна – автора кровавых терактов в Европе и участника геноцида азербайджанского населения Ходжалы, Гарадаглы и др. На видео Енигомшян перед большой аудиторией, вполне официально восхваляет террористов, ностальгирует по «тем временам», читает хвалебные оды методам террора и призывает к нему собравшихся.
Странно, что российские власти, спецслужбы и силовики не обращают внимания, на всю двусмысленность ситуации. Ведь террористическая организация АСАЛА, членом которой был А.Енигомшян, совершила сотни терактов в Европе, на Ближнем Востоке, России, в том числе в Москве, где намерен выступить Енигомшян 25 января. Напомним, что в январе 1977 года в Москве армянскими террористами из АСАЛА было совершено три взрыва: в московском метрополитене, в торговом зале продуктового магазина № 15 неподалеку от зданий КГБ СССР и около продовольственного магазина № 5 на улице Никольская, в результате которых погибли 7 человек, 37 были ранены.
По делу о терактах в Москве в качестве обвиняемых и осужденных к смертной казни были  Затикян, Степанян и Багдасарян. Как писал в своей книге «КГБ и власть» бывший начальник 5-го управления КГБ СССР, будущий первый зампред КГБ СССР Ф. Д. Бобков, к терактам в метро имела отношение АСАЛА: «…мне стало известно о странном поведении председателя КГБ Армении Юзбашьяна. Он тщательно скрывал от руководства КГБ СССР информацию о действиях в республике представителей международной армянской террористической организации — Армянская секретная армия освобождения Армении «АСАЛА». Именно этой организации принадлежит разработка взрывов в московском метро…».
 
Кроме того, АСАЛА организовала 31 июля 1991 года взрыв в поезде «Москва-Баку», следовавшем на тот момент по территории Дагестана, лишивший жизни 15 человек, в том числе женщин, детей и стариков, 16 человек были ранены.
Относительно «геройств» АСАЛА в 1970-80-ые гг. недавно рассекречендоклад ЦРУ об армянском терроризме, где собрана информация, согласно которой  в промежутке между 1975-1983 гг. было совершено свыше 200 терактов, в том числе 161 взрыв и 12 заказных убийств. За указанный период АСАЛА совершила во Франции 35 терактов, в Швейцарии – 22, в Италии – 18, в США – 17, также совершены многочисленные теракты в Испании, Великобритании, ФРГ, Ливане, Турции, Иране – в общей сложности в 22 странах. Эти теракты были совершены десятком армянских террористических группировок, большая часть которых относится в АСАЛА. Основной мишенью были турецкие дипломаты, граждане. В докладе ЦРУ делаются некоторые выводы, которые говорят о прямом сговоре ряда европейских стран с АСАЛА, в результате чего армянские террористы получали малые тюремные сроки, а иногда и вовсе отпускались на свободу и это несмотря на то, что от терактов гибли граждане этих стран Европы.
В докладе ЦРУ делается ужасающий вывод: «Ряд западноевропейских стран, по-видимому, достигли договоренностей с АСАЛА, позволяя террористам свободно преследовать турецкие цели в обмен на обещания не нападать на местное население, что имеет угрожающие последствия для международного сотрудничества по борьбе с терроризмом. Турки были возмущены безразличием и молчаливым согласием Европы с терроризмом  АСАЛА. Они оказывают решительное давление на США с тем, чтобы те оказали давление на правительства европейских государств и непосредственно участвовали в борьбе с этой угрозой».
 
Как говорится – комментарии излишни…
Напомним, что сам термин «Армянский терроризм» был впервые официально использован в ежемесячном бюллетене Государственного департамента США за август 1982 года. (Corsun, Andrew, Armenian Terrorism: A Profile, U.S. Department of State Bulletin, No. 82, (Washington, D.C., August 1982), pp.31-35.). Такой «чести» — специального термина Госдепа США — армянские террористы удостоились за весьма активное участие в ряде терактов в Ливане, в результате которых погибло немалое количество американских военных и сотрудников международных гуманитарных миссий. В этом отчете приведена подробная хронология армянских терактов на Ближнем Востоке и других регионах, а также связи и анализ деятельности АСАЛА и иных армянских террористических организаций.  Здесь приведены некоторые факты деятельности и эволюция армянских террористических организаций – первопроходцев в деле уничтожения невинных людей для достижения своих политических целей.
Вообще армяне держат пальму первенства в таком популярном ныне преступлении, как захват заложников с целью выдвижения политических условий. В конце XIX века дашнакские организации, промышлявшие разбоем в Османской Турции, с целью привлечь к себе и к армянскому вопросу внимание европейских стран, выдвинули идею крупной акции, не имеющей аналогов в преступном мире. В результате, в августе 1896 года был организован захват международного Оттоманского банка в Стамбуле. Террористический захват осуществила группа из 26 дашнаков во главе с Арменом Гаро и Бабкеном Сюни. Взяв в заложники 150 служащих банка, дашнаки угрожали взорвать здание, если европейские державы не заставят Турцию провести реформы в армянонаселенных вилайетах. По итогам длительных переговоров дашнаки покинули Оттоманский банк под гарантии русского посла Максимова (данные от имени всех держав). Тогда террористы-дашнаки благополучно избежали наказания и стали национальными героями армянского народа. И это несмотря на то, что их преступная выходка спровоцировала в Стамбуле погромы армянских кварталов.
Подведем итоги: во-первых, деятельность армянских террористических организаций всегда вполне лояльно воспринималась в Европе и в России, потому, что им придавали ореол мучеников и борцов за «христианский армянский народ». И это несмотря на то, что в результате армянских терактов гибли и христиане, граждане стран Европы и России. Во-вторых, армянский террор, нередко был направлен против самих же армян, которых затем выдавали за жертв, пострадавших от рук турок и азербайджанцев. В-третьих, еще одной целью было спровоцировать жесткие ответные меры Турции, Азербайджана, после чего кричать на весь мир об «избиении и геноциде армян».

 

И самое главное: согласно приведенным нами выше отчетам ЦРУ и Госдепа США ряд европейских стран негласно поддерживают и пользуются услугами армянских террористов. Поэтому хочется надеяться на то, что российская сторона понимает всю ответственность и щепетильность ситуации, когда ветеран АСАЛА террорист-взрывник чествуется в Москве и намерен поделиться своим «опытом» с молодежью.
 regionplus.az — 16 января 2014 г., выпуск № 210

Почему Россия готова покупать иранскую нефть

Источник, близкий к Госдепартаменту США, сообщил нашему изданию, что Москва негласно отрицает сообщения о том, что она ведет бартерные переговоры о повышении иранского экспорта сырой нефти на 50%. Однако, если российский президент Владимир Путин на самом деле санкционировал такое обсуждение, причина тому – привлекательность такой сделки и шанс снова блеснуть своей внешнеполитической независимостью.

Экслюзивное сообщение Reuters, появившееся 10 января, было воспринято Вашингтоном настолько серьезно, что госсекретарь США Джон Керри поднял этот вопрос в беседе с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым. План якобы такой: Иран будет поставлять в Россию до 500 000 баррелей нефти в день, а она будет расплачиваться своими товарами. Объем колоссальный – на сегодняшний момент Иран из-за введенных санкций экспортирует всего миллион баррелей в день, это треть его поставок 2011 года.

Источник сообщил Quartz, что российская сторона в беседе с американскими чиновниками опровергла сообщение Reuters. Однако Керри отреагировал настолько резко, потому что сообщение по времени практически точно совпало с достижением финального соглашения между Ираном и возглавляемыми США переговорщиками о том, что Тегеран снизит темпы своей программы по обогащению урана в обмен на некоторое облегчение санкций. Соглашение было достигнуто 12 января. Стороны договорились о вступлении его в силу 20 января. Если Иран с российской помощью значительно повысит свои поставки нефти, это ослабит шансы других государств вынудить его согласиться на сделку сейчас и еще более жесткое соглашение через полгода.

