Евразийские степные курганы (часть I)

Гумбатов Гахраман, заслуженный работник культуры Азербайджана

 

Курганные погребения. Большинство ученых считают, что при решении проблем этнической интерпретации археологических памятников наиболее перспективным является анализ погребального обряда, так как он относится к наиболее консервативным и устойчивым элементам культуры.

         Наиболее распространенным  на Южном Кавказе древнейшим типом погребения  являются курганные погребения.

 

Известный советский археолог М.И.Артамонов пишет об евразийских степных курганах следующее: «курганы — земляные насыпи, тянущиеся цепочками по сыртам и водоразделам и чётко вырисовывающиеся на горизонте, в какую бы сторону вы ни смотрели. Одни из них еле возвышаются над окружающей местностью, другие, наоборот, поднимаются конусовидной или полушаровидной горой, достигающей иногда 20-25 м в высоту и сотен метров в окружности. Это надмогильные сооружения древних обитателей степей, в течение столетий противостоящие разрушительным силам природы и только теперь уступающие дружному натиску бульдозеров, могучих многолемешных плугов и других современных машин, брошенных в наступление на девственные участки степи, до сих пор остававшиеся недоступными для земледелия. Много курганов бесследно исчезло с лица земли, но немало их было раскопано и с научной целью — для изучения истории евразийских степей. Обычай обозначать могилы земляными или каменными насыпями существовал в течение длительного времени у разных народов. Древнейшие курганы евразийских степей датируются ещё 3-м тысячелетием до н.э. — медным веком археологической периодизации. Позднейшие относятся ко времени татаро-монгольского господства, т.е. к XIII-XV вв. н.э. Одни из курганов представляют собой коллективные кладбища с десятками по большей части разновременных погребений. Эти курганы образованы путём многократных подсыпок и, несмотря на бедность находящихся в них погребений, иной раз достигают огромной величины. Другие курганные насыпи обозначают отдельные могилы, и их величины находятся в прямой зависимости от знатности и богатства погребённого». (М.И.Артамонов. Сокровища скифских курганов в собрании Государственного Эрмитажа.// Прага — Л.: 1966.). http://kronk.spb.ru/library/artamonov-mi-1966-01.htm

Российский археолог Н. И. Шишлина пишет: «некоторые народы, облюбовав речные долины извилистых степных рек и богатые ароматными травами широкие степные водораздельные пастбища, остались там навсегда. Они создали новую экономическую систему — подвижное кочевое скотоводство, основанное на использовании всех природных ресурсов, развитии животноводства, ремесленного производства, многоуровневой системе связей. Свидетели этих событий — тысячи курганов — основные общественные постройки, ставшие для постоянно кочующих племен настоящими храмовыми комплексами.». (Н. И. Шишлина. Северо-Западный Прикаспий в эпоху бронзы (V — III тысячелетия до н.э.). М. 2009)

А.А.Формозов пишет о курганах следующее: «Раскопки показали, что курганы это не просто кучи земли, наспех набросанные над прахом умерших, а остат­ки весьма своеобразных и достаточно сложных архитек­турных сооружений. Первоначально они были сложены из дерна, нарезанного кирпичами. Применялся и камень. Холм иногда опоясывало кольцо из вкопанных верти­кально плит, так называемый кромлех. Шло в дело и де­рево. Отмечаются следы истлевших столбов, плахи, обли­цовка насыпи досками. Воздействие дождей, ветра, рас­пашки все это сгладило. В ряде мест встречаются и каменные изваяния, стояв­шие некогда на вершинах курганов. Это не объемные скульптуры, а так называемые ан­тропоморфные стелы — плиты камня с намеченной высту­пом головой и в нескольких случаях с показанными грави­ровкой или рельефом чертами лица, руками, оружием, бу­лавой иди топором, поясами и ожерельями. Должны были произойти крупные сдвиги в мировоззрении людей для то­го, чтобы появились первые памятники человеку — курга­ны и каменные изваяния (даже если статуи изображали богов, все равно им придавали человеческий, а не звери­ный облик). Позднейшие каменные бабы южнорусских степей — скифские и половецкие — в какой-то мере восхо­дят к далеким прототипам. На некоторых скифских изва­яниях так же своеобразно переданы черты лица — в виде буквы Т, показаны пояса и оружие. Это, конечно не натуралистические детали, а атрибу­ты, указывающие на место изображенного в обществе. Знаками власти были и булавы и декоративные топоры. Пояс же фигурирует в числе царских атрибутов в скиф­ской легенде, приведенной Геродотом. (А. А. Формозов.  Древнейшие этапы истории Европейской России. Москва. 2003).

 

По словам российского автора Г.В. Длужневской «тюркоязычные народы Саяно-Алтая и Южной Сибири, рассматривавшие смерть как трансформацию способа существования, как переселение человека в новую среду обитания, соответственно не считали её прекращением «бытия» человека, и с момента смерти человека начиналась подготовка к переселению его в «другую землю», где жизнь, с определённой спецификой, продолжалась по образцу земной. Исходя из этого умершего снабжали всем необходимым для предстоящего переселения и жизни в ином мире: одеждой, посудой, орудиями труда, то есть сопроводительным инвентарём, едой и, наконец, сопровождающим животным. При подборе вещей учитывали пол, возраст, социальное положение и даже род занятий умершего». (Г.В. Длужневская. Погребально-поминальная обрядность  енисейских кыргызов и шаманский погребальный обряд тюркоязычных народов Саяно-Алтая и Южной Сибири. // Жречество и шаманизм в скифскую эпоху. СПб: 1996.)

Российский исследователь В.С. Бочкарёв считает, что в древности скотоводческие общности занимали огромные территории. Об огромных размерах территорий  занятых ското­водами древними скотоводами. В.С. Бочкарёв пишет следующее:  «Нередко они простираются на тысячи километров. По площади своих ареалов они превосходят любую из земледельческих археологических культур Европы того времени. Судя по всему, отмеченная особенность скотоводче­ских археологических культур объясняется чисто хозяйственными причинами. Очевидно, для выпаса скота требовалось гораздо больше земли, чем для выращивания зерновых. К этому еще следует добавить, что грани­цы скотоводческих археологических культур не были постоянными. Со временем они менялись и, как правило, в сторо­ну расширения… Расширение или, напротив, сужение ареалов скотоводческих АК происходило и по другим причинам, что могло быть вызвано самим характером хозяйственной деятельности этих культур. Как известно, скотоводство и, особенно, его специализированные формы, весьма зависели от ок­ружающей природной среды. Существенные изменения этой среды (длительные засухи, суровые продолжительные зимы и т. д.) немедленно сказывались на экономике и, в конечном итоге, на демографии местного насе­ления. Причем резкое ухудшение или, напротив, улучшение ситуации зачастую приводило к од­ним и тем же последствиям — к перемещению населения на новые земли…В скотоводческих обществах война была обычным средством разрешения противоречий. Особенно часто она использовалась для решения земельных споров и дележа скота. Вынужденные переселения скотоводческих общин приводило к смешению их культур и к размыванию отчетливых границ между ними». (В.С. Бочкарёв «О некоторых характерных чертах эпохи бронзы Восточной Европы». Сб. «КУЛЬТУРЫ СТЕПНОЙ ЕВРАЗИИ И ИХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ДРЕВНИМИ ЦИВИЛИЗАЦИЯМИ» Санкт-Петербург. 2012.)

 

Б.Б.Пиотровский в статье «Археология Закавказья» пишет: «В Закавказье большинство из раскопанных древних памятников представляет собой могильные сооружения и, изучая их, мы получаем некоторую возможность судить о древних погребальных обычаях и верованиях в загробную жизнь. Основные два вида этих памятников — курганы и каменные ящики, без перекрывающей их курганной насыпи (большинство археологов считают, что в каменных ящиках хоронили своих близких далекие предки северокавказцев-Г.Г.)».(Пиотровский Б.Б. Археология Закавказья (с древнейших времен до I тысячелетия до н. э.). Ленинград. 1949)

Курганы  Южного Кавказа являют собой разительный контраст погребальному обряду синхронных ранне­земледельческих обществ, где мертвые оставались в пределах своего поселка, даже своего дома, а если и выносились за их пределы, то оставались вблизи стационарного поселения на стационарном же некрополе и не требовали столь специфических памятников.

Необходимо отметить, что курганы были не просто насыпями над могилами. Они были своеобразными храмами. С их появлением религиозная жизнь выходит за пределы поселений. У курганов собирались общины, чтобы почтить память умерших, принести жертвы богам, произвести праздника, решить важные дела. Курганы через чествования предков олицетворяли для степняков их исконную связь с определенной территорией. Возвышаясь над степными просторами, они обозначали территории расселения скотоводов и пути их передвижения. Каменная или земляная насыпь кургана символизировала сферическую форму купола неба.

На вершине многих курганов устанавливались вертикально камни, напоминали человеческую фигуру, а впоследствии антропоморфные скульптуры.

С. А.Плетнева в книге о кипчаках-половцах пишет: «В целом обряд у всех этих этносов (огузы, кипчаки, печенеги-Г.Г.) был единым: основной задачей, стоявшей перед родственниками, было обеспечение умершего на том свете всем необходимым (в первую очередь конем и оружием). Отличия заключались в деталях обряда: ориентировке умершего головой на запад или восток, погребении с ним полной туши коня или его чучела (головы, отчлененных по первый, второй или третий сустав ног, набитой сухой травой шкуры с хвостом), погребении одного чучела без покойника, размещении коня относительно умершего. Некоторые различия наблюдаются и в форме могильной ямы и, наконец, насыпи кургана. В  настоящее время мы, как мне представляется, можем уверенно говорить, что печенеги хоронили под небольшими земляными насыпями или сооружали «впускные» могилы в насыпи предыдущих эпох, обычно только мужчин, головами на запад, вытянуто на спине. Слева от покойника укладывали чучело коня с отчлененными по первый или второй сустав ногами. Вероятно, они же хоронили в древние насыпи и чучела коней (без человека), создавая таким образом поминальные кенотафы. Гузы в отличие от печенегов устраивали перекрытие над могилой для помещения на него чучела коня или же укладывали чучело на приступке слева от покойника. Кипчакский обряд первоначально, видимо, сильно отличался от двух предыдущих. Курганы у них насыпались из камня или обкладывались им, умершие укладывались головами на восток, рядом с ними (чаще слева) также головами на восток помещали целые туши коня или же чучела, но с ногами, отчлененными по колена. Следует особо отметить, что кипчаки хоронили с почестями как мужчин, так и женщин и тем, и другим ставили затем поминальные храмы со статуями….Погребальный культ принадлежит к древнейшим формам религии. Несмотря на то что способы обращения с  умершим зависели, как правило, от возраста, пола и особенно от его общественного положения, половецкий погребальный обряд отличается вполне определенными чертами, позволяющими нам говорить о связанных с погребальным ритуалом верованиях. Он характеризуется, как мы знаем, захоронением покойника с тушей боевого коня или с его чучелом: головой, ногами, хвостом и шкурой, набитой соломой. Конь обычно взнуздан и оседлан, умерший — вооружен и погребен с необходимыми знаками отличия (украшениями, котелком, запасом пищи и пр.). После исполнения всех ритуалов, связанных с сооружением могилы, ее засыпали и над ней сооружали земляной или каменный курган». (С.А.Плетнева. Половцы. Москва. 1990).

По словам С.А.Плетневой у всех древних тюркских народов идея погребального обряда заключалась «во-первых, в уверенности, что у каждого человека есть душа; во-вторых, что эта душа нуждается после смерти в том же окружении, какое было у человека при жизни. Поэтому в могилы помещалось довольно много вещей: столько, сколько могли положить туда оставшиеся на земле родичи. Очевидно, потусторонний мир представлялся им простым продолжением настоящего». (С.А.Плетнева. Половцы. Москва. 1990).

Известный российский археолог К.Ч.Кушнарева пишет: «Чем вызвано столь широкое распространение в восточной части ареала куро-аракской культуры курганного обряда захоронения, сказать с опреде­ленностью трудно. Известно, что этот обряд в Вос­точном Закавказье появился рано, не позднее эне­оолита». (Кушнарева К.Х. Эпоха бронзы Кавказа и Средней Азии. М.1994).

Французский археолог Бертиль Лионе в статье «Археологическая разведка и раскопки в Западном Азербайджане: изменения видов поселений и отношение к окружающей местности с неолита до эпохи бронзы» пишет: «В 2006 мы обследовали 9 курганов могильника эпохи позднего халколита, обнаруженного в Союг Булаге (Акстафинский район). Мы нашли исключительно богатое захоронение с медным кинжалом, каменным скипетром, черепом копытного животного и более 150 бусинами из камня и металла (золото, серебряные сплавы, лазурит, сердолик и т. д.). В другом захоронении было найдено медное шило и 3 кольца, содержащих сплав серебра, в то время как другой курган содержал несколько других видов бусин…Открытие могильника в Союг Булаге не только отодвигает возникновение курганных захоронений в Закавказье на более чем тысячу лет назад, но также и может служить доказательством существования в то время мигрирующих групп населения». (Бертиль Лионе. Археологическая разведка и раскопки в Западном Азербайджане: изменения видов поселений и отношение к окружающей местности с неолита до эпохи бронзы. Международный симпозиум Баку, 1-3 апреля 2009 года.)

 

Курганная культура появилась на Южном Кавказе свыше шести тысяч лет тому назад, примерно, в первой половине IV тысячелетия до н.э., синхронно с появлением в этом регионе яйлажного скотоводства, и просуществовала до распространения на Кавказе новой религии-ислама (VІІІ век).

Родовые кладбища скотоводов обычно приурочены к определенным местам, чаще всего к зимникам, которые могли располагаться далеко от сезонных стоянок. Поэтому для некоторых древних культур находки, сделанные при раскопках могил, являются практически единственными материалами для реконструкции их образа жизни, определения времени и историко-культурного облика. Сооружая могилу, древние люди имели в виду жилище для своего сородича, ушедшего, по их представлению, в загробный мир. Как правило, курганы располагаются группами, часто довольно большими (до нескольких сотен). Такие группы курганов называются могильниками. В своем первоначальном значении тюркское слово «курган» — синоним слова «городище», а точнее — крепость. (Я.А. Шер. Археология изнутри. Кемерово.2009.) http://www.archaeology.ru/ONLINE/Sher_frafmenty/Sher_frafment_3a.htm

Известный итальянский учёный Марио Алинеи пишет: «Традиция возведения курганов на могилах всегда была одной из самых характерных особенностей алтайских (тюркских- Г.Г.)  степных кочевых народов, от их первого исторического появления до позднего Средневековья. Как известно слово курган не русского, не славянского, и не индоевропейского происхождения, а заимствование из тюркских языков. Слово курган ‘погребальная насыпь’, проникло не только в Россию, но и во всю Юго-Восточную  Европу (Русс. kurgán, Укр. kurhán, Белорусс. kurhan, Пол. kurhan, kurchan, kuran ‘насыпь’; Рум. gurgan, Диал. Венг. korhány), и  является заимствованием  из Тюркского: Др. Тюрк. курган ‘укрепление’, Тат., Осм., Кум. курган, Кирг. и Джагат. korgan, Каракир. korqon, все от Тюрко-Тат. kurgamak ‘укреплять’, kurmak ‘возвести’. Область распределения его в Восточной Европе близко соответствует области распространения Ямной или Курганной культуре в Юго-Восточной Европе». (Mario Alinei.                Paleolythic continuity of Indo-European, Uralic and Altaic populations in Eurasia.) http://rugiland.narod.ru/index/0-1323

Советский археолог С.С.Черников еще в 1951 году писал: «курганные могильники, в большей своей части относящиеся к эпохе ранних кочевников, группируются преимущественно в местах, наиболее благоприятных для зимнего выпаса скота (предгорья, долины рек). Их почти совершенно нет в открытой степи и в других районах летних пастбищ. Обычай хоронить своих покойников только на зимовках, существующий до сего времени у казахов и киргизов, несомненно, идет из глубокой древности. Эта закономерность в расположении курганов поможет при дальнейших раскопках определить районы расселения древних кочевых племён». (С.С. Черников. Восточноказахстанская экспедиция.// КСИИМК. Вып. XXXVII. 1951.)

http://kronk.spb.ru/library/chernikov-ss-1951.htm

Курганная культура на Южном Кавказе появляется в то время, когда здесь возрастает роль скотоводства, и главным источником наших знаний о жизни местного населения служат курганные захоронения. Интенсификация животноводства могла быть достигнута только при пере­ходе к новому типу хозяйства — яйлажному скотоводству. Южнокавказцы первыми из скотоводов Евразии освоили вертикальный способ кочевания, при котором стада весной угоняются на богатые горные пастбища. Это подтверждается топографией  курганных могильников, расположенных у пе­ревалов высоко в горах.

К.Х.Кушнарева ведущий российский археолог более 20 лет исследовала археологические памятники Южного Кавказа. Она руководила археологической экспедицией на территории Азербайджана (курганный могильник Ходжалы, поселение Узерлик у Агдама). Еще в 1966 году написала в Кратких сообщениях института археологии Академии наук СССР (работа написана совместно с известным археологом А.Л.Якобсон): «Для решения проблемы возникновения и развития полукочевого скотоводства коллективу экспедиции пришлось расширить зону работ, включив сюда прилегающую к Мильской степи область Нагорного Карабаха. Лишь параллельное изучение синхронных памятников степных и горных районов могло ответить на вопрос, какие сдвиги произошли в хозяйственном укладе населения Азербайджана к концу II тысячелетия до н.э. и в какой зависимости находились эти два географически разные области? Исследованию был подвергнут Ходжалинский курганный могильник (разведки К.Х.Кушнаревой), расположенный на магистральном пути, идущим из Мильской степи на высокогорные пастбища Карабаха. Шурфовка внутри огромной каменной ограды (9 га), где не оказалось культурного слоя, позволила высказать предположение, что ограда эта служила, скорее всего, местом  для загона скота, особенно во время нападения врагов. Сооружение значительных по величине погребальных курганов высоко в горах, на путях перекочевок, а также резко возросшее по сравнению с предшествующим периодом количество сопровождающего оружия (Ходжалы, Арчадзор, Ахмахи и др.) указывают на господство в этот период полукочевой, яйлажной формы скотоводства. Однако для подкрепления этого вывода необходимо вернуться в степь с целью обнаружения и изучения там поселений, куда на зимние месяцы скотоводы спускали с гор сильно разросшие к тому времени стада. Надо оговориться, что если в предгорных и горных районах Азербайджана до начала работы экспедиции было исследовано много главным образом погребальных памятников  конца II — начала I тысячелетия до н.э., то ни одно поселение в Мильской степи не было открыто. В качестве объекта для раскопок избрали поселение, расположенное у подошвы одного из трёх курганов – гигантов в урочище Уч-тепе. Здесь в глубокой степи, среди обширных пастбищ были открыты небольшие прямоугольные землянки, использовавшиеся только в качестве зимников. Отсюда с весны население и скот перебирались в горы, а заброшенные землянки, разрушаясь, ждали их возвращения глубокой осенью. Таким образом, раскопками синхронных степных и горных памятников с бесспорностью было доказано, что в  конце II — начале I тысячелетия до н.э.,   на территории Азербайджана уже сложилась та форма отгонного, яйлажного скотоводства, которая господствует здесь до настоящего времени и заставляет археологов и историков рассматривать эти районы на протяжении трех тысячелетий как единую, объединенную одной исторической судьбой культурную и хозяйственную область!». (К.Х.Кушнарева, А.Л.Якобсон. Основные проблемы и итоги работ азербайджанской экспедиции. Академия наук СССР. Краткие сообщения института археологии, 1966 год, выпуск 108.)

