Против Сирии запускается мощная пропагандистская кампания

Уже не первый раз против Сирии запускается мощная пропагандистская кампания с обвинениями в том, что ее армия применяет якобы химическое оружие. Все предыдущие кампании постепенно стихали, оставляя после себя мутную пену. Однако то, что происходит сейчас, напоминает настоящий «девятый вал».

Госсекретарь США Керри делает все более пафосные заявления, далекие от всякой логики. «Мы знаем, — говорит он, — что у режима есть возможности произвести подобную атаку с помощью ракет, что он твердо намерен очистить районы, в которых была произведена атака, от оппозиционеров. Наше понимание человечности оскорблено этим действием и циничной попыткой его скрыть». Как будто возможности и их реализация — одно и то же! Еще цитата из Керри: «Любому, кто может утверждать, что атака подобного ошеломляющего масштаба может быть надуманной или сфабрикованной, стоит свериться со своей совестью и моральным компасом. То, что перед нами сегодня, реально. И убедительно». Спрашивается: неужели этот словесный блуд еще может кого-то ввести в заблуждение – после того, как мы имеем примеры действий США во время войн в Ираке и во Вьетнаме?

Илеана Рос-Лехтинен, глава подкомитета Палаты представителей Конгресса США по Ближнему Востоку и Северной Африке, заявила: «Я думаю, что президент Обама должен это американскому народу – проконсультироваться и получить добро от Конгресса (по поводу нанесения удара в Сирии). Я не думаю, однако, что он это сделает. Думаю, что на неделе, вероятно, будет ракетная атака против сил Асада, и нас предупредят об этом за 20 минут до атаки».

Президент США Обама и госсекретарь Керри постоянно ссылаются на то, что у них имеются неопровержимые подтверждения ответствености сирийского правительства за применение зарина 21 августа в Джобаре. Однако кто источник? Оказывается, все тот же. Кувейтская газета «Аль-Джида», например, сообщает, что информацию о применении Асадом химоружия дал Вашингтону и европейским странам Израиль. Как пишет газета, начальник Генштаба ЦАХАЛа Бени Ганц сообщил главе Объединенного комитета начальников штабов США генералу Мартину Демпси, что «Израиль имеет неоспоримые доказательства использования химического оружия против гражданского населения армией Асада». А немецкая газета «Фокус» пишет, что якобы подразделение электронной разведки «8200» израильской армии перехватило переговоры между высшими руководителями сирийского государства и армии, в ходе которых было отдано распоряжение о применении химического оружия. При этом стрелка переводится на младшего брата президента Сирии Махера Асада, которому подчинены части, имеющие в своем распоряжении химическое оружие. Однако можно ли считать в этом случае надежным источником Израиль, непосредственным образом вовлеченный в конфликт? Да никоим образом! Особенно фантастически звучит версия о перехвате израильтянами правительственных переговоров по поводу применения химоружия. Возможности соседа хорошо известны сирийскому руководству, и в столь деликатном деле оно, наверное, легко нашло более скрытые каналы связи.

Ответ на сакраментальный вопрос «Кому выгодно?» никак не указывает на Дамаск, чего как раз не скажешь о сирийской вооруженной оппозиции. Пресловутая химическая атака 21 августа произошла в обширном и густонаселенном районе Восточная Гута, где расположены десятки сел и мелких городков, в том числе и основное место событий — Джобар. Именно этот район являлся основной базой боевиков, действующих в районе Дамаска. Потеряв ее, они утратили бы всякую надежду на удержание своих позиций и не только в столичном регионе. В то же время антиправительственные силы в Восточной Гуте в последние недели вели себя довольно пассивно. Вся эта местность жила ожиданием того, что со дня на день будет установлено устойчивое перемирие. Эта, казалось бы, благоприятная тенденция наметилась по всей стране. На днях, в частности, сложили оружие и были амнистированы в различных провинциях Сирии 1525 человек. Правительственная комиссия по национальному примирению во главе с близким к Башару Асаду министром Али Хайдаром вела и здесь переговоры с командованием более 100 крупных и мелких вооруженных групп о сдаче ими оружия на условиях полной амнистии. Предполагалось, что одновременно о своем выходе из войны заявят много тысяч боевиков, что должно было бы явиться крупнейшей победой властей и, возможно, переломным моментом в военных действиях. Меньше всего в этих условиях правительству было нужно применение химического оружия против людей, которых оно почти склонило к миру. А вот для руководства вооруженной оппозиции подобная операция могла потребоваться не только для того, чтобы вовлечь в конфликт на своей стороне зарубежные силы, но и для срыва наметившегося мирного процесса в Восточной Гуте.

Указания Керри и прочих на то, что только у сирийской армии есть ракеты и снаряды для распространения химических веществ, не выдерживают никакой критики. Очевидцы и мировые агенства в один голос сообщают, что никто не слышал ни разрыва снарядов или ракет, ни подлета авиации. Рано утром 21 августа люди в Джобаре просто стали задыхаться от отравляющих веществ в своих подвалах, где они предпочитали скрываться от превратностей войны. Обратите внимание: никаких потерь на улицах, которые по логике Запада были обстреляны армией, — все жертвы обнаружены в подземных помещениях. Для объяснения этого факта придумываются разные экзотические версии о том, что зарин тяжелее воздуха и поэтому проникает в подвалы, а не стоит на улицах. Это какие же его количества были бы в таком случае нужны? Но если знать, что данная территория испещрена туннелями, как специально прорытыми боевиками, так и входящими в сеть инженерных коммуникаций, связывающих между собой все строения, то становится ясно, что технически осуществить подобную акцию легче всего было именно изнутри. Чтобы подготовить этот страшный перфоманс, боевикам было достаточно нескольких мощных вентиляторов и пары бочек самопального зарина в подземном помещении. А входы в туннели потом можно было взорвать, и никакая комиссия ООН не была бы в состоянии предъявить им какие-либо обвинения. Все можно было бы приписать Дамаску. Понимая это, армия трое суток рвалась к Джобару, чтобы захватить хотя бы часть данных инсталляций. Один из таких пунктов с химвеществами, изготовленными в Саудовской Аравии, антидотами и противогазами для обслуживающего персонала был действительно обнаружен 24 августа. От зарина при этом пострадали более 50 солдат правительственной армии, в том чиле 4 добровольца из «Хизбаллы», которые в настоящий момент находятся на излечении в одном из госпиталей Ливана. Теперь есть что предъявить ооновским экспертам. Государственное агентство сирийских новостей SANA сообщило, что солдаты «испытали приступы удушья», когда противник использовал газ в качестве «последнего средства», после того как правительственные войска одержали над ними «значительную победу» в пригороде Дамаска.

Увы, к заявлениям сирийского правительства никто на Западе по-прежнему не прислушивается. Повторяется ставшая недавно известной история 30-летней давности, когда американцы знали, что Саддам Хусейн готовит химическую атаку против Ирана, но продолжали делать вид, что им об этом ничего не известно. Выдвигается, например, абсурдное обвинение в том, что Дамаск пять суток не допускал международную комиссию к месту применения химоружия, чтобы за это время уничтожить все следы. Однако Дамаск не контролировал эти районы и не контролирует сейчас. Скрывать что-то могла вооруженная оппозиция. Что касается сохранения следов, то в воздухе зарин развеивается в первые же часы после распыления, а на местности сохраняется месяцами, так что пять дней тут ничего не решают. В крови жертв зарин, по данным экспертов, сохраняется от 16 до 26 дней.

Комиссия ООН только приступила к работе, но ее выводов никто и не ждет. Белый дом продолжает твердить о своей абсолютной уверенности в итогах ее работы, как будто они им уже продиктованы.

В целом ситуация до боли напоминает события войны в Югославии, когда после провокационного обстрела из миномета рынка Меркале в Сараево в 1994 году с позиций боснийских мусульман, что впоследствии доказали международные военные эксперты, бомбежкам авиации НАТО были подвергнуты позиции боснийских сербов. Или когда те или иные комиссии из-за рубежа приезжали расследовать различные события с заранее написанными и одобренными «свыше» текстами.

Военные действия западных держав против Сирии, если они последуют, скорее всего, будут носить характер дистанционной войны, как при атаке на Югославию с разрушением военной и гражданской инфраструктуры страны. The Guardian пишет, что основными целями ударов по Сирии на первом этапе станут базы наиболее боеспособных подразделений сирийской армии, ракетные базы и склады ракетных вооружений. В первую очередь будут нанесены удары по военному комплексу Мазэ (в южном пригороде Дамаска), где находится штаб 4-й бронетанковой дивизии, и военному комплексу Касиун (в северной части Дамаска), где дислоцирована Республиканская гвардия президента Сирии.

В общей сложности в окрестностях Дамаска намечены для атак около 10 военных объектов, а также базы военной авиации, ракетных и бронетанковых войск к югу от Алеппо, севернее Даир аз-Заура, юго-восточнее Хомса. Планируется также нанесение ударов по базам ПВО, командным бункерам и системам управления, коммуникационным центрам, правительственным зданиям.

Расчет, видимо, таков: если «вбомбили в мир» сербов, «вбомбим» и сирийцев. Мир, однако, за эти годы изменился, и Ближний Восток — значительно более хрупкая и сложная конструкция, чем даже Балканы. Попытка «проучить строптивую Сирию» может обернуться катастрофическими последствиями для тех, кто ее затеял, когда хаос выплеснется за пределы Ближнего Востока, перекинувшись на другие регионы. Например, Европу…

Дмитрий МИНИН,
28.08.2013

Источник — Фонд стратегической культуры
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1377808020

 

Америка — заложник своих друзей

США уже вполне очевидно готовятся нанести военный удар по Сирии. Но, как следует из высказываний некоторых высокопоставленных деятелей администрации Барака Обамы, в частности председателя Объединенного комитета начальников штабов Мартина Демпси, никакого серьезного плана послевоенного устройства Сирии у государственного департамента нет, равно как у Пентагона нет никакой ясной стратегии ведения этой, кажется, уже неизбежной войны. Обама сам загнал себя в ловушку заявлением о применении химического оружия как той «красной черте», за которой в непременном порядке следует война. Он, вероятно, рассчитывал, что использования нервно-паралитических газов Дамаск не допустит. И в самом деле, едва ли соответствующий приказ мог отдать Башар Асад, который к моменту трагедии в пригороде Дамаска находился далеко не в самом отчаянном положении и для которого приказ травить врагов газами означал столкновение с Америкой и ее союзниками. В конечном счете кто конкретно пустил газы в восточной Гуте, мы, скорее всего, никогда и не узнаем.

Знаем мы только то, что эти газы и пресловутая «красная линия» не имеют ровным счетом никакого отношения к принципиальным причинам начала этой войны. Причины у нее совсем другие, и они имеют фундаментальный для современного миропорядка характер. Проблема здесь в том, что после окончания холодной войны Америка явно утратила способность контролировать своих собственных друзей и союзников. США превратились в ту самую собаку, которой виляют огромное количество ее хвостов.

Опять же, как и в случае со Сноуденом, главные вопросы о сути происходящего аналитики стараются не задавать самим себе. Сейчас даже в самых глубоких текстах о внешней политике Обамы, которые публикуются в Америке, мы постоянно встречаем грустные констатации, что нынешний президент США, к своему сожалению, разочаровал тех или иных верных союзников Америки, настроил против себя других, не привлек к себе третьих. США сегодня напоминают какого-то закомплексованного отличника, который дико боится, что с ним перестанут дружить двоечники его класса, и поэтому не может не позволять им списывать домашние задания.

Вот блестящий аналитик Уолтер Рассел Мид в великолепном обзоре провалившейся, с его точки зрения, стратегии Обамы горько сетует, что президент своим стремлением к ближневосточному миру настроил против себя Израиль, что дружбой с умеренными исламистами Египта и Турции он неожиданно оттолкнул Саудовскую Аравию, а поддержав очередной военный переворот в Каире, ужасно обидел Катар. Ну и, конечно, бездействие в сирийском вопросе расстроило такое количество влиятельных друзей Америки, включая старых европейских и новых азиатских хищников типа Франции, Великобритании и Турции, что тут впору посыпать голову пеплом и срочно начать что-нибудь бомбить просто из нежелания показаться слабым. Тем более что если друзей стоит во всем ублажать, чтобы они не расстроились, то вот Россию надо держать в некоторой строгости, чтобы она не слишком зарывалась.

Уолтер Рассел Мид и в самом деле прекрасный аналитик, большой умница, и не мне с ним спорить. Но его блестящая статья в The Wall Street Journal на этой неделе просто выдает с головой все проблемы и пороки Америки и того мира, который она строила и не смогла все-таки построить. Ну почему огромной и могущественной державе надо так уже переживать, что расстроятся и на нее обидятся ее относительно мелкие сателлиты? Почему великая страна должна быть заложником корыстных и агрессивных аппетитов ее псевдодрузей на Ближнем Востоке? Может быть, именно в этой проблеме состоит коренной порок современной американской демократии, которая допускает слишком большое проникновение чужих интересов в собственную национальную политику?

Замечу отдельной строкой, что в самом начале нашей постсоветской истории некоторые, надо отметить, не самые глупые государственные деятели предлагали ровно так себя вести и России. Притвориться самым близким другом США в Евразии и под лозунгом «защиты интересов Запада» начать расправляться с собственными противниками в ближнем Зарубежье. То есть стать еще одним хвостом, который мог бы вилять уже окончательно утратившей самоконтроль собакой. В этом проекте был определенный резон: в конце концов, пока министром иностранных дел в России был человек по фамилии Козырев, наши войска делали что хотели в Таджикистане, Грузии и даже отчасти в Приднестровье. Как только политика стала менее благожелательной к Америке, «мировая закулиса» начала реагировать нервно на каждый наш чих в Евразии. Повторяю, тактически в этом был, наверное, смысл, но по существу, наверное, никому из нас не хотелось бы жить в России, кланяющейся в пояс Вашингтону и выторговывающей у него ярлык на владычество в Евразии.

Глупо и смешно, что сам Вашингтон не понимает, насколько принципиально возражающая ему сегодня Россия является для него — при всех понятных оговорках — более надежным партнером, чем все эти неизменно разводящие его «дружки», которые провоцируют своего старшего товарища на новые разорительные для него военные конфликты. Вот и сейчас США нанесут военный удар по Сирии по-хорошему только для того, чтобы не обидеть, не дай Бог, таких верных союзников, как Турция, Саудовская Аравия и Катар. Потому что они якобы представляют опору американскому могуществу на Ближнем Востоке. Понятно, во что выродится это могущество сразу после того, как эти силы, уничтожив конкурентов, начнут делить добычу. Разумеется, в этой ситуации Израиль будет настаивать на полномасштабной оккупации какими угодно западными войсками сирийской территории только для того, чтобы избежать «демократизации» по египетскому образцу своего восточного соседа.

Сегодня в американских внешнеполитических кругах стало модно говорить о «реализме», причем и сам нынешний президент США, кажется, считает себя «реалистом». «Реалистом» стало быть престижно. Но если вспомнить достижения великого реалиста XX века Ричарда Никсона, то главный принцип его внешней политики состоял в том, что для утверждения миропорядка надо не потакать «друзьям», а налаживать сотрудничество с «противниками». И Никсон выстроил новый миропорядок на холодном сотрудничестве с СССР и Китаем, фактически теми же державами, которые сегодня удерживают Америку от очередной безрассудной войны. Сейчас США как раз время вспомнить о политических уроках Никсона, иначе «друзья» совместными усилиями загонят Америку в гроб.

27 августа 2013, Борис Межуев

Источник — Известия
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1377635700

Угроза ближневосточной войны

Иностранное вмешательство в сирийский конфликт в обход решений Совета Безопасности ООН, о котором заявляют в ряде стран Запада, будет иметь катастрофические последствия для арабского мира, считают опрошенные РИА Новости эксперты. Они предупреждают, что это также нанесет урон репутации стран — инициаторов вмешательства.
НАРУШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

«Последствия, мне кажется, будут катастрофическими для арабского и мусульманского мира — будет окончательно разрушена страна (Сирия), и Запад в этом случае никак не будет выглядеть поборником свободы и справедливости», — считает директор Института Востоковедения РАН, член-корреспондент РАН Виталий Наумкин.

Он напомнил, что «использование военной силы без санкции СБ ООН противоречит международному праву». «Если наши западные партнеры пойдут на такую акцию, она очень сильно поссорит страны-члены НАТО с нами, поскольку такую акцию мы будем считать противозаконной и будем, как можно предположить, требовать вынесения вопроса об этом на СБ ООН», — сказал Наумкин.

По словам эксперта, эта акция может привести к уничтожению режима Башара Асада. «Силы, которые собираются вокруг Сирии, значительно превосходят по своему потенциалу все то, чем может ответить Сирия, тем более, что на земле уже есть так называемая Свободная сирийская армия, которая может осуществлять наступление с учетом разгромленных центров управления войсками, аэродромов и всего того, по чему может быть нанесен военный воздушный удар со стороны группировки НАТО», — добавил он.

Эксперт РСМД Михаил Троицкий также неутешительно отзывается о перспективах развития ситуации в Сирии в случае западного вмешательства. «Думаю, правительственные войска будут моментально разгромлены, и президент Асад с его ближайшими сподвижниками, скорее всего, будут вынуждены скрыться в алавитских частях страны. Будет учреждено временное правительство, этот сценарий мы уже видели в Ираке», — сказал он.

Ранее в СМИ появилось заявление американского министра обороны Чака Хейгла о том, что вооруженные силы США для решения сирийского вопроса могут реализовать в этой стране военный сценарий, если на это поступит приказ президента Барака Обамы. В понедельник МИД Великобритании заявляет о возможности иностранного вмешательства в сирийский конфликт без единогласной поддержки всех членов СБ ООН, Франция также неоднократно заявляла, что допускает действия в обход решений Совета Безопасности после сообщений об использовании химического оружия в окрестностях Дамаска. Турция также готова присоединиться к любой коалиции против режима Башара Асада.

«До этого США и Великобритания вместе не делали подобных заявлений. Все это напоминает иракскую ситуацию. Как в Ираке искали и не нашли оружие массового уничтожения, так, видимо, будет и здесь. Предлог для вмешательства очевиден. Но очень похоже на то, что все это является провокацией», — уверен профессор кафедры сравнительной политологии МГИМО Виктор Сергеев.

При этом еще несколько дней назад Барак Обама высказался против военного вмешательства в ситуацию в Сирии без мандата ООН. По мнению эксперта, это говорит о том, что Обама до сих пор не определился с позицией по Сирии.

УГРОЗА БЛИЖНЕВОСТОЧНОЙ ВОЙНЫ

В понедельник стало известно, что инспекторы ООН, расследующие сообщения о возможном применения химоружия в Сирии, уже направились на место предполагаемого применения химического оружия близ Дамаска.

Для того, чтобы военное вторжение в Сирию состоялось, президенту США Бараку Обаме прежде всего потребуется знать результаты этого расследования, считает доцент кафедры международных отношений МГИМО, эксперт РСМД Михаил Троицкий. Второе условие — наличие плана поведения после смещения Асада, добавил он. «Соединенные Штаты вряд ли будут действовать без четкого понимания, кто придет на смену Асаду, а также без понимания того, что эти люди, которые станут во главе Сирии, не опасны для Соединенных Штатов. То есть, новое правительство Сирии сможет исключить радикалов, представителей Аль-Каиды и симпатизирующих ей организаций»,- сказал Михаил Троицкий.

Тем не менее, сирийское правительство пока что не лишено союзников. «Было заявление одного из военных руководителей Ирана, что США пожалеют, если вмешаются в Сирию. Это означает, что Иран готов поддержать сирийское руководство. А это попахивает общей ближневосточной войной. Это не изолированная Ливия. К этому США не готовы», — заключил профессор кафедры сравнительной политологии МГИМО Виктор Сергеев.

 Новости-Азербайджан

Будет ли вторжение в Сирию

По предлогом применения Асадом химоружия, страны НАТО готовятся нанести по Сирии массированный удар. Это уже не скрывают Великобритания, Франция, Турция. И решения СБ ООН никто ждать не будет. Асад уже заявил, что США ждет провал. МИД РФ предупредил Госдеп об опасности вторжения и готовит срочную пресс-конференцию.