«В момент переговоров о долгосрочной ядерной сделке подписать такое соглашение было бы безумием со стороны россиян», — говорит Джеффри Мэнкофф (Jeffrey Mankoff) из Центра стратегических и международных исследований.

Но подобные переговоры рифмуются с другими вопросами, о которых Москва также размышляет. В первую очередь, с соглашением о поставках на сумму 270 миллиардов долларов, которое Россия подписала с Китаем в июне прошлого года. Согласно ему, Москва в течение 25 лет будет ежедневно поставлять Пекину 290 000 баррелей нефти. Большая часть этой нефти должна была отправляться с гигантского казахстанского нефтегазового месторождения Кашаган, однако из-за утечки газа запуск Кашагана был отложен как минимум до конца этого года. Вместо этого нефть может быть поставлена из Ирана, а излишки проданы на мировой рынок – посредством занимающегося торговлей нефтью подразделения Morgan Stanley, часть которого Россия в прошлом году приобрела.

«Уверен, что Россия получит на нефть хорошую скидку, так почему бы и нет? – говорит Сет Клейнман (Seth Kleinman) из Citi. – Кроме того, это взбесит Обаму, что, без сомнения, придется по душе Путину».

Оригинал публикации: Why Russia might be crazy enough to buy Iranian oil and undermine nuclear talks

Опубликовано: 15/01/2014

(«Quartz», США)
Стив Левайн (Steve LeVine)

Источник — inosmi.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1389787980

«Шиитская дуга» вновь на повестке

Владимир Алексеев,
Специально для Iran.ru

08 января 2014

Нынешнее противостояние суннитов и шиитов во многом было спровоцировано реализацией американской концепции создания «Большого Ближнего Востока» или, иными словами, демократизацией региона Ближнего Востока и Северной Африки (РБВСА) путем замены в арабском мире одряхлевших и коррумпированных режимов светского или полусветского плана на демократию западного типа.  Ведущая роль при проведении «революций» в арабском мире отводилась Саудовской Аравии, как самой богатой стране региона, где у власти вообще находятся ваххабиты и салафиты, которых даже к суннитам можно отнести весьма условно. Правда, при этом в Вашингтоне не просчитали до конца – а что делать с консервативными арабскими монархиями Персидского залива, где вообще и не пахло демократией. Не было ясности и в том, как произвести перемены и при этом не сломать и без того хрупкий баланс между двумя основными течениями ислама – суннизмом и шиизмом.

США в свойственной им манере ковбоев начали процесс «демократизации» сразу и решительно, в 2003 году вторгнувшись и оккупировав наиболее уязвимую с точки зрения суннитско-шиитского противостояния страну – Ирак. И тут же произошел сбой. Ведь суннитский режим Саддама Хусейна всегда ориентировался на западную систему ценностей, тогда как иракские шииты, составляющие почти 2/3 населения государства, были самой угнетенной частью иракского общества и традиционно ориентировались либо на Иран, либо на идеи марксизма и коммунизма, за которыми в свое время стоял СССР. И уже через три года после американских «демократических» экспериментов в Ираке вспыхнула полномасштабная война, с которой Вашингтон так и не смог справиться. Унизив суннитов и выкинув их из властных структур и армии, американцы собственными руками привели к вершине власти шиитские организации и группировки, причем откровенно проиранской ориентации. И это было вполне понятно – свою роль сыграла не столько глупость американских стратегов, сколько естественный демографический фактор. При относительно свободных выборах побеждает тот, за кем стоит большинство. То есть шииты.  И США вынуждены были в 2011 году покинуть страну, которая к этому времени уже находилась в орбите влияния Тегерана.

Но этой ошибки было мало, и тогда Вашингтон, подталкиваемый ваххабитскими правителями Саудовской Аравии и Катара, которые опасались резкого усиления Исламской Республики Иран (ИРИ) при формирующемся союзе с Ираком в зоне Персидского залива, начал нагнетать напряженность вокруг Ирана, в том числе используя как предлог тезис о его ядерной программе. Чуть позже пришла «арабская весна» с крушением режимов в Египте, Тунисе и Ливии и начавшейся гражданской войной в Сирии, которая постепенно приняла очертания противостояния суннитских боевиков и террористов всех мастей против алавитского режима Башара Асада, поддерживаемого Ираном, иракскими шиитами и Хизбаллой. И вот здесь все вдруг заговорили о грандиозном плане Тегерана создать «шиитскую дугу» или «шиитский полумесяц», то есть союз государств с преобладающим или же многочисленным шиитским населением против суннитско-ваххабитского альянса, опирающегося на США и Запад. Так ли это? И что лежит в основе таких теорий? Для того, чтобы ответить на эти вопросы, надо вернуться на 10 лет назад.

Термин «шиитский полумесяц» впервые в 2004 году употребил иорданский король Абдалла Второй, причем в отношении Ирака. А в 2006 году бывший президент Египта Хосни Мубарак  произнес историческую фразу: «Шииты на всем Ближнем Востоке более верны Ирану, чем своим странам». В том же году советник короля Саудовской Аравии по вопросам безопасности заявил, что религиозный долг Саудовской Аравии заключается в том, чтобы вторгнуться в Ирак из-за угрожающей ситуации в этой стране. Арабские СМИ при финансовых вливаниях стран ССАГПЗ во многом поддержали это заявление, делая зачастую совершенно нереалистичные репортажи об усилении шиитов в Ираке. Они раструбили о «шиитской волне» и «шиитской опасности», о некоем «шиитском возрождении». Эти явно преувеличенные страхи и заявления, в основном, касались изменения политической обстановки в Ираке и его плавного перехода под шиитский контроль после американской агрессии. Впервые в истории арабская страна оказалась под властью шиитовСмена режима в Ираке стала причиной резких перемен как в самой стране, так и в регионе в целом. Она вызвала межконфессиональные трения и создала взрывоопасную обстановку для всего региона. Но ведь при этом забывалось главное – чьи действия привели к этому? А ответ лежит на поверхности – действия, а точнее военная агрессия Соединенных Штатов Америки! Тогда причем здесь Иран? Он же в Ирак не вторгался, как и не совершал агрессии против своих других арабских соседей.

И еще один важный фактор.  Термин «шиитский полумесяц» вызвал самые бурные дискуссии еще и потому, что с его помощью сейчас пытаются во многом объяснить изменение регионального баланса сил и растущую роль Ирана как наиболее перспективной и супер мощной региональной державы. «Шиитский полумесяц» от западных границ Афганистана до побережья Средиземного моря в Ливане и Сирии, благодаря своему выгодному географическому положению и способности сплотить верующих мусульман-шиитов, объединенных религиозными и политическими взглядами, похоже, что стал новой реальностью Ближнего Востока. Но из этого не стоит выстраивать концепцию, объясняющую непомерные стратегические амбиции Ирана расширить свое влияние на весь арабский и исламский мир. Другое дело – неоспорим тот факт, что «арабская весна» объективно послужила больше всего интересам Ирана, создав благоприятные условия для появления «шиитского полумесяца», который вполне может стать инструментом укрепления иранского влияния на Ближнем и Среднем Востоке и в зоне Персидского залива. Парадоксально, но ведь не Иран же стоял за «арабской весной», а все те же аравийские монархии и их западные союзники, прежде всего США. Как говорится, «за что боролись, на то и напоролись». Союз Ирана, Ирака, Сирии и Ливана – это новая геополитическая реальность с ведущей ролью Ирана, с которой придется считаться и США, и Саудовской Аравии, и Турции, и Израилю. А также Египту, который еще не скоро преодолеет последствия целой череды переворотов и экономического хаоса.

Конечно, было бы глупо отрицать тот факт, что сейчас Иран использует «арабскую весну» для усиления своего влияния на шиитские регионы Ближнего Востока. Так делают все крупные страны во всех регионах. Это – «реал-политик». Иран как основное шиитское государство и так является основным центром «шиитского полумесяца» и признанным центром религиозного притяжения для шиитов. Несмотря на значительные различия между шиитскими общинами разных стран, шиизм продвигается, как идеология и как критерий идентичности, который объединяет шиитов всего региона и исламского мира в целом. Тем более что многие из них долгое время страдали от авторитарных суннитских режимов даже в странах, где они были большинством, например в Ираке. Кроме того, шииты в   арабском мире зачастую склонны идентифицировать себя прежде всего как шииты, а уже потом как арабы. В то время как арабы-сунниты ставят выше свою арабскую идентичность.