         В 1973 году К.Х.Кушнарева возвращаясь к этой теме пишет: «Нам хорошо известен всесторонне обоснованный тезис Б.Б.Пиотровского о скотоводстве как о доминирующей форме хозяйствования у древних аборигенов Кавказа. Складывающаяся в основных своих чертах, по видимому уже в конце III тысячелетия до н.э. и сохранившаяся до наших дней форма яйлажного скотоводства с выгоном скота в весеннее-летний сезон на горные пастбища, заставляет рассматривать степные  просторы Миля, где возвышаются курганы, и горный массив соседнего Карабаха как единый, объединенный одной исторической судьбой культурно-хозяйственный район. Природа этих районов диктует людям условия и сейчас. Форма хозяйства здесь осталась прежней. Работая в Мильской степи в течение многих лет, мы, участники экспедиции, два раза в год наблюдали «переселение народов», при котором весной кочевники со своими семьями и необходимым для длительного житья, а также переработки мясных и молочных продуктов инвентарем грузились на лошадей, верблюдов, ослов и сопровождали на кочевья в горы огромные отары мелкого рогатого скота; поздно осенью эта лавина спускалась вниз, в степь, причем часть зимников располагалась   непосредственно в районе наших курганов». (К.Х.Кушнарева. К вопросу о социальной интерпретации некоторых погребений Южного Кавказа. Академия наук СССР. Краткие сообщения института археологии, 1973 год, выпуск 134.)

 

 

Эрдогану удалось рассориться и с арабами, и с евреями

После жестокого подавления волны массового протеста против авторитарной власти в Турции премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган столкнулся с другой серьезной проблемой, «добившись» объединения арабов и евреев против него.
Премьер-министр Турции настроил против себя Израиль и Сирию своими враждебными действиями и заявлениями. Недавно он успел также нанести оскорбление миллионам египтян, отвергнув их новое правительство, сформированное после того, как военные отстранили президента Мурси от власти. Несмотря на формальное возражение Эрдогана против свержения «президента Египта, избранного демократическим путем», очевидно, что он больше всего обеспокоен спасением собственной шкуры, боясь подобного захвата власти турецкими вооруженными силами, исторически склонными к переворотам.
На прошлой неделе Университет Алеппо лишил Эрдогана звания почетного доктора международных отношений, которое было присвоено ему в 2009г., когда Сирия и Турция наслаждались кратковременной взаимной симпатией. Руководитель университета Ходр Орфали обвинил Эрдогана в подстрекательстве «заговоров против народа Сирии» и в применении силы в отношении демонстрантов в Турции.
Вслед за потерей арабской премии премьер-министр Турции может лишиться награды, врученной ему Американским Еврейским Конгрессом в 2004г. за «стимулирование мира между культурами». В прошлом месяце в статье, опубликованной в еврейском ежемесячнике «Коментари», Майкл Рубин призвал Еврейский Конгресс отменить присужденную Эрдогану премию, охарактеризовав его, как «ведущего фаната ХАМАСа, спонсора терроризма и силу, дестабилизирующую регион». Затем Рубин заявил, что «Эрдоган, еще находясь на посту мэра Стамбула, уже имел прошлое, насыщенное антисемитизмом и теориями заговора».
Рубин также раскритиковал президента Обаму за «расхваливание Эрдогана» и 135 членов Группы поддержки Турции в Конгрессе за «оправдание серьезнейших нарушений Турции», включая «своевольные аресты, полицейское насилие, применение слезоточивого газа в гостиницах и консульствах, нападение на свободную прессу, произнесение антисемитских речей и заказ ареста медицинского персонала». Рубин поставил под сомнение мотивы этих членов Палаты представителей и выдвинул вопрос о том, не участвуют ли они в «банкетах в ходе визитов в Стамбул или Анкару в качестве вознаграждения» за членство в Группе поддержки Турции. Он призвал членов Конгресса «пресечь это либо отказаться от членства».
Рубин серьезно посоветовал Американскому Еврейскому Конгрессу и другим еврейским организациям «вручать награды за достижения в течение жизни, а не выдавать желаемое за действительное»: «Иначе велика вероятность узаконивания позиций, противоречащих миссии Еврейского Конгресса. Премия, присужденная Американским Еврейским Конгрессом Эрдогану, не только не остановила его антисемитизм, но, скорее, послужила ему прикрытием на долгие годы. Пожалуй, организация может смягчить нанесенный ей ущерб, а также нейтрализовать лицемерие Эрдогана, публично лишив его этой премии».
К сожалению, Рубин с 9-летним опозданием критикует возвеличивание Эрдогана со стороны Американского Еврейского Конгресса. Еще в 2004г., в дни церемонии награждения, я написал статью с критикой в адрес Американского Еврейского Конгресса и его председателя Джека Россена, который нелепо заявил, что организация чествует Эрдогана как руководителя «образцовой мусульманской страны».
Теперь, когда за маской руководителя «образцовой мусульманской страны» весь мир увидел истинное лицо Эрдоагана, многие пересмотрят свои решения о присуждении премий, которыми они так щедро одаривали этого недостойного руководителя. Например, еврейская организация «Лига против клеветы» (ADL) должна отменить присуждение своей авторитетной премии Эрдогану в 2005г. По этому «счастливому» поводу премьер-министр Турции указал национальному директору «Лиги против клеветы» Абрааму Фоксману на «тесные отношения с Израилем» и пообещал «нулевую терпимость к антисемитским выступлениям».
Вот несколько других премий, присужденных Эрдогану, которые должны быть отобраны у него.

Государственные медали:
— Российская государственная медаль от президента Владимира Путина (1 июня 2006г.)
— Премия «Хрустальный Гермес» от канцлера Германии Ангелы Меркель (15 апреля 2007г.)
— Высшая премия Пакистана (26 октября 2009г.)
— Международная премия короля Фейсала «За служение исламу» (12 января 2010г.)
— Орден «Золотое руно» Грузии (17 мая 2010г.)
— Международная премия президента Ливии Муаммара Каддафи за защиту прав человека (29 ноября 2010г.)
— Кувейтская премия «Выдающийся деятель исламского мира» (11 января 2011г.)

Звание почетного доктора:
— Университет Сент-Джонс, Нью-Йорк (26 января 2004г.)
— Европейский университет Мадрида (18 мая 2010г.)
— Московский государственный университет (16 марта 2011г.)
— Шанхайский университет международных исследований (11 апреля 2012г.)
— Алжирский университет (5 июля 2013г.).

Почетный гражданин:
— Южная Корея (февраль, 2004г.)
— Иран (февраль, 2009г.)
— Косово (ноябрь, 2010г.)

Все те, кто наградил Эрдогана, просто оскорбили самих себя. Чем раньше они отменят свои премии, тем скорее избавятся от груза неприличного поступка, совершенного в прошлом.

Арут Сасунян,
издатель и редактор газеты «Калифорнийский курьер»
www.armtoday.info

Путин встретится с Рохани

Иран хочет подтолкнуть Россию к строительству новых блоков АЭС «Бушер»

Как стало известно «Ъ», 12 августа президент РФ Владимир Путин планирует посетить Иран. По словам собеседников «Ъ», знакомых с подготовкой визита, Кремль рассчитывает использовать приход к власти нового президента Хасана Роухани, чтобы сдвинуть с мертвой точки переговоры по ядерной программе Ирана. Обсудит Владимир Путин и двусторонние вопросы: строительство Россией новых энергоблоков АЭС «Бушер» и поставки Ирану комплексов «Антей-2500» взамен С-300. Эксперты считают предстоящую поездку «перспективной, но и рискованной».

«Визит намечен на 12-13 августа»,- сообщил «Ъ» источник, близкий к МИД Ирана. Собеседник «Ъ» в Кремле подтвердил информацию о готовящейся поездке, оговорившись, что пока не решено, будет она однодневной или двухдневной. Это, по его словам, зависит от повестки визита, которая «еще формируется».

В последний раз президент Путин посещал Тегеран в октябре 2007 года для участия в Каспийском саммите, «на полях» которого он встретился с президентом Махмудом Ахмадинежадом и духовным лидером Ирана аятоллой Хаменеи. До того ни один советский и российский лидер не был в Иране со времен Тегеранской конференции 1943 года. Визит 2007 года активизировал российско-иранские отношения, которые, впрочем, вновь резко ухудшились в период президентства Дмитрия Медведева, отменившего контракт на поставку Ирану ЗРК С-300. Теперь Владимир Путин станет, судя по всему, первым иностранным лидером, посетившим Иран после намеченной на 3 августа инаугурации нового президента Хасана Роухани.

По словам собеседников «Ъ», знакомых с подготовкой визита, одной из его ключевых тем будет конфликт вокруг иранской ядерной программы. В июне Владимир Путин объявил: «Иран соблюдает правила в ядерной сфере. Нет доказательств, которые бы говорили об обратном (военном характере его программы.- «Ъ»)». Впрочем, президент РФ оговорился, что «незакрытые вопросы есть», но «если набраться терпения и доброжелательно работать друг с другом, то выйти на ответы можно».

В Москве, похоже, рассчитывают, что «реформатор Роухани» проявит при обсуждении ядерной программы своей страны большую гибкость, чем его предшественник. «Надо использовать момент — приход к власти нового президента, чтобы подтолкнуть переговоры,- пояснил источник «Ъ» в российских дипломатических кругах.- Визит даст возможность прощупать новое руководство Ирана и понять, готово ли оно сдвинуться в сторону большего учета требований мирового сообщества».

В то же время, по словам собеседника «Ъ», ситуация усложняется тем, что у президента Ирана ограниченные полномочия: решающее слово остается за аятоллой Хаменеи. Чтобы склонить его к компромиссу, нужны гарантии Запада по снятию санкций. С предложением по урегулированию иранской ядерной проблемы через пошаговые взаимные уступки («планом Лаврова») Москва выступила два года назад (см. «Ъ» от 17 августа 2011 года). Реализовать инициативу пока не удалось. Визит президента РФ может ее реанимировать. «Все будет зависеть от переговоров с аятоллой Хаменеи,- пояснил «Ъ» президент ПИР-Центра Владимир Орлов.- Для Путина эта поездка перспективная, но и рискованная: на попытке решить иранскую ядерную проблему поскальзывались многие».

Тем не менее, считает эксперт, «Путину важно, чтобы российская внешняя политика была максимально независимой, а Иран остается самостоятельным центром силы, одним из ключевых игроков на Ближнем Востоке и в мире».

Ожидается, что Владимир Путин обсудит в Тегеране и двусторонние вопросы, прежде всего сотрудничество в атомно-энергетической и военно-технической сферах. Находясь с визитом в Москве в начале июля, уходящий иранский президент Махмуд Ахмадинежад говорил о строительстве Россией в Иране новых энергоблоков АЭС «Бушер» фактически как о решенном вопросе. Между тем собеседники «Ъ» настаивают: политического решения на сей счет Москва еще не приняла.

В «Росатоме» «Ъ» заявили, что отношения госкорпорации с Ираном ограничиваются уже достроенным первым блоком и переговоров о других проектах не ведется. Источники «Ъ» в атомно-энергетической отрасли поясняли: перспектива продолжить работу в Иране не слишком интересует госкорпорацию, которая сейчас борется за контракты в Чехии и Финляндии. К тому же строительство первого блока АЭС «Бушер» оказалось для «Росатома» убыточным: контракт готовился в 1990-х, когда первоочередной задачей была не прибыль, а загрузка заказами предприятий Минатома. Источник «Ъ» в правительственных кругах РФ добавил, что «в Москве сомневаются, хватит ли у Тегерана денег на новые проекты». В то же время собеседники «Ъ» не исключили, что РФ «хоть и без восторга, но пойдет навстречу Ирану в этом вопросе — по политическим причинам».

В сфере военно-технического сотрудничества Москва уже пошла навстречу Тегерану, предложив вместо С-300 превосходящие по характеристикам комплексы «Антей-2500». По данным «Ъ», власти РФ надеются с помощью такого компромисса во внесудебном порядке убедить Иран отозвать иск против «Рособоронэкспорта» на $4 млрд за срыв контракта по С-300 (см. «Ъ» от 22 июня). Тегеран еще не дал ответа на это предложение. Источник, близкий к российской системе ВТС, заверил «Ъ», что Владимир Путин в ходе визита «непременно» затронет эту тему.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков не стал вчера комментировать «Ъ» вопрос о поездке Владимира Путина в Иран.

Елена Ъ-Черненко, Иван Ъ-Сафронов, Владимир Ъ-Дзагуто
Газета «Коммерсантъ», №129 (5160), 24.07.2013

Источник — kommersant.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1374639420

Возможная переброска ближневосточных событий на Кавказ не гипотетика

Гюльнара Инандж

Эксклюзивное интервью профессора, президента НИИ Истории, Экономики и  Права России Игоря Викторовича Турицына для Международного онлайн информационно-аналитического центра «Этноглобус».

 

— Каким Вам видится позиция Кремля на Южном Кавказе?

 

Анализируя содержание и сам факт проведения 24 июня заседания коллегии МИД России, специально посвященного проблеме уточнения и корректировки политики в Закавказье («О задачах нашей политики на Южном Кавказе»), на мой взгляд, следует, как минимум, выделять два аспекта, определивших подобную повестку дня. Во-первых, здесь сказался, в общем, «плановый» дипломатический разбор положения дел в регионе накануне новых переговоров в Женеве по безопасности и стабильности в Закавказье. Во-вторых, постановка такого вопроса была в полной мере оправдана, ввиду значительного общего осложнения ситуации и в регионе Большого Кавказа, и на более широком пространстве, который американцы с относительно недавних пор называют Новым Ближним Востоком. Кстати, сам факт появления данного понятия свидетельствует о расширении зоны конфликтности, в том числе, о возникновении такого вектора мировой политики как «балканизация» или «сомализация» кавказского региона, который по остроте конфликтов кому-то, похоже, хочется превратить в хронически воюющий «Ближний Восток». И это чрезвычайно опасно.

События последнего времени поражают своей интенсивностью и радикализмом. Новые потрясения в Египте, в недавно стабильной Турции. Эскалация конфликта в Сирии. Воинственные заявления Израиля о готовности к военным действиям в отношении Ирана. Смена руководства Катара. Хроническая нестабильность и полная неясность относительно перспектив развития Ирака, курдская проблема и пр. …

На этом фоне, непосредственно в Закавказье, на Северном Кавказе не может не тревожить ситуация в грузино-осетинских и грузино-абхазских отношениях. Крайне неприятно «неожиданное» обострение в отношениях Турции и Армении в связи с новой острой постановкой армянским прокурором А.Овсепяном вопроса о геноциде и территориальных претензиях. Вызывают серьезные опасения очевидные признаки возможного обострения вопроса о Карабахе, в том числе, призывы к немедленному силовому решению данной проблемы (заявление С.Абиева). Прибавьте к этому признаки оживления террористов в кавказских республиках России (теракты, призывы не допустить проведения Олимпиады в Сочи и т.д.), усиление армейских контингентов в регионе и их более широкое использование для проведения контртеррористических операций.

Складывается ясная картина спланированной СИСТЕМНОЙ ПОЛИТИКИ ПЕРЕНОСА КОНФЛИКТНОСТИ с Ближнего Востока на Кавказ. Безусловно, этому нужно противопоставить политику недопущения разрастания конфликтности.

В целом, предпринятая 24 июня попытка системного анализа ситуации в регионе отразила очевидный рост озабоченности России как положением дел в непосредственном российском «пограничье», так и на более широком политико-географическом поле. Полагаю, что он более чем оправдан. Но, на наш взгляд, следует признать, что российская реакция на неблагоприятные изменения в регионе явно запоздала, причем оказалась недостаточно энергичной.

Еще раз подчеркнем, что в последнее время наметились очевидные попытки серьезной дестабилизации положения в регионе Большого Кавказа.

С одной стороны, здесь мы видим сохранение стабильно непростой обстановки в зонах грузино-осетинского и грузино-абхазского противостояния. Кстати, уже на следующий после коллегии день это подтвердил очередной раунд женевских переговоров по безопасности в Закавказье, состоявшийся 25-26 июня и фактически оказавшийся неудачным. Основная для отношений этих народов задача «стабилизации ситуации на границах Южной Осетии и Абхазии с Грузией, обеспечения нормальной жизни населения по обе стороны межгосударственных рубежей, снижения искусственно нагнетаемой в последнее время грузинской стороной напряженности в приграничных зонах» — не была решена. Как заявил российский МИД: «Ввиду неконструктивной позиции делегации Грузии не удалось продвинуться в обсуждении текста проекта заявления всех участников женевского процесса о неприменении силы. … Итоги состоявшегося раунда вызывают чувство разочарования и обеспокоенности перспективой этого важного форума».

Таким образом, мы имеем сформировавшийся серьезнейший и устойчивый очаг напряженности на границах Грузии. Он демонстрирует полную неосновательность довольно распространенных оптимистических прогнозов, в которых некоторые аналитики доказывали неискушенному читателю, что «Вашингтон рассматривает свою политику на Южном Кавказе в контексте сотрудничества с Москвой. Помимо Грузии, кавказская повестка дня российско-американского диалога включает такие вопросы, как нормализация армяно-азербайджанских и армяно-турецких отношений, решение которых способно вывести из тупика ситуацию в Нагорном Карабахе». (Гегелашвили Н.А. Политика администрации Б. Обамы на Южном Кавказе // Россия и Америка в XXI веке. 2011. №1). На наш взгляд, это либо близорукость и ОШИБКА исследователей, либо стремление выдать желаемое за действительное. Впрочем, такие «исследования» можно расценить и как попытку создания «аналитической завесы», маскирующей подготовку определенных сил к масштабному обострению ситуации в регионе. Сегодня очевидно, что такое обострение может приобрести формы вооруженного конфликта.

Резюмирую. Силы, заинтересованные в масштабном конфликте на Кавказе, существенно активизировались. Их планы заключаются в том, чтобы развязать здесь военные действия. Причем не столь важно — где именно и из-за чего. Главное – любой ценой, используя все существующие противоречия, организовать серию провокаций, разжечь хоть какой-нибудь (пусть самый локальный) конфликт. А далее, вовлекая в него все неспокойные элементы (особенно не находящую себе применения молодежь), взорвать ситуацию.

В конечном счете, их перспективная цель – превращение Кавказа в часть того безбрежного «ГУЛЯЙ-ПОЛЯ», которое старательно формируется на обширном пространстве – от Северной Африки – до Среднего Востока и, наконец, — Предкавказья.

Думаю, ни один из живущих на Кавказе народов такая перспектива превращения в подобие «сирийских развалин» радовать не может. Поэтому для них доминирующая идея должна состоять в том, чтобы так же ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ предотвратить возможную эскалацию региональной конфликтности. Наш дом должен остаться мирным.

Это и есть самый общий ответ на вопрос о том, какую политику России следует преследовать в регионе на данном этапе. Политику сохранения мира и укрепления добрососедских отношений. Факт проведения коллегии МИД отчасти свидетельствует о понимании российским руководством остроты проблемы.

Россия взяла курс на максимально возможное укрепление отношений с государствами Южного Кавказа и прилегающих территорий. Целый ряд позитивных изменений отмечается, в частности, в сфере экономического сотрудничества с Грузией. Чрезвычайно ценным представляется углубление взаимодействия в нефтегазовой сфере с Азербайджаном (визит И. Сечина).

И все же активность России в регионе, как и понимание всей опасности «неожиданного» конфликта, на мой взгляд, недостаточны. Поэтому все эти и любые другие достижения, при недооценке существующих угроз, могут быть в один момент перечеркнуты возможными вспышками конфликтности, особенно необдуманными военными акциями.

На этом фоне, государствам региона необходимо не только планомерно расширять взаимодействие в различных сферах, но и активизировать политические контакты, обеспечить регулярные консультации по актуальным текущим проблемам. Это позволит своевременно отреагировать на возможные провокации, которые в ближайшее время, к сожалению, мы увидим. И, думаю, не одну.

 

-Могут ли сирийские события переброситься на Южный Кавказ?