Британская пресса сообщила в понедельник, что корабли ВМС уже в ближайшие дни будут готовы присоединиться к американской морской группировке, дислоцированной в районе конфликта. Формальным поводом для реализации силового варианта, передает РБК, является, как заявляет коалиция, использование сирийской армией химического оружия против гражданских лиц. Пока в планах коалиции нанесение точечных ударов крылатыми ракетами. Однако эксперты считают, что без наземной операции не обойтись. Если химоружие в Сирии действительно есть, то необходимо будет занять склады и контролировать его. Операция, как считают западные журналисты, может начаться на следующей неделе.

Министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг в понедельник открыто заявил о возможности иностранного вмешательства в сирийский конфликт без единогласной поддержки всех членов СБ ООН.

Кроме того, по мнению Хейга, Совбез ООН не хочет брать ответственность за разрешение сирийского кризиса.

Главные организаторы удара по Сирии — США — говорят о применении силы осторожно. Барак Обама заявил, что решение еще не принято. С другой стороны Вашингтон уже пообещал дать «серьезный ответ» сирийским властям, если применение химоружия подтвердится.

Применение на ушедшей неделе химического оружия в Сирии вновь сделало актуальным вопрос о возможности иностранной интервенции в эту охваченную гражданской войной страну.

Глава МИД Франции Лоран Фабиус, комментируя ситуацию в Сирии заявил в понедельник, что Париж примет решение о присоединении к коалиции в ближайшие дни.

«Это должна быть пропорциональная реакция…. Все варианты (разрешения ситуации в Сирии) рассматриваются. Не идет речи о единственном варианте — ничего не делать», — заявил Фабиус.

Ранее Париж заявлял, что допускает действия в обход решений Совета Безопасности ООН.

Такого же мнения придерживается и Турция. В понедельник глава МИЛ страны Ахмет Давутоглу заявил, что Турция присоединится к любой коалиции против режима Башара Асада, даже если не будет официального решения Совбеза ООН, передает РИА «Новости».

«В настоящее время 36-37 стран обсуждают эти альтернативы. Если в процессе этих обсуждений будет сформирована коалиция против Сирии, Турция займет место в этой коалиции», — заявил Давутоглу.

Россия в свою очередь выступила резко против военного вмешательства в дела Сирии. Глава МИД РФ Сергей Лавров в телефонном разговоре с госсекретарем США Джоном Керри отметил, что возможная военная интервенция в Сирии чревата крайне опасными последствиями для всего Ближнего Востока.

«Особое недоумение при этом вызывают ссылки отдельных представителей Администрации на якобы «доказанность» причастности правительства Сирии к инциденту на прошлой неделе в Восточной Гуте с предположительным применением химоружия», — говорится в заявлении МИД РФ.

Российская сторона призвала США воздержаться от силового давления на Дамаск, не поддаваться на провокации и стремиться содействовать созданию нормальных условий для того, чтобы находящаяся сейчас в стране миссия экспертов ООН имела возможность провести тщательные, объективные и непредвзятые расследования на местах.

После этого Сергей Лавров объявил, что в понедельник проведет пресс-конференцию по ситуации в Сирии, где сделает еще ряд заявлений.

Башар Асад в интервью газете «Известия» заявил, что не верит в проведение военной операции в Сирии, потому что все что происходит в Сирии это терроризм. «В этой ситуации западные лидеры не могут сказать своим гражданам: «Мы идем в Сирию для того, чтобы поддержать терроризм», — считает Асад.

Однако, если же США все же решатся на удар по Сирии или даже вторжение в страну, их «ждет провал, как и во всех предыдущих развязанных ими войнах, начиная с Вьетнама и до наших дней», заявил Асад.

Напомним, что обострение ситуации вокруг Сирии произошло после 21 августа, когда СМИ сообщили о масштабном применении войсками правительства химического оружия в окрестностях Дамаска. Жертвами атаки стали, по предварительным данным, более 600 человек. Сирийская оппозиция утверждает, что число жертв составляет около 1,3 тысячи человек, гуманитарная организация «Врачи без границ» приводит данные о 355 погибших. После инцидента стороны конфликта неоднократно заявляли о своей непричастности, обвиняя в случившемся оппонентов.

Михаил Верный

26 августа 2013

Источник — Московский комсомолец
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1377508920

Запад выяснит виновников отравления сирийцев

В подконтрольных оппозиции окрестностях Дамаска сотни людей стали жертвами отравления неизвестными химическими веществами, предположительно, боевым нервно-паралитическим газом. Хотя сам факт применения отравляющих веществ уже мало кто подвергает сомнению, остается неясным, кто в этом виноват. Мировое сообщество оказалось в растерянности, как реагировать на случившееся.

С самого начала войны в Сирии правительство Башара Асада яростно отрицало факт применения стрелкового оружия против демонстрантов. Затем, однако, выражение «операции спецназа против террористов» прочно вошло в повседневные сводки. Следующим уровнем было применение танков: Дамаск опять категорически опровергал использование бронетехники. Тем не менее, потом в ход пошли вертолеты, боевая авиация, кассетные бомбы и даже баллистические ракеты. Схема информационного обеспечения всегда была одной и той же: сначала опровержение, потом длительное молчание, а затем сообщения о применении все более разрушительного оружия становились обыденностью.

Реакция мирового сообщества всякий раз также была примерно одинаковой. Запад выражал озабоченность и требовал прекратить «чрезмерное применение силы», Россия и Китай жаловались на провокации «террористов и их хозяев», однако в конечном итоге все смирялись. Если в начале противостояния никто не мог даже представить себе, что сирийская армия будет запускать ракеты «Скад» по Алеппо, то сейчас этим никого не удивишь: очередные ракетные обстрелы редко упоминаются в новостях.

Однако с химическим оружием ситуация была несколько иной. Во-первых, его применение сразу же поставило бы Башара Асада на одну доску с известным поклонником зарина Саддамом Хусейном, а во-вторых, президент США летом 2012 года в категорической форме пообещал, что использование боевых отравляющих веществ будет равнозначно «пересечению красной черты», вслед за чем для сирийского правительства начнутся большие неприятности. Какие именно, Барак Обама не уточнил.

Несмотря на столь грозные предупреждения, из различных районов Сирии стали приходить сообщения о том, что людей все-таки травят. О том, что химическое оружие применяется, заявляли и израильские, и европейские, и даже американские разведчики. В начале 2013 года Обама заявил: «Я хочу быть предельно ясным», пояснив, что его слова о «красной черте» остаются в силе, но масштаб применения химоружия должен быть «серьезным», а доказательства — неопровержимыми.

Большинство наблюдателей (особенно республиканцы) небезосновательно отмечали, что президент просто не хочет ввязываться в сирийскую войну: слишком уж велики риски такого шага. По настоянию США началась подготовка к отправке в Сирию миссии экспертов ООН по химическому оружию, которые должны были подтвердить или опровергнуть факты его применения, а также выяснить, кто и против кого его использовал.

По данным сирийской оппозиции, в 2013 году боевые отравляющие вещества распылялись над их позициями десятки раз. Однако никаких вещественных доказательств этой информации они предоставить не могли по причине отсутствия соответствующих лабораторий и специалистов. При этом отправка экспертов ООН в Сирию под самыми разнообразными предлогами то и дело задерживалась. Возможно, с боевыми отравляющими веществами произошла та же история, что и с танками, вертолетами и ракетами ранее: мировое сообщество смирилось с их применением, пока это напрямую не угрожает соседним странам.

В чем причина столь упорного нежелания Запада вмешиваться в конфликт, понять нетрудно. Американцы и европейцы просто не знают, с кем и против кого дружить. В начале противоборствующие стороны удобно вписывались в привычную схему «прозападные повстанцы против диктаторского режима». Но со временем число активных игроков в Сирии увеличилось. Теперь в гражданской войне участвуют десятки групп относительно светских повстанцев, исламисты из «Фронта аль-Нусра», радикалы из «Исламского государства Ирака и Леванта», разнообразные группы иностранных наемников, курдские объединения, бедуинские племена, проправительственные отряды алавитского и шиитского ополчения, а также собственно сирийская армия, в которой выделяется еще и Четвертая механизированная дивизия. Помимо этого едва ли не в каждой деревне есть собственный отряд самообороны, чья идеология зависит от взглядов местных старейшин. Этот хаос существует внутри себя, а потому выудить из современной Сирии достоверную и проверенную информацию почти невозможно, что еще сильнее отпугивает Запад от прямого вмешательства.

Именно поэтому события 21 августа 2013 года повергли европейцев и американцев в настоящий ступор. Не реагировать на уничтожение почти двух тысяч человек в результате газовой атаки было нельзя. Но вот как реагировать — сейчас не знает никто. Однако для начала надо разобраться, что именно произошло в нескольких восточных пригородах Дамаска, известных под общим названием Восточная Гута.

Ранним утром 21 августа жители как минимум трех населенных пунктов стали задыхаться во сне. Поскольку на дворе было еще темно, люди начали впадать в панику: никто не понимал, что происходит и насколько это серьезно. Для многих первым порывом было спрятаться: как и в случае обычного для этих мест артиллерийского обстрела, жители похватали все самое ценное и спустились в подвалы. Для многих это решение стало роковым: нервно-паралитические газы, если это, конечно, были они, тяжелее воздуха, поэтому имеют тенденцию после распыления скапливаться в складках местности и низинах. По-видимому, плохо проветриваемые подвалы моментально заполнились газом, став братскими могилами для целых семей.

Другие пытались «выжечь» отраву из воздуха, разводя костры, что тоже было не лучшим решением. Огонь быстро пожирал и без того дефицитный кислород, наполняя воздух продуктами горения, и находиться у костров было просто опасно. Выжить удалось тем, кто знал, что во время химической атаки нужно поступать вопреки инстинктам: не прятаться под землей, а бежать на возвышенность или максимально открытое место. Возможно, именно этим и объясняется то, что среди погибших маленькие дети и женщины составили значительную долю — даже два дня спустя после инцидента их тела продолжают доставать из подвалов.

Те, кто еще держался на ногах (как правило, более крепкие мужчины), пытались спасти своих родных, доставляя их в больницы. Однако число пострадавших было настолько велико, что врачи, не понимая, что происходит, и не имея антидота, физически не успевали всем помочь. На видеозаписях, распространенных позднее, видно, что палаты, коридоры и даже подсобные помещения больницы усеяны десятками мертвых и умирающих людей, которых пытались спасти, поливая водой. Бросалось в глаза, что многие (едва ли не половина) были младенцами и дошкольниками, для которых даже малая доза яда означала смерть. Даже врачи, много чего повидавшие за два года войны, начинали плакать, рассказывая о том, что пережили в ночь атаки.

Когда информация о применении отравляющих веществ дошла до западных агентств, даже они, казалось, не могли поверить в ее правдивость, маркируя излагаемые факты тэгами «возможно», «предположительно», «вероятно» и «по неподтвержденной информации». Бессмысленность атаки с военной точки зрения и стремительно растущее число жертв — это не главное, что вызывало недоверие. Дело в том, что буквально за несколько дней в Дамаск все-таки прибыла миссия экспертов-химиков из ООН. Сложно было представить, как сирийское правительство решится на массированное применение химического оружия в 15 минутах езды от отеля наблюдателей.

Возможно, Башар Асад тут действительно ни при чем. Поначалу официальные сирийские СМИ отрицали сам факт инцидента. Однако потом, когда масштаб трагедии стал более или менее ясен, на экранах телевизоров стали появляться высокопоставленные сирийские чиновники, которые буквально заявляли, что правительство не имеет никакого отношения к инциденту и речь, скорее всего идет о провокации. Иранцы же, поддерживающие Асада, предположили, что газы на своей же территории распылили сами повстанцы, чтобы подставить противника.

Это версия представляется маловероятной. Во-первых, для достижения эффекта массового поражения необходимы технические средства, далеко превосходящие те, что есть на вооружении у повстанцев: особые снаряды, контейнеры, распылители и так далее. Во-вторых, нельзя сбрасывать со счетов психологический аспект: в окрестностях Дамаска против Асада сражаются в основном местные жители, которым трудно было бы решиться на массовое отравление своих земляков. Тем не менее, полностью исключать вину повстанцев тоже нельзя.

Страны Запада, поддерживающие оппозицию, потребовали, чтобы команда экспертов ООН немедленно направилась в зону поражения и выяснила, что именно там произошло. Сами специалисты-химики, находящиеся в Дамаске, заявили, что готовы выехать в пригороды, как только получат приказ из ООН и разрешение местных властей. Если с первым никаких проволочек не было, то второе не получено до сих пор.

Теоретически, сирийское правительство должно быть больше других заинтересовано в очищении своего имени от обвинений в использовании химического оружия. Причем не только с моральной точки зрения: Франция уже заявила о необходимости применить силу, если выяснится, что газы распылили по приказу из Дамаска. Если бы ответственность за химическую атаку легла на повстанцев, то это стало бы огромной пропагандистской победой Асада. Окажись эта версия событий истинной, и у Запада не осталось бы разумных причин и дальше поддерживать повстанцев, а популярность оппозиции в народе резко пошла бы на убыль. Выгоды несомненны.

Однако сирийские власти начали тянуть с предоставлением экспертам разрешения на поездку в район предполагаемой химической атаки. 22 августа сирийская армия нанесла массированный артиллерийский удар по району, где произошел инцидент с массовым отравлением, а затем в наступление пошли танки и пехота.

Москва, которую считают союзником Дамаска в этом конфликте, через своих дипломатов дала понять, что инспекция может состояться только после прекращения боевых действий в Восточной Гуте. Фактически это означает, что район должен перейти под контроль сирийской армии, что равносильно запрету на немедленную отправку туда экспертов ООН.

Вероятно, причина такого поведения сирийских властей кроется в том, что они хотят сперва сами разобраться, что произошло в Восточной Гуте. Возможно, произошла ошибка: вместо обычных снарядов кто-то начал стрелять химическими. Возможно, кто-то сознательно приказал распылить газ, руководствуясь личными мотивами (местью за близких, ненавистью к повстанцам и так далее). А возможно, обычный снаряд попал в склад химоружия, что привело к непоправимым последствиям

В любом случае, ответы если не на все, то на многие вопросы могла бы дать команда экспертов ООН. Но они остаются в своем отеле, что только порождает все большее недоверие к правительству Сирии и его заявлениям. Западу сейчас не хватает лишь последнего толчка, чтобы решиться на ту или иную форму прямого вмешательства в сирийский конфликт. Сравнительно безопасным вариантом считается уничтожение сирийских военных аэродромов и складов вооружений. Исламисты при этом оружия не получат, а правительственные силы лишатся превосходства в воздухе. Однако и такое дистанционное участие Запада в конфликте под большим вопросом из-за сопротивления общественного мнения.

Чтобы полностью исключить подобное развитие событий, Башару Асаду следовало бы как можно быстрее пустить инспекторов ООН в зону химической атаки. Если, конечно, это не он стоит за массовым отравлением своих сограждан.

Иван Яковина

Источник — Лента.ру
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1377238620

К чему привела победа Рухани?

Деление правящей политической элиты в Иране на «консерваторов» и «реформаторов» стало распространенным шаблоном, который серьезно затрудняет понимание происходящих в руководстве Исламской Республики изменений после прихода на пост президента страны Хасана Роухани. Попытки втиснуть его многогранную политическую фигуру в рамки стандартных представлений об иранских «реформаторах» по меньшей мере сомнительны и только плодят противоречия в оценках причин его победы на выборах…

* * *

Наверное, более всего ухода Ахмадинежада ожидали в среде иранского духовенства, где предыдущего президента, поддерживаемого военной элитой Ирана, в том числе Корпусом стражей исламской революции (КСИР), в целом не приняли.

Победа Роухани вернула контроль над исполнительной властью в стране в руки шиитских клириков. При этом, учитывая наличие запроса со стороны определенной части иранского электората на фигуру «либерального политика» и «реформатора», Роухани также сразу произвели в «реформаторы». Избирателям предложили выбрать не кандидата, а образ желаемого президента. Этот политический образ оказался для иранцев достаточно привлекательным и, набрав всего 50,7% голосов избирателей, Роухани стал очередным президентом ИРИ, представляющим высшее духовенство страны, которое почти единогласно признало его победу. Естественно, что верховный руководитель Ирана аятолла Хаменеи в замыслы с кандидатурой Роухани был посвящен.

Еще со второй половины 60-х годов ХХ века Роухани начал участвовать в революционной деятельности против шаха. В 1977 г. из-за преследований властей он покинул Иран и присоединился к имаму Хомейни. С 1980-го по 2000 год был депутатом парламента, в том числе в 1992–2000 годах — заместителем председателя. В годы ирано-иракской войны Роухани входил в состав Высшего совета обороны, командовал силами ПВО Ирана и был заместителем главнокомандующего вооруженными силами. В 1989 году был назначен секретарем Высшего совета национальной безопасности и занимал этот пост до прихода Ахмадинежада на пост президента. С 2005 года Роухани являлся представителем верховного руководителя Ирана аятоллы Хаменеи в Высшем совете национальной безопасности, секретарь которого Джалили играл роль главного переговорщика по ядерной проблеме. Более двух десятков лет, с 1991 года, Роухани входит в состав Совета по целесообразности и возглавляет Центр стратегических исследований.

Такая политическая карьера вряд ли дает основания относить нового иранского президента к либералам. Полученная им в 1990-х годах докторская степень в Каледонском университете в Глазго, как, впрочем, и завышенные ожидания от «реформистского» состава сформированного им нового правительства, в этом смысле мало что меняют. Иранский меджлис принято считать консервативным, но при этом вотум доверия от парламентариев получили 15 из 18 министров, представленных на утверждение президентом Роухани. Это говорит о том, что противостояния между новым Кабинетом министров и парламентом в ближайшее время не ожидается, верх берет всеобщий прагматизм. Как говорит сам Роухани, время лозунгов прошло, в той ситуации, в какой находится сейчас Иран, пришло время действовать, к чему он и призывает своих новых министров.

* * *

Костяк нового правительства Ирана составляют профессионалы-управленцы, средний возраст которых составляет 57 лет. В новом Кабинете министров широко представлены политики, работавшие в правительствах при президентах Рафсанджани и Хатами, но ярких представителей реформаторского крыла иранской элиты образца 2009 года в правительстве не оказалось. Вернее, Роухани и не предлагал их для утверждения парламентом.

К примеру, абсолютным лидером (96,47% голосов депутатов) в парламентском голосовании при утверждении нового иранского Кабинета стал занявший пост министра экономики и финансов Али Тайебниа, секретарь Экономической комиссии при президентах Рафсанджани и Хатами. Из состава правительств того времени в новый Кабинет министров пришли также министры нефтяной промышленности, обороны и поддержки вооруженных сил; сельского хозяйства, кооперативов, труда и социального обеспечения; промышленности, торговли и горной промышленности; жилищного строительства и городского развития. Это дало повод говорить о том, что в обозримом будущем экономикой Ирана (но только экономикой, а не страной в целом) будут управлять три президента. Последнее слово при выборе президентом Роухани кандидатов на ключевые политические посты в Кабинете – министров иностранных дел, информации (разведка и контрразведка), юстиции, внутренних дел, культуры и исламской ориентации – было за аятоллой Хаменеи.

* * *

Роухани указывает на то, что главными задачами нового правительства станут восстановление экономики, испытывающей растущее давление санкций, нормализация отношений с Западом и вывод Ирана из международной изоляции. Нужно обуздать американскую силу, ставшую на пути иранского экономического прогресса. «Это не означает, — подчеркивает Роухани, — отказ от наших принципов, но требует изменения методов». Задача трудная: одно дело отказаться от воинственной риторики своего предшественника Ахмадинежада в адрес США и Израиля и совсем другое – нормализовать отношения с Западом без коренных изменений во внешней политике государства. Поверить же в миролюбие Вашингтона по отношению к Тегерану было бы смешно.

Под эту непростую задачу и подобран новый министр иностранных дел Ирана, карьера которого для иранского политика нетипична. 53-летний Мохаммад Джавад Зариф – выпускник Школы международных отношений имени Йозефа Корбела при Денверском университете (США). Получил степень доктора философии в Сан-Францисском университете. В 1992-2002 гг. занимал пост заместителя министра иностранных дел, а затем в течение пяти лет был главой представительства Ирана в ООН. Иранские эксперты отмечают его близость к президенту Хатами, а также многолетний опыт Зарифа в ведении неформальных переговоров с Вашингтоном. Новый глава внешнеполитического ведомства по замыслу иранского руководства должен стать лицом новой дипломатии Тегерана, прежде всего, в контактах с Соединенными Штатами и Евросоюзом. Отметим также, что внешняя политика Ирана в соответствии с законодательством ИРИ определяется верховным руководителем страны, великим аятоллой Хаменеи, одобрившим назначение Зарифа.