В любом случае «шиитский полумесяц», хоть он еще и не стал юридически оформленным военно-политическим союзом или альянсом, но уже принимается в расчет региональными игроками. Не зря, видимо, Саудовская Аравия так отчаянно пытается не допустить прекращения конфликта в Сирии, подливает масло в огонь суннитско-шиитского вооруженного противостояния в Ираке, стремится любым способом сорвать нормализацию отношений Ирана с Западом. В Эр-Рияде смертельно боятся только одного — усиления роли Ирана в мире. С усилением роли Ирана существенно повышается роль шиитов в регионе в целом, а это, в свою очередь, неминуемо приводит к новой реальности на Ближнем Востоке. А новая реальность такова, что в ней уже не будет места для Саудовской Аравии в нынешнем ее виде, и Вашингтон, кстати, не сможет ей помочь ни при каких обстоятельствах. Королевству, созданному искусственно 80 лет назад, грозит неминуемый распад как минимум на три-четыре анклава, причем   первой может объявить о своей независимости ее Восточная провинция, населенная в основном шиитами и где на сегодня добывается 90% всей нефти КСА. Новая реальность такова, что следом Бахрейн станет вторым арабским государством, где власть тут же перейдет к шиитам. А дальше самым серьезным образом встанет вопрос о сохранении монархического строя в Кувейте, Катаре и ОАЭ.  Вот почему Саудовская Аравия сейчас из кожи вон лезет, чтобы ни при каких обстоятельствах не допустить разрешения иранского кризиса, делает все возможное и невозможное, чтобы воспрепятствовать ирано-американскому и ирано-европейскому сближению. Но как бы там ни было, мир неумолимо идет к новым реальностям на Ближнем Востоке.

Несмотря на свою полную обреченность и отсутствие исторической перспективы, Саудовская Аравия, в принципе, все еще способна затопить регион большой кровью. Она может посодействовать, чтобы нынешняя гражданская война в Ираке переросла в более масштабную версию ирано-иракской войны 1980-88 гг., когда воевать будут уже не две страны, а два лагеря, разделенных по конфессиональному признаку. И тогда «шиитским полумесяцем», а точнее «шиитской луной» можно будет назвать весь регион проживания шиитов, включая Восточную провинцию Саудовской Аравии, Бахрейн, часть Кувейта, целые районы Катара и ОАЭ, в которых Иран, если захочет, сможет мобилизовать «братьев по вере» для своих политических целей. Пока что он этого не делает, стремясь действовать исключительно дипломатическими и политическими средствами. Но агрессивность ваххабитского королевства и ряда других стран вполне может подтолкнуть его к пересмотру своего подхода к этому вопросу.

***************

По всей видимости, «шиитская дуга» — это новый тренд, новая реальность на Ближнем Востоке. И в этой ситуации для России очень важно быстро и правильно оценить этот новый фактор в регионе и должным образом отреагировать на него. Судя по всему, особые партнерские отношения с «тройкой» шиитской дуги обеспечат интересы России на Ближнем Востоке и в Персидском заливе намного эффективнее, чем поиск новых форм взаимодействия с государствами типа Египта, которым сейчас нужны от Москвы лишь дешёвые кредиты и иная помощь. Ставить на них большого смысла нет, так как, по своей сути, они как были, так и останутся прозападными, либо же к власти в них придут «Братья-мусульмане» или другие исламистские группировки. Также были бы тщетными попытки хоть что-то получить в финансово-экономическом плане и от стран ССАГПЗ. Аравийские монархии, особенно ваххабитские Саудовская Аравия и Катар, по своей идеологии глубоко враждебны России, а их коррумпированная элита напрямую завязана на США и Запад в целом. Более того, они тяготеют к поддержке радикальных исламистских течений на территории РФ, вплоть до оказания прямой помощи ваххабитско-салафитским группировкам и террористам всех мастей. Тогда как база для установления более тесного партнерства с шиитским полумесяцем уже имеется в виде давних дружественных отношений во всех сферах с каждым государством из «тройки» Сирия, Ирак и Иран. И сделав ставку на этот альянс, Россия имеет все шансы вернуться в регион, потрепанный «арабскими революциями», с новыми, более солидными позициями.

 

Iran.ru

Саудовская Аравия создает новую силу против Асада и… «Аль Каиды»

Саудовская Аравия готова потратить миллионы долларов на вооружение и обучение нового многотысячного антирежимного сирийского формирования. Такая политика, в трактовке Эр-Рияда, преследует двоякую цель – с одной стороны, объединить противников Башара Асада, с другой – создать противовес сторонникам «Аль-Каиды», влияние которых стремительно растет. Эксперты называют происходящее неуклюжим ребрендингом, предпринятым аравийской монархией в попытке «продать» Западу иностранных моджахедов в качестве умеренной сирийской оппозиции. 
Формирование, которым интересуется Эр-Рияд, – это созданная в конце сентября на базе 43 сирийских группировок «Армия ислама». По данным британского издания Guardian, обучать ее саудиты намерены с пакистанской помощью. По некоторым оценкам, «Джейш аль-ислам» будет насчитывать от 5 тыс. до 50 тыс. бойцов. Им планируется дать лучшее оружие вплоть до ПЗРК и противотанковых управляемых ракет. Возражения против этого есть у США, и глава саудовской разведки принц Бандар бин Султан пытается их развеять. Давление оказывается и на Иорданию, от которой Эр-Рияд требует предоставить территорию в качестве транзитного коридора. С другой стороны, саму «Армию ислама» Саудовская Аравия призывает войти в состав Высшего военного совета Свободной сирийской армии (ССА), а также Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил.
Возглавляет «Армию ислама» Захран Аллуш – салафит и бывший командир одного из формирований ССА под названием «Лива аль-Ислам». Недавно он провел переговоры с Бандаром, а также саудовскими бизнесменами, финансирующими бригады «Армии ислама». Имели место и другие встречи в Турции с участием министра иностранных дел Катара Халеда ат-Тани и посла США в Сирии Роберта Форда. В «Армии ислама» якобы нет формирований, связанных с «Аль-Каидой». Она, как заявляют в западной прессе, включает в себя лишь «неджихадистские группы исламистов и салафитов». «В Сирии идут две войны, – говорит просаудовски настроенный аналитик Центра исследований Персидского залива Мустафа Алани. – Одна – против сирийского режима и вторая – против «Аль-Каиды». Саудовская Аравия сражается и с тем, и с другой».
По мнению президента Института религии и политики Александра Игнатенко, сирийский кризис с самого начала обусловлен жестким вмешательством двух аравийских монархий – Катара и Саудовской Аравии. При их активном участии были созданы такие антирежимные подразделения, как Свободная сирийская армия, на которую Доха и Эр-Рияд потратили не менее 15 млрд долл., а также «Джебхат ан-Нусра» и «Исламское государство Ирака и Леванта», являющиеся подразделениями «Аль-Каиды». В дальнейшем происходили разные трансформации, но все они представляли собой перетасовку карт одной колоды. Так, помимо «Армии ислама» возникла конкурирующая группировка – «Армия Мухаммеда», действующая на севере страны.
«Между «Армией ислама» и «Армией Мухаммеда», с одной стороны, и «Джебхат ан-Нусра» и «Исламским государством Ирака и Леванта» – с другой, разницы, по сути, нет, – убежден Игнатенко. – Саудовская Аравия пытается представить международному общественному мнению, и в первую очередь США, некоторые сирийские группировки как умеренные, хотя на самом деле они являются типичными джихадистскими отрядами, о чем можно судить хотя бы по их названиям. Эти маневры имеют целью ввести мир в заблуждение, выдав за вооруженную сирийскую оппозицию объединения иностранных, несирийских моджахедов, рядом с которыми, конечно же, воюет и некоторая часть сирийцев».
«Армию ислама» саудовцы позиционируют как силу, способную сыграть консолидирующую роль в лагере противников Асада. Однако один из высокопоставленных западных чиновников заявил, что пока не предвидит каких-либо существенных перемен, которые внесло бы в сирийский конфликт ее появление. «Это политический шаг, – сказал он. – Эти новые повстанческие формирования, кажется, переформатируют себя и создают новые лидерские структуры. Это часть довольно ограниченной политической игры – и прежде всего борьбы за ресурсы».
Как пояснил Игнатенко, в настоящий момент в Сирии против режима воюют сотни группировок. Предпринималось несколько попыток их объединить. Такие объединения, просуществовав некоторое время, в дальнейшем распадались. Сейчас таким объединением объявили «Армию ислама». В ее составе не столько 43 группировки, сколько 43 названия, так как не исключено, что за некоторыми группировками стоит несколько человек, а может быть, и вообще никто не стоит.
«Уже одно то, что существует как минимум два аналогичных объединения – «Армия ислама» и «Армия Мухаммеда», – свидетельствует об отсутствии формального единства. Но есть реальное единство, которое обусловлено не попытками объединить отдельные формации, а тем, что организаторами, патронами, снабженцами, финансистами и командирами как «Армии ислама» и «Армии Мухаммада», так и «Джебхат ан-Нусра» и «Исламского государства Ирака и Леванта» являются аравийские монархии, прежде всего Саудовская Аравия, которая подсовывает США и мировому общественному мнению фиктивные или полуфиктивные объединения», – заключил эксперт.     