 

Несмотря на то, что последние масштабные потрясения в Египте переключили основное внимание мирового сообщества на этот узел проблем, именно события в Сирии по-прежнему имеют для Ближнего Востока, да и всего мира, центральное значение. Доминирующий вектор развития мировой конфликтности остается прежним. Для достижения полной дезорганизации Нового Ближнего Востока «падение Асада», а на деле – превращение Сирии в «Дикое поле», в пространство соперничающих полевых командиров, является условием совершенно необходимым.

Для более длительной перспективы цели также остаются прежними. Модель эскалации конфликтности, в основном, по-прежнему сводится к своего рода «трехходовке» Сирия – Иран – Россия.

В указанном контексте, явное ухудшение ситуации на Кавказе, в том числе осложнения последнего времени на границах России в кавказском регионе, объясняются, в немалой степени, именно стремлением определенных сил отвлечь ее на решение обострившихся приграничных и внутренних кавказских проблем.

Когда «горит» собственный дом, остальные проблемы теряют актуальность! Когда взорвется Кавказ, России будет не до Сирии.

Кстати, такого же порядка проблемы актуализируются и для активно помогающего Асаду Ирана. Чего стоит только заявление Израиля о готовности к нанесению превентивного удара по Ирану (даже без согласования с США). Заметим, что оно состоялось на фоне проведенного накануне (12 июля) испытания ракеты «Иерихон-3» дальнего радиуса действия (ракета с ядерной боеголовкой способна нести боевую часть до 1 тонны, радиус действия — от 3000-4000 км, вплоть до межконтинентальной дальности в 11500 км.). (http://regnum.ru/news/polit/1683501.html#ixzz2YzyNI5Hd).

Таким образом, в последнее время максимально отчетливо определились две основные линии в международной политике в отношении Сирии.

Первая линия отражает позицию России и целого ряда других государств. Она сводится к курсу на всемерное ограничение и прекращение конфликта. Причем в последнее время эти страны все чаще выступают с совместными заявлениями. К примеру, по итогам встречи спецпредставителя МИД России по Ближнему Востоку, замминистра М. Богданова и посла Ирана в России М. Саджади 12 июля стороны вновь «высказались в поддержку скорейшего проведения международной конференции по Сирии в интересах достижения политического урегулирования кризиса в этой стране на основе общенационального согласия без вмешательства извне». (Тегеран и Москва за скорейшее проведение международной конференции по Сирии. http://regnum.ru/news/1683358.html#ixzz2Z0A3Z5CC).

О необходимости преодоления «сирийского кризиса, безальтернативности его политического урегулирования путем созыва международной конференции по Сирии в Женеве» говорилось на встрече С. Лаврова с Президентом Курдского автономного района Республики Ирак М. Барзани (сообщение МИД 1262-20-06-2013 г.).

В стремлении всемерно ограничить конфликт, не позволить ему разрастись, на фоне фактического бегства из региона контингентов миротворцев из Канады, Японии и Хорватии, В.В.Путин даже «выдвинул инициативу о направлении контингента российских миротворцев в зону разъединения сирийских и израильских войск на Голанских высотах в состав СООННР в качестве вклада нашей страны в миротворческие усилия ООН по обеспечению безопасности в этом регионе при условии согласия с этим ООН и вовлеченных сторон. Данное предложение доведено до сведения Генерального секретаря ООН и сохраняет свою силу» (сообщение МИД РФ 1346-01-07-2013).

Таким образом, Россия всеми силами гасит конфликт в регионе.

Альтернативная линия состоит в эскалации конфликта в Сирии с целью свержения Асада и последующего превращения страны в пространство соперничающих полевых командиров. Уже с последней декады июня мы наблюдаем заметную активизацию усилий «друзей Сирии», направленных на эскалацию военного противостояния. В частности, знаковым стало решение совещания «Группы друзей Сирии» в Дохе 21 июня с участием министров иностранных дел 11 стран (в т.ч. США, Великобритании, Франции), об организации срочных поставок оружия для сирийских «революционеров». При этом женевскую конференцию по урегулированию конфликта, о которой еще в мае договаривались Россия и США, созвать не удается.

Более того, как только Россия выразила обеспокоенность «по поводу поставок ливийского оружия боевикам сирийской оппозиции» (сообщение МИД РФ 1377-05-07-2013),  и обратилась в Комитет Совета Безопасности ООН по санкциям в отношении Ливии с просьбой «инициировать проведение расследования» в связи с информацией газеты «Нью-Йорк Таймс» и информагентства Рейтер, действия «друзей» стали демонстративно открытыми. Оружие пошло сирийской оппозиции широким потоком. Было обновлено руководство Национальной коалиции сил сирийской революции и оппозиции (НК).

При этом резко активизировались отдельные региональные державы, прежде всего, Катар и Саудовская Аравия. Под прикрытием острой критики России за «лихорадочное вооружение сирийского режима и орд поддерживающих его иностранных сил» (заявление министра иностранных дел Королевства Саудовская Аравия принца С. Фейсала на пресс-конференции в Джидде 25 июня), они перешли к масштабному открытому вооружению сирийских «повстанцев». На этом фоне и новое руководство НК, несмотря на выраженную готовность МИД России к взаимодействию (сообщение МИД РФ 1387-08-07-2013), также заговорило языком угроз. В частности, «Сирийская оппозиция направила в СБ ООН письмо, в котором пригрозила боевыми действиями на территории Ливана, если Россия не прекратит противодействовать международному вмешательство в сирийский конфликт». (Россию втягивают в войну// http://regnum.ru/news/polit/1683501.html#ixzz2Yzxrp4Zl).

Таким образом, настоятельные предложения России ограничить решение сирийской проблемы рамками «широкого межсирийского диалога» оказались утопией. Иностранное вмешательство расширяется. Позиции основных участников сирийского противостояния становятся все более непримиримыми. А главное – прежней остается позиция США. К примеру, 12 июля в разговоре с королем Абдаллой вновь: «Президент подчеркнул, что Соединенные Штаты сохраняют приверженность поддержке сирийской оппозиционной коалиции и Высшему военному совету». (Вашингтон заверил Эр-Рияд в стремлении поддержать сирийскую оппозицию// http://regnum.ru/news/1683461.html#ixzz2Z0AnQoeT).

Конечно, и США, и Россия подчеркивают, что заинтересованы в умиротворении. В частности, комитеты по разведке Палаты представителей и Сената США даже заблокировали решение о венной помощи сирийской оппозиции. Но на этом фоне более существенным представляется иной политический вектор.

Опасность разрастания конфликта абсолютно преобладает. Подчеркнем, что его стремятся сделать максимально широким.

В данной связи, привлекает особое внимание сообщение от 13 июля об «одобренном» всеми сирийскими радикальными группировками решении группы пакистанских талибов «Техрик-е Талибан-е Пакистан» «в ближайшее время создать на территории Сирии свою базу, где уже есть ячейка «Талибана» во главе с афганским талибом Мохаммедом Амином». (http://www.rosbalt.ru/main/2013/07/13/1152414.html). Итак, «Аль-Каида» последовательно расширяет свое присутствие в зоне конфликта. Ее позиции в регионе активно укрепляют и США, и отдельные региональные державы, прежде всего, Катар и Саудовская Аравия.

Подобная чрезмерная активность «нефтяных королей» таит в себе колоссальную угрозу. Она способна еще более дестабилизировать ситуацию не только на Ближнем Востоке, но и в других регионах, в том числе и на Южном Кавказе. Как показывает практика, террористы имеют разветвленные каналы взаимодействия и легко «перетекают» из одного региона в другой. Их дальнейший путь – из Сирии на Большой Кавказ логичен и, при наличии благоприятных условий, неизбежен.

Впрочем, думаю, что в данном случае мы имеем дело и с определенной (весьма опасной) переоценкой своих сил указными выше государствами. Эта переоценка создает прямую опасность для стран, ныне старательно раздувающих конфликт. В конечном счете, он неизбежно ударит по ним. А проблем и в Катаре, и у саудитов – достаточно. Расчет на силы США, которые освобождаются в связи с выходом из Афганистана, конечно, не безоснователен. Но, на волне усиления в регионе радикальных исламистских сил, он может оказаться и ошибочным. Поэтому излишне «напористым» ребятам нужно быть осторожнее.

В свою очередь, для Южного Кавказа решающее значение будет иметь стабильность существующих здесь политических режимов, ориентированных на мирное решение региональных проблем. А это практически все (персонально исключая провокационно ориентированного М. Саакашвили). И еще. Основным залогом мира в регионе будет лишь внутриполитическая стабильность в России. Любая дестабилизация положения в России буквально «обрушит» ситуацию на Кавказе.

 

-Вновь на повестке дня размещения российских ракет дальнего действия на территории Армении. К чему может привести военизация региона?

 

-Отвечая на данный вопрос, на мой взгляд, следует выделить общеполитическую и военную составляющую подобного решения. Кстати, оно не принято. И вряд ли возможно на нынешнем этапе. Хотя, думаю, что для стабилизации ситуации в регионе было бы полезно и размещение здесь ракет большей дальности.

Однако вернемся к сути вопроса. Что касается «ракет», то здесь нужно вести речь о ракетах, которые, с одной стороны, находятся на вооружении 102-й российской военной базы, а с другой – на вооружении региональных стран – Азербайджана и Армении.

Так, еще в 2007 году впервые прошла информация, что Армения имеет собственную систему С-300. А с начала данного десятилетия это стало фактом общеизвестным и общепризнанным. Более того, армянские военные с удовольствием демонстрировали эти ракеты делегациям из США и Великобритании (http://www.utro.ru/news/2010/10/05/927105.shtml). В свою очередь, Азербайджан также обладает вооружением подобного типа. Здесь также имеются в наличии российские комплексы ПВО С-300. Причем об этом также хорошо известно.

Полагаю, что регион в достаточной степени насыщен ракетным оружием, которое, с одной стороны, обеспечивает обороноспособность, является своего рода гарантом независимости региональных держав, а с другой – отчасти создает угрозу его использования во внутренних конфликтах. Последнее было бы крайне нежелательно. Крайне опасно. Крайне разрушительно.

Что касается российской базы в Армении, то, в свете эскалации конфликтности на Ближнем Востоке, здесь, действительно предприняты шаги по усилению группировки. Реализуется решение о переброске сюда новейших вооружений. По некоторым данным, речь, видимо, идет «об оперативно-тактическом ракетном комплексе (ОТРК) Искандер-М и системе залпового огня Торнадо». Данное оружие является по-настоящему современным. Аналогов ему в регионе, да и за его пределами, нет.

Искандер-М может наносить высокоточные удары на дальность до 500 км., причем, по свидетельству специалистов, сбить ее существующими системами ПРО чрезвычайно трудно, почти невозможно (http://iinews.ru/politics/32969-iskander-i-tornado-zhdut-na-voennoy-baze-v-armenii.html). Собственно, он и создавался специально для прорыва противоракетной обороны в рамках установки на «бесконтактную войну». В свою очередь, реактивные системы залпового огня «Торнадо» представляют собой усовершенствованную систему «Смерч», с радиусом действия всего 90 км. (http://portall.zp.ua/video/udarnaja-silaraketnaja-pautina-iskander/id-w58hgEe_ifL.html).

В ситуации, когда американские ракеты размещены в Турции, когда Грузия рвется в НАТО, когда в регионе происходит дестабилизация одной страны за другой, видимо это оправданная, причем уже не превентивная мера.

Что дает России и региону размещение данных ракет – вопрос все же больше к военным. А вот в политическом плане, думаю, речь идет о демонстрации готовности не допустить разрастания конфликта на Ближнем Востоке и переноса его на Кавказ.

Хотя, по мнению некоторых аналитиков, речь также может идти о том, что «Россия готовит адекватный удар на потенциальный удар США и Израиля по Ирану». При этом считается, что: «Военные приготовления для минимизации ущерба от военных действий против Ирана начались в России больше года назад. К счастью, почти все уже сделано. Источники в министерстве обороны заявляют, что 102-я военная база в Армении была оптимизирована в октябре и ноябре 2011 года». Правда и то, что представитель России в ЕС В. Чизов заявил, что «израильские или американские удары по Ирану приведут к «катастрофическим последствиям»». (http://commonspace.eu/rus/armenia/6/id1233)

Однако не думаю, что речь следует вести в подобной тональности сценария апокалипсиса. Все же здесь мы имеем дело с созданием системы сдерживания, противовесов. И существование такой системы – в интересах всех региональных держав (как бы спорно, на первый взгляд, не выглядел этот тезис).

Итак. Хорошо ли, что регион все более насыщается оружием? – Не думаю

Можно ли сегодня обойтись без такого рода шагов? – Скорее всего — нет.


-Каким видите борьбу за экономический потенциал  Южного Кавказа?

-Думаю, в данном случае поднят исключительно важный не только экономический, но и политический вопрос. Я неоднократно писал, что региональные проблемы следует решать сообща именно региональным державам. Не нужно по-ученически апеллировать к внешним силам, «тащить» сюда красноречивых арбитров из «дальнего зарубежья». Арбитров, чаще всего преследующих свои откровенно корыстные цели.

Вне всякого сомнения, «поживиться» в регионе Большого Кавказа, явно, более того, откровенно неприкрыто — хотят многие. И при неблагоприятном развитии событий (не дай Бог!), здесь также повториться ситуация, которую мы увидели в Сирии.

А ведь там мятежников (революционеров – для тех, кому это нравится больше), выступивших против формально законной власти, теперь решено финансировать за счет легализации доходов от добычи нефти. В своем выступлении 19 июня 2013 года в ходе открытых дебатов в рамках пункта повестки дня «Поддержание международного мира и безопасности» в Совете Безопасности ООН, Постоянный представитель Российской Федерации при ООН В.И.Чуркин заявил: «Вопиющим примером разжигания конфликта с помощью незаконной эксплуатации и торговли природными ресурсами является решение ряда стран о закупке нефти из районов Сирии, находящихся под контролем незаконных вооруженных формирований» (сообщение МИД 1271-21-06-2013г.).

То есть, в соответствие с классическими канонами империалистической идеологии, в страны региона не просто несут войны. Их еще и финансируют за счет пострадавших народов! Вот и первопричина конфликта – ХАОС РАДИ НЕФТИ.

Опасность тиражирования такой практики очевидна и для Южного Кавказа. Поэтому странам региона нужно максимально расширять традиционно тесные экономические связи, являющиеся не только локомотивом их экономического развития, но и важным условием сохранения региональной стабильности, по-настоящему серьезным залогом региональной безопасности.

Поэтому на заседании в МИД РФ совершенно оправданно сделан особый акцент на тезис: «совместная реализация значительного экономического потенциала региона на благо проживающих здесь народов. Под этим углом зрения были всесторонне проанализированы состояние и перспективы развития двусторонних отношений с каждым из пяти закавказских государств, актуальные вопросы обеспечения региональной безопасности» (сообщение МИД 24 июня 2013 г). Давно уже требовалось рассматривать региональные отношения именно с этих позиций! Как всегда, опаздываем!

Уверен, что без последовательного расширения экономического сотрудничества государствам региона не обойтись. Это понятно всем. Не случайно, даже в особенно сложной в последние годы сфере российско-грузинских отношений наметились позитивные перемены.

Что уже говорить о значимости российско-азербайджанских отношений в экономической области! Базовая для экономик двух государств нефтегазовая сфера должна для них стать приоритетной. Здесь, мне кажется, особенно много упущенных выгод. А то, что «Одна треть населения Азербайджана находится сегодня в России» http://janarmenian.ru/news/1433.html — не аргумент для скептиков?

Вывод один. И вывод категоричный.

– Меньше ненужного муссирования нерешенных, спорных ситуаций (тотальный бойкот периодически оживляющимся провокаторам).

— Больше внимания конкретным достижениям в сфере практического экономического сотрудничества. Сотрудничества, которое даст реальный эффект для каждой страны, для каждого человека. Это и есть залог мира и стабильности.

 

—  Какими были бы результаты для России и самого региона переброска политической нестабильности Ближнего Востока на Южный Кавказ?

 

-Постановка вопроса о переносе политической нестабильности на Южный Кавказ представляется далеко не гипотетической. Как я уже говорил, американцы не зря широко оперируют понятием «Новый Ближний Восток» (введен госсекретарем США Кондолизой Райс ее речи в Тель-Авиве в июне 2006 г.). Оно очень ярко характеризует цели политики США, среди прочего, состоящей в существенном пересмотре традиционных межгосударственных границ. Сегодня практически общепризнано, что для получения максимально дешевых энергоносителей и установления более эффективного контроля за регионом, США прямо ориентированы на создание «нежизнеспособных карликовых государств» (политика «балканизации», «сомализации») (см. Википедию).

Амбициозные планы, ставящие под сомнение существующие территориальные контуры государств «Нового Ближнего Востока», уже породили ряд скандалов. Чего стоит, к примеру, только публикация карт возможных будущих государств, осуществленная аналитиком Пентагона Р. Петерсом в статье «Кровавые границы». Здесь он доказывал: «без решительной перекройки границ нам никогда не видеть более мирного Ближнего Востока». «Исправление» несправедливых, по его мнению, границ и перекройка карты Турции, Ирака, Ирана, ряда других государств, в итоге, потрясли даже проходивших натовское обучение турецких офицеров. Неожиданно они обнаружили, что и от их страны американский геополитический «архитектор» откроил немалые территории.

http://www.regnum.ru/news/district-abroad/world/776025.html#ixzz2Yzm8Q6vl

В данном контексте, полагаю, что совершенно правы те аналитики, которые особое внимание обращают на американский след в последних потрясениях в Турции. О том, что волнения в Турции «заказаны американцами» говорят многие. Причем не только исследователи, но и политики. В частности, эти обвинения озвучил и сам премьер Р. Эрдоган, заявивший о действиях направляемой американцами и европейцами «пятой колонны» как источнике всех потрясений. Кстати, Россия, напротив, придерживалась весьма взвешенной позиции невмешательства во внутренние дела Турции и не осудила Эрдогана (за что тут же подверглась осуждению ЕС).

http://globalconflict.ru/analytics/27516-evgenij-fyodorov-ves-mir-obedinyaetsya-protiv-ssha-video

В принципе, события в Турции лишь подтвердили актуальность тактики, проводимой в регионе США и государствами ЕС и состоящей в последовательной хаотизации местной жизни. Комментаторы романтично называют рожденные ею события «арабской весной». Однако нельзя не видеть, что если это и «весна» – то катастрофическая. Это весна с ливнями, наводнениями, заморозками, а главное – многочисленными жертвами.

Но как правильно отмечают аналитики, от этих потрясений явно выигрывают импортеры нефти. Ведь с микрообразованиями – полевыми командирами, самопровозглашенными «вождями» и их «племенами» «договариваться гораздо проще и быстрее, чем с национальными лидерами и парламентами. Племена не отягощены общенациональными задачами, у них нет потребности перераспределять доходы от добычи нефти в пользу небогатых районов страны, нет нужды поднимать инфраструктуру, переходить на иной тип производства, диверсифицировать экономику».

Обратим внимание и еще на одну характерную черту современности – существенно питающее конфликтность значительное повышение роли субъективного и кланового факторов. Даже в США мы наблюдаем растущее противостояние отдельных группировок (к примеру, блокирующих поставки оружия в Сирию и настаивающих на них). Определенные корректировки курса заметны и в Турции, все еще упорствующей в своей поддержке «радикальных революционеров» Сирии, но уже обнаруживающей первые признаки нового понимания ситуации.

На этом фоне и региональные лидеры все более отчетливо понимают, что проамериканская позиция не является гарантией их безопасности. Зачастую как раз напротив. Начиная с Х. Мубарака, многие такие политики «закончили плохо». При этом мы получаем все новые подтверждения данной истины.