* * *

Роухани открыто говорит о тяжелом социально-экономическом положении Ирана в результате давления на иранскую экономику введенных Западом санкций. Новый президент подчеркивает, что «Запад лишает иранцев возможности удовлетворить элементарные потребности». В 2012 году Иран впервые за 20 лет вошел в рецессию, в первом квартале 2013 года бюджет Исламской Республики был выполнен лишь на 45%. Новое руководство страны намерено разработать и осуществить шестимесячный план по восстановлению стабильности экономики, отдавая себе отчет в том, что планировать в условиях санкций становится все более затруднительно.

По оценке Министерства энергетики США, санкции против Ирана привели к сокращению экспорта нефти из этой страны до самого низкого уровня с 1986 года. В 2012 году поставки иранской нефти за рубеж уменьшились до 1,5 млн. баррелей в день (в 2011 году этот показатель составлял 2,5 млн. баррелей). Доходы Ирана от поставок нефти за рубеж сократились за 2012 год с 95 млрд. до 69 млрд. долларов. Потери Ирана связаны не только с прекращением экспорта нефти в Европу. Отмечается также сокращение поставок и в азиатские страны, которым Вашингтону удалось в той или иной степени навязать свой антииранский курс. К примеру, Индия за 2012-2013 финансовый год, завершившийся 31 марта, сократила объемы импорта нефти из Ирана на 26,5%.

В США принят новый закон, в соответствии с которым главной мерой «наказания» в отношении Ирана становится очередное урезание экспорта нефти на один миллион баррелей в день в течение года, что в итоге по замыслу американцев должно привести к прекращению поставок иранской нефти на мировые рынки в 2015 году. Компенсировать потери от экспорта нефти Ирану нечем. Как свидетельствуют статистические данные таможенной администрации, за первые четыре месяца текущего года объем поставок иранской нефтехимической продукции уменьшился на 12,5%, газового конденсата – на 15%. Остальной экспорт (за вычетом нефтегазового) сократился на 5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. С импортом, разрешенная номенклатура товаров которого была серьезно урезана иранскими властями еще в прошлом году, дела обстоят не лучше: он сократился почти на треть.

В свое время при Ахмадинежаде Иран выбрал правильную стратегию на развитие производства продуктов переработки нефти с высокой добавочной стоимостью, чтобы экспортировать не сырье, а нефтехимическую продукцию. В настоящее время в Иране ведется строительство 70 предприятий нефтехимической отрасли, степень их готовности варьируется от 5% до 95%. На завершение всех проектов Тегерану требуется 30–35 млрд. долларов. Найти такие деньги, учитывая, что Иран находится под всеобъемлющими санкциями, будет исключительно непросто.

В любом случае Роухани не может не ощущать, что у него слишком мало времени, чтобы оправдать доверие населения страны. Первое, что в этих условиях будет заботить нового президента, — это социально-экономические проблемы и как необходимое условие их решения – ослабление санкций. Надо учитывать и то, что с приходом к власти Роухани в отношениях Исламской Республики с Западом появились новые возможности, которые не исключают, в частности, начала прямых двусторонних переговоров Тегерана с Вашингтоном, чего с нетерпением ожидают ведущие страны Евросоюза, теряющие от ухода с иранского рынка миллиарды евро.

Николай БОБКИН | 22.08.2013 |

Источник — Фонд стратегической культуры
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1377157140

Азербайджан выводит российскую нефть в Средиземное море

Государственная нефтекомпания Азербайджана (SOCAR) и российское ОАО «НК «Роснефть» ведут переговоры по поводу реверса нефти марки Urals по нефтепроводу Баку–Новороссийск в объеме 5 млн. тонн в год. Переговоры между сторонами проходят в рамках подписанного в ходе недавнего визита президента РФ в Баку Соглашения о сотрудничестве и Основных условиях поставок нефти. Об этом журналистам сообщил президент SOCAR Ровнаг Абдуллаев.

По его словам, стороны ведут переговоры о частичной транспортировке нефти марки Urals по трубопроводу Баку–Тбилиси–Джейхан на переработку на НПЗ в Италии и Германии, в которых «Роснефть» имеет долевое участие. Также рассматриваются возможности переработки части российской нефти в Азербайджане. Учитывая тот факт, что 5 мая текущего года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал распоряжение о прекращении действия договора между РФ и Азербайджаном о транзите нефти по трубопроводу Баку–Новороссийск, сообщение президента SOCAR стало сенсацией.

В то же время такой поворот событий фактически свел на нет утверждения некоторых аналитиков о том, что в отношениях Баку и Москвы существуют проблемы и сотрудничество двух стран в области энергетики более невозможно.

С другой стороны, оправдались прогнозы «НГ» о том, что некоторые российские компании заинтересованы в прокачке своей нефти по трубопроводу Баку–Тбилиси–Джейхан. Игнорировать экономическую привлекательность транспортировки по этому маршруту было бы большой ошибкой.

Тем временем высокую оценку перспективам сотрудничества с SOCAR дал глава «Роснефти» Игорь Сечин. Комментируя подписанное в Баку соглашение о сотрудничестве, глава крупнейшей российской нефтяной компании отметил, что «оно является стратегическим и предполагает обмен активами и совместную добычу». «Собираемся развивать целый ряд направлений: взаимные поставки, своп-операции, возможности использования совместной инфраструктуры, а в перспективе, возможно, и работу на трейдерском направлении», – заявил журналистам глава «Роснефти».

В целях реализации этих планов стороны создают совместное предприятие на паритетной основе, которое также займется реализацией проектов по разведке и добыче нефти и газа в различных странах, в том числе в России и Азербайджане. По мнению местных аналитиков, сотрудничество позволит двум компаниям расширить географию деятельности, получить доступ к новым рынкам и ресурсам, а также оптимизировать поставки нефти и нефтепродуктов за счет совместного использования существующей инфраструктуры.
Баку

22.08.2013

Сохбет Мамедов

Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1377151140

Каспийский вопрос является приоритетным для России

Гюльнара Мамедзаде,  Гендиректор АМИ «Новости-Азербайджан» (партнерская структура РИА Новости), руководитель Бакинского офиса Института Каспийского Сотрудничества, специально для Фонда публичной дипломатии им. А.Горчакова.

Столь ожидаемый и обсуждаемый на различных политических и медийных уровнях визит президента РФ Владимира Путина в Азербайджан включил в региональную повестку ряд ключевых вопросов, развитие которых важно рассматривать не в краткосрочной, а в долгосрочной перспективе.

Довольно сложно сегодня выделить  наиболее фундаментальные итоги визита, когда значение ряда подписанных документов преждевременно, а порой сознательно минимизируется в оценках ряда аналитиков.

Более того, многие наблюдатели и  СМИ уделяют приоритетное внимание не базовым, а внешним проявлениям данного события.

Признаться, тому немало способствовали и организаторы визита, который, по всей вероятности, получит особое определение в дипломатических протоколах. Достаточно оценить эффектные сюжеты с кораблями Каспийской флотилии РФ, на которых ожидалось, но, к счастью, не случилось появление главы российской державы в Баку.

Да и это не вызывает особого удивления, когда речь идет о Путине. Путин сегодня достиг того уровня мирового влияния и личностного значения, что позволяет ему демонстрировать как оригинальный стиль позиционирования, так и  брать на себя лидерство в реализации ряда масштабных региональных проектов в условиях жесткой мировой конкуренции.

Ставка на успех предопределяет соответствующий  уровень партнерства в регионе. И именно Азербайджан в современных реалиях может выступить почти равноценным партнером России в большом регионе, включая Кавказ, Каспий и далее на Восток.

Безусловно, Россия не может претендовать на доминирующее партнерство в связке с Азербайджаном. Таких гарантий не может дать и Азербайджан, что обусловлено многовекторной политикой Баку и наличием у АР не менее обязывающих партнерских договоренностей с западным блоком государств и транснациональных корпораций.

Но  Азербайджан, в силу гибкого использования своего геостратегическое положения  и энергетического фактора, способен в той или иной степени влиять на перспективы России и других  участников  глобальных энергетических и коммуникационных проектов.

Сложившуюся ситуацию и возможность  ее новой конфигурации, при разумных  усилиях сторон, соответственно учитывает и Путин, о чем свидетельствует, по меньшей мере, состав делегации российского президента, представленной на переговорах в Азербайджане, и подписанные документы.

Более того, Путин увязал свой визит в Баку с предвыборным периодом в АР, но  не только и не столько в намерении оказать поддержку президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву, как  это трактуют многие наблюдатели.  В системе межгосударственных отношений есть понятие интересов, остальное – производное от них.

У Ильхама Алиева более чем высокие шансы на следующий президентский срок,  и достаточная поддержка, как на внутреннем, так и на внешнем уровне. Для Путина, как представляется, здесь важно было зафиксировать фактор России не в смысле влияния или вмешательства, а в смысле значения и присутствия, и выхода на обновленную повестку регионального сотрудничества с одним из сложных, но стратегически важных партнеров по СНГ.

Визит главы российского государства в Баку также практически снял ряд неприятных внутриполитических моментов, растиражированных в СМИ. В частности, обнулив доводы о «российских планах» по изменению ситуации в Азербайджане с участием оппозиции и конкретных ее представителей, якобы взращенных Москвой.

Сейчас вряд ли уместно анализировать, кто и какие планы выстраивал на самом деле, и на каких условиях, поскольку предвыборная ситуация в Азербайджане приняла достаточно устойчивый ракурс, высветив как реальных участников процессов, так и маргинальных.

Своим визитом к  Ильхаму Алиеву Путин, как и 12 лет назад – к Гейдару Алиеву, в очередной раз продемонстрировал прагматизм государственника, приумножающего круг важных партнеров, а не наоборот.

На переговорах в Баку был обозначен блок  основных вопросов, как стратегического, так и экономического характера, в котором превалирует энергетический пакет и вопросы военно-технического сотрудничества.

Что касается энергетического сотрудничества, то даже если сегодня речь идет о Соглашении, которое требует технической детализации, здесь главное — в принципе «открытия  шлюза».

На перспективу, подписание Соглашения между «НК «Роснефть» и Госнефтекомпанией АР о создании совместного предприятия на паритетной основе для проектов по разведке и добыче нефти и газа в различных странах, а также о совместном использовании ряда инфраструктурных объектов, в том числе трубопроводов и терминалов, создает предпосылки для начала нового процесса в регионе. А именно: возможной коррекции в интересах РФ географии энергетических и транспортных проектов, инициированных другими геополитическим игроками.

Для РФ, развивающей евразийские интеграционные проекты, все вопросы, связанные с созданием совместных предприятий на пространстве СНГ, в накопительном и качественном соотношении может создать в перспективе нужный фундамент для выхода интеграционного процесса на следующий уровень.

В меняющихся форматах Азербайджану предстоит вести еще более гибкую и сбалансированную политику, но страна уже имеет необходимый потенциал для того, чтобы отражать в  этой противоречивой плоскости собственные интересы с минимальными потерями. И здесь, безусловно, важную роль играет фактор Алиева, осуществляемая им внешнеполитическая стратегия государства.

Что касается военной составляющей переговоров двух президентов, то здесь, наверное, большая часть вопросов осталась за кадром, учитывая сложные процессы в большом регионе, включая Ближний Восток и Иран. Коммерческая сторона вопроса была озвучена: в частности, президент АР заявил, что объем сотрудничества в сфере ВТС между РФ и Азербайджаном составляет 4 миллиарда долларов, и имеет тенденцию к росту.

Каспийский тренд, хотя в итоговых заявлениях президентов и не был конкретно отражен, но  не исключается, что Россия выводит каспийский блок вопросов из сферы периферийного в зону приоритетного внимания.

Растущее значение Каспийского региона, на  что РФ могла отреагировать и ранее, сегодня дополняется военной составляющей, на фоне дальнейшего разобщения интересов и милитаризации прикаспийских стран, к чему ведут и могут воспользоваться в определенных интересах  третьи страны.

Тем более в условиях  завершения активной фазы пребывания в Афганистане контингента НАТО. Вывод войск НАТО подразумевает формирование маршрутов и создание дислокационных баз, с возможной пролонгацией их дальнейшего присутствия  на территории стран, входящих в географию интересов РФ.

Москва демонстрирует намерение на усиление позиций в исторически привязанных к РФ регионах. Возможно, этот тренд на определенном этапе может быть использован и в процессе урегулирования карабахского конфликта. Ситуация в регионе меняется, и те политические инструменты, которые работали двадцать лет назад, сегодня выполняют блокирующие функции.

РФ, в силу своего растущего влияния, может создать в регионе предпосылки для урегулирования конфликтов «политическим путем», как и сказал Путин в Баку.

Вызывает сожаление, кстати, что в медийных и общественно-политических кругах Армении визит президента РФ в Баку вызвал столь неадекватные и негативные комментарии. Хотелось бы надеяться, что общественность Армении, усилиями наиболее здравомыслящих  представителей этой страны, будет пересматривать свои приоритеты, и искать выход из сложных ситуаций не конфронтационным путем, а посредством диалога и компромисса. Со временем это даст решение и в интересах армянского народа.

Резюмируя итоги визита главы российского государства в Азербайджан, можно сказать, что Путин повторил в Баку прорыв 2001 года, и результаты этого визита будут постепенно и последовательно проявляться, влияя на динамику региональных процессов. В перспективе 3-5 лет ситуация в регионе изменится.

http://novosti.az/expert/20130815/299247940.html

Лидерские амбиции Турции

Мураталиева Наргиза Тулкуновна

В настоящее время очевидным фактом в политических процессах Кыргызстана является рост значимости Турции как субъекта международных отношений. Частые визиты официальных лиц Анкары и количество достигнутых договоренностей является подтверждением этого мнения.

История народов, проживавших на территории Турции, насчитывает около 10-ти тысяч лет, эту страну считают «колыбелью цивилизаций», а культура этого государства притягивает своей неординарностью и контрастностью. Еще со времен просмотра первых турецких сериалов и кинофильмов я рассчитывала посетить эту уникальную стану, расположенную в двух частях света – в Европе и Азии.

Так 6 мая 2013 г. общими усилиями Института стратегического анализа и прогноза (ИСАП), а также Центром стратегических исследований Ближнего Востока (ORSAM) в Анкаре был организован международный семинар на тему «Турецко-кыргызские отношения: современное состояние».

Турецкая сторона отличилась гостеприимностью и высоким уровнем представительности государственной власти: советники министерства обороны, сотрудники Турецкого управления по сотрудничеству и развитию (ТИКА), представители МИДа Турции и Международной организации черного моря (The Blacksea International), а также профессорско-преподавательский состав университетов Анкары, Средне-Восточного технического университета (ОДТЮ), Университета экономики и технологий (ТОББ) и Университета Изящных искусств им. Мимар Синана.

Большой вклад в проведение этого семинара внесли Чрезвычайный и Полномочный посол Кыргызстана в Турции Эрмек Ибраимов и советник посольства госпожа Жылдыз Узакова, которые оказали организационно-информационную поддержку, помощь в переводе с турецкого на русский язык, а также всяческое содействие в нашем сотрудничестве с турецкой стороной. Наша делегация была приятно поражена усилиями и поддержке со стороны сотрудников посольства Кыргызстана.

Перед началом семинара декан факультета политических наук профессор Ялчин Каратепе провел достаточно содержательную экскурсию по Университету Анкары. Интересно было послушать о сильной кадровой политике в ВУЗах Турции и о традиции преемственности, когда заранее известно кто и в течение примерно какого периода займет тот или иной пост в стенах образовательного учреждения.

С моей стороны на мероприятии был презентован доклад: «Взаимодействие Турции и Кыргызстана: геополитический аспект», где были изложены проблемные моменты в двусторонних связях.

Не останавливаясь подробно на содержании доклада отмечу, что резонанс со стороны представителей Турции был получен по следующим проблемам:

1.Мой тезис о неоднозначности имиджа Турции, заключающийся в том, что в экономических проектах Анкара преследует лишь собственные прагматические цели, связанные с получением прибыли.  Например, один из самых больших и многообещающих торговых центров столицы (Бишкек парк) строится с промахами в сфере техники безопасности и без учета интересов населения, проживающего в близлежащих многоэтажных домов.

Неожиданным для меня был ответ от турецкой стороны, что на самом деле в Кыргызстане бизнес ведут не самые лучшие и не самые законопослушные граждане Турции. По сути, они признают эти проблемы, но пока не могут дать каких-либо конкретных рекомендаций как улучшить ситуацию в этой области.

2. Второй аспект имиджевых потерь Анкары в моем докладе был связан с религиозной тематикой. Так существуют опасения, что тесное турецко-кыргызское сотрудничество в сфере религии гарантирует проникновение и активизацию представителей «Нурджулар» и «Сулаймания» из Турции, которые наряду с «Таблиг» и «Хизб-ут Тахрир», пропагандируют экстремистские взгляды. [См.:Каныбеков О. Опасное «сотрудничество». Турция поставляет в Кыргызстан религиозных экстремистов? 27.02.2012 http://www.paruskg.info/2012/02/27/58325]

Здесь я столкнулась даже с агрессивной реакцией представителей МИДа Турции о том, что они впервые слышат об этих опасениях и абсолютно не осведомлены по этому поводу. На самом деле, подобная позиция заставляет усомниться в профессионализме и информированности специалиста в области международных отношений, огласившего подобное мнение. Ведь на самом деле, на мой взгляд, с критикой и проблемами эффективнее РАБОТАТЬ, а не отрицать их наличие. Конечно, другая сторона медали заключается в том, что официальное лицо ограничено в огласке своих собственных позиций и имеет ряд запретов по озвучиванию реального положения дел.

3. Третий и самый интересный момент! Я затронула тему геополитических амбиций Турции и «Тюркский Союз», отметив, что подобный проект рассматривается некоторыми лидерами стран Центральной Азии как претензия на лидерство в регионе, за которое итак уже бьются Узбекистан и Казахстан. В силу этого, подобный проект рассматривается политическими элитами региона скорее как запасной альтернативный вариант интеграционного объединения. Конкретно для Кыргызстана – это скорее возможность реализации экономических проектов, а также возможность сохранения культурного наследия, общей истории.

В этом вопросе ответная реакция от официальных лиц Анкары была простой и одновременно несколько нервозной – оказывается, у Турции нет никаких геополитических и тем более лидерских амбиций, а стремление реализовать Тюркский Союз уже далеко в прошлом. Даже не смотря на то, что Турция получила статус партнера по диалогу в ШОС, Анкара, судя по словам представителя МИД, как и прежде смотрит в сторону Европейского Союза. Интересной была также для меня ремарка о том, что амбиции Турции на лидерство приписываются российскими экспертами, которые распространяют подобные обвинения в нашем информационном пространстве с целью привлечения стран центральной Азии в орбиту интересов Таможенного Союза.

Вот как! Зато помнятся завещанные слова основателя Турецкой республики, Мустафа Кемаля Ататюрка для тюркского мира: «Придет время и будет распад коммунистического режима в СССР и мы должны быть готовы для союза с близкими нам по культуре народами».

Только без ответа остались мои вопросы о том, зачем тогда проводятся Курултаи тюркоязычных  государств, зачем основан ТЮРКСОЙ, Парламентская Ассамблея тюркоязычных стран (ТюркПА), совместные вооруженные силы Турции, Азербайджана, Кыргызстана, Монголии (ТАКМ), почему Турция активно пропагандирует турецкую модель государства и стремится распространить турецкий язык???

Резюмируя, хотелось бы отметить, что на самом деле как Кыргызстану, так и Турции необходимо работать над многими направлениями для углубления сотрудничества, есть обширное поле, которое следует изучать, есть ряд предложений, которые надо вносить для рационализации взаимодействия. Быть может, на мой взгляд, Турции как стране с многовековой историей и многомиллионным населением не помешало бы выработать конкретную стратегию в Центральной Азии, которая хотя бы способствовала более открытому и прозрачному пониманию целей и задач политики Анкары в регионе.

 http://www.easttime.ru/blog/2013/05/23/u-turtsii-net-liderskikh-ambitsii

Светские белые турки


Все, у кого есть совесть, без всяких «но» должны выступить против кровопролитных событий в Египте. Применение насилия для подавления мирных демонстраций, требований прав и свобод не может быть приемлемым ни в одном уголке земного шара.