http://www.ng.ru

«Женева-2» не состоится

Сейчас уже мало у кого сомнений в том, что международная конференция по урегулированию сирийского конфликта, так называемая «Женева-2», которая должна была открыться в швейцарском Монтре 22 января с.г., все-таки и на этот раз не состоится. И причина тупика в этом вопросе остается прежней – нежелание и неспособность зарубежной сирийской оппозиции (с террористами и радикальными группировками сирийские власти диалог не намерены вести) сесть за стол переговоров с делегацией официального Дамаска без выдвижения заранее неприемлемых условий, типа обязательно ухода Б.Асада с поста президента. Равно как выглядят смешными потуги оппозиционеров заранее застолбить себе места в будущем переходном правительстве САР, которое видится ими уже почти как правительство без полноценного участия в нем нынешних законных властей страны. Ведь в сегодняшних условиях, когда сирийская армия прочно удерживает ситуацию, тогда как между различными отрядами вооруженной оппозиции дело зачастую доходит до вооруженных столкновений, глупо навязывать свои правила игры.

Уже понятно, что ни одна оппозиционная сила, будь то светские либералы, предатели и дезертиры, умеренные исламисты, исламские радикалы, экстремисты и просто террористы, даже если их собрать всех вместе под общими знаменами, не в состоянии свергнуть режим Б.Асада. Гражданская война в Сирии, которая продолжается только потому, что ее щедро финансируют Саудовская Аравия, другие арабские монархии Персидского залива, различного рода исламские финансовые фонды с сомнительной репутацией, при поддержке Турции, США и ряда стран ЕС, давно бы закончилась полной победой лояльных Дамаску сил. И это поставило бы точку в истории «арабских революций», разрушивших такие страны как Египет и Ливия, но остановленной мужественным сопротивлением ваххабитской вакханалии со стороны сирийского народа. Поэтому разговоры о том, что Запад и его ваххабитские партнеры не способны заставить оппозицию пойти на конференцию «Женева-2» выглядят, по меньшей мере, фальшью, а если называть вещи своими именами, то — грязной ложью. Ведь еще до наступления нового года в ряде районов САР началось заключение временных перемирий между правительственными войсками и местными боевиками, которые поняли бесперспективность дальнейшей борьбы. Но как только пошел этот процесс «капитуляции», США и Саудовская Аравия сразу же начали перекрывать каналы поступления финансовой помощи тем группировкам, которые командуют этими боевиками. А это вызывает законный вопрос – тогда зачем Вашингтон на словах говорит о мирном урегулировании и посылает своих представителей на переговоры с российскими дипломатами для согласования всех параметров «Женевы-2», а на деле продлевает конфликт? Опять обман или двойная игра? Но в этом случае Москве нет смысла продолжать эту дипломатическую игру, начатую после визита госсектретаря Дж.Керри в Москву в мае 2013 г. И нужно в последний раз жестко обозначить сроки конференции по Сирии. А если она вновь не состоится, то пусть сирийская армия доведет дело до логического конца и уничтожит тех, кто не желает мира. Не случайно на днях министр информации Сирии О.аз-Зоуби вновь подтвердил, что Дамаск заинтересован в участии в предстоящей международной конференции «Женева-2» по разрешению кризиса таким образом, который соответствует чаяниям сирийского народа. На пресс-конференции в сирийской столице он заявил, что все вооруженные группировки, действующие в Сирии, являются террористическими, независимо от того, как они называются. «Все попытки изобразить эти группировки как «умеренные» обречены на провал и не смогут ввести в заблуждение сирийский народ», — подчеркнул министр. По его словам, сирийская делегация собирается на конференцию «Женева-2», чтобы достичь результатов, которые будут служить интересам государства и народа. «Мы не позволим США, Саудовской Аравии или Турции навязать свою повестку дня, — сказал он. — Мы вполне понимаем, что в будущем в Сирии будет расширенный состав правительства, но оно не будет переходным органом власти, как это произошло в Ираке после американского вторжения». При этом он подтвердил, что любые соглашения, достигнутые в Женеве, будут вынесены на всенародный референдум. Если они не будут утверждены, то станут бессмысленными и не смогут быть реализованными. О. аз- Зоуби также призвал правительство Турции полностью закрыть свои границы перед террористами и изгнать их из страны. Кроме того, он обратился с призывом к правительству Иордании усилить контроль над своими границами, не допуская проникновения через них террористов, и не поддаваться внешнему давлению, особенно со стороны Саудовской Аравии. В заключение он добавил, что те, кто считает, что можно изменить ситуацию на земле, отправляя в Сирию еще большее количество террористов и оружия, глубоко ошибаются. А в это время зарубежная сирийская оппозиция, организовавшая свое очередное сборище в фешенебельном отеле Стамбула, пыталась договориться о том, идти или нет на мирное урегулирование, и, если идти, то на каких условиях. Причем заседания генассамблеи Национальной оппозиционной коалиции проходили без участия журналистов и гостей. В гостинице, где был съезд, даже была отключена мобильная связь. 5 января 2014 г. «делегаты» переизбрали председателем коалиции на второй срок шейха Ахмеда аль-Джарбу. После его переизбрания стало известно, что аль-Джарба «не готов ехать в Женеву». Как пояснил один из его заместителей Фарук Тейфур, лидер НКОРС «будет добиваться переноса мирной конференции, пока не сложатся более благоприятные условия для ее проведения». Решительно против «Женевы-2» выступил Сирийский национальный совет, являющийся одной из наиболее влиятельных организаций, который отказался послать делегацию в Швейцарию из-за отсутствия международных гарантий ухода президента Сирии Башара Асада из власти по итогам «Женевы-2″. При этом произошел раскол и в самой Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил, базирующейся в Стамбуле: о выходе из состава объединения объявили более 40 членов. Причиной раскола в рядах НКОРС стал вопрос участия в предстоящей конференции «Женева-2″. Покинуть коалицию решили сразу шесть блоков, а также отдельные независимые члены. Покинувшие коалицию движения («Туркменское движение», «Клуб представителей бизнеса», «Местные советы», «Высший совет революционного командования», блок бывшего генсека Нацкоалиции Мустафы ас-Саббага и «Генштаб революционных сил Сирии») пообещали создать собственный «политический щит» для «подлинной» защиты интересов сирийского народа. Ничем закончилось также обсуждение вопроса о плане создания временного правительства. В этой ситуации НКОРС перенесла на 17 января с.г. рассмотрение вопроса о своем участии в мирной конференции «Женева-2″. Оппозиционеры считают, что инициаторы конференции, прежде всего Россия и США, не дали оппозиции «достаточных гарантий, которые обеспечили бы достижение положительного результата «Женевы-2″. По их мнению, на конференции должна быть сформирована временная структура, которой будет передана власть, а участие действующего сирийского президента Башара Асада в политическом будущем Сирии должно быть исключено. А между тем НКОСР уже получила официальное приглашение от генерального секретаря ООН Пан Ги Муна принять участие в конференции в Монтре 22 января. Получается, что об участии или неучастии крупнейшего объединения оппозиционных группировок Сирии в международной конференции в Швейцарии станет известно только за пять дней до ее начала. А значит – теперь волю мировому сообществу в лице ООН могут диктовать сомнительные оппозиционные организации, финансируемые из-за рубежа? И как тогда быть с авторитетом США как ведущей страны Запада в системе взаимоотношений с антиасадовскими силами? Список участников конференции был определен еще 20 декабря 2013 г. на трехсторонней встрече с участием России, Соединенных Штатов и Объединенных Наций. Когда же Пан Ги Мун разослал приглашения участникам «Женевы-2″, в списке оказалось 30 стран. Среди них нет Ирана. И опять возникает вопрос – а почему? Да потому, что вопрос об участии Ирана якобы является неприемлемым для некоторых членов НКОРС. Значит, Вашингтон идет на поводу оппозиции и при этом оказывает ей помощь? В это тоже верится с трудом. По заявлению генсека ООН, глава МИД России Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри встретятся 13 января с.г. для обсуждения вопросов, связанных с подготовкой международной конференции по Сирии «Женева-2″. «Мы очень надеемся, что Керри и Лавров на этой встрече достигнут договоренности об участии Ирана в международной конференции по Сирии», — сказал генсек ООН. «Генеральный секретарь выступает за приглашение Ирана (на международную конференцию по Сирии), однако обсуждение этого вопроса между государствами, выступившими организаторами международной конференции, пока не принесли результатов», — подчеркнул официальный представитель Пан Ги Муна. Кроме того, если верить СМИ, делегация НКОРС во главе с председателем планировала 13-14 января посетить Москву по приглашению российской стороны. А между тем, кровопролитие в Сирии продолжается. Группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» 6 января с.г. казнила в Алеппо более 50 пленников. Среди убитых были журналисты, работники гуманитарных миссий и мирные жители. При этом она распространила заявление, в котором угрожает уничтожением повстанцам, которые входят в Национальную коалицию сирийских революционных и оппозиционных сил, а также в Сирийскую свободную армию. Так разве возможно в этих условиях говорить о мире на берегу Женевского озера, когда в Сирии не прекращается война? Александр Орлов, политолог, эксперт-востоковед, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 10.01.2014