Возьмем недавний пример Афганистана, где американцы начали переговоры с талибами без участия официальной афганской стороны (офис Движения талибов в Дохе). Как следствие, не успел Департамент информации и печати МИД России выступить с озабоченностью относительно введения подобных подходов, заявить о поддержке усилий «Правительства Исламской Республики Афганистан по продвижению процесса национального примирения и созданию условий для долгосрочной стабилизации в стране и регионе» и предостеречь в отношении того, «что диалог с вооруженной оппозицией может иметь положительный эффект лишь при руководящей роли Кабула и при безусловном соблюдении основных принципов примирения: сложение оружия, признание Конституции ИРА и окончательный разрыв связей с «Аль-Каидой» и другими террористическими организациями» (заявление МИД 1280-21-06-2013), как стали очевидными плоды новой политики США. Менее чем через неделю — 25 июня группа террористов-смертников совершила атаку на президентский дворец в Кабуле (заявление МИД 1300-26-06-2013г.)

Так вот, если подобная политика проводится в отношении ближайших союзников в Турции или Афганистане, то в отношении государств Южного Кавказа она априори будет значительно более циничной. Думаю, что быстрее всего, и нагляднее всего это выяснится в Грузии. И, возможно, мы уже вскоре убедимся в этом.

Таким образом, государствам Южного Кавказа, в еще большей степени, чем государствам Ближнего Востока, особенно важно «включить разум» и притушить эмоции. Никаких шансов для провокаций. Никаких взаимных претензий. Только режим консультаций и взаимодействия.

 

-Наблюдения показывают, что Москва заинтересована в политической стабильности в государствах региона и сохранения действующих элит. Согласны ли вы с этим мнением?

 

-В свете сказанного выше, думаю, что ответом на Ваш вопрос будет однозначное «ДА». Не случайно, в сообщении о заседании коллегии МИД РФ 24 июля особо подчеркнуто: «Южный Кавказ является регионом, с которым исторически связаны жизненные интересы России. Наш важнейший приоритет как кавказского государства – обеспечение мира и стабильности, укрепление добрососедства».

И это не слова. Дело в том, что негативное развитие событий на Кавказе таит для России чрезвычайно серьезные, я бы сказал, фундаментальные угрозы. Их необходимо блокировать любой ценой. Поэтому стабильность в регионе для России – это важнейший залог стабильности ее внутреннего развития в целом. И очевидно, что для этого в последнее время многое делается в северокавказских республиках.

Но не менее важна и организация взаимодействия с государствами Южного Кавказа. Стабильность объективно нужна народам всех этих стран. Интересы России и региональных держав в обеспечении мира и стабильности полностью совпадают. Поэтому Москве не нужны здесь даже малейшие потрясения.

Впрочем, в последнее время для нее все более актуальными становятся и вопросы внутриполитической стабильности. Однако это уже другая тема.

Азербайджанский опыт мультикультурализма

Гюльнара Инандж

 

17-18 июля в Губе прошла международная научно -практическая конференция конференции   «Мультикультурализм и опыт Азербайджана в этнокультурном взаимодействии».

 

Конференция была организована фондом «Стмеги», при организаторской поддержки Института Философии, Социологии и Права НАН Азербайджана, Государственного Исторического Архива Азербайджана, Академии Наук России, Общества Философии России и Университета Ариэль Израиля. Конференция была приурочена к 90-летию со дня рождения общенационального лидера Г.Алиева.

 

Участники конференции возложили венок к памятнику Гейдару Алиеву. Конференция проходила в центре Гейдара Алиева в Губе.

 

Участниками конференции были писатели Анар, Чингиз Абдуллаев, публицист Назим Ибрагимов, этнографы Алиага Мамедли и Рауф Гусейнзаде, директор Института Философии, Социологии и Права Ильхам Мамедзаде.

 

На работе конференции также принимали участие ответственный редактор научной серии Российского философского общества, доктор философских Сергей Вайнштейн, директор Научно-исследовательского центра по изучению еврейских общин Кавказа и Центральной Азии Ариэльского Университета Израиля, доктор Ариэльского Университета Гольда Ахиезер, профессор Бар-Иланского университета Израиля Дан Шапиро, представители курдской, еврейской, татарской, болгарской, немецкой, украинской, русской общин Азербайджана, представители еврейских организаций республики и Красной Слободы.

 

Конференцию с поздравительным словом открыл глава исполнительной власти Губы Мубариз Агаев. Также с поздравлениями выступили депутаты Вахид Ахмедов, Евда Абрамов, исполняющий обязанности посла Израиля в Азербайджане Ронен Крауз, президент фонда «Стмеги» Герман Захарьяев.

 

Г.Захарьяев в своем выступлении отметил, что сохранение прав этнических меньшинств опирается на международные документы. «В Азербайджане реализация прав этнических меньшинств поддерживается правительством. Обязанностями государства является защита культур и языка этнических меньшинств. Но это должно происходить в рамках уважения к территориальной целостности страны»,- ответил в своем выступлении президент «Стмеги». Он также заметил, что в Азербайджане исторически отсутствовал антисемитизм и этот пример нужно использовать.

 

Об отсутствии в Азербайджане антисемитизма и опыте мультикультурализма говорили в своем выступлении депутаты В.Ахмедов и Е.Абрамов, Анар, Ч. Абдуллаев и др. Анар и Ч.Абдуллаев особо отметили привлечение азербайджанского народа к военным действиям и вынужденное развитие не свойственное нашему народу агрессивности со стороны Армении в результате оккупации наших территорий.

Е.Абрамов предложил создать Координационный центр этнических меньшинств в Азербайджане.

 

На обсуждениях об этнокультурной ситуации в стране, взаимоотношении государства с малочисленными народами и между народами в Азербайджане выступили также главы общественных организаций страны.

 

На второй день участники конференции посетили выставку «Неизвестные страницы истории евреев Азербайджана», организованной в поселке Красная Слобода. На выставке были демонстрированы экспонаты, отражающие жизнь евреев Азербайджана в XIX веке.

 

Как сообщает агентство «Новости-Азербайджан» особое внимание привлекло  прошение, отправленное  в  Санкт-Петербургское управление градоначальника об открытии в городе Баку «Общества для распространения просвещения между евреями в России». В состав его временного комитета входили Владимир Вейншталь, Адольф Гухман и Лейб Бергер.

Гухман — один из известных активистов еврейской общины Баку,  а  семья Вейншталь связана с именем этнографа Ильи Анисимова, автора известного исследования «Кавказские евреи-горцы».

Прошение от 1 июня1911 года, зарегистрировано в Бакинском губернском правлении.   Посетители увидели уникальные документальные материалы, данные  о хозяйственной, культурной, просветительской и революционной деятельности евреев. Работа над поиском этих материалов велась в течение двух лет Рустамом Алескеровым и Сергеем Вайнштейном, благодаря поддержке Фонда СТМЭГИ.

Выставку открыл востоковед, старший научный сотрудник Государственного исторического архива АР Рустам Алескеров. Специальный доклад был подготовлен доктором Ариэльского университета Голдой Ахиезер «Исторические сведения И.Черного о горских и грузинских евреях Кавказа».
Руководитель Центра по изучению еврейских общин Кавказа и Средней Азии Ариэльского университета проф. Реувен Энох  подчеркнул огромное научно-историческое значение экспонированных уникальных документов, которые впервые вводят в научный оборот Рустам Алескеров.

Ответственный редактор серии РФО РАН «Россия-Азербайджан: исторический диалог» доктор философских наук Сергей Вайнштейн отметил, что в течение столетий евреи Азербайджана не были поглощены доминирующей культурой большинства, а  сумели сохранить свою этнокультурную общность и идентичность.

 

 

 

От Великой Китайской стены до Стены Плача теперь рукой подат

Китайская Народная Республика (КНР) представлена в Израиле пятым по величине персонала дипломатическим корпусом. Всего еврейское государство имеет дипломатические отношения со 159 странами мира. И при этом только дипломатические представители Соединенных Штатов, Великобритании, Германии и Индии в количественном отношении превышают число работников посольских и консульских служб КНР в Израиле. Но перечисленные четыре страны считаются ближайшими стратегическими союзниками еврейского государства, к которым Китай не относится. По крайней мере пока.

Почему же именно китайцы самого разного дипломатического и близкого к ним ранга наводнили Страну обетованную? В Поднебесной неожиданно проявился массовый интерес к библейской истории? С чего вдруг? Ведь известно, что в своем большинстве китайцы никак не связаны с авраамическими религиями. Только несколько сотен тысяч китайцев считают себя христианами, примерно столько же мусульманами и буквально единицы, именуемые кафынцами, исповедуют иудаизм. Здесь к месту будет заметить, что за главнокомандующим ВМС Израиля адмиралом Элиэзером Меромом закрепилось прозвище «Китаец». Он и в самом деле похож на китайца, ибо этническим китайцем был его дед, принявший иудаизм. Так неужели китайский дипломатический корпус представлен в таком множестве на Святой земле только для того, чтобы вернуть израильского адмирала в лоно конфуцианства?

РЕЛИГИЯ ЗДЕСЬ НИ ПРИ ЧЕМ

Отношения между Иерусалимом и Пекином нельзя охарактеризовать как особенно теплые или очень холодные. Вполне можно согласиться с авторитетным обозревателем израильской ивритоязычной газеты «Гаарец» Йоси Мельманом, который в статье «Чем занимаются китайские дипломаты в Израиле?», опубликованной на сей раз в англоязычной газете The Jerusalem Post, пишет: «Отношения между нашими странами находятся на разумном уровне, мы умеем договариваться друг с другом – но не более того».

У Иерусалима нет никаких рычагов давления на Пекин. Все попытки израильтян убедить китайцев присоединиться к политике санкций против Тегерана, рвущегося к обладанию ядерным оружием, терпят провал. Хотя в других аспектах израильско-китайские отношения развиваются успешно. Так, торговый оборот между двумя странами, равный 8 млрд. долл., в ближайшие три года возрастет до 10 млрд. Для сравнения: израильско-российский торговый оборот равен только 3 млрд. долл.

Дипломатические отношения между Пекином и Иерусалимом были установлены в 1992 году. Но еще в середине 70-х годов Израиль оказался единственным из развитых в технологическом отношении государств, поставлявшим Китаю передовое вооружение. Посредником в этих торговых сделках был ныне покойный израильско-австрийский бизнесмен Шауль Айзенберг. Именно с его легкой руки такие израильские производители вооружений, как концерны «Авиационная промышленность», «Тадиран» и РАФАЭЛ, смогли заключить с китайцами выгодные контракты на миллиарды долларов. Несомненным «бриллиантом» в этих сделках следует признать проект «Фалкон», под которым подразумевалось установление на транспортных самолетах «Ил-76» российского производства израильской системы раннего предупреждения. После такой переделки бывшее воздушное транспортное средство превращалось в действенную боевую единицу китайских ВВС. Этот же израильский концерн подписал с китайцами и другой контракт, предусматривавший модернизацию ранее приобретенных Пекином летательных аппаратов Harpy («Гарпия»). Однако все сделки расстроили американцы, воспринимавшие уже тогда Китай как страну, стремящуюся стать сверхдержавой, а потому как будущего соперника. Занимавший в те годы президентский пост Билл Клинтон поставил Иерусалиму ультиматум – немедленно отказаться от военных сделок с Пекином. В противном случае Вашингтон отказывался от стратегического сотрудничества с евреями. Ставить на кон отношения с самой мощной державой современного мира Израиль, окруженный отнюдь не друзьями, разумеется, не мог. При этом надо иметь в виду, что военная промышленность еврейского государства в значительной степени использует американские комплектующие детали. Таким образом, Иерусалим из-за давления Вашингтона не только потерял возможность расширять свое присутствие на одном из крупнейших мировых рынков, но и, по сути, продемонстрировал свою несамостоятельность. В качестве компенсациии за сорванную сделку Израиль вынужден был выплатить Китаю более полумиллиарда долларов.

КИТАЙЦЕВ ОТЛИЧАЕТ УПОРСТВО

Неудачи в военной коммерции с израильтянами Поднебесную не обескуражили. В конце концов в Пекине решили использовать еврейское государство как своебразные «ворoта» в мир высоких западных технологий.
«Так зачем же нужно было Китаю, – задает риторический вопрос в указанной выше статье обозреватель Йоси Мельман, – разворачивать такую дипломатическую армию и нанимать так много работников в тель-авивское посольство?» И ведь Пекин наводнил еврейское государство не только профессиональными дипломатами. «Почему китайцы, – продолжает риторически вопрошать Мельман, – представлены в Израиле в таких различных обличьях – политические и образовательные чиновники, научные и военные атташе и офицеры разведки?» «Ответ можно суммировать одним словом, – отвечает на свой же вопрос Мельман, – шпионаж». Израильский обозреватель выражает готовность выразиться и более «осторожно», а потому называет действия китайцев в Израиле «усилиями по сбору и сортировке информации о еврейском государстве с особым вниманием к его современным техническим возможностям». Витиевато, конечно, но понятно, о чем речь.

Неверно думать, что китайский шпионаж развернут только в Израиле. Разведчиков из Поднебесной разоблачили и в Соединенных Штатах, где они пытались стать владельцами секретных характеристик пилотного проекта новейшего многоцелевого самолета F-35 и последних версий ракетной системы Patriot. Сотрудники ШАБАКа (Израильской службы общей безопасности), выполняющей функции контрразведки, обратили внимание на проявленную китайцами особую активность в поиске «ходов» к структурам еврейского государства, имеющим отношение к заключению контрактов с американцами на поставки ЦАХАЛу (Армии обороны Израиля) тех самых самолетов F-35 и противоракетных батарей Patriot. В Австралии китайская агентура смогла проникнуть в компьютерные базы местной разведки и похитить оттуда немаловажные сведения. Осведомленная немецкая газета Frankfuter Allgemaine обращает внимание на «активность в Германии китайских шпионов из Министерства государственной безопасности». Немцы не сомневаются, что «китайцев интересуют в первую очередь научные и технические инновации, а также информация военного характера».

Для получения доступа к западным технологиям Пекин создал особую «программу извлечения информации», предусматривающую использование как легального сотрудничества, так и нелегальных методов». При этом особая роль принадлежит шпионам, имеющим дипломатическое прикрытие.

И тем не менее Пекин категорически отрицает действия своих дипломатов, несовместимые с их статусом. Прав Мельман, когда отмечает, что «в погоне за главной целью – стать крупнейшей военной и экономической сверхдержавой… китайцы готовы воспользоваться любой информацией из любой развитой страны, которая располагает более или менее сложными технологиями».

Израиль притягателен для Поднебесной, ибо, с одной стороны, считается высокотехнологичной державой, а с другой – обладает давними и прочными связями с военно-промышленным комплексом Соединенных Штатов и других западных стран. Агенты ШАБАКа зафиксировали несколько попыток китайских разведчиков завербовать ответстветственных работников израильской военной промышленности и офицеров армии.

ТАЙНА ВОИНСКОЙ ЧАСТИ В ШАНХАЕ

По всей видимости, китайское посольство в Пекине, подобно посольствам некоторых других государств, превратилось в базу для SIGINT (аббревиатура от signal intelligence – разведка электронных источников), иначе говоря, радиотехнического шпионажа внутри еврейского государства. В ШАБАКе предполагают, что суперновейшее оборудование, которым напичкано посольство КНР в Тель-Авиве, на каком-то этапе позволило китайцам проникнуть в израильские коммуникации и дешифровать перехваченные кодированные сообщения.

Один из ведущих израильских специалистов в области космической, кибернетической и технологической безопасности профессор Ицхак Бен-Исраэль, генерал-майор в отставке, автор книг «Диалоги о разведке» (1989) и «Философия разведки» (1990), недавно заявил, что ежедневно еврейское государство подвергается сотням кибератак. Профессор Бен-Исраэль, которого два года назад премьер-министр Биньямин Нетаньяху назначил главой Управления по компьютерной безопасности, по разным причинам не стал уточнять, какие именно силы стоят за этими атаками. Однако источники, непосредственно связанные с ШАБАКом, не сомневаются, что среди хакеров, нападающих на израильские электронные ресурсы, стоит немало сотрудников китайских спецслужб и военных из специальных ведомств.

В этом отношении интересно расследование, проведенное известным журналистом авторитетной итальянской газеты Stampa Маурицио Молинари. Если принять на веру его информацию, то цитаделью китайских хакеров является войсковая часть № 61398, дислоцированная в Шанхае. Причем, по данным Молинари, из этой воинской части китайцы имеют возможность атаковать интерпространство всего мира.

Именно с целью противостояния хакерским атакам (и не только со стороны китайцев) в ШАБАКе было создано два технических подразделения. Одно из них призвано защищать компьютеры и компьютерные сети, содержащие секретную информацию. Например, о ядерном реакторе в городке Димона в пустыне Негев.

Второе подразделение действует традиционными методами «охоты за шпионами». Иначе говоря, ведет слежки, прослушивает телефонные разговоры и проникает в здания представительств. Однако с китайцами проведение подобной работы требует особой подготовки и тщательности. И причину такого подхода понять нетрудно. Йоси Мельман пишет в этой связи: «Проблема борьбы со шпионской деятельностью стран, не являющихся открытыми врагами Израиля, – дело деликатное, особенно если приходится бороться против гордой сверхдержавы».

Активная шпионская деятельность китайцев в Израиле отнюдь не означает, что Пекин чурается официального сотрудничества с израильскими военными и спецслужбами. Периодически армейские делегации обеих стран обмениваются визитами. Сравнительно недавно в Иерусалиме состоялись переговоры генерала Чэнь Биньде, начальника Генштаба китайской армии, с его израильским коллегой генерал-лейтенантом Бени Ганцем. Высокопоставленные военные обсудили организацию в еврейском государстве курсов для подготовки китайского спецназа для подавления террористических исламистских движений в китайской провинции Синьцзян.
В интервью, которое после встречи Чэнь Биньде дал израильским и китайским информационным агентствам, он подчеркнул: «Китайская сторона придает большое значение развитию связей с израильскими военными. Нашей целью является углубление прагматического сотрудничества и взаимовыгодных связей во всех областях».

ОТКУДА У КИТАЙСКИХ ШПИОНОВ «НОГИ РАСТУТ»

Считается, что традиции китайской разведки заложены в классическом трактате «Искусство войны», принадлежащем перу знаменитого стратега Поднебесной Сунь Цзы, жившего, по разным данным, в IV или VI веке до нашей эры. Поразительно, но именно на этот труд ссылается небезызвестный американский разведчик, директор ЦРУ (1953–1961) Аллен Даллес в своем опусе, названном «Искусство разведки», который дважды в сокращенном варианте выходил на русском языке.
«В одной из глав своей книги «Искусство войны», озаглавленной «Использование тайных агентов», – пишет Даллес, – Сунь Цзы излагает основы шпионажа, каким он практиковался китайцами в 400 году до нашей эры и, собственно, в большей степени практикуется и сейчас». По мнению Даллеса, именно Сунь Цзы впервые описал методику шпионажа и дал детальный анализ методов разведки. Трактат «Искусство войны» в разные годы вышел в переводе на английский, немецкий, французский, русский, чешский, японский, вьетнамский и другие языки.
«Сущность войны – обман. Искусный должен изображать неумелость», – учил Сунь Цзы. Несомненно, китайские шпионы прошли отличную школу, начиная с глубокой древности..

Об авторе: Захар Гельман – профессор.
19.07.2013

Иерусалим – Тель-Авив

Источник — НВО
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1374266040

Политика России на Кавказе проста до аксиоматичности

Эксклюзивное интервью редактора английского раздела армянского агентства «Ноян-Тапан» , политолога Арутюна Хачатряна для Международного информационно-аналитического центра «Этноглобус».

— Россия в своей внешней политике особое место уделяет Южному Кавказу. Какую политику России следует преследовать  в данном этапе в регионе?

-Политика России в регионе проста до аксиоматичности: России нужно быть в этом регионе, иначе она рискуют потерять весь Северный Кавказ, а то и больше. Вкратце, речь идет ни больше, ни меньше, как о  сохранении нынешней России. И это не заслуга Армении, что она приобрела здесь важную роль. Как раз это может измениться в любую минуту.

 

-Какую опасность  для безопасности Южного Кавказа составляет события в Сирии?