Мы в очередной раз стали свидетелями лицемерия международной системы в отношении происходящей гуманитарной трагедии и того, как гуманитарные ценности становятся жертвой реальной политики. И мы снова увидели, что приоритетом в международных отношениях являются вовсе не «гуманитарные ценности», а «национальные интересы».

Абсолютно верно Турция взывает к справедливости международной системы и в этой связи трепещет в одиночестве, утверждая, что в международном сообществе назрела проблема легитимности. Справедливо и требование новой международной системы, но для политической защиты этих требований ее политическая сила ограничена.

Очевидно, мы еще не раз обратимся к ситуации в Египте и других странах Северной Африки. Ни в Египте, ни в иных государствах нет будущего у проектов конструирования общества без опоры на социальные требования, с игнорированием общественного большинства и целью – сформировать социум в соответствии с единственно верной истиной, единственной идентичностью и культурой, которые прочно осели в чьей-либо голове.

Таких проектов не было в прошлом, их не будет в будущем. Путчистское правительство ас-Сиси в Египте может жестко подавлять демократические требования, но оно не сможет оттянуть требования общественных изменений.

Светские белые турки

«Белые турки» – это понятие, которое мы в последнее время часто слышим в медиа.

Это понятие, которое мы употребляем для обозначения некоего класса с определенным жизненным укладом и культурой. Мы более или менее знаем, из кого этот класс состоит, и критикуем его за то, что он рассматривает себя высокомерно по отношению к общественному большинству. То есть нам не чуждо это понятие.

В центре категории «белые турки» – узкий привилегированный социальный слой, овладевающий идеологически и культурно «светской / турецкой» гражданственностью, которая была изобретена в первый республиканский период для обеспечения легитимности молодой республики.

Через типологию гражданства Первая Республика не только обеспечила собственную легитимность в обществе, но и ограничила определенное общественное пространство. Граница определила, кто может войти в это пространство, кто может возвыситься, кто будет рациональным и легитимным. От политики до экономики, от искусства до культуры и литературы – во многих областях путь к легитимности и возвышению лежал через предпочтение идентичности. Иными словами, понятие «рационального» гражданства в Первой Республике одновременно выполняло функцию общественного фильтра.

Государство, которому этот общественный слой был обязан своим существованием в идеологическом и культурном отношении, подпитывало этот класс через введение нетрудовых доходов.

Хотя в основе этого класса наблюдалось небольшое количество представителей рабочей среды, следы и тень данного слоя фактически присутствовали во всех частях общества, поскольку цель Первой Республики состояла в том, чтобы этот класс был образцом для всего общества.

Во всех городах и районных центрах Турции были созданы небольшие модели этого класса. В результате завершения однопартийного периода и урбанизации, наряду с движением из окраины в центр, эта модель стала меняться и формироваться в соответствии с возможностями политических властей.

С правлением Партии справедливости и развития эта перемена приобрела несколько иное измерение. Началась политическая нормализация, а также исчезновение военного режима, «старой Турции» и ее институциональных структур. Однако постепенно обнаруженная ошибка состояла в том, что «новая Турция» была построена на основе практик старой.

Когда предпочтение отдается в пользу гомогенности, а не общественного плюрализма, и определенному классу при выборе тех, кто войдет в бюрократическую систему, это предполагает мышление Первой Республики, в которой доминировал акцент на единственной культурной идентичности.

Именно в такой атмосфере сегодня вновь заговорили о понятии «белые турки».

Не так давно, около 10 лет назад, мы их справедливо критиковали и утверждали, что они выступают за старую Турцию, чтобы не потерять свои привилегии. Однако критиковать «белых турок» сегодня на почве протестов в Гези – значит не иметь возможности прочитать их требования общественных изменений. Наделять «Гези» негативным смыслом, исходя из «светской / секулярной» идентичности большинства протестующих, – значит игнорировать требования перемен определенной части общества.

Да, мы подвергали критике «белых турок» в старой Турции за привилегии, которых они не заслуживали. Нас возмущали их возражения против плюрализации общественного пространства. И сегодня по-прежнему звучит критика в их адрес.

Турция трансформируется.

Но пока нам так и не удалось создать новую Турцию, так как, судя по общественным предпочтениям последних лет, мы видим, что фильтр, который был использован в процессе возведения «общественного пространства» периода Первой Республики, вовсе не уничтожен, изменилась лишь форма, и он продолжает свою жизнь вместе с другим культурным кодом.

Место «белых турок» занимают другие турки, которым государство на этот раз предоставило привилегии.

Я критикую как «белых турок», так и тех, кто желает занять их место, поскольку мое единственное стремление – быть равноправным гражданином Турецкой Республики.

Оригинал публикации: Beyaz Türklerin yerini kim alacak?

Опубликовано: 16/08/2013

(«Yeni Safak», Турция)
Мурат Аксой (MURAT AKSOY)

Источник — inosmi.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1376898120

Вашингтон не забудет Центральную Азию

Начавшиеся двадцать лет тому назад преобразования в Центральной Азии и на Кавказе, которые очень важны для трансатлантического сообщества, далеки от завершения и кажутся неопределенными. Несмотря на достигнутый прогресс, остается множество проблем.

В разных странах они разные, но среди общих проблем неэффективность государственного управления, дефицит общественного участия в политических системах и прозрачности, недостатки в соблюдении принципа господства права и отсутствие регионального сотрудничества. Среди других проблем наркоторговля, терроризм, а также межэтнические конфликты на Кавказе, в Ферганской долине и в других местах. Несмотря на нефтяное богатство, широко распространена бедность, и в регионе отсутствует тот динамичный и диверсифицированный рост, который мы наблюдаем во многих странах Азии, Африки южнее Сахары и Латинской Америки.

В международном плане регион сталкивается с многочисленными проблемами, создаваемыми конкурирующим влиянием и давлением со стороны России, Китая, Ирана и Ближнего Востока с прилегающими к нему странами. Источниками нестабильности являются Афганистан и Пакистан. Такие региональные механизмы как Содружество Независимых Государств, Организация Договора о коллективной безопасности, Шанхайская организация сотрудничества и предлагаемый к созданию Евразийский экономический союз не обеспечивают в полной мере интеграцию и больше важны не для Кавказа и Центральной Азии, а для их российских и китайских спонсоров. Чтобы создать противовес этим и другим силам, страны региона придают большое значение связям с удаленными государствами, опасаясь при этом невнимания со стороны Соединенных Штатов Америки и Европы. Запланированный на 2014 год вывод коалиционных сил из Афганистана усиливает такие опасения.

Но вывод войск не должен означать забвение и игнорирование данного региона. Трансатлантическое сообщество должно развивать более целенаправленные и значимые связи и взаимодействие с Центральной Азией и с Кавказом. Эти связи исключительно важны для развития региона и его стабильности, а также для его устойчивого продвижения в предстоящие годы к плюралистической и демократической системе государственного управления, и к рыночной экономической политике. Ключевым условием для этого является торгово-экономическая интеграция, которая создаст силы, выступающие за контрактные и имущественные права, за права человека, за власть закона, за более открытое и предсказуемое государство, за региональное сотрудничество и экономический рост на базе рынка. В этом плане оптимизм вызывают те шаги, которые страны региона предпринимают для вступления в ВТО.

Оптимизм вызывают также новые возможности для трансконтинентальной торговли. На протяжении столетий евразийский континентальный массив оставался изолированным и застойным экономическим болотом из-за огромных расстояний и несогласованной политики. Это было экономическое и социальное бремя региона. Сегодня возникают новые перспективы для создания современной версии Великого шелкового пути, который свяжет в 21-м веке Европу с Дальним Востоком и Южной Азией. Такая перспектива обладает колоссальным потенциалом для превращения недостатков региона в преимущества за счет появления нового, более дешевого, быстрого и надежного транзитного маршрута между Европой, ближневосточным Средиземноморьем, Индией и Китаем. Если благодаря такому потенциалу в Центральной Азии и на Кавказе удастся создать рабочие места, это принесет в регион процветание и надежду, в которых он очень сильно нуждается. Для Соединенных Штатов это создаст большую стабильность в важном с точки зрения геостратегии регионе, а также новые, более динамичные рынки для наших товаров и услуг, что поможет появлению новых рабочих мест в США.

Госсекретарь Хиллари Клинтон в 2011 году первая привлекла внимание к перспективам создания нового Шелкового пути. С тех пор уже многое сделано. По всей Центральной Азии и Кавказу строятся или уже построены новые автомобильные и железные дороги. Еще больше планируется к строительству. Азиатский банк развития, Европейский банк реконструкции и развития, а также многочисленные инициативы по данному региону помогли усилить его экономический потенциал и возможности. Американская дипломатия в этом регионе должна руководствоваться данной концепцией и всячески ее поддерживать. Это весьма позитивная и конструктивная повестка для Вашингтона в условиях, когда мы выводим войска из Афганистана и стремимся к созданию всеобъемлющей и долгосрочной стратегии противодействия радикализму и терроризму.

Здесь важно постоянное личное участие госсекретаря Джона Керри. Он со своими помощниками подчеркивает важность развития личных отношений — с министром иностранных дел Казахстана Ерланом Идрисовым, посетившим Вашингтон в прошедшем месяце, с узбекским министром иностранных дел, побывавшим в США ранее в этом году, а также с коллегами из других стран региона. Американское и трансатлантическое сотрудничество с этими и другими руководителями должно продолжаться во имя процветания, мира и свободы, и оно заслуживает мощной поддержки со стороны обеих партий.

Генерал Джеймс Джонс — президент и учредитель компании Jones Group International, председатель Центра международной безопасности им. Брента Скоукрофта (Brent Scowcroft Center on International Security) при Атлантическом совете.

Оригинал публикации: Central Asia Can»t Be Forgotten

Опубликовано: 14/08/2013

(«The National Interest», США)
Джеймс Джонс (James L Jones)

Источник — inosmi.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1376590860

О чем договаривались Ар-Рияд и Москва?

Игорь Панкратенко

 

Еще месяц назад министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Сауд аль-Фейсал обвинял Россию в «поддержке геноцида в Сирии» и заявлял, что сотрудничество с Башаром Асадом наносит непоправимый ущерб интересам Москвы на Ближнем Востоке, что мусульманский мир отвернулся от России, делающей ставку на нынешний режим в Дамаске. Медиа не успели еще перезарядить картриджи в принтерах, тиражировавших это заявление, а в Москву, в столицу государства, «поддерживающего геноцид» и «являющегося одним из оплотов безбожия» прибыл принц Бандар бин Султан, глава саудовской разведки и генеральный секретарь Совета национальной безопасности Королевства. Жизнеописание этого человека, его роль в «обустройстве» региона, в формировании ближневосточной политики Вашингтона, где Бандар просидел послом 22 года и был более чем близок и с Рейганом, и с семьей Бушей, рассказ о головокружительных комбинациях и формировании им просаудовского лобби на американском политическом Олимпе заслуживает отдельной книги. Отметим лишь постоянство двух его принципов – враждебное отношение к России и ненависть к Исламской республике Иран, которые бин Султан считает главными геополитическими противниками Королевства. Но принципы – это одно, о них можно и нужно забыть, когда предлагаешь врагу сделку. А именно с предложением сделки и прибыл бин Султан в Москву.

 

Информации о переговорах Путина и Бандар бин Султана в официальных медиа – мизер, но в данной ситуации вполне достаточно того, что сообщают о встрече и ходе четырехчасовой беседы хорошо информированные источники и в Москве, и на Востоке. Даже «слив», организованный агентством Рейтер здесь особой роли не играет, хотя и добавляет пикантный нюанс к тому, как Запад воспринял этот визит.

На встречи с Бушем-младшим бин Султан одевался неформально и светски – джинсы, пиджак. Свои люди, повязанные совместными проектами и финансовыми операциями, чего уж там…На встречу с Путиным он прибыл весьма официально одетым, подчеркивая тем самым не только важность своих предложений, но и пытаясь создать впечатление, что говорит с российским президентом от имени всего мусульманского мира. Итак, что предлагал глава разведки Королевства и Генеральный секретарь Совета национальной безопасности Саудовской Аравии Президенту России?

Первое. Вопреки появившимся версиям, бин Султан не предлагал России прямой оружейный контракт с Королевством. Он прекрасно понимал, что на фоне предыдущих обещаний, о которых ниже, данное предложение будет выглядеть, мягко говоря, неуместно. Поэтому в «оружейном плане» России была предложена схема, по которой Саудовская Аравия оплатила бы закупки российского оружия Египтом, Ливией, Тунисом и Йеменом. Вполне, кстати, работающая схема, именно по такому принципу, оплата третьей стороной, осуществляются наши поставки в Ирак и Афганистан.

Второе. Бин Султан предложил российской стороне долгосрочный беспроцентный заем на максимально льготных условиях (чуть ли не по принципу «отдадите, когда сможете») для вложений в модернизацию предприятий российского ВПК.

Третье. Принц заявил, что саудовская сторона, используя свое влияние на Катар, готова приложить все усилия к ослаблению конкурентной активности эмирата на европейском газовом рынке с тем, чтобы создать максимально комфортные условия российскому Газпрому.

И, наконец, четвертое. Бин Султан дал понять Путину, что сегодня международное сообщество (США, ЕС и Королевство), ведет консультации о создании нового антитеррористического альянса, призванного противостоять новой реинкарнации аль-Каеды, своеобразной «аль-Каеды 2.0». И что Россия могла бы занять в этом альянсе достойное ее лидирующее место, став, таким образом, равноправным стратегическим партнером США и ЕС.

Общая цена предложений принца щедра как посулы джиннов из «Тысячи и одной ночи» — пятнадцать миллиардов долларов. А взамен от России и требуются-то сущие пустяки: во-первых, отказаться от поддержки Башара Асада, не препятствовать принятию Советом безопасности ООН резолюции по Сирии, в которой предусмотрены санкции, бесполетные зоны и возможность «гуманитарной интервенции» по ливийскому сценарию. Во-вторых, ужесточить свою позицию по иранской ядерной программе и отказаться от осуждения односторонних санкций, принятых США и Евросоюзом.

Словом, в своих предложениях бин Султан не вышел за традиционную линию саудовской внешней политики – максимально ослабить Иран путем свержения Башара Асада.

 

Кипящий котел для Королевства

О «двойном дне» саудовских предложений поговорим чуть позже. Сейчас важнее понять, что подтолкнуло бин Султана на беспрецедентный дипломатический шаг и от имени кого он выступает – только от королевской семьи или же в его предложениях торчат уши Вашингтона и европейских столиц.

Бандар в пасьянсе саудовской династии прав на трон не имеет, его мать была не женой, а лишь наложницей наследного принца. Но его место в политической элите Королевства трудно переоценить. Именно Бандар бин Султан сегодня формирует внешнюю политику Королевства. Источник его влияния, восстановленного после ареста и непродолжительного заключения в 2008 году, покоится на «двух китах». С одной стороны — тесные отношения с набирающим все больший вес младшим сводным братом Салманом бин Султаном, претензии которого на престол вполне реальны и весомы. С  другой – теснейшие связи с американской деловой и политической элитой, причем связи эти скреплены совместными финансовыми интересами.

Больше того – Бандар бин Султан в силу и своего опыта, и своего положения, и своих способностей, видит дальше и больше, чем остальные члены королевской семьи. И то, что он видит, та реальная картина международного положения Королевства и внутриполитической ситуации в нем  — заставляет его бить тревогу и идти на нестандартные дипломатические ходы.

Накал социальных противоречий в «счастливой Аравии» — отдельная тема, но и на международной арене положение Эр-Рияда выглядит не лучшим образом.

Да, в Египте свергнут Мурси, которого поддерживал Катар. Саудовская Аравия обеспечила лояльность египетских салафитов к армейскому перевороту. Но в данном случае Королевство играло за чужие интересы. Египет без Мурси нужен в первую очередь США и Израилю, пока не завершилась внутренняя смута, а с братьями-мусульманами в Каире разбираться будут еще долго, Египет не в состоянии подыграть Саудитам в антисирийской и антииранской партиях. Кроме того, события в Египте обострили отношения Саудовской Аравии с Турцией, Эрдоган своего негативного отношения к свержению Мурси, а заодно – к тем, кто этому свержению способствовал, не скрывает и свое неудовольствие Эр-Рияду уже высказал.

Да, удалось путем рокировки внутри катарской династии заставить эмират отказаться от лидерских амбиций и конкуренции с Саудитами за первенство в арабском и мусульманском мире. Но вот надолго ли? Обеспечив династическую рокировку, Эр-Рияд отнюдь не обеспечил лояльность Дохи, и стремление к реваншу как политическая линия эмирата – лишь вопрос времени, достаточно Эр-Рияду споткнуться…

И споткнуться есть где. Замалчиваемый, словно и несуществующий Бахрейн вопреки территориальной малости имеет огромное значение для королевской династии. Ввод саудовского контингента, фактическая оккупация, массовые репрессии против шиитского большинства, полное попрание международных стандартов – особого результата не дали. Партнеры по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива (CCG) только многозначительно молчат, когда Эр-Рияд говорит о «руке Тегерана» в бахрейнских событиях. Им, как никому другому, известно, что до оккупации, до массовых репрессий саудовских спецслужб, шииты Бахрейна отнюдь не  ориентировались в политическом отношении на Иран. И то, что сейчас оппозиция радикализуется и ищет опору в Тегеране – прямой результат саудовского «замирения». У партнеров по CCG возникает и такой вопрос: «Если Тегеран способен без видимых усилий обеспечивать такой уровень оппозиционной активности у шиитов Залива, что вся мощь Эр-Рияда оказывается бессильна, то не лучше ли пойти на диалог с Тегераном и обеспечить добрососедские отношения?»

Есть и еще одно обстоятельство, нервирующее королевскую династию. Ситуация в Бахрейне – мина замедленного действия в международном плане, а контактный взрыватель этой мины находится в Вашингтоне и Москве (причем, Москва значимость этого факта, как представляется, не осознает). В любой момент Москва может инициировать слушания по массовым нарушениям прав человека в Бахрейне, поставить вопрос о фактической оккупации страны Саудовской Аравии на Совете Безопасности ООН. Вашингтон, разумеется, наложат вето, но он будет вынужден снять информационную блокаду вокруг Бахрейна, отказаться от двойных стандартов, и для успокоения общественного мнения внутри самих США поставить перед Эр-Риядом целый ряд очень неудобных вопросов о соблюдении прав человека, к которым Америка оносится столь трепетно.

Но судьбоносный рубеж, от которого, без преувеличений, зависит будущее династии, проходит не только и не столько в Бахрейне.

 

Перспектива стратегического одиночества

На победу в Сирии, на свержение Асада Эр-Рияд поставил все. Победа и установление контроля над Дамаском стали бы самым драгоценным бриллиантом саудовской короны. Дуплет – падение ненавистного Асада и стратегическое поражение Тегерана, после которого Иран начнет терять статус региональной державы и свое влияние.

Только вот победы не получается. Антисирийская коалиция рушится на глазах. Блицкрига не получилось, и сейчас каждый из участников этой коалиции лихорадочно ищет возможность выйти из конфликта с наименьшими потерями, оставляя династию наедине с Дамаском и Тегераном.

С конца минувшего года Эр-Рияд достаточно жестко критиковал Вашингтон за отсутствие последовательности в сирийском вопросе и двойственность позиции. Сегодня можно сказать, что подозрения Саудитов в ненадежности США по сирийскому и иранскому вопросу оправдались. Во-первых, вопреки усилиям израильского и саудовского лобби, да и собственных «ястребов», администрация Белого Дома более склоняется к диалогу с Рухани, чем к продолжению противостояния. Разумеется, Вашингтон рассчитывает, что этот диалог пройдет на американских условиях, разумеется, в ходе этого диалога администрация Обамы потребует гарантий безопасности для Эр-Рияда и Тель-Авива. Но – это будет партия Вашингтона, а Саудиты останутся лишь наблюдателем, о планах регионального переустройства по саудовским лекалам придется забыть.