Источник — Новое Восточное Обозрение Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1389330360

Турция возвращает свое лидерство

Состоявшийся 23-24 декабря 2013 года визит в Пакистан премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана засвидетельствовал дальнейшее расширение ареала геополитической активности Анкары. Официальной темой переговоров стало обсуждение перспектив сотрудничества в энергетической области. В частности, речь шла об участии турецкой стороны в реализации амбициозных планов пакистанского правительства по сооружению в стране сети тепловых и гидроэлектростанций.

Со своей стороны кабинет Наваза Шарифа уже пообещал турецкому бизнесу беспрецедентные налоговые льготы в случае инвестиций в энергетический сектор Пакистана. Активность Турции в Евразии определяется далеко не только и не столько сиюминутными расчетами. Речь идет об одном из ключевых направлений в рамках концепции внешней политики «стратегической глубины» министра иностранных дел Ахмета Давутоглу [2]. Данная концепция исходит, в частности, из необходимости и возможности возрождения в современных условиях неоосманизма. [3] При этом регион Ближнего Востока понимается максимально широко (в духе американского «Большого Ближнего Востока») и включает не только Иран, но и страны афгано-пакистано-индийского геополитического узла. Активизация самостоятельной политики Анкары в этом регионе объективно осложняет отношения Турции и США.

В последние десятилетия Белый дом рассматривал Турцию как своего верного союзника в мире ислама. Однако с начала 2000-х годов ситуация в американо-турецких отношениях стала более запутанной, в том числе вследствие определенной поддержки Анкарой радикального палестинского движения ХАМАС и, соответственно, ухудшения отношений с Израилем. Ряд шагов, сознательно предпринятых ранее кабинетом Реджепа Тайипа Эрдогана, свидетельствует о стремлении Турции восстановить гармонию в отношениях со своим мусульманским окружением на Ближнем и Среднем Востоке, во многом утерянную сначала в результате внешнеполитических экспериментов Кемаля Ататюрка, а затем – в силу однозначно проамериканской и евроатлантической ориентации. [4] При этом арабы исторически рассматривают Османскую империю и ее преемницу Турцию как единственную мусульманскую державу, способную взаимодействовать на равных с немусульманскими силами. За последнее двадцатилетие внешняя политика Турции претерпела серьезные изменения в плане укрепления основ неоосманизма. Если занимавший пост премьер-министра Турции в 1996-1997 годах Неджметтин Эрбакан стремился не к турецкой гегемонии, а к выстраиванию равноправных отношений с государствами Ближнего Востока и в целом мусульманского мира, то Эрдоган явно претендует на роль арбитра и даже «большого брата» в мусульманских делах, в чем встречает определенную поддержку со стороны ряда политических деятелей Ближневосточного региона.

Так, еще в январе 2010 года тогдашний премьер-министр Ливана Саад Харири, посещая с визитом Анкару, обратился к Эрдогану с прямым призывом помочь ливанским политическим партиям и политикам «преодолеть взаимные разногласия» и совместно предпринять усилия в целях налаживания прочного «регионально-единоверного сотрудничества». [5] В этих же целях Турция самостоятельно предприняла и ряд практических мер, в частности отменила визовый режим с шестью арабскими странами (Сирия, Иордания, Ливан, Ливия, Тунис и Марокко). Сам Эрдоган оценил это как первый шаг на пути реализации проекта «регионального «Шенгена»», включающего в себя обширные районы не только Ближнего Востока, но и Северной Африки. При этом наибольшую активность Турция проявляет сегодня по отношению к важнейшему геополитическому четырехугольнику Израиль – Сирия – Ирак – Иран.

Позицию Турции в регионе Ближнего и Среднего Востока вполне можно охарактеризовать ныне как стремление, с одной стороны, играть здесь роль союзника и доверенного лица США, с другой – наращивать политический капитал на критике американской политики и определенного сближения с оппонентами Вашингтона, в том числе в рамках осуществления самопровозглашенных посреднических и миротворческих миссий. Примером этому может служить, в частности, принятая по инициативе Турции «Стамбульская декларация» с участием Египта, Ирана, Иордании, Саудовской Аравии и Сирии в целях предотвращения вторжения США в Ирак в 2003 году. США и евроатлантические структуры долгое время рассматривали Турцию как идеального посредника в разрешении самых «деликатных» ближневосточных споров. Правительство Эрдогана продолжило курс, отвечающий данным представлениям, но лишь до той степени, какая соответствовала его собственным планам выдвижения Турции в лидеры региона и привилегированного партнера ведущих мировых держав, без того, чтобы идти на прямой конфликт с региональными столицами.

Подобная игра не осталась незамеченной в США и Израиле, расценившим такие сдвиги в политике Турции как удар по собственным геостратегическим интересам. Однако растущая значимость Анкары в ближневосточных делах объективно заставляют Запад прощать ей многие второстепенные «прегрешения» ради получения поддержки по ключевым вопросам. По ряду свидетельств, Эрдоган и президент Турции Абдулла Гюль еще с середины 1990-х годов «пользовались симпатией со стороны влиятельных протурецких еврейских лоббистских групп в США», что помогло обоим в решении стоявших перед ними внутриполитических проблем. [6]

При этом Эрдоган и его сторонники сознательно ведут политику, при которой «для европейцев они станут главным образом «ближневосточниками» и мусульманами, а для жителей Ближнего Востока – главным образом секуляристами и проамериканцами». [7] Сегодня ключевым вопросом для Запада, по которому ему необходима поддержка Турции, является сирийская проблема. И здесь глубокая трансформация политики Анкары очень показательна. После того, как сирийские власти под давлением Анкары пошли на рубеже 1990-2000-х годов на сворачивание поддержки действующих в Турции курдских сепаратистов, отношения двух стран стали быстро нормализоваться.