-Это тот случай, когда говорят: какую бы нитку не тяни… Ведь

сколько  интересов сходятся в этой древней стране Востока – начиная от геополитики Ирана и Турции, кончая интересами армянской общины Сирии. Из чего что может получиться – лучше не гадать…

-Вновь на повестке дня находится вопрос размещения российских ракет дальнего следования на территории Армении.  От чего они должны защитить  Россию и регион?

— Для начала посмотрим, куда они будут направлены, если будут установлены вообще.  Все-таки, речь об интересе России, о ее геополитике.

Как можно расценить тезис выработанный МИД России « использовать серьезный экономический потенциал региона во имя народов , проживающих здесь»?

— В регионе действительно высокий экономический потенциал, который, при умелом использовании позволит хотя бы снизить бедность в регионе. Пока этого нет, каждый из народов региона уповает на какого-нибудь «дядю» вне региона.

-Какими были бы результаты для России и самого региона  переброска политической нестабильности Ближнего Востока  на Южный Кавказ?

-В любом случае стабильность предпочтительнее, даже если речь идет о вражеской территории.  А Россия, как я сказал, не считает себя чужой здесь.

-Можно ли сказать, что Москва в первую очередь заинтересована в политической стабильности в регионе и сохранения, уже имеющихся политических элит у власти? 

-Насчет стабильности я уже сказал выше, что касается элит… Это уже внутренние дела стран региона. Как получится…

Гюльнара  Инандж

Наркоситуация в Узбекистане в 2012 г.

С учётом складывающейся ситуации, в 2012 году основное внимание и усилия Государственной комиссией по контролю за наркотиками Республики Узбекистан, правоохранительных органов, других компетентных министерств/ведомств и организаций республики, а также региональных комиссий по контролю за наркотиками были сконцентрированы на продолжение реализации комплексных мероприятий по выявлению и пресечению незаконного оборота  наркотиков, профилактике распространения наркомании, развитии межведомственного взаимодействия и международного сотрудничества в этой области.

 

Распространённость, модели и тенденции злоупотребления наркотиками

Анализ наркологической ситуации свидетельствует о сохраняющейся положительной динамике основных эпидемиологических показателей по сравнению с 2011 годом. Количество больных наркоманией, состоящих на диспансерном учёте по сравнению с прошлым годом сократилось на 962 и составило 17235.

Продолжалось снижение средне-республиканского показателя первичной заболеваемости наркоманией 4,6 на 100 тыс. населения.

Также, наблюдалось уменьшение числа выявленных и взятых на диспансерный учёт больных наркоманией 417 и составило 1730, при этом у 79,4% лиц диагноз наркомания установлен впервые в жизни.

В поло-возрастной характеристике наркозависимых также отмечались изменения.

В частности уменьшился удельный вес наркозависимых в возрасте 20-39 лет – 63,7% при его нарастании в возрастной группе более 40 лет-36,3%.

В структуре наркоманий продолжалось уменьшение числа зависимых от препаратов опийной группы – 12914 или 74,9% от общего числа состоящих на учёте.

Несмотря на снижение доли зависимых от героина – 66,5%, потребление данного наркотика по-прежнему преобладает среди состоящих на учёте – 11457.

 

Лица, больные наркоманией, по основным видам употребляемых наркотических средств

Уменьшилось абсолютное количество наркозависимых лиц, употребляющих наркотики инъекционным путём 7988 или 46,3% среди общего количества, состоящих на учёте.

Доля инъекционных потребителей героина составила 7370 или 93,3% от общего числа инъекционных потребителей.

В отчётном году количество больных, пролечённых в наркологических учреждениях республики составило – 3727. Практически не изменилась доля больных, пролечённых в стационаре – 69,3% и амбулаторных условиях – 26,3%.

2366  или 91,6%  пролечённых в стационарных условиях больных являлись зависимыми от наркотиков опийной группы.

 

Состояние наркопреступности.

Правоохранительными органами Республики Узбекистан за 2012 год выявлено 8155 наркопреступлений.

Доля преступлений связанных с контрабандой наркотиков в общем количестве зарегистрированных наркопреступлений имела тенденцию к увеличению (на 30%) и составила 676.

 

 

 

 

В 2012 году в республике изъято на 44% меньше наркотических средств, чем в 2011 году, составив 3 тонны 43 кг наркотиков.

 

Изъятия наркотиков в Узбекистане

(кг)

Значительно сократилось изъятие всех видов наркотических средств, при этом изъятие героина сократилось на 58%, а опия на 22 %.

Анализ деятельности правоохранительных органов показывает, что наблюдаемое в 2012 году снижение изъятий наркотических веществ в Узбекистане обусловлено усилиями правоохранительных органов по активизации надёжных заслонов, направленных на пресечение устойчивых каналов контрабанды наркотиков через государственную границу.

Активизация деятельности правоохранительных органов в борьбе с наркотрафиком, а также ужесточение мер погранично-таможенного контроля по периметру государственной границы Республки Узбекистан с Таджикистаном и Афганистаном вынуждают наркодельцов применять всё более изощренные способы контрабанды и транзита.

Так к примеру:

— 6 июля 2012 г. на ДПС посту «Чандир» ромитанского района Бухарской области, в ходе досмотра автомобиля было обнаружено и изъято свыше 34 кг героина. Наркотики были сокрыты в газовом баллоне автомобиля;

—  10 августа 2012г. на постуДПС «Тупаланг»Сариасийского района Сурхандарьинской области была остановлена автомашина, в газовом баллоне которой было обнаружено и изъято 19 кг героина и 29,3 опия;

— 9 октября 2012 г. в г.Карши кашкадарьинской области остановлена автомашина марки «УАЗ», в которой было обнаружено и изъято 22,8 кг героина  и  34 кг опия, сокрытых в газовом баллоне автомобиля

-10 октября 2012г. в самаркандской области задержан гражданин Узбекистана при попытке конрабанды из Таджикистана  20,4 кг опия;

31 августа 2012 г. в Ташкентской области при транспортировке в г.Ташкент на автомобиле, задержан гражданин Узбекистана в  11,7 кг героина и 115 грю гашиша. Наркотики были сокрыты в специально оборудованных тайниках автомобиля.

— в сентябре 2012 г. в результате проведённых мерприятий в Ташкентской области и г.Ташкенте пресечена деятельность наркогруппировки. В результате операции в общей сложности было изъято  3,7 кг героина и  2,9 кг опия;

Продолжают иметь место факты контрабанды наркотических средств со стороны граждан иностранных государств. В 2012 году за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков на территории Республики Узбекистан задержано 136 иностранных граждан. Изъято 109,5 кг наркотических средств, свыше 1900 таблеток психотропных веществ, а также  120  литров прекурсоров. Основную часть задержанных лиц, сотавляют граждане Таджикистана —43, афганистана – 25 и казахстана – 21. Например:

 — 17 марта 2012 г. в ходе оперативных мероприятий в г.Ташкенте задержаны гражданин Узбекистана и гражданин Армении, у которых в тайнике автомашины было обнаружено и изъято  3,1 кг героина и 4,1 кг гашиша;

-23 июля 2012 г. в Термезском районе Сурхандарьинской области при попытке незаконного пересечения государственной границы обходными путями, задержан гражданин Афганистана, у которого было обнаружено и изъято 9,7 кг опия;

 — 28 июля 2012 г. в ташкентской области при попытке контрабанды  4 кг опия и 4 кг гашиша  задержан гражданин Таджикистана;

— 2 ноября 2012 г. при попытке незаконного пересечения государственной границы с целью контрабанды 5,2 кг героина на территории Бекабадского района Ташкентской области, задержан гражданин Таджикистана;

— 27 ноября 2012 г. в Букинском районе Ташкенской области при попытке конрабанды из Таджикистана свыше 1 кг опия и свыше  2 кг гашиша  задержан гражданин Узбекистана и гражданин Таджикистана.

Судебными органами республики в отчетном периоде рассмотрено 3578 уголовных дел, связанных с совершением наркопреступлений. В отношении 4953 лиц применены соответсвующие меры наказания.

 

Профилактика наркомании

Министерства, ведомства и общественные организации продолжали реализацию профилактических мероприятий по ведению здорового образа жизни и предупреждению распространения наркомании среди населения.

За отчётный период врачами-наркологами прочитано 8387 лекций в различных группах населения, проведено  1919 семинаров, осуществлено 599  выходов в средства массовой информации.

На базе Ташкентского городского наркодиспансера проведено 18 обучающих семинаров для  педагогов, 12 для врачей первичного звена, а также 2 семинара для активистов махаллей по вопросам раннего выявления и профилактики потребления психоактивных веществ (ПАВ) у детей и подростков.

Принято решение о реализации в республике в 2013 году проекта УНПООН GLOK01 «Профилактика злоупотребления ПАВ, ВИЧ/СПИДа и преступности среди молодёжи посредством программ обучения навыкам жизни в семье», цель которого – укрепление семьи и связей между родителями и ребёнком, улучшение академической успеваемости и др.

Под эгидой Минвуза с участием Государственного института физкультуры и Научно-практического центра «Семья» реализован проект «Научно — практические»  и методологические вопросы организации в Узбекистане службы психологической помощи», направленный на внедрение социально-психологических и педагогических мер по противодействию деструктивному и антисоциальному влиянию на молодёжь.

На местах с участием хокимиятов, органов здравоохранения, внутренних дел и другими парнёрами проведено более 6 тыс. различных мероприятий, посвящённых пропаганде здорового образа жизни, которыми было охвачено более 1,2 млн. учащейся молодёжи.

          В махалях проведено 10,3 тыс. мероприятий по пропаганде здорового образа жизни и разъяснению негативных последствий наркопотребления с охватом более 1,7 млн. населения, из них 1,1 млн. – молодёжь.

Проводилась активная работа по содействию наркопотребителям в трудоустройстве. Около 5 тыс. лиц данной категории были задействованы в общественных оплачиваемых работах.

Правлением мусульман Узбекистана и Комитетом по делам религии подготовлены тезисы специального пятничного намаза «Наркомания – враг здоровья и духовности человека», которые распространены по всем мечетям.

 

Укрепление потенциала наркологической службы

Продолжалась работа по совершенствованию наркологической службы, её организованного, нормативно-правового и ресурсного обеспечения.

Для приведения материально-технической базы накрологических учреждений отдельных регионов с соответствие с предъявляемыми требованиями возведено новое здание Кокандского городского наркологического диспансера, построено отделение медико-социальной реабилитации на территории Наманганского областного наркодиспансера.

Кроме того, ремонтные работы проведено в отделениях Наманганского и Самаркандского областных диспансеров и СЛПУ в Сурхандарьинской области (г.Шаргун).

Наркологическим диспансерам Андижанской, Бухарской, Джизакской, Кашкадарьинской, Навоийской и Ферганской областей передано диагностическое и лабораторное оборудование.

Всего ассигнования, выделенные на нужды наркологической службы в 2012 году, по сравнению с 2011 годом увеличились в 1,4 раза.

Уделялось внимание подготовке кадров для наркологической службы республики.

Так, на кафедре наркологии Ташкентского института усовершенствования врачей (ТашИУВ) прошли обучение 99 человек: 50 из них завершили первичную специализацию, а 49 прошли подготовку по психотерапии и реабилитации наркологических больных.

Увеличено количество медицинских психологов, работающих в наркологических учреждениях 14 и социальных работников 59.

Для врачей-наркологов, социальных работников наркологических учреждений республикик и медицинских работников ГУИН МВД проведены семинары-тренинги при содействии проектов ОБСЕ – «Содействие в организации контроля за наркотиками, борьбы с их незаконным оборотом и рапространением», УНП ООН-AD/GLI/J71 «Treatnet II – Лчение наркозависимости и её последствий для здоровья», Программы ЕС КАДАП-5 «Трит».

 

Противодействие незаконному обороту наркотиков

В целях выявления и пресечения фактов незаконного культивирования наркосодержащих растений, предупреждения правонарушений связанных с незаконным оборотом наркотиков, а также перекрытия каналов поступления наркотиков в республику из соседних государств, правоохранительными органами с привлечением сил и средств других заинтересованных органов и общественных организаций проведена комплексная широкомасштабная операция «Чёрный мак-2012».

         В операции были задействованы более 10 тыс. сотрудников органов внутренних дел и около 7 тыс. представителей общественности и органов управления на местах.

В целях пресечения контрабандных поступлений и транспортировки наркотиков, вблизи приграничных и горных районов, а также на обходных путях осуществляли свою деятельность 430 передвижных постов и  353  групп заслона.

В результате проведённых организационно-профилактичесих и оперативно-розыскных мероприятий выявлено 1211 фактов незаконного культивирования наркосодержащих растений. Уничтожено незаконного посева общей площадью 1,2 га, из них  500 участков посева опийного мака на площади  0,5 га и  711  участков посева каннабиса на площади  0,7  га.

В ходе операции «Чёрный мак-2012» выявлено  3093 наркопреступлений и изъято 1 ти 279 кг наркотических средств, в том числе: героина — 56 кг, опия —  7 кг,  гашиша — 27 кг, и марихуаны —  871 кг и  кукнара —  318 кг.

По итогам операции, возбуждено  3076  уголовных дел связанных с незаконным оборотом наркотиков.

 

Международное сотрудничество

          Продолжалась работа по обеспечению выполнения Узбекистаном международных обязательств в сфере контроля за наркотиками, борьбы с их незаконным оборотом и распространением наркомании.

Делегация Республики Узбекистан приняла участие в Совещании руководителей компетентных органов государств членов ШОС, наделенных полномочиями по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, а также заседании экспертов по подготовке документов Совещания, организованные в период с 30 марта по 2 апреля 2012 г. в Пекине (КНР).

В плане расширения взаимодействия с партнёрами, принималось участие в организации встреч и переговоров с представителями международных организаций и компетентных органов зарубежных стран.

Актуальные предложения и приоритеты деятельности в международных форматах обсуждены:

— на совместной встрече координатора региональной программы УНП ООН по поддержки усилий по борьбе с наркотиками в Афганистане и соседних странах М.Като с представителями МИД, НИАЦКН,МВД и Генпрокуратуры (25 апреля 2012 г., г. Ташкент);

— в ходе рабочей встречи государств-участников ЦАРИКЦ (14-15 мая 2012г., г. Алматы /РК);

— на координационной встрече в рамках проекта Совета Россия-НАТО по обучению сотрудников правоохранительных органов стран Центральной Азии, Афганистана и Пакистана (26 июня 2012 г., г. Ташкент);

— на заседании старших должностных лиц минситерств иностранных дел и координирующих органов государств-участников проекта ЦАРИКЦ (28 июня 2012г., г.Алматы);

— в третьей встрече регионального руководящего комитета программы КАДАП (11 сентября 2012 г., Ашхабад);

— в очередном заседании Совета национальных координаторов государств-участников ЦАРИКЦ (27 сентября 2012г., Бишкек);

— на семинаре в рамках Региональной программы УНП ООН для Афганистана и соседних стран (27-28 сентября 2012 г., Ашхабад);

— в очередном заседании «подкомитета Узбекистан-ЕС» по юстиции, внутренним делам, правам человека и сопутствующим вопросам» (5-6 ноября 2012 г., Брюссель/Бельгия);

— в региональной конференции по борьбе с наркотиками (12-13 ноября 2012 г.., Исламабад).

В рамках реализации положений международных договоров в части обмена информацией, при финансовом содействии офиса Координатора проектов ОБСЕ в Узбекистане, выпущен и распространен среди заинтересованных министерств и ведомств республики, а также дипломатического корпуса в Ташкенте очередной номер информационного бюллетеня о наркоситуации по Центрально-азиатскому региону за 2011 год.

 

Повышение экспертно-технического потенциала

В плане  укрепления материально-технической базы и кадрового потенциала министерств и ведомств республики, задействованных в области контроля за наркотиками, противодействия наркотрафику и наркомании, а также развития регионального сотрудничества в этой сфере, осуществлялась координация реализации следующих международных проектов:

-«Контроль над прекурсорами в Центральной Азии»»- AD/RER/00/E29;

«обучение личного состава правоохранительных органов стран ЦА и ИРА в сфере борьбы с незаконным оборотоv наркотиков»- XAC/197

Правоохранительные сисетмы по сбору, анализу и обмену оперативной и иной информацией в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков — AD/RER/00/F23»;

— «Интерактивное компьютеризованное обучение в области правоохранительной деятельности по контролю за наркотиками в странах-участниках Меморандума о взаимопонимании (МОВ) по региональному сотрудничеству в области контроля за наркотиками»- AD/RER/00/F60;

-«Создание Центральноазиатского регионального информационного координационного центра — ЦАРИКЦ»AD/RER/H22;

«Борьба с незаконным оборотом афганских опиатов через северный маршрут путём укрепления потенциала основных пограничных пунктов и создания пограничного отделения связи» — ХАС/К22;

Программы Европейского Союза КАДАП-5;

-ОБСЕ «Содействие в  организации контроля за наркотиками, борьбы с незаконным оборотом и распространением».

В рамках указанных проектов проведено 30 обучающих тренингов и курсов, на которых приняло участие 245 представителей министерств и ведомств республики.

В частности обеспечено участие 37 представителей СНБ, МВД и ГТК на 12  учебных курсах, организованных в рамках проекта Россия – НАТО AD/ХАС/197  в Домодедовском центре подготовки ВИПК МВД РФ и на базе Северо-Западного Института повышения квалификации сотрудников ФСКН России в г.Санкт-Птеребург.

Реализованы проектные мероприятия, направленные на оснащение заинтересованных министерств и ведомств республики необходимыми техническими средствами досмотра. В рамках проекта ХАС/К22 для КПП «Ойбек» и «Сариосие» поставлены оборудование СТ-30 для досмотр транспортных средств и контейнеров.

В соответствии с планом реализации проекта AD/RER/00/F23 отделу анализа и обработки информации Национального центра по контролю за наркотиками передано специализированное компьютерное оборудование, оргтехника и информационно-аналитическое программное обеспечение «i2».

ГТК Республики Узбекистан поставлены мобильные и стационарные радиостанции по линии проекта AD/RER/00/Е29 «Контроль над прекурсорами в Центральной Азии».

В рамках проекта «DAMOS»Программы ЕС КАДАП Министерству здравоохранения переданы диагностикумы и расходные материалы для проведения в республике серологического исследования по изучению распространённости и факторов риска вирусного гепатита «С» среди инъекционных потребителей наркотиков.

В соответствии с планом реализации проекта ОБСЕ— «Содействие в борьбе с незаконным оборотом и распространением наркотиков» в городах Самарканд, Бухара, Фергана и Наманган организованы семинары для секретарей городских и районных комиссий по контролю за наркотиками Самаркандской, Кашкадарьинской, Бухарской, Навоийской, Ферганской, Наманганской и Андижанской областей.

 

                          Национальный центр по контролю за наркотиками

при кабинете Министров Республики Узбекистан

 

Запад занял выжидательную позицию по Сирии

Новости-Азербайджан, Роман Темников. Эксклюзивное интервью АМИ «Новости-Азербайджан» с известным американским политологом Александром Муринсоном:

— Какова Ваша оценка произошедшего в Египте военного переворота?

— Свержение Мурси нельзя сводить чисто к военному перевороту. Дело в том, что, помимо армии, в Египте существуют различные политические силы, недовольные правительством «Братьев-мусульман».

В частности, молодежная партия «Тамаруд» («Восстание»), которая еще до переворота собрала 22 миллиона подписей с требованием ухода правительства Мурси. Эта партия объединяет в себе секулярную, либеральную молодежь, в основном с образованием. Они видят Египет более западной страной.

Также есть партия «Фавд» (Новая Партия Представителей). Это более центристская партия, представители которой были в парламенте даже при Мурси.

Помимо них есть копты – арабы-христиане, недовольные правительством Мурси, пытавшимся усилить в стране влияние шариата.

Что самое интересное, даже салафитская партия «Аль-Нур» оказалась в оппозиции к «Братьям-мусульманам», обвиняя их в непоследовательности, в частности, не считая настоящими мусульманами, а какими-то размытыми, с прозападным оттенком.