Во-вторых, в отношении Дамаска Вашингтон достаточно недвусмысленно дал понять, что не намерен активно «вкладывать» в сирийскую оппозицию. Более того, согласно полуофициальной информации, Обама уведомил Москву, что никаких массированных поставок оружия сирийской оппозиции не будет. Об этом же официальные американские представители уведомили и сирийскую Национальную коалицию (SNC).

Узнав о таком решении Вашингтона, в европейских столицах вполне обоснованно решили, что им тоже нет никакого резона слишком активно вмешиваться в сирийские дела. Франция уже отказала «повстанцам» в ПЗРК «Мистраль», а Великобритания отделывается туманными обещаниями. Визит Бандара бин Султана в эти страны, и его прямые переговоры с руководителями европейских держав ситуации не изменили. Европейцы заверили принца, что они, безусловно, будут приветствовать военную победу оппозиции, признают новую власть в Дамаске, не откажут в помощи на последних этапах – но в настоящее время вязнуть в Сирии  не хотят. Аргументы бин Султана о том, что западное оружие не попадет в руки «экстремистов» Европу не убедили.

Столь же безрадостно складывается ситуация и на «восточном» фланге антисирийской коалиции. Катар фактически самоустранился, избрав для этого вполне логичный довод для Эр-Рияда: «Вы хотели, чтобы мы отказались от региональных амбиций и снизили внешнеполитическую активность? Будь по-вашему, но теперь сами все расхлебывайте». Не менее драматично обстоит и с позицией Анкары.

Глубокая вовлеченность в сирийский кризис обернулась политическим кризисом для самой Турции. Последний телефонный разговор Эрдогана с Путиным, в котором турецкий премьер попытался еще раз обосновать свою антиасадовскую позицию, закончился глухим непониманием со стороны Москвы. Дальнейшая поддержка оппозиции сегодня приносит Анкаре исключительно минусы. Перспективы свержения Асада становятся все более туманными, а вот  бесчинства сирийских «повстанцев» на турецкой территории, серьезное охлаждение отношений с Тегераном и Москвой, внутриполитический кризис – вполне уже реальность, изменить которую можно только отказом от участия в антисирийской коалиции. К чему Анкара и склоняется.

Конечно, «разброд и шатания» в антисирийской коалиции могут закончиться в любой момент, стоит только оппозиции добиться хоть сколько-нибудь значимых военных успехов. Но их пока нет, и перед Эр-Риядом в полный рост стала перспектива стратегического одиночества на сирийском фронте, которое может закончиться только поражением для династии. Восток не признает полумер, а потому политическое поражение обернется для Саудитов физическим уничтожением.

Именно на фоне столь безрадостных перспектив стратегического одиночества и возможного поражения в региональном противостоянии династия и решила пойти на прорыв, командировав Бандара бин Султана в Москву.

 

Российское партнерство с саудитами: «курс для чайников»

Разумеется, главный саудовский разведчик поставил и Вашингтон, и Париж, и Лондон в известность о сути предложений, которые он вез Путину. Но Запад, судя по всему, ни особых иллюзий по поводу успешности его визита не питал («слив» Рейтер по итогам визита и комментарии западных СМИ достаточно злорадны), ни «подписываться» в качестве гарантов его инициатив не собирался. Поэтому если в основе визита бин Султана в Москву было отчаяние, то в основе его предложений был блеф.

«Газовые инициативы» смысла особого не имеют. Для Европы сейчас главное даже не цена, а именно расширение конкуренции на рынке поставщиков. Стремление сократить долю Газпрома на европейском рынке – единое решение Евросоюза, и договоренности России с Катаром, достигнутые при посредничестве Эр-Рияда, здесь роли не сыграют. Возникни такая договоренность – Европа попросту увеличит закупки в Ливии, Алжире, Норвегии, да где угодно, вплоть до отмены санкций в отношении Ирана. Наши «газовые отношения» с Европой столь деликатная тема, что третий здесь более чем лишний. Россия имеет возможность расширить свое влияние на некоторых европейских и азиатских рынках, но никогда не сможет заместить Ближний Восток в качестве основного поставщика энергоносителей для всего мира

Некая новая «антитеррористическая коалиция» и роль лидера в ней России? Спасибо, но мы уже одну антитеррористическую коалицию поддержали, до сих пор от баз США и НАТО в Центральной Азии, геостратегическом подбрюшье России, избавиться не можем. На фоне тупика по ПРО, активности НАТО в Черном море и на Каспии, территориальных претензий к России в Арктике нам коалиция с геополитическими оппонентами совершенно не нужна, в текущих противоречиях бы разобраться.

Ну а «оружейные контракты» с саудитами и кредиты от них – это вообще картина маслом. Немного истории. В 2007 году, во время визита Путина в Саудовскую Аравию, глава МИД КСА Сауд аль-Фейсал заявил о возможности заключения контрактов между Россией и КСА на поставку вооружений на общую сумму от $4 миллиардов. Предметом контрактов стало возможное приобретение Саудовской Аравией: 150 танков Т-90, 100 вертолетов Ми-17 и Ми-35,100 БМП-3, 20 комплексов ПВО. Чуть позже выяснилось, что переговоры с Россией были игрой саудитов, преследовавшей цель надавить на Сенат США и западноевропейских партнеров, заставить их «подвинуться» в цене и условиях поставки американского и европейского оружия. Иного ожидать было бы по меньшей мере наивно, учитывая, что основу вооружений стран Залива составляют американские и западноевропейские образцы. Игра саудитов получила информационную поддержку и американских производителей оружия, которые на слушаниях в Конгрессе о предоставлении оружейникам льгот, кредитов и особых условий экспорта вооружений в страны Залива заявляли: «если саудиты не будут на льготных условиях покупать у нас, то они будут покупать у русских». Сработало, игра удалась, огромный оружейный контракт получили США. Россия осталась ни с чем.

Второй эпизод, уже из президентского срока Д. Медведева. Стремясь разрушить наметившееся в первый срок Путина российско-иранское сближение, саудиты, не мудрствуя лукаво предложили сменившему его Медведеву миллиард долларов (по другим источникам — три) «отступных» в виде безвозвратного кредита. Условий получения было всего три: 1) не продавать Ирану С-300; 2) пересмотреть свои контракты на поставку российского оружия Сирии в сторону полного прекращения этих поставок; 3)не ветировать резолюции по Сирии, которые будут предусматривать «гуманитарной интервенции» и присоединиться к санкциям против Ирана или, как минимум, не накладывать вето на резолюцию СБ ООН, предусматривающую их ужесточение. И еще оружия российского прикупить… И хотя практически все пожелания саудовской стороны были выполнены, но денег опять не поступило, а закупки российского оружия так и не начались.

Все объясняется просто. В отношениях с Саудовской Аравией следует учитывать, что это своего рода «непотопляемый авианосец» США на Ближнем Востоке и правящий дом никогда не откажется от этого статуса. Ради отношений с третьими странами Королевство никогда не пожертвует стратегическим партнерством с США, это аксиома и главное содержание «Курса партнерство с саудитами для чайников». Повторим еще раз: российско-саудовское партнерство может носить только временный характер и не имеет перспектив на развитие сверх сотрудничества в определенных, весьма узких границах. Возможные выгоды от этого партнерства столь малы, что не стоят отказа от геополитических интересов в регионе.

Стратегия Вашингтона на Ближнем Востоке держится сегодня на двузубой вилке – Эр-Рияд и Тель-Авив. И сколько бы Россия не старалась, ни один из зубцов этой вилки от стратегического партнерства с США не откажется. Столь же наивной является и надежда завязать «особые отношения» с Королевством через военно-техническое партнерство. Армия КСА, Национальная гвардия и спецслужбы ориентированы на Вашингтон. Антишиизм, русофобия, ненависть к лозунгу «Вахда, хуррийа, иштиракийа» («Единство, свобода, социализм»), который сирийская БААС предложила всему региону составляет идейную основу саудовских силовиков. Армия КСА – это носитель проамериканской идеи. Собственно, она, эта армия, и состоялась только и исключительно на военно-техническом сотрудничестве с Вашингтоном и Лондоном. Благополучие армейских верхов одинаково зависит и от лояльности к династии и от добрых отношений с американской политической элитой, поэтому переориентация на другие столицы попросту невозможна.

 

У Путина неважные советники по ближневосточным делам. Впрочем, по иранским, имея в виду не просто Исламскую республику, а «Большой Иран», геополитическое пространство от Леванта до Пакистана, – еще хуже. За некомпетентность и догматизм этих советников мы уже заплатили. Поражениями в Ливии, потерей позиций в Ираке, «готовимся проворонить» Иран. Россия откровенно мечется в поисках партнеров по диалогу в мусульманской умме, Москва не в состоянии сформулировать новые идеи и новые подходы для стремительно меняющегося «турбулентного Востока». Сирия стала последним нашим рубежом, и то лишь благодаря тому, что Путин замкнул данный вопрос на себя. Да, действительно, у России пока еще нет потенциала для ведения на Востоке наступательной политики. Но те же «ассиметричные действия» по Сирии показали, что и того, что есть, при умелом применении вполне достаточно для ведения собственной партии и для отстаивания собственных интересов. Именно из-за этой твердой позиции весь мир повернулся к нам лицом. Именно из-за этого Бандар бин Султан приехал в Москву, а приезд других – лишь вопрос времени.

Кризис российской «ближневосточной идеи» привел к тому, что в оценке реалий региона Путин больше опирается на интуицию и инстинкт самосохранения, нарабатываемый любым разведчиком в первую очередь. Кроме того, как политическая фигура общероссийского масштаба Путин состоялся на Чечне. И он прекрасно помнит, кто был спонсором кровавой кавказской карусели. Именно эта интуиция, помноженная на инстинкт самосохранения и недоверие ко всему, что исходит от саудитов, позволили Путину ответить отказом на предложения Бандара бин Султана. Отчаянный маневр Эр-Рияда успехом не увенчался. С чем, собственно, нас всех и можно поздравить.

***

Отказ саудитам ведет к поляризации в отношении к России на Ближнем Востоке. Нас пугают тем, что якобы весь арабский и исламский мир выступает против Асада, а мы и Иран его поддерживаем, теряя авторитет и возможных союзников. Надуманность и лживость подобных заявлений очевидны, они либо весьма корыстны, либо не от большого профессионализма. Единый арабский мир, мнение которого выражает Эр-Рияд – это сказка, существующая только в головах некоторых экспертов. Твердость по Сирии прибавила России сторонников в регионе. Дело здесь не в Асаде, а в готовности отстаивать союзника, выполнять взятые на себя обязательства. Конец переговоров с Эр-Риядом – это начало переговоров с новыми акторами ближневосточного региона.

 

 

http://iran.ru/news/analytics/89288/Er_Riyad_Moskva_Popytka_banalnogo_podkupa_na_vysshem_urovne

 

Каспийская флотилия в Баку

После визита Владимира Путина в Баку Ильхам Алиев, выставивший свою кандидатуру на пост президента Азербайджана в третий раз, похоже, может не опасаться за итог октябрьских выборов. 13 августа он получил не только заверения в дружбе от Путина, но и поддержку Каспийской флотилии России. Оба президента лично убедились в мощи российских кораблей.

Отряд кораблей Каспийской флотилии зашел, как подчеркивалось, с дружественным визитом в Баку за день до приезда Путина. Недругам с одним из кораблей – «Дагестаном» — лучше не встречаться: он построен по технологии «стелс» и оснащен новейшим универсальным ракетным комплексом «Калибр-НК». И к тому же на 20 метров длиннее азербайджанского флагмана «Кусар» (бывший советский «Бакинец»). Алиев и Путин, приехавшие после переговоров в порт посмотреть на корабли, могли убедиться в этом лично.

У командующего российской флотилией вице-адмирала Сергея Алекминского президенты поинтересовались, как корабли приняли в Баку – программа пребывания наших моряков в столице Азербайджана накануне предполагала встречу командующих, возложение венков к памятникам и осмотр достопримечательностей города. «Мы с командующим (ВМС Азербайджана – «МК») вчера обсуждали…», — начал было отвечать Алекминский. «Голова не болит после обсуждения?» — усмехнулся Путин.

Дружно отсмеявшись, мужчины поднялись на борт «Дагестана». Где выяснилось, что командир судна Вусал Мириев по происхождению – азербайджанец. Что Путин счел явным признаком дружбы между народами. О чем думал Алиев в этот момент не известно, возможно, о моральной поддержке перед президентскими выборами в Азербайджане, которую гарантирует пребывание флотилии, да еще с командиром-азербайджанцем, в Баку.

На память о посещении корабля оба лидера получили бескозырки и тельняшки, а также фото первого ракетного пуска, произведенного с «Дагестана».

Помимо посещения порта, оба президента на одном автомобиле, проехали на самую высокую точку города, откуда, по определению Путина, открывается «шикарный вид» на Баку. Российского президента заинтересовал ресторан неподалеку, но возможность перекусить у него появилась позже – когда Алиев устроил коллеге пешую экскурсию по старому городу, недалеко от места, где снималась «Бриллиантовая рука». По дороге президентам попались российские туристы из Нижнего Новгорода, которые таким образом увидели главную достопримечательность и Азербайджана, и России. От восторга у российских туристов даже не было сил крикнуть легендарное «Черт побери!». А президенты уже спешили в местное кафе с настоящим тендиром. Откуда Алиеву и Путину тут же достали свежеиспеченные лепешки, ставшие, впрочем, легким перекусом перед торжественным обедом от имени президента Республики.

Виктория Приходько
13 августа 2013

Источник — Московский комсомолец
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1376461260

Азербайджан и Иран начинают новую игру

Гюльнара Инандж,
директор Международного онлайн информационно-аналитического центра «Этноглобус» (ethnoglobus.az)

 

Визит один за другим (соответственно в конце апреля и начале мая) Руководителя Президентского Аппарата Азербайджана Рамиза Мехтиева и главы Управления Мусульман Кавказа Шейхульислама Аллахшукюр Пашазаде в Иран обратил к себе внимание сразу с нескольких позиций.

Эти визиты совершились сразу после первого визита Министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедярова в Тель-Авив и Рамаллу. Безусловно, все эти встречи планировались несколько месяцев назад, но такой же последовательностью. Соответственно, назвать  случайным поочередность этих визитов нельзя. Следует заметить, что подобная «случайность» была замечена в 2009 г. – когда почти одновременно в Баку находились президент Ирана М.Ахмединежад и тогдашний министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман.

Р.Мехтиев и Шейхульислам влиятельные персоны в Азербайджане и их визит, в какую либо страну, особенно, в Иран следует расценивать как экстренный для обеих стран. Несмотря на то, что визиты происходили незадолго до президентских выборов в этой сттране, для такой дальновидной страны как Иран, результаты переговоров определялись уже на перспективу новых — реформистских тегеранских властей.

Итак, Азербайджан превратился в экономически и политически сильную страну как в регионе, также в мире. Многим странам и силам, в том числе Ирану приходится считаться с этим фактом. Вопреки, трениям, взаимным обвинениям, официальный Баку и Тегеран стремятся сближению и достижению равносильных, не декларативных, а действительно дружественных и доверительных отношений. Именно поэтому, посол Ирана в Азербайджане, говоря о целях визита азербайджанского высокопоставленного чиновника в Тегеран, отмечал о необходимости демонстрации высокой степени доверительных отношений между Ираном и Азербайджаном.

 

Заявление Р.Мехтиева, сделанное  в Тегеране,  более точно характеризует намерения его страны: «Азербайджан считает Иран своим большим другом. Азербайджан уделяет большое внимание поддержке со стороны Ирана. Мы считаем, что, страны должны быть рядом, поддерживать друг друга. Считаем целесообразным нахождения рядом с Азербайджаном сильного и стабильного Ирана». (1)

В каких же вопросах стороны должны поддерживать друг друга?

Со слов представителя МИД Ирана Аббаса Арагчи, с азербайджанской стороной ведутся тесные обсуждения по принципиальному и стратегически важному для Тегерана сирийскому вопросу: «В ходе визита главы ПА Азербайджана Р.Мехтиева в Иран обсуждался также и этот вопрос. Считаем, что эти переговоры позволяют сближению наших позиций». (2)

Второй вопрос, в котором требуется взаимная поддержка сторон, это создание независимого Палестинского Государства. Азербайджан поддерживает создание как Палестинского государства, также раздел Иерусалима.

Третий вопрос, приравнять нагорно-карабахский конфликт с проблемой Гудса и получить тесную и последовательную поддержку исламского мира.

Четвертый вопрос, отказ от поддержки сторон чувствительных этнических тем. Иран не поддерживает талышский и иные сепаратистские настроения, а Азербайджан  национализм Южного Азербайджана. Напомним, что подобная договоренность была достигнута между бывшим президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым и его тогдашним коллегой Мохаммадом Хатеми.

Пятый вопрос, это ирано-израильский конфликт. Официальные представители Тель-Авива заявляли о своем желании видеть Азербайджан в роли посредника в ближневосточном, в том числе в ирано-израильском конфликте. (3)

Соответственно, Израиль и США поддерживают добрые отношения между Тегераном и Баку, дабы устами Азербайджана проводить переговоры с иранским руководством. После того, как Азербайджан принял активную позицию в палестинском вопросе, в Иране к власти пришли реформистские силы, дающие большие надежды, роль официального Баку как посредника между Тель-Авивом и Тегераном в ближайшем будущем станет актуальным.

Здесь следует вернуться параллелям визитов представителей Азербайджана в Израиль и Иран. Анализы показывают, что официальный Баку давно является неофициальным посредником между Израилем, США и Ираном.

Не случайно, что в суматохе этих нескольких визитов Баку посетили американские сенаторы, среди которых находились также представители еврейских организаций, 3 июня Э. Мамедьяров принял участие в открытии форума еврейского лобби AJC Global Forum в Вашингтоне.

Еврейские организации и представители еврейского лобби никогда не скрывали, что они используют все возможности и варианты контакта с иранской стороной. С этой целью они пытались воспользоваться посредничеством азербайджанских властей и Шейхульислама всего Кавказа.

Учитывая влияние Аллахшукюра Пашазаде не только в религиозной, но также в политической арене, его визит в Иран следует характеризовать как продолжение и заключение встреч Р.Мехтиева.

Иранская сторона на встречах с духовным лидером Кавказа в основном акцентировали на состояние религиозной ситуации в Азербайджане.

Слова Духовного Лидера Ирана Сейида Али Хамнейи “В наших сосудах течет одна кровь”, сказанная во время встречи напоминают другой лозунг, используемый в отношении Турции – «Два государства – одна нация». Очевидно, что иранское духовенство наряду с политическими отношениями, также желает наладить доверительные религиозные связи.

Как религиозное государство вся внешняя политика Ирана строится на основах Ислама, поддержки исламистских кругов в различных странах. Шейхульисламу в этом контексте пала миссия убедить иранское духовенство отказаться от моральной и материальной подпитки азербайджанских исламистов. Сторонам также следует объединить силы в направлении предотвращения массового проникновения радикального Ислама в Иран и Азербайджан.

Следует отметить, что благодаря иранским религиозным структурам, преграждается путь распространения радикального крыла салафизма в регионе. Продолжительность конфликта в Сирии создает благодатную почву для расползания терроризма, как это происходила в 90-х гг. прошлого века во время русско-чеченской войны. Как бы иранские власти не демонстрировали свои амбиции, стране становиться все сложнее одному сопротивляться натиску со стороны политических и религиозных оппонентов.

С новым президентом Иран шагнул на новый политический уровень как внутренней, также внешней политики.  Тегерану приходится, учитывая все сложности во взаимоотношениях, перенести ирано-азербайджанские отношения в соответствие современным требованиям. Как заметил эксперт Института Ближнего Востока Вашингтона Алекс Ватанка в своей статье в издании Дипломатической Академии Азербайджана «Adaweekly»: «Азербайджан самая чувствительная из соседей Ирана и Тегерану стоит пересмотреть свою политику в отношении к нему.»