Тогдашний президент Турции Ахмет Недждет Сезер прибыл в 2000 году в Дамаск на похороны президента Хафеза Асада, а в январе 2004 года новый сирийский лидер Башар Асад стал первым президентом страны, посетившим с рабочим визитом Анкару. Башар Асад не мог не поддержать готовность Турции играть в регионе более самостоятельную по отношению к США роль.

В результате с 2002 года (когда к власти в Турции пришел Эрдоган) и до 2007 года объем двусторонней торговли между Турцией и Сирией утроился. А в одном только 2009 году стороны подписали свыше 40 двусторонних соглашений и протоколов о сотрудничестве в различных областях, среди которых особое место заняло соглашение о создании Высшего совета стратегического сотрудничества двух стран. Особое значение в данной связи имели соглашения, относившиеся к области совместного использования Турцией и Сирией водных ресурсов, в частности документ о совместном сооружении «Моста дружбы» на реке Аси/Оронт, представляющей собой часть границы между Сирией и турецкой областью Хатай/Искендерун, на которую претендует Дамаск.

Данное соглашение было представлено властями Анкары собственному общественному мнению как косвенное признание Дамаском турецкого суверенитета над спорным районом. Турция также обратилась к Сирии с предложением выработать совместный план обеспечения территориальной целостности единого Ирака. Однако «арабская весна» все перевернула. Прежние наработки в плане развития турецко-сирийских отношений были принесены в жертву стремлению Анкары добиться своих целей более грубым способом – посредством свержения сирийского режима в русле общей политики евроатлантического Запада.

Отказавшись от курса на создание региональной оси Анкара — Дамаск, кабинет Эрдогана перешел на сторону сил, нацелившихся на свержение Башара Асада. Расчет, видимо, строился на получение Турцией дивидендов в других районах «Большого Ближнего Востока». Согласно формуле турецкого дипломата, председателя Турецкого агентства международного сотрудничества Умута Арика, Турции принадлежит «определяющее и центральное место в Евразии в целом, а в частности — в Европе и на Балканах, в Причерноморье и на Кавказе, в Восточном Средиземноморье, на Ближнем Востоке и в Центральной Азии». [8] Нынешняя политика Анкары полностью соответствует такой расширительной трактовке ее геополитических устремлений… 

[1] DPA 230726 GMT Dez 13 23.12.2013 11:26
[2] Stratejik Derinlik. Istanbul, 2010.
[3] Kınıklıoğlu S. The Return of Ottomanism // Today’s Zaman. 20.03.2009.
[4] Taşpınar Ö. Turkey’s Middle East Policies - Between Neo-Ottomanism and Kemalism // Carnegie Papers. 2008. № 10. [
5] Moubayed S. Turkey embraces role as Arab "big brother" // Asia Times Online. 14.01.2010
 [6] Танасковиħ Д. Неоосманизам. Београд, 2011. С.108.
 [7] Danforth N. How the West lost Turkey // Foreign Policy. 25.11.2009.
 [8] Arik U. Turkey and the International Security System in the 21st Century // Eurasian Studies. 1995/96. № 4. Winter. P.11. 31.12.2013

Петр ИСКЕНДЕРОВ |

Источник — Фонд стратегической культуры Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1389159480

Цена иранской разрядки, или опять каспийская нефть

Журналист Александр Бирман — о цене, которую приходится платить России за иранскую разрядку и сближение с Германией

Согласно распространенной версии, битва за Сталинград была критически важна главным образом потому, что от ее исхода зависело — получит или не получит Гитлер доступ к нефти Каспия или нет? Спустя 70 лет фактор черного золота, похоже, опять способствует тому, что город на Волге оказывается на линии фронта.

Но едва ли правы наблюдатели, которые объясняют произошедшее обидой Саудовской Аравии из-за того, что Россия предотвратила «зачистку» Сирии. Да, саудиты активно продвигают ваххабизм и отнюдь не только на уровне внутриисламских теоретических штудий. Да, режим Асада был для дома Сауда промежуточной целью. И даже отчетливо просматривающийся за Дамаском Тегеран, если не принимать во внимание суннитско-шиитские разногласия, вряд ли может считаться финальным призом в этой игре.

Абсолютное доминирование на мировом рынке энергоносителей — вот, пожалуй, главное, что беспокоит Эр-Рияд.

Понятно, что с этой точки зрения Россия тоже представляет немалую геоэкономическую угрозу для нефтяных шейхов. Но сейчас эта угроза гораздо меньше, чем в середине нулевых, когда мы строили «энергетическую сверхдержаву», а о «сырьевом проклятии» говорилось далеко за пределами Кремля и Краснопресненской набережной. Теперь Владимир Путин на предновогодней встрече с членами правительства заявляет о наступлении того благоприятного момента, «о котором говорили еще с советских времен: вот какое бедствие свалилось на страну, у нас появилась нефть в большом количестве, и вся экономика расслабилась, не было необходимости трудиться, думать об инновациях, развиваться за счет внутренних других факторов».

А весь 2013 год к вящей радости отечественных неокейнсианцев министры экономического блока расписывали, в каких пропорциях и на какие проекты будут потрачены средства Фонда национального благосостояния (ФНБ). И, разумеется, речь идет вовсе не о финансировании очередных нефтегазовых триумфов. Скорее, если нефтедоллары ФНБ не осядут на офшорных счетах и коттеджных стройках, речь идет о трансформации России из «энергетической сверхдержавы» в инфраструктурную. И вполне возможно, без кавычек. А такой поворот, казалось бы, саудитов не то чтобы не должен был волновать, но даже вполне устраивал. Если бы не один существенный нюанс.

И здесь стоит вернуться к мирным инициативам прошедшего полугодия.

Точнее, к переговорам по иранскому ядерному досье. Хотя Россия предпринимала определенные дипломатические усилия для международной реабилитации Ирана, ключевую роль в прекращении этой холодной войны-2 сыграл все же Вашингтон, а не Москва. Поэтому, очевидно, раздосадованному таким развитием событий Эр-Рияду свое недовольство следовало бы демонстрировать Белому дому, а не Кремлю.

Но если руководствоваться не стремлением отомстить за принятие невыгодного решения, а желанием минимизировать его негативные последствия, направление саудовских асимметричных ответов может быть совсем иным.

В случае «распаковывания» Ирана добываемая им нефть пойдет на Запад вовсе не по трубам, которые еще надо проложить. На первых порах придется использовать танкеры и железную дорогу. Причем вариант танкеров выглядит достаточно рискованно из-за того, что Персидский залив патрулирует ВМФ Саудовской Аравии.

Остается железная дорога. И Россия в качестве транзитной страны.

К слову, не потому ли Германия, очевидно, заинтересованная в иранских энергоносителях, так активно добивалась помилования Михаила Ходорковского и, что немаловажно, была услышана? Для создания оси Берлин-Москва-Тегеран нужно, чтобы ни у кого из потенциальных ее участников такой альянс не вызывал морального дискомфорта.

Но, не исключено, что планы самой успешной и наиболее нуждающейся в ресурсах европейской державы были просчитаны руководителями тех стран, кто располагается намного южнее границ Старого Света.

И, похоже, в жизни города, занимающего стратегически важное место в паутине российских железнодорожных и прочих магистралей, стремление Германии получить доступ к каспийской нефти опять сыграло роковую роль.

30 декабря 2013 | Александр Бирман

Источник — izvestia.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1389080580

На пороге большой ближневосточной войны?