Но это может быть и политический расчет со стороны партии «Аль-Нур» — войти в альянс с армией и получить доступ к власти. Так как Мурси пытался снизить влияние в обществе не только армии, но и всех оппозиционных сил.

Но армия оказалась самым сильным общественным институтом в Египте, обладающим наибольшим влиянием на египетскую экономику – 40%, и попытки понизить роль армии привели к ее сопротивлению.

Кроме того, армия в Египте, как и в Турции, является оплотом секуляризма, и попытки исламизации Египта также привели к недовольству, особенно среди офицеров.

В этом смысле очень интересно объяснение причин свержения Мурси со стороны Аль-Барадеи. По его словам, Мурси не сделал никаких улучшений в социально-экономической жизни страны, что является ключевым для любой страны. Как он выразился – «Шариат на хлеб не намажешь».

Кстати, возможно из-за этих слов Барадеи не был избран в качестве кандидата на пост премьер-министра Египта после свержения Мурси.

— Насколько Западу было выгодно свержение правительства Мурси?

— Не думаю, что именно США его свергли. Дело в том, что президент США Барак Обама очень активно поддержал избрание Мурси.

А после переворота, США практически никак не среагировали на переворот, восприняв его нормально, ограничившись лишь стандартным заявлением о необходимости соблюдения прав человека в Египте. Также отреагировала и Великобритания.

То есть, Запад в целом занял выжидательную позицию, и здесь США не взяли на себя ведущую роль.

Силы же, все еще поддерживающие Мурси, в своих заявлениях надеются на прямую военную интервенцию извне, естественно, со стороны Запада, для свержения военного режима в Египте.

С другой стороны, Саудовская Аравия, Оман, ОАЭ не осудили военный переворот в Египте. Мало кто прогнозировал, что  когда пало правительство египетского президента Мохамеда Мурси, возглавляемое «Братьями-мусульманами», и по престижу напористой внешней политики Катара был нанесен большой удар.

— Какова реакция на происходящее со стороны соседнего Израиля?

— Израиль не был против правительства Мурси, тем более что Мурси зарекомендовал себя хорошим посредником в ходе недавних столкновений между Израилем и ХАМАС.

Для Израиля главное – стабильность в соседней стране. Израиль беспокоится только из-за возможности начала в Египте гражданской войны между различными соперничающими за власть политическими и религиозными группировками.

Есть вероятность того, что Египет скатится до уровня Сирии.

При этом сильнее всего от падения правительства Мурси проиграл Катар, который вложил 8 миллиардов долларов финансовой помощи в Египет и являлся главным среди стран Персидского залива сторонником правительства г-на Мурси, начав эту поддержку даже до того, как его правительство пришло к власти. Хамас тоже потерял спонсора в виде Мурси, и поэтому группировки ХАМАС в настоящее время начинают проникать в Египет со стороны Синайского полуострова, для нападения на египетские воинские части.

— Как могут события в Египте отразиться на регионе Ближнего Востока?

— По мере того, как в Египте накаляется эта опосредованная «холодная война», деньги ОАЭ и Саудовской Аравии ждут возможности помочь любой временной администрации, чтобы поддержать на плаву египетскую экономику.  «Катар ошибся в Ливии, затем в Сирии, и теперь миллиарды долларов могут пойти прахом в Египте», — говорит один экономист. «Эти деньги предназначались для покупки политического преимущества, но они поставили не на ту лошадь».

Здесь следует отметить, что резче всех на события в Египте отреагировала Турция. В частности, глава МИД Ахмет Давутоглу в Твиттере отметил, что нельзя простить массовое убийство людей в Египте во время молитвы.

Резкая реакция Турции ясна, так как переворот в Египте стал ударом по Турции, ведь в Египте именно военные стали ведущей силой акции по свержению исламского правительства страны.

В Турции  у власти также находятся исламисты, хоть и умеренные, и контролирующие армию. Простые члены правящей в Турции партии очень симпатизировали «Братьям-мусульманам» в Египте.

Тем более что поражение близкой по духу к АКП такой же умеренной исламской партии «Братья-мусульмане» создает прецедент того, что распространение умеренного ислама турецкого образца начинает пробуксовывать.

— Насколько устойчиво положение правящей партии в самой Турции после всех прошедших митингов протеста?

— Все эти митинги разрозненных либеральных и левых сил большого удара по позициям АКП не нанесли. Протестующие, в основном, представляли собой молодежь, безработных, убежденных кемалистов, анархистов, республиканцев, ассоциацию  адвокатов, курдскую партию БДП. Как видно, вся эта коалиция слишком разрозненна.

Тем не менее, протестные электорат, представляющий эти части турецкого народа, недовольного правлением Эрдогана, скажет свое слово на предстоящих в марте муниципальных выборах.

Однако перелома эти голоса внести не смогут, и победа на выборах все равно останется за ныне правящей партией, обладающей огромной поддержкой среди населения страны и хорошо структурированной системой на местах.

Более важным последствием данных протестных митингов для Эрдогана может стать то, что он не получит необходимого количества голосов на референдуме для внесения нужных ему изменений в Конституцию страны, расширяющих его полномочия и введение полупрезидентской системы власти.

На мой взгляд, Эрдоган не наберет нужного количества голосов. Тем более, что экономическая ситуация в Турции ухудшилась в связи с митингами – сократился приток инвестиций, падение курса лиры. Если этот процесс продолжится, то вслед за иностранными инвесторами и турецкие инвесторы начнут вывозить деньги из страны и перестанут поддерживать Эрдогана.

Ухудшение положения Эрдогана в самой Турции чревато тем, что он может покинуть свой пост, пока он еще популярен. Эрдоган не тот человек, который будет держаться за свой пост до тех пор, пока с ним уже никто не будет считаться и его авторитет упадет до нуля.

— Какова Ваша оценка нового президента Ирана?

— Про Рухани известно, что он лично участвовал в Исламской революции в Иране, принимал решение по атаке еврейского общественного центра в Аргентине, когда Хезболла устроила теракт, и погибло много людей.

С другой стороны, Рухани — довольно прагматичный человек, и более опытный политик, в отличие от Ахмадинеджата. Таким образом, на уровне риторики мы все видим смягчение внешнеполитического курса иранского режима.

Но при этом ядерная программа Ирана продолжает развиваться, также усиливается ВМС Ирана, в том числе на Каспии, продолжается поддержка режима Асада.

Для Запада Рухани выгоден, так как выступает с более  умеренной позиции, говорит то, что надо. Дело в том, что иранская дипломатия за многие века своего существования великолепно изучила все сильные и слабые стороны Запада, прекрасно знает, на какие больные места Запада надо давить, как надо разговаривать, чтобы понравится на Западе.

Поэтому, стоит только Ирану смягчить риторику, начать намекать, подмигивать Западу, как западная дипломатия уже на радостях готова организовать пирушку с дискотекой.

Что до Израиля, то ситуация и отношение Израиля к президенту Ирана никак не изменилось, там ждут реальных дел, а не слов.

— Является ли демонстрация военной мощи Ирана на Каспии только демонстрацией?

— Это не просто демонстрация. Дело в том, что Иран старается выстроить хорошие отношения не только с Россией, но и с Китаем – странами, находящимися в оппозиции к США, и пытающимися выстроить некий отдельный политический блок. При этом Иран надеется на роль младшего партнера этих двух стран.

Иран важен для них, так как не только сам обладает энергетическими ресурсами, но и имеет выход на Каспий и обладает определенным влиянием на приграничные с ним прикаспийские страны, также обладает большим влиянием в Ираке и Сирии.

Поэтому, несмотря на мягкие речи Рухани, за ним стоят большие силы, благодаря которым Иран оказывается на переднем крае противостояния с Западом.

Кстати, в этом противостоянии большая роль отводится Азербайджану.

Как следствие, на Азербайджан будет оказываться большое давление со стороны Ирана. Ведь не секрет, что военная демонстрация иранского ВМФ на Каспии направлена не против России, а против Азербайджана. Это слишком явный намек официальному Баку на необходимость отхода от чересчур прозападной ориентации: не быть западным плацдармом на Каспии, не оказывать большую помощь Западу и т.д.

 

Иран начал процесс демократизации

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн информационно аналитического центра «Этноглобус»представитель центра Гумилева в Азербайджане

(Баку-Тегеран-Баку)

Посетив Иран в самом преддверии президентских выборов, еще раз убеждаешься, что в этой стране процессы контролируются и направляются. 
Иранские политтехнологии еще задолго до начала «арабской весны» выяснили, что удержать в оковах беднеющих граждан одной из богатейшей стран мира лозунгами против сионистов и США, в скором времени будет уже невозможно.
Поэтому победа никому не известного Махмуда Ахмединежада на президентских выборах в 2005 и 2009 г. для государства с имперскими традициями было не случайным. М.Ахмединежад приостановил многие реформистские программы своего предшественника Мохаммада Хатеми, демонстрировал иранцам всю «красу» консерватизма во внутренней и внешней политике.
Иранцы, не любят жаловаться, но в беседе с таксистом, студентом, торговцем, паломником…чувствуется протест против бремени экономического кризиса, недовольство политикой властей и желание ее смены. Под санкциями Запада национальная валюта теряет цену, сопровождая за собой инфляцию.
Иранцы хотят общественно-политических изменений, снятия религиозных запретов, которые должны устранить международные санкции и позволить экономическому процветанию страны.
На фоне сложной внешней и внутренней политики, иранские политтехнологи последние годы поэтапно складывали штрихи нового – реформистского, либерального Ирана.

В период правления М.Ахмединежада в коррупции и прочих незаконных деяниях обвинялись многие чиновники и представители духовенства, даже сам Религиозный Лидер Аятоллах Хаменеи.
Прошло более тридцати лет провозглашения в Иране Исламской Республики и отказа от светского образа жизни. После победы Исламской Революции, Иран постепенно перешел к управлению страной шариатскими законами. За эти годы духовенство укрепила свои позиции во всех сферах жизни, и любая попытка, будь она продиктована из вне, или инициирована изнутри, приведет к бесконечной гражданской войне, расколу Ирана.

Следует отметить, что за все эти годы, несмотря на бесконечные угрозы, ни Израиль, ни США не только не пытались вторгнуться в Иран, даже не воспользовались внутренними волнениями, которые охватывали страну по разным причинам. Запад не владеет действенными технологиями проникновения в иранское общественное сознание с целью разрушения государственного строя. Иранцы могут быть недовольны религиозными властями, но каждый из них говорит: «Я против религиозного управления, но я люблю свое государство».
В иранском общественном сознании сильны позиции иранского национализма, нежели Ислама, имперские амбиции, нежели мусульманское братство.
Национальная политика Иранского государства строится на имперской идеологии, как ведущей линии этнопсихологии иранцев. Соответственно коррекция общественно-политической власти и курса политики страны могут происходить с учетом этих факторов.
Иранцы не будут поддерживать действия в ущерб государственным интересам. Запад не смог во всех гранях изучить внутренние социальные и политические ресурсы, не учел специфичность иранского общества, его требования, степень развития этнического и государственного самосознания, возможности манипуляций этничностью, студенчеством и т.д. Тегеранские власти в противовес имеют выработанные технологии предотвращения и манипуляции недовольством разных социальных спектров общества, умеют корректировать, реформировать государственные структуры в соответствии с современными реалиями. (1)
Поэтому, проникший исторической практикой Иран, сам должен произвести свою бархатную революцию. Первым шагом, которого и стало президентство Махмуда Ахмединежеда, который как уже было сказано выше, лишил духовенство неприкасаемости.
Вторым шагом стали парламентские выборы, прошедшие в марте 2012 г., в результате которого 50% мест досталось «Объединенному фронту консерваторов» (ОФК) – союзу умеренно-консервативных политических и религиозных сил, выступающих с позиции сохранения существующей системы управления в стране и проведения реформ, затрагивающих исключительно экономическую и социальную, но не политическую сферы. (2) Заметим, что сразу после парламентских выборов Али Хамнеи переназначил на пост главы Совета по определению целесообразности принимаемых решений бывшего президента Али Акабара Хашеми-Рафсанджани.
Именно с поддержки Рафсанджани и Мохаммада Хатеми реформатор Хасан Рохани одержал победу в президентской гонке. Он в выступлениях, сделанных после своего избрания, повторял высказывания Рафсанджани, говоря о необходимости реформ и прямых контактов с США. Здесь необходимо вернуться назад к правлению М.Ахмединежада и вспомнить, что духовенство называло президента и его окружение «отклоняющимся течением» [сarayâne enherâfi]. Так он был наречен, за то, что якобы проводил политику отклонения духовенства от власти, планировал заменять шариат светскими законами. (3) Но за подобные планы, если действительно они имели место, М.Ахмединежада могли обвинить в разрушении основ Исламского государства, чего не произошло. Правда, парламент неоднократно требовал от президента объяснений по разным причинам. Только после завершения его полномочий в ноябре М.Ахмединежад встанет перед судом за невыполнение распоряжения парламента.
Итак, сейчас на сцену выходит Х.Рохани, который получил поддержку не только М.Хатеми и А.А.Рафсанджани, а также влиятельного человека Ирана – Духовного Лидера Аятоллаха Али Хамнеи. Сейчас иранские политтехнологи руками нового реформиста должны реформировать государственную структуру страны, которая за 30 лет заметно устарела и не соответствует современным требованиям.
Понемногу ослабляться обязательное использование внешних исламских атрибутов, запреты на светскую культуру. Духовенство и светские политики будут параллельно вести политику, разделять общественно-политические и экономические сферы.
Реформист Х. Рохани уже начал выполнять свои обещания. В Иране не будут больше проводить публичную казнь. По трем причинам было принято данное решение: проблема прав человека, международная политика и политика судебной системы Ирана. (4)
Новый президент призвал местное духовенство не вмешиваться в личную жизнь людей… особенно обратил внимание на важность уделять внимание потребностям молодежи, страдающей в настоящее время от безработицы и нехватки возможностей интересно провести свободное время. По мнению главы государства, консерватизм духовенства нередко отталкивает молодых людей от религии, в то время как в идеале они должны относиться к священнослужителям как к родителям. (5)
Духовенство постепенно отойдет в сторону, не будет грубо вмешиваться, и направлять внутреннюю и внешнюю политику государства, но при этом сохранить все свои привилегии. Заметим, что в обращении Х.Рохани, сделанное к духовенству можно проследить эту позицию.
Поддержка кандидатуры Рохани самим Лидером, говорит, о том, что духовенство вынуждено идти на подобную реформу во имя сохранения государственности и стабильности в стране.

Х.Рохани в своей предвыборной кампании для разрешения экономических, культурных, социальных и политических проблем обещал подготовить «Хартию гражданских прав», восстановит экономику страны, урегулирует проблему безработицы и занятости молодежи, повысить зарплаты рабочих на 40% пропорционально росту инфляции, а во внутренней политике выступил за «полифронтальность». «Мы откроем все замки, которые повесили на жизни людей за последние восемь лет». (6) Думается, эти слова нового президента Ирана Х.Рохани и есть подтверждение предлагаемой нами версии.
Французский эксперт по Ирану Бернар Уркад также считает, что новые власти Тегерана изменять свою тактику: «…Стратегия Ирана остается прежней – независимость, исламизм и третий мир, но способ проведения этой политики сильно изменится». (7)
Здесь уместно вспомнит турецкий либеральный, умеренный политический Ислам. В Турции более десяти лет правит происламистская Партия Справедливости и Развития, получающая большинство голосов на выборах. Опросы, проводимые среди иранцев в Азербайджане, в Турции и в Иране, показывают что, люди в своем большинстве хотят жить в светском обществе, но при этом они не отказываются от своих мусульманских корней.
Наблюдения в Иране показали интересную картину – большинство женщин носят не чадру, а прикрывают голову шарфом или косынкой, надевают тунику до колен. На улице можно видеть единично женщин вообще без головного покрытия. (Конечно, им удается скрыться от глаз полиции). В крупном торговом центре «Алмаз» в Мешхеде звучит красивая персидская музыка. Таких примеров можно привести много. Иран постепенно открывается светской культуре, быту.

За 30 лет появилось новое поколение религиозных ученых в современной европейской одежде, всегда чисто выбритыми лицами, владеют иностранными языками, не замкнуты в мусульманских догматах, открыты западным наукам и ученым, толерантны. Современные иранцы – религиозные и не религиозные будут вести Иран на нынешнем этапе истории. Иран сам совершить революцию, дабы этого не сделали другие.
Источники:
1. http://www.1news.az/analytics/20090623020614461.html
2. http://www.mediaforum.az/rus/2012/04/11/%D0%A0%D0%95%D0%97%D0%A3%D0%9B%D0%AC%D0%A2%D0%90%D0%A2%D0%AB-%D0%9F%D0%90%D0%A0%D0%9B%D0%90%D0%9C%D0%95%D0%9D%D0%A2%D0%A1%D0%9A%D0%98%D0%A5-%D0%92%D0%AB%D0%91%D0%9E%D0%A0%D0%9E%D0%92-%D0%92-%D0%98%D0%A0%D0%90%D0%9D%D0%95-%D0%9F%D0%A0%D0%95%D0%97%D0%98%D0%94%D0%95%D0%9D%D0%A2%D0%90-023752606c06.html
3. http://www.inoforum.ru/inostrannaya_pressa/ahmadinezhad_lomayuwij_tabu/
4. http://news.mail.ru/inworld/azerbaijan/politics/13581423/?frommail=1
5. http://iran.ru/news/politics/88638/Prezident_Irana_prizval_duhovenstvo_menshe_vmeshivatsya_v_lichnuyu_zhizn
6.http://iran.ru/news/analytics/88284/Iranskaya_sensaciya_mozhet_oboytis_Rossii_ochen_dorogo
7. там же

Источник – ADA Weekly

США в Азиатско-Тихоокеанском регионе

Американские и азиатские стратеги-мыслители все чаще используют такие термины как «западня» и «отстраненность», указывая на контрастирующие опасения по поводу военных обязательств США в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Проблема западни вызвана американской обеспокоенностью относительно того, что многолетние договоренности в сфере безопасности могут втянуть Соединенные Штаты Америки в китайско-японский, китайско-тайваньский или китайско-филиппинский конфликт.

Опасения по поводу «связывающих руки альянсов» работают и в противоположном направлении. Некоторые японцы опасаются, что их страна может оказаться втянутой в американо-китайскую конфронтацию из-за Тайваня. Южные корейцы не хотят участвовать в японо-китайских столкновениях из-за спорных островов, которые заставят вспомнить про договорные обязательства Вашингтона перед Токио. Даже у лояльной союзницы Австралии есть дурные предчувствия по поводу того, что ей придется пожертвовать своими экономическими отношениями с Китаем ради выполнения своих обязательств в сфере безопасности перед США.

С другой стороны, существует проблема отстраненности. Японские, тайваньские и филиппинские обозреватели опасаются, что почтительное отношение Вашингтона к Китаю может привести к ослаблению американских обязательств в сфере безопасности перед этими странами. Они видят американскую усталость от войн, финансовые трудности этой страны и проблематичную историю ее присутствия в Азии.

Пекин ссылается на обе эти обеспокоенности, чтобы ослабить отношения Америки со странами Азиатско-Тихоокеанского региона в вопросах безопасности. Он сеет сомнения по поводу силы воли и выносливости США, и одновременно с этим создает ощущение неизбежного регионального превосходства Китая. Он обвиняет Вашингтон в том, что США подстрекают своих партнеров к безрассудным поступкам, а затем сам использует оплошности любого партнера, называя их провокационным поведением, втягивающим Соединенные Штаты в конфликт. Посыл Пекина таков: коллективная безопасность на самом деле означает коллективную угрозу безопасности.

Ключевые военные обязательства США – на случай китайского и /или северокорейского нападения на Японию и / или Южную Корею – не вызывают никаких вопросов, однако другие сценарии могут породить сомнения в надежности Вашингтона как партнера по безопасности.