 

Источники :

  1. Агентство АПА
  2. http://m.amerikaninsesi.org/a/1660588.html

3.http://www.turkishnews.com/ru/content/2012/06/11/%D0%90%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B6%D0%B0%D0%BD-%D0%BC%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D1%82-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BC/

 

 

AZERBAIJAN IN THE WORLD

ADA Biweekly Newsletter

Vol. 6, No. 14

July 15, 2013

Армения создает новый очаг напряженности — с Турцией

На евразийской дуге «нестабильности» стремительно образуется новый очаг напряженности, после предъявления Арменией территориальных и финансовых претензий к Турции. Именно они стали своеобразным лейтмотивом армянской общественной мысли как в самой Армении, так и в диаспоре, преимущественно западной. Как известно, эти претензии первым озвучил генеральный прокурор РА Агван Овсепян на «международном» форуме армянских юристов.  Его позицию можно было бы и не считать официальной, если бы с той же трибуны она не была поддержана президентом Сержем Саргсяном, председателем Конституционного суда Гагиком Арутюняном, министром диаспоры Грануш Акопян и другими заметными фигурами армянского истеблишмента.
Почему Армения именно сейчас рискнула пойти на столь опасный для всего региона политический демарш? Эта тема стала предметом экспертного обсуждения нашего традиционного «Круглого Стола».

Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:  
— И в Армении, и в диаспоре усвоили важный геополитический урок из распада Советского Союза: если удалось растащить по «национальным квартирам» огромную страну, то почему невозможно повторить ту же операцию в отношении Турции?  Не случайно же с  восторгом армянская общественность встретила визит заместителя  министра экономики Армении Тиграна Арутюняна в иракский Курдистан. Армянские компании (интересно, какие) готовы даже инвестироваться в этот регион.  А все объясняется просто — в Ереване считают, что идет процесс переформатирования «Большого Ближнего Востока», а, значит, существует вероятность распада Турции. Поэтому необходимо искать союзников в лице курдов, претендующих на часть турецкой территории, благо и Армения тоже претендует на турецкие земли.
Турция, действительно, переживает сейчас нелегкие времена — вовлеченность в сирийскую войну, никуда не исчезнувший курдский вопрос, события на площади Таксим, критика, которой европейские столицы подвергают правительство Эрдогана, явно переоценившего свои возможности в «арабской весне» и многое другое — стали сигналом для Еревана на политическую атаку Турции. Она не могла быть поддержана Россией, которая, несмотря на все расхождения с Анкарой по сирийской проблематике, старается укреплять отношения с Турцией. Для Москвы целостная Турция — это естественный барьер на пути дальнейшей дестабилизации всего евразийского пространства, которая несет огромные риски не только для Центральной Азии, но и самой России.
Поэтому Армения стремится выйти из фарватера российской политики и найти себе нового партнера в лице Евросоюза, с которым она надеется заключить договор об ассоциированном членстве. В этом Армения видит для себя множество преимуществ. Это и возможность придать некоторое подобие легитимности карабахскому режиму, который  Ереван мечтает втянуть в торговые отношения с Европой. Но главное — это давление на Турцию, открытие границ с которой Армения уже требует именно от Евросоюза. Это  ему адресовано предложение генпрокурора Овсепяна оказать активное содействие в пересмотре всех международных договоров, касающихся армяно-турецких отношений — начиная от протоколов Берлинского конгресса 1878 года до т.н. «цюрихских протоколов», подписанных в 2009 году. А далее Ереван будет ожидать реальной возможности реализовать свои территориальные претензии к Анкаре под прикрытием «ликвидации последствий геноцида». Такой мне видится «внешнеполитическая повестка» Еревана.
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
— Совсем недавно и так непростые армяно-турецкие отношения осложнил инцидент на границе двух стран, где был убит турецкий пастух Мустафа Улькер, зашедший на нейтральную полосу с целью вернуть своих заблудших овец. В этом странном инциденте турецкие власти  утверждают, что с армянской стороны был застрелен безоружный пастух, к тому же на нейтральной полосе, где нельзя применять оружие на поражение. Однако, согласно версии российских пограничников и ФСБ, которые охраняют южные пределы Армении, пастух перешел границу с оружием в руках и сам открыл огонь по пограничному наряду.
Темная история, из которой ясно только одно — есть силы желающие накалить обстановку на армяно-турецкой границе и в отношениях двух стран. И даже больше того — создать напряженность между ОДКБ и НАТО, военно-политические границы которых проходят между Турцией и Арменией. В результате Армения сможет опять разбудить к себе интерес со стороны Кремля, актуализировав тему якобы необходимости укрепления защиты южных рубежей ОДКБ, то есть, российских интересов. Ну, а сложность в том, что ныне Россия открыто дает понять — она не намерена и далее содержать Армению, которая  желает существовать за счет российской экономики, но при этом «интегрироваться в Европу».
Другими словами, напряженность в российско-турецких отношениях на руку, в первую очередь, самой Армении и во вред России и Турции, товарооборот между которыми приблизился к рекордным 100 млрд. долларов.
Несомненно и то, что сближение России и Турции раздражает Запад, который тоже будет не прочь использовать любые возможности, чтобы снизить уровень взаимодействия Анкары и Москвы. И здесь свои услуги может предложить армянское зарубежное лобби, которое будет только радо насолить Турции. Вообще учитывая то, что постепенно приближается дата 100-летия «геноцида армян», несложно прогнозировать — усилиями армянской диаспоры и самой Армении будет разворачиваться антитурецкая истерия. Сильные мира сего постараются максимально использовать ее как рычаг давления на Анкару, замахнувшуюся через неоосманизм и «пантюркский проект»  на гегемонию на Кавказе, Ближнем Востоке, Магрибе и в других стратегических регионах.
Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:
— Малопонятный инцидент на армяно-турецкой границе подоспел очень вовремя и сейчас вовсю используется прозападной армянской пропагандой. Она ставит, в общем-то, справедливый вопрос: «Почему границы суверенной Армении защищают пограничники другого государства?». Но поразителен ответ — в Ереване уже договариваются до того, что границы «суверенной» Армении должны охранять какие-то европейские военные формирования. Конечно, это — абсурд. У Евросоюза нет никаких наднациональных военных сил. Однако стремление перепоручить охрану собственных рубежей иностранцам — это еще одно проявление иждивенческой психологии армянского режима.
Впрочем, несмотря на откровенные антироссийские настроения, которые доминируют в армянском обществе, Ереван не будет требовать снятия с армяно-турецкой границы российских пограничников и, конечно, не станет выходить из ОДКБ. Для Армении  эта организация — «зонтик безопасности», под прикрытием которого будет нагнетаться напряженность в отношениях Еревана с Анкарой. Такая провокационная политика, без сомнения, несет скрытые угрозы всему региону. У Турции сейчас действительно много и внешних и внутренних проблем. И дополнительное напряжение на своих северных границах для Анкары может оказаться весьма чувствительным. Конечно, Армении не удастся столкнуть Россию и НАТО, но испортить отношения Москвы с Анкарой и с Североатлантическим Альянсом в целом — такая ситуация позволяет.
Однако я уверен, что Москва проявит дальновидность и не станет субъектом глобальной провокации Еревана. Армянские политологи и журналисты сами утверждают, что в руках Москвы находится серьезный инструментарий давления на Ереван, цитирую, «начиная с положения наших соотечественников в России и кончая потерей Карабаха в случае Ассоциации с ЕС». Поэтому я уверен, что Россия пойдет на беспрецедентное снижение уровня военного сотрудничества с Арменией, прежде всего, в формате поставок вооружений по льготным ценам и модернизации парка военной техники армянских ВС.
Еревану придется понять, что наличие 102-ой военной базы РФ вовсе не гарантия национальной безопасности Армении и, тем более, самопровозглашенной НКР. Всем известно, что американская база Гуантанамо существует не для того, чтобы обеспечивать безопасность Кубы, а с совершенно противоположными целями.
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
— Я внесу еще одно уточнение во «внешнеполитическую повестку» Еревана, о которой говорилось сегодня. Как гордо сообщает редактор газеты «Калифорнийский курьер»  Арут Сасунян, на той же конференции армян-юристов генпрокурор, цитирую, «объявил Нахиджеванскую область неотъемлемой частью Армении, но оккупированной Азербайджаном». Еще одну интервенцию в Азербайджан  Ереван готов осуществить, если в контексте пресловутого «переформатирования Ближнего Востока» произойдет распад Турецкой республики. Но я уверен, что вся «внешнеполитическая повестка» международного армянского истеблишмента обречена на провал.
Обратите внимание, Ереван со своими территориальными претензиями к Турции апеллирует не к США, а к европейским столицам, действительно вставшим в весьма жесткую оппозицию правительству Реджепа Эрдогана. Дело в том, что Барак Обама достаточно ясно дал понять армянской диаспоре в США — Америка не собирается признавать «армянский геноцид» на федеральном уровне и дальше будет блокировать материальные претензии армян к Турции, не говоря уже о территориальных. А Запад как геополитический феномен, будем откровенны, это — прежде всего, США, а не «Старая Европа». Без американцев она не смогла справиться даже с бомбежкой беззащитной Ливии. Тогда о каком давлении на Турцию — страну НАТО — вообще можно говорить?
 И потом, где оно, это  самое «переформатирование» — появление независимого курдского или «большого шиитского» государства или трех квази-государственных образований вместо современной Ливии? Хаос есть, революции бушуют, гражданские войны идут, но политическая карта Ближнего Востока не перекраивается. Его «переформатирование» было заложено в неоконсервативные теории, столь любимые президентом Бушем. Сегодня они не востребованы, потому что пришло понимание — новые, нетрадиционные государства будут крайне радикализированы и абсолютно непредсказуемы. Турция и Израиль — это единственные рычаги равновесия, пользуясь которыми, геополитический Запад может удерживать Ближний Восток, если не  в зоне своего влияния, то хотя бы в формате предсказуемости.
Какое бы правительство не было в Анкаре — происламское, националистическое, левое, правое и пр. — никогда Турция никакие претензии Армении не удовлетворит. Для нее это вопрос не только национального достоинства и даже национальной безопасности. Это вопрос политической выживаемости.
Мы становимся свидетелями катастрофической ошибки Армении, которая, выходя из орбиты российского влияния, ничего не сумеет приобрести в фарватере нечеткой размытой европейской политики. Уровень амбиций Еревана, как всегда, оказывается неизмеримо выше уровня собственных сил и исторических возможностей.
net-fax.org

Что делают чеченцы на границе с Турцией?

В декабре 1979 года Советский Союз оккупировал Афганистан. Белый дом возглавлял Джимми Картер, советником по национальной безопасности был Збигнев Бжезинский. В связи с одним из важнейших военных ходов периода холодной войны взгляды были обращены на Вашингтон. Америка не стала напрямую вмешиваться в военные действия. Она превратила Пакистан в «страну-фронт». В противовес советской оккупации на стекавшиеся из Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов нефтедоллары было организовано сопротивление мусульман-моджахедов. План был нацелен на то, чтобы, избежав прямого столкновения с советской армией, заставить Москву понести большие потери. План увенчался успехом, и в 1989 году СССР был вынужден вывести войска из Афганистана.

Американо-саудовский план действий

Американо-саудовский план, разработанный и эффективно апробированный на афганской земле, предусматривал распространение фронта сопротивления, созданного в Афганистане, на территорию Чечено-Ингушской АССР и нанесение удара по Советскому Союзу силами сопротивления мусульман внутри страны. Теоретиком плана был родившийся в 1913 году в Санкт-Петербурге американский политолог, эксперт по мусульманским сообществам в СССР Александр Беннигсен. Так и не увидев плоды своего проекта в Афганистане, он скончался в 1988 году.

Тем не менее, его последователи наблюдали чеченскую войну (1994), вспыхнувшую спустя пять лет после вывода советских войск из Афганистана, решение о котором было неожиданно принято лидером СССР Михаилом Горбачевым. За этой чеченской войной последовала другая, которая продолжалась с 1999 по 2009 годы.

Конец этой войне положил Владимир Путин, воспитанник советского КГБ, который осуществил военную контртеррористическую операцию в Чечне. Но и он был не в силах взять под полный контроль опиравшееся на ваххабито-саудовскую поддержку сопротивление на Северном Кавказе.

Чеченская война была спланирована в период войны в Афганистане, а сегодня она продолжается на стадии тлеющего конфликта в регионе.

Странный визит в Москву

В прошлую среду российский лидер принял интересного гостя. Это был саудовский принц Бандар бин Султан, лицо, возглавляющее разведку и Совет национальной безопасности Саудовской Аравии. В течение 22 лет он занимал должность посла своей страны в Вашингтоне, ЦРУ называет его «своим человеком» в Эр-Рияде. На встречах, проводимых в Вашингтоне и Тель-Авиве, он ведет поиски способов оказания военной поддержки в отношении «джихадистских / салафитских» групп, присутствие которых в Сирии с каждым днем возрастает. Это закамуфлированный военный эксперт, поставляющий в Сирию иностранных боевиков, представляемых в качестве членов «Аль-Каиды». В 1980-х имя его сводного брата было в числе тех, кто организовал сопротивление моджахедов в Афганистане вместе с главой саудовской разведывательной организации принцем Тюрки аль-Файзалом.

Бандар бин Султан — один из важнейших героев американо-саудовского союза, который стоит за переворотом в Египте, а также за стратегией по предотвращению выдвижения «Братьев-мусульман» вперед в результате демократизации арабского мира. Владимир Путин принял принца, и отмечается, что переговоры были главным образом посвящены Сирии.

Шантаж на почве Сочи?

Предполагается, что переговоры были сосредоточены на том, чтобы Россия сократила свою поддержку режиму Асада. В ответ на это она бы сохранила свои интересы в условиях новой системы в Сирии, но при этом Сирия, особенно центральные и северные районы страны, перешли бы под контроль поддерживаемых Саудовской Аравией радикальных групп. По всей видимости, взамен принц предоставил России гарантии препятствования возможной чеченской атаке на зимние Олимпийские игры 2014 года. Сочи — земли геноцида кавказских горцев, поэтому, повстанческие организации в регионе, в том числе и чеченские боевики, выступают против проведения Олимпиады в этом городе.

Чечено-курдская война?

План Обамы понятен: он идет по пути афганского сценария Картера. Обама отодвинул Пентагон на второй план и через скрытые операции, проводимые при сотрудничестве ЦРУ и саудовцев, пытается уничтожить Асада. Итог — группы поддерживаемых Саудовской Аравией кавказских боевиков, которые доставляются в Сирию, и, к несчастью, мы сталкиваемся лицом к лицу с чечено-курдской войной на нашей границе.

Очевидная реалия состоит в том, что американо-саудовский план наделяет Турцию ролью, характерной для Пакистана в ходе войны в Афганистане.

Чтобы не допустить этого, Турция должна поддерживать «местное» курдское население Сирии, «невзирая на комментарии в отношении Рабочей партии Курдистана». Если Турция позволит «группе радикальных легионеров» приобрести силу в Сирии, она столкнется с серьезными проблемами в плане курдской идентичности внутри страны и курдской географии на Ближнем Востоке.

Мы не можем допустить новый Афганистан у наших границ.

Мы на пороге свершения внушающего ужас плана. Турки и курды вместе способны препятствовать его осуществлению.

Оригинал публикации: Bu oyunu birlikte bozmalıyız…

Опубликовано: 05/08/2013

(«Star gazete», Турция)
Ардан Зентюрк (Ardan ZENTÜRK)

Источник — inosmi.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1375816920

«ХАМАС» протянул руку Ирану

Первым шагом к восстановлению отношений «Хамаса» с Ираном стали переговоры с лидером «Хезболлы» Хасаном Насраллой .

Падение исламистского режима Мохаммеда Мурси в Египте вынуждает радикальное палестинское движение «Хамас» начать новый поиск политических покровителей и источников финансирования. Руководство движения принялось спешно восстанавливать отношения с Ираном и ливанским движением «Хезболла», разорванные в прошлом году из-за отказа «Хамаса» поддержать президента Сирии Башара Асада.

Замглавы политбюро «Хамаса» Муса Абу Марзук и лидер «Хезболлы» Хасан Насралла провели в Бейруте переговоры о восстановлении отношений, испорченных отказом палестинского движения поддержать в сирийском конфликте Башара Асада. По данным арабских СМИ, консультации начались еще в конце июня, когда стало ясно, что режим Мохаммеда Мурси, главного покровителя палестинского крыла «Братьев-мусульман», долго не протянет.

Переговоры с «Хезболлой» важны для палестинского движения в первую очередь с точки зрения восстановления контактов с Ираном. После решения «Хамаса» поддержать в Сирии единоверцев-суннитов экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, благодаря которому «Хамас» за последние семь лет превратился в стратегического партнера Ирана и важного регионального игрока, прекратил ежемесячные финансовые выплаты в размере $22 млн, а также поставки оружия в Газу. А руководство «Хезболлы» после закрытия офисов «Хамаса» в Дамаске потребовало, чтобы те прекратили работу и в Бейруте. Таким образом, почти все связи «Хамаса» с «шиитским полумесяцем» (Тегеран-«Хезболла»-Дамаск) были разорваны, а склады оружия «Хамаса» в Газе после декабрьской израильской операции «Облачный столп» остались пустыми.

Иранские оружие и деньги с тех пор направляются в Газу через другое радикальное палестинское движение — «Исламский джихад». Последнее, правда, пока не стало влиятельной силой. Для «Хамаса» же перебои с поставками вооружений стали в последнее время серьезной проблемой. Каир, оказывая движению финансовую и политическую поддержку, не вооружал «Хамас» из-за опасений еще большей дестабилизации на Синайском полуострове. К тому же египетские власти регулярно засыпали туннели на границе Газы — главный канал контрабанды оружия. Новый спонсор «Хамаса» эмир Катара Хамад бин Халифа аль-Тани тоже занял осторожную позицию, ограничившись лишь финансированием строительных работ и зарплат служащим.

Еще до переворота в Египте военное командование «Хамаса» потребовало от главы политбюро «Хамаса» Халеда Машаля восстановить отношения с Тегераном и «Хезболлой». Падение же Мохаммеда Мурси и смена власти в Иране стали решающими аргументами в пользу такого решения. Абу Марзук даже выразил опасение, что Египет оккупирует Газу и восстановит над ней контроль, утраченный после Шестидневной войны 1967 года.

Несмотря на сохраняющиеся между «Хамасом» и Тегераном противоречия по Сирии, для восстановления поставок иранского оружия в Газу сейчас сложились благоприятные условия, считает научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Александр Демченко. «Учитывая слабость центральной власти и серьезные внутренние проблемы, Египет сейчас не может контролировать должным образом основной маршрут таких поставок — через Синай. В то же время у Тегерана нет поводов для беспокойства, что оружие попадет в Сирию, так как перебросить из Газы его довольно трудно»,- заявил «Ъ» эксперт.

Восстановление сотрудничества «Хамаса» и Тегерана сулит головную боль Израилю, где после операции «Облачный столп» стало спокойнее. Жесткие антиизраильские выпады Хасана Роухани и его сближение с руководством Газы грозит еврейскому государству новой волной нападений и терактов.

Мария Ъ-Ефимова
Газета «Коммерсантъ», №138 (5169), 06.08.2013

Источник — kommersant.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1375816020

Наводящая на размышления беседа о событиях в Таксиме

Орхан Памук и Панкай Мишра… Когда эти два имени стоят рядом, вне зависимости от предмета дискуссии статья привлекает внимание читателей. Один — нобелевский лауреат, турецкий романист, другой — известный индийский писатель. Наравне с романами высокий интерес вызывают их публикации на общественно-политическую тематику.

В своих работах они размышляют над проблемами нашего, предшествующего нам и последующего поколений, а также над свойственной нашему миру вечной «литературной дилеммой». Восток — Запад. Модернизм и традиция. Они пытаются найти ответ на вопрос, как остаться Востоком и не повернуться спиной к Западу, ведут бесконечные поиски способа, с помощью которого это возможно, и наилучшего варианта синтеза…

Некоторые утверждают, что романы Орхана Памука «Снег» и «Меня зовут Красный» посвящены постижению методов решения этой дилеммы. Более того, сам Орхан Памук в беседе с Панкаем Мишрой, опубликованной в The New Republic, отмечает: «Оба произведения, «Меня зовут Красный» и «Снег», были написаны через проекцию того, что однажды политический ислам придет к власти».

Говоря о романе «Снег» во вступительной части беседы, Панкай Мишра отмечает одного из героев, который указывает на «ужасное затруднительное положение зажиточного либерала» в Египте и Турции.

Весьма любопытно Панкай Мишра формулирует «идентичность Орхана Памука» как писателя, который в представляющем западный художественный стиль романе (постоянно) обращается к османской истории, истории ислама, и в значительной мере принадлежит к светской элите.