«Настроение бодрое, идем на дно» — это была в свое время у советских подводников такая шутка. С двойным подтекстом. Этой фразой вполне можно описать «большую сделку» между странами «шестерки» и Ираном. По крайней мере, так считают два ключевых региональных геополитических противника ИРИ: Саудовская Аравия и Израиль. Такой позиции придерживается и Конгресс Соединенных Штатов.

И последнее обстоятельство может сильно осложнить действующей администрации США взаимодействие с Тегераном. Причин тому несколько. Во-первых, Конгресс не верит Ирану. Во-вторых, что куда более существенно, он не верит президенту Обаме. Причем это касается далеко не только республиканцев, но и многих демократов. И, наконец, все те лоббистские организации, которые действуют в пользу Саудовской Аравии и Израиля, и все те конгрессмены, которые связаны с этими организациями, выступают резко против «большой сделки». Да и старая иранская элита, которой в Америке предостаточно и которая не питает к правящему в Тегеране режиму ни малейших симпатий, добавляет в концерт свою ноту.

Американские реалисты против популиста Обамы
Президенты бывают разные. В истории Соединенных Штатов были президенты, у которых Конгресс ходил по струнке. Были и те, на кого конгрессмены не обращали особого внимания. Сильные и слабые. Харизматичные и не очень. Консервативные и либеральные. Но мало кто из них решался на столь непопулярные эксперименты, как Обама. Нормализация отношений с Ираном на иранских условиях, а это именно то, о чем идет речь, что бы ни говорили дипломаты, при крайне низком рейтинге и явной неспособности справиться со всеми теми задачами, которые он на себя взвалил, дает противникам Обамы шанс утопить его президентство. Можно не сомневаться, что они этот шанс не упустят.

Обама проиграл войну с международным терроризмом. Неизвестно зачем ввязался в ливийскую кампанию, развязав исламистам руки в Северной Африке. Сдал союзников Америки на Ближнем Востоке в обмен на альянс с представителями политического ислама, которые так же мало симпатизируют американцам и их президенту, как и откровенные террористы. Ушел из Ирака и уходит из Афганистана, оставляя за спиной гражданскую войну и слабые, но совсем не лояльные Вашингтону правительства. Буквально взорвал Штаты медицинской реформой. Поставил государство на грань дефолта из-за бюджетного кризиса. Почти повторил ливийский сценарий в Сирии, отступив под давлением России и Китая, что в одинаковой степени понизило его рейтинг. И начал переговоры с Ираном.

В итоге все те, кто наблюдает за президентом, полагают, что он напористый популист, который не имеет никакого представления о реальной цели своей политики и думает лишь о достижении краткосрочного рекламного эффекта. Инициативы, которые он проводит в жизнь, не просчитаны, не обоснованы и либо не дают результата, либо результат этот противоположен заявленным целям. Причем перечень примеров, которые это подтверждают, более чем велик.

Соответственно, Конгресс сделает все возможное, чтобы заблокировать активность Барака Обамы на иранском направлении, вне зависимости от того, что он будет обещать союзникам США и как будет обосновывать достигнутые его дипломатами результаты. Не та у действующего президента репутация, чтобы сделку с Ираном приняли на веру. Тем более что профессиональная разведывательная и военная элита относится к ней сдержанно. И у специалистов по Ближнему Востоку есть свои сомнения.

Конечно, политкорректные генералы, все достоинства которых состоят в том, что они не попадают в секс-скандалы и не ссорятся с Госдепартаментом, находятся на стороне президента. Равно как левые профессора, задающие тон во множестве американских университетов. Их в Америке предостаточно, и именно они составляют костяк интеллектуальной команды Обамы. Но реалистов и профессионалов в США не меньше. И они-то очень хорошо понимают, что Иран в итоге реализации достигнутых соглашений ничего не теряет, зато приобретает многое.

Интересы Исламской Республики
Это, надо отметить, подтверждают и сами иранцы. Можно сколько угодно говорить, что заявление министра иностранных дел ИРИ Мохаммада Джавада Зарифа, сделанное в середине декабря за день до переговоров в Вене, о том, что Тегеран может возобновить обогащение урана до 20% менее чем за 24 часа, — рассчитано на то, чтобы успокоить иранский консервативно-патриотический лагерь, выступающий с критикой женевских соглашений. Слова сказаны. Как сказано и то, что соглашения с «шестеркой» означают признание мировым сообществом иранской ядерной программы. Что в корне противоречит утверждениям американских официальных лиц.

Кто в данном случае говорит правду, совершенно не имеет значения. Важно лишь то, что стороны рассматривают заключенные в Женеве соглашения с диаметрально противоположных сторон. И делают все, чтобы подтвердить свои слова делом. Что втягивает «шестерку» и Иран в длительную ожесточенную перепалку по поводу того, что именно имелось в виду в Женеве, как это интерпретируется в Тегеране, нарушает или не нарушает ИРИ дух и букву соглашений, торпедирует ли соглашения как таковые или оставляет пространство для продолжения переговоров… И так далее, и так далее…

Причем заранее понятно, что иранцы как переговорщики куда искуснее американцев и тем более европейцев. Использовать будут любой шанс. Протянут время по максимуму. И, как это уже было десять лет назад, когда действующий президент Роухани возглавлял команду Тегерана на переговорах с той же «шестеркой» по той же ядерной программе, в конечном счете, выведут ее на новый уровень. Что это будет за уровень? Создаст ли ИРИ ядерную бомбу или получит возможность создать ее в кратчайшие сроки? По сути, это — одно и то же.

Отметим, что отступить Иран не может и отступать не будет. Слишком сильно в стране имперское военно-политическое лобби, настроенное на жесткий конфликт с Западом, Саудовской Аравией и Израилем. Переговоры в Женеве и заключенные там соглашения представители этого лобби воспринимают как предательство. Благо, в отличие от 2003-го года, Америки они больше не боятся, справедливо оценивая результаты военных кампаний Вашингтона и его союзников в Ираке и Афганистане как провал.

Единственное, что может сделать Роухани, чтобы навести мосты с влиятельной политической группой, заинтересованной в эскалации конфликта, — это продемонстрировать, что на самом деле никаких уступок нет. А это заставляет прислушаться к тем политикам в Иерусалиме, Эр-Рияде и Вашингтоне, которые оценивают Иран как игрока, тактически переигравшего своих партнеров по переговорам и сохранившего все то, что для него стратегически важно.

Как бы то ни было, Израиль расширяет географию партнеров, пытаясь наладить диалог с КНР и Россией. Одновременно готовясь к войне с Ираном и его союзниками, если это не поможет снять напряжение в отношениях с Тегераном. Слова российского президента Владимира Путина об опасности кризиса в отношениях Ирана и Израиля и необходимости их нормализации, в которой Россия заинтересована, для Израиля звучат много убедительнее, чем заверения американского президента. Поскольку Путину в Иерусалиме верят. А Обаме, после событий «арабской весны», как-то не очень.

На пороге большой ближневосточной войны?
Однако если развести Израиль и Иран по разным углам ринга теоретически можно, для чего следует только, чтобы Исламская республика не провоцировала Израиль по всем направлениям, с Саудовской Аравией дело обстоит куда хуже. Именно она максимально заинтересована в срыве женевской сделки и в войне с Ираном. Хотя, очевидно, постарается остаться от непосредственных военных действий в стороне.

Все, что в последнее время известно о «войне посольств», в рамках которой атакуются дипломатические представительства Ирана (начало ей положил взрыв в посольстве Ирана в Бейруте), об обмене информацией между саудовскими и израильскими спецслужбами и ответственными лицами, а также о начале формирования Эр-Риядом наемной «армии Мухаммеда» из 250 тысяч бойцов, свидетельствует о том, что Саудовская Аравия настроена по отношению к Ирану более чем серьезно. Вполне серьезно следует воспринимать и заявление о том, что появление у Ирана А-бомбы означает необходимость овладения таким же оружием для КСА. Атомную бомбу королевство в любой момент получит из дружественного Пакистана. Вместе с носителями и персоналом. А при необходимости и с оборудованием, нужным для ее воспроизводства. Хотя на самом деле весь этот комплекс может остаться и на пакистанской территории. Гонка ядерных вооружений региону и миру в целом при этом обеспечена. Женевская ядерная сделка с Тегераном в таком случае приведет не к разоружению, а к ровно противоположному результату, похоронив режим нераспространения как таковой.