Тайвань

Противостояние по две стороны Тайваньского пролива это самый давний очаг напряженности, грозящий возникновением конфликта между Китаем и США. Без военного пакта от 1954 года, от которого президент Картер отказался в 1979 году, отношения между США и Тайванем в сфере безопасности регулируются законом об отношениях с Тайванем.

Этот закон обязывает Соединенные Штаты поставлять Тайваню оборонительные системы вооружений, а также провозглашает, что любые действия немирного характера по подрыву его статуса «вызовут самую серьезную озабоченность в США». Но в этом законе нет формального обязательства Вашингтона по защите Тайваня. Здесь-то и лежит особая угроза для Тайваня: стратегический просчет со стороны Пекина.

Американские президенты один за другим использовали двусмысленную терминологию администрации Клинтона по страхованию от рисков на случай необходимости защищать Тайвань, заявляя, что «все будет зависеть от обстоятельств». В 2001 году президент Буш недолго поиграл в стратегическую ясность, пообещав «сделать все необходимое» для защиты Тайваня – но встревоженные помощники Китая быстро дезавуировали это заявление. После 11 сентября Китай был объявлен стратегическим партнером в войне с террором, а Тайвань остался раздражителем в китайско-американских отношениях.

В прошлом году одного бывшего высокопоставленного руководителя спросили: будут ли Соединенные Штаты защищать Тайвань в случае китайского нападения. Он ответил: «Им выгодно в это верить». Что, утонченная стратегическая неопределенность превратилась в вопиющую стратегическую застенчивость?

В условиях отсутствия ясных и четких обязательств американцев в вопросах безопасности некоторые тайваньцы выступают за укрепление военного потенциала страны для нанесения ответного удара по Китаю. Другие ратуют за сокращение военных расходов и за заключение политической сделки с Пекином до президентских выборов, которые пройдут на Тайване в 2016 году. Американские официальные лица считают оба варианта труднодостижимыми.

Воспользовавшись политической кашей в американо-тайваньских отношениях, Китай создал оружие воспрещения доступа в интересах сдерживания и недопущения действий США по защите Тайваня. Китайские ударные подводные лодки и противокорабельные баллистические ракеты как раз и стали теми новыми «обстоятельствами», которые породила вашингтонская политика неопределенности и двусмысленности. Эта политика и это оружие вполне могут пройти испытания в «реальном бою», готовиться к которому призвал недавно своих военнослужащих Си Цзиньпин.

Риф Скарборо

В апреле 2012 года китайские разведывательные суда и корабли ВМС Филиппин сошлись в прямом противостоянии из-за спорных рифов в районе промыслового рыболовства в Южно-Китайском море неподалеку от побережья Филиппин. Как и в других региональных морских спорах, Вашингтон не стал занимать ни чью сторону, и выступил за мирное урегулирование проблемы и за свободу судоходства. Он сыграл роль посредника, чтобы стороны могли с достоинством разойтись. Китай и Филиппины согласились отвести корабли, а затем провести переговоры по своим притязаниям. Филиппины условия договоренности выполнили, а вот китайцы своему слову изменили, направив к Скарборо новые корабли и поставив там канатное ограждение, мешающее филиппинским рыбакам заниматься ловом в своих традиционных районах рыбного промысла.

Ни Филиппины, ни Соединенные Штаты не оспорили напрямую дерзкие и демонстративные действия Китая. Однако Манила передала этот вопрос на рассмотрение трибунала ООН по морскому праву. В настоящее время ВМС США и Филиппин проводят в этом районе давно уже запланированные совместные маневры, действуя в соответствии с договором о взаимной обороне.

Острова Сенкаку

После Второй мировой войны Японии было предоставлено административное управление островами Сенкаку, на которые также претендует Китай, называющий эти острова Дяоюйдао. Опять же, Соединенные Штаты не высказывают конкретное мнение о принадлежности островов и о суверенитете над ними, ограничиваясь заявлениями о необходимости мирного урегулирования данной проблемы, дабы она не угрожала свободе судоходства.

Однако здесь есть один существенный момент. В прошлом году госсекретарь Клинтон заявила, что действие американо-японского договора о взаимной обороне распространяется и на острова Сенкаку. Таким образом, ставки для Китая существенно выросли. Некоторые эксперты по американской политике считают, что США зашли слишком далеко со своими обязательствами и рискуют спровоцировать американо-китайский конфликт из-за бесполезной «кучи скал».

Такого рода заявления американских экспертов, пусть и неофициальные, усилили страхи японцев по поводу того, что США бросят их на произвол судьбы. Соответственно, кое-кто в Японии захотел создать на островах военные объекты, что вызвало опасения у американцев по поводу возможного провоцирования Китая. Появились и те, кто начал ратовать за создание японских сил ядерного сдерживания. Эта идея может набрать поддержку после призывов президента Обамы к дальнейшему сокращению американского ядерного арсенала в условиях, когда Северная Корея и Китай продолжают увеличивать собственные арсеналы.

Каждый из партнеров Америки в вопросах безопасности хочет получить от нее обязательства по защите своей страны, однако опасается, что это повлияет на обязательства США перед другими. Понадобится мудрое и непоколебимое лидерство США, чтобы пройти между Сциллой «западни» и Харибдой «отстраненности».

Джозеф Боско в 2005-2006 годах работал в канцелярии министра обороны директором по Китаю. В настоящее время он является членом американо-китайской рабочей группы в Центре за национальный интерес (Center for the National Interest).

Оригинал публикации: Entrapment and Abandonment in Asia

Опубликовано: 08/07/2013

(«The National Interest», США)
Джозеф Боско (Joseph A. Bosco)

Источник — inosmi.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1373394360

Оружие массового поражения сознания

Сафа Керимов, журналист-международник, политолог

 

Деятельность неправительственных организаций (НПО) на территории стран, входивших в состав СССР и близких к ним государств, – интереснейшая тема для политологического исследования. НПО, которые по сути своей должны были стать основой для создания демократических институтов в независимых государствах, мгновенно превратились в инструмент прямого сопротивления действующим властям, а иногда – даже в организатора массовых актов гражданского неповиновения.  В чём причина такого «применения» НПО? В результате чего действия организаций, провозглашающих благие дела, на деле оказываются проводниками воли чужих правительств?

В этом смысле наиболее показателен пример Киргизии. На сегодня на территории  этого государства с населением чуть больше пяти с половиной миллионов граждан действует более 15.000 неправительственных организаций! То есть, по сути, ВСЁ население страны, включая грудных детей и престарелых ветеранов, можно условно разбить на организованные группы по 300-400 человек, которые в любой момент могут исполнить волю тех, кто платит деньги. В результате Киргизия стала не только абсолютным рекордсменом по числу неправительственных организаций, но и по количеству переворотов, которым конца края не видно. Одним словом, вместо демократического общества в стране создана целая система параллельного управления государством.

Конечно, это не имеет ничего общего с демократическими институтами, о которых кричат во весь голос киргизские «оппозиционеры», абсолютно схожие с теми, кто много лет действует в Азербайджане. Причём и в Киргизии «оппозиционеры» — это такие же благополучные «деятели», разъезжающие по странам с критикой действующих властей и обливающих грязью любую инициативу. Машины у них, правда, поскромнее, чем у бакинских «коллег». Но зато точно так же, как и азербайджанские руководители «несогласных», киргизские оппозиционные боссы НИКОГДА не участвуют лично ни в каких актах гражданского неповиновения. А зачем? На площади и на митинги можно посылать молодёжь, чтобы она сражалась с полицией, с государством, попадала в тюрьмы, портила себе жизнь и здоровье…

Наглядно это было показано, когда в своё время бывший президент Киргизии Аскар  Акаев дал «зелёный свет» различным НПО, надеясь развить демократические традиции и хоть как-то обеспечить беднейшую часть населения. В результате в страну хлынул поток различных благотворительных организаций с огромными средствами. Только почему-то средства до народа практически не доходили, а оседали в карманах новой «оппозиции» (как же всё это напоминает Баку!). Как грибы после дождя, в Киргизии тут же появились Общественный фонд «За международную толерантность», «Фонд содействия и поддержки правовых и экономических реформ», «Сеть правозащитников Центральной Азии», «Юристы Ферганской долины без границ», «Ассоциация центров поддержки гражданского общества», «Луч Соломона», «Граждане против коррупции», «Справедливость» и тысячи, тысячи других организаций.

При всём разнообразии, главная и единая для всех этих НПО задача – политика, контроль за правительством в интересах «заказчиков» из-за рубежа. К примеру, неправительственная организация с громким названием «Справедливость» просто собирала информацию, часто компрометирующего характера, для головного офиса ОБСЕ в Бишкеке. Другая организация с не менее «демократическим» названием « Центр по правам человека «Граждане против коррупции» – на деле оказалась элементарным центром по сбору информации. НПО с громким названием «Луч Соломона» под видом осуществления  проекта «Оказание юридической и иной помощи уязвимым слоям населения» просто работало на  фонд «Сорос-Кыргызстан».

Абсолютно идентичная ситуация сегодня в Турции. Хорошо проплачиваемая из-за рубежа оппозиция использовала тему реконструкции города, мгновенно превратив её в тему «политической борьбы с существующим строем». На самом деле, по очевидной иронии, именно площадь Таксим и весь центральный район Стамбула – образец для тех, кто хочет иметь современный красивый город. Но вот уже молодёжь бросается под брандспойты, кидает камни в полицейских, и, как всегда, готова «сражаться»,- только за что?!

Правительство Турции уже объявило, что готово выслушать людей, участвующих в беспорядках. Но оказалось, что общаться-то просто с не кем – беспорядки успешно оплачены и организованы, а те, кто платит, предпочитаю оставаться в тени. «Герои» с хорошими иностранными деньгами на площадь не ходят – для этого есть молодёжь. А для организаторов главное  – чтобы были беспорядки, а ещё лучше – чтобы в ходе беспорядков погибли люди… За всё, как говорится, заплачено. Причём заплачено в фантастических объёмах.

К примеру, в России, где точно также как в Средней Азии, в Азербайджане или в  Турции неправительственные организации все силы отдают наполнению собственного кармана и подрыву государственного строя, только за  четыре месяца после принятия закона о деятельности НПО на счета этих организаций из-за границы поступило 28,3 млрд. рублей. То есть почти $1 млрд.! При этом 855 млн. рублей были переданы «оппозиционерам» через дипломатические представительства. Должно ли это вызывать тревогу в правительстве страны – это, извините, наивный вопрос! Наивно и то, что руководители этих самых неправительственных организаций объясняют, что поступившие средства предназначены «для улучшения демократии». Вообще, кто в России, в Азербайджане или в Киргизии видел, как миллионы долларов, поступающие в неправительственные организации, тратятся на людей, которые и в самом деле нуждаются в финансовой помощи? Никогда этого не было! Быстрее можно найти случаи прямой продажи и спекуляции теми лекарствами, которые поступают в страну в виде безвозмездной помощи из той же Европы, чем пару долларов или евро, переданных на содержание детей в нуждающихся семьях. И из-за этих людей, думающих только о собственных карманах, молодёжь идёт на площади под дубинки и слезоточивый газ… А ими кто «командует»? К примеру, в  Киргизии неправительственные организации при поддержке из-за рубежа уже уверенно прорываются во власть.

К примеру, депутат от фракции «Ата-Мекен» Асия Сасыкбаева – бывший председатель Совета директоров Фонда «Сорос Кыргызстан». Другой депутат «Ата-Мекен» Наталья Никитенко – той же «кровей» — начала менеджером фонда «Junior Achievement Kyrgyzstan», а позднее –  директор общественного фонда «Академия высшего образования TeachEx»,и, как венец карьеры, — депутат. Откуда деньги на собственное продвижение? Да от того же вездесущего Сороса, Немецкого академического инициативного фонда по беженцам имени Альберта Эйнштейна, Датского института по правам человека, TACIS Евросоюза, Норвежского Хельсинского Комитета, DCA (Датская церковная помощь), Демократической Комиссии посольства США в Кыргызстане, Всемирного Банка и прочих  многих организаций, просто переворачивающих в собственных интересах государственное устройство Киргизии.

Интересно, как реагируют власти самих США, когда видят предсказуемую реакцию властей Киргизии, Турции, Азербайджана на деятельность НПО. Крики о защите демократии тут же раздаются со страниц всех известных газет, с экранов телевизоров, в электронных СМИ, в международных организациях. При этом (видимо, из скромности) госдеп почему-то не любит вспоминать, что американский закон о деятельности НПО разработан, принят и действует в США ещё с 1938 года! Причём если в Азербайджане и в России деятельность этих организаций проверяет прокуратура, то в США этим занимается спецслужба в виде Контрразведывательного подразделения по борьбе со шпионажем Министерства юстиции. То есть деятельность политических НПО заранее определена как представляющая прямую угрозу государственному устройству, а при малейших признаках подобной деятельности не будут вызывать на беседу в прокуратуру, а спецназ контрразведки сравняет с землёй и офис, и самих «оппозиционеров»… Вместе с тем, каким бы жёстким не было американское законодательство в отношении неправительственных организаций, занимающихся политическими вопросами, очевидно, что только такая, максимально жёсткая реакция в отношении политических аферистов оправдывает себя. Но при этом те же американские законодатели возражают правительствам других стран, призывая совершенно не вмешиваться в деятельность тех же НПО. То есть, у себя в стране признаём не просто вредными, а смертельно опасными, и уничтожаем на корню. Что касается других стран, — пусть работают, а ещё денег на это будем давать в миллиардах.

Хасану Роухани придется по новой выстраивать отношения с миром

Иннокентий Адясов, член экспертного совета при Комитете по делам СНГ Госдумы РФ – для «Новости-Азербайджан»

Избрание нового президента  Ирана Хасана Роухани, которого принято относить к представителям реформаторского крыла в руководстве страны, сопровождается ожиданием серьезных изменений во внешней политике Тегерана.

Эти ожидаемые изменения диктуются не в последнюю очередь состоянием экономики Ирана — международные санкции ударили по ней весьма больно: резко сократился приток валютной выручки от продажи углеводородов и, как следствие, в стране произошел резкий рост инфляции и потребительских цен.

Хасану Роухани по факту придется по новой выстраивать отношения с внешним миром, и основным посылом нового курса иранского президента, как представляется, будет уход от излишней конфронтационности его предшественника Ахмадинежада.

В политическом, и главное, религиозном руководстве Ирана есть консенсус на проведение нового курса, что позволит Хасану Роухани чувствовать себя более уверенно.

Представляется, что задача номер один для нового иранского президента — ослабить бремя санкций из-за ядерной программы Тегерана.

Тема, безусловно, очень хорошо знакомая  Роухани: он возглавлял иранскую делегацию во время переговоров с «шестеркой» (постоянные члены Совета безопасности ООН и Германия).

Позиция России по ядерной программе Ирана давно известна: Тегеран имеет безусловное право на развитие мирной атомной энергетики (яркий пример тому строительство Россией АЭС в Бушере), при этом Москва поддерживает требование МАГАТЭ о допуске экспертов организации на все иранские ядерные объекты с целью недопущения  работ по обогащению урана для возможного создания ядерного оружия.

Москва, как и Пекин, всегда были против угроз СЩА и Израиля о возможности использования военной силы для приостановки атомной программы Ирана (американские спецслужбы сделали прогноз, что уже к 2014 году  Тегеран сможет произвести одно или несколько ядерных устройств, что в корне изменит баланс сил на Ближнем и Среднем  Востоке).

Гипотетическая военная операция против ядерных объектов Ирана (как представляется, вероятность такой операции за последний год несколько снизилась) имела бы крайне негативные последствия для соседей исламской республики в СНГ, прежде всего для Азербайджана.

Как следствие, официальный Баку полностью поддерживает усилия Москвы по мирному решению ядерной программы Тегерана.

Без участия Ирана невозможно и решение другой проблемы, ставшей угрозой безопасности уже для всего региона Ближнего и Среднего Востока — гражданской  войны в Сирии.

Гражданская война в Сирии, которая длится уже третий год, становится все более интернациональной и может запустить крайне негативные процессы во всем регионе (уже серьезно повысился градус напряженности в соседних с Сирией Ливане и Ираке).

Россия, понимая степень влияния Тегерана на процессы в Сирии и вокруг нее, выступает за приглашение Ирана на планируемую мирную конференцию «Женева-2».

ЕС с определенными оговорками готов поддержать это предложение России в качестве некого политического аванса новому президенту Ирана.

Для США  пока предложение о приглашении Ирана неприемлемо, что весьма негативно сказывается на перспективах проведения «Женевы-2».

В России есть серьезные и во многом оправданные опасения, что волна  насилия и нестабильности из Сирии может прийти  в Содружество. Сотрудничество с Ираном в плане завершения гражданской войны в Сирии — весьма весомый и важный вклад в обеспечении  безопасности на пространстве СНГ, прежде всего на южных границах постсоветского пространства.

Безусловно, Южный Кавказ будет занимать особое место во внешней политике  Хасана Роухани.

Иран, как и Москва, имеет  хорошие отношения, как с Азербайджаном, так и Арменией.
При этом и Москва, и Тегеран исходят  из того, что проблема Нагорного Карабаха должна решаться на основе резолюций СБ ООН, которые подтверждают территориальную целостность Азербайджана и базируются на принципе мирного решения нагорно-карабахской проблемы.

Но явно при новом президенте Иран будет претендовать на большую роль в регионе Южного Кавказа.

Так, МИД Ирана уже выступил с инициативой создания регионального органа по обеспечению безопасности в Закавказье.

За предложением МИД  ИРИ просматриваются две основных цели политики Ирана в регионе: недопущение усиления влияния на Южном Кавказе внерегиональных игроков (прежде всего США) и стремление к росту иранского экономического влияния.

Весьма негативно иранское руководство относится и к возможности смены власти через  механизмы «цветных революций» в регионе, поскольку опасается, что они могут привести, в конечном счете, к дестабилизации ситуации в самом Иране.

По мнению экспертов, особое место в планах экономического продвижения Ирана отводится    Азербайджану. В 2012 году официальный  товарооборот между Баку и Тегераном составил  приблизительно 500 млн долларов (для сравнения  в том же году  товарооборот между Азербайджаном и Турцией превысил четыре миллиарда долларов).

Тегеран заявляет о своем стремлении выйти на уровень одного миллиарда товарооборота с Баку уже в этом году.

Крайне важным в экономических отношениях двух стран станет планируемое на этот год завершение строительства железной дороги Газвин – Решт – Астара. Этот проект позволит  соединить  железные дороги России, Азербайджана и Ирана в  рамках международного транспортного коридора «Север — Юг» (открытие движения в России пока намечено на первую половину 2014 года).

Туркменистан,Афганистан и Таджикистан стоят железнодорожный коридор

Осуществляемый с начала июня проект строительства железнодорожного коридора Туркменистан — Афганистан — Таджикистан (ТАТ) имеет большое значение для стратегических, политических и экономических интересов всех стран — участников проекта, говорится в аналитическом материале института стратегического планирования при министерстве экономики Туркменистана.

В сообщении отмечается, что «в перспективе к проекту могут присоединиться также Китай, Иран и Кыргызстан».

Планируется, что уже к 2015 году новая магистраль ТАТ протяженностью 400 км должна вступить в строй. Причем, туркменскими железнодорожниками будет уложен также и афганский участок дороги.

«Будущая сеть железных дорог не только свяжет между собой страны региона, но и обеспечит им доступ к рынкам более отдаленных государств. Наличие таких путей позволит континентально замкнутым центральноазиатским странам в полной мере реализовать весь свой экономический потенциа», — сказано в информации.

Этот маршрут откроет новый коридор между Центральной Азией и мировыми рынками через морские порты на побережье Индийского океана.
Протяженность его вдвое меньше, чем через Россию к побережью Балтийского моря.

Туркменское ведомство обращает внимание и на то, что вместе с тем, Туркменистан, развивая свою транспортную систему и диверсифицируя ее, стоит перед серьезной конкуренцией со стороны соседних транзитных коридоров.