Сомневаюсь, что Панкая Мишру можно считать своего рода индийской версией Орхана Памука, однако, бесспорно, он является одним из достойных внимания интеллектуалов современного мира. Он вошел в объявленный журналом Foreign Policy список «100 крупнейших мыслителей мира». The Economist назвал его «преемником Эдварда Вади Саида», и это может прекрасно сформировать представление о личности и творчестве Панкая. Его опубликованный в 2012 году труд, который был выбран «лучшей книгой, изданной на английском языке, не являющейся произведением художественной литературы», «From the Ruins of Empire: The İntellectuals Who Remade Asia» («Из руин империи: интеллектуалы, которые воссоздали Азию») считается одной из ярчайших работ в этой области, начиная с выхода в свет знаменитой книги Эдварда Саида «Ориентализм».

Источник вдохновения для совместной дискуссии Мишры и Памука — события на площади Таксим. Ознакомившись с ответами Орхана Памука, я с волнением поймал себя на мысли о том, что мои чувства практически идентичны его чувствам.

После первого выступления Тайипа Эрдогана в связи с протестами в Гези в этой колонке в запале я написал следующие строки: «Премьер-министр Тайип Эрдоган сделал свое первое заявление о событиях в защиту парка Гези на площади Таксим, которые до утра не позволили сомкнуть глаз практически всему Стамбулу. У большинства, в том числе и у меня, это заявление, как и многие другие в последнее время, вызвало привычное разочарование».

Дата — 1 июня. Разумеется, никто, ни я, ни Орхан Памук, не знали и не могли знать, что за возникшими в тот день событиями (было неизвестно, как и сколько они будут продолжаться) стоит «процентное лобби», или что это «международный заговор по свержению власти Тайипа Эрдогана и Партии справедливости и развития», что, кроме того, «на самого премьер-министра готовится покушение». Или о расчетах авиакомпании Lufthansa, желающей лишить Стамбул позиции центра воздушного движения, опасаясь, что город может занять место Франкфурта, а, следовательно, Ангелы Меркель и Германии, которые с помощью событий в Гези стремятся нанести удар по Турции. Мы не могли даже представить, что человек, который распространяет весь этот фантастический бред, через непродолжительное время будет назначен Тайипом Эрдоганом в качестве его «главного советника». Мы были не в силах допустить такую вероятность.

Когда после Гези прошло некоторое время, за которое удалось «переварить» произошедшие события и подвести некоторые итоги, интеллектуал такого калибра, как Орхан Памук, дает ответ на следующий вопрос Панкая Мишры: «Возвращаясь к недавним событиям, не кажется ли вам, что консервативные виды политического ислама будут только расти в силу движения миллионов людей в города в период демократизации и наличия у них возможности выражать свои политические предпочтения?»

Орхан Памук отмечает: «Отчасти. Когда какое-либо государство процветает, все сильнее становится чувство индивидуальности. И вы больше не можете им управлять, используя прежние авторитарные способы. Даже если вы контролируете СМИ, как это делает Эрдоган, люди выходят на улицы и протестуют в парке. Политические партии не были способны управлять этим процессом. Если каждый будет знать свои границы (и уважать границы других), то умеренные современные индивиды смогут сосуществовать в одном обществе. Проблема здесь состоит в том, что Эрдоган повел себя как правитель старого типа, правитель 1930-х годов. Он сделает все, он со всем справится. «У меня есть 50%, молчать!» Ну да, у вас есть 50%, но у нас есть 72 миллиона людей, которые не совсем похожи на вас».

Далее турецкий писатель продолжает: «События в Таксиме стали хорошим способом сказать Эрдогану, любому другому будущему лидеру Турции или кому-либо в этой части мира, что в случае, если страна становится богатой и более развитой, лидер может посчитать себя слишком сильным, но люди тоже чувствуют себя сильнее. И, выходя на улицы, отправляясь в парк, они говорят свое «нет». У них может и не быть политической партии или программы, но они выходят и протестуют. Я был очень этому рад. В долгосрочной перспективе, я полагаю, было бы большой ошибкой со стороны Европы использовать события на площади Таксим, с которыми Эрдоган справился так неумело, чтобы вышвырнуть пинками Турцию. Люди на площади Таксим — далеко не все из них были политкорректны — представляли собой индивидуальность новой, возвышающейся Турции. Вы должны смотреть на них и говорить: «Это современные люди, которые разделяют наши ценности и внесут позитивный вклад в идею Европы». Неверно наказывать турецкий народ только для того, чтобы наказать Эрдогана».

Если бы испытавшие затмение разума сторонники Партии справедливости и развития так оценивали Гези, то сегодня Турция находилась бы совершенно на другой позиции. То обстоятельство, что они не оценили произошедшее, как и то, что должно было произойти, а также вызванное ими разочарование по этому вопросу, в значительной мере обусловлены их «культурной бедностью».

В этой связи интересна реакция Орхана Памука по следующему вопросу: «Почему Турция обратилась к исламизму? Существует представление о том, что секуляризация ведет к развитию прогрессивных политических сил и передовых форм искусства, но сейчас Турция, похоже, идет назад и становится все более мусульманской».

Орхан Памук отвечает: «Я бы сказал, что политически и культурно это изменение на самом деле является не настолько глубоким. Возможно, у класса, к которому я принадлежу, больше не осталось политической силы, но я чувствую, что мое поколение обладает культурной силой. И да, может быть, у Турции есть исламистское консервативное правительство, но, с другой стороны, они не настолько сильны в культурном отношении. Не хочу сказать, что культура представлена левыми, но, несомненно, секуляристами».

Аспект, который мы обсуждали два месяца назад в самый первый день протестов в Гези и к которому мы пришли сегодня, отражает далеко идущие последствия рассматриваемых событий. В перспективе едва ли можно будет говорить о каком-либо явлении в Турции, на котором не скажется Гези.

Оригинал публикации: Düşündürücü bir Taksim-Gezi söyleşisi

Опубликовано: 01/08/2013

(«Radikal», Турция)
Дженгиз Чандар (CENGİZ ÇANDAR)

Источник — inosmi.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=137573586

Как создавался «Этноглобус»

Хана Рафаэль, Израиль

 

Краткая биографическая справка: Гюльнара Инандж родилась в Баку в 1962 г. Окончила филологическое отделение Бакинского Государственного Университета. С 1993 года занимается журналистикой. Основные темы — этнические вопросы, этнические конфликты, этнопсихология. Тесно занимается изучением русско-чеченского конфликта, черкесской, курдской тематикой, взаимоотношениями Азербайджана и еврейского лобби Израиля, Ирана, Грузии. Специалист по мотивации и развитию личности. В феврале 2008 г. открыла электронный ресурс — Международный информационно-аналитический онлайн-центр «Этноглобус».

 

      Мы родом с Кавказа… Мы родом из СССР…

Как часто ловишь себя на мысли и задумываешься о том, что же происходит в настоящее время в мире, и особенно в Кавказском регионе? И начинаешь с сожалением ностальгировать о том стабильном ушедшем времени — при советском режиме в советской империи. Чего греха таить, тогда хотя мы и жили при повальном дефиците, но жили интернациональными идеями, и важными аспектами жизни были сплоченность и веротерпимость между народами. Увы, чего не скажешь о том времени, в котором мы сейчас живем.

В настоящее время Кавказский регион считается одним из горячих регионом мира. Что же происходит? Почему люди, ещё вчера называвшие друг друга кунаками и братьями, сегодня враждуют между собой? Захват заложников, взрывы, теракты, ненависть к людям не своей веры…

С интернет-ресурсом  http://www.ethnoglobus.az  я знакома с 2008 г. Открываю страничку сайта, на ней сетка на сине-голубом фоне. В центре название сайта на английском языке — ethnoglobus, под ним актуальные «свежие» темы, слева колонки с разносторонней тематикой: новости, в мире, наука, просвещение, досуг. Провожу небольшой экскурс по сайту и замечаю имена знакомых мне коллег — журналистов: Михаил Агарунов, Фрида Юсуфова, Лев Спивак, Рафаэль Некталов, Арье Гут, Лия Микдаш-Шамаилова. Но более всего меня заинтересовала рубрика «Израиль» и «Хабад ор-Авнер»

Актуальность «Этноглобуса» состоит в том, что здесь обсуждаются открытым текстом острые темы  без прикрас. Сегодня мы в гостях владелицы и директоры Международного информационно-аналитического онлайн-центра «Этноглобус» Гюльнары Инандж. Она любезно согласилась ответить на несколько вопросов.

 

—  Уважаемая Гюльнара, скажите, пожалуйста, как вам пришла идея о создании сайта «Этноглобус»?

 

—  Желание изменить угол взгляда, желание посмотреть на мир глазами разных этнокультур и религий, учиться и учить культуре диалога, открыться миру и выйти из своей этнической квартиры являются базовыми принципами, подтолкнувшими меня на создание электронного ресурса «Этноглобус». Замыкание в начертанном нами узком круге не позволяет нам развиваться, мыслить широко, соответственно стать многогранной личностью, и приводит к деградации человека, ограничивает его действия и поиск более высокого уровня развития и реализации человеческого потенциала.

В результате личностные психологические проблемы переносятся на этническую и религиозную плоскость, провоцируя нетерпимость и пытаясь доказать преимущество одного народа, расы и религии над другим. Создавая «Этноглобус», вся энергия и любовь была направлена на то, чтобы читатели стали частью Вселенной, обогащались разными культурами и религиями. К сожалению, знания людей о других этнокультурах, религиях очень примитивны или вообще отсутствуют. Что в свою очередь приводит к непониманию и трениям.

 

      —  Вы по образованию филолог, но в настоящее время работаете журналистом. Смена профессии это влияние времени?

 

—  Для меня общение с людьми важный элемент жизни. Постоянно во мне жаждало желание разделить с кем-то полученную информацию или накопленный опыт. Если  к этому добавить открытость миру и свободу, то я ее нашла в журналистике. Для меня было важно говорить с читателем. А огромный запас филологических знаний в этом деле хороший помощник.

Кроме журналистики я занимаюсь анализом этнопсихологического сознания, исследованием политических ситуаций. Благо у меня под рукой всегда достаточно много научных материалов, которые публикуются в «Этноглобусе».

 

      — Из кого состоит команда агентства «Этноглобус»?

 

— Мы работаем с учеными, специалистами, исследователями в области этнографии, этнокультуры и этнополитики. Когда мы начинали свою работу, многие по причине неосведомленности считали, что этнография это узкая сфера науки. Но после того как мы развернули свою деятельность, читателям стало понятно, что этнография связана со всеми отраслями науки и деятельности.

 

      — Вот уже более 15 лет как Азербайджан получил независимость. Молодежь из-за того, что в школах не изучается русский язык, практически его не знает. Ваш сайт на русском языке, хотя обхватывает те страны, где этот язык тоже не изучается в школах, это Грузия, Армения и др. страны. Значит «Этноглобус» рассчитан на поколение среднего и старшего возраста?

 

— В Азербайджанских школах изучается русский язык. Кроме того, в нашей стране действует Славянский институт, русские отделения в вузах. Просто после развала Советского Союза с русским языком начал соперничать английский. Мы рассчитываем на разное поколение читателя, особенно на молодежь. Ведь старшее поколение тяжело адаптируется к новым технологиям. А молодежь просто не расстается с интернетом. Это радует и настораживает. Одновременно требует более осторожной и аккуратной подборки и подачи информации с учетом той же этнопсихологии.

 

      — В настоящее время многие народы возвращаются в «лоно религии», как, по-вашему, какие рычаги надо использовать правительству для религиозного воспитания, чтобы религия не втягивала народные массы в радикализм?

 

— Религия — это один из путей поиска человеком самого себя, своего пути в жизни. Во главу жизненных ценностей нужно ставить человеческие качества, любовь и милосердие ко всему созданному Всевышним. Путь к Богу индивидуален. Если человек всей душой привязан к его Создателю, то он во всем окружающем его мире увидит Бога.

Исполнение религиозных обрядов не есть показатель хорошего качества человека. Если верующий плохо воспитан, имеет психологические проблемы, деградированные понятия о мире и Боге, то в результате мы получаем искаженные понятия о религии. Развивается религиозный расизм — не молящийся, значит стоишь на ступени ниже. Каждая религия ставит себя выше и ближе к Богу. Абсурд доходит до того, что течения, толки, секты спорят о своем превосходстве, избранности. Разве человек, признающий Всевышнего своим Создателем, может оспаривать превосходство чего-то или кого-то. Ведь превосходен только Он. Поэтому весь упор следует делать на личностный рост человека с прививанием любви и милосердия всему живому. Нужно учиться и учить терпимости к инакомыслию, научиться оппонировать и принимать оппонирование — без которого нет человеческого роста. Бог создал нас равными, и мы носители божественного начала. Любовь и милосердие — вот что стоит на основе Вселенной и Бога.

Я также специалист по мотивации и развитию личности. По мере общения с людьми понимаю, что в мире дефицит ЛЮБВИ — БОЖЕСТВЕНОЙ ЛЮБВИ. То, что мы называем любовью, это может быть привязанностью, обязанностью, долгом… Отсутствие любви означает отсутствие милосердия, сострадания, терпимости. Нужно учить людей ЛЮБВИ ко всему, что создано Творцом. «Полюби мои создания, во имя Меня», — говорит Всевышний.

 

      — Вы живете в Баку, а деятельность вашего сайта охватывает не только Восточный Кавказ, но и многие страны мира…

 

— За период нашей работы с февраля 2008 года можем гордиться успехами, если нас читают в разных географиях мира. Начиная проект, мы нацелились на русскоязычного читателя в мире, на экспертов, этнографов, историков. Нам было нетрудно добиться доверия среди читателей. Мы искренни, и это главное.

Не позволяем себе предвзятости, демонстрации преимущества одной религии, расы или этноса над другими. «Этноглобус» не диктует условия, свою точку зрения, а предоставляет свободу мышления, говорит со своим читателем. Наша информация не навязчивая, она позволяет задуматься и, сомневаясь, идти вперед. Мы с читателем говорим на равных и свободно. Оставляем пространство для мышления, выхода из этнической квартиры, из своего села, города, страны и открыться во вселенную. Это одна из причин, стирающих географические ограничения наших читателей.

К осени «Этноглобус» будет работать также на азербайджанском и английском языках. Начинаем цикл бессрочных конференций на темы, охватывающиеся в «Этноглобусе».  С самого начало деятельности моего ресурса мы работали совместно со специалистами. Поэтому сейчас в проведении конференции будем консультироваться со специалистами и использовать их знаниями.

 

      — Когда вы создавали информационно-аналитический центр «Этноглобус» вам не задавали вопрос о политической ориентации?

 

— При подготовке к выпуску сайта часто задавали вопрос о нашей политической ориентации. Ответ на этот вопрос для нас ясен — мы рядом со своим государством — Азербайджаном — и интересы нашего государства являются приоритетными в нашей деятельности. Выступать с позиции национальных интересов — выступать в русле государственной политики, что для нашей деятельности является просвещением граждан во всех направлениях жизни, предоставлять им информацию для размышления, при этом не навязывая свою позицию.

Азербайджан исторически отличается своей уникальной толерантностью и терпимостью, что сохранилось даже на современном этапе, когда на самом Западе, который диктует миру свою не совсем полноценную идеологию, люди могут стать жертвой только потому, что этот регион является носителем другого расового кода, со своими обычаями и вероисповеданием. Необходимо сохранить и не позволить исказить принципы толерантности нашему обществу и продемонстрировать эти достижения  мировому сообществу.

Часто недруги нас обвиняют в проазербайджанской пропаганде, что весьма поражает. Для каждого гражданина должно быть честью служить своему народу и государству. Тем более что Азербайджан никогда не покушался и не покушается на независимость других государств, не ведет разрушительную, агрессивную политику. Наша служба государству не базируется на разжигании национальной и религиозной ненависти, нетерпимости, травли, а наоборот воспитывает толерантность, терпимость к инакомыслию, открытость мировым культурам и их сближение.

 

      — Азербайджан граничит с Россией, Грузией, Арменией и Ираном. Насколько внешние силы этих стран влияют на политическую жизнь вашей страны?

 

— Приобретенная Азербайджаном экономическая и политическая независимость должна укрепляться гражданами — носителями культуры исторических демократических традиций, которая проявляется в этнической и религиозной терпимости. Все этнические и религиозные группы, населяющие нашу страну, являются полноправными членами общества. И все иные заявления об ущемлении прав граждан по этническому и религиозному принципам являются ни чем иным как спекуляцией, зачастую подпитываемые внешними силами заинтересованных в разжигании этнического конфликта, с целью расчленения Азербайджана.

Никак иначе нельзя препятствовать укреплению политического и экономического влияния нашей страны, которая щедро одарена Всевышним духовными и материальными ценностями. Постоянно со стороны СМИ, в основном соседних государств, наблюдается попытка травли этнических групп, проживающих в Азербайджане, выступая в роли их защитника. В этих статьях опираются на уже давно устаревшие информации, умышленно закрывают глаза на имеющиеся положительные факты, трактуют ситуацию в Азербайджане в черном цвете, спекулируют этнической и религиозной тематикой в своих целях. Цель очевидна. Очень легко, играя национальными чувствами, развить среди определенной группы ненависть и сепаратизм к государству, где они проживают. Азербайджан достаточно окреп за эти годы и его трудно провоцировать вспышкой сепаратизма. Нашей же целью является представлять нашим пользователям информацию об этнических группах и традиционных для Азербайджана религиях, избегая всякого рода межконфессиональных конфликтов.

 

      — Значит, мост дружбы и толерантности между кавказскими народами берет свое начало именно с Азербайджана?  

 

— Мы уверены в благородстве своей миссии и надеемся, что она послужит ключом для мирного сосуществования через познание друг друга для граждан разных национальностей и вероисповеданий, и не только Азербайджана. Наш сайт налаживает «мосты» между этническими группами, наряду с местным и международным информационным блоком, аналитикой, читатель получает информацию о разных народах, событиях, происходящих в их культурной жизни, что позволяет ознакомиться с объединяющими миролюбивыми постулатами иудаизма, христианства и ислама.

Человек, узнавая о культуре, религии других сумеет обогатить свои знания и духовность и познает всю многогранность того богатства, которую для нас создал Всевышний. Картина пишется из разнообразия соцветий и окрасок, точно так же как и в природе. Бессмысленно пытаться изменить устрой вселенной, где правила установлены Творцом. Нужно только научиться держать кисточку и уметь писать реалии сегодняшних будней.

Добро пожаловать на  наш сайт, где мы учимся жить в мире и согласии с самими собой и окружающими нас людьми.

 

Источник : http://www.stmegi.info/Post.aspx?cn=39&p=7960

Евразийские степные курганы (часть II)

Гумбатов Гахраман,

заслуженный работник культуры Азербайджана

В 1987 году К.Х.Кушнарева еще раз возвращается к этой теме и пишет: «Рядом с Ходжалинским могильником, расположенным на магистральном пути скотоводов, ведущем из Мильской степи на высокогорные пастбища Нагорного Карабаха, была выявлена каменная ограда, окружавшая площадь в 9 га; это, скорее всего, был загон для скота в периоды возможных нападений. Сам факт существования крупного курганного могильника на скотопрогонном пути, а также большое количество оружия в могилах Карабаха указывали на интенсификацию скотоводческого хозяйства и существование в этот период яйлажной формы, способствовавшей накоплению больших богатств. Для  подкрепления этого вывода надо было вернуться в степь для изучения поселений, куда на зимние месяцы скотоводы спускались  с гор. Такие поселения раньше не были известны. В качестве объекта для раскопок было выбрано поселение около большого Учтепинского кургана; здесь была открыта группа небольших землянок-зимников.

 

Отсюда с весны скотоводы перебирались в горы, а глубокой осенью возвращались обратно. И сейчас форма хозяйства осталась здесь прежней, причем часть землянок современных скотоводов располагается на том же месте, где находилось древнее поселение. Таким образом, работами экспедиции был выдвинут и обоснован тезис  о времени сложения отгонного скотоводства и о культурно-хозяйственном единстве степного Миля и горного Карабаха уже в  конце II — начале I тысячелетия до н.э.,   единстве, основанном на общей экономике. Экспедицией установлено, что в древности степь жила многоукладным хозяйством, в оазисах, орошаемых каналами, процветало земледелие и скотоводство; здесь располагались крупные  и небольшие стационарные поселения с прочной сырцовой архитектурой. В пустынных межоазисных районах в зимнее время обитали скотоводы; они создавали недолговечные поселения другого типа- землянки, которые с весны до осени пустовали. Между обитателями этих функционально-различных поселений осуществлялись постоянные экономические связи». (К.Х.Кушнарева. Значение азербайджанской (оренкалинской) экспедиции для археологии Кавказа. Академия наук СССР. Краткие сообщения института археологии, 1987 год, выпуск 192.)

В статье «Ходжалинский могильник» К.Х.Кушнарева пишет: «Ходжалинский могильник является памятником уникальным. Взаимное расположение различных типов курганов и анализ археологического материала указывает на то, что могильник этот создавался постепенно, в течение многих столетий: самые ранние из имеющихся здесь курганов—малые земляные—датируются последними веками II тыс. до н. э.; курганы с каменными насыпьями—VIII—VII вв. до н… Он должен рассматриваться в тесной связи с другими памятниками предгорных, горных, а также степных районов Армении и Азербайджана. И такая постановка вопроса правомерна, если учесть специфику формы хозяйства, которая сложилась в этих районах к концу II тыс. до н. э. Речь идет о полукочевом скотоводстве. Древнейшими путями, по которым осуществлялись культурные связи племен, обитавших в степных и горных районах, служили главные водные артерии (в Карабахе—Тертер, Каркар-чай, Хачин-чай), вдоль которых, как правило, группируются ныне археологические памятники; по этим же путям шло (как и в настоящее время) ежегодное передвижение кочевников-скотоводов.

Весь облик самих курганов, а также особенности инвентаря характеризуют племена, создавшие этот памятник, как скотоводческие. Курганы-гиганты, в которых хоронились вожди племен, могли возникнуть лишь в результате коллективных усилий большого объединения людей. Расположение памятника на древней кочевой магистрали позволяет думать, что этот комплекс создавался постепенно скотоводческими племенами, передвигавшимися по ней ежегодно со своими стадами. Такое предположение может скорее всего объяснить грандиозные размеры могильника, который не мог быть воздвигнут обитателями какого-нибудь одного ближайшего поселения». (К.Х.Кушнарева. Ленинград. 1970)  hpj.asj-oa.am/1532/1/1970-3(109).

Для нашей темы весьма интересен факт находки в ходжалинском могильнике бронзового наконечника «свистящей» стрелы. В статье «Ходжалинский могильник» К.Х.Кушнарева пишет об этом следующее: «Погребальный инвентарь крупных курганов весьма разнообразен и многочислен. Здесь мы встречаем вооружение и облачение воинов, украшения, керамику. Например, бронзовые стрелы имеют маленькое сквозное отверстие, служившее скорее всего для усиления звука при полете. Находки аналогичных стрел в других местах Закавказья (Джалал оглу, Борчалу, Муганская степь-Г.Г.) сопровождаются уже железными предметами. Мингечаурский материал из грунтовых погребений позволяет отнести эти стрелы к третьей, наиболее поздней разновидности и датировать их концом бронзы—началом железа. Литые четырехгранные стрелы повторяют форму более древних костяных стрел». (К.Х.Кушнарева. Ленинград. 1970)  hpj.asj-oa.am/1532/1/1970-3(109).pdf‎

По мнению специалистов древние тюрки с давних времен применяли так называемые «стрелы свистульки». У такой стрелы, чаще всего, на древке, ниже наконечника, имелась костяная свистунка в виде шарика, удлинённой или биконической гранёной формы, снабжённая отверстиями. Более редкий вид — это цельные со свистунками наконечники, имеющие в основании выпуклые полости с отверстиями или внешне схожие с костяными вытянуто-округлые железные полости с отверстиями на месте шейки. Считают, что назначение свистящих стрел — устрашение противника и его лошадей. Есть сведения, что такими стрелами указывали направление обстрела и давали другие команды. С освоением тюрками верховой езды и конного боя в рассыпном строю их основным оружием поражения противника на расстоянии стали лук и стрелы. Именно с того времени, когда воины стали, прежде всего, конными лучниками, символическое значение данного вида оружия неизмеримо возросло. Изобретение сигнальных стрел-свистунок с костяными шариками и отверстиями, издающими в полете свист, способствовало появлению иного символического значения у таких стрел. Согласно легенде наследник престола хуннского шаньюя использовал эти стрелы для воспитания своих воинов в духе беспрекословного подчинения. Всем, кто пустит стрелу «не туда, куда свистунка летит, отрубят голову». В качестве объектов для стрельбы он поочередно выбирал своего коня, «любимую жену», коня своего отца, правящего шаньюя Туманя, пока не добился от своих воинов полного послушания, и смог направить стрелу в отца, убить его, совершить переворот, казнить мачеху и брата и захватить власть. Свистунка стала своего рода символом преданности воинов военному вождю.

Российский исследователь В.П. Левашова пишет: «Особенно интересны шумящие и свистящие стрелы. Их наконечники имеют прорези в лопастях пера, и такая стрела, с винтообразно посаженным оперением древка, летела, вращаясь вокруг своей оси, а воздух, проходя сквозь отверстия, производил шум. Такие стрелы были исключительно боевыми, и шум, производимый ими, пугал конницу врага. Китайские летописцы говорят об этих стрелах-свистунках как о вооружении тюркских народов, что подтверждается многочисленными находками их в погребениях алтайских тюрок VII-VIII вв.». (В.П. Левашова. Два могильника кыргыз-хакасов. // МИА № 24. Материалы и исследования по археологии Сибири. Т. 1. М.: 1952. )

http://kronk.spb.ru/library/levashova-vp-1952.htm

Можно предполагать, что бронзовый наконечник стрелы с отверстием, найденный в Ходжалинском могильнике на два тысячелетия старше аналогичных хуннских стрел.

Как известно в исторической науке до сих пор дискутируется вопрос об этноязыковой принадлежности племен-носителей курганной культуры. Одни исследователи приписывают ее индоевропейским племенам, другие связывают ее со «степными иранцами», третьи — с хуррито-урартскими, кавказско-картвельскими и, возможно, пранахско-дагестанскими племенами и т.д.

Этнокультурное различие погребальной обрядности южнокавказского населения (прототюрки), наиболее яркое отражается именно в курганных захоронениях.  В этом мы можем убедится сравнивая основные черты и детали погребальной обрядности вышеупомянутых народов и племен (иранцы, пранахо-дагестанцы, правайнахцы, хуррито-урарты, кавказо-картвелы и др.) отраженных в синхронных археологических материалах.

Например, по мнению некоторых исследователей у предков современных северо-кавказских народов (чеченцы, ингуши)  в древности были разнообразные погребальные сооружения (каменные ящики, склепы, ямы, перекрытые каменными плитами — в горах; ямы, перекрытые деревом, гробницы, сложенные из бревен и перекрытые деревом — в предгорьях), которые были широко распространены здесь с III тыс. до н.э. (http://zhaina.com/history/page,7,125-vajjnakhi-i-alany.html)

Дагестанские народы, издревле проживающие на севере Южного Кавказа в основном хоронили своих сородичей в грунтовых ямах. Например, дагестанский исследователь Бакушев М.А. пишет: «Проведенное изучение погребальных комплексов показывает, что ведущим типом погребального сооружения на территории Дагестана в исследуемый период (III в. до н.э.-IV в. н.э. –Г.Г.) являлась простая грунтовая могила (яма), иногда окруженная кольцом или полукольцом из камней, иногда с частичной обкладкой могилы камнем, нередко с перекрытием из каменных плит. Грунтовые ямы представлены двумя основными в плане формами —  широкими овальными и прямоугольными и узкими удлиненно-овальными и удлиненно-прямоугольными…Среди погребений местных племен встречаются так называемые вторичные и расчлененные. Как отмечалось, исследователями не даны весомые объяснения этой обрядности, не определена ее религиозно-идеологическая основа, что обусловлено, прежде всего, трудностью интерпретации остеологических остатков, наблюдаемых в археологической практике. Предложенное в работе понимание вторичных захоронений предполагает и осуществление особых погребальных и иных обрядов и обычаев, таких как выставление трупа, изоляция немощных и последующее их захоронение, связь с обрядом вызова дождя, с перезахоронением умершего и т.д., что находит некоторое подтверждение в этнографических материалах, в сведениях письменных источников. Обряд же расчлененного погребения наблюдается в единичных случаях и, как думается, в первую очередь, связан с человеческим жертвоприношением (что исключает термин «погребение»), а также с особыми обстоятельствами смерти или качествами конкретного человека, к которому была применена подобная процедура, не входящая собственно в понятие «погребальный обряд». К этому же типу относятся и погребения отдельных человеческих черепов, встреченные в некоторых погребениях могильников Дагестана, в которых нашли отражение, с одной стороны, человеческие жертвоприношения социально зависимого человека, а, с другой, представления о голове как «вместилище души»». (М.А.Бакушев.Погребальный обряд населения Дагестана албано-сарматского времени :III в. до н.э.-IV в. н.э. Махачкала. 2006.) http://www.dissercat.com/content/pogrebalnyi-obryad-naseleniya-dagestana-albano-sarmatskogo-vremeni-iii-v-do-ne-iv-v-ne

О погребальном  обряде иранцев написано очень много книг и специальных статей. Например, известный российский ученый  Л. С. Клейн утверждает, что курганные захорения резко отличаются от иранских, так как не имеют ничего общего с типично иранской заботой «о предохранении мертвых от соприкосновения с землей…Вообще преобладающие погребальные обычаи маздаистского характера у иранцев исторического времени это «башни молчания», астоданы, оссуарии, скармливание покойников собакам и птицам, срезание плоти с костей и т. п.» (Л. С. Клейн Древние миграции и происхождение индоевропейских народов Санкт-Петербург. 2007)

Известный российский исследователь И.В.Пьянков на примере бактрийцев подробно описывает погребальный обряд древних иранцев. Он считает, что у всех древних иранцев до принятия ислама был единый обряд захоронения умерших родичей и пишет об этом следующее: «Является ли погребальный обряд бактрийцев и их соседей каким-то исключительным, изолированным феноменом или представляет собой частный случай более широко распространённой, этнически обусловленной посмертной обрядности? Я уже пытался дать ответ на этот вопрос в своих предшествующих работах поэтому ограничусь здесь лишь кратким пересказом полученных мною результатов. Обряд «выставления», когда труп выставляли на открытом месте, чтобы собаки или птицы оставили от него лишь голые кости, являлся важнейшим определяющим признаком обширной этнической общности, известной в античных источниках ахеменидского и эллинистического времени как Ариана. Основными народами Арианы являлись бактрийцы и согдийцы на севере, арахоты, заранги и ареи (северная часть их области ко времени написания Аристобулом своего сочинения административно вошла в состав Гиркании) на юге. На протяжении первой половины и середины I тыс. до н.э. центральные иранцы активно расселялись во всех направлениях, сохраняя свои обычаи и обрядность. На западе такими выселенцами были маги, укоренившиеся в Мидии в качестве одного из её племён…Археологически обряд «выставления» фиксируется полным отсутствием могильников и частыми находками в пределах поселений — в мусорных ямах или в развалинах старых строений — отдельных человеческих костей, обглоданных животными. Иногда встречаются скорченные погребения в ямах под полами домов или во дворах. Потомки носителей культур этого круга продолжают придерживаться своего погребального обряда и позже, вплоть до распространения ислама, хотя теперь у некоторых из них наблюдается стремление как-то сохранить очищенные кости своих покойников: так появляются оссуарии и мавзолеи…Почти все без исключения исследователи видят в обряде «выставления» и разных его проявлениях в Средней Азии признаки зороастризма или, по крайней мере, «маздеизма». Многочисленные нестыковки и различия относят за счёт «неортодоксальности», периферийного положения среднеазиатского зороастризма. Сходство зороастрийского похоронного обряда с описанным здесь бактрийским в основных моментах действительно велико…У бактрийцев и других центральных иранцев, судя по археологии, для каких-то категорий покойников существовал особый способ захоронения — скорченные трупоположения в ямах под полом дома и во дворах. В «Видевдате» и у поздних зороастрийцев этот способ превратился во временное захоронение, допустимое, но чреватое осквернением почвы и дома…Конечно, в страны бактрийцев и других центральноиранских народов проникал и собственно зороастрийский погребальный обряд, т.е. обряд, свойственный каноническому зороастризму, выработанному в среде магов (другого зороастрийского канона мы не знаем). Хорошо известно, что маги выполняли жреческие функции у этих народов в эпоху Ахеменидов, а затем при Аршакидах и Сасанидах — в той мере, в какой эти народы входили в пределы соответствующих держав. Да и за их пределами, например, у согдийцев поздней древности маги с их храмами огня играли большую роль. Но погребения, совершённые в Средней Азии по обряду магов, нелегко отличить по археологическим материалам (по которым только и можно о них судить) от погребений, совершенных в соответствии с дозороастрийскими народными обычаями (как уже было отмечено, даже реальный погребальный обряд сасанидских персов, у которых зороастризм магов был государственной религией, практически не отличался от погребального обряда древних бактрийцев). Возможно, что об усилении влияния зороастризма магов в центральноиранском этническом ареале свидетельствует появление там (в наименьшей мере — в Бактрии) оссуариев (хумов и простых ящичных, не статуарных). Приход Спасителя и будущее воскресение предусмотрены учением самого Зороастра, а гарантией индивидуального воскресения являются кости умершего, которые поэтому нуждаются в более бережном отношении. Другим важным признаком служит появление дахм классического типа в сасанидское, а на востоке — в кушано-сасанидское время. Итак, бактрийский обряд «выставления» является специфической чертой, важным этноопределяющим признаком центральноиранских народов — этнической общности, которую можно называть и «народами Арианы», «авестийским народом» и т.п. На основе этого обряда сформировался зороастрийский обряд. Но откуда взялся сам бактрийский обряд, столь резко отличающийся от погребальной обрядности других иранских народов? К востоку от Бактрии, в горных областях от Гиндукуша и Памира до Кашмира обитали автохтонные племена, которых индоиранцы, а вслед за ними и греки называли «каспиями». Их предки — создатели культур горного неолита в этих местах — стали одним из важнейших субстратов при формировании бактрийцев и родственных им народов, носителей более поздних культур Средней Азии. Погребальный обряд каспиев, описанный Страбоном (XI, 11, 3; 8), по его же словам, почти не отличался от бактрийского, и только исконный, первобытный смысл этого обряда, связанный с тотемистическими воззрениями, здесь предстаёт совершенно открыто: блаженным считался тот, чей труп растащен птицами (это особенно благоприятный знак) или собаками. Особо отмечается (Val. Flacc. VI, 105), что собак каспии хоронят с теми же почестями, что и людей, в «могилах мужей».

(И.В. Пьянков. О погребальном обряде бактрийцев.// Центральная Азия от Ахеменидов до Тимуридов: археология, история, этнология, культура. СПб: 2005).

Таджикский исследователь из Санкт-Петербурга Д. Абдуллоев пишет: «Согласно учению пророка Заратуштры, смерть — это зло, поэтому труп считался наделенным нечистой силой. В зороастризме категориче­ски запрещалось погребение человека в земле, т. к. тело, соприкасаясь с землей, могло осквернить ее. Трупосожжение также не допускалось, т. к. огонь и воздух, как вода и земля, для зороастрийцев были священны.В дошедшей до нас части священной книги Авесты, Видевдат говорится, что зороастрийский погребальный обряд был поэтапным и для каждого этапа существовали специальные по­стройки. Первая постройка — «ката», где оставляли труп в тех случаях, когда было невозможно сразу перенести его на «дахму». В «дахме» выставляли труп на растерзании птицам и хищникам. Кости оставались в «дахме» год, после чего они становились чистыми.

 

Тогда их собирали и помещали в «астадан» — костехранилище. В этом состоял третий и последний этап погребального обряда зороастрийцев, которые ве­рили, что сохранение костей необходимо для грядущего воскрешения мертвых. Практиковался и другой способ отделения мягких тканей от костей. Так, китайские пись­менные источники сообщают, что за городскими стенами Самарканда проживала группа людей, державших обученных собак, которые пожирали плоть мертвецов. Вместе с тем, отделение мягких тканей от костей производилось также людьми с помощью ножа или других острых предметов. Автор X в. Наршахи пишет, что правитель Бухары, Тогшода скончался во время приема у наместника халифа в Хорасане, после чего его приближенные очистили мягкие ткани по­койного от костей, поместили их в мешок и забрали с собой в Бухару. Эти сведения подтверждаются археологическими данными. Так, процесс отделения мягких тканей от костей покойника представлен на настенной росписи из Кара-тепе вблизи г. Термеза. Здесь был изображен сидящий человек под аркой, который в правой руке держит нож, а в левой — очищенный череп человека. Возле него лежит труп, растер­занный собаками». (Д. Абдуллоев. Зороастрийские реликты, представленные в археологических материалах. Культуры степной Евразии и их взаимодействие с древними цивилизациями. // Книга 2. CПб: ИИМК РАН, «Периферия». 2012).http://kronk.spb.ru/library/2012-spb-ksea2.htm

По мнению Б.Б.Пиотровского южные соседи прототюрков — урарты также соблюдали принцип не осквернения трупами земли и хоронили своих сородичей в искусственных пещерах в скалах. Вот, что Б.Б.Пиотровский пишет об урартийском обряде захоронения в книге «Ванское царство (Урарту): «К числу погребальных относится комплекс скальных помещений, открытых в 1916 г. А.Н. Казнаковым в Ванской крепости, около арсенала. Проем с углублением для дверной оси во внутренней его части вел в квадратное помещение около 20 кв. м площадью и высотой в 2,55 м. В левой от входа стене помещения на некоторой высоте от пола находился вход в две небольшие комнаты. Первая из них, прямоугольная в плане (длиной 4,76 м, шириной 1,42 м, высотой 0,95 м), в которой можно передвигаться только ползком, имела плоский потолок, а следующая – куполообразный. Вторая комната оказалась весьма интересной; на уровне пола соседней комнаты она имела вырез для закрепления плиты, служившей ей полом и перекрывавшей подполье, из которого вел ход в небольшую камеру (шириной 1,07 м, высотой 0,85 м), принятую исследователем за тайник. Характер этих небольших помещений позволяет присоединиться к мнению А.Н. Казнакова, считавшего описанную им ванскую искусственную пещеру погребальной. Саркофаг в ней находился, по-видимому, в подполье, в то время как в «Большой пещере», «Ичкала» и «Нафт-кую» саркофаги могли устанавливаться на возвышениях…При раскопках одного участка Топрах-кале было найдено большое количество костей животных и людей, причем у человеческих костяков отсутствовали черепа. Леман-Гаупт высказал предположение, что тут складывались трупы принесенных в жертву богу Халди людей, головы которых хранились в особом месте. Урартские памятники подтверждают существование человеческих жертвоприношений. На урартской печати, принадлежащей К.В. Тревер и происходящей из Хайкаберда, изображен жертвенник, около которого лежит обезглавленное человеческое тело; тщательно отмеченные ребра дают основание полагать, что с туловища содрана кожа. В перечне богов из «Мхер-Капуси» упоминаются ворота, Халди и боги ворот Халди. Под воротами бога в урартских текстах подразумеваются ниши в скалах. Ниши эти имеют иногда три уступа, как бы три ниши, высеченные одна в другой, что должно было соответствовать трем ведущим в скалу дверям, поэтому и название этих ниш в клинописи выписывается часто с суффиксом множественного числа. По религиозным верованиям, через эти двери выходило божество, находящееся в скале… В вопросе о значении Урарту для истории Закавказья мы должны исходить не только из установления генетических связей современных народов Кавказа с древним населением Ванского царства, но и из того значения, какое имело Урарту для развития культуры народов Кавказа…Культурное наследие урартов перешло не только к их наследникам, армянам, государство которых выросло непосредственно на территории Ванского царства, но и к другим народам Кавказа». (Б.Б.Пиотровский. Ванское царство (Урарту)1959 год).

      Таким образом, археологические данные (наскальные рисунки, каменные загоны, циклопические крепости, курганная культура и др.)  позволяет нам утверждать, что истоки древнетюркского этноса связаны с Южным Кавказом и  юго-западным Прикаспием, и предками азербайджанцев являются прототюрки, создавшие вышеуказанные археологические культуры.