Автор не склонен поддаваться магии цифр, но любопытно: будет ли 2014-й год чем-то отличаться от своих предшественников? В 1914-м началась Первая мировая война. В 1814-м была одержана победа над наполеоновской Францией. В 1714-м окончилась война за Испанское наследство, а Россия разгромила Швецию. Ну, и так далее. Каждый раз в итоге мир всерьез менялся.

Если принять на веру утверждения западных аналитиков, сделанные после Женевы, о том, что Ирану до атомной бомбы осталось 36 недель, то как раз к августу этого самого, 14-го года, Исламская республика имеет шанс ее доделать. Символичнейшее в’ремя, батенька, как мог бы сказать по этому поводу Владимир Ильич Ленин с характерным для него грассированием. И это понимают как минимум в двух странах: Израиле и Саудовской Аравии.

Что означает: или Путин преуспеет, и Иран прекратит провоцировать Израиль. Без чего женевское соглашение гроша ломаного не стоит и стоить не будет ни для кого, кроме Барака Обамы. Либо будет война. Израильтянам деваться просто некуда, им жить хочется. Да и саудовцам она нужна. В общем, как и было сказано: настроение бодрое. Идем на дно.

Евгений Сатановский
Президент Института Ближнего Востока Род. 15 июня 1959, Москва. Президент Института Ближнего Востока (быв. Институт изучения Израиля и Ближнего Востока). В 2003-2004 гг. занимал пост президента Российского еврейского конгресса (РЕК). Один из ведущих российских экспертов в области политики Израиля, стран Ближнего и Среднего Востока.
5.01.2013

Источник — Однако
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1388992500

Центральная Азия не сможет самостоятельно противостоять талибам

Страны НАТО планируют завершить вывод своих войск из Афганистана в 2014 году. Что же ожидает страны Центральной Азии после этого события? Эксперты по-разному смотрят на перспективы развития ситуации в регионе. Пессимисты считают, что после вывода натовских войск страны ЦА столкнутся с такими проблемами, как активизация наркопреступности, активизация деятельности экстремистских и террористических группировок и приток беженцев. Но оптимисты считают, что ситуация в регионе не ухудшится и не будет выглядеть катастрофической.

Факторы, которые могут оказать влияние на ситуацию в ЦА

Чтобы прогнозировать развитие ситуации в ЦА после вывода натовских сил, сначала нужно учесть, какие факторы могут оказать влияние на ситуацию в регионе.

Нестабильная ситуация в Афганистане — это самый главный внешний вызов для стабильности в ЦА после 2014 года. Обстановка в Афганистане после 2014 года будет оказывать серьезное влияние на страны ЦА. Без национального примирения в этой стране практически невозможно обеспечить стабильность и безопасность в ЦА в целом.

Второй фактор — это поведение военно-политического руководства стран ЦА, от которого зависит дальнейшее экономическое, социальное и культурное развитие в регионе. В частности тот факт, будет ли успешная передача власти в странах ЦА напрямую оказывать влияние на ситуацию в регионе — ведь известно, что в последующие несколько лет в ряде стран ЦА состоятся президентские выборы. Обеспечение процесса мирной передачи власти имеет очень важное значение для сохранения политической стабильности в странах региона.

Третий фактор — в немалой степени дальнейшее развитие ситуации в ЦА будет зависеть и от политики глобальных и региональных игроков, таких как Россия, США, Китай, ЕС, Турция и Иран. В этой игре великие державы оказывают влияние на ситуацию в ЦА в сфере безопасности и стабильности. На этом фоне для развития ситуации в регионе имеет крайне важное значение то, какую политику в отношении стран ЦА будут проводить ключевые игроки — страны Запада и Россия.

Прогнозы пессимистов — мрачное развитие ситуации в ЦА после 2014 года

Многие эксперты пессимистично оценивают развитие ситуации в ЦА после 2014 года. По их мнению, после ухода натовских сил из Афганистана возрастет угроза дестабилизации политической обстановки во всем регионе ЦА. Как они говорят, первая проблема, с которой придется столкнуться практически всем государствам региона — это рост религиозного экстремизма и угроза проникновения террористических группировок в страны ЦА.

Член Российской ассоциации политической науки Татьяна Яшкова считает, что после вывода войск из Афганистана в 2014 году возникает большая вероятность проникновения внешнего терроризма в страны ЦА, что обострит обстановку там.

Директор Центрально-Азиатского центра наркополитики в Бишкеке Александр Зеличенко считает, что из трех государств Центральной Азии, граничащих с Афганистаном, только Узбекистан в силах закрыть свою границу и справиться с военными угрозами извне. Совсем иная ситуация на таджикской и туркменской границах с Афганистаном.

Другой угрозой для стран ЦА после 2014 года является риск увеличения афганского наркотрафика через Таджикистан и Кыргызстан в Россию и Европу. Присутствие натовских сил в Афганистане никак не сказалось на ситуации с наркопроизводством в этой стране. А.Зеличенко отметил, что давно существующая в ЦА угроза наркотрафика может усилиться в связи с «дырявыми» границами между Афганистаном и странами ЦА, а также коррупцией в госструктурах некоторых стран ЦА.

Российский Совет по международным делам /РСМД/ разработал несколько сценариев развития ситуации в ЦА после вывода натовских сил. Согласно одному из них, в связи с возможным развитием событий, связанным с новой мощной волной экономического кризиса и быстрым приходом талибов к власти Афганистана будет высока вероятность роста социальной напряженности в странах ЦА, дестабилизации экономической и политической ситуации, начала вооруженных конфликтов как внутри стран региона, так и между ними.

Оптимисты придерживаются иного мнения

Наряду с мрачными прогнозами развития ситуации в ЦА, высказываются и другие мнения. Оптимистически настроенные эксперты полагают, что вывод натовских сил не приведет к резкому ухудшению ситуации в регионе, и страны ЦА совместно с другими партнерами смогут справиться со сложившей ситуацией. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на XI Евразийском медиа-форуме заявил, что он не приемлет «катастрофических теорий». Он не считает, что уже включен таймер обратного отсчета, приближающего регион к некоему «часу Х» в 2014 году. Он уверен, что никаких катастроф не произойдет.

Этой позиции придерживаются и некоторые аналитики, которые уверены, что все разговоры о «катастрофе» после 2014 года выгодны, в первую очередь, нынешнему руководству Афганистана, которое хочет продолжать находится в центре международного общественного внимания и финансовой поддержки.

Эксперт из Российского института этнологии и антропологии Сергей Абашин заявил, что «за 22 года независимого существования центральноазиатские общества и элиты окрепли, научились решать свои проблемы, преодолевать кризисы, договариваться между собой. Он также полагает, что не стоит преувеличивать угрозу распространения радикальных идей. В обществе стран ЦА существует свой потенциал противодействия экстремизму.

Для поддержания стабильности в ЦА крайне важна координация усилий международного сообщества

После ухода натовских сил из Афганистана вооруженные силы стран ЦА и их правоохранительные органы не смогут эффективно противостоять талибам в случае их массированного проникновения в регион. С уходом натовских сил из Афганистана Россия,которая является одним из ключевых игроков в ЦА, стремится усилить свою роль в регионе. Однако, как полагают российские эксперты, экономика России вряд ли в одиночку «потянет» масштабные расходы на подобные мероприятия, она не обладает необходимыми ресурсами для самостоятельной реализации эффективных мер по предотвращению распространения экстремизма на территории стран ЦА, поэтому необходимо усилить координацию усилий всего мирового сообщества. При необходимости Россия и страны ЦА должны активизировать сотрудничество с ШОС, ООН и другими международными организациями, а также ключевыми игроками в регионе, такими как страны Запада, Китай, Индия, Турция, Иран и Пакистан.

Источник — Синьхуа
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1388911500