Перевозки транзитных грузов стали важным источником экспорта услуг, валютных поступлений в бюджет, создания дополнительных рабочих мест. Будущие перспективы во многом связаны с правильной адаптацией сети железных дорог и их служб к возможностям новых транзитных и экспортно-импортных грузопотоков. При этом особое значение приобретает создание транспортных коридоров, осуществляющих интермодальные перевозки.

Ускорение процессов глобализации и интеграции выдвигает качественно новые требования к Туркменистану, как сформировавшемуся транзитному государству.

В частности, требуется комплексная проработка вопросов развития транзита, обеспечивающего сквозной тариф, скорость доставки, сохранность грузов, информационную поддержку и отсутствие административных барьеров со стороны пограничных и таможенных служб.

Атамурат-Имамназар (туркменский участок проекта ТАТ) станет седьмым по счету железнодорожным соединением Туркменистана с соседними странами. По завершении строительства линии Север-Юг до границы с Ираном, это будет восьмой железнодорожный переезд Туркменистана в соседние страны (два переезда на границе с Ираном, один — на границе с Казахстаном, два — с Афганистаном и три — с Узбекистаном).

«Такое распространение соединений означает, что наша страна всячески стремится расширить возможности железнодорожного транзита в регионе. Отсутствие задержки в перевозке грузов позволяет снизить затраты потребителей, а это непосредственно несет в себе будущие экономические выгоды для всех»,- пишут туркменские эксперты.

Менее чем за два года, когда будут введены в эксплуатацию железнодорожные линии Север-Юг (в реализации которого участвуют Туркменистан, Иран и Казахстан) и ТАТ, глобальная картина движения грузов резко изменится, затронув постоянные торговые потоки. На пике своего развития эти две железнодорожные линии позволят транспортировать в возвратно-поступательных направлениях около 25 миллионов тонн грузов в год через Евразийский континент из Китая до центра Европы, из Афганистана в Россию и далее.

В материале туркменского института говорится, что страны Южной Азии могут сократить на восемь дней время транспортировки, а стоимость контейнеров на 500 долл. США, если Пакистан и Индия оптимизируют свои системы, с тем чтобы извлечь выгоду из растущей сети железных дорог Центральной Азии.

trend.az

Мощнейший кризис легитимности в Египте

Не совсем переворот, но очень похоже

Начиная давать интервью журналисту на тему протестов 30 июня, я сказал ему: «Вы понимаете, что к тому времени как мы закончим, половина этого материала может оказаться неактуальной и устаревшей?» Оказалось, я был прав — потому что как раз в тот момент египетский министр обороны генерал ас-Сиси выступил с ультиматумом. Официальный текст документа был четким и ясным: все стороны в Египте должны урегулировать свои разногласия и откликнуться на «волю народа» в течение 48 часов. Спустя несколько минут я получил сообщение от одного высокопоставленного члена «Братьев-мусульман». Оно было очень короткое: «У нас переворот». Не совсем, но в итоге он может оказаться прав.

Некоторые в шутку называют Египет единственной страной, где о переворотах объявляют заранее. Но настоящую шутку судьба сыграла над теми, кто думал, что «Братья-мусульмане» в августе прошлого года надежно нейтрализовали вооруженные силы. В столицах западных стран и в кругах египетской интеллигенции многие полагали, что избранному на пост президента Мухаммеду Мурси удалось потеснить фельдмаршала Тантави и забрать у него из рук штурвал, назначив министром обороны «лояльного» генерала Сиси. Подозрения в отношении привязанностей Сиси были настолько велики, что многие считали его «тайным братом-мусульманином», видя в сообщениях о его религиозном консерватизме признаки исламизма. Да и внутри лагеря Мурси многие находились под сильным впечатлением от того, как президент сумел «отмахнуться» от военных.

Читайте также: Мощнейший кризис легитимности в Египте

В действительности все они ошибались. Египетская армия никогда не была и не является идеологическим институтом. Ее главная задача и цель – сохранение собственной независимости по отношению к остальным органам государства, а также обеспечение стабильности в Египте, без которой она может оказаться втянутой в хаос, и ей придется управлять десятками миллионов египтян. Именно это соображение стояло за ее действиями по смещению Хосни Мубарака в 2011 году, потому что его присутствие во власти армия воспринимала как препятствие для поддержания стабильности. Именно оно стояло за ее самовоссозданием и преобразованиями в 2012 году, когда Тантави ушел в отставку, а армия отошла от управления Египтом. Сегодня она продолжает действовать в прежнем ключе. Военные очень сильно надеялись, что Мурси докажет свою способность руководить Египтом, и ей не придется снова решать непростые проблемы управления страной из-за его провалов и неудач. Сегодняшнее заявление военных можно кратко резюмировать следующим образом: «Мы в этой неразберихе не занимали ни чью сторону, придерживаясь только своей линии, и мы недовольны тем, что вы (политическая элита) не сумели сами разобраться и навести порядок».

Это понятно. Но все равно, неясностей остается множество. Почему, например, приостановили переворот? Как отреагируют на ультиматум «Братья-мусульмане»? Что в этой ситуации может сделать Мурси? Какие шаги предпримет далее оппозиция?

Военные очень не хотят принимать меры, которые приведут к простому повтору событий последних двух с половиной лет. Поэтому их заявление не следует воспринимать как демонстрацию силы – в силе военных не следовало сомневаться никогда. Это признак того, что их первоначальный план потерпел обидную неудачу. Когда Тантави взял власть из рук Мубарака, его задача состояла в том, чтобы запустить меры переходного периода, сохранив в целости и сохранности статус армии, ее положение и выгодный для нее порядок. 1 июля этот переход закончился и начался другой — потому что первый переходный период провалился.

Также по теме: Египет — революция и общественная борьба

Прошло почти три года, и военным приходится вновь возвращаться в египетскую политику. По всей видимости, этот период был призван дать военным возможность изучить самые разные варианты взаимоотношений с «Братьями-мусульманами» и с различными политическими силами. Открытый военный переворот не привел бы армию к успеху. Напротив, это довольно рискованный сценарий, а военные хотят свести все риски к минимуму.

Эти риски связаны с возможной реакцией «Братьев-мусульман». Вполне предсказуемо главная политическая партия салафитов («Хизб ан-Нур»)осталась в стороне от политической драки, а сейчас выступает в поддержку призыва военных считаться с «требованиями народа». Однако значительная часть населения (от 15 до 20 процентов) по-прежнему держится за Мурси. Сегодня ряды сторонников Мурси состоят в основном из бескомпромиссных членов мусульманского братства, считающих вмешательство военных попыткой возродить репрессии Мубарака против «Братьев-мусульман» — или того хуже. Но повторение алжирского сценария в Египте маловероятно, поскольку до раскола стране еще очень далеко. Однако насилие со стороны организации, испытывающей давление, а также поддержка со стороны ее немногочисленных, но верных сторонников – это вещь вполне возможная, и исключать такое развитие событий никак нельзя.

Оптимальный сценарий для военных состоит в следующем. Мурси сохраняет пост президента, успокаивая тем самым готовых к насилию исламистов, но вынужденно идет на некоторые уступки, благодаря которым удастся успокоить митингующих на улицах. На прошлой неделе таких уступок могло быть довольно мало, и они были бы весьма простыми. Но чем больше уходит времени, тем более серьезными должны быть эти уступки. На этой неделе Мурси мог объявить досрочные выборы и остаться у власти вплоть до даты их проведения. Но сейчас он может столкнуться с необходимостью сформировать кабинет, который, по сути дела, оставит его без власти. Сейчас это для него лучший вариант, однако нет никаких гарантий, что протестующие на улицах согласятся сейчас даже на него.

Читайте также: Египтяне теряют доверие к президенту Мурси

В этой драме источником энергии являются именно протестующие. Но они также являются тем элементом, который можно использовать к собственной выгоде, и которым можно злоупотреблять. В целом они не подчиняются раздробленному руководству оппозиции и не испытывают к нему никаких чувств преданности, и поэтому договариваться с ними будет очень трудно.

Однако это оппозиционное руководство в предстоящие дни все же может повлиять на развитие событий. Если военные исполнят свою завуалированную угрозу и осуществят переворот, им потребуется гражданское политическое прикрытие. Лидеры организованной политической оппозиции в последние дни и даже недели не делают тайны из своей готовности к сотрудничеству с военными в целях оказания давления на президента. Возможно, сейчас они получат свой шанс.

Есть один момент, который многие не замечают: первые революционеры 2011 года. Этот революционный лагерь, который в 2011 году боролся с Мубараком, в 2012 году с военными, а в 2013-м с Мурси, по-прежнему существует в зарождающемся гражданском обществе Египта. Несмотря на участие в протестах против Мурси, политические активисты, организаторы из гражданского общества, правозащитники и журналисты разочарованы ультиматумом военных, поскольку опасаются возрождения военного правления. Похоже, что эти революционеры полны решимости продолжать свою начавшуюся 25 января 2011 года революцию, кто бы ни находился на посту президента.

Доктор Х. А. Хельер — научный сотрудник проекта по взаимоотношениям США и исламского мира, проводимого Институтом Брукингса (Brookings Institution), специалист по арабским делам и по взаимоотношениям Запада с мусульманским миром.

Оригинал публикации: Not quite a coup, but pretty much

01/07/2013

(«Foreign Policy», США)

Источник — inosmi.ru
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1372789680

В Таджикистане и Узбекистане царит патриархальный национализм

Д.Дагиев: «В Таджикистане и Узбекистане царит патриархальный национализм»
В Лондоне опубликовано исследование таджикского ученого под названием «Переходный режим в Центральной Азии: Государственность, национализм и политические перемены в Таджикистане и Узбекистане».

29.06.2013

Об этом радио Озоди сообщил автор исследования, 40-летний ученый из Таджикистана Дагихудо Дагиев. Доктор политических наук, занимающийся глубокими исследованиями по вопросам Ислама в Центральной Азии и политического устройства региона после распада СССР, считает, что не религия, а национализм в Таджикистане и Узбекистане стали главной идеологической стратегией властей этих стран.

— Национализм заполнил пустующую после распада коммунистического строя идеологическую нишу в этих странах, — говорит ученый в беседе с Озоди из Лондона. – Однако формы национализма, пропагандирющие правительствами этих стран, немного отличаются друг от друга, отталкиваясь от историко-этнических особенностей этих народов.

В результате, говорит он, в Таджикистане и Узбекистане создались условия, где-то схожие, и в корне отличающиеся друг от друга. В качестве общностей он называет движение властей к установлению авторитарного режима и попытки снизить уровень влияния Ислама на общественно-политическом уровне. А в качесте принципиальных различий, Дагиев называет формы идеологии национализма, существующие в каждой из стран. В Таджикистане, уверен он, всегда будут помнить о так называемом топорном разделении 1920-х годов, вследствие чего главные культурно-исторические центры таджиков – Самарканд

Д.Дагиев вместе с супругой Наргисx
Д.Дагиев вместе с супругой Наргис
и Бухара, а также другие территории, населенные раньше таджиками, перешли Узбекистану. Именно поэтому, по его словам, еще долгое время вТаджикистане не сможет быть полноценно реализована идея национального единства, подразумевающего объединение всех таджиков вокруг важного политико-географического центра, которыми некогда служили Самарканд и Бухара.

Попытки объединить всех таджиков мира под лозунгами «единения таджиков», сделанные действующими властями Таджикистана, в корне отличают националистическую идеологию, которую пропагандируют власти Узбекистана, считает ученый. В Узбекистане, находящемся в более выгодном историко-политическом положении, стратегия властей всегда будет направлена на защиту территориальной целостности в рамках существующих границ. Дагиев уверен, что попытки Ташкента не допустить территориальные претензии таджиков на главные исторические центры, шанс на который появился сразу после распада СССР, стали одной из причин вовлечения Узбекистана в вооруженные события 1990-х годов в соседнем Таджикистане. В своем исследовании он, в частности, пишет:

«После распада СССР, политические элиты Таджикистана и Узбекистана разработали своеобразные формы национализма, которые я бы назвал патриархальным национализмом. Это понятие превращает национализм в официальную идеологию властей этих стран, во главе которых стоит основатель некоего современного государства, или отец нации. В результате, влияние этой личности главенствует над правительством и всей структурой власти. Мгновенной реакцией на защиту интересов независимости стало то, что националистические слоганы стали превалировать над всем и глава режима был представлен в качестве национального героя. Такая форма власти и форма правления стали полностью зависимы от власти одного человека. Именно поэтому, в переходный период, национализм, в качестве идеологического инструмента, стал близок к понятию лидера, единственного спасителя нации и государства», пишет он (Dagikhudo Dagiev, «Regime Transition in Central Asia: Stateness, Nationalism and Political Change in Tajikistan and Uzbekistan»).

Вместе с тем, автор уверен, что такая форма правления не могла стать успешной, в силу того, что не упиралась в историко-национальные корни.

— Для Таджикистана важно прийти к национальному единству, однако эта идея не может преследовать цели ради удовлетворения интересов лишь одного режима. У этого процесса должны быть прочные естественные и исторические основы. К сожалению, в той географической форме, которой существует нынешний Таджикистан, добиться реального национального единства не получится. Ведь огромные таджикские общины продолжают находиться за пределами Таджикистана – на территории Узбекистана, Китая, Афганистана и других стран.

Исследование, посвященное проблемам национализма и государственности в Таджикистане и Узбекистане, будет выставлено на продажу в Интернете уже осенью этого года.

Об авторе:

Дагихудо Дагиев родился в 1973 году в селе Егед Дарвазского района ГБАО. Восьмой ребенок в семье мастера и дизайнера Мухмадкадама Дагиева и Маджлис Наврузовой, закончил факультет таджикской филологии Хорогского университета в 1999 году. В тот же год примкнул к программе Khorog English Program, позволившей ему выучить английский язык и участвовать в программе SOAS. При поддержке общества Исмаилитов, закончил магистратуру факультета философии Оксфордского университета (Британия). Защитил докторскую диссертацию на тему «Демократизация в бывших советских республиках Центральной Азии» в Университете Лондонского колледжа. Постоянно проживает в Лондоне. Женат, воспитывают двух дочерей.

Источник — rus.ozodi.org
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1372830060

Чем заплатит Киргизия за Манас

Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев подписал закон о денонсации договора об аренде авиабазы «Манас» США. Менее недели назад аналогичное решение принял национальный парламент Жогорку Кенеш.

Примечательно, что в день, когда парламент Киргизии принимал решение о денонсации, в Бишкек прилетал целый Дональд Рамсфельд, который проводил частные консультации за городом.

Итак, формальные процедуры по выдворению исполнены — США обязаны подчиниться решению и покинуть авиабазу «Манас». Это если мыслить в рамках правового поля. Но сомневаюсь, что американцы молча согласятся оставить столь привлекательный авиаобъект. Особенно накануне вывода войск из Афганистана, который запланирован на 2014 год.

Следовательно, дальнейшие действия США в регионе будут носить неправовой характер. Стратегия для потенциального сохранения базы может быть только одна — нестабильность в республике, на фоне которой присутствие/отсутствие войск США уже не имеет никакого значения. Очевидно, что в случае реализации неправового сценария киргизские власти самостоятельно просто не справятся с ситуацией. И тогда это станет делом не только Киргизии, но и союзников.

На самом деле сценариев неправового сохранения авиабазы не так уж и много.

Правовой нигилизм

Учитывая, что Киргизия суверенное государство, не связанное никакими военно-политическими обязательствами, кроме членства в ОДКБ (которое на сегодня не является военно-политическим союзом в полном смысле этого слова), то США могут просто не выполнять решение о денонсации.

По схожей схеме Штаты сохраняют за собой Гуантанамо на Кубе, несмотря на то что кубинская сторона отказывается принимать арендную плату и неоднократно делала попытки денонсировать договор от 1934 года.

Сценарий сам по себе маловероятный и, скорее всего, будет реализовываться одновременно с другими, более жесткими.

Социально-политический конфликт по линии «Север — Юг»
Внутренняя угроза Киргизии кроется в слабой интеграции между регионами. Фактически Юг оторван от Севера, где расположена столица. За 20 лет национального развития контраст в социально-экономическом развитии между регионами увеличился, а отдаленные элиты Юга рассматривают территории как собственные вотчины.

Дополнительно ситуация усугублена тем, что Киргизия — парламентская республика со склонностью к родовой политике. Соответственно, центральная власть, хочет она этого или нет, вынуждена балансировать между интересами элитарных групп.

Также не надо забывать, что именно на Юге находится ресурсная, электоральная и организационная база изгнанного президента Бакиева, который живет заложником в Минске. И если фактор самого Бакиева не стоит переоценивать, то элиты Юга, которые были отстранены от власти после его изгнания, прямо заинтересованы в реванше.

Провокация политического конфликта по оси «Север — Юг» — наиболее перспективный для США и неприятный для Киргизии сценарий.

Как мы могли видеть менее месяца назад на примере Кумтора, социально-экономическая ситуация в республике такова, что спровоцировать бунт не так уж сложно. А в ситуации регионально-географического раскола элит — и того проще.

Межэтнические конфликты

Второй зоной риска являются этнические анклавы на территории Киргизии таджиков и узбеков. Анклавы являются юрисдикцией Таджикистана и Узбекистана, но доступ к ним осуществляется по территории Киргизии. Учитывая, мягко говоря, недружественную политику Ташкента по отношению к Бишкеку, взрывоопасность анклавов не стоит недооценивать. К тому же в начале этого года мы наблюдали обострение как раз вокруг анклава Сох. Учитывая, что у Таджикистана открытая граница с Афганистаном, таджикские анклавы в Киргизии стоит рассматривать как потенциальные источники экспорта хаоса.

Большой Афганистан: Таджикистан + Узбекистан + Киргизия
В целом же сценарий сохранения «Манаса» за США будет строиться внутри стратегии вывода войск из Афганистана. Сейчас уже можно предположить, что конечной целью вывода войск США и союзников является возобновление гражданской войны в Афганистане.

Понятно, что никакой Карзай никакую власть не удержит, по крайней мере, на всей территории. Соответственно, в афганскую историю начнут втягиваться все сопредельные государства. В зоне первостепенного риска находятся Таджикистан и Узбекистан, которые непосредственно граничат с Афганистаном. В условиях реализации проекта «Большой Афганистан», куда по задумке должны войти Ташкент и Душанбе, Киргизия, а в особенности ее оторванный Юг, оказываются в зоне прямого риска.

При всей необходимости денонсации соглашения об аренде авиабазы «Манас» это решение открыло для США необходимость бороться за сохранение плацдарма неправовыми методами. То, что мы видели в анклаве Сох в начале года, на руднике Кумтор и на перекрытой трассе Ош-Бишкек, стоит рассматривать как репетицию дестабилизации Киргизии.

Слишком много региональных игроков как внутри, так и вне республики заинтересованы в дестабилизации. Для разворачивания полномасштабных действий не хватало заинтересованности главного актора, которая появилась после денонсации соглашения по «Манасу».

Однако в нашем случае стабильность Киргизии является исключительно союзным делом. Потому что от судьбы интеграции республики будет зависеть интеграционная привлекательность Таможенного и Евразийского союзов. Именно от того, как союзники будут помогать Киргизии справляться с вызовами по описанным сценариям, будет зависеть и жизнеспособность будущего Евразийского союза.

«Никакой иной интеграции, кроме евразийской, для нас не существует. Это уже понимают в Москве, Минске и Астане. Значит, ядро нового Союза сформировано»

27 июня 2013

Семен Уралов Шеф-редактор проекта «Однако. Евразия». Родился в 1979 году в Новосибирске. Учился во Львовском университете на русском отделении филологического факультета, который закончил в 2001 году. С 1998 года участвует в политических, предвыборных и корпоративных проектах. Работал в Западной и Восточной Сибири, Южной Осетии, Киеве, Удмуртии, Одессе, Республике Коми, Санкт-Петербурге, Харькове, Приднестровье и остальной Евразии. Сфера интересов: Евразийская интеграция; реальная политика; шоу-политика; цветные революции; политические технологии.

Источник — odnako.org
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1372